Альтруистов: Проблемы Эволюции

Содержание

Проблемы Эволюции

Проблемы Эволюции

 

А.В.Марков

Эволюция кооперации и альтруизма: от бактерий до человека

Расширенная версия доклада на IV Международной конференции «Биология: от молекулы до биосферы» (15.12.2009)

 

 

 

 

1. Кооперация и альтруизм

 

Изучение эволюции альтруизма и кооперации – это центральная тема эволюционной этики, и это одно из тех направлений, двигаясь по которым, биология – естественная наука – в последнее время начала смело вторгаться на «запретную» территорию, где до сих пор безраздельно хозяйничали философы, теологи и гуманитарии. Неудивительно, что вокруг эволюционной этики кипят страсти. Но об этих страстях я говорить не буду, потому что они кипят за пределами науки, а нас, биологов, интересует совсем другое.

Нас интересует, почему, с одной стороны, большинство живых существ ведут себя эгоистично, но, с другой стороны, немало есть и таких, кто совершает альтруистические поступки, то есть жертвует собой ради других.

На этом слайде даны определения, я на них останавливаться не буду, потому что суть понятия «альтруизм» – как в этике, так и в биологии – думаю, всем хорошо понятна.  

Итак, перед биологами, пытающимися объяснить происхождение кооперации и альтруизма, стоят два основных вопроса.

С одной стороны, совершенно очевидно, что почти все жизненные задачи, стоящие перед организмами, в принципе гораздо легче решать совместными усилиями, чем в одиночку. Кооперация, то есть совместное решение проблем, обычно подразумевающее некоторую долю альтруизма со стороны кооператоров, могла бы стать для огромного множества организмов идеальным решением большинства проблем. Почему же тогда биосфера так не похожа на рай земной, почему она не превратилась в царство всеобщей любви, дружбы и взаимопомощи? Это первый вопрос.

Второй вопрос противоположен первому. Как вообще могут в ходе эволюции вознинкуть кооперация и альтруизм, если движущей силой эволюции является эгоистический в своей основе механизм естественного отбора? Примитивное, упрощенное понимание механизмов эволюции неоднократно подталкивало разных людей к абсолютно неверному выводу о том, что сама идея альтруизма несовместима с эволюцией. Этому способствовали такие, на мой взгляд, не очень удачные метафоры, как «борьба за существование» и особенно «выживание сильнейших». Если всегда выживает сильнейший, о каком альтруизме может идти речь? Кто кого первым съест, тот и оставит потомство, а добреньких альтруистов съедят первыми.

Но это, как я уже сказал, крайне примитивное и неправильное понимание эволюции. В чем здесь ошибка? Ошибка здесь в смешении уровней, на которых мы рассматриваем эволюцию. Ее можно рассматривать на уровне генов, особей, групп, популяций, видов, может быть, даже экосистем. Но результаты эволюции фиксируются (запоминаются) только на уровне генов. Поэтому первичным, основным уровнем, с которого мы должны начинать рассмотрение, является генетический уровень. На уровне генов в основе эволюции лежит конкуренция разных вариантов, или аллелей, одного и того же гена за доминирование в генофонде популяции. И вот на этом уровне никакого альтруизма нет и в принципе быть не может. Ген всегда эгоистичен. Если появится «добрый» аллель, который в ущерб себе позволит размножаться другому аллелю, то этот альтруистический аллель неизбежно будет вытеснен из генофонда и просто исчезнет.

Но если мы переведем взгляд с уровня конкурирующих аллелей на уровень конкурирующих особей, то картина будет уже другой. Потому что интересы гена не всегда совпадают с интересами организма. Как они могут не совпадать? Дело в том, что у них не совпадают сами физические рамки, в которых они существуют. Ген, или, точнее, аллель – это не единичный объект, он присутствует в генофонде в виде множества копий. А организм – это единичный объект, и он несет в себе обычно только одну или две из этих копий. Во многих ситуациях эгоистичному гену выгодно пожертвовать одной-двумя своими копиями для того, чтобы обеспечить преимущество остальным своим копиям, которые заключены в других организмах.

 

 

2. Родственный отбор

К этой мысли биологи стали подходить уже в 30-е годы прошлого века. Важнейший вклад в понимание эволюции альтруизма внесли в разное время три великих биолога: Рональд Фишер, Джон Холдейн и Уильям Гамильтон.

Теория, которую они построили, называется теорией родственного отбора. Суть ее образно выразил Холдейн, который однажды сказал «Я бы отдал жизнь за двух братьев или 8 кузенов». Что он имел при этом в виду, можно понять из следующей формулы, которая вошла в науку под названием «правило Гамильтона»:

«Ген альтруизма» (точнее, аллель, способствующий альтруистическому поведению) будет поддержан отбором и распространится в популяции, если

rB > C

 

•         r  — степень генетического родства «жертвователя» и «принимающего жертву»

•         B – репродуктивное преимущество, полученное адресатом альтруистического акта

•         C – репродуктивный ущерб, нанесенный «жертвователем» самому себе.

Репродуктивное преимущество или ущерб можно измерять, например, в числе оставленных или не оставленных потомков.

С учетом того, что от акта альтруизма может выиграть не одна, а много особей, формулу можно модифицировать следующим образом:

nrB > C

где n – число принимающих жертву.

Обратите внимание, что «правило Гамильтона» не вводит никаких дополнительных сущностей и не опирается ни на какие специальные допущения. Оно чисто логически вытекает из элементарных базовых фактов популяционной генетики. Если nrB > C, «аллель альтруизма» начинает совершенно автоматически, без всяких внешних направляющих сил и без всякой мистики, увеличивать свою частоту в генофонде популяции.

С точки зрения самого «аллеля альтруизма» в этом никакого альтруизма нет, а есть чистый эгоизм. Этот аллель заставляет своих носителей – то есть организмы – совершать акт альтруизма, но тем самым аллель блюдет свои корыстные интересы. Он жертвует несколькими своими копиями, чтобы дать преимущество другим своим копиям. Естественный отбор – это ни что иное, как автоматическое и совершенно равнодушное и бессознательное взвешивание суммы выигрышей и проигрышей для аллеля – для всех его копий вместе – и если выигрыши перевешивают, аллель распространяется.

Правило Гамильтона обладает замечательной объясняющей и предсказательной силой.

 

В какой группе животных эволюция альтруизма привела к самым крупномасштабным последствиям? Я думаю, многие со мной согласятся, если я скажу, что это перепончатокрылые насекомые, у которых развилась так называемая эусоциальность (настоящая социальность): муравьи, пчелы, осы, шмели. У этих насекомых большинство самок отказываются от собственного размножения, чтобы помогать своей матери выращивать других дочерей. Почему именно перепончатокрылые?

Всё дело тут в особенностях наследования пола в этом отряде насекомых. У перепончатокрылых самки имеют двойной набор хромосом и развиваются из оплодотворенных яиц. Самцы гаплоидны (имеют одинарный набор хромосом) и развиваются из неоплодотворенных яиц.

Из-за этого складывается парадоксальная ситуация: сестры оказываются более близкими родственницами, чем мать и дочь. У большинства животных степень родства между сестрами и между матерями и дочерьми одинакова (50% общих генов, величина r в формуле Гамильтона равна 1/2). У перепончатокрылых родные сестры имеют 75% общих генов (r= 3/4), потому что каждая сестра получает от отца не случайно выбранную половину его хромосом, а весь геном полностью. Мать и дочь у перепончатокрылых имеют, как и у других животных, лишь 50% общих генов.

Вот и получается, что для эффективной передачи своих генов следующим поколениям самкам перепончатокрылых, при прочих равных, выгоднее выращивать сестер, чем дочерей.

Задачка на дом. Попробуйте с помощью правила Гамильтона объяснить следующее наблюдение. Рыбак поймал в море рыбку и потрошит ее на берегу. Это замечает чайка, она подлетает и хватает из воды рыбьи потроха. Перед этим она издает несколько громких призывных криков, на которые слетается еще два десятка чаек. Они немедленно набрасываются на первую чайку и пытаются отнять у нее добычу. Первая чайка, со своей стороны, не желает делиться лакомством и храбро отбивается от грабителей. Вопросы: 1) зачем чайка позвала других, почему бы ей не есть молча? 2) Если уж она такая заботливая, что позвала других, почему она не делится с ними добровольно, а пытается отбить «свое»?

Механизм родственного отбора, по-видимому, лежит в основе многих случаев альтруизма в природе. Кроме родственного отбора, существует целый ряд механизмов, одни из которых помогают, а другие, наоборот, препятствуют эволюции альтруизма. Рассмотрим эти механизмы на конкретных примерах.

 

 

3. Альтруисты и обманщики среди бактерий: эксперименты с

Pseudomonas fluorescens.

Одно из перспективных направлений современной микробиологии — это экспериментальное изучение эволюции бактерий, эволюция в пробирке. Интересные результаты были получены на бактерии Pseudomonas fluorescens. Если этой бактерии предоставить необходимый минимум условий, она быстро эволюционирует прямо на глазах у исследователей, осваивает новые ниши и вырабатывает оригинальные адаптации.

В жидкой питательной среде бактерии развиваются сначала как одиночные, подвижные клетки, и постепенно занимают всю толщу бульона. Когда в среде становится мало кислорода, получают преимущество бактерии-мутанты, образующие пленку на поверхности среды.

Эти мутанты выделяют вещества, способствующие склеиванию клеток. Такие бактерии после деления не могут «отклеиться» друг от друга. Фокус тут в том, что одиночные клетки плавают в толще бульона, а склеившиеся всплывают на поверхность, где кислорода гораздо больше. Производство клея — дело дорогостоящее, однако общая награда (кислород) с лихвой покрывает расходы.

Возникновение таких колоний — само по себе большое эволюционное достижение. Но до настоящей социальности, тем более до настоящего многоклеточного организма тут еще очень далеко. Такие колонии недолговечны, потому что они совершенно беззащитны перед микробами-«обманщиками», которые начинают паразитировать на этой колонии. Проблема тут в том, что естественный отбор в такой колонии по-прежнему действует на индивидуальном, а не на групповом уровне. И отбор благоприятствует клеткам-«обманщикам», то есть мутантам, которые перестают производить клей, однако продолжают пользоваться преимуществами жизни в группе. В этой системе нет никаких механизмов, которые препятствовали бы такому жульничеству. Безнаказанность способствует быстрому размножению обманщиков, что приводит к разрушению колонии. Дальнейшая эволюция альтруизма и кооперации в такой системе оказывается невозможна из-за обманщиков (см.: Микробиологи утверждают: многоклеточность — сплошное жульничество).

Этот пример наглядно показывает, в чем состоит главное препятствие на пути эволюции кооперации и альтруизма. Это общее правило: как только начинает зарождаться кооперация, тут же появляются всевозможные обманщики, нахлебники и паразиты, которые во многих случаях просто лишают кооперацию всякого смысла, система разрушается, и происходит возврат к изолированному существованию особей.

Чтобы социальная система смогла развиться дальше самых первых начальных шагов, главное что ей необходимо – это выработать механизм борьбы с обманщиками. И такие механизмы у многих живых существ действительно вырабатываются. Часто это приводит к так называемой «эволюционной гонке вооружений»: обманщики совершенствуют способы обмана, а кооператоры совершенствуют способы выявления обманщиков, борьбы с ними, или пытаются не допустить самого появления обманщиков.

 

 

4. Опыты с

Myxococcus xanthus показывают, что способность защищаться от обманщиков может появляться в результате единичных мутаций

 

Рассмотрим еще один пример, связанный с бактерией Myxococcus xanthus. Для этих микробов характерно сложное коллективное поведение. Иногда они собираются в большие скопления и устраивают коллективную «охоту» на других микробов. «Охотники» выделяют токсины, убивающие «добычу», а затем всасывают органические вещества, высвободившиеся при распаде погибших клеток.

При недостатке пищи миксококки образуют плодовые тела, в которых часть бактерий превращается в споры. В виде спор микробы могут пережить голодные времена. Плодовое тело «собирается» из огромного множества индивидуальных бактериальных клеток. Создание такой сложной многоклеточной структуры требует слаженных действий миллионов отдельных бактерий, из которых лишь часть получает прямую выгоду, а остальные жертвуют собой ради общего блага. Дело в том, что лишь некоторые из участников коллективного действа смогут превратиться в споры и передать свои гены следующим поколениям. Все остальные выступают в роли «стройматериала», обреченного умереть, не оставив потомства.

Как мы уже знаем, где начинает развиваться альтруизм – там появляются и паразиты-обманщики. Среди миксококков обманщики тоже есть: это генетические линии (или штаммы) миксококков, не способные к образованию собственных плодовых тел, но умеющие пристраиваться к «чужим» плодовым телам и образовывать там свои споры.

С одним из таких штаммов были проведены интересные эксперименты. Этот штамм сам не способен образовывать плодовые тела, однако он успешно внедряется в чужие плодовые тела и спорулирует там даже с большей эффективностью, чем «альтруистический» штамм-хозяин, построивший плодовое тело. Известно, что этот штамм обманщиков произошел от альтруистического предка в результате 14 мутаций.

Такую систему «паразит—хозяин», то есть смешанную культуру альтруистов и обманщиков, выращивали попеременно то в «голодной», то в богатой питательными веществами среде. Во время голодовок выжить могли только те бактерии, которым удалось превратиться в споры. Смешанная культура медленно, но верно шла к гибели. Ее деградация была вызвана тем, что с каждым экспериментальным циклом доля паразитов неуклонно росла, и в конце концов альтруистов осталось слишком мало, чтобы обеспечить себя и других плодовыми телами.

В этом опыте альтруисты так и не сумели выработать защиту от обманщиков. Произошло другое: у самих обманщиков произошла мутация, в результате которой бактерии восстановили утраченную способность к самостоятельному образованию плодовых тел, и одновременно получили дополнительное преимущество. Эти мутантные бактерии оказались защищены от «нахлебников» — то есть от своих прямых предков – бактерий-обманщиков. То есть одна-единственная мутация превратила обманщиков в альтруистов, защищенных от обмана. Эта мутация произошла в одном из генов-регуляторов, влияющих на поведение бактерий. Конкретный молекулярный механизм этого эффекта пока не выяснен (см.: Способность к сложному коллективному поведению может возникнуть благодаря единственной мутации).

 

 

5. Защита от обманщиков у социальных амеб

Dictyostelium

Проблема обманщиков хорошо знакома и более сложным одноклеточным организмам, таким как социальные амебы Dictyostelium. Как и многие бактерии, эти амёбы при недостатке пищи собираются в большие многоклеточные агрегаты (псевдоплазмодии), из которых затем образуются плодовые тела. Те амёбы, чьи клетки идут на построение ножки плодового тела, жертвуют собой ради товарищей, которые получают шанс превратиться в споры и продолжить род.

Создается впечатление, что эволюция неоднократно «пыталась» создать из социальных бактерий или простейших многоклеточный организм — но дело почему-то не пошло дальше плазмодиев и довольно просто устроенных плодовых тел. Все по-настоящему сложные многоклеточные организмы формируются иным путем — не из множества индивидуальных клеток с немного различающимися геномами, а из потомков одной-единственной клетки (что гарантирует генетическую идентичность всех клеток организма).

Одна из причин «эволюционной бесперспективности» многоклеточных организмов, образующихся из скоплений одноклеточных индивидуумов, состоит в том, что такие организмы создают идеальные условия для развития социального паразитизма и нахлебничества. Любая мутация, позволяющая одноклеточному индивиду пользоваться преимуществами жизни в многоклеточном «коллективе» и ничего не давать взамен, имеет шанс распространиться, невзирая на ее гибельность для популяции.

Мы уже знаем, что, для того чтобы выжить, социальным организмам необходимо как-то защищаться от нахлебников. Эксперименты, проведенные на диктиостелиуме, показали, что вероятность развития устойчивости в результате случайных мутаций у этого организма тоже довольно высока, как и у миксококков. Опыты проводились с двумя штаммами диктиостелиума  — «честными» и «обманщиками». Если их начать морить голодом, они образуют химерные (смешанные) плодовые тела. При этом «обманщики» занимают лучшие места в плодовом теле и превращаются в споры, предоставляя «честным» амёбам в одиночку строить ножку плодового тела. В результате среди образовавшихся спор резко преобладают споры обманщиков.

Сначала исследователи искусственно повысили темп мутирования у «честных» амёб. Затем из множества получившихся мутантов взяли тысячу особей с разными мутациями и каждой из них дали возможность размножиться.

После этого начался отбор на устойчивость к нахлебникам, причем в качестве отбирающего агента использовались сами нахлебники. Амёб из тысячи мутантных штаммов смешивали в равной пропорции и объединяли с амёбами-обманщиками. Смешанную популяцию морили голодом, заставляя образовывать плодовые тела. Затем собирали образовавшиеся споры и выводили из них амёб. Естественно, среди них преобладали обманщики, но экспериментаторы убивали всех обманщиков антибиотиком (в геном честных амеб предварительно был вставлен ген устойчивости к данному антибиотику). В результате получалась смесь амёб-мутантов, но из тысячи исходных штаммов в ней теперь преобладали те, кто смог лучше других противостоять обманщикам. Этих амёб снова смешивали с обманщиками и снова заставляли образовывать плодовые тела.

После шести таких циклов в популяции амёб-мутантов остались представители только одного из тысячи исходных штаммов. Эти амебы оказались надежно защищены от обманщиков в результате мутации, которая у них произошла. Причем они защитились не от любых обманщиков, а только от тех, с которыми им пришлось конкурировать в эксперименте.

Более того, оказалось, что эти амебы-мутанты защищают от обмана не только себя, но и другие штаммы честных амёб, если их смешать. Ясно, что взаимопомощь честных штаммов открывает дополнительные возможности для борьбы с обманщиками.

Эти эксперименты были повторены много раз, и каждый раз в том или ином штамме амеб мутантов возникала устойчивость, причем мутировали разные гены и механизмы устойчивости возникали разные. Некоторые устойчивые штаммы сами при этом стали обманщиками по отношению к диким амебам, а другие остались честными (см.: Амёбы-мутанты не позволяют себя обманывать).

Исследование показало, что вероятность появления мутаций, обеспечивающих защиту от нахлебников, у диктиостелиума довольно высока. Само присутствие нахлебников способствует распространению защитных мутаций. Это должно приводить к эволюционной «гонке вооружений» между обманщиками и честными амёбами: первые совершенствуют средства обмана, вторые — средства защиты.

Эти примеры показывают, что в природе, очевидно, идет постоянная борьба между альтруистами и обманщиками, и поэтому геномы этих организмов «настроены» естественным отбором так, что случайные мутации с большой вероятностью могут приводить к появлению защиты от той или иной разновидности обманщиков.

Нечто подобное наблюдается в клетках иммунной системы многоклеточных животных. Аналогия между иммунной системой многоклеточных и средствами защиты от обманщиков у социальных одноклеточных может оказаться весьма глубокой. Есть даже гипотеза, согласно которой сложная иммунная система у животных изначально развилась не для борьбы с инфекциями, а для борьбы с клетками-обманщиками, клетками-эгоистами, которые пытались паразитировать на многоклеточном организме.

После всего сказанного, я думаю, уже понятно, что появление многоклеточных организмов было крупнейшим триумфом эволюции альтруизма. Ведь в многоклеточном организме большинство клеток – это клетки-альтруисты, которые отказались от собственного размножения ради общего блага.

 

 

6. Мирное сосуществование альтруистов и обманщиков у дрожжей

Обманщики мешают развитию кооперативных систем, потому что альтруисты, вместо того, чтобы развивать кооперацию, вынуждены ввязываться в бесконечную эволюционную гонку вооружений с обманщиками. Конечно, выражения типа «мешают» и «вынуждены ввязываться» – это метафорический язык, но всем, я надеюсь, понятно, что то же самое можно выразить корректными научными формулировками, просто это будет чуть дольше и скучнее.

Надо сказать, что далеко не всегда альтруистам удается выработать средства борьбы с обманщиками. В некоторых случаях некий минимальный уровень кооперации удается поддерживать и без таких средств.

Например, в популяциях дрожжей одни особи ведут себя как альтруисты: они производят фермент, расщепляющий сахарозу на легко усваиваемые моносахариды — глюкозу и фруктозу. Другие особи — «эгоисты» — сами не производят фермента, но пользуются плодами чужих трудов. Теоретически, это должно было бы приводить к полному вытеснению альтруистов эгоистами, несмотря на гибельность такого исхода для популяции. Однако в реальности численность альтруистов не падает ниже определенного уровня. Как выяснилось, возможность «мирного сосуществования» альтруистов с эгоистами обеспечивается небольшим преимуществом, которое получают альтруисты в случае очень низкого содержания глюкозы в среде, а также особым нелинейным характером зависимости скорости размножения дрожжей от количества доступной пищи. Для решения подобных задач используются модели, разработанные в рамках теории игр. Суть здесь в том, что в данном случае альтруизм при ближайшем рассмотрении оказывается не совсем бескорыстным: дрожжи-альтруисты помогают всем окружающим, но 1% произведенной ими глюкозы они все-таки берут себе сразу, в обход общего котла. И за счет этого однопроцентного выигрыша они, как выяснилось, могут мирно сосуществовать с эгоистами (см.: Честные дрожжи и дрожжи-обманщики могут жить дружно). Впрочем, понятно, что на таких мелких хитростях вряд ли можно построить серьезную, сложную кооперативную систему.

 

 

7. Парадокс Симпсона

Еще одна замечательная хитрость такого рода называется парадоксом Симпсона. Суть этого парадокса в том, что при соблюдении определенного набора условий частота встречаемости альтруистов в группе популяций будет расти, несмотря на то, что внутри каждой отдельной популяции эта частота неуклонно снижается.

На этом слайде показан гипотетический пример действия «парадокса Симпсона». В исходной популяции было 50% альтруистов и 50% эгоистов (кружок слева вверху). Эта популяция разделилась на три субпопуляции с разным соотношением альтруистов и эгоистов (три маленьких кружка справа вверху). В ходе роста каждой из трех субпопуляций альтруисты оказались в проигрыше — их процент снизился во всех трех случаях. Однако те субпопуляции, в которых изначально было больше альтруистов, выросли сильнее благодаря тому, что они имели в своем распоряжении больше «общественно-полезного продукта», производимого альтруистами (три кружка справа внизу). В результате, если сложить вместе три выросших субпопуляции, мы увидим, что «глобальный» процент альтруистов вырос (большой кружок слева внизу).

О том, что такой механизм в принципе возможен, в свое время говорили Холдейн и Гамильтон, которых я уже упоминал как создателей теории родственного отбора. Однако получить экспериментальные доказательства действенности парадокса Симпсона удалось лишь недавно.

Это было трудно сделать, потому что в каждом конкретном случае, когда мы видим распространение «генов альтруизма» в популяции, очень нелегко доказать, что здесь не замешаны какие-то другие, неизвестные нам выгоды, сопряженные с альтруизмом у данного вида организмов.

Чтобы выяснить, может ли «парадокс Симпсона» в одиночку обеспечить процветание альтруистов, американские биологи создали интересную живую модель из двух штаммов генетически модифицированных кишечных палочек.

В геном первого из двух штаммов («альтруисты») был добавлен ген фермента, синтезирующего сигнальное вещество N-ацил-гомосерин-лактон, используемое некоторыми микробами для химического «общения» друг с другом. Кроме того, в геном обоих штаммов был добавлен ген фермента, обеспечивающего устойчивость к антибиотику хлорамфениколу. К этому гену «приделали» такой промотор (регуляторную последовательность), который активизирует работу гена только в том случае, если в клетку извне поступает вышеупомянутое сигнальное вещество.

«Эгоисты» ничем не отличались от альтруистов, кроме того, что у них не было гена, необходимого для синтеза сигнального вещества.

Таким образом, сигнальное вещество, выделяемое альтруистами, необходимо обоим штаммам для успешного роста в присутствии антибиотика. Выгода, получаемая обоими штаммами от сигнального вещества, одинакова, но альтруисты тратят ресурсы на его производство, а эгоисты живут на готовеньком.

Поскольку оба штамма были созданы искусственно и не имели никакой эволюционной истории, экспериментаторы знали наверняка, что никаких «тайных хитростей» во взаимоотношениях альтруистов с эгоистами в их модели нет, и альтруисты не получают от своего альтруизма никаких дополнительных выгод.

В среде с добавлением антибиотика чистые культуры эгоистов, как и следовало ожидать, росли хуже, чем чистые культуры альтруистов (поскольку в отсутствие сигнального вещества ген защиты от антибиотика у эгоистов оставался выключен). Однако они начинали расти лучше альтруистов, как только в среду добавляли либо живых альтруистов, либо очищенное сигнальное вещество. Альтруисты в смешанной культуре росли медленнее, потому что им приходилось тратить ресурсы на синтез сигнального вещества. Убедившись, что модельная система работает в соответствии с ожиданиями, исследователи приступили к моделированию «парадокса Симпсона».

Для этого они посадили в 12 пробирок со средой, содержащей антибиотик, смеси двух культур в разных пропорциях (0, 10, 20, 30, 40, 50, 60, 70, 80, 90, 95 и 100% альтруистов соответственно), подождали 12 часов, а затем измерили численность бактерий и процент альтруистов в каждой пробирке. Оказалось, что во всех пробирках, кроме 1-й и 12-й, процент альтруистов значительно снизился. Таким образом, альтруисты во всех случаях проигрывали конкуренцию эгоистам. Однако размер тех популяций, где изначально было больше альтруистов, вырос значительно сильнее, чем тех, где преобладали эгоисты. Когда авторы суммировали численности микробов во всех 12 пробирках, то выяснилось, что общий процент альтруистов заметно вырос: парадокс Симпсона успешно «сработал».

Однако в природе никто не будет нарочно смешивать альтруистов с эгоистами в разных пропорциях и рассаживать их по пробиркам. Какой природный процесс может служить аналогом такой процедуры? Авторы показали, что эту роль могут играть «бутылочные горлышки» — периоды сильного сокращения численности популяции с последующим ее восстановлением. Это может происходить, например, при заселении новых субстратов очень небольшим числом микробов–«основателей». Если число основателей невелико, то среди них в силу простой случайности может оказаться повышенный процент альтруистов. Популяция, которую образует эта группа основателей, будет расти быстро, тогда как другие популяции, основанные группами микробов с преобладанием эгоистов, будут расти медленно. В итоге парадокс Симпсона обеспечит рост «глобальной» доли альтруистов в совокупности всех популяций.

Чтобы доказать действенность этого механизма, авторы смешали альтруистов с эгоистами в равной пропорции, сильно разбавили полученную культуру и стали ее высевать в пробирки порциями разного объема, с приблизительно известным числом микробов в каждой порции. Размер порций оказался главным фактором, от которого зависела дальнейшая судьба альтруистов. Как и следовало ожидать, когда порции были большими, парадокс Симпсона не проявился. В большой порции, то есть в большой выборке из исходной культуры, соотношение альтруистов и эгоистов по законам статистики не может сильно отличаться от исходного. Популяции, основанные этими выборками, растут примерно с одинаковой скоростью, и альтруисты оказываются в проигрыше не только в каждой популяции по отдельности, но и во всех популяциях в целом.

Однако если порции были настолько малы, что в каждой было всего несколько бактерий, то среди этих порций обязательно оказывались такие, в которых альтруисты преобладали. Такие группы основателей давали начало быстро растущим колониям, и за счет этого общий процент альтруистов в совокупности всех популяций увеличивался. В конкретных условиях данного эксперимента для проявления эффекта Симпсона необходимо, чтобы среднее число микробов в группе основателей было не больше 10.

Авторы также показали, что, повторив несколько раз эту последовательность действий (разбавление культуры, расселение маленькими группами в пробирки, рост, соединение популяций в одну, опять разбавление и т. д.) можно добиться сколь угодно высокого процента альтруистов в культуре.

Было выявлено и еще одно условие, необходимое для распространения «генов альтруизма» в модельной системе: смешанным популяциям нельзя позволять расти слишком долго. Разбавление и расселение нужно проводить до того, как популяции достигнут стабильного уровня численности, заселив всю питательную среду в пробирке, потому что тогда различия по уровню численности между популяциями сглаживаются, и парадокс Симпсона не может проявиться (см.: Альтруисты процветают благодаря статистическому парадоксу).

Таким образом, естественный отбор при соблюдении определенных условий может обеспечивать развитие альтруизма даже тогда, когда в каждой отдельно взятой популяции он благоприятствует эгоистам, а альтруистов обрекает на постепенное вымирание. Однако спектр условий, в которых может действовать парадокс Симпсона, довольно узок, и поэтому в природе он вряд ли играет очень большую роль.

 

 

8. «Полиция нравов» у общественных насекомых

Как мы уже говорили, крупнейшим триумфом эволюции альтруизма стало появление настоящих многоклеточных организмов, в том числе животных. У животных по сравнению с микробами появились новые возможности для развития кооперации и альтруизма, основанные на сложном поведении и обучаемости. К сожалению, такие же новые возможности открылись и перед обманщиками. Обманщики стали учиться все более хитро обманывать кооператоров, а те, со своей стороны, стали вырабатывать новые методы выявления обманщиков и борьбы с ними. Эволюционная гонка вооружений продолжилась на новом уровне, и опять ни альтруисты, ни обманщики не получили решающего преимущества.

Одним из важных новшеств в этой бесконечной войне стала возможность физического (а не только химического) наказания обманщиков. Рассмотрим это на примере общественных насекомых.

Рабочие особи перепончатокрылых насекомых обычно не размножаются, посвящая себя заботам о потомстве царицы. Альтруизм перепончатокрылых принято объяснять родственным отбором, который в данном случае особенно эффективен из-за особенностей наследования пола, как мы уже знаем.

Однако у многих видов перепончатокрылых рабочие особи физиологически вполне способны к размножению, и иногда они действительно проявляют «эгоизм», откладывая собственные яйца. Эти яйца часто уничтожаются другими рабочими, которые таким образом выполняют функцию своеобразной «полиции нравов».

Недавно германские энтомологи попытались проверить, какой из двух факторов важнее для поддержания альтруизма в обществе насекомых — (1) добровольное следование принципу «разумного эгоизма», то есть родственный отбор в чистом виде,  или (2) полицейский надзор. Для этого они обработали данные по 10 видам перепончатокрылых (9 видов ос и медоносная пчела). Оказалось, что чем строже «полиция нравов», тем реже рабочие совершают акты эгоизма, откладывая собственные яйца.

Проверили также влияние степени родства между рабочими в гнезде на альтруистическое поведение. Степень родства между ними в действительности часто бывает ниже идеальных 75%, поскольку царица может спариваться с несколькими разными самцами. Выяснилось, что чем ниже степень родства между сестрами-рабочими, тем сильнее полицейский надзор, и тем реже рабочие ведут себя эгоистически. Это, как легко заметить, соответствует второй гипотезе (о ведущей роли полицейских мер) и противоречит первой гипотезе (о том, что все полностью сводится к родственному отбору). При низкой степени родства между рабочими им становится выгоднее уничтожать яйца других рабочих. Низкая степень родства также делает более выгодным «эгоистическое» поведение, но, как видно из полученных результатов, эффективный полицейский надзор явно перевешивает эгоистические устремления рабочих особей (см.: Альтруизм общественных насекомых поддерживается полицейскими методами).

По-видимому, особенности механизма наследования пола у перепончатокрылых сыграли важную роль в становлении альтруистического поведения и социальности, однако у современных видов альтруизм поддерживается в основном не косвенной «генетической выгодой», получаемой рабочими от такого поведения, а жестким полицейским контролем. Похоже на то, что кооперативная система, созданная родственным отбором, даже в таких идеальных условиях, которые наблюдаются в семьях перепончатокрылых, все равно будет разрушена обманщиками, если не сумеет выработать дополнительные средства борьбы с эгоизмом.

Эта закономерность может быть справедлива и для человеческого общества, хоть это и трудно проверить экспериментально. Общественная жизнь невозможна без альтруизма (индивид должен жертвовать своими интересами ради общества), и в конечном счете от этого выигрывают все. Однако каждой отдельной личности во многих случаях все-таки выгодно поступать эгоистически, преследуя свои корыстные интересы в ущерб коллективу. И для эффективной борьбы с эгоизмом приходится применять насильственные методы.

 

 

9. Склонность к альтруизму сильнее у тех, кому нечего терять

Вот еще один пример, показывающий, что альтруизм общественных насекомых очень далек от идеала бескорыстности.

Осы Liostenogaster flavolineata живут семьями, включающими от 1 до 10 взрослых самок, из которых только одна — самая старая — откладывает яйца, а остальные заботятся о личинках. Когда царица погибает, ее место занимает следующая по старшинству оса. Внешне помощницы ничем не отличаются от царицы, однако жизнь они ведут гораздо более тяжелую и опасную: если царица почти не покидает гнезда, то помощницам приходится летать за кормом для личинок, изнашивая крылышки и рискуя попасться на глаза хищнику. С переходом помощницы в ранг царицы ожидаемая продолжительность ее жизни резко увеличивается.

У этого вида, как и у многих других, осы-помощницы сильно различаются по степени «трудового энтузиазма». Одни, не жалея себя, проводят в поисках пищи до 90% времени, а другие предпочитают отсиживаться в безопасном гнезде и вылетают за кормом на порядок реже. На первый взгляд кажется, что эти различия трудно объяснить с позиций теории родственного отбора, поскольку степень трудового энтузиазма помощниц не зависит от степени их родства с царицей и личинками, о которых они заботятся.

Как выяснилось, каждая помощница строго дозирует свой альтруизм в зависимости от того, насколько велики ее шансы стать царицей и оставить собственное потомство. Если эти шансы туманны и зыбки (как у низкоранговых молодых ос, последних в «очереди» на царский престол), то имеет смысл работать поактивнее, чтобы хоть через чужих детей передать свои гены следующим поколениям. Если же помощница имеет высокий ранг, ей выгоднее поберечь себя и поменьше рисковать.

Этот вывод основан на результатах изящных экспериментов. Из одной семьи удаляли осу, занимающую второе место в иерархии (то есть первую по старшинству после царицы), а из другой, такой же по размерам семьи — удаляли низкоранговую молодую осу. После этого следили за поведением осы, до начала эксперимента занимавшей в иерархии третье место. В первом гнезде эта оса после удаления старшей помощницы повысила свой ранг, переместившись с третьего места на второе, во втором — осталась на третьем месте. Размер обеих семей остался одинаковым. Выяснилось, что в первом случае оса начинает работать примерно вдвое меньше. Во втором случае, когда из гнезда изымалась низкоранговая помощница, оса номер три продолжала работать столько же, сколько и раньше (см.: Склонность к альтруизму сильнее у тех, кому нечего терять).

Эти результаты показывают, что величина «альтруистического усилия» у ос действительно регулируется в зависимости от шансов данной осы на собственный репродуктивный успех. Появление такого поведения в ходе эволюции на самом деле хорошо объясняется «правилом Гамильтона» (просто нужно учитывать, что величина c, то есть цена альтруистического поведения, меняется в зависимости от обстоятельств, в том числе от шансов на «царский престол»).

 

 

10. Чтобы предотвратить появление обманщиков, нужно обеспечить генетическую идентичность кооператоров

Можно ли создать общественное устройство, где альтруизм будет поддерживаться без насилия, и при этом не будет никаких обманщиков и эгоистов? Ни осам, ни людям это пока не удалось. Но некоторые кооперативные симбиотические системы, существующие в природе, указывают на то, что в принципе можно не допустить самого появления обманщиков.

Для этого нужно свести генетическое разнообразие индивидуумов в кооперативной системе к полному нулю. Это исключает возможность конкуренции между генетически различающимися разновидностями симбионтов за то, кто из них более эффективно будет эксплуатировать общие ресурсы (ухватит себе больший кусок общего пирога). Если все симбионты генетически идентичны, эгоистическая эволюция внутри системы становится невозможной, потому что из минимального набора условий, необходимых для эволюции, — дарвиновской триады «наследственность, изменчивость, отбор» — исключается один из компонентов, а именно изменчивость. Симбионтам-близнецам не важно, кто из них ухватит для себя больший кусок, ведь с точки зрения естественного отбора они все — просто одно и то же. Их эволюционные «интересы» автоматически отождествляются с интересами всей системы. При этом отбор перестает действовать на уровне индивидуальных симбионтов и начинает действовать на уровне целых симбиотических систем.

Именно поэтому эволюции так и не удалось, несмотря на многократные «попытки», создать нормальный многоклеточный организм из генетически разнородных клеток. Все настоящие многоклеточные организмы образуются из клонов — потомков одной-единственной клетки.

Рассмотрим этот механизм на примере такой интереснейшей кооперативной симбиотической системы, как сельское хозяйство у насекомых.

Если кооперативная система состоит из крупного многоклеточного «хозяина» и маленьких «симбионтов», то для хозяина самый простой путь обеспечить генетическую идентичность симбионтов — это передавать их вертикально, то есть по наследству, причем заниматься этим должен только один из полов — либо самцы, либо самки. Именно так передаются, например, митохондрии у всех эукариот — строго по материнской линии, причем сами митохондрии размножаются клонально. Так же передают из поколения в поколения свои сельскохозяйственные культуры муравьи-листорезы. При вертикальной передаче генетическое разнообразие симбионтов автоматически поддерживается на близком к нулю уровне за счет генетического дрейфа и «бутылочных горлышек».

Существуют, однако, и симбиотические системы с горизонтальной передачей симбионтов. В таких системах симбионты у каждого хозяина генетически разнородны, они сохраняют способность к эгоистической эволюции, и поэтому среди них то и дело появляются обманщики. Например, известны штаммы обманщиков среди светящихся бактерий (симбионтов рыб и кальмаров), азотфиксирующих бактерий-ризобий (симбионтов растений), микоризных грибов, зооксантелл (симбионтов кораллов). Во всех этих случаях эволюции «не удалось» обеспечить генетическую однородность симбионтов, и поэтому хозяевам приходится бороться с обманщиками иными методами — например, иммунологическими, или просто терпеть их присутствие, полагаясь на те или иные механизмы, обеспечивающие баланс численности обманщиков и честных кооператоров – скажем, на парадокс Симпсона или на балансирующий отбор, который основан на том, что часто быть обманщиком выгодно только до тех пор, пока численность обманщиков не слишком высока (иначе будет некого обманывать). Все это не так эффективно, но что поделаешь: естественный отбор замечает только сиюминутную выгоду и совершенно не интересуется отдаленными эволюционными перспективами.

Для того чтобы развился механизм, обеспечивающий генетическую однородность симбионтов, этот механизм должен давать немедленную выгоду, иначе отбор его не поддержит. Та выгода, о которой мы говорили до сих пор, — лишение симбионтов возможности эволюционировать в обманщиков — как раз относится к категории «отдаленных перспектив» и поэтому не может работать как эволюционный фактор на микроэволюционном уровне. Но если уж какому-то виду так повезет, что вертикальная передача симбионтов будет для него сопряжена с какой-то сиюминутной выгодой и поэтому будет закреплена отбором, это может обеспечить его отдаленным потомкам триумфальный успех.

Термиты подсемейства Macrotermitinae, освоившие эффективное сельское хозяйство – выращивание грибов – до сих пор казались исключением из правил. Передача симбионтов (одомашненных грибных культур) у них не вертикальная, а горизонтальная, однако грибы-обманщики в их огородах полностью отсутствуют.

Симбиоз термитов с грибами возник единожды свыше 30 млн лет назад в экваториальной Африке и оказался очень успешным. В настоящее время подсемейство термитов-грибоводов включает 10 родов и около 330 видов, играющих важнейшую роль в круговороте веществ и функционировании тропических сообществ Старого Света. В отличие от грибов, выращиваемых муравьями-листорезами, одомашненные термитами грибы уже утратили способность к самостоятельному существованию. Они растут только в термитниках на специально обустроенных грядках из растительного материала, пропущенного через кишечник термитов.

Основав новую колонию, термиты собирают в окрестностях споры грибов Termitomyces и засевают ими свои плантации. Естественно, исходный посевной материал оказывается генетически весьма разнородным. Грибы образуют в термитнике особые маленькие плодовые тела (нодулы), содержащие бесполые споры (конидии). «Бесполыми» эти споры называют потому, что они образуются без мейоза, а их геном идентичен геному родительской грибницы. Конидии служат исключительно для размножения грибов внутри термитника. Термиты питаются нодулами, а споры проходят через их кишечник неповрежденными и используются для засева новых плантаций.

Грибам нужно позаботиться и о том, чтобы попасть в новые термитники. Конидии за пределы термитника обычно не распространяются. Для этого используются половые споры (базидиоспоры). Они образуются в плодовых телах другого типа — больших, прорастающих сквозь стены термитника наружу. Это «нормальные», обычные плодовые тела, характерные для грибов-базидиомицетов (к базидиомицетам относятся почти все съедобные грибы, плодовые тела которых мы собираем в лесу).

Из базидиоспор, принесенных термитами в новое гнездо, вырастают маленькие гаплоидные мицелии (грибницы). Клетки разных гаплоидных мицелиев сливаются и превращаются в дикарионы — клетки с двумя гаплоидными ядрами. Из них вырастают уже «настоящие», большие дикариотические мицелии, способные образовывать плодовые тела. Слияние ядер у базидиомицетов происходит только при образовании базидиоспор, непосредственно перед мейозом. Конидии содержат по два гаплоидных ядра, как и клетки мицелия, а базидиоспоры — по одному.

Таким образом, грибы производят маленькие плодовые тела в основном для термитов («альтруизм»), а большие — в основном для себя («эгоизм»). Стратегия грибов-обманщиков могла бы состоять в том, чтобы производить побольше больших плодовых тел и тратить меньше ресурсов на кормление термитов. Но среди грибов Termitomyces обманщиков нет, и до сих пор никто не знал, почему.

Эту загадку разгадали совсем недавно. Оказалось, что в каждом термитнике выращивается только один штамм грибов. При этом в разных термитниках культивируются разные штаммы.

Таким образом, стало ясно, что термиты предотвращают появление обманщиков обычным способом — при помощи монокультурного разведения симбионтов. Но как им удается создавать монокультуру из изначально разнородного посева?

Оказалось, что всё объясняется особенностями взаимоотношений между штаммами грибов при плотном посеве — в сочетании с тем фактом, что размножение грибов внутри термитника полностью контролируется термитами. Выяснилось, что у Termitomyces существует положительная корреляция между частотой встречаемости штамма в смешанной культуре и эффективностью его бесполого размножения. Иными словами, генетически идентичные мицелии помогают друг другу — но не другим мицелиям — производить конидии.

Исследователи обнаружили, что между относительной численностью штамма в смешанной культуре и эффективностью его размножения существует положительная обратная связь. Это неизбежно приводит к формированию монокультуры уже через несколько циклов «пересевов», осуществляемых термитами.

Какова природа этой положительной обратной связи? Дело в том, что отростки дикариотических мицелиев могут срастаться друг с другом, но только в том случае, если эти мицелии генетически идентичны. Чем крупнее мицелий, тем больше ресурсов он может направить на производство нодул и конидий. Это способствует росту урожайности в монокультуре и вытеснению «меньшинств».

По-видимому, дикий предок грибов Termitomyces оказался удачным кандидатом для доместикации (одомашнивания) как раз потому, что был склонен образовывать монокультуры при плотном посеве. Повышенная урожайность монокультур могла стать тем самым «сиюминутным преимуществом», которое позволило отбору поддержать и развить эту склонность на ранних этапах формирования симбиоза. В долгосрочной (макроэволюционной) перспективе она оказалась решающей, потому что избавила термитов-грибоводов от угрозы появления грибов-обманщиков. В конечном счете это обеспечило симбиотической системе эволюционный успех (см.: Выращивание монокультур — ключ к эффективности сельского хозяйства у термитов).

Между прочим, при переходе людей от охоты и собирательства к производству продовольствия (в ходе «неолитической революции», начавшейся 10–12 тысяч лет назад) проблема выбора кандидатов для доместикации тоже стояла крайне остро. Хороший симбионт — большая редкость, и во многих регионах просто не нашлось подходящих видов животных и растений. Там, где их случайно оказалось больше всего, человеческая цивилизация стала развиваться с наибольшей скоростью. Об этом подробно рассказано в замечательной книге Джареда Даймонда «Ружья, микробы и сталь» (doc-файл, 2,66 Мб).

 

Из всего сказанного видно, что если бы не проблема обманщиков, порождаемая отсутствием у эволюции дара предвидения и заботы о «благе вида» (а не гена), наша планета, вероятно, была бы царством всеобщей любви и дружбы. Но эволюция слепа, и поэтому кооперация развивается только там, где то или иное стечение специфических обстоятельств помогает обуздать обманщиков или предотвратить их появление.

Существует не так уж много удачных «инженерных решений», позволяющих справиться с проблемой обманщиков. На каждое из этих решений эволюция неоднократно «натыкалась» в своих блужданиях по пространству возможного.

 

 

11. Межгрупповая конкуренция способствует внутригрупповой кооперации

Рассмотрим еще один механизм эволюции кооперации и альтруизма, который позволит нам перейти к рассмотрению биологического объекта, который нас традиционно интересует больше всего, а именно нас самих.

Если у какого-то вида животных кооперация уже развилась настолько, что вид перешел к общественному образу жизни, то дальше начинаются интересные вещи. Во многих случаях оказывается, что индивид может успешно размножиться только будучи членом успешной группы. При этом конкуренция обычно существует не только между особями внутри группы, но и между группами. К чему это приводит, показывает модель вложенного перетягивания каната, которую разработали американские этологи.

Целью исследователей было найти простое объяснение четырем закономерностям, наблюдаемым в социальном устройстве общественных насекомых. Эти четыре закономерности перечислены на слайде.

В модели «вложенного перетягивания каната» каждый индивид эгоистически расходует часть «общественного пирога» на то, чтобы увеличить свою долю этого пирога. Эта потраченная на внутригрупповые склоки часть называется «эгоистическим усилием» данного индивида. Доля, доставшаяся в итоге каждому индивиду, зависит от соотношения его собственного «эгоистического усилия» и суммы «эгоистических усилий» остальных членов группы. Нечто подобное наблюдается у общественных насекомых, когда они осуществляют «взаимный надзор» — мешают друг другу откладывать яйца, стараясь при этом отложить свои.

На тех же принципах строятся в модели и взаимоотношения между группами. Таким образом, получается «вложенное», двухуровневое перетягивание каната. Чем больше энергии тратят особи на внутригрупповую борьбу, тем меньше ее остается для межгруппового «перетягивания» и тем меньше получается «общий пирог» группы.

Исследование этой модели при помощи теории игр показало, что модель хорошо объясняет наблюдаемые закономерности.

Авторы вывели ряд уравнений, описывающих долю ресурсов, доставшихся в итоге каждой особи при той или иной степени ее эгоистичности, и нашли для разных ситуаций «эволюционно стабильную» величину индивидуального эгоистического усилия, то есть такую величину, при которой никакие мутации, меняющие эту величину в ту или иную сторону, не дадут преимущества своим носителям и не смогут распространиться в генофонде.

Модель показала, что внутригрупповая кооперация должна расти с ростом внутригруппового родства. Это соответствует идеям Гамильтона и Холдейна о том, что степень родства между членами группы — отнюдь не второстепенный фактор, а мощный регулятор развития кооперации.

Но модель также предсказывает, что кооперация может иметь место даже при полном отсутствии родства между членами группы. Для этого необходима острая конкуренция между группами. Этим можно объяснить, например, странный факт из жизни пустынных муравьев Acromyrmex versicolor, у которых некоторые самки, способные основать новую колонию, отказываются от этой возможности ради помощи другим таким же самкам, совершенно неродственным — особенно в том случае, если компания самок-основательниц подвергается опасности набегов со стороны уже существующих колоний.

Главный вывод состоит в том, что межгрупповая конкуренция — один из важнейших, а может быть, и самый главный фактор, стимулирующий развитие кооперации и альтруизма у социальных организмов (см.: Межгрупповая конкуренция способствует внутригрупповой кооперации).

Теоретически эта модель может быть приложима не только к насекомым, но и к другим социальным животным, и даже к человеческому обществу. Аналогии вполне очевидны. Ничто так не сплачивает коллектив, как совместное противостояние другим коллективам; множество внешних врагов — обязательное условие устойчивого существования тоталитарных империй и надежное средство «сплочения» населения в альтруистический муравейник.

 

 

12. Альтруизм у людей зависит не только от воспитания, но и от генов

Прежде, чем применять к человеку какие-то модели, разработанные в рамках эволюционной этики – а эволюция альтруизма представляет собой центральную тему эволюционной этики – мы должны убедиться, что человеческая нравственность имеет хотя бы отчасти наследственную, генетическую природу, что она подвержены наследственной изменчивости, и поэтому на нее может действовать отбор.

На пчелах, бактериях и других общественных организмах, не способных к культурной эволюции, изучать становление альтруизма проще, поскольку сразу можно уверенно предполагать, что разгадка кроется в генах, определяющих поведение, а не в воспитании, культуре, традициях и т. д. С приматами, особенно с человеком, сложнее: здесь помимо обычной биологической эволюции, основанной на отборе генов, необходимо учитывать еще и социальную и культурную эволюцию, основанную на отборе идей, или мемов (в данном случае речь идет о таких мемах, как морально-нравственные нормы, правила поведения в обществе и т. п.)

Исследования последних лет показали, что моральные качества людей в значительной мере определяются генами, а не только воспитанием. Причем необходимо подчеркнуть, что имеющиеся методы позволяют оценивать только «верхушку айсберга» – только те наследственные черты, по которым у современных людей еще сохранилась изменчивость, которые еще не зафиксировались в нашем генофонде. Многие из аллелей, которые обеспечивали рост альтруизма у наших предков, наверняка давно уже зафиксировались, то есть достигли стопроцентной частоты. Они есть у всех людей, и поэтому такие методы, как близнецовый и сравнительно-генетический анализ, уже не могут их выявить.  

Ясно, что способность к альтруистическому поведению в основе своей «заложена» в наших генах — ведь кооперация была необходима нашим предкам задолго до того, как они овладели речью и тем самым создали «питательную среду» для распространения и эволюции мемов. Ясно, что практически любой здоровый человек при соответствующем воспитании способен научиться вести себя более или менее «кооперативно» и «альтруистично». Значит, некий генетический «базис» альтруизма есть у всех нас — соответствующие гены прочно зафиксировались в человеческой популяции. Однако до сих пор имеется очень мало экспериментальных данных, на основании которых можно судить о том, в какой фазе находится эволюция альтруизма в современном человечестве: то ли «генетический» этап давно закончился, и сегодня актуальными являются только социально-культурные аспекты этой эволюции, то ли эволюция альтруизма продолжается и на уровне генов.

В первом случае следует ожидать, что наследственная изменчивость людей по признакам, связанным с альтруизмом, очень мала или вовсе отсутствует, а столь очевидные всем нам различия по уровню доброты и порядочности объясняются исключительно воспитанием, условиями жизни и разными случайными обстоятельствами.

Во втором случае мы должны ожидать, что эти различия отчасти объясняются также и генами. «Отчасти» — потому что роль внешних факторов в становлении человеческой личности слишком очевидна, чтобы кому-то пришло в голову ее отрицать. Вопрос ставится следующим образом: оказывают ли индивидуальные генетические различия хоть какое-то влияние на наблюдаемую вариабельность людей по степени кооперативности, альтруизма и взаимного доверия.

В поисках ответа на этот вопрос используется, в частности, близнецовый анализ. При помощи специальных тестов определяют степень альтруизма (или, например, таких качеств, как доверчивость и благодарность) у множества пар однояйцовых и разнояйцовых близнецов, а потом сравнивают сходство результатов у разных пар. Если однояйцовые близнецы больше похожи друг на друга по своей доброте, чем разнояйцовые, это веский довод в пользу генетической природы данного признака.

Такие исследования показали, что склонность к добрым поступкам, доверчивости и благодарности имеет в значительной мере генетическую природу и подвержена наследственной изменчивости у современных людей. Наблюдаемые у людей различия по степени доверчивости и благодарности как минимум на 10–20% предопределены генетически (см.: Доверчивость и благодарность — наследственные признаки).

Это очень серьезный вывод, имеющий далеко идущие последствия. Он означает, что биологическая эволюция альтруизма в человечестве еще не закончена. В популяции сохранился полиморфизм по генам, определяющим большую или меньшую склонность к кооперативному поведению и взаимному доверию. По-видимому, в разных природных, социальных и экономических условиях естественный отбор благоприятствует то доверчивым кооператорам, то недоверчивым эгоистам, и переменчивость этих условий способствует сохранению разнообразия. Есть и другой вариант объяснения, основанный не на переменчивости условий, а на частотно-зависимом «балансирующем» отборе. Чем больше кругом доверчивых альтруистов, тем выгоднее паразитировать на чужой доброте; но если паразитов становится много, их стратегия оказывается уже не столь выгодной, да и общество начинает воспринимать их как реальную угрозу и вырабатывает меры для обуздания эгоизма.

Выявляются и конкретные гены, влияющие на моральные качества человека. Приведу один пример. Сейчас активно изучается действие нейропептидов окситоцина и вазопрессина на социальное поведение животных и людей. В частности, оказалось, что у людей перназальное введение окситоцина повышает доверчивость и щедрость. С другой стороны, близнецовый анализ показывает, что эти черты характера являются отчасти наследственными. Это позволило предположить, что те или иные аллели генов, связанных с окситоцином и вазопрессином, могут влиять на склонность людей к альтруистическому поведению.

Недавно генетикам удалось обнаружить связь между некоторыми аллельными вариантами гена окситоцинового рецептора (OXTR) и склонностью людей проявлять бескорыстный альтруизм. Окситоциновый рецептор — белок, вырабатываемый некоторыми клетками мозга и отвечающий за их восприимчивость к окситоцину. Аналогичные свойства  обнаружены также и у гена вазопрессинового рецептора (AVPR1a).

В регуляторных областях этих генов имеются так называемые однонуклеотидные полиморфизмы (single nucleotide polimorphisms, SNP). Это такие нуклеотиды, которые могут быть разными у разных людей (большая часть каждого гена, естественно, одинакова у всех людей). Оказалось, что некоторые из аллелей этих генов обеспечивают меньшую, а другие – большую склонность к альтруизму (см.: Найден ген, влияющий на склонность к добрым поступкам).

Все это говорит о том, что альтруизм у людей даже сегодня еще может развиваться под действием биологических механизмов, а не только социально-культурных факторов.

 

 

13. Альтруизм, парохиализм и стремление к равенству у детей

В заключительной части своего доклада я расскажу о новых исследованиях, которые помогают понять эволюционные основы человеческой нравственности.

У животных в большинстве случаев альтруизм либо направлен на родственников (что объясняется теорией родственного отбора), либо основан на принципе «ты мне — я тебе». Это явление называется «реципрокным, или взаимным альтруизмом». Оно встречается у животных, достаточно разумных, чтобы выбирать надежных партнеров, следить за их репутацией и наказывать обманщиков, потому что системы, основанные на взаимном альтруизме, крайне уязвимы и вообще не могут существовать без эффективных средств борьбы с обманщиками.

По-настоящему бескорыстная забота о неродственниках в природе встречается редко. Возможно, человек — чуть ли не единственный вид животных, у которого такое поведение получило заметное развитие. Впрочем, и люди гораздо охотнее помогают «своим», чем «чужим», хотя понятие «свой» для нас не всегда совпадает с понятием «родственник».

Недавно была предложена интересная теория, согласно которой альтруизм у людей развился под влиянием частых межгрупповых конфликтов (Choi J. K., Bowles S. The coevolution of parochial altruism and war // Science. 2007. V. 318. P. 636–640). Согласно этой теории, альтруизм у наших предков был направлен в основном на членов «своей» группы. При помощи математических моделей было показано, что альтруизм мог развиваться только в комплексе с так называемым парохиализмом — враждебностью к чужакам. В условиях постоянных войн с соседями сочетание внутригруппового альтруизма с парохиализмом обеспечивает наибольшие шансы на успешное размножение индивидуума. Получается, что такие, казалось бы, противоположные свойства человека, как доброта и воинственность, развивались в едином комплексе. Ни та, ни другая из этих черт по отдельности не приносили бы пользы своим обладателям.

Для проверки этой теории нужны факты, которые можно получить, в частности, при помощи психологических экспериментов. Как ни странно, мы до сих пор очень мало знаем о том, как происходит становление альтруизма и парохиализма в ходе развития детей. Недавно этот пробел начал восполняться благодаря специальным экспериментальным исследованиям.

Выяснилось, что большинство трех- и четырехлетних детей ведут себя как абсолютные эгоисты. Принимая решения, маленький ребенок обращает внимание только на свою собственную выгоду; судьба других детей ему совершенно безразлична. В возрасте 5–6 лет ситуация начинает меняться, а в 7–8 лет уже четко выражена готовность помочь ближнему (например, поделиться конфетой). Однако, как показали специальные тесты, это поведение основано не на бескорыстном желании помочь, а на стремлении к равенству и справедливости: дети склонны отвергать нечестные, неравные варианты раздела конфет как в свою, так и в чужую пользу.

Среди детей есть около 5% добряков, беззаветных альтруистов, которые всегда заботятся о других, и доля таких детей не меняется с возрастом. Есть «вредины», которые пытаются все отобрать у других и никому ничего не дают. Их число снижается с возрастом. И есть «любители справедливости», которые старются все поделить поровну, и доля таких детей стремительно растет с возрастом.

Эти результаты заставляют задуматься. Какую роль играют в нашем обществе 5% добряков, не они ли дают нам моральные ориентиры, не на них ли держится мир? А если так, почему их всего 5%? Может быть, потому, что излишнее размножение беззаветных альтруистов создает слишком благоприятную среду для эгоистов, которые будут паразитировать на чужой доброте. С этих позиций становится понятной и ключевая роль «любителей справедливости»: они сдерживают развитие паразитизма (см.: Альтруизм у детей связан со стремлением к равенству).

Полученные результаты также хорошо согласуются с теорией совместного развития альтруизма и парохиализма под влиянием острой межгрупповой конкуренции. Напомню, что парохиализм – это предпочтение своих, например, когда со своими делятся, а с чужими – нет.

Не исключено, что эволюционная история этих свойств психики в общих чертах повторяется в ходе развития детей. Оказалось, что альтруизм и парохиализм развиваются у детей более или менее одновременно, в возрасте 5-7 лет. Причем оба свойства сильнее выражены у мальчиков, чем у девочек. Это легко объяснить с эволюционной точки зрения. Главными участниками межгрупповых конфликтов и войн всегда были мужчины. В условиях первобытной жизни мужчины-воины были лично заинтересованы в том, чтобы не только они сами, но и другие мужчины племени находились в хорошей физической форме: не было смысла «блюсти справедливость» за их счет. Что же касается женщин, то в случае поражения группы в межгрупповом конфликте их шансы на успешное размножение снижались не так сильно, как у мужчин. Для женщин последствия такого поражения могли ограничиться лишь сменой полового партнера, тогда как мужчины могли погибнуть или остаться без жен. В случае победы женщины тоже выигрывали явно меньше, чем мужчины, которые могли, к примеру, захватить пленниц.

Разумеется, эти свойства детской психики зависят не только от генов, но и от воспитания, то есть являются продуктом не только биологической, но и культурной эволюции. Но это не делает полученные результаты менее интересными. В конце концов, законы и движущие силы биологической и культурной эволюции во многом сходны, а сами процессы могут плавно перетекать друг в друга. Например, новый поведенческий признак может поначалу передаваться из поколения в поколение посредством обучения и подражания, а затем постепенно закрепиться и в генах.

 

 

14. Межгрупповые войны — причина альтруизма?

Идею о связи эволюции альтруизма с межгрупповыми конфликтами высказал еще Чарльз Дарвин в книге «Происхождение человека и половой отбор», где он написал буквально следующее:

«Когда два племени первобытных людей… сталкивались между собой, то племя, которое… заключало в себе большее число храбрых, верных и преданных членов… должно было иметь больше успеха и покорить другое… Но с течением времени оно, как показывает история всех прошедших веков, будет, в свою очередь, покорено каким-либо другим, еще более одаренным племенем. Таким образом общественные и нравственные качества развиваются и распространяются мало-помалу по всей земле».

Как мы уже знаем, математические модели показывают, что острая межгрупповая конкуренция может способствовать развитию внутригруппового альтруизма. Для этого должно выполняться несколько условий, из которых наиболее важными являются три.

Во-первых, репродуктивный успех индивида должен зависеть от процветания группы (причем в понятие «репродуктивный успех» включается и передача своих генов потомству через родственников, которым индивид помог выжить и которые имеют много общих с ним генов). В том, что это условие выполнялось в коллективах наших предков, сомневаться не приходится. Если группа проигрывает межгрупповой конфликт, часть ее членов погибает, а у выживших снижаются шансы вырастить здоровое и многочисленное потомство. Например, в ходе межплеменных войн у шимпанзе группы, проигрывающие в борьбе с соседями, постепенно теряют и своих членов, и территорию, то есть доступ к пищевым ресурсам.

Второе условие состоит в том, что межгрупповая вражда у наших предков должна была быть достаточно острой и кровопролитной. Доказать это значительно труднее.

Третье условие состоит в том, что средняя степень генетического родства между соплеменниками должна быть существенно выше, чем между группами. В противном случае естественный отбор не сможет поддержать жертвенное поведение (если исходить из предположения, что альтруизм не дает индивидууму никаких косвенных преимуществ — ни через повышение репутации, ни через благодарность соплеменников).

Недавно Сэмюэль Боулс, один из авторов теории сопряженной эволюции альтруизма и враждебности к чужакам, попытался оценить, достаточно ли сильно враждовали между собой племена наших предков и достаточно ли высока была степень родства внутри группы, чтобы естественный отбор мог обеспечить развитие внутригруппового альтруизма.

Боулс показал, что уровень развития альтруизма зависит от четырех параметров:

1) от интенсивность межгрупповых конфликтов, которую можно оценить по уровню смертности в войнах;

2) от того, в какой степени повышение доли альтруистов (например, храбрых воинов, готовых умереть ради своего племени) увеличивает вероятность победы в межгрупповом конфликте;

3) от того, насколько родство внутри группы превышает родство между враждующими группами;

4) от размера группы.

Чтобы понять, в каком диапазоне находились эти четыре параметра в коллективах первобытных людей, Боулс привлек обширные археологические данные. Он пришел к заключению, что конфликты в палеолите были весьма кровопролитными: от 5 до 30% всех смертей, по-видимому, приходилось на межгрупповые конфликты.

Размеры человеческих коллективов в палеолите и степень родства в них тоже можно оценить по данным археологии, генетики и этнографии.

В итоге остается только одна величина, которую почти невозможно оценить напрямую, – степень зависимости военных успехов группы от наличия в ней альтруистов (героев, храбрецов).

Расчеты показали, что даже при самых низких значениях этой величины естественный отбор в популяциях охотников-собирателей должен способствовать поддержанию очень высокого уровня внутригруппового альтруизма. «Очень высокий» уровень в данном случае соответствует величинам с порядка 0,02–0,03. Иными словами, «ген альтруизма» будет распространяться в популяции, если шансы выжить и оставить потомство у носителя такого гена на 2–3% ниже, чем у соплеменника-эгоиста. Может показаться, что 2–3% — это не очень высокий уровень самопожертвования. Однако на самом деле это весьма значительная величина. Боулс наглядно демонстрирует это при помощи двух несложных расчетов.

Пусть изначальная частота встречаемости данного аллеля в популяции равна 90%. Если репродуктивный успех носителей этого аллеля на 3% ниже, чем у носителей других аллелей, то уже через 150 поколений частота встречаемости «вредного» аллеля снизится с 90 до 10%. Таким образом, с точки зрения естественного отбора трехпроцентное снижение приспособленности — очень дорогая цена.

Теперь попробуем взглянуть на ту же самую величину (3%) с «военной» точки зрения. Альтруизм на войне проявляется в том, что воины бросаются на врагов, не щадя своей жизни, в то время как эгоисты прячутся за их спинами. Расчеты показали, что для того, чтобы степень альтруизма оказалась равной 0,03, военная смертность среди альтруистов должна составлять свыше 20% (учитывая реальную частоту и кровопролитность палеолитических войн), то есть всякий раз, когда племя сталкивается с соседями не на жизнь, а на смерть, каждый пятый альтруист должен пожертвовать жизнью ради общей победы. Надо признать, что это не такой уж низкий уровень героизма.

Эта модель приложима не только к генетическим аспектам альтруизма, но и к культурным, передающимся путем обучения и воспитания (см.: Межгрупповые войны — причина альтруизма?).

Таким образом, уровень межгрупповой агрессии у первобытных охотников-собирателей был вполне достаточен для того, чтобы «гены альтруизма» распространялись среди людей. Этот механизм работал бы даже в том случае, если внутри каждой группы отбор благоприятствовал исключительно эгоистам. А ведь это условие, скорее всего, соблюдалось далеко не всегда. Самоотверженность и военные подвиги могли повышать репутацию, популярность и, следовательно, репродуктивный успех людей в первобытных коллективах.

Кстати, этот механизм поддержания альтруизма – через улучшение репутации того, кто совершает альтруистический акт – работает не только у людей, но и у многих животных. Например, у арабских серых дроздов (Turdoides squamiceps) только высокоранговые самцы имеют право кормить своих сородичей. Эти общественные птицы конкурируют за право совершить «добрый поступок» (посидеть над гнездами в роли «часового», помочь ухаживать за птенцами, накормить товарища). Альтруистические акты приобрели у них отчасти символическое значение и служат для демонстрации и поддержания собственного статуса.

Вопросы репутации чрезвычайно важны в любом человеческом коллективе. Высказывалась даже идея, что главным стимулом для развития речи у наших предков была необходимость посплетничать. Сплетни — древнейшее средство распространения компрометирующих сведений о «неблагонадежных» членах социума, что способствует сплочению коллектива и наказанию «обманщиков» (R. Dunbar)

В одном докладе совершенно невозможно рассказать обо всех интересных исследованиях, связанных с эволюцией альтруизма. На этом слайде перечислено кое-что из того, что осталось за рамками доклада.   

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Несколько слов о том, какие этические выводы можно сделать – а какие ни в кое случае делать нельзя – из данных эволюционной этики. Если тот или иной аспект нашего поведения, эмоций и морали вытекает из эволюционных закономерностей (имеет эволюционное объяснение), это вовсе не значит, что тем самым данное поведение получило эволюционное «оправдание», что оно является хорошим и правильным. Например, враждебность к чужакам и войны с иноплеменниками были неотъемлемой частью нашей эволюционной истории – и даже необходимым условием развития основ нашей морали, склонности к кооперации и альтруизму. Но то, что исторически наш альтруизм был направлен только на «своих», а к чужакам наши предки испытывали отвращение и вражду, не означает, что это тот образец нравственности, которому мы должны подражать сегодня. Эволюционная этика объясняет, но не оправдывает наши врожденные склонности. К счастью, эволюция дала человеку еще и разум, и поэтому мы можем и должны подняться над своими биологическими корнями и пересмотреть устаревшие этические рамки, которые эволюция навязала нашим предкам. То, что целесообразно для распространения генов у охотников каменного века, не годится для мыслящего цивилизованного существа. Эволюционная этика предупреждает нас о том, что в нас сидит врожденная склонность делить людей на своих и чужих, и к чужим испытывать отвращение и неприязнь. Мы, как разумные существа, должны это понять и преодолеть.

Рекламные ссылки

Альтруисты и эгоисты в обществе | МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ КАББАЛЫ

Альтруисты не исчезают

Из исследований социологов и биологовследует, что 10% человечества составляют альтруисты. Этот процент альтруистов в обществе постоянен, обусловлен генетически и не зависит от внешних условий – от влияния семьи, воспитания, общества. Альтруисты не исчезают. Ген альтруизма скрыт в человеке, и его невозможно уничтожить. Всегда в человечестве, независимо от воспитания и влияния общества есть до 10% «природных» альтруистов.

Альтруизм выгоден

Хотя любое общество состоит на 90% из эгоистов, его основы (мораль, право, религия, культура, наука, искусство, воспитание, образование) целиком опираются на концепцию 10% альтруистов, – потому что альтруистическое поведение выгодно всем. Альтруизм властвует в образовании, в школах учат альтруизму: будь честным, трудолюбивым, уважай, защищай, дружи, люби, – потому что альтруизм выгоден обществу.

Если для альтруистов от рождения альтруистические действия естественны, то для эгоистов действия отдачи на благо общества кажутся невозможными. Но из законов жизнедеятельности живого организма мы видим, что осознание организмом полной зависимости своего существования от совместной работы всех органов, всех элементов, приводит к альтруистическому взаимодействию в нем клеток, каждая из которых сама по себе эгоистична.

Ощущение пользы альтруистического поведения есть и в эгоистическом человеческом обществе. Даже в настоящее время никто в мире не выступает активно против альтруистических поступков. Наоборот, все организации и общественные деятели рекламируют свое участие в альтруистических акциях и гордятся этим. Никто явно не противится распространению в мире альтруистических идеалов. Поэтому, если объединение альтруистических организаций сможет распространить в мире знания о замысле Природы, ее программе и цели, это изменит путь всего человечества к цели, и оно пойдет не путем страданий, а путем знаний.

Москва попала в список мировых городов-альтруистов – эксперт — Комплекс градостроительной политики и строительства города Москвы

Москва наряду с Нью-Йорком и Лондоном является городом-альтруистом по отношению к жителям, заявила во вторник в ходе Московского урбанистического форума-2018 партнер аудиторской компании PricewaterhouseCoopers (PwC) Екатерина Шапочка.

Она отметила, что по результатам исследования получилось четыре сценария развития городов.

«Города-аскеты минимально используют текущие ресурсы и довольно низко стоят в градации по комфорту и доступности городской среды. Города-эгоисты потребляют довольно большое количество ресурсов, но не достаточно предоставляют доступность и качество городских услуг и объектов. Города-гедонисты отличаются высоким уровнем развития городской инфраструктуры и активным потреблением ресурсов. Города-альтруисты характеризуются высоким уровнем развития городской инфраструктуры, доступности объектов и услуг, довольно рачительно используют свои ресурсы», – сказала Е. Шапочка, передает РИАМО.

По ее словам, примером города-аскета служит Гонконг, примерами городов-эгоистов являются Шанхай, Сан-Паулу, Токио. Города-гедонисты – Чикаго и Сеул, альтруисты – Нью-Йорк, Берлин, Лондон, Москва.

«Нью-Йорк получился лидером по всем направлениям. Мы проанализировали порядка 160 показателей, в том числе геоинформационные системы, и статистические данные, макроэкономические, демографию. Мы также опросили население 14 городов, по которым проводили исследования. Нам было интересно узнать, что они знают о трансформации в городах и поддерживают ли их», – пояснила Е. Шапочка.

Она добавила, что целью исследования был поиск координат расположения городов на матрице из двух осей: качества городской среды, которая измерялась в разрезе физической доступности объектов инфраструктуры, финансовой доступности городских услуг и их достаточностям горожан.

Вторая ось – экологичность городов или нагрузка на окружающую среду и ресурсы. Были рассмотрены показатели потребления электроэнергии на озеленение городов и качество воздуха.

Напомним, в концертном зале парка «Зарядье» 17 июля начал работу крупнейший урбанистический конгресс Moscow Urban Forum-2018 и выставка будущего Москвы.

В восьми залах концертного зала в течение двух дней выступят более 300 спикеров – ведущие мировые архитекторы, мэры крупнейших мегаполисов, лидеры знаковых международных мегапроектов, глобальные корпорации.

Тема форума этого года – «Мегаполис будущего. Новое пространство для жизни». В течение недели российские и международные эксперты, представители власти, урбанисты, социологи и экономисты обсудят модели развития крупнейших мегаполисов мира.

Деловую программу дополнит традиционный фестиваль, который призван объединить разные поколения москвичей. Он пройдет под девизом «Связывая поколения».

Запланировано 70 мероприятий деловой программы, в которых примут участие 10 тыс. человек, и 80 мероприятий фестивальной программы, которые охватят 100 тыс. человек.

 

Собянин открыл Московский урбанфорум

Где найти кейсы с деньгами в ГТА 5. Лагерь Альтруистов в GTA 5 на карте

Ни для кого не секрет, что на дне Тихого океана в GTA 5 можно найти немало всего интересного: затонувшие суда и упавшие самолеты, странные металлические конструкции, строительный мусор и многое другое. Немало на дне и полезных вещей: оружия, бронежилетов и аптечек. Помимо этого, здесь можно найти кейсы с деньгами, в которых насчитывается от 7-ми до 25-ти тысяч долларов. Эти скрытые пакеты — отличный способ быстро раздобыть денег, которых остро не хватает в самом начале игры, когда даже оружие купить не на что, не говоря уже о приобретении недвижимости или дорогостоящего транспорта. И даже если наши советы по заработку денег помогли вам скопить по паре миллиардов на счету каждого из персонажей, денег много не бывает, не так ли?

Стоит напомнить, что незадолго до релиза Grand Theft Auto V на консолях прошлого поколения (PS3 и Xbox 360) разработчики заявляли о том, что под водой можно будет отыскать клады, и что конкуренцию в охоте за ними игрокам составят жители Лос-Сантоса и округа Блейн. Других подробностей об охоте за сокровищами Rockstar не сообщала, а в финальную версию игры этот вид развлечений, к сожалению, так и не попал. Причины, по которым разработчики вырезали из игры возможность охоты за сокровищами, также неизвестны. Впрочем, частично идея все же была реализована — в виде тех самых кейсов с наличкой. Но довести все это до ума даже в таком обрезанном виде удалось не сразу: игроки быстро нашли возможность бесконечно пополнять счета персонажей за счет досадной оплошности разработчиков. Для этого нужно было подобрать кейс, а затем переключиться на другого героя и тут же вернуться обратно, при этом дипломат вновь оказывался на прежнем месте. Повторять процедуру можно было сколько угодно раз.

К чести Rockstar нужно заметить, что проблема была решена уже через две недели после релиза, одновременно с запуском GTA Online. Правда, лишь отчасти. С этого момента получение дипломатов с деньгами несколько усложнилось, и ситуация остается неизменной на всех платформах по сей день: если просто так приплыть в указанное место, искомого кейса вы там, вполне вероятно, не увидите. Добраться до скрытых пакетов теперь можно лишь двумя способами.

Так, прибыв в место, где должен находиться дипломат, нужно выполнить быстрое сохранение при помощи смартфона героя, а затем, загрузив сейв, нырять за кейсом: загрузка игры, когда герой находится в непосредственной близости от скрытого пакета, сделает его видимым для персонажа. Если поднявшись на поверхность, опять сохранить игру через смартфон, а затем загрузить этот сейв, и нырнуть обратно, вы увидите, что чемодан вновь оказался на своем месте, так что возможность бесконечного пополнения банковских счетов героев никуда не делась, хотя процедура, безусловно, стала сложнее. Кроме того, подобрать дипломат с деньгами можно сразу после того, как было пройдено какое-либо сюжетное или побочное задание, и сработала функция автосохранения (или должна была сработать, если данная опция отключена). В этом случае удаленность персонажа от кейса не играет никакой роли — отправившись за подводным сокровищем, вы гарантированно добудете дипломат с наличкой.

Наилучший транспорт для погружений за скрытыми пакетами — надувная лодка Nagasaki Dinghy, снабженная аквалангом. Тем не менее, в некоторых местах из-за присутствия акул лучше воспользоваться субмариной Submersible или мини-подлодкой Kraken. Первый батискаф станет доступен после приобретения гидролокационной станции Sonar Collections Dock, а на второй могут рассчитывать лишь «вернувшиеся» игроки — те, кто играл в GTA 5 на консолях прошлого поколения, а затем приобрел игру на новых платформах. Они могут получить это подлодку в качестве приза за фотоохоту. Что же касается надувной лодки, найти ее можно в порту Лос-Сантоса, а также на пристани гидролокационной станции после первой встречи с Эбигейл Мэзерс. Кстати, поиски обломков подводной лодки, которые Эбигейл поручит Майклу, можно совместить со сбором набитых наличкой чемоданов, поскольку многие точки погружения все равно совпадают — в этом случае труды принесут хотя бы какие-то плоды. Кроме того, поиск чемоданов поможет пополнить свой арсенал — в большинстве случаев неподалеку от кейса можно найти оружие.

Помимо тех 11-ти дипломатов, которые можно отыскать на дне Тихого океана, в игре есть еще несколько кейсов с деньгами, которые могут быть подобраны лишь один раз: они станут доступны Тревору, после того, как тот доставит в лагерь секты Альтруистов четверых автостопщиков. Попав в заготовленную кровожадными культистами ловушку, он вынужден будет с боем пробиваться к выходу. Чемоданы, которые персонаж сможет поднять по пути, принесут ему в общей сложности 100 тысяч долларов (по 25 тысяч каждый).

Для достижения 100 процентов в статистике прохождения игры сбор скрытых пакетов не требуется.

Кейс 1 — бухта Палето

Сумма: 12000$

Этот кейс лежит около хвостовой части потерпевшего катастрофу авиалайнера компании FlyUS неподалеку от берегов бухты Палето. Стоит заметить, что остальные обломки лайнера находятся на значительном расстоянии к северу отсюда, так что не стоит тратить времени на бесплотные поиски, если найдете переднюю часть лайнера раньше: просто плывите на юг.

Кейс 2 — Северный Чумаш

Сумма: 12500$

Второй дипломат нужно искать внутри фюзеляжа затонувшего у побережья Северного Чумаша грузового самолета. Здесь же находится один из обломков подводной лодки. Кроме того, среди обломков можно найти бронежилет.

Кейс 3 — Форт-Занкудо

Сумма: 9000$

Очередной скрытый пакет находится около левой рубки на верхней палубе затонувшего неподалеку от военной базы Форт-Занкудо буксира Olifantus. Здесь же можно найти и несколько фрагментов подлодки. Помимо этого, на самом судне и около него разбросано немало полезных вещей: штурмовая винтовка, пистолет-пулемет, дробовик, снайперская винтовка, бронежилет, а также пара бомб-липучек.

Кейс 4 — Пасифик-Блаффс

Сумма: 25000$

Этот кейс является во всех отношениях лучшим вариантом для быстрого обогащения: во-первых, он находится совсем не далеко от города, во-вторых, в нем больше всего денег, и в-третьих, его вполне реально достать без акваланга или субмарины. Искать дипломат нужно у побережья Пасифик-Блаффс. Он лежит у люка затонувшего батискафа. На боковом «плавнике» подводного аппарата можно найти также аптечку.

Кейс 5 — порт Лос-Сантоса

Сумма: 11000$

Очередной скрытый пакет находится к югу от порта Лос-Сантоса. Он лежит внутри остова корпуса танкера прямо на дне, так что из-за растущих здесь в изобилии водорослей его можно сразу и не заметить. Неподалеку от кейса можно найти РПГ и бронежилет.

Кейс 6 — порт Лос-Сантоса

Сумма: 7500$

Несмотря на небольшой куш, этот чемоданчик может быть очень полезен, поскольку он является одним из наиболее легкодоступных. Чтобы поднять его, никакого специального оборудования не потребуется — дипломат лежит на платформе огромной грузовой баржи, затонувшей в неглубоком канале между Южным Лос-Сантосом и островом Элизиан.

Кейс 7 — нефтяное месторождение Муриэтта

Сумма: 16500$

К югу от самого восточного из трех островов, расположенных у побережья штата Сан-Андреас в районе нефтяного месторождения Муриэтта, на дне лежит потерпевший крушение авиалайнер. Очередной денежный кейс находится у хвостовой части самолета под правым горизонтальным стабилизатором. Неподалеку отсюда можно отыскать также гранатомет, штурмовую винтовку, пистолет-пулемет, несколько гранат, бронежилет и аптечку.

Кейс 8 — нагорья Паломино

Сумма: 7000$

В небольшой бухте между побережьем штата Сан-Андреас и достаточно крупным островом в районе нагорий Паломино есть подводная достопримечательность — затонувший пароход. Кейс с деньгами находится под восточным колесом судна. Также неподалеку отсюда можно найти штурмовую винтовку, дробовик, РПГ, снайперскую винтовку, монтировку, несколько гранат, бронежилет и аптечку.

Кейс 9 — горы Татавиам

Сумма: 20000$

Этот чемодан с деньгами покоится среди обломков затонувшего между островами в районе гор Татавиам грузового судна. Искать кейс нужно на каркасе, проникнув внутрь через большую пробоину в обшивке корабля. Как всегда около места кораблекрушения разбросано оружие: штурмовая винтовка, пистолет пулемет, а также несколько гранат и бомб-липучек.

Кейс 10 — Сань-Шаньские горы

Сумма: 10000$

Чтобы подобрать очередной дипломат, потребуется совершить погружение на значительную глубину напротив комплекса научно-исследовательской компании Humane Labs Research. На дне вы обнаружите большое количество обломков военной техники, в том числе танков. Чемоданчик лежит в кузове военного грузовика, где можно найти еще и пару гранат. На ящике около этого же грузовика лежит также дробовик.

Кейс 11 — гора Гордо

Сумма: 8000$

Последний подводный кейс с деньгами находится у северного побережья штата, к востоку от пляжа Прокопио и практически напротив горы Гордо. Дипломат нужно искать под хвостом потерпевшего крушение сельскохозяйственного аэроплана Western Duster. Рассмотреть чемоданчик среди подводной растительности не просто, а задерживаться здесь слишком долго — опасно: в местных водах полно акул. Если у вас уже открыто достижение «Опасные воды» (Out of Your Depth), которое дают после смерти персонажа в акульей пасти, лучше всего воспользоваться батискафом.

Кейсы 12–15 — лагерь Альтруистов

Сумма: 25000$

В лагере Альтруистов насчитывается целых четыре кейса, в каждом из которых Тревор, отбивающийся от безумных фанатиков, заманивших его в ловушку, найдет 25 тысяч долларов. Стоит заметить, что это единственный шанс подобрать эти четыре кейса, вне соответствующего случайного события их здесь нет.

Первый кейс надо искать на крыльце дома, который находится справа от того камня, за которым укрылся персонаж в начале события.

Второй дипломат лежит на крыльце второго дома справа, если двигаться в направлении главных ворот поселения сектантов.

Третий чемодан с деньгами можно подобрать на крыльце третьего по счету дома, также расположенного по правую руку, если двигаться из конца деревни к воротам.

Место нахождения последнего кейса — крыльцо последнего дома по правой стороне, расположенного перед самыми воротами лагеря Альтруистов. Это первый дом по левую руку, если смотреть со стороны ворот.

Нашли опечатку? Выделите текст и нажмите Ctrl + Enter

Психолог рассказал, чем закончится «война» эгоистов и альтруистов| Новости науки

И посоветовал не бояться общественных перемен

Те, кому довелось учиться в советской школе, помнят одну из главных мировоззренческих установок времен СССР: «для себя жить — тлеть, для семьи — гореть, для народа — светить». То есть, официально провозглашался приоритет общественного блага над личным. Нынче в Конституции РФ закреплено, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью», а доминирующими идеологическими установками, пожалуй, можно считать индивидуализм и потребление. Во многих странах мировоззренческая картина не отличается от российской, поэтому часто звучит мнение, что современное общество находится в некоем экзистенциальном тупике, выхода из которого пока не просматривается.

Почему в обществе сформировались две противоположных поведенческих модели? И, кстати, противоположны ли они на самом деле, или их противопоставление искусственно? Об этом «Московской газете» рассказал клинический психолог, основатель школы психологического боя «Валаал» Валерий Ивановский.

— Валерий Валерьевич, можно ли объяснить с психологической точки зрения поведение эгоистов и альтруистов?

— Если ретроспективно взглянуть на историю человечества, то мы увидим, что первый этап развития человека – биологический. То есть, эволюционно сформировались, закрепились, сохранились те изначально рефлекторные формы поведения, которые помогали человеку выжить при взаимодействии с окружающей средой и продолжить свой род. Это, прежде всего, удовлетворение так называемых утилитарных потребностей в пище, безопасности и половом партнере. Очевидно, что здесь ничего, кроме индивидуализма (если этот термин применим к нашим доисторическим предкам), быть не может: кто сильнее, быстрее, ловчее – тот и получит пищу, кров, возможность оставить потомство.

Однако на определенном этапе эволюционного развития с приобретением речевого мышления человек выстроил для себя новую реальность, которая называется социум. И с этого момента эволюция происходит уже в большей степени не по законам природы, а по законам искусственно-селективным, выработанным обществом для его выживания и благополучия. Здесь уже, если возвращаться к советской терминологии, ведущую роль играли открытия орудия, принципиально изменившего качество воздействия на окружающую действительность, труд, орудия производства, ну и, конечно же, речь, которая предопределила формирование высших психических функций, отличающих человека от животного.

Могу предположить, общество эволюционно и возникло потому, что выжить отдельному индивиду в нем легче, чем без него. То есть переход от биологической к социальной эволюции это продолжение вселенского процесса развития человека иными способами. Причём тотальное превалирование в человеке социального не отменяет эволюцию биологическую. Так, на карте мира появились государства со своими аппаратами управления, армией, правоохранительными и фискальными системами, а члены общества стали исполнять определенные социальные роли. Логика развития социума диктует отличные от биологических законы. Например, безопасность и выживание общества в целом гарантирует безопасность и выживание, по крайней мере, большинству его членов. А вот уничтожение определенных институтов социума (армия, система снабжения продовольствием, правоохранительная система) могут принести разорение и смерть очень многим. В качестве примера можно привести средневековые государства полабских славян, завоеванные более сильными соседями. От племен бодричей, вагров и варнов остались лишь строки в исторических документах, а выжившие представители ассимилировались с завоевателями. На местах их обитания сейчас располагаются земли Нижней Саксонии, Померания и Мекленбург.

Отсюда, собственно, и возникли мировоззренческие установки, в которых общественные интересы доминируют над личными, так как они позволяют ценой потери немногих сохранить род и вид, то есть выполнить абсолютную доминанту жизни — передать генетический материал и обеспечить его выживание и сохранность. Они закреплены во многих религиозных доктринах, в том числе и в тех, которые возникли до иудаизма и христианства. И эти установки, предполагаю, существуют с самого начала развития человека как существа социального.

— Почему вы так считаете?

— Повторюсь: базовой эволюционной задачей человека как биологического существа было выжить самому (обеспечить материальные условия) и продолжить свой род. То есть, здесь мы видим индивидуализм в чистом виде.

Однако развитие общества поставило перед человеком принципиально иные требования; и многие инстинкты, заложенные биологическим развитием, повисли, если можно так сказать, гирями на ногах человечества, тормозя его социальное развитие. С точки зрения пещерного индивидуализма убить за еду – нормально, с точки зрения законов общества это преступление. Как мы уже говорили, социум может выжить при самоотдаче его членов, когда люди работают в первую очередь на благо общества, а уже потом – на себя. И на самом деле это рассуждения не морального, а эволюционного порядка: выше приводился исторический пример исчезновения народов под воздействием внешних факторов.

Естественно, наши предки это понимали. Поэтому религиозные учения и говорили о необходимости труда на благо общества, о необходимости жертвовать собой во имя других в критических обстоятельствах. «Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя», — сказано в Евангелии от Иоанна (Ин. 15: 13). Можно вновь вспомнить и советские времена, когда прославлялись люди труда, ученые, врачи, педагоги, защитники Отечества – все, кто приносит максимальную пользу обществу и жертвует собой ради других. Да, идеологическая система в СССР имела много противоречий, которые во многом и привели к распаду государства, но установка на общественное служение – именно то «золотое», что нужно было бы сохранить и приумножить.

Более того, вся история человечества показывает преимущества социального существования перед индивидуальным. Начнем с того, что без общества (государства) вряд ли была бы возможна наука и технический прогресс (ученых нужно кормить, защищать, финансировать их исследования). А теперь давайте оглянемся вокруг, посмотрим на все блага цивилизации – плоды прогресса, и зададимся вопросом: возможно ли было бы появление всего этого вне общественного пути развития?

— Получается, человеческие сообщества в мире тысячелетиями двигались по пути социального развития, провозглашая в своих доктринах примат общественного над личным. Однако потом что-то произошло, и вновь вступила в свои права идеология индивидуализма – в США и Европе несколько раньше, в России – с начала 90-х годов XX столетия. Что же произошло?

— Я думаю, ничего не поменялось, так как одно совершенно не противоречит другому. Начну издалека. Один из базовых законов нашего бытия – закон сохранения энергии – гласит: «ничто не возникает из ниоткуда и не исчезает в никуда». Материя и энергия лишь видоизменяются. Для примера можно взять конструктор LEGO: элементы одни и те же, их количество – константа, вначале ребенок собирает из них что-то маловразумительное, но потом, научаясь, делает более сложные и осмысленные конструкции. Точно также человечество, совершенствуясь, строит из «кубиков» разные общественные формации, причем последующая будет эффективнее предыдущей.

Иными словами, как природе, так и обществу, присущ процесс распада на простые составные элементы, из которых впоследствии возникает нечто более сложное. Поэтому на нынешнее доминирование индивидуализма нельзя смотреть локально: здесь важен масштаб. О чем я? Давайте посмотрим на текущее состояние общества с «высоты» его летописной истории. Очевидно же, что современные гуманистические представления далеко ушли вперед по сравнению с господствовавшими в первобытном обществе, про научно-технический прогресс мы уже говорили.

Эволюция человеческого сообщества продолжается. Но это движение вперед нелинейно, его можно охарактеризовать лишь неким результирующим вектором. А внутри «коридора возможностей» возможны разные движения, порой в противоположном направлении. Но в конечном счете социум придет к какой-то более эффективной модели своей организации. И если говорить в целом, то мы видим, что на протяжении эволюционного развития человек все более отходит от индивидуального к социальному.

— То есть, современное возвращение к индивидуализму в рамках «коридора возможностей»?

— Кстати, об индивидуализме. Считается, что наиболее ярко он проявляется в США, где превалирует стремление к богатству, личному комфорту. И, вместе с тем, в этом государстве якобы безгранично свободный индивид зарегламентирован огромным количеством писанных и неписанных правил, в рамках которых он функционирует. Социальную систему США многие считают одной из самых эффективных. Получается, индивидуализм, если он органично вписан в общественную структуру, вовсе не противоречит ей.

Еще один важный момент: величайшие научно-технические открытия на протяжении всей истории человечества делали именно индивидуумы. Авиценна, Гиппократ, Галилей, Коперник, Менделеев, Фрейд, Эйнштейн, Павлов, Менделеев – список великих ученых можно продолжать до бесконечности. То есть, один человек, как губка, вбирает в себя опыт предыдущих поколений и выдает нечто такое, что вызывает парадигмальный сдвиг, эволюционный скачок вперед.

То есть, ситуация получается парадоксальная: с одной стороны благом для социума будут мировоззренческие установки, декларирующие примат общественного блага над личным, с другой стороны мы видим, что общество вперед двигают именно личности.

— Может, некий крен в сторону индивидуализма – попытка уравновесить ситуацию?

— Современное общество в рамках своего развития требует от человека максимального самораскрытия и самосовершенствования. Социуму бесполезен простой потребитель его благ, он ждет от человека некий вклад: неважно, кем ты станешь – хорошим программистом, талантливым художником, врачом, архитектором – ты будешь приносить пользу, которая двигает общество вперед. Современное состояние науки и техники требует высокообразованных пользователей, а образование без личностного развития вряд ли возможно. Поэтому общество приветствует и поощряет именно такие виды социально-индивидуальной деятельности, которые дают максимальный социальный эффект, и через это человек приходит к самораскрытию. Из этого порядка – наслаждение и удовлетворение, когда выполненная тобой работа принесла людям пользу.

Также очевидно, что уважение многих людей приобретают те, кто приносит пользу обществу: врачи, ученые, артисты, композиторы, художники, военные. Они гораздо более любимы, чем условный нувориш, который праведными или неправедными путями заработал себе на «Мерседес» последней модели. Да, к нему будут относиться с некоторым страхом и завистью, но, вместе с тем, с долей презрения. При этом точки зрения общества такой его член не является значимым и полезным. Поэтому, собственно говоря, многие состоятельные люди – индивидуалисты – окружают себя социальными статусами и материальными благами, но не понимают, почему будят враждебность в окружающих. Это приводит к фрустрации, депрессивным состояниям.

— Богатые тоже плачут?

— Именно. Есть масса примеров, когда люди, у которых есть буквально все, несчастливы и недовольны своей жизнью. Думаю, это отчасти происходит потому, что они, стремясь только к материальному достатку, не получают того общественного отклика, того признания, которым социум с избытком одаривает тех, кто трудится на его благо. 

— И все-таки индивидуализм дает серьезную «побочку», которая вполне очевидно мешает многим членам общества. Возьмем, например, любителей электросамокатов, моноколес, скейтов, сегвеев, гироскутеров. Эти граждане тащат свои девайсы в метро, в наземный транспорт, чем создают проблемы другим, особенно в часы пик. Они сшибают людей на тротуарах (есть масса примеров), создают помехи пешеходному движению. На попытки призвать к порядку такой индивидуум, как правило, заявляет, что он гражданин и право имеет…

— Как ни парадоксально это прозвучит, но история со средствами индивидуальной мобильности только подтверждает примат социального над личным. Вспомним историю самокатобесия: еще года четыре назад это нельзя было считать явлением. Однако в один прекрасный момент во властных коридорах кое-кто решил, что это здорово, что это надо насаждать. Вопреки мнению многих людей, была создана определенная инфраструктура (появились прокаты велосипедов и самокатов, велополосы и велодорожки), началась агрессивная реклама. То есть, это не индивидуализм, а социально одобряемое поведение. Вопрос лишь в том, что тот, кто его одобряет, почему-то не хочет учитывать удобство и комфорт миллионов других людей – тех, кому это все совершенно не нравится.

— Получается, нынешний индивидуализм – никакой не экзистенциальный тупик, а, скорее, очередная веха на пути развития человеческого общества?

— Мне кажется, мысли об экзистенциальном тупике могут возникать, если использовать неверный масштаб для оценки перспектив движения. Собственно, эсхатологические настроения усиливаются в обществе в то время, когда происходят серьезные парадигмальные сдвиги; вспомним времена раннего христианства – последователи нового учения ждали второго пришествия Христа чуть ли не с часу на час. Однако конца света не случалось, но при этом в общественном сознании происходили серьезные события, меняющие мировоззренческие установки в сторону все большего отдаления от биологических корней.

Человечество уже прошло огромный путь, на котором было множество проб различных социальных устроений. И весь накопленный опыт, думаю, сейчас заставляет нас перейти на некую качественную ступень. Поэтому ничего страшного не происходит: мы просто становимся мудрее и идем дальше.

Ростислав Ищенко. Праздник «альтруистов». От кого празднует День независимости Украина (Власть и общество)

Фото: © РИА Новости, Стрингер

Украинская независимость — это такой трудноуловимый праздник, о котором точно можно сказать только две вещи. Во-первых, он отмечается летом. Во-вторых, это праздник самых выдающихся «альтруистов» в мире

Его отмечают люди, добровольно отказавшиеся не просто от российского газа, нефти, алмазов, таёжных и морских богатств и прочего добра, но от собственной сверхдержавы и статуса составной части её государствообразующего народа.

Правда, эти странные личности начали тут же страдать, не зная, кому эту свою независимость всучить так, чтобы им вернули российский газ, но без договорённости с Россией. Представляете себе, римляне отменяют империю, чтобы не содержать легионы, и тут же просят принять их в состав Парфии, чтобы платить налоги на содержание парфянской конницы, которая будет выполнять работу легионеров, но хуже? И счастливы. Украинцам, конечно, до римлян далеко, несмотря на «Энеиду» Котляревского, но логика действий (если это можно назвать логикой) примерно такова.

На Украине, однако, как я отметил выше, не сложилось не только с логикой, но и с датами независимости. Поначалу решили отмечать её 16 июля. В этот день в 1990 году была принята Декларация о государственном суверенитете. Правда, уже к февралю 1992 года передумали. Что такое какая-то декларация? Тем более о суверенитете. Украина и так суверенная была. Суверенно вступала в СССР, суверенно учреждала ООН. Но где же здесь независимость?

Между тем в августе 1991 года, 24-го числа, убедившись, что ГКЧП окончательно похоронили и сбор урожая больше не является самой главной задачей (19 августа его таковой провозгласил Кравчук, намереваясь пропетлять между поддержкой ГКЧП и его осуждением, и получилось) Верховная Рада приняла уже Акт провозглашения независимости Украины. Несмотря на то что и после принятия акта никакая независимость не наступила — до беловежского сговора оставалось ещё четыре месяца и история могла пойти совсем другим путём, 20 февраля 1992 года, сразу после распада СССР, в Киеве решили, что независимость надо отмечать именно 24 августа.

Власть и общество

Почему 24 августа, в день, когда никем не уполномоченные депутаты приняли ничего не значащий акт, а не 1 декабря, когда этот акт был подтверждён по результатам всеукраинского референдума, не 8 декабря, когда было подписано беловежское «Соглашение о создании Содружества Независимых Государств», не 10 декабря, когда соглашение о создании СНГ ратифицировал Верховный Совет УССР, не 25 декабря, когда в отставку ушёл первый и последний президент СССР Горбачёв, и не 26 декабря, когда декларация о прекращении существования СССР была принята Советом Республик Верховного Совета СССР?

Кстати, именно день 26 декабря формально считается днём прекращения существования СССР. Но на Украине, видимо, не хотели праздновать зимой. Тут тебе и Рождество, и Новый год — и так сплошные праздники, а летом праздников мало, День независимости лишним не будет. В принципе, можно было бы и два «дня независимости» оставить: день декларации о суверенитете — 16 июля и день акта провозглашения независимости — 24 августа. Праздников же лишних не бывает.

Тем более таких важных, как отказ от собственного великого прошлого ради неопределённого будущего. Думаю, что день 24 августа выбрали потому, что слишком велик был перепуг украинской компартийной номенклатуры от ожидания победы ГКЧП и неизбежной ответственности за заигрывания с националистами. Так что 24 августа они празднуют день независимости от ответственности за предательство.

В принципе, окончательно украинская независимость утвердилась только 28 июня 1996 года, когда была принята Конституция Украины. Действовавшая до этогоКонституция УССР как-то не совсем вязалась с независимым государством, с первых же шагов начавшим отрицать своё прошлое.

Кстати, конституцию, как и независимость, на Украине пытались всё время поправить, переделать и реформировать практически с момента её принятия. Так что и для Дня независимости и для Дня Конституции на Украине можно свободно выбрать любую произвольную дату. Патентованные украинцы могут этим гордиться — такая свобода выбора знаменательных дат, несомненно, подтверждает тезис о стремлении к неограниченной воле как главной характерной черте украинского народа. Что может быть более вольным, чем полная свобода выбора даже даты и причины собственной независимости от самих себя и здравого смысла?


С таким заделом украинский народ, безусловно, расправив плечи, легко увёл бы за собой человечество в несомненно прекрасное, но жутко неопределённое будущее, если бы не враги и завистники. Они навязали украинскому народу мнение, что независимое государство должно само себя содержать. Между тем концепция воли предполагает как раз обратный процесс. Я, как вольный человек, сколько хочу и где хочу гуляю и что хочу, то и ворочу, но ровно до обеда. Обедать же я прихожу в бывшую общую хату. Это и есть центральный элемент моей воли — где хочу, там и обедаю. Но злые люди отказались кормить, отчего воля стала какой-то неполноценной. Подрезали, можно сказать, крылья.

За тридцать лет или тридцать один год, прошедшие с момента провозглашения украинской независимости (в разных вариантах) в ощущении её как свободы от каких бы то ни было обязательств, притом что все остальные Украине должны по гроб жизни, ничего не изменилось. Полтора десятилетия Украина добивалась европейских цен на газ. Добилась. И тут же побежала жаловаться в Стокгольмский арбитраж, что они слишком высокие. Семь лет Украина клянётся, что воюет с Россией, но как только Москва проводит очередные учения, Киев впадает в истерику и бежит жаловаться в НАТО, что на него собираются напасть те, с кем он ведёт войну.

Тридцать лет украинские власти заявляют о стремлении к гражданскому миру и построению процветающего общества — и с каждым годом всё сильнее угнетают русское и русскоязычное население Украины, составлявшее некогда свыше 80% от номинальной численности граждан, да и сейчас всё ещё являющееся абсолютным большинством. Президент Украины упрекает Германию в совершении вермахтом и СС военных преступлений на территории Украины — и тут же клянётся в преданности идеалам Бандеры — вождя украинских коллаборационистов, которые, воюя на стороне Германии в Великой Отечественной войне, большую часть этих преступлений и совершили.

В общем, «я вся такая внезапная, противоречивая вся». Как началось с неопределённости с датой независимости, так до сих пор и продолжается. Ничего в этом государстве нет определённого, кроме его потрясающей нежизнеспособности.

Казалось бы, независимость получена без борьбы и потерь. Ни одного сантиметра территорий не отобрали, ещё и Севастополь прирезали. Дороги и наука, высокотехнологичная промышленность и современная армия — всё кем-то неведомым создано, оставлено на независимой территории, и ни копейки за это не плачено. А ещё — идеальная геополитическая ситуация первые десять лет существования. Всё было, и ничего нет, как нет уже и независимости.

Вроде бы никто эту независимость и не отбирал, а американцы и европейцы, которым Украина её сама отдавала, уже аккуратно положили её в уголок и делают вид, что никогда ни этой страной, ни её независимостью не интересовались. Но от этого только хуже, ибо жить своим умом, самим на себя зарабатывать и самостоятельно готовить обеды вольные жители независимой территории так и не научились. Коллективно они ещё пытаются кочевряжится и надувать щёки, но в индивидуальном порядке бодро отправляются в клубничное польское рабство или пробиваются в Россию на стройки пятилетки.

Человек и общество

Вот спрашивается: надо ли было добиваться независимости от собственного государства, чтобы теперь трудиться на его благо на правах иностранного рабочего? И если надо, то кому?

Зато 24 августа в Киеве (если найдут деньги) будет военный парад. Правда, без техники (она не заводится), но в красивой новой (под английскую) форме. Главное же, чтобы «не как у москалей». И этой цели Украина несомненно добилась. В то время как в России жизнь становится всё лучше и лучше (так что уже начинают переезжать в неё из США и Европы), Украина окончательно погрязает в нищете и бесправии. Но зато если раньше (до 1991 года) жителя УССР было легко спутать с жителем РСФСР, то теперь не перепутаешь. С каждым днём отличий всё больше. И сами украинцы, 55% из которых в ходе опроса заявили, что мы не один народ, прекрасно осознают эти отличия.

Зато есть повод для парада и народных гуляний. Воля! Интеллект спит, но душа поёт. Ибо вы этого достойны!


Что вы думаете, про альтруизм и альтруистов?

 
Knight   (2003-10-12 00:08) [0]

Сабж…


 
DAC   (2003-10-12 00:16) [1]

Ну хотя бы свою точку зрения описал. Первому — тяжелее!


 
Knight   (2003-10-12 00:24) [2]

Всё хорошо в меру… скажем, я умеренный альтруист, т.е. если помочь по-делу, то в кому угодно, в любое время, и бесплатно… «спасибо» вполне достаточно, хотя и от денег тоже не откажусь… если хорошо попросят :)

А если кто-то попытается сесть на шею моему альтруизму и хорошо там проехаться, то сильно обломается… вот так :)


 
Knight   (2003-10-12 00:27) [3]

… сильно обломается… в смысле, где сядет, там и будет свою морду лица от грязи вытирать… :)


 
DAC   (2003-10-12 00:29) [4]

А! Я думал ты вообще о пнятии «Альтруизма» (филосовском, психическом).
Я полностью согласен с тобой в этом плане.
А если дальше, — это будет большая ветка :-))


 
Knight   (2003-10-12 00:41) [5]

>> [1] DAC © (12.10.03 00:16)
> Ну хотя бы свою точку зрения описал. Первому — тяжелее!

А чем тяжелее? Из жизни… раз в гости к сестре ездил, назад вместе с племянницами приехал, автобус к реке подощёл, а там лёд, катер не ходит… никто не рискнул, пришлось самому народ через реку вести. Думаешь легко? Если учесть, что выше по-течению, находится целюлозно бумажный комбинат, которы отапливает нашу реку круглый год, так-что она подмерзает только при температуре ниже 30-ти и то можно провалиться в любом месте… НО, у меня ж интуиция на грани фантастики… 🙂 перешёл в лёгкую, с двумя сумками в руках, а вот племянница (ей тогда лет 7 было) буквально на метр в сторону отвернула и одной ногой в воде оказалась… вот-так. Привыкать надо, господа, идти впереди, какой интерес тащится сзади и поддакивать… :)


 
DAC   (2003-10-12 00:47) [6]


> Knight © (12.10.03 00:41)

Саша, а скажи, если повернуть время вспять, ты разве бы подругому бы поступил? Не пошёл бы?
Просто ты так воспитан. Это не альтруизм. Это очень хорошее (IMSOHO) воспитание!


 
DAC   (2003-10-12 00:57) [7]

IMSOHO -> IMNSHO


 
Knight   (2003-10-12 01:00) [8]

>> DAC © (12.10.03 00:47)
Это не к альтруизму, а к тому, что не надо бояться быть первым… А высказывать свою точку зрения, тем более.


 
DAC   (2003-10-12 01:05) [9]


> Knight © (12.10.03 01:00) [8]
> >> DAC © (12.10.03 00:47)
> Это не к альтруизму, а к тому, что не надо бояться быть
> первым… А высказывать свою точку зрения, тем более.

Просто интересно было, что ты подразумеваешь под словом «Альтруизм».


 
Knight   (2003-10-12 01:05) [10]

А что подразумеваешь под ним ты?


 
DAC   (2003-10-12 01:11) [11]

Вопрос на вопрос? :-)))
Ну ладно, напишу, только набор займёт некотое время.
Но только и ты отеть на поставленный тобою вопрос, а то как-то нехорошо. :-))


 
DAC   (2003-10-12 01:25) [12]

Понятие «Альтруизм» выдумано психолагми, как такового его не существует. IMHO.
Если в детстве за любое действие нужно было получать конфетку, то в более позднем возрасте не за каждый поступок требуешь поощрения. Часто за то, что ты сделал что-то хорошее, уже чувствуешь вознаграждение в виде улучшения своего настроения. И это нельзя называть альтруизмом.


 
kaif   (2003-10-12 04:12) [13]

Альтруизм, как черта характера — это сильнейший способ доминировать над окружающими и пытаться подчинить их своей власти. Альтруизм не надо путать с бескорыстием. Бескорыстие это когда один человек готов другому оказать помощь не выдвигая со своей стороны условий. Альтруизм, это когда один другому свою помощь навязывает или сует свой нос не в свое дело под видом благих намерений. Часто считают, что противоположностью альтруизма является эгоизм. Это неверно. В ряде психологических тестов эгоизм рассматривается как контрарный дружелюбию, но не альтруизму. Альтруизм же рассматривается как контрарное качество к склонности быть зависимым. Альтруистический характер очень близок к авторитарному характеру, стремящемуся во что бы то ни стало контролировать весь окружающий мир.


 
Knight   (2003-10-12 08:32) [14]

[11] DAC © (12.10.03 01:11)
Так я вроде как ответил… нормально отношусь. Не всё в этой жизни определяется деньгами. А вот к тем, кто любое своё телодвижение переводит в цифры, отношусь… да никак не отношусь. Для меня человек определяется личными качествами, а если вижу, что человек Г, то моё отношение к нему не исправит ни депутатский значок, ни дача на Канарах, ни миллиарды в Швейцарском банке…

[13] kaif © (12.10.03 04:12)
Альтруизм (франц. altruisme, от лат. alter — другой), бескорыстная забота о благе др. людей. Термин введён О. Контом как противоположный по смыслу термину «эгоизм».


 
Knight   (2003-10-12 19:46) [15]

Приемущестово моих веток в том, что они быстро грузятся, т.к. никогда не перегружены ответами… :)


 
begin…end   (2003-10-12 21:23) [16]

Что вы думаете, про альтруизм и альтруистов?

Если пользоваться вот этим определением альтруизма:

Альтруизм (франц. altruisme, от лат. alter — другой), бескорыстная забота о благе др. людей,

то я думаю (и даже испытал это на собственном опыте :), что, будучи окружённым определённым кругом людей, альтруистом быть даже опасно (для себя самого).
IMHO, получая в ответ на бескорыстные поступки положительные эмоции и одобрение от окружающих, человек как бы получает силы для новых таких поступков, чувствуя, что поступки эти он делает не зря (поскольку, хотя бы, получает удовольствие впоследствии). Если же он таких эмоций не получает, а вместо этого встречает равнодушие (или даже недоброжелательность — такое тоже бывает), то человек начинает чувствовать опустошённость, одиночество, становится замкнутым и т.д.


 
kaif   (2003-10-12 23:41) [17]

2 Knight © (12.10.03 08:32) [14]
демагогия тоже поначалу означала «разговор с народом»
и афера по-французски означает всего лишь «дело».
Важно и то, как эволюционируют слова. Насегодня альтруист — страшный человек. Для меня, по крайней мере. И не вошло бы это слово в русский язык, если бы само понятие было просто тождественно бескорыстию.


 
Мастер флуда   (2003-10-13 00:27) [18]


> [15] Knight © (12.10.03 19:46)
> Приемущестово моих веток в том, что они быстро грузятся,
> т.к. никогда не перегружены ответами… :)

это легко исправить ;)))


 
Knight   (2003-10-13 10:13) [19]

>> [18] Мастер флуда © (13.10.03 00:27)
Спасибо за предложение, но бестемного флуда тут точно не нанадо…


 
Мастер флуда   (2003-10-13 10:14) [20]


> флуда тут точно не нанадо…

точно ли?


 
Sergey13   (2003-10-13 10:40) [21]

2Knight © (12.10.03 00:41) [5]
>А чем тяжелее? Из жизни…
Ты меня извини. Но это не альтруизм, а идиотизм, граничащий с преступлением. И таких «проводников» с сумками и интуицией я бы топил как котят. Ты думал над тем, что интуиция могла и не сработать? И что бы было?


 
Кулюкин Олег   (2003-10-13 11:07) [22]

Вот 2 определения альтруизма.
АЛЬТРУИЗМ (франц. altruisme, от лат. alter другой), бескорыстная забота о благе др. людей. Термин введен О. Контом как противоположный по смыслу термину «эгоизм».

АЛЬТРУИЗМ, а, м. (книжн.). Готовность бескорыстно действовать на пользу другим, не считаясь со своими интересами.

Иногда бывает, что жертвуя собой человек спасает группу людей.
Но такое редко бывает, и потребность (реальная) редко возникает.
Часто люби жертвую собой просто прикрывают других, спасают их от ответственности за раздолбайство.
Как следствие — раздолбайство процветает.

Мое отношение: настороженное. Я не против альтруизма как такового, но если кто-то бежит аж спотыкаясь жертвовать собой, невользо возникают всякие подозрения.

А если кто-то начинает ТРЕБОВАТЬ альтруизма от других — тут я становлюсь ярым эгоистом :)


 
Сергей Чурсин   (2003-10-13 11:41) [23]

Кулюкин Олег
«…кто-то бежит аж спотыкаясь жертвовать собой, невользо возникают всякие подозрения.»
«альтруизма от других — тут я становлюсь ярым эгоистом :)»

Ну еще бы… эгоизм понятнее и проще, как кость с мясом, которую надо обглодать… И жить так, по животному, проще куда… :)


 
Кулюкин Олег   (2003-10-13 11:44) [24]


> Сергей Чурсин © (13.10.03 11:41) [23]
> Ну еще бы… эгоизм понятнее и проще, как кость с мясом,
> которую надо обглодать… И жить так, по животному, проще
> куда… :)

Когда как.
Иногда проще прогнуться, сказать «я альтруист» и сделать что велит большинство.
А потом гордо бить себя пяткой в грудь — я типа герой, а они жлобы.

А Вы хитро цитируете :)


 
kaif   (2003-10-13 11:59) [25]

С эгоистом мне лично проще. Так как эгоист знает на самом деле, что ему нужно и поэтому может представить, что нужно мне. Эгоист легко может встать на мое место. А я на его.
альтруист же не знает чего хочет, так как он НИКОГДА и НИЧЕГО для себя лично не хочет. Зато он откуда-то (?) ВСЕГДА ЗНАЕТ, что нужно мне и всем остальным. Более того, он полагает, что и я должен быть таким же. И требует альтруизма от меня. А я вижу, что то, что он считает своим интересом вовсе таковым не является. Это видно хотя бы потому, что как бы я не пытался исполнить желание альтруиста, он всегда остается недоволен. Всегда что-то не так. И когда я приглядываюсь к его поведению, я начинаю замечать, что просто он сам не знает, что ему надо, так как это вообще не важно. Для него важно, чтобы я сделал это совершенно АЛЬТРУИСТИЧЕСКИ. Причем неважно, что именно. Если я его альтруистически подставлю, он будет больше рад, чем если я помогу ему, параллельно преследуя еще какую-то свою цель. И здесь мы выходим на любопытную вещь. Альтруизм — вера в то, что интересы разных людей не могут быть совместимы. Альтруизм, как характер — голая вера в то, что если одному хорошо, то другому должно быть обязательно плохо. Поэтому у альтруиста всегда один критерй: если ты, делая что-то делаешь так, что тебе от этого хорошо, следовательно ты незаметно ОБКРАДЫВАЕШЬ кого-то другого. И только в том случае, если ты делаешь что-то исключительно В УЩЕРБ СЕБЕ, это может быть благом для других.
Поэтому я и говорю, что альтруист на сегдня, когда люди и так разобщены и озлоблены друг на друга — самый страшный человек. Так как он своей жизненной позицией выбивает почву из под естественного представления о том, что интересы разных людей совместимы между собой и что люди, ища благо для себя, найдут, как осуществить благо для ближнего своего.


 
Кулюкин Олег   (2003-10-13 12:06) [26]


> Более того, он полагает, что и я должен быть таким же. И
> требует альтруизма от меня

Это не альтруизм, а агрессивный коллективизм :)


> следовательно ты незаметно ОБКРАДЫВАЕШЬ кого-то другого

Это отголоски совковой психологии.
Таким любям и в голову не приходит, что надо бороться не за то, чтобы небыло богатых, а за то, чтобы небыло бедных.


 
Сергей Чурсин   (2003-10-13 12:24) [27]

Богатыми у нас случаються в основном за счет бедных отчего-то.


 
Кулюкин Олег   (2003-10-13 12:28) [28]

Сергей Чурсин © (13.10.03 12:24) [27]
> Богатыми у нас случаються в основном за счет бедных отчего-то.

Спорить не буду ибо бесполезно.
Отчасти Вы правы. Благодаря слову «в основном»

По теме ветки:
Проявляя альтруизм, можно развратить принимающую сторону.
И начнут «бедные» требовать с «богалых» помощи.
Аргументируя «ну ты же это умеешь. Тебе тут делов всего не 20-30 минут, а я день просижу». А на ответ, что именно ОН за это свою зарплату получает — обида и иовинение в эгоизме.


 
kaif   (2003-10-13 12:37) [29]

Кулюкин Олег © (13.10.03 12:28) [28]
Аргументируя «ну ты же это умеешь. Тебе тут делов всего не 20-30 минут, а я день просижу». А на ответ, что именно ОН за это свою зарплату получает — обида и иовинение в эгоизме.

Великолепный повседневный пример! Это, кстати, одно из самых уязвимых мест всякого руководителя. Руководитель обычно умеет решать некоторые вопросы лучше и быстрее других сотрудников. Иначе его бы не назначили руководителем. Но это создает ситуацию, когда другие сотрудники, в принципе «подчиненные» (на на малых фирмах нет таких жестких отношений подчинения), лезут по любому вопросу к руководителю (особенно если они друзья), чтобы он принял решение или сделал что-то за них. И если человек не имеет в себе хорошо поставленной привычки разделять, где чьи проблемы, то эффективность такого руководителя может стать нулевой, так как ему придется делать массу работы за всех остальных вместо того, чтобы заниматься тем, что только он может, а другие не могут в принципе. Приэтом основным аргументов «просящих» бывает обида (типа тебе на это одна минута нужна, а я два часа потрачу).


 
Сергей Чурсин   (2003-10-13 12:41) [30]

«Эгоист легко может встать на мое место. А я на его.»
Это только значит, что Kaif — эгоист. :)

«альтруист же не знает чего хочет, так как он НИКОГДА и НИЧЕГО для себя лично не хочет. Зато он откуда-то (?) ВСЕГДА ЗНАЕТ, что нужно мне и всем остальным.»
«Более того, он полагает, что и я должен быть таким же. «
А эгоисты рассуждают, что все должны быть такими же как они. Это же известный факт. 🙂 Отсюда и присловья вроде «Тебе что — больше всех надо ?…»

«Альтруизм, как характер — голая вера в то, что если одному хорошо, то другому должно быть обязательно плохо. «
Ай, даже комментировать противно. :)) Настолько все переврано. :)

Остается процитировать вышеприведенное:
«АЛЬТРУИЗМ, а, м. (книжн.). Готовность бескорыстно действовать на пользу другим, не считаясь со своими интересами.»
Что есть то и есть.
Кайф же временами говорит об этом — уничижетельно, временами о фанатизме, временами о чем то вроде аскетизма,
временами вообще о чем-то, что существует только в его голове…
Все же остальное — просто вымыслы Kaifa по этому поводу. :)

» если ты, делая что-то делаешь так, что тебе от этого хорошо, следовательно ты незаметно ОБКРАДЫВАЕШЬ кого-то другого.»
Тут так. Либо ты обкрадываешь. Либо нет. В любом случае — альтруизм тут не причем. В случае если ты обкрадываешь — ты преступник (по УК, или нет — без разницы). Не обкрадываешь — ну человек просто обыкновенный. Не альтруист.

Альтруизм же просто нечто противоположное обоим из этих понятий. Альтруист просто делает людям добро. Бескорыстно. И все тут. Вот захотел и сделал. И все. И даж денег не взял (kaif, погоди с прейскурантом своим). И не получил за это нечего — даже благодарности, ток плевки от кайфа. 😉 Альтруисты — святые люди. Вот так.

P.S. То что вокруг абсолютно ясной вещи разведена такая ветка и столько домыслом — считаю признаком моральной деградации нашего общества.


 
Кулюкин Олег   (2003-10-13 12:44) [31]


> Сергей Чурсин © (13.10.03 12:41) [30]

Далеко не всегда надо помогать другим, не считаясь со своими интересами.


 
Кулюкин Олег   (2003-10-13 12:47) [32]


> > Сергей Чурсин © (13.10.03 12:41) [30]
> Далеко не всегда надо помогать другим, не считаясь со своими
> интересами.

Перефразирую «Не всегда надо помогать другим, не считаясь со своими интересами»
Без «Далеко»


 
Сергей Чурсин   (2003-10-13 12:52) [33]

«Далеко не всегда надо помогать другим, не считаясь со своими интересами.»
Да ? А откуда это следует ? 🙂 Это дело совести каждого (ну то есть тех, у кого она еще осталось). Естественно, в нашем сегодняшнем обществе при его порядках — альтруисты есть первые кандидаты на гибель. Однако повторяю — кто сказал, что выживание есть цель человека ? (если он, конечно, Человек еше.)
Это цель животных, а не человека.

Вы, ребята с противоположными мыслями, — не первые… покопайте историю — там подобных монстров предостаточно.


 
kaif   (2003-10-13 12:53) [34]

2 Сергей Чурсин © (13.10.03 12:41) [30]
С чего Вы, уважаемый, взяли, что я эгоист? Только с того, что я поддерживаю эгоизм, как принцип?
Вы глубоко заблуждаетесь!
Я альтруист, который, не щадя своего драгоценного времени, совершенно бескорыстно, вот уже сколько времени в этой ветке пытаюсь ВАМ ПОМОЧЬ.
Вы больны нездоровым преклонением перед людьми, проявляющими видимое «бескорыстие» и называете их святыми.
Я же пытаюсь Вас спасти от этого гибельного пути, не имея от этого никаких выгод, но Вы, уважаемый, почему-то сопротивляетесь, несмотря на то, что делаю я это бескорыстно и от всей души. Причем делаю я ДОБРОЕ ДЕЛО. И в соответствии с теми определениями, которые Вы выкапываете из книжки, я есмь СОВЕРШЕННЕЙШИЙ АЛЬТРУИСТ, коего не должно обижать обвинениями в обратном.
А то, что Вы, уважаемый, сопротивляетесь говорит лишь о вашем СОБСТВЕННОМ ЭГОИЗМЕ, так как при этом Вы преследуете какие-то мне непонятные личные цели вместо того, чтобы ВНЯТЬ тому, что я вам здесь сообщаю. Как можно быть таким эгоистом и столько сопротивляться, упорствуя в своей точке зрения только на том основании, что она ВАША ЛИЧНАЯ? Нельзя быть таким эгоистом! Послушайте, что вам умные люди говорят, не получая за это ничего взамен, кроме оскорблений с Вашей стороны.
:)


 
NailMan   (2003-10-13 12:56) [35]

Вобщем мое имхо по поводу сабжа.

Настощих альтруистов мало и они все вымерли. Первым был ИИсус, вторым Моисей. Первый помер из-за своего альтруизма.

Типа очень подозрительные это люди. Не может быть так чтобы человек мог пожертвовать всем дабы помочь любому другому безкорыстно. Это противоестесственно нашему звериному нутру. Скорее всего это скрытые «вампиры», которые потом захотят от тебя гораздо большего за его маленькую услугу.

Человек всегда был эгоистом и так называемые альтруисты точно такие же эгоисты, которые получают эгоистическое удовольствие от «безкорыстной помощи» другим. Вобщем они лишь «мнымые».

Вобщем если меня чё-то попросят сделать(что я могу реально сделать) забесплатно и это мне не влом будет сделать(скажем делать нефиг в этот момент) я сделаю(да хоть девок через брод провести ;-)). А вот жопу рвать лишь бы помочь каждому нуждающимуся — эт за баальшую дэнэжку.

Короче склихасовский, альтруизм — это миф и миф опасный для здоровья(см. ссылку на ИИсуса).


 
Кулюкин Олег   (2003-10-13 12:57) [36]


> Сергей Чурсин © (13.10.03 12:52) [33]
> «Далеко не всегда надо помогать другим, не считаясь со своими
> интересами.»
> Да ? А откуда это следует ? :)

Из здравого смысла.
Из моего примера.


Это дело совести каждого

Вот это верно.
Можно самому быть альтруистом.
Но нельзя требовать этого от других.


(ну то есть тех, у кого она еще осталось).

Спекулируете. :)
Воззвание к порядочности не есть аргумент.


Вы, ребята с противоположными мыслями, — не первые… покопайте историю — там подобных монстров предостаточно.

история знает ряд случаев, когда мягкотелость и повышенная забота о других делала их неспособными самостоятельно, без альтруистической помощи, существовать.


 
Сергей Чурсин   (2003-10-13 12:59) [37]

«С чего Вы, уважаемый, взяли, что я эгоист? Только с того, что я поддерживаю эгоизм, как принцип?»
Гы-гыхр… Я аж подавился… И теперь спрашиваю вкрадчиво — если вы этот принцип поддерживаете — этого что — недостаточно ? :)
И как вы поддерживаете его — только на словах, что-ли ? Таково ваше представление о принципах ?

«Я… ВАМ ПОМОЧЬ. Вы больны нездоровым «
Я же пытаюсь Вас спасти…Причем делаю я ДОБРОЕ ДЕЛО»
Глупости.
Вы путаете понятия, как я уже говорил.
Вы — ФАНАТИК ЭГОИЗМА.
Да еще и демогогической софистики.


 
kaif   (2003-10-13 13:02) [38]

2 Сергей Чурсин ©
Давйте проведем маленький тест.
Я задам Вам один вопрос, а Вы постарайтесь на него ответить.

1. Имеется папа-контрреволюционер. И мальчик A, который думает (ему дядя сказал), что если он заложит папу в НКВД, то ему подарят воздушный шарик. Мальчик закладывает папу по эгоистическим соображениям. Папу расстреливают. Мальчик расстроен, так как не думал, что папу расстреляют. Он просто хотел шарик.

1. Имеется папа-контрреволюционер. И мальчик B, который ничего не думает, но знает (от дяди), что контрреволючинером быть плохо и он сделает ДОБРОЕ ДЕЛО, если он заложит папу в НКВД. Мальчик закладывает папу по альтруистическим соображениям. Папу расстреливают. Мальчик убежден, что поступил правильно, хотя и расстроен, что пришлось папу принести в жертву ДОБРОМУ ДЕЛУ. Однако он успокаивает себя мыслью, что он слделал это совершенно бескорыстно, следовательно, он — святой.

Какой из двух мальчиков лучше?


 
Кулюкин Олег   (2003-10-13 13:02) [39]

kaif © (13.10.03 12:53) [34]
> Нельзя быть таким эгоистом!

Сергей Чурсин © (13.10.03 12:59) [37]
> Вы — ФАНАТИК ЭГОИЗМА.

Докатились.
Дурак — сам дурак — от дурака слышу — а еще шляпу одел…


 
Сергей Чурсин   (2003-10-13 13:10) [40]

«Спекулируете. :):»
Аргумент. Таковы мои возрения.

«история знает ряд случаев» — редко.
И что ? Зато торжество эгоизма всегда означает только то,
что я лично ненавижу. Несправедливость. Нищету. Убийства. Разрушения всего и вся. И примеров куда больше.

Эгоизм :
Когда, к примеру, генерал, подкупленный врагами,
сдает крепость вместо того чтоб ее оборонять.
Когда, к примеру, фирма пренебрегает безопасностью на
химическом производстве и становиться виновницей гибели города.
Когда, к примеру, домохозяин выкидывает на улицу беременных женщин.
Когда , к примеру, человеку плохо на улице, а мимо проходят равнодушные люди и никто не поможет, а человек умрет.

Список можно продолжить на сотни страниц.
Это все мелкие и не очень, но практические следствия воззрений эгоиста.
Почему мне надо это объяснять ?
И вы тут это проповедуете ? Все, мне лично надоело.


Люди Джона Донна: объяснение различий между рациональными акторами и альтруистами с помощью когнитивных структур

Большая часть социальных и политических теорий со времен Гоббса построена на норме личного интереса. Тем не менее, даже в самом порочном дарвиновском мире альтруизм и бескорыстное поведение продолжают существовать. Почему? Работа, описанная ниже, исследует альтруизм, чтобы ответить на три конкретных вопроса. Существуют ли систематические социокультурные предикторы альтруизма и связанных с ним форм бескорыстного поведения? Имеются ли соответствующие систематические сходства в когнитивной схеме среди альтруистов в отношении их самовосприятия и идентичности? И, наконец, как мы можем объяснить различия между альтруистами и корыстными рациональными субъектами экономики и теории рационального выбора? Описанное здесь исследование анализирует предпринимателей как образцовых рациональных акторов и противопоставляет их филантропам, героям и спасителям евреев в нацистской Европе.Результаты глубинных интервью показывают, что ни один из традиционных социокультурных факторов не предсказывает альтруистическое поведение. Объяснения социальной психологии работают для бескорыстных людей не лучше, чем для типичных рациональных акторов. Взаимность, группы альтруистов и групповой или родственный отбор не обладают предсказательной силой, равно как и экономическая гипотеза психического удовлетворения. Ресурсная гипотеза экономистов имеет ограниченную объяснительную силу для традиционных рациональных акторов, но не для альтруистов.Антропологические объяснения, подчеркивающие порядок рождения и стабильные семейные отношения, терпят неудачу, но знакомство с получателем предсказывает благотворительную деятельность предпринимателя. И фамильярность, и сочувствие объясняют действия филантропа, но ни то, ни другое не объясняет действия спасателей или героев. Что действительно объясняет действия всех наших самоотверженных личностей, так это их общее восприятие себя как личностей, тесно связанных с другими через общую человечность. В этом отношении их когнитивные рамки последовательно и значительно отличаются от традиционных рациональных акторов.

Рецензии: «Альтруисты» Эндрю Ридкера и «Женщина на 1000 градусов» Халлгримура Хельгасона

Альтруисты Эндрю Ридкер.(Викинг, 320 страниц, 26 долларов США.)

Чтобы получить удовольствие от «Альтруистов», вам нужно забыть о том отвратительном факте, что мудрая и остроумная книга была написана кем-то, кому было около 27 лет, когда он ее закончил (Ридкер родился в 1991 году).В традициях Стивена Макколи и Элинор Липман «Альтруисты» — это комический роман о семье, члены которой не просто застряли в колее, но и сами впали в нее, а затем нагромоздили на себя холмы застревания.

Артур Альтер — патриарх, вдовец и несостоявшийся профессор, который вот-вот потеряет семейный орден Св.Луи дома. Сын Итан растратил потенциал, который он показал, когда окончил колледж восемью годами ранее, а дочь Мэгги, недавняя выпускница, следует некарьерному пути Итана. Оба возмущаются поведением своего отца до и после смерти их любимой матери, поэтому есть много вещей, которые нужно распаковать, когда Артур приглашает их домой для неловкой попытки примирения.

Ридкер сверхъестественно хорошо разбирается в ловушках, которые расставляют для себя даже умные люди. Он любит всех своих запутанных персонажей и находит для них обнадеживающие, но не нереалистичные способы прожить свою лучшую, если не лучшую жизнь.

КРИС ХЬЮИТТ

Женщина на 1000 градусов автора Халлгримур Хельгасон.(Algonquin Books, 400 страниц, 16,95 долларов США.)

Этот бесшабашный роман исландского писателя Халлгримура Хельгасона (недавно выпущенный в мягкой обложке с английским переводом Брайана ФитцГиббона) столь же восхитителен, сколь и грязен.

Вдохновленный реальной пожилой женщиной, которой Хельгасон случайно позвонил во время политической агитации, «Женщина на 1000 градусов» красочно рассказывает необычная Герра Бьорнссон, одна на смертном одре в гараже Рейкьявика.

Она планирует свою кремацию, прогоняет сома на своем ноутбуке и держит под рукой старую ручную гранату. «Но прежде чем я взорвусь, позвольте мне оглянуться на мою жизнь», — говорит она.

Внучка первого президента Исландии, Эрра прожила жизнь, полную разбитого сердца, предательства и ужасов Второй мировой войны, однако она рассказывает об этом так непристойно и так капризно, что «Женщина» одновременно забавна и забавна.

Она переживает исторические взлеты и падения 20-го века, когда ее отец сражается на стороне нацистов, вынуждая семью покинуть Исландию и отправиться в Данию, а затем в Германию, где она оказывается разлученной со своими родителями, одна в ужасном время.После войны она следует за своим отцом в Аргентину, прежде чем ее подвиги приведут ее в Нью-Йорк и Гамбург (как раз вовремя, чтобы поцеловать молодого Джона Леннона).

Несмотря на все это, она выживает, заключает множество браков, становится «гнилой матерью и еще худшей бабушкой» и ни за что не извиняется.

«Я просто говорю: если кто и есть Бог, то это должна быть я», — говорит она. «Кто-то, кто пережил восемьдесят лет, не теряя рассудка, проснулся на четырех разных континентах, среди сотен мужчин, кто имел и потерял детей и создал целую солнечную систему проблем, но сумел решить большинство из них с настойчивостью. и прежде всего стоицизм, плюс капля щедрости, которую мне удалось выжать из иссохшего трупа моей бабушки.»

ЭРИКА ПИРСОН

Forbes Asia включает ведущих альтруистов в 15-й ежегодный список героев филантропии

СИНГАПУР (14 декабря 2021 г.) причинам, начиная от борьбы с пандемией и заканчивая изменением климата и образованием.Полный список можно найти здесь и в декабрьском выпуске Forbes Asia .

Список, который не ранжирован, сосредоточен на филантропах в Азиатско-Тихоокеанском регионе, которые жертвуют значительные суммы из своего личного состояния, а также уделяют свое время и личное внимание выбранным ими делам. Большинство участников списка — новые участники, но в список также входят некоторые предыдущие лауреаты, которые достигли новой важной альтруистической вехи, которая оправдывает повторное включение в список.

Среди участников списка есть технический предприниматель Майк Кэннон-Брукс, соучредитель и со-генеральный директор компании-разработчика программного обеспечения Atlassian, который пообещал к 2030 году пожертвовать более 500 миллионов австралийских долларов (357 миллионов долларов США) некоммерческим организациям, борющимся с изменением климата. В то же время он удваивает ставку на возобновляемые источники энергии и зеленые технологии. Он также является одним из крупнейших спонсоров австралийской компании Sun Cable, которая строит крупнейшую в мире солнечную ферму и хранилище энергии в австралийской пустыне.

Высшее образование было в центре внимания некоторых слушателей в этом году.Братья и сестры Ронни и Джеральд Чан, председатель Hang Lung Group и соучредитель Morningside Group, соответственно, пожертвовали 175 миллионов долларов Медицинской школе Массачусетского университета, что стало крупнейшим подарком, когда-либо сделанным системе UMass. Подарок более чем удвоил пожертвования медицинской школы. Давние сторонники образования, семья Чан в прошлом делала крупные пожертвования Гарвардскому университету и Университету Южной Калифорнии.

Основатель и председатель Wipro Азим Премжи пожертвовал около 1 доллара США.3 миллиарда из состояния его семьи на социальные цели через его одноименный фонд в 2021 году. Фонд Азима Премжи, основанный в 2001 году, фокусируется на предоставлении равного доступа к качественному образованию. В 2020 году фонд и Wipro выделили около 11 миллиардов рупий (148 миллионов долларов) на борьбу с Covid-19. В этом году они увеличили свои обязательства еще на 10 миллиардов рупий, заверив, что при необходимости предоставят больше. Премжи продолжает оставаться одним из самых щедрых благотворителей в мире, пожертвовав на сегодняшний день более 20 миллиардов долларов.

Майкл Ким, основатель MBK Partners, одной из крупнейших в Азии частных инвестиционных компаний (от AUM), пообещал пожертвовать 30 миллиардов вон (25,5 миллионов долларов) правительству Сеула на новую публичную библиотеку. Это последнее пожертвование Ким в поддержку образования. Кроме того, благодаря его стипендиальному фонду MBK более 150 стипендиатов MBK на сегодняшний день получили стипендии для обучения в университетах страны.

Через Фонд Джо и Клары Цай супружеская команда, состоящая из соучредителя Alibaba Джозефа Цая и Клары Ву Цай, в июле пообещала выделить 220 миллионов долларов на создание Wu Tsai Human Performance Alliance, первого в своем роде сотрудничества, которое изучает биология максимальной работоспособности человека.Помимо спорта, в августе прошлого года фонд пообещал выделить 50 миллионов долларов на создание фонда социальной справедливости, направленного на борьбу с системным расизмом и содействие экономической мобильности в нью-йоркском районе Бруклин.

Также в списке фигурирует Тересита Сай-Косон, вице-председатель SM Investments Corp., возглавляющая благотворительную деятельность SM Group в качестве вице-председателя фонда SM Foundation, созданного ее родителями. Через этот фонд Группа пожертвовала более 1,5 млрд песо (30 млн долларов) на вакцины, больничное оборудование и средства защиты для медицинских работников.

Самый богатый человек Вьетнама Фам Нхат Выонг продолжает вносить значительный вклад в смягчение воздействия Covid-19 на местные сообщества. Начиная с прошлого года Выонг, основатель и председатель крупнейшего вьетнамского конгломерата Vingroup, выделил более 320 миллионов долларов на борьбу с пандемией во Вьетнаме. Его фонд «Доброе сердце» имеет 30 программ помощи нуждающимся, от стипендий до помощи при стихийных бедствиях.

Полный список Героев благотворительности можно найти здесь.

-КОНЕЦ-

Форбс Медиа:

Forbes поддерживает успех, отмечая тех, кто добился успеха, и тех, кто стремится к этому.Forbes собирает и курирует самых влиятельных лидеров и предпринимателей, которые способствуют изменениям, трансформируют бизнес и оказывают значительное влияние на мир. Сегодня бренд Forbes охватывает более 150 миллионов человек по всему миру благодаря проверенной журналистике, фирменным мероприятиям LIVE и Forbes Virtual, специальным маркетинговым программам и 44 лицензированным местным изданиям в 77 странах. Расширения бренда Forbes Media включают лицензионные соглашения в сфере недвижимости, образования и финансовых услуг.

 Forbes недавно объявил о планах выйти на биржу путем объединения бизнеса с Magnum Opus (NYSE: OPA), специализированной компанией по приобретению (SPAC), которая, как ожидается, закроется в четвертом квартале этого года или в первом квартале следующего года.

По вопросам СМИ обращайтесь:

Кэтрин Онг Ассошиэйтс Пте Лтд

Кэтрин Онг, моб.: +65 9697 0007, электронная почта: [email protected]

Жоана Феррейра, моб.: +65 8648 4587, электронная почта: [email protected]

БОЛЬШЕ ИЗ ГЕРОЕВ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ 2021 ГОДА FORBESASIA Рана Вехбе Уотсон

альтруистов вакцинации находят встречи для тех, кто не может

Ана Гевара была полна решимости сделать вакцину против коронавируса для своей матери, 85-летней Аделины Кото, но ей нужна была помощь.У Гевары, штатной няни в Лос-Анджелесе, не было ни времени, ни знаний, чтобы искать встречи в Интернете. Сыну Гевары, сотруднику школьного округа, не хватало времени, чтобы припарковаться перед компьютером в ожидании новых назначений.

Затем начальник связал Гевару с группой, которая добровольно помогает таким людям, как ее мать, пройти вакцинацию.

Через три дня и один телефонный звонок Кото назначили прививку. Теперь ее дочь рассказывает о группе всем, кого знает.

«Я рассказываю всем своим друзьям», — сказал 53-летний иммигрант из Сальвадора. «Они помогают, они очень милые, и они делают все».

РЕГИСТРАЦИЯ ПО ЭЛЕКТРОННОЙ ПОЧТЕ

Подпишитесь на бесплатный ежедневный выпуск California Healthline.

Гевара — один из сотен людей, которые с помощью незнакомцев находят ускользающие места для назначения вакцинации. Массовые волонтерские отряды, в состав которых входят люди со временем, технически подкованные и с компьютером под рукой, появляются в крупных мегаполисах, где тысячи людей борются за одни и те же места для встреч.Их альтруизм предлагает противоядие от действий прыгунов с линии вакцинации.

«Я хотела бы избавиться от стереотипа о том, что встречи недоступны и что их невозможно получить», — сказала Риа Хоффман, 34-летняя бывшая учительница из долины Коачелла, которая помогает людям пройти вакцинацию. «Возможно, я смогу получить его в течение 48 часов, если вы соответствуете требованиям, и это не проблема — просто дайте мне секунду».

Волонтеры поддерживают местные органы власти в оказании помощи обездоленным людям в вакцинации.В Калифорнии чиновники округа запускают горячие линии, организуют мобильные клиники, нанимают медицинских работников и объединяются с религиозными общинами и общественными организациями, чтобы записать людей на прием или сделать прививку на месте.

Барбара Феррер, директор отдела общественного здравоохранения округа Лос-Анджелес, высоко оценивает «замечательные» волонтерские группы. «Мне приятно, что люди активизируются и помогают людям, которые действительно изо всех сил пытались получить эти встречи», — сказал Феррер KHN на брифинге для новостей.

Районы округа Лос-Анджелес, наиболее пострадавшие от коронавируса, также имеют самые низкие показатели вакцинации. В более бедных районах, таких как Пакоима, Сан-Фернандо и Гавайские сады, например, от 9% до 12% населения получили хотя бы одну прививку по состоянию на 20 февраля, в то время как в богатых Бель-Эйр, Сенчури-Сити и Беверли-Хиллз один- треть жителей была вакцинирована. Статистика по штатам показывает аналогичные различия.

Рея Хоффман вместе с другом ведет волонтерский сайт VAXIE.info, чтобы помочь людям во Внутренней Империи записаться на прием к вакцинации.Хоффман говорит, что может тратить до 10 часов в день на то, чтобы записаться на прием к другим, и благодарна за возможность отплатить за год закрытой пандемической жизни. (Стори Хоффман)

Группы добровольцев имеют жизненно важное значение для распространения вакцин среди малоимущих, инвалидов и изолированных людей, сказала Луиза Маккарти, президент и главный исполнительный директор Ассоциации общественных клиник округа Лос-Анджелес. Ее группа представляет 64 общественные клиники и медицинские центры, которые тем или иным образом занимались вакцинацией людей, либо непосредственно делая прививки, либо помогая людям ориентироваться в системах регистрации.(Клиники надеются в конечном итоге получить компенсацию за эту дополнительную работу.)

«Нам нужны все руки, чтобы помочь людям получить доступ к этой вакцине», — сказал Маккарти. «Люди уже отстают, и именно такие проекты помогают нам наверстать упущенное».

Добровольцы присоединились к усилиям, увидев, как трудно было записаться на прием для себя, родителей, бабушек и дедушек. Они получают удовольствие от помощи людям, а присоединение к единомышленникам-альтруистам в социальных сетях помогает им стать более эффективными в этом процессе.

Это простой переход от «заботы о своих родителях и обучения этим навыкам к заботе о чужих родителях или бабушках и дедушках», — говорит Лиз Швандт, 45-летняя руководитель программы дошкольного образования в еврейском дошкольном учреждении в Лос-Анджелесе. Она стала соучредителем Get Out the Shot: Los Angeles, группы, которая организовала встречу Кото, и теперь у нее около 100 проверенных добровольцев, которые забронировали не менее 300 встреч напрямую через систему группы и до 4000 через свои индивидуальные усилия.

Швандт сказала, что взяла на себя эту миссию не из-за гнева и не обвиняет в развертывании вакцины или работников общественного здравоохранения, которые, по ее словам, усердно работают для защиты здоровья людей. Просто она видела потребность и могла ее удовлетворить.

«Эти технологические барьеры реальны, и каждый выстрел, который попадает в кого-то, является потенциальной защитой для его жизни и его семьи», — сказала она.

Чтобы получить помощь от группы Швандта, жители Лос-Анджелеса могут оставить телефонное сообщение или указать свое местоположение, доступность и другие данные в форме Google.Затем кейс берет волонтер, находит встречу и звонит для подтверждения.

Самые опытные букмекеры запомнили дни и часы, когда определенные сайты публикуют новую порцию назначений и остаются в курсе новых событий через группы Facebook или другие социальные сети.

Супружеская пара из Беверли-Хиллз Джордж и Кэти Рималоуэр, чей внук ходит в школу Швандта, тянутся допоздна, чтобы записаться на прием к другим. В 11:30 они все еще были в пижамах.м. в последний день после ожидания до часу ночи, когда группа встреч исчезнет.

«В моем случае нет оправдания мне, как пенсионеру с доступными ресурсами, чтобы помогать людям, просто сидеть и ничего не делать», — сказал 69-летний Джордж Рималоуэр, который вместе со своей женой управлял переводческой компанией. Рималовер, родившийся в Аргентине, в основном отвечает на запросы носителей испанского языка.

«Приятно давать деньги, и это всегда полезно», — сказала Кэти Рималовер, 67 лет.«Но это действительно приятно — уделить немного времени».

Пара дразняще соревнуется в своей работе. На данный момент каждый забронировал около 60 встреч.

Джордж и Кэти Рималоуэр, которых видели во время предпандемического визита в Тадж-Маджал в Агре, Индия, устраивают дружеское соревнование, чтобы выяснить, кто сможет обеспечить наибольшее количество прививок для нуждающихся. По состоянию на 5 марта их связали примерно по 60 человек в каждой. (Джордж Рималоуэр)

Хоффман, букер Coachella Valley, провела большую часть пандемии, наблюдая за онлайн-обучением двух своих детей, одновременно работая волонтером в качестве модератора Zoom в классе местного колледжа для пожилых людей.Когда вакцины наконец появились в сети, ей потребовалось четыре дня, чтобы записаться на прием к родителям. Видя, насколько трудным был процесс, она спросила свой класс, не нужна ли им помощь; большинство студентов подняли руки.

Хоффман и его друг, работавший в сфере маркетинга и графического дизайна, создали веб-сайт для рекламы своих волонтерских услуг. По оценкам Хоффмана, они забронировали 350 встреч. Они поговорили с членом городского совета Коачеллы, чтобы разработать стратегию расширения и более официальной помощи.

Многие из этих волонтерских организаций сосредоточены на том, чтобы предоставить меньшинствам или представителям недостаточно обслуживаемых сообществ определенные места вакцинации и места для приема.

В Чикаго 26-летняя Брианна Волин сообщила, что 45 «Чикагских ангелов вакцинации» в ее группе в Facebook запланировали более 750 назначений вакцинации для пожилых людей и других лиц, не забывая при этом о справедливости.

«Мы не будем заказывать людей, которые живут в северном пригороде, чтобы они приехали в юго-западную часть Чикаго, где они никогда бы не ступили, пока не появится возможность для вакцины, в которой они так отчаянно нуждаются», — сказала она.

«После года такой заботы о себе, своих потребностях и собственной безопасности, чертовски приятно делать что-то для других», — сказал Волин, аспирант, изучающий протезирование и ортопедию.

Эта статья была подготовлена ​​KHN (Kaiser Health News), национальным отделом новостей, который выпускает подробные журналистские материалы о проблемах здоровья. Вместе с Policy Analysis and Polling KHN является одной из трех основных операционных программ KFF (Kaiser Family Foundation).KFF — это благотворительная некоммерческая организация, предоставляющая нации информацию по вопросам здравоохранения.

Анна Альмендрала: [email protected], @annaalmendrala

Связанные темы

Связаться с нами Отправить подсказку

Альтруисты — Библиотека округа Керн

A New York Times Выбор редакции

«[] Умный, забавный и удивительно уверенный первый роман.. . . [Эндрю Ридкер] заявляет о себе как о большом многообещающем таланте. . . . Веселый. . . . Проницательный и очень занимательный. . . . Выдающийся.»
— The New York Times Book Review

«С юмором и теплотой Ридкер исследует значение семьи и ее неизбежный багаж. . . . Незабываемое зрелище обычных людей, которые совершают ошибки и каким-то образом возвращаются друг к другу».. . . Роман, который с каждой страницей становится все более сложным и шумным, достигая кульминации в незабываемой кульминации». в году (пока)

по имени самая ожидаемая книга 2019 по миллионы и и PureWow

наследство детей

Артур Альтер в беде.Посредственный профессор в колледже Среднего Запада, он не может позволить себе ипотеку, он раздражает свою гораздо более молодую девушку, а его дети не хотят с ним разговаривать. А еще есть деньги — небольшое состояние, которое его покойная жена Франсин держала в секрете, которое она завещала непосредственно его детям.

Эти дети — Итан, встревоженный отшельник, живущий на деньги своей матери на избранном участке бруклинской недвижимости, и Мэгги, потенциальная благодетельница, пытающаяся построить себе благородную жизнь в добровольной бедности.Находясь на грани потери семейного дома, Артур приглашает своих детей обратно в Сент-Луис под предлогом примирения. Но при этом он невольно высвобождает ящик Пандоры вековых обид и давно похороненных воспоминаний — воспоминаний, которые вращаются вокруг Франсин, матриарха, чья жизнь может держать их вместе.

Охватывающий Нью-Йорк, Париж, Бостон, Сент-Луис и небольшой аванпост в пустыне в Зимбабве, Альтруисты — это мрачно забавная (и, в конечном счете, нежная) семейная сага, которая противостоит разрыву между бэби-бумерами и их тысячелетними отпрысками.Это роман о деньгах, привилегиях, политике, культуре кампуса, свиданиях, разговорной терапии, сельской санитарии, неверности, извращениях, американской пивной индустрии и о том, что значит быть «хорошим человеком».

Эндрю Ридкер — Альтруисты

вторник, 19 марта, 19:00
Mad Art Gallery, 2727 S. 12th St.

Left Bank Books приветствует выпускника Вашингтонского университета Эндрю Ридкера, который подпишет и обсудит свой дебютный роман Альтруисты с писателем и профессором Вашингтонского университета Эдвардом Макферсоном!

Артур Альтер попал в беду.Посредственный профессор в колледже Среднего Запада, он не может позволить себе ипотеку, он раздражает свою гораздо более молодую девушку, а его дети не хотят с ним разговаривать. Эти дети — Итан, беспокойный отшельник, живущий на деньги своей матери на избранном участке бруклинской недвижимости; и Мэгги, потенциальная благодетельница, пытающаяся вести благородную жизнь в добровольной бедности. Находясь на грани потери семейного дома, Артур приглашает своих детей обратно в Сент-Луис под предлогом примирения. Но при этом он невольно высвобождает ящик Пандоры вековых обид и давно похороненных воспоминаний — воспоминаний, которые вращаются вокруг Франсин, матриарха, чья жизнь может держать их вместе.

«…один из тех супер-блестящих, супер-смешных романов, которыми наслаждаешься, словно белка с особенно вкусным желудём. Я поймал себя на том, что пытаюсь отвлечься от любой деятельности и ответственности, чтобы вернуться к этому роману. ». — Гэри Штейнгарт, автор книги Lake Success

Это мероприятие является бесплатным и открытым для публики, но для входа в очередь для подписания потребуется подтверждение покупки Альтруистов в Left Bank Books.
Нажмите здесь, чтобы предварительно заказать копию!

Эдвард Макферсон — автор трех книг, последняя из которых — «История будущего: американские очерки» .Он написал на New York Times Magazine , Paris Review , Amerian Scholar , Gettysburg Review , Coast , Coast , Salon , Guernica , True Story , Southern Review , Epoch , Catapult , Essay Daily, Literary Hub , New York Observer и Talk , среди прочих. Он получил премию Pushcart, юго-западную книжную премию ПЕН-клуба, премию побережья Мексиканского залива в области художественной литературы, стипендию художника от Региональной комиссии по искусству Сент-Луиса.Луи, грант Совета по делам искусств штата Миннесота и премию Гезелла Университета Миннесоты, где он получил степень магистра иностранных дел. Он преподает творческое письмо в Вашингтонском университете в Сент-Луисе.

Бесплатная, охраняемая и хорошо освещенная парковка находится прямо напротив площадки для проведения мероприятий Mad Art Gallery. Он может вместить до 100 автомобилей. Кроме того, парковка на улице в районе также бесплатна.

Альтруисты: Роман (мягкая обложка)

Описание


A New York Times Выбор редакции

«[] Умный, забавный и удивительно уверенный первый роман.. . . [Эндрю Ридкер] заявляет о себе как о большом многообещающем таланте. . . . Веселый. . . . Проницательный и очень занимательный. . . . Отлично.»
The New York Times Book Review

«С юмором и теплотой Ридкер исследует значение семьи и ее неизбежный багаж. . . . Незабываемое зрелище обычных людей, которые совершают ошибки и каким-то образом возвращаются друг к другу.» — Люди (Книга недели)

«[A] поразительно уверенный дебют.. . . Роман, который становится все более сложным и шумным с каждой страницей, достигая кульминации в незабываемой кульминации.» — Entertainment Weekly (The Must List)

A Real Simple года (на данный момент)

Яркий и проницательный роман о заговоре отца с целью вернуть наследство своих детей

Артур Альтер попал в беду: посредственный профессор среднезападного колледжа, он не может позволить себе ипотеку , он раздражает свою гораздо более молодую девушку, и его дети не хотят с ним разговаривать.А еще есть деньги — небольшое состояние, которое его покойная жена Франсин держала в секрете, которое она завещала непосредственно его детям.

Эти дети — Итан, встревоженный отшельник, живущий на деньги своей матери на избранном участке бруклинской недвижимости, и Мэгги, потенциальная благодетельница, пытающаяся построить себе благородную жизнь в добровольной бедности. Находясь на грани потери семейного дома, Артур приглашает своих детей обратно в Сент-Луис под предлогом примирения. Но при этом он невольно высвобождает ящик Пандоры вековых обид и давно похороненных воспоминаний — воспоминаний, которые вращаются вокруг Франсин, матриарха, чья жизнь может держать их вместе.

Охватывающий Нью-Йорк, Париж, Бостон, Сент-Луис и небольшой аванпост в пустыне в Зимбабве, Альтруисты — это мрачно забавная (и, в конечном счете, нежная) семейная сага, которая противостоит разрыву между бэби-бумерами и их тысячелетними отпрысками. Это роман о деньгах, привилегиях, политике, культуре кампуса, свиданиях, разговорной терапии, сельской санитарии, неверности, извращениях, американской пивной индустрии и о том, что значит быть «хорошим человеком».

Об авторе


Эндрю Ридкер родился в 1991 году.Его статьи публиковались в The New York Times Magazine, The Paris Review Daily, Guernica, Boston Review, The Believer, и St. Louis Magazine ; и он является редактором Политика конфиденциальности: Антология поэтики наблюдения . Он является получателем стипендии Айовы в области искусства от Мастерской писателей Айовы. Альтруисты — его первый роман.

Хвала за…


«[] Умный, забавный и удивительно уверенный первый роман.. . . [Эндрю Ридкер] заявляет о себе как о большом многообещающем таланте. . . . Веселый. . . . [Ридкер] пишет предложения с живой, поэтической живостью человека, настроенного как на звучание слов, так и на их значение. . . . Проницательный и очень занимательный. . . . Амбициозная смесь Ридкера глобальной перспективы и интимной человеческой комедии, похоже, вызывает сравнения с работами Джонатана Франзена и Натана Хилла. . . . Тёплая концовка открывает возможность светлого будущего. . . именно это и предлагает талантливому автору этот выдающийся дебют.
— Стивен Макколи, The New York Times Book Review

«С юмором и теплотой Ридкер исследует значение семьи и ее неизбежный багаж. , незабываемое зрелище обычных людей, которые совершают ошибки и каким-то образом возвращаются друг к другу».
Люди  (Книга недели)

«Трагедия порождает комедию в поразительно уверенном дебюте Ридкера о семье, разрушенной горем.Ридкер излагает деликатные моральные дилеммы в романе, который с каждой страницей становится все более сложным и шумным, а кульминацией становится незабываемая кульминация. , Персонажи настолько верны жизни, что почти случайно, что книга, не превращаясь в проповедь или пупок, также поднимает интересные вопросы о морали и добре».
Кезия Вейр, Ярмарка тщеславия

«В этом дебютном романе два миллениала из Нью-Йорка, Итан и Мэгги, возвращаются домой в Сент-Луис.Луи воссоединиться со своим вспыльчивым отцом Артуром. . . . Проницательное исследование точки, в которой заканчивается личный интерес и начинается сострадание».
The New Yorker

«Эндрю Ридкер, которому еще нет двадцати, раскупорил живой, трагикомический дебютный роман. . . . Ридкер превозносит свою книгу с острым взглядом на абсурдность современной американской культуры. . . . [A] искусный баланс между симпатией и сатирой демонстрируется в полной мере. . . . Альтруисты может похвастаться многочисленными прелестями, начиная от достойных этических вопросов, рассмотренных с эффектной иронией, и заканчивая редкостным, теплым празднованием дня Святого Валентина.Луи. Его окончание заслужено, как и его жизненные уроки, которые в совокупности составляют необычайно многообещающий дебют».
Heller McAlpin, NPR.org

«Остроумный взгляд на бэби-бумеров и миллениалов, а также на вещи, которые нельзя купить за деньги».
Real Simple

«Овдовевший отец и его взрослые дети находят свой путь после того, как годами действуют друг другу на нервы. С колючими, странно милыми персонажами и острым письмом этот роман нежный и веселый.»
Хорошее ведение домашнего хозяйства 

» Альтруисты  [осознает] противоречия между моралью и комфортом, которые существуют повсюду в глобальных структурах капитализма и политики».
Кэти Уолдман, NewYorker.com

«Амбициозная семейная драма. . . . Альтруисты обладает чувством юмора. У мистера Ридкера есть дар комического. . . . Веселье в дисфункции».
Сэм Сакс, The Wall Street Journal

«Ридкер пишет с таким хорошим юмором и изящной иронией, что ему удается изобразить Артура и его детей как людей, о которых хочется заботиться, даже если вы не пригласили бы их в свой дом.. . . Гениальность Ридкера в том, что он делает в целом непривлекательного персонажа интересным для чтения и сплетен. Неплохое достижение для первого романа».
St. Louis Post-Dispatch

«Мудрый, остроумный. . . . Ридкер сверхъестественно хорошо разбирается в ловушках, которые ставят себе даже умные люди, он любит всех своих запутанных персонажей и находит для них обнадеживающие, но не нереалистичные способы прожить свою лучшую, если не лучшую жизнь».
Minneapolis Star Tribune

«Семейная сага о победах.»
Southern Living

«Захватывающий и привлекательный. . . . Результат семейного среза Эндрю Ридкера поистине великолепен. Это забавное и занимательное исследование любви и доброты, а также того, как щедрость, даже представленная в свой лучший час, не щадит своих собственных, очень уникальных и неопрятных недостатков».

«Ридкер психоаналитически отслаивает слои времени, чтобы раскрыть правду, и при этом создает совершенно сложных трехмерных персонажей, которые мы полюбили.По мере того, как мы болеем за них, Ридкер поднимает более серьезные вопросы о том, что значит жить хорошей жизнью, как для других, так и для нас самих». остроумная семейная сага, которая противостоит разрыву между бэби-бумерами и их тысячелетними потомками. Эта трогательная трагикомедия с воодушевлением отсылает к капитализму и культуре».
Bookriot

«Ридкер. . . говорит, что главной темой, которую он хотел исследовать, было то, что значит быть хорошим человеком, откуда берутся ценности с точки зрения наследственности и с точки зрения того, что мы выбираем для себя во взрослом возрасте.То, что он делает это так хорошо и с таким юмором в первый раз, означает, что автор сделал правильный выбор для себя».
St. трудности, с которыми сталкиваются люди в возрасте от двадцати до тридцати лет в современной Америке, поразительны и серьезны».
— Раввин Михаэль Лернер, Тиккун

Увлекательный и глубоко убедительный… дико смешной и глубоко сопереживающий.У Ридкера есть невероятная склонность к полному раскрытию каждой сцены и наполнению ее персонажами, наполненными четкой эмоциональной глубиной и реализмом. И хотя автор обладает уникальным талантом к метафорам и сравнениям, он также может создавать душераздирающие образы за любым углом. . . . Мы можем ожидать еще много великих произведений художественной литературы от этого чрезвычайно талантливого молодого писателя. . . . Обязательная литература в эти смутные времена».
Обзор писателей-фантастов

«Нежный и интимный.. . . Потрясающе сложный и трогательный. . . . [A] призыв к всеобщей щедрости во время перемен, горя и общенационального эмоционального напряжения». к традиции резких атомизаций современной американской семьи — территория Джонатана Франзена… и Ридкера так же хороша… Блестящий, безжалостный и веселый анализ американской семьи в кризисе.
Shelf Awareness for Readers

«Умный, ужасно смешной и психологически острый роман о цене добрых дел. Ему удается высмеивать глупость и эгоизм своих персонажей, удерживая нас полностью на их стороне. Финал — автомобильная авария воссоединения семьи — находится на грани между весельем и пафосом. . . . На каждой странице есть что впечатлить».
The Daily Mail (Великобритания)

«[ Альтруисты ] зловеще мрачное чувство юмора в сочетании со сложным сюжетом создают убедительный дебют.
Зиззива

«Читая дебютный роман Эндрю Ридкера, вскоре понимаешь, что перед тобой новый талант. В «Альтруисты» он придумал неблагополучную семейную ситуацию, идеально подходящую для горького юмора. . . . Альтруисты имеет замысловатый план, чтобы кормить нас откровениями. . . . Ридкер пишет четкой, иногда резкой прозой».
Бен Кук, The Times (Великобритания)

«Ридкер тщательно счищает струпья, поросшие на ранах выживших Альтеров, обнажая, с состраданием и пронзительным остроумием, долго тлеющие антагонизмы, преследующие и отца, и детей.В то же время он мягко намекает на путь развития этой явно несовершенной, но странно привлекательной семьи. До боли честное, но нежное исследование того, как любовь идет наперекосяк там, где она должна процветать. квасцы, гарантировано… [A] мрачно-смешная, проникновенная история… Урок, который Артур и его дети извлекают к концу романа, носит не финансовый, а моральный характер.Это оказывается бесценным».
BookPage

«Потрясающий дебют… Ридкер рассказывает свою историю с юмором, проницательностью и глубиной, благодаря чему этот роман найдет отклик у читателей».
Publishers Weekly

«Красиво написанный, с остроумными, идеальными диалогами и очаровательными персонажами, впечатляющий, глубоко удовлетворяющий дебют Ридкера — это необычайно проницательный взгляд на семью, разбитую потерей и пытающуюся найти путь назад. друг к другу и к себе.
Booklist

«Несколько неблагополучная семья Альтер нежно препарирована в этом дебюте… [А] умный роман с впечатляющим балансом между сатирой и сердцем».
«Санди Таймс» (Великобритания)

«Дебют Ридкера одновременно забавен и пронзителен». . . . Блестящая проза украшает эту жемчужину романа, и читать ее одно удовольствие.»
Маленькая деревня

«Комедия ошибок.. . . Веселая. . . . Очень приятно».
Раввин Рэйчел Эссерман, The Reporter

«Бойкая комедия о родительских неудачах и романтических несчастьях… Это умный, знающий, нежный первый роман, полный безупречных комических моментов и многословный. наглость».
— Зритель
(Великобритания)

«Эта трагикомедия остроумно исследует старые раны, новые обиды и с трудом завоеванную мудрость».
Sunday Express (Великобритания)

«Ридкер справляется с борьбой между родителями и детьми с юмором и психологической проницательностью, и роман бегло рассказывает о многолетней борьбе между поколениями за понимание.. . . [Ридкер] — несомненно комический талант, остроумный и заинтересованный, и он готов к легиону конкурирующих и непримиримых ролей, из которых сегодня человек должен сознательно выбирать».
Литературное обозрение (Великобритания)

« Альтруисты балансирует между черным юмором и остротой».
Good Housekeeping (Великобритания)

«Эндрю Ридкер может многое сказать о том, как мы живем сейчас. с особенно вкусным желудём.Я поймал себя на том, что пытаюсь отвлечься от любой деятельности и ответственности, чтобы вернуться к этому роману».
Гэри Штейнгарт, автор книги « Супер грустная история настоящей любви»

«Честно говоря, немного несправедливо, что писатель так молод должен быть таким талантливым. Эндрю Ридкер не только хорошо разбирается в абсурдности и противоречиях Америки 21-го века, но также рассказывает сердечную и сострадательную историю о семье, разбитой потерей, которая теперь находит свой неловкий путь обратно друг к другу.Я так переживала за этих людей, их травмы и предательства, их публичные унижения и личные неудачи. Альтруисты — действительно замечательный дебют».
Натан Хилл, автор книги The Nix
Джули Бантин, автор книги Marlena

Эта книга вдохновит читателей пожертвовать комфортом и найти ), Отключиться (бормотание группового мышления), Отвлечься (к долгу и ответственности) — иначе спасибо Эндрю Ридкеру за этот превосходный роман-дебют.Это культурно значимо и знамение времени».
Аттикус Лиш, автор книги Подготовка к следующей жизни

» Альтруисты  — это превосходное исследование изоляции, одиночества и неверности в самом широком и интересном применении этого слова. Каждая глава тщательно продумана. с тщательностью идеального рассказа, и персонажи в нем настолько полностью сформированы, что я почти чувствовал их дыхание.Как потрясающе (и немного раздражает), что такой поразительный роман мог быть написан таким молодым писателем.
Кристен Радтке, автор книги «Представьте, что вы хотите только это» и вина. У Эндрю Ридкера есть все: магнетический стиль, океаны интеллекта и искренняя привязанность к своим веселым невротическим персонажам.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.