Психология масс: Психология масс — Психологос

Содержание

Уроки психологии масс для Навального

Одним из лучших способов понять, что происходило на каком-либо мероприятии, является метод включенного наблюдения, поэтому вчера я отправился на площадь Пролетарской диктатуры в Санкт-Петербурге, где проходила «Забастовка избирателей». И надо сказать, что эта акция была одной из самых неорганизованных на моей памяти.

Не было никакой работы с пришедшими людьми, организаторы не понимали, что им делать, и как убедить участников действовать слаженно. На фоне того, что самих митингующих оказалось не так много, все походило на хаотичную прогулку дезорганизованной группы лиц с символикой Навального. Складывалось впечатление, что у организаторов нет никакой спланированной программы действий. Все прошло скучно, пресно и уныло. И все это при том, что принципы работы с массами описаны уже 150 лет назад и уточнены множеством современных авторов: социологов, психологов и политологов. Но в команде Навального, наверное, об этом не знают.

Простые основы

Сейчас труды Гюстава Лебона, конечно, выглядят устаревшими. Но уже в конце 19 века он сформулировал базовые закономерности поведения масс. После Лебона было множество других авторов, уточнявших и дополнявших его положения, а психология масс стала одним из важных направлений в науке. В самом начале авторы этого направления не углублялись в теорию, поэтому работы больше походили на инструкции по применению: «Бери и действуй». Однако в более поздних публикациях можно найти и экспериментальные подтверждения выводов, сформулированных классиками теории психологии масс, и их теоретическое обоснование.

Особенности массового поведения и подчинения авторитету в середине 20 века раскрыл Стэнли Милгрэм, который является автором знаменитого эксперимента, продемонстрировавшего, как поведение людей под воздействием определенных факторов зачастую противоречит здравому смыслу.

В конце 20 — начале 21 века в теории появились новые уточнения. Например, сторонники диспозиционной теории подвергали сомнению изначальную агрессивность и преступность толпы, о которой писал Тард. Затем Рейхер и Поттер сделали важное уточнение, что сама масса может состоять из разных людей и быть как из «своих» (ин-группы), так и из «чужих» (аут-группы), структура толпы также влияет на ее поведение. Друри и Рейхер в начале 21 века уточнили процесс возникновения конфликтов в межгрупповых отношениях. Авторы доказали, что они возникают не стихийно, как считал, например, Лебон.

Ответы о том, как нужно взаимодействовать с людьми на массовых мероприятиях лежат на поверхности. Можно обратиться к классикам психологии, можно почитать современных авторов. В конце концов, есть уйма книг по тому, как выступать на публичных мероприятиях, удерживать внимание публики и так далее. Базовые свойства толпы известны и понятны: анонимность участников толпы, быстрое распространение общего настроения, повышенная внушаемость, предрасположенность к противоправным действиям в силу чувства персонально отстранённости от происходящего. На основе этих базовых свойств выстраиваются и технологии работы с толпой, которые организаторами митингов полностью игнорировались.

Отсутствие критического мышления. У участников массовых акций серьезно снижаются способности к рефлексии. Собрав толпу из прекрасных и высокоинтеллектуальных индивидуальностей, мы получим примерно такую же по свойствам массу, как если бы мы собрали толпу из необразованных людей. Личные качества индивида в толпе практически прекращают оказывать влияние на поведение. Это значит, что на массовых акциях не нужны какие-то особенные лозунги для разных участников, не нужны особые аргументы для разных групп. У каждого индивида в толпе снижается способность критически мыслить, а это значит, что масса значительно больше подвержена дезинформации и эмоциональным реакциям.

Импульсивность. Агрессия, гнев и стремление к разрушению — это одни из базовых эмоций толпы, поэтому и весь формат политической акции «против чего-то» должен базироваться на этих началах, но ничего подобного на акции в Санкт-Петербурге не было. Не было практически никаких эмоций. Люди тихо шли по улицам города и примерно раз в 10-15 минут будто вспоминали, что они сейчас принимают участие в шествии, поэтому нужно выкрикнуть: «Путин — вор!» или «Навальный — наш президент». Отсутствие эмоций и драматургии в последних акциях Навального — одна из главных проблем.

Простые сигналы. Толпа мыслит образами и ассоциациями. Ей не нужны занудные выступления спикеров. Толпе нужны короткие и емкие лозунги, которых у организаторов акций практически не оказалось. Два-три слогана, которые к тому же не имеют явной эмоциональной окраски — следствие слабой подготовки. То, что лозунги работают по-разному подтвердилось и экспериментальным методом на самой акции. В одной из групп протестующих инициаторы начинали кричать «Бойкот!». Просто одно слово, ничего больше. Толпа проскандировала «Бойкот!» несколько раз и успокоилась. Когда я попал уже в другую группу протестующих (свернул на параллельную улицу), в которой более сообразительные активисты добавили лозунгу эмоциональную окраску: «Мы — не скот, только бойкот!», реакция толпы была значительно более живой и длительной. К сожалению для организаторов, инициативных участников у акций было лишком мало — и это следующая проблема.

Инициативное ядро. Для того, чтобы побудить топу к активным действиям не нужно убеждать каждого в отдельности. Достаточно, чтобы малая группа начала что-то делать, чтобы другие участники акции восприняли их действия как норму (сами действия могут быть и противоправными). В Москве было достаточно пары школьников, залезших на фонарный столб, чтобы их примеру последовали другие. Из толпы в 4-5 тысяч человек, которая собралась на акции протеста 7 октября в Санкт-Петербурге, достаточно было 50-100 участникам выйти на проезжую часть, чтобы затем вся масса полностью перекрыла улицу Пестеля и Литейный проспект. Инициативного ядра на акциях Навального нет, либо оно не готово к радикальным действиям, поэтому акции пока проходят без обострения ситуации. Другая важная фигура на митингах — это лидер, который у протеста есть только в Москве, но и его чаще всего задерживают в самом начале мероприятия.

Вождь толпы. Классики психологии масс отмечали важность роли лидера массы, который на определенный период времени становится ее «вождем». Масса реагирует на призывы и указания своего лидера, поэтому у любой успешной политической акции должен быть главный. Сам Навальный довольно неплохо справляется с этой функцией. Однако из-за его стремления подчинить все себе, внутри его движения практически нет других ярких лидеров, которые бы могли либо подхватить толпу, если самого Навального арестовали, либо вести акции в других городах. Если толпа без лидера оказалась на митинге, то людям в скором времени становится скучно, и они просто расходятся. Если же толпа без лидера оказалась на шествии, то она разбредется по всему городу, как это и произошло на вчерашней акции в Санкт-Петербурге.

У акций протеста Навального много объективных проблем: зима и плохая погода, неудачный выбор тематики, который отрезал часть протестующих, неудачный выбор мест в некоторых городах и другие причины. Они влияют на количество участников. Но есть и субъективные проблемы, которые заключаются в качестве организации и выстраивании мероприятий. Все вышеописанные правила работы на массовых мероприятиях не соблюдаются, поэтому митинги превращаются в нечто скучное и неинтересное. Даже 1-2 тысячи активных участников могли бы привлечь куда больше внимания окружающих, чем это было вчера. Но в команде Навального нет людей, способных организовывать мероприятия подобного плана.

Михаил Карягин, политолог

Психология масс

В ходе предыдущих уроков мы достаточно много узнали о приемах массовых коммуникаций, которые используют в общении с аудиторией лидеры мнений, СМИ, прочие инициаторы массовых коммуникаций. И для того, чтобы до конца разобраться, как это все работает, нужно глубже вникнуть в такое понятие, как «психология масс».

Мы уже успели рассмотреть некоторые аспекты массовой психологии и психологии толпы, которые важны для обезличенных коммуникаций. Вы уже имеете представление, что такое предвзятость подтверждения, групповая идентичность и групповое подкрепление, пузырь фильтров, эвристика доступности и прочие социальные искажения. И сейчас мы продолжим вникать в тему психологии масс.

Цель урока: понять, как работает психология масс, чтобы учитывать ее нюансы во взаимодействии с аудиторией в синхронных и асинхронных коммуникациях (вопросы, ответы, комментарии) в качестве инициатора коммуникации. А также научиться понимать свои реакции на различные аспекты массовых коммуникаций, участниками которых вы вольно или невольно становитесь каждый день.

Содержание:

Итак, начнем, и для начала уточним, что подразумевается под психологией масс.

Что такое психология масс?

Под психологией масс понимаются особенности поведения и мышления большой группы людей. Иногда этот термин используется как синоним психологии толпы, однако в контексте изучения массовых коммуникаций нас интересует более широкое понимание термина, потому что массовые коммуникации включают в себя, в том числе асинхронные обращения, а не только, к примеру, речь лидера перед митингующими.

Так или иначе, психологии масс свойственны определенные характеристики:

В плане психологии толпа или народные массы – это совокупность людей, обладающая психической общностью, и физическая концентрация в одном месте является возможным, но не обязательным атрибутом.
Отдельно взятый человек обычно существует и действует осознанно, а толпа или масса неосознанно.
Толпы и народные массы консервативны, даже если прикрывают свои действия революционными лозунгами и стремлением «к новой жизни». Именно поэтому после большинства революций все возвращается «на круги своя» в сколько-то измененном формате.
Толпе нужен вождь, народным массам нужен лидер, который будет «брать харизмой» и личным авторитетом, а отнюдь не какими-то умными мыслями и логикой.
У толпы или народа должна быть благородная и актуальная для них цель, тогда они снесут все на своем пути.

В принципе, жизненный опыт большинства из нас и так может помочь найти немало примеров, когда спокойные и адекватные в повседневной жизни люди, попав в подходящую компанию, шли на совершенно необъяснимые с позиций здравого смысла поступки. Причем такие примеры можно найти везде, начиная от новогодних корпоративов и футбольных матчей и заканчивая политическими акциями.

Это в общих чертах, достаточных для восприятия последующего материала урока. Желающим вникнуть в эту тему глубже можем порекомендовать книгу, которая так и называется: «Психология масс» [Г. Лебон, 2015]. Автор книги французский психолог и антрополог Гюстав Лебон (1841-1931) написал эту книгу в 90-е годы 19 столетия, однако эта книга и по сей день является настольной для многих политиков, потому что изложенные в ней постулаты актуальны и спустя более ста лет.

Далее мы расширим наши знания о таком явлении, как спираль молчания и других аспектах, важных для понимания сути психологии масс.

Спираль молчания

Спираль молчания, она же спираль умолчания – это атрибут проявления общественного мнения, в соответствии с которым человек с большей вероятностью выскажет свое истинное мнение, если оно совпадает с мнением большинства. Верно и обратное суждение, которое заключается в том, что человек почти всегда воздержится от публичных высказываний, если подозревает, что не найдет поддержки большинства и/или получит осуждение и окажется в социальной изоляции.

Про спираль молчания мы уже говорили в уроке №1 в контексте основных подходов в теориях массовой коммуникации. Напомним, в теориях массовой коммуникации существуют два основополагающих подхода: человеко-ориентированный и медиа-ориентированный. Типичным представителем первого подхода является немецкий социолог и политолог Элизабет Ноэль-Нойман (1916-2010), которая как раз и ввела в научный оборот понятие «спираль молчания».

Результатами своих исследований по данной теме Элизабет Ноэль-Нойман поделилась в книге «Общественное мнение – открытие спирали молчания» [Э. Ноэль-Нойман, 1989]. Книга содержит поистине сенсационный на тот момент вывод, что общественное мнение, которым оперируют в политике, социологии, СМИ – это, по сути, мнение, которое не страшно высказать вслух, не опасаясь последствий.

Мнение, идущее вразрез с мнением большинства, кажущимся или реальным, люди обычно держат «при себе» или высказывают лишь в узком кругу близких людей, где можно рассчитывать на поддержку. Да, спираль молчания может «затянуться» на шее общества настолько плотно, что люди массово будут бояться озвучить даже полностью очевидные вещи и думать, будто они со своим мнением находятся в одиночестве. Конформизм – очень сильная вещь и в массовых коммуникациях это используется повсеместно.

Социальная конформность

Интересно, что такой феномен, как социальная конформность, доходчивее всего описали вовсе не ученые, а детский писатель Ганс Христиан Андерсен (1805-1875) в своей сказке «Новое платье короля» [Г. Андерсен, 1837]. Напомним, что по сюжету сказки король «повелся» на обещание сшить ему платье из особой ткани, которую смогут видеть только умные люди. В итоге мошенники «потусовались» возле работающих вхолостую ткацких станков и вручили королю новое «платье» из невидимой для глупцов ткани.

