Диссонирует что значит: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Чиновник: Если здание «диссонирует», это не значит, что его надо сносить » Конкретно.ru

Вице-губернатор Санкт-Петербурга Марат Оганесян прокомментировал проект изменений и дополнений в закон № 820-7 «О границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга и режимах использования земель в границах указанных зон».

 

Чиновник рассуждает о той части приложения, в котором приводится перечень «диссонирующих объектов» — отдельных неисторических зданий, расположенных в исторической среде, которые по своим параметрам или архитектурному решению не соответствуют характеристикам исторической среды.

«Перечень «диссонирующих объектов» является приложением к проекту изменений закона № 820-7. Данный список готовился совместными усилиями КГИОП, профессионального сообщества и депутатов Законодательного собрания. В процессе дискуссий с парламентариями документ претерпевал значительные изменения, менялось количество указанных в нем объектов, одни здания в него вносились, другие – вычеркивались. В текущем виде документ представляет собой декларацию наличия в обществе, особенно в профессиональной среде, разногласий по поводу того или иного объекта. Важно подчеркнуть, что ни исполнительная, ни законодательная власть не дают оценок указанным в списке зданиям, и тем более не признают их градостроительными ошибками. Речь идет лишь о констатации имеющегося диссонанса с исторической средой города на основании мнения специалистов. Это является поводом для особого внимания к таким объектам», — отметил Марат Оганесян.

Вице-губернатор отдельно подчеркнул, что внесение объектов в список «диссонирующих» не несет за собой прямых правовых последствий, связанных с необходимостью приведения объектов в соответствие с режимами зон охраны. Создание механизма, который бы позволял применять к этим объектам какие-либо санкции, будь то принудительная реконструкция или снос, не планируется.

«Для принятия решений по тому или иному объекту город будет в первую очередь руководствоваться требованиями режимов зон охраны объектов культурного наследия, а не наличием или отсутствием объекта в списке «диссонирующих». Требования режимов будут применяться, например, при реконструкции здания в историческом центре, вне зависимости от того, есть оно в списке «диссонирующих объектов» или нет», — добавил Марат Оганесян. По его словам, в истории Санкт-Петербурга неоднократно объекты, которые современники считали диссонирующими, впоследствии становились историческими зданиями и памятниками. Поэтому признание объекта диссонирующими само по себе не может быть основанием для применения к нему санкций.

3 июня проект закона Санкт-Петербурга «О внесении изменений и дополнений в закон Санкт-Петербурга «О границах зон охраны объектов культурного наследия на территории Санкт-Петербурга и режимах использования земель в границах указанных зон» был внесен губернатором Георгием Полтавченко на рассмотрение Законодательного собрания. Ожидается, что первое чтение данного законопроекта состоится на одном из ближайших заседаний городского парламента.

Значимое безмолвие. Репортаж Александра Можаева

В апреле в Москве было много шума в связи с угрозой сноса конструктивистского здания Таганской АТС. Сейчас снос здания, так и не признанного памятником, близится к завершению. Это происходит в информационной тишине, гораздо более неприятной, нежели скрежет демонтажной техники на весеннем бульваре.

О неприметном техническом здании на углу Покровского бульвара и Казарменного переулка до недавних пор вспоминали редко. Я всю жизни ходил мимо и не приглядывался — до тех пор, пока не стало известно, что это 1929 год, то есть время первых конструктивистских строек, отважных экспериментов, всемирно знаменитых московских домов-коммун и клубов. Для стороннего взгляда АТС – прямоугольная ассиметричная постройка с бойницами вместо окон, эка невидаль. Но сейчас вам любой ресторанный лабух исполнит Hound Dog в лучшем виде, а тот, кто сделал это в 1956 – тот и Элвис.

О ценности здания заговорили отнюдь не за неделю до сноса, борьба за его официальное признание началась в 2014 году, когда Комиссией по вопросам градостроительной деятельности в зонах охраны было принято решение о допустимости ликвидации станции для строительства масштабного жилого комплекса. Авторитетные специалисты по русскому конструктивизму почти единодушно заявили о ценности здания – практически после оглашения приговора, но раньше ведь никто их не спрашивал. Как говорилось в известном фильме, «Планы на уничтожение вашей планеты висели на Альфа-Центавре 50 земных лет и если вы не удосужились поинтересоваться, это ваша беда».

