Чувства и эмоции в чем разница: Чувства и эмоции — разница в скорости протекания

Содержание

почему они мешают жить и как с этим справиться — Сноб

Подавленные эмоции — это настоящий ящик Пандоры, но то, что из него выйдет, затронет не весь мир, а только вас лично. Рано или поздно непроработанная эмоция, чувство, детские или любые другие травмы непременно вас настигнут, считает Александр Шаров, основатель школы повышения личной и корпоративной эффективности INCREASE.Space

Фото: Nadine Shaabana / Unsplash

Первоначальная наша реакция на все происходящее вокруг подкреплена эмоциями, именно они провоцируют то или иное действие. Разумеется, с возрастом человек учится сначала обдумывать свои действия и не принимать решения «на эмоциях». Так мы начинаем их контролировать и в определенные моменты подавлять. Самый банальный пример — ответить «все хорошо» на вопрос о состоянии ваших дел, вы же не хотите загружать близких или друзей своими проблемами и переживаниями. С другой стороны, выговориться очень даже полезно для собственного здоровья. 

Подавленные эмоции — это все те переживания, моменты радости, грусти, страха, которые вы оставили в себе. Вы не обсудили ситуацию с кем-то, не выпустили пар, не спросили совета, то есть не получили эмоциональной отдачи, которая играет большую роль для внутреннего состояния. И чем больше такой багаж, тем сильнее вы будете погружаться в себя, прокручивая ту или иную ситуацию в голове, что приводит к расстройствам и стрессу.

Именно поэтому многие люди не готовы делать работу, с которой они когда-то не справились, и их постоянно в этом обвиняли. Они не хотят испытать это еще раз, начинают избегать. Тогда, как правило, срабатывает автоматизм: когда им дают такое неугодное поручение, они перекладывают ответственность на других, стараются под любым предлогом отказаться или сразу придумывают причину будущей неудачи. Вариантов много, и все они — сценарии одной эмоции, одного чувства, которое лежит в корне всех этих проблем. Это вина, человек не хочет ее больше испытывать, а откуда она взялась и почему, он и думать не будет.

Реакция на подавленные эмоции может проявляться в трех разных вариантах:

  • Психосоматические заболевания. Не имеет значения, верите ли вы в то, что самочувствие зависит от ваших мыслей, чувств и внутреннего настроя или нет, различные недуги себя проявят. В такие моменты я всегда говорю, что кислороду совершенно все равно, верите ли вы в него, но без него вы умрете. Да и обратите внимание: счастливые люди — это, как правило, здоровые люди. 

  • Побег от самого себя. Если вы думаете, что, забыв об эмоции, «закопав» поглубже или же признав, что она ушла сама собой, решите проблему, это не так. Пока вы не начнете эмоцию прорабатывать, она будет жить в вас и выйдет наружу в самый ответственный момент. Ваше состояние омрачится чувством постоянного напряжения и давления, нервозности и паники. Представьте, как на вас скажутся такие перепады — вчера вы были спокойны, эффективны и несгибаемы, сегодня невероятно нервничаете, срываетесь и не знаете, куда себя деть. В такие моменты срабатывают автоматизмы — звонки близким, прием антидепрессантов, поедание сладкого, посещение психолога. Но стоит этому состоянию утихнуть, вы возвращаетесь к привычному укладу, до следующего такого срыва. В подобном цикле многие живут всю жизнь.

  • Отрицание проблемы. Можем долго игнорировать тот факт, что в нас заложено что-то, что нам может сильно мешать. Подавленные эмоции — это то, что не дает добиться огромных результатов. Иногда они же являются компенсаторным механизмом, помогающим, наоборот, добиваться, и я знаю такой пример. Но интересно вот что: разобравшись с этим компенсаторным механизмом, то есть с тем, что так долго подавлял, человек понял, что ему не нужны эти успехи и деньги — это как раз то, что мешало ему быть счастливым. Его же окружение этого не поняло, это говорит о том, что большинство людей и близко не знает, что такое счастье и нужно ли оно им.

Как прорабатывать подавленные эмоции

Подавленное чувство проявляется в самый неподходящий момент и полностью захватывает вас, притупив рациональность в пользу эмоций. Это вызывает цепную реакцию или, как говорят в строительстве, «динамическое разрушение» — ломается один элемент, рушится все остальное. Мозг начинает работать по принципу «лишь бы отбиться, тогда как-нибудь выживем». То ключевое мгновение, когда эта искра вспыхивает, подмечают за собой немногие. Но одного знания о триггере, провоцирующем реакцию, недостаточно, следует иметь навык проработки собственных эмоций и чувств.

Фото: Callum Skelton / Unsplash

Фрирайтинг

Эта практика помогает справиться именно в те моменты, когда подавленные эмоции начинают вас накрывать. Вы перенаправите свой эмоциональный взрыв, найдете ему применение и так проработаете терзающее вас чувство.

Цель состоит в том, чтобы выписать все то, что есть в вашей голове в данный момент. Не нужно думать, что писать, передавайте на бумагу абсолютно все, не стесняясь в выражениях. Вы таким образом не давите эту эмоцию, не фантазируете на тему мести, а выливаете то, что у вас происходит здесь и сейчас. Пишите до тех пор, пока это эмоциональное состояние и переживание полностью не выйдет из вас. 

Прием замечательно работает в условиях, когда вам, например, захотелось послать начальника, коллег и вообще уволиться. Взяв небольшую паузу в пару минут, вы успокоитесь, не наговорите сгоряча и не перенервничаете. А сохранив эти записи, при будущей работе над эмоциями, вы увидите конкретную разницу между их проявлением и сможете наблюдать, меняется ли что-то вообще в вашей жизни.

Отпустите эмоцию

Данный способ описан в книге Дэвида Хокинса «Отпускание. Путь сдачи». Нетрудно догадаться, что нужно отпустить то, что вас терзает. Позвольте себе не бороться с эмоцией, сдайтесь ей на какой-то период времени. Вы должны принять ее как факт, а чем меньше сопротивление, тем быстрее это негативное состояние отступит.

Вы прорабатываете эту эмоцию и отпускаете, а не проживаете и зацикливаетесь. Не нужно пытаться что-то исправить и доказать свою правоту — это заставляет убить эмоцию. Ваша же задача посмотреть ей в глаза, признать, что она есть, и понять причину ее появления.

Оба приема нацелены на избавление от излишков. Уберите то, что тянет вниз, не нужно пытаться победить это силовыми методами — борьба вызывает ответную борьбу. Мы почему-то всегда думаем, что если будем сражаться, то победим мысль, но она начинает подпитываться вашей энергией.

Поверьте, когда вы начнете разбирать этот ящик Пандоры, то поймете, как все непросто. Представьте себе, что происходит, когда у человека одновременно просыпается и страх, и ненависть, и вина, и зависть — от одного чувства избавиться сложно, а их всегда несколько. Работа над собой занимает не менее года, а зачастую даже до трех лет. Но, пройдя этот путь, вы станете другой, лучшей версией себя, жизнь станет счастливее — и, с большой вероятностью, длиннее.

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект «Сноб” — Общество». Присоединяйтесь

Мета-эмоции и чувство вины за то, что у вас все в порядке

Иногда мы склонны испытывать эмоции, которые, кажется, идут вразрез с тем, что чувствуют все остальные. Люди переживают, борются за жизнь, а у нас — все хорошо. Естественной реакцией в этом случае может стать чувство вины и стыда, что вы смеете испытывать положительные эмоции, пока другие страдают. Однако в этом нет ничего неправильного или антигуманного, просто помимо эмоций у нас существуют и мета-эмоции. Перевели и адаптировали статью журналистки Чар Адамс для

The New York Times о том, почему важно быть внимательным к эмоциям и не отрицать свои чувства.

Когда началось распространение пандемии коронавируса, я ожидала, что она перевернет мою жизнь с ног на голову. Как чернокожая женщина-инвалид, проживающая в Нью-Йорке (в то время — в эпицентре американского коронакризиса), я думала, что в полной мере столкнусь со всей тяжестью того, что вот-вот должно было случиться.

Я боялась во время почти каждой рабочей встречи, опасаясь, что окажусь на грани сокращения из-за урезания бюджета компании. Я боялась, что кто-то из членов моей семьи заболеет, и я ничего не смогу с этим сделать. Я боялась, что не смогу получить доступ к необходимой мне еде и припасам. Но ничего этого не произошло. На самом деле, мои дела шли хорошо — мне нравилось работать из дома, здоровье моей семьи было крепким как никогда, и я даже научилась готовить новые блюда.

Однако мое чувство благодарности за все это было мимолетным

Довольно быстро меня охватила причудливая форма вины выжившего, ведь вокруг меня мои друзья и сверстники теряли работу или были вынуждены ухаживать за больными членами семьи. Как я могу жить хорошо, пока страдают близкие мне люди? Да как я посмела?! И правильно ли вообще чувствовать себя хорошо в такое ужасное время?

Оказывается, чувствовать себя плохо из-за того, что вы чувствуете себя хорошо — обычное дело. Согласно исследованию, опубликованному в Emotion, журнале Американской психологической ассоциации, у этого даже есть название: мета-эмоция — чувство, которое возникает в ответ на другие чувства. Чувство вины за радость, счастье или благополучие во время кризиса — это отрицательно-положительная мета-эмоция. Исследование показывает, что вторичные чувства так сильны потому, что связаны с депрессией, и могут быть индикатором уровня собственной эмоциональной осведомленности.

«Мета-эмоции играют очень важную роль в нашем психическом здоровье. Отказ или неприятие эмоций связаны со всевозможными негативными последствиями, включая депрессию, тревожность и ухудшение общего самочувствия», — говорит Наташа Бейлен из Вашингтонского университета в Сент-Луисе, соавтор исследования.

«Наше исследование показывает, что люди склонны замечать и испытывать мета-эмоции, когда уделяют больше внимания своим эмоциям в целом

, — добавляет она. — И прямо сейчас у людей есть гораздо больше времени, чем обычно, на то, чтобы действительно замечать свои мысли и чувства. Я думаю, что из-за коронавируса мета-эмоции могут стать более распространенным явлением».

Жизненные уроки, которые мы получили в детстве, также влияют на наши эмоции во взрослом возрасте и управляют нашими инстинктами, подсказывая, когда будет социально приемлемо испытывать счастье, грусть, злость и любую другую эмоцию. Эксперты говорят, что когда мы усваиваем эти уроки, мы формируем своего рода ожидания, представление о том, как мы должны реагировать и чувствовать себя в той или иной ситуации. Поэтому, когда у нас возникают чувства, которые, по нашему мнению, неуместны, результатом может быть чувство вины и даже стыда. Косвенные социальные сообщения (реакция общества и то, что принято большинством) могут укреплять наше представление о том, какие чувства правильные, а какие — нет.

«Я думаю, что это вопрос социального сравнения, никто не любит чувствовать себя изгоем. Вы видите вокруг себя страх, гнев и боль, — говорит Райан Хоус, клинический психолог из Пасадены, Калифорния, и автор “Mental Health Journal for Men”, — думаете: «Вау, это не соответствует моему опыту», и заключаете, что с вами что-то не так. Должно быть, вы чудовище!».

И это, несомненно, привилегированная позиция. Сейчас роскошь — это не только возможность остаться при работе во время пандемии, но и сам факт того, что вы имеете средства для комфортной работы из дома. В США положительный результат на коронавирус был обнаружен у более 5 миллионов человек, и более 160000 умерли от этой болезни. Ключевые сотрудники, которые не могут работать из дома, ежедневно сталкиваются с опасной рабочей средой, а количество обращений за пособием по безработице достигает рекордного уровня.

Так что да, легкая форма вины выжившего — наименьшее из текущих проблем нации. Но пандемия и вызванный ею набор эмоций дает нам возможность задуматься о сложности наших чувств и о том, как с ними справляться. Доктор Хоус говорит, что некоторые из его клиентов сообщали о чувстве комфорта и даже радости во время пандемии — и ставили под сомнение нравственность таких эмоций.

«У части моих клиентов — вероятно, их около трети — во время коронавируса все было хорошо, и остается таковым и сейчас, — говорит доктор Хоус. — Люди, которые обычно вели очень занятую, активную рабочую и социальную жизнь, наслаждались периодом простоя. У людей, которые работали из дома, было ощущение, что им как бы сказали: «Хорошо, просто делайте все, что можете, мы не собираемся заставлять вас придерживаться тех же стандартов, что и раньше» — и осознавать это им было приятно».

Он также добавляет: «Все эти эмоции обоснованны и справедливы. Я люблю говорить, что чувства не подлежат обсуждению. Они просто у нас есть. Мы можем чувствовать себя виноватыми из-за того или иного поведения, но нам не нужно испытывать вину из-за своих чувств».

Однако наши эмоции могут влиять на то, как мы себя ведем. Мириам Кирмайер, клинический психолог из Монреаля и самопровозглашенный эксперт по дружбе, говорит, что чувство вины и стыда может вызвать деструктивное поведение, которое негативно повлияет на ваши отношения.

«Эмоции — это нормально, но если мы не найдем для них подходящий выход, они могут сказаться на нашем благополучии. И это также может привести к проблемам в межличностном общении с друзьями, — говорит доктор Кирмайер. — Трудность заключается в том, что чувства превращаются в определенные действия, которые лишь усиливают разъединение. Когда чувства настолько сильны, что заставляют нас отступить, это может стать проблемой».

Доктор Кирмайер говорит, что этот вариант вины выжившего проявляется тремя способами: через избегание, раздражительность и эгоцентризм. Когда мы испытываем эмоции, которые подавляют или сбивают с толку, наша естественная реакция — избегать размышления о вещах, которые доставляют нам дискомфорт, избегать сложных разговоров и даже избегать тех людей в нашей жизни, которые страдают. Когда эти эмоции выходят из-под контроля, они могут нанести вред нашим отношениям, считает доктор Кирмайер.

«Переживание чувства стыда — действительно мощная сила для разъединения с окружающими. Когда мы чувствуем бурю эмоций, мы можем попасть в ее ловушку, в результате чего у нас появляется все меньше возможностей поддерживать людей вокруг, — говорит она. — Нас не учат тому, что у нас в принципе могут быть противоречивые эмоции, и тем более тому, как с ними жить».

Так что же нам со всем этим делать?

Сюзанна Деггес-Уайт, советник и профессор Университета Северного Иллинойса, считает, что первый шаг — это признать свои чувства. Исследования показывают, что подавление эмоций может вызвать физический стресс и проблемы с психическим здоровьем, например, тревогу и депрессию. И хотя игнорирование негативных чувств иногда может показаться хорошей идеей, доктор Деггес-Уайт говорит, что когда мы подавляем то, что чувствуем, мы не можем адекватно реагировать на эмоции и управлять ими.

«Когда мы пытаемся оттолкнуть свои собственные негативные чувства, они начинают проявляться в самой необычной форме и все равно заявляют о себе. Большинство из нас не хочет чувствовать себя плохо, — говорит она. — Мы думаем обо всех этих отрицательных чувствах, которых, по нашему мнению, просто не должно быть, потому что мы должны «сосредоточиться на положительном». Но пока мы не признаем отрицательные моменты наших жизней, моменты, которые нас расстраивают, мы не сможем от них избавиться. И это то, что нам нужно сделать — избавиться от них, уничтожить».

Доктор Кирмайер добавляет, что также важно нормализовать отрицательные эмоции.

«Нужно работать над тем, чтобы не осуждать себя, и принять за норму истину о том, что мы способны испытывать огромное множество самых разных эмоций, — говорит она. — Так мы сможем снизить интенсивность чувств, обеспечить ясность и принятие».

Доктор Хоус предлагает обсуждать свои чувства только с людьми, которым мы доверяем, поскольку так мы можем сформировать эмоциональную близость, чтобы поддержать своих друзей и близких, которые могут испытывать трудности.

«Говорить с окружающими о том, что мы чувствуем, было бы очень практичным шагом, потому что стыд исчезает, когда вы выносите его на свет. Нормально чувствовать радость прямо сейчас, даже когда вокруг не все хорошо. — говорит доктор Хоус. — Так что лучше спросите себя: «Как мне приумножить эту радость? Как я могу использовать ее для того, чтобы помочь другим людям?»»

Он добавляет: «Лучшая позиция и лучший образ мыслей в существующей ситуации — это доставлять радость окружающим вас людям».

Злиться и радоваться умело: эмоции на переговорах

Коммуникации
Брукс Элисон

Это мой самый любимый день в семест­ре­  — день, когда со слушателями программы МВА я провожу практикум по заключению контрактов.

Я разбиваю группу на пары, и каждая читает придуманную историю о том, как поссорились поставщик — производитель компонентов для компьютера и его клиент — стартап, разрабатывающий новый поисковик. Восемь месяцев назад стороны подписали очень подробный контракт, а теперь не могут договориться по нескольким пунктам: объему продаж, цене, надежности продукции и ее энергоэффективности. Каждый студент выбирает роль, поставщика или клиента, и получает конфиденциальную информацию о финансах и политике компании. Затем каждая пара начинает переговоры, которые могут привести к изменению контракта, его расторжению или дорогостоящей судебной тяжбе.

Но самое интересное — не нюансы ситуации, а секретные инструкции, которые каждый переговорщик в каждой паре получает перед началом эксперимента: «Пожалуйста, прежде всего покажите, что вы в ярости. Злиться надо как минимум первые десять минут встречи». Дальше в инструкции объясняется, как можно проявлять гнев: перебивайте партнера по переговорам; называйте его нечестным или бестолковым; переходите на личности; повышайте голос.

Перед началом переговоров я развожу пары переговорщиков по разным комнатам: так они не увидят, что происходит у других. А когда они начинают разговаривать, я хожу из кабинета в кабинет и наблюдаю. Стараются все студенты, но некоторые особенно убедительно притворяются разозленными. Они гневно тычут пальцем в своих визави. Они вскакивают и начинают ходить взад-вперед. Ни разу на моей памяти упражнение не заканчивалось потасовкой, но близко к тому дело подходило. Некоторые переговорщики не получают секретных инструкций, и кто-то из них пытается спустить ситуацию на тормозах, а кто-то «добровольно» начинает сердиться. Удивительно, до чего быстро накаляются страсти. Когда я через полчаса возвращаю всех в класс, многие никак не могут угомониться, кричат друг на друга или с недоверием качают головой.

Потом мы обсуждаем эксперимент: спрашиваем все пары, насколько они разозлились и удалось ли им договориться. Обычно, чем артистичнее переговорщики демонстрируют гнев, тем хуже оказывается итог: например, дело передается в суд или сделка разрывается. Как только я рассказываю об «инструкции», класс делает главный вывод: гнев на переговорах равносилен бомбе, он все только разрушает.

Еще лет 20 назад исследователи почти не изучали роль эмоций на переговорах: как чувства сказываются на способности людей улаживать конфликты при общении с другими, договариваться, добиваться нужного результата. Специалистов по переговорам интересовали главным образом стратегия и тактика переговоров, особенно то, как стороны выявляют и рассматривают альтернативы, пускают в ход рычаги давления, делают предложения и контр­предложения. Кроме того, исследователи понимают переговоры исключительно как процесс заключения выгодной сделки: как в итоге получить побольше денег. Даже если специалисты все же говорили о значении психологических факторов, они имели в виду неопределенные настроения, характерные не только для переговоров: в каком, к примеру, расположении духа пребывали участники переговоров — в оптимистичном или упадническом и как это отразилось на их действиях.

Но за последние десять лет исследователи начали изучать последствия для общего результата конкретных эмоций: гнева, огорчения, разочарования, тревоги, зависти, азарта, сожаления. Есть, как они выяснили, разница между тем, что происходит, когда люди просто испытывают эти эмоции или когда они проявляют их словами или действиями. Когда цель переговоров — не только конкретная сделка, а долгие и прочные отношения сторон, понимать роль эмоций еще важнее.

Это — исключительно полезное, как уже ясно, новое направление исследований. Мы все можем контролировать проявление своих эмоций, и в этом смысле нам пригодятся определенные стратегии. Кроме того, мы можем регулировать силу наших чувств, и опять же есть приемы, которые помогут скрыть (или выставить напоказ) чувства, когда это нам выгодно. Исследования показывают, например, что, если человек нервничает или выглядит взволнованным, переговоры не достигают всех поставленных целей. И люди, которые обычно волнуются на переговорах, могут, с одной стороны, взять себя в руки, а с другой — скрыть свое волнение от сидящих напротив. Это относится и ко всем остальным эмоциям.

Далее я рассказываю о многих чувствах, которые люди обычно испытывают по ходу переговоров, и о стратегиях, позволяющих с этими эмоциями совладать. Тревога обычно появляется до переговоров или в самом их начале. Когда дискуссия идет полным ходом, оппоненты склонны сердиться или испытывать азарт. А уж разочарование, огорчение или сожаление, как правило, приходят после.

Не волноваться

Волнение — это состояние стресса, возникающее в ответ на сигналы опасности, особенно в новых ситуациях, которые могут завершиться нежелательным образом. В отличие от гнева, который заставляет людей раздувать конфликт (нацеленность на борьбу в ситуации выбора «бить или бежать»), волнение толкает человека к бегству: ему хочется исчезнуть со сцены.

Поскольку переговоры требуют терпения и настойчивости, желание поскорее их закончить контрпродуктивно. Но отрицательные последствия волнения на переговорах бывают еще более серьезными. В ходе недавнего исследования я хотела выяснить, правда ли, что, если переговорщик нервничает, он еще и занижает свои ожидания и требования, из-за чего может слишком робко сформулировать свое первое предложение, а это значит, что результаты переговоров будут более чем скромными.

В 2011 году мы с Морисом Швейцером изучали, как отражается на переговорах волнение их участников. Прежде всего мы расспросили 185 специалистов о том, какие чувства, по их мнению, они будут испытывать перед переговорами с незнакомым человеком, перед ­переговорами о покупке автомобиля или о прибавке к зарплате. В первом и третьем случае главной эмоцией, как мы и предполагали, было волнение, во втором оно заняло второе место после азарта.

Затем, чтобы понять, как волнение отражается на переговорщиках, мы часть из них — всего 136 человек — попросили провести переговоры о контракте на покупку мобильного телефона. Надо было договориться о цене телефонов, гарантийном сроке и сроке действия контракта. Половину участников эксперимента мы предварительно настроили на тревожный лад, включив трехминутную запись зловещей музыки из фильма «Психо»; другая половина слушала гармоничного Генделя. (Исследователи называют это «случайной» эмоциональной манипуляцией, и она действует сильно. Музыка из «Психо» и правда выводит из равновесия: кто-то занервничал, у кого-то вспотели ладони.)

В результате этого и трех других экспериментов мы выяснили, что волнение очень сильно сказывалось на том, как люди вели переговоры. Например, самыми неуверенными были первые предложения, люди быстрее реагировали на каждый новый ход оппонентов и чаще быстро завершали переговоры (хотя в инструкциях четко говорилось, что, если слишком быстро поставить точку в переговорах, цели вряд ли удастся достичь). Сделки, заключенные переговорщиками, которые нервничали, были в финансовом смысле на 12% менее привлекательными, чем заключенные хладнокровными переговорщиками. Но мы обнаружили еще кое-что. Люди, которые в ходе опроса высоко оценивали свои способности вести переговоры, сдерживали волнение и не позволили ему, в отличие от остальных, повлиять на пере­говоры.

Эксперименты объяснили, что бывает, когда люди волнуются. Но что происходит, если они не могут скрыть волнения и партнеры по переговорам замечают их состояние (и, возможно, уязвимость)? В 2012 году мы с Франческой Джино и Морисом Швейцером провели восемь экспериментов, чтобы понять, как ведут себя взволнованные люди, если им надо обратиться к другим за советом. Оказалось, что, в отличие от людей, которые совершенно спокойны, они чувствуют себя менее уверенно, чаще консультируются с другими, когда надо принять решение, и реже могут отличить хороший совет от плохого. Самые важные эксперименты из этих восьми показали, что, принимая совет, взволнованные переговорщики не видели никаких подвохов, например личной заинтересованности советчиков, а спокойные относились к их рекомендациям скептически. Хотя мы не изучали поведение собственно в процессе переговоров, но, похоже, людьми, которые нервничают, проще манипулировать, особенно если оппоненты чувствуют их состояние.

Опытные переговорщики часто нарочно заставляют оппонентов волноваться. К примеру, на посвященном бизнесу реалити-шоу Shark Tank («В бассейне с акулами») шесть богатых инвесторов («акул») ведут переговоры с предпринимателями, которые хотят получить финансирование. Предприниматели должны расхваливать свои идеи перед громадной телевизионной аудиторией и отвечать на вопросы инвесторов, часто щекотливые и неприятные. Все это время в студии звучит тревожная музыка — не просто для того, чтобы накалить ситуацию и развлечь зрителей, но и для того, чтобы усложнить жизнь предпринимателям. Инвесторы — профессиональные переговорщики; им надо вывести предпринимателей из себя, чтобы легче было получить их хорошие идеи как можно дешевле. (Если сразу несколько «акул» желают вложить деньги в идею, они обычно делают комментарии, которые заставляют нервничать и инвесторов-­конкурентов.)­ Если смотреть шоу внимательно, можно заметить закономерность: предприниматели, которые меньше поддаются на провокации, обычно ведут переговоры более осторожно и последовательно — и, как правило, заключают самые выгодные сделки.

Основной вывод, к которому подводят и наука, и практика, вполне ясен: старайтесь не нервничать во время переговоров. Как держать себя в руках? Учитесь, тренируйтесь, репетируйте и постоянно оттачивайте свои навыки ведения переговоров. Волнение — это обычно реакция на неизвестный вам раздражитель, так что, чем лучше он вам знаком, тем увереннее и спокойнее вы будете себя чувствовать. (Именно поэтому врачи обычно лечат тревожные расстройства экспозиционной терапией; скажем, людей, которые боятся летать на самолете, постепенно приучают сначала к виду и шуму самолета, потом к пассажирским местам и, наконец, к самим полетам.) Многие учатся на курсах ведения переговоров, узнают про необходимые навыки и стратегии, но больше всего помогает не столько теория, сколько постоянная практика — моделирование и упражнения по заключению сделок. В конце концов, переговоры становятся привычным делом и уже не вызывают волнения.

Можно также пригласить независимого специалиста, и он будет вести переговоры за вас. Волноваться он будет меньше, поскольку привык к переговорам и у него не будет, как у вас, болеть душа за результат. Такой аутсорсинг на первый взгляд кажется дезертирством, но во многих отраслях это уже дело обыденное. Продавцы и покупатели недвижимости обращаются к риелторам в том числе и ради их опыта по части ведения переговоров. Спортсмены, авторы, артисты и даже некоторые топ-менеджеры нанимают агентов, чтобы правильно составить договор. Хотя у этой стратегии есть свои минусы, они, как правило, с лихвой окупаются более выгодными условиями контракта. Привлекать третьих лиц полезно прежде всего людям, которые очень нервничают на переговорах (поскольку удержать волнение в стрессовой ситуации особенно трудно), но эта стратегия хороша и тогда, когда человек испытывает еще одну негативную эмоцию.

Сдержать гнев

Гнев, как и волнение, — негативная эмоция, но направленная не на себя, как волнение, а на других. В большинстве ситуаций мы стараемся держать себя в руках, но не на переговорах: многим кажется, что гнев тут очень кстати — поможет отхватить себе кусок пирога побольше.

Такое понимание объясняется тем, что переговоры рассматривают не как сотрудничество, а как борьбу, причем из-за заранее жестко определенного и якобы единственно возможного результата — исследователи называют это установкой «на свой кусок пирога». Люди, особенно не искушенные в заключении сделок, уверены, что любые переговоры идут по принципу «кто кого» и их собственные интересы прямо противоположны интересам другой стороны. (Более опытные переговорщики, наоборот, вместо того, чтобы откровенно отхватить от «пирога» кусок побольше, стараются увеличить выигрыш за счет сотрудничества с оппонентами.) Гнев, по их логике, делает человека в глазах конкурента более сильным, влиятельным и упорным в достижении своих целей.

В целом ряде исследований (автор многих из них — Кейт Оллред, бывший преподаватель Гарвардской школы госуправления имени Кеннеди) описывается, к чему приводит проявляемый на переговорах гнев. Он чаще всего наносит делу большой вред, способствуя эскалации конфликта, необъективности и тупиковым ситуациям. Сокращается общая выгода, стороны тянут одеяло на себя и все чаще отвергают предложения оппонентов. В состоянии гнева переговорщики, с одной стороны, не так хорошо помнят о собственных интересах, как нейтрально настроенные, а с другой — хуже оценивают интересы «противника». Кроме того, у них появляется желание насолить оппонентам, свести с ними счеты, хотя, будь они нацелены на сотрудничество, обе стороны могли бы благодаря переговорам получить гораздо больше, чем они рассчитывали изначально.

Несмотря на выводы науки, многие по-прежнему думают, что гнев — или хотя бы его ­видимость — помогает получить преимущество. Проведенные мной эксперименты показали: если участники могут выбирать между гневом и благодушием на переговорах, то больше половины будут злиться, полагая, что именно так им удастся достигнуть цели.

советуем прочитать

Марина Иванющенкова

Уильямс Стенли

Понтус М.А. Сайрен ,  Скотт Д. Энтони ,  Утсав Бхатт

Дейзи Вейдман Доулинг

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи

«Отрицательные эмоции – наши лучшие друзья»| Новости общества

Эмоции — это то, как человек оценивает ту или иную ситуацию; это наше реальное отношение к людям, фактам и событиям. Положительные выражаются открыто, отрицательные часто скрываются, считает, что в обществе бурно проявлять негативные эмоции не принято. Однако специалисты говорят, что «лишних» эмоций не бывает, поскольку у каждой имеется свое предназначение

Клинический психолог, основатель школы психологического боя «Валаал» Валерий Ивановский рассказал о том, что такое чувства, а также как отрицательные и положительные эмоции человека формирует его привычки, достижения, его жизнь и мировоззрение.

— Валерий Валерьевич, можно ли утверждать, что эмоции помогают в жизни человека? Чувства и эмоции — это одно и то же?

— Важно подчеркнуть, что чувства и эмоции — это аффективная сфера, которая является неотъемлемой частью человеческой жизни. Она появилась эволюционно и развивалась как инструмент мотивации и регуляции поведения. 

Для того, чтобы эмоции появились даже в том виде, о котором мы сейчас будем говорить, понадобилось миллионы лет развития и эволюции живых организмов. В самой простой схеме это выглядит следующим образом. Когда животное осуществляет целенаправленную деятельность для удовлетворения своих базовых инстинктов, оно движимо биологическими потребностями. В случае, если такие действия не приводили к желаемому результату, например, зверь не получал пищу или самку, то развивалась отрицательные эмоция, которая в дальнейшем позволяла животному избегать повторения этого непродуктивного, нерезультативного поведения. 

В случае, если действие животного было результативным, механизм действия при помощи положительной эмоции закреплялся. Появляется так называемый регулятор целенаправленного поведения, который или приводит к результату, или же нет. В случае, если желаемое достигается, положительное эмоциональное подкрепление позволяет как можно быстрее это чувство запомнить и в дальнейшем в похожих ситуациях воспроизводить. Отрицательная эмоция, соответственно, заставляет избегать нерезультативного проведения в будущем. То есть это механизм, который помогает наиболее полноценно приспособиться к окружающему миру. 

Что касается человека, он является наиболее развитым биологически и физиологически среди всех живых существ на Земле. И его эмоциональная сфера, соответственно, представляет собой гораздо более сложный и тонкий феномен. Разница состоит в том, что у животного эмоциональная сфера регулирует поведение в ответ на биологические потребности, а у человека — на социальные стимулы. Человек на каком-то этапе своего развития (по разным оценкам 50-100 тысяч лет назад) перешел от биологической стадии развития к социальной. То есть определяющими для него стали не какие-то стимулы из окружающей физической среды, а стимулы из того общества, внутри которого он находится, — социума. 

Произошел интересный переход: над человеком эволюционно перестали довлеть биологические стимулы, и бразды правления взяли на себя стимулы социальные, которые зачастую могут противоречить биологическим. Это привело к тому, что эмоциональная социальная сфера (чувства, эмоции, аффекты) значительно усложнилась, приобрела огромное количество оттенков и градаций. Но в любом случае это тот механизм, который позволяет человеку, с одной стороны, быть человеком и, с другой, наиболее функционально приспосабливаться к окружающему миру. 

Чувства и эмоции: одно вытекает из другого?

Чувства и эмоции — это внутренние понятия, которые охватываются таким базовым родовым понятием, как эмоциональная сфера. 

Чувство — это эмоциональный процесс человека, отражающий субъективное оценочное отношение к реальным или абстрактным объектам. А эмоция — это психический процесс средней продолжительности, отражающий субъективное оценочное отношение к существующим или возможным ситуациям и объективному миру. 

По сути, это разные градации одного и того же психического процесса. Здесь все зависит, с одной стороны, от его интенсивности, а с другой, от временной продолжительности. Поэтому в одном случае мы можем говорить об эмоциях в другом — о чувствах, а в третьем случае об аффектах. То есть всё это — один и тот же эмоциональный континуум. 

— В обществе принято некоторые эмоции считать отрицательными, негативными и, как правило, их избегать (например, страх, гнев). Насколько вообще правильно подавлять эмоции, и к чему это может привести? 

— Подавлять эмоции категорически нельзя. Это очень страшный посыл, которого необходимо избегать. Ведь эмоциональная сфера — это индикатор, который позволяет нам понимать, правильно или неправильно мы себя ведем по отношению к тем или иным стимулам, вызовам, которые бросает нам окружающая среда и в первую очередь социум. Это некая сложная сигнальная система, которая позволяет нам говорить, правы мы или неправы. И в конечном счете определять, насколько мы успешны, результативны, адекватны к ситуации. 

Эмоциональная сфера у людей гораздо больше развита, нежели у животных. Благодаря ей мы способны целенаправленно повторять какие-то положительные действия и избегать отрицательных. Наша эмоциональная сфера, вместе с мышлением, логикой, речью позволяет обучаться наиболее правильному поведению в обществе. И вместе с тем лучше понимать себя. 

Например, я нахожу на улице кошелек. И меня начинает обуревать желание отнести его в службу находок, так как это деньги, которые заработал другой человек, или же несмотря на то, что они не мои, оставить их себе. И в случае, если человек решает не отдавать деньги, начинаются так называемые угрызения совести, отрицательные чувства и эмоции, которые, с одной стороны, сигнализируют, что в принятой социокультурной парадигме, внутри которой находится человек, так делать нельзя. Потому что, если так будут поступать все по отношению друг к другу, социум просто распадётся, поставит под угрозу все общество, биологическое выживание видов, в конце концов. Муки совести, с одной стороны, как бы нам сигнализируют: «нет, этого делать ни в коем случае нельзя». В то же время они позволяют нам лучше себя понять: я хороший, у меня правильная иерархия ценностей, которая позволяет мне ориентироваться в окружающем человеческом мире.

И наоборот. Когда ты эти деньги относишь в бюро находок, испытываешь радость, потому что этим своим поступком ты делаешь вокруг себя мир, себя и людей лучше. Такая вот двойственная система. С одной стороны, она отражает какие-то объективные устоявшиеся правила и отношения, принятые в социуме, помогает их регулировать, а с другой, помогает понять себя на эмоциональном уровне. Если социализация завершилась правильно, человек полностью вписывается в требования, которые общество к нему предъявляет. Или если присутствуют муки совести, значит социализация прошла со сбоями, возникает необходимость лучше усваивать те нормы и порядки, которые в обществе приняты. 

Отрицательная эмоция приводит к отказу от поведения, ее вызвавшего, причём достаточно испытать ее лишь один раз. Положительная эмоция провоцирует на поиски разнообразных и более результативных паттернов поведения и способов достижения цели. В этом смысле это необходимейшее условие любого развития и эволюции.

Когда кто-то начинает говорить, что отрицательные эмоции — это плохо, и их необходимо избегать, он таким образом «обкрадывает» себя, убивает вот эту нерушимую внутреннюю логику развития. То есть он убирает мерило, которое позволяет ему понять, где-то он не прав, а где нет, и каких-то ситуаций нужно избегать. Если человек будет подавлять отрицательные эмоции сознательно или при помощи каких-то тренировок, он станет «слепым», потеряет ориентиры на дороге социального движения, не сможет понимать, что можно, что нельзя, что хорошо, а что плохо. Отрицательные эмоции — это мощнейший сигнал. А если он перестанет замечать внутренние предупреждения, это будет похоже на игнорирование красного сигнала светофора во время движения — катастрофа неминуема. 

Отрицательная эмоция — это наш лучший друг. Недаром говорят, что «за одного битого двух небитых дают».

В очень многих практиках саморазвития постулируется идея, что наши поражения, какие-то отрицательные ситуации, гораздо больше нас стимулируют, заставляют лучше понять окружающий мир, двигаться вперед, чем победы, которые всего лишь закрепляют уже существующие паттерны поведения. Да, отрицательные эмоции могут быть опасны, разрушительны как для человека, так и для окружающих. Но вопрос состоит не в том, чтобы отказаться или чтобы маркировать отрицательные эмоции и чувства как нечто недопустимое, а в том, чтобы пытаться работать с ними — брать под сознательный контроль, овладевать ими. То есть в любом случае воспринимать их как необходимый инструмент, относиться к ним должным образом. Они должны занимать в жизни человека своё надлежащее место — не более, но и не менее.

— Бывают ситуации, когда человек в плохом настроении. Он приходит, на всех ругается, срывается. В конце концов «выпускает пар» и говорит: «Ну, накопилось». Как понять это выражение? Как нематериальное может накопиться? 

— Это очень интересный вопрос, глубокий. Ответ на него непосредственно проистекает из того, о чём мы говорили ранее. Надо проследить, каким образом накапливается этот негатив, который потом выплескивается наружу. Мы только что говорили, что отрицательные эмоции — это мощнейший регулятор, сигнализатор. Человек производит любые действия для достижения каких-то социальных целей, 99% своего времени он занят именно этим, на него воздействуют социальные мотиваторы. 

Причем в отличие от животных, человек одновременно может быть мотивирован абсолютно разными стимулами в одну единицу времени. То есть человек полимотивирован. Его действия иногда направлены на достижение одновременно двух, трёх, пяти и более целей. А на этом пути: произвольном, поведенческом, эмоциональная сфера также ежесекундно работает, сигнализирует ему: «так можно делать, а так нельзя». Но иногда человек, до конца не понимая, чем для него является эмоциональная сфера, вопреки сигналам «так нельзя», «так не надо», продолжает делать так, как его эмоциональная система действовать не велит. В этом случае возникают стойкие очаги напряжения в коре головного мозга — неокортексе, который как раз и отвечает за сознательные, целенаправленные действия человека. 

Человек что-то делает — эмоциональная сфера возбуждает определенную группу нейронов, которая сознательно воспринимается в виде той или иной отрицательной эмоции, говорящей «так делать не надо». И в идеале человек должен прекратить или изменить поведение, и тогда очаг возбуждения переходит к торможению. Все, программа выполнена. Но если вопреки этой сигнализации человек продолжает свои действия, происходит зацикливание. 

Здесь необходимо привести очень интересную теорию деятельности Анохина — у него есть термин «акцептор результатов действия». Она состоит в том, что человек, ежесекундно осуществляя какую-то деятельность, всегда сравнивает практический результат, который он получил, с результатом идеальным, который он рассчитывал получить, то есть идеальное с реальным. И если этот идеальный акцептор результатов действия с тем, что он получил в реальности, совпадает, контроль снимается: программа сформирована, запущена, выполнена — человек переходит к другой деятельности. Но если возникает разноголосица, когда, сравнивая с тем, что происходит, эмоциональная сфера говорит «так нельзя», а человек продолжает так делать, возникает стойкий очаг возбуждения, и программа начинает сбоить. 

Так как человек — существо полимотивированное, таких очагов может быть сразу несколько. Один из них может быть небольшой, но, когда их становится очень много, наступает так называемая парадоксальная фаза. В этот момент происходит огромный эмоциональный всплеск, так называемая «последняя капля», когда к 99 очагам добавляется 100-й, это вызывает мощный резонанс. 

Это возбуждение переходит какие-то допустимые границы, и мозг таким образом разряжается. Но так как мы все движимы, мотивированы сознательной деятельностью, мы можем на что-то реагировать только действием. И под эту эмоцию подгоняется псевдорациональное действие. Например, когда человек на кого-то срывается и говорит: «Я сорвался, потому что ты мне горячий чай принес». На самом деле это всего лишь триггер, который позволяет рационализировать всё накопившееся возбуждение.

— С негативными эмоциями понятно. А с позитивными? Во-первых, сейчас очень модно быть позитивным. Но необузданный оптимизм тоже нехорошо. Вот эта подмена эмоций она не опустошает человека? 

— Это тоже интересный вопрос. С одной стороны, если следовать логике вышесказанного, превалирование или игнорирование как одного, так и другого эмоционального состояния: положительного или отрицательного — это всегда искусственно созданная, неестественная ситуация. Если мы считаем, что можно сравнивать отрицательные эмоции с левой ногой, «давайте её отсечем, потому что есть правая», то делать акцент только на положительных эмоциях — это значит, тоже искажать существующую реальность (обесценивать правую ногу, потому что есть левая). То есть мы делаем ту же самую ошибку, только с другой стороны.

В любом случае мы убираем из своей сферы негативные эмоции, которые являются очень мощным обучающим фактором для нашей результативности, чего делать нельзя. Когда мы уходим от нормы далеко, возникает некая патологическая ситуация. Происходит то же самое игнорирование отрицательных эмоций за счёт выпячивания положительных. Это искажает естественные взаимоотношения между человеком и миром. 

Получается, что эволюционно отрицательные эмоции гораздо важнее для человека, чем положительные. Даже после рождения, когда ребёнок начинает развиваться, он руководствуется правым полушарием своего мозга, которое как раз отвечает за негативные эмоции. И потом в результате развития это всё переходит (только у правшей) на левую сторону, и левое полушарие является доминантным. Оно как раз отвечает за позитив. Почему? Потому что с точки зрения выживаемости отрицательные эмоции гораздо информативнее. Это как у сапера, который может ошибиться только один раз. 

Положительное хорошо. Но оно не так важно для нашего выживания, как те ошибки, которые могут быть роковыми. Поэтому отрицательные эмоции гораздо больше дают нам для выживания. 

С точки зрения развития именно высших психических функций, это может быть связано с тем, что окружающая среда усложняется невообразимо быстро. Количество различных стимулов, в том числе и негативных, растёт в геометрической прогрессии. Иногда наша нервная система не успевает справиться с ними. И тогда происходят некие дезадаптации, которые выражаются в виде неврозов, психозов, различного рода навязчивых состояний и так далее — вся линейка психических расстройств и заболеваний. 

Именно человеческая психика гораздо более результативная. Тут есть некий парадокс на положительной стимуляции. Человек, который испытывает положительные эмоции и который положительно относится к миру, находится в более оптимальной физической и психической форме. И это позволяет ему лучше адаптироваться к окружающему миру, в первую очередь к социуму, в котором находится. 

Вспомните, еще 20 лет назад мы не знали сотовых телефонов, а сейчас уже на Марс полетели. Для того, чтобы мы в эту сегодняшнюю точку вошли, понадобилось несколько миллиардов лет биологической эволюции. Не всегда наша психика успевает справиться с наплывом нового. И (парадокс!) мы говорили, что человек, в отличие от всего остального живого на Земле, не движим, не мотивирован биологическими стимулами, а руководствуется только стимулами социальными. Именно у человека происходит некое обращение, что положительные эмоции для его душевного здоровья, продуктивности и самореализации играют гораздо большую роль, чем эмоции отрицательные. 

Поэтому оптимизм никогда не бывает излишним. Но тут очень тонкая грань: нужно, чтобы человек не ушел в иллюзорный мир, чтобы это не мешало ему воспринимать реальность такой, какая она есть. А, по сути, мы возвращаемся к ситуации, что стакан всегда или наполовину пуст или наполовину полон. Каждый отвечает на этот вопрос сам. Но человек отвечает, что его стакан наполовину полон, ему гораздо приятней, комфортней и радостней жить в этом мире. 

— Общество все равно навязывает подавление негативных эмоций… То есть если человек хочет кричать, ругаться, выплескивать свои эмоции, считается, что он неадекватен

— Это связано с очень интересными вещами. Так как человек руководствуется инстинктами не биологическими, а социальными, происходит парадокс: для развития общества биологические истины губительны. Поэтому оно делает всё, для того чтобы установить примат приоритета инстинкта социального. Инстинкт биологически учит человека быть эгоистом, он говорит: «Весь мир для меня! Я — в приоритете!» Но если человек живёт с такой установкой, соответственно, он является врагом общества. Именно поэтому в обществе не приветствуется стяжательство, эгоизм, зацикленность на себе. А общественный постулат говорит, что в приоритете общество, а не человек. Для общества гораздо важнее, чтобы развивалось оно, а жизнь отдельного человека неважна. 

Происходит противоречие между инстинктом биологическим и социальным. И оно крайне интересно, неотменимо. Человек — это существо биологическое. Но в то же время, в отличие от всех других биологических существ, он часто большую часть времени ведет себя вопреки своему биологическому инстинкту. Какие-то ситуации, когда человек за свою идею отдает жизнь за других, в животном мире вообще невозможны. С точки зрения биологического инстинкта это парадокс необъяснимый.

А гнев ассоциируется как раз с деструкцией, с тем, что может нанести ущерб социальному сосуществованию. Потому что его проявления могут разрушить общественную ткань. Ведь биологическому инстинкту миллиарды лет, а инстинкту социальному около пятидесяти тысяч. То есть они находятся в неравном положении. Именно поэтому общество пытается своей сознательной регуляцией убрать всё, что касается негатива. Это ведь достаточно опасно для социального развития. 

— Получается, это, как бомба замедленного действия? Когда накапливается негативная эмоция, человек психует. Как в фильме «Джокер»: герой, вроде бы, улыбается, всё хорошо, а потом понеслась…

— Очень хорошее сравнение! Мы вообще приходим к тому, что жизнь человека — парадоксальна. И эта парадоксальность рождает нашу уникальность, и говорит о том, что жизнь человека и сознание — это невероятный дар, но в то же время и ответственность и проклятие.

Эмоция или чувство? | ECoach.by

Эмоции – это психический процесс, охватывающий всего человека целиком. Меняются его мысли, биохимия, ощущения, поведение.

Цель эмоций — установить значимость тех или иных условий для удовлетворения актуальных потребностей. На основе эмоций, мы неосознанно делаем вывод, есть ли что-либо ценное в предстоящем событии или явлении, и принимаем решение о том каким образом действовать.

Например, вас приглашают на день рождения, у вас мгновенно появляется эмоция либо желание, либо сопротивление. Это зависит, скорее всего, от того, насколько общение с человеком удовлетворяет ваши потребности, если да, то вы согласитесь, если нет – найдете причину отказаться.

Но бывает, что человек, который вас приглашает, хоть и неприятен в общении, но вы считаете, что он может повлиять на вашу жизнь, и общение с ним принесет удовлетворение потребностей в более далекой перспективе. Тогда вы почувствуете сразу несколько эмоций, которые объединятся в единое чувство. Чувства – это эмоции более высокого порядка. Их цель — выделить явления, имеющие стабильную мотивационную значимость.

Давайте сравним чувства и эмоции, в чем же их различия?

Эмоции Чувства
Возникли в процессе эволюции раньше Возникли в процессе эволюции позже
Привязаны к ситуациям и событиям Привязаны к объектам (месту, людям, предметам)
Изменчивы и кратковременны Устойчивы и длительны
Выделяют явления, имеющие значение «здесь и сейчас». Выделяют явления, имеющие долгосрочное значение
Одна и та же эмоция может входить в состав разных чувств Одно и то же чувство может выражаться в разных эмоциях

Эмоции и чувства возникли в процессе эволюции, но чувства связаны со способностью мыслить, рассуждать и делать выводы, а на это способна только самая современная часть мозга – кора головного мозга «неокортекс». Эмоции же рождаются в более древней части головного мозга – лимбической системе. 

Эмоции показывают нам, что важно для нас сейчас, чувства же указывают направление к неизменным ценностям. Эмоции скоротечны, они могут сменять друг друга десятки раз в минуту, если она насыщена событиями. Чувства же очень устойчивы, они базируются на глубинных убеждениях и их не так уж просто раскачать, тем более изменить.

Вот простой пример, человек может сидеть в комфортной квартире с близким человеком, испытывать эмоции радости и нежности, но фоном чувствовать страх, так как на работе грядут перемены, а это по жизненному опыту и убеждениям ни к чему хорошему не приводит. 

Чувство может содержать в себе как одну, так и множество эмоций и выражаться любой из них.

Например, человек может испытать прилив нежности, увидев маленького котенка, и это будет эмоция, а может испытывать всегда чувство нежности при виде любого котенка, так как в детстве имел кота и убежден, что ничего милее нет на свете. Это пример, когда чувство содержит одну эмоцию, и поэтому внешнее выражение чувства и эмоции будет совпадать. Сложнее, когда чувство многосоставное и содержит несколько эмоций.

Например, чувство вины содержит 4 эмоции: страх, гнев, печаль, желание. Человек, испытывающий это чувство, может выражать его через любую из этих эмоций.

Например, его эмоциональной привычкой может оказаться проявление эмоции гнева, когда он чувствует вину. Чувство вины очень дискомфортно для проживания, человек испытывает неприятные ощущения, поэтому часто стремиться убежать от них, в данном примере в злость. Будет казаться, что такой человек не испытывает вины, но это не так.

Другая эмоциональная привычка, выражать чувство вины через печаль, тогда человек стремиться уединиться, погрузиться в себя, плакать и ничего не делать.

А бывает, что настроение может казаться изменчивым, так как выражаемые эмоции могут сменять друг друга в хаотичном порядке. Так провинившийся человек может сначала громко ругаться, потом замыкаться в себе и даже плакать, в следующий момент убегать, боясь наказания, потом снова ругаться и кричать, а в какой-то момент стать слишком услужливым, чтобы компенсировать ущерб.

Человек обладающий эмоциональной компетентностью, легко может заметить истинное состояние и скорректировать свою коммуникацию, учитывая свое состояние и состояние собеседника. Учитесь понимать себя и своих близких, развивайте Эмоциональный интеллект.

 

как мы учимся понимать мысли, эмоции и убеждения других людей

Психолог Анна Уланова об эмпатии, ложных убеждениях и формировании модели психического у ребенка в семье.

Еще больше материалов на тему «Психология развития ребенка» вы найдете в нашей библиотеке. Подборка из статей, видеолекций, мультфильмов, интервью, тестов, списков полезной литературы подготовлена для вас нашим фондом в сотрудничестве с сайтом «ПостНаука».


Модель психического

Люди, которые умеют распознавать свои психические состояния и психические состояния окружающих, быстрее находят взаимопонимание с другими. Совместно с Благотворительным фондом Сбербанка «Вклад в будущее» мы запускаем проект «Психология развития: как дети учатся понимать эмоции и управлять ими». Психолог Анна Уланова рассказала, как мы учимся понимать мысли, эмоции и убеждения других людей.  Модель психического (в оригинале — theory of mind) — это концепция, которая описывает, как мы учимся понимать психические состояния себя и окружающих людей. Психические, или внутренние, состояния — это наши мысли, намерения, желания, знания, эмоции, убеждения. Фактически мы не умеем «читать мысли» людей и не можем точно знать, о чем думает другой человек, однако можем строить свои предположения, создавать собственные «модели» мыслей и состояний другого. Иметь модель психического — значит приписывать независимые психические состояния себе и другим людям.  Зачем нужна модель психического?

Способность к распознаванию психических состояний лежит в основе всех наших коммуникаций: любое общение и взаимопонимание в социальном смысле основано на способности понимать свои внутренние состояния и внутренние состояния другого. Модель психического нужна для того, чтобы объяснять поведение других людей. Развитие модели психического в детском возрасте можно метафорически представить как связку ключей, которая постепенно пополняется новыми инструментами, позволяя ребенку объяснять, открывать все более сложные мотивы и намерения других людей. 

У каждого поведения есть ряд черт: мимика, жесты, эмоциональные выражения, слова. Все является выражением наших внутренних состояний, которые нам нужно уметь распознавать, интерпретировать и прогнозировать. Последнее — важный элемент, поскольку мы, в отличие от большинства животных, умеем прогнозировать события, с которыми уже встречались. Это позволяет нам планировать свое не только ближайшее, но и отдаленное будущее. Даже маленький ребенок может предсказывать: если кто-то берет ключи, значит, он собирается уходить. Во взрослой жизни есть множество ситуаций, где нужно задуматься о состоянии другого и возможных последствиях, прежде чем действовать. 

С чего началось изучение модели психического

Истоки этого подхода лежат в области изучения интеллекта животных. Отправной точкой этой области исследований считается 1978 год, когда Дэвид Примак и Гай Вудрафф опубликовали статью «Способны ли шимпанзе к построению модели психического?». Авторы изучали, могут ли человекообразные обезьяны учитывать психические состояния людей. 

В эксперименте за обезьянами ухаживали «добрый» и «злой» смотрители. Исследователи наблюдали, смогут ли обезьяны предугадать поведение смотрителей, которые искали предметы в коробках, и влиять на него. Ученые сделали вывод, что шимпанзе способны распознавать некоторые психические состояния, такие как цели и намерения. 

Параллельно с исследованием модели психического у животных развивалось направление, которое изучало, как понимание психических состояний связано с развитием языка. Интересен такой факт: дети уже в два года используют слова, обозначающие внутренние состояния (например, «знать», «хотеть») относительно не только себя, но и других людей. Является ли это признаком того, что дети понимают точку зрения другого, или только калькой речи взрослого человека? Большинство ученых признают связь этих двух сфер человеческого развития, однако вопрос о том, какая из них является первичной и способствует развитию второй, пока не решен однозначно. 

Кроме того, концепция модели психического достаточно рано относительно ее появления была применена для исследования аутичных детей. Ученые получили прорывные для своего времени результаты, выявив ряд специфических нарушений, характерных именно для аутизма. Кроме этого, они обнаружили связь между нарушениями, ранее не связанными, такими как дефицит в развитии воображения, ролевой игры, вербальной и невербальной коммуникации.

Кто изучал модель психического

В XX веке о развитии ребенка писал швейцарский психолог Жан Пиаже. Одна из областей, которую он развивал, — изучение эгоцентризма ребенка, то есть неспособности встать на точку зрения другого. Работы Пиаже легли в основу многих исследований, посвященных пониманию психического мира у себя и другого человека. 

Жан Вильям Фриц Пиаже́


Представления о природе модели психического различны, существует несколько теорий, объясняющих механизм ее развития. 

Так, например, в теории подобия внимание уделяется тому, как ребенок понимает, что он и другой эквивалентны, то есть насколько они подобны. Ребенок в ходе развития постоянно сталкивается со сходством или различием между собой и другими людьми. Ему это становится видно через ситуации, когда он вовлечен в общую деятельность. 

Американские психологи Эндрю Мельтзоф и Элисон Гопник отводят решающую роль способности к имитации ребенка: он склонен повторять действия других людей, благодаря чему накапливает опыт (теория имитации). Ребенок осваивает способность понимать другого, потому что постоянно сравнивает себя с другими людьми. 

Теория модулярности говорит о том, что существуют особые подсистемы — модули, которые ответственны за формирование способностей к пониманию психических состояний. Эти же структуры мозга отвечают за обработку социальной информации. Так, например, шотландский психолог Алан Лешли описывает три модуля, отвечающих соответственно за понимание собственного тела, способность отображения людей как имеющих цели и способность отображения людей как наделенных независимыми состояниями, собственными мыслями. 

Ложные убеждения

В развитии модели психического ключевым считается понимание ложных убеждений — это способность встать на точку зрения другого, когда ты можешь установить различия в знаниях и убеждениях у себя и другого. Даже на текущем этапе большинство исследований проводятся с использованием двух задач, процедуры которых были разработаны еще в самом начале развития концепции модели психического. 

В первой тестируемому показывают двух девочек: одна с коробкой, другая с корзинкой. Первая девочка кладет в коробку мяч и уходит гулять, а вторая перекладывает мячик из коробки в свою корзинку. Первая девочка возвращается, и ребенку, который проходит тестирование, мы задаем вопрос: «Как ты думаешь, где девочка будет искать свой мячик?» Испытуемый встает перед выбором: опереться на свой собственный опыт — он видел, что мячик переложили, — или ответить, что девочка, которая не видела, как перекладывали мяч, будет искать его там, где оставила. Ложное убеждение в данном случае — это уверенность в том, что предмет находится там, где его на самом деле нет. 

Второе задание на понимание ложных убеждений называется «задачей с неожиданным содержимым». Суть в том, что если мы ребенку дадим коробку, на которой нарисованы конфеты, и спросим, что внутри, он ответит: конфеты. Но мы открываем коробку и показываем, что там лежат пуговицы. Если закрыть коробку и снова спросить, что внутри, дети в два-три года утверждают, что с самого начала говорили, будто там пуговицы. То есть маленькие дети некритичны к своему собственному ложному убеждению прошлого. 

Второй вопрос из этой задачи звучит так: «Если мы пригласим в комнату другого ребенка и спросим, что лежит в коробке, что он нам ответит?» Здесь испытуемый тоже стоит перед выбором: сказать, исходя из своей точки зрения, что тут пуговицы, или встать на точку зрения другого, который не знает, что там лежит на самом деле, и должен ответить «конфеты». 

По мнению многих авторов, когда ребенок справляется с одной из этих задач, у него уже сформирована модель психического. В большинстве исследований, проведенных с использованием описанных экспериментальных процедур, показано, что четыре года — это ключевой возраст в развитии способности к пониманию ложных убеждений и раньше него дети затрудняются с решением подобного рода задач. 


Предшественники развития модели психического

Модель психического не появляется внезапно и не требует специального обучения, она развивается естественным путем. Однако, являясь динамическим конструктом, ее развитие начинается задолго до четырехлетнего возраста. Кроме понимания ложных убеждений существует ряд других способностей, по-другому — предикторов, предшествующих становлению модели психического. Большинство авторов в качестве предикторов развития модели психического в раннем детстве выделяют понимание интенций, желаний, эмоций, понимание источника знаний (например, понимание того, что необходимо наличие перцептивной информации для возникновения знания об объекте), различение кажущегося и реального, физического и ментального опыта, живого и неживого. 

Еще одной важной задачей является понимание визуальной перспективы, то есть понимания того, как мы видим предмет со своей точки зрения и как его видят другие. При изучении данной способности мы просим ребенка описать предмет так, как он сам его видит, и так, как его видит другой человек, который стоит с другой стороны. Дети до определенного этапа затрудняются с определением «визуальной» точки зрения других людей. 

Коммуникация и модель психического

Сейчас моя работа связана с поиском взаимосвязи между развитием коммуникации и модели психического у типично развивающихся детей. В своем диссертационном исследовании я изучала, как понимание психического связано с восприятием своего собеседника и с тем, насколько эффективно ты с ним общаешься. 

Я проводила эксперимент, в котором детям четырех-шести лет нужно было взаимодействовать с разными партнерами: одушевленными (другими детьми) и неодушевленными (различными игрушками). При этом игрушки были разными: от кубика — предмета, лишенного признаков живого существа, — до игрушечного мишки, у которого есть глаза и уши. 

Выяснилось, что дети уже в четыре года способны учитывать особенности партнера в процессе коммуникации и чем выше уровень модели психического, тем лучше ребенок прогнозирует исход такой коммуникации. Также учитывался психолингвистический анализ текстов, которыми обменивались дети: чем выше уровень модели психического, тем более развернутый, ориентированный на слушателя и выстроенный по смыслу рассказ у ребенка получается. 

Идея в том, что недостаточно иметь хорошие речевые навыки или большой словарный запас, чтобы быть успешным в коммуникации. Для эффективной коммуникации нужно учитывать, как собеседник тебя слушает, следит ли он за твоей мыслью, как реагирует на разные части истории. И такая зависимость прослеживается уже в дошкольном возрасте.

Эмпатия

Эмпатия — это способность эмоционально отзываться на переживания других людей, а для этого необходимо развитие модели психического. Современный подход к изучению эмпатии заключается в том, что рассматриваются два ее компонента — эмоциональный и когнитивный. Их суть в том, что эмпатировать можно двумя разными способами. Когнитивный компонент помогает понять причину и силу чувств другого человека. Например, если он потерял работу, значит, он испытывает неприятные эмоции: досаду, растерянность, сожаление. Второй компонент эмпатии связан с разделением этих эмоций: ты начинаешь испытывать те же чувства, что и другой человек, переживаешь вместе с ним. 

В норме два этих компонента развиваются согласованно. Но при некоторых нарушениях развития, в частности психопатических отклонениях, социопатии, сохранным остается только когнитивный компонент, а эмоциональная часть отключается. То есть человек понимает значение ситуации, которая вызывает переживания другого, но не испытывает сочувствия.

Модель психического и аутизм

Один из ключевых признаков при аутизме — это нарушение коммуникации. В ряде экспериментов установили специфический дефицит модели психического у детей с аутизмом. В сравнении с детьми с синдромом Дауна и типично развивающимися детьми трех-четырех лет дети с аутизмом значимо хуже справляются с задачами на понимание ложных убеждений. Эти результаты, полученные еще в 80-х годах прошлого века, породили целое направление исследований, призванное изучить механизм развития и специфику расстройств аутистического спектра.

При исследовании аутизма используется теория разбитого зеркала. Это метафора фрагментарности развития, когда отдельные способности, например способность к распознаванию эмоций по мимике, человек сохраняет, а другие при этом могут быть нарушены. В последнее время проводятся исследования того, как у детей с аутизмом формируется представление о себе (многие из них не используют местоимение «я»). Все это ложится в основу коррекционных программ для работы с детьми.

Модель психического и семья

Еще одно направление изучения модели психического связано с тем, как ее формирование связано с условиями развития ребенка и его семьей. Например, существуют данные о связи между тем, насколько родитель внимателен к переживаниям своего ребенка и часто обсуждает с ним свои и чужие чувства, и пониманием ребенком психических состояний у себя и других людей. В одном исследовании был показан интересный результат: в тех семьях, где существует традиция совместных ужинов, обсуждения своих достижений дня и планов на будущее, дети имели более высокие показатели модели психического и лучше владели «ментальным словарем» — могли описать свои переживания и поделиться ими.

Модель психического и символическая функция

В лаборатории психологии развития сейчас проводится исследование того, как модель психического связана с развитием символической функции, частным примером которой является игра и рисование. Символические действия (например, когда ребенок прикладывает к уху банан, словно телефон) или ролевые игры (в пожарных, врачей и другие) предполагают, что ребенок может разделить реальное и воображаемое, что считается предиктором модели психического.

Во многих зарубежных исследованиях показана связь между развитием символических функций и модели психического, однако данные способности пока недостаточно комплексно исследованы. 

Первые результаты нашего исследования показали, что уровень модели психического в возрасте пяти-шести лет является ресурсом для лучшего понимания и исполнения рисунков. То есть рисунок ребенка является символическим отображением некоего предмета или ситуации, выполняет коммуникативную функцию — передает информацию. 

А в три-четыре года модель психического является важным фактором для того, чтобы ребенок мог распознать смысл сюжетной игры с предметом и ее повторить (например, накормить куклу и уложить ее спать). 


Читать статью на сайте «Постнауки».

Еще больше материалов на тему «Психология развития ребенка» вы найдете в нашей библиотеке. Подборка из статей, видеолекций, мультфильмов, интервью, тестов, списков полезной литературы подготовлена для вас нашим фондом в сотрудничестве с сайтом «ПостНаука».

автор материала

Анна Уланова

Понравился материал?

Оцените его:

Назад

Чувства вины, стыда и страха как инструменты в руках маркетологов – BYYD

Когда мы думаем о маркетинговых инструментах, чаще всего в голову приходят сервисы для отчетов, управления кампаниями и другие способы, которые способны помочь в работе онлайн-маркетологов. 

Но эмоции — не менее важные инструменты, которые важно использовать, чтобы убедить потребителей и лиц, принимающих решения, покупать товары и услуги. Среди эмоций есть как положительные, так и отрицательные. Основные из последних — это чувства стыда вины и страха. 

Прежде чем рассмотреть конкретные инструменты, скажем о том, насколько это правильно —- играть на таких неприятных чувствах. Так вот, манипуляция этими чувствами — неправильная позиция. Гораздо чаще маркетологи используют предупреждающие формулировки — выбирайте «продукт», чтобы не «стыдиться, бояться, чувствовать себя виноватым». 

А теперь перейдем к конкретным методикам

Вина как маркетинговый инструмент

Чтобы эффективно использовать чувство вины в маркетинге, нужно связать его с восприятием проступка. Важно понимать, что для того, чтобы вина работала как маркетинговый инструмент, ей нужна реальная основа.

То есть человек не будет чувствовать себя виноватым в том, что он сделал правильно, и поэтому маркетологам нужно использовать информацию об уже совершенных действиях (или их отсутствии) и напомнить человеку об их неправильности.

Маркетинговый подход заключается в предоставлении решения — способа искупить свою вину, даже если у пользователей не было угрызений совести до того, как они увидели ваше сообщение.

Чувство вины действует только тогда, когда его можно облегчить, желательно легко.

Есть определенные отрасли, которые поддаются маркетингу вины. В частности, это компании, которые работают с благотворительностью. Например, предлагается купить продукт, часть выручки от которого уйдет нуждающимся. 

Одна из областей, которая часто вызывает недоумение у маркетологов, — это размытая грань между виной и стыдом. Термины могут казаться почти взаимозаменяемыми. Главным образом потому, что ими часто злоупотребляют.

Стыд как маркетинговый инструмент

Начнем с обсуждения разницы между виной и стыдом.

Вина основана на прошлом или настоящем проступке и имеет внутреннюю природу.

Стыд, как правило, основан на настоящем или будущем и носит внешний характер.

Стыд вошел в сферу маркетинга еще во время промышленной революции 19 века, когда люди переехали в более густонаселенные районы и начали сравнивать себя друг с другом. Маркетологи быстро научились заставлять людей задумываться о том, как их воспринимают другие, и извлекали из этого выгоду. Это и есть маркетинг стыда. Таким образом, прием совсем не новый, но он невероятно мощный.

Итак, маркетинг стыда включает в себя изучение того, как человек смотрит на отношения к нему окружающих. В основном, используя неуверенность человека в себе. Неэтично это делать, создавая неуверенность, которой нет и не должно быть.

Если ваше маркетинговое сообщение использует стыд, важно понять, где находится черта, которую переступать не стоит. Существует тонкий баланс между стыдом и обидой.

Страх как маркетинговый инструмент

Там, где вина и стыд обычно (хотя и не всегда) являются тонкими инструментами, страх действует напрямую и «в лоб».

Как и в случае с двумя другими эмоциями, страх занимает определенные ниши, но его мотивы очень различны.

Используя чувство страха, маркетологи не подключаются к чему-то, что сделал человек, и не привязываются к социальным трудностям. Страх проникает в самые низменные эмоции… те, что помогают нам выжить.

Если вы хотите использовать страх, вам нужно только одно — сообщение, которое либо связано с универсальным страхом (например, боль), либо с ситуационным страхом (например, публичное выступление или высота). В общем-то, реклама с помощью чувства страха не обязательно должна быть негативной по своей сути.

Страх работает не для всех типов кампаний. Он подходит тем, у кого есть тема, которая может быть связана с универсальными или ситуационными страхами.

Например, продавцам спрея от насекомых легко управлять страхами арахнофобов. Работает это следующим образом: если вы не можете гарантировать, что ваш пользователь находится в ситуации, которой он боится, вы можете «помочь» ему визуализировать ее. Это покажется не очень приятным, но когда он в следующий раз столкнется с насекомыми в доме, будет рад, что увидел вашу рекламу и воспользовался предложением. 

Важные моменты-предупреждения

Применение этих инструментов может привести к обратным результатам. Поэтому прежде чем использовать их, важно точно оценить все риски.

  • Чувство вины притягивает эмоции человека по поводу того, что он имеет или делает.
  • Стыд работает, когда человек чувствует, что его судят другие. Этически важно быть очень осторожным с этим чувством и не создавать стыд искусственно.
  • Страх использовать легче всего, поскольку он связан с базовыми чувствами, и, как правило, они не являются социально и этически рискованными. Напоминая людям, что они боятся пауков и, вероятно, не хотят остаться без спрея-инсектицида, когда они в следующий раз столкнутся с ними, вряд ли вызовет негативные эмоции.

Источник: searchenginejournal.com

Разница между чувствами, эмоциями и настроениями

Знаете ли вы кого-нибудь, у кого всегда все получается? Что бы ни случилось на их пути, они остаются спокойными, хладнокровными и собранными. Вы можете чувствовать себя развалиной по сравнению с ними, особенно если вы склонны к легкому стрессу или боретесь с тревогой. Что заставляет их тикать? У них меньше эмоций, чем у остальных? Скорее всего, не. Скорее всего, они просто лучше понимают свои чувства и знают, как регулировать свое настроение.

Но в чем разница между чувствами и эмоциями? Хотя они используются взаимозаменяемо, между ними есть различие. Каждый фактор влияет на ваше настроение, а ваше настроение обеспечивает когнитивную обратную связь для ваших эмоций. Это может показаться сложным циклом, но вы можете научиться лучше понимать каждый из них и, в свою очередь, также лучше контролировать себя.

Что такое чувства?

Чувства могут быть физическими ощущениями, такими как тепло или холод, или ментальными восприятиями.Их можно считать сознательным выражением ваших эмоций. Например, вы можете испытывать эмоцию страха, но это может привести к чувству беспокойства или гнева. Чувства возникают в результате обработки и интерпретации вашим мозгом любой данной эмоции.

Что такое эмоции?

Психологи спорят о том, сколько эмоций может испытывать человек, но все их можно разделить на четыре основные эмоции: гнев, радость, печаль и страх. Эти эмоции примитивны и восходят к нашим предкам на тысячелетия.Это механизмы выживания, которые помогли людям развиваться. Страх, например, был полезным ответом на серьезные угрозы, которые могли положить конец чьей-то жизни. Страх даже играл роль на социальном уровне, помогая нашим предкам адаптироваться к благоприятному поведению, чтобы избежать изоляции от общества.

Сегодня наши эмоции так же важны, но мы часто путаем их с нашими реакциями. Вот почему терапия может быть такой полезной; это помогает вам копнуть глубже и иногда обнаруживать эмоции, которые кажутся совершенно не связанными с тем, что вы чувствуете, но при самоанализе обретают смысл.

Что такое настроение?

Ваше настроение — это ваше эмоциональное состояние в данный момент времени. Вы можете быть капризным, расстроенным, напряженным, спокойным или в любом другом настроении в зависимости от ситуации. У людей с аффективными расстройствами настроение либо преувеличено, и им трудно управлять, либо оно меняется слишком часто. Они могут страдать от стойкого плохого настроения, как это бывает у клиентов с большим депрессивным расстройством или дистимией.

Ваше окружение и восприятие ваших эмоций во многом влияют на ваше настроение.Люди с низким эмоциональным интеллектом (EQ), то есть способностью понимать, интерпретировать и реагировать на свои эмоции, склонны бороться со своим настроением больше, чем люди с более высоким EQ.

Как научиться лучше контролировать свои эмоции?

Эмоции, чувства и настроения преходящи, но они могут оказывать долгосрочное влияние на вашу жизнь. Если вы чувствуете, что ваши чувства мешают вашему счастью, терапия может помочь. Свяжитесь с нами по адресу Foundations Family Counseling, чтобы узнать больше о нашем подходе к терапии и о том, чем мы можем вам помочь.

Узнайте разницу между чувствами и мнениями для лучшего общения

Чувства — они (очевидно) очень важны в отношениях. Это то, что делает диалог открытым и честным. Хитрость заключается в том, чтобы уметь отличать свои чувства… от своих мнений.

Казалось бы, разница несложная, верно? Мнения — это то, что вы думаете о чем-то, тогда как чувства — это то, что вы чувствуете. Но слишком часто люди склонны путать эти два понятия.И если вы вставите слишком много мнений в разговоры с вашим партнером, когда вы пытаетесь рассказать о своих чувствах, это может быстро прекратить диалог.

Вот несколько советов, которые помогут вам понять разницу между вашими чувствами и вашим мнением. Это важно,  потому что выявление чувств дает партнерам возможность усилить сочувствие друг к другу, что в конечном итоге поможет вам расставить приоритеты в отношении вашего партнера — и наоборот.

Что такое чувства?

Как вы думаете, вы можете определить, что такое чувство ?

Чувства могут быть трудно определить просто потому, что они жестко встроены в вас, и не многие люди могут адекватно выразить словами, что такое чувство.Это мешает понять, что вы на самом деле чувствуете.

Есть шесть основных чувств, из которых происходят все остальные чувства. Они:

  • Безумный
  • Грустный
  • Рад
  • Позор
  • больно
  • Испуганный

Важно отметить одну вещь об этих чувствах — и обо всех чувствах, которые из них проистекают — это то, что это не мысли, это эмоции! Давайте погрузимся немного глубже в то, что это означает с практической точки зрения.

Разница между чувствами и мыслями

Как упоминалось выше, люди нередко смешивают свои чувства с мыслями. Многие люди — просто по привычке — используют утверждения «я чувствую», чтобы донести до них свои мысли и мнения.

Вот несколько примеров:

«Я чувствую , что ты ошибаешься».

«Я чувствую , что тебе не следует делать такие вещи».

Но то, что используется слово «чувствовать», не означает, что вы разделяете  чувство.Эти примеры — не выражений эмоций, а мнений. Вы видите разницу?

Как определить чувства

Чтобы улучшить общение  в ваших отношениях, постарайтесь определить свои чувства, а не свое мнение. Вы можете сделать это, попробовав простое упражнение.

Найдите тихое место, где вы сможете уединиться и подумать о хорошем воспоминании о своем партнере. Запишите в это воспоминание как можно больше подробностей, а затем запишите , сосредоточившись на своих ощущениях в воспоминании.

Используйте слова, обозначающие чувства, такие как «счастливый», «довольный», «радостный» или «взволнованный». Запишите как можно больше чувств, которые возникнет в памяти.

Теперь вспомните случай, когда у вас был конфликт с вашим партнером. Выполните то же упражнение, записывая как можно больше подробностей и чувств, которые вы связываете с этим воспоминанием. «Злой», «разочарованный», «грустный» и так далее.

После того, как вы выполните оба этих упражнения, подумайте о чем-то, за что вы благодарны вашему партнеру, и скажите ему об этом.Затем используйте свое время на самоанализ  , чтобы подумать о том, как вы себя чувствовали, общаясь со своим партнером, и что, возможно, было легко или сложно в этом упражнении.

Хотите узнать больше о разнице между мыслями и мнениями и чувствами? Взгляните на нашу отмеченную наградами книгу, в которой мы рассказываем об этом в Ключе № 4: Общение — это ключ, так что начните диалог.

 

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • По: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «улюлюканьем»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • По Каролина Девушка на 10-12-19

Определение разницы между эмоциями и чувствами? – AUGERE

Хорошо, КАК вы к этому относитесь?  В интервью средствам массовой информации, в сценариях фильмов, в наших разговорах о кофе со взбитыми сливками мы часто слышим вопрос: «Как вы себя чувствовали».Но это вопрос, который обычно означает «ЧТО» вы чувствовали? КАК вы себя чувствуете, это отдельная тема. Мы все учимся, КАК писать, КАК мыть посуду, КАК водить машину и т. д., но, кажется, очень немногие из нас учатся, КАК ЧУВСТВОВАТЬ! На самом деле можно возразить, что никто не учит, КАК чувствовать, т.е. как сознательно выбирать свои чувства, потому что нас никто не учит! Может быть, это потому, что никто толком не знает?

И еще один вопрос, который стоит между ЧТО и КАК чувства. ПОЧЕМУ ты чувствуешь то, что чувствуешь! Еще раз кажется, что немногие люди, когда им задают эти вопросы, могут ясно понять, что, почему и как относится к одной способности, которую мы все разделяем как человеческие существа, способности «чувствовать».Еще больше усложнять ситуацию — это то, что мы называем эмоцией! Когда мы «чувствуем эмоции», что это за эмоции и почему мы… их чувствуем?

Похоже, есть две причины, по которым большинство из нас на самом деле не знают, «что» мы чувствуем большую часть времени! Первое можно найти в нашем образовании, а второе – в нашем теле!

Отсутствие в нашем образовании

Недостающими ингредиентами нашего формального образования были самосознание и самопонимание. Не было никакого внимания к пониманию того, что мы чувствуем и почему мы чувствуем то, что чувствуем.Конечно, между нашими эмоциями и чувствами не было разделения. Это означало, что мы мало говорили о внутреннем мире самих себя. Мы не обсуждали наши чувства… много! Возможно, мы время от времени говорили о крайних эмоциях, таких как волнение или печаль, но мало говорили о более тонких и частых промежуточных чувствах. Это означало, что мы не разработали язык для описания того, что происходит в нашем сознании, где возникают, накапливаются или повторяются все наши чувства.

Воздействие на наше тело

Что подводит нас ко второй причине.Обычно мы не регистрируем свои чувства, пока они не окажут «эффекта» на наше тело. Мы не замечаем, как они возникают в нашем сознании, а не в нашей форме. Мы часто не замечаем эмоционального беспокойства, называемого беспокойством, пока оно не повлияет на наш желудок. Мы не замечаем эмоционального беспокойства, называемого страхом, пока наше сердце не начинает бешено колотиться. Мы не замечаем своего гнева, пока наши кулаки не сжимаются, а лицо не становится горячим! К тому времени, когда мы замечаем эти эмоции, они часто кажутся «физическими». Таким образом, мы не замечаем их происхождения наших эмоций в нашем уме.

Без языка

Когда мы не  в полной мере разрабатываем язык, основанный на нашем описании эмоций, которые мы чувствуем, мы не развиваем «общий смысл». Вот почему большинство разговоров о понимании эмоций не заходят слишком далеко, не длятся очень долго и часто возвращаются либо к спору, либо к остекленевшему взгляду от скуки! Мы не начинаем с вопроса: «Что именно вы имеете в виду, когда говорите «эмоции»?» И очень часто, когда мы задаем вопрос «что вы думаете по этому поводу», мы на самом деле имеем в виду, что вы «думаете» об этом! Мы не осознаем, что на самом деле имеем в виду «мысль».Затем мы становимся смущенными и эмоциональными и в конечном итоге задаемся вопросом, почему мы чувствуем себя такими… взволнованными!

Итак, у многих из нас эмоции, чувства и мысли блестяще переплетаются.

Прочтите десять разных писателей, которые иногда называют себя «экспертами» в области эмоций/чувств, и вы, вероятно, найдете десять разных точек зрения и восприятий. Все это приводит к затуманиванию того, ЧТО мы чувствуем, что мешает нам понять, ПОЧЕМУ мы чувствуем то, что чувствуем. И нам нужно понять, ПОЧЕМУ, если мы собираемся узнать и понять, КАК чувствовать и быть главным творцом наших чувств… снова!

Неразрешимый улов 22

Тем не менее, для большинства из нас совершенно очевидно, что сейчас мы живем в очень «эмоциональном» мире.Кажется, что многие люди большую часть времени живут в эмоциональном состоянии, так что «все», что они чувствуют, — это их эмоции… большую часть времени! А когда их нет, они хотят! Это уменьшает нашу ясность в отношении «что» и «как» наших чувств. Почему, потому что для того, чтобы ясно увидеть и понять, ПОЧЕМУ и КАК чувствовать, нам нужно быть свободными от эмоций! Когда вы злитесь, вы не можете видеть, что причина гнева… в вас самих! Когда вам грустно и страшно, вы не можете видеть причину своей печали и страха… в вас самих! Таким образом, вы не сможете точно увидеть, ПОЧЕМУ вы разозлились, огорчились или испугались, пока вы находитесь в этих эмоциональных состояниях! В этом заключается главная Уловка 22.Это также объясняет, почему практика медитации становится такой полезной, поскольку цель медитации состоит в том, чтобы распутать свое «я» от всех эмоциональных волнений, чтобы восстановить контроль над своими чувствами!

Итак, давайте начнем наше исследование с наших эмоций. Что такое эмоции и почему мы чувствуем себя «эмоциональными» большую часть времени? Другими словами, что заставляет нас так сильно «эмоционировать»? Посмотрите, соответствует ли это вашей «неопытности».

Цикл страданий

Существует «эмоциональный цикл», в ловушку которого мы все попадаем.Это выглядит примерно так. Возникает страх, который затем переходит в печаль, которая затем превращается в гнев и снова в страх. Почему? Мы создаем страх во многих его формах, таких как тревога, напряжение, беспокойство, паника, ужас, потому что мы представляем (верим), что вот-вот что-то потеряем (в будущем ). Мы создаем печаль во многих ее формах, таких как печаль, разочарование, уныние, меланхолия, потому что мы верим, что только что потеряли что-то или кого-то (в прошлом ). И мы создаем гнев в одной из его многочисленных форм, таких как раздражение, разочарование, негодование и ненависть, в тот момент, когда мы смотрим вовне, чтобы найти кого-то или что-то, кто виноват в нашей очевидной потере.У них у всех есть одна общая черта — «потеря». Это ключ к пониманию того, почему мы создаем, испытываем и «чувствуем» все эти… эмоции! И поэтому мы так страдаем. Это все потому, что мы верим в ПОТЕРИ!

Там, где есть «вера в потерю», должна быть и вера в обладание. Это проявляется в наших мыслях и словах, когда мы думаем или говорим: «Это МОЕ». Это МОЯ машина, МОЙ дом, МОИ деньги, МОЙ партнер, МОЯ семья, МОЯ страна, МОЯ вера! Иногда это называют привязанностью. Это означает, что привязанность является предварительным условием потери и, следовательно, первопричиной наших эмоций страха, печали и гнева.Следовательно, это коренная причина наших страданий, то есть всех форм несчастья. Если бы мы не были привязаны ни к чему и ни к кому, мы бы не «боялись потери», мы бы не переживали потери и не создавали бы и ЧУВСТВОВАЛИ эмоции печали, гнева или страха. Мы бы не страдали. Мы бы не сделали себя несчастными! Если вам интересно, вы можете проверять это много раз в день, уделяя несколько минут размышлениям о своих чувствах и эмоциях, которые вы испытываете, когда считаете, что вот-вот проиграете или что-то потеряли!

Знакомые семьи

Печаль, гнев и страх — это то, что можно назвать «тремя семьями эмоций».Вы обнаружите, что все «эмоции» вписываются в одну из этих семей (через мгновение мы придем к любви и счастью, радости и безмятежности). Вина – это сочетание всех трех. Именно из-за привязанностей, которые мы формируем, многие, если не большинство из нас, будут проживать всю свою жизнь в этом цикле страданий и вне его, но мы не будем осознавать этого. И мы ничего не будем с этим делать из-за двух фатальных убеждений, которые мы усваиваем и несем в своем подсознании.

Первое убеждение состоит в том, что эти эмоции, которые мы «чувствуем», вызваны другими людьми или обстоятельствами.И второе убеждение состоит в том, что эти эмоции естественны, т. е. являются человеческой природой. Таким образом, мы приходим к выводу, что вы ничего не можете с ними сделать и ничего не нужно делать. Но когда вы бросаете вызов этим убеждениям, вы можете понять, что они не «истинны».

Правда в том, что все эмоции мы создаем сами. Они являются сигналом, говорящим нам, что мы действуем против нашей истинной природы! Одно из словарных определений эмоции — «возбуждение ума». В расширенном виде, чтобы включить механизм, с помощью которого мы создаем наши эмоции, это звучит так: Эмоция — это возмущение (возбуждение) в нашем сознании (уме), когда объект привязанности поврежден, ему угрожает опасность, он перемещается или теряется! (которые являются всеми формами потери).Еще раз потратьте несколько минут, чтобы проверить это в свете вашей собственной «неопытности»!

Тут многие спрашивают: «А как же любовь и счастье, разве они тоже не эмоции»? Здесь мы вступаем на территорию того, что можно было бы назвать «эмоциональным замешательством». Поскольку мы не научились осознавать свои эмоции и чувства и четко определять эмоции, которые мы создаем и ощущаем, мы не смогли отличить такие чувства, как любовь и радость, сострадание и безмятежность, от «эмоций».Эти чувства были обозначены и рассматривались как просто «другие эмоции». Потому что любовь и радость — это наша истинная глубинная природа, которая приводит к склонности верить, что все наши эмоции — это просто естественные состояния сознания. Мы не понимали и до сих пор не осознаем, что любое волнение (эмоция) в нашем сознании является сигналом того, что мы совершаем ошибку (привязанность/обладание) и что нам нужно что-то изменить (отпустить) внутри себя. наше я.

Эмоциональная путаница — это когда мы путаем состояние возбуждения в нашем сознании с естественным состоянием сознания.Распространенные «эмоциональные заблуждения» включают в себя: беспокойство путают с заботой, мы беспокоимся о ком-то, потому что считаем, что волноваться значит проявлять заботу! Но беспокойство — это страх, а забота — это любовь, а страх (волнение) и любовь (естественное состояние) не могут сосуществовать, они находятся на противоположных концах вертикального спектра. Любовь и страх состоят из одной и той же энергии, которая является энергией нашего сознания, нашей самости, они просто разные вибрации этой энергии. Страх — это любовь, искаженная привязанностью!

Мы путаем волнение со счастьем.Но волнение — это «стимулированное волнение» в нашем сознании, тогда как истинное счастье — это довольство и естественное излучение радости из нашего сердца (сердца нашего сознания) в мир. Счастье — это не волнение. Мы путаем уважение со страхом, страсть с гневом и ужас с расслаблением, когда смотрим последний фильм ужасов.

Вот почему мы часто употребляем слова «любовь» и «счастье», но на самом деле имеем в виду нечто иное. Просто мы не осознаем, что имеем в виду что-то другое, потому что на самом деле не знаем, что означают эти слова! Когда мы используем слово любовь, мы обычно имеем в виду привязанность e.грамм. Я люблю свою машину, я люблю свой дом и т. д., что на самом деле означает, что я «привязан» к дому и машине. Я люблю кофе, я люблю шоколад, что обычно означает, что я «зависим» от вещества, стимулирующего определенные физические ощущения. В фильме обычно есть момент, когда он смотрит ей в глаза и говорит: «Дорогая, я люблю тебя». Но что он на самом деле имеет в виду? Часто это выражение тоски, означающее «я хочу тебя»! В такие моменты любовь путают с желанием.

Счастье также лишено смысла, поскольку его путают с приобретением, удовольствием и облегчением боли. e.грамм. зубная боль прошла я так счастлива!

Так что неудивительно, что мы совершенно не знаем, что на самом деле чувствуем большую часть времени. Это приводит к неспособности читать сигналы, которые посылают нам наши чувства/эмоции. Так как же нам распутать самого себя? Ну, понимание процесса чувства имеет большое значение. Итак, давайте рассмотрим, что такое «чувство»?

Существует очень простое определение чувства. Чувство  есть восприятие  на прикосновение .Каждый из нас может воспринимать, осязать, чувствовать на трех уровнях – физическом, ментальном/интеллектуальном и духовном.

Физические ощущения

Когда вы прикасаетесь к новому платью или костюму в универмаге, вы чувствуете материал и ощущаете качество материала. Итак, вы чувствуете на физическом уровне, используя свое физическое осязание!

Психические чувства

Вы также «чувствуете» на ментальном/интеллектуальном уровне. Когда вы читаете или слышите некоторые из этих идей, вы вносите их в свое сознание, помещаете в свой ум, и вы их воспринимаете, вы их чувствуете.Тихий внутренний голос говорит: «Да, это кажется логичным, я вижу в этом логику», и это ВЫ используете свою рациональную способность воспринимать/чувствовать. В других случаях вы не видите/не воспринимаете логику, но тем не менее этот тихий голос сказал ДА, что кажется правильным, это звонит в колокольчик. В этом случае вы используете свою интуитивную способность воспринимать/чувствовать что-то. Это то, что можно назвать тонкими чувствами на ментальном/интеллектуальном уровне. Обратите внимание, что вы не можете делать ни того, ни другого (воспринимать/чувствовать рационально или интуитивно), когда вы эмоциональны!

Духовные чувства

Наша глубочайшая способность «чувствовать» находится на духовном уровне, когда вы «улавливаете» невидимую лучистую энергию другого.Мы чувствуем их вибрации, часто не видя их и даже не находясь в одной комнате. Мы чувствуем их настроение. Но глубочайший уровень «духовного чувства», тончайшее из чувств, заключается в том, чтобы сесть спокойно, переключить все свое внимание с окружающего мира на собственное тело, успокоить свой ум, и вы естественным образом осознаете свой внутренний покой. . Вы находитесь в своем естественном состоянии покоя и «чувствуете» этот покой. Вы прикасаетесь, воспринимаете, чувствуете собственный внутренний покой. Следовательно, практика медитации заключается в освобождении себя от грубых физических чувств и даже более тонких чувств на ментальном/интеллектуальном уровне и в пребывании в глубоком состоянии тишины и неподвижности.В этом состоянии вы естественным образом чувствуете свою истинную внутреннюю природу, которая холодна, спокойна и удовлетворена.

Восстановление выбора

Так почему же мы не выбираем свои чувства таким образом? Потому что нас в основном учили, что чувство — это «существительное» и что это то, что «происходит с вами». Но нет, это «глагол». Это то, что вы делаете! Но никто не учит нас этому.

Итак, давайте объединим чувства и эмоции, и при этом мы заметим две вещи.

1 Вы чувствуете свои эмоции, и кажется, что мы почти постоянно испытываем какие-то эмоции просто потому, что эмоции вызывают привыкание! Это зависимость, которую используют в индустрии маркетинга, рекламы и развлечений, чтобы заработать много денег!

2 Вы можете освободить себя от эмоций i.е. вы можете перестать создавать эмоции, и если вы это сделаете, вы заметите, что только тогда вы способны сознательно «выбирать» то, что вы чувствуете.

Восстановление вашего выбора

Когда вы эмоциональны (создаете и чувствуете эмоции), вы не можете «выбирать» свои чувства. Например, когда вы привносите гнев на встречу, вы не сможете вызвать чувство прощения, когда кто-то признает большую ошибку. Вы не сможете сочувствовать тому, кто страдает. Вы не сможете быть спокойным и сосредоточенным для того, кто нуждается в вашем спокойствии и ясности, чтобы помочь ему справиться с его замешательством.Почему, потому что вы остаетесь внутренне заняты созданием и прочувствованием своей эмоции гнева.

Подводя итог, можно сказать, что эмоции — это то, что большинство из нас создает и чувствует большую часть времени. Это привычка. Эмоции вызывают привыкание и утомляют. Мы не учимся видеть и знать разницу между эмоциями и чувствами. Все эмоции являются формами страдания. Это неестественные возмущения, которые начинаются внутри нашего сознания. Но поскольку мы называем любовь и счастье эмоциями, которые естественны, мы тогда верим, что гнев и страх естественны, поэтому мы ничего не делаем, чтобы понять и изменить их.Причина всех эмоций — привязанность к чему-то внутри нашего сознания. Вот почему все эмоции зарождаются в нашем сознании вокруг восприятия «я потерял» или воображения «я что-то потеряю». Мы привязаны ко многим вещам, людям, местам и т. д. Вот почему мы живем в почти постоянном эмоциональном состоянии изменчивых тревог, печалей и гневов.

Чувство — это, в конечном счете, то, что вы «делаете», а не то, что происходит с вами. Чтобы стать хозяином своих чувств, вам нужно стать непривязанным или непривязанным в своем сознании.Только тогда вы внутренне свободны различать и создавать соответствующие чувства по отношению к тому или иному, кто находится перед вами.

Чтобы быть хозяином своих чувств, чтобы иметь возможность сознательно выбирать, что вы будете чувствовать, требуется непривязанность или непривязанность. Отстраненность не означает, что вам все равно или что вы избегаете. На самом деле вы не можете заботиться полностью, если вы не непривязаны. Вот почему вы столкнетесь с тем, что кажется парадоксом в основе большинства духовных практик и путей мудрости.

Вы не можете познать любовь или «быть любящим», если вы не отстранены.

Иначе страх, печаль или гнев войдут в ваше сознание и прогонят любовь! Это тонкая территория с множеством тонких линий. Обратите внимание, когда вы беспокоитесь о ком-то, о ком вы действительно беспокоитесь? Беспокойство — это страх, а страх всегда означает воображаемую будущую потерю. Что ВЫ боитесь потерять, когда беспокоитесь о ком-то другом, веря/думая, что это как заботиться! Ответы, особенно от мам и пап, на открытке к…

Вопрос:  В чем разница между эмоциями и чувствами? (приглашение сформулировать это для себя)

Отражение:  К каким вещам/людям вы привязаны в жизни? Какие эмоции вы создаете и испытываете больше всего по отношению к каждому из них? Какие эмоции вы бы создали и почувствовали, если бы проснулись завтра, а их не было?

Действие:  Исследовать значение слов «привязанность» и «отстраненность» от десяти авторов/источников? Тогда напишите свои определения!

Relacionado

В чем разница между умственной силой и эмоциональным интеллектом?

Почти каждую неделю кто-то задает мне вопрос о разнице между эмоциональным интеллектом и силой духа.Это отличный вопрос, потому что существует множество неправильных представлений о том, что значит быть умственно сильным, и мифов о том, как развивать эмоциональный интеллект.

Определение эмоционального интеллекта

Определение эмоционального интеллекта менялось с годами. Кембриджский словарь предлагает основное определение — способность понимать, что люди чувствуют и реагируют, и использовать это умение, чтобы принимать правильные решения и избегать проблем или решать их.

Хотя понятие эмоционального интеллекта появилось в 1960-х годах, оно не становилось популярным до 1995 года, когда книга Дэниела Гоулмана «Эмоциональный интеллект: почему он может иметь большее значение, чем IQ» стала чрезвычайно популярным бестселлером.

Однако на протяжении многих лет многие люди неправильно истолковывали утверждения Гоулмана. Хотя он утверждает, что эмоциональный интеллект может дать людям конкурентное преимущество в определенных условиях, он ясно понимает, что высокий EQ не обязательно приведет к более высоким академическим достижениям или лучшим результатам SAT — эти вещи больше зависят от IQ.

Гоулман выделил пять компонентов эмоционального интеллекта:

  1. Самосознание — Самосознание — это способность распознавать и понимать свои эмоции и побуждения, а также их влияние на других.
  2. Внутренняя мотивация — Страсть к работе, которая выходит за рамки денег и статуса, например, внутреннее видение того, что важно в жизни, или радость от того, что что-то делаешь.
  3. Саморегуляция — Саморегуляция связана с перенаправлением деструктивных импульсов и настроений и способностью думать, прежде чем действовать.
  4. Эмпатия — Эмпатия — это способность понимать эмоциональный склад других людей и готовность относиться к ним в соответствии с их эмоциональными реакциями.
  5. Социальные навыки — Социальные навыки включают умение управлять отношениями и способность устанавливать взаимопонимание с другими, находя точки соприкосновения.

Что такое сила духа?

Психическая сила часто используется как взаимозаменяемая с умственной стойкостью. Но в зависимости от того, как кто-то определяет психологическую устойчивость, есть большая вероятность, что это не одно и то же.

Психическая стойкость часто используется, когда люди говорят об элитных спортсменах или морских котиках, и многие из них проверяют свои тела до предела, видя, какую боль они могут вынести.

Но, к счастью, большинству из нас не нужно бежать со сломанной лодыжкой или физически запугивать своих противников. Так что такая жесткость не является навыком, который нужен большинству из нас в повседневной жизни.

Быть сильным духом не значит вести себя жестко. Речь идет о том, чтобы осознавать свои эмоции, учиться на болезненном опыте и жить в соответствии со своими ценностями.

Умственная сила состоит из трех основных компонентов:

  1. Регулирование ваших мыслей — Регулирование ваших мыслей включает в себя обучение тому, как научить свой мозг мыслить полезным образом.Это может означать игнорирование неуверенности в себе или замену самокритики сочувствием к себе.
  2. Управление своими эмоциями — Осознание своих эмоций позволяет понять, как эти чувства влияют на то, как вы думаете и ведете себя. Это может включать в себя принятие эмоций — даже когда они неприятны — или это может быть действие вопреки вашим эмоциям, когда эти чувства не приносят вам пользы.
  3. Продуктивное поведение — Выбор действий, которые улучшат вашу жизнь, даже если вы боретесь с мотивацией или отсроченным удовлетворением, является ключом к тому, чтобы стать психически сильным.

Большая разница

Эмоциональный интеллект является частью умственной силы. Но умственная сила выходит за рамки эмоций и касается мыслей и поведения, влияющих на общее качество вашей жизни.

Умственная сила включает в себя выработку ежедневных привычек, укрепляющих умственную мускулатуру. Это также включает в себя отказ от вредных привычек, которые сдерживают вас.

Хорошая новость заключается в том, что каждый может повысить свой эмоциональный интеллект и развить умственную силу. И эти навыки пригодятся вам как в профессиональном, так и в личном плане.

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

Чувств против. Факты: что реально? |

В нашей жизни многое может основываться на том, что мы чувствуем . Как мужчины, которые жили в активной зависимости, мы знаем, какую силу могут иметь чувства, особенно когда мы живем оторванными от своих эмоций. Мы чувствуем, что нам нужно подняться. Нам хочется пить. Мы не можем соединиться со своими эмоциями, когда нам грустно, или радостно, или страшно, но мы можем чувствовать, что нам не нравится чувствовать наши эмоции, и чувствовать, что употребление психоактивных веществ — лучший выбор.

Через лечение и выздоровление мы узнаем, что чувства не являются фактами. То, что мы чувствуем, является не диктатом реальности, а реакцией на реальность. Связываясь со своими эмоциями, мы лучше контролируем свои чувства, тем самым становясь более контролируемыми, как мы реагируем на жизненные факты. Ниже мы уточним.

Во-первых, важно понимать разницу между чувствами и эмоциями.

Эмоции — это наша эволюционная способность реагировать на жизнь.Страх, гнев, печаль, счастье — наши первичные и вторичные эмоции — это то, как мы интерпретируем жизнь и придаем ей смысл, прославляя ее, подвергая сомнению, оплакивая ее и даже боясь ее. Эмоции — это скорее физические переживания, чем строго ментальные. Например, страх и гнев вызываются стимуляцией реакции борьбы или бегства, регулируемой миндалевидным телом и симпатической нервной системой. Эта реакция на стресс высвобождает гормоны в организм, подготавливая его к физическим действиям, таким как бегство от хищника.Все эмоции обрабатываются лимбической системой, которая отделена от неокортекса. Наше рациональное мышление, рассуждения и сознание исходят из неокортекса. Поскольку лимбическая система является отдельной, эмоции не обрабатываются при принятии решений. Как и большинство людей, эмоции часто иррациональны.

Чувства не физические. Вместо этого чувства являются психологическими или психическими реакциями на эмоции . Эмоции свойственны всем людям. Все люди чувствуют себя грустными и счастливыми, если только тяжелое психическое расстройство не мешает им по-настоящему переживать свои эмоции.Не все люди испытывают одинаковые чувства. Возьмем, к примеру, горе. Люди горюют по-разному, потому что с переживанием горя связаны разные чувства. Кто-то злится, кто-то безразличен, кто-то печален. Наши восприятия напрямую влияют на наши чувства. Наш опыт , как человеческих существ, напрямую диктует наши эмоции .

Реальны ли чувства или эмоции?

«Чувства — это не факты» — это мнение, которое вы часто слышите при лечении, потому что это правда. Чувства не факты . Чувства — это ответ на факты. Например, факт, что вы наступили на кусок стекла. Вашей эмоциональной реакцией может быть страх, гнев и печаль. Ваши чувства могут быть презрением, обидой, наказанием, жертвой и многим другим. Чувства создаются вашим восприятием, вашим опытом, вашим темпераментом и многим другим.

Принятие решения прийти на лечение может быть ужасным. Чувствовать свои чувства и противостоять своим эмоциям может быть сложной задачей.В Tree House Recovery в округе Ориндж, штат Калифорния, мужчины обретают свободу от зависимости, создавая устойчивые изменения для устойчивого выздоровления. Позвоните нам сегодня для получения информации: (855) 202-2138

Восприятие и чувства: как отличить

13 фев Восприятие и чувства: как отличить

Восприятие имеет значение; они помогают нам интерпретировать опыт. Но чувства — это переживания. Признание разницы между тем, когда мы на самом деле что-то чувствуем, а не воспринимаем, дает нам возможность успокоить наше недовольство.

Как отличить?

Если вы можете заменить слово «я чувствую» в начале предложения на «я думаю», и предложение по-прежнему имеет смысл, скорее всего, вы описываете восприятие.

Например, «я думаю» можно заменить «я чувствую» в предложении «я чувствую себя покинутым». Например, «я думаю меня бросают» или «я думаю ты бросаешь меня», и предложение по-прежнему имеет смысл. Принимая во внимание, что даже если вы используете «я думаю», чтобы начать предложение о чувстве, вам все равно придется использовать слово «чувствовать», чтобы представить чувство, как, например, «я думаю, что чувствую себя безнадежным» или, проще говоря, «я чувствую себя безнадежным». .

Кроме того, можете ли вы заметить, что при использовании в восприятии на самом деле подразумевается действие кого-то другого? Например: «Я думаю, что меня бросают [вы]». Это означает, что вы на самом деле интерпретируете чье-то поведение или намерения. Этого не происходит с чувством «я чувствую себя безнадежным из-за тебя» просто не имеет смысла.

Вот некоторые общеупотребительные слова, которые часто путают с чувствами, хотя на самом деле они являются восприятиями:

заброшенные атакопированные преданные обвиненные обманутые критиковали игнорируемые манипулированные неправильно поняты, забытые покровительственным давлением отклонено положить

Если я застреваю в мыслях о том, что меня бросили, на самом деле я провожу больше времени, приписывая смысл действиям моего партнера, чем обращая внимание на то, что мои чувства пытаются мне сказать.

Чувства подобны вестникам. Они несут биты информации, которые могут помочь нам определить потребности. Если я одинок, мне не нужна горячая ванна, йога или медитация, чтобы смягчить одиночество, мне нужны мои люди — мое сообщество, званый ужин, немного пения, танцев и компании! Никакое количество горячих ванн не избавит меня от одиночества. Поэтому, если мы обращаем внимание на чувства, они могут подсказать нам, как эффективно удовлетворить наши потребности.

Конечно, у нас могут быть чувства по поводу нашего восприятия.Мысль о том, что меня бросили, может привести к тому, что я почувствую себя одиноким. Но теперь у меня есть непосредственный опыт, чувство одиночества и тоска в центре груди, которая хочет подтолкнуть меня к моим потребностям. С этим мы можем работать.

Четыре основных чувства:

Безумный                Грустный                  Радый                 Испуганный

Практически все остальное является ответвлением одного из них.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.