Что такое мышление в психологии: Мышление (психология) — это… Что такое Мышление (психология)?

Содержание

Мышление (психология) — это… Что такое Мышление (психология)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Мышление.

Мышление — процесс моделирования систематических отношений окружающего мира на основе безусловных положений[1]. Однако в психологии существует множество других определений.

Например — высший этап обработки информации человеком или животным, процесс установления связей между объектами или явлениями окружающего мира; или — процесс отражения существенных свойств объектов, а также связей между ними, что приводит к появлению представлений об объективной реальности. Споры по поводу определения продолжаются по сей день.

В патопсихологии и нейропсихологии мышление относят к одной из высших психических функций. Оно рассматривается как деятельность, имеющая мотив, цель, систему действий и операций, результат и контроль.

Мышление — высшая ступень человеческого познания, процесс отражения в мозге окружающего реального мира, основанный на двух принципиально различных психофизиологических механизмах: образования и непрерывного пополнения запаса понятий, представлений и вывода новых суждений и умозаключений. Мышление позволяет получить знание о таких объектах, свойствах и отношениях окружающего мира, которые не могут быть непосредственно восприняты при помощи первой сигнальной системы. Формы и законы мышления составляют предмет рассмотрения логики, а психофизиологические механизмы — соответственно, психологии и физиологии. С точки зрения физиологии и психологии, это определение является наиболее верным.

История изучения

Исследовать мышление начали ещё античные философы и учёные, однако делали они это с позиций не психологии, а других наук, в первую очередь — философии и логики. Первым из них был Парменид. В сочинении «Путь истины» (др.-греч. Αλήθεια) он представил первое в истории европейской философии сокращённое изложение основных положений дедуктивной метафизики

[2]. При этом он рассматривает процесс мышления с точки зрения логики. C точки зрения философии он утверждает, что бытие аналогично мысли:

…одно и то же мышление и то, о чем мысль.

фр. В 8, 34

Позже жили и работали 2 других древнегреческих учёных: Протагор и Эпикур, представители сенсуализма, философского течения, сыгравшего существенную роль в научном подходе к мышлению значительно позже.

Крупнейшим теоретиком учения о мышлении в то время был Аристотель

[3]. Он изучил его формы, обосновал и вывел законы мышления. Однако мышление для него было деятельностью «разумной души»[4]. Кроме того, он в основном занимался вопросами формальной логики.

Пифагор — древнегреческий философ и математик, основатель мозговой теории мышления.

Большую роль в изучении мышления сыграла медицина. Первыми предвозвестниками мозговой теории мышления были древнегреческий философ и математик Пифагор и его ученик, Алкмеон Кротонский — философ и медик[5]. Принявший их теорию великий врач Гиппократ утверждал:

Надо знать, что, с одной стороны, наслаждения, радости, смех, игры, а, с другой стороны, огорчения, печаль, недовольства и жалобы — происходят от мозга… От него мы становимся безумными, бредим, нас охватывают тревога и страхи, либо ночью, либо с наступлением дня
[5]
.

Александрийский медик Герофил помещал душу в головной мозг, а его соотечественник Эрасистрат утверждал, что этот орган — вместилище ума[5]. древнеримский медик Гален первым научно доказал, что не сердце, а головной и спинной мозг являются «средоточием движения, чувствительности и душевной деятельности». При этом он выделял отдельную рассуждающую (лат. rationalis) душу, что было шагом назад в сравнении с предыдущими учёными[5].

В эпоху Средневековья изучение мышления носило исключительно эмпирический характер и чего-либо нового не дало[6].

Активные психологические исследования мышления ведутся с XVII века, однако и тогда они существенно зависили от логики. Согласно раннему учению о мышлении, принадлежащему к XVII веку, способность к мышлению врождённая, а само мышление рассматривалось отдельно от психики. Интеллектуальными способностями считали созерцание, логическое рассуждение и рефлексия[7]. С появлением ассоциативной психологии мышление сводилось к ассоциациям и рассматривалось как врождённая способность. В эпоху Ренессанса учёные вновь вернулись к постулату античности о том, что психика — следствие работы мозга[6]

. Однако их рассуждения не были подкреплены экспериментом, поэтому являлись большей мерой абстрактными. Ощущение и восприятие они противопоставляли мышлению, а дискуссия велась только о том,что из этих двоих явлений важнее. Сенсуалисты на основе учения французского философа Э. Б. де Кондильяка утверждали: ««мыслить» — это значит чувствовать», а разум — «усложнённые ощущения», то есть решающее значение отдавали ощущению и восприятию[6]. Их оппонентами были рационалисты. Видным их представителем был Р. Декарт, предвозвестник рефлексологии. Они считали, что органы чувств дают примерную информацию, а познать её мы можем только с помощью разума. при этом мышление они считали автономным, рациональным актом, свободным от непосредственного чувствования. По Д. Дидро, ощущения:

свидетели в судебном заседании, а разум, мышление — это судья, который сопоставляет показания свидетелей и выносит окончательное заключение[6].

В конце XIX века появилось новое учение — прагматизм. Его представитель Дж. Уильям— американский философ и психолог в 1890 в книге «Принципы психологии» утверждает, что понятия — это не адекватное отражение объективного мира, а орудия, используемые при познавательной деятельности, планы действия. Мысли истинны не потому, что отражают материальный мир, а через полезность для человека[6]. Другой представитель этого течения, разрабатывающий прагматическую теорию познания — Дж. Дьюи.

В это же время наступает расцвет психологического течения — рефлексологии. Среди видных её деятелей можно назвать И. М. Сеченова, И. П. Павлова и В. М. Бехтерева[6].

В начале XX века в центр своих интересов поставила мышление Вюрцбургская школа психологии (О. Кюльпе и др.), работы представителей которой были основаны на феноменологии Э. Гуссерля и отвержении ассоцианизма. В экспериментах данной школы мышление изучалось методами систематической интроспекции с целью разложения процесса на основные этапы.

Гештальтпсихология в лице М. Вертгеймера и К.Дункера занималась исследованиями продуктивного мышления. Мышление в гештальтпсихологии понималось как переструктурирование проблемной ситуации с помощью инсайта.

В рамках бихевиоризма мышление — процесс формирования связей между стимулами и реакциями. Его заслуга — рассмотрение практического мышления, а именно — умений и навыков при решении задач[7].

Внёс вклад в изучение мышления и психоанализ[8], изучая бессознательные формы мышления, зависимость мышления от мотивов и потребностей.

В советской психологии изучение мышления связано с психологической теорией деятельности[8]. Её представители понимают мышление как прижизненную способность к решению задач и преображению действительности. По А. Н. Леонтьеву внутренняя (мышление) деятельность — не только производная от внешней (поведение), но и имеет то же строение. Во внутренней мыслительной деятельности можно выделить отдельные действия и операции. Внутренние и внешние элементы деятельности взаимозаменяемые. Можно сделать вывод: мышление сформировано в процессе деятельности. На основе теории деятельности были построены педагогические теории П. Я. Гальперина, Л. В. Занкова, В. В. Давыдова.

Одна из наиболее новых — информационно-кибернетическая теория мышления[8]. Мышление человека моделируют с точки зрения кибернетики и искусственного интеллекта.

Природа и основные виды

Основные характеристики

  1. Обобщение отражения действительности[9] — осуществление поиска отдельных предметов и явлений и переход к общему;
  2. Опосредованное познание объективной реальности[9] — на основе непрямой информации мы можем судить о свойствах предметов и явлений;

Физиология

Мышление является функцией головного мозга[10]. Существует несколько теорий физиологии мышления. Следуя работам И. П. Павлова мысль — следствие рефлекторной связи между человеком и реальностью[11]. Для его осуществления требуется работа нескольких систем мозга.

Первая из них — подкорковая область[12]. Её активизируют безусловные стимулы внешнего или внутреннего мира. Вторая система — полушария головного мозга без лобных долей (нем.)русск. и отделов речи. Принцип её работы: стимулы временной (условной) связью «подключаются» к безусловной реакции

[12]. Это — первая сигнальная система.

Принцип 3 системы: отвлечение от конкретных качеств воспринятых объектов и обобщение сигналов из первых двух инстанций[4]. Это — вторая сигнальная система. На её уровне воспринимаются слова и приходящие сюда сигналы заменяются речью. Поэтому в её состав входят лобные доли и 3 анализатора: речедвигательный, речеслуховой и речезрительный[12]. Кроме того, вторая сигнальная система регулирует первую. Её условные связи могут формироваться без раздражителя и отражать не только прошлое и настоящее, но и будущее.

Физиологическая основа мышления — работа коры больших полушарий. Ей характерны процессы, общие для нервной системы, в основном сочетание доминирующего возбуждения с окружающим его торможением.

Нейрофизиология

В настоящее время нейрофизиологические основы мышления до конца не известны[13].

Определённые сведения были получены при помощи ЭЭГ. Так, при умственной деятельности в лобных отведениях возникает усиление пространственной синхронизации. Это в своих экспериментах впервые установил 1972[14]. Сверхмедленные потенциалы усиливаются и учащаются при некоторых видах мыслительной деятельности[15], а именно, при умственном напряжении становятся короче дзета-волны. По временным характеристикам они показывают готовность к мыслительной деятельности. Однако метод ЭЭГ остаётся в плане исследования мышления крайне ограниченным[16].

Учёные пытаются понять, может ли деятельность совокупности нейронов характеризовать конкретный мыслительный процесс. Вероятно, это возможно, если учитывать, что мозг — материальный субстрат процессов мышления[16]. Здесь идёт речь о так называемых «констелляциях» по А. А. Ухтомскому или «паттернах». Трудность заключается в перекодировании информации нейрофизиологической в психологическую[17]. Изучать это начала ещё в 1977 Н. П. Бехтерева.

Процесс мышления часто связан с принятием решений. Исследования поиска выбора проводились при помощи регистрации ВП с помощью ЭЭГ. Наблюдалась кросс-корреляция потенциалов ЭЭГ между передними и задними отделами головного мозга, а именно: лобных, теменных и затылочных долей, то есть охват мозга очень широкий[18]. На параметры ВП влияло информационное содержание стимула. В принятии решений важна мотивация — взаимодействие восприятия и ассоциаций по П. С. Симонову.[19]. Однако, из-за того, что в реальности мозг не имеет достаточной информации о всех альтернативах, используются качественные словесные понятия — лингвистические переменные.

Из более новых методов для исследования мышления используют методы нейровизуализации. Так, для распознавания мыслей можно использовать функциональную МРТ. В эксперименте с точностью 72%—90%[20] ФМРТ смогла установить, какой набор картинок смотрит испытуемый[21]. Скоро, по мнению авторов исследований, благодаря этой технологии можно будет установить, что именно видит перед собой испытуемый[21]. Эту технологию можно будет использовать для визуализации снов, раннего предупреждения болезней головного мозга, создания интерфейсов для парализованных людей для общения с окружающим миром, маркетинговые рекламные программы и борьба с терроризмом и преступностью[21]. Также в экспериментах используют ПЭТ.

Классификация

В различных концепциях и отраслях психологии существуют различные типологии и классификации мышления. Чаще мышление делят следующим образом[22]:

  1. Теоретическое
    1. Понятийное;
    2. Образное;
  2. Практическое:
    1. Наглядно-образное;
    2. Наглядно-действенное.

Основные формы

1. Понятие[23] — отображенное в мышлении единство существенных свойств, связей и отношений предметов или явлений; мысль или система мыслей, выделяющая и обобщающая предметы некоторого класса по определённым общим и в совокупности специфическим для них признакам;

2. Суждение — форма мышления, в которой что-либо утверждается или отрицается о предмете, его свойствах или отношениях между предметами. Виды суждений и отношения между ними изучаются в философской логике;

3. Умозаключение[24] — вывод.

Теоретические и экспериментальные подходы к исследованию

Мышление и интеллект

Интеллект связан с мышлением, которое обрабатывает информацию из внешнего мира[25]. Интеллект связан с мышлением в области решения задач, это совокупность умственных способностей, обеспечивающих успех познания.

Мышление формирует понятия, понимание их взаимосвязей, анализирует их, а это, в свою очередь — основа поведения, а значит — адаптации. При этом выбор поведения зависит от критичности мышления[25]. Важно заметить, что поведение и мышление связаны только при решении определённой задачи, если её нет, поведение связано с другими механизмами. Например, поведение зависит от моральных ценностей.

Мышление связано с деятельностью, так как в её процессе сначала решается ряд задач, а потом умственный проект осуществляется на практике[25]. Кроме того, существует творческое мышление.

Можно сделать умозаключение, что поведение и деятельность человека связаны с мышлением, поэтому под понятием «ум» мы определяем процесс мышления и его особенности.

Объективными методами с помощью эксперимента можно выделить компоненты, связанные с решением умственных задач, на основе чего его считают отдельным психическим процессом[26]. Другие компоненты, участвующие в регуляции поведения, самостоятельно выделить нельзя. А понятие «интеллект» связано с попыткой психологическими тестами оценить умственные и творческие способности.

Теории о происхождении и наличии мышления у человека делятся на 2 группы. Представители первой считают, что интеллектуальные способности врождённые и неизменные. Одной из наиболее известных теорий первой группы является теория мышления гештальтпсихологии. Согласно второй группе, умственные способности развиваются в процессе жизни человека. Мышление зависит либо от внешних воздействий среды, либо от внутреннего развития субъекта, или же исходя из того и другого.

Экспериментальные исследования

А. Бине — французский психолог, один из основателей французской экспериментальной психологии, создатель тестологии

В начале XX века А. Бине и Т. Симон создали шкалу умственного развития Бине—Симона на основе умственного возраста[8].

Сейчас тесты исследуют мышление у людей от 2 до 65 лет. Их можно классифицировать, разделив на 3 группы.

Первая группа — тесты достижения, показывающие объем знаний, необходимый в определённой научно-практической области (контрольные тесты в школе). Вторая — интеллектуальные тесты, оценивающие соответствие интеллекта биологическому возрасту. Среди них можно назвать тест Стэнфорд-Бине (англ.)русск. и тест Векслера. Третья — критериально-ориентировачные тесты, оценивающие возможность решать интеллектуальные задачи (тест МИОМ и модификация интеллектуальной батареи тестов Р. Амтхауэра Б. М. Кулагина и М. М. Решетникова (тест «КР—3—85»))[27].

Тесты можно рассматривать как экспериментальную модель, которая лежит в основании концептуально-экспериментальных моделей интеллекта. Одну из наиболее известных из них предложил Дж. П. Гилфорд[27]. Согласно его концепции, интеллект можно оценивать по 3 направлениям: содержанию, продукту и характеру. Модель интеллекта Гилфорда включает 120 различных интеллектуальных процессов, сводящихся к 15 факторам: пять операций, четыре вида содержания, шесть типов продуктов мыслительной деятельности[28].

Основные стадии мышления

Благодаря использованию данных самонаблюдения известных учёных (таких как Г. Л. Ф. Гельмгольц и А. Пуанкаре), были разграничены четыре стадии творческого мышления: подготовка, созревание, озарение и проверка истинности. В настоящее время существует множество различных классификаций последовательности акта мышления.

Основные этапы мышления

Основные виды умственных операций[29]:

  1. Сравнение;
  2. Анализ;
  3. Синтез;
  4. Абстракция;
  5. Конкретизация;
  6. Индукция;
  7. Дедукция;
  8. Классификация;
  9. Обобщение.

Сравнение

Сравнение — это одна из ключевых операций, осуществляемых человеком при познании окружающего мира, себя самого и других людей, а также в ситуациях решения разнообразных, в частности, когнитивно-коммуникативных задач, находящаяся в зависимости от условий (контекста), в котором она совершается, которая не может быть понята вне единства процесса, в ходе которого она осуществляется, результата, к которому приводит и субъекта, который её осуществляет[30]. Заключается она в установлении сходства и различия. Осуществляется операция непосредственно (воспринимая предметы одновременно) или опосредованно (путём умозаключения, используя косвенные признаки)[29]. При этом важны сравниваемые свойства. Важно также выбрать единые показатели для сравнения. Нельзя, например, при измерении расстояния сравнивать в одном случае километры, а в другом — время, затраченное на путешествие. Необходимо выбрать существенный признак для сравнения. Чтобы избежать ошибок, нужно производить разностороннее сравнение.

Второй пример ошибок при сравнении — поверхностное сравнение по аналогии, при котором, при сходстве по одному или даже группе признаков, мы считаем, что все остальные признаки также сходятся[31]. Так, увидев сходство строения ударных и вулканических кратеров В. Г. Бухер (англ.)русск. считал, что и причина их возникновения одинакова. Однако, аналогическое сравнение может быть и правильным. Так, хордовые имеют отличительную черту — хорду и по ней учёные могут судить о том, что, значит, принцип строения их тела в общих чертах также сходен. Можно сделать вывод, что истинность умозаключения по аналогии зависит от взаимообусловленности признаков. Так, хорда возникла у общих предков хордовых и отражает процесс эволюции, в то время как строение кратеров похоже только внешне.

Анализ и синтез

Процессы анализа и синтеза активно используются при сборке пазла

Анализ — логический прием определения понятия, когда его разлагают по признакам на составные части, чтобы таким образом сделать познавание ясным в полном объеме. Таким образом из частей целого можно мысленно создать его структуру[31]. Вместе с частями предмета мы выделяем его свойства. Анализ возможен не только при восприятии, но и по памяти, то есть при представлении.

Синтез — способ собрать целое из частей или явлений, а также их свойств, как антипод анализа.

В детском возрасте анализ и синтез впервые возникают при практических манипуляциях предметами. И с возрастом с целью разобраться в строении устройства человек его собирает и разбирает. Так как это не всегда возможно, в некоторых случаях сначала предметы изучаются отдельно, а потом производят мысленные операции над их совокупностью. Так, при изучении микробиологии сначала изучают строение отдельных микроорганизмов и лишь потом в практической деятельности врач анализирует их совокупность при исследовании воды.

Анализ и синтез бывает не только практическим, но и теоретическим. Если при этом они отделены от других мыслительных операций, они становятся механистичными[32]. Так, оторванная от других процессов разборка ребёнком игрушки совершенно бесполезна, в то же время и при её сборке детали собираются не как-нибудь к их простой сумме.

Анализ и синтез всегда тесно взаимосвязаны между собой[32].

Абстракция и конкретизация

Абстракция — отвлечение в процессе познания от несущественных сторон, свойств, связей предмета или явления с целью выделения их существенных, закономерных признаков. Выделенная часть или свойство рассматриваются отдельно от других[33]. При этом происходит выделение из информации отдельных частей или свойств. Так, оперируя термином «стол» мы представляем абстрактный стол без отдельных свойств, присутствующих у всех известных нам столов. Это конкретное понятие.

От конкретных понятий можно совершить переход к абстрактным, то есть признакам и свойствам предметов и явлений: «трезвость», «мудрость», «яркость». Они, с одной стороны, совершенно отдельны от других свойств. С другой же они нуждаются в чувственной опоре, без неё становясь формальными (см. Абстрактное понятие).

При совершении процесса абстракции можно совершить ошибки 2 родов:

  1. Усваивая определённые понятия трудно перейти от конкретных примеров к другой обстановке.
  2. Абстрагирование от существенных признаков, в результате чего искажается представление.

Конкретизация — выделение частного из общего. При этом мы представляем конкретные предметы во всём их многообразии. Конкретизация понятия «стол»: «письменный стол», «обеденный стол», «разделочный стол», «рабочий стол».

Виды абстракции

Индукция и дедукция

Пример индукции: Г. Эббингауз изучал процесс забывания у отдельных людей, на основе чего сформулировал один из общих законов памяти Пример дедукции: если все берёзы сбрасывают листья зимой, значит это делает и отдельная берёза

Индукция — процесс логического вывода на основе перехода от частного положения к общему.

Чтобы избежать ошибки при индуктивном умозаключении необходимо знать, от чего зависит наблюдаемый нами факт или явление и установить, меняется ли это свойство, или качество, при единичных случаях, которые мы наблюдали[34].

Дедукция — метод мышления, при котором частное положение логическим путем выводится из общего, вывод по правилам логики; цепь умозаключений (рассуждений), звенья которой (высказывания) связаны отношением логического следования.

Метод дедукции очень важен в реальной жизни. Однако, чтобы избежать ошибок при использовании дедуктивного метода, важно осознавать, что наблюдаемый отдельный случай попадает под общее положение. Здесь уместно вспомнить эксперимент известного советского детского психолога Л. И. Божович. Она спрашивала учеников, какая борона глубже разрыхляет землю — 60- или 20-зубчатая. Чаще ученики не давали правильный ответ, хотя им были известны законы давления[35].

Решение сложных задач. Творческое мышление

Развитие

В процессе развития мышления выделяют несколько этапов, которые отличаются у разных авторов. Эти концепции, при своём различии, имеют общие позиции.

Большинство современных концепций начальный этап мышления отождествляют с обобщением[36]. При этом мышление связано с практикой. В то же время оно основано на опыте, причём, как личном, так и основанном на наблюдении за взрослыми.

Второй этап связан с речью[36]. Слова являются опорой для обобщений. Однако, иногда обобщение слов происходит на основе несущественных признаков и становится неверным. Например под яблоком ребёнок понимает все круглые красные предметы.

На третьем этапе один предмет называется несколько словесными обозначениями. Это свидетельствует о формировании операции сравнения. Происходит это обычно в 2 года, а уже в 3-4-летнем возрасте на основе процесса сравнения формируются индукция и дедукция[37].

В мышлении детей можно выделить следующие особенности. Во-первых, это связь обобщения и действия. Во-вторых, наглядность, конкретность и опора на единичные факты.

В школьном возрасте мышление прогрессирует. Связано это не только с возрастными изменениями головного мозга (к 6 годам его масса увеличивается в 3 раза по сравнению с массой в 1 год[38]).Связано это в первую очередь с интеллектуальными задачами, которые стоят перед учеником[36]. Возникает переход от конкретных к абстрактным понятиям, обогащается содержание понятий и совершается переход от поверхностных связей к глубоким. Школа развивает такие мыслительные операции, как анализ, синтез, обобщение, индукция и дедукция.

Направления исследований

  1. Филогенетическое. Оно предполагает изучение мышления в процессе исторического развития человечества (его филогенезе).
  2. Онтогенетическое — изучение мышления в процессе онтогенеза одного человека.
  3. Экспериментальное — исследование мышления в эксперименте и создание интеллекта в искусственных условиях.

Теория формирования и развития интеллектуальных операций П. Я. Гальперина

П. Я. Гальперин — советский психолог, экспериментально обосновавший метод поэтапного формирования умственных действий и понятий, что дало начало циклу экспери­ментальных исследований[39]

Нарушения при психических заболеваниях

Динамика мышления

1. Ускорение мышления («скачка идей»)

Условно за единицу времени образуется больше ассоциаций, чем в норме, и при этом страдает их качество. Быстро сменяющие друг друга образы, представления, суждения, умозаключения крайне поверхностны. Обилие лёгкости новых ассоциаций, спонтанно возникающих от любого раздражителя, отражается в речевой продукции, которая может напоминать т. н. пулемётную речь. От беспрерывного говорения больные иногда теряют голос, или же он становится хриплым, шепотным. В целом, ускорение мышления является обязательной производной маниакального синдрома различного генеза (аффективные расстройства, шизофрения, наркомания и др.)

Скачка идей (fuga idearum). Это чрезвычайное ускорение мышления: мыслительный процесс и речевая продукция беспрерывно течёт и скачет; они бессвязны. Однако, если эту речь записать на магнитофон и прокрутить в медленном темпе, можно определить в ней некоторый смысл, чего никогда не бывает при истинной бессвязности мышления.

В основе скачки идей — повышенная лабильность корковых процессов.