Местные жители требовали сохранить здание, приспособив его для общественных нужд района, активисты дважды пытались заявить АТС на госохрану. В феврале 2016 года из Департамента культурного наследия пришел отказ, замечательный своей формулировкой. «Отсутствие признаков объекта культурного наследия» мотивировано тем, что здание стилистически не вписано в усадебную застройку бульвара, что оно диссонирует с окружением и что его фасады не имеют ценных декоративных и архитектурно-художественных элементов. Оценка ценности сопровождалось расчётом согласно принятой Департаментом балльной системы. Например, принадлежность здания к жанру «советского авангарда» дает сразу 60 баллов, а лаконизм фасадного декора, этому жанру исконно присущий, — всего десять. Так что суммарно АТС не потянула даже на средовой, то есть градоформирующий объект.

В официальных исследованиях, выполненных 20-30 лет назад, большинство построек, возведенных после 1917 года именуются, «диссонирующими, агрессивными по отношению к исторической среде объектами». Но согласно современной практике, вопрос о постановке здания на госохрану может рассматриваться по достижении им сорокалетия. Так что «ценные диссонирующие элементы исторической среды» уже здесь, надо придумывать, как с ними жить.

Например, профессор МАРХИ Елена Овсянникова полагает, что АТС «очень хорошо вписывается в историческую среду, что опровергает клише, согласно которому архитектура авангарда и наследие несовместимы». Эксперты Департамента наследия придерживаются иной точки зрения. Когда мнения расходятся до противоположных, то протестующая сторона начинает видеть в официальной экспертизе коррупционную составляющую, а сторона застройщика начинает предполагать, что протест проплачен конкурентами. Отличный бы вышел повод для ученого диспута, но городские власти отказались от ведения переговоров.

21 апреля было опубликовано открытое письмо ряда известных представителей архитектурного сообщества мэру С.С. Собянину с призывом остановить снос и провести публичное обсуждение проекта. Тогда же несколько сотен человек пришло на народный сход на Покровском бульваре. Вышедший к народу представитель застройщика сообщил, что новое здание на месте АТС будет построено в стиле «модерна конца 18 века». Эта фраза имеет шанс войти в историю русского искусства: лучшего определения для все еще актуального лужковского жанра пока не придумано. 23 апреля начался активный снос дворовой части здания. Тем временем, новостные агентства сообщили, что «новая олимпийская коллекция сборной России развивает эстетику русского авангарда-конструктивизма».

В течение нескольких дней было собрано 34 000 подписей за сохранение здания – активность для Москвы практически уникальная. 28 апреля профессионалы обратились к мэру с очень дельным повторным письмом – пока сохранялся главный фасад, борьба не была бессмысленной. И конечно, речь шла не столько о судьбе отдельной неординарной постройки, сколь о много более важных принципах. Ответа не последовало. 3 мая разрушители добрались до фасада.

И тут все затихло – в тот момент, когда, как правило, шум наоборот достигает высшей отметки, потому что, как говорят на ТВ, есть картинка. Никто не бросался под ковш, не жег свечи, не лупил перепостами. Затихло даже в личном общении – я нескольким активным письма посылал с вопросами о дальнейшей тактике, борьба ведь шла не только за конструктивизм, но и против новостройки, превышающей габариты прежнего здания. Ответил лишь коллега Кирилл Асс, один из инициаторов архитектурных воззваний, вот его письмо: «Ты правильно поинтересовался, отчего вдруг именно этот случай стал таким значимым предметом обсуждения. Вероятно, причиной сочетание многих обстоятельств. Безразличие и презрение организаций, отвечающих за оценку памятников архитектуры, к наследию русского авангарда – давно не новость, но здание АТС стояло на видном месте, а проект дома, который должен прийти ему на замену, кошмарно безвкусен. Оправдания разрушения всегда неубедительны, а теперь они были просто смехотворны. Район, в котором находился памятник, оказался населен и любим многими людьми из литературных и журналистских кругов, чье мнение значимо для публики. И точно так же значимо их молчание.

