Абьюзер кто это такой как его воспитывали: Каких оскорблений можно ожидать от абьюзера и как противостоять ему?

Содержание

Как не вырастить абьюзера | VOXPOPULI

Отношение к мужчинам и женщинам в обществе различается. Женщинам не прощают ошибок, высмеивают, дискриминируют самыми различными способами. Будем откровенны: окружающие, к примеру, не обращают внимания на количество волос на теле мужчины, но женщину поднимут на смех и будут осуждать за одинокий волосок на ноге, единогласно обвиняя в том, что она не следит за гигиеной и дурно пахнет. Хотя растительность на теле — самая что ни на есть природная и естественная вещь, никак не связанная с гигиеной.

В нашей культуре родители ведут разговоры с дочерьми о том, как следует вести себя, чтобы не попасть в руки насильника. Более «продвинутые» знают и слово «абьюз», но даже в этом случае в сознании большинства населения насильники и абьюзеры — это такие особенные люди, маргиналы и психически нездоровые индивиды, которых днем с огнем не сыщешь. На деле же мы ходим с ними бок о бок. Только по официальным данным с насилием сталкивается каждая пятая казахстанка (по данным Комитета по правой статистике и специальным учетам Генеральной прокуратуры РК, за полгода в Казахстане изнасиловали 859 женщин).

«Во что ты была одета», выставка одежды жертв насилия

Однако мировая практика показывает: невозможно остановить насилие, обучая «правильному» поведению жертву — просто потому, что дело вообще не в жертве. За насилие всегда отвечает только насильник. Именно насильник и абьюзер принимает решение о совершении акта насилия, а причиной может стать что угодно — хотя бы и просто дурное настроение самого насильника. Поэтому «воспитывать» и предостерегать надо не девочек и девушек. Вместо этого необходимо вести просветительские беседы с мальчиками, юношами и мужчинами, учить их быть отзывчивыми и эмпатичными.


Как быть и что делать?

1

Задирать и толкать девочек, дергать их за косички — это насилие, а не проявление симпатии и любви. Это больно, неприятно и обидно. Не нужно поощрять такое поведение и возводить его в норму. Избегайте выражений вроде «Бьет — значит любит». Нет. Любовь, как и любые другие отношения, должна строиться прежде всего на взаимоуважении, но никак не на применении физической силы.


2

«Мальчики не плачут». Забудьте это выражение. Мальчики точно так же испытывают эмоции, включая печаль или страх. Плакать или как-то еще выражать свои чувства — это нормально и не является чем-то зазорным.

VOX: Почему вредно сдерживать эмоции?

Гарри Колман

психолог, телесно-ориентированный психотерапевт, специалист по Телесному Инсайту, преподаватель, супервизор, ЛГБТКИАПП-консультант

— В первую очередь, потому, что наши эмоции имеют эволюционный смысл, и изначально это сигналы, позволяющие нам ориентироваться в окружающем и внутреннем мире, понимать других и себя. Так, гнев указывает на нарушение наших границ, страх — на опасность, радость — на то, что для нас полезно, восхищение и благодарность — на путь к ресурсу, а слезы и печаль — это признак того, что мы потеряли или готовы расстаться с чем-то важным для нас. Фактически, если нам не о чем плакать — значит, в нашей жизни не было ничего ценного.

А во-вторых, сдержать эмоции всё равно не удастся. Это очень известный паттерн: человек какое-то время изо всех сил сдерживает проявление чувств, которые считает «плохими», но рано или поздно они вырываются — внутрь или наружу. Наружу — это скандал, «немотивированная» агрессия, крики или непрекращающиеся слезы; то, что и сам человек, и другие называют «неадекватным поведением», сверхреакция, «необъяснимый» импульсивный поступок. То, за что потом, как правило, очень стыдно. Внутрь — это болезни, тот самый ранний инфаркт в 40 лет, например, но ещё чаще — и именно у мужчин — это алкоголизм. Потому что только напившись можно позволить себе проявить всё бушующее внутри.


Уличные домогательства, или кэтколлинг

3

Окликать на улице проходящих мимо женщин, девушек и девочек — это не комплимент и не положительные знаки внимания. Это пугает и нервирует. Каждая женщина, выходя на улицу, практически постоянно сталкивается с кэтколлингом (свист, уличные домогательства). Представьте, что вас каждый раз дергают незнакомые и не всегда привлекательные люди с предложениями прогуляться до ближайшей подворотни. Женщина — не товар и не предмет, чтобы бурно обсуждать ее и предлагать ей вещи интимного характера.

Маргарита Спасская

VOX: В этом месте мужчины начинают кричать: «А как же тогда знакомиться, мы все вымрем, как вымирают в Европе!» Можно ли как-то вообще объяснить, почему это неправильно?

Маргарита Спасская

психоаналитическая психотерапевтка

— На мой взгляд, это про вежливость (точнее про ее отсутствие) и элементарное уважение к другому человеку. Как это вообще связано со знакомствами? Думаю, что неправильно это, потому что «нет» в такой ситуации как будто не предполагается и часто игнорируется.

Связь с вымиранием вообще не очень понятная: как уличное хамство может быть связано с рождением детей? Это в большей степени про отсутствие уважения и культуры согласия, чем про отношения и родительство.

К сожалению, такие люди не считают свое поведение хамским. Что можно сказать на это: даже не думайте о том, что вас может хотеть каждая женщина. Это не так. У каждой свои вкусы и предпочтения. Будь вы брутальным мачо, стройным атлетом или бритоголовым мафиози. Вы можете подойти и попробовать познакомиться, но реагировать на отказ агрессией — недопустимо. Будьте всегда вежливы и обходительны.

VOX: Почему мужчины реагируют на отказ агрессивно?

Гарри Колман:

— Это одна из ловушек мужской социализации: мальчиков учат, что они обязаны быть активными, обязаны подходить к девочкам первыми и даже «должны» постоянно этих знакомств хотеть. Но тот, кто подходит первым и проявляет свою заинтересованность, на самом деле показывает свою уязвимость, свою «нужду» в том, к кому он подошел. По той же причине нам всем легче проявлять к ближнему негатив, чем приязнь, доброту или нежность — душевная теплота требует открытости, а открытость — это и уязвимость тоже. То есть мальчики оказываются изначально загнанными в дискомфортные рамки, принуждающие к проявлению инициативы, и если вторая сторона отказывается подыгрывать, это вызывает гнев на этот принуждающий социальный конструкт, но так как принуждение редко осознается, злость достается женщине. Ругая ее, мужчина пытается неуклюже восстановить статус-кво, сделав вид, что не больно-то и хотелось, и никакой уязвимости как бы не было.

Еще один крайне важный момент: способность переносить фрустрацию — это вопрос человеческого достоинства. Если я сам ощущаю себя как ценного, целостного, достойного, я смогу вынести чужое «да» или «нет».


4

Решать проблемы с помощью силы — неправильно и преступно. Мы развитые существа, обладающие речью и мышлением. Практически любые вопросы можно решить посредством диалога. Желание заполучить что-то с помощью физической силы должно наказываться, если только это не соревнования по боксу или армрестлингу.

VOX: Правда ли, что мужчины более вспыльчивы, или же дело исключительно в МГС (мужская гендерная социализация — прим. авт.) и воспитании?

Маргарита Спасская:

— Я думаю, вряд ли кто-то может дать однозначный ответ, потому что невозможно представить идеальную экспериментальную ситуацию, в которой фактор среды или социализации будет исключен. Но главное: почему это вообще важно? Почему важен вопрос, вспыльчивее мужчины или нет? Должна ли вспыльчивость быть смягчающим обстоятельством? Или наоборот?


5

Чужое тело неприкосновенно! Не должно быть никаких попыток нарушить чужие границы без четкого, явного и высказанного словами согласия на подобное. «Нет» — значит «нет». Перед тем как вступить в интимную связь с девушкой, необходимо услышать ее убедительное, однозначное и добровольное согласие.

Женщина в состоянии алкогольного или наркотического опьянения такого согласия дать не может никогда. Алкогольное опьянение в случае насилия — отягчающее обстоятельство. Многие мужчины начинают заводить разговоры о том, что, спрашивая разрешения, мы успеем вымереть, и вообще женщины любят грубых самцов. Нет, не любят. Да, есть женщины, предпочитающие жесткий секс, но и они не обрадуются, если знакомый или незнакомый парень будет принуждать их к интимной близости.

Карл Густав Юнг

VOX: Здесь многие — родители мальчиков, в частности — начинают возмущаться и заявлять, что говорить о таком с мальчиками — значит ущемлять их мужественность, и вообще их сын нормальный и женщин уважает. А преступления якобы совершают некие «неадекватные маньяки». Чем опасно такое мнение?

Гарри Колман:

— Это проблема Тени, о которой писал доктор Карл Юнг. Тень — это то, в чём мы чувствуем дискомфорт от самих себя. Никому не хочется думать, что близкий и даже он сам способен на чудовищные поступки, но как только мы говорим: «Это точно не про меня!» — мы оказываемся в ловушке, переставая отслеживать и признавать за собой нехорошие мысли, некрасивые желания и стремления, антисоциальные порывы. Ревность и зависть, ярость и стремление причинить боль — это общечеловеческий опыт, мы все иногда это испытываем, но вопрос в том, что мы выбираем сделать. Посмотрите статистику: подавляющее большинство преступлений совершается вовсе не «маньяками», а совершенно здоровыми с точки зрения психиатрии мужчинами. Стало быть, в какой-то момент эти люди выбрали сделать это.

«Насильники, совершающие инцест — это просто мужчины, у которых была власть, чтобы взять то, что им хочется, и которые ею воспользовались. Они мужчины, которые слишком сильно похожи на других мужчин», — пишет психотерапевт, специалист по работе с авторами насилия

Рич Сноудон.

Отдельный вопрос — «ущемление мужественности». Если с детства внушать, что мужественность в принципе может быть ущемлена и каким-то образом пострадать из-за общения с девочками, очевидно, что мальчик проникнется убеждением, что его «мужественность» (что бы под этим ни имелось в виду) изначально хрупка, разрушима и зависит не от него (а, например, от мнения окружающих женщин). Именно так создается миф о «хрупкой маскулинности».


6

Забудьте про обвинение жертвы и аргументы о виктимности. Мы уже писали, что это понятие используют только в странах бывшего СССР; в местах, где законы работают, термин «виктимность» не используется — более того, подвергается резкой критике как обвинение жертвы.

VOX: откуда возникает стремление обвинить жертву, и почему, например, в случае ограбления квартиры все вполне единодушно обвиняют вора, а не пострадавших?

Маргарита Спасская:

— Для этого есть много причин. В частности, это тревога. Да, я совершенно уверена, что дело не только в систематической ошибке выжившего, но и в том, что признать свою беззащитность перед насилием очень трудно, потому что это про уязвимость и беспомощность  — мало кто хочет сталкиваться с этими неприятными чувствами. Для мужчин это также часто связано с необходимостью пересмотра своих ценностей, с анализом своих привилегий и с признанием своих злоупотреблений — это трудная работа.

Самое простое — сказать: «Случайности не случайны», или «Она это сама выбрала», или «Женщина — мазохистка, и ей нравится страдать». К сожалению, психоанализ внес свой негативный вклад в такое восприятие, а психоаналитическая теория куда сильнее повлияла на общество, чем может показаться.

Да, и еще: если «Она сама это выбрала — я могу ничего не делать», понимаете? Мне не нужно включаться, вникать, рисковать, помогать.


7

Откажитесь от стереотипов. Нет «природного» мужского и женского поведения, есть МГС (мужская гендерная социализация) и ЖГС (женская гендерная социализация), воспитуемые родителями и социумом. Стандартные фразы, которые слышат девочки: «Не бегай», «Не кричи», «Будь аккуратной, ты же девочка», «Мальчикам нужно больше кушать».

VOX: Существуют ли у вообще у людей инстинкты, которые реально влияют на поведение в современном мире?

Гарри Колман:

— Ввиду обсуждаемой темы я бы искал ответ на этот вопрос не в исследованиях этологов, а в заголовке статьи Рича Сноудона, которая называется «Работа с насильниками, совершающими инцест: оправдания, оправдания, оправдания…». Наличие неких «непреодолимых» инстинктов — это просто очень удобное оправдание своего выбора. Но миф «Я просто не мог сдержаться, я не контролировал себя!» уже давно развенчан и Сноудоном, и Ланди Бэнкрофтом. Вся история человечества показывает, что в нашем поведении нет ничего, что принципиально не поддавалось бы коррекции, и — важная ремарка — коррекции при желании самого человека это изменить.

Как показывает практика, несмотря на взывания к «природному поведению», девочки с удовольствием будут играть в футбол и лазать по деревьям. Понаблюдайте за собой и своими мыслями: как часто вы говорите или думаете, например: «Женщина — лучший родитель», «Всем женщинам нравится готовить», «Женщина не может быть инженером, потому что у нее другое строение мозга»? Любая такая фраза — гиря на чаше весов в пользу насильника. Любая из них поставит под угрозу девочку или девушку и даст мальчикам — будущим мужчинам — повод для самооправдания в случае экономического, психологического или физического насилия над женщиной.

Мозг мужчин имеет массу в среднем на 100–150 граммов больше, чем мозг женщин, однако статистической разницы между соотношением размера тела и мозга у взрослых мужчин и женщин не обнаружено. Распространено мнение, что от массы мозга зависят умственные способности человека: чем больше масса мозга, тем одареннее человек. Однако очевидно, что это далеко не всегда так. Например, мозг И. С. Тургенева весил 2012 г, а мозг Анатоля Франса — 1017 г. Самый тяжелый мозг — 2850 г — был обнаружен у индивида, который страдал эпилепсией и идиотией.

Разница в проходных баллах

Женщин действительно мало на технических специальностях, но это не потому, что их мозг менее развит, а потому, что некоторые институты отказываются принимать девушек — историй об этом немало. Также некоторые учебные заведения выставляют разный проходной балл для мужчин и для женщин. Для женщин он завышен. То, что вы с этим не сталкивались, говорит лишь о том, что или вы не женщина, или вам сказочно повезло, или у вас просто не хватает информации.

VOX: Почему аргументы в стиле «Моя знакомая никогда не сталкивалась с дискриминацией/насилием/ущемлением прав» несостоятельны?

Маргарита Спасская:

— У меня был одноклассник, который говорил, что лагерей в Советском Союзе не было — ведь из его родственников никто там не был.

Можете представить себе, что вы знакомитесь с симпатичным молодым мужчиной в костюме, явно преуспевающим менеджером, и он, пожимая руку, говорит вам при знакомстве: «Здравствуйте! Меня зовут N, и я бью свою жену по выходным»? Вот и я не могу это представить. Женщины об этом не говорят, потому что стыдно, потому что страшно, и еще потому, что им стыдно признаться, что они возвращаются. Некоторые скрываются от своих преследователей, и сказать — значит обнаружить себя. Вы можете не знать, сколько таких случаев в вашем окружении. Важно правильно формулировать вопросы, уметь замечать детали, которые не всегда очевидны, но не факт, что вам будет легко справиться с этой правдой.


8

Помните, что мужская гендерная социализация влияет не только на безопасность женщин, но и на самих мужчин — на их жизнь и здоровье. Мужчин учат терпеть боль. Возникает резонный вопрос: зачем? Запоздалое посещение того же стоматолога может привести в лучшем случае к удалению зуба, в худшем — без преувеличений — к гангрене и смерти. Немалое количество мужчин не ходит к врачам до последнего, что, само собой, сильно влияет на качество и продолжительность жизни.


Население Казахстана на начало 2019 года

9

«Потому что на десять девчонок по статистике девять ребят» — не верьте статистике из песни и не приводите ее в качестве аргумента, особенно тогда, когда речь идет про многоженство. В Казахстане женщин ненамного больше, чем мужчин: мужчины составляют всего 48,5% населения страны. В возрасте от рождения и до 15 лет мальчики и юноши составляют 51,4% населения. Молодые и зрелые мужчины от 15 лет и до пенсионного возраста составляют 50,4% населения. А вот в пенсионном возрасте (у женщин — от 59, у мужчин — от 63 лет) мужчин уже всего 30%. Что ж, можно сказать, что бабушкам не хватает дедушек.


Разница в оплате труда

10

В экономическом плане тоже не всё гладко, и до гендерного равенства еще очень далеко. В среднем женщины за аналогичный труд получают на 30% меньше, чем мужчины.


Поэтому, дорогие родители, если вы не хотите воспитать насильника и абьюзера, учтите эти советы. Ваш сын будет значительно счастливее в равновесных, равноправных отношениях, построенных на доверии и взаимоуважении.

Гарри Колман:

— Напоследок хочу добавить: обычно я предлагаю своим клиентам книги и статьи для лучшего понимания себя, других и отношений. Вот эти книги: в первую очередь, Ланди Бэнкрофт «Зачем он это делает?» (в ней описываются все типы и паттерны абьюзивных отношений, мифы о насилии и последствия абьюза для женщин, ему подвергшихся). Во-вторых, Джеймс Холлис «Под тенью Сатурна» (это прекрасное исследование глубинной мужской психологии, где подробно описаны источники агрессии по отношению к женщинам, самому себе и другим мужчинам, а также проблемы мужской социализации), ну и конечно, это уже упомянутая мною статья Рича Сноудона. Ее может быть очень страшно читать, но нельзя оставлять проблему инцеста за скобками при обсуждении воспитания и семьи. Позволю себе привести пронзительную цитату:

«Я считал себя „хорошим парнем“, который „никогда бы не сделал ничего подобного“. Я хотел, чтобы эти мужчины как можно сильнее отличались от меня. В то же самое время, когда я слышал, как они рассказывают о своем детстве и раннем подростковом возрасте, мне было всё труднее и труднее отрицать, что у меня с ними много общего. Мы росли, выучив одни и те же вещи о том, что значит быть мужчинами. Мы не просили учить нас этим вещам и никогда не хотели этого. Часто их навязывали нам, и зачастую мы, как могли, сопротивлялись этому. Однако обычно этого было недостаточно, и так или иначе эти уроки маскулинности остались в нас. Нас учили, что у нас есть привилегии по праву рождения, что наша природа — это агрессия, и мы учились брать, но не отдавать. Мы учились получать любовь и выражать ее главным образом с помощью секса. Мы ожидали, что мы женимся на женщине, которая будет ухаживать за нами, как наша мать, но будет подчиняться нам, как наша дочь. И нас научили, что женщины и дети принадлежат мужчинам, и что ничто не мешает нам использовать их труд для нашей выгоды и использовать их тела для нашего удовольствия и злости.» (Р. Сноудон «Работа с насильниками, совершающими инцест»)


Family Tree — Как из детей вырастают жертвы и агрессоры?

В отношении жертв семейно-бытового насилия часто можно услышать: «Ну почему тогда она не ушла? Почему терпела это все?» 

Когда я только начинала работать с людьми, пострадавшими от семейно-бытового насилия, у меня тоже не было четкого объяснения. Теперь я знаю, почему так выходит.

Во-первых, в насильственных отношениях есть разные периоды, в том числе и периоды «медового месяца» — в самом начале отношений или после очередного насильственного акта, когда происходит примирение. В такие периоды и окружающим, и самим партнерам кажется, что у них прекрасные отношения. «Что же, жертва не помнит, что неделю назад ее не выпускали на встречу с родными, запрещали совершать любые самостоятельные поступки, оскорбляли, били?» Да, она действительно не помнит, не хочет помнить, а если вспоминает, то уверяет себя, что это было какое-то недоразумение, которое больше никогда не повторится. Таков ее защитный механизм.

Человек, находящийся в ситуации насилия, переживает то, что в психологии называется травматическим расщеплением личности. Одна часть, раненая, испытывает боль, гнев и беспомощность. Эти чувства иногда бывают совершенно невыносимы, и человек ищет спасение в другой, обманутой части. Это расщепление — результат предыдущего травматического опыта, как правило, детского. Люди, которые годами добровольно остаются в насильственных отношениях, ранее находились в опасной для себя ситуации без возможности выхода. Чаще всего это ребенок, который становится свидетелем или жертвой домашней агрессии. Вовсе необязательно, что именно на него поднимают руку. Возможно, он просто является постоянным свидетелем насилия, или его воспитывают жестко, принуждают к тем или иным действиям, унижают… Взрослый чисто теоретически может выйти из таких отношений, а ребенок никак не может собрать вещи и уйти от родителей. Он вынужден приспосабливаться, у него развиваются психологические механизмы адаптации к насилию. Со временем он научится выживать в обстановке насилия. Попадая вновь в подобные отношения, он будет использовать усвоенные механизмы приспособления — жертвенные или абьюзивные.

 

Путь оцепенения и надежды

Итак, ребенок столкнулся с опасной для него ситуацией: с насилием, с принуждением, с риском потерять родителей. Его буквально затапливает негативными эмоциями: болью, беспомощностью, гневом. Ему очень больно принимать реальность, и он спасается в своей «надеющейся» части, где собраны все эмоции, способные заглушить боль. Это надежда («Она больше так не будет»), вина («Так мне и надо», «Я недостаточно хороший, поэтому на меня ругаются, поэтому папа ушел, поэтому родители разводятся…»), жалость («Она тоже переживает», «Ему сейчас тоже плохо»), нормализацию («А что, у всех так, все родители сердятся на детей, все ссорятся и так далее…»). Самое сильное из всех этих чувство — страх потерять отношения, остаться без родителя.

Здесь он не помнит прошлых обид, ему кажется, что он может как-то повлиять на ситуацию, если лучше постарается. Так в семье вырастает потенциальная жертва, которая будет все прощать агрессору, жить надеждой, винить себя и страшно бояться потерять своего партнера. Иногда жалость к нему будет сменяться презрением («Пропадет ведь без меня, такая дрянь»), появится стыд («Никто не должен знать, что у нас бывает такое»), но в целом, защитный механизм останется таким же, каким он сложился в детстве.

Путь подозрений и агрессии

Самое удивительное, что в точно таких же условиях вырастают и будущие агрессоры. Они тоже не могли найти выхода из опасных для себя отношений и также научились выживать, но не цепенеть, а обороняться. Агрессоры не взяли на себя вину за происходящее, а начали искать виноватых вовне. Дети в таких ситуациях начинают обижать одноклассников, младших братьев и сестер, животных. А взрослые вымещают боль и страх на своего партнера.

«Раненая» часть абьюзера испытывает ровно то же самое, что и у жертвы: боль, одиночество, обиду, бессилие. А при расщеплении появляется не надеющаяся, а обороняющаяся личность. Ею движут жажда контроля («Почему ты со мной не советуешься?», «Я же сказал, так не надо делать»), раздражение («Ну вот, ты опять, зачем ты так делаешь, не зли меня, не нажимай на мою красную кнопку…»), ревность («Он что, лучше меня?»), нарциссическое возвеличивание («Я у тебя молодец, вот я сразу знаю, как действовать, а ты все мямлишь…»).

Потенциальный агрессор всегда начеку: он мечтает не допустить ситуации, которая в детстве заставила его страдать. Ему необходим контроль, он постоянно зорко следит за внешним миром: не пытаются ли его обмануть, предать, обидеть? Не происходит ли вокруг какое-то действие, опасное для него? Не собирается ли любимый человек покинуть, бросить его? И, как правило, он находит: ведь если просто наблюдать за толпой людей, ничего особенного не заметишь, а если целенаправленно искать террориста, обманщика, переодетого шпиона, то быстро найдешь подозреваемых. Поэтому так часто невинные слова и действия партнера начинают раздражать агрессора, он попытается взять ситуацию в свои руки, будет ограничивать партнера в действиях, ревновать, подозревать, пока дело не дойдет до настоящего насильственного акта. Затем агрессор испытает жгучий страх потерять любимого человека, последует примирение, медовый месяц — и все начнется снова.

Две стороны одной медали

Если в семье только один из партнеров является носителем травматического опыта, то, скорее всего, эта семья недолго просуществует. Второй партнер просто уйдет (воспользуется тактикой зайца: ему же всегда есть, куда убежать). А вот если в паре встречаются двое людей, которые в свое время выработали у себя защитные механизмы против семейного насилия, то эта пара, к сожалению, может просуществовать очень долго.

Почему так происходит? Во-первых, оба партнера преисполнены надеждой, что они встретили свою половину, что теперь они построят идеальную семью, которой им так не хватало в детстве. Агрессор буквально носит партнера на руках, он уверен, что лучше человека на свете и быть не может. Такая идеализация никому не идет на пользу: один сразу начинает не оправдывать завышенных ожиданий, а второй легко разочаровывается, начинает подозревать и раздражаться.

Для людей, которые вдруг осознали, что они задействованы в насильственных отношениях, есть один простой путь: во-первых, не заходить на второй круг, как бы сильно этого не хотелось. Не давать партнеру второй (пятый, десятый) шанс, не обещать себе, что теперь все будет иначе. Во-вторых, признать проблему и обратиться к психотерапевту — в одиночку или в паре, если партнер тоже готов работать над ситуацией.

Что нужно знать родителям?

Воспитывая ребенка, мы неизбежно передаем ему опыт своей жизни. Но есть вещи, которые мы не хотели бы передавать, и в наших силах закончить на себе передачу «стигмы насилия».

Что для этого нужно делать?

Самое сложное — принять тот факт, что насильственные методы воспитания неприемлемы. Если нас самих растили при помощи крика или даже ремня, сложно бывает отказаться от этих методов, так как они — первое, что хочется сделать в любой проблемной ситуации с детьми. Но если мы знаем, что так делать нельзя, то сможем взять себя под контроль: достаточно понимать, какой цели мы добиваемся, отказываясь от насилия.

Если же взрослый искренне уверен, что без твердой руки хорошего человека не вырастишь, что насилие — обычная и естественная часть воспитания, ему стоит обратиться к многочисленным источникам, чтобы понять: насилие порождает все то, от чего мы хотим избавить наших детей. Ложь, страх, ненависть, вину и неизбежное новое насилие.

Следите за тем, сколько контроля вы используете в отношениях с ребенком. Всегда ли это управление необходимо для его жизни, здоровья и благополучия? Везде, где от контроля можно постепенно отказаться, старайтесь давать детям свободу: не слишком настаивайте, если ребенок хочет заниматься не тем делом, которое вы ему предлагаете, или отказывается от какого-либо вида спорта. Ищите компромиссные решения, учитывайте собственные решения ребенка. Ведь наши дети не равны нам, не являются частью нас — они другие, и их отличия нужно уважать и принимать.

Если же вы поймали себя на том, что являетесь агрессором в отношении ребенка, найдите возможность срочно обратиться к специалисту. Защитные механизмы агрессоров не исправляются за два сеанса, но при высокой мотивации родителей можно достичь хороших результатов. Ведь никто из нас не хочет растить ни агрессоров, ни жертв.

 

Материал подготовила Александра Чканикова

Бьёт значит любит?💔 | invme

Сотни лет назад домашнее насилие воспринималось на Руси вполне нормально. Мужчина, как глава семьи, мог таким образом “воспитывать” супругу. А церковь рекомендовала такие процедуры с целью “спасения женской души от попадания в ад”, ведь в Средние века женщину с рождения считали чуть ли не источником зла.

Те дикие времена прошли, а вот домашнее насилие осталось. В этой статье расскажем о том, как с этим быть.

Сотни лет назад домашнее насилие воспринималось на Руси вполне нормально

Рукоприкладство в отношениях — это ненормально. Как со стороны мужчины, так и со стороны женщины. Но брак может быть ужасным и без драк. То есть, абьюз — это насилие в широком смысле, а не только физическое.

Invme — площадка для поиска близких вам по духу людей для совместного времяпровождения. Регистрируйтесь и создавайте новое событие всего в пару кликов.

Как распознать токсичные отношения?

Это первый шаг к налаживанию жизни. Далеко не всегда жертва абьюза осознает свою роль. Ей может казаться, что все в порядке. “Все ссорятся — это нормально”, “Он просто человек такой”, “Я была не права, нужно вести себя скромнее” — вот лишь несколько фраз, которыми жертва может оправдывать партнера-тирана.

Но посмотрите на отношения беспристрастно. Только так можно рассмотреть явные индикаторы того, что у вас с партнером не все хорошо:

  • Партнер нарушает ваше личное пространство. И чем дальше заходят отношения, тем хуже становится. Часто требования выдать пароли от соцсетей, почтовых ящиков и смартфона партнер подает под “соусом” ревности. Жертва в такой ситуации может идти на поводу не из-за прессинга, а из-за искренней веры в то, что ее любят и ценят. И поэтому ревнуют. А значит, такие отношения стоит развивать, даже если партнер грубо нарушает личные границы и жертве от таких постоянных проверок дискомфортно. Но как же доверие?
  • Мужчина или женщина-абьюзер стремятся полностью контролировать партнера. С этой целью они пытаются оградить жертву от социума: настраивают против близких, наговаривают на них, запрещают видеться с друзьями. Это тоже может быть подано так, словно партнер переживает за отношения и старается оградить жертву от плохих людей. Абьюзера особенно сильно раздражает, когда кто-то дает советы жертве по поводу отношений. Хотя, эти рекомендации могут быть полезны. Чем дольше жертва находится под влиянием абьюзера, тем больше вероятность того, что она действительно будет терять друзей и знакомых, идя на поводу у партнера.
  • Перекладывание ответственности за любую ситуацию на жертву, постоянные обвинения, упреки, замечания, нравоучения — явные признаки абьюзера. Такой человек не хочет работать над отношениями и замечать собственные недостатки. Он всегда будет в чем-то винить жертву.
  • Агрессия, ярость, что возникает даже по пустяковым причинам — тоже повод задуматься. Конечно, у человека могут быть проблемы с психикой, управлением эмоциями. Но разве вам от этого легче, если вы страдаете постоянно? Другое дело — если у партнера, скажем, временные проблемы на работе. В этом случае такое поведение человека в какой-то момент должно прекратиться.
  • Жертва абьюза с каждым месяцем/годом становится все более покладистой и через какое-то время уже не решается выяснять отношения. Она не хочет конфликтов и ссор, ищет проблемы в себе и оправдывает притеснения партнера.
  • Самооценка жертвы снижается. Она верит в то, что говорит абьюзер. Это могут быть обидные слова о внешности, характере, поведении. Человек действительно принимает все это на веру и боится потерять отношения уже не только из-за репрессий абьюзера, но и из-за страха одиночества, ведь вера в собственные недостатки укрепляется.
  • При этом, луч надежды в душе жертвы не угасает. Она верит, что все может наладиться. Если же посмотреть объективно — предпосылок к этому нет. Партнеры не работают над отношениями и со временем все становится только хуже.

Абьюз может быть мягче

Это может проявляться в некотором безразличии партнера к жертве. Например, рассмотрим ситуацию, когда женщина беременна и финансово полностью полагается на супруга. Абьюзер мужчина при этом игнорирует просьбы жены. Делает вид, что забывает о них. Хотя, на самом деле он все помнит и у него, конечно, есть возможность купить домой все необходимое. Такое поведение называют финансовым абьюзом. Чаще ему по понятным причинам подвергается женщина, которая в какой-то момент остается без собственных средств к существованию и полностью рассчитывает на мужа. А тот в свою очередь сознательно заставляет ее страдать.

Правда, не стоит путать эту ситуацию с другой. Когда жена с каждым разом становится все наглее и требует от супруга денег на все более дорогие вещи. Здесь уже девушке нужно пересмотреть свое поведение.

А вот другой вариант мягкого абьюза. Мужчина может оставить девушку одну вдали от дома — во время прогулки в парке, на мероприятии или на шопинге. Разумеется, не просто так — этому событию скорее всего предшествовала какая-то ссора. Но сам поступок мужчины говорит о том, что ему не так уж важно, что будет с супругой дальше.

Уходите от такого человека

Но сказать проще, чем сделать. Женщин обычно останавливает один из факторов. Часто это действительно веский повод остаться: нет собственного жилья, ограниченные возможности в заработке денег здесь и сейчас, дети, ради которых хочется сохранить полноценную семью.

Но есть доводы куда менее сильные. Они только кажутся таковыми. Например, жертва не решается выйти из абьюзивных отношений, потому что видит в партнере хорошие черты. Девушке может казаться, что вся агрессия, манипуляции, обиды со стороны абьюзера — это своего рода побочные эффекты такой искренней любви, что он испытывает. Жертва может вспомнить первые месяцы отношений, когда все было чуть ли не идеально.

Девушке может казаться, что вся агрессия, манипуляции, обиды со стороны абьюзера - это своего рода побочные эффекты такой искренней любви, что он испытывает

Правда в том, что абьюзер всегда был абьюзером. Просто в ходе отношений сбросил маску. Первые месяцы вовсе не гарантируют, что у вас и дальше все будет идеально. Потому это время и называют букетно-конфетным периодом. Но отношения могут испортиться по разным причинам. А абьюзер способен с первых дней с вами воплощать в жизнь хитрый замысел. Его суть проста: он идет на хорошие поступки только ради того, чтобы жертва прощала ему плохое и в моменты раздумий вспоминала позитивные моменты, которые как раз и не дадут ей уйти.

Абьюзер может пообещать измениться. Но часто это лишь слова. На деле через какое-то время все возвращается на круги своя. В более запущенных случаях абьюзер даже не подумает признать вину. Это не удивительно. Часто ли вам удавалось изменить точку зрения человека в ходе спора, переубедить его? Особенно, если тема “горячая” (например, политика). Так и здесь. Абьюзер искренне верит в свою правоту и твердо стоит на своем. В его понимании модель отношений, где он вас контролирует, единственно правильная. При этом, чем старше абьюзер, тем сложнее его переубедить. Поэтому решать проблему нужно кардинально.

Как выйти из токсичных отношений?

Готовиться к этому нужно заранее. Поймите, где вы будете жить после ухода, чем будете заниматься и как зарабатывать. Реакцию абьюзера тоже стоит попытаться смоделировать. Чем дольше вы были в отношениях, тем лучше знаете, на что он способен.

Первые месяцы будет непросто. Главное понимать, что выход есть всегда. Если денег на жилье и питание нет, начните работать и откладывать. Подойдет даже частичная занятость. Главное — двигаться к цели хотя бы по миллиметру. Откладывайте деньги и съезжайте от этого человека при первой возможности. Конечно, если вы можете переехать к родителям или временно пожить у подруги, вам будет куда проще.

“Технические” нюансы тоже стоит учесть. Не говорите абьюзеру, куда уехали, даже если он будет выпытывать у вас адрес всеми возможными способами. Если уехали к родителям или друзьям, предупредите, что абьюзер может заявиться в гости. Они должны знать о возможной опасности. Если ранее замечали за человеком неадекватное, агрессивное поведение, вспышки ярости — будьте готовы звонить в полицию.

Первые месяцы будет непросто. Главное понимать, что выход есть всегда

Сам факт расставания абьюзер может не принять. Поэтому лучше собирать вещи и уходить из дома в тот момент, когда его нет. Так удастся избежать “горячей фазы” конфликта. А вот звонки и сообщения в соцсетях вам практически обеспечены. В ходе такого общения лучше сразу расставить все точки над “i”. Дайте понять абьюзеру, что отношения закончены, назад вы не вернетесь, а в случае чего готовы к радикальным действиям. Например, к судебным разбирательствам и заявлениям в полицию.

Абьюзер может вести себя не агрессивно, а наоборот — раскаиваться. Выше мы уже говорили о том, что такие люди меняются редко. И все же, если дискомфорт от расставания велик и вы действительно испытываете чувства к этому человеку, с ним можно продолжить общение. Не спешите возвращаться назад с вещами. Просто поддерживайте контакт. Возможны живые встречи. Попробуйте понять, действительно ли абьюзер готов меняться или его обещания ничего не стоят.

Лечат ли абьюзеров?

Сами абьюзеры редко соглашаются на это. А из тех, кто все же согласился, лишь 2% добиваются результата.

Психолог Марк Бартон утверждает: абьюзер навсегда останется абьюзером. Терапия может лишь заставить такого человека контролировать агрессию, гасить эмоции и ярость в момент очередного приступа. Но полностью изменить человека очень трудно. Эта проблема уходит корнями в детство. Во многом за нее ответственны родители, которые воспитывали ребенка в слишком агрессивной среде. Да, человек не виноват, что с ним в детстве поступали плохо. Но за собственные поступки во взрослой жизни он несет полную ответственность.

“Бьет — значит любит” — фраза давно уже неактуальная. Насилию нет места в мире. Не оправдывайте такое поведение и смело меняйте свою жизнь, борясь за лучшее будущее.

Не бойтесь одиночества. В нем тоже есть свои плюсы. Об этом мы уже рассказывали на нашем портале.

что это такое и чем он опасен?

Автор: Виктория Лисунова

Уметь строить и сохранять хорошие взаимоотношения с людьми – своеобразного рода тоже искусство, которым владеет далеко не каждый. На жизненном пути каждого человека могут встретиться разные персонажи, некоторым из которых свойственно оставлять за собой негативный след в виде эмоциональных, а то и физических травм. Такие отношения принято называть абьюзивными отношениями.

Абьзивные отношения скрывают за собой насилие в любом своем проявлении, а человек, который его совершает, называется абьюзером. К сожалению, его роль может играть порой даже ваш самый близкий человек. Абьюз может присутствовать не только в отношениях мужчины и женщины, но и со стороны родителей, коллег, преподавателей, а иногда и друзей. Как уже можно было понять из вышесказанного – автором насилия может выступать кто угодно, независимо от гендера, возраста и расы.

В самом начале бывает очень сложно разглядеть в человеке абьюзера. Прекрасные взаимоотношения, забота, внимание которого чаще всего бывает чересчур много на данном этапе, у многих людей не вызывают лишних вопросов. Однако все эти признаки должны сработать предупреждающим звоночком для жертвы, но, к сожалению, так случается не всегда. Многие люди иногда сами слишком быстро открываются, тем самым позволяя спокойно входить к ним в доверие.

Узнавая человека ближе, авторы насилия делают его уязвимым. Они запоминают больные точки своей жертвы и при любом возможном случае начинают на них давить. Абьюз – это не разовое явление, в отличие от какого-либо недопонимания или конфликта, возникшего из-за разногласия во мнениях. Абьюз – это то, что происходит на постоянной основе.

В таких токсичных взаимоотношениях постоянно обесцениваются достижения и успехи человека с помощью непрекращающейся критики. Желание, которое потом переходит в привычку абьюзера упрекать вас, заставлять что-то изменить в себе, порождает комплексы. Абьюзеры, по их мнению, определенно и точно знают, как будет лучше. Тем самым они самоутверждаются за чужой счет. Их критика может быть направлена не только в адрес вашей внешности, но и в адрес ваших интересов, круга общения и даже взглядов на мир.

Навязывания жертве мысли о том, что она не так видит мир, называется газлайтингом. Зачастую данная форма насилия способна заставить человека сомневаться в своем восприятии окружающей действительности. Подобная манипуляция газлайтера нацелена на то, чтобы поставить под сомнение адекватность жертвы, запутать и обесценить ее эмоции. К самому типичному проявлению газлайтинга относятся фразы типа «ты неадекватно реагируешь», «ты больной», «ты истеричка», «всем очевидно это». Подобными выражениями один из партнеров намеренно задевает чувства другого, стремясь держать под контролем свою жертву.

Можно затронуть интересную историю возникновения термина «газлайтинг». Он возник благодаря английской пьесе «Gas light», что в переводе на русский означает «газовый свет». Главной ее идеей было поставить под сомнение адекватность главного героя путем психологических манипуляций. В 1944 году в США был снят одноимённый фильм.

Излишний контроль в отношениях никогда не приводит ни к чему хорошему. Попытки ограничить свободу, запреты на общение с теми или иными людьми – являются признаками эмоционального абьюза. Отношения между детьми и их родителями могут перерасти в абьюзивные в том случае, если ради своего спокойствия взрослые в значительной степени начнут ущемлять интересы и желания своего ребенка. Подобный контроль способен привести только к одному – к сужению круга общения жертвы. После этой стадии наступает стадия страха и невозможности уйти от автора насилия, потому что идти становится уже не к кому.

При нежелании человека идти на поводу абьюзер применяет шантаж. Манипулируя чем-то, иногда даже своим самоубийством, он побуждает жертву к совершению определенных действий и поступков. После таких угроз следует задуматься о своей собственной безопасности. Также абьюзер часто шантажирует следующими выражениями: «ты все равно без меня не сможешь»; «тебя никто не будет любить как я».

Иногда из большой компании, порой совсем незнакомых людей, очень быстро можно разглядеть человека, который совершает абьюзивые действия по отношению к другому. Оскорбления наедине и при других людях жертве кажутся уже типичными, вполне нормальными и даже естественными. Такое несправедливое отношение приводит в шок окружающих, в то время как жертва думает, что сама заслужила именно такое обращения к себе.

Корреспонденту Голоса Совести удалось поговорить с людьми, которые столкнулись в своей жизни с абьюзом. Вот истории некоторых из них.

«В один момент, я все-таки решилась и заблокировала ее везде»

Когда мы с родителями переехали в другой город, у меня появилась новая подруга. Мы начали с ней близко дружить. Она была очень ревнивой, причем настолько, что мне нельзя было ни с кем общаться, кроме нее. В противном случае снова начинались обиды и истерики. Я, конечно, не общалась, точнее будет сказать, старалась не общаться с другими. Иногда могла переписываться с кем-то в социальных сетях, только она, естественно, не должна была знать об этом.

Когда мы с ней начинали общаться, она все время на каком-то листочке писала определённую дату и шутила, что ее в этот день, грубо говоря, не станет. Я не придавала этому никакого значения. Я совсем не думала о том, что она говорит это всерьез. Мне казалось, что всё это шутки. Однако я знала, что есть такие люди, которые очень любят шутить по поводу смерти.

Эта подруга меня неоднократно этим шантажировала. В один из дней она пригласила меня к себе в гости. В тот момент я как раз хотела перестать с ней общаться из-за возникших ранее разногласий. Когда мы сидели и пили чай, она мне сказала, что сегодня должна была пойти и сброситься, подкрепляя это тем, что я единственный человек, который ее поддерживает и все в этом духе. В городе, в который я тогда переехала с родителями, был один обрыв. Он шел прямо в воду, там внизу еще были скалы. После этих сказанных слов у меня был шок. Я тогда сказала ей: «Не смешно! Если ты так шутишь, то это вообще не смешно!». На что она мне ответила, что это не шутка. И это всё действительно была правда. У меня просто слезы к глазам подступать начали. Я реально очень сильно испугалась, потому что я эмоциональный человек. У меня в голове не укладывалось, как можно вообще свою жизнь прекратить.

В один момент, я все-таки решилась и заблокировала ее везде. Мне было очень страшно, потому что я сделала это перед сном. В ту ночь у меня была бессонница. Я думала, что она действительно прыгнет. У меня просто стояла эта сцена перед глазами, и меня трясло от этого. Она пыталась достучаться до меня. Писала другим людям и общим знакомым, чтобы я ее разблокировала. В конечном итоге, я ее разблокировала. Мы с ней вроде как снова поговорили на эту тему, обсудили, что так себя вести – ненормально.

После этой ситуации я продолжила с ней общаться, но я прекрасно понимала, что мне это общение вообще не нравится. Я безумно ждала того момента, когда уже наконец уеду в свой родной город и поступлю в университет, чтобы отстала она от меня. Когда я жила в том городе с родителями, было не так просто прекратить с ней общение. Мы учились с ней в одной школе, поэтому она все равно вечно ко мне приставала и доставала.

Я поняла, что это были абьюзивные взаимоотношения только недавно, пока не поделилась всем этим со своей мамой. Она меня и вытянула из них. Моя мама сказала, что это ненормально и что у этой девочки уже с психикой проблемы. Сама мне эта подруга говорила о том, что может быть ей нужно обратиться к специалисту. Я сама это тоже прекрасно понимала, но в итоге, естественно, она никуда не ходила. Ее родители, они ничего вообще, абсолютно ничего не делали ради того, чтобы у нее такие мысли прекратились. И вот этим летом я переехала обратно в свой родной город и захотела окончательно перестать с ней общаться. Перед тем, как ее заблокировать, я написала ее маме, предупредив о том, что меня очень беспокоит ее суицидальные мысли. Мне хотелось себя подстраховать. Мысль о том, что, возможно, её будут контролировать, меня успокаивала. Общение с такими людьми действительно угнетает. Я постоянно была на каком-то взводе и всегда в непонятном и в напряженном состоянии.

«Ни один мужчина не станет в первые месяцы, а может даже и годы, показывать свою плохую сторону»

Любая девушка в отношениях скажет, что терпеть насилие со стороны мужчины она не будет. Однако в России каждая четвертая девушка в браке или, что еще хуже, в обычных отношениях подвергается, если не физическому, то моральному насилию. И в такую ситуацию может попасть каждая, потому что ни один мужчина не станет в первые месяцы, а может даже и годы, показывать свою плохую сторону.

По началу, в первые полтора два года всё было хорошо, только потом его отношение ко мне начало усугубляться. Появились ревность и чувство собственничества. Он контролировал и ревновал меня, если не постоянно, то очень часто. Ему не нравилась моя лучшая подруга, с которой мне в итоге пришлось перестать общаться вообще. Я перестала общаться со всеми своими друзьями парнями. Ревность была даже к старосте группы, в которой я училась. Я чувствовала себя очень неловко.

Со временем он перестал контактировать с моими родителями. Это стало для него проблемой, несмотря на то, что мои родители всегда к нему хорошо относились и всегда приглашали его в гости. Однако он приходил только на праздники, а позже и вовсе пришлось заставлять и на праздники приходить. Он аргументировал это так, что мои родители ему не друзья, их ничего не связывает, кроме меня. На тот момент мы уже встречались с ним 4 года. Да, может и я не подарок, но всё же факт остается фактом.

Потом сексизм и приуменьшение женской ценности. Никогда сам спасибо не скажет, если виноват, сам не извинится. Раньше я думала, что вот не готовлю, не убираю, наверное, во мне что-то не так. Но когда начала всё это делать, ничего не изменилось. У моей подруги парень приходит с работы, сам всё подогревает, если что-то даже позавчерашнее, он еще и спасибо говорит. А я к приезду своего молодого человека специально готовлю, однако все равно выслушиваю претензии в свой адрес. Подобные фразы может употреблять, якобы в шутку: «Ты женщина, мой посуду, убери, приготовь». Это всегда так обидно выслушивать. Он может и сам приготовить еды мне, когда я домой приезжаю, и себе он может тоже приготовить, сам может и убраться. Нетрудно догадаться, что отношение к моему труду никакое. У него такое мнение, что вот мужчина вообще самый умный, а женщины все дуры. Такое его мировоззрение, конечно, абсолютно не совпадает с моим. Он вечно меня упрекает тем, что я ничего не могу, я ничего не умею, со мной не интересно.

Раньше были подарки и внимание, но со временем этого становилось все меньше и меньше. Я человек довольно скромный и у меня самой язык не поворачивается просить у него денег, подарков и даже заботы. Когда я начинала намекать, что мне не хватает от него каких-то элементарных знаков внимания, то получала лишь в ответ: «Ты истеричка, мозги мне делаешь». После таких слов я начинала думать, что лучше бы ничего ему не говорила. Если он что-то мне дарил или что-то для меня делал, то только для вида.

Каждый раз, когда всё это наваливалось, я говорила, что уйду. Зачастую для него это не было проблемой. Однако потом, когда я сидела у себя дома с семьей, он писал, звонил, извинялся. Он убеждал меня, что такого больше не повторится, но потом всё быстро возвращалось на прежние места.

Я думала, что для меня неприемлемо, когда мужчина распускает руки, но один раз такое случилось. Его оправданием было, конечно же, что я сама его вывела или сама начала. Я прекрасно понимаю, что тоже не ангел, он будто специально меня провоцирует на это. Кому будет приятно разговаривать с человеком, будто со стенкой. Сейчас я начинаю осознавать, что если он не понимает, то вряд ли поймет тогда вообще. Проще тогда вообще никак не взаимодействовать с таким человеком. Но если честно, я всё также считаю, что рукоприкладство неприемлемо. Его точно также родила женщина, да и вообще нельзя бить того, кто тебя слабее. Вообще никого нельзя.

Все мои попытки личностного саморазвития, как правило, пресекались. Его не устраивало, что я занималась тем, чем мне хотелось, и работала там, где мне нравилось. Ему было неинтересно знать мое мнение и личную позицию.

Отношение своего молодого человека ко мне я обсуждала с подругами, маме мне как-то непросто, даже стыдно рассказывать о таком. Естественно, никто из окружения не одобряет такого отношения ко мне с его стороны. Все мне объясняют, что нужно в первую очередь уважать себя и не бояться уйти от такого токсичного человека. У моей подруги была похожая ситуация. Несмотря на то, что она была уже с ребенком на руках, ей удалось выйти из этих отношений, хоть было очень и очень сложно.

Я уйти тоже пыталась, но привычка и надежда на то, что не всё же так сильно плохо, он ведь еще может исправиться. Но нет. Со временем приходит только понимание, что если человек так делает, то он так хочет делать. Я не хочу перевоспитывать его, точно не с такой задачей рядом с ним нахожусь.

Есть такие девушки, которых бьют. Они сначала прощают, некоторые пытаются уйти. Затем наступает фаза медового месяца. Их абьюзивный партнер становится шелковым. Однако на самом деле всё только прогрессирует. В итоге из-за этого медового месяца жертва получает привычку. После чего подобные периоды и вовсе исчезают из жизни, и наступает ад. Тебя бьют, в перерывах ты приходишь в себя, потом тебя снова бьют. У многих уже к этому времени возникает зависимость от человека. Плюс окружение чаще всего ничего не понимает, становится стыдно об этом кому-то признаться. Так и рождается домашнее насилие. Мне тоже приходилось это терпеть, именно терпеть, не иначе.

Сейчас я уже все свои вещи перевезла к себе домой. Теперь я только изредка приезжаю к нему, каждый раз все больше понимая, что постепенно начинаю отвыкать. Самое страшное – это привычка. Такие отношения практически уже становятся, как условный рефлекс, например, пойти покушать, и это ненормально. Я считаю, что самый главный ресурс в жизни – это время, поэтому его нельзя тратить на таких людей. Лучше всего его посвящать на развитие своего потенциала. Гораздо важнее ставить перед собой задачи, которые интересны именно вам. Достигая их, понимаешь свою ценность, обретаешь самоуважение и любовь к себе.

«Мне могло что-то не понравиться, и я уходила, делая другим людям больно»

Вообще раньше я была очень такой токсичной и абьюзивной личностью. Это особенно сказывалось на моих друзьях, потому что какие-то личные взаимоотношения, любовные я очень часто обрывала. Мне могло что-то не понравиться, и я уходила, делая другим людям больно. С друзьями это была более долгая тема. Возможно, меня может кто-то понять, в подобном состоянии тебе обязательно нужно, чтобы всё было по-твоему. Это проявлялось даже не просто в разговорах. То есть ты пытаешься как-то на это человеку указать и обязательно показать, что ты прав, возможно, прибегнув к манипуляции.

Я вообще не могла принять, что кто-то куда-то пошел без меня, что у какой-то моей подруги может быть другая подруга и что она гуляла с ней. Мое абьюзивное поведение проявлялось как раз в таких мелочах, на которые я могла долго обижаться. На самом деле, я этого не показывала и напрямую не говорила причины. Я всячески пыталась сделать плохо, чтобы человек понял, что так делать не нужно. Мне вечно хотелось как-то доказать, что я лучше и что гулять нужно со мной через такие не очень приятные вещи.

Во мне играло собственничество, ревность и эгоизм. Однако я, естественно, никого никогда не била за то, что кто-то пошел гулять, не позвав меня. Я просто морально доводила людей. В спорах я не позволяла себе выйти проигравший. У меня любые средства шли в ход: оскорбления или поднятие каких-то больных тем человека. Моей целью было не просто отстоять свою точку зрения, а морально унизить и довести человека, если мне не нравилось его поведение.

Прочитав о некоторых вещах, я адекватно на себя посмотрела и поняла, что у меня реально проблемы. Я пришла к выводу, что если я продолжу так себя вести, у меня не будет вокруг нормальных людей, а останутся лишь какие-то недо-жертвы, готовые терпеть мое токсичное поведение. Я ведь сама от этого же страдаю, из-за того что хочу поабьюзить, а не могу. То есть абьюзеры не всегда токсичные люди. Да, они получают удовольствие от того, что гнобят других, но они тоже, по крайней мере, некоторые, головой то думают и осознают, что это ненормально, поэтому страдают сами.

Если говорить про отношение других людей ко мне, то можно вспомнить историю, когда мне очень понравился парень. Я была такая влюблённая, завязалась классическая история. Он был очень сложным человеком. Мне было неприятно, как он относился к моим интересам. Вещи, которые для меня являлись какими-то важными и глобальными, он принижал, как будто они ничего не значат.

Он всегда всё выворачивал так, что твоё слово «нет» автоматически превращалась в то, что ты виновата. Во всех смертных грехах винил, что ты начинал чувствовать себя каким-то ужасным человеком, хотя по факту ты ничего такого не сделал. Когда с ним один на один разговаривала, хотелось взять и убежать, но я не могла этого сделать.

В тот момент, когда я поняла, что это конкретно манипуляции, сказала себе, что со мной такое не прокатит. Я перестала с ним видеться, но, соответственно, в переписке все равно ощущалось давление. «Как ты вообще смеешь такое говорить?» – любил он упрекать. Хотя ты даже не это имел в виду. Когда ты шел в отказ, человек переходил на оскорбления, показывая своё истинное нутро, потому что ты всё-таки вывел его из себя и вся картина прояснилась. Вот так я оказалась по другую сторону медали.

В абьюзивных отношениях чувство дискомфорта и эмоционального напряжения постоянно преследует жертву. Депрессии и нервны срывы зачастую не просто громкие слова. Обычно неуважительное и унизительное отношение автора насилия чередуется с непредсказуемыми проявлениями благосклонности из-за чего жертва и продолжает терпеть подобное отношение к себе. В психотерапии это называется травматической привязанностью.

Проблема в том, что агрессор для жертвы становится источником самых сильных эмоций. Человек просто боится больше не испытать подобного всплеска в своей жизни. Мысль о прекращении этих отношений представляется концом света. Однако если жертве все-таки удается уйти, то она теряет вкус к «нормальным» людям. Они кажутся ей скучными и неинтересными.

В современном мире самой распространенной причиной абьюза считается отсутствие уважения у людей друг к другу. Мы живем в такое время, когда «хейт» считают модным. Унижая одних, другие обретают популярность. Каждый из нас может увидеть наглядно, как в обществе произошло кардинальное обесценивание моральных ценностей.

Самым первым шагом для выхода из абьюзивных отношений должно быть осознание. Осознание жертвы, что так быть категорически не должно. Любая внутренняя работа начинается именно с осознания проблемы. В большинстве случаев с абьюзером бессмысленно обсуждать ситуацию, ему все равно. Ваши попытки повлиять на его отношение к вам лишь потерпят неудачу.

Не стоит замыкаться, держать все переживания в себе и намеренно отдаляться от своих родных и близких. От этого вы сделаете только себе хуже. Настоятельно рекомендуется обратиться к квалифицированному специалисту, который поможет избежать тяжелой депрессии и апатии.

Человеку придется помочь вернуть его вкус к жизни и чувство собственной ценности. Нередко под абьюз попадают люди неуверенные в себе. В этом случае бывает очень сложно воспитать в себе чувство здорового эгоизма, используя его в качестве защиты. Стоит разучиться реагировать на провокации абьюзера и потакать ему.

Не стоит забывать про центры помощи. В России можно как сходить на физический прием, так и позвонить по горячей линии. Многие психологи сейчас проводят приемы в дистанционном формате.

Специалисты центра помощи «Альтернатива» занимаются индивидуальным и групповым консультированием с лицами, имеющими склонность к различным видам агрессивного и насильственного поведения в близких отношениях и желающих улучшить своё будущее и будущее дорогих им людей. Данная организация уникальна, так как направлена на поддержку мужчин. В результате прохождения программы клиент получает возможность выстраивать новые отношения с близкими, сознательно отказаться от деструктивных элементов в своем поведении.

На сайте «Насилию.нет» можно пройти тест на наличие в ваших отношениях психологического насилия. Ключевая задача организации – сделать проблему домашнего насилия видимой и создать такие условия, чтобы пострадавшие знали, куда обращаться за помощью, а общество перестало бы обвинять их в произошедшем.

Топ 10 признаков абьюзера

Абьюзер – это человек, пытающийся контролировать, запугать, унизить и многое другое в отношениях. Такой человек способен проявлять как физическое насилие, так и психологическое, которое зачастую сложнее распознать. Также нужно отметить, что абьюзерами могут быть как мужчины, так и женщины. Таким образом ниже представлен список из десяти признаков явного абьюза со стороны партнера.

10Жалобы на прошлое

На последнем месте расположился неявный «звоночек» абьюза. Так партнер-абьюзер зачастую заранее приготавливает историю о сложном детстве или прошлом, которой будет вешать на уши лапшу. Частой темой являются тяжелые прошлые отношения, где к нему плохо обращались, изменяли, унижали, а он, белый и пушистый, все терпел. Такие люди в основном и являются источниками тяжелых отношения для своих партнеров, а жалостливыми историями лишь подпитывают интерес к ним.

9Зависимость

Первым делом, что делает партнер-абьюзер, вступая в новые отношения, — это создает зависимость. В основном он пытается максимально крепко привязать любимого человека к себе, используя различные ухищрения и манипуляции. Однако бывают случаи, когда абьюзер сам привязывается к партнеру, душит его вниманием, заботой, назойливыми звонками, смсками, не давая продохнуть. Он рассказывает, как «жить без любимого не может», надеясь навсегда привязать партнера к нему.

8Агрессия

На восьмом месте расположился один из самых тяжёлых для окружающих людей признаков – агрессия. Абьюзеры зачастую проявляют слишком много агрессии, как к своим партнерам, так и окружающим людям. И дело тут не в ревности, ведь такие люди злятся, ненавидят все и всех вокруг, начиная от крошечных проблем, заканчивая действительно важными вопросами. Жизнь с абьюзерами-агрессорами похожа на минное поле, веди никогда не знаешь, когда этот шар злобы взорвется.

7Принуждения к близости

Пожалуй, самым неприятным и болезненным признаком абьюза является принуждение к близости. Партнер-абьюзер, принуждающий к сексу, не сильно заботится о чувствах и желаниях своего любимого. Он будет использовать агрессию, унижения, даже ревность, чтобы заставить партнера делать то, что ему не хочется. И, конечно же, он будет выставлять нежелание партнером секса, как вообще нежелание своего партнера. С таким человеком всегда будет чувствоваться вина за наличие или же отсутствие потребностей в половом акте.

6Обвинения

В отличие от большинства людей, которые способны признавать свои ошибки, абьюзер никогда этого не сделает. Наоборот он будет винить своего партнера во всем: в собственных неудачах абьюзера, в плохой погоде, в медленном интернете, в злобном начальстве. У такого человека всегда будет крайний, которым окажется самый близкий человек, ведь он будет отдушиной, а точнее подушкой для битья. Он будет выливать всю вину на партнера, все время выходя сухим из воды. Любимой фразой абьюзера является цитата «ну конечно, я же всегда во всем виноват».

5Критика

Пятое место занимает критика. Она определенно имеет одинаковые корни с обвинениями, только выражается немного иначе. Партнер-абьюзер никогда не устоит перед возможностью покритиковать любимого человека. Плохо готовит хорошо готовит, не умеет краситься, не может починить дверь и другие подобные высказывания. Своей критикой абьюзер закладывает в партнере чувство неуверенности в себе, приводящее к низкой самооценке. Так униженный партнер не сможет покинуть абьюзера, считая себя недостойным хороших отношений.

4Запугивание

Запугивание может выражаться в различных формах. Так неявным является то, где абьюзер, например, бьет в стену, кричит, кидает вещи, а любимого человека рядом это откровенно пугает. В таком случае такой человек может сослаться на то, что «ну я же не знал, что ты испугалась», и выйти сухим из воды. А открытое – это, когда абьюзер напрямую начинает запугивать своего партнера ради выполнения каких-то важных для него действий.

3Манипуляции

Главными орудиями каждого партнера-абьюзера являются манипуляции. Они присутствуют буквально в каждом пункте данного топа, но откровенные собраны на третьем месте. В основном явные манипуляции такие люди используют, чтобы удержать жертву. «Если ты уйдешь – я порежу вены», «Ты никогда не найдешь кого-то лучше меня», «Я не смогу жить без тебя» — все это коронные фразы абьюзера-манипулятора, который лишь хочет, чтоб партнер плясал под его дудку.

2Тотальный контроль

Второе место занимает тотальный контроль и выплывающая из него неконтролируемая ревность. Как говорилось ранее, для абьюзеров крайне важно привязать жертву, а для этого они используют контроль. Такой человек проверяет телефон, запрещает ходить с друзьями гулять, запрещает выкладывать фотографии в мини-юбке или с голым торсом. Объясняется это банальной ревностью и боязнью потерять, но на самом деле, абьюзеры лишь хотят контролировать партнера из-за собственной низкой самооценки.

1Неуважение

Главным признаком абьюза, несомненно, является неуважении. Оно проявляется не только к любимому человеку, но и к близким людям, друзьям, семье. Абьюзер, несомненно, будет плохо отзываться обо всех людях, и не важно, насколько они дороги его партнёру. Более того, такие люди плохо отзываются и о любимых людях, сводя все к шутке. На самом деле, они не шутят, а откровенно высказывают свои мысли по поводу своего партнера, не обращая внимания на их чувства.

Таким образом, абьюзер – это человек, пытающийся доставить партнеру максимальный дискомфорт в отношениях. Однако зачастую люди не могут уйти от такого человека и разорвать тяжелый роман из-за комплексов, низкой самооценки или самопровозглашенного статуса «жертвы». Абьюз – это тяжелая психологическая травма, которую наносит возлюбленный, а в здоровых отношениях такого быть не должно.

Facebook

Twitter

Вконтакте

Google+

«Не оставайся»: некоммерческая организация, основанная жертвой домашнего насилия, работает для поддержки других и повышения осведомленности

Аманда Палашано, основатель Don’t Stay Inc., рассказывает о своем опыте пережившей домашнее насилие и своей миссии помогать другим в подобных ситуациях.

Аманда Палашано знала, что в ее отношениях было что-то из . Она и ее партнер были вместе в течение нескольких лет, они жили в хорошем, богатом районе, и ее партнер имел приличный доход.Вот что было для нее таким запутанным.

Палашано — жертва домашнего насилия (DV). Хотя ее не били и не толкали каждый день, он контролировал их финансы и влиял на ее способность принимать решения самостоятельно. Палашано подвергалась психологическому и эмоциональному насилию расчетливым образом, что позволяло ее партнеру манипулировать ею и ее действиями.

То, что испытал Палашано, называется принудительным контролем — инструментом, используемым нарциссическими обидчиками для получения контроля над своими жертвами.Эта форма злоупотребления часто незаметна; выжившие не всегда могут указать на синяки. Вместо этого насильники создают у своих жертв чувство никчемности, что делает их восприимчивыми к этому типу контроля над разумом. Это модель умственной манипуляции, которая химически воздействует на человека, играя с его уровнем серотонина, пока он не станет зависимым от своего обидчика до такой степени, что он поверит, когда что-то кажется неправильным, это должна быть его собственная вина. Они винят себя в действиях и поведении обидчиков, даже если это никоим образом не их вина.Так устроен принудительный контроль, и в этом заключается опасность.

Насилие в семье стало слишком распространенным явлением: каждый четвертый человек в какой-то момент подвергался насилию со стороны интимного партнера. Они стали настолько нормальными, что многие люди часто даже не осознают, что находятся в оскорбительных отношениях.

Когда что-то кажется неправильным в отношениях, многим не хватает знаний о моделях жестокого обращения, что заставляет жертв думать, что они не правы или сошли с ума, считая свою ситуацию насилием, потому что оно не является физическим.Они продолжают возвращаться к своим партнерам, которые обещают стать лучше, но с каждым разом все становится только хуже.

Жертвы жестокого обращения обычно возвращаются к своему партнеру семь или восемь раз, прежде чем разорвать отношения. Ситуация с Амандой ничем не отличалась, но когда она все-таки ушла, она поклялась помогать другим, создавая и предоставляя ресурсы, в которых она нуждалась, но не могла найти в то время.

Теперь это все, что я хочу сделать, это помочь многим девушкам, которые, как я знаю, находятся именно там, где я был.Именно там, где я был.

Аманда Палашано

В 2021 году Палашано основал Don’t Stay Inc., некоммерческую организацию, которая помогает жертвам, застрявшим в оскорбительных отношениях, работая над предоставлением средств для их переезда из оскорбительных жилищ в безопасные и стабильные дома. Они обеспечивают финансирование для покрытия арендной платы за первый и последний месяц вместе с залогом. Финансовая поддержка жертв дает им пространство вдали от обидчика, чтобы они могли перегруппироваться и перестроиться, давая им возможность начать все заново.

В 2021 году Палашано основал Don’t Stay Inc., чтобы помочь жертвам, застрявшим в оскорбительных отношениях, работая над предоставлением средств для их переселения из оскорбительных жилищ в безопасные и стабильные дома.

Частью миссии «Не оставайся» является также предоставление информации о принудительном контроле, наряду с другими формами жестокого обращения. Они стремятся повысить осведомленность об этих проблемах с помощью доступных ресурсов, таких как социальные сети и подкасты, которые описывают психологию, стоящую за такими вещами, как принудительный контроль, более доступным языком и в более доступном контексте.

Palasciano также находится в процессе написания и публикации книги под названием All the Little Pink Flags , которая в настоящее время загружается в блог Don’t Stay. С помощью этой книги она надеется повысить осведомленность и помочь другим определить ситуацию жестокого обращения, в которой они находятся. Она стремится вдохновить их отказаться от своих оскорбительных отношений, предоставив им доступ к инструментам и информации, в которых они нуждаются.

«Если бы я смог донести до вас эту часть знаний, которая объясняет вам, это позволило бы мне рассеять этот туман для вас.Потому что я действительно хочу, чтобы это было сделано для меня. Тогда, может быть, в этот момент женщины начнут уходить по собственному желанию, потому что, прочитав эту книгу, они поймут, что заслуживают большего, что они стоят большего. Они осознают, что находятся в принудительных отношениях, и что существует этот странный контроль, и они не хотят этого. Может быть, им даже не нужна моя финансовая помощь, и они просто сбегут. Для меня это удивительно».

Компания

Don’t Stay Inc. уже помогла переселить одну жертву домашнего насилия вместе с ее детьми.В настоящее время они также находятся в процессе проверки и переселения двух других жертв.

Этот успех в значительной степени был поддержан за счет пожертвований, финансовой поддержки и помощи других, таких как Beverly Hills

Брайан Остин Грин, который помог собрать средства и повысить осведомленность о Don’t Stay.

Вы можете поддержать Don’t Stay и ее миссию, сделав пожертвование. Если вы хотите узнать больше о принудительном контроле, видах злоупотреблений или их услугах, посетите их веб-сайт.

Далее:

Мама этого президента пережила жестокого насильника: она настоящая героиня женской истории

Один недавний президент — по крайней мере относительно недавний, по историческим меркам — не родился богатым. Он вырос во время Великой депрессии как обычный подросток из среднего класса. В подростковом возрасте в своем родном городе на Среднем Западе он зарабатывал деньги, переворачивая гамбургеры и моя посуду в ресторане через дорогу от старшей школы. Во время работы он любил слушать джаз биг-бэнда по радио.Многие сцены из его жизни были бы уместны в картине Нормального Роквелла или в черно-белом ситкоме.

Однажды он заметил крупного мужчину средних лет, уставившегося на него. Он попытался сосредоточиться на своей работе, но скрытня заставила его нервничать. В конце концов загадочный человек представился. Его звали Лесли Кинг, и у него был секрет, которым он мог поделиться: он был настоящим отцом молодого человека, хотя его не было рядом, чтобы воспитывать его.

Подросток пошел с Кингом и его женой в ближайший ресторан, как Дональд Холлоуэй, куратор музея этого будущего президента, рассказывает Салону эту историю.«Они говорят о футболе, о множестве разных вещей, но затем Кинг спрашивает, вернется ли Лесли-младший [настоящее имя мальчика] с ним в Вайоминг». Мальчику не пришлось думать об этом больше секунды: ответ был нет. У него было архетипическое всеамериканское воспитание, он был трудолюбивым учеником и школьным спортсменом, и он не хотел искоренять свою нынешнюю жизнь, чтобы уйти с отцом, которого он никогда не знал.

Много лет спустя будущий президент вспоминал, что тем самым он уже узнал «косвенно, по умозаключениям», что человек, которого он знал как своего отца, не был его биологическим родителем.Тем не менее, он всегда считал этого человека своим отцом и в конце концов взял его имя. Как вы, наверное, знаете, у нас никогда не было президента по имени Лесли Кинг-младший, но у нас был президент по имени Джеральд Р. Форд-младший, который назвал себя в честь своего отчима.

Это интересная американская история, по сути, уникальная в анналах президентства США. Но ни старший, ни младший Джеральд Форд не являются героями этой истории. Это была бы Дороти Эйер Гарднер, мать младшего Форда, которая прекратила оскорбительные отношения с жестоким и жестоким Лесли Кингом вскоре после того, как вышла за него замуж в 1910-х годах, и получила развод в эпоху, когда домашнее насилие редко обсуждалось публично и развод — особенно для женщин — часто считалось признаком позора.

По словам Холлоуэя, Кинг начал физически, словесно и психологически оскорблять Гарднера вскоре после того, как они поженились. Он оскорблял ее и угрожал ей, бил ее и пытался отдалить ее от семьи. Сообщается, что через несколько дней после рождения их сына он угрожал ей ножом, и с нее было достаточно. В детской книге Гарднера о юном Лесли-младшем (который скоро станет Джеральдом) «первыми поездками» мальчика были поездки на поезде к лучшей жизни на Среднем Западе. После горячо оспариваемого (и очень публичного) развода судья постановил, что Кинг должен выплатить Гарднеру алименты.Он никогда этого не делал, хотя его семья была богатой и легко могла себе это позволить. Только когда будущий президент стал взрослым, он смог помочь своей матери найти хорошего адвоката, благодаря которому бездельника Кинга бросили в тюрьму, что побудило его выплатить компенсацию.

Оскорбительные отношения всех видов всегда было чрезвычайно трудно разорвать. Поскольку мы чтим Месяц женской истории, стоит изучить, как Гарднер воспитала будущего американского президента — того, кто помог исцелить нацию после отставки Ричарда Никсона в 1974 году, — победив обидчика более века назад, в то время, когда социальные нравы были гораздо более патриархальными и женоненавистническими, чем сегодня.

«Во-первых, потребовалось много времени, чтобы признать насилие в семье домашним насилием», — объяснила Salon Стефани Кунц, историк из Государственного колледжа Эвергрин и директор по исследованиям Совета современных семей. Еще в 19 веке некоторые государственные суды постановили, что в определенных ситуациях мужчина имел право бить свою жену, хотя к концу того века насилие в семье считалось социально неприемлемым. Тем не менее, все еще находились «эксперты», которые утверждали, что такое насилие может быть спровоцировано или, по крайней мере, объяснимо мышлением, которое не исчезло полностью сегодня.

«У нас долгая, долгая история терпимости к домашнему насилию в Америке, к психиатрам, которые говорили, что женщина была слишком эффективной и агрессивной, и это угрожало мужчине», — сказал Кунц салону, добавив, что некоторые люди утверждали, что физическое насилие «восстановило супружеское равновесие». Несмотря на эти предубеждения, женщина, подвергшаяся насилию, могла добиться развода, но это было исключительно сложно: суды могли отклонить ее ходатайство, если она каким-либо образом сопротивлялась и, следовательно, не имела «чистых рук».

Гарднер была белой и происходила из состоятельной семьи — привилегий, которыми не обладали многие другие женщины, как тогда, так и сейчас, — но она все еще шла на «огромный риск». Женщины часто несли на себе клеймо за то, что их считали виновными в разводе, и, возможно, даже за то, что они изменяли или имели какие-то другие причины стыдиться.

Салон связался с двумя племянницами Джеральда Форда, которые описали мать покойного президента как женщину, которая не поделилась подробностями своего опыта. Они сказали, что она научила молодого Джеральда большому уважению к женщинам и сказала своим родственницам постоять за себя.

Джули Фостер — дочь одного из трех сводных братьев президента Форда от брака его матери с Джеральдом Фордом-старшим, в ее случае — с законодателем штата Мичиган по имени Том Форд. «Моя бабушка была очень сильной женщиной, — сказала Фостер Салону. Она вспоминает, как ее мать сказала ей, что у ее бабушки была «красивая свадьба», за которой последовала череда жестокого обращения, которое началось в брачную ночь. По словам Фостер, при воспитании четырех мальчиков ее бабушка «обращалась с ними и требовала уважения, будучи вежливой и доброй.» Ее мать однажды сказала ей, что, когда Гарднер увидел, что «Джерри» — будущий президент — вспылил, «она сразу же обратилась к этому, потому что увидела это в отце Джерри. Она не хотела, чтобы Джерри был таким. Она заставила его работать над тем, чтобы он не был таким вспыльчивым.»

Линда Бурба, чей отец, Ричард Форд, умер последним из братьев Форд, также сказала, что ее бабушка не обсуждала с ней напрямую свое прошлое. (И она, и Фостер также не слышали историю о ноже до этого интервью.) Она подумала о Бетти Форд, которая позже использовала свою платформу в качестве жены президента, чтобы обсудить свою борьбу с алкоголизмом.

«Это было бы похоже на то, как если бы кто-нибудь говорил об алкоголизме до того, как моя тетя Бетти обнародовала это в домах по всей Америке», — сказал Бурба Салону. «Они скрыли секрет. Точно так же было и с домашним насилием», особенно когда дело доходило до обсуждения с детьми. «Вот почему я в восторге от ее силы». Бурба предположил, что эта сила частично исходила из одинокой роли Гарднер как «мамы-медведицы, защищающей своего ребенка.» 

Кредит также принадлежит Джеральду Форду-старшему, которого будущий президент всегда считал своим настоящим отцом. Джеральд-старший относился к своему пасынку точно так же, как к трем своим биологическим сыновьям, и служил образцом для подражания для Форда. Как сказал В. Скотт Кауфман, историк из Университета Фрэнсиса Мариона, написавший биографию Форда, Форд-старший был бизнесменом и убежденным республиканцем. Он выступал против президента Франклина Рузвельта, демократа, и его сын разделял презрение своего отца к либеральной экономической политике Рузвельта в рамках Нового курса.Он учил своих сыновей, что если они будут усердно работать и следовать старомодному этическому кодексу, они могут быть успешными и счастливыми.

Здесь следует отметить, что президентство Форда было несколько неоднозначным, начиная с его решения помиловать Ричарда Никсона за многие вероятные преступления, которые он совершил во время уотергейтского скандала. Форд был старомодным правоцентристом-республиканцем, но также порядочным и благородным человеком, который искренне пытался решить множество сложных вопросов во время своего недолгого пребывания в Белом доме.Он также был последним президентом-республиканцем до того, как Рональд Рейган начал подталкивать партию к ультраправым, откуда она так и не вернулась. (И он, вероятно, всегда будет ответом на простой вопрос: какой президент США никогда не был избран на общенациональный политический пост?)

После того, как Джимми Картер с небольшим перевесом победил Форда на выборах 1976 года, он предпринял редкий шаг, поблагодарив своего побежденного оппонента во время своей инаугурационной речи: «От себя и от имени нашей нации я хочу поблагодарить своего предшественника за все, что он сделал для исцеления нашей земли. .» Еще до того, как они с Картером стали хорошими друзьями в постпрезидентской жизни, он мог внушать такое уважение.

Тем не менее, в конце концов, это не история партийной политики. Любой, независимо от происхождения, может подвергнуться жестокому обращению или может извлечь выгоду из силы человека, пережившего жестокое обращение. Каждый, кто сражается в этих битвах, по-своему создает возможность выживания, исцеления и роста для других. Одним из этих героев была женщина, которая сделала это в то время, когда это было особенно трудно, и при воспитании мальчика в человека, который стал звездой американского футбола, ветераном военно-морского флота, конгрессменом, вице-президентом и президентом.

Спустя годы после той травматической встречи с биологическим отцом, которого он никогда не знал, Джеральд Форд вспоминал, что одной из самых трудных частей было идти домой вечером и знать, что ему придется рассказать своим родителям о том, что произошло. Они ответили на его вопросы о прошлом и заверили, что его любят. Будущий президент все еще плакал перед сном в ту ночь, как он рассказал позже, но встал на следующее утро и продолжил свою жизнь.

Тайное и изменяющее жизнь влияние жестокого обращения в раннем детстве: диссоциативное расстройство личности Корнелия Уилбур и писательница Флора Рета Шрайбер.Цель состояла в том, чтобы люди лучше понимали жертву жестокого обращения с детьми, у которой в качестве механизма выживания развились альтернативные личности.

В то время как книга и фильм привлекли внимание к тому, что сейчас известно как диссоциативное расстройство личности (ДРИ), они также породили некоторые серьезные заблуждения.

«Люди приходят в мой офис и драматическим образом меняются личностями, разными голосами. Их макияж внезапно меняется? Нет», — сказала Милисса Кауфман, доктор медицинских наук, о персонаже Сибил.«Это может казаться им внутренне таким, но ничего драматического не происходит».

Кауфман, директор Программы исследования диссоциативных расстройств и травм в больнице Маклина и медицинский директор центра Маклина Хилл, сказал, что пациенты с ДРИ, формой посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), часто ведут себя очень нормально, высокофункциональны. жизни. Она указала на Роберта Окснама, китайского ученого и почетного президента Азиатского общества, который поделился историей своей жизни в книге 2005 года «Расколотый разум: моя жизнь с множественным расстройством личности ».

Это потому, что ДРИ является механизмом выживания, обычно вызванным жестоким обращением в детстве, и представляет собой своего рода изобретательный, бессознательный способ смещения ситуаций на другие аспекты себя.

«Это феномен «не я», — сказал Кауфман. «У маленьких детей волшебное мышление. Именно в этом возрасте вы верите в Санта-Клауса или когда маленькие дети олицетворяют мягкие игрушки. Есть смещенные мысли и чувства, которые для них трудны, поэтому они накладываются на эти другие сущности.Это нормальный этап развития, через который проходят дети».

Где DID отклоняется от «не я», так это в том случае, когда жестокое обращение — физическое, сексуальное или эмоциональное — привносится в их юную жизнь.

«Если вас оскорбляют ночью, вы думаете про себя, что этого не может быть. Это должно происходить с какой-то другой маленькой девочкой. Это не я», — сказала она. «Если над маленькой девочкой издеваются ночью, и ей нужно просыпаться на следующее утро, идти в школу, заниматься спортом, делать уроки и делать все возможное, чтобы люди не злились на нее, они переносят это на другой аспект самих себя.»

«У ребенка не так много других способов справиться. Они не могут пойти к своим родителям, так как это источник. Они чувствуют, что внутри них есть другие люди, и они не могут никому об этом рассказать».

Диссоциация может быть обнаружена у 1-3% населения в целом и до 20-30% среди психиатрических популяций, примерно такая же распространенность, как шизофрения, сказал Кауфман. Исследование 1986 года, проведенное Фрэнком В. Путманом и другими в журнале Journal of Clinical Psychiatry , показало, что средний пациент с ДРИ находится в системе оказания психиатрической помощи в среднем 6 лет.8 лет и получил три других диагноза. Это отражало либо ошибочные диагнозы, либо появление других диагнозов или симптомов, которые задержали постановку точного диагноза.

Диссоциация проявляется по всему спектру: от «рассеивания» во время вождения и отсутствия выхода до гиперконцентрации на теме. Помимо этого, возникают проблемы с памятью, такие как провалы в воспоминании, часто связанные с посттравматическим стрессовым расстройством. Далее идут деперсонализация и дереализация, которые Кауфман описал как глубокую отстраненность от ощущения себя или тела, ощущение отделения от себя, возможно, наблюдение за происходящим на расстоянии.

Самый дальний конец спектра — это фрагментация идентичности, когда «мои чувства, мои мысли или мое тело кажутся мне не принадлежащими», — сказала она.

Роберт Окснэм (слева) живет с ДРИ и работает с Милиссой Кауфман из McLean, доктором медицины, доктором наук (справа), чтобы повысить осведомленность и сострадание к этой болезни System в Балтиморе, в статье 2018 года в журнале Dialogues in Clinical Neuroscience отмечается, что диссоциативные расстройства личности являются одними из старейших зарегистрированных психических расстройств, причем отчеты о случаях заболевания появляются в конце 18 века.

В последнее время DID считался «редким и экзотическим», за исключением военного времени. Тем не менее, диагноз вызвал споры даже среди специалистов в области психического здоровья, поскольку история восходит к Фрейду и вызывает вопросы о том, что такое настоящие воспоминания. Это возродилось в 1980-х годах в случаях жестокого обращения с детьми в детских садах во многих частях страны. Среди моделей, разработанных в то время, одна предполагала, что ДРИ может быть получена у сильно загипнотизированных пациентов, поддающихся внушению. Согласно теории, вместо того, чтобы просто выявлять забытые травмы, гипноз можно использовать для имплантации ложных воспоминаний.

ДРИ также может быть ошибочно связан с симуляцией (преувеличением) и искусственными (неподлинными) расстройствами, когда пациенты предъявляют претензии либо с мотивом личной выгоды, либо без такового. Наиболее известным примером симулятивного расстройства является тяжелая форма, когда-то известная как синдром Мюнхгаузена.

«Это не то, на что похоже», — сказал Кауфман. «Это очень реальное, очень хорошо изученное психическое расстройство».

«Чаще всего это хроническое заболевание», — продолжила она. «Обычно это находится в руках смотрителя.Это может быть сексуальное насилие, физическое насилие, эмоциональное насилие. Но, как правило, люди с ДРИ подвергались различным видам жестокого обращения со стороны нескольких преступников».

Женщины, с которыми она работает в Центре Хилла, обычно прибывают с историями жестокого обращения в детстве, посттравматическим стрессовым расстройством, сопутствующими расстройствами, такими как расстройства пищевого поведения, или проблемами со злоупотреблением психоактивными веществами. Хотя ДРИ поражает мужчин, она считает, что многие из них с меньшей вероятностью обратятся за помощью.

«Я думаю, что мужчинам больше стыдно говорить, — сказала она.«Может быть так, или многие специалисты в области психического здоровья не обучены задавать вопросы. Они могут быть не в курсе этого, потому что СМИ чаще всего изображают женщин с этим расстройством, поэтому, возможно, они даже не спрашивают».

ДРИ также поддается лечению с помощью трехэтапного набора профессиональных рекомендаций, установленных на основе консенсуса экспертов.

На начальном этапе основное внимание уделяется стабилизации и безопасности. Цель состоит в том, чтобы «успокоиться и привести жизнь в порядок. Кому-то может понадобиться некоторое время, чтобы почувствовать себя комфортно и безопасно.Это может занять годы».

Когда это достигнуто, врачи переходят ко второму этапу, когда пациент начинает обрабатывать травмирующие события, которые на него повлияли. На заключительном этапе акцент делается на том, чтобы «вернуть свою жизнь, оплакивать то, что вы потеряли, и двигаться дальше без диссоциации, научиться быть в мире, не диссоциируясь».

В то же время ученые изучают потенциальные биологические или генетические связи, которые могут предрасполагать человека к ДРИ. Исследования, проведенные на сегодняшний день, показали, что при классической форме посттравматического стрессового расстройства миндалевидное тело мозга, которое контролирует реакцию «бей или беги», гиперактивно, в то время как префронтальная кора не активна, создавая состояние гипервозбуждения.Но при диссоциативном подтипе посттравматического стрессового расстройства, по словам Кауфмана, префронтальная кора гиперактивна до такой степени, что человек может быть онемевшим и отстраненным.

На самом деле, объяснила она, и миндалевидное тело, и префронтальная кора становятся сверхактивными у пациентов с ДРИ. «Травматическое состояние при ДРИ выглядит как классический посттравматический стресс», — сказал Кауфман. «В состоянии оцепенения это больше похоже на диссоциативный подтип, когда тормоза нажаты слишком туго».

Ученые также изучают систему активации внимания мозга, как человек концентрируется.

«Люди с диссоциативным типом личности обладают очень тонкой способностью концентрировать внимание, особенно при многозадачности», — сказала она, добавив, что исследователи работают над тем, чтобы понять, как мозг людей с ДРИ по-разному распределяет ресурсы по отношению к системам внимания.

Наконец, есть также исследования потенциальных генетических связей.

«Вы не рождаетесь с ДРИ, но у вас может быть генетическая предрасположенность к диссоциации, поэтому мы также ищем генетические маркеры».

Но Кауфман подчеркнул, что люди с ДРИ не должны терять надежду.

«Это излечимо. Это довольно феноменальный механизм выживания, когда вы взрослеете, но он становится разрушительным, когда он вам больше не нужен».

Подростки, которые угрожают родителям и бьют их: это тоже домашнее насилие: выстрелы

Хокён Ким для NPR и KHN

Хокён Ким для NPR и KHN

Ничто из того, чему Дженн и Джейсон научились на занятиях по воспитанию детей, не подготовило их к трудностям, с которыми они столкнулись, воспитывая ребенка, склонного к вспышкам агрессии.

Супруги являются родителями двух братьев и сестер, которых они сначала воспитывали как малышей, а затем усыновили. (NPR согласилось не использовать имена детей или фамилии пары из-за деликатного характера истории семьи.)

В некотором смысле семья сегодня похожа на многие другие. 12-летняя дочь Дженн и Джейсона увлекается поп-звездой Тейлор Свифт и любит играть на улице со своим старшим братом. Ему 15, и его хобби включают беговую дорожку и рисование супергероев.Семья живет на тихой улице в центре Иллинойса с тремя кошками и спасенным питбулем по кличке Сейлор.

Дженн большую часть времени описывает их сына-подростка как «доброго, забавного и умного ребенка».

Рисунки, сделанные 15-летним сыном Дженн и Джейсона, лежат на семейном обеденном столе в их доме в центральном Иллинойсе. Хотя его вспышки гнева раскрывают жестокую сторону, его родители говорят, что большую часть времени он «добрый, забавный и умный» — подросток, которому нравится рисовать супергероев. Кристин Херман / Общественные СМИ Иллинойса скрыть заголовок

переключить заголовок Кристин Херман / Общественные СМИ Иллинойса

Рисунки, сделанные 15-летним сыном Дженн и Джейсона, лежат на семейном обеденном столе в их доме в центре Иллинойса.Хотя его вспышки гнева раскрывают жестокую сторону, его родители говорят, что большую часть времени он «добрый, забавный и умный» — подросток, которому нравится рисовать супергероев.

Кристин Херман / Общественные СМИ Иллинойса

Но, начиная с 3-4 лет, даже самые незначительные вещи — например, приказ надеть купальник, когда он хочет пойти в бассейн, — могли вызвать многочасовую ярость.

«В его комнате его комод был передвинут через другую сторону комнаты», — говорит Джейсон.«Его кровать переворачивалась на бок. Так что, я имею в виду, очень жестоко. Мы всегда говорили, что это было похоже на выключатель света: он щелкал и выключался».

Дженн и Джейсон говорят, что с возрастом поведение их сына становится все более опасным. Сегодня он 6 футов ростом — больше, чем оба его родителя.

Большую часть времени, говорит Дженн, ее сын направляет свой первоначальный гнев и агрессию на нее. Но когда 15-летний подросток угрожал ударить ее, а Джейсон вмешался, подросток ударил своего отца или бросил в него вещи.

«То, как он на меня посмотрит, просто зло», — говорит Дженн. «Он угрожал дать мне пощечину. Он обзывал меня всякими ужасными именами. После такого инцидента трудно заснуть, думая: «Он придет и нападет на нас, пока мы спим». ?

Помощь доступна

Если вы столкнулись с жестоким обращением и нуждаетесь в помощи, вы можете позвонить на Национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия по телефону 1-800-799-7233 или посетить ее страницу для онлайн-чата.

Людям, пострадавшим от домашнего насилия, рекомендуется обратиться за помощью. Но когда жестокое обращение исходит от вашего собственного ребенка, некоторые родители говорят, что им не хватает поддержки, понимания и эффективных вмешательств, чтобы обеспечить безопасность всей семьи.

Хотя исследования ограничены, обзор литературы 2017 года показал, что насилие детей над родителями, вероятно, является серьезной проблемой, о которой недостаточно сообщается.

Дженн говорит, что беспокоится о безопасности каждого и беспокоится о том, что ее 12-летняя дочь постоянно подвергается насилию в своем доме.

Стресс нанес значительный психологический и эмоциональный урон Дженн. Она посещает терапевта, чтобы справиться с домашним насилием и справиться со своим беспокойством.

«Бывают дни, когда трудно дышать», — говорит Дженн. «Ты просто чувствуешь это в своей груди — типа, мне нужно глотнуть воздуха, я тону. Мы все время говорим друг другу: «Это безумие. Как мы можем так жить? Это выходит из-под контроля. ‘ »

Родители чувствуют себя виноватыми и пристыженными, заставляя молчать

Трудно точно сказать, насколько обычен опыт Дженн и Джейсона, поскольку исследований мало.В одном общенациональном репрезентативном опросе, проведенном в середине 1970-х годов примерно в 600 американских семьях, примерно 1 из 11 сообщил по крайней мере об одном случае насильственного поведения ребенка-подростка по отношению к родителю в предыдущем году. Примерно в трети этих случаев насилие было серьезным — от ударов кулаками, ногами или укусами до применения ножа или пистолета.

Другие более поздние оценки распространенности насилия между детьми и родителями колеблются от 5% до 22% семей, что означает несколько миллионов долларов США.С. семьи могут быть затронуты.

Исследование, проведенное Министерством юстиции США в 2008 году, показало, что, хотя большинство преступников, совершивших домашнее насилие, являются взрослыми, примерно каждый двенадцатый, попавший в поле зрения правоохранительных органов, является несовершеннолетним. В половине этих случаев жертвой был родитель, чаще всего мать.

Хотя большинство детей, подвергшихся жестокому обращению или ставших свидетелями домашнего насилия, сами не прибегают к насилию, и хотя большинство людей с психическими заболеваниями не склонны к насилию, такой жизненный опыт был определен как фактор риска для детей, жестоко обращающихся со своими родителями.

Лили Андерсон — клинический социальный работник в районе Сиэтла, которая работала с сотнями семей, имеющих дело с агрессивным ребенком. Вместе со своим коллегой Грегори Руттом она разработала для суда по делам несовершеннолетних в округе Кинг, штат Вашингтон, программу вмешательства в связи с насилием в семье под названием Step-Up.

Андерсон говорит, что, по ее опыту, многие родители стыдятся своего положения.

«Они не хотят рассказывать об этом ни своим друзьям, ни членам семьи», — говорит Андерсон. «Они действительно чувствуют себя виноватыми из-за этого: «Я должна быть в состоянии справиться со своим ребенком».Я должен быть в состоянии контролировать это поведение». »

Андерсон говорит, что многие инциденты происходят дома, где нападения скрыты от глаз общественности. Это способствует отсутствию осведомленности общественности о проблеме и еще больше затрудняет поиск поддержки пострадавшими родителями.

» Вся проблема воспринимается как проблема родителей, и родители виноваты в поведении подростка», — говорит Андерсон. «Я думаю, что главная проблема в том, что нам нужно говорить об этом.Нам нужно поговорить — будьте готовы рассказать об этом, сделать это важным вопросом и собрать для этого ресурсы».

Дженн говорит, что она разговаривала с терапевтами своего сына о том, почему у него такие проблемы с регулированием своих эмоций, и они сказали ей, что это может быть связано с тяжелой травмой, которую он пережил в младенчестве и дошкольном возрасте.

Когда пара начала воспитывать братьев и сестер в конце 2007 года, мальчику было 3 года, а его сестре — меньше 1 года.Их забрали из дома их биологических родителей, куда регулярно вызывали полицию по вопросам, связанным с наркотиками и домашним насилием. Дженн говорит, что ее сын помнит, как мужчины избивали его дома, и как его биологическая мать резала себя.

Дженн, Джейсон и их дети вместе дома прошлой весной. По словам Дженн, до усыновления дети подвергались жестокому обращению или были свидетелями жестокого обращения в своей биологической семье. Эта тяжелая травма, по мнению терапевтов, вероятно, является причиной того, что их сыну трудно регулировать свои эмоции. Кристин Херман / Общественные СМИ Иллинойса скрыть заголовок

переключить заголовок Кристин Херман / Общественные СМИ Иллинойса

Дженн, Джейсон и их дети вместе дома прошлой весной. По словам Дженн, до усыновления дети подвергались жестокому обращению или были свидетелями жестокого обращения в своей биологической семье.Эта тяжелая травма, по мнению терапевтов, вероятно, является причиной того, что их сыну трудно регулировать свои эмоции.

Кристин Херман / Общественные СМИ Иллинойса

Дженн и Джейсон начали лечение своего сына в раннем возрасте, и у него диагностировали реактивное расстройство привязанности, посттравматическое стрессовое расстройство, СДВГ и аутизм.

Подросток уже много лет регулярно посещает арт-терапию и иппотерапию. Он также участвовал в программе наставничества и посещал школу, предназначенную для детей с проблемами психического здоровья.Дженн и Джейсон участвовали в сеансах семейной терапии со своим сыном, где они научились справляться с трудностями и практиковали деэскалацию ситуаций дома.

Подростку также прописали лекарства, помогающие регулировать его эмоции.

Дженн говорит, что ее сыну нравилось ходить на терапию, и, казалось, он добился определенного прогресса, но его гнев оставался непредсказуемым.

Во время самого ожесточенного конфликта подросток пробивал дыры в стенах и ломал технику. Он пытался сбежать из дома и даже создал оружие, чтобы навредить своим родителям и себе.Примерно раз в месяц в последние годы Дженн и Джейсону приходилось вызывать полицию к себе домой, чтобы помочь сдержать их сына, а иногда приходилось помещать его в больницу для краткосрочного пребывания в психиатрической больнице.

«Кажется, этого недостаточно»

Кери Уильямс, писательница из Северной Каролины, выступает за родителей, воспитывающих детей с поведенческими проблемами, связанными с травмами, включая расстройства привязанности, которые могут проявляться как преднамеренное насилие по отношению к родителям.

Собственный сын Уильямс стал настолько агрессивным, что ее семье пришлось поместить его в интернат в возрасте 10 лет. Сейчас ему 18 лет. «Я понятия не имел, что это на самом деле более серьезная проблема, чем я сам».

Уильямс ведет блог и страницу в Facebook, где, по ее словам, такие же родители, как и она сама, которые часто находятся в изоляции и не знают, куда обратиться, могут найти других людей, которые могут ее понять.

Многие родители, которых она встречает в Интернете, изо всех сил пытаются признать, что имеют дело с серьезной проблемой домашнего насилия, говорит она.

«Вы просто не хотите так думать», — говорит Уильямс. «Это просто не то, как устроена наша культура и как родители воспринимают вещи. И именно это отрицание на самом деле удерживает родителей от помощи своим детям».

Дженн — мать 15-летнего подростка из Иллинойса — говорит, что воспитание ее сына часто похоже на застревание в оскорбительных отношениях.

«Но все по-другому, когда это твой сын», — говорит она. «У меня нет выбора. Я не могу просто оттолкнуть его или расстаться с ним.»

Дженн говорит, что каждый раз, когда она видит новость о ребенке, который убил родителя, она беспокоится. Такие случаи крайне редки, и Дженн не хочет думать, что ее сын способен на такое.

«Но, к сожалению, реальность такова, что когда он в ярости и в этих срывах, он действительно не мыслит здраво, и он очень импульсивен, — говорит Дженн. — Так что это очень страшно».

Несмотря на все трудности, она и ее муж говорят, что усыновление их сына принесло им много радости.

«Это сделало меня лучше, сильнее, жену и учителя, — говорит Дженн.

Но, добавляет она, она хотела бы, чтобы были более эффективные методы лечения, которые могли бы помочь таким детям, как ее сын, жить в безопасности в обществе, и больше мест, куда травмированные родители могли бы обратиться за помощью.

«Я чувствую, что мы делаем для него все, что можем, но мне кажется, что этого недостаточно», — говорит Дженн.

Трудное решение

Прямо перед началом текущего учебного года Дженн и Джейсон приняли трудное решение отправить своего сына в интернат для детей с серьезными нарушениями психического здоровья.Он живет там сейчас.

Некоторое время пара боролась с этим выбором. В общей сложности мальчик уже провел почти три года в стационаре, начиная с 10 лет. В прошлом году он вернулся домой, потому что они думали, что он готов.

Но семья продолжала иметь дело с почти ежедневными противостояниями, включая словесные угрозы, вспышки гнева и уничтожение имущества.

12-летняя сестра мальчика говорит, что у нее смешанные чувства по поводу того, что ее брат снова ушел из дома, чтобы вернуться на стационарное лечение.

«Это заставляет меня чувствовать себя счастливой и грустной, — говорит она, — потому что я люблю своего брата. И я знаю, что он получит необходимую ему помощь».

Она утешена тем, что ее родители будут в безопасности, но говорит, что будет очень скучать по брату.

«Я просто люблю его», — говорит она. «И я не хочу, чтобы он прошел через это».

Эта история является частью партнерства NPR по репортажам с Public Media Side Effects, Illinois Public Media и Kaiser Health News.Кристин Херман — стипендиат Розалин Картер в области журналистики психического здоровья. Подпишитесь на нее в Твиттере: @CTHerman .

Я терпела домашнее насилие, потому что была воспитана с мыслью, что заслужила это

Несколькими месяцами ранее я рассталась с парнем, с которым встречалась два года. Расставание было плохим. На самом деле настолько плохо, что на следующее утро, когда в доме моих родителей появилась полиция, разыскивая меня, я понял, насколько все было плохо на самом деле.

Накануне вечером я выскочила из запертой машины парня и обратилась за помощью в Walgreens.Я ушел до того, как появилась полиция, а затем побежал домой.

…………

На следующее утро, когда полиция стояла у входной двери моих родителей, я помню, что чувствовала себя испуганной и смущенной.

Я отчаянно хотел, чтобы мои родители вмешались и спасли меня от домашнего насилия, которому я подвергалась.

Офицер объяснил, что этим утром им позвонила мать мальчика, с которым я рассталась, и сообщила, что машина ее сына повреждена.Видимо, он сказал своей матери, что я повредил его во время нашего разрыва, и мать хотела выдвинуть обвинения. У полиции были подозрения, потому что все повреждения автомобиля были нанесены внутри автомобиля, и, как они заявили, «обычно повреждения, нанесенные при неприятном разрыве, наносятся снаружи автомобиля».

Полиция допросила моего бывшего, который сказал им, что я сошла с ума и разбила его машину на стоянке Walgreens.

Полицейские сказали его матери, что посмотрят, что можно сделать, а затем направились ко мне домой.По дороге они решили заехать в этот Walgreens и посмотреть, не видел ли что-нибудь кто-нибудь, работавший прошлой ночью.

СВЯЗАННЫЕ С: Я снова вышла замуж за моего жестокого бывшего мужа … а затем снова развелась с ним

И вот, тот же менеджер, что и прошлой ночью, дежурил и сообщил полиции, что накануне вечером женщина утверждала, что видел, как мальчик кричал и «держался» за девушку в машине, когда девочка пнула приборную панель, вылезла из окна машины и побежала в магазин.Менеджер сказал, что мальчик побежал за девочкой, пока женщина не встала посередине и не сказала девочке войти внутрь, а она подала сигнал работнику магазина, чтобы он вызвал полицию. Через несколько минут девушка выбежала из магазина, и больше ее не видели.

Потом полиция спросила меня, что случилось. В типичной для Эдема манере я не сказал ни слова. Ни одного слова. Я помню, как у меня дрожали губы, а глаза сдерживали слезы, когда офицеры неоднократно спрашивали меня, что случилось. Я помню, как они спрашивали меня о синяке на шее, а потом родители говорили мне идти наверх.

Когда я сидел в своей комнате, я слышал, как полиция говорила моим родителям, что им нужно поговорить со мной, что свидетель видел меня причастным к инциденту, что они видели синяк на моей шее и что они симпатичные уверен, что я повредил машину во время инцидента с домашним насилием.

Мои родители сказали полиции, что я всегда был трусом, и они будут лучше контролировать меня.

Мне выписали штраф за вандализм, и полиция сказала моим родителям, что судья разберется с этим, но они предложили мне получить охранный ордер, если я хочу, чтобы обвинения были сняты в суде.

Когда копы ушли, я получил лекцию на всю жизнь. Я призналась в драке, в том, что мой парень ударил меня, и в том, что я выбился из машины. Я сказал им, что не могу выбраться, поэтому я запаниковал. Я расплакалась, сказала им, что меня никто никогда не полюбит, и что мне страшно.

СВЯЗАННЫЕ С: Как свидетель домашнего насилия научил меня, насколько это действительно распространено

Я попал в беду из-за того, что устроил сцену, которая опозорит нашу семью.

Отец отвел меня в полицейский участок и потребовал, чтобы в воскресенье вызвали судью для подписания экстренного охранного ордера.Почти четыре часа мы с отцом просидели на вокзале, и между нами почти не было сказано ни слова. Когда появился судья, он был не слишком рад тому, что его утащили с семейного мероприятия, чтобы иметь дело со мной. Он сказал мне, что я достаточно взрослая, чтобы лучше понимать, чем драться с мальчишками.

Больше в моей семье об этом инциденте не говорили.

Несколько месяцев спустя я обнаружила, что стою в зале суда, сошла с ума от ужаса, понятия не имею, что делаю, предстала перед уголовными обвинениями, а единственной опорой, которая у меня была, был мой новый парень (а теперь уже бывший) муж).

Все обвинения были сняты, когда мой бывший парень не явился, но полицейские записи показали, что между временем моего инцидента и датой суда он был арестован за проникновение в дом.

Судья сказал, что мое дело смехотворно, и отправил меня восвояси.

Два года спустя мой новый бойфренд бросил в меня коробку для колец, и я пригнулась, чтобы промахнуться.

«Ну, я, блять, собирался попросить тебя выйти за меня замуж, но я не знаю, почему я вообще думал, что ты заслужила это», сказал он мне, когда я сидела в слезах.

Мы должны были пойти куда-нибудь поужинать, но что-то, что я сделал, ничего, что я даже не помню все эти годы спустя, заставило его кричать и бросаться в меня вещами.

СВЯЗАННЫЕ С: Я молилась, чтобы мой муж ударил меня, чтобы я могла, наконец, оставить свой молчаливый оскорбительный христианский брак

Предложение? Несуществующий.

Реклама Не сражайтесь в одиночку. Начните свое терапевтическое путешествие с BetterHelp и получите скидку 15%.

Мой ответ? Да.

Какого черта я сказал да?

Потому что мои родители убедили меня, что мальчик может меня ударить.

Похожие истории из YourTango:

Потому что они били меня, когда считали, что я это заслужил, а когда мальчик ударил меня, это доказало их правоту.

Потому что никто никогда не говорил мне, что бить нельзя.

Потому что мне всегда говорили, что я это заслужил.

Потому что никто никогда не говорил мне, что я заслуживаю лучшего.

Все знают, что то, что мы говорим, имеет силу воздействовать на людей, но они часто не осознают, что иногда недосказанные вещи ранят еще больше.

Каждый день мы непреднамеренно учим окружающих нас людей тому, как мир смотрит на них и чего им следует ожидать от него, с помощью того, что мы говорим, и того, что мы оставляем недосказанным.

Уделите сегодня минутку и пусть окружающие знают, что они чего-то стоят. Возьмите это сообщение за пределы своей семьи и друзей.Поблагодарите коллег, поблагодарите бариста, сделайте комплимент химчистке.

Позвольте им мельком увидеть свою самооценку через вас, потому что вы вполне можете быть единственным человеком, который это делает.

Подробнее для вас на YourTango:

Эден Стронг – постоянный участник множества различных сайтов, таких как Lifetime Moms, XOJane, Scary Mommy, Catster и Dogster. Ее можно найти говорящей то, что осталось от ее разума, в ее блоге «Мне не стыдно терпеть».

Получайте последние новости и советы по отношениям каждый день на свой почтовый ящик!

Первоначально эта статья была опубликована на сайте «Мне не стыдно терпеть».Перепечатано с разрешения автора.

Насилие в семье — это пандемия в рамках пандемии COVID-19

Меньше всего Шейле хотелось водить машину 21 мая. Садиться за руль с сотрясением мозга, множественными гематомами черепа, синяками и ссадинами по всему телу было решительно плохой идеей. Но это был единственный способ, которым ее муж мог выпустить ее из дома.

Она сказала ему, что собирается купить ему сигарет.Правда заключалась в том, что Шейла (псевдоним для защиты ее личности) направлялась на встречу с женой своего пастора, которая работала в одном из офисов мэрии ее маленького городка в Небраске, ища помощи, чтобы избежать домашнего ада, в котором она оказалась. живет с начала весны. Именно тогда началась первая волна COVID-19, и экономика рухнула, а вместе с ней и бизнес грузоперевозок, который начал ее муж. Это тоже было, когда она, ее муж и их четверо детей, как и сотни миллионов других людей, были вынуждены жить в тесноте и стрессе во время пандемии.

И тогда же, говорит, начались побои. Как только началась блокировка, он начал употреблять метамфетамин, по словам Шейлы, вскоре у него развилось всепоглощающее заблуждение, что она ему изменяет и прячет где-то в доме секретный компьютерный планшет, на котором он найдет доказательства ее неверности. Впервые он столкнулся с ней в марте, когда начался карантин, и тогда же впервые ударил ее.

«Он сильно ударил меня, я упала на пол, а потом он вылил свой напиток мне в лицо», — говорит она.

Ее побег 21 мая положил конец издевательствам. С помощью своего пастора и его жены она связалась с Bright Horizons, приютом и группой защиты для людей, которые подверглись домашнему насилию или сексуальному насилию и расстались со своим мужем, поскольку сейчас идет бракоразводный процесс. Кроме того, вмешались правоохранительные органы, и теперь ее мужу грозит тюремное заключение за свое поведение.

Все больше данных свидетельствует о том, что пандемия сделала насилие со стороны интимного партнера более распространенным и зачастую более серьезным. «COVID не делает насильников», — говорит Джеки Малвин, руководитель проекта Women’s Empowerment and Recovery Educators (WE:ARE), группы защиты и поддержки в Бирмингеме, Англия. «Но COVID усугубляет ситуацию. Это дает им больше инструментов, больше шансов контролировать вас. Насильник говорит: «Ты не можешь выйти; вы никуда не пойдете», и правительство также говорит: «Вы должны остаться дома».’»

Таков был опыт Шейлы. «Насилие должно было произойти в любом случае», — говорит она. «Отговорки о том, что некуда идти, нечего делать, не помогли».

Опросы, проведенные по всему миру, показали всплеск домашнего насилия с января 2020 года, причем он заметно рос из года в год по сравнению с тем же периодом 2019 года. началось, количество случаев домашнего насилия увеличилось на 300% в провинции Хубэй, Китай; 25% в Аргентине, 30% на Кипре, 33% в Сингапуре и 50% в Бразилии.Великобритания, где количество звонков на горячие линии по вопросам домашнего насилия резко возросло после начала пандемии, в июне была особенно потрясена смертью 26-летней Эми-Линн Стрингфеллоу, матери одного ребенка и ветерана войны в Афганистане, предположительно от рук ее 45-летний бойфренд.

В США ситуация не менее тревожная: полицейские управления сообщают о росте заболеваемости в городах по всей стране: например, 18% в Сан-Антонио, 22% в Портленде, штат Орегон.; и 10% в Нью-Йорке, согласно American Journal of Emergency Medicine . В одном исследовании, опубликованном в журнале Radiology , сообщается, что в Brigham and Women’s Hospital в Бостоне рентгенологические снимки и поверхностные раны, связанные с домашним насилием, с 11 марта по 3 мая этого года превысили общие показатели за тот же период 2018 и 2019 годов вместе взятые.

Пандемия затянулась, а злоупотребления тоже. Подобно тому, как болезнь продолжает уносить больше жизней, домашнее насилие, связанное с карантином, уносит все больше жертв, и не только женщин, состоящих в гетеросексуальных отношениях.Насилие со стороны интимного партнера происходит в однополых парах с частотой, равной или даже выше, чем у партнеров противоположного пола. Более того, по данным Human Rights Campaign Foundation, экономические проблемы пандемии особенно сильно ударили по однополым парам, поскольку представители ЛГБТК-сообщества, скорее всего, будут работать в сильно пострадавших отраслях, таких как образование, рестораны, больницы и розничная торговля. Это означает более высокий уровень стресса и, соответственно, более высокий риск того, что этот стресс перерастет в насилие.

Как и во многих других случаях, цветные сообщества также страдают более серьезно, поскольку системное неравенство часто означает более низкий доход и меньший доступ к социальным и частным услугам. «Хотя каждая третья белая женщина сообщает, что подвергалась насилию в семье [во время пандемии], уровень жестокого обращения резко возрос примерно до 50% и выше для тех, кто подвергался маргинализации по расовому, этническому происхождению, сексуальной ориентации, гендерной идентичности, статусу гражданства и когнитивным физическим способностей», — говорит Эрика Суссман, исполнительный директор Центра защиты и правосудия выживших (CSAJ), организации поддержки и исследований.

Не всем удается сбежать так же, как Шейле, а обычные возможности для пойманных в ловушку женщин, такие как звонки на горячие линии, еще менее доступны, чем обычно, во время пандемии. «Насколько им сложнее звонить, когда их обидчик тоже находится на карантине вместе с ними, сидя на диване рядом с ними или в другой комнате?» — спрашивает Кэсси Мекленберг, исполнительный директор Sheltering Wings, приюта и группы поддержки для партнеров, подвергшихся насилию, в Данвилле, штат Индиана. вынудило такие учреждения сократить свои возможности, чтобы ограничить риск распространения вируса.

Поскольку безопасные гавани отрезаны, все больше и больше людей страдают от того, что Организация Объединенных Наций называет «теневой пандемией» домашнего насилия в рамках более широкой пандемии самого вируса. Только когда поднимется второй, станет известен весь масштаб первого.

В одиночку вместе

Изоляция всегда была одним из самых мощных орудий в арсенале обидчика.Поначалу внимание кажется благожелательным, даже заботливым, а насильники все глубже и глубже погружаются в повседневную жизнь жертвы. Только позже темная цель становится очевидной.

«В начале предложение партнера «Я отвезу тебя туда. Я подвезу тебя. Я тебя подберу. Я пойду с тобой за покупками», это может показаться романтичным», — говорит Малвин из WE:ARE, которая страдала и пережила свои жестокие отношения в 1990-х годах. «Они скажут: «Ты встречаешься со своими друзьями? Я пойду с тобой.’”

Но то, что на первый взгляд кажется попыткой установить партнерские отношения, может быстро начать восприниматься как попытка взять под контроль, и вскоре обидчик перестает любить друзей, больше не позволяет жертве ходить по магазинам в одиночестве. «Довольно быстро, — говорит Малвин о своем собственном опыте, — он приходит с работы, он очень устал и говорит: «Я не хочу никаких телефонных звонков или звонков от людей». Ваш мозг постоянно находится в состоянии повышенной готовности. Если была музыка, которая ему не нравилась, и она звучала по радио, а его не было дома, я на всякий случай выключал ее.”

Когда времени в разлуке практически нет, такое насилие может быстро усугубиться. Несмотря на трудности, с которыми многие жертвы звонили по горячим линиям во время пандемии, количество звонков от людей, подвергшихся домашнему насилию в Великобритании, весной 2020 года подскочило на 200% по сравнению с количеством звонков до начала карантина, по данным Refuge, британского агентства по домашнему насилию. благотворительная деятельность. Люди, которые не могли безопасно позвонить, начали искать другие способы связаться с ними — проскальзывали в ванную со своими смартфонами и вместо этого писали текстовые сообщения, сообщает Кэролайн Брэдбери-Джонс, профессор гендерного насилия и здоровья в Бирмингемском университете. в У.К.

Вырваться на свободу

Насильники — чрезвычайно хорошие манипуляторы, переключающиеся между угрозами и уговорами — часто умоляя о прощении и обещая исправиться в будущем. Эти стратегии могут быть дьявольски эффективными в любое время, но во время пандемии они имеют особую силу, поскольку карантин и связанные с ним проблемы, такие как потеря работы, являются законными проблемами; то есть они могут быть реальными проблемами, которые вызовут напряжение даже в самых стабильных отношениях.Однако в оскорбительных отношениях эти вполне законные проблемы становятся предлогом для весьма неправомерного поведения. «Иногда случается так, что люди могут оправдать жестокое обращение, потому что преступник просто очень напряжен и в противном случае не стал бы этого делать», — говорит Мекленбург.

Это усложняет выход и, что не менее сложно, оставаться снаружи. Мекленбург говорит, что в среднем выжившие возвращаются к отношениям семь раз, прежде чем уйти навсегда.Брэдбери-Джонс называет цифру восемь, но в любом случае уйти нелегко, особенно когда обидчик разыгрывает карту пандемии как оправдание своего агрессивного поведения.

В изученных CSAJ маргинализированных сообществах сделать перерыв может быть еще труднее. Отсутствие базовых услуг, таких как доступ к транспорту и дневному уходу, увеличивает препятствия на пути к чистому побегу. То же самое можно сказать и об отсутствии приютов в некоторых общинах и недостаточном доходе, чтобы позволить себе юридические услуги, необходимые для расторжения жестокого брака и решения таких проблем, как алименты и право посещения.

Женщины, которым удалось разорвать оскорбительные отношения в прошлом году, часто, как это ни парадоксально, находили карантин полезным для своего выздоровления. Блокировки не только не позволяют жертвам выходить на улицу, в конце концов, они также удерживают обидчика дома, создавая препятствие, которое может помочь помешать бывшим партнерам восстановить отношения. В интервью Брэдбери-Джонс с людьми, пережившими домашнее насилие, она неоднократно слышала, что ослабление карантинных ограничений наполняет их вполне реальным и облегчением.

«В этом контексте самоизоляция была спасением, — говорит она.

В конце концов, по мере развертывания вакцин и окончательного подсчета случаев, весь карантин закончится, и партнеры, подвергшиеся насилию во время изоляции, могут снова появиться в мире, вновь освободившись, чтобы оставить своих мучителей позади. «COVID дал моему мужу повод держать меня там», — говорит сегодня Шейла. Если всплеск звонков, которые поступают в приюты во время карантина, является показателем, то таких полетов на свободу может быть много.Ни один из них не будет легким. Многие из них будут пугающими. Не меньше, чем борьба с пандемией COVID, борьба с пандемией жестокого обращения, несомненно, будет продолжаться.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Напишите Джеффри Клюгеру по адресу [email protected]

Домашнее насилие и жестокое обращение – влияние на детей и подростков

Сделать так, чтобы домашнее насилие и жестокое обращение не остались постыдной тайной для ребенка – это первый шаг.

Поэтому специалисты, работающие с детьми, должны помнить об этом при работе с детьми, чье поведение нарушено и расстроено.

Для более серьезных долгосрочных последствий домашнего насилия и жестокого обращения доступно лечение родителей и детей, а также индивидуальное лечение и групповое лечение детей с такими проблемами, как посттравматическое стрессовое расстройство.

Дети лучше справляются с ситуацией и выздоравливают, когда получают правильную помощь и поддержку, например, от других членов семьи, сверстников, школы.Некоторым детям полезно поговорить с профессионалом (например, с обученным консультантом).

Жертвам домашнего насилия и жестокого обращения нередко требуется много времени, чтобы осознать, что происходит. Для некоторых семей домашнее насилие и жестокое обращение являются «нормальной» частью семейной жизни. Даже когда дети понимают, что ситуация неправильная, стыд может помешать им высказаться.

Однако доверительные отношения вне дома могут увеличить шансы на то, что человек, пострадавший от домашнего насилия и жестокого обращения, сможет рассказать о своем опыте.

Делиться секретом с кем-то за пределами семьи — это первый шаг к тому, чтобы вырваться из порочного круга насилия и жестокого обращения.

Профессионалы, включая врачей, медсестер, патронажных работников, учителей и социальных работников, обучены следить за признаками домашнего насилия и жестокого обращения. Вы всегда можете поговорить с ними, и они будут работать с вами и другими специалистами, чтобы обезопасить вас и ваших детей. Во многих областях поддержку могут предложить специализированные организации по борьбе с домашним насилием.

Помните, самое главное – обезопасить себя и своих детей.Домашнее насилие и насилие – это преступление, поэтому не отказывайтесь от обращения в полицию.

После того, как вы вышли из отношений с насилием или насилием в семье, может потребоваться практическая помощь таких специалистов, как социальные работники или адвокаты. Они смогут помочь с поиском жилья, решением финансовых проблем, установлением контактов и организацией школы для детей.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.