Характерно:

  • Быстрые ассоциации, повышенная отвлекаемость, экспрессивная жестикуляция и мимика.
  • Не нарушен анализ, синтез, осмысление ситуации.
  • Мало задумываются над ответом.
  • Легко исправляют ошибки, если на них указать.
  • Ассоциации хаотичны, случайны, не оттормаживаются.
  • Доступен обобщённый смысл задания, может выполнять его на этом уровне, если не будет отвлекаться.
2. Инертность мышления

Проявления: заторможенность, бедность ассоциаций. Наиболее выражено замедление ассоциативного процесса в абсолютно «пустой голове, в которой мысли вообще не появляются». На вопросы больные отвечают односложно и после длительной паузы (латентный период речевых реакций возрастает по сравнению с нормой в 7-10 раз). Общая цель мыслительного процесса сохраняется, но переключение на новые цели крайне затруднительно. Подобное нарушение обычно характерно для эпилепсии («первичное нарушение»), эпилептоидной психопатии, депрессивного синдрома , но может отмечаться при апатических и астенических состояниях, а также при лёгких степенях помрачнения сознания.

Больные могут менять способ работы, изменять ход суждений, переключаться на другой вид деятельности. Характерна замедленность, тугоподвижность, плохая переключаемость. Решение задачи доступно, если выполняется только одним определённым образом. Инертность связей прошлого опыта приводит к снижению уровня обобщения.

3. Непоследовательность суждений

Неустойчивый способ выполнения задания. Уровень обобщения не снижен. Анализ, синтез, усвоение инструкции сохранны. Понимают переносный смысл пословиц, метафор. Адекватный характер суждений неустойчив. Чередуют правильный и неправильный способ выполнения задания.

При невыраженной степени заболевания такая непоследовательность суждений поддается исправлению. Часто бывает достаточно привлечь внимание, чтобы больной исправился.

Колебания возникают при малейшем изменении условий задания.

4. «Откликаемость»

У больных, страдающих тяжелой формой сосудистых заболеваний. Неустойчивость способа выполнения задания и связанные с ней колебания умственных достижений приобретают гротескный характер.

Пример: после выполнения классификации больной вдруг начинает относиться к картинкам, как к реальным объектам: пытается поставить карточку с кораблём, так как если положить — утонет.

Такие больные могут быть не ориентированы в месте и времени. Они некритичны к своему состоянию. Не помнят имён близких, значимых дат, имени врача. Речь нарушена, может быть несвязной. Поведение часто нелепо. Отсутствуют спонтанные высказывания.

Эти нарушения отличаются динамичностью. На протяжении короткого отрезка времени характер суждений и действий больных колеблется.

Характерна повышенная откликаемость на самые разные раздражители окружающей обстановки, к ним не адресованные. Иногда вплетают в речь предметы окружения.

Создаётся вынужденная тенденция без отбора отражать в речи все то, что воспринимают.

Быстрая откликаемость на внешние случайные раздражители сочетается с плохой переключаемостью.

В более ранних работах феномен откликаемости описывался как полевое поведение.

Следует различать откликаемость и отвлекаемость (у детей). У них разный генез:

  • откликаемость — следствие снижения уровня активности коры; способствует разрушению целенаправленной деятельности.
  • отвлекаемость — следствие усиленного ориентировочного рефлекса, высокой активности коры. Образование большого количества временных связей — основа дальнейшей целенаправленной деятельности.
5. Соскальзывание

Правильно решая какое-либо задание и адекватно рассуждая о каком-либо предмете, больные неожиданно сбиваются с правильного хода мыслей по ложной, неадекватной ассоциации, а затем вновь способны продолжать рассуждения последовательно, не повторяя ошибки, но и не исправляя её. Характерно для довольно сохранных больных шизофренией.

Соскальзывания внезапны, эпизодичны. В ассоциативном эксперименте часто появляются случайные ассоциации и ассоциации по созвучию (горе-море).

Процесс обобщения и отвлечения не нарушен. Могут правильно синтезировать материал, правильно выделять существенные признаки. Вместе с тем на какой-то отрезок времени правильный ход мышления у них нарушается вследствие того, что больные в своих суждениях начинают руководствоваться случайными, несущественными в данной ситуации признаками.

Операциональная сторона

1. Снижение уровня обобщения

В суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях; оперирование общими признаками заменяется установлением конкретных связей между предметами. Не могут отобрать признаки, которые наиболее полно раскрывают понятие.

2. Искажение процесса обобщения

Отражают лишь случайную сторону явлений, существенные отношения между предметами мало принимаются во внимание; предметное содержание вещей и явлений не учитывается.

Нарушение процесса обобщения вызывается тем, что больные не руководствуются культурно принятыми отношениями между предметами. Так, в задаче четвёртый-лишний больной может объединить стол, кровать и шкаф назвав их объёмами, ограниченными деревянными плоскостями.

Мотивационный компонент

Разноплановость мышления

Разноплановость мышления — суждения больных о каких-либо явлениях протекают в разных плоскостях. Больные не выполняют задания, хотя усваивают инструкцию, у них сохранены умственные операции сравнения, различения, обобщения, отвлечения. Действия больного лишены целенаправленности. Особенно четко разноплановость выступает в заданиях на классификацию предметов и исключение предметов.

Резонёрство

Резонёрство — один из видов нарушений мышления, характеризующийся пустым, бесплодным многословием, рассуждательством с отсутствием конкретных идей и целенаправлености мыслительного процесса.

По классификации нарушений мышления Б. В. Зейгарник, резонёрство (наряду с разноплановостью и разорванностью) относится к категории нарушений мотивационно-личностного компонента мышления.

Некритичность

Некритичность — утеря целенаправленности мышления, поверхностность, незавершенность мышления; мышление перестает быть регулятором действий человека.

Символическое мышление

Символическое мышление — психопатологический симптом, проявляющийся в расстройстве мышления, при котором больной придает понятиям аллегорический смысл, совершенно не понятный другим, но имеющее для больного исключительное значение.

Патологическая обстоятельность

Патологическая обстоятельность — одно из расстройств мышления по темпу течения ассоциаций, при котором нарушается его целенаправленность.

См. также

Примечания

  1. Мышление в психологическом словаре
  2. Лебедев А.В. ПАРМЕНИД  (рус.). Новая философская энциклопедия. Институт Философии РАН. Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012. Проверено 12 декабря 2011.
  3. Банщиков В. М., Гуськов В. С. Мягков И. Ф., 1967, с. 64
  4. 1 2 Банщиков В. М., Гуськов В. С. Мягков И. Ф., 1967, с. 66
  5. 1 2 3 4 Ю. В. Каннабих История психиатрии. — Ленинград: Государственное медицинское издательство, 1928.
  6. 1 2 3 4 5 6 Банщиков В. М., Гуськов В. С. Мягков И. Ф., 1967, с. 65
  7. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 312
  8. 1 2 3 4 Маклаков А. Г., 2001, с. 313
  9. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 299
  10. Маклаков А. Г., 2001, с. 301
  11. Банщиков В. М., Гуськов В. С.. Мягков И. Ф., 1967, с. 65
  12. 1 2 3 Банщиков В. М., Гуськов В. С.. Мягков И. Ф., 1967, с. 66
  13. Коган А. Б., 1988, с. 335
  14. Коган А. Б., 1988, с. 336
  15. Коган А. Б., 1988, с. 341
  16. 1 2 Коган А. Б., 1988, с. 343
  17. Коган А. Б., 1988, с. 344
  18. Коган А. Б., 1988, с. 348
  19. Коган А. Б., 1988, с. 349
  20. Kerri Smith. Mind-reading with a brain scan (англ.) // Nature News. — 2008.
  21. 1 2 3 Brandon Keim. Brain Scanner Can Tell What You’re Looking At  (англ.). Wired News (05.03.08). — Сканер головного мозга может указать, на что вы смотрите.. Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012.
  22. Маклаков А. Г., 2001, с. 303
  23. Маклаков А. Г., 2001, с. 304
  24. Маклаков А. Г., 2001, с. 309
  25. 1 2 3 Маклаков А. Г., 2001, с. 310
  26. Маклаков А. Г., 2001, с. 311
  27. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 314
  28. Маклаков А. Г., 2001, с. 315
  29. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 316
  30. Москва: Институт психологии РАН, 2010. — С. 7—8. — 416 с.
  31. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 317
  32. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 318
  33. Маклаков А. Г., 2001, с. 319
  34. Маклаков А. Г., 2001, с. 320
  35. Маклаков А. Г., 2001, с. 321
  36. 1 2 3 Маклаков А. Г., 2001, с. 325
  37. Маклаков А. Г., 2001, с. 326
  38. Псеунок А.А. Онто- и филогенез головного мозга  (рус.). Анатомия мозга. Методики для развития мозга. Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012. Проверено 27 января 2011.
  39. Маклаков А. Г., 2001, с. 327

Литература

  • Банщиков В. М., Гуськов В. С., Мягков И. Ф. Мышление // Медицинская психология. — Москва: Медицина, 1967. — С. 63—79. — 240 с. — 90 000 экз.;
  • Москва: Высшая школа, 1988. — С. 335—350. — 368 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-06-001444-4;
  • Общая психология. — Санкт-Петербург: Питер, 2001. — С. 298—331. — 592 с. — (Учебник нового века). — 7000 экз. — ISBN 5-272-00062-5;
  • Маланов, С. В. Психологические механизмы мышления человека: мышление в науке и учебной деятельности / С. В. Маланов — М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2004. — 480 с.
  • Тихомиров О. К. Психология мышления. М.: 1984.
  • Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. В. Петухова. М.: 1981.

Мышление (психология) — это… Что такое Мышление (психология)?

У этого термина существуют и другие значения, см. Мышление.

Мышление — процесс моделирования систематических отношений окружающего мира на основе безусловных положений[1]. Однако в психологии существует множество других определений.

Например — высший этап обработки информации человеком или животным, процесс установления связей между объектами или явлениями окружающего мира; или — процесс отражения существенных свойств объектов, а также связей между ними, что приводит к появлению представлений об объективной реальности. Споры по поводу определения продолжаются по сей день.

В патопсихологии и нейропсихологии мышление относят к одной из высших психических функций. Оно рассматривается как деятельность, имеющая мотив, цель, систему действий и операций, результат и контроль.

Мышление — высшая ступень человеческого познания, процесс отражения в мозге окружающего реального мира, основанный на двух принципиально различных психофизиологических механизмах: образования и непрерывного пополнения запаса понятий, представлений и вывода новых суждений и умозаключений. Мышление позволяет получить знание о таких объектах, свойствах и отношениях окружающего мира, которые не могут быть непосредственно восприняты при помощи первой сигнальной системы. Формы и законы мышления составляют предмет рассмотрения логики, а психофизиологические механизмы — соответственно, психологии и физиологии. С точки зрения физиологии и психологии, это определение является наиболее верным.

История изучения

Исследовать мышление начали ещё античные философы и учёные, однако делали они это с позиций не психологии, а других наук, в первую очередь — философии и логики. Первым из них был Парменид. В сочинении «Путь истины» (др.-греч. Αλήθεια) он представил первое в истории европейской философии сокращённое изложение основных положений дедуктивной метафизики[2]. При этом он рассматривает процесс мышления с точки зрения логики. C точки зрения философии он утверждает, что бытие аналогично мысли:

…одно и то же мышление и то, о чем мысль.

фр. В 8, 34

Позже жили и работали 2 других древнегреческих учёных: Протагор и Эпикур, представители сенсуализма, философского течения, сыгравшего существенную роль в научном подходе к мышлению значительно позже.

Крупнейшим теоретиком учения о мышлении в то время был Аристотель[3]. Он изучил его формы, обосновал и вывел законы мышления. Однако мышление для него было деятельностью «разумной души»[4]. Кроме того, он в основном занимался вопросами формальной логики.

Пифагор — древнегреческий философ и математик, основатель мозговой теории мышления.

Большую роль в изучении мышления сыграла медицина. Первыми предвозвестниками мозговой теории мышления были древнегреческий философ и математик Пифагор и его ученик, Алкмеон Кротонский — философ и медик[5]. Принявший их теорию великий врач Гиппократ утверждал:

Надо знать, что, с одной стороны, наслаждения, радости, смех, игры, а, с другой стороны, огорчения, печаль, недовольства и жалобы — происходят от мозга… От него мы становимся безумными, бредим, нас охватывают тревога и страхи, либо ночью, либо с наступлением дня[5].

Александрийский медик Герофил помещал душу в головной мозг, а его соотечественник Эрасистрат утверждал, что этот орган — вместилище ума[5]. древнеримский медик Гален первым научно доказал, что не сердце, а головной и спинной мозг являются «средоточием движения, чувствительности и душевной деятельности». При этом он выделял отдельную рассуждающую (лат. rationalis) душу, что было шагом назад в сравнении с предыдущими учёными[5].

В эпоху Средневековья изучение мышления носило исключительно эмпирический характер и чего-либо нового не дало[6].

Активные психологические исследования мышления ведутся с XVII века, однако и тогда они существенно зависили от логики. Согласно раннему учению о мышлении, принадлежащему к XVII веку, способность к мышлению врождённая, а само мышление рассматривалось отдельно от психики. Интеллектуальными способностями считали созерцание, логическое рассуждение и рефлексия[7]. С появлением ассоциативной психологии мышление сводилось к ассоциациям и рассматривалось как врождённая способность. В эпоху Ренессанса учёные вновь вернулись к постулату античности о том, что психика — следствие работы мозга[6]. Однако их рассуждения не были подкреплены экспериментом, поэтому являлись большей мерой абстрактными. Ощущение и восприятие они противопоставляли мышлению, а дискуссия велась только о том,что из этих двоих явлений важнее. Сенсуалисты на основе учения французского философа Э. Б. де Кондильяка утверждали: ««мыслить» — это значит чувствовать», а разум — «усложнённые ощущения», то есть решающее значение отдавали ощущению и восприятию[6]. Их оппонентами были рационалисты. Видным их представителем был Р. Декарт, предвозвестник рефлексологии. Они считали, что органы чувств дают примерную информацию, а познать её мы можем только с помощью разума. при этом мышление они считали автономным, рациональным актом, свободным от непосредственного чувствования. По Д. Дидро, ощущения:

свидетели в судебном заседании, а разум, мышление — это судья, который сопоставляет показания свидетелей и выносит окончательное заключение[6].

В конце XIX века появилось новое учение — прагматизм. Его представитель Дж. Уильям— американский философ и психолог в 1890 в книге «Принципы психологии» утверждает, что понятия — это не адекватное отражение объективного мира, а орудия, используемые при познавательной деятельности, планы действия. Мысли истинны не потому, что отражают материальный мир, а через полезность для человека[6]. Другой представитель этого течения, разрабатывающий прагматическую теорию познания — Дж. Дьюи.

В это же время наступает расцвет психологического течения — рефлексологии. Среди видных её деятелей можно назвать И. М. Сеченова, И. П. Павлова и В. М. Бехтерева[6].

В начале XX века в центр своих интересов поставила мышление Вюрцбургская школа психологии (О. Кюльпе и др.), работы представителей которой были основаны на феноменологии Э. Гуссерля и отвержении ассоцианизма. В экспериментах данной школы мышление изучалось методами систематической интроспекции с целью разложения процесса на основные этапы.

Гештальтпсихология в лице М. Вертгеймера и К.Дункера занималась исследованиями продуктивного мышления. Мышление в гештальтпсихологии понималось как переструктурирование проблемной ситуации с помощью инсайта.

В рамках бихевиоризма мышление — процесс формирования связей между стимулами и реакциями. Его заслуга — рассмотрение практического мышления, а именно — умений и навыков при решении задач[7].

Внёс вклад в изучение мышления и психоанализ[8], изучая бессознательные формы мышления, зависимость мышления от мотивов и потребностей.

В советской психологии изучение мышления связано с психологической теорией деятельности[8]. Её представители понимают мышление как прижизненную способность к решению задач и преображению действительности. По А. Н. Леонтьеву внутренняя (мышление) деятельность — не только производная от внешней (поведение), но и имеет то же строение. Во внутренней мыслительной деятельности можно выделить отдельные действия и операции. Внутренние и внешние элементы деятельности взаимозаменяемые. Можно сделать вывод: мышление сформировано в процессе деятельности. На основе теории деятельности были построены педагогические теории П. Я. Гальперина, Л. В. Занкова, В. В. Давыдова.

Одна из наиболее новых — информационно-кибернетическая теория мышления[8]. Мышление человека моделируют с точки зрения кибернетики и искусственного интеллекта.

Природа и основные виды

Основные характеристики

  1. Обобщение отражения действительности[9] — осуществление поиска отдельных предметов и явлений и переход к общему;
  2. Опосредованное познание объективной реальности[9] — на основе непрямой информации мы можем судить о свойствах предметов и явлений;

Физиология

Мышление является функцией головного мозга[10]. Существует несколько теорий физиологии мышления. Следуя работам И. П. Павлова мысль — следствие рефлекторной связи между человеком и реальностью[11]. Для его осуществления требуется работа нескольких систем мозга.

Первая из них — подкорковая область[12]. Её активизируют безусловные стимулы внешнего или внутреннего мира. Вторая система — полушария головного мозга без лобных долей (нем.)русск. и отделов речи. Принцип её работы: стимулы временной (условной) связью «подключаются» к безусловной реакции[12]. Это — первая сигнальная система.

Принцип 3 системы: отвлечение от конкретных качеств воспринятых объектов и обобщение сигналов из первых двух инстанций[4]. Это — вторая сигнальная система. На её уровне воспринимаются слова и приходящие сюда сигналы заменяются речью. Поэтому в её состав входят лобные доли и 3 анализатора: речедвигательный, речеслуховой и речезрительный[12]. Кроме того, вторая сигнальная система регулирует первую. Её условные связи могут формироваться без раздражителя и отражать не только прошлое и настоящее, но и будущее.

Физиологическая основа мышления — работа коры больших полушарий. Ей характерны процессы, общие для нервной системы, в основном сочетание доминирующего возбуждения с окружающим его торможением.

Нейрофизиология

В настоящее время нейрофизиологические основы мышления до конца не известны[13].

Определённые сведения были получены при помощи ЭЭГ. Так, при умственной деятельности в лобных отведениях возникает усиление пространственной синхронизации. Это в своих экспериментах впервые установил 1972[14]. Сверхмедленные потенциалы усиливаются и учащаются при некоторых видах мыслительной деятельности[15], а именно, при умственном напряжении становятся короче дзета-волны. По временным характеристикам они показывают готовность к мыслительной деятельности. Однако метод ЭЭГ остаётся в плане исследования мышления крайне ограниченным[16].

Учёные пытаются понять, может ли деятельность совокупности нейронов характеризовать конкретный мыслительный процесс. Вероятно, это возможно, если учитывать, что мозг — материальный субстрат процессов мышления[16]. Здесь идёт речь о так называемых «констелляциях» по А. А. Ухтомскому или «паттернах». Трудность заключается в перекодировании информации нейрофизиологической в психологическую[17]. Изучать это начала ещё в 1977 Н. П. Бехтерева.

Процесс мышления часто связан с принятием решений. Исследования поиска выбора проводились при помощи регистрации ВП с помощью ЭЭГ. Наблюдалась кросс-корреляция потенциалов ЭЭГ между передними и задними отделами головного мозга, а именно: лобных, теменных и затылочных долей, то есть охват мозга очень широкий[18]. На параметры ВП влияло информационное содержание стимула. В принятии решений важна мотивация — взаимодействие восприятия и ассоциаций по П. С. Симонову.[19]. Однако, из-за того, что в реальности мозг не имеет достаточной информации о всех альтернативах, используются качественные словесные понятия — лингвистические переменные.

Из более новых методов для исследования мышления используют методы нейровизуализации. Так, для распознавания мыслей можно использовать функциональную МРТ. В эксперименте с точностью 72%—90%[20] ФМРТ смогла установить, какой набор картинок смотрит испытуемый[21]. Скоро, по мнению авторов исследований, благодаря этой технологии можно будет установить, что именно видит перед собой испытуемый[21]. Эту технологию можно будет использовать для визуализации снов, раннего предупреждения болезней головного мозга, создания интерфейсов для парализованных людей для общения с окружающим миром, маркетинговые рекламные программы и борьба с терроризмом и преступностью[21]. Также в экспериментах используют ПЭТ.

Классификация

В различных концепциях и отраслях психологии существуют различные типологии и классификации мышления. Чаще мышление делят следующим образом[22]:

  1. Теоретическое
    1. Понятийное;
    2. Образное;
  2. Практическое:
    1. Наглядно-образное;
    2. Наглядно-действенное.

Основные формы

1. Понятие[23] — отображенное в мышлении единство существенных свойств, связей и отношений предметов или явлений; мысль или система мыслей, выделяющая и обобщающая предметы некоторого класса по определённым общим и в совокупности специфическим для них признакам;

2. Суждение — форма мышления, в которой что-либо утверждается или отрицается о предмете, его свойствах или отношениях между предметами. Виды суждений и отношения между ними изучаются в философской логике;

3. Умозаключение[24] — вывод.

Теоретические и экспериментальные подходы к исследованию

Мышление и интеллект

Интеллект связан с мышлением, которое обрабатывает информацию из внешнего мира[25]. Интеллект связан с мышлением в области решения задач, это совокупность умственных способностей, обеспечивающих успех познания.

Мышление формирует понятия, понимание их взаимосвязей, анализирует их, а это, в свою очередь — основа поведения, а значит — адаптации. При этом выбор поведения зависит от критичности мышления[25]. Важно заметить, что поведение и мышление связаны только при решении определённой задачи, если её нет, поведение связано с другими механизмами. Например, поведение зависит от моральных ценностей.

Мышление связано с деятельностью, так как в её процессе сначала решается ряд задач, а потом умственный проект осуществляется на практике[25]. Кроме того, существует творческое мышление.

Можно сделать умозаключение, что поведение и деятельность человека связаны с мышлением, поэтому под понятием «ум» мы определяем процесс мышления и его особенности.

Объективными методами с помощью эксперимента можно выделить компоненты, связанные с решением умственных задач, на основе чего его считают отдельным психическим процессом[26]. Другие компоненты, участвующие в регуляции поведения, самостоятельно выделить нельзя. А понятие «интеллект» связано с попыткой психологическими тестами оценить умственные и творческие способности.

Теории о происхождении и наличии мышления у человека делятся на 2 группы. Представители первой считают, что интеллектуальные способности врождённые и неизменные. Одной из наиболее известных теорий первой группы является теория мышления гештальтпсихологии. Согласно второй группе, умственные способности развиваются в процессе жизни человека. Мышление зависит либо от внешних воздействий среды, либо от внутреннего развития субъекта, или же исходя из того и другого.

Экспериментальные исследования

А. Бине — французский психолог, один из основателей французской экспериментальной психологии, создатель тестологии

В начале XX века А. Бине и Т. Симон создали шкалу умственного развития Бине—Симона на основе умственного возраста[8].

Сейчас тесты исследуют мышление у людей от 2 до 65 лет. Их можно классифицировать, разделив на 3 группы.

Первая группа — тесты достижения, показывающие объем знаний, необходимый в определённой научно-практической области (контрольные тесты в школе). Вторая — интеллектуальные тесты, оценивающие соответствие интеллекта биологическому возрасту. Среди них можно назвать тест Стэнфорд-Бине (англ.)русск. и тест Векслера. Третья — критериально-ориентировачные тесты, оценивающие возможность решать интеллектуальные задачи (тест МИОМ и модификация интеллектуальной батареи тестов Р. Амтхауэра Б. М. Кулагина и М. М. Решетникова (тест «КР—3—85»))[27].

Тесты можно рассматривать как экспериментальную модель, которая лежит в основании концептуально-экспериментальных моделей интеллекта. Одну из наиболее известных из них предложил Дж. П. Гилфорд[27]. Согласно его концепции, интеллект можно оценивать по 3 направлениям: содержанию, продукту и характеру. Модель интеллекта Гилфорда включает 120 различных интеллектуальных процессов, сводящихся к 15 факторам: пять операций, четыре вида содержания, шесть типов продуктов мыслительной деятельности[28].

Основные стадии мышления

Благодаря использованию данных самонаблюдения известных учёных (таких как Г. Л. Ф. Гельмгольц и А. Пуанкаре), были разграничены четыре стадии творческого мышления: подготовка, созревание, озарение и проверка истинности. В настоящее время существует множество различных классификаций последовательности акта мышления.

Основные этапы мышления

Основные виды умственных операций[29]:

  1. Сравнение;
  2. Анализ;
  3. Синтез;
  4. Абстракция;
  5. Конкретизация;
  6. Индукция;
  7. Дедукция;
  8. Классификация;
  9. Обобщение.

Сравнение

Сравнение — это одна из ключевых операций, осуществляемых человеком при познании окружающего мира, себя самого и других людей, а также в ситуациях решения разнообразных, в частности, когнитивно-коммуникативных задач, находящаяся в зависимости от условий (контекста), в котором она совершается, которая не может быть понята вне единства процесса, в ходе которого она осуществляется, результата, к которому приводит и субъекта, который её осуществляет[30]. Заключается она в установлении сходства и различия. Осуществляется операция непосредственно (воспринимая предметы одновременно) или опосредованно (путём умозаключения, используя косвенные признаки)[29]. При этом важны сравниваемые свойства. Важно также выбрать единые показатели для сравнения. Нельзя, например, при измерении расстояния сравнивать в одном случае километры, а в другом — время, затраченное на путешествие. Необходимо выбрать существенный признак для сравнения. Чтобы избежать ошибок, нужно производить разностороннее сравнение.

Второй пример ошибок при сравнении — поверхностное сравнение по аналогии, при котором, при сходстве по одному или даже группе признаков, мы считаем, что все остальные признаки также сходятся[31]. Так, увидев сходство строения ударных и вулканических кратеров В. Г. Бухер (англ.)русск. считал, что и причина их возникновения одинакова. Однако, аналогическое сравнение может быть и правильным. Так, хордовые имеют отличительную черту — хорду и по ней учёные могут судить о том, что, значит, принцип строения их тела в общих чертах также сходен. Можно сделать вывод, что истинность умозаключения по аналогии зависит от взаимообусловленности признаков. Так, хорда возникла у общих предков хордовых и отражает процесс эволюции, в то время как строение кратеров похоже только внешне.

Анализ и синтез

Процессы анализа и синтеза активно используются при сборке пазла

Анализ — логический прием определения понятия, когда его разлагают по признакам на составные части, чтобы таким образом сделать познавание ясным в полном объеме. Таким образом из частей целого можно мысленно создать его структуру[31]. Вместе с частями предмета мы выделяем его свойства. Анализ возможен не только при восприятии, но и по памяти, то есть при представлении.

Синтез — способ собрать целое из частей или явлений, а также их свойств, как антипод анализа.

В детском возрасте анализ и синтез впервые возникают при практических манипуляциях предметами. И с возрастом с целью разобраться в строении устройства человек его собирает и разбирает. Так как это не всегда возможно, в некоторых случаях сначала предметы изучаются отдельно, а потом производят мысленные операции над их совокупностью. Так, при изучении микробиологии сначала изучают строение отдельных микроорганизмов и лишь потом в практической деятельности врач анализирует их совокупность при исследовании воды.

Анализ и синтез бывает не только практическим, но и теоретическим. Если при этом они отделены от других мыслительных операций, они становятся механистичными[32]. Так, оторванная от других процессов разборка ребёнком игрушки совершенно бесполезна, в то же время и при её сборке детали собираются не как-нибудь к их простой сумме.

Анализ и синтез всегда тесно взаимосвязаны между собой[32].

Абстракция и конкретизация

Абстракция — отвлечение в процессе познания от несущественных сторон, свойств, связей предмета или явления с целью выделения их существенных, закономерных признаков. Выделенная часть или свойство рассматриваются отдельно от других[33]. При этом происходит выделение из информации отдельных частей или свойств. Так, оперируя термином «стол» мы представляем абстрактный стол без отдельных свойств, присутствующих у всех известных нам столов. Это конкретное понятие.

От конкретных понятий можно совершить переход к абстрактным, то есть признакам и свойствам предметов и явлений: «трезвость», «мудрость», «яркость». Они, с одной стороны, совершенно отдельны от других свойств. С другой же они нуждаются в чувственной опоре, без неё становясь формальными (см. Абстрактное понятие).

При совершении процесса абстракции можно совершить ошибки 2 родов:

  1. Усваивая определённые понятия трудно перейти от конкретных примеров к другой обстановке.
  2. Абстрагирование от существенных признаков, в результате чего искажается представление.

Конкретизация — выделение частного из общего. При этом мы представляем конкретные предметы во всём их многообразии. Конкретизация понятия «стол»: «письменный стол», «обеденный стол», «разделочный стол», «рабочий стол».

Виды абстракции

Индукция и дедукция

Пример индукции: Г. Эббингауз изучал процесс забывания у отдельных людей, на основе чего сформулировал один из общих законов памяти Пример дедукции: если все берёзы сбрасывают листья зимой, значит это делает и отдельная берёза

Индукция — процесс логического вывода на основе перехода от частного положения к общему.

Чтобы избежать ошибки при индуктивном умозаключении необходимо знать, от чего зависит наблюдаемый нами факт или явление и установить, меняется ли это свойство, или качество, при единичных случаях, которые мы наблюдали[34].

Дедукция — метод мышления, при котором частное положение логическим путем выводится из общего, вывод по правилам логики; цепь умозаключений (рассуждений), звенья которой (высказывания) связаны отношением логического следования.

Метод дедукции очень важен в реальной жизни. Однако, чтобы избежать ошибок при использовании дедуктивного метода, важно осознавать, что наблюдаемый отдельный случай попадает под общее положение. Здесь уместно вспомнить эксперимент известного советского детского психолога Л. И. Божович. Она спрашивала учеников, какая борона глубже разрыхляет землю — 60- или 20-зубчатая. Чаще ученики не давали правильный ответ, хотя им были известны законы давления[35].

Решение сложных задач. Творческое мышление

Развитие

В процессе развития мышления выделяют несколько этапов, которые отличаются у разных авторов. Эти концепции, при своём различии, имеют общие позиции.

Большинство современных концепций начальный этап мышления отождествляют с обобщением[36]. При этом мышление связано с практикой. В то же время оно основано на опыте, причём, как личном, так и основанном на наблюдении за взрослыми.

Второй этап связан с речью[36]. Слова являются опорой для обобщений. Однако, иногда обобщение слов происходит на основе несущественных признаков и становится неверным. Например под яблоком ребёнок понимает все круглые красные предметы.

На третьем этапе один предмет называется несколько словесными обозначениями. Это свидетельствует о формировании операции сравнения. Происходит это обычно в 2 года, а уже в 3-4-летнем возрасте на основе процесса сравнения формируются индукция и дедукция[37].

В мышлении детей можно выделить следующие особенности. Во-первых, это связь обобщения и действия. Во-вторых, наглядность, конкретность и опора на единичные факты.

В школьном возрасте мышление прогрессирует. Связано это не только с возрастными изменениями головного мозга (к 6 годам его масса увеличивается в 3 раза по сравнению с массой в 1 год[38]).Связано это в первую очередь с интеллектуальными задачами, которые стоят перед учеником[36]. Возникает переход от конкретных к абстрактным понятиям, обогащается содержание понятий и совершается переход от поверхностных связей к глубоким. Школа развивает такие мыслительные операции, как анализ, синтез, обобщение, индукция и дедукция.

Направления исследований

  1. Филогенетическое. Оно предполагает изучение мышления в процессе исторического развития человечества (его филогенезе).
  2. Онтогенетическое — изучение мышления в процессе онтогенеза одного человека.
  3. Экспериментальное — исследование мышления в эксперименте и создание интеллекта в искусственных условиях.

Теория формирования и развития интеллектуальных операций П. Я. Гальперина

П. Я. Гальперин — советский психолог, экспериментально обосновавший метод поэтапного формирования умственных действий и понятий, что дало начало циклу экспери­ментальных исследований[39]

Нарушения при психических заболеваниях

Динамика мышления

1. Ускорение мышления («скачка идей»)

Условно за единицу времени образуется больше ассоциаций, чем в норме, и при этом страдает их качество. Быстро сменяющие друг друга образы, представления, суждения, умозаключения крайне поверхностны. Обилие лёгкости новых ассоциаций, спонтанно возникающих от любого раздражителя, отражается в речевой продукции, которая может напоминать т. н. пулемётную речь. От беспрерывного говорения больные иногда теряют голос, или же он становится хриплым, шепотным. В целом, ускорение мышления является обязательной производной маниакального синдрома различного генеза (аффективные расстройства, шизофрения, наркомания и др.)

Скачка идей (fuga idearum). Это чрезвычайное ускорение мышления: мыслительный процесс и речевая продукция беспрерывно течёт и скачет; они бессвязны. Однако, если эту речь записать на магнитофон и прокрутить в медленном темпе, можно определить в ней некоторый смысл, чего никогда не бывает при истинной бессвязности мышления.

В основе скачки идей — повышенная лабильность корковых процессов.

Характерно:

  • Быстрые ассоциации, повышенная отвлекаемость, экспрессивная жестикуляция и мимика.
  • Не нарушен анализ, синтез, осмысление ситуации.
  • Мало задумываются над ответом.
  • Легко исправляют ошибки, если на них указать.
  • Ассоциации хаотичны, случайны, не оттормаживаются.
  • Доступен обобщённый смысл задания, может выполнять его на этом уровне, если не будет отвлекаться.
2. Инертность мышления

Проявления: заторможенность, бедность ассоциаций. Наиболее выражено замедление ассоциативного процесса в абсолютно «пустой голове, в которой мысли вообще не появляются». На вопросы больные отвечают односложно и после длительной паузы (латентный период речевых реакций возрастает по сравнению с нормой в 7-10 раз). Общая цель мыслительного процесса сохраняется, но переключение на новые цели крайне затруднительно. Подобное нарушение обычно характерно для эпилепсии («первичное нарушение»), эпилептоидной психопатии, депрессивного синдрома , но может отмечаться при апатических и астенических состояниях, а также при лёгких степенях помрачнения сознания.

Больные могут менять способ работы, изменять ход суждений, переключаться на другой вид деятельности. Характерна замедленность, тугоподвижность, плохая переключаемость. Решение задачи доступно, если выполняется только одним определённым образом. Инертность связей прошлого опыта приводит к снижению уровня обобщения.

3. Непоследовательность суждений

Неустойчивый способ выполнения задания. Уровень обобщения не снижен. Анализ, синтез, усвоение инструкции сохранны. Понимают переносный смысл пословиц, метафор. Адекватный характер суждений неустойчив. Чередуют правильный и неправильный способ выполнения задания.

При невыраженной степени заболевания такая непоследовательность суждений поддается исправлению. Часто бывает достаточно привлечь внимание, чтобы больной исправился.

Колебания возникают при малейшем изменении условий задания.

4. «Откликаемость»

У больных, страдающих тяжелой формой сосудистых заболеваний. Неустойчивость способа выполнения задания и связанные с ней колебания умственных достижений приобретают гротескный характер.

Пример: после выполнения классификации больной вдруг начинает относиться к картинкам, как к реальным объектам: пытается поставить карточку с кораблём, так как если положить — утонет.

Такие больные могут быть не ориентированы в месте и времени. Они некритичны к своему состоянию. Не помнят имён близких, значимых дат, имени врача. Речь нарушена, может быть несвязной. Поведение часто нелепо. Отсутствуют спонтанные высказывания.

Эти нарушения отличаются динамичностью. На протяжении короткого отрезка времени характер суждений и действий больных колеблется.

Характерна повышенная откликаемость на самые разные раздражители окружающей обстановки, к ним не адресованные. Иногда вплетают в речь предметы окружения.

Создаётся вынужденная тенденция без отбора отражать в речи все то, что воспринимают.

Быстрая откликаемость на внешние случайные раздражители сочетается с плохой переключаемостью.

В более ранних работах феномен откликаемости описывался как полевое поведение.

Следует различать откликаемость и отвлекаемость (у детей). У них разный генез:

  • откликаемость — следствие снижения уровня активности коры; способствует разрушению целенаправленной деятельности.
  • отвлекаемость — следствие усиленного ориентировочного рефлекса, высокой активности коры. Образование большого количества временных связей — основа дальнейшей целенаправленной деятельности.
5. Соскальзывание

Правильно решая какое-либо задание и адекватно рассуждая о каком-либо предмете, больные неожиданно сбиваются с правильного хода мыслей по ложной, неадекватной ассоциации, а затем вновь способны продолжать рассуждения последовательно, не повторяя ошибки, но и не исправляя её. Характерно для довольно сохранных больных шизофренией.

Соскальзывания внезапны, эпизодичны. В ассоциативном эксперименте часто появляются случайные ассоциации и ассоциации по созвучию (горе-море).

Процесс обобщения и отвлечения не нарушен. Могут правильно синтезировать материал, правильно выделять существенные признаки. Вместе с тем на какой-то отрезок времени правильный ход мышления у них нарушается вследствие того, что больные в своих суждениях начинают руководствоваться случайными, несущественными в данной ситуации признаками.

Операциональная сторона

1. Снижение уровня обобщения

В суждениях больных доминируют непосредственные представления о предметах и явлениях; оперирование общими признаками заменяется установлением конкретных связей между предметами. Не могут отобрать признаки, которые наиболее полно раскрывают понятие.

2. Искажение процесса обобщения

Отражают лишь случайную сторону явлений, существенные отношения между предметами мало принимаются во внимание; предметное содержание вещей и явлений не учитывается.

Нарушение процесса обобщения вызывается тем, что больные не руководствуются культурно принятыми отношениями между предметами. Так, в задаче четвёртый-лишний больной может объединить стол, кровать и шкаф назвав их объёмами, ограниченными деревянными плоскостями.

Мотивационный компонент

Разноплановость мышления

Разноплановость мышления — суждения больных о каких-либо явлениях протекают в разных плоскостях. Больные не выполняют задания, хотя усваивают инструкцию, у них сохранены умственные операции сравнения, различения, обобщения, отвлечения. Действия больного лишены целенаправленности. Особенно четко разноплановость выступает в заданиях на классификацию предметов и исключение предметов.

Резонёрство

Резонёрство — один из видов нарушений мышления, характеризующийся пустым, бесплодным многословием, рассуждательством с отсутствием конкретных идей и целенаправлености мыслительного процесса.

По классификации нарушений мышления Б. В. Зейгарник, резонёрство (наряду с разноплановостью и разорванностью) относится к категории нарушений мотивационно-личностного компонента мышления.

Некритичность

Некритичность — утеря целенаправленности мышления, поверхностность, незавершенность мышления; мышление перестает быть регулятором действий человека.

Символическое мышление

Символическое мышление — психопатологический симптом, проявляющийся в расстройстве мышления, при котором больной придает понятиям аллегорический смысл, совершенно не понятный другим, но имеющее для больного исключительное значение.

Патологическая обстоятельность

Патологическая обстоятельность — одно из расстройств мышления по темпу течения ассоциаций, при котором нарушается его целенаправленность.

См. также

Примечания

  1. Мышление в психологическом словаре
  2. Лебедев А.В. ПАРМЕНИД  (рус.). Новая философская энциклопедия. Институт Философии РАН. Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012. Проверено 12 декабря 2011.
  3. Банщиков В. М., Гуськов В. С. Мягков И. Ф., 1967, с. 64
  4. 1 2 Банщиков В. М., Гуськов В. С. Мягков И. Ф., 1967, с. 66
  5. 1 2 3 4 Ю. В. Каннабих История психиатрии. — Ленинград: Государственное медицинское издательство, 1928.
  6. 1 2 3 4 5 6 Банщиков В. М., Гуськов В. С. Мягков И. Ф., 1967, с. 65
  7. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 312
  8. 1 2 3 4 Маклаков А. Г., 2001, с. 313
  9. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 299
  10. Маклаков А. Г., 2001, с. 301
  11. Банщиков В. М., Гуськов В. С.. Мягков И. Ф., 1967, с. 65
  12. 1 2 3 Банщиков В. М., Гуськов В. С.. Мягков И. Ф., 1967, с. 66
  13. Коган А. Б., 1988, с. 335
  14. Коган А. Б., 1988, с. 336
  15. Коган А. Б., 1988, с. 341
  16. 1 2 Коган А. Б., 1988, с. 343
  17. Коган А. Б., 1988, с. 344
  18. Коган А. Б., 1988, с. 348
  19. Коган А. Б., 1988, с. 349
  20. Kerri Smith. Mind-reading with a brain scan (англ.) // Nature News. — 2008.
  21. 1 2 3 Brandon Keim. Brain Scanner Can Tell What You’re Looking At  (англ.). Wired News (05.03.08). — Сканер головного мозга может указать, на что вы смотрите.. Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012.
  22. Маклаков А. Г., 2001, с. 303
  23. Маклаков А. Г., 2001, с. 304
  24. Маклаков А. Г., 2001, с. 309
  25. 1 2 3 Маклаков А. Г., 2001, с. 310
  26. Маклаков А. Г., 2001, с. 311
  27. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 314
  28. Маклаков А. Г., 2001, с. 315
  29. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 316
  30. Москва: Институт психологии РАН, 2010. — С. 7—8. — 416 с.
  31. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 317
  32. 1 2 Маклаков А. Г., 2001, с. 318
  33. Маклаков А. Г., 2001, с. 319
  34. Маклаков А. Г., 2001, с. 320
  35. Маклаков А. Г., 2001, с. 321
  36. 1 2 3 Маклаков А. Г., 2001, с. 325
  37. Маклаков А. Г., 2001, с. 326
  38. Псеунок А.А. Онто- и филогенез головного мозга  (рус.). Анатомия мозга. Методики для развития мозга. Архивировано из первоисточника 2 февраля 2012. Проверено 27 января 2011.
  39. Маклаков А. Г., 2001, с. 327

Литература

  • Банщиков В. М., Гуськов В. С., Мягков И. Ф. Мышление // Медицинская психология. — Москва: Медицина, 1967. — С. 63—79. — 240 с. — 90 000 экз.;
  • Москва: Высшая школа, 1988. — С. 335—350. — 368 с. — 10 000 экз. — ISBN 5-06-001444-4;
  • Общая психология. — Санкт-Петербург: Питер, 2001. — С. 298—331. — 592 с. — (Учебник нового века). — 7000 экз. — ISBN 5-272-00062-5;
  • Маланов, С. В. Психологические механизмы мышления человека: мышление в науке и учебной деятельности / С. В. Маланов — М.: Издательство Московского психолого-социального института; Воронеж: Издательство НПО «МОДЭК», 2004. — 480 с.
  • Тихомиров О. К. Психология мышления. М.: 1984.
  • Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, В. В. Петухова. М.: 1981.

📖 Лекция № 8. Мышление (часть 1). Общая психология: конспект лекций. Дмитриева Н. Ю. Страница 8. Читать онлайн

Мышление в психологии определяют как процесс познавательной деятельности человека, представляющий собой опосредованное и обобщенное отражение человеком действительности в ее существенных связях и отношениях.

Познание человеком окружающей действительности начинается с ощущений и восприятия. Однако чувственная картина мира, которую создают наши ощущения и восприятия, хоть и необходима, но недостаточна для его глубокого, всестороннего познания. В этой картине действительности практически отсутствует представление о сложнейших взаимодействиях различных объектов: предметов, событий, явлений и т. п. Нет объяснения причинно-следственных связей между ними, их переходов друг в друга. Опираясь на данные ощущений и восприятия и выходя за пределы чувственного, мышление расширяет границы нашего познания. Оно позволяет опосредованно, путем умозаключений, постигать то, что не дано непосредственно в восприятии. Мышление соотносит между собой данные ощущений и восприятия, сравнивает их, раскрывает их взаимодействие. Таким образом, при помощи мышления выявляются закономерные взаимосвязи между явлениями и объектами и отсеиваются случайные совпадения.

Но, рассматривая мышление как относительно самостоятельную познавательную функцию, не следует забывать, что любой вид мышления, даже самый развитый (абстрактное мышление), не может быть оторван от чувственного познания мира, поскольку всякий познавательный процесс начинается с ощущений и восприятия. Именно они обусловливают адекватность мышления как отражения, обеспечивая непосредственную связь человеческого сознания с внешним миром. Это отражение непрерывно проходит проверку и подтверждает свою адекватность в процессе практической деятельности.

Виды мышления выделяют по различным признакам. Основная принятая классификация различает следующие три вида:

1) наглядно-действенное мышление;

2) наглядно-образное мышление;

3) словесно-логическое (или понятийное) мышление.

Именно в таком порядке виды мышления развиваются в процессе фило– и онтогенеза.

Наглядно-действенное мышление — это вид мышления, опирающийся на непосредственное восприятие предметов. Решение задачи в его рамках осуществляется в ходе реального, физического преобразования ситуации, в процессе действий с предметами. Путем физического контакта с предметами происходит постижение их свойств.

В процессе филогенеза люди решали встающие перед ними задачи сначала именно в рамках практической, предметной деятельности. Только потом из нее выделилась деятельность теоретическая. Это касается и мышления. Лишь по мере развития практической деятельности теоретическая мыслительная деятельность выделяется как относительно самостоятельная. Аналогичный процесс наблюдается не только в ходе исторического развития человечества, но и в онтогенезе. Формирование мышления у ребенка происходит постепенно. Сначала оно развивается внутри практической деятельности и в большой степени определяется тем, как развивается умение обращаться с предметами.

На начальной стадии развития ребенка такое манипулирование происходит спонтанно и неосмысленно. Далее характер действий начинает приобретать осмысленность и определяется уже качествами предмета, с которым взаимодействует ребенок. На этой основе и формируется наиболее ранний генетически вид мышления — наглядно-действенное. Его первые проявления можно наблюдать уже в конце первого — начале второго года жизни ребенка. В преддошкольном возрасте (до 3 лет включительно) именно этот вид мышления является преобладающим. Уже первые предметные действия ребенка позволяют ему выявить характерные особенности объекта манипуляций и взаимосвязь его с другими объектами. Ребенок познает объекты окружающего мира путем непосредственного контакта с ними. Он соотносит друг с другом те или иные предметы или части предметов, которые воспринимает в данный момент как наглядно, так и при помощи действий. Собирание пирамидок, складывание кубиков и подобные этому занятия маленького ребенка есть не что иное, как процесс постижения мира предметов в наглядно-действенной форме, процесс развития наглядно-действенного вида мышления. Дети чуть старше проделывают более сложные манипуляции, тем самым постигая в непосредственных действиях и более сложные способы сочленения деталей и предметов.

Следующий вид мышления, появляющийся в онтогенезе, – наглядно-образное мышление. Для этого вида характерна уже опора на образы предметов, на представления об их свойствах. Человек представляет себе ситуацию, представляет изменения, которые хочет получить, и те свойства объектов, которые позволят ему в ходе деятельности прийти к желаемому результату. В этом виде мышления действие с образом предметов и ситуаций предшествует реальным действиям в предметном плане. Человек, решая задачу, анализирует, сравнивает, обобщает различные образы. Образ может заключать в себе разностороннее видение предмета. Поэтому данный вид мышления дает более полное представление о свойствах предмета, чем наглядно-действенное мышление.

Начальные стадии наглядно-образного мышления формируются у детей в дошкольном возрасте — от 4 до 7 лет. Связь мышления с практическими действиями у них хотя и сохраняется, но отходит на второй план. Для познания предмета ребенку уже не обязательно непосредственно манипулировать с ним. Ему вполне достаточно иметь наглядное и отчетливое представление об этом предмете. На этом этапе развития мышления дети еще не владеют понятиями. Поэтому два первых рассмотренных нами вида мышления относят к допонятийной стадии мышления.

Переход на понятийную стадию сопряжен с формированием следующего вида мышления — словесно-логического. Оно представляет собой наиболее поздний этап развития мышления в фило-и онтогенезе. Словесно-логическое мышление — вид мышления, осуществляемый при помощи логических операций с понятиями. Понятия же формируются на основе языковых средств. Предтечей словесно-логического мышления является внутренняя речь. Дети примерно до 5 лет, даже когда играют в одиночестве, проговаривают вслух все свои действия, описывают манипуляции. Ближе к школьному возрасту у них формируется способность к внутренней речи — они уже не проговаривают вслух, а продумывают последовательность своих действий, т. е. они начинают мыслить не при помощи наглядных образов, а при помощи слов, что является основой для формирования понятий. Однако развитие словесно-логического вида мышления вовсе не означает, что предшествующие виды перестают развиваться или даже совсем исчезают. Они продолжают развиваться и совершенствоваться под влиянием словесно-логического мышления. И во взрослом возрасте присутствуют все три вида. Существуют многие сферы деятельности, в которых необходимо наглядно-действенное или наглядно-образное мышление. Например, в работе конструктора не обойтись без развитого наглядно-действенного вида мышления, а в творчестве художника или писателя — без наглядно-образного.

Помимо классификации видов мышления в плоскости «допонятийное — понятийное», их различают еще по ряду различных признаков. Так, выделяют теоретическое и практическое, интуитивное и логическое (аналитическое, дискурсивное), реалистическое и аутистическое, продуктивное и репродуктивное, произвольное и непроизвольное мышление.

Теоретический и практический виды мышления отличаются характером задач, которые необходимо решить и, как следствие этого, рядом динамических и структурных аспектов.

Теоретическое мышление — это установление закономерностей в тех или иных процессах, выявление причинно-следственных связей, открытие законов. Этот вид мышления присущ ученым-теоретикам, исследователям. К задачам практического мышления относятся подготовка и осуществление преобразований мира в предметном плане. Практическое мышление связано с постановкой целей, выработкой планов, проектов и т. п. Из современных видов деятельности можно привести как пример работу программиста — при написании программ, обеспечивающих функционирование производства и учета продукции, присутствует немалая доля практического мышления. Вообще, в процессе напряженной трудовой деятельности практическое мышление часто протекает в условиях дефицита времени, необходимости действовать в авральном режиме. Поэтому практическое мышление ничуть не менее сложный вид, чем теоретическое.

Иногда проводят противопоставление теоретического мышления и эмпирического. В этом случае критерий иной — характер обобщений, с которыми имеет дело мышление. В первом случае это научные понятия, а во втором — житейские, ситуационные обобщения.

По степени развернутости мышление делят на аналитическое и интуитивное. Аналитическое мышление представляет собой поэтапно развернутый во времени процесс, достаточно четко представленный в сознании. Основными характеристиками интуитивного мышления являются, напротив, быстрота протекания, отсутствие явно выраженных этапов и минимальная осознанность. Таким образом, для их сравнения используются три признака: временной (время протекания процесса), структурный (членение на этапы), степень осознанности протекания.

По вектору направления мышление делится на реалистическое и аутистическое мышление. Реалистическое мышление направлено вовне и регулируется логикой. Аутистическое мышление имеет противоположный вектор — оно связано с желанием человека уйти от реальности, углубиться в свой внутренний мир, мыслить в соответствии с собственной логикой. Его иногда еще называют эгоцентрическим мышлением в силу нежелания и невозможности принять чужую точку зрения.

По критерию новизны и оригинальности решаемых задач мышление делят на продуктивное (творческое) и репродуктивное (воспроизводящее). Продуктивное мышление направлено на создание нового способа решения той или иной задачи или усовершенствование уже существующего способа. Репродуктивное мышление характеризуется применением готовых знаний и умений.

По степени включенности в мышление волевых процессов его подразделяют на произвольное и непроизвольное. Произвольное мышление задействовано при целенаправленном решении поставленной задачи. Непроизвольное мышление представляет собой свободное течение мыслей, не преследующее никаких целей (например, созерцание природы).

Выделяют три логические формы мышления: понятие, суждение, умозаключение.

Понятие — это отражение в сознании человека отличительных особенностей предметов и явлений, их общих и специфических признаков, выраженное словом или группой слов. Понятие представляет собой высший уровень обобщения, присущий только словесно-логическому виду мышления. Понятия бывают конкретные и абстрактные. Конкретные понятия отражают предметы, явления, события окружающего мира, абстрактные отражают отвлеченные идеи. Например, «человек», «осень», «праздник» — конкретные понятия; «истина», «красота», «добро» — понятия абстрактные.

Содержание понятий раскрывается в суждениях, которые также всегда имеют словесную форму. Суждение — это установление связей между понятиями о предметах и явлениях или об их свойствах и признаках. Например, «температура кипения воды + 100 °C» — это суждение отражает связь между изменением физических свойств воды и температурой нагревания.

Суждения бывают общими, частными и единичными. В общих утверждается что-либо относительно всех объектов некоторой группы, например: «Все реки текут». Частное суждение относится лишь к некоторым из объектов группы: «Некоторые реки являются горными». Единичное суждение касается только одного объекта: «Волга — крупнейшая река в Европе».

Суждения могут образовываться двумя способами. Первый — непосредственное выражение воспринятой взаимосвязи понятий. Второй — образование суждения опосредованным путем при помощи умозаключений. Таким образом, умозаключение — это выведение нового суждения из двух (или более) уже существующих суждений (предпосылок). Наиболее простой формой умозаключения является силлогизм — вывод, сделанный на основе частного и общего суждения. Например: «Все собаки обладают сильно развитым обонянием» — общая посылка, «Доберман — одна из пород собак» — частная посылка и вывод (умозаключение) — «Доберманы обладают сильно развитым обонянием». Любой процесс доказательства, например, математической теоремы, представляет собой цепочку силлогизмов, последовательно вытекающих один из другого.

Более сложной формой умозаключений являются умозаключения дедуктивные и индуктивные. Дедуктивные — следуют от общих посылок к частному суждению и от частных к единичному. Индуктивные, напротив, из единичных или частных посылок выводят общие суждения.

На основе подобных способов рассуждения можно сопоставлять друг с другом те или иные понятия и суждения, которыми пользуется человек в ходе своей мыслительной деятельности.

Таким образом, для продуктивного протекания мыслительной деятельности необходимы логические формы мышления. Ими обусловливаются убедительность, непротиворечивость, а, следовательно, и адекватность мышления. Представление о логических формах мышления перешло в психологию из формальной логики. Эта наука также изучает процесс мышления. Но если предметом формальной логики являются прежде всего структура и результат мышления, то психология исследует мышление как психический процесс, ее интересует, как и почему возникает и развивается та или иная мысль, каким образом этот процесс зависит от индивидуальных особенностей человека, как он связан с другими психическими процессами.

Процесс мышления осуществляется при помощи ряда мыслительных операций: анализа и синтеза, абстракции и конкретизации, классификации, систематизации, сравнения, обобщения.

Анализ — это мысленное разложение объекта на составные части для выделения из целого различных его сторон, свойств, отношений. Путем анализа отбрасываются несущественные связи, данные восприятием.

Синтез — процесс, обратный анализу. Это объединение частей, свойств, действий, отношений в одно целое. При этом выявляются существенные связи. Анализ и синтез — две взаимосвязанные логические операции.

Анализ без синтеза приводит к механическому сведению целого к сумме частей. Синтез без анализа также невозможен, поскольку он восстанавливает целое из выделенных анализом частей. В процессе мышления у некоторых людей наблюдается тяготение к анализу, у других — к синтезу (аналитический или синтетический склад ума). Синтез, как и анализ, может быть как практическим, так и умственным. Но в основе формирования этих процессов как в фило-, так и в онтогенезе лежат практическая деятельность человека, освоение им предметов и явлений окружающего мира.

Сравнение — это установление между предметами сходства или различия, равенства или неравенства и т. п. Сравнение основано на анализе. Для того чтобы осуществить эту операцию, требуется сначала выделить один или несколько характерных признаков сравниваемых объектов. Затем по количественным или качественным характеристикам данных признаков производится сравнение. От количества выделенных признаков зависит, будет ли сравнение односторонним, частичным или полным. Сравнение (как анализ и синтез) может быть разных уровней — поверхностное и глубокое. В случае глубокого сравнения мысль человека движется от внешних признаков сходства и различия к внутренним, от видимого — к скрытому, от явления — к сущности. Сравнение лежит в основе классификации — отнесения объектов с разными признаками в разные группы.

Абстракция (или абстрагирование) – это мысленное отвлечение от второстепенных, не существенных в данной ситуации сторон, свойств или связей предмета и выделение одной какой-либо стороны, свойства. Абстрагирование возможно лишь в результате анализа. Так, например, исследуя предмет, можно рассматривать только его цвет или только его форму. Человек мысленно выделяет какой-нибудь признак предмета и рассматривает его изолированно от всех других признаков, временно отвлекаясь от них. Отделяемый признак становится самостоятельным объектом мышления. Изолированное изучение отдельных признаков объекта при одновременном отвлечении от всех остальных помогает человеку глубже понять сущность вещей и явлений. Начиная с выделения отдельных чувственных свойств, абстракция затем переходит к выделению нечувственных свойств, выраженных в абстрактных понятиях.

Благодаря абстракции человек смог оторваться от единичного, конкретного и подняться на самую высокую ступень познания — научного теоретического мышления.

Конкретизация — противоположный процесс. Это движение мысли от общего к частному, от абстрактного к конкретному с целью раскрыть его содержание. К конкретизации обращаются и в том случае, когда необходимо показать проявление общего в единичном.

Систематизация — это расположение отдельных предметов, явлений, мыслей в определенном порядке по какому-либо одному признаку (например, химические элементы в периодической таблице Д. И. Менделеева).

Обобщение — это объединение многих предметов по какому-либо общему признаку. При этом единичные признаки отбрасываются. Сохраняются только существенные связи. Абстракция и обобщение являются двумя взаимосвязанными сторонами единого мыслительного процесса, при помощи которого мысль идет к познанию.

Простейшие обобщения заключаются в объединении объектов на основе случайно выделенных признаков. В сложном обобщении четко выделяются видовые и родовые признаки.

Психология bookap

Мыслительная деятельность всегда направлена на получение какого-либо результата. Человек анализирует предметы, сравнивает их, абстрагирует отдельные свойства с тем, чтобы выявить общее в них, чтобы раскрыть закономерности, управляющие их развитием, чтобы овладеть ими.

Обобщение, таким образом, есть выделение в предметах и явлениях общего, которое выражается в виде понятия, закона, правила, формулы и т. п.

какие виды и типы бывают

Общеизвестен тот факт, что от прочих млекопитающих человека отличает способность к мышлению. А что такое мышление? Из этой статьи вы узнаете, каким может быть мышление, что за функции выполняет, какие задачи способно решить, и с чем связано.

Понятие мышления

В психологии мышление — это процесс познавательной деятельности человека. Благодаря этой особенности, свойственной только высшим приматам, индивид моделирует реальность, которая его окружает. Как уже было замечено ранее, мышление является сугубо человеческим свойством — животные, включая человекообразных обезьян, познают мир и формируют представление о нем преимущественно с помощью ощущений. 

Изучая суть мышления, психологи и философы определили две важных его особенности: опосредованность и обобщенность. Проще говоря, через мышление каждый человек способен познать окружающий мир как прямо, так и косвенно, а также прийти от общего к частному. 

Формы мышления

Итогом любой мыслительной деятельности становится формирование понятий, суждений и умозаключений. Что это?

  1. Понятие представляет собой общее представление человека о чем-либо. 
  2. Суждение — это способ мышления, в процессе которого происходит либо утверждение, либо отрицание какого-либо признака конкретного предмета или явления.
  3. Умозаключение (логическое умозаключение) — это форма мышления, заключающаяся в формировании последовательности из нескольких суждений. 

Стоит отметить, что исходная (то есть, наиболее простая форма мышления) — это суждение. Именно оно, в конечном счете, приводит к формированию у индивида понятий и вынесению умозаключений.

Функции мышления


  1. Обобщение. Благодаря мышлению, мы можем выделить несколько общих качеств и свойств у разных предметов окружающей действительности.
  2. Анализ. Под анализом понимается функция мышления, позволяющая из целого выделить составляющие. Обратный анализу процесс называется синтезом. 
  3. Сравнение. Благодаря данной особенности мышления, мы можем выявить, чем определенные предметы похожи друг на друга, а в чем состоит их отличие. 

Онлайн-тест «Определи свой психотип»


    Типы мышления

    Если понаблюдать за поступками и послушать, о чем говорят разные люди, то можно обнаружить, что мышление у них организовано по-разному. Эта разница определяет то, к какой категории относится каждый конкретный человек. 

    1. Интроверсия и экстраверсия. К интровертам относятся те люди, чье мышление направлено вовнутрь. Соответственно, у экстравертов все мысли — о том, что их окружает.
    2. Практика и теория. В первом случае люди больше сконцентрированы на воплощении чего-либо в реальной жизни. Во втором — немного оторваны от реальности, так как больше привыкли философствовать, нежели делать. 
    3. Позитивизм и негативизм. Как следует из названия, первые подмечают положительные моменты в конкретной ситуации, вторые — видят сначала отрицательные качества или черты.
    4. Логика и эмоции, интуиция. Люди с хорошо развитой логикой доверяют получаемой извне информации. Те же, кто полагается на интуицию, больше верят эмоциям и впечатлениям. 

    Исходя из всего сказанного, можно сделать вывод, что мышление — это одно из самых высоких качеств человека. Более подробно ознакомиться с другими составляющими нашего сознания вы можете с помощью статей раздела «Психология». 

    Мышление как психологический феномен

    Мышление как психологический феномен

    Определение 1

    Мышление – это высшая форма познавательной деятельности человека, которая отражает существенные и закономерные взаимосвязи между предметами и явлениями окружающей среды.

    В процессе мышления в сознании субъекта отражаются не только внешние особенности предмета или явления, но его сущность, отношения и взаимосвязь, в отличие от восприятия и воображения, где человек объективно отражает окружающие предметы и явления посредством органов чувств. Мышление позволяет человеку объединять отдельные события или явления в логические цепочки.

    Мышление выполняет определенные функции, рассмотрим их более подробно.

    Функции мышления

    К числу основных функций мышления относятся:

    1. Понимание. Мышление направлено на раскрытие сути предмета или явления и его взаимосвязи. Понимание является главной функцией мышления;
    2. Решение проблем и задач. Процесс мышления направлен на поиск решения проблемы или задачи, когда имеющегося опыта субъекта недостаточно;
    3. Целеобразование. В процессе мышления происходит планирование деятельности и поведения, формируется образ результата деятельности. Таким образом, ожидаемый результат – это и есть цель;
    4. Рефлексия. Представляет собой мыслительную деятельность, которая направлена на осознание полученных знаний и оценку своих действий.

    Замечание 1

    Следует отметить, что мышление и решение задачи имеют тесную взаимосвязь, но представляют собой разные процессы. Решение задачи происходит в процессе мышления, однако, именно мышление определяет новые возникшие проблемы, ставит цели и задачи.

    Особенности мышления

    Основными особенностями мышления являются:

    Готовые работы на аналогичную тему

    • Обобщенный характер отражения действительности. В процессе мышления человек использует обобщенные и общепринятые знания о предметах или явлениях;
    • Опосредованный характер отражения действительности. В процессе мышления человек опирается не только на опыт, полученный ранее, но и на непосредственные ощущения и восприятия;
    • Неразрывная связь с речью. Мышление тесно взаимосвязано с речью, так как слова являются результатом процессов мышления;
    • Наличие проблемы и отсутствие готового решения. Процесс мышления осуществляется при наличии определенной проблемы, с которой субъект не сталкивался.

    Свойства мышления

    Основные свойства мышления:

    1. Глубина мышления. Определяет насколько глубоко субъект может проникнуть в сущность предмета или явления;
    2. Самостоятельность мышления. Выражает умение идентифицировать проблему, сформулировать вопрос и самостоятельно найти решение проблемы;
    3. Гибкость мышления. Выражает умение адаптироваться к новым условиям, обнаруженным в процессе решения проблемы;
    4. Критичность мышления. Отвечает за способность объективно оценивать условия и собственную активность, и если это необходимо, отказаться от выбранного плана действия в пользу нового способа действия;
    5. Быстрота мышления. Определяет способность нахождения, обоснования и реализации решения при недостатке времени;
    6. Комплексный характер. Представляет собой оптимальное сочетание абстрактно-логического и образного мышления;
    7. Целенаправленность. Выражает способность не отклоняться от поставленной цели во время мышления;
    8. Широта. Определяет способность применять знания из различных сфер человеческой жизни;
    9. Интуитивный характер. Отвечает за способность решать задачу при дефиците входной информации.
    10. Экономичность. Представляет собой число логических рассуждений для формирования новой закономерности.

    Формы мышления

    Выделяют три основные формы мышления:

    • Понятие. Данная форма мышления объединяет общие признаки и свойства предмета или явления, которые можно описать словом. Понятие может быть конкретным, т.е. описывать существующий предмет или явление, или абстрактным, т.е. которое описывает свойства или отношения между предметами;

    • Суждение. Эта форма мышления отражает связи и отношения между предметами или явлениями, а также их признаками и свойствами. Суждения могут быть истинными, которые соответствуют реальному положению дел, или ложными, которые не соответствуют реальному положению дел;

    • Умозаключение. Представляет собой форму мышления, при которой из двух и более суждений, можно получить новое суждение.

      Различают три вида умозаключений:

      1. Индуктивное умозаключение представляет собой вид умозаключения, где рассуждение направлено от отдельных фактов к общему заключению;
      2. Дедуктивное умозаключение представляет собой вид умозаключения, где рассуждение направлено от общих фактов к отдельному заключению;
      3. Аналогией является вид умозаключения, в котором заключение основано на частичном сходстве явлений при отсутствии исследования условий.

    Операции процесса мышления

    Процесс мышления представляет собой особенные мыслительные операции, которые протекают в различных сочетаниях.

    Основными операциями являются:

    • Анализ. Представляет собой мысленное разделение предмета или явления на более простые части с последующей оценкой;
    • Синтез. Является мысленным сочетанием компонентов в единое целое;
    • Сравнение. Является мысленной оценкой сходства и различия предметов и явлений, их признаков и свойств;
    • Абстрагирование. Выделение определенного качества предмета или явления, которое как отдельное в реальности не существует;
    • Обобщение. Представляет собой объединение общих свойств или признаков между сравниваемыми предметами или явлениями;
    • Конкретизация. Является операцией обратной обобщению и представляет собой выделения одного конкретного свойства или признака у рассматриваемого предмета или явления;
    • Систематизация. Это мысленное распределение предметов или явлений по категориям, исходя из общих признаков и свойств или различий.

    Изучение процессов мышления является одной из актуальных тем современной психологии. Мышление развивается в процессе всей жизни человека и его деятельности и зависит от множества психологических и биологических факторов. Наличие большого разнообразия и сложности нарушений мышления также требует отдельного внимания.

    Признаки дефицитарного мышления

    Мнение «Правого полушария интроверта»
    Время чтения — 2 минуты
    Автор — Екатерина Оксанен

    Что общего может быть у человека с психологией жертвы и агрессивного любителя конкуренции? Поведение у них уж точно разное, а вот мышление во многом похоже.

    Дефицитарным мышлением в психологии называют идею о том, что в мире очень мало… всего. Ресурсов мало, их на всех не хватит. Кому-то достанется, и у него всё будет хорошо, а кому нет — тот будет страдать. Когда человек так мыслит, то у него есть несколько вариантов поведения: драться за ресурс или страдать из-за его отсутствия. Любитель конкуренции выбирает первое, жертва — второе. 

    Чаще всего этот тип мышления автоматический: человек искренне убеждён в том, что иначе и быть не может. Мышление дефицита кажется настолько естественным, что человек даже не замечает его проявлений. А они могут быть такими:

    Экономить, а не зарабатывать больше
    Дефицитарное мышление заставляет сосредотачиваться именно на экономии, причём не всегда разумной.

    Получать, а не отдавать
    Это уже не про деньги, а про отношения. Человек в дефиците не может просто отдавать, потому что у него не останется. Поэтому он либо берёт, не отдавая взамен, либо даёт, но потом выставляет счёт.

    Оставлять «до лучших времён»
    Помните тот самый сервиз, который использовался раз в год? А ни разу не надетое платье для особого случая? Такие мелочи формируют привычку жить и наслаждаться «когда-нибудь потом».

    Ориентация на демонстрацию успеха
    Человек считает очень важным продемонстировать, что ему всё-таки досталось то, чего «мало».

    Стремление доказать свою правоту
    Дефицитарность бывает не только про деньги. Она может быть про правоту, которой тоже мало и на всех не хватит. Такому человеку кажется, что прав может быть только один.

    Стремление к конкуренции
    …или к временному сотрудничеству, но только до тех пор, пока это выгодно. В дефиците нет ни бескорыстия, ни искренней заинтересованности в других людях. Не до того, когда вокруг соперники.

    Сравнение
    Есть люди «правильные», которым ресурс достанется. А есть «неправильные», и им не достанется. Эта идея вынуждает постоянно сравнивать себя с другими.

    Страхи
    Конечно, в мире, где всего мало, очень страшно жить. Постоянно преследуют мысли: а что, если уволят с работы? Если закончится любовь партнёра? Нужно ревностно следить, чтобы не отняли!

    Стабильное – враг хорошего
    «Лучше синица в руке». Дефицитарное мышление внушает человеку страх рисковать, менять свою жизнь к лучшему и заставляет цепляться за стабильность.и.НЕТ.18.10.Р.02 УДК 159.9

    В. Д. Шадриков,

    Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

    Мышление как проблема психологии*

    Что такое мышление?!

    «Психология мышления — одно из самых новых завоеваний психологии: она стала разрабатываться лишь в XX столетии», — писал С. Л. Рубинштейн в 1935 году [16, с. 205].

    За прошедшие десятилетия проведены тысячи исследований в области психологии мышления, ученые и технические специалисты дерзнули на создание искусственного интеллекта, но сущность мышления до сих пор остается тайной, над разгадкой которой бьются психологи и физиологи, философы и поэты, математики и инженеры. До настоящего времени мы не имеем определения, раскрывающего сущность мышления. Все говорят преимущественно о том, что мышление определяет успешность решения различных задач, но никто не говорит, что оно собой представляет.

    В словаре Брокгауза и Ефрона мышление в широком смысле определяется как «совокупность умственных процессов, лежащих в основе познания; к мышлению именно относят активную сторону познания: внимание, восприятие, процесс ассоциаций,образование понятий и суждений. В более тесном логическом смысле мышление заключает в себе лишь образование суждений и умозаключений путем анализа и синтеза понятий» [9, с. 654]. Отметим, что в данном определении мышление сводится к познавательным процессам, а его сущность как такового не раскрывается.

    Национальный исследовательский университет „Высшая школа экономики»

    В Большом энциклопедическом словаре мышление определяется как «высшая ступень человеческого познания. Позволяет получать знания о таких объектах, свойствах и отношениях реального мира, которые не могут быть непосредственно восприняты на чувственной ступени познания» [2, с. 774].

    При таком подходе появляется вероятность отрыва мышления от чувственного познания (против чего выступал С. Л. Рубинштейн), а сущность мышления заменяется его функцией получения знаний (что тоже ограничивает функции мышления). Осторожно следует относиться и к тому, что мышление есть высшая ступень человеческого познания. Более точным

    было бы указание на то, что мышление прошло несколько стадий в филогенезе своего развития и включает чувственную и понятийную стадии или аспекты, причем понятийное мышление опирается на чувственное, вырастает из него.

    Не раскрывая сущность мышления на этапе чувственного познания, многие исследователи сосредотачиваются на том, что мышление представляет собой «высшую ступень» человеческого познания. Тезис о мышлении как о «высшей ступени» повторяется из издания в издание — и повторяется как мантра, как магическое заклинание, что во многом соответствует уровню изученности мышления.

    * Публикация подготовлена при поддержке РФФИ по научному проекту № 17-06-00917-ОГН «Способность к продуцированию мысли в континууме ментального развития человека».

    © Шадриков В. Д., 2018

    ВЛАДИМИР ДМИТРИЕВИЧ ШАДРИКОВ

    доктор психологических наук, профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», академик Российской академии образования. Сфера научных интересов: общая и педагогическая психология, психология способностей, психология мышления, философско-мировоззренческие и психологические проблемы формирования внутреннего мира человека. Автор более 300 опубликованных научных работ

    Рассматривается мышление как предмет и проблема психологической науки. Показано, что преобладающие в отечественной научной литературе трактовки мышления сложились в контексте его изучения преимущественно с философских и логико-методологических позиций, когда оно понимается как высший уровень познания. Этим трактовкам противопоставлено понимание мышления как качественно специфического психологического процесса, суть которого заключается в порождении мыслей и в работе с мыслями на основе использования системы интеллектуальных операций, направленной на разрешение задач посредством раскрытия объективных свойств, связей и отношений. С учетом достижений нейрофизиологии предложено адекватное природе и функциям мышления решение психофизической проблемы. Дан анализ ключевых аспектов формирования мышления в ходе антропогенеза и филогенеза, раскрыта его связь с образом и словом. Изложено понимание мышления как способности. Развиты идеи С.Л. Рубинштейна, согласно которым овладение мыслительными операциями следует рассматривать как процесс формирования интеллекта.

    Ключевые слова: психология, мышление, мысль, образ, психический процесс, интеллектуальные операции, способность.

    Thinking as a subject and a problem of psychological science is considered. It is shown that prevailing in the domestic scientific literature interpretations of thinking have developed in the context of its study mainly from philosophical and logical-methodological positions, when it is understood as the highest level of knowledge. These interpretations are contrasted with the understanding of thinking as a qualitatively specific psychological process, the essence of which is to generate thoughts and work with thoughts through the use of a system of intellectual operations aimed at solving problems through the disclosure of objective properties, relationships and relationships. Taking into account the achievements of neurophysiology offered adequate to the nature and functions of thinking the solution to the mind-body problem. The analysis of the key aspects of the formation of thinking in the course of anthropogenesis and phylogenesis, revealed its relationship with the image and word. The understanding of thinking as ability is stated. The ideas Of S. L. Rubinstein are developed, according to which the mastery of mental operations should be considered as the process of formation of intelligence.

    Key words: psychology, thinking, thought, image, mental process, intellectual operations, ability.

    Рассмотрим еще одно определение мышления, предлагаемое в Российской педагогической энциклопедии. Мышление здесь определяется как «процесс познавательной деятельности человека, характеризующийся обобщенным и опосредованным отражением предметов и явлений действительности в их существенных свойствах, связях и отношениях. Исходный уровень познания — непосредственное чувственное отражение в форме ощущения, восприятия, представления и т.д. По отношению к ним мышление выступает как качественно иная форма отражения, высший уровень познания. Чувственные элементы составляют его содержательную основу, однако в процессе мышления человек выходит за пределы чувственного познания, то есть способен познавать такие объекты, свойства и отношения,

    которые не даны непосредственно в ощущении и восприятии. Чувственное познание и отвлеченное, абстрактное мышление обогащают друг друга и по мере развития человека становятся все более содержательными и глубокими» [13, с. 11].

    Мы привели это длинное определение, так как в нем перечислены практически все признаки, согласно которым характеризуется мышление в отечественной психологии.

    Что же это за признаки?

    Здесь мы снова сталкиваемся с «высшим уровнем познания». В рассматриваемом определении отмечается связь чувственного познания и мышления, но чувствами мы познаем предметы и явления, а мышление раскрывает свойства и отношения, которые даны в восприятии. Чувственное познание отделяется от мышления, лишается мышления, хотя и в чувствен-

    ном познании выделяются существенные связи и отношения, используются операции анализа и синтеза. Результаты чувственного познания составляют содержательную основу мышления. Но если убрать эту чувственную основу, то что останется в мышлении? Отметим также, что методологическую основу данного подхода к мышлению составляет теория отражения, в которой примат отдается внешним воздействиям, а не активности и целеустремленности поведения человека [подробнее см.: 22]. И, что самое главное, в данном определении не раскрывается предмет мышления. Определяя мышление как познавательную деятельность, мы должны выяснить: какова цель этой деятельности, что является объектом деятельности, какими операциями эта деятельность реализуется, как связана с субъектом деятельности.

    Нам представляется, что для содержательного определения мышления необходимо вернуться к незаслуженно забытому в современной психологии понятию «мысль». Показательно, что, определяя мышление, физиологи с мировым признанием Артур К. Гайтон и Джон Э. Холл обращаются к понятию мысли. «Исходя из нервной

    Сергей Леонидович Рубинштейн (1889 -1960)

    активности, — пишут они, — можно сформулировать следующее предварительное определение мышления. Мышление — результат одновременной стимуляции определенной „структуры» многих частей нервной системы. Наиболее важными вероятными участниками этого процесса являются кора большого мозга, таламус, лимбическая система и верхние отделы ретикулярной формации ствола мозга. Это представление называют холистической теорией мышления… Сознание, вероятно, можно объяснить как непрерывный поток осознания нашего окружения или наших последовательных мыслей» [5, с. 807].

    Как мы видим, определение мышления и сознания излагается А. К. Гай-тоном и Дж. Э. Холлом в вероятностном ключе. Авторы отмечают, что «самое трудное при обсуждении сознания, мышления, памяти и научения то, что мы не знаем нервных механизмов мышления и мало знаем о механизмах памяти» [5, с. 807]. Будем и мы иметь это в виду. Но для утверждения принципа психофизического единства при изучении мышления этого достаточно. Отметим, что глубокую трактовку принципа психофизического единства дает С. Л. Рубинштейн. «При разрешении психофизической проблемы, — пишет он, — с одной стороны, необходимо вскрывать органически-функциональную зависимость психики от мозга, от нервной системы, от органического „субстрата» психофизических функций: психика, сознание, мысль — „функции мозга»; с другой — в соответствии со специфической природой психики как отражения бытия — необходимо учесть зависимость ее от объекта, с которым субъект вступает в действенный и познавательный контакт: сознание — осознанное бытие <…> Отражая бытие, существующее вне и независимо от субъекта, психика выходит за пределы внутриорганических отношений» [15, с. 25].

    В психологическом исследовании вторая сторона является ведущей (но не отгороженной от первой). В мышлении она проявляется как предметность мышления. «Исходные особенности мышления как интеллектуальной операции — это объективность или предметная отнесенность его содержания: мысль направлена на предмет. Отношение мысли к независимому от нее предмету, объективность его содержания -самая существенная черта мыслительного процесса»[15, с. 305]. Отметим, что мысль не только направлена на предмет, мысль несет существенные характеристики предмета.

    Исходя из сказанного, определим мышление как качественно специфический психологический процесс, суть которого заключается в порождении мыслей и в работе с мыслями на основе использования системы интеллектуальных операций, направленной на разрешение задачи посредством раскрытия объективных свойств, связей и отношений.

    Предложив это определение мышления, мы должны определить, что такое мысль.

    Начнем с функции психики в жизни человека. Сущность психики, и мышления в частности, заключается в том, чтобы обеспечить выживание человека и продолжение рода. Без обеспечения этих двух процессов человек исчез бы с лица планеты Земля. Для того чтобы выжить, психика должна обеспечить выявление в окружающем мире факторов, обеспечивающих выживание. Это в первую очередь касается нахождения предметов, используемых для питания, и объектов, представляющих угрозу для жизни.

    Процесс выживания человека предполагает функциональное восприятие окружающего мира и самого себя. Результатом этого восприятия является образ вещей и их признаков. Первая функциональная задача воспри-

    ятия — формирование образов предметного мира и их признаков. Это ключевой момент. Образ без признаков превращается в фантом. Единство образа и его признака выражается в мысли. Мысль несет в себе связь образа и его признака. В этом заключается предметность мысли. Образ представлен множеством мыслей, соответствующих его отдельным свойствам. Например, яблоко — объемное, в форме шара, красное (зеленое, желтое), гладкое, сладкое, кислое, пригодное в пищу. Свойства эти раскрываются через различные ощущения -зрительное, тактильное, вкусовое. Ценность яблока определяется через пробу его использования в пропитании. Ценность того или иного яблока будет определяться и индивидуальными предпочтениями. Важно подчеркнуть, что только связь свойства с вещью мысли не несет. Мыслью является связь свойств вещи с вещью, зафиксированная субъектом восприятия, имеющая для субъекта функциональную значимости. Функциональная значимость определяется потребностями субъекта, его целями и смыслами. А удовлетворение по-

    Уильям Джеймс (1842 -1910)

    требности связано с переживаниями. Таким образом, в мысли значение вещи через ее признаки связывается с потребностями и переживаниями. Мысль выступает как содержательно-потребностно-эмоциональная субстанция. И этим мысли отличаются от информации, а технические устройства, реализующие познавательные функции, от интеллекта человека.

    Мысль всегда порождается конкретным человеком, в силу этого она не только предметна, но и субъективна. Мысль выступает как элемент индивидуального сознания. «По-видимому, — писал Джемс, — элементарным психическим фактором служит не „мысль» вообще, не „эта или та мысль», но „моя мысль», вообще, „мысль, принадлежащая кому-нибудь»» [7, с. 114]. Определенная зависимость мысли от субъекта делает ее не только идеальной, но и живой, связанной с потребностями и переживаниями субъекта. В таком виде мысль входит в содержание индивидуального сознания и в таком виде она представлена в процессах мышления.

    До настоящего времени мы в основном говорили о предметной мысли. Перейдем теперь к анализу образов. Остановимся на проблеме осмысления образов, наполнения их мыслями.

    Содержанием образов, возникающих в результате восприятия предметов внешнего мира, являются мысли-свойства этих предметов. На уровне психологического анализа образ предмета выступает как совокупность мыслей о свойствах этого предмета, объединенных в единое целое (предметность и целостность), характеризующаяся определенным постоянством, обобщенностью (связью с целостным предметом), осмысленностью и др. Как рассматривать осмысленность образа вне мыслей, его составляющих, вообще становится проблемой. И если мысль мы

    определили как потребностно-эмоционально-содержательную субстанцию, то и образ будет выступать как субстанция мыслей -образ-субстанция. А что это означает? К понятию «субстанция», пишет С. Л. Рубинштейн, мы с необходимостью обращаемся, когда делаем попытку отразить сущность вещи [17, с. 24]. В данном случае к понятию «субстанция» мы обращаемся, определяя сущность образа. В соответствии со свойствами субстанции образ-субстанция будет пониматься как устойчивая совокупность мыслей, как пребывающая во времени сущность и ее проявления, как сущее, причина которого в нем самом, т.е. образ, будучи сформирован как субстанция мыслей, будет существовать во времени и проявлять свою сущность в отношениях субъекта с внешним миром и с самим собой.

    Сформировавшись, образ-субстанция будет определять отношения во внутреннем мире человека, обусловливая его мышление. Из обозначенного подхода мы можем утверждать, что образ-субстанция может относиться не только к предметам, но и к событиям и явлениям. Из всей совокупности образов-субстанций будет складываться содержание внутреннего мира человека как образ внешнего мира и самого себя, насыщенный различными событиями. Именно такой образ и составляет содержание ума.

    Включенность в образ потребностей и переживаний становится той основой, которая позволяет образу включиться в протекание всех психических процессов, всей внутренней жизни человека. Потребности и переживания являются той детерминан-той, которая вовлекает необходимые мысли в решение задач, стоящих перед субъектом, так как их решение связано с определенной мотивацией. Они же помогают осознать мысли, вовлекаемые в процесс решения. Из сказанно-

    го становится понятной идея, выдвинутая Л.С. Выготским, согласно которой мысль, существующая во внутренней речи, приобретает новую функцию внутреннего организатора нашего поведения [4, с. 199]. Мысль, рассматриваемая не только как информация, но мысль, тесно связанная с потребностями и переживаниями. Включенный в деятельность образ-субстанция развивается в деятельности, проходит процесс интеллектуализации и организует деятельность.

    В заключение рассмотрим такое важнейшее свойство мысли и образа как их осознанность.

    Определенную ясность в понимание этой проблемы вносят теоретические разработки Л. М. Век-кера, который показал, что «механизм любого психического процесса в принципе описывается в той же системе физиологических понятий и на том же общефизиологическом языке, что и механизм любого физического акта жизнедеятельности. Однако в отличие от всякого другого, собственно физиологического акта, конечные, итоговые характеристики любого психического процесса в общем случае могут быть описаны только в терминах свойств и отношений внешних объектов, физическое существование которых с органом этого психического процесса совершенно не связано и которые составляют его содержание» [3, с. 11]. Таким образом, процессуальная динамика механизма и интегральная характеристика результата в психическом акте отнесены к разным предметам: первая — к органу, вторая — к объекту.

    «Это парадоксальное воплощение свойств внешнего объекта в состояниях другого объекта — органа психического акта, или наоборот, „перевоплощение» собственного „нутра» носителя психики в свойства другого, внешнего по отношению к нему физического тела, составляет подлин-

    ную исконную специфичность психического процесса» [3, с.11]. Уникальность и таинственность отмеченного свойства проекции определяется тем, что здесь в одном объекте-органе воспроизводится место, занимаемое другим объектом. Конечные характеристики психического акта всегда отнесены к характеристикам внешнего объекта, в этом заключается сущность предметности психического процесса.

    Из данного свойства психического процесса вытекают и другие его характеристики. Во-первых, итоговые параметры психического процесса не могут быть сформулированы на физиологическом языке тех явлений и величин, которые открываются наблюдателю в органе-носителе. Во-вторых, психические процессы недоступны прямому чувственному наблюдению, своему носителю — субъекту — психический процесс открывает свойства объекта, оставляя скрытыми изменения в субстрате, являющемся механизмом этого процесса.

    «Человек не воспринимает своих восприятий, но ему непосредственно открывается предметная картина их объектов. Внешнему же наблюдателю не открывается ни предметная картина восприятий и мыслей другого человека, ни их собственно психическая „ткань» или „материал». Непосредственному наблюдателю со стороны доступны именно и только процессы в органе, составляющие механизм психического акта» [3, с. 15]. Именно в этом процессе восприятия, где субъекту непосредственно открывается предметная картина их объектов, и заключается природный механизм сознания.

    В процессах восприятия внешний мир раскрывается субъекту в своих свойствах и отношениях, фиксируемых в отдельных мыслях, которые, будучи отнесенными к внешнему, предметному миру (или к самому субъ-

    екту), и выступают как содержание сознания.

    Парадоксальным является положение, сложившееся в психологии: проблема сознания в большинстве случаев рассматривается в отрыве от предметности восприятия и мышления и, как следствие, в отрыве от предметных мыслей.

    Говоря об осознании своей деятельности, важно выяснить, в каких психических процессах происходит это осознание. И здесь мы подходим к таким понятиям, как рефлексия и рефлексивность. В свою очередь, рассматривая рефлексию, мы встаем перед проблемой отношений рефлексии и мышления.

    Мышление, мысль и образ

    Наша задача — разобраться с сущностью мышления. Из этого вытекает первая задача — как мышление участвует в формировании мыслей и образов; и вторая задача — как мышление участвует в решении жизненных проблем.

    Начнем с того, что мышление представляет собой процесс (мыслительную деятельность), осуществляемую посредством мыслительных операций. «Характеристика мышления как процесса была бы бессодержательной, если не определить, в чем же этот процесс заключается. Процесс мышления — это, прежде всего, анализирование и синтезирование того, что выделяется анализом; это затем абстракция и обобщение, являющиеся производными от них. Закономерности этих процессов в их взаимоотношениях друг с другом суть основные внутренние закономерности мышления» [14, с. 28].

    Этот анализ и синтез в процессах порождения мыслей начинается в процессах ощущения, которые выступают «языком, за который отвечает каждый анализатор (орган чувств и соответствующие отделы мозга), и описанием на этом языке внешних воздей-

    ствий» [8, с. 249]. В соответствии с нашим определением, ощущения поставляют материал об отдельных свойствах предметов, лежат в основе порождения мыслей. Они осуществляют первичный анализ свойств предметов.

    Современные нейропсихоло-гические исследования показали, что восприятие зрительных структур осуществляется посредством иерархической системы специализированных нейронов (детекторов признаков). При этом выделение признаков происходит при участии нейронов памяти, а сама система восприятия находится под контролем своей собственной истории и является самодатирующей системой [12].

    У человека в процессах онтогенеза формируются генетически заданные системы, осуществляющие анализ и синтез сенсорной информации, позволяющие человеку тонко приспосабливаться к изменяющейся внешней среде. В основе этих систем лежит способность нейронов и нейронных сетей к установлению и сохранению связи, а также тонкая спецификация нейронов на отдельные воздействия [18].

    Таким образом, у человека имеется природный механизм мышления, осуществляющий анализ и синтез, который можно рассматривать как характеристику ума, как природную способность к мышлению.

    Констатация данного факта позволяет перейти к анализу мышления на психологическом уровне. Основой для такого анализа является, как было показано выше, осознание мыслей и образов как субстанции мыслей. Именно здесь в полную меру начинают работать все основные интеллектуальные операции, разворачивается процесс мышления как процесс работы с мыслями с использованием операций. Решение задач с использованием операций предстает как процесс мышления на осознанном уровне.

    Но откуда берутся операции?

    По этому поводу С. Л. Рубинштейн писал: «Всякая попытка признать операции чем-то первичным и свести процесс мышления к механическому функционированию так понимаемых операций принципиально не верна и не осуществима. Свести мышление к совокупности так понимаемых операций и устранить процесс мышления -означает устранить само мышление» [14, с. 50]. Операции, отмечает Рубинштейн, сами формируются, складываются в ходе мыслительного процесса. «Первичный, еще совсем пластичный процесс мышления, не отложившийся в определенные структуры („ходы»), не превратившийся еще в ряд определенных операций, совершается в виде поисковых проб». «Пробы» решения — это формы анализа проблемной ситуации.

    Пробы при осмысленном решении задачи — это синтетические акты соотнесения условий с требованием задачи, посредством которых шаг за шагом совершается анализ условий [14, с. 47-48]. Операции формируются в результате практической деятельности применительно к условиям, предметному содержанию. Из этого следует, что мышлению (думанию) необходимо учиться: учиться в плане формирования операций и в плане их использования в применении к конкретному материалу.

    «По мере того, как в процессе мышления складываются определенные операции — анализа, синтеза, обобщения, по мере того, как они генерализуются и закрепляются у индивида, формируется мышление как способность, складывается интеллект. Сами операции мышления не даны изначально. Они постепенно складываются в ходе самого мышления» [14, с. 47].

    В основе мышления с использованием операций лежит способность к мышлению, реализуемая, как уже отмечалось, определенными нейрофизиологическими структурами.

    Знание операций еще не гарантирует их включение в процесс мышления, решения определенной задачи. «Вопрос о применении тех или иных операций в каждом частном случае к определенной задаче не решается посредством этих же операций. Совокупность операций не определяет, какая из них должна быть выбрана в каждом данном случае. Актуализация тех или иных операций и применение их к заданной задаче требуют анализа как задачи, к решению которой они должны быть применены, так и операций, которые должны быть приняты в расчет при решении данной задачи, то есть анализа, осуществляемого в процессе синтетической деятельности их соотнесения» [14, с. 51].

    Механическое применение операций, которые человек использует без понимания, «формально», не включает активное мышление в решение задачи. В этом случае решение задачи осуществляется автоматически, на уровне навыка, если он применим к решаемому типу задачи. Данный аспект развития способностей мышления описан нами в работе [23].

    Рассматривая процесс мышления, мы неоднократно обращались к тому, что он предполагает анализ задачи и условий. Но и задачи, и условия описываются системой мыслей (и образов). Следовательно, при решении задачи мышление обращается к анализу, синтезу и обобщению мыслей, описывающих задачу и условия. Таким образом, мы можем констатировать, что мышление работает с мыслями посредством операций по работе с мыслями.

    Мысль, мышление и слово

    Потребность выражения мысли в слове возникает при необходимости передачи ее другому. Слово в этом случае выполняет функцию сигнала. Сигнал (от лат. signum — знак) — физический процесс (или явление), несущий со-

    общение (информацию) о каком-либо событии, состоянии объекта наблюдения либо передающий команды управления, указания, оповещения [19].

    Слово несет определенное содержание. В процессе словообразования связь его с содержанием определяется тем, кто слово порождает. В различных языках эта связь слова и содержания может существенно различаться. Но нас в данном случае интересует только один аспект: как отражается содержание мысли в слове. Образ как субстанция мыслей может нести наряду с основными мыслями-признаками еще и мысли, связанные с несущественными признаками или признаками-мыслями, привносимыми в образ субъектом в соответствии с его мотивацией и переживаниями.

    Индивидуальный образ всегда субъективен. Основные мысли в этом образе сопровождаются дополнительными, которые выступают в роли «обертонов» для основных, сущностных мыслей-признаков. За счет этих мыслей-обертонов индивидуальный образ гармоничен, отражает индивидуальное восприятие мира субъектом. При выражении индивидуального образа в слове теряются многие обертоны. Формирующееся значение слова, отражающее индивидуальный образ, огрубляет этот образ, но при этом он сохраняется как субстанция мыслей. Это огрубление мысли, выраженной в слове, тонко подметил Ф. Тютчев, когда писал: «мысль изреченная есть ложь». Слово, отражающее образ, всегда беднее образа, породившего это слово. Оно передает только основные (сущностные) мысли. Но слушающий дополняет мысли, содержавшиеся в слове, своими обертонами.

    В этом процессе опредмечивания и распредмечивания, превращения образа-субстанции в слово как в носитель сообщения (информации) и понимания слова и перевода его опять в субъектный

    образ-субстанцию заключена сущность процесса общения.

    Интересно, что Казимир Малевич, придумывая феврализмы, записывал обычные фразы и обводил их рамкой. При этом он исходил из того, что, увидев написанное слово, человек нарисует в воображении свою иллюстрацию к этому слову. Слово выступает предельной абстракцией. В понимании Малевича слово — это тоже картина, это тоже образ. Образ, наполненный индивидуальными мыслями и чувствами.

    Связи мышления и речи посвящено значительное количество исследований. А. Н. Соколов отмечает, что «мысль и язык связываются в единый и неразрывный комплекс, действующий как речевой механизм мышления» [20, с. 3]. При этом в трактовке речи и мышления существуют две основные точки зрения. Первая отстаивает позицию, что «мышление и речь тождественны (мышление есть беззвучная речь, „речь минус звук»)», вторая утверждает, что «мышление и речь лишь внешне связаны друг с другом (речь есть наружная оболочка мышления, средство выражения готовых мыслей, возникающих вне формы слов и чувственных образов)» [20, с. 3-4].

    Отметим, что проблема отношений мышления и речи анализируется вне отношения мышления и мысли. Основная проблема заключается в вопросах: «Что такое мышление и что такое язык (речь) — это одно и то же или разное? Возможно ли мышление без речи и речь без мышления? Какова роль речи в процессах мышления?»

    А. Н. Соколов отмечает, что у философов активность мысли всегда связана со словом. Аристотель объединяет мысль и слово в единое целое, но при этом не отождествляет их ни друг с другом, ни с предметами мысли. Источником мыслей у Аристотеля является чувственное восприятие вещей. Томас Гоббс считал, что мысли-

    мая вещь есть нечто материальное, образ он рассматривал как «фантазм», создаваемый разумом, слова считал метками для запоминания мыслей.

    Джон Локк полагал, что наш умственный опыт основывается на ощущениях и восприятиях. Локк включал в мышление ощущение, восприятие, память, воображение, понятие. Локк считал возможным возникновение мыслей без языка. По мнению Г. Лейбница, язык нужен человеку для рассуждения с самим собой, язык (слово) закрепляет мысли, слово служит для сообщения мыслей другим. Вильгельм Гумбольдт придерживался взгляда, согласно которому никакая мысль не может существовать без языка. Мыслить — значит говорить с самим собой.

    Интересна мысль Г. Гегеля об отношении мышления и ощущения. «Когда мы схватываем чувственное многообразие, мы еще не мыслим; только связывание (das Beziehen) его есть мышление» [6, с. 96]. Здесь важно выделить положение Гегеля о том, что мышление есть связь (связывание). Следует отметить также взгляды на мысль и мышление Фридриха Макса Мюллера (1823-1900). Под мыслью Мюллер понимал акт мышления, а под мышлением — мысленное комбинирование мыслей. В каждой мысли, — отмечал он, — присутствуют ощущения, представления, понятия и названия. В работе «Наука о языке» он отмечал, что в основе слова лежит качество или качества, которые человек выделяет в вещи и которые наиболее важны для него. Интересные взгляды на отношение мысли и слова содержатся в работе А. А. Потебни [11]. Указывая на органическое единство мысли и слова, он отмечал одновременно их различие. Элементарные мысли (чувства), считал Потебня, возможны и без слов.

    Рассмотрение воззрений на отношения слова и мысли можно было бы продолжать и далее, но, обобщая уже названные работы,

    приходится констатировать: они не проливают свет на то, что нас интересует. Эти суждения не продвинули нас в понимании того, что считать мыслью, какова ее структура, как соотносятся мысль и мышление. Это не позволяет дать обоснованное толкование отношений мысли и слова.

    Попробуем дать ответ на поставленный вопрос с позиции нашего понимания мышления как процесса порождения мыслей и работы с мыслями при решении задач (практических и теоретических). Ребенок овладевает речью приблизительно к двум годам. Но образ матери у него формируется в первые месяцы жизни. При виде матери он улыбается, протягивает руки, бежит к ней, выражает свое отношение к ней. Он не знает слово «мама», но он знает ее как человека, который удовлетворяет все его потребности. Мать с позиции ребенка выражает (несет собой) качества, которые для него жизненно важны. С матерью связываются мысли, насыщенные глубокими переживаниями. И только позднее ребенок усваивает, что мать «называется» мама. Он узнает слово, которое связано со всем комплексом мыслей о матери. Слово выступает как знак, наполненный определенными мыслями.

    Но не в столь яркой форме эта связь мысли и слова проявляется и в других случаях чувственного познания. Вначале субстанция мыслей о вещи, затем называние вещи словом. В дальнейшем при восприятии знакомого слова у человека в памяти воспроизводится симптомокомплекс мыслей, который в прошлом связывался с этим словом. С раскрытием содержания слова связана проблема понимания как в образовании, так и в жизни. Типичным примером является ситуация сегодняшнего дня. По всем каналам средств массовой информации мы слышим англоязычные слова, относящиеся к определенной области знаний и практики, чаще всего к эко-

    номике. Значительная часть населения этих слов (терминов) не знает и сообщений не понимает. В обучении для достижения понимания необходимо, чтобы у обучающегося было сформировано понимание слов, используемых педагогом, причем в том же смысле, в котором их использует педагог (или автор учебника).

    Но вернемся к проблеме соотношения мысли, слова и мышления.

    Как единица языка слово служит для называния отдельного понятия [10, с. 650]. Понятие же определяется как «логически оформленная общая мысль о предмете» [10, с. 497]. Таким образом, слово служит для называния логически оформленной общей мысли о предмете. Остается уточнить, что же такое общая мысль? Общая по отношению к чему или к кому? Общая по отношению к предмету. Но ведь может быть мысль, общая и по отношению к субъектам восприятия! По всей вероятности, мысль, общая по отношению к предмету, должна быть отнесена к субъектам восприятия. Это у них должна быть общая мысль, характеризующая предмет, имеющая определенное значение для всех.

    Если индивидуальный образ имел для субъекта личностный смысл, то слово, обозначающее образ, будет иметь значение, общее для субъектов, использующих это слово, за которым стоит обобщенный образ. Но что такое обобщенный образ? Это образ, лишенный индивидуальных переживаний и личностных мыслей-обертонов. Обобщенный образ — это объединенный образ, благодаря этому он имеет общее значение и в таком виде служит для передачи мыслей от одного субъекта к другому. Значение образа имеет функциональный смысл, индивидуальный образ несет в себе еще и личностный смысл. Это открывает нам еще одну грань глубокого высказывания Ф. Тютчева о том, что «мысль изреченная есть ложь». Как мы уже отмечали, слово, отра-

    жающее образ, всегда беднее образа, породившего слово.

    Приведенные выше рассуждения показывают, что между мыслью и словом существует сущностное единство и нельзя противопоставлять мысль и понятие, а следовательно, наглядное и понятийное мышление. Субстанцию мыслей, выраженную словом, можно рассматривать как индивидуальное понятие (предпонятие).

    Индивидуальный образ не остается неизменным. Будучи включенным в мир внутренний жизни субъекта, он «живет» в этом мире, претерпевая изменения, диктуемые динамикой внутреннего мира.

    Понятие, как и образ, это совокупность мыслей о предмете. Первоначально эту совокупность мыслей о предмете словом обозначает мыслящий человек. Это всегда конкретный человек, познающий окружающий мир. Нахождение слова для обозначения предметов в совокупности его свойства — огромный труд, завершающий процесс познания. Слово рождается мыслью, при этом оно, будучи отлично от нее, остается всегда единым с мыслью по содержанию, но только в том смысле, который вложил

    в слово носитель мысли (напомню, что слово всегда первоначально рождает конкретный человек).

    Появление каждого слова в истории человечества означало акт творения. Недаром в «Книге Бытия» Моисей, описывая сотворение Земли, отмечает, что каждый акт творения сопровождали названием того, что сотворено. «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет… И назвал Бог свет днем, а тьму ночью» (Быт 1:3-5). То же самое повторяется при сотворении суши и морей. А сотворив «всех животных полевых и всех птиц небесных», привел их к человеку, «чтобы видеть, как он назовет их» (Быт 2:19). То же относится и к сотворению Евы: «И сказал человек: вот, это кость от кости моей и плоть от плоти моей; она будет называться женой: ибо взята от мужа» (Быт 2:23). Обозначение сотворенного словом завершает акт творения.

    В истории развития человека и человечества каждое открытие завершается словом. В слове заключается вся интеллектуальная история. Все открытия человека зафиксированы в толковых словарях и энциклопедиях. Каждый язык конечен и насчитывает счет-

    fir/O 0 tili

    Исследования в области психологии мышления создают предпосылки для прорывных разработок в деле создания искусственного интеллекта

    ное множество слов. Можно сказать, что интеллектуальные возможности конкретного человека определяются тем, какое количество слов он знает и как он владеет языком. Он ограничен активным словарем. Число слов, которыми владеет субъект, характеризует его ум. Но при этом будем помнить, что за словом стоит мысль и мысль предшествует слову.

    Используя в процессе мышления слово, субъект наполняет его определенным содержанием — субъективными мыслями, связанными с этим словом. Таким образом, и при понятийном мышлении мы имеем дело с мыслями, воплощенными в понятиях. Различие между образным мышлением и абстрактно-понятийным заключается только в характере обобщений, представленных в мыслях.

    Резюмируя, отметим, что мысль отражает содержание не только признака или образа, она может нести и содержание целой ситуации, характеризовать группу (класс) предметов (например, учебный класс), металлы (как понятие), растения (как понятие), вселенную (как понятие) и др. За каждым словом-понятием будет стоять долгая история познания окружающего мира человеком. Только у машины эти понятия будут выступать в своих значениях, у человека же они будут представлены индивидуальной совокупностью мыслей.

    Некоторые выводы

    Обобщая сказанное, сформулируем некоторые выводы и ключевые идеи.

    Во-первых, мышление можно определить как психический процесс, представляющий собой порождение мыслей, и процесс работы с мыслями, определяемый решаемой задачей.

    Во-вторых, мышление есть процесс, реализуемый нервными механизмами мышления, вероятны-

    ми участниками которых являются кора большого мозга, таламус, лимбическая система и верхние отделы ретикулярной формации ствола мозга [5, с. 807].

    В-третьих, с учетом нашего подхода к определению способностей как свойств функциональной системы, реализующих определенную психическую функцию [21], мышление можно рассматривать как способность. И как способность мышление будет иметь индивидуальную меру выраженности, проявляющуюся в успешности и качественном своеобразии порождаемых мыслей и работе с мыслями при решении задач, стоящих перед субъектом.

    В-четвертых, современные исследования процессов нейроонто-генеза [18] показывают, что «мозг ребенка к моменту рождения более, чем другие органы, подготовлен, но подготовлен не столько к непосредственному функционированию, сколько к развитию, обучению навыкам функционирования в конкретных условиях окружающей среды.

    Генетической программой предусмотрено такое строительство мозга во внутриутробном периоде, чтобы его функциональное созревание было

    отсрочено на период после рождения, когда мозг будет достраиваться, формообразовывать свои функциональные системы в соответствии с конкретными формами своего взаимодействия с внешней средой» [18, с. 31-32]. Это относится и к формированию сложной нейросистемы, реализующей функции мышления. Одновременно факт пост-натального развития открывает возможности воздействовать на развитие мыслительных способностей ребенка.

    В-пятых, развитие способностей мышления связано с целенаправленным формированием интеллектуальных операций. Возможности такого подхода мы показали в эмпирическом исследовании [23]. Сформированные в культурно-историческом подходе интеллектуальные операции автоматически не наследуются в индивидуальном развитии, но с успехом осваиваются в индивидуальном обучении.

    Овладение мыслительными операциями необходимо рассматривать как формирование мыслительных способностей субъекта деятельности. По С. Л. Рубинштейну, в этом процессе формируется интеллект человека.

    ЛИТЕРАТУРА

    1. Библия. М.: РБО, 2000.

    2. Большой энциклопедический словарь / Гл. ред. А. М. Прохоров. М.: Большая российская энциклопедия; СПб.: Но-ринт, 1997.

    3. Веккер Л. М. Психические процессы. Л.: ЛГУ, 1974. Т. 1.

    4. Выготский Л. С. Педагогическая психология / под ред. В. В. Давыдова. М.: Педагогика, 1991.

    5. Гайтон А. К., Холл Дж. Э. Медицинская физиология: учебник / пер. с англ. В. И. Кобрина. М.: Логосфера, 2008.

    6. Гегель Г. Введение в философию (Философская пропедевтика). М.: Изд-во Тимирязевского научно-исследовательского института, 1927.

    7. Джемс У. Психология. СПб.: Типография В. Безобразова и К0, 1901.

    8. Иванников В. А. Основы психологии. Курс лекций. СПб.: Питер, 2010.

    9. Малый энциклопедический словарь: в 4 т. Т. 3 / Репринт. воспр. изд. Брокгауза-Ефрона. М.: Терра-Тегга, 1994.

    10. Ожегов С. И. Словарь русского языка. М.: Русский язык, 1982.

    11. Потебня А. А. Мысль и язык // Потебня А. А. Полн. собр. соч. Одесса: Гос. изд. Украины, 1926. Т. 1.

    12. Прибрам К. Языки мозга. М.: Прогресс, 1975.

    13. Российская педагогическая энциклопедия. М.: Большая российская энциклопедия, 1999. Т. 2.

    14. Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования. М.: АН СССР, 1958.

    15. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М.: Питер, 1999.

    16. Рубинштейн С. Л. Основы психологии. М.: Госучпедгиз, 1935.

    17. Рубинштейн С.Л. Человек и мир. М.: Наука, 1997.

    18. Скворцов И. А. Развитие нервной системы у детей (нейроонтогенез и его нарушения). М.: Тривола, 2000.

    19. Советский энциклопедический словарь. М.: Советская энциклопедия, 1987.

    20. Соколов А. Н. Внутренняя речь и мышление. М.: Просвещение, 1968.

    21. Шадриков В. Д. Ментальное развитие человека. М.: Аспект-Пресс, 2007.

    22. Шадриков В. Д. Мир внутренней жизни человека. М.: Логос, 2006.

    23. Шадриков В. Д. Профессиональные способности. М.: Университетская книга, 2010.

    LITERATURA

    1. BibLiya. M.: RBO, 2000.

    2. BoL’shoj ehncikLopedicheskij sLovar’ / GL. red. A. M. Prohorov. M.: BoL’shaya rossijskaya ehncikLopediya; SPb.: Norint, 1997. J. Vekker L. M. Psihicheskie processy. L.: LGU, 1974. T. 1.

    4. Vygotskij L. S. Pedagogicheskaya psihoLogiya / pod red. V.V. Davydova. M.: Pedagogika, 1991.

    5. Gajton A. K., Holl Dzh. Eh. Medicinskaya fizioLogiya: uchebnik / per. s angL. V. I. Kobrina. M.: Logosfera, 2008.

    6. Gegel’ G. Vvedenie v fiLosofiyu (FiLosofskaya propedevtika). M.: Izd-vo Timiryazevskogo nauchno-issLedovateL’skogo instituta, 1927.

    7. Dzhems U. PsihoLogiya. SPb.: Tipografiya V. Bezobrazova i K0, 1901.

    8. Ivannikov V. A. Osnovy psihoLogii. Kurs Lekcij. SPb.: Piter, 2010.

    9. MaLyj ehncikLopedicheskij sLovar’: v 4 t. T. 3 / Reprint. vospr. izd. Brokgauza-Efrona. M.: Terra-Terra, 1994.

    10. Ozhegov S. I. SLovar’ russkogo yazyka. M.: Russkij yazyk, 1982.

    11. Potebnya A. A. MysL’ i yazyk // Potebnya A. A. PoLn. sobr. soch. Odessa: Gos. izd. Ukrainy, 1926. T. 1.

    12. Pribram K. Yazyki mozga. M.: Progress, 1975.

    13. Rossijskaya pedagogicheskaya ehncikLopediya. M.: BoL’shaya rossijskaya ehncikLopediya, 1999. T. 2.

    14. Rubinshtejn S. L. O myshLenii i putyah ego issLedovaniya. M.: AN SSSR, 1958.

    15. Rubinshtejn S. L. Osnovy obshchej psihoLogii. M.: Piter, 1999.

    16. Rubinshtejn S. L. Osnovy psihoLogii. M.: Gosuchpedgiz, 1935. 17 Rubinshtejn S. L. CheLovek i mir. M.: Nauka, 1997.

    18. Skvorcov I. A. Razvitie nervnoj sistemy u detej (nejroontogenez i ego narusheniya). M.: TrivoLa, 2000.

    19. Sovetskij ehncikLopedicheskij sLovar’. M.: Sovetskaya ehncikLopediya, 1987.

    20. SokolovA. N. Vnutrennyaya rech’ i myshLenie. M.: Prosveshchenie, 1968.

    21. Shadrikov V. D. MentaL’noe razvitie cheLoveka. M.: Aspekt-Press, 2007.

    22. Shadrikov V. D. Mir vnutrennej zhizni cheLoveka. M.: Logos, 2006.

    23. Shadrikov V. D. ProfessionaL’nye sposobnosti. M.: Universitetskaya kniga, 2010.

    8 распространенных ошибок мышления, которые наш мозг совершает каждый день

    Приготовьтесь сойти с ума.

    Я был серьезно потрясен некоторыми из этих ошибок, думая, что подсознательно делаю все время . Очевидно, что ни одна из них не является серьезной и опасной для жизни ошибкой, но они действительно удивительны, и их предотвращение может помочь нам принимать более рациональные и разумные решения.

    Тем более, что мы стремимся к постоянному самосовершенствованию, создавая платформу управления социальными сетями Buffer, если мы посмотрим на наши ценности, осознание ошибок, которые мы естественным образом допускаем в своем мышлении, может иметь большое значение для их предотвращения.К сожалению, большинство из них происходят подсознательно, поэтому потребуются время и усилия, чтобы избежать их — если вы даже этого захотите.

    Тем не менее, я думаю, интересно узнать больше о том, как мы думаем и принимаем решения каждый день, так что давайте взглянем на некоторые из этих привычек мышления, о которых мы не знали.

    1. Мы окружаем себя информацией, которая соответствует нашим убеждениям

    Нам нравятся люди, которые думают так же, как мы. Если мы согласны с чьими-то убеждениями, мы с большей вероятностью подружимся с ними.Хотя это имеет смысл, это означает, что мы подсознательно начинаем игнорировать или отвергать все, что угрожает нашему мировоззрению, поскольку мы окружаем себя людьми и информацией, которые подтверждают то, что мы уже думаем.

    Это называется предвзятостью подтверждения. Если вы когда-нибудь слышали об иллюзии частоты, то это очень похоже. Иллюзия частоты возникает, когда вы покупаете новую машину и внезапно видите везде одну и ту же машину. Или когда беременная женщина вдруг замечает повсюду других беременных женщин.Это пассивный опыт, когда наш мозг ищет информацию, связанную с нами, но мы считаем, что на самом деле частота таких событий увеличилась.

    Это похоже на то, как улучшение нашего языка тела может изменить то, кем мы являемся как люди.

    Предвзятость подтверждения — более активная форма того же опыта. Это происходит, когда мы активно ищем информацию, подтверждающую наши существующие убеждения.

    Мы не только делаем это с информацией, которую получаем, но и подходим к нашим воспоминаниям таким же образом.В ходе эксперимента, проведенного в 1979 году в Миннесотском университете, участники прочитали историю о женщине по имени Джейн, которая в одних ситуациях действовала экстравертно, а в других — интровертно. Когда через несколько дней участники вернулись, их разделили на две группы. Одну группу спросили, подходит ли Джейн для работы библиотекарем, другую группу спросили, работает ли она агентом по недвижимости. Группа библиотекарей помнила Джейн как интроверта и позже сказала, что она не подходит для работы в сфере недвижимости.Группа, занимающаяся недвижимостью, сделала прямо противоположное: они помнили Джейн как экстраверта, говорили, что она подойдет для работы в сфере недвижимости, а когда позже их спросили, станет ли она хорошим библиотекарем, они ответили отрицательно.

    В 2009 году исследование, проведенное в штате Огайо, показало, что мы потратим на 36 процентов больше времени на чтение эссе, если оно совпадает с нашим мнением.

    Всякий раз, когда ваши мнения или убеждения настолько переплетаются с вашим представлением о себе, что вы не можете избавиться от них, не нарушая основных представлений о себе, вы избегаете ситуаций, которые могут нанести вред этим убеждениям.– Дэвид Макрейни

    Этот трейлер к книге Дэвида Макрейни «Теперь ты менее тупой» очень хорошо объясняет эту концепцию с помощью истории о том, как люди привыкли думать, что гуси растут на деревьях (серьезно), и насколько бросают вызов наши убеждения на регулярной основе. единственный способ избежать предвзятости подтверждения:

    2. Мы верим в иллюзию «тела пловца»

    Это должно быть одна из моих любимых ошибок мышления, с которыми я столкнулся. В книге Рольфа Добелли «Искусство мыслить ясно» он объясняет, почему наши представления о таланте и обширных тренировках далеко не соответствуют действительности:

    Профессиональные пловцы не обладают идеальным телом, потому что они интенсивно тренируются.Скорее, они хорошие пловцы из-за своего телосложения. То, как устроено их тело, является фактором отбора, а не результатом их деятельности.

    «Иллюзия тела пловца» возникает , когда мы путаем факторы отбора с результатами . Еще один хороший пример — лучшие университеты: действительно ли они лучшие школы или они выбирают лучших студентов, которые преуспевают независимо от влияния школы? Наш разум часто обманывает нас, и это один из ключевых моментов, о котором следует помнить.

    Что меня действительно бросило в глаза при изучении этого раздела, так это строчка из книги Добелли:

    Без этой иллюзии половина рекламных кампаний не сработала бы.

    Это имеет смысл, если подумать. Если бы мы считали, что предрасположены к определенным вещам (или нет), мы бы не покупались на рекламные кампании, обещающие улучшить наши навыки в тех областях, где мы вряд ли когда-нибудь преуспеем.

    Это похоже на умение говорить «нет» или на то, как на самом деле работает наше творчество: оба сильно расходятся в том, что мы считаем правдой, и какие действия на самом деле помогут нам получить желаемый результат.

    3. Мы беспокоимся о вещах, которые мы уже потеряли

    Сколько бы я ни обращал внимания на заблуждение о невозвратных затратах, я все равно тяготею к нему.

    Термин необратимых затрат относится к любым затратам (не только денежным, но также времени и усилиям), которые уже были оплачены и не могут быть возмещены. Таким образом, оплата времени или денег, которые ушли навсегда, в основном.

    Причина, по которой мы не можем игнорировать цену, даже если она уже оплачена, заключается в том, что мы настроены на гораздо большее ощущение потери, чем приобретения.Психолог Дэниел Канеман объясняет это в своей книге «Думай быстро и медленно:

    ». Организмы, которые уделяли больше внимания предотвращению угроз, чем максимальному использованию возможностей, с большей вероятностью передавали свои гены. Таким образом, со временем перспектива потерь стала более сильным мотиватором вашего поведения, чем обещание выгоды.

    Заблуждение необратимых затрат играет на нашей склонности подчеркивать потери, а не выгоды. Это исследование — отличный пример того, как это работает:

    Хэл Аркес и Кэтрин Блумер в 1985 году провели эксперимент, который продемонстрировал вашу склонность терять сознание, когда появляются невозвратные издержки.Они попросили испытуемых предположить, что они потратили 100 долларов на лыжную прогулку в Мичигане, но вскоре после этого нашли лучшую лыжную прогулку в Висконсине за 50 долларов и купили билет и на эту поездку. Затем они попросили участников исследования представить, что они узнали, что две поездки перекрываются, и билеты не могут быть возвращены или перепроданы. Как вы думаете, что они выбрали: хороший отпуск за 100 долларов или отличный отпуск за 50 долларов?

    Более половины участников исследования выбрали более дорогую поездку. Может, это и не обещало быть таким веселым, но потеря казалась большей .

    Итак, как и другие ошибки, которые я объяснил в этом посте, ошибка необратимых затрат приводит к тому, что мы упускаем или игнорируем представленные нам логические факты и вместо этого принимаем иррациональные решения, основанные на наших эмоциях, даже не осознавая, что мы re do so:

    Заблуждение мешает вам понять, что лучший выбор — делать то, что обещает лучший опыт в будущем, а не то, что сводит на нет чувство потери в прошлом.

    Будучи такой подсознательной реакцией, трудно избежать этого.Лучше всего попытаться отделить текущие факты от всего, что произошло в прошлом. Например, если вы покупаете билет в кино только для того, чтобы понять, что фильм ужасен, вы можете либо:

    а) остаться и посмотреть фильм, чтобы «оправдать свои деньги», поскольку вы уже заплатили за билет (невозвратные затраты). ошибка)

    или
    б) уйти из кинотеатра и использовать это время, чтобы сделать то, что вам действительно нравится.

    Следует помнить следующее: вы не сможете вернуть вложенные средства.Этого больше нет. Не позволяйте этому омрачать ваше суждение о любом решении, которое вы принимаете в данный момент, — пусть оно останется в прошлом.

    4. Мы неправильно прогнозируем шансы

    Представьте, что вы играете в орёл или решку с другом. Вы подбрасываете монету снова и снова, каждый раз угадывая, выпадет ли она орлом или решкой. У вас есть 50/50 шансов быть правым каждый раз.

    Теперь предположим, что вы уже пять раз подбрасывали монету и каждый раз выпадало решек . Наверняка наверняка , следующая будет решка, да? Вероятность того, что выпадет решка, теперь должна быть выше, верно?

    Нет.Вероятность выпадения решки 50/50. Каждый раз. Даже если вы выпали орлом последние двадцать раз. Шансы не меняются.

    Заблуждение игрока — это сбой в нашем мышлении — в очередной раз доказано, что мы нелогичны. Проблема возникает, когда мы придаем слишком большое значение прошлым событиям и путаем нашу память с тем, как на самом деле устроен мир, полагая, что они повлияют на будущие результаты (или, в случае с орлом или решкой, любых весов, поскольку прошлые события абсолютно не влияют на шансы).

    К сожалению, пристрастие к азартным играм также подвержено похожей ошибке в мышлении — искажению положительных ожиданий. Это когда мы ошибочно думаем, что в конце концов наша удача должна измениться к лучшему. Почему-то мы считаем невозможным принять плохие результаты и сдаться — мы часто настаиваем на том, чтобы продолжать до тех пор, пока не получим положительные результаты, независимо от того, каковы шансы того, что это произойдет на самом деле.

    5. Мы рационализируем покупки, которые нам не нужны

    Я виноват в этом так же, как и все остальные.Сколько раз вы возвращались домой после похода по магазинам только для того, чтобы быть неудовлетворенными своими решениями о покупке и начинать рационализировать их для себя? Может быть, вы на самом деле не хотели этого, или задним числом подумали, что это слишком дорого. Или, может быть, он не сделал того, на что вы надеялись, и был на самом деле бесполезен для вас.

    Как бы то ни было, мы довольно хорошо убеждаем себя в том, что эти яркие, бесполезные, плохо продуманные покупки в конце концов необходимы. Это известно как рационализация после покупки или Стокгольмский синдром покупателя .

    Причина, по которой мы так хороши в этом, восходит к психологии языка:

    Социальные психологи говорят, что это проистекает из принципа приверженности, нашего психологического желания оставаться последовательным и избегать состояния когнитивного диссонанса.

    Когнитивный диссонанс — это дискомфорт, который мы испытываем, когда пытаемся придерживаться двух конкурирующих идей или теорий. Например, если мы думаем о себе, что хорошо относимся к незнакомцам, но затем видим, как кто-то падает и не останавливается, чтобы помочь ему, тогда у нас будут противоречивые мнения о себе: мы милы с незнакомцами, но мы не хорошо к незнакомцу, который упал.Это создает столько дискомфорта, что нам приходится менять свое мышление, чтобы оно соответствовало нашим действиям, т.е. мы начинаем думать о себе как о ком-то, кто , а не хорошо относится к незнакомцам, поскольку именно это доказали наши действия.

    Таким образом, в случае нашего импульсивного похода за покупками нам нужно было бы рационализировать покупки, пока мы действительно не поверим, что нам нужно купить эти вещи, чтобы наши мысли о себе соответствовали нашим действиям (совершению покупок).

    Хитрость в том, чтобы избежать этой ошибки, заключается в том, что мы обычно действуем до того, как подумаем (что может быть одним из самых важных элементов, присущих успешным людям в качестве черт!), оставляя нам возможность рационализировать свои действия впоследствии.

    Знание об этой ошибке может помочь нам избежать ее, предсказывая ее, прежде чем действовать — например, когда мы обдумываем покупку, мы часто понимаем, что позже нам придется рационализировать ее для себя. Если мы сможем признать это, возможно, мы сможем этого избежать. Однако справиться с этим не так-то просто!

    6. Мы принимаем решения на основе эффекта привязки

    Дэн Ариэли — экономист-бихевиорист, который выступил с одним из моих любимых выступлений на TED об иррациональности человеческого мозга, когда дело доходит до принятия решений.

    Он великолепно иллюстрирует эту конкретную ошибку в нашем мышлении многочисленными примерами. Эффект привязки по существу работает следующим образом: вместо того, чтобы принимать решение на основе чистой ценности инвестиций (время, деньги и т. д.), мы учитываем сравнительную ценность, то есть, какую ценность предлагает вариант по сравнению с другим вариантом . .

    Давайте рассмотрим несколько примеров от Дэна, чтобы проиллюстрировать этот эффект на практике:

    Одним из примеров является эксперимент, который Дэн провел, используя два вида шоколада для продажи в киоске: Hershey’s Kisses и Lindt Truffles.«Поцелуи» стоили по одному пенни за штуку, а «Трюфели» — по пятнадцать центов. Принимая во внимание разницу в качестве между двумя видами шоколада и нормальные цены на оба вида шоколада, трюфели были выгодной покупкой, и большинство посетителей стенда выбрали трюфели.

    На следующем этапе своего эксперимента Дэн предложил те же два варианта, но снизил цены на один цент каждый. Так что теперь «Поцелуи» были бесплатными, а «Трюфели» стоили по четырнадцать центов каждый. Конечно, сейчас трюфели еще выгоднее, но, поскольку поцелуи были бесплатными, большинство людей выбирали их.

    Ваша система предотвращения потерь всегда бдительна, ожидая в режиме ожидания, чтобы удержать вас от отказа от большего, чем вы можете позволить себе сэкономить, поэтому вы рассчитываете баланс между затратами и вознаграждением, когда это возможно. – You Are Not So Smart

    Еще один пример, который Дэн приводит в своем выступлении на TED, – это когда потребителям предоставляется выбор вариантов отпуска. Когда есть выбор: поездка в Рим с оплатой всех расходов или аналогичная поездка в Париж, принять решение довольно сложно. В каждом городе есть своя еда, культура и опыт путешествий, из которых потребитель должен выбирать.

    Однако, когда добавляется третий вариант, такой как та же поездка в Рим, но без утреннего кофе, все меняется. Когда потребитель видит, что ему нужно заплатить 2,50 евро за кофе в третьем варианте поездки, не только первоначальная поездка в Рим внезапно кажется лучше из этих двух, но и , она также кажется лучше, чем поездка в Париж . Хотя они, вероятно, даже не думали, включен кофе или нет, до того, как был добавлен третий вариант.

    Вот еще лучший пример из другого эксперимента Дэна:

    Дэн нашел настоящую рекламу подписки на The Economist и использовал ее, чтобы увидеть, как, казалось бы, бесполезный выбор (например, Рим без кофе) влияет на наши решения.

    Для начала было три варианта: подписаться на веб-версию The Economist за 59 долларов, на печатную версию за 125 долларов или подписаться и на печатную, и на веб-версию за 125 долларов. Совершенно ясно, что здесь бесполезный вариант. Когда Дэн раздал эту форму 100 студентам Массачусетского технологического института и спросил их, какой вариант они выберут, 84% выбрали комбо-предложение за 125 долларов. 16% выбрали более дешевый вариант только для Интернета, и никто не выбрал вариант только для печати за 125 долларов.

    Затем Дэн удалил «бесполезную» опцию только для печати, которая никому не была нужна, и провел эксперимент с другой группой из 100 студентов Массачусетского технологического института.На этот раз большинство выбрало более дешевую веб-версию, а меньшинство выбрало комбинированную сделку. Таким образом, хотя никому не был нужен дешевый 125-долларовый вариант, предназначенный только для печати, на самом деле он не был бесполезен — на самом деле, он фактически информировал людей о решениях, которые они принимали между двумя другими вариантами, делая комбо-сделку в раз более ценной по сравнению с .

    Эта ошибка называется эффектом привязки, потому что мы склонны сосредотачиваться на конкретном значении и сравнивать его с другими нашими вариантами, видя разницу между значениями, а не значение каждого параметра как такового.

    Самостоятельное устранение «бесполезных» вариантов при принятии решений может помочь нам делать более разумный выбор. С другой стороны, Дэн говорит, что большая часть проблемы связана с тем, что мы просто не очень хорошо знаем свои собственные предпочтения, так что, возможно, это та область, на которой нам следует больше сосредоточиться.

    Хотя мы знаем, что наши навыки принятия решений, как людей, часто плохие (подробнее об этой теме здесь), удивительно, как «свобода» может повлиять на нас. На самом деле «бесплатно» упоминалось ранее как один из самых мощных способов, которые могут повлиять на принятие нами решений.

    7. Мы верим своим воспоминаниям больше, чем фактам

    Наши воспоминания очень подвержены ошибкам и пластичны. И все же мы склонны подсознательно отдавать им предпочтение перед объективными фактами. Хорошим примером этого является эвристика доступности. Это работает следующим образом:

    Предположим, вы читаете страницу текста, а затем вас спрашивают, содержит ли эта страница больше слов, оканчивающихся на «ing», или больше слов с «n» в качестве предпоследней буквы. Очевидно, было бы невозможно, чтобы было больше слов на «инг», чем слов с предпоследней буквой «н» (мне потребовалось некоторое время, чтобы понять это — перечитайте предложение еще раз, внимательно, если вы не уверены, почему то есть). Однако слова, оканчивающиеся на «ing», легче запомнить, чем такие слова, как «рука», «end» или «и», в которых «n» стоит предпоследней буквой, поэтому мы, естественно, ответим, что слов на «ing» больше. .

    Здесь происходит то, что мы основываем наш ответ о вероятности (т. е. есть ли вероятность того, что на странице есть больше «инговых» слов) на том, насколько доступны релевантных примеров (т. е. насколько легко мы можем их вспомнить). Наши проблемы с запоминанием слов с предпоследней буквой «н» заставляют нас думать, что эти слова встречаются не очень часто, и мы подсознательно игнорируем очевидные факты, находящиеся перед нами.

    Хотя эвристика доступности является естественным процессом в нашем мышлении, два чикагских ученых объяснили, насколько она может быть ошибочной:

    Тем не менее надежные статистические данные каждый раз превосходят эвристику доступности.

    Урок здесь? По возможности смотрите на факты. Изучите данные. Не основывайте фактическое решение на своей интуиции без хотя бы объективного изучения данных. Если мы посмотрим на психологию языка в целом, мы найдем еще больше свидетельств того, что сначала необходимо смотреть на факты.

    8. Мы уделяем стереотипам больше внимания, чем думаем

    Самое смешное во многих из этих ошибок мышления, особенно связанных с памятью, заключается в том, что они настолько укоренились, что мне пришлось долго и упорно думать о том, почему они являются ошибками в все! Это хороший пример — мне потребовалось некоторое время, чтобы понять, насколько нелогичен такой образ мышления.

    Еще одно объяснение того, как легко мы игнорируем фактические факты:

    Человеческий разум настолько привязан к стереотипам и так увлечен яркими описаниями, что цепляется за них, даже когда они не поддаются логике, а не за действительно важные факты.

    Вот пример, иллюстрирующий ошибку, от исследователей Дэниела Канемана и Амоса Тверски:

    В 1983 году Канеман и Тверски проверили, насколько нелогично человеческое мышление, описав следующее воображаемое лицо:

    Линде тридцать один год, она не замужем, откровенный и очень яркий. Она специализировалась на философии. Будучи студенткой, она глубоко интересовалась вопросами дискриминации и социальной справедливости, а также участвовала в антиядерных демонстрациях.

    Исследователи попросили людей прочитать это описание, а затем попросили их ответить на этот вопрос:

    Какой вариант более вероятен?

    1. Линда работает кассиром в банке.
    2. Линда работает кассиром в банке и активно участвует в феминистском движении.

    Вот где это может быть немного сложно понять (по крайней мере, это было для меня!) — если ответ № 2 верен, № 1 — это также верно . Это означает, что № 2 не может быть ответом на вопрос о вероятности.

    К сожалению, немногие из нас осознают это, потому что мы настолько ошеломлены более подробным описанием #2. Кроме того, как указывалось в предыдущей цитате, стереотипы настолько глубоко укоренились в нашем сознании, что мы подсознательно применяем их к другим.

    Примерно 85% людей выбрали вариант №2 в качестве ответа. Простой выбор слов может изменить все.

    Опять же, мы видим, насколько иррациональными и нелогичными мы можем быть, даже когда факты кажутся очевидными.

    Мне нравится эта цитата исследователя Дэниела Канемана о различиях между экономикой и психологией:

    Я был поражен. Мои коллеги-экономисты работали в соседнем здании, но я не оценил глубокой разницы между нашими интеллектуальными мирами.Для психолога самоочевидно, что люди не являются ни полностью рациональными, ни полностью эгоистичными и что их вкусы совсем не стабильны.

    Понятно, что для нас нормально быть иррациональными и мыслить нелогично, особенно когда язык действует как ограничение нашего мышления, даже если мы редко осознаем, что делаем это. Тем не менее, знание ловушек, в которые мы часто попадаем при принятии решений, может помочь нам, по крайней мере, распознать их, если не избежать.

    Сталкивались ли вы с какими-либо другими интересными ошибками, которые мы совершаем в своем мышлении? Дайте нам знать об этом в комментариях.

    Изображение предоставлено: Развитие личных финансов, Overload Online, timesfreepress.com, Относительно интересно, Над рынком, Blue Dog’s Eyes, Swim. Велосипед. Run., web-books.com

    Дивергентное мышление в психологии: определение и примеры — видео и расшифровка урока

    Мозговой штурм и поток сознания

    Давайте рассмотрим пару примеров дивергентного мышления, чтобы помочь вам лучше понять, как оно выглядит в реальном мире.

    Мозговой штурм — наиболее известная стратегия решения проблем, связанная с дивергентным мышлением. Я уверен, что в какой-то момент вы участвовали в мозговом штурме, будь то в школе или на работе. Идея мозгового штурма заключается в том, что несколько умов, одновременно работающих над решением одной и той же проблемы, довольно быстро генерируют множество возможных решений. Принципы мозгового штурма поощряют свободное течение мыслей и побуждают членов группы делиться всеми своими идеями, хорошими или плохими, потому что в мозговом штурме действительно не бывает плохих идей.Цель мозгового штурма — генерировать как можно больше потенциальных идей. Как правило, не требуется много времени, прежде чем будет сгенерирован список возможных решений. Результатом хорошего мозгового штурма является множество различных возможных решений, из которых можно выбирать.

    В то время как мозговой штурм обычно требует усилий многих людей, стратегии дивергентного мышления также могут быть эффективными при работе в одиночку. Часто, когда писатели сталкиваются с писательским кризисом, они ищут способы придумать новые и свежие идеи для своего письма.Письменная деятельность в потоке сознания может быть эффективной формой дивергентного мышления, которое может помочь генерировать множество новых идей. Подобно мозговому штурму, действия по письму в потоке сознания требуют, чтобы писатель печатал или писал любые мысли или идеи, которые приходят ему в голову. Опять же, как и при мозговом штурме, здесь нет неправильных ответов или плохих идей. Цель мероприятия — сгенерировать как можно больше решений или, в данном случае, как можно больше слов на странице, что, как мы надеемся, приведет к множеству возможных новых мыслей и идей, из которых можно выбирать.

    Краткий обзор урока

    Когда дело доходит до решения проблем, можно использовать различные стратегии. Дивергентное мышление — это одна из стратегий решения проблем. Дивергентное мышление — это процесс, в котором создается как можно больше решений проблемы, а затем из этой группы выбирается наилучшее решение. Групповые действия, такие как мозговой штурм , наряду с индивидуальными действиями, такими как написание потока сознания , являются методами дивергентного мышления, которые могут помочь в процессе решения проблем.

    Результаты обучения

    После того, как вы закончите, вы сможете:

    • Объяснить, что такое дивергентное мышление, и сравнить его с конвергентным мышлением
    • Обсудите, как мозговой штурм помогает генерировать идеи или решения
    • Вспомнить цель написания потока сознания

    ловушек мышления: как избавиться от негативных мыслей

    1 марта 2022 г.

    Мыслительные ловушки — это шаблоны мышления, обычно с отрицательным уклоном, которые мешают нам видеть вещи такими, какие они есть на самом деле.Мыслительные ловушки, также известные как когнитивные искажения, часто глубоко укоренились в нашей психике.

    Извращая наши мысли, они могут легко заставить нас делать поспешные выводы и принимать неправильные решения, не позволяя нам увидеть более широкую картину. Таким образом, мы можем оказаться в ловушке порочного круга, способного изменить как наше настроение, так и то, как мы воспринимаем окружающий мир.

    Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — это вид терапии, согласно которому наше настроение и то, как мы себя чувствуем изо дня в день, зависят от наших мыслей и поведения.Другими словами, если мы сможем изменить то, как мы думаем, мы изменим наше поведение, которое может изменить наше настроение и то, как мы ориентируемся в мире.

    Таким образом, управление своими мыслями — одна из самых мощных вещей, которые мы можем сделать, если хотим взять на себя ответственность за свою жизнь.

    Давайте подробнее рассмотрим некоторые из наиболее распространенных ловушек мышления. Понимание того, как выглядят ловушки мышления, поможет вам лучше их идентифицировать.

    Распространенные ловушки мышления – примеры ошибок мышления

    1.Мышление «все или ничего» — видишь все как черное и белое. Например, «Меня уволили. Я дрянь во всем» . Другими словами, если ситуация идет не совсем по плану, вы сразу же считаете ее неудачной. Проблема в том, что жизнь не черно-белая — важно уметь видеть оттенки серого между ними.

    Замените на: «В жизни нет ничего идеального. Даже если я не получил работу, это не значит, что я неудачник. Все впереди» .

    2. Эмоциональное мышление – убеждение, что эмоции являются доказательством истины. Как мы объясняли ранее, то, как вы себя чувствуете, обычно тесно связано с тем, как вы думаете. То, что ты чувствуешь себя ерундой, не означает, что жизнь ерунда. Примером может быть «Я чувствую себя бесполезным, поэтому я бесполезен».

    Замените на: «Мои чувства не являются объективным свидетельством реальности. Я могу принять все свои чувства, но все равно двигаться вперед».

    3.Чтение мыслей — немедленное предположение, что кто-то думает о вас что-то негативное, не имея для этого никаких доказательств. то есть вы делаете поспешные выводы.

    Замените это на: «Я не могу читать мысли».

    4. Гадание – предсказание ситуаций только с отрицательным исходом. Например, «Я точно провалю сегодня экзамен» .

    Замените на: «Никто не может предсказать будущее» .

    5. Навешивание ярлыков – неправильное присвоение отрицательного ярлыка себе или кому-либо другому. Например, «Я неудачник» вместо «Я провалил экзамен».

    Замените на: «Никто не заслуживает осуждения».

    6. Чрезмерное обобщение – всякий раз, когда происходит что-то сложное, вы думаете, что это будет происходить снова и снова. Например, можно сказать: «почему это всегда происходит со мной?» Эта мыслительная ловушка особенно любит такие слова, как «никогда», «всегда» и «всегда», так что следите за ними.

    Замените это на: «Я слишком обобщаю. Вполне возможно, что в следующий раз произойдет что-то другое».

    7. Персонализация – неправомерное принятие на себя ответственности за что-либо. Например, «Я виноват, что у нас не было пудинга, потому что я забыл мороженое» .

    Замените на: «Ничья не вина».

    Что делать, если мысли и тревога

    Тревога очень тесно связана с ловушкой мышления, известной как катастрофическая .Большинство людей время от времени впадают в катастрофу, но такой тип мышления будет гораздо более заметным у тех, кто страдает от тревожного расстройства. Триггеры часто связаны с двусмысленностью — возможно, получение неопределенного сообщения от партнера, заболевание и подозрение, что это что-то намного хуже и т. д.

    Этот тип мышления часто восходит к детству — например, взросление с большой непредсказуемостью и нестабильностью. КПТ может помочь научиться справляться с этими мыслями, но в этих случаях также может быть полезным более глубокое изучение долгосрочной терапии.

    Мышление ловит психологические инструменты – шаги, которые нужно предпринять

    Признайте, что в жизни случаются трудные вещи – иногда одно только это осознание может быть освобождающим. Мы просто не можем все контролировать — взлеты и падения — неизбежная часть жизни, — но мы можем изменить то, как мы реагируем.

    Определите свои мыслительные ловушки – четко определите конкретные мыслительные ловушки, жертвой которых вы склонны становиться. Это может помочь вести дневник настроения, чтобы отслеживать моменты, когда вы чувствовали себя счастливым/грустным, и то, что непосредственно предшествовало этим чувствам.

    Поиграйте с самим собой в адвоката дьявола — задайте как можно больше вопросов, прежде чем делать поспешные выводы. Спросите себя, : «Эта мысль, что у меня есть факт, или это мнение?» Большинство мыслей на самом деле являются мнениями, а не фактами. Не все мысли нужно принимать всерьез.

    Говорите с собой, как с другом . Большинству из нас и в голову не придет разговаривать с другом так, как мы говорим с самим собой. Будьте добры к себе и постарайтесь болеть за себя так же, как за друга.Попробуйте использовать мантру, например, «Я верю в тебя» , когда появляется неуверенность в себе.

    Скажите «стоп», когда вас одолевают беспокойные мысли — когда вы заметите, что теряетесь в тревожных мыслях, попробуйте сказать «стоп» вслух, чтобы сознательно прервать свои мысли.

    Заботьтесь о себе как можно больше – ловушки мышления тем хуже, чем больше мы измождены и устали. Убедитесь, что вы делаете то, что пополняет ваш «энергетический банк» и наполняет вас чувством удовольствия и благополучия.

    Если не остановить, мыслительные ловушки могут раскрутиться и сыграть с нами злую шутку – и мы останемся в ловушке. Если вы чувствуете себя подавленным или будто вы попали в шаблон привычного негативного мышления, очень важно обратиться за помощью. Психотерапевт может помочь вам бросить вызов стереотипам мышления, которые сдерживают вас, и изменить их, чтобы вы могли начать полностью реализовывать свой потенциал.

     

    Язык и мышление – Общая психология

    Мышление и интеллект

    Цели обучения

    • Объясните связь между языком и мышлением
    Когда мы говорим на одном языке, мы соглашаемся с тем, что слова представляют собой идеи, людей, места и события.Данный язык, который изучают дети, связан с их культурой и окружением. Но могут ли сами слова формировать то, как мы думаем о вещах? Психологи давно изучают вопрос о том, формирует ли язык мысли и действия или же наши мысли и убеждения формируют наш язык. Два исследователя, Эдвард Сепир и Бенджамин Ли Уорф, начали это исследование в 1940-х годах. Они хотели понять, как языковые привычки сообщества побуждают членов этого сообщества интерпретировать язык определенным образом (Сапир, 1941/1964).Сепир и Уорф предположили, что язык определяет мышление, предполагая, например, что человеку, чей родной язык не содержит глаголов в прошедшем времени, будет предложено подумать о прошлом (Уорф, 1956). С тех пор исследователи определили эту точку зрения как слишком абсолютную, указав на отсутствие эмпиризма в том, что предложили Сепир и Уорф (Аблер, 2013; Бородицкий, 2011; ван Тройер, 1994). Сегодня психологи продолжают изучать и обсуждать отношения между языком и мышлением.

    Что вы думаете ?: Значение языка

    Подумайте о том, что вы знаете о других языках; возможно, вы даже говорите на нескольких языках.Представьте на мгновение, что ваш ближайший друг свободно говорит более чем на одном языке. Думаете ли вы, что друг думает по-разному, в зависимости от того, на каком языке говорят? Возможно, вы знаете несколько слов, которые невозможно перевести с исходного языка на английский. Например, португальское слово saudade возникло в 15 веке, когда португальские моряки ушли из дома, чтобы исследовать моря и отправиться в Африку или Азию. Те, кто остался позади, описывали пустоту и привязанность, которые они чувствовали, как saudade (рис. 1) . Слово стало выражать множество значений, включая потерю, ностальгию, тоску, теплые воспоминания и надежду. В английском языке нет единого слова, которое включало бы все эти эмоции в одно описание. Означают ли такие слова, как saudade , что разные языки вызывают у людей разные модели мышления? Как вы думаете??

    Рисунок 1. Эти два произведения искусства изображают саудаде. (a) Saudade de Nápoles, что переводится как «пропавший Неаполь», была написана Бертой Вормс в 1895 году.(b) Алмейда Джуниор нарисовал Саудаде в 1899 году.

    Язык действительно может влиять на то, как мы думаем, идея, известная как лингвистический детерминизм. Одной из недавних демонстраций этого явления были различия в том, как носители английского и китайского языков говорят и думают о времени. Говорящие по-английски, как правило, говорят о времени, используя термины, которые описывают изменения в горизонтальном измерении, например, говоря что-то вроде «Я отстаю от графика» или «Не забегай вперед». Хотя носители китайского языка также описывают время в горизонтальных терминах, нередко также используются термины, связанные с вертикальным расположением.Например, прошлое может быть описано как «наверху», а будущее как «внизу». Оказывается, эти языковые различия приводят к различиям в результатах когнитивных тестов, предназначенных для измерения того, насколько быстро человек может распознавать временные отношения. В частности, когда им давали серию задач с вертикальным праймингом, носители китайского языка быстрее распознавали временные отношения между месяцами. Действительно, Бородицкий (2001) рассматривает эти результаты как предположение о том, что «привычки в языке поощряют привычки в мышлении» (стр.12).

    Язык не полностью определяет наши мысли — наши мысли слишком гибки для этого — но привычное использование языка может влиять на наши привычки мышления и действия. Например, некоторая языковая практика кажется связанной даже с культурными ценностями и социальными институтами. Падение местоимения является примером. Такие местоимения, как «я» и «вы», используются для обозначения говорящего и слушающего речь на английском языке. В английском предложении эти местоимения нельзя опускать, если они используются в качестве подлежащего.Так, например, «Я ходил в кино прошлой ночью» — это нормально, а «Вчера ходил в кино» — не на стандартном английском языке. Однако в других языках, например, в японском, местоимения могут быть исключены из предложений, и на самом деле часто так и происходит. Оказалось, что люди, живущие в тех странах, где говорят на языках с опусканием местоимений, как правило, имеют более коллективистские ценности (например, сотрудники проявляют большую лояльность к своим работодателям), чем те, кто использует языки без местоимений, такие как английский (Kashima & Kashima, 1998). ).Утверждалось, что явная ссылка на «ты» и «я» может напомнить говорящим о различии между собой и другими, а также о различии между людьми. Такая лингвистическая практика может служить постоянным напоминанием о культурной ценности, что, в свою очередь, может побуждать людей выполнять лингвистическую практику.

    Одна группа исследователей, которая хотела изучить, как язык влияет на мышление, сравнила, как англоговорящие люди и люди дани из Папуа-Новой Гвинеи думают и говорят о цвете.У дани есть два слова для обозначения цвета: одно слово для светлый и одно слово для темный . Напротив, в английском языке 11 цветных слов. Исследователи предположили, что количество цветовых терминов может ограничивать то, как люди дани осмысляли цвет. Однако дани могли различать цвета с той же способностью, что и носители английского языка, несмотря на то, что в их распоряжении было меньше слов (Berlin & Kay, 1969). Недавний обзор исследований, направленных на определение того, как язык может влиять на что-то вроде восприятия цвета, предполагает, что язык может влиять на феномены восприятия, особенно в левом полушарии мозга.Вы, возможно, помните из предыдущих глав, что у большинства людей левое полушарие связано с речью. Однако правое (менее лингвистическое) полушарие мозга менее подвержено языковому влиянию на восприятие (Regier & Kay, 2009)

    Ссылка на обучение

    Узнайте больше о языке, овладении языком и особенно о связи между языком и мышлением из следующего видео CrashCourse:

    Вы можете просмотреть стенограмму «Язык: ускоренный курс психологии № 16» здесь (откроется в новом окне).

    Лицензии и атрибуты (Нажмите, чтобы развернуть)

    Контент с лицензией CC, оригинал

    Контент с лицензией CC, ранее опубликованный

    Все права защищены. Содержание

    Даниэль Канеман изменил наше представление о мышлении. Но что думают о нем другие мыслители? | Психология

    «Он произвел революцию в значительной части психологии»


    Стивен Пинкер. Фотография: Грэм Робертсон

    Стивен Пинкер — профессор психологии Гарвардского университета.Его часто называют одним из лучших интеллектуалов мира, и он дважды становился финалистом Пулитцеровской премии.

    Я назвал Даниэля Канемана самым влиятельным из ныне живущих психологов в мире и считаю, что это правда. Он в значительной степени создал область поведенческой экономики и произвел революцию в значительной части когнитивной психологии и социальной психологии. Его центральная идея не может быть более важной, а именно, что человеческий разум, предоставленный самому себе, склонен к ряду заблуждений и систематических ошибок, поэтому, если мы хотим принимать лучшие решения в нашей личной жизни и в обществе, мы должны знать об этих предубеждениях и искать обходные пути.Это мощное и важное открытие.

    Его работа оказала большое влияние на меня. Я преподаю его исследования более 30 лет, и это одна из моих любимых лекций, когда я преподаю психологию. Моя последняя книга, The Better Angels of Our Nature , посвящена историческому упадку насилия, факту, который, как я утверждаю, недооценивается именно потому, что человеческий разум работает так, как говорит Канеман, а именно, что наше чувство риска и на опасность влияют важные события, которые доступны из памяти.Наш разум, естественно, не обрабатывает статистику случаев насилия, поэтому Канеман помогает объяснить, почему мое утверждение является новостью или почему людям трудно в это поверить.

    Лично Даниэль очень возбуждает. Когда я впервые представил материал, ставший моей книгой «Чистый лист », он дал мне комментарий, который меня очень зацепил: он отметил, что представление о человеческой природе с присущими ей недостатками согласуется с трагическим взглядом на человеческое состояние и его часть человеческого бытия, что мы должны жить с этой трагедией.Это было глубокое философское наблюдение, и оно повлияло на то, как я написал эту книгу.

    У нас есть свои различия. Я думаю, что он пессимист, а я оптимист. Я действительно думаю, что он прав в том, что человеческая природа обременяет нас некоторыми досадными ограничениями, но я также думаю — и он сам показывает это в части «медленного мышления» своей книги — что у нас есть средства преодолеть некоторые из наших ограничений с помощью образования. , через институты, через просвещение. Это всегда будет недостаток, человеческая природа всегда будет отталкивать, но постепенно, шаг за шагом, делая два шага вперед, один шаг назад, я думаю, что наши лучшие ангелы могут дать отпор нашим ограничениям и недостаткам.

    Думать, быстро и медленно — интересная вершина его карьеры, но его достижения были закреплены задолго до написания этой книги, и они были бы столь же значительными без книги. Его работа действительно монументальна в истории мысли.

    «Дэнни теплый и умеренный, но также очень изменчивый»

    Ричард Талер. . . милые технократические решения в основном мелких проблем. Фотография: Рекс

    Ричард Талер — поведенческий экономист и эксперт в области психологии принятия решений.Профессор Школы бизнеса Бута Чикагского университета, он также является соавтором бестселлера Nudge , в котором исследуется, как отдельные лица и правительства могут влиять на людей, чтобы те делали выбор.

    Хотя Даниэль Канеман и Амос Тверски [когнитивный психолог, сотрудничавший с Канеманом; он умер в 1996 году] не были экономистами, они сделали возможной поведенческую экономику. Когда я был доцентом на втором курсе, я услышал, что они собираются приехать в США из Израиля, и я решил поехать в Стэнфорд [университет, где работал Канеман] в том же году, чтобы пообщаться с ними.Это изменило мою жизнь. Это было в начале моей карьеры — мне было 32 года — и следование работе двух психологов не было блестящей стратегией.

    Я провел с ними огромное количество времени в Стэнфорде. Там был целый клан: Амос и его жена Барбара, Дэнни и его нынешняя жена Энн Трейсман, а также будущий бывший муж Анны — все они приехали в район залива в том году. Мой офис находился недалеко от офиса Дэнни, и мы провели бессчетное количество часов, бродя по холмам, размышляя о том, где может быть пересечение двух наших полей.Они ничего не знали об экономике, а я ничего не знал о психологии, так что это была одна прогулка за другой, но нам было очень весело.

    Дэнни теплый и умеренный, но в то же время очень непостоянный внутри себя. Он бросал писать эту книгу по меньшей мере дюжину раз. И мне пришлось убедить его не уходить, n+1 раз. Он искренне не думал, что кто-то купит его. Это был предвзятый прогноз — он гордится тем, что он пессимист. Он был потрясен тем, что все получилось так хорошо, и он до сих пор в шоке. Он не думал, что по всему миру будет продано более миллиона копий.

    В каждом проекте, над которым мы работали вместе, несколько раз он звонил мне в 9.30 субботним утром, чтобы сказать, что он понял, что то, что мы делаем, было дерьмом — он нашел Роковая ошибка. Амос, который был очень ровным, обычно создавал противовес. Так что после 1996 года, когда умер Амос, я взял на себя роль того, кто будет его успокаивать. Я бы сказал: исходя из базовых ставок, большая часть того, что вы сделали до сих пор, не является дерьмом, поэтому вероятность того, что это дерьмо, мала.Я попытался говорить на его языке и, не зная иврита, решил, что лучше использовать жаргон.

    Безусловно, его работу следует рассматривать как одно из важнейших достижений науки 20-го века. Трудно представить себе психолога, чья работа повлияла бы на столь многие области.

    «Он сделал счастье респектабельным как цель общества»

    Экономист Ричард Лейард, автор книги «Счастье: уроки новой науки». Фотография: Линда Нилинд/Guardian

    Профессор Ричард Лейард — британский экономист.После нескольких лет исследования неравенства и безработицы он стал одним из первых экономистов, изучавших счастье, возглавив совет по глобальной повестке дня Всемирного экономического форума по вопросам здоровья и благополучия в Давосе в 2011 году и совместно редактируя доклад о мировом счастье в 2012 году,   и 2013 году.

    Дэнни Канеман изменил мою жизнь. Он убедил меня, что счастье — это реальный опыт, который можно измерить, а значит, изучить и понять. Я всегда считал, что лучшее общество — это то, где больше всего счастья и (прежде всего) меньше всего страданий.Но новая наука о счастье, которую вдохновлял Дэнни, сделала этот идеал в сто раз более осуществимым.

    Итак, я начал писать книгу о счастье под руководством Дэнни. Он пригласил меня в Принстон. Он познакомил меня с Ричи Дэвидсоном, великим нейропсихологом, обнаружившим участки мозга, отвечающие за ощущение счастья и несчастья, и многими другими выдающимися американскими психологами. И, несмотря на изворотливую спину, он четыре раза летал через Атлантику на конференции, которые мы проводили, одну из них по черновику моей книги.

    Дэнни не только великолепен, но и исключительно обаятелен, поэтому он стал центром внимания людей, работающих над счастьем. Как говорит сам Дэнни, нечасто удается завести близких друзей, когда ты достиг определенного возраста. Мне так повезло, что это случилось.

    Случайно я был в Принстоне, когда в 2002 году Дэнни получил Нобелевскую премию. Эта премия больше всего на свете сделала счастье уважаемым — не только как предмет изучения, но и как цель общества. В Британии правительство теперь измеряет счастье, ОЭСР продвигает стандартное международное измерение счастья, а ООН проводит огромную конференцию о счастье.И миллионы людей в своей жизни чувствуют себя уполномоченными преследовать значимые цели, выходящие далеко за рамки материального успеха.

    И это только часть истории. Огромная часть работы Дэнни посвящена тому, как мы думаем и насколько глубоко иррациональными мы можем быть. Это тоже трансформирует бизнес, хотя и медленно, и объясняет миллион проданных экземпляров его новой книги. Но я подозреваю, что в великом повороте истории его больше всего будут помнить как человека, который сделал счастье уважаемым.

    «Я узнал, что можно заставить людей иметь здоровый образ жизни»

    Нассим Николас Талеб, автор книги «Черный лебедь». проблемы, созданные редкими событиями.

    Я познакомился с Даниэлем Канеманом в 2003 году на конференции в Риме, вскоре после того, как он получил Нобелевскую премию. Я стоял с группой французских исследователей, и этот парень с французским голосом сказал мне, что он был озадачен моей идеей о том, что люди плохо разбираются в редких явлениях. Мне не пришло в голову, что это Канеман, который, как оказалось, говорил по-французски без акцента — малоизвестный, поскольку он избегает его использования в профессиональной и даже общественной жизни.

    Я выступил перед толпой, которая приняла мою лекцию (по теме Черный лебедь ) с ледяным холодом – это было до выхода книги, и я был тогда совершенно неизвестен.Я сообщил аудитории (финансистам) об их невежестве в отношении редких событий (черных лебедей) и заметил их раздражение — несколько банкиров выглядели слегка оскорбленными. Председатель объявил, что вопросов и ответов не будет. Я боялся, что они отзовут меня от остальной части конференции и, возможно, даже вышвырнут из здания, а если смогут, то и из страны. Следующим выступил Канеман. Он неожиданно спас мне жизнь, когда в своей первой фразе он сказал, что «полностью согласен с предыдущим оратором».

    Мы подружились (на английском языке). Были запоминающиеся эпизоды, особенно пятичасовая поездка в сельский Делавэр, в которой, помимо прочих проблем, нас загнал в хвост огромный злой парень, когда, забыв, что Дэнни был в машине, я показал этому человеку палец.

    Люди говорят о его идеях расплывчато, но я смог извлечь из его работы не менее дюжины простых практических решений.

    Когда я встретил Дэнни, это был самый низкий период моей профессиональной жизни, когда я начал управлять деньгами для других людей и, хотя я научился управлять своей собственной психологией, благодаря пробам и ошибкам и доле стоической философии (Сенека), я оказался некомпетентен в управлении эмоциями клиентов.Клиенты вложили средства в стратегию, которая, как ожидалось, будет приносить стабильные небольшие убытки в течение длительного времени против случайных крупных прибылей. Они были убеждены в ее достоинствах, но у них возникли трудности с ее эмоциональной стороной – они быстро забыли свойства стратегии и стали нетерпеливыми. Ошибка оказалась в том, что я представил премию как «убыток», а не как расход. Экономической разницы не было, но из-за иррациональности была большая поведенческая.

    Первая идея, которую Дэнни дал мне в Риме, заключается в том, что люди воспринимают не отдельные объекты, а отличия от точки привязки.Он сказал, что это некультурно: даже видение младенцев основано на выявлении вариаций. Просто для мозга это было более экономично. На инвесторов больше влияют изменения в богатстве, чем само богатство, и они очень чувствительны к тому, как им предоставляется информация; они будут более несчастны, если кто-то скажет им, что они потеряли 10 000 долларов (вариант), чем если им сообщат, что их состояние теперь составляет 480 000 долларов (общая сумма). Они просто берут эталон и реагируют на его отклонения.Таким образом, можно заставить их реагировать более рационально, изменив якорь.

    Этот маленький момент был чудом: по возвращении в Нью-Йорк я заставил клиентов списать сумму, которую они были готовы потерять в течение года (как страховой взнос, списанный на расходы в начале периода). Затем я разместил отчеты об эффективности, показывающие, сколько они «восстановили», т. е. не потеряли деньги. Это была волшебная пилюля: клиенты были в восторге, когда относились к не потерянным деньгам, как к прибыли.

    Второй — не менее важный — вывод, который я усвоил, заключается в том, что люди неправильно собирают информацию.Когда портфель состоит из большого количества сделок, а чистая прибыль положительна, хотя некоторые сделки были прибыльными, а некоторые убыточными, клиенты были взволнованы, когда видели только чистую сумму, но не детали. Небольшой убыток в сделке, более чем компенсируемый прибылью в другом месте, оттолкнет их и заставит прервать мой обед для срочного разговора.

    Я также узнал, что можно изменить якорь людей, чтобы заставить их иметь реалистичный взгляд на вещи. Я ливанец, и люди продолжают сетовать на относительно небольшую напряженность после гражданской войны в Сирии.Но когда я говорю маме подумать о суматохе, которой не было, ее настроение моментально меняется.

    «В конце концов, он демонстрирует, что мы не рациональны»

    Салли Викерс сфотографирована у себя дома в Лондоне Фотография: Антонио Олмос/Антонио Олмос

    Салли Викерс — бывший психотерапевт и популярный британский автор, чьи романы включают 9005 Мисс Гранат Ангел и Танцующий задом наперёд .

    Думай быстро и медленно подтвердил для меня, что экономика не наука, а глубоко связана с нашей психикой. Я знаю нескольких великих экономистов и был встревожен их высокомерным пренебрежением к тому, как на самом деле функционирует человеческое животное. Ясные и остроумные рассказы Дэниела Канемана (подкрепленные тщательными исследованиями) о нашей, очевидно, врожденной склонности к избеганию риска раскрывают решающую связь между экономикой и психологией.

    Это также подчеркивает нашу проблему с рациональностью.Кажется, мы не менее склонны отказываться от безнадежных усилий, чем рисковать. В конечном счете, как показывает Канеман, мы не рациональные существа, а инстинктивные, и любая попытка заставить нас действовать рационально должна учитывать это встроенное предубеждение или потерпеть неудачу. Для меня, психоаналитика, ставшего писателем, это не было новостью, но прекрасно иметь интеллектуальную поддержку Канемана в том, что я всегда чувствовал в своих костях.

    Другим его большим подарком для меня является понимание того, что финансовый успех больше связан со случайностью, чем с планированием.Взлет и падение предприятий мало связаны с тем, кто ими управляет, и во многом связаны с естественной статистикой: за неудачей любого рода, то есть статистически, обычно следует успех. Если говорить более лично, то его увольнение финансовых консультантов и страховых полисов, подтверждающее мое невежественное, но, как оказалось, правильное предубеждение, заставило меня порадоваться тому, что я никогда не куплюсь на них.

    Короче говоря, Канеман — это глоток свежего воздуха, а Thinking, Fast and Slow — это книга, которую я очень ценю.

    Даниэль Канеман будет разговаривать с Дэвидом Баддиэлом 18 марта в Центральном зале, Вестминстер, на мероприятии 5×15, партнером которого является Observer. Зарегистрируйтесь, чтобы стать участником Guardian Extra и получить билеты по сниженной цене здесь

    Мышление «должен и должен» – психология причинно-следственных связей

    «Должен» и «должен» — это маленькие слова, которые могут дать большой эффект.

    Они непреклонны, жестоки и часто движимы страхом.

    • «Я должен ходить в спортзал четыре раза в неделю»
    • «Я должен все время есть здоровую пищу»
    • «Я должен приходить вовремя на эту встречу»

    Наша жизнь может быть наполнена «должен» и «должен».Чрезмерная доза должного и обязательного лишает нас чувства выбора, свободы и автономии.

    Сколько должно и должно быть в вашей повседневной жизни? Как вы думаете, сколько у вас было бы в конце дня, если бы вы продолжали считать и подсчитывали? 5, 10, 50, 100?

    Модель «должен и обязан» описывается как негативный стиль мышления, который может привести к ощущению беспокойства и депрессии. Они могут стать автоматическими и чем-то, чего мы даже не осознаем. Они могут внедряться в нашу повседневную жизнь, и мы даже не замечаем их.За «долженством» и «принуждением» могут стоять нереалистичные ожидания от самих себя, которые могут привести к чувству вины, разочарования, фрустрации и неудачи внутри нас самих и создать постоянно повторяющийся и усиливающийся цикл стресса.

    Должен и должен быть типом черно-белого мышления. Нет серой зоны, нет места для переговоров. Вы «должны» и «должны» или потерпите неудачу. Это слова, которые держат вас на очень высоком уровне и оказывают на вас сильное давление. Это может утомлять и отвлекать вас от того, чего вы действительно хотите в жизни.Сосредоточьтесь на том, что вы действительно хотите делать и цените, а не на том, что, по вашему мнению, вы должны или должны делать.

    Так как же нам освободиться от тирании «надо» и «должен».

    Некоторые советы могут включать в себя запись и сокращение не подлежащих обсуждению задач на день. Убедитесь, что вы подходите к тому дню, что вы хотите сделать, а не должны или должны делать.

    Также посмотрите, насколько реалистичны эти утверждения «должен» и «должен».

    Вместо «Я должен ходить в спортзал четыре дня в неделю» более реалистичным утверждением было бы «У меня есть цель ходить в спортзал четыре дня в неделю»  

    Вместо «Я должен все время питаться здоровой пищей» более реалистичным и добрым утверждением было бы: «Моя цель — питаться здоровой пищей как можно больше».

    Вместо «Я должен быть вовремя на эту встречу» вы, возможно, могли бы заменить ее мыслью «Я хочу быть на встрече вовремя».

    Со всеми этими утверждениями подумайте, почему они важны для вас, почему для вас важно ходить в спортзал, быть здоровым и вовремя приходить на встречи. Соответствуют ли они вашим ценностям, цените ли вы здоровье и своевременность. Признайте, что это вещи, которые вы цените и над которыми вы хотите работать, но будьте реалистами.Иногда жизнь мешает. Иногда мы не можем пойти в спортзал, потому что плохо себя чувствуем или слишком устали, иногда мы не едим здоровую пищу, потому что просто жаждем легкой еды, иногда мы не можем прийти на встречу вовремя, потому что в этот день пробки на дорогах. . Вместо «должен» и «должен» будьте реалистичны и добры к себе.

    Приходите и поговорите с психологом, если вы чувствуете, что боретесь со своим «должен» и «должен»

    – Психолог причины и следствия

    Воображаемое мышление — IResearchNet

    Воображаемое мышление возникает, когда содержание наших мыслей выходит за границы здесь и сейчас, например, когда мы размышляем о прошлом или представляем себе будущее.Иногда содержание воображаемого мышления является точным или реалистичным, но часто наши мысли выходят за рамки того, что истинно или вероятно, когда мы размышляем о вымышленных мирах и нереальных возможностях. Хотя прототипы воображаемого мышления могут включать воображаемый разговор ребенка с невидимым другом или сочинение взрослым вымышленного повествования, воображаемое мышление также задействовано в мирских повседневных делах (например, в планировании выходных). Таким образом, образное мышление или воображение не следует отождествлять с особым творчеством или «образностью».«Воображение является важным компонентом творчества, но такие теоретики, как Пол Харрис, понимали его в более широком смысле как базовую способность человеческого мышления, связанную с памятью, решением проблем, контрфактической аргументацией и другими фундаментальными аспектами познания.

    Воображаемое мышление начинается рано. На самом деле, некоторые из наиболее убедительных примеров можно найти в ролевой игре — широко распространенной деятельности у человеческих детей, которая почти полностью отсутствует у других видов. Дети начинают притворяться на втором году жизни, примерно в то же время, когда они начинают говорить.Первые действия притворства просты; малыш подносит к губам пустую чашку, издает звуки, которые пьет, и улыбается воспитателю. К тому времени, когда детям исполняется 5 или 6 лет, они уже способны участвовать в сложных социальных играх, притворяясь, вступая и выходя из своих ролей, чтобы давать сценические указания другим игрокам и справляться с перерывами в повседневной жизни. Они также используют свое развивающееся воображение, чтобы развлечь себя, когда они одни. Например, дети дошкольного возраста часто изобретают воображаемых компаньонов, которые служат одновременно другом, доверенным лицом и козлом отпущения.

    В прошлом детские ролевые игры не всегда воспринимались в положительном свете. В частности, Пиаже описал раннее притворство как свидетельство незрелого мышления, не приспособленного к реальности, деятельности, которая перерастает с когнитивными достижениями среднего детства. Совсем недавно такие теоретики, как Дороти и Джером Сингер, Инге Бретертон и Пол Харрис, предложили более позитивную точку зрения, связывающую притворную игру с детским пониманием реальности, эмоциональным мастерством и взрослым воображением.В притворной игре дети исследуют эмоции в играх, которые находятся под их контролем. Они учатся понимать мир, рассматривая альтернативы реальности. Согласно Харрису, способность рассматривать то, что произошло, имеет решающее значение для причинно-следственных и моральных рассуждений.

    Результаты корреляционного исследования согласуются с этим положительным взглядом на притворство. Дети, которые участвуют в сложных и частых притворствах, как правило, получают более высокие баллы в тестах на языковые способности, самоконтроль, дивергентное мышление, восприятие перспективы и ряд других показателей социального и эмоционального развития.Когда дети демонстрируют значительный дефицит притворства, есть повод для беспокойства. Например, дефицит притворной игры является одним из основных симптомов, связанных с аутизмом. Дети с аутизмом могут быть очарованы кубиками или другими игрушками и часами выстраивать их в ряд, но они не используют их в качестве реквизита в придуманных играх, как это часто бывает у нормально развивающихся детей.

    Дети продолжают притворяться и после дошкольного возраста, хотя эти действия, как правило, носят более частный характер (например,г., подросток, который пишет воображаемому собеседнику в своем дневнике или часами проводит ролевые игры в Интернете).

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.