К сожалению, не существует объективного способа определить, что является памятником, а что нет. Само понятие памятника конвенционально, что уж говорить о его применении к тому или иному сооружению. Нынешняя ситуация усугублена непреодолимой культурной пропастью между теми, кто принимает решения и теми, кто обладает пониманием ценностей, составляющих основу русской культуры. Что говорить, когда отрезаются куски Архангельского и вырубается Кусково! Уповать на сколь угодно строгие и умные законы тоже не приходится, когда их исполнение необязательно.

Мне кажется, сегодняшнее молчание сродни пушкинскому безмолвию народа и одновременно это проявление чувства собственного достоинства: если тебе плюют в лицо, читать нравоучения бессмысленно«.

Знакомая апатия: в Перестройку, если помните, столько было энтузиазма – народные субботники, остановка строительства Лефортовского тоннеля, «вернуть эту землю себе» и так далее. А потом несколько вызывающе-показательных сносов и все.

— Профессор, что вы стоите, сделайте что-нибудь!

— О, молодой человек, вы знаете, кем согласована эта стройка…

Мне кажется, в последние десять лет подобные интонации, несмотря ни на что, были редки, необходимость спорить и сопротивляться даже в заведомо безнадежных ситуациях была очевидна. Очень бы не хотелось вновь привыкать к этим интонациям.

Россия готовит ответ на продление санкций США и ЕС

У правительства РФ есть «секретный» план-ответ на новые санкции ЕС и США. Среди них — запрет на ввоз товаров из ЕС и США, которые можно заменить. В частности, товаров легкой промышленности, новых машин и машин с пробегом, говорил ранее в интервью «Вестям в субботу» помощник президента по экономическим вопросам Андрей Белоусов.

Минэкономразвития обеспокоено возможным всплеском инфляции в случае запрета популярных для рынка товаров, пишет информационное агентство Vesti Finance.

В апреле президент РФ Владимир Путин спрогнозировал подобные действия США и ЕС: «Чего-нибудь будут придумывать и эти рестрикции держать. Значит, мы будем держать соответствующие ограничения по доступу их продовольствия на наш рынок».

В 2014 году на российский рынок был ограничен доступ продуктов из стран, поддержавших санкции. Список антисанкций расширялся. В 2015 году запретили ввоз сельскохозяйственной и дорожной техники, а также «безлактозных сыров» — лазейку в законе, позволяющую ввозить обычные сыры.

Объявленные США санкции серьезно диссонируют с темами возможного взаимодействия двух стран в чувствительных сферах, которые обсуждались на переговорах Владимира Путина и Барака Обамы в понедельник, заявил сегодня пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков.

«Пока детально не могу сказать. Я еще раз могу повторить только, что, безусловно, в санкционных делах главный принцип, из которого мы исходим, — это принцип взаимности. Безусловно, новый перечень будет проанализирован, безусловно, это в очередной раз никоим образом не способствует развитию наших отношений», — заявил Песков журналистам, отвечая на вопрос, будет ли Россия реагировать на расширение санкций.

«Это серьезно диссонирует с темами, касающимися возможного взаимодействия в чувствительных сферах, о которых шла речь на встрече двух президентов», — отметил пресс-секретарь российского лидера, передает РИА «Новости».

ЕС в среду продлил на полгода действие черного списка граждан России и Украины. Теперь это решение должны утвердить все 28 стран Евросоюза, сообщил ранее ТАСС.

Послы 28 стран Евросоюза на плановом заседании в среду в Брюсселе приняли решение продлить на полгода действие индивидуальных санкций для граждан России и провозглашенных республик на востоке Украины, которым закрыт въезд в ЕС, а банковские активы подлежат заморозке.

Теперь это решение должно быть официально утверждено всеми 28 странами ЕС.

Напомним, в среду 7 сентября Министерство торговли США также расширило санкционный список, включив в него дополнительно 11 компаний из России. В итоге в черный список входит 81 организация с учетом корпораций из Индии и Гонконга.

На прошлой неделе свой санкционный список расширил американский Минфин. В частности, под ограничения подпали 20 организаций и 17 физических лиц. Претензии США коснулись дочерних компаний «Газпрома» и «Банка Москвы», а также организаций, работающих в Крыму.

Новый список практически полностью повторяет документ Министерства финансов США, который был опубликован 1 сентября.

Однако в черный список американского Минторга попали 11 новых российских компаний: «Ангстрем-М», «Ангстрем», «Ангстрем-Т», ОАО «ВО Радиоэкспорт», Пермская научно-производственная приборостроительная компания, АО «Микрон», АО «НПФ «Микран», НПК «Гранат», Technopole Company, Technopole Ltd и «Джиован».

Санкции касаются экспорта материалов и технологий, которые производят российские компании, указывается в сообщении Бюро по промышленности и безопасности Минторга США.

Расширение списка в Вашингтоне объяснили стремлением «гарантировать эффективность существующих санкций против России».

При работе с материалами Центра деловой информации Kapital.kz разрешено использование лишь 30% текста с обязательной гиперссылкой на источник. При использовании полного материала необходимо разрешение редакции.

Русский драмтеатр показал спектакль «Осенний марафон» в Санкт-Петербурге — Новости

В этом году в программе «Пяти вечеров» было представлено семь коллективов из Санкт-Петербурга, Москвы, Воронежа, Тюмени, Нижневартовска и Улан-Удэ. Проходя на это раз под девизом – «Чехов, Володин и другие», театральный форум определял «володинские» темы и атмосферу в произведениях других авторов. На разных театральных площадках города были показаны спектакли по произведениям Чехова, Веллера, Шишкина и, конечно, Володина.

Марина Дмитревская, главный редактор и директор «Петербургского театрального журнала», арт-директор фестиваля «Пять вечеров»: «Мы выбираем (на фестиваль – прим.авт) то, о чем стоит разговаривать, смотрим, какие подходы к текстам Володина театр нам сегодня предлагает. А он предлагает разные подходы, так, например, чтение Володина, как сугубо поэтического текста, поэзии, лишенной всякого быта, либо – спектакли, когда ставят сервант, тахту и включают ретро музыку. Нас интересует судьба володинских текстов в руках разных режиссеров самых разных поколений, самых разных направлений. Сергей Левицкий – режиссер, имя которого зазвучало в последние годы в театральном пространстве – победа на «Ново-Сибирском транзите», «Маска Плюс» прошлого года, триумфальный показ «Фронтовички» осенью в Балтийском доме. Было интересно посмотреть, что происходит в спектакле «Осенний марафон» уже вживую. Его ставят редко, но ставят».

8 февраля в знакомом уже бестужевцам театре-фестивале «Балтийский дом» Русский драмтеатр показал «Осенний марафон» по пьесе Александра Володина. Зрители Санкт-Петербурга тепло приняли коллектив улан-удэнского театра, на поклоне долго аплодировали и дарили цветы. На следующий день в редакции «Петербургского театрального журнала», организатора фестиваля, прошло обсуждение. Театральные критики неоднозначно оценили спектакль.

«Театральные критики разделились на два лагеря: одним он понравился, они приняли такую форму, такой подход к Володину, жесткий, холодный, с «неживыми» людьми, которые маются в этом маленьком городе, где, казалось бы, возьми и выйди из него, а выйти невозможно, где все повторяется, где атмосфера и какая-то давящая «серость» не дает человеку возможности выхода из тупика. А другие эксперты категорически не приняли спектакль, им показалось, что это диссонирует и с самим Володиным, и с пьесой, персонажи, лишенные всяких живых красок, не могут быть в таком виде представлены», – отмечает режиссер Сергей Левицкий.

Оксана Кушляева, театровед, театральный критик: «Пространство «Осеннего марафона» превращается в нечто страшное, холодное и фантасмагорическое, безумное, сюрреалистическое. В этом спектакле персонажи уходят в эксцентрику, в маски, превращаются в куклы старого мифа, какой-то старой реальности, о которой мы размышляем. Я увидела режиссера уже во «Фронтовичке», у которого есть лицо. Да, у меня могли быть вопросы, что-то в этом спектакле в меня не попадало. Но я видела, что у него музыкально-визуальная ткань срастается, он работает с очень крупными образами, это своя особенная поэзия, и если в центре есть сильный актер, или хотя бы эмоциональный, то вся эта конструкция кружит вокруг. Это кружение есть и в этом спектакле. Есть музыка, есть бег, ритм спектакля, есть простые, но сильные образы, «берущие тебя».

Яна Глембоцкая, ректор Новосибирского государственного театрального института, доцент кафедры истории театра, литературы и музыки НГТИ: «Спектакль продемонстрировал сопротивление материала. Саркастический взгляд автора сценического произведения не может быть применен к Володинскому тексту. Сарказм – та вещь, которая хорошо сочетается с сарказмом в литературе, а с Володиным никак».

Марина Дмитревская: «Сергей из другого поколения ставит о мертвой стране, о фантомном городе и фантомных персонажах. Они все не люди, они фантомные монстры, неживые, как неваляшки, и это такое прощание с советской фактурой без всякой умилительной слезы. Здесь тот случай, когда режиссер работает не с текстом Володина, а с нашим мифом об «Осеннем марафоне», он намеренно раздражает и имеет на это полное право…»

Жизнь как контрапункт

Юлия Осеева, «Петербургский театральный журнал»

К. Бьёрнстад. «Пианисты». Перевод Л. Горлиной. Театр «Глобус» (Новосибирск). 
Автор инсценировки и режиссер Борис Павлович, сценография и костюмы Ольги Павлович

Музыкальные произведения, которые предваряют разные части текста, — ассоциативный ряд автора, навеянный как самим спектаклем, так и размышлениями о нем. Если вы решите их слушать, читая соответствующие абзацы, — это, конечно, позволит лучше понять, как автор увидел спектакль. Или «услышать» ритм и структуру его размышлений. Но не обязательно. В конце концов, музыка — это очень личное.

СЕРГЕЙ РАХМАНИНОВ. ПРЕЛЮДИЯ ДО-ДИЕЗ МИНОР

Десятиминутная экспозиция затягивает мгновенно, с первого же звука. Выстроенная как отдельное произведение с полным композиционным циклом, включающим кульминацию и развязку, своего рода увертюра, она работает на противопоставлении нарастающего ритмического и текстового напряжения — и отточенной, сдержанной пластики.

Молодой человек стоит на небольшом возвышении, а перед ним на стульях в ряд — люди, которыми, как вскоре станет ясно, наполнена его жизнь. Артисты, чье существование, впрочем, пока не явлено как ролевое, начинают петь. В неожиданных, непривычных уху паузах, которые расставляет в своей речи главный герой, возникает пространство для других голосов. Просто они не говорят — они создают музыку. A capella, динамически развивающееся, вырастающее из одной ноты в аккорд, выражает то напряжение, в котором находится главный герой, начинающий рассказ о когда-то произошедшей с ним трагедии.

В какой-то момент он взмахивает руками, и метафора обретает зримые очертания — Аксель стоит над фортепиано, его руки летают над людьми из его жизни, как над клавишами. Не в значении, что он на них играет или управляет ими, нет. Живет ими. Это — вся его жизнь. Музыка — его страсть, его мечта и цель. Но люди — часть этой музыки.

Первая мизансцена высвечена Стасом Свистуновичем не бытовым образом. Боковые лучи ложатся на сидящих в ряд артистов так, что их тела остаются словно в тени, а вокруг голов появляется легкое свечение. Перемены света совершаются мягко, не привлекая внимания, но именно благодаря им становится заметным превращение артистов — в героев воспоминаний и переживаний Акселя.

В экспозиции еще есть мама, точнее, ее голос, разложенный режиссером на всех значимых для главного героя женщин. Начинает говорить та, что станет его любовью, затем реплики порхают от одной актрисы к другой. Разные голоса, разные тембры, разные ноты создают образ отсутствующей матери, представляют его объемным, наполненным, живым, наконец.

Рассказ о семейном пикнике заканчивается тем, что мать Акселя тонет, а он удерживает отца, пытающегося ее спасти, потому что боится, что потеряет их обоих, — и это меняет все. В тот момент, когда зрителям предстает картина гибели — взмывают вверх в прощальном жесте руки, — знакомая клавиатура рассыпается. Главный герой еще продолжает говорить о своей трагедии, но сценический мир уже преображается: актер, исполняющий роль отца, вытаскивает из брюк рубашку и ложится на пол — начал пить; остальные артисты уходят наблюдать за происходящим на сцене в зрительный зал. От полной октавы остается лишь часть пустых стульев и разрушившаяся семья.

В инсценировке, сделанной Борисом Павловичем, многие слова и предложения, написанные Бьёрнстадом от лица Акселя, становятся репликами других персонажей. И, возможно, именно это определяет способ существования артистов и их взаимодействия: большую часть сценического времени они обращаются не друг к другу, а в зрительный зал. Произнесенные слова либо отражаются от нас и возвращаются к главному герою, переосмысленные и услышанные им заново, либо тонут, остаются в зрительном зале. Своего рода проверка на правду. Никакого интерактива, зрители находятся в привычном безопасном состоянии наблюдателей, но ощущение, что актеры театра «Глобус» все время вовлекают нас в отношения своих героев, делая свидетелями с «правом слова», что ли.

АЛЬФРЕД ШНИТКЕ. ТАНГО В СУМАСШЕДШЕМ ДОМЕ

Помещение трапециевидной формы, придуманное художником, на первый взгляд выглядит как просторная пустая комната: стены с обозначенными окнами, вполне узнаваемое напольное покрытие. Пространство, созданное Ольгой Павлович, кажется простым, но работает достаточно сложно. Например, оно действительно похоже на настоящий концертный зал Аула в Осло, где, в том числе, разворачивается действие. Стилизация под такой же светлый паркет, три невысокие широкие ступени, знаменитая картина Мунка, появляющаяся во втором акте. Но перенося сцену актового зала университета Осло в малый зал театра «Глобус», художник меняет масштаб. Все происходящее здесь гораздо ближе и крупнее. В Новосибирске зрительный зал не отделен от сцены, он как будто продолжает ее, являясь основанием трапеции, и внимание зрителей самой геометрией решения сконцентрировано и направлено вперед: на более узкую, находящуюся в глубине часть трапеции. Отношения между зрителями и сценой вплетаются в повествование. Три уровня высоты, три широкие и невысокие ступени, на которых разворачивается действие, тоже работают на динамику пространства — чем персонаж выше, тем он дальше от людей в зрительном зале, от их живого присутствия.

В первой части спектакля многочисленные окна, обозначенные на стенах, почти незаметны, закрыты непроницаемыми ставнями цвета стены. Ко второму акту ставни снимают, обнаруживая белые жалюзи, закрепленные на разной высоте. Больше всего они напоминают клавиши фортепиано. Ну, или нотную запись. Еще немного — азбуку Морзе. Жаль, что я ее не знаю. Изменения рождают новые значения, и это включено в динамику спектакля. Борис Павлович со своей командой создает такую сценическую ткань, в которой, при кажущейся актерской статике (преимущественно актеры сидят/стоят и говорят, зачастую даже не глядя друг на друга), зашит мощнейший потенциал динамики.

Пишущие и о романе, и о спектакле отмечают, что это история взросления — через беспощадные обстоятельства, разочарования и боль. Постановочная группа решает это взросление именно переменой окружающего мира, выражающего в том числе мир внутренний. За время спектакля герои внешне практически не меняются, но меняется их мир. Из герметичной, возможно, неуютной, но вполне приличной, прилизанной в каком-то смысле коробки он превращается в распахнутое во все стороны пространство — закрытые окна открываются постепенно, и к финалу на них не остается ни жалюзи, ни стекла. Мир героя обнаруживает свою беззащитность, вскрывается его локальность и узость. Он становится как бы продуваем «всеми ветрами» и, кажется, наконец готов и впускать в себя — и отдавать.

ДЖОН КЕЙДЖ. 4’33

Роман Кетиля Бьёрнстада, написанный от лица шестнадцатилетнего норвежца Акселя Виндинга (Константин Симонов), начинается в момент гибели его матери. Для Акселя это приводит к потере еще и некоторой программы жизни, ведь мама, не реализовавшаяся сама в музыке, приложила все усилия, чтобы это сделал ее сын. Музыка становится его страстью, способом спастись из-под развалин рухнувшего мира. Он принимает решение бросить школу, чтобы сконцентрироваться на карьере музыканта. Намечает первый пункт стратегии: победить в ближайшем крупном конкурсе. Жизнь пытается вторгнуться в его планы — сестра («которая всегда получала только отличные оценки») тоже уходит из школы, где-то пропадает целыми днями, непонятно, что с ней происходит. Папа в растерянности, начинает выпивать. К тому же приходит первая любовь к девушке, живущей по соседству, Ане Скууг (Светлана Грунина). Музыка, бывшая укрытием, страстью болезненной, но спасающей от жизненных, еще более страшных страстей, начинает подводить. Она оказывается не настолько герметична и самодостаточна — и, значит, безопасна для Акселя. Крик и аплодисменты выпившей сестры могут разрушить все очарование игры Акселя на концерте. А любовь к Ане способна примирить Акселя с тем, что он проигрывает ей на конкурсе. Испытание реальностью проходит не только Аксель — все молодые пианисты оказываются в ситуации разгерметизации музыкального пространства. Вопрос в том, какими они из нее выходят, — и роман Бьёрнстада, похоже, именно об этом. Например, Ребекка (Мария Соболева), чье выступление срывается из-за того, что она, поскользнувшись, падает на пути к фортепиано, принимает решение оставить музыку. История ее провала разыграна в спектакле невероятно элегантно и тонко — никакой неловкости, суеты, падения. Татьяна Джурова описала это так: она «просто укладывает свое тело на пол, застывая в позе жертвы убийства. Остается только очертить ее силуэт мелом» 1. Мне это видится больше самоубийством. Фанатичный уход в музыку — это разрыв с реальностью, и вернуться в нее можно только через смерть. Ребекка смерть переживает символически, но, поскольку она сама аккуратно укладывает себя в эту позу, можно предположить, что режиссер не исключает потаенного стремления к подобному саморазрушению. Для героини Светланы Груниной подобного символического актерского акта было бы недостаточно — ее гибель определена не только внутренними, но и внешними воздействиями. В день ее триумфа, полноценного дебюта, она вдруг перестает играть прямо во время исполнения. Ее отец, Брур Скууг (Иван Босюра), а именно ему отданы в этой сцене слова о том, что пианист, который перестал играть, — это даже не дилетант, это человек с дефектом, — произносит свой текст с жуткими паузами, навевающими ужас. Павлович в свою инсценировку не взял сюжетную линию романа о сложных и, похоже, насильственных отношениях отца и дочери, но ритм существования Ивана Босюры, его инфернально низкий голос и паузы, расставленные по речи, как удары ножом, как выстрелы из дробовика, сама структура его игры вносят все это в спектакль, не называя. Страшный человек, чья страсть погубила и его самого, и дочь. Они оба умирают в финале, не пережив провала Ани. Он — выстрелив в себя, она — от разбитого в буквальном смысле сердца.

В спектакле про смерть Ани мы узнаем сразу после провала на концерте — очевидно, что Павлович связывает эти вещи. Наверное, поэтому он подчеркивает отличие персонажей, с музыкой не связанных и потому выживших. Илья Паньков, например, играет несколько ролей: отца Акселя и его первого учителя Сюннестведа — неудавшегося музыканта, слабого, но доброго человека, завещавшего ученику свою квартиру, — который покончил жизнь самоубийством. Поменяв простую жилетку на более модный пиджак и приклеив прямо на сцене усы, Паньков меняет и рисунок роли. Оба его персонажа играются жизнеподобно, но если Виндинг-старший выведен в абсолютно бытовой манере, то, играя Сюннестведа, артист будто стремится удержаться на грани. Став учителем после того, как сам так и не рискнул выступить с концертом, Сюннествед словно старался вписаться в эту жизнь как мог. Он реагирует на зрительный зал — слегка кокетничает с ним, когда Аксель представляет его. После того, как окна расшиваются и за ними становятся видны проходящие за кулисы артисты, Сюннествед—Паньков жадно всматривается в это пространство, реагируя на каждый звук и движение. Этот персонаж хочет все знать, все видеть, быть в гуще жизни, но его жизнеподобие никого не может обмануть. Он умирает, принеся себя (и свою квартиру) на алтарь музыки и ее жреца Акселя. Виндинг же, человек от искусства достаточно далекий, по Бьёрнстаду — справляется с жизнью лучше всех, кажется. В романе он находит новую жену, рассчитывается с долгами, вкладывает деньги в новое дело и уезжает из города. Эти подробности в инсценировку не вошли, но существование Панькова в этой роли, несколько гротескное и выбивающееся из общего рисунка, как будто и призвано подчеркнуть это отличие. Бытие Виндинга не определяется ни музыкой, ни идеей, ни другим человеком. Он просто живет и поэтому выживает.

Сельма Люнге (Ирина Камынина), известный преподаватель, некогда талантливая пианистка, пожертвовавшая карьерой ради замужества, судя по тому, что остается на сцене от ее мужа, превращает свою семейную жизнь в ад. Александр Липовской, как и Паньков, играет две роли — молодого пианиста Фердинанда и Турфинна Люнге. Образ Фердинанда почти зеркалит Акселя—Симонова. В их одежде, фигурах, особенностях осанки и поз много сходного. Он говорит немного, но в целом вполне вписывается в принципы существования группы начинающих музыкантов — интонационно, ритмически, дистанцией по отношению к роли. В роли Турфинна Люнге актер превращается в старика, неспособного держать ровно спину. От некогда живого человека почти ничего не осталось. Зато его жена, будто ведьма, высосавшая соки из того, кто рядом с нею, выглядит блестяще: молодо, уверенно, агрессивно. Липовский в роли Люнге тоже существует в бытовой плоскости, чем отличается от персонажей, отдавших жизнь фанатичному служению музыке.

Композиция Павловича закольцована: прощальный взмах руки, начинавший историю, ее же и заканчивает. Части переходят друг в друга как рассвет и закат, как жизнь и смерть. Можно прожить множество десятилетий, избегая встречи с реальностью, уходя в закрытые миры, но перед некоторыми вещами мы бессильны. Мне показалось, что спектакль театра «Глобус» во многом получился именно про это — есть ли куда идти, когда рушится или даже аккуратно складывается твое собственное замкнутое пространство, которое ты выстроил.

КАРЛХАЙНЦ ШТОКХАУЗЕН. KLAVIERSTUCKE № 11

Сцена дебюта Ани в среде молодых пианистов, как и многие другие, решена Борисом Павловичем и композитором спектакля Романом Столяром как хоровое исполнение звуковой партитуры, положенной на метроном. Хор, у которого нет слов: до-до-до-до-до-додо-до-ре-до; а параллельно — до-ре-ми-ми-ре-до-додо-до-ре-ми-ми-ре-до-до-до… Мир музыки, сузившийся до нот. Аня стоит, распахнув руки, а вокруг нее без видимого порядка, вразнобой расставлены стулья, на которых сидят остальные герои. Решение режиссера обойтись без фортепиано в спектакле, где много исполняют и говорят о музыке, связано, помимо очевидного желания уйти от иллюстративности, с тем, что Павлович убежден: человек сам по себе — лучший инструмент из всех имеющихся. И актеры новосибирского «Глобуса» прекрасно иллюстрируют эту мысль.

В сцене последнего выступления Ани, финальной в спектакле, героиня в темном глухом платье, отдаленно напоминающем не только вечерний туалет, но и монашеское облачение, сидит на стуле на уровне зрительного зала. К этому моменту все метаморфозы пространства завершились: окна ничем не закрыты, а на заднюю стену прямо у нас на глазах рабочие повесили огромное полотно Эдварда Мунка «Солнце». Прочие актеры усажены в привычную линию, на этот раