Человек живущий ради удовольствия: Кто такой гедонист? — 24СМИ

Содержание

Кто такой гедонист? — 24СМИ

В 2017 году мало кому знакомы понятия гедонист, эпикуреец и сибарит. Если не углубляться в философию и психологию, эти слова так и останутся незнакомыми. Эти понятия уже спокойно считаются архаизмами (устаревшие слова) либо как минимум терминами, к использованию которых прибегают крайне редко. Прочитав статью, вы не только узнаете значение неизвестных слов, но и сможете понять, есть ли у вас что-то общее с этими понятиями.

Значение слова

Гедонист – человек, который живет ради получения удовольствия. Простыми словами, это тот, кто эгоистично заботится о собственном комфорте, удовольствии и благе. Такие люди не думают о завтрашнем дне и не беспокоятся о физических благах. Одним из таких был Омар Хайям.  

Гедонист

Гедонисту важно, чтобы чувство эстетического наслаждения и удовольствия его не покидало. Такие люди по собственной психологии живут «одним днем». Кроме того, гедонисты подвержены стрессовым факторам, если лишаются главного счастья – чувства удовлетворенности.

Философия и психология гедонизма

В целом гедонизм в философии предполагает чувство удовольствия как главный смысл жизни. Если рассмотреть эту концепцию подробнее, то на сцене появляются два философа — Аристипп и Эпикур.

Философ Аристипп

Аристипп – древнегреческий философ, который вывел течение гедонизма. Аристипп считал, что смыслом жизни является достижение счастья через эмоцию удовольствия, избегая боль и страдания. При этом удовольствие рассматривается как нечто мягкое и нежное, что воодушевляет и приносит физическое счастье.

В отличие от Аристиппа Эпикур был последователем приземленной концепции гедонизма. Эпикур рассматривал это течение как избавление от утруждающих забот, обуз, страданий и обид. В понятии философ, эмоция морального и физического удовлетворения означала ощущение удавшейся жизни. Согласно концепции Эпикура, смысл жизни заключался в избавлении от страданий и обид.

Философ Эпикур

Интересно, что пример гедонизма – роман Оскара Уальда «Портрет Дориана Грея». Для современного примера рассмотрим поведение Робота Бендера из мультсериала «Футурама», где реплики человека-машины ярко отражают склонность к гедонизму.

Чем плох гедонизм

Казалось бы, что плохого в том, что человек постоянно стремится к благу и счастью? Все бы ничего, если бы это достигалось теми путями, которые не мешают остальным людям и обществу в целом. Однако гедонисты порою представляют угрозу окружающим и этим наживают немало врагов.

Теперь давайте задумаемся над тем, что счастье у каждого отдельного индивида – разное. На планете Земля 7 млрд. людей, и каждый получает удовольствие от конкретных вещей. Один счастлив после секса, другому нравится чувство эйфории от наркотиков, а некоторым приносит удовлетворение вкусная еда. Также большинство людей получают удовольствие от власти, денег и полномочий статуса. Кроме того, у подростков наблюдается игромания, когда компьютерная игра становится смыслом жизни.

Одно из проявлений гедонизма

Все это – не что иное, как форма гедонизма. Не верите? Подумайте сами. Наркоман употребляет наркотики, от чего получает удовлетворение в приступах эйфории. Зависимый не собирается отказываться от вредных веществ, аргументируя это тем, что препараты делают человека счастливым. Это ли не гедонизм? Аналогично и с другими случаями, к примеру, случайные сексуальные связи, переедание, превышение полномочий и властность.

В подобных случаях гедонисты открыто наживают врагов, не думая о последствиях. Обычные разговоры вряд ли помогут в решении этой проблемы. Здесь уже не обойтись без помощи психолога и близких людей.

Никто не говорит, что стремление к высшим благам – неправильно. Но не забывайте, что гедонизм проявляется в паре с эгоизмом. А значит, окружающие при этом будут страдать.

Как выявить гедонизм

Проверить человека на склонность к гедонизму можно при помощи онлайн-тестов в Интернете. Кроме того, ниже описан ряд признаков, которые присущи таким людям:

  • слабая сила воли;
  • стремление к благам с наименьшими усилиями;
  • невежество, неприветливость, эгоизм, самолюбие;
  • завышенная самооценка;
  • лень;
  • слабая способность самоконтроля.
Другое проявление гедонизма

Когда это течение только зарождалось в Древней Греции, философы вряд ли представляли себе нынешний мир с развратом, сексом и наркотиками, которые порою берут верх над здравым смыслом. В древнем мире это течение предполагало размышления о прекрасном и стремление к получению удовлетворения путем наслаждения красотой женщин и вкусом вина.

Теперь направление осталось тем же, однако способов получить удовольствие стало больше. Многие пути достижения удовлетворения противоречат социуму. Что, собственно, и является проблемой гедонизма в нынешнее время.

Синонимы и антонимы

Родственные по значению термины – сибарит, эпикуреец. Слегка отдаленное, но все же близкое понятие – эстет. Рассмотрим каждый синоним в отдельности.

Сибарит – личность, которая живет ради роскоши и баловства. До нас это понятие дошло из древнегреческого города Сибарис, который отличался особенной пышностью, а жители его – разнузданностью. Древние сибариты любили кушать исключительно деликатесы. На их столах преобладали морепродукты (крабы, устрицы, моллюски) и другие дорогие угощения. В нынешнее время, когда говорят «сибарит», имеют ввиду человека, который избалован роскошью.

Сибарит

Эпикуреец – человек, который живет ради достижения удовольствия путем освобождения от страданий и обид. Это понятие тождественно с гедонизмом, однако отличается тем, что не ставит собственной целью поиск источников счастья. Ведь главным источником удовлетворения является духовное спокойствие и атараксия – безмятежность. Эпикуреизм не приносит столько вреда, сколько гедонизм. Ведь эпикурейцы ценят дружбу и моральные блага, в отличие от эгоистичных гедонистов.

Эпикуреец

Эпикур, философ, выдвинувший одну из концепций гедонизма, придерживался собственного течения – эпикуреизма, откуда и появилось это название.

Так как гедонизм является формой эстетического наслаждения, нельзя не упомянуть об эстетах.

Эстет

Эстет – ценитель красоты, изящности, элегантности. Другими словами, эстет получает удовольствие от всего, на что ему нравится смотреть. Порою проявляются формы эстетизма, когда удовлетворение приносит вкусная еда или вид красивого тела. К недостаткам таких людей относится то, что эстеты оценивают все по внешнему виду.

Помимо близких по значению синонимов, также выделяются и антонимы понятия «гедонист». К таким словам относится «аскет».

Аскет

Аскет – индивид, воздерживающийся от получения удовлетворения и ведущий строгий образ жизни. Такой человек ограничивает себя во всех благах, которые заставляют чувствовать удовольствие и радость.

Аскеты склонны перетруждаться на работе, загружать голову проблемами и мало отдыхать. Эти стрессовые факторы вначале становятся причиной депрессии. А после глубокого психического расстройства даже доходят до самоубийства.

психолог Филип Зимбардо о восприятии времени — T&P

Филип Зимбардо — профессор Стэнфорда и автор книг «Эффект Люцифера» и «Парадокс времени», один из ведущих специалистов по психологии зла и восприятию времени. «Теории и практики» публикуют расшифровку выступления психолога о том, что означает восприятие времени и почему классическое образование не помогает детям перестать быть гедонистами.

Вот, что мы открыли за последние тридцать лет исследований: существует шесть основных временных зон, в которых живут люди. Две — с концентрацией внимания на прошлом, две — на настоящем, и две — на будущем. Среди сосредоточенных на прошлом есть те люди, которые помнят только «старые добрые времена»: победы, удачи, дни рождения. Они поддерживают связь с родственниками, собирают фотоальбомы, хранят семейные традиции. Другой тип людей запоминает лишь огорчения и неудачи — все мелочи, которые шли не так. Поэтому мы называем таких людей сконцентрированными на «положительном прошлом» и «отрицательном прошлом».

Есть два варианта ориентации на настоящее. Самый очевидный — быть гедонистом, жить ради удовольствия и избегать страдания, охотиться за новыми ощущениями и опытом. Еще один тип людей относят к ориентированным на настоящее за то, что они говорят: «Строить планы — пустая трата времени!» или «Моя жизнь предопределена! Религией, бедностью, условиями, в которых я живу». Большинство из нас сейчас здесь, потому что мы ориентируемся на будущее. Мы научились работать, а не развлекаться, научились сопротивляться искушению. Но существует еще один вариант ориентации на будущее — он закладывается религией, согласно которой настоящая жизнь начинается только после смерти.

«Одна из функций, которую должна выполнять семья и особенно школа, — брать ориентированных на настоящее маленьких монстров и делать из них людей, больше ориентированных на будущее»

Ориентируясь на будущее, нужно обязательно верить в то, что принятое в данный момент решение принесет свои плоды. Вы не положите сбережения в банк во время сильной инфляции, потому что не доверяете будущему. В семье, где отсутствует стабильность, взрослые не могут оправдать данных вам надежд и обещаний. Чем ближе вы живете к экватору, тем сильнее вы привязаны к настоящему: окружающая среда, где климат практически не меняется, дает ощущение воображаемого однообразия, а не изменчивости. В свою очередь протестанты всегда имеют более высокий показатель прироста валового национального продукта, чем католики, в частности, благодаря протестантской этике и представлению о том, что следует усердно работать, чтобы преуспеть, доказав таким образом свою избранность Богом.

Филип Зимбардо — автор знаменитого тюремного эксперимента, во время которого группа испытуемых была распределена на надзирателей и заключенных.

В Италии есть политическое движение под названием la Lega — оно выступает за отделение северных регионов от южных. Жители северной части как бы говорят: «Да мы одни работаем в Италии!». А люди с Юга ленивы, они, словно дети, хотят тратить на трапезы по три часа и иметь большую семью. Южане говорят про северян: «Они же не итальянцы, они германо-австрийцы! Они едят йогурт вместо пасты и носят ланч в бумажных пакетах!» На прошедших национальных выборах la Lega набрала 14% голосов. Оказывается, в их словах есть большая доля правды, ведь в результате проведенного нами исследования было доказано, что люди с Cевера более склонны ориентироваться на будущее, а южане увлечены прошлым или гедонистическим настоящим.

Моя семья живет на Сицилии, я уехал оттуда, но каждый год туда возвращаюсь. Я основал там высшее учебное заведение, мы отправляем старшеклассников в колледжи, оборудуем компьютерные классы, и вот однажды я рассказываю обо всем этом, как вдруг появляется какой-то человек, который говорит: «Я — поэт! Я живу словами! Я слушал ваш доклад, и тут меня осенило, что в сицилийском диалекте не существует глаголов будущего времени! Есть только «было», «есть», но нет «будет». Вот почему ничего не доводится до конца!».

Есть прекрасная книга под названием «География времени», написанная моим близким другом Робертом Левином, социопсихологом. Он в буквальном смысле слова объехал весь мир, проводя удивительные эксперименты. Он исследовал то, что он назвал «темпом жизни». Временная перспектива, или личное восприятие времени — это то, как люди делят прожитое время на периоды, временные зоны. Другой разновидностью ориентации во времени является ваше чувство длительности. Например, сколько прошло времени, пока вы сидели в кресле дантиста? Сколько прошло времени, пока вы стояли в очереди? Сколько прошло времени, пока вы веселились? Насколько быстро течет время, когда вам скучно или весело? Своими исследованиями Роберт Левин показывает, что в разных культурах люди имеют различный темп жизни. Это можно легко доказать экспериментально: нужно отмерить 100 метров, сесть где-нибудь в кафе, и как только кто-то пройдет — запустить секундомер. Таким образом можно определить, насколько быстро ходят люди. Или отправить по почте письмо, чтобы узнать, сколько уйдет времени на его доставку. Есть огромное количество подобных мелочей, измеряя которые, приходишь к выводу, что различные культуры имеют разные темпы жизни. Теперь разные темпы жизни имеют и города. Роберт Левин классифицирует 60 американских городов от высокого темпа жизни к низкому, и в тех штатах, что имеют наивысший темп, самый большой процент сердечно-сосудистых заболеваний.

Все мы начинаем жить как гедонисты настоящего времени. C самого рождения мы хотим получать удовольствие и избегать страдания. И одна из функций, которую должна выполнять семья и особенно школа, — брать ориентированных на настоящее маленьких монстров и делать из них людей, больше ориентированных на будущее, или, как в некоторых культурах, — на прошлое. В Америке каждые 9 секунд какого-нибудь ребенка выгоняют школы. Это хуже для подростков, принадлежащих к социальным меньшинствам, а также хуже для мальчиков, нежели девочек. И причина этому — не просто плохое поведение. Одно из объяснений кроется в том, что, как показывают исследования, к 21 году ребенок проводит не меньше 10 000 часов за видеоиграми, возможно, еще больше, смотря порнографию. Но ведь также это значит, что такие дети живут в захватывающем мире, который сами и создают, играя в Варкрафт и прочие игры. Производители разрабатывают 3D-игры. Скоро компьютерный мир будет окружать нас в буквальном смысле слова.

Сознание таких детей было технически перепрограммировано, и они уже никогда не смогут приспособиться к классическому процессу образования: кто-то что-то рассказывает у доски, даже не показывая при этом симпатичных картинок — скука смертная! Пассивное присутствие и никакого контроля над ситуацией. При попытке изменить учебный план приверженцы традиционного образования ответят: «Мы должны вернуться к чтению, чистописанию, арифметике!» Итог — катастрофа. Ведь такие подростки уже никогда не смогут к этому приспособиться, они должны находиться в ситуации, когда есть возможность на что-либо влиять, а школа — это изначально учреждение, где невозможно что-либо контролировать, только пассивно подчиняться. Школа буквально создана для того, чтобы избегать удовольствия.

Все пагубные пристрастия — это пристрастия гедонистов, ориентированных на настоящее: наркотики, секс, азартные игры. В то время как пропаганда здорового образа жизни и система образования рассчитаны на детей с ориентацией на будущее, которые и так не создают проблем. Послания предупреждают о негативных последствиях различных действий, но дети с ориентацией на будущее и так все это знают. Ориентированные на настоящее подростки тоже знают о будущих последствиях: девушки догадываются, что незащищенный секс может привести к нежелательной беременности или венерическим заболеваниям. Однако это знание никогда не заставит их поменять свое поведение.

«Чем ближе вы живете к экватору, тем сильнее вы привязаны к настоящему: окружающая среда, где климат практически не меняется, дает ощущение воображаемого однообразия, а не изменчивости»

Мне кажется, мы недооцениваем силу воздействия технологий на перепрограммирование подросткового сознания. Дети больше не носят наручные часы, потому что это однофункциональное устройство. Зачем тратить на него время? Теперь они живут в мире, где главной мерой всего является секунда. Ведь единственная вещь, которая волнует и расстраивает американцев, — скорость загрузки компьютера и скорость скачивания файлов, которая составляет меньше минуты, но все равно приводит людей в бешенство! Ожидание в очереди, ожидание, пока тебя обслужат, ожидание — это пустая трата времени! Я думаю, происходят принципиальные изменения, и мы, взрослые, даже не представляем, насколько сильно отличаются дети от того, какими были мы. И это благодаря революции в восприятии времени.

Для последнего исследования мы спрашивали жителей Америки, насколько они заняты. Более 50% американцев ответили, что теперь они более загружены, чем в прошлом году, в прошлом году были загружены сильнее, чем в позапрошлом. Они жертвуют друзьями, семьей и сном ради достижения успеха. И это повсеместно, не только среди ориентированных на будущее. После этого мы спрашивали, что бы они сделали, если бы появился восьмой день недели? Они ответили, что потратили бы все это время на работу, добиваясь большего — не на друзей, семью и даже не на сон. 20 лет назад только 60% американцев регулярно проводили семейные обеды. В прошлом году мы повторно провели это исследование. Только один из пяти американцев регулярно обедает в семейном кругу. В Америке постоянно говорят о семейных ценностях. Семейные ценности отсутствуют, если отсутствуют совместные обеды. Я считаю, что многие жизненные проблемы могут быть решены простым пониманием собственного восприятия времени и восприятия других. Множество конфликтов между людьми в основе своей имеют различие в восприятии времени. Подумайте об этом прежде, чем вешать ярлыки: «глупый», «инфантильный», «упрямый» или «деспот».

Жизнь ради Удовольствия | Гедонизм | TED

Гедонист – человек, который живет ради получения удовольствия. Простыми словами, это тот, кто эгоистично заботится о собственном комфорте, удовольствии и благе. Такие люди не думают о завтрашнем дне и не беспокоятся о физических благах. Одним из таких был Омар Хайям.  

Гедонисту важно, чтобы чувство эстетического наслаждения и удовольствия его не покидало. Такие люди по собственной психологии живут «одним днем». Кроме того, гедонисты подвержены стрессовым факторам, если лишаются главного счастья – чувства удовлетворенности.

Философия и психология гедонизма

В целом гедонизм в философии предполагает чувство удовольствия как главный смысл жизни. Если рассмотреть эту концепцию подробнее, то на сцене появляются два философа — Аристипп и Эпикур.

Аристипп – древнегреческий философ, который вывел течение гедонизма. Аристипп считал, что смыслом жизни является достижение счастья через эмоцию удовольствия, избегая боль и страдания. При этом удовольствие рассматривается как нечто мягкое и нежное, что воодушевляет и приносит физическое счастье.

В отличие от Аристиппа Эпикур был последователем приземленной концепции гедонизма. Эпикур рассматривал это течение как избавление от утруждающих забот, обуз, страданий и обид. В понятии философ, эмоция морального и физического удовлетворения означала ощущение удавшейся жизни. Согласно концепции Эпикура, смысл жизни заключался в избавлении от страданий и обид.

Интересно, что пример гедонизма – роман Оскара Уальда «Портрет Дориана Грея». Для современного примера рассмотрим поведение Робота Бендера из мультсериала «Футурама», где реплики человека-машины ярко отражают склонность к гедонизму.

Чем плох гедонизм

Казалось бы, что плохого в том, что человек постоянно стремится к благу и счастью? Все бы ничего, если бы это достигалось теми путями, которые не мешают остальным людям и обществу в целом. Однако гедонисты порою представляют угрозу окружающим и этим наживают немало врагов.

Теперь давайте задумаемся над тем, что счастье у каждого отдельного индивида – разное. На планете Земля 7 млрд. людей, и каждый получает удовольствие от конкретных вещей. Один счастлив после секса, другому нравится чувство эйфории от наркотиков, а некоторым приносит удовлетворение вкусная еда. Также большинство людей получают удовольствие от власти, денег и полномочий статуса. Кроме того, у подростков наблюдается игромания, когда компьютерная игра становится смыслом жизни.

Все это – не что иное, как форма гедонизма. Не верите? Подумайте сами. Наркоман употребляет наркотики, от чего получает удовлетворение в приступах эйфории. Зависимый не собирается отказываться от вредных веществ, аргументируя это тем, что препараты делают человека счастливым. Это ли не гедонизм? Аналогично и с другими случаями, к примеру, случайные сексуальные связи, переедание, превышение полномочий и властность.

В подобных случаях гедонисты открыто наживают врагов, не думая о последствиях. Обычные разговоры вряд ли помогут в решении этой проблемы. Здесь уже не обойтись без помощи психолога и близких людей.

Никто не говорит, что стремление к высшим благам – неправильно. Но не забывайте, что гедонизм проявляется в паре с эгоизмом. А значит, окружающие при этом будут страдать.

Как выявить гедонизм

Проверить человека на склонность к гедонизму можно при помощи онлайн-тестов в Интернете. Кроме того, ниже описан ряд признаков, которые присущи таким людям:

  • слабая сила воли;
  • стремление к благам с наименьшими усилиями;
  • невежество, неприветливость, эгоизм, самолюбие;
  • завышенная самооценка;
  • лень;
  • слабая способность самоконтроля.

Когда это течение только зарождалось в Древней Греции, философы вряд ли представляли себе нынешний мир с развратом, сексом и наркотиками, которые порою берут верх над здравым смыслом. В древнем мире это течение предполагало размышления о прекрасном и стремление к получению удовлетворения путем наслаждения красотой женщин и вкусом вина.

Теперь направление осталось тем же, однако способов получить удовольствие стало больше. Многие пути достижения удовлетворения противоречат социуму. Что, собственно, и является проблемой гедонизма в нынешнее время.

Синонимы и антонимы

Родственные по значению термины – сибарит, эпикуреец. Слегка отдаленное, но все же близкое понятие – эстет. Рассмотрим каждый синоним в отдельности.

Сибарит – личность, которая живет ради роскоши и баловства. До нас это понятие дошло из древнегреческого города Сибарис, который отличался особенной пышностью, а жители его – разнузданностью. Древние сибариты любили кушать исключительно деликатесы. На их столах преобладали морепродукты (крабы, устрицы, моллюски) и другие дорогие угощения. В нынешнее время, когда говорят «сибарит», имеют ввиду человека, который избалован роскошью.

Эпикуреец – человек, который живет ради достижения удовольствия путем освобождения от страданий и обид. Это понятие тождественно с гедонизмом, однако отличается тем, что не ставит собственной целью поиск источников счастья. Ведь главным источником удовлетворения является духовное спокойствие и атараксия – безмятежность. Эпикуреизм не приносит столько вреда, сколько гедонизм. Ведь эпикурейцы ценят дружбу и моральные блага, в отличие от эгоистичных гедонистов.

Эпикур, философ, выдвинувший одну из концепций гедонизма, придерживался собственного течения – эпикуреизма, откуда и появилось это название.

Так как гедонизм является формой эстетического наслаждения, нельзя не упомянуть об эстетах.

Эстет – ценитель красоты, изящности, элегантности. Другими словами, эстет получает удовольствие от всего, на что ему нравится смотреть. Порою проявляются формы эстетизма, когда удовлетворение приносит вкусная еда или вид красивого тела. К недостаткам таких людей относится то, что эстеты оценивают все по внешнему виду.

Помимо близких по значению синонимов, также выделяются и антонимы понятия «гедонист». К таким словам относится «аскет».

Аскет – индивид, воздерживающийся от получения удовлетворения и ведущий строгий образ жизни. Такой человек ограничивает себя во всех благах, которые заставляют чувствовать удовольствие и радость.

Аскеты склонны перетруждаться на работе, загружать голову проблемами и мало отдыхать. Эти стрессовые факторы вначале становятся причиной депрессии. А после глубокого психического расстройства даже доходят до самоубийства.

перевод на английский, синонимы, антонимы, примеры предложений, значение, словосочетания

В данный момент я играю это ради удовольствия, может быть, после того, как я подам документы в колледжи, я займусь этим серьезно, потому что на это требуется много времени. Right now I’m just playing around with that for fun, may be, after I finish with my applications to colleges, I might start working on it for real, because it demands a lot of time.
Большинство людей, которые слушают классическую музыку ради удовольствия, слушают музыку периода барокко: Вивальди. Mostly people who listen to classical music for recreation, listen to baroque music: Vivaldi.
Иногда люди решают путешествовать не ради удовольствия, а для того, чтобы убежать от своих проблем. Sometimes people decide to travel not to enjoy, but to escape from their problems.
Они убивали не ради удовольствия, не ради возбуждения. They weren’t killing for pleasure, or for thrills.
Случайно поймав рыбу, я освобождаю ее сразу, потому что я рыбачу просто ради удовольствия. When I happen to catch a fish I set it free at once, because I do fishing just for pleasure.
В наши дни люди путешествуют не только ради удовольствия, но и по делам. Nowadays people travel not only for pleasure but also on business.
Если мы путешествуем ради удовольствия, каждый хотел бы, во что бы то ни стало, насладиться живописными местами, которые он пролетает, хотел бы увидеть интересные места, насладиться достопримечательностями городов и стран. If we travel for pleasure, by all means one would like to enjoy picturesque places they are passing through, one would like seeing the places of interest, enjoying the sightseeing of the cities, towns and countries.
Но Маккалеб занимался им ради удовольствия, а так процветания не добьешься. McCaleb was running the charter business as a hobby and that wasn’t the way to make it thrive.
Ради удовольствия видеть мистера Эллиота она готова была терпеть даже эту несносную миссис Клэй. Her satisfaction in Mr Elliot outweighed all the plague of Mrs Clay.
Он сказал, что делает это не только ради удовольствия. He said he did it for parts, but it was just his own amusement.
Элегантная и очень уютная, гостиница «Дизайн Отель» — прекрасный выбор для путешествующих по делам и ради удовольствия. Elegant and very cozy, hotel «D’ Hotel» is a fine choice for travelling on businesses and just for pleasure.
Вы говорили — он эстет, убивающий ради удовольствия. Well, you said he’s a purist, a man who kills simply for the pleasure of it.
Сбережения связаны с неудобствами сейчас ради удовольствия в будущем, а курение — как раз наоборот. If savings is current pain in exchange for future pleasure, smoking is just the opposite.
Они делают это просто, ради удовольствия? It’s just doing this for the hell of it?
Вы говорили — он эстет, убивающий ради удовольствия. Well, you said he’s a purist, a man who kills simply for the pleasure of it.
Он человек такого типа, который способен симулировать амнезию, если знает, что это поможет ему выкрутиться. Даже просто ради удовольствия, что он способен всех провести, в том числе, экспертов. He’s just the sort of person who would feign amnesia if he felt that there was something to be gained from it, even for the sheer delight of duping people, particularly experts.
По бездорожью — ради удовольствия и якобы чтобы оставаться в форме. Onto the dirt for fun, and they say, for fitness.
Все три убийства указывают на самовлюбленного социопата, который живет ради удовольствия. All three murders evince a sociopathic narcissist who lives for kicks.
А 10 тысяч лично тебе на что-нибудь абсолютно бессмысленное ради удовольствия, типа норкового манто или бриллиантового колье. The other 10 is for you to spend on something fun and totally frivolous, like a mink vest or a diamond frisbee.
Они планируют бесчисленные поездки по стране просто ради удовольствия согласовать расписание поездов и самые невозможные пересадки. They plan innumerable journeys across country for the fun of linking up impossible connexions.
Сынок, катание на велосипеде ради удовольствия — против нашей веры. Son, riding a bike for pleasure is against the tenets of our faith.
Если рабочие разбивают станки, это совершается не ради удовольствия или случайного развлечения, но из-за того, что сама логика власти заставляет их делать это. If the workers attack the machines it is not for pleasure or for casual… amusement it is because an imperious necessity… obliges them to do so.
Никто не учится ради удовольствия. Это не нужно, особенно таким, как ты. Nobody studies it for fun. it’s not a necessity, especially for someone like you.
Он верит Лине, но хочет получить подтверждение ее словам — просто ради удовольствия еще раз это услышать. He believes her, but he wants to corroborate the information for the sheer pleasure of hearing it again.
Не уговаривайте вступать в ее ряды исключительно ради удовольствия видеть там еще одного человека, разделяющего ваши взгляды. Nor seek to persuade for the pleasure of having another share your views.
Я умру сегодня ночью; не так я слаба, чтобы ждать дольше только ради удовольствия еще раз вас увидеть. I’m going to die tonight; I’m not weak enough to wait on the pleasure of seeing you again.
Неужели вы думаете, что я подписала его только ради удовольствия? You do not think I would have signed so much… for pleasures alone?
Он выслеживал его из личных интересов, ради удовольствия и следуя инстинкту; одновременно он шпионил за ним, как будто должен был получить за это вознаграждение. He had watched him, both on his own account, for the pleasure of the thing, and through instinct, and had spied upon him as though he had been paid for so doing.
И это все ради удовольствия оказаться очень скоро во власти ядовитых змей и муравьев. This we do for pleasure so that we may shortly be at the mercy of venomous snakes and poisonous ants.
Он что сделал это ради удовольствия? He didn’t do this for fun!
А вы когда-нибудь думали о том, что можно выйти замуж: — ради удовольствия? Did you ever think of marrying-just for the fun of it?
Я мог бы создать фабрику только ради удовольствия, и я не сомневаюсь, что смог бы хорошо заработать. In those days I’d have have started a factory just for kicks, and no doubt I’d have made a profit.
Мы ведь это делаем не ради удовольствия! We are not making out over here for the fun of it!
Корабль был цел и невредим, господин Моррель, а эти полтора дня потеряны из чистого каприза, ради удовольствия сойти на берег, только и всего. The vessel was in as good condition as I am, and as, I hope you are, M. Morrel, and this day and a half was lost from pure whim, for the pleasure of going ashore, and nothing else.
Кроме того, это было просто ради удовольствия. Apart from that, it was just for kicks.
Богатый человек, одетый в лохмотья и ворующий ради удовольствия. It’s a rich man who dresses in rags and steals for pleasure.
Он убивает исключительно ради удовольствия от самого процесса. He commits murder solely for the immediate pleasure that he takes in the act.
И она приходит сюда ради удовольствия. And above it comes here by pleasing.
Ты пьешь вино ради удовольствия а я люблю вино, потому что косею. You drink wine just to taste it but I drink wine to get wasted
Тощая жена, я буду спать с тобой ради удовольствия. The skinny one, I will lay with you for pleasure.
Вы будете рады услышать, что ваше мастерство растёт. Одно дело — ездить верхом ради удовольствия, но совсем другое — готовясь к войне. He will be glad to hear you are improving, but it is one thing to ride for pleasure, quite another to train for war.
Современный феномен шопинга ради удовольствия тесно связан с появлением среднего класса в Европе XVII и XVIII веков. The modern phenomenon of shopping for pleasure is closely linked to the emergence of a middle class in the 17th and 18th-century Europe.
Конечно, это не было великим подвигом, но он был первым известным альпинистом современности, первым, кто поднялся на гору просто ради удовольствия посмотреть с ее вершины. It was no great feat, of course; but he was the first recorded Alpinist of modern times, the first to climb a mountain merely for the delight of looking from its top.
Только ради удовольствия он взобрался на гору Ванту, которая возвышается более чем на шесть тысяч футов за Воклюзом. For pleasure alone he climbed Mont Ventoux, which rises to more than six thousand feet, beyond Vaucluse.
Некоторые средневековые раввины даже разрешали различные формы контрацепции, чтобы пары могли заниматься сексом ради удовольствия. Some medieval rabbis even allowed forms of contraception so that couples could engage in sex for pleasure.
Эти растительные вещества следует употреблять по большей части в целях самосовершенствования, иногда “просто кайфуя” ради удовольствия. These plant substances should be used for the most part for purposes of bettering oneself, with the occasional “just getting high” for the sake of fun.
Эти растительные вещества следует употреблять по большей части в целях самосовершенствования, иногда “просто кайфуя” ради удовольствия. These plant substances should be used for the most part for purposes of bettering oneself, with the occasional “just getting high” for the sake of fun.
Вандализм происходит везде, так же как и разрушение интернета — ради удовольствия с такой легкостью подставлять других. Vandalism happens everywhere, as much destruction of the internet is for the shear joy of screwing up others with such ease.
На самом деле Ноллин выжила после взрыва, но ее держали взаперти и подвергали многолетним пыткам ради удовольствия Кагуры. In reality, Nollin survived her blast injury but was kept imprisoned and subjected to years of torture for Kagura’s enjoyment.
Однако она счастлива быть самой собой и продолжает играть в сеги ради удовольствия. She is happy to be her real self, however, and continues to play shogi for fun.
Вымышленные романы представляли военных рабочих как завоевывающих внимание солдат, отдавая предпочтение девушкам, живущим ради удовольствия. Fictional romances presented war workers as winning the attention of soldiers, in preference to girls who lived for pleasure.
Когда я думала о невыносимых ужасах, которые пришлись на долю моих предков в этой стране ради лучшей жизни для потомков, мой стыд только увеличивался. And when I thought about the unspeakable horrors that my ancestors had been through in this country so that I could have it better, my shame grew even deeper.
И из-за своего любопытства я стала приманкой ради эксперимента. So out of curiosity, I did an experiment using myself as bait.
Банды, культы: это культуры со смыслом жизни, использующие основные элементы и дающие людям что-то, ради чего стоит жить и умирать. Gangs, cults: these are cultures of meaning that use the pillars and give people something to live and die for.
Поверив в эту идею, мы начинаем представлять себе новую эпоху, которая оставит позади жестокость антропоцена ради вхождения в новую эпоху, названную нами «аэроцен» — эпоху экологической сознательности, в которой мы научимся вместе парить в воздухе, достигать этического согласия с атмосферой и планетой Земля. Seeing the power of this idea, we started to initiate a new era; one that would leave behind the violence of the Anthropocene and give way to a new era, which we call the Aerocene — an era of ecological awareness, in which we learn to float together, live together in the air, and come to an ethical commitment with the atmosphere and with planet earth.
Линдон Бэйнс Джонсон во время предвыборной кампании прослушивал самолёт своего соперника, Барри Голдуотера, ради победы на выборах. Lyndon Baines Johnson, during the election campaign, had the campaign airplane of his rival Barry Goldwater bugged as part of his effort to win that election.
Существуют целые транспортные компании, традиционные и маркетинговые фирмы, производители упаковок для CD — всё ради решения этих двух задач. Oh my gosh, there are trucking companies, and brick-and-mortar and marketing firms, and CD jewel case manufacturers, all devoted to these two problems.
И когда мы в любом возрасте активизируемся ради главной для нас цели, спасти китов или спасти демократию, мы не только повышаем эффективность самого процесса, в нём мы уничтожаем эйджизм. And when we show up at all ages for whatever cause matters most to us — save the whales, save the democracy — we not only make that effort more effective, we dismantle ageism in the process.
Оба эксперимента показали, что наш мозг автоматически реагирует на красоту, связывая визуальный образ и удовольствие. Taken together, these studies suggest that our brain automatically responds to beauty by linking vision and pleasure.
У них есть порядка тридцати этих штук, и ради того, чтобы этот день был учтён, они выкладывают фото стен или потолков. And they have, like, 30 of these things, and so they have to get through taking photos of just pictures or walls or ceilings just to get through their day.

20 фильмов о том, что жизнь — восхитительная штука — Что посмотреть

Хорошее кино не просто развлекает, но и окрыляет, вселяют надежду, дает силы идти вперед и верить в лучшее. Сегодня Титр собрал для вас 20 замечательных лент, которые наверняка вдохновят вас на подвиги.

Это очень забавная история Кадр: Focus Features

16-летнему подростку тяжело объяснить, что творится в его голове, особенно когда он должен проживать «свои лучшие годы». Поток проблем так захлестнул Крейга, что единственный выход он видит в самоубийстве. Благо, юноша обращается к врачу, который, не вдаваясь в детали проблемы, отправляет его в отделение для «особенных» пациентов. Мораль не нова: для того, чтобы научиться наслаждаться каждым днем, порой приходится взглянуть на собственную жизнь глазами других людей.

Король говорит! Кадр: Aegis Film Fund

Родился в королевской семье — будь любезен быть всегда и во всем безупречным. Еще в детстве Альберта так замучили воспитанием, что несчастный стал заикаться. А став взрослым он узнает, что ему придется быть королем. Но если манеры отточены и костюмчик сидит, то что делать с обязательными речами? Эта история о том, что нужно верить в себя и что каждый достоин того, чтобы быть услышанным.

Терминал Кадр: Amblin Entertainment

Виктор Наворский, прилетевший в Нью-Йорк из страны Кракозии, тут же в нем и застревает. Точнее не в самом городе, а в терминале. Дело в том, что пока Виктор летел в самолете, в Кракозии произошел государственный переворот и теперь страны больше не существует. А если нет Кракозии, значит нет гражданства. Наворскому ничего не остается, кроме как ожидать хороших новостей от своей страны. Фильм об умении следовать своей мечте и о дружбе, которой есть место даже в наводненном вечно спешащими людьми терминале аэропорта.

1+1 Кадр: Canal+ [fr]

Филипп — обеспеченный и интеллигентный бизнесмен, обездвиженный ниже шеи. Поскольку ему необходим уход, он нанимает на работу Дрисса, прямолинейного и немного хамоватого юношу, который относится к Филиппу не как к инвалиду, а как к обычному человеку. Кино из серии: как радоваться жизни, когда у тебя есть деньги, но нет здоровья и есть здоровье, но нет денег. А также о том, что нет смысла жалеть себя или проклинать судьбу, нужно не падать духом и ценить что имеешь.

Мой парень — псих Кадр: The Weinstein Company LLC

Застав однажды свою любимую супругу в объятьях другого, Пэт подсаживается на успокоительные средства, съезжает с катушек и попадает в психиатрическую клинику. Восемь месяцев, десять килограммов и сотни таблеток спустя, одержимый идеей «стать лучше» и вернуть себе жену, Пэт выходит из больницы и старается «влиться» в нормальную жизнь. Очень трогательная история о людях, которые переживают трудные периоды своей жизни, дает даже не надежду, а уверенность — никогда не поздно что-то изменить.

Достучаться до небес Кадр: Buena Vista International Film Production (Germany)

Сюжет повествует о двух смертельно больных мужчинах, которые проводят свои последние дни в больнице. Их озаряет: какой смысл сидеть и ждать своего часа да ещё и в такой гнетущей обстановке? Недолго думая, парочка пускается во все тяжкие, угнав машину с миллионом немецких марок. Эта на первый взгляд пропитанная горечью лента подается зрителю необычайно легко, напоминает, что нужно ценить каждое мгновение своей жизни и вызывает желание съездить на море.

Маленький принц Кадр: LPPTV

Жизнь главной героини, юной и не по годам взрослой девочки, расписана по минутам: до первого учебного дня в престижной академии осталось всего 53 дня, а тригонометрию учить за нее никто не собирается! Благо есть всё, что нужно: доска с расписанием, полки, набитые энциклопедиями, и мама, которая утверждает, что из дочки выйдет «замечательный взрослый человек». Мы все когда-нибудь повзрослеем и забудем многое из того, о чем грезили, когда были маленькими. Этот мультфильм о мечтах, и о том, как важно беречь ребенка внутри себя.

Прислуга Кадр: 1492 Pictures

Американский Юг, на дворе 1960-е годы. Новоиспеченная выпускница колледжа Евгения хочет стать писателем. Тема приходит сама собой: история прислуги, помощников, без которых не может обойтись ни один дом. Вот только в городке, где чернокожих не считают за людей, а общение между «белыми» и «цветными» не выходит за рамки закона, тяжело писать такую революционную книгу. Фильм достаточно серьезный и затрагивает множество тем, но главная мысль, пожалуй, одна — к людям нужно относиться по-человечески.

Маленькая мисс Счастье Кадр: Big Beach Films

Любая девочка хочет быть красивой. Даже неуклюжая полноватая Олив с кроличьими зубками и очками, которые больше её самой. По воле случая она проходит в полуфинал конкурса красоты для девочек. Однако её разношерстное семейство: отец-неудачник, мать-истеричка, дядя-гомосексуалист, брат-молчун и дедушка-наркоман вряд ли смогут вдохновить и помочь девочке с выступлением. Эта яркая и взрывная лента заражает оптимизмом, терпением и желанием заботиться о близких.

Всегда говори «ДА» Кадр: Heyday Films

Депрессивный замкнутый менеджер среднего звена случайно попадает на семинар, где люди соглашаются на всё, что им предлагают. После недолгих раздумий, герой решается всегда говорить «да». Так в одно мгновение его жизнь превращается в сумасшедшую авантюру, в которой порой полезно было бы оказаться каждому из нас.

В погоне за счастьем Кадр: Columbia Pictures Corporation

Истории миллионеров не всегда начинаются с шелковых пеленок и золотых погремушек. Крис Гардннер вынужден перепродавать медицинское оборудование, чтобы хоть как-то сводить концы с концами. Бесконечные неудачи, долги и ссоры с женой выматывают, но Крис пойдет на что угодно, чтобы его сынишка был сыт и счастлив. Фильм посвящён такой штуке, как жизненная цель, и он показывает, что может сделать человек, который верит, упорно работает и в конечном счёте добивается своей цели.

Марсианин Кадр: 20th Century Fox Film Corporation

Осовремененная история Робинзона Крузо рассказывает о космонавте Марке Уотни. Во время песчаной бури его уносит от команды, та решает, что он умер (а кто выживет, если его в космосе проткнет металлический штырь?) и в страданиях улетает без него. Очнувшись в полном одиночестве, Марк понимает, что помощи ждать не от кого и придется придумать, как растянуть остатки воды, еды и воздуха на 4 года, да еще и как-то связаться с Землей. Несмотря на всю трагичность ситуации, фильм воодушевляет и заставляет взглянуть на жизненные трудности, которые кажутся нам непреодолимыми, с новой стороны.

Заплати другому Кадр: Bel Air Entertainment

Классу семиклассников поручают необычное задание: каждый должен придумать идею, которая изменит жизнь к лучшему. Один из учеников, Тревор, придумывает схему «заплати другому»: помоги троим людям, а они в свою очередь должны будут помочь трем другим и так до бесконечности. За считанные дни эта теория набирает немалый оборот, об этом собираются писать в газетах, вот только к чему приведет в итоге эта схема? Идея проста: мир будет таким, каким его делает для себя каждый.

Трасса 60 Кадр: Fireworks Entertainment

На первый взгляд Нил имеет все: богатых родителей, симпатичную девушку, обеспеченную карьеру юриста. Вот только он мечтает стать художником, отец хочет сделать из него «копию себя», а девушка больше нравится родителям, чем ему самому. В свой день рождения он знакомится с экстравагантным мистером О.Ж.Грантом, который обещает Нилу исполнить любое его желание. Несмотря на сказочность, фильм имеет философский подтекст: самые важные решения в жизни должны принимать только вы, а не ваши родители, окружающие или магический шарик с ответами.

Невероятная жизнь Уолтера Митти Кадр: 20th Century Fox Film Corporation

Уолтер, скромный сотрудник журнала «Life» узнаёт, что издание, где он проработал 16 лет, вскоре перестанет выходить в печатном формате, а ему придется отправиться в самостоятельное плавание. Вдобавок ко всему, гениальная фотография известного путешественника, которая должна стать обложкой последнего печатного номера, исчезла. Уолтеру не остаётся ничего иного, кроме как отправиться на поиск кадра. Как часто мы задумывались о том, что хотели бы что-то поменять в своей жизни? Это история о простом человеке, который собрался с духом и принял решение, изменившее всю его судьбу.

Эрин Брокович Кадр: Jersey Films

Эрин Брокович, мать-одиночку без гроша в кармане, никто не хочет брать на работу. Ну ещё бы: у барышни нет никакого образования, её трое детей обещают бесконечные больничные, а её наряды вгоняют в краску самых беспристрастных боссов. Кто бы не утратил вкус жизни? Только раскиснуть и сломаться — это непозволительная роскошь для женщины, у которой на плечах трое детей. В моменты, когда у вас опускаются руки, просто пересматривайте этот фильм — он дарит заряд бодрости и вдохновения.

Стажер Кадр: Waverly Films

Выйдя на пенсию, 70-летний вдовец по имени Бен понимает, что размеренная жизнь не для него. Поэтому, когда он видит объявление о наборе стажеров-пенсионеров на вакансию в стартапе, он решает испытать судьбу. Остается только надеть лучший костюм, снять видеорезюме и узнать, что такое «стартап». Это тот фильм, после которого ходишь с улыбкой на лице, хочется делать что-то доброе, хорошее и нужное.

Вид сверху лучше Кадр: Brad Grey Pictures

Молодой человек Донны, по совместительству её начальник, бросает и увольняет её в один день. Убитая горем девушка отправляется коротать одиночество в бар. Там она случайно видит вдохновляющее интервью известной стюардессы и понимает, что небо — это как раз то, что она искала. В жизни каждого человека бывают трудности. Но только от него зависит, будет ли он винить судьбу и плыть по течению, или соберется с силами и сделает рывок вперед.

Последний отпуск

Кадр: ImageMovers

Джорджия Берд ведет тихую жизнь, работает продавцом кухонной утвари, вписывает в дневник желания, на осуществление которых нет времени и денег, и мечтает о мужчине, который её не замечает. Во время медосмотра врач сообщает, что в ней растет неоперабельная опухоль и ей осталось жить примерно неделю. Решив напоследок реализовать свою давнюю мечту, Джорджия отправляется на фешенебельный европейский курорт. Нужно смотреть на жизнь проще, уметь жить здесь и сейчас, и тогда любой «дневник желаний» превратится в «дневник реальности».

Билли Эллиот Кадр: Arts Council of England

11-летний Билли, живущий в тихом шахтерском поселке, однажды понимает, что бокс, на который его привел отец, ему совсем не интересен. По соседству со спортзалом он замечает девочек, занимающихся балетом, и осознает, что это хобби ему по душе. Фильм еще раз доказывает, что в нашем мире, полном цинизма и серого быта, ещё есть место для светлых чувств и стремлений. Когда ребенок идет против всего мира, включая свою семью, чтобы заниматься тем, что ему по душе, — хочется расправить плечи и идти вперед. Несмотря ни на что.

Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Умеете ли вы жить «здесь» и «сейчас»? — СКБ Контур

Не ищите прошлого, не ищите будущего; прошлое исчезло, будущее еще не настало. Но наблюдайте здесь ту вещь, что зовется «сейчас».
Будда

Путешествие в настоящее

Современный темп жизни заставляет нас бежать по кругу ежедневных забот, в перерыве между которыми мы тоскуем по упущенным возможностям и мечтаем о будущих успехах. Но то, что прошло, уже не вернуть, а достижение желаемого мы все откладываем в долгий ящик, что нас не радует. Как понять в этой суете, в каком времени мы живем и часто ли бываем здесь и сейчас? Психолог, теле- и радиоведущий Михаил Лабковский приводит такой пример:

— Человек идет по улице, светит солнышко, поют птицы, а он не может насладиться этой радостью, потому что в его голове или переживания из прошлого, или беспокойство за будущее, не связанное с сегодняшней реальностью.

Люди, которые живут прошлым, склонны к депрессии. Они не приспособлены к жизни в настоящем времени. Люди, которые живут будущим, это тревожные люди. Они боятся будущего. Сегодняшним днем могут жить психологически благополучные, счастливые, в общем-то беззаботные люди, которые получают от жизни удовольствие.

Станция «Прошлое»

Прошлое… — просто набор обстоятельств и событий, которые уже завершились, как закончилась камра в этом кувшине. Хороши мы будем, если попытаемся выпить ее еще раз! Нечего там пить, в кувшине пусто.

Макс Фрай

— Многие из нас сначала представляют, как бы им хотелось поступить в будущем, например провести ближайшую встречу, — рассказывает аналитический психолог Татьяна Каблучкова. — Когда встреча проходит и не получается сделать так, как хотелось, в голове снова прокручивается уже произошедшая ситуация. Проигрывается, как можно было повернуть все, чтобы был другой исход. В итоге — самонападения, тоска и резкое снижение самооценки.

Здесь очевиден бессознательный барьер в проявлении себя настоящего при контакте с другими людьми. Когда человек один на один с собой — до встречи или после — он хорошо чувствует, чего хочет, какова его выгода и цель в предстоящем контакте. Например, переговоры с начальником по поводу повышения зарплаты или даже разговор с подругой о своих, а не о ее делах. Человек может отчетливо себе представлять, как говорит о своих потребностях другому и что делает, чтобы их удовлетворить.

Но образы и представления — это еще не воплощенная реальность, — продолжает Татьяна Каблучкова. — Образы никто из окружающих не видит. Потому в воображаемой ситуации не страшно говорить о себе и показывать себя такого, какой ты есть. При реальном контакте с другим человеком теряется собственное желание и на его место ставится желание другого, которому можно просто поддакнуть, и тогда тебя не заметят — не обесценят, не отвергнут.

Именно страх обесценивания и отвержения лежит в основе таких конформных реакций. Коренится он, конечно, в детском опыте. Родители на каждое индивидуальное проявление ребенка — просьбу или активное спонтанное действие — реагировали либо обесцениванием потребности: «Ишь чего захотел!», либо унижением его самого: «Ты кто такой, чтобы такие вещи родителям говорить!», либо угрозой: «Будешь так делать, оставим тебя здесь!»

Время идет, а страх того, как другие отреагируют на самопроявление, остается. И каждый, с кем предстоит общаться так, чтобы сказать что-то о своих желаниях, автоматически воспринимается как критикующая, «заколачивающая» фигура, — поясняет Татьяна. — Паттерн усвоенного в семье взаимодействия очень стоек оттого, что был единственным вариантом: он воспринимается как нормальный и других образцов поведения в представлении просто нет.

Одни скучают по своему беззаботному детству, их тянет в город или во двор, в котором они выросли. Другие постоянно вспоминают время, когда их дети были малышами и родители им были жизненно необходимы, постоянно пересказывают «детские истории». Третьи постоянно думают о прошедшей любви. Почему же людям так хочется вернуться в свое прошлое?

— Как правило, такие люди склонны к депрессии, — считает Михаил Лабковский. — Им не нравится та жизнь, которая есть у них сейчас, и они вспоминают прошлую жизнь. Те, кому тяжело жить, будучи взрослыми, вспоминают детство, какие они были беззаботные, счастливые и как все было удобно. Пожилые люди вспоминают, как они жили в другое время, ну, скажем, в советское. Потому что они приспособлены к той жизни, не могут себя найти в другой, чувствуют себя лишними людьми.

Татьяна Каблучкова,


аналитический психолог
Четыре шага к победе над «детскими» страхами самопроявления

Первый шаг — вам нужно засечь момент, когда появляется тот самый страх. Менять можно только то, что видно, то, что человек осознает! Пока это происходит незаметно для сознания, ничего сделать невозможно.

Второй шаг — почувствовать себя наравне с тем человеком, с которым предстоит общаться. Даже если это директор, он просто занимает одну из должностей в данной организации, а как личность, как индивидуальность он имеет точно такие же права на свои желания, как и любой другой человек. Должность выше, а не человек, люди все рождены равными.

Третий шаг — четко сформулировать свою выгоду в данной ситуации, в конкретном разговоре и делать и говорить только то, что приведет к ее реализации.

Четвертый шаг — после встречи обрывать мысли «Почему я сделал так, а не эдак» единственным аргументом: в прошлое вернуться невозможно, это физический закон. Потому эти мысли нужно перевести в разряд планирования, то есть превратить в пошаговую инструкцию, как действовать в дальнейшем исходя из итогов встречи.

Станция «Будущее»

90 % наших забот касается того, что никогда не случится.
Маргарет Тэтчер

Героиня одноименной сказки братьев Гримм Умная Эльза, когда за нее посватался Ганс, спустилась в погреб за пивом к столу, заметила кирку на стене и стала думать о будущем.

Она тут же представила, как выйдет замуж за Ганса, как родится у них ребенок, как пошлют они его в погреб за пивом и как ему на голову упадет эта кирка и убьет его, и стала плакать по поводу предстоящего несчастья. Часто так происходит и в реальной жизни: люди переживают о самых негативных сценариях развития предстоящих событий, которые только могло нарисовать их воображение.

— У человека сейчас ничего не происходит плохого, никто не умер, а он уже начинает об этом думать, вместо того чтобы просто продолжать жить, искать возможности избежать негативного сценария. Этим невротик отличается от здорового человека. Здоровый человек реагирует на реальные вещи, а невротик — на несуществующие, — поясняет Михаил Лабковский.

В советское время многих воспитывали так. Нужно было думать о завтрашнем и послезавтрашнем дне. Многие привыкли, отказывая себе в самом необходимом в настоящем, откладывать все лучшее на потом: чайный сервиз — для больших праздников, деньги — ради какого-то предстоящего события или на тот случай, если они потребуются в будущем, — на черный день.

— Люди, которые живут будущим — тем, что когда-нибудь что-нибудь произойдет, это тревожные люди, — продолжает Михаил Лабковский. — Тревога заставляет их все время беспокоиться о завтрашнем дне. Они боятся будущего, боятся, что будут старые и денег не будет, или что появятся дети и нечем будет их кормить, или что работу потеряют.

Хотите поволноваться — спросите себя, что вам угрожает сию секунду. В жизни, конечно, случаются катастрофы, болезни и финансовые кризисы, но это не повод всю жизнь жить трусливым зайцем. Придет кризис, тогда и будете бороться с ним мгновение за мгновением, считает Эндрю Мэтьюз, автор книги «Счастье здесь и сейчас».

Михаил Лабковский,


психолог, теле- и радиоведущий
Просто живите и радуйтесь жизни здесь и сейчас

Удовольствие от жизни — это и есть смысл жизни. Когда люди не могут радоваться жизни, они придумывают себе мировые революции, карьеру, зарабатывание денег, еще что-нибудь. Многие все время просто что-то делают. Они не живут, они все время проблемы решают и затыкают дыры. Так бывает, когда молодая семья как-то живет-живет в проблеме, потом раз — деньги появились, дом появился. Что дальше-то делать? И тут кто-то из них понимает, что не любит супруга, жить с ним не хочет и вообще они разные люди.

Когда жить так просто не получается, одна из основных причин — это тревога. Она напрочь отбивает способность человека получать от жизни удовольствие. Поэтому первое, что нужно сделать, — разобраться с тревогами и страхами. Если у них поведенческий характер, идите к психологу, если клинический — к психиатру. Если ваша проблема в том, что нет никаких желаний, это астения — снижение жизненного тонуса. Это тоже требует какого-то лечения у психолога или у врача.

Пункт назначения «Здесь и сейчас»

Если ты собираешься в один прекрасный день создать что-то великое, помни, один прекрасный день — это сегодня.
Cтивен Спилберг

Те, кто уверен в себе, внутренне спокоен, у кого все в порядке с самооценкой, вспоминают свое прошлое без чувства вины и тоски по ушедшим дням, а будущее воспринимают спокойно и реалистично.

— Сегодняшним днем могут жить счастливые, в общем-то беззаботные люди, которые наслаждаются жизнью, получают от нее удовольствие. Такие люди психологически благополучны: не склонны ни к депрессии, ни к тревожности. Они могут жить здесь и сейчас, — считает Михаил Лабковский.

Для начала попробуйте хотя бы 15–30 минут в день практиковать состояние «здесь и сейчас»: радоваться солнечному утру, вкусной еде. Научитесь наслаждаться процессом здесь и сейчас, видеть, слышать и ощущать все, что происходит вокруг и внутри вас, тогда вы все реже будете бояться будущего и сожалеть о прошлом. Допустим, вы готовите ужин. Прогоните из головы все мысли и переживания. Ощутите запахи овощей, которые вы нарезаете, полюбуйтесь сочетанием овощей разных цветов на блюде. Прислушайтесь к звукам, которые доносятся из других комнат. Что это: приятная музыка или детские голоса? А что вы ощущаете в этот момент?

Единственное волшебное слово, позволяющее жить текущим моментов, — СЕЙЧАС. Научитесь наслаждаться процессом здесь и сейчас, тогда вы все реже будете бояться будущего и сожалеть о прошлом. Изменить свою жизнь мы можем, только вкладывая силы и энергию в текущий момент.

Когда вы работаете, погрузитесь и в этот процесс «с головой», без остатка, даже если именно эта работа не приносит вам радости или раздражает. Эндрю Мэтьюз считает, что так вы будете лучше относиться к себе, повысите свою квалификацию, заработаете хорошую репутацию, и это обязательно поможет вам в будущем найти достойную и интересную работу. А пока, раз вы выбрали это дело, уважайте свой выбор. Если это не то, чем бы вы хотели заниматься в жизни, подумайте, что вы можете сделать сейчас, чтобы приблизиться к работе своей мечты в будущем.

Попробуйте хотя бы неделю записывать все свои дела и занятия. Скорее всего, очень быстро вы поймете, что уделяете очень мало времени тому, что считаете действительно важным для себя. Часто мы круглосуточно только решаем проблемы, и у нас совершенно не остается ресурсов на реализацию желаемого будущего. И многое из того, чего мы хотим достичь в жизни, так и остается в мечтах, потому что сегодня мы ничего не делаем для того, чтобы приблизиться к желаемому хоть на шаг.

Ну что, начнем действовать? Выполним вместе первое упражнение. Что вы делаете прямо сейчас? Читаете наш журнал. Прогоните все остальные мысли. Рассмотрите иллюстрации, погрузитесь в смысл статьи. Вам интересно? А как вы сидите, удобно ли вам? Насладитесь моментом — и пусть весь мир подождет!

— Единственное волшебное слово, позволяющее жить текущим моментом, — СЕЙЧАС, — считает Татьяна Каблучкова. — Да, я сделал что-то не так в прошлом, но что СЕЙЧАС я могу изменить? Да, я хочу это иметь, а что я могу СЕЙЧАС для этого сделать? Ловите себя на детском страхе перед «большими другими» и действуйте СЕЙЧАС, зная, что сейчас вы все взрослые равные люди. И никто, кроме вас самих, не будет жить вашей жизнью. Каждый живет в своей и СЕЙЧАС.

«Изменить свою жизнь мы можем, только вкладывая силы и энергию в текущий момент. А мечтая о чем-то, мы отправляемся мыслями в будущее. В итоге чем больше мы чего-то только желаем, тем глубже загоняем себя в тупик… Ставьте перед собой цель, вырабатывайте план действий, представляйте себе результаты и трудитесь над реализацией поставленной задачи», — пишет Эндрю Мэтьюз в своей книге о счастье здесь и сейчас.

Помните, идеального момента не будет! Хотите что-то сделать — начните прямо сейчас: откройте свой календарь, выберите день и время, когда вы сделаете первый шаг. Например, вы хотите свободно разговаривать на английском, чтобы работать бухгалтером в международной компании или просто свободно общаться во время отпуска Запланируйте время, когда вы проанализируете языковые курсы и учебные пособия и выберете что-то для себя, составите график занятий.

Заполнили календарь? А теперь поделитесь своим впечатлениями о статье и первых шагах, которые вы сделали навстречу настоящему, в комментариях к этой статье. Мы будем ждать!

Неживые и мертвые – Weekend – Коммерсантъ

В российский прокат наконец вышел «Голубь сидел на ветке, размышляя о бытии» — победитель прошлогоднего Венецианского кинофестиваля, финальная часть эпической трилогии шведского режиссера Роя Андерссона «о том, каково быть человеком»

Бледный, рыхлый человек стоит в музее и пристально рассматривает чучело птицы, сидящее на ветке в стеклянном коробе. Его жена держит в руках сумки и нетерпеливо стоит у выхода. «В чем смысл?» — задает нам вопрос режиссер Рой Андерссон, для которого этот эпизод — своего рода экзистенциальная шутка. Этот вопрос он будет на разные лады повторять и дальше, вкладывая его в уста десяткам разных героев — от двух измученных кризисом коммивояжеров, с унылыми лицами заявляющих, что их задача — нести смех и радость людям, до одинокого посетителя бара, признающегося, что всю свою жизнь был жадным и потому теперь так несчастлив.

Герои Андерссона — как то самое чучело в стеклянном коробе, его фильмы — как музей: мизантропические зарисовки из человеческой жизни он помещает в замкнутое пространство идеально выстроенного статичного кадра такой красоты, что впору вешать на стену. В нем нет воздуха — но зачем воздух мертвецам? «Голубь» начинается с «Трех встреч со смертью»: муж умирает от сердечного приступа, пытаясь открыть бутылку вина, пока жена на кухне готовит ужин, напевая себе под нос простенькую мелодию. Семья собирается у больничной койки умирающей матери, решившей взять с собой на тот свет сумку со всеми своими сбережениями и драгоценностями. Наконец, в ресторане, судя по всему круизного лайнера, несколько человек склоняются над трупом пассажира, внезапно отбывшего экспрессом к праотцам,— но вопрос, волнующий всех, не в том, что делать с ним, а в том, куда деть его пиво и сэндвич с креветками, за которые он успел заплатить. Дальше — еще примерно 35 коротких анекдотов о живых и мертвых, которые время от времени встречаются в одном кадре. Например, таких: заходит в бар король Карл XII попить воды, а затем отправляется на Полтаву — через некоторое время он вернется в тот же бар полностью разбитым, и ему уже нужно в туалет. В чем смысл? Швеция до сих пор сражается с призраками прошлого и лелеет старые раны, отвечает режиссер.

Но социальная критика — совсем не то, что стоит искать в фильмах Андерссона. «Голубь» — финальная часть его трилогии «о том, что такое быть человеком» (и всего лишь пятый его полнометражный фильм). Две предыдущих ее части — «Песни со второго этажа» и «Ты, живущий!» — построены по тому же принципу сборника предельно условно связанных между собой эпизодов обо всех оттенках человеческого отчаяния — наяву и во сне, в мечтах и воспоминаниях. Между сном и явью нет разницы — по крайней мере, в цветовой гамме. Навязчиво звучит «Glory, Glory (Lay My Burden Down)» — знаменитый баптистский гимн про смерть, который тут исполняют на разные голоса и с разными словами,— это и песня времен Второй мировой, и гимн армии Карла XII одновременно. «Рад слышать, что у тебя все хорошо»,— как заведенные констатируют в «Голубе» все подряд. «Я звоню вам, чтобы сказать, что я, скорее всего, перепутал дату — а возможно, даже и место нашей встречи, потому что я несколько раз проверил — в ресторане сказали, что никто ничего не отменял. Простите, что беспокою, это моя вина»,— говорит в телефонную трубку безымянный лейтенант, стоя на площади. Несчастные, никогда не улыбающиеся коммивояжеры изо дня в день пытаются продать «экстрадлинные» вампирские зубы, смеющийся мешочек и маску однозубого дядюшки совершенно незаинтересованным в этом людям, а от тех, кому все-таки удалось что-то впарить, не могут добиться оплаты. «Мы хотим, чтобы людям было весело». Этим полуживым фигурам в полупустых комнатах не до веселья — они застряли где-то между жизнью и смертью, в королевстве абсурда и глупости. Трилогия «Живущего» складывается в универсальное высказывание о человеческой покорности судьбе, потому что больше взрослому человеку в этом мире ничего не остается. «Правильно ли использовать людей только ради собственного удовольствия?» — кричит в ночном коридоре один из коммивояжеров, самый отчаянный и сомневающийся. На этот вопрос Андерссон даст исчерпывающий — и очень страшный — ответ в одной из последних глав, заботливо обозначенной просто — «Homo sapiens».


«Рекламная кампания смерти». Михаил Трофименков о Рое Андерссоне

снисходительности и поиска удовольствия — синонимы и родственные слова

Синонимы


снисходительность

существительное

действие или обладание чем-то, что вам не подходит

декаданс

существительное

поведение, которое считается аморальным, потому что оно слишком концентрируется на удовольствие

потворство своим слабостям

существительное

практика позволять себе иметь или делать что-то особенное, что вам очень нравится, часто то, чего вам не следует иметь или делать

сибаритский

прилагательное

формальный сибаритский человек любит удовольствие, комфортная жизнь и красивые дорогие вещи

эпикуреец

прилагательное

литературный, связанный с удовольствием от таких вещей, как хорошая еда и напитки

расточительность

существительное

практика тратить много денег, особенно больше, чем нужно

слабость

существительное

любовь человека или наслаждение чем-либо

fun-lovi ng

прилагательное

веселый человек любит веселиться

для развлечения

фраза

потому что что-то доставляет удовольствие или забавно, а не по какой-либо важной или серьезной причине

чрезмерно баловать

глагол

, чтобы позволить себе иметь слишком много того, что вам нравится , особенно еда и напитки


Другие синонимы

+ —


упадок

существительное

столько удовольствия, что это почти кажется морально неправильным

декадентское

прилагательное

позволять себе или доставлять такое удовольствие, что это почти кажется морально неправильным

рассеяно

прилагательное

тратить слишком много времени и денег на физические удовольствия, вредные для вашего здоровья

расточительство

существительное

старомодная практика тратить слишком много времени и денег на физические удовольствия, вредные для вашего здоровья

в городе

фраза

проводя вечер, развлекаясь в барах, клубах, театрах и т. Д.

потакание своим слабостям

прилагательное

показывает неодобрение, позволяющее себе иметь или делать что-то особенное, что вам очень нравится, часто то, чего вам не следует иметь или делать


Английская версия тезауруса стремление к снисходительности и удовольствиям

Опасности погони за удовольствием

Счастливая жизнь — это жизнь, которая хороша или ценится для вас. Философы давно предполагают, что то, как вы думаете о счастье, может сделать вас несчастным: слишком высоко ценить удовольствие — ошибка.В последние годы некоторые психологи пришли к такому же выводу.

Источник: Гарольд Ллойд и Уэсли Стаут, американская комедия / общественное достояние / Wikimedia Commons

Гедонизм — это точка зрения, согласно которой удовольствие (и отсутствие боли) — это все, что нужно для счастливой жизни. На другом конце спектра стоицизм считает, что счастливая жизнь — это жизнь, свободная от эмоций. Между этими крайностями есть акров и пространства. Сбалансированная философия счастья (включая эту, к которой я неравнодушен) признает, что удовольствия от еды, секса, достижений, товарищества (и многого другого) могут способствовать счастливой жизни.Но то же самое можно сказать и о других вещах, таких как позитивное отношение (например, надежда и оптимизм), позитивные качества (например, сознательность и экстраверсия), значимая деятельность или здоровые отношения.

Вот три способа, которыми необычное стремление к удовольствиям может навлечь на вас неприятности.

1. Вы будете «хорошей погодой» во всем. : Если вы думаете, что удовольствие — это все, что нужно для счастья, тогда люди и проекты в вашей жизни способствуют вашему счастью только постольку, поскольку они доставляют вам удовольствие.И это кажется неправильным. Философы диагностируют проблему следующим образом: чтобы быть счастливым, вы должны глубоко и осмысленно посвятить себя людям и проектам. Но если вы гедонист, вы не сможете этого сделать (Sidgwick 1874/1981). Вы всегда будете готовы сбежать, как только что-нибудь станет более приятным. В то время как ряд исследований показывает, что мыслить как гедонист вредны для вас, ни одно из них (насколько мне известно) не указывает на «ясную погоду» как на источник проблемы. Так что это беспокойство на данный момент является просто философской спекуляцией.

2. Вы будете несчастны, когда ваши нереалистичные ожидания относительно счастья не оправдаются. : Предположим, в вашей жизни в последнее время не произошло ничего важного. Кто-то спрашивает, как вы себя чувствуете, и вы отвечаете: «Хорошо». Назовите это своим стандартным повседневным уровнем удовольствия. Не здорово, не плохо. Хороший. (Это поможет, если вы скажете «Хорошо» с утомленным тоном подростка.)

Гедоническая адаптация относится к тому факту, что наши эмоциональные системы имеют сильную тенденцию оставаться Хорошими (Fredrick & Loewenstein 1999; Wilson, Gilbert & Centerbar 2002).Происходит что-то потрясающее, и на какое-то время вы чувствуете себя Великолепно! Но вас быстро утаскивает обратно в Good. Хорошее — это суровый жизненный факт. Однако, если вы думаете как гедонист, хорошего недостаточно: для длительного счастья требуется постоянно возрастающий уровень удовольствия. А когда этого не происходит, когда вы продолжаете возвращаться к Good, вы будете чувствовать разочарование, разочарование и несчастье.

В широко освещаемом исследовании Маусс и его коллеги (2011) обнаружили, что мышление гедониста (т. Е. Придание большого значения удовольствию) связано с более низким уровнем благополучия.Но эти отношения сохранялись только в условиях низкого стресса. Предположительно, это потому, что в ситуации с низким уровнем стресса вы можете рассчитывать на счастье. Если у вас нереалистичные ожидания относительно того, какой будет ваша жизнь, когда вы будете счастливы, вы будете разочарованы и несчастны, когда эти ожидания не оправдаются. В стрессовой ситуации вы не ожидаете счастья, поэтому никакие ожидания (нереалистичные или иные) не оправдаются. 1

3. Гедонист рекомендует жизнь, которую вы на самом деле не хотите. : Предположим, вы можете установить для своей эмоциональной системы «Максимальное удовольствие» на всю оставшуюся часть вашей естественной жизни.Независимо от того, с какими проблемами вы сталкиваетесь, ваш обычный повседневный уровень удовольствия не будет хорошим. Было бы в восторге! Для гедониста это было бы здорово. Ваша жизнь была бы максимально счастливой. Но подумайте немного, и вы увидите, что гедонист ошибается. Вы бы почувствовали себя счастливыми. Но вы бы не были счастливы .

Наши эмоции играют важную роль. Они помогают нам ориентироваться в проблемах и возможностях, которые ставит жизнь на нашем пути (Frijda 1986, Levenson 1994, Fredrickson 1998).Но если ваши эмоции застряли на максимальном удовольствии, они не будут восприимчивы к этим вызовам и возможностям. Если вы не можете контролировать свои эмоции, они не могут выполнять свою работу. В Maximum Pleasure страх не справляется со своей задачей, когда вы в опасности. Вы бы посмеялись в лицо атакующему быку. Отвращение не действует, когда поблизости находятся потенциальные источники болезней. Вы бы улыбались, глядя на сочащийся на тротуаре комок. Гнев не вспыхнет, когда кто-то не уважает вас.

Исследования показывают, что высокий уровень удовольствия также может поставить под угрозу вашу способность логически мыслить (Forgas 2007) и принимать правильные решения (Cyders & Smith 2008; Martin et al.2002).

Возможно, хуже всего то, что вы напугаете людей. Перед лицом трагедии вы испытаете удовольствие. («Ребенку моего дорогого друга осталось жить две недели? Я так счастлив!») Ваша неудержимая радость будет оскорбительной в любой ситуации, требующей торжественности — поминальных служб, музея Холокоста, священных религиозных обрядов. Жить мечтой гедониста было бы кошмаром. 2,3

Удовольствие — это часть многих счастливых жизней. Но только часть. Преувеличивайте его важность для вашего счастья на свой страх и риск.

Следуй за мной в твиттере.

Банкноты

1. The Mauss et al. (2011) результаты иногда сообщаются как парадокс: «Если хочешь быть счастливым, перестань пытаться быть счастливым!» Но я не думаю, что это правильно. В статье «счастье» определяется как «позитивное гедонистическое состояние человека» (301). Это предположение совершенно разумно, учитывая цели исследования — выяснить, являются ли некоторые способы мышления о счастье саморазрушающимися. Но есть и другие способы думать о счастье, в том числе и такие, которые, возможно, не обречены на провал.Мое чтение Mauss et al. Результаты заключаются в том, что они предполагают, что чрезмерная оценка и мониторинг удовольствия (того, как человек себя чувствует) приводит к снижению гедонического баланса, снижению удовлетворенности жизнью и усилению депрессивных симптомов. (Здесь есть нечто похожее.)

2. Вы могли бы возразить: «Что, если бы я мог настроить свою эмоциональную систему на максимальное удовольствие, кроме случаев, когда это было бы неуместно?» Это было бы хорошо, но, променяв удовольствие на что-то еще, вы признаете, что счастливая жизнь — это не просто жизнь, наполненная удовольствиями.Вы отвергаете гедонизм в пользу уравновешенного взгляда на счастье.

3. Многие гедонисты согласны с тем, что мышление гедониста сделает вас несчастным. Но у них есть решение: Будьте гедонистом, но не не думайте, что гедонист. Безоговорочно цените людей, которых любите. (Шепот в сторону: но поймите, что единственная безусловная ценность — это удовольствие и отсутствие боли.) Страстно посвятите себя проектам, которые вы считаете ценными. (Повторите шепот в сторону.) Это неубедительно. Если вы хотите быть счастливым, недостаточно знать, что гедонизм — неправильный способ думать о счастье. Вам нужно понять, как правильно думать о счастье. Но если у вас есть правильный способ думать о счастье, зачем вам вообще возвращаться к гедонизму? Зачем возвращаться к философии, которую ее сторонники признают, с практической точки зрения, обреченной на провал?

Список литературы

Сайдерс, М.А., и Г.Т. Смит. 2008. «Эмоциональная предрасположенность к необдуманным действиям: положительная и отрицательная срочность» в Психологическом бюллетене 134: 807–828.

Форгас, Дж. П. 2007. «Когда грусть лучше, чем счастье: негативное влияние может улучшить качество и эффективность убедительных сообщений и стратегий социального воздействия» в журнале Journal of Experimental Social Psychology , 43: 513–528.

Фредрик, Шейн и Джордж Левенштейн. 1999. «Гедоническая адаптация» у Д. Канемана, Э. Динера и Н. Шварца, ред., Благополучие: основы гедонической психологии , 302–329. Нью-Йорк: Рассел Сейдж.

Фредриксон, Барбара.1998. «Что хорошего в положительных эмоциях?» в Обзор общей психологии 2: 300–319.

Фрида, Нико Х. 1986. Эмоции . Издательство Кембриджского университета.

Mauss, I.B., M. Tamir, C.L. Андерсон и Н.С. Савино. 2011. «Может ли поиск счастья сделать людей счастливыми?» Парадоксальные эффекты оценки счастья »в Emotion 11, 4: 807-815.

Сиджвик, Генри. 1874/1981. Методы этики . Хакетт.

Уилсон, Тимоти, Дэниел Т.Гилберт и Дэвид Б. Центербар. 2002. «Осмысление: причины эмоционального подъема» в И. Брокас и Дж. Каррильо, ред., Психология экономических решений. Vol. 1: Рациональность и благополучие , 209–233. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Новая защита гедонизма о благополучии

Реферат

Согласно гедонизму о благополучии, жизнь может складываться для нас хорошо или плохо только в силу нашей способности испытывать удовольствие и боль. Исторически у гедонизма было много сторонников, но в настоящее время их относительно мало.Это в основном связано с тремя очень влиятельными возражениями против него: философией свиней, машиной опыта и ограничением резонанса. В этой статье я пытаюсь возродить гедонизм. Я начну с того, что дам ему новое точное определение. Затем я утверждаю, что правильной мотивацией для этого является «требование опыта» (т. Е. Что что-то может принести пользу или вред существу, только если это каким-то образом влияет на феноменологию ее переживаний). Затем я утверждаю, что гедонистам следует принять теорию удовольствия, основанную на чувственном качестве, а не теорию, основанную на установках.Наконец, я предлагаю новые ответы на три возражения. Центральное место в моих ответах занимает (i) различие между переживанием удовольствия (т. Е. Обладанием некоторой приятной феноменологией) и осознанием этого удовольствия, и (ii) акцент на разнообразии своих удовольствий.

1. Введение

Жизнь людей может идти хорошо или плохо. Что делает это так? Согласно гедонизму, ответ — просто удовольствия и боли. [1] Гедонизм имеет множество защитников в истории философии [2]. Но в настоящее время их относительно мало (по крайней мере, в печати).[3] Это в основном связано с тремя очень влиятельными возражениями против него, каждое из которых многие считают решающим: Философия свиней, Машина опыта и Ограничение резонанса.

В этой статье я представлю новую защиту гедонизма. Я начну с того, что дам ему новое точное определение (раздел 2). Затем я объясню, что я считаю наиболее убедительной мотивацией для этого (Раздел 3). Далее я буду утверждать, что гедонизм должен сочетаться с теоретической теорией удовольствия, а не с теорией, основанной на отношении (раздел 4).Наконец, я предложу новые ответы на три упомянутых выше возражения (Раздел 5, Раздел 6 и Раздел 7). В заключение я аккуратно изложу версию гедонизма, к которой мы в итоге придем, и резюмирую ее ключевые достоинства (Раздел 8).

2. Определение гедонизма

Философы часто различают два вида благополучия:

  1. Кратковременное благополучие, или то, насколько хорошо кто-то был в определенный момент своей жизни (скажем, в настоящий момент, или 7.34 утра, 10 июля 1993 г., и т. Д.)), и
  2. Длительное благополучие, или насколько хорошо кто-то был в течение определенного периода или отрезка времени — скажем, дня, недели, месяца, целой главы ее жизни или (в ограничивающем случае) ее жизнь рассматривается как единое целое (пожизненное благополучие). [4]

В этой статье я предполагаю, что благополучие на протяжении всей жизни является нормативно значимым понятием. То есть только пожизненное благополучие стоит продвигать ради кого-то и является конечным источником корыстных причин для кого-то.Другие виды благополучия в той мере, в какой они вообще имеют для кого-то значение, имеют значение только производно, поскольку имеют последствия (конститутивные или причинные) для ее благополучия на протяжении всей жизни [5]. Следовательно, я буду рассматривать следующий как фундаментальный вопрос философии благополучия:

Что определяет различные аспекты, в которых чья-то жизнь в целом складывалась для нее хорошо или плохо?

При таком понимании того, о чем идет речь, естественное определение гедонизма — это точка зрения, согласно которой различные аспекты, в которых кто-то находился в хорошем или плохом положении в своей жизни, рассматриваемой в целом, полностью определяются ее удовольствиями и болью.Точнее:

Гедонизм. Любые два существа, которые идентичны в том, какие удовольствия и боли они испытывали в течение своей жизни, также должны быть идентичны во всех отношениях, в которых они были здоровы и бедны в своей жизни, рассматриваемой как единое целое.

Можно возразить, что это определение недостаточно точное, поскольку оно рассматривает то, что Фельдман называет долоризмом, т. Е. «Мнение о том, что боль — это хорошо, а удовольствие — это плохо» (Feldman 2004: 182) — как версию гедонизм. Однако, как и Фельдман (чье собственное предложенное определение гедонизма разделяет это значение), я не нахожу это слишком тревожным.Если вас это беспокоит, не стесняйтесь добавить к вышеприведенному определению «где в некотором подходящем смысле удовольствие — это хорошо, а боль — это плохо» [6].

Наконец, я приму следующую концепцию пользы и вреда:

Польза и вред. Чтобы принести пользу кому-то, значит сделать ее лучше в каком-то отношении в ее жизни в целом, чем она могла бы быть в противном случае. Причинять кому-то вред — значит делать ей в каком-то отношении в ее жизни хуже, чем в противном случае.[7]

Чтобы выяснить, принесло ли какое-то конкретное событие пользу человеку, необходимо и достаточно сравнить всю ее действительную жизнь со всей ее жизнью, если бы это событие не произошло, и посмотреть, лучше ли ей в каком-либо отношении в первом случае. чем в последнем.

Исходя из этого предположения, гедонизм подразумевает следующее представление о пользе и вреде (что будет важно позже, в Разделе 3):

Гедонизм о пользе и вреде (HBH): Польза и вред состоят в том, чтобы различными способами воздействовать на удовольствия и страдания.

Теперь, когда ясно, что, по моему мнению, мы должны понимать под гедонизмом, давайте обратимся к вопросу о том, почему гедонизм привлекателен.

3. Призыв к гедонизму

Для гедонизма было предложено много мотивов. Большинство из них, справедливо сказать, не очень убедительны [8]. Но один мне кажется очень убедительным:

Требования к опыту. Что-то может принести пользу или вред существу только в том случае, если оно каким-то образом влияет на его переживания — в частности, на их феноменологию (или «на что это похоже» — иметь их).[9]

Если требование опыта верно, то гедонизм, вероятно, также верен. Это потому, что:

  1. Если что-то должно повлиять на чей-то опыт, чтобы принести ему пользу или вред, это, скорее всего, связано с тем, что польза и вред состоят в том, чтобы по-разному влиять на переживания людей.
  2. Если польза и вред состоят только в том, чтобы по-разному влиять на жизненный опыт людей, это, вероятно, потому, что они состоят в том, чтобы конкретно воздействовать на удовольствия и боли людей (HBH сверху).

Я приму (2) как должное. Но я хочу рассмотреть важное возражение против (1). Можно предположить, что, хотя для того, чтобы принести пользу или вред кому-то действительно необходимо каким-то образом повлиять на его переживания, требуется нечто большее. Например, может случиться так, что для того, чтобы принести пользу кому-то, нужно доставить ей не только удовольствие, но, скажем, настоящую славу (или дружбу, здоровье, успех, удовлетворение желаний или что-то еще). Такая точка зрения не считается гедонистической по моему определению (поскольку, согласно такой точке зрения, польза и вред заключаются не только в том, чтобы различными способами влиять на человеческие удовольствия и боли), но, похоже, она удовлетворяет требованию опыта.

Однако при ближайшем рассмотрении такой вид фактически не удовлетворяет этому требованию. Предположим, что кто-то, получивший удовольствие и известность (а значит, с такой точки зрения, получил пользу), затем теряет славу, но сохраняет удовольствие. Согласно рассматриваемому мнению, потеря этой славы нанесла бы вред этому человеку, поскольку она больше не имеет ни удовольствия, ни славы. Но ее переживания не должны были быть затронуты каким-либо образом (если, например, она не знала о потере своей славы).Таким образом, с такой точки зрения, без изменений в опыте может быть польза или вред.

Итак, я полагаю, что не только (2), но и (1) также верно. Важнейший вопрос сейчас: зачем верить требованию опыта? Многие люди (включая меня) считают, что что-то, что не влияет на жизненный опыт человека, не «трогает» и не «достигает» этого человека, как это требуется для того, чтобы что-то принесло пользу или вред кому-то. [10] Но многие другие утверждают, что у них нет этой интуиции. [11] Есть ли аргумент в пользу требования опыта, который может повлиять на этих других? Я верю, что есть.Это это:

  • 1. Если что-то могло принести пользу или вред кому-то, не влияя на ее переживания (скажем, слава, успех, удовлетворение желаний или что-то еще), то это могло бы случиться даже после ее смерти.
  • 2. Ничто не может принести нам пользу или вред после нашей смерти (посмертных преимуществ или вреда быть не может).

Следовательно,

  • 3. Ничто не может принести пользу или вред кому-либо, не повлияв на ее жизненный опыт.

Позвольте мне сказать что-нибудь в защиту каждой посылки, начиная с (2).[12] Возьмем, к примеру, Винсента Ван Гога, Эмили Дикинсон, Ника Дрейка, Эмили Бронте и Джона Кеннеди Тул, жизни каждого из которых считались весьма неудачными (или, по крайней мере, не особенно удачными), полными одиночества. болезнь (физическая и психическая), разорванные семейные отношения и, что хуже всего, глубокое отчаяние, вызванное осознанием того, что их художественные произведения, которым они посвятили свою жизнь, почти полностью не оценены современниками. Однако каждый из них добился огромного посмертного успеха, славы и удовлетворения желаний (поскольку каждый очень хотел, чтобы их работы были оценены).Итак, если посмертные события могут быть хорошими или плохими для кого-то, то, несомненно, действительно огромный посмертный успех, известность или удовлетворение желаний, которых достигли эти люди, означало бы, что их жизнь в конце концов не была такой неудачной. Но это не так. (Интуитивно понятно, что это одна из причин, по которой их жизни были трагическими.) Следовательно, посмертных выгод или вреда быть не может [13].

Теперь рассмотрим (1). Очевидно, что бремя здесь лежит на тех, кто откажется (1) ответить на следующий вопрос:

Если вклад в наше благополучие в виде успеха, славы, удовлетворения желаний или чего-то еще, не зависит от того, на что влияет наш опыт, то почему для этого вклада должно иметь значение, живы мы или нет? ?

Некоторые предполагают, что это происходит потому, что смерть удаляет субъект, а без субъекта не остается никого, кому можно было бы причинить вред.Однако даже после смерти остается субъект в одном смысле: человек, который когда-то существовал. Если нам ответят, что этого недостаточно, что должно продолжаться существование живого, дышащего существа, чтобы оно могло быть предметом вреда, тогда мы возвращаемся к первоначальному вопросу: почему человек должен все еще существовать, чтобы ему причиняли вред. если их причинение вреда не требует их воздействия на свои переживания?

Требование опыта, напротив, дает очень естественное объяснение того, почему не может быть посмертной пользы и вреда.В конце концов, что такое смерть? Согласно правдоподобной концепции, это просто постоянное прекращение чьего-либо опыта. Таким образом, смерть, можно сказать, лишает человека возможности получать пользу и вред именно потому, что это конец его опыта, а получение пользы и вреда требует воздействия на его переживания.

Я прихожу к выводу, что требование опыта является очень веской причиной верить в гедонизм.

4. Природа удовольствия

Что гедонист должен сказать о природе удовольствия и боли? Существуют две основные конкурирующие теории: качества войлока и теории отношения.Согласно теориям качества войлока,

в некоторой степени феноменология считается удовольствием или болью просто в силу своей феноменологии (т. Е. «Каково это» испытывать это) [14].

Напротив, теории, основанные на установках, говорят, что

в некоторой степени феноменология считается удовольствием или болью просто в силу отношения к ней субъекта (например, нравится ли это, желает ли это и т. Д.). [15]

О самой сложной теории, основанной на установках, Хитвуд,

некоторая часть феноменологии считается удовольствием только в том случае, если ее субъект имеет внутреннее желание в момент времени t, чтобы оно происходило в момент t.[16]

Теории качества войлока, кажется, имеют здравый смысл на их стороне. Многим кажется, что мы любим или хотим удовольствий, потому что они доставляют удовольствие, и ненавидим и стараемся избегать боли, потому что они болезненны. Почему мне нравится или хочется ощущать оргазм? Интуитивно это потому, что это чувство доставляет удовольствие (или приятное ощущение). Это нехорошо, потому что я этого хочу. Зачем мне это нужно, если не потому, что это хорошо? Точно так же почему я ненавижу чувство головной боли? Потому что это больно.Это не больно, потому что я это ненавижу. Каково ощущение головной боли даже без болезненности? И почему мне это ненавидеть? Теории, основанные на установках, похоже, неверно объясняют порядок объяснения.

Несмотря на это, сегодня большинство философов предпочитают теории, основанные на установках. Это происходит главным образом из-за широко распространенного убеждения, что теории чувственного качества были опровергнуты тем, что стало известно как возражение неоднородности. Это возражение выглядит следующим образом:

1. Теории качества войлока предполагают, что все удовольствия в некотором роде одинаковы.

2. Все удовольствия в чем-то не похожи друг на друга.

Следовательно,

3. Теории, которые кажутся ложными.

Фельдман, например, пишет:

Представьте себе теплое, сухое, слегка дремлющее чувство удовольствия, которое вы испытываете, загорая на тихом пляже. В качестве контраста, подумайте о прохладном, влажном, бодрящем чувстве удовольствия, которое вы получаете, когда пьете холодное освежающее пиво в жаркий день… [Они] совсем не похожи друг на друга. (2004: 79)

Он и другие приходят к выводу, что теоретические теории неприемлемы.

Теории, основанные на установках, напротив, без труда объясняют ощущаемое разнообразие удовольствий. Что общего у удовольствия от принятия солнечных ванн с удовольствием от выпивки холодного пива в жаркий день? Просто то, что его субъекту это нравится или он хочет, чтобы это происходило.

Я считаю, что гедонист должен принять теорию качества войлока. [17] Это по следующей причине:

Только гедонизм в сочетании с убедительной теорией соответствует правильной мотивации гедонизма, требованию опыта.

Предположим, что гедонизм истинен, и верна также некоторая теория удовольствия, основанная на установках. В этом случае могут быть изменения в самочувствии без изменения феноменологии. Почему это? Это потому, что, согласно теориям, основанным на установках, могут быть изменения в удовольствиях и страданиях человека без изменения его феноменологии. Согласно теориям, основанным на установках, для изменения удовольствий и страданий достаточно, чтобы произошло какое-то изменение в том, действительно ли человек хочет, чтобы продолжалась какая-то часть его нынешней феноменологии, или в какой степени.Например, небольшая часть феноменологии, которая сейчас для меня не является ни приятной, ни болезненной, не могла стать приятной просто в силу того, что я пришел к внутреннему желанию, чтобы это продолжалось.

Можно возразить, что, хотя, согласно теориям, основанным на установках, изменения в удовольствиях и страданиях могут происходить без изменений в феноменологии, гедонист не придерживается мнения, что каждое изменение в удовольствиях или страданиях хорошо влияет на … существование. Гедонист может сказать, что только изменения в удовольствиях и страданиях, которые действительно связаны с изменениями в феноменологии, могут повлиять на благополучие человека.Но это вряд ли удовлетворительно. Такому гедонисту не хватало бы объяснения, почему требование опыта верно. Она не могла придерживаться привлекательной точки зрения, согласно которой получение пользы и вреда требует изменения феноменологии, потому что гедонизм истинен.

Другой ответ со стороны теоретиков, основанных на установках, состоит в том, что внутреннее желание, чтобы происходила определенная часть феноменологии, — это состояние, которое само по себе обладает определенным видом феноменологии. Если это правда, то изменения в том, хочет ли кто-то, чтобы какая-то часть своей феноменологии продолжалась, и в какой степени, обязательно влекут за собой некоторые изменения в его феноменологии.Но даже если предположить, что некоторые желания могут иметь собственную феноменологию (так называемая «внутренняя феноменология» [18]), и что внутреннее желание, которое участвует в том, чтобы сделать некоторую часть феноменологии удовольствием, входит в их число, это подорвет Ключевая мотивация для проведения теории, основанной на установках, — в первую очередь, возражение против неоднородности. Это предполагает, что все удовольствия в некотором роде ощущаются одинаково — все они разделяют феноменологию, присущую желанию, которое делает некоторую часть феноменологии удовольствием.[19]

В любом случае гедонисту придется бороться с возражением о неоднородности. В свете этого, кажется, лучше всего просто принять более здравый из двух видов теорий, то есть ощутимые теории, и попытаться ответить на возражение неоднородности.

Итак, я считаю, что есть хороший ответ на возражение о неоднородности. Дело в том, что наше знание (внутренних особенностей) нашей собственной феноменологии далеко не безошибочно. У нас могут быть не только ложные представления об этом, но и некоторые аспекты, о которых нам может быть трудно или даже невозможно иметь истинные убеждения.В книге и серии прекрасных статей Эрик Швицгебель утверждает, что

мы совершаем грубые, стойкие ошибки даже в самых основных чертах нашего продолжающегося в настоящее время сознательного опыта (или «феноменологии»), даже в благоприятных обстоятельствах тщательного размышления с печальной регулярностью… Самоанализ текущего сознательного опыта далеко не безопасен, почти безошибочен, ошибочен, ненадежен и вводит в заблуждение — не только, возможно, ошибочно, но массово и повсеместно. (2008: 247–259)

Schwitzgebel представляет случаи ошибочных представлений о собственных визуальных образах (Schwitzgebel 2002), слуховых переживаниях (Schwitzgebel 2000) и эмоциональных переживаниях.Об эмоциях, пишет он,

.

Является ли эмоциональное сознание просто переживанием телесного возбуждения и других телесных состояний, как, кажется, предполагает Уильям Джеймс (1981 [1890])? Или, как думает большинство людей, может ли оно включать в себя что-то менее интуитивное или даже исчерпывающее? Постоянно ли эмоциональные переживания расположены в пространстве (например, в определенных местах внутри головы и тела)? Может ли он иметь цвет — например, иногда мы буквально «видим красный цвет» как часть злости? Обычно это происходит и проходит через несколько мгновений (как иногда предполагают буддисты), или же это обычно длится некоторое время (как чаще говорят мои англоговорящие друзья)? Если вы похожи на меня, вам не будут все эти вопросы тривиально легкими.Вы согласитесь, что кто-то — возможно, даже вы — мог ошибаться в отношении некоторых из них, несмотря на искренние попытки ответить на них, несмотря на историю самоанализа, несмотря, возможно, на годы психотерапии, медитации или саморефлексии. (2008: 249–250)

Он приводит пример мужа, который совершенно не обращает внимания на собственное чувство гнева во время мытья посуды:

Моя жена упоминает, что я, кажется, злюсь из-за того, что снова застрял с посудой (несмотря на то, что мытье посуды делает меня счастливым?).Я это отрицаю. Я размышляю; Я искренне пытаюсь понять, сержусь ли я — я не просто рефлекторно защищаюсь, а стараюсь быть хорошим самопсихологом, которым хотела бы меня жена, — и все же не вижу этого. Не думаю, что злюсь. Но я, конечно, ошибаюсь, как обычно в таких ситуациях: жена читает мое лицо лучше, чем я мысленно. Может быть, я не совсем киплю изнутри, но если бы я умел лучше смотреть, можно было бы открыть для себя множество злобной феноменологии. Или вы думаете, что каждый раз, когда мы ошибаемся в своих эмоциях, эти эмоции должны быть неосознаваемыми, предрасположенными, не ощущаемыми по-настоящему? Или чувствуется и прекрасно воспринимается феноменологически, но каким-то образом ошибочно маркируется? Могу ли я ошибаться и более прямо? (2008: 252)

Дэниел Хейброн тоже утверждает, что

есть веские причины сомневаться в том, что кто-либо из нас твердо осознает качество нашего жизненного опыта, в частности его аффективный характер.Возможно, многие из нас совершенно не осведомлены о таких вещах до такой степени, что часто не знаем, счастливы мы или несчастливы, или даже приятен или неприятен наш опыт. (2007: 395)

Он просит нас рассмотреть, например,

, как напряженный человек часто узнает об этом только во время массажа, тогда как стрессированные или тревожные люди могут обнаружить свое эмоциональное состояние, только обратив внимание на физические симптомы своего дистресса. (2007: 398)

Он идет дальше:

Возможно, вы жили с холодильником, который часто скулил из-за плохой опоры.Если так, то вы могли обнаружить, что со временем вы полностью перестали замечать ракетку. Но иногда, когда компрессор останавливался, вы действительно замечали внезапную славную тишину. Вы также могли заметить, во-первых, болезненную головную боль, а во-вторых, что вы не представляли, насколько неприятен этот шум — или что он вообще возникает, — пока он не прекратился. Но это было неприятно и все это время, без вашего ведома, мешало вам заниматься своими делами. Короче говоря, вы пережили неприятный опыт, даже не подозревая об этом.Более того, вы вполне могли не осознавать шум, даже когда размышляли о том, развлекаетесь ли вы: проблема здесь в невежестве — назовем его рефлексивной слепотой — а не, как некоторые предположили, в привычной невнимательности, которую мы обнаруживаем лишь на периферии. что-то осознает. В таких случаях мы можем легко и по желанию привлечь наше внимание к опыту. Здесь недостаток внимания гораздо глубже: нам настолько не хватает осознанности, что мы не можем сосредоточиться на переживании, по крайней мере, без подсказки (как это происходит, когда шум внезапно меняется).(2007: 400–401)

Если эти философы правы, то наша неспособность к самоанализу общего ощущения всех удовольствий не должна сильно сопоставлять все это с теориями чувственного качества [20].

Я прихожу к выводу, что гедонизм следует сочетать с чувственной, а не основанной на отношении теории удовольствия и боли.

5. Философия свиней

Первое возражение против гедонизма, которое я хочу рассмотреть, — это философия свиней. J.S. Милль выразился так:

Предположение, что жизнь не имеет … более высокой цели, чем удовольствие — нет лучшего и благородного объекта желания и стремления — [является] совершенно подлым и униженным … доктриной, достойной только свиньи.[21]

Фельдман наглядно демонстрирует возражение на примере Порки, человека, который

все время проводит в свинарнике, участвуя в самых непристойных сексуальных действиях, какие только можно представить… Порки получает огромное удовольствие от этих занятий и чувств, которые они вызывают. Представим себе, что Порки счастливо живет так много лет. Представьте также, что у Порки нет друзей-людей, нет других источников удовольствия и нет интересных знаний. Представим себе также, что Порки как-то избегает болей — свиньи его никогда не травмируют, он не болеет какими-либо болезнями скотного двора, не страдает одиночеством и скукой.(2004: 40)

Жизнь Порки, при всех ее удовольствиях, не кажется благополучной (по сравнению с нормальной человеческой жизнью). Важно отметить, что это кажется правдой, независимо от того, как долго это длится. Но как гедонист может это принять?

Мы можем более точно сформулировать беспокойство следующим образом:

  • 1. Гедонизм предполагает, что жизнь свиньи (или жизнь человека, подобная жизни Порки) может быть более благополучной (по сравнению с нормальной человеческой жизнью).
  • 2. Жизнь свиньи (или человеческая жизнь, подобная жизни Порки) не могла быть благополучной (по сравнению с нормальной человеческой жизнью).

Следовательно,

Некоторые гедонисты предложили укусить пулю, т. Е. Признать, что Порки богат (по сравнению с нормальным человеком). Они пытались разными способами объяснить нашу интуицию об обратном. Хитвуд, например, предполагает, что мы склонны так себя чувствовать только потому, что видим, что жизни Порки недостает некоторых других аспектов, таких как «достоинство, добродетель или достижения» (2006: 553), и наше осознание этого вызывает путаница.

Но это очень большая пуля, которую стоит укусить.Я считаю, что есть лучший ответ. Гедонист может объяснить, почему жизнь, подобная жизни Порки, не отличается высоким уровнем благополучия (по сравнению с нормальной человеческой жизнью). Это не так по двум причинам. Позвольте мне объяснить их по очереди.

Первая причина в том, что, хотя жизнь Порки содержит много удовольствий (и, допустим, никаких страданий), телесные удовольствия, подобные жизни Порки, не доставляют особого удовольствия. Самые приятные виды удовольствий — это не телесные удовольствия, а скорее некоторые из удовольствий любви, обучения, эстетической оценки и так далее.Порки упускает эти очень приятные удовольствия.

Чтобы попытаться убедить вас в этом, я хочу провести различие из предыдущего раздела между чувством или переживанием удовольствия (т. Е. Наличием некоторой особой приятной феноменологии) и осознанием этого. Кажется, что некоторым удовольствиям бывает трудно уделить внимание или осознать, в то время как другие трудно не заметить. Имея это в виду, мы можем выделить два смысла, в которых удовольствие может быть интенсивным:

  1. В том смысле, что о нем легко позаботиться или даже трудно не заметить.
  2. В смысле быть очень приятным (т. Е. Быть приятным в высокой степени). [22]

Телесные удовольствия, я хочу сказать, часто чрезвычайно интенсивны в первом смысле. Удовольствия от оргазма, массажа, принятия солнечных ванн и т. Д. (Для большинства из нас в большинстве случаев) легко получить, и их даже трудно пропустить. Однако из этого не следует, что они интенсивны во втором смысле — доставляют большое удовольствие. В то время как, например, удовольствия от оргазма обычно занимают видное место в сознании, может оказаться, что то, что мы видим в эти моменты, и есть все, что от них существует.Напротив, то, что человек видит в удовольствиях любви, учебы, эстетической оценки и т. Д., Когда он их исследует, может быть, так сказать, лишь верхушкой феноменологического айсберга. Эти удовольствия могут заключаться в гораздо большем, чем обычно кажется на первый взгляд.

До сих пор я определял эти вещи просто как возможности. Есть ли основания думать, что они действительно таковы? Я верю, что есть. Рассмотрим некоторые из ключевых факторов, которые определяют, насколько легко уделить внимание полученному удовольствию или проанализировать его:

  1. Имеет ли удовольствие (или связано с ним) определенное место на теле или, скорее, пронизывает все поле переживаний.Проникающие удовольствия, при прочих равных условиях, труднее достичь, чем удовольствия, связанные с определенным местоположением на теле [23].
  2. Как начинается и развивается удовольствие. Удовольствия, которые начинаются с небольшого количества, а затем медленно нарастают с течением времени, при прочих равных условиях труднее проявлять, чем удовольствия, которые возникают внезапно [24].
  3. Является ли удовольствие удовольствием потока (т. Е. Включает умственное погружение в какую-либо вещь или деятельность). Удовольствиям потока, при прочих равных условиях, уделять внимание труднее, чем удовольствиям без потока.[25]

Итак, удовольствия от любви, обучения и эстетической оценки, по большей части, пронизывают удовольствия (им не хватает определенных участков тела), медленно накапливаются (по мере того, как человек знакомится с человеком, улучшается или укрепляется от знания или понимания мира, или пробирается через роман, фильм, музыкальное произведение и т. мир, о котором человек изучает, или о романе, фильме или музыкальном произведении, о котором идет речь).[26] Как пишет Сиджвик,

Удовольствиями мысли и учебы могут наслаждаться в высшей степени только те, у кого есть пыл любопытства, который на время уводит ум от себя и его ощущений. Во всех видах искусства, опять же, проявление творческих способностей сопровождается интенсивными и изысканными удовольствиями; но кажется, что для того, чтобы получить их, нужно их забыть: настоящий художник в работе, кажется, имеет преобладающую и временную силу. поглощающее стремление к реализации своего идеала красоты.(1913: 49)

По этим причинам кажется правдоподобным думать, что в рассматриваемых удовольствиях может быть значительно больше, чем можно легко самоанализ или уделить внимание.

Напротив, телесные удовольствия, как правило, имеют определенные места на теле, возникают внезапно (когда человек ест, напивается, ласкает любовник, принимает наркотики или падает в изнеможении в постель) и, как правило, не требует, чтобы его разум быть где-то в другом месте, кроме удовольствия — действительно, с телесными удовольствиями, внимание к ним часто усиливает удовольствие.Поэтому кажется разумным думать, что в большинстве подобных удовольствий мало или не больше, чем можно легко проанализировать или уделить внимание.

А теперь обратимся ко второй причине того, что жизнь Порки не приносит высокого благополучия (по сравнению с нормальной человеческой жизнью). Это связано с ценностью разнообразия удовольствий. Эта причина состоит из двух частей:

  1. Чисто повторяющиеся удовольствия, т. Е. Удовольствия, которые не вносят ничего качественно нового с точки зрения удовольствия в жизнь человека, сами по себе ничего не добавляют к его жизненному благополучию.[27]
  2. Жизнь, наполненная чисто телесными удовольствиями, в отличие от той, которая включает в себя некоторые из удовольствий любви, обучения, эстетической оценки и т. Д., Может включать в себя очень мало качественного разнообразия удовольствий. Его удовольствия быстро становятся «почти такими же».

Позвольте мне защитить эти два требования, начиная с (2).

Я хочу начать свою защиту (2) с объяснения того, почему существует большое качественное разнообразие, доступное в удовольствиях любви, обучения и эстетической оценки.Во-первых, подумайте об удовольствиях любви. То, что значит познать или полюбить определенного человека, — это не то же самое, что узнать или полюбить кого-то другого. Каждый человек уникален, что делает удовольствия, связанные с дружбой и отношениями, качественно уникальными для вовлеченных людей. Более того, есть много качественно новых удовольствий, которые становятся возможными благодаря дружбе и отношениям, по мере того, как они развиваются или углубляются с течением времени, или когда те, кто участвует в них, преодолевают трудности или делятся новым опытом вместе.

А теперь подумайте об удовольствиях учиться. Они также не состоят из одного и того же вида удовольствия (скажем, теплого свечения или «звона!») Снова и снова каждый раз, когда человек узнает новый факт. Напротив, они имеют совершенно разный феноменальный характер в зависимости от того, что человек узнал, от того, каким образом был открыт его ум, и от того, как новое знание или понимание сочетается с тем, что он уже знает. Сравните, например, удовольствие от изучения алгебры с удовольствием от обучения катанию на велосипеде, просмотра «Жизни птиц» Дэвида Аттенборо, понимания основных проблем философии или понимания некоторых из предлагаемых решений этих проблем и т. Д.Все они интуитивно качественно очень разные.

Наконец, подумайте об удовольствиях ценить великие произведения искусства, музыки, литературы и т. Д. Великие романы и фильмы обычно переносят человека в места, которых не делает никакая другая работа, или вовлекают персонажей, которые настолько реалистичны, что они, как и настоящие люди, уникальны. , или предлагайте идеи или исследуйте идеи способами, которых не делает никакая другая работа. Соответственно, удовольствия, связанные с такими работами, уникальны. Наслаждение «Головокружением» Хичкока сильно отличается от наслаждения «Космической одиссеей 2001 года» Кубрика, которое опять же сильно отличается от наслаждения другим фильмом Кубрика, скажем, «Цельнометаллический жакет».Подобные замечания применимы к великим картинам, скульптурам и музыкальным композициям. Наслаждение ноктюрном Шопена сильно отличается от наслаждения от Beatles She Loves You, которое, в свою очередь, сильно отличается от наслаждения другой песней Beatles, скажем, I Am The Walrus. Более того, удовольствие от определенного музыкального произведения может само по себе углубляться или развиваться чудесным образом в течение недель, месяцев или даже лет. Отличительной чертой отличного фильма, романа или песни является то, что за их повторный просмотр, перечитывание или повторное прослушивание стоит вознаграждение.Часто бывает так, что есть что открыть, в том числе качественно новые удовольствия, — каждый раз, когда к этому вернешься.

Обратимся теперь к чисто телесным удовольствиям. Хотя в них, безусловно, имеется некоторое качественное разнообразие — например, сексуальные удовольствия отличаются по характеру от удовольствий от принятия солнечных ванн — дальнейшие примеры каждого из этих видов удовольствий, кажется, быстро становятся просто похожими друг на друга.

Хитвуд (личная переписка) возражает против моей претензии:

Мы можем оговорить, что Порки делает со свиньями все разные вещи, что он делает это на всех разных фермах со всеми новыми декорациями, что он в конечном итоге переходит к другим животным, что он в конечном итоге начинает дополнять свои опыты оборудованием для связывания и наркотиками ( при этом умудряясь никогда не скучать, не увлекаться и не впадать в отчаяние).

Я согласен с тем, что, изменив жизнь Порки таким образом, мы сможем добавить к ней новые виды удовольствий. Но я сомневаюсь, что мы сможем добавить очень много. В конце концов, удовольствия Порки обусловлены не уникальными личными качествами свиней (как они могли бы быть, если бы у него были любовные отношения с ними), красотой пейзажа (как они могли бы быть, если бы он был каким-то эстетом). ), или то, что он узнал что-нибудь о себе, или углубился в его понимание мира. Любая попытка разнообразить удовольствия Порки, познакомив его с новыми свиньями, новыми условиями для его отвратительных занятий и т. Д., Преуспела бы в том, чтобы дать ему, по большей части, просто новые средства для того, что было бы качественно такими же удовольствиями.

Предположим, это разрешено. Что можно сказать в защиту (1), утверждения о том, что чисто повторяющиеся удовольствия сами по себе ничего не добавляют к благополучию на протяжении всей жизни? Конечно, вы можете утверждать, что некоторые чисто повторяющиеся удовольствия хоть что-то добавляют к благополучию некоторых людей на протяжении всей жизни. Неужели нет ничего ценного, скажем, для Мэри в ее наслаждении утренним кофе, наслаждении, которое каждый раз предположительно качественно идентично? Или предположим, что я иду по улице и прохожу мимо своего любимого цветка (гардении), вдыхаю и очень наслаждаюсь ароматом.Возможно, я испытал это удовольствие сотни раз раньше, на самом деле так часто, что сейчас в этом нет ничего нового. Тем не менее, впечатления великолепны. Я наслаждаюсь этим и рада, что остаюсь в живых. Неужели это удовольствие не имеет для меня никакого значения, потому что такое случалось раньше?

В ответ на это беспокойство можно сказать две вещи. Во-первых, многие удовольствия, которые на первый взгляд могут показаться повторяющимися, включают в себя несколько новых элементов. Они могут быть более глубокими или интенсивными, чем в предыдущих случаях (как это может случиться, например, когда мы начинаем ценить что-то вроде кофе, вина, пива, определенных видов еды и т. Д.). С другой стороны, новый контекст, в котором они ощущаются, может добавить к ним новое измерение. Например, то, что может показаться чисто повторяющимся удовольствием от питья кофе, может отличаться, если человек пьет тот же кофе в новой обстановке (скажем, в новом интересном кафе), с новыми друзьями или со старыми друзьями, но при обсуждении интересного. новые темы.

Во-вторых, следует сказать, что даже удовольствия, которые являются чисто повторяющимися, хотя они сами по себе ничего не добавляют к благополучию на протяжении всей жизни, могут иметь для нас значительную инструментальную ценность.Такие удовольствия могут расслабить или стимулировать нас. Они могут омолодить или поддержать нас. Они могут помочь нам очистить голову. Они могут живо напоминать нам о том, каким может быть удовольствие, и, таким образом, давать нам представление о том, какие качественно новые удовольствия могут быть на горизонте. Они могут помочь сделать нашу жизнь интересной в промежутках между качественно новыми видами удовольствий. Во всех этих смыслах они могут быть своего рода маслом для наших суставов. Без множества чисто повторяющихся удовольствий мы никогда не сможем добраться до новых.Мы должны быть осторожны, чтобы не путать инструментальную ценность удовольствия с тем, что оно само по себе способствует благополучию человека на протяжении всей его жизни.

Я хочу завершить этот раздел, рассмотрев два важных возражения против моего утверждения о ценности разнообразия в удовольствиях. Во-первых, хотя разнообразие удовольствий ценно, я неверно объяснил, почему оно так ценно. Можно предположить, что разнообразие ценно только для того, чтобы сохранять доставляющие удовольствие переживания.Без разнообразия нам становится скучно или мы теряем интерес к вещам. Музыка Beatles может быть прекрасной, но если кто-то слушает только The Beatles, он скоро перестанет получать такое же удовольствие от их музыки, как раньше.

Я согласен с тем, что разнообразие ценно по этой причине. Однако это совместимо с тем, что он имеет для нас и другую ценность. В самом деле, я подозреваю (хотя признаю, что это чистое предположение), что одна из причин, по которой мы склонны терять интерес или получать меньше удовольствия от вещей, с которыми мы много контактировали в последнее время, заключается в том, что мы неявно осознаем, что сейчас есть меньше качественно новых удовольствий от рассматриваемой вещи, и поэтому ее ценность для нас снижается.

Второе возражение, которое я хочу рассмотреть, состоит в том, что гедонист не может последовательно придавать разнообразию в своих удовольствиях то значение, которое я придаю ему здесь. В частности, гедонист не может утверждать, что чисто повторяющиеся удовольствия не имеют ценности для человека. Это связано с тем, что гедонист должен сказать, что количество данного удовольствия, которое добавляет ему жизненное благополучие, прямо пропорционально степени его удовольствия. В противном случае она апеллирует к другим соображениям, а не к удовольствию от удовольствия.

Однако нет веских оснований полагать, что гедонист должен апеллировать только к тому, насколько удовольствие доставляет удовольствие, объясняя его ценность для одного. Пока объяснение кандидата не нарушает того, что я назвал требованием опыта, нет причин, по которым гедонист не может принять его. И в моем предложении о разнообразии нет ничего, что нарушало бы это требование.

Я прихожу к выводу, что гедонизм может приспособиться к нашей интуиции, что жизнь, подобная жизни Порки, независимо от того, как долго она длится, не отличается высоким уровнем благополучия (по сравнению с нормальной человеческой жизнью).

6. Машина опыта

В исследуемой жизни Роберт Нозик пишет:

Представьте себе машину, которая может дать вам любой опыт (или последовательность опытов), который вы пожелаете. Подключившись к этой машине впечатлений, вы можете получить опыт написания великого стихотворения или достижения мира во всем мире, или любви к кому-то и быть любимым в ответ. Вы можете испытать ощущаемые удовольствия от этих вещей, как они ощущаются «изнутри». Вы можете запрограммировать свой опыт… на всю оставшуюся жизнь.Если ваше воображение ограничено, вы можете использовать библиотеку предложений, извлеченных из биографий и дополненных писателями и психологами. Вы можете воплотить в жизнь свои самые заветные мечты «изнутри». Вы бы предпочли заниматься этим всю оставшуюся жизнь? … Войдя, вы не вспомните, что сделали это; так что никакие удовольствия не будут испорчены осознанием того, что они производятся машиной. (1989: 104)

Если бы гедонизм был правдой, предполагает Нозик, то «подключение к сети составляло бы самую лучшую жизнь или связь для того, чтобы быть лучшим, потому что все, что имеет значение в жизни, — это то, как она ощущается изнутри» (1989: 105).Однако интуитивно, продолжает Нозик, это не так — есть альтернативы, которые были бы лучше для одного. Следовательно, гедонизм ложен. [28]

Что мы должны делать с аргументами Нозика? Стандартный ответ гедонистов на это — признать, что подключение к сети было бы лучше для одного, а затем попытаться объяснить, почему некоторые из нас склонны думать иначе. Например, некоторые могут быть не в состоянии твердо и четко помнить о различных важных особенностях дела (например, опыт, полученный с помощью машины, действительно будет соответствовать действительности, или что машина гарантированно не будет работать со сбоями).Другие могут позволить своей интуиции относительно связанных вопросов (скажем, является ли это лучшим упрощением или морально допустимым для одного подключиться к машине) вмешиваться или загрязнять их интуицию относительно благополучия. Других все еще может вводить в заблуждение иррациональный страх перед технологиями, чувство отвращения или предвзятость, которой они обладают, в пользу сохранения статус-кво. [29]

Это все интересные предложения. Однако мне кажется, что они не полностью объясняют наши чувства здесь.Когда мы помним об этих важных особенностях, сосредотачиваемся только на благополучии и отбрасываем наши страхи, предубеждения и т. Д. — все, что кажется возможным для многих из нас, — мы по-прежнему чувствуем, что подключение к сети — не лучший вариант. для человека. [30]

Я хочу предложить другой ответ. Это то, что гедонизм может быть совместим с утверждением, что подключение к сети было бы не лучшим для одного. В самом деле, гедонизм может предложить лучшее объяснение того, почему было бы не лучше подключаться к сети. Как это могло быть правдой? Я полагаю, что ответ заключается в том, что машина Нозика может быть неспособна доставить одно из самых интенсивных и разнообразных удовольствий из всех: полный спектр удовольствий любви и дружбы в долгосрочной перспективе.

Подумайте, что необходимо для того, чтобы испытать эти удовольствия в реальной жизни. Хорошо известно, что если близкий друг, партнер или член семьи не любит его по-настоящему (где такая любовь включает в себя чувство настоящей привязанности к нему), то — даже если этот человек думает, что он действительно любит кого-то, или пытается его труднее всего — при взаимодействии с ними будет упускать что-то важное. Их поведение по отношению к одному человеку и вокруг него, как телесное, так и словесное, каким-то образом будет «неправильным». Они не будут говорить правильные вещи, отображать правильные выражения лица или совершать правильные жесты или действия в нужное время, чтобы заставить человека почувствовать себя близким другом или любимым человеком в идеале.Например, они могут быть чрезмерно нетерпеливы с одним, а в разное время — слишком терпеливыми. Они могут неправильно истолковывать эмоциональные сигналы человека и упускать возможность утешить или развлечь его. Они могли просто унести одну. Хотя возможно, что они какое-то время могут повторять правильное поведение, крайне маловероятно, что они смогут поступить так в долгосрочной перспективе. Более того, все это могло произойти, даже если никто не осознавал, что что-то пошло не так. Чтобы понять это, могут потребоваться годы и совет друзей, которые действительно любят кого-то.Что я хочу сказать? Просто в реальной жизни любовные удовольствия требуют любви.

А как насчет более контролируемой обстановки? Может ли труппа высококвалифицированных актеров произвести соответствующее поведение (необходимое для того, чтобы доставить удовольствие, о котором я говорю)? Опять же, трудно представить, как они могли. Рассмотрим персонажа Трумэна Бербанка в фильме «Шоу Трумэна», который с рождения был звездой своего собственного реалити-шоу, даже не подозревая об этом. Трумэн несчастен, потому что, хотя все актеры вокруг него находятся на вершине своей игры, а их реплики тщательно продуманы блестящим Кристофом, он никогда не контактировал с кем-либо, кто действительно любит его или заботится о нем.[31] В тот момент, когда он встречает на съемочной площадке своего телешоу кого-то, кто не играет, кого-то, кто испытывает к нему настоящую привязанность — женщину по имени Лорен, — он инстинктивно тянется к ней. Кажется, она дает ему то, чего у него никогда раньше не было — что-то эмпирическое.

Теперь вернитесь к машине Нозика. Кажется возможным, что точно так же, как фальшивые друзья и труппа высококвалифицированных актеров не могут быть адекватными, чтобы дать кому-то полный спектр удовольствий любви и дружбы в долгосрочной перспективе, так и машина опыта может обязательно потерпеть неудачу.Поскольку нет никого, кто бы ни управлял машиной, ни внутри нее вместе с тем, кто по-настоящему ее любит, во всей этой системе нет никого, кто понимал бы его только так, как это могут сделать настоящий друг или любимый человек, т. Е. Я предположил, что для того, чтобы доставить ему удовольствие от любви, необходимо вести себя с человеком правильным образом.

Если это правда, то гедонист может сказать, что подключение к сети не является лучшим вариантом для одного человека в том, что в конечном итоге оно лишит его полного спектра удовольствий любви и дружбы, некоторые из которых настолько сильны. (в смысле того, что они доставляют большое удовольствие) и разнообразных, что их потеря не может быть компенсирована никаким количеством других удовольствий, которые можно получить в машине.[32]

В качестве дополнительного доказательства этого объяснения, учтите, что для многих из нас основная причина включения кажется не лучшей для одного состоит в том, что это повлечет за собой постоянное отделение от других реальных сознательных я. Многие из нас с радостью подключились бы все вместе к «общей» машине, в которой каждый из нас мог бы жить любой жизнью, какой захотим, продолжая при этом взаимодействовать с нашими существующими друзьями и близкими (которые будут занимать этот виртуальный мир вместе с нами [ 33]). Точно так же люди часто говорят, что они подключились бы к машине Нозика, если бы у них не было друзей или близких в реальном мире, или если бы они жили в одиночном заключении.[34] Мое объяснение дает прямое объяснение того, почему это так. На мой взгляд, постоянное разделение с другими реальными «я» так плохо для одного, потому что оно обязательно имеет для него эмпирические последствия.

Напротив, неясно, как конкурирующие объяснения того, почему подключение к сети не было бы лучшим для кого-то, могло объяснить очевидную центральную важность сохранения контакта с другими реальными «я». Можно попытаться сказать — как, например, Нозик, — что постоянное разделение с другими реальными «я» так плохо для одного, потому что связь с реальностью по своей природе хороша для одного, а реальность включает в себя и других реальных людей.Но почему именно эта часть реальности так важна для нас, чтобы оставаться в контакте?

Теперь я хочу рассмотреть важное возражение против предоставленного мною объяснения. Это то, что я просто лишен воображения. Достаточно сложная машина могла определить, какое поведение необходимо, чтобы доставить человеку соответствующие удовольствия [35].

Возможно, это правильно. Давайте проявим милосердие и предположим, что это так. В этом случае, я считаю, лучше всего подключиться к машине.Это интуитивное утверждение? Я согласен с тем, что это может быть не так. Но этот факт, как мне кажется, не говорит так решительно — если вообще говорит — против гедонизма, поскольку одно дело предполагать или оговаривать, что машина способна выработать соответствующее поведение, и совсем другое — иметь какие-то значимые или осмысленные модели поведения. четкое представление о том, как это могло случиться. Я считаю, что только если бы у нас был второй вид понимания, мы бы интуитивно поняли, что было бы лучше, если бы кто-то подключился. Хотя относительно легко представить, что машина доставляет действительно качественные впечатления, исправны и т. д., не так-то просто представить, как машина, подобная машине Нозика, может быть спроектирована таким образом, чтобы отрабатывать такое поведение. Без такой ясной идеи наша интуиция здесь практически бесполезна. [36]

В качестве доказательства этого рассмотрим:

Машина тех же ощущений. Есть машина, которая дала бы вам точно такой же будущий опыт, который вы получили бы, если бы вы не подключились. Вот как это работает: если вы подключитесь, машина рассчитает полный путь, по которому прошла бы вселенная. если бы вы не подключились к нему, включая все переживания, вплоть до их мельчайших деталей, вы бы имели.[37] Затем он питает вас этими переживаниями в течение того же периода времени, что и в реальном мире. Обратите внимание, что при входе вы не вспомните, что выбрали подключение. Более того, вы можете подумать, что вы отказались от подключения.

В отличие от машины Нозика, совершенно ясно, как Машина одного опыта может дать человеку полный спектр удовольствий любви и дружбы в долгосрочной перспективе (при условии, что детерминизм верен). Теперь спросите себя: вам кажется, что подключиться к этой машине хуже, чем оставаться в реальности? [38] Я бы посоветовал не делать этого.Интуитивно понятно, что для благополучия безразлично, подключается он к сети или нет. Я согласен с тем, что не все разделяют эту интуицию. Но, по крайней мере, я надеюсь, что читатель почувствует, что было бы гораздо более приемлемым подключиться к The Same-Experiences Machine, чем к машине, подобной машине Нозика. [39] [40]

В заключение я хочу показать, как мой ответ на возражение Нозика позволяет нам ответить на родственное возражение против гедонизма — «Обманутый бизнесмен». Вот случай (красиво рассказанный Фельдманом):

… бизнесмен счастлив, потому что, как он думает, его карьера идет хорошо, его уважают в своей общине, и у него есть любящая семья … [Все] его предположения ложны. [Он] на самом деле вызывает полное презрение со стороны своих коллег, глубоко обманутый своей прелюбодейной женой и ненавидит его дети. У каждого есть свои причины для совершения обмана, но результат один: счастье бизнесмена полностью зависит от его широко распространенного неправильного представления о своих обстоятельствах. Если бы он знал правду о своих коллегах, жене и детях, он был бы несчастен.(2004: 41) [41]

Гедонизм беспокоит то, что, хотя этот бизнесмен совершенно счастлив, он вовсе не выглядит благополучным. По крайней мере, он кажется хуже, чем тот, чья жизнь идентична изнутри, но чья семья любит его.

Но мне кажется практически невозможным представить, что отсутствие любви к нему со стороны семьи этого человека не влияет различными важными способами на его переживания. Ни одна семья не могла так хорошо притворяться (и уж тем более годами).Подлинная любовь проявляется во всевозможных спонтанных действиях, жестах и ​​выражениях. Хотя обманутый бизнесмен может никогда не подозревать, что его семья на самом деле не любит его и может даже (в некотором смысле) чувствовать себя любимой, качество его опыта почти наверняка будет затронуто. Он не получит всего спектра удовольствий любви и дружбы, и, более того, вероятно, будет чувствовать боль отчуждения или непонимания других людей или мира вокруг него.

Предположим, что этот мужчина страдает серьезным аутизмом и поэтому (допустим) неспособен испытывать что-либо подобное тому диапазону любовных удовольствий, который мы с вами испытываем в своей жизни.В этом случае, действительно ли его семья любит его, это никак не повлияет на его жизнь изнутри. Теперь спросите себя, все еще кажется, что ему стало еще хуже из-за того, что его семья не любит его на самом деле? Я бы посоветовал нет. В некотором смысле, если бы его семья действительно любила его, их любовь была бы растрачена на него.

7. Ограничение резонанса

Многие философы принимают то, что стало известно как ограничение резонанса (в адекватной теории благополучия).Согласно этому ограничению, все, что хорошо для кого-то, должно каким-то образом находить отклик у этого конкретного человека или привлекать его. Как сказал Питер Рейлтон:

То, что действительно ценно для человека, должно иметь связь с тем, что он нашел бы в некоторой степени убедительным или привлекательным, по крайней мере, если бы он был рациональным и осознанным. Было бы невыносимо отчужденным представление о чьем-либо благе — воображать, что оно может не увлечь его каким-либо образом. (1986: 9) [42]

Это утверждение в настоящее время является стандартной причиной в литературе отвергать так называемые теории объективного списка благополучия, в которые входят такие вещи, как дружба, знания, достижения и т. Д., могут быть полезными для человека независимо от того, есть ли у этого человека к ним какое-либо желание. Как достижение может быть полезным для того, кому оно наплевать?

Недавно ряд философов предположили, что это возражение в равной степени применимо и к гедонизму. В конце концов, отмечается, что гедонизм — это теория списков с очень небольшим списком. Как жизнь, наполненная удовольствиями, может быть хорошей для тех, кто не заботится об удовольствиях? Гедонизм отчуждает этих людей от их блага (чем бы оно ни оказалось).[43]

Как гедонисту следует ответить на это возражение? Некоторые утверждали, что гедонизм может удовлетворить ограничение резонанса. Хитвуд, например, предполагает, что гедонисты могут удовлетворить это, приняв основанную на установках теорию удовольствия. Он пишет:

[Если] удовольствие по своей сути включает в себя желание, тогда то, что хорошо для нас, согласно гедонизму, автоматически будет иметь связь с тем, что нас привлекает или находит отклик у нас. (Хитвуд, 2016)

Однако, как я утверждал в разделе 4, гедонисты могут принять основанную на установках теорию удовольствия только ценой отказа от надлежащей мотивации для гедонизма.

Я считаю, что есть лучший ответ: выступить против ограничения резонанса. Этому есть убедительные контрпримеры. Считайте:

Тести Том. Это 1964 год, битломания охватила весь мир. Том — сварливый старик, который не одобряет современную рок-музыку. Он слышал кое-что из музыки The Beatles и считает ее совершенно бесполезной и, более того, способной развратить молодежь. Он желает не слышать этого и, конечно же, не получать от этого удовольствия. Тем не менее, его жена настаивает на том, чтобы играть в нее, и поэтому Том (который не может легко покинуть дом из-за травмы) должен слушать несколько раз в неделю.Ему это совсем не нравится. Однажды, к своему крайнему раздражению, он обнаруживает, что постукивает пальцами ног и напевает «Удовлетворите меня». Ему нравится музыка The Beatles. Он рад? Нет, он в ужасе!

Полезно ли для Тома удовольствие слушать «Пожалуйста, понравись мне»? Интуитивно да. То есть, в конце концов, это удовольствие сделало бы его лучше, по крайней мере, в одном отношении в его жизни в целом, чем он был бы, если бы он не слышал эту песню и не наслаждался ею.Конечно, со стороны жены, возможно, все еще было неправильно навязывать ему это. Более того, для Тома могло быть хуже, если бы его заставили слушать эту музыку, учитывая стресс или беспокойство, которые она вызвала у него. Но ничто из этого не говорит о том, что это не делает его лучше в одном отношении.

Рассмотрим, следующий:

Недовольный член. Дик — военный полковник в отставке, отказавшийся от любовных утех. Он считает такие чувства слабыми и бесполезными. Однажды его давно потерянная дочь выходит на связь и возвращается в его жизнь.Он впервые в жизни обнаруживает, что испытывает проблески истинной близости и любви. Дик рад? Ни бита! Он искренне желает всем своим существом, чтобы он не чувствовал этих вещей.

Несмотря на недвусмысленное противодействие Дика этим приятным чувствам, кажется возможным, что они могут быть лучшим, что с ним когда-либо случалось.

Рассмотрим, наконец, удовольствия потока, упомянутые ранее (например, медитация, погружение в теннис, увлеченное прослушивание симфонического или рок-альбома и т. Д.), или удовольствия, связанные с мечтами. Эти удовольствия, кажется, не могут быть познаны нами с достаточной ясностью, чтобы мы хотели, чтобы они были необходимым условием их полезности для нас. И все же они, похоже, действительно имеют для нас значительную ценность.

Могут спросить, если ограничение резонанса ложно, то почему так много философов считают его правдоподобным? Я подозреваю, что отчасти причина связана с тем фактом, что для многих вещей есть смысл, в котором мы должны любить или хотеть их, если они хотят быть полезными для нас.Возьмите ароматизаторы мороженого. Нет смысла выбирать перечную мяту, если вам не нравится такой вкус (и, более того, он даже не понравился бы, если бы вы дали ему больше шансов). Точно так же, если вы не любите фильмы ужасов, сомнительно, что вам стоит пойти посмотреть один из них. Но эти случаи, если их правильно понимать, не являются случаями желаний или предпочтений, ограничивающих то, что может быть хорошо для нас. Разговоры о «симпатии» и «антипатии» здесь кажутся скорее эллиптическими, чем разговоры о том, что приносит нам удовольствие и боль.Говоря, что вам не нравится перечная мята, вы говорите, что она вам неприятна на вкус (не доставляет приятных ощущений), и на самом деле она неприятна на вкус (доставляет вам неприятные переживания). Говоря, что вам не нравятся фильмы ужасов, вы говорите, что не получаете от них никакого удовольствия. И так далее. Итак, хотя есть смысл, в котором в этих особых случаях («вопросы простого вкуса», как их называли [44]), нужно что-то любить, чтобы это было хорошо для кого-то, это непротиворечиво. с гедонизмом. Действительно, гедонизм прекрасно объясняет, почему в этом есть доля правды.

Другая часть причины, по моему мнению, того, что столь многих людей привлекает ограничение резонанса, связана с тем фактом, что в определенных пределах людям должна быть предоставлена ​​максимальная свобода для реализации своих желаний или избранной концепции блага. Мы не должны навязывать людям образ жизни, даже если мы знаем, что такой образ жизни принесет большое удовольствие тем, кого это касается. Возможно, когда дело доходит до некоторых философов, их влечение к ограничению резонанса заключается в приверженности такого рода антипатернализму.Другими словами, они могут сбивать с толку идею о том, что нам должна быть предоставлена ​​большая свобода в выборе собственного образа жизни, с идеей о том, что наши отношения определяют, что для нас хорошо. Но это, конечно, путаница. Истина гедонизма не означает, что иногда допустимо принуждать людей делать что-то только потому, что это было бы им приятно [45].

Я прихожу к выводу, что у гедониста есть хороший ответ на возражение Резонансного ограничения — она ​​должна выступить против этого ограничения.

8. Заключение

В этой статье я представил новую защиту гедонизма в отношении благополучия. В основе этой защиты лежали пять основных требований:

  1. Этот гедонизм должен сочетаться с чувственной, а не основанной на отношении теории удовольствия и боли.
  2. Что существует важное различие между степенью удовольствия и легкостью, с которой его можно исследовать.
  3. Такое разнообразие удовольствий имеет для нас особую ценность.
  4. Эта машина опыта Нозика могла быть неспособна дать человеку полный спектр удовольствий любви и дружбы в долгосрочной перспективе (или, по крайней мере, очень трудно представить, как она могла бы это сделать).
  5. Что гедонист должен противостоять, а не пытаться удовлетворить ограничение резонанса.

Мы можем резюмировать версию гедонизма, которую я защищал, следующим образом:

Для любых двух индивидуумов, S и S *, S была лучше в некотором отношении в ее жизни в целом, чем S * тогда и только тогда, когда

  • (i) S почувствовал какую-то приятную феноменологию, которую S * не чувствовал, или какую-то приятную феноменологию, которую S * чувствовал, но в большей степени, чем S * чувствовал, или
  • (ii) S * чувствовал какая-то болезненная феноменология, которую С. не чувствовал, или какая-то болезненная феноменология, которую чувствовал С., но в большей степени, чем С.

    Почему мы должны принять эту теорию? Потому что только он уважает требования к опыту, имея при этом ресурсы, чтобы справиться с тремя основными возражениями против гедонизма.

    Благодарности

    Я хочу поблагодарить двух анонимных рецензентов Ergo за их очень полезные комментарии.

    Ссылки

    • Алстон, Уильям (1968).Удовольствие. В Пол Эдвардс (ред.), Энциклопедия философии. Кольер-Макмиллан.
    • Бейн, Тим и Мишель Монтегю (2011). Когнитивная феноменология: введение. В Тим Бейн и Мишель Монтегю (ред.), Когнитивная феноменология (1–34). Издательство Оксфордского университета. http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199579938.003.0001
    • Брэдли, Бен (2009). Благополучие и смерть. Издательство Оксфордского университета. http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199557967.001.1
    • Брамбл, Бен (2013).Отличительное чувство Теория удовольствия. Философские исследования, 162 (2), 201–217. http://dx.doi.org/10.1007/s11098-011-9755-9
    • Брамбл, Бен (2014). Полноценный велфаризм. American Philosophical Quarterly, 51 (1), 63–74
    • Bramble, Ben. (2016). Прохождение временного благополучия. Рукопись готовится.
    • Брамбл, Бен (в печати). Машина опыта. Философия Компас.
    • Брентано, Франц (1973). Основы и построение этики. Рутледж и Кеган Пол.
    • Бринк, Дэвид О. (2010). Перспективы временной нейтральности. В Крейге Каллендере (ред.), Оксфордском справочнике по времени (353–381). Издательство Оксфордского университета.
    • Брум, Джон (2004). Ценность долгой жизни. Судхир Ананд, Фабьен Питер и Амартья Сен (редакторы), Общественное здравоохранение, этика и справедливость (243–260). Издательство Оксфордского университета.
    • ,
    • Броуд, К. Д. (1930). Пять типов этической теории. Рутледж и Кеган Пол.
    • Кэмпбелл, Стивен (2015). Когда форма жизни имеет значение.Этическая теория и нравственная практика, 18 (3), 565–75 http://dx.doi.org/10.1007/s10677-014-9540-x
    • Карсон, Т. Л. (2000). Ценность и хорошая жизнь. Университет Нотр-Дам Пресс.
    • Крисп, Роджер (2006). Причины и благо. Издательство Оксфордского университета. http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/97801992

      .001.0001

    • Csikszentmihalyi, Mihaly (1990). Поток: психология оптимального опыта. Харпер и Роу.
    • Де Бригар, Фелипе (2010). Если вам это нравится, имеет ли это значение, если это реально? Философская психология, 23 (1), 43–57.http://dx.doi.org/10.1080/09515080
    • 2290
    • Дорси, Дейл (2011). Дилемма гедониста. Журнал моральной философии, 8 (2), 173–196. http://dx.doi.org/10.1163/174552411X563240
    • Дункер, Карл (1941). Об удовольствии, эмоциях и стремлении. Философия и феноменологические исследования, 1 (4), 391–430. http://dx.doi.org/10.2307/2103143
    • Фельдман, Фред (2004). Удовольствие и хорошая жизнь. Издательство Оксфордского университета. http://dx.doi.org/10.1093/019926516x.001.0001
    • Гриффин, Джеймс (1986).Благополучие. Кларендон Пресс.
    • Харман, Элизабет (2004). Можем ли мы нанести вред творчеству и принести ему пользу? Философские перспективы, 18 (1), 89–113. http://dx.doi.org/10.1111/j.1520-8583.2004.00022.x
    • Хейброн, Дэниел М. (2007). Знаем ли мы, насколько мы счастливы? О некоторых пределах аффективного самоанализа и воспоминаний. Noûs, 41 (3), 394–428. http://dx.doi.org/10.1111/j.1468-0068.2007.00653.x
    • Хитвуд, Крис (2006). Желайте сатисфакционизма и гедонизма. Философские исследования, 128 (3), 539–563 http: // dx.doi.org/10.1007/s11098-004-7817-y
    • Хитвуд, Крис (2007). Сведение чувственного удовольствия к желанию. Философские исследования, 133 (1), 23–44. http://dx.doi.org/10.1007/s11098-006-9004-9
    • Хитвуд, Крис (2011). Предпочтение и самопожертвование. Pacific Philosophical Quarterly, 92 (1), 18–38. http://dx.doi.org/10.1111/j.1468-0114.2010.01384.x
    • Хитвуд, Крис (2016). Субъективное удовлетворение желаний. Рукопись готовится.
    • Хьюитт, Шарон (2010).Что наша интуиция о машине опыта действительно говорит нам о гедонизме? Философские исследования, 151 (3), 331–349. http://dx.doi.org/10.1007/s11098-009-9440-4
    • Каган, Шелли (1992). Пределы благополучия. В книге Эллен Ф. Пол, Фреда Д. Миллера и Джеффри Пола (редакторы), «Хорошая жизнь и человеческое благо» (169–89). Издательство Кембриджского университета. http://dx.doi.org/10.1017/s0265052500001461
    • Каган, Шелли (1994). Я и моя жизнь. Труды Аристотелевского общества, 94, 309–324.http://dx.doi.org/10.1093/aristotelian/94.1.309
    • Кауппинен, Антти (2012). Осмысленность и время. Философия и феноменологические исследования, 84 (2), 345–77. http://dx.doi.org/10.1111/j.1933-1592.2010.00490.x
    • Колбер, Адам (1994). Ментальный статизм и машина опыта. Бардский журнал социальных наук, 3 (3–4), 10–17.
    • Корсгаард, Кристина. М. (1996). Источники нормативности. Издательство Кембриджского университета. http://dx.doi.org/10.1017/cbo9780511554476
    • де Лазари-Радек, Катаржина и Питер Сингер (2014).Точка зрения Вселенной: Сиджвик и современная этика. Издательство Оксфордского университета. http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199603695.001.0001
    • Лемос, Ноа (2010). Суммирование, разнообразие и неопределенное значение. Этическая теория и нравственная практика, 13 (1), 33–44. http://dx.doi.org/10.1007/s10677-009-9171-9
    • Лин, Иден (в печати). Как использовать машину опыта. Utilitas. http://dx.doi.org/10.1017/s0953820815000424
    • Лукас, Марк (2009). Сатфакционизм желаний и проблема несоответствующих желаний.Журнал этики и социальной философии, 4 (2), 1-24.
    • МакМахан, Джефф (2002). Этика убийства. Издательство Оксфордского университета. http://dx.doi.org/10.1093/0195079981.001.0001
    • Милл, Джон С. (1998). Утилитаризм. Роджер Крисп (ред.). Издательство Оксфордского университета.
    • Мур, Эндрю (2013). Гедонизм. В Эдварде Н. Залте (ред.), Стэнфордской энциклопедии философии. Получено с http://plato.stanford.edu/archives/win2013/entries/hedonism/
    • Mulgan, Tim (2006). Будущие люди.Издательство Оксфордского университета. http://dx.doi.org/10.1093/019928220x.001.0001
    • Нозик, Роберт (1989). Исследованная жизнь. Саймон и Шустер.
    • Парфит, Дерек (1984). Причины и лица. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.
    • Портмор, Дуглас (2007). Благополучие, достижения и самопожертвование. Журнал этики и социальной философии, 2 (2), 1-28.
    • Рэйчелс, Стюарт (2004). Шесть тезисов об удовольствии. Философские перспективы, 18 (1), 247–267. http://dx.doi.org/10.1111 / j.1520-8583.2004.00028.x
    • Рейбли, Джейсон (2012). Благополучие с течением времени и аргументы в пользу холизма. Философские статьи, 41 (2), 239–265. http://dx.doi.org/10.1080/05568641.2012.699174
    • Рейлтон, Питер (2003). Факты и ценности. В фактах, ценностях и нормах (43–68). Издательство Кембриджского университета. http://dx.doi.org/10.1017/CBO9780511613982.003
    • Розати, Конни С. (1996). Интернационализм и благо для человека. Этика, 106 (2), 297–326. http://dx.doi.org/10.1086/233619
    • Швицгебель, Эрик (2008).Ненадежность наивного самоанализа. Философское обозрение, 117 (2), 245–273. http://dx.doi.org/10.1215/00318108-2007-037
    • Шиффрин, Сеана (1999). Противоправная жизнь, ответственность за воспроизводство и значение вреда, Теория права, 5 (2), 117–48. http://dx.doi.org/10.1017/S135232529
        15
      1. Сиджвик, Генри (1913). Методы этики. Макмиллан.
      2. Сильверштейн, Мэтью (2000). В защиту счастья: ответ на машину опыта. Социальная теория и практика, 26 (2), 279–300.http://dx.doi.org/10.5840/soctheorpract200026225
      3. Смэтс, Аарон (2011). Теория удовольствия от ощущений. Философские исследования, 155 (2): 241–265. http://dx.doi.org/10.1007/s11098-010-9566-4
      4. Собел, Дэвид (2005). Боль для объективистов: дело вкуса. Этическая теория и нравственная практика, 8, 437–57. http://dx.doi.org/10.1007/s10677-005-8839-z
      5. Самнер, Л. В. (1996). Благополучие, счастье и этика. Издательство Оксфордского университета.
      6. Тиберий, Валери и Александра Плакиас (2010).Благополучие. В книге Джона Дориса (ред.), Справочник по моральной психологии (402–432). Издательство Оксфордского университета. http://dx.doi.org/10.1093/acprof:oso/9780199582143.003.0013
      7. Тай, Майкл (1995). Десять проблем сознания. MIT Press.
      8. Веллеман, Дэвид (2000). Благополучие и время. В возможности практического разума (56–84). Издательство Оксфордского университета.
      9. Вейерс, Дэн и Ванесса Схоутен (2013). Оценка недавних ответов на возражение машины опыта против гедонизма.Journal of Value Inquiry, 47 (4), 461–482 http://dx.doi.org/10.1007/s10790-013-9395-8
      10. Вейджерс, Дэн (2014). Машина опыта Нозика мертва, да здравствует машина опыта! Философская психология, 27 (4), 513–35. http://dx.doi.org/10.1080/09515089.2012.757889

    Примечания

    1. В этом эссе я буду использовать слово «боль» для обозначения неприятных переживаний в более общем смысле.

    2. К ним относятся Демокрит, Аристипп, Эпикур, Джереми Бентам и Дж.С. Милл. Другие, взгляды которых иногда кажутся близкими к гедонизму, включают Сократа, Аристотеля, Локка, Гоббса, Юма, Канта и Сиджвика.

    3. Примечательные исключения включают Feldman (2004), Crisp (2006), Heathwood (2006) и Bradley (2009). Обратите внимание, что Хитвуд считается и гедонистом, и теоретиком благополучия, основанным на желаниях, благодаря его теории удовольствия, основанной на желаниях.

    4. Небольшую выборку тех, кто проводит это различие, см. Bradley (2009), Bramble (2014), Broome (2004), Brink (2010), Campbell (2015), Dorsey (2009), Feldman (2004) , Гриффин (1986), Хитвуд (2011), Кауппинен (2011), МакМахан (2002), Портмор (2007), Рэйбли (2012) и Веллеман (2000).

    5. См. Griffin (1986), Brink (2010) и Bramble (2016).

    6. Дальнейшее уточнение этого определения излишне усложнило бы будущее.

    7. Несмотря на свою популярность, эта компаративистская концепция пользы и вреда не обходится без критики. См., Например, Harman (2004) и Shriffin (1999).

    8. Отличное обсуждение см. Dorsey (2011).

    9. Здесь я перефразирую Самнера (1996).

    10. Полезное обсуждение см. В Sumner (1996) и Kagan (1992).

    11. Обсуждение см. В Kagan (1994).

    12. Это необходимо, потому что, хотя многие люди считают совершенно очевидным, что посмертных выгод и вреда быть не может, многие философы утверждают, что обладают противоположной интуицией (и имеют ее весьма убедительно). О защите возможности посмертного вреда см. Lukas (2009).

    13. Этот аргумент, правда, не является решающим.Возможно, что посмертные события могут быть хорошими или плохими для нас, но лишь незначительно. Если бы это было правдой, то посмертный успех, слава или удовлетворение желаний Ван Гога, Дикинсона и т. Д. Могли бы пойти на пользу этим людям, даже если их жизнь по-прежнему считается несчастливой. Но для того, чтобы поверить в это, нам понадобится какая-то принципиальная причина полагать, что посмертная польза и вред могут быть лишь незначительными. Сам я не могу представить себе, что это могла быть за причина.

    14. О защите теорий удовольствия, основанных на чувственном качестве, см. Crisp (2006), Kagan (1992), Broad (1930), Duncker (1941), Smuts (2011) и Bramble (2013).

    15. О защите теорий, основанных на установках, см. Alston (1967), Parfit (1984), Carson (2000), Feldman (2004) и Heathwood (2007).

    16. Хитвуд (2007). Обратите внимание, что это моя формулировка теории Хитвуда, а не прямая цитата.

    17. Обратите внимание, что я хочу оставаться нейтральным в этой статье по вопросу о том, какая теория качества войлока лучше всего.

    18. Для обсуждения см. Tye (1995) и Bayne and Montague (2011).

    19. По общему признанию, возможно, что то, на что похоже желание, чтобы произошла определенная часть феноменологии, частично зависит от природы последней феноменологии, так что с рассматриваемой точки зрения не обязательно должно быть какое-либо общее чувство ко всем удовольствиям.Однако я не буду здесь рассматривать эту возможность.

    20. Подробнее см. Bramble (2013).

    21. Милл (1998 Глава II).

    22. Соответствующее обсуждение см. В Kagan (1992).

    23. Подробнее о проницаемости см. Haybron (2007) и Bramble (2013).

    24. См. Haybron (2007).

    25. См. Csikszentmihalyi (1990).

    26. Есть исключения. Мое утверждение является обобщением.

    27. Соответствующее предложение см. В Lemos (2010). См. Также Брентано (1973). Обратите внимание: здесь я выступаю против того, что некоторые называют «количественным» гедонизмом — см. Weijers (2011) и Moore (2013).

    28. В защиту этой интерпретации Нозика см. Bramble (готовится к печати). Другие формулируют возражение Нозика иначе. См., Например, Weijers and Schouten (2013) и Feldman (2011).

    29. Более подробное описание этих ответов см. В Bramble (в печати).См. Также Sumner (1996), Hewitt (2010), Kolber (1994), De Brigard (2010) и Weijers (2014).

    30. Некоторые любопытно предположили, что наша интуиция здесь — всего лишь продукт эволюции или гедонистической обусловленности, и поэтому не следует принимать во внимание. См., Например, Crisp (2006), Silverstein (2000), Lazari-Radek and Singer (2014), De Brigard (2010) и Weijers (2014). Чтобы узнать о некоторых проблемах, связанных с этими предложениями, см. Bramble (готовится к печати).

    31. Кристоф утверждает, что любит его, но мы можем сказать, что это не так, по желанию Кристофа позволить Трумэну остаться в телепрограмме.В любом случае Трумэн никогда не вступает в прямой контакт с Кристофом (до момента его побега).

    32. См. Выше в разделе 5 причины, по которым я считаю, что удовольствия любви и дружбы могут включать в себя такие интенсивные и разнообразные удовольствия.

    33. Детали того, как будет работать такая коммунальная машина, разумеется, сложны. Я не буду здесь вдаваться в подробности.

    34. Даже Нозик пишет: «Одна из неприятных вещей в описанной машине опыта — это то, что вы одиноки в своей конкретной иллюзии.(Более огорчает то, что другие не разделяют ваш «мир» или что вы отрезаны от того, в котором они живут?) »(1989: 107, выделено мной).

    35. Анонимный рецензент подсказывает мне, что недавний фильм Ex Machina ясно показывает, как ИИ может доставлять человеку удовольствия любви. Однако сомнительно, что ИИ, изображенный в этом конкретном фильме, доставляет человеческому главному герою удовольствия любви или дружбы, в отличие от удовольствий похоти и трепета.Более того, даже если было бы правдоподобно, что она доставляет ему некоторые из удовольствий любви, отнюдь не ясно, могла ли она дать ему полный спектр любовных удовольствий в долгосрочной перспективе.

    36. Может быть проще представить, что машина в конкретном случае изменяет соответствующее поведение. В таком случае мне на самом деле кажется довольно интуитивным, что было бы лучше, если бы кто-то подключился. Но даже здесь требуется довольно творческий подвиг, чтобы удерживать все в своем уме достаточно долго, чтобы иметь интуицию, которая стоит того. что-нибудь.

    37. Предположим, что вселенная детерминирована.

    38. Опять же, здесь важно учитывать только то, что кажется в ваших собственных интересах, а не другие вопросы, такие как лучший симпликатор.

    39. Можно предположить, что это связано с тем, что в «Машине одинаковых переживаний» человек все еще имеет связь с тем, что было бы реальностью. Но это странное утверждение, и оно будет сильно отличаться от утверждения Нозика (что связь с самой реальностью сама по себе ценна для человека).

    40. А как насчет случая, когда жизни двух людей экспериментально идентичны от рождения до смерти, но только один связан с реальностью (предположим, что жизненный опыт одного человека каким-то образом копируется и воспроизводится целиком, как видеокассета?) , другому человеку)? (Такой случай был недавно предложен Криспом 2006; Хокинсом 2015; и Лином в печати). Признаюсь, мне трудно иметь ясную интуицию по поводу такого случая, главным образом потому, что я считаю заманчивым думать, что у нас здесь не было бы двух численно различных индивидов, а, скорее, только одного (ибо, как мне кажется, только один поток переживаний).Меня также беспокоит, можно ли просто скопировать чей-то опыт целиком и таким образом воспроизвести его другому. Возможно, например, опыт свободного выбора не может быть воспроизведен таким образом.

    41. См. Также Каган (1994).

    42. См. Также Rosati (1996).

    43. См., Например, Тиберий и Плакиас (2010).

    44. См., Например, Sobel (2005).

    45. Среди причин этого, как известно Милль, есть то, что такая сила вряд ли приведет к особенно приятным результатам.

    Является ли удовольствие единственным достоинством опыта?

    Гедонизм можно определить по-разному, но я утверждаю, что в самом минимальном смысле гедонизм — это точка зрения, согласно которой благополучие состоит только из удовольствия и отсутствия боли. Существенная черта гедонизма в том, что он монистичен. Итак, в минимальном смысле мы можем определить гедонизм следующим образом:

    • Минимальный гедонизм Степень благополучия человека полностью определяется удовольствием (положительно) и болью (отрицательно).

      Определения гедонизма часто формируют монистический характер гедонизма, утверждая, что удовольствие и боль являются единственными базовыми ценностями или благами (например, Lin 2014). Минимальное определение гедонизма подразумевает, что если существует разница между двумя возможными жизнями с точки зрения благополучия, это различие должно быть связано с различием в удовольствии (или боли). Употребление большего количества мяса в кости гедонизма неизбежно вызовет больше споров. Одно направление философов считает гедонизм количественным.В конце концов, поскольку гедонизм предполагает, что благополучие состоит из удовольствия и боли, он должен также предполагать, что их можно сопоставить определенным образом. Если это так, предполагается некоторая количественная шкала, включающая просто удовольствие и боль. Сноска 12 Такой количественный отчет можно выразить следующим образом:

    • Количественный гедонизм Степень благополучия человека определяется количественным балансом удовольствия над болью.

      Если эта формулировка верна, знать количество удовольствия (и боли) в жизни человека означает знать степень благополучия человека. Философия возражения против свиней использует именно эту особенность количественного гедонизма в своей критике гедонизма. Возражение примерно основано на идее, что если только удовольствие способствует благополучию, мы должны были бы заключить, что некоторые жизни, содержащие гораздо более простые удовольствия, более благополучны, чем жизни, содержащие меньшее количество сложных удовольствий, в то время как наша интуиция предполагает иное.Два примера таких случаев привлекли много внимания в литературе.

    Классическая формулировка возражения сравнивает жизнь Гайдна с жизнью устрицы (Crisp 1997, 2006a, но этот пример восходит к сократовскому диалогу Philebus):

    Представьте, что вы — душа, ожидающая, когда ей дадут жизнь. Вам предлагается либо жизнь композитора Йозефа Гайдна, либо жизнь устрицы. Жизнь Гайдна довольно долгая, полная успеха и удовольствия.Жизнь устрицы состоит только из самых простых и примитивных возможных удовольствий. Конечно, вы просите жизни Гайдна; но затем вам говорят, что жизнь устрицы может длиться сколько угодно — миллионы лет, если вы того пожелаете (Crisp 1997, 10–11).

    Устрица способна испытывать некоторую форму низких удовольствий, которые на первый взгляд не могут сравниться с удовольствием, которым наслаждался Гайдн. Однако устрицы могут жить очень долго. По мере увеличения продолжительности жизни устрицы ее благополучие должно, по крайней мере, согласно количественному гедонизму, в какой-то момент превзойти благополучие Гайдна.

    Другая формулировка возражения принадлежит Фельдману, основанному на возражении Мура против гедонизма:

    Представьте себе человека — мы можем назвать его Порки, — который все время проводит в свинарнике, занимаясь самыми непристойными сексуальными действиями, которые только можно представить. (2002, 618).

    Порки находит это очень приятным, но, похоже, этот пример призван показать, что он ведет не очень хорошую для него жизнь. Очевидно, что Порки доставляет много удовольствия в своей жизни, и гедонист, занимающийся количественными исследованиями, кажется, твердо намерен сказать, что жизнь Порки так же хороша, если не лучше, чем наша.

    Философию аргументации свиней можно представить следующим образом:

    1. 1.

      Благополучие состоит в количественном балансе удовольствия над болью (количественный гедонизм).

    2. 2.

      Возможны жизни, которые содержат высокий баланс удовольствия над болью, но не содержат пропорциональной степени благополучия (например, жизнь Порки).

    3. 3.

      Следовательно, количественный гедонизм ложен.

    Абстрактный и качественный гедонизм

    В результате возражений «Философии свиней» большинство современных формулировок гедонизма последовали за Миллем в отклонении от количественного гедонизма. Если, помимо количества удовольствия, некоторые характеристики удовольствия также ценны, мы можем отклонить вывод о том, что жизнь Порки лучше, чем жизнь большинства, и (возможно), что жизнь Гайдна лучше, чем жизнь устрицы.Такой взгляд потребовал бы абстрактной функции ценности, которая не прямо пропорциональна количеству удовольствия. Мы можем назвать такое объяснение абстрактным гедонизмом. Общая формулировка этого выглядит следующим образом:

    • Абстрактный гедонизм Степень благополучия человека определяется количественным балансом ценности удовольствия над неценностью боли.

      Самый известный абстрактный гедонистический взгляд — качественный гедонизм (Mill 1871). Footnote 13 Поскольку это было предметом споров в дебатах вокруг точки зрения Милля, остается спорным вопрос о том, совместим ли абстрактный гедонизм с минимальным монистическим определением гедонизма (Moore 1903; см. Martin 1972; Scarre 1997; Riley 1999; но также Rawls 1981 ). Как знаменитый аргумент Мура: «… если вы говорите, как это делает Милль, это качество удовольствия следует принимать во внимание, тогда вы больше не удерживаете только это удовольствие. , то, что есть , а не , ​​присутствует во всех удовольствиях, это также хорошо в качестве конца.»(Мур 1903, 80). Иногда понимают, что Мур утверждает, что качественный гедонизм внутренне непоследователен. Или, как напрашивается вопрос, предположив, что гедонизм должен быть просто количественным. Обе такие критические замечания не попали в цель. Нет ничего непоследовательного в утверждении, что только удовольствие и боль составляют благополучие, а качество удовольствия способствует благополучию (Fletcher 2008). Тем не менее, такие отчеты не соответствуют критике Мура. Даже если абстрактный гедонизм не противоречив, он страдает мотивационной проблемой (см.Флетчер 2008). Причина в том, что понятие качества удовольствия вовсе не самоочевидно в том смысле, что количество удовольствия есть или, по крайней мере, может быть. Качество удовольствия — понятие толстое. В любой конкретной содержательной формулировке абстрактного гедонизма понятие качества удовольствия получит содержательное содержание. Какой будет контент, определяется ценностями, выходящими за рамки самого удовольствия. Таким образом, версии абстрактного гедонизма не соответствуют монистической природе гедонизма, сформулированной в минимальном гедонизме.

    Рассмотрим пример Порки. Чтобы избежать вывода о том, что жизнь Порки так же высока, как и жизнь тех, кто в целом получает меньше удовольствия, чем от полового акта со свиньями, мы должны сказать, что удовольствие, которое испытывает Порки, имеет более низкое качество. Но в свете минимального гедонизма единственной поддержкой такого качественного различия должно быть само удовольствие. Это означает, что для того, чтобы оставаться верными минимальному гедонизму, мы должны сказать, что жизнь Порки хуже моей с точки зрения удовольствия. Но трудно понять, почему это было бы удовлетворительным объяснением без ссылки на экстрагедонистические особенности опыта. Например, то, что, кажется, приводит в пример Порки, так это то, что ему не хватает человеческого сострадания и уважения. Но для того, чтобы оставаться верным минимальному гедонизму, причина, по которой удовольствие Порки имеет более низкое качество, не может заключаться в том, что ему не хватает таких черт опыта. Чисто с точки зрения чувства, которое испытывает Порки, в минимальном гедонизме нет оправдания, чтобы объяснить, почему поведение Порки в чем-то хуже, чем чтение стихов.

    Эта проблема усугубляется, если мы рассмотрим пример устрицы. Два защитника качественного гедонизма, Флетчер (2008) и Доннер (1991), оба предполагают, что и количество, и качество удовольствия постоянно увеличивают ценность удовольствия. Таким образом, он объясняет, как равная продолжительность жизни человека и жизни устрицы и равного количества удовольствий может не привести к одинаково хорошей жизни. Однако это не объясняет, как можно избежать вывода о том, что по мере того, как жизнь устриц увеличивается на или пункта, ценность получаемого удовольствия должна превышать человеческую жизнь.Чтобы избежать этого, ценность удовольствия в человеческой жизни никогда не может быть уравновешена любым количеством удовольствия более низкого качества. Это могло быть только в том случае, если бы ценность устричного удовольствия незначительно уменьшилась бы в количестве и приблизилась к конечной величине, превышающей ценность удовольствия в человеческой жизни. Это наверняка объясняет нашу интуицию относительно случая с устрицами. Однако обоснование такой функции ценности трудно найти в аксиологической сфере минимального гедонизма.Если только удовольствие способствует благополучию, почему одно и то же качество и количество удовольствия имеют разную ценность в зависимости от того, сколько из них уже испытано? На этот вопрос нельзя дать удовлетворительный ответ без обращения к экстрагедоническим особенностям опыта, таким как ценность нового опыта.

    Радикальный качественный гедонизм Криспа

    Альтернативное решение философии проблемы свиней гедонизму представлено Роджером Криспом, который, хотя и симпатизирует решению Милля, утверждает, что оно в конечном итоге терпит неудачу, потому что «(…) не ясно, почему , если благородство может увеличить удовольствие и, следовательно, ценность, оно не может быть собственностью, приносящей добро, и почему опыт не может быть благородным, не принося ни малейшего удовольствия.”(2006a, 632). И, следовательно, вслед за Муром Крисп признает качественный гедонизм, как интерпретирует Крисп. У Милля нет надлежащих непроизвольных оснований, чтобы ограничиться его монизмом. Крисп предлагает вместо этого полностью отвергнуть различие между количеством и качеством: «Если один опыт более приятен, чем другой, это должно быть потому, что качества этих двух опытов каким-то образом различаются. Но эти качества вполне могут быть интенсивностью или продолжительностью ». (633). Что касается случая с устрицами, он утверждает: «Да, жизнь устриц становится все более приятной и ценной по мере того, как она продлевается; но, возможно, она никогда не станет столь же приятной, как жизнь Гайдна »(634).

    Хотя я считаю, что ценность удовольствия в опыте может быть непостоянной, предположение о том, что само удовольствие может уменьшиться, если чувство удовольствия расширяется, я считаю, глубоко сбивает с толку. Ощущения локализованы во времени. Если, как я утверждал выше, удовольствие — это особенность чувства, два момента, когда вы чувствуете одно и то же, должны привести к одному и тому же удовольствию. Footnote 14 В случае устрицы постулируется, что чувство устрицы остается неизменным с течением времени.Следовательно, удовольствие во времени должно оставаться постоянным. Если это так, то непрерывно продолжающаяся жизнь с постоянным потоком удовольствия в какой-то момент должна продлить любое конечное количество удовольствия. Но это именно то, что Крисп отрицает.

    Выход из этой проблемы — позволить негедонистическим ценностям увеличивать ценность удовольствия в жизни Гайдна. Крисп действительно предполагает, что «[в] этом вопросе гедонист в отношении благополучия может пожелать признать существование определенных негедонистических эстетических ценностей, признание которых может достигать такой степени, что такие удовольствия становятся непостоянно более ценными, чем определенные телесные ценности. удовольствия »(634).Но теперь мы должны задаться вопросом, как это согласуется с монистической позицией гедонизма, согласно которой имеет значение только удовольствие. Крисп утверждает, что, поскольку удовольствие по-прежнему является необходимой чертой хорошего опыта, что оправдывает нас, чтобы утверждать, что имеет значение только удовольствие. Однако это не продолжение. Если удовольствие — необходимая черта хорошего опыта, которому могут быть добавлены другие черты опыта, то удовольствие — это не все, что имеет значение. Это может показать, что удовольствие занимает приоритетное место в аксиологии опыта, но не доказывает, что удовольствие является единственной ценностью — фактически, это несовместимо с этой точкой зрения.Таким образом, Крисп также отклоняется от минимального гедонизма и принимает экстрагедонический эмпирический подход, не признавая его.

    Бен Брамбл и новинка

    Другая недавняя защита гедонизма, предложенная Брамблом (2016a), не полагается на различие качества / количества, но вводит оценку удовольствия, которая не пропорциональна количеству самого удовольствия. . Брамбл утверждает, что ценность удовольствия для благополучия не ограничивается его степенью (насколько приятным является опыт), но что новизна удовольствий является необходимым условием для того, чтобы опыт способствовал благополучию: «удовольствия, которые не привносят ничего качественно нового с точки зрения удовольствия в жизни человека — ничего не добавляйте сами по себе к его жизненному благополучию »(2016a, 98).Брамбл утверждает, что в жизни Порки не так уж много благополучия, потому что он испытывает только один конкретный тип приятных переживаний и упускает все остальное. Я с пониманием отношусь к предложению Брамбла как к способу, которым эмпирический подход может избежать философии проблемы свиней, но он несовместим с минимальным гедонизмом.

    Брамбл формулирует свое утверждение отрицательно: чисто повторяющиеся удовольствия ничего не добавляют сами по себе. Это может быть правдоподобным способом объяснить философию возражения против свиней.Но его нельзя защитить в рамках монистических гедонистических рамок. По мнению Брамбла, два идентичных переживания удовольствия, пережитых в разное время, не считаются одинаково: одно считается, а другое — нет. Таким образом, его взгляд является версией абстрактного гедонизма: для благополучия важен баланс ценности удовольствия и боли, а не баланс удовольствия над самой болью. По сути, он страдает теми же проблемами, что и абстрактный гедонизм. В то время как предложенная Брамблом функция благополучия утверждает, в соответствии с минимальным гедонизмом, что только удовольствие (и боль) может влиять на благополучие, предложение Брамбла исключить не-новые удовольствия не имеет мотивационной поддержки в рамках минимального гедонизма.Если бы минимальный гедонизм был правдой, единственный фактор, который может повлиять на благополучие, — это удовольствие (и боль). Поскольку в самом удовольствии (или боли) нет ничего, что могло бы мотивировать, почему только новые удовольствия способствуют благополучию, непонятно, почему гедонист должен это принимать. Итак, в рамках минимального гедонизма новизна не может повлиять на благополучие. Footnote 15 Если новизна не влияет на благополучие, повторные удовольствия должны учитываться одинаково. Если только удовольствие и боль имеют внутреннее значение, почему тогда имеют значение только некоторые удовольствие и боль?

    В ответ Брамбл мог бы сказать (как и в случае с Bramble 2014), что он отрицает утверждение о том, что в самой концепции удовольствия нет ничего, что оправдывает отказ от ценности некоторого удовольствия в силу того, что он не добавляет ничего нового в себя.Чтобы аргументировать это, он проводит аналогию с понятием красочности:

    Когда мы спрашиваем, насколько красочна данная вещь — скажем, картина — большинство из нас хотят знать , сколько разных цветов она содержит и насколько они яркие. Очень маленькая картина, состоящая из множества разных ярких цветов (скажем, миниатюра Джексона Поллока Blue Poles ), может быть намного более красочной, чем очень большая картина, состоящая только из одного или двух серых цветов (скажем, Ротко «Черный на бордовом»). ) (2014, 71 [выделено автором]).

    Я полностью согласен с Bramble в том, что в случае красочности это не тот случай, когда большее количество цвета (если разнообразие цветов остается неизменным) обязательно приводит к большей красочности. Однако аналогия с удовольствиями не очень сильна. Если бы удовольствие в этом отношении было похоже на красочность, было бы более приятно иметь большое разнообразие небольших блюд, которые просто прекрасны на вкус, чем иметь то, что вам больше всего нравится. Однако, хотя было бы правдоподобно сказать, что было бы лучше попробовать самые разные блюда, было бы лучше , несмотря на то, что не столь приятен.Это еще раз указывает на то, что, хотя решение Брамбла может быть аксиологически правдоподобным (разнообразие удовольствий может иметь значение для благополучия), включение его в понятие удовольствия само по себе расширяет понятие удовольствия весьма противоречивым образом.

    Гедонизм Фельдмана с поправкой на пустыню

    Последний ответ, который следует рассмотреть, принадлежит Фреду Фельдману, который сформулировал философию проблемы свиней в форме Порки. Собственный ответ Фельдмана состоит в том, что гедонизм (в его случае установочный гедонизм) можно легко изменить, чтобы иметь дело с такими примерами, считая удовольствие, получаемое от достойных объектов, более ценным, чем удовольствие, получаемое от несоответствующих объектов. Footnote 16 : «Точнее, ценность удовольствия возрастает, когда это удовольствие, полученное от достойного объекта, такого как что-то хорошее или красивое.Ценность удовольствия снижается, когда это удовольствие, полученное от недостойного объекта, такого как что-то злое или уродливое ». (2002, 619). Фельдман поддерживает эту точку зрения, объясняя, что, по его мнению, «разумно описывать определенные объекты, говоря, что они« заслуживают того, чтобы быть объектами удовольствия »». Это позволяет избежать проблемы Порки, потому что его жизнь наполнена «бесполезными» удовольствиями, а именно удовольствиями, которые «отвратительны» (2002, 620). Таким образом, Фельдман также расширяет рамки от количественного гедонизма к абстрактному гедонизму.Ценность удовольствия зависит не только от его количества, но и от того, в какой степени объект, доставивший удовольствие, заслуживает удовольствия. Ясно, что аксиология этого взгляда не ограничивается только удовольствием. Уровень «пустыни удовольствия» объектов удовольствия имеет ценность сам по себе в сочетании с удовольствием и, таким образом, несовместим с минимальным гедонизмом. Footnote 17

    Укус пули

    Прежде чем делать вывод о том, что гедонизм не дает удовлетворительного ответа на философию проблемы свиней, мы должны рассмотреть еще один ответ: укусить пулю.Может быть, простые удовольствия имеют сопоставимую ценность со сложными удовольствиями, жизнь Порки идеально ему подходит, а жизнь устриц лучше, чем жизнь Гайдна, если она достаточно долгая. Возможно, наша интуиция дала сбой. Возможно, наши взгляды на гедонизм не должны основываться на одном типе контрпримеров, которые могут вводить в заблуждение. Однако философия проблемы свиней затрагивает кое-что важное: удовольствие само по себе не может объяснить ценность богатого опыта. Человек, который прожил жизнь, в которой он любил многих людей и чувствовал теплоту человеческих связей, испытал много разных видов приятных переживаний и испытал много прекрасных вещей, с точки зрения благополучия не то же самое, что и тот, кто вел жизнь. приятная жизнь без каких-либо из этих благ.Философия проблемы свиней улавливает это различие. Однако поддержка этих эмпирических ценностей не ограничивается интуицией, накачанной философией примеров свиней, но и их ценность становится очевидной, если смотреть на них по отдельности.

    Жизнь, в которой мало разнообразия, может быть очень приятной и, безусловно, хорошей. Тем не менее, мы склонны думать, что приятная жизнь, богатая разнообразием, особенно хороша. В некрологах и сочинениях о конце жизни авторы часто подчеркивают значение богатства жизни, а не только их удовольствия, описывая ценность жизни для них (см., Например, красивое описание его собственной жизни Sacks 2015). Footnote 18 В целом, я думаю, что Брамбл прав, утверждая, что существует трудно отрицать правдоподобие мнения о том, что новизна является ценной чертой опыта.

    Соответственно, люди с болезнью Альцгеймера нередко «застревают» на радостных эмоциях. В той мере, в какой они страдают, они не кажутся страдающими из-за отсутствия удовольствия в своей жизни. Иногда они могут чувствовать намного больше, чем многие другие люди. Гедонизм не является адекватным взглядом на то, чего они упускают в жизни (Schermer 2003).Скорее, это указывает на ценность связи между нашими переживаниями, в которой память играет решающую роль. Потеря памяти лишает нас не удовольствия от жизни, а нашей способности понимать свои переживания и связывать их (см. Также Мур 1903, параграф 52).

    Наконец, то, что, кажется, дает нам повод для беспокойства в случае Порки, — это недостаток человеческого тепла, сочувствия, человеческих связей — или, вкратце, человеческого сострадания, — которых ему, кажется, не хватает в его жизни. Нам не нужно думать о таких крайних примерах, чтобы оценить ценность человеческого сострадания помимо его инструментальной ценности для удовольствия.Одиноким людям не обязательно быть несчастными. Но тот, кому не хватает опыта человеческого сострадания в своей жизни, упускает часть человеческого опыта, который увеличивает ценность нашей жизни, даже если это происходит за счет некоторого количества удовольствия.

    В заключение, призыв расширить ценность опыта за пределы удовольствия вызван не только философией возражения свиней, но и привлекательностью самих внегедонистских ценностей. Хотя я упомянул лишь некоторые из таких ценностей — новизну, самопонимание и сострадание, — это ни в коем случае не исчерпывающий список ценных качеств опыта.

    Удовольствие, значение и эвдемония | Подлинное счастье

    Мартин Э. П. Селигман

    Американская общественность и большая часть остального мира считают, что счастье равно удовольствию. Жизнь, которая максимизирует количество положительных чувств и минимизирует количество отрицательных, — это счастливая жизнь.

    Счастье равно удовольствию?

    Этот «гедонистический» взгляд на счастье настолько распространен, что, когда я говорю аудитории, что есть два других пути к счастливой жизни — Хорошая жизнь и Осмысленная жизнь, — которые вообще не нуждаются в каких-либо положительных эмоциях, они скептически относятся.«Вы произвольно переопределяете счастье», — говорят они.

    Гедонистический взгляд на счастье убеждает нас, что Голди Хоун и Дебби Рейнольдс являются парадигматическими примерами счастья: улыбчивые, кипучие, жизнерадостные, с ясными глазами и пушистыми хвостами.

    В этой идее есть две ошибки

    Но в этой гедонистической точке зрения есть две вещи, которые в корне ошибочны. Во-первых, возбужденный смайлик передается по наследству, и его очень трудно получить больше. Эта черта называется «позитивной аффективностью», и однояйцевые близнецы с гораздо большей вероятностью разделяют ее, чем разнояйцевые близнецы.Он не очень изменчив, и лучшее, что могут сделать такие обучающие навыки, как «смаковать» и «внимательность», — это помочь вам жить в верхней части установленного вами диапазона положительной аффективности. Тот факт, что он распространяется нормально, означает, что половина населения не очень улыбчивая, веселая и кипучая, и вряд ли станет таковой — даже при внимательном чтении и усердном выполнении упражнений в Authentic Happiness.

    Вторая проблема голливудского взгляда на счастье, каким бы распространенным он ни была, — это очень плохое интеллектуальное происхождение.Когда Аристотель говорил о «эвдемонии», хорошей жизни, он не сосредоточивался на положительных чувствах удовольствия — оргазме, растирании спины и сытости. Скорее его интересовали «удовольствия» созерцания, которые заключаются не в оргазмических трепетах или ощущениях тепла, а в глубоком поглощении и погружении, состоянии, которое мы теперь называем «потоком». И в этом состоянии нет ни мыслей, ни чувств. Вы просто «едины с музыкой».

    Три пути к счастливой жизни

    Итак, основной тезис «Подлинного счастья» состоит в том, что есть три совершенно разных пути к счастью.Во-первых, приятная жизнь, заключающаяся в том, чтобы иметь как можно больше удовольствий и умения усиливать их. Это, конечно, всего лишь настоящее счастье с точки зрения Голливуда. Во-вторых, хорошая жизнь, которая заключается в знании ваших сильных сторон, а затем в изменении вашей работы, любви, дружбы, досуга и воспитания детей, чтобы использовать эти сильные стороны для большего потока в жизни. В-третьих, осмысленная жизнь, которая состоит из использования ваших сильных сторон в служении чему-то, что, по вашему мнению, больше, чем вы есть.

    Важное новое свидетельство

    До этого месяца идея о трех путях к счастью, два из которых не связаны с какими-либо положительными эмоциями, была просто непроверенной теорией. И Крис Петерсон из Университета Мичигана, и Вероника Хута из Университета Макгилла только что проверили его и дали поразительные сходные результаты.

    Доктор Петерсон разработал три группы вопросов, один о стремлении к приятной жизни и ее обладании, а два других о стремлении к хорошей или осмысленной жизни, и дал их 150 взрослым добровольцам.Вы можете заполнить анкету со всеми этими вопросами на этом веб-сайте. Его целью было удовлетворение жизнью. Он обнаружил, что и хорошая жизнь, и осмысленная жизнь связаны с удовлетворением жизнью: чем больше Eudaimonia или чем больше смысла, тем больше удовлетворения от жизни. Удивительно, но количество удовольствия от жизни не прибавляло удовольствия от жизни.

    Eudaimonia предсказывает удовлетворение

    Г-жа Хута следила за людьми в их повседневной жизни и подавала им сигнал наугад (используя метод ESM Чиксентмихайи), спрашивая их, что они делают и каково их эмоциональное состояние.Она разработала шкалу, отражающую гедонические мотивы (т. Е. Стремление к удовольствию, удовольствию и комфорту), и шкалу, отражающую эвдемонические мотивы (т. Е. Стремление к личному росту, развитие своего потенциала, достижение личного совершенства и участие в жизни других). Эвдонические занятия были значительно коррелированы с удовлетворением жизнью, в то время как гедонистические занятия — нет.

    Она также измерила степень эвдонической активности и степень гедонической активности в каждую из семи временных точек в каждый из семи дней исследования.Она измеряла активность двумя способами: (1) используя показатели самоотчета (спрашивая, насколько человек рос и развивал свой потенциал на основе своей текущей деятельности или насколько человек наслаждался собой или испытывал удовольствие), и (2) используя рейтинги. проводится независимыми оценщиками, которые читают письменные описания своей деятельности испытуемыми (деятельность получила высокую оценку по эвдемонии, если она была чем-то типичным для личного роста; деятельность получила высокую оценку по гедонии, если она была чем-то, что обычно преследовалось для удовольствия или удовольствия или релаксация).Она вычислила средние баллы за все временные точки по этим четырем переменным для каждого предмета. Независимо от того, использовала ли она данные самоотчета или данные независимого оценщика, средняя эвдемоническая активность достоверно предсказывала удовлетворенность жизнью, тогда как средняя гедонистическая активность — нет.

    Бодрость не нужна для счастья

    Результат этих двух исследований, проведенных независимо, заключается в том, что успешное стремление к удовольствиям не обязательно ведет к удовлетворению жизнью, но успешное стремление к хорошей жизни и осмысленной жизни действительно ведет к более высокому удовлетворению жизнью.

    Возьми, Голди.

    © Copyright 2002 Мартин Э. П. Селигман. Все права защищены.

    Все чрезвычайно счастливые люди отказываются от этих 17 поведений

    Счастье — это то, чего хотят все люди. Люди тратят миллиарды долларов каждый год, пытаясь купить материальные вещи, которые должны заставить их чувствовать себя удовлетворенными, только для того, чтобы обнаружить, что после покупки товары теряют свою привлекательность. Счастье, кажется, недолговечно.

    Самая большая проблема счастья в том, что большинство людей путают краткосрочное удовольствие с долгосрочным.Думая, что мимолетное удовольствие принесет глубокое чувство удовлетворения, люди теряются в лабиринте в поисках сыра, который они чувствуют по запаху, но никогда не смогут получить. Этот поиск подтверждает, что, независимо от благословений, уже присутствующих в их жизни, им нужно что-то большее, чтобы чувствовать себя довольными своим опытом.

    На самом деле, если вы не можете быть счастливы сейчас, то, что бы вы ни получили, вы не сможете наслаждаться этим. Бегая по этому лабиринту в поисках чего-то, чего вы не найдете, ваше поведение мешает вам получать удовольствие от путешествия к центру.

    Чтобы помочь вам открыть для себя счастье, которое уже присутствует в вашей жизни, в приведенном ниже списке показаны 17 моделей поведения, от которых отказываются все счастливые люди.

    1. Смотря на экраны для развлечения, а не тихо размышляя.

    Постоянная стимуляция ограничивает творчество и мешает вам получать удовольствие от своего прогресса. Иногда вам нужно нажать кнопку паузы в обычном распорядке дня и подумать о своем росте. Жизнь коротка — проводите больше времени, наслаждаясь плодами своего труда, и меньше — зациклившись на Netflix.

    2. Глядя на людей и материалы извне, чтобы заполнить эмоциональную боль внутри.

    Нет альтернативы качественной психотерапии. Постоянный поиск кого-то или чего-то еще должен быть предупреждающим знаком — вам нужно наверстать упущенное в своей внутренней работе. Приоритет реального саморазвития приведет к более полноценной жизни.

    3. Пытаться вписаться в образ, а не использовать свои уникальные качества.

    Не пытайтесь быть кем-то, кем вы не являетесь.Это тратит впустую ценную энергию, которую можно было бы использовать для максимизации ваших индивидуальных талантов.

    4. Думать, что временные удовольствия, такие как новая одежда, — это то, что создает долгосрочное счастье.

    Одежда и материалы часто используются как маскарад, но они не меняют того, что находится под ней. Счастье создается не из внешнего вида, а из внутреннего богатства.

    5. Пытаться произвести впечатление и доставить удовольствие другим вместо того, чтобы сосредоточиться на собственных целях.

    Иногда нужно инвестировать в себя.В конце концов, вы — ваш самый ценный актив.

    6. Тратить слишком много времени на беспокойство о будущем.

    Легко попасть в ловушку заглядывать в будущее, когда вы живете в мире дедлайнов, но важно перезагрузить себя, повторно подключившись к здесь и сейчас.

    7. Тратить драгоценное время на прошлое.

    Смотреть в зеркало заднего вида — это здорово, когда вы пытаетесь припарковаться параллельно, но не очень хорошая идея, когда ваша цель — продолжать движение вперед.

    8. Сказать «да» слишком большому количеству возможностей одновременно.

    Границы создают основу для появления счастья. Вы не можете ожидать счастья, если у вас нет энергии, необходимой для того, чтобы позаботиться о себе.

    9. Допускать небольшие проблемы, которые не имеют значения, испортить вам день.

    Не всякая мелочь — катастрофа. Не тратьте время и силы на мелочи, которые не имеют значения.

    10. Снова и снова рассказывать себе одни и те же печальные истории, не переписывая повествование.

    Вы являетесь автором истории своей собственной жизни — пора начать писать рассказ, который вы хотите прочитать. Перестаньте притворяться, будто не вы рассказываете о своем опыте, и начните брать на себя ответственность за свои действия.

    11. Ожидание совершенства, а не реалистичное мировоззрение.

    Совершенства не существует, так что прекратите саботировать свои усилия. Помните, что прогресс не является линейным — жизнь полна взлетов и падений — важна ваша настойчивость.

    12. Думать, что вы — центр вселенной, а затем злиться, когда «дерьмо случается».

    Жизнь непредсказуема, а неудачи — это часть прогресса. Сделайте шаг назад и оцените, насколько вы малы по сравнению с горой или океаном. Каждый человек является центром своей собственной вселенной, и тем не менее, никого из нас не видно из космоса.

    13. Избегайте неуверенности и притворяйтесь, что она не влияет на вашу жизнь.

    Чем больше вы избегаете своих демонов днем, тем сильнее они становятся ночью.

    14. Увидеть весь мир в черно-белом режиме по принципу «все или ничего».

    Попытки упростить сложную жизнь могут быть полезны в некоторых ситуациях, но жизнь в соответствии с дихотомиями ведет к страданиям.

    15. Обвинение людей, которых вы любите, из-за разочарования в вещах, которые вы не можете контролировать.

    Пора перестать перекладывать свои чувства на невинных людей, которых вы цените, и начать отпускать вещи, которые вам неподвластны.Покажите близким, что вы цените их больше, чем факторы стресса в современной жизни.

    16. Слишком много внимания уделяется тому, чего у вас нет, вместо того, чтобы практиковать благодарность.

    Благодарность — мощное противоядие от страдания. Начните инвентаризацию своих благословений и бережно относитесь ко всем чудесным вещам, которые всегда присутствуют в вашей жизни.

    17. Слишком серьезно относиться к себе и создавать ненужное давление.

    Иногда нужно расслабиться.Нет необходимости хвататься за руль белыми костяшками пальцев, просто возьмитесь за руль и двигайтесь.

    Не позволяйте вашему поведению и окружающему вас обществу превратить вашу жизнь в крысиные бега. Не нужно заблудиться в лабиринте в поисках чего-то, чтобы не упасть.

    Счастье — это не материал или ресурс, которыми можно обладать, это побочный продукт полного взаимодействия с жизнью во всех ее взлетах, падениях, богатстве и бедности.

    Прекратите заниматься бесполезным поведением, которое предлагает временные удовольствия за счет длительного счастья — у вас есть выбор; теперь вы должны решить, как вы хотите жить.

    Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

    Счастье = удовольствие + смысл

    Это определение счастья взято из первой книги по позитивной психологии, которую я когда-либо читал. Я наткнулся на нее почти 10 лет назад в книжном магазине Гарвардского университета. Яркие цвета книги привлекли мое внимание к дисплею. Название «Счастливее» привлекло меня. Слоган «Основа самого популярного курса в Гарварде» продал меня.

    Один из уроков, который я запомнил 10 лет спустя, — это определение Бен-Шахаром счастья как комбинации смысла (долгосрочного) и удовольствия (краткосрочного).

    Это определение нашло отклик, поскольку оно определяло счастье не только как поверхностное мгновенное наслаждение, но и как долгосрочное значение, приверженность и участие.

    Это помогло мне найти баланс обоих в моей жизни. Это определение счастья помогло объяснить четыре архетипа счастья.

    Нигилист

    Архетип не получает удовольствия в данный момент и не ожидает удовольствия в будущем. Этот архетип думает, что вещи плохи, и ожидает, что они не будут хорошими в будущем.

    The Rat Racer

    Этот архетип живет своей жизнью ради будущего, всегда планируя, жертвуя и живя ради будущего. Это полная жертва и подготовка к будущему счастью. Для этих людей наслаждение настоящим моментом может показаться снисходительным, поверхностным или ленивым. Я часто попадаю в этот архетип. Обрамление Бен-Шахара помогло мне насладиться моментом и сосредоточиться на благодарности за простые удовольствия.

    Гедонист

    Этот архетип живет настоящим моментом.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.