Разумеется, король ничего не увидел, однако побоялся признаться вслух, что он ничего не видит и, соответственно, является глупым. Точно таким образом поступили все его придворные и подданные, проявив все признаки конформизма. А разоблачил обман малыш, который ничего на слышал про argumentum ad populum (апелляцию к большинству) и то, что большинство всегда право. Его возглас «Да ведь он голый» после некоторой перефразировки стал крылатым выражением, с тех пор используемым как раз для иллюстрации подобных ситуаций.

Уточним, что argumentum ad populum переводится с латинского как «аргумент для народа» и подразумевает аргументацию на основе постулата, что большинство не может ошибаться. И еще одно уточнение для желающих нас поправить. В оригинальном тексте сказки Андерсена нет фразы «А король-то голый», и маленький герой повествования произносит фразу в том виде, как мы ее привели выше: «Да ведь он голый».

Те, кто внимательно изучал урок №3, уже догадались, что ситуацию можно отнести к проявлению так называемого «эффекта Манделы», связанного с ложной коллективной памятью, когда люди массово «помнят» эту сказку именно так. Впрочем, столь же вероятно, что перефразировка была умышленной, чтобы из контекста фразы было сразу понятно, о ком речь и кто такой «он», если придется где-либо употребить эту фразу для описания глупости и некомпетентности власть предержащих.

Что же касается научной базы для выводов о социально конформном поведении подавляющего большинства людей, самый большой вклад в исследование данной темы внесли эксперименты Соломона Аша (1907-1996), американского психолога польского происхождения. Он провел множество сложнейших исследований, позволивших достоверно утверждать, что люди в большинстве своем очень подвержены влиянию мнения окружающих, даже если их собственная правота для них очевидна. И чем единодушнее звучит вокруг мнение, отличное от собственного мнения человека, тем скорее он присоединится к большинству [S. Asch, 1955].

Однако наибольшую известность в широких кругах далеко за пределами научных приобрел относительно несложный эксперимент Аша с карточками, на которых были изображены линии, всего 18 пар карточек с линиями. На одной из «парных» карточек была нанесена, условно говоря, «эталонная» линия, а на второй 3 линии разной длины, из которых требовалось выбрать одну, соответствующую эталонной:

Эксперимент показал, что при всей очевидности ответа лишь 25% испытуемых решились озвучить свою точку зрения тогда, когда перед ними все ассистенты экспериментатора умышленно ответили неправильно. Уточним, что испытуемый не знал, что отвечающие перед ним являются ассистентами экспериментатора, а само исследование было замаскировано под изучение особенностей зрительного восприятия.

Заметим, что результаты были получены в лабораторных условиях, где испытуемого не ждали ни награды за правильный ответ, ни наказания за неправильный. В условиях реальной политики, когда «неправильное» мнение ведет прямиком за решетку, а то и на кладбище, присоединиться к большинству предпочтет гораздо больше, чем 75%. Что, собственно, и приходится наблюдать в виде «единодушной поддержки линии партии» в авторитарных и тоталитарных государствах.

Мы сейчас не про эти пресловутые 146% голосов, которые в свое время повеселили даже человека, получившего такую колоссальную поддержку. В Северной Корее и сегодня, как когда-то в Советском Союзе, выборы носят формальный характер, на «выбор» есть один кандидат от правящего Единого демократического отечественного фронта КНДР, а избиратели гипотетически могут проголосовать либо «за» кандидата, либо «против».

В отличие от СССР, где голосование было без выбора, но хотя бы тайным, в Северной Корее, чтобы голос «против» был засчитан, голосовать нужно в отдельной кабинке, так что никакой тайны волеизъявления, по сути, нет. Учитывая, что голосование «против» там приравнивается к государственной измене, результаты всех выборов примерно одинаковые: 99,9% принявших участие и 100% поддержка правящего политического объединения [Радио Свобода, 2019]. Такое положение дел вполне позволяет руководству страны считать, что общественное мнение на 100% поддерживает их курс, и продолжать двигаться этим курсом дальше.

Впрочем, даже самый жесткий режим не исключает факта достаточно высокой поддержки среди населения. Во-первых, правящий режим усердно и безостановочно обрабатывает массовое сознание с использованием самых разных приемов массовой коммуникации и манипуляции массовым сознанием. Во-вторых, принадлежность к группе является одной из базовых потребностей человека, потому что является составляющей безопасности.

Групповая идентичность

Групповая идентичность или групповая идентификация – это соотнесение себя с той социальной, профессиональной или любой другой группой, к которой принадлежит человек, принятие ее целей и ценностей, причем без особого критического осмысления.

Следствием этого становится групповое мышление, когда идеи, противоречащие целям группы, и мешающие гармонии и единообразию внутри нее не принимаются, а то и вовсе жестко пресекаются.

Термин «групповое мышление» внедрил в научный оборот американский психолог Ирвинг Леслер Джейнис (1918-1990), много лет посвятивший исследованию поведения внутри замкнутых групп военных и политиков. В числе прочего он пришел к выводу, что групповому мышлению и, как следствие, групповому заблуждению подвержены не только обычные люди, но и политическая элита, не желающая слышать и воспринимать альтернативные мнения [I. Janis, 1972].

Ввиду того, что в тоталитарных режимах «больше трех» собираться опасно, людям ничего не остается, как ощутить свою принадлежность к единой группе под названием «новая историческая общность советский (северокорейский?) народ». И, соответственно, принять ее ценности. Ценностью в условиях тоталитаризма является сам факт, что человек до сих пор жив и на свободе, а цель у многих одна – нормально поесть.

Да, идеализация протестных настроений внутри тоталитарных систем изрядно преувеличена. Когда одного беженца из Северной Кореи попросили оценить, какие причины бегства более распространены, экономические или политические, он оценил это соотношение как «9 к 1», где 9 – это экономика, а 1 – это политика [Р. Супер, 2016]. Большинство бежит от нищеты за лучшей жизнью, а не из-за недовольства политической системой.

Если бы тоталитарная модель экономики была в состоянии обеспечить экономическое процветание в реальности, а не на бумаге, и путем убеждения народа, что ему для счастья не так много нужно, недовольных было бы заметно меньше. И, как знать, возьмись кто-то извне помочь освободиться «северным корейцам» от диктатуры, не будет ли он спустя 20 лет проклят бабушками, тоскующими по колбасе за 2-20, и пожилыми рабочими, у которых в прошлом была гарантированная работа на заводе и заработок, на который можно было пить сколько угодно водки «Московская» по 2 рубля 87 копеек за 0,5 литра.

На самом деле, базовые потребности в еде, питье, жилище и безопасности предопределяют массовое сознание, и его реакции намного сильнее, чем хотелось бы думать многим интеллигентам-диссидентам. Давайте поговорим об этом подробнее.

Пирамида Маслоу

Пирамида Маслоу, она же пирамида потребностей – это иерархия потребностей человека от базовых физиологических (еда, жилье, безопасность) до высших эстетических потребностей и потребностей в самоактуализации.

Эта иерархия представлена в виде пирамиды с широким основанием и сужающимся верхом. Так ее представили последователи автора иерархической модели потребностей человека американского психолога Абрахама Маслоу (1908-1970). Отсюда и название «пирамида Маслоу»:

Интересно, что сам автор модели пирамиду нигде не изображал. Уровни пирамиды следует рассматривать последовательно снизу вверх от базового до самого высшего. Мы именно так и поступим, попутно поясняя, каким образом каждая ступень пирамиды может быть учтена в технологиях массовых коммуникаций.

Пирамида Маслоу в массовых коммуникациях:

  • Физиологические потребности – обещание всех благ, лучшей жизни, светлого будущего, доступного жилья.
  • Потребность в безопасности – обоснование необходимости тотального контроля за всем и всеми.
  • Потребность в любви и принадлежности к группе (семья, социум) – идеальная почва для формирования групповой идентичности, группового подкрепления, навязывание практически любых ценностей, если это ценности группы.
  • Потребность в уважении – восхваление народа, обращение к прошлым заслугам предков, что позволяет «заболтать» тему сегодняшних актуальных проблем.
  • Потребность в познании и понимании – обращение к амбициям молодежи, обещание «социальных лифтов», доступного высшего образования и прочего.
  • Эстетические потребности – актуально для интеллигенции и людей, решивших свои другие задачи и теперь желающих приобщиться к элите.
  • Потребность в самоактуализации – высший уровень потребностей, свойственный по-настоящему творческим самоотверженным личностям.

Абрахам Маслоу утверждал, что до стадии самоактуализации доходят не больше 2 % людей [А. Маслоу, 1943]. Очень большое количество людей проводят всю свою жизнь в попытках обеспечить базовые потребности первого и второго уровня.

Именно к этим потребностям и обращаются правители всех стран и народов, когда нужно получить поддержку населения. Так, 5 сентября 2005 года Владимир Путин на встрече с правительством анонсировал три приоритетных национальных проекта: «Жилье», «Здоровье», «Образование». Сейчас проектов больше, и почти все они, так или иначе, призваны убедить население, что с жильем, образованием, здравоохранением и прочим вот-вот станет лучше, осталось лишь немного потерпеть [Правительство РФ, 2021].

Отдельно стоит сказать о втором уровне пирамиды Маслоу. Безопасность занимает второе по важности место сразу же за физиологическими потребностями. В исключительных случаях, когда, к примеру, человек оказывается в зоне боевых действий или массовых беспорядков, эта потребность может выйти на первое место. При обычном течении жизни в социуме безопасность – это, в том числе, желание человека принадлежать к какой-то группе, чтобы его мысли и идеи разделял кто-то еще. Что, кстати, многократно подтвердили эксперименты Аша, о которых мы тоже говорили выше.

В каком-то смысле второй уровень как бы плавно переходит в третий, который как раз и «охватывает» потребность в любви и принадлежности к группе. Только применительно ко второму уровню речь идет не о любви, а, скорее, об отсутствии отторжения и социальной изоляции. Выше мы уже рассмотрели, как это проявляется в виде спирали молчания, социальной конформности, апелляции к большинству (argumentum ad populum). Прямым следствием всего этого является приобретенная беспомощность в масштабах общества.

Многие люди не готовы брать на себя ответственность за свою жизнь даже тогда, когда у них появляются возможности для этого. В упомянутом выше интервью беженца из Северной Кореи есть ценная мысль, что людям, всю жизнь прожившим в социалистическом обществе, тяжело перестроиться на капиталистический лад.

Как метко заметил интервьюируемый, «Север на уровне партии всю жизнь говорит тебе четко, что ты должен делать, и ты не принимаешь никаких решений, а Юг вынуждает тебя принимать все решения самому. Поначалу это невероятно трудно понять, принять и применить к жизни» [Р. Супер, 2016]. Для заинтересовавшихся уточним, что сам герой интервью имел опыт частного предпринимательства, которое разрешено в Северной Корее с 2002 года, поэтому после бегства в Южную Корею смог адаптироваться к новой жизни быстрее, чем многие его соотечественники.

Теория разбитых окон и диффузия ответственности

Что еще стоит сказать о психологии масс, особенно в контексте того, что в странах постсоветского пространства постоянно, то тут, то там вспыхивают массовые беспорядки, и тогда массовые коммуникации существенно осложняются?

Это, во-первых, «теория разбитых окон», которая в ходе беспорядков превращается из теории в практику. Суть теории в том, что терпимое отношение к такого рода «мелким» нарушениям очень скоро приведет к масштабным погромам, когда вокруг не останется ни одного целого окна.

Теория презентована в 1982 году американскими социологами Джеймсом Уилсоном и Джорджем Келлингом. В 1994 году ее взял за основу деятельности на посту мэра Нью-Йорка Рудольф Джулиани, усилив полицию и начав бескомпромиссную борьбу с любыми проявлениями хулиганства и незамедлительно устраняя последствия сделанных хулиганами «мелких» разрушений. И вскоре Нью-Йорк стал комфортным и безопасным городом. Так что решительные меры в борьбе с людьми, бьющими окна и витрины, – отнюдь не изобретение авторитарных или постсоветских режимов.

Во-вторых, это «диффузия ответственности». Толпа всегда анонимна, поэтому чувствует безнаказанность и не чувствует ответственности. По-научному это называется «явление субъективного распределения ответственности, в результате чего ответственность каждого участника происшествия становится меньше».

В ходе исследования диффузии ответственности был выявлен так называемый «эффект свидетеля», суть которого как раз и заключается в том, что, будучи единственным свидетелем происшествия, человек обычно чувствует свою причастность к ситуации, готов оказывать помощь пострадавшим и в принципе действовать по обстоятельствам. Если же за чем-либо наблюдает толпа, вероятность своевременного оказания помощи потерпевшему намного ниже.

Так, по итогам эксперимента, который поставили в 1968 году психологи Биб Латане и Джон Дарли, симулировавший эпилептический припадок ассистент экспериментаторов получил помощь в 85% случаев, когда рядом оказывался один прохожий, и лишь в 35% случаев, когда вокруг собиралась толпа. Более поздние исследования эффекта свидетеля и анализ вмешательства свидетелей в опасных и неопасных для своей жизни чрезвычайных ситуациях, в целом, подтвердили выводы, сделанные полвека назад [P. Fischer et al., 2011].

В плане практических рекомендаций людям, попавшим в какую-либо ситуацию и нуждающимся в помощи, можно посоветовать просить помощь не у всей толпы зевак, а обращаясь конкретно к тому или иному человеку. Например, к тому, кто стоит ближе всех и вызывает доверие.

Итак, в ходе прошедших уроков вы узнали о массовых коммуникациях и нюансах ее восприятия общественным сознанием достаточно много для того, чтобы попробовать себя на поприще начинающего политика, блогера, маркетолога.

А впереди вас ждет еще один урок, где мы рассмотрим самое главное, без чего все вышеизложенные сведения не будут иметь никакого смысла и никак не помогут инициировать эффективную коммуникацию. Финальный урок курса будет посвящен личным качествам инициатора массовых коммуникаций. Поэтому предлагаем пройти проверочный тест и перейти к последнему уроку курса.

Тест на усвоение материала урока

Если вы хотите проверить свои знания по теме данного урока, можете пройти небольшой тест, состоящий из нескольких вопросов. В каждом вопросе правильным может быть только один вариант. После выбора вами одного из вариантов система автоматически переходит к следующему вопросу. На получаемые вами баллы влияет правильность ваших ответов и затраченное на прохождение время. Обратите внимание, что вопросы каждый раз разные, а варианты перемешиваются.

В заключительном уроке мы рассмотрим качества коммуникатора.

Ольга Обломова

Читать «Психология масс и анализ человеческого «я» (сборник)» — Фрейд Зигмунд — Страница 1

Зигмунд Фрейд

Психология масс и анализ человеческого «я»

Сборник

Sigmund Freud

Massenpsychologie und Ich-Analyse

© Перевод. А. Анваер, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

Психология масс и анализ человеческого «я»

I

Введение

Разница между индивидуальной психологией и психологией социальной (психологией масс), представляющаяся, на первый взгляд, весьма значительной, при внимательном рассмотрении оказывается вовсе не такой уж существенной. Индивидуальная психология выводит свои заключения из наблюдений над отдельным человеком и исследует, каким образом данный человек стремится удовлетворить свои влечения, но надо отдавать себе отчет в том, что лишь в исключительно редких случаях и лишь при определенных условиях можно в этих исследованиях отвлечься от отношений исследуемого человека к другим индивидам. В душевной жизни индивида другой – и это правило – выступает в роли образца, объекта, помощника или противника, и, следовательно, индивидуальная психология изначально является, одновременно, и социальной психологией – в таком расширительном, но вполне оправданном толковании.

Отношение индивида к родителям, братьям и сестрам, к предмету любви, к врачу, а также все отношения, каковые до сих пор были предметом психоаналитического исследования, могут претендовать на трактовку их как социальных феноменов и быть, таким образом, противопоставлены другим феноменам, которые мы можем назвать нарциссическими, то есть феноменами, при которых удовлетворение влечений ускользает от влияния других людей или протекает без взаимодействия с ними. Противоположность между социальными и нарциссическими – Блейлер, вероятно, назвал бы их «аутистическими» – психическими актами находится, следовательно, внутри области индивидуальной психологии и не может быть использована для того, чтобы отграничить ее от социальной психологии (или от психологии масс).

В упомянутых отношениях к родителям, братьям и сестрам, к возлюбленным, друзьям и врачу индивид всегда испытывает влияние очень ограниченного числа лиц, из которых каждое имеет для него огромное значение. В настоящее время принято, говоря о социальной психологии или психологии масс, отвлекаться от этих отношений и выделять в качестве предмета исследования одновременное влияние на индивида большого числа лиц, с которыми он связан в каком-то одном отношении, в то время как во многих других отношениях они остаются ему чуждыми. Социальная психология, или психология масс, занимается, таким образом, отдельным человеком как членом племени, народа, касты, сословия, учреждения или как составной части человеческой толпы, возникшей и организованной в известное время для достижения какой-то конкретной цели. После того, как эта естественная связь разрывалась, было логично рассматривать возникающие в этих особых условиях явления как выражение особого, не сводимого к более простым формам влечения, социального влечения – herd instinct, group mind (стадного инстинкта, группового разума [англ.]), – которые не возникают в других условиях. Против этого можно возразить, что трудно представить себе, будто сама по себе численность может иметь такое большое значение, что она может сама по себе пробудить в человеческой душе новое, дремавшее до той поры влечение. Мы обратим внимание на две другие возможности: социальное влечение не является первичным, элементарным или неразложимым, и начало его формирования находится в пределах более тесного круга, например в семье.

Психология масс находится пока в самом зачаточном состоянии и обнимает необозримое множество отдельных, частных проблем и ставит перед исследователем бесчисленные задачи, которые до сих пор даже отчетливо не сформулированы. Одна только классификация различных форм организации масс и описание присущих им психических феноменов требуют огромного числа наблюдений и их обобщения и представления, каковые содержатся в достаточно богатой литературе по этому вопросу. Если сравнить скромный объем данной книжки с огромным объемом литературы, посвященной психологии масс, то нетрудно понять, что в ней будут рассмотрены лишь немногие разделы всего материала. В самом деле, здесь будут рассмотрены лишь те вопросы, которые могут вызвать особый интерес у психоаналитика и заставить его углубленно их исследовать.

II

Душа масс в представлении Лебона[1]

Мне представляется разумным и более целесообразным не давать определение души масс, а начать с указания на область ее проявления и извлечь из нее наиболее заметные и характерные факты, с которых и можно будет начать исследование. Мы достигнем обеих целей, если воспользуемся отрывками из пользующейся заслуженной известностью книги Гюстава Лебона «Психология народов и масс».

Еще раз уясним себе суть дела: если психология, целью которой является изучение наклонностей, влечений, мотивов, взглядов индивида, объясняющих его действия и отношение к своему ближайшему окружению, до конца решит эту задачу и сумеет объяснить все эти взаимоотношения и взаимозависимости, то она неизбежно столкнется с новой, неразрешенной проблемой. Психологии придется объяснить поразительный факт: ставший понятным ей индивид, оказавшись в определенных условиях, начинает абсолютно по-иному чувствовать, мыслить и действовать, то есть вести себя не так, как мы от него ожидаем, и этим условием является присоединение индивида к человеческой толпе, обладающей свойствами некой «психологической массы». Но что представляет собой эта «масса», каким образом приобретает она способность так кардинально и решительно влиять на душевную жизнь индивида и в чем заключаются психические изменения, каковые она навязывает индивиду?

Для того, чтобы ответить на эти три вопроса, надо привлечь к их решению данные теоретической психологии. Лучше всего начать с попытки ответа на третий вопрос. Наблюдение измененной реакции индивида предоставляет нам материал для изучения психологии масс; каждой попытке объяснения какого-то феномена должно быть предпослано описание того, что подлежит объяснению.

Предоставим слово самому Лебону. Он пишет (стр. 165[2]): «Самый поразительный факт, наблюдающийся в одухотворенной толпе, следующий: каковы бы ни были индивиды, составляющие ее, каков бы ни был их образ жизни, занятия, их характер или ум, одного их превращения в толпу достаточно для того, чтобы у них образовался род коллективной души, заставляющий их чувствовать, думать и действовать совершенно иначе, чем думал бы, чувствовал и действовал каждый из них в отдельности. Существуют такие идеи и чувства, которые возникают и превращаются в действия лишь у индивидов, составляющих толпу. Одухотворенная толпа представляет временный организм, образовавшийся из разнородных элементов, на одно мгновение соединившихся вместе, подобно тому, как соединяются клетки, входящие в состав живого тела и образующие путем этого соединения новое существо, обладающее свойствами, отличающимися от тех, которыми обладает каждая клетка в отдельности».

Мы позволим себе прервать изложение Лебона и сделаем одно важное, на наш взгляд, замечание: если отдельные индивиды в массе объединяются в некоторое единое целое, то должно существовать нечто, что их соединяет, и этим связующим материалом как раз и может быть то, что характерно для массы. Лебон, однако, не отвечает на этот вопрос. Он старается разобраться с изменениями индивида в массе и описывает это изменение выражениями, хорошо согласующимися с фундаментальными предпосылками глубинной психологии.

(Стр. 163). «Нетрудно заметить, насколько изолированный индивид отличается от индивида в толпе, но гораздо труднее определить причины этой разницы. Для того чтобы хоть несколько разъяснить себе эти причины, мы должны вспомнить одно из положений современной психологии, а именно: что явления бессознательного играют выдающуюся роль не только в органической жизни, но и в отправлениях ума. Сознательная жизнь ума составляет лишь очень малую часть по сравнению с его бессознательной жизнью. Самый тонкий аналитик, самый проницательный наблюдатель в состоянии подметить лишь очень небольшое число бессознательных двигателей, которым он повинуется. Наши сознательные поступки вытекают из субстрата бессознательного, создаваемого в особенности влияниями наследственности. В этом субстрате заключаются бесчисленные наследственные остатки, составляющие собственно душу расы. Кроме открыто признаваемых нами причин, руководящих нашими действиями, существуют еще тайные причины, в которых мы не признаемся, но за этими тайными есть еще более тайные, потому что они неизвестны нам самим. Большинство наших ежедневных действий вызывается скрытыми двигателями, ускользающими от нашего наблюдения».

Психология масс (слушать аудиокнигу бесплатно)

«Психология масс» – один из величайших трудов по психологии, в котором один из выдающихся французских психологов Гюстав Лебон, пытается разобраться и разложить по полочкам закономерности поведения скоплений людей – толпы.

При этом Лебон разделяет простое «скопление народа» от «одушевленной толпы», стихийное образование которой начинает подчиняться совершенно другим законам, чем каждый и любой из входящих в это общество личностей. Согласно автору, такая «одушевленная толпа» может образоваться и при численности от 6 человек. Все свойства личности в таком «образовании» отходят на второй план. Все логичное, эгоцентричное и персональное в такой массе людей мгновенно подавляется самими индивидуумами, а наружу выходят совершенно другие свойства людей – подсознательные. Чувства и эмоции всех, входящих в такое «образование» близки к первобытным и инстинктивным эмоциям и реакциям. Более того, других черт такая «толпа» не проявляет и не знает. При этом, наравне с низменными и животными эмоциями, у одушевленной толпы нередки стремления к фатальному самопожертвованию и самоотречению.

Такое «образование» начинает походить на бессознательное животное, которым, очевидно, возможно управлять как дрессировщик в цирке. Роль дрессировщиков начинают играть «вожаки». А дрессируемая ими «одушевленная толпа» превращается в двигатель, способный преобразить социальную и политическую действительность самым фундаментальным образом, как в региональном, так и в глобальном масштабах!

Другими словами – Всем читать!

Содержание:

Предисловие
Введение. Эра толпы
Первый отдел. Душа толпы
Глава I. Общая характеристика толпы. Психологический закон ее духовного единства
Глава II. Чувства и нравственность толпы
Глава III. Идеи, рассуждения и воображение толпы
Глава IV. Религиозные формы, в которые облекаются все убеждения толпы
Отдел второй. Мнения и верования толпы
Глава I. Отдаленные факторы мнений и верований толпы
Глава II. Непосредственные факторы мнений толпы
Глава III. Вожаки толпы и их способы убеждения
Глава IV. Границы изменчивости мнений и верований толпы
Отдел третий. Классификация и описание толпы различных категорий
Глава I. Классификация толпы
Глава II. Преступная толпа
Глава III. Присяжные и уголовные суды
Глава IV. Избирательная толпа
Глава V. Парламентские собрания

Психология масс

Статьи по психологии Социальная психология Психология масс

Массовая психология рассматривает отдельного индидуума как члена касты, народа, племени, нации, сословия или как одну составляющую толпы людей, которые для реализации общих целей организовываются в массу.

Обнаруживающиеся в этих особых условиях явления – выражение своеобразного, глубоко не обоснованного первичного позыва, не проявляющегося в других ситуациях. При попадании в человеческую толпу, которая обладает специфическим свойством массы, индивиду свойственно думать, чувствовать, поступать иначе, чем обычно, он может изменить своим принципам, т.е. в целом стать «другим человеком» как со стороны поведения, так и во взглядах на мир (духовных, культурных, этических и тп).

Что же такое масса? Благодаря каким рычагам она обретает способность так существенно и радикально влиять на душевное состояние отдельно взятого человека? Как происходят душевные изменения, к которым она человека побуждает?

Для того, чтобы более детально во всём разобраться, нужно обратиться к книге учёного Густава Лебона «Психология масс». Лебон, основываясь на своих знаниях и опыте социального психолога и антрополога, обращается к проблемам массовой психики и психологии народов. При попадании в психологическую массу, заключает Лебон, самое удивительное то, что какими бы разными ни были её составляющие индивиды, каждый из них приобретает такое своеобразное коллективное мнение, в силу которого его личные взгляды изменяются в сторону общих. Для создания и формирования психологической массы совершенно не играет роли схожесть характерами, род занятий, или образ жизни индивидов. Существуют идеи, чувства, порывы, действия, которые могут реализоваться только у индивидов, которые объединились в массу. Наша сознательная умственная деятельность представляет собой лишь очень маленькую частицу того, что зачастую бессознательно спрятано в душевных закромах.

Сознательная жизнь индивида имеет под собой определённую подсознательную базу, на которую влияют гены, наследственность, корни, прародители, именно они создают бессознательный субстрат (понятие ввёл Лебон). В этой бессознательной материи и создаётся расовая, национальная душа. На большинство наших каждодневных поступков воздействуют бессознательные желания, но мы не замечаем даже настоящего мотива, которым руководствуемся, поступая тем или иным образом.
В массе личные качества и достижения отдельных индивидов исчезают, стираются. На первый план вступает расовое бессознательное. Этот фундамент у всех одинаковый.

Три основные причины обретения индивидами тех качеств, которыми они не обладали до того, как смешались в массе.

Во-первых, находясь в массе, человек ощущает невероятную силу и мощь. Тут работает фактор численности, множества, толпы, который позволяет отдельно взятому индивиду предаться первичным позывам, в то время как, находясь в уединении, такой позыв сдерживать. Кроме этого, в массе, для сдерживания подобных позывов нет объективного повода; при значительной анонимности, а отсюда и безответственности, чувство ответственности напрочь исчезает. Чувство ответственности, безусловно, присуще индивиду, как чувство, которое формирует те или иные его поступки.

Во-вторых, подражание, заражаемость, которые можно смело причислить к феномену гипнотического воздействия, так как в толпе, заразительно всякое действие, всякое движение. Причём мощь этой заражаемости настолько сильна в массе, что индивид очень легко наступает на горло своим принципам, в пользу, якобы интересов общего дела. Только лишь в составе психологической массы индивид может быть способен пренебречь собственными ценностями.

Третья причина, как следствие, от длительного нахождения в лоне психологической массы, индивид полностью меняет свои качества на противоположные, ранее ему неприсущие. Он начинает обладать повышенной внушаемостью, и эта внушаемость является уже следствием упомянутой заражаемости.

Находясь продолжительное время под воздействием толпы, в её окружении, индивид впадает в состояние зачарованности, которое также весьма близко граничит с состоянием гипнотического транса. Индивидуальность размыта, сознание утрачено, воля и способность думать, различать, принимать решения самостоятельно отсутствуют. Все мысли, порывы, чувства работают только лишь в одном направлении — подчинение толпе. Личности больше нет, работают и преобладают бессознательные инстинкты. Все кружит возле одной цели – осуществлению внушённых идей. Таким образом, индивид превращается в автомат, в робота, сливаясь с толпой.

«Будучи единичным, он был, может быть, образованным индивидом, в массе он — варвар, то есть существо, обусловленное первичными позывами. Он обладает спонтанностью, порывистостью, дикостью, а также и энтузиазмом и героизмом примитивных существ».

Лебон делает акцент на стремлении массы к подавлению личности, к её деградации, что в корне противоположно эволюции. Легко возбудимой, импульсивной, переменчивой массой практически всегда руководит бессознательный инстинкт. Безусловно, те порывы, которым повинуется толпа, могут иметь столь же благородное начало, так и жестокое, трусливое либо героическое, опасное, но в психологии массы, стать жертвой — значит поступить благородно (во благо массы, толпы).

Масса, в целом, легко поддается влиянию в силу интеллектуальной атрофии. Она может поверить в любые небылицы. Так же ей свойственно импульсивное гипербализирование, из зерна подозрения легко формируется уверенность, легкая антипатия в открытую ненависть. Спорить с массой и противоречить ей решительно не рекомендуется. Масса не признаёт неуверенность и сомнение. Все эти признаки легко обосновывают, почему иной раз человек делает вещи, которые ему чужды в обособленном от массы пространстве. В завершении, Лебон отметил отвращение массы к научному, технологическому прогрессу, вообще ко всему новому, и безоговорочное признание, возвышение традиций.

Психология толпы как стратегия торговли

Каждый трейдер перед открытием позиции невольно оглядывается на поведение масс. Ему кажется, что большую часть игроков составляют профессионалы. Уж они точно знают, в какой момент надо покупать активы, а какой – немедленно сбывать. Но не стоит слепо доверять толпе в оценке рынка. Иногда массовое направление движения может привести к серьезным потерям.

Ведь если кто-то терпит убытки, то другой, наоборот – богатеет.

Некоторые трейдеры, наблюдая за конкурентами, используют их действия, как подсказку. Во время неожиданных скачков цен эти трейдеры забывают о психологической дисциплине, стараются действовать быстро, не отставая от массовки. Однако поведение публики можно обернуть себе на пользу, создав новую успешную стратегию.

Не все участники рынка догадываются, что для рынка это – естественное ежедневное явление. Во время затишья массовое поведение цен не слишком  влияет на изменчивость тренда. Но если у какого либо трейдера в какой-то момент произойдетэмоциональный срыв, любой другой трейдер может быстро среагировать на изменение цены. В таком случае первый игрок потеряет свои деньги, а второй – приобретет. Поэтому фаза резких  скачков цен является основным периодом получения прибыли.

Чтобы из эмоциональных слабостей других выудить собственную прибыль, надо действовать в противоположном направлении. Обычные трейдеры не готовятся к торгам, не составляют план и слишком зависят от эмоций. Значит, вам надо делать все наоборот. Продумайте поэтапный план торговли, просмотрите отобранные для сделок акции, не идите на поводу у настроения. Но не переусердствуйте, считая в полном убеждении, что прибыль уже у вас в кармане.

Рекомендованные для вас статьи:

Будьте вне толпы

Различные торговые площадки предлагают обучающие «закрытые зоны» для зарегистрированных пользователей. Таким образом, происходит отсечение индивидуальных трейдеров от толпы, а использование стратегий, незнакомых большинству участников, повышают шансы на успех. Самая эффективная стратегия – это покупка или продажа активов по ключевым ценам против общего течения.

Сосредоточьте свое внимание на таких уровнях, где движение цены не всегда можно понять правильно. Именно там чаще всего и происходят эмоциональные сбои. Некоторые уверены, что зарабатывать на промахах других – некорректно. Но сам принцип биржевой торговли и состоит в том, что любое открытие позиции станет для кого-то убытком, а для кого-то прибылью.

Если вы не успеете вовремя войти в сделку, значит, более шустрый трейдер получит ваши денежки.

Держите дистанцию

Никогда не следуйте бездумно за толпой. Будьте на шаг впереди или торгуйте против общего течения. Идти в ногу со всеми можно только в короткий период затишья, но будьте всегда готовы в нужный момент изменить направление.

Четыре типа ситуаций, когда надо переходить в оппозицию:

  1. Перед толпой: Входите в рынок, когда диапазон цен будет достаточно узким, и следите за сетапом перед началом резкого скачка.
  2. Сзади толпы: Не спешите открывать позицию, дождитесь отката и снижения резких скачков.
  3. Против толпы : Покупайте брейкдауны и наоборот, продавайте брейкауты, если наблюдается расхождение объемов на технических индикаторах и ценах.
  4. Одновременно с толпой: Пока цена начинает разгоняться, двигайтесь в общем направлении.

Всегда помните, что если один заработает, другой потеряет. Не упустите момент слабости других трейдеров.

Авантюрист: Путину нужна целенькая Европа! Интервью с Михаилом Муравьевым (первая часть). : deda14 — LiveJournal

00:16 Сергей: Добрый день уважаемые зрители! Сегодня у нас на интервью просто легендарная личность – Михаил Муравьев, известный в интернете как Авантюрист. 

Михаил в свое время написал в 2006 году на росбалте несколько сценариев авантюристов, которые потом так назвали. То есть базовый сценарий авантюристов. И на них был создан, в общем-то, сайт «glav.su» глобальная авантюра. Потом соответственно модератора энергетического форума на сайте «Глобальная Авантюра» забанили, он ушел и создал другой свой сайт, который называется теперь «AfterShock.News». Соответственно после был уже создан ютуб канал, теперь, наверное, уже дзен канал «AfterShock.News». И вот можно считать так сказать идеологом всех этих трех ресурсов непосредственно Михаила Муравьева, очень приятно познакомиться, рад видеть в живую!

Причем самое интересное, Михаил после всего этого, примерно с 2010 года пропал и более 12 лет не появлялся просто в публицистике, в инфо поле практически не было. И вот сейчас после начала военной операции на Украине, написал у нас статью на сайте. 

Михаил: Ушел заниматься своими делами. Ушел заниматься своей частной жизнью, и другими своими интересами. 

2:14 Сергей: Там слухи были что эмигрировал? 

Михаил: В 2012 году я ездил на полгода по делам, это была спланированная поездка в Аргентину. То есть, это была не эмиграция, просто мне нужно было туда съездить и вот именно на этот период. 

2:28 Сергей: Не Вашингтон? 

Михаил: Нет не Вашингтон. Буэнос-Айрес. 

2:31 Сергей: были другие слухи, что ты консультировал господина Прохорова с продажей Полюс золота. 

Михаил: Ну, как-то мелковато. Надо было что-нибудь — Муравьев консультировал Путина, там я не знаю, но нет, на самом деле я не имею отношение вот к крупным каким-то событиям, которые были на слуху, никакого отношения не имею. 

2:41 Сергей: То есть это не правда? 

Михаил: Нет, это не правда. 

2:52 Сергей: Чем занимался 12 лет, почему не появлялся в инфо поле? 

Михаил: Ну, занимался на самом деле своей частной жизнью. То есть, она разнообразная у меня довольно, делами. Не один бизнес был за это время запущен, не одно дело было освоено. А не появлялся в инфо поле, потому что ну действительно основные тезисы, вот как бы сценарий вот этого кризиса глобального который развивается, на самом деле не сегодня начался. Он развивается много лет, и даже уже десятилетия. Он был в общих чертах описан уже к 2007 году, то есть вот к тому моменту, когда Путин выступал со своей мюнхенской речью. То есть, дальше он конечно до какой-то степени доуточнялся, интересно было пообщаться с людьми. Опять-таки общение с людьми вот это вот, на этом форуме, оно позволило обратить внимание на очень многие вещи, которые раньше мне казались второстепенными и так далее. То есть, до уточнить этот сценарий до определенной степени. 

А дальше, то есть было понятно, что процессы будут развиваться достаточно неторопливо. Человеческая жизнь не такая длинная, то есть тратить следующие 15-20 лет на ежедневные обсуждения, в общем, второстепенных новостей? Это было не самое интересное. То есть, поэтому с сайта мне захотелось свинтить довольно давно. На самом деле была еще одна причина, по которой мне захотелось свинтить с сайта уже году в 2008. Я практически это сделал, я потом только изредка туда появлялся. Там стало складываться, как бы так сказать? Секта. А я не люблю секты. 

То есть, когда я понял, что из меня делают пророка, что-то мне стало очень кисло. То есть, я даже вот когда с этой статьей вернулся, я глянул по диагонали на комментарии. Но там же хоругви были. Хоругви , вернулся пророк! Ну, ребят, как бы, это перебор конечно. Я не аналитик в обычном смысле, да? Я могу назвать себя до определенной степени историком будущего, но я не пророк точно. 

Были варианты двинуться по пути взаимодействия с Кремлем, была протекция, были определенные интересы. Но я не человек иерархии, вот в чем проблема. То есть вот есть умнейший человек, например – Сергей Кириенко, да? Ну, то есть это человек с огромным кругозором. Это человек системы. То есть когда ему сказали: «Надо принять на себя удар за дефолт!» Он сказал: «Хорошо!». То есть он его принял. Ему сказали: «Надо заняться атомной энергетикой». Он сказал: «хорошо». И он работает в этом и все. 

5:29 Сергей:  Более того Росатом он вывел в лучшую компанию! 

Михаил: Да, это не просто работа, он сделал ее доминирующей, собственно говоря, атомной силой в мире. Притом, что он умнейший человек с огромным кругозором, он все-таки человек, для которого нормально работать в иерархии. Я не умею работать в иерархии. 

В любой иерархи, особенно в принятии таких решений я лишний. То есть я не просто лишний – я опасный. Я понимаю, что как бы этого делать не надо. У меня хватило мозгов не пойти по этой… Она да, там конечно было бы интересно, занять место Илларионова, условно говоря. Хотя мне его естественно никто не предлагал. Но закончилось бы все тем же самым. То есть, а я где-то попутал бы берега, где-то принял бы неправильный тон, и неизбежно из этой системы я вылетел бы как пробка в направлении Лондона, Вашингтона, или где сейчас Илларионов живет? Картина была бы та же самая. А я не стал этого делать. Ну, тем более не хотелось превращаться в одну из плюющих слюнями голов на телевидении. Кочующих с ток шоу на ток шоу. 

Поэтому я решил, что в принципе все. Основную работу я сделал, дальше просто сидеть из пустого в порожнее годами переливать? Мне уже не интересно. И я пошел заниматься своими делами. 

6:37 Сергей: В 2008 году была составлена аналитическая записка тогдашнего президента Медведева. 

Михаил: Да. 

Сергей: По результатам этой аналитической заметки – его реакция была: «Не верю». Была ли какая-то у этого доклада последующая история и взаимодействие с аналитическими подразделениями? 

Михаил: Ну, я говорю, на самом деле были предложения продолжить эту работу, но я тогда просто пообщался с людьми, которые мне прямо описали, как построен процесс принятия решений. И когда я понял что от аналитической заметки, в которой я говорю: «Ребята, действовать надо стремительно, прямо сегодня, максимум завтра». А что, в общем, достаточно ну предметно ее рассмотрение в любом случае начнется года через 2, вот, а решение будут приняты какие-то и введены в действие, даже если все там будет правильно, и все скажут: «Да, молодец!». Лет через 5, через 6 я понял, что это не вполне соответствует моему темпераменту. Поэтому там продолжение никакого не было. 

Насколько она повлияла? Ну, я не думаю, что она как-то радикально повлияла, возможно, это была какая-то там.. внесла какое-то уточнение, ясность какую-то в процесс принятия решений, но не думаю, что это был основополагающей. Хотя надо сказать, что решение, которые в дальнейшем принимались, они вполне согласованы с этим. Я не настолько борзый, да? Не настолько считаю себя там единственным гениальным человеком на этой планете, чтобы думать, что именно на основе этого. Скорее оно просто как бы в дырочку. Ну, то есть, люди, которые принимают решения, помогают принимать решение в правительстве и в Кремле, было достаточное количество людей, я думаю, которые говорили то же самое, и писали то же самое. Просто я был еще, как бы крошечку добавил. 

8:16 Сергей: Но вот эти люди, которые в том числе в Кремле говорили – понятно, что Путин он многолик, то есть это вся страна. И ассоциируют когда с Путиным, в реальности это люди. А люди это в том числе, они потребляли информацию из двух ресурсов, glav.su, и AfterShock.News. То есть, многие сформировали свою точку зрения на основании вот тех сценариев, которые были заложены в основу этих ресурсов, этих двух ресурсов. Считаешь ли ты себя ответственным, как сказать? Насколько тяжело по жизни оказаться своего рода Кассандрой? 

Михаил: Ну, сидя люди, что-то обсуждаю, да? Ну, на самом деле ни на что мы с тобой повлиять по большому счету не можем. Да, мы можем высказать, и наше мнение может быть где-то учтено. Но я не пытаюсь тащить на себе ответственность за весь мир. Я понимаю, что есть вещи, которые не может остановить никто, вообще никто. И не может их изменить. Ну, невозможно как бы, удвоить объемы наличной на земле нефти. Ну как бы что тут поделаешь? Ну, поэтому, то есть я высказался, да. 

Конечно, мне хотелось, чтобы меня услышали люди, которые принимают решения. Я надеюсь, что то, что я высказывал… Потому что у нас на ресурсе там реально тусовался народ то серьезный. 

9:29 Сергей: Я даже могу сказать, что периодически ко мне обращаются люди достаточно серьезные. 

Михаил: С Госдумы, то есть там довольно много людей, которые практически как бы в онлайн режиме считывал это. Кстати там люди из органов были, которые тоже ко мне обращались и говорили: «Ребята, у вас там есть такие товарищи, которые слишком много знают, им слишком хочется этим поделиться. Как-то на них надо повлиять». Вот поэтому нет, этот ресурс был под мониторингом однозначно. Я думаю сейчас то вот AfterShock.news, он тоже под непрерывным мониторингом от людей принимающих решения. То есть, это нормально. 

10:04 Сергей: Следующий вопрос: из этих сценариев, которые были заложены, на мой взгляд, они сбылись и сейчас мы видим апофеоз таких сценариев. То есть, события на Украине. Но по сути своей они задержались лет так на 10 примерно. 

Михаил: Ну, что-то задержалось, что-то не задержалось. Давайте еще раз, это именно сценарии. Одна из причин, почему я, собственно говоря, свинтил с авантюры – люди стали требовать от меня прогнозов. И понимаете когда вокруг тебя вот эта компания людей, которые в тебя верят, ты начинаешь делать ошибки, ты начинаешь давать им эти прогнозы. Ну, потому что тебе хочется им помочь. А я не аналитик в обычном смысле слова. То есть, я не банковский, я не финансовый эксперт. Я не политолог, я не социолог. Я занимался немножко другим, вот просто мой опыт то чем я всю жизнь интересовался просто, потому что мне это было интересно. История, психология поведения масс, личности, социология, экономика. Оно в какой-то момент вызвало у меня ощущение что я… И я не просто читал, да? То есть я системщик, я математик. Мне интересно понять природу того процесса на который я смотрю. При чем не локальную, а прямо большую, максимально широкую. 

Вот этот сценарий был скорее мастер план. Я в какой-то момент понял что мы стоим на пороге… или точнее мы уже находимся внутри последней фазы, первый фазы цивилизационного кризиса. Не просто вот как там циклического, экономического кризиса. Не просто там структурного кризиса западной экономики. Цивилизационного кризиса в целом, потом про это немножко поговорим. 

Вот это обсуждение, оно было скорее для меня. Оно было инструментом прояснения тех факторов, которые я не учел. То есть, в меня тыкали пальцами, хотя я тоже с шашкой наголо от людей отбивался. Но на самом деле, что бы мне не сказали, какое возражение, если оно было по делу, я уходил и думал. То есть чего я не учел. 

И вот эти пару лет которые мы активно обсуждали, они как раз были вот этой обкаткой моего понимания где мы, что происходит, и как оно будет развиваться дальше. Поэтому это не столько был прогноз, сколько мастер план. Мастер план чего? Еще раз повторяю, я не думаю что я единственный как бы умный человек на этой планете. Что на самом деле есть люди на основе мнений, рассуждений и планов которых строится решение в центрах принятия решений. И которые видят ту же картину что и я, только не фрагментарно из интернета, а имеют непосредственный доступ к первичному массиву данных. Причем за большие сроки, чем это могу позволить себе я. И их много, не я один, это целые коллективы которые могут разделить работу, структурировать ее. 

И соответственно у меня была такая идея – хорошо, мы находимся в начале цивилизационного кризиса, последняя фаза – цивилизационного цикла нового времени. У нас на доске расставлены фигуры. Три ферзя в разной степени силы, соединенные штаты, Китай, Россия. Король, слабенькая фигура, вот он Евросоюз, который важный, но в общем роли мало играет. 

13:23 Сергей: Фигура слабая, ее надо защищать. 

Михаил: Ее надо защищать, да. И ну разные там фигуры пешки помельче. Кто у нас, собственно говоря, находился в самой выигрышной позиции на первом ходе – американский ферзь, да? То есть это та держава которая на тот момент когда мы обсуждали, собственно говоря, получала максимальные бенефиты, максимальные выгоды от существующего мирового порядка. И этот мировой порядок рушится. Понятно, что если там, в этом центре принятия решений есть грамотные люди, они видят это. И они соответственно стараются сделать так, чтобы неизбежно это обрушение мирового порядка прошло в такой последовательности – умирают слабые, умирают средние, сверху на эту кучу трупов падают соединенные штаты, и в общем на этом компосте продолжают жить, управляя вот этими, как бы огрызкам и объедками. 

Хорошо, если они так эту картину видят, как они будут действовать? С одной стороны поймем, как вообще развивается цивилизационный кризис, безотносительно чего бы то ни было, а с другой стороны посмотрим – вот он актор, как он будет в этой ситуации действовать? И вот этот мастер план такой, как бы я действовал в центре принятия решения в Вашингтоне? Будучи там руководителем вот этого центра принятия решений. И оттуда я расставлял вот эти сроки. Часть этих сроков была объективной, связанной просто с развитием, ну например ресурсного нефтяного кризиса, или с развитием тогдашних фондовых индексов. То есть, как происходит накачка деньгами, как происходит разграничение потоков капиталов, где они нарушаются на данный момент. Это одно, а второе это как бы волевые решения, которые корректируют вот этот поток, да? И по возможности я там учитывал, как можно играть с нашей стороны в контр игру. То есть, как наш ферзь может контратаковать. 

Например по срокам конкретно, ты обещал там вот этот вот коллапс в 12 году, для того чтобы вот эта игра сложилась. В 12, максимум в 14. Я не помню, конечно, я не слежу за своими старыми прогнозами. Но насколько я помню, я там писал, что к 17-18 году переводить игру в эндшпиль уже будет поздно. То есть, если бы то, что сегодня делают штаты, тот удар по России, которые они наносят сейчас вместе со своими союзниками, они нанесли бы в 12 году, вот не знаю на самом деле, где бы мы сейчас были прямо сегодня. Ну, во-первых, тогда не было армии 

15:50 Сергей: В России. 

Михаил: Вот в том виде, в котором она сейчас есть, ее не было. Не было этого гиперзвуку. 

Сергей: причем забавная ситуация, ты пытаешься человека спасти, он говорит: «А я не буду». 

Михаил: Как бы нет, ну если человек решил помереть, то никакой доктор ему не поможет. То есть он же их уговаривал, он их уговаривал 20 лет. 

Сергей: Ты мне помощь тянешь, а я тебе плеточкой. 

Михаил: Да, собственно говоря то что мы обсуждали в 7-8 году, в шоке будучи от того что Россия полностью в продовольственном плане ну то есть она в полной зависимости. Мы такие – блин, надо закрывать границы, надо вводить таможенные пошлины. Надо как-то спасать все хозяйства. Потому что мы же.. Ну оно сделано, без наших криков. Просто у Путина есть определенная… 

30:06 Сергей: 37 миллиардов долларов, если… 

Михаил: У Путина есть определенная черта, которая абсолютно мне недоступна, вызывает мое не скажу восхищение. Но я считаю, что это редкая черта – он может ждать. Он может ждать бесконечно долго. Он понимает, что Россия находится в достаточно слабой позиции, экономически мы все-таки не настолько мощны. Не так много у нас населения. Всего 150 миллионов, да? Не так много у нас союзников, прямо союзников. И соответственно переть на рожон, когда возникает какая-то проблема требующая для решения колоссальных ресурсов, он не хочет переть на рожон, он говорит – блин, я не знаю, хватит нам ресурсов на это решение или нет. А если хватит во сколько… На сколько получится это по издержкам? 

Он ждет окно возможностей. То есть, когда проблема, которая раньше стояла непроходимой стеной, вдруг в ней появляется, берешь, и он в эту брешь мгновенно заскакивает. А так было, собственно говоря, с продовольственной безопасностью с этой, так было с Крымом. Ну не было разговора про Крым, но про Крым все помнили. Сколько, 2 дня это заняло, да? Чтобы решить вопрос с Крымом. Он висел, сколько он висел? 15 лет этот вопрос с Крымом висел, он не поднимался даже. Возникло окно возможностей, проблема решена. 

То же самое с Украиной, со всей Украиной сегодня. То же самое с ВПК, открылось окно возможностей, надо решать. И вот эта способность сидеть 5 -10 -20 лет, и тебя поливают со всех сторон, и ты понимаешь, что правильно поливают. То есть эксперты и твои оппоненты и твои союзники говорят – мы не можем не двигаться дальше по решению проблем. 

31:42 Сергей: по совпадению случайному, буквально за 5 дней до начала операции я написал статью «А может, бахнем?» ну сколько можно терпеть, 

Михаил: Ну да. 

Сергей: Ну, такие как много кто писал. 

Михаил: Ну да, но как бы Путин не выполняет наши распоряжения, а Путине я говорю, он на самом деле.. В этом плане это уникальное свойство характера. То есть, способность внутри прессинга этого, который оказывают свои же, в первую очередь, ждать удачного момента. И потом когда он понимает, что вот теперь мы это гарантированно решим, малой кровью. Прямо гарантированно. То есть, он мгновенно как бы эту задачу решает. Ну что? Я так не умею. 

32:22 Сергей: кстати, мы на самом деле еще до интервью успели пообщаться с Михаилом, и первый раз, когда я с тобой не согласен. Ты говоришь – Россия, че сказать, слаба. Я вот здесь допустим, не согласен. Не допустим. В смысле если мы говорим сейчас про Россию, фундаментально у нас очень сильные показатели. Это в первую очередь это образование, это наука, это сельская хозяйственность, это промышленность, военная промышленность, плюс атомная энергетика. Что забыл? Армия. 

Михаил: Мы говорим про относительную силы. Все-таки на самом деле конечно нахрапом в лобешник.. 

32:57 Сергей: То есть у нас уязвимости слабых мест, где нас можно за яйца схватить, их ну нету. 

Михаил: Это другая история. Да, это как бы именно то, что произошло. Эта модель противодействия вот этому сценарию. На самом деле одна за другой слабые места были прикрыты. То есть они из слабых стали или достаточно удовлетворительными, или даже сильными. Но вопрос в том, что я, когда говорю про силу, я говорю про силу – по способность навязывать свою повестку. 

33:26 Сергей: Как говорят 2% населения, 3% ВВП. А мы диктуем свою волю там. 

Михаил: Ну, пока мы еще не навязываем свою повестку. Все-таки, а точнее так. Мы начали ее навязывать, но это понимаешь, то есть как бы, это конкретный вопрос, связанный с безопасностью на континенте. А в целом мы диктуем пока Южной Америке как ей жить, да? или там юго-восточной Азии. Мы участвуем, но все-таки у нас силы не те конечно, чтобы сейчас делать то, что делал Советский Союз или, то что сейчас пытается делать Китай. То есть везде навязывать свои интересы. 

34:02 Сергей: То есть мы немножко про разные вещи сказали. 

Михаил: Да, мы про разные вещи. Мы гораздо менее уязвимы. Я про что и говорю, почему я считаю, что на самом деле время американскими стратегиями, если бы они хотели бы переиграть нас, оно упущено. Потому что если бы это все происходило в 9-10 году, что происходит сегодня… 

34:22 Сергей: Ну как бы там, какие-то хотя бы были все-таки. 

Михаил: Ну, какие-то. Ну как бы понимаешь, не хотелось бы снова отбиваться от Сталинграда, условно говоря. 

34:33 Сергей: Ну да, да. Но вполне было возможно и второй Сталинград, а может быть Екатеринбург. Михаил, я думаю, первую часть мы закончим. Не на сегодня, а пока продолжение смотрите в следующих видео. 


Добавлено из комментария: 

Всем привет. Глянул по диагонали комменты. Есть немало дельных вопросов, возражений и недоумений. Это ожидаемо и хорошо. После того как выйдут 2 и 3 часть интервью — ребята монтируют, процесс не быстрый, — мы с ними запланировали серию тематических стримов. Предварительно, исходя из наших графиков, это будут вторники. И вот на этих стримах можно будет вживую прояснить многие моменты. Алексу я предложил сделать эти беседы тематическими, чтобы в рамках одного стрима не обсуждать Украину, континентальную интеграцию, гипер в США и цивилизационный перелом, иначе выйдет бессмысленный винегрет с пятого на десятое. Так что, кому интересно, смотрите продолжение интервью и формулируйте вопросы и критику, закидывайте Алексу в личку предложения по тематикам. Несмотря не предположения некоторых комментаторов, что Авантюрист превратился в бронзовый памятник самому себе со встроенным в череп органчиком, повторяющим «догматы» 15 летней давности — это не в полной мере отражает реальность. С Альцгеймером я стараюсь бороться доступными средствами :)))) 

Стивен Райхер о психологии толпы

Существует мнение, что группы часто выявляют худшее в человечестве. Подумайте только о книге Чарльза Маккея «Чрезвычайно распространенные заблуждения и безумие толпы», о внутреннем страхе отцов-основателей США перед «правлением мафии» или о влиятельных социальных науках Гюстава Ле Бона и других во времена Третьей французской республики.

И все же, будучи студентом университета, будущий социальный психолог Стивен Райхер часто был свидетелем возвышенного поведения множества людей.Он видел, что группы могут способствовать расизму — и они могут способствовать движениям за гражданские права. То, что он видел большую часть времени, было групповым поведением, «полностью противоречащим психологии, которую я изучал».

«В некотором смысле можно резюмировать литературу: «Группы вредны для вас, группы берут нравственных личностей и превращают их в аморальных идиотов».

«Я пытался оспорить это мнение, — говорит он в интервью Дэвиду Эдмондсу в подкасте Social Science Bites, — [а также] объяснить, как оно возникает.

В более длинном, чем обычно, подкасте Райхер объясняет, как групповой менталитет может выявить лучшее в людях, и делает обзор истории психологии толпы и некоторых ее захватывающих открытий, которые имеют огромное значение для политики в мире массовых протестов и террористической угрозы.

Например, обсуждая исследования эскалации насилия, Райхер объясняет, как неизбирательные действия властей могут порождать насилие, а не сводить его к минимуму, что является полезным уроком для западных стран, имеющих дело с в целом мирным населением, которое все еще может произвести несколько террористов-призывников из своих рядов. .

Райхер — профессор Уордлоу в Школе психологии и неврологии Университета Сент-Эндрюс. Член Британской академии, его наиболее широкое признание за пределами академии связано с его работой с Александром Хасламом в программе BBC Prison Study, или The Experiment . Он также является соавтором нескольких книг, в том числе «Я и нация: категоризация, оспаривание и мобилизация » 2001 года с Ником Хопкинсом и «Психология лидерства » 2014 года с Хасламом.

Массовая психология этнонационализма

‘) var head = document.getElementsByTagName(«head»)[0] var script = document.createElement(«сценарий») script.type = «текст/javascript» script.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени голова.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove(«расширенный») переменная форма = подписка.querySelector(«.форма-вариант-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») document.querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.querySelector(«.Информация о цене») var PurchaseOption = переключатель.родительский элемент если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный toggle.setAttribute(«aria-expanded», !expanded) форма.скрытый = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный.domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox.перехват формы отправки ( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { form.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма.представить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) document.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { если (документ.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие.preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var узкаяBuyboxArea = покупная коробка.смещениеШирина -1 ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (allOptionsInitiallyCollapsed || узкаяBuyboxArea && индекс > 0) { переключать.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } еще { переключить.щелчок() } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

Еще от Меерло о массовой психологии

В мае этого года участник AIER Барри Браунштейн в книге «Большой брат зависит от младшего брата» познакомил меня с послевоенной классикой Джуста Мирло « Похищение разума» : Гроссет и Данлэп, 1956).Браунштейн мастерски вплетает идеи Мирло в захватывающее повествование, описывающее, как людям, даже американцам двадцать первого века, можно промыть мозги, заставив поверить и повторять все виды безумной чуши… дисмиссинфоганды. Не осуждайте сумасшедшего тролля из Твитбука, потому что он не знает, что делает. Вместо того, чтобы обучать тролля пускать слюни, как собака Павлова, в ответ на звонок к обеду, хозяин научил его совершать злобные атаки ad hominem в ответ на такие слова, как «Основатели», «Свобода» и «Трамп».

В то время как Изнасилование начинается с ярких описаний методов физических пыток, подобных описанным в книге Артура Кестлера Темнота в полдень , Меерло (1903–1976), голландский психиатр, бежавший из нацистской оккупации Нидерландов, также обсуждает менее дорогостоящие или радикальные способы пропитать умы людей тоталитарной ложью, даже о самих себе. Браунштейн затрагивает некоторые из них в своей превосходной статье, но другие, связанные с политикой блокировки Covid и культурой отмены, стали заметными во время моего недавнего чтения.

Вместе они раскрывают подробный план массовых психологических манипуляций, который сегодня выглядит слишком знакомым:

  1. Изолировать. «Условный рефлекс, — заметил Мирло, — легче всего выработать в тихой лаборатории с минимумом раздражающих раздражителей. … они знают, что быстрее всего смогут подготовить своих политических жертв, если будут держать их в изоляции» (43). Приведение людей в лаборатории для перевоспитания было бы настолько заметным, что, возможно, даже некоторые из печально известных либертарианцев в самоволке протестовали бы.Поэтому вместо этого людей призывали, а в некоторых случаях даже заставляли изолировать себя от других даже после того, как в самом начале пандемии стало ясно, что блокировки не помогли остановить распространение нового коронавируса. «По этой причине, — объяснил Меерло, — гражданскому населению тоталитарных стран не разрешается свободно путешествовать, и его держат вдали от ментальной и политической контаминации» (43). «Чувства… одиночества… надо внушать», — отмечал он, для подготовки ума к процессу «укрощения», т. е. к бездумному подчинению воле господина (49).«Психологии одиночества, особенно последствиям вынужденной изоляции, уделялось недостаточно внимания, — отмечал он. …Общественное общение… [является] ежедневной пищей для наших чувств и ума» (78). Без этого питания, в котором люди нуждаются «даже больше, чем в хлебе» (79), большинство людей вскоре впадают в невроз или даже в психоз.
  2. Разыграйте карту вины. Большинство людей, как полагали фрейдисты, такие как Мирло, проникнуты глубоким чувством вины из-за желания убить или прелюбодействовать со своими родителями или другими людьми.Основные религии используют глубоко укоренившееся в человечестве чувство первородного греха, как и авторитарные. «Постоянные чистки и исповеди» (81) превращают господ в родительские или даже богоподобные фигуры, т. е. в силы, которым нужно повиноваться. С этой точки зрения, отмена культуры — это не глупость социальных сетей, а превращение в оружие врожденной человеческой вины. Покайся, грешник или отступник, иначе!
  3. Вознаграждайте и наказывайте. Люди, как и животные, объяснил Меерло, усваивают свои уроки быстрее, если их поощряют «лаской, едой, поглаживанием» после выполнения приказа хозяина и наказывают за бездействие или непослушание (43).Во время пандемии правительства используют пищу, обвинения и похвалу, чтобы наказать дерзких и вознаградить уступчивых. Вспомните неуклюжую попытку Джо Байдена побудить американцев носить маски и делать прививки обещанием разрешить барбекю на открытом воздухе в День независимости. Напомним также, что города и штаты закрывали рестораны, чтобы наказать жителей за положительный результат теста на Covid. Власти действительно следовали «науке», науке павловской обусловленности.
  4. Мысленное изнасилование самых уязвимых в первую очередь. В то время как Меерло ясно дал понять, что каждого человека можно заставить терпеть проникновение в его разум тоталитарной лжи, «есть люди, более поддающиеся промыванию мозгов, чем другие» (44). Некоторые сохраняют обучение на всю оставшуюся жизнь, в то время как другие быстро разучаются поведению или мыслям. Вслед за Павловым Меерло выдвинул гипотезу о том, что причиной изменчивости могут быть «врожденные» различия или «ранняя обусловленность конформизмом» (44).
  5. Получите максимум от мессенджера. Хотя моей условной реакцией на появление доктора Фоу Чи является сильная рвота, многие американцы реагируют на него положительно. Мирло отмечал, что «есть некоторые люди, которые могут установить такое непосредственное взаимопонимание с другими, что последние вскоре откажутся от многих старых привычек и образа жизни, чтобы соответствовать новым требованиям» (44). Замечательно, но факт!
  6. Повторить, повторить, повторить. Чтобы вставить собственное сообщение, мастеру часто приходится стирать предыдущую обработку. Это лучше всего делать, утверждал Меерло, через скуку и повторение, которые вызывают «необходимость уступить и уступить провоцирующим словам» мастера (45).Что может быть лучше, чем утомить людей и заставить их подчиниться, чем изоляция и постоянный шквал банальных, заведомо ложных сообщений вроде «мы все вместе в этом участвуем»?
  7. Участвуйте в серьезной игре слов. Меерло отметил, что такие слова, как «предатель», вызывают негативные условные чувства, даже если они «применяются нечестно» (46). Сейчас все ненавидят Америку, поэтому это слово пришлось заменить на «вооруженный повстанец» и «расист», чтобы стимулировать желаемый эффект в 2020–2021 годах. Когда объективно расистское поведение и вооруженные повстанцы не могут быть найдены, их приходится придумывать в основном из мирных протестов, веревок, которые чем-то напоминают петли для эльфов Киблера, и сленговых слов для хоум-ранов/талисманов, которые заканчиваются на тот же слог, что и N-слово. .Насилуя язык, предупреждал Меерло, лидер может стать «господином разума» (47).
  8. Способствовать ориентации на других. Меерло также предупреждал о том, что мастера заставляют людей задавать вопросы «Что думают другие люди?» вместо «Что правильно?» Как я указывал в прошлом году в «Отчаянном одиночестве социальных сетей», люди, ориентированные на других, «ищут одобрения и аплодисментов, а не уважения» и, следовательно, с готовностью злоупотребляют социальными сетями, чтобы чувствовать себя любимыми, потому что их «лайки» или «последователи» ” или “друзья” кажутся легионом, хотя это дешевые, банальные, в лучшем случае эфемерные сигналы.Личности, ориентированные на других, подрывают демократию, поддерживая самых популярных кандидатов на посты, а не лучших. Они также подрывают рациональность, позволяя создать «общее заблуждение» (47). Интересно, что в то время как Меерло критически относился к нацистской Германии и Советскому Союзу, он часто обзывал «Красный Китай» за то, что он пытался ловить людей, как кроликов, «за уши» (48).
  9. Используйте все доступные средства связи. Меерло также отметил, что успешные мастера, такие как КПК, использовали все возможные средства связи, чтобы донести свои ошеломляющие сообщения до сознания своих жертв.Нацисты «даже дошли до того, что рисовали свои лозунги на крыльцах домов и на улицах» (48), как это сделали сторонники BLM в 2020 году. Голландцы смогли противостоять соблазну «нацистскими упрощениями и лозунгами», — предложил Меерло, потому что по радио можно было услышать более разумные голоса из Лондона (48).
  10. Исключите логику и открытое обсуждение. Возможно, самым мощным инструментом тоталитаризма является разрушение или отрицание логики, чтобы вызвать «состояние замешательства… состояние, в котором ничто не имеет никакой силы» (49).Вот почему 2 плюс 2 равно 4 вдруг стало «расистским», и почему наши предполагаемые хозяева повторяют до тошноты , что мы должны носить маски, даже если они больше вредят, чем помогают. Именно поэтому с 2020 года так быстро выросла цензура даже врачей.
  11. Используйте стремление соответствовать требованиям. Меерло не совсем называл людей «овцами» или «овцами», но он был близок к этому. «Во всем царстве животных, — указал Мирло, — люди — одни из самых беспомощных и обнаженных существ.Он остается как зародыш обезьяны, он никогда не вырастает до зрелого, волосатого, полностью покрытого состояния» (53). Другими словами, люди остаются в «стойком эмбриональном состоянии… зависимы от материнской заботы, отцовского обучения и воспитания», поэтому они остаются в «отсталом состоянии и бесконечной социальной зависимости» (53), т. е. становятся легкой добычей для таких господ, как Муссолини. , Гиммлер, Гитлер, Пол Пот, Мао, Сталин, Кастро, Чен Ын, Цзиньпин и…
  12. Накачивайте наркотики, когда это необходимо. Несмотря на все это, люди любят свободу, и простая доза смеха или любви может сломить тоталитарный разум, что объясняет, почему многие некогда веселые комики теперь такие банальные и скучные.Хороший способ удержать внимание людей на тоталитарных сообщениях и отвлечь их от любви и смеха — поощрять их кайфовать. Или низкий. Любое измененное психическое состояние, писал Меерло, поможет мастеру загипнотизировать жертв. «У алкоголика, — заметил он, — больше нет ментального стержня, когда вы даете ему выпить. То же самое верно и для хронических потребителей седативных средств или других таблеток» (55). И «других таблеток» предостаточно: кислота, черная смола, блаженство, выпивка, кнопки, кактус, конфеты, таблетки от простуды, коди, кокс, чудак, крэк, депрессанты, грибок, гуп, счастливые таблетки, джекпот, сок, молли, обезьяна, попперс, кат, руис, совок, привкус, сорняки, транки, апперсы, витамин Р, витамин Х, травка, уиппеты, зомби, что угодно, все это хорошо, хорошо для контроля над умами людей, а-ля храбрая новая сома Олдоса Хаксли.Если вы думаете, что ограничения предложения или снижение спроса уменьшили наркоманию во время карантина, подумайте еще раз.
  13. Вызывать страх. В самые мрачные дни Великой депрессии президент Рузвельт сказал американскому народу, что ему нечего бояться, кроме самого страха. Это была ложь. Они также должны опасаться правительства и его корпоративных приспешников, пытающихся манипулировать ими со страхом. Возможно, самое интересное из утверждений Мирло, основанное на книге Эриха Фромма 1941/1942 годов « Бегство от свободы / Страх перед свободой », заключается в том, что люди больше не боятся смерти так сильно, как боятся жить реальной жизнью.«Выход из относительно безопасной детской зависимости к свободе и ответственности, — отметил он, — опасен и опасен», что делает людей уязвимыми для патерналистской политики и политиков, стремящихся защитить их от многих жизненных проблем (163). Хотя страх иногда приводит к тревоге и панике, он также может вызывать «безразличие и апатию» (165). Все реакции предполагают «необходимость» в «сильном» лидере, способном защитить людей от врага, будь то вирус, глобальное изменение климата, террористы или коммуняки.

Все могло быть и хуже, поскольку наши предполагаемые хозяева еще не пытались систематически лишать людей сна или применять другие формы физических пыток, возможно, потому, что такие методы были бы слишком очевидными и/или дорогостоящими в применении. Америка — это еще не то, что Мирло называл Тоталитарией — его гипотетическая антиутопия, где «политические идеи вырождаются в бессмысленные формулировки, сделанные только в пропагандистских целях. Это любая страна, в которой одна группа — левая или правая — приобретает абсолютную власть… любая страна, в которой разногласия и различия во мнениях являются преступлениями, в которой полное соответствие есть цена жизни» (106) — но сегодня она гораздо ближе чем в феврале 2020 г.

В общем, книга Меерло « Изнасилование » не может избавить читателей от тоталитарного контроля над разумом, но она раскрывает методы ухода, используемые теми, кто хочет стать их хозяевами, и напоминает всем американцам о решающей важности Билля о правах и других конституционных сдержек и противовесов. Можно было бы подумать, что лидеры реальной демократии не только сохранят тайну голосования, но и сделают все, что в их силах, чтобы предотвратить превращение кого-либо или чего-либо, иностранного или отечественного, своих граждан в безмозглых автоматов, насекомоподобных последователей или хрупких взрослых детей. достаточно, чтобы быть напуганным бегущей строкой новостей.Явно не сумев сохранить базовые предпосылки самоуправления, на самом деле их единственную задачу, все политические лидеры Америки должны присоединиться к Эндрю Куомо и отойти в сторону, чтобы освободить место для более умных и образованных политиков, менее одержимых властью.

Роберт Э. Райт

Роберт Э. Райт — старший научный сотрудник Американского института экономических исследований.

Он является (со)автором или (со)редактором более двух десятков крупных книг, книжных серий и отредактированных сборников, в том числе Лучшее из Томаса Пейна  (2021) и Финансовое исключение (2019) AIER.Он также (со)автор многочисленных статей для важных журналов, в том числе American Economic Review , Business History Review , Independent Review , Journal of Private Enterprise , Review of Finance и Southern Economic Review. .

Роберт преподавал курсы по бизнесу, экономике и политике в Университете Августаны, Школе бизнеса Стерна Нью-Йоркского университета, Университете Темпл, Университете Вирджинии и в других местах с тех пор, как получил докторскую степень.D. по истории из SUNY Buffalo в 1997 г.

Книги Роберта Э. Райта

Получайте уведомления о новых статьях от Роберта Э. Райта и AIER.

Факультет психологии — Wheaton College Massachusetts

Нашим студентам,

В настоящее время мы переживаем неизмеримо сложный исторический момент, который обнажил продолжающиеся разногласия и несправедливость в нашем обществе. Убийства Ахмада Арбери, Тони МакДейда, Бреонны Тейлор, Джорджа Флойда и, совсем недавно, Рэйшарда Брукса перекликаются с веками ужасающего и жестокого обращения, с которым сталкивались цветные люди, особенно чернокожие и афроамериканцы.

Самостоятельно каждое из этих событий достаточно, чтобы причинить страдания, вызвать гнев или необоснованный страх и печаль. В совокупности возникающий поток эмоций кажется почти непреодолимым. Мы пишем, чтобы выразить свое возмущение и заявить, что мы непоколебимо солидарны с жертвами расового насилия, дискриминации и маргинализации. Мы выступаем против превосходства белых, фанатизма и самоуспокоенности, которые позволили этому злу существовать слишком долго. Мы стремимся быть активными антирасистами, призывая себя и друг друга к ответу и подтверждая как словами, так и действиями, что Black Lives Matter.

Подобно вирусу COVID, который приподнял завесу над неравноправной системой здравоохранения нашей страны, расизм витает в воздухе, которым мы дышим. Он очень заразен, и люди могут заразиться, не подозревая об этом. Как личности, мы должны признать и противостоять той роли, которую наши расовые предубеждения и действия играют в этой системе. Как отдел, мы должны пересмотреть наши курсы и вступить в критический диалог с явной целью выявления и устранения предвзятости в наших учебных программах. Мы признаем, что психология как дисциплина использовалась для поддержки расистских и исключающих теорий и практик, но мы знаем, что она также может способствовать пониманию, решению проблем и исцелению.

Воодушевленные недавними событиями и разгневанные продолжающимся притеснением чернокожих, мы полны решимости направить свои чувства и направить наши действия на демонстрацию нашим чернокожим ученикам и всем маргинализированным группам, что мы прислушиваемся к ним и поддерживаем их. В безотлагательности этого момента мы полны решимости использовать наш коллективный голос, чтобы потребовать справедливости. Мы будем привлекать наших студентов к занятиям, исследованиям и стипендиям, которые признают перспективы, которые оставались незамеченными, чтобы осветить более инклюзивный путь вперед.

Мы считаем, что самый эффективный способ помочь в борьбе с расизмом и неравенством в нашем обществе — это сначала предпринять целенаправленные действия по устранению этой несправедливости в нашем собственном студенческом сообществе. С этой целью мы находимся в процессе:

  1. Изучение наших собственных расовых предубеждений и того, как они проявляются в нашей педагогике и взаимодействии со студентами и другими людьми.
  2. Пересматриваем наши курсы, чтобы углубить обсуждение расы и расизма.

Двигаясь вперед, мы обязуемся:

  1. Подтвердите свою приверженность диверсификации факультета психологии, наняв больше преподавателей цвета.
  2. Наймите преподавателя, чья стипендия посвящена проблемам расы и расизма.

С уважением,

Факультет психологии


Психология является как прикладной, так и академической областью, изучающей мысли, чувства и действия человека, а также поведение животных. Департамент психологии стремится поддерживать миссию колледжа по образованию в отношении расы, этнической принадлежности, пола, сексуальной ориентации и других категорий, связанных с человеческим поведением и функционированием.

Современная психология широка и разнообразна как по тематике, так и по методам. Предложения преподавателей и курсов на факультете психологии Уитона отражают эту широту и разнообразие. Мы предлагаем курсы по поведению животных, познанию, психологии развития, личности, социальной психологии, неврологии, здоровью, судебной, клинической и мультикультурной психологии. Студенты могут проходить курсы как по количественным, так и по качественным методам исследования.

Психология носит междисциплинарный характер.Факультет психологии в Уитоне имеет связи с естественными, гуманитарными и другими социальными науками.

Факультет психологии предлагает ряд опытных возможностей для наших студентов в полевой практике и стажировках. Студенты могут сотрудничать с преподавателями в исследованиях в психологических лабораториях.

Студенты, изучающие психологию, работают в самых разных условиях, включая школы, социальные организации, исследовательские лаборатории и корпорации.Они могут сделать карьеру в области маркетинга, управления персоналом, биомедицинских исследований, уголовного правосудия и психического здоровья. Посмотрите, чем сейчас занимаются некоторые из наших выпускников.

За дополнительной информацией обращайтесь к заведующему кафедрой, профессору Рольфу Нельсону.

Ссылки по теме

Эли Зарецкий | Массовая психология трампизма · LRB 18 сентября 2018 г.

После республиканских праймериз 2015–2016 годов некоторые люди обратились к психиатрии, чтобы найти иррациональные источники победы Трампа, но пока достигнут небольшой прогресс.Это связано с тем, что большая часть усилий была направлена ​​на анализ Трампа, которого часто называют страдающим «нарциссическим расстройством личности». Подобные диагнозы, поставленные на расстоянии, не только неправдоподобны; они также не отвечают на более важный вопрос: характер обращения Трампа. Составляя около трети электората, его последователи образуют крайне лояльную и психологически сплоченную группу. Они невосприимчивы к либеральной или прогрессивной критике Трампа или его политики.Наоборот, их лояльность процветает на аргументах против Трампа и копает глубже.

Однако существует более старая психологическая мысль, которая проливает свет на ту тесную связь, которую Трамп установил со значительным меньшинством американцев. Вдохновленная Фрейдом, эта мысль возникла после подъема фашизма и нацизма в Европе, когда американцы тоже стали опасаться авторитарных элементов в своем обществе. Южная политика изобиловала расовыми демагогами, такими как Теодор Бильбо из Миссисипи, с 1890-х годов, а популярность поддерживающего Муссолини радио священника отца Кофлина продемонстрировала привлекательность авторитарного послания для иммигрантов Севера.

В разгар Нового курса все понимали, что необходимо решать законные экономические проблемы. Но было и нечто большее, что проявлялось в глубокой преданности агитаторам и демагогам вроде Кофлина. Чтобы понять эту преданность, беженцы Франкфуртской школы от Гитлера, в том числе Лео Левенталь и Теодор Адорно, использовали вдохновленную Фрейдом «психологию масс» для анализа антисемитов и демагогов в США.

Их решающим нововведением стало открытие особой формы, которую авторитаризм принимает в демократических обществах.Раньше агитатора считали чем-то вроде гипнотизера, а откликавшаяся на него толпа была доверчивой и детской. Открытая для слухов и страха, она требовала силы и даже насилия от своих лидеров. Как выразился французский психолог XIX века Гюстав Лебон, толпа «хочет, чтобы ею управляли и угнетали, и чтобы она боялась своих хозяев». Фрейд имел в виду эту модель психологии толпы, когда писал, что

члены группы нуждаются в иллюзии того, что их лидер одинаково и справедливо любит их; но самому вождю не нужно никого любить, он [должен] быть властной натуры, абсолютно самовлюбленный, самоуверенный и независимый.

Гитлер, Муссолини, Ататюрк и даже Де Голль соответствовали этой модели, поскольку они использовали средства массовой информации, парады, спортивные мероприятия и фильмы, чтобы представить себя отцами порабощенных народов.

Адорно, однако, понял, что эта модель лишь частично применима к американским демагогам. Что отличает демагога в демократическом обществе, как он утверждал в «Теории Фрейда и модели фашистской пропаганды» (1951), так это отождествление лидера и его последователей.Рассматриваемый нарциссизм не только у Трампа. Важнее мнение его последователей, которые идеализируют его, как когда-то, в детстве, идеализировали себя. Кроме того, у демагога особая апелляция к уязвленному нарциссизму, к ощущению, что человек не соответствует установленным для себя стандартам.

Успешный демагог активизирует это чувство, обладая типичными качествами последователей, но в том, что Адорно, цитируя Фрейда, называл «четко выраженной и чистой формой», производящей впечатление «большей силы и большей свободы действий». либидо’.По словам Адорно, «сверхчеловек должен походить на последователя и казаться его «расширением». Лидер «завершает» представление последователя о самом себе. Это помогает объяснить феномен «большого маленького человека», «ох, черт», демагога «просто людей», такого как Хьюи Лонг. Он «кажется расширением собственной личности субъекта, коллективной проекцией самого себя, а не образом отца» — иными словами, Трампом, а не Вашингтоном или Рузвельтом.

Можно возразить, что Трамп, телезвезда-миллиардер, не похож на своих последователей.Но это упускает из виду мощную близость, которую он устанавливает с ними на митингах, по телевидению и в Твиттере. Часть его злобного гения заключается в его способности наладить связь с людьми, которые в противном случае исключены из мира, к которому он принадлежит. Даже называя Хиллари Клинтон инструментом международных финансов, он сказал:

Я заключаю сделки — крупные сделки — все время. Я знаю и работаю со всеми самыми жесткими операторами в мире глобальных финансов с высокими ставками. Это упорные, злобные и беспощадные финансовые убийцы, люди, которые оливают кровью весь стол в зале заседаний и борются до победного конца, чтобы получить максимальное преимущество.

С этими словами он привел своих последователей в зал заседаний вместе с ним и призвал их принять участие в совместном циничном разоблачении грязных мотивов и практик, лежащих в основе богатства. Его роль в движении Биртера, прелюдия к его успешной президентской кампании, была не только расистской, но и показала, что он чувствовал себя как дома с самыми невежественными, отсталыми, предубежденными людьми в Америке. Кто еще, как не полный неудачник, стал бы заниматься биртеризмом, столь далеким от ауры Голливуда, Силиконовой долины и Гарварда, которая возвышала Обаму, но и отдалила его от масс?

Постоянное умаление Трампа в New York Times или на MSNBC может быть полезным для поддержания сопротивления, но контрпродуктивно, когда дело доходит до разрушения коалиции Трампа.Его последователи воспринимают каждое нападение на своего лидера как нападение на него. «Поразительные симптомы неполноценности фашистского лидера, — писал Адорно, — его сходство с актерами-любителями и асоциальными психопатами» облегчают идентификацию, которая является основой идеала. На записи Access Hollywood, которая, как многие предполагали, покончила с ним, Трамп озвучил достаточно распространенную мечту, но с «большей силой» и большей «свободой либидо», чем позволяют себе его последователи. И он также поддерживал нарциссизм женщин, которые его поддерживают, описывая себя беспомощным в тисках своих желаний к ним.

Адорно также заметил, что такого рода демагогия — это профессия, заработок проверенными методами. Трамп — гораздо более знакомая фигура, чем может показаться на первый взгляд. Призывы демагога, писал Адорно, «были стандартизированы, подобно рекламным лозунгам, оказавшимся наиболее ценными для продвижения бизнеса». Опыт Трампа в области продаж и реалити-шоу идеально подготовил его к нынешней роли. Согласно Адорно,

лидер может угадывать психологические нужды и нужды тех, кто восприимчив к его пропаганде, потому что он психологически похож на них и отличается от них скорее способностью беспрепятственно выражать то, что в них скрыто, чем какой-либо внутреннее превосходство.

Чтобы удовлетворить бессознательные желания своей аудитории, лидер

просто обращает свое бессознательное наружу… Опыт научил его сознательно использовать эту способность, рационально использовать свою иррациональность, подобно актеру или определенному тип журналиста, который знает, как продать свою… чувствительность.

Все, что ему нужно сделать для того, чтобы совершить продажу, заставить свою телеаудиторию кликнуть или спровоцировать акцию кампании, — это использовать свою собственную психологию.

Используя старомодный, но все еще показательный язык, Адорно продолжил:

Лидеры, как правило, склонны говорить без умолку и дурачить других. Знаменитое заклинание, которое они накладывают на своих последователей, по-видимому, во многом зависит от их устной речи: сам язык, лишенный своего рационального значения, действует магическим образом и способствует тем архаическим регрессиям, которые низводят индивидуумов до членов толпы.

Поскольку раскованная ассоциативная речь предполагает, по крайней мере, временное отсутствие контроля над эго, она может указывать не только на силу, но и на слабость.Хвастовство агитаторов часто сопровождается намеками на слабость, нередко слитыми с претензиями на силу. Это было особенно поразительно, писал Адорно, когда агитатор просил денежное пожертвование. Как и в случае с движением Birther или Access Hollywood, самоуничижение Трампа — притворство, что он продает стейки во время предвыборной кампании — создает связь, которая обеспечивает его идеализированный статус.

После 8 ноября 2016 года многие люди пришли к выводу, что то, что они по понятным причинам считают катастрофой, было результатом пренебрежения неолиберальными элитами белого рабочего класса, проще говоря.Вдохновленные Берни Сандерсом, они считают, что Демократическая партия должна переориентировать свою политику с идеи «сначала немногие разбогатеют» на защиту наименее обеспеченных. Тем не менее, никто из тех, кто пережил бунты последних десятилетий за гражданские права и феминистские движения, не может поверить, что экономическая программа сама по себе является достаточной основой для политики, возглавляемой демократами. То же самое относится и к попыткам связаться со сторонниками Трампа. Из тех, кто обеспечивает его примерно 40-процентный рейтинг одобрения, половина говорят, что они «решительно одобряют» и, вероятно, проиграли демократам.Но если мы поймем личностный уровень, на котором действуют протрамповские стремления, мы сможем лучше обратиться к другой половине и таким образом предотвратить надвигающуюся чрезвычайную ситуацию.

Массовая психология фашизма | Физиотерапия

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок. Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов.Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Войти с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью.Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения. Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции.Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

Массовая психология фиттизма Эдварда Ю

Ю использует фундаментальную концепцию «степеней свободы» Николая Бернштейна и теорию информации Клода Шеннона для анализа как человеческого движения в частности, так и человеческого обучения в целом. При этом он демонстрирует, как обычные фитнес-программы, как правило, подавляют обучение, а также тормозят сенсомоторное развитие.Более глубоко изучая фитнес и сравнивая первоначальную концепцию этого слова Дарвина с интерпретацией этого слова в нашей доминирующей культуре, Ю также показывает, как обычные фитнес-программы, по сравнению с менее традиционными и более исследовательскими, имеют тенденцию сводить к минимуму, если не уменьшать, наши физические нагрузки. уровень физической подготовки.

Отзывы практиков:

«Массовая психология фиттизма» — блестящая книга, занимательная и информативная, а для многих, возможно, изменяющая жизнь. Эдвард Ю не только ставит под сомнение нынешние причуды в мире фитнеса, которые управляют тем, как люди думают, чувствуют и действуют, но и ведет нас к очень тщательному обсуждению того, что на самом деле мог бы означать фитнес, если бы мы были лучше информированы о художественных, эстетических и научных исследованиях. тело и ум.

-Фрэнк Уайлдман, доктор философии, CFT
автор книги «Руководство занятого человека по облегчению передвижения»
основатель Института движения Фельденкрайза

упрощенная перспектива фитнес-культуры; перспектива, в которой путь к телу полностью обходит роль гравитации и мозга в развитии, обучении и исцелении. Эта книга представляет столь необходимый контрапункт механистическому мышлению нашего времени.

— Дэвид Земах-Берсин, CFT
автор книги Relaxercise: The Easy New Way to Health and Fitness
соучредитель Института Фельденкрайза в Нью-Йорке

формы, когда оно осуществляется либо бессознательно, либо сознательно прекращается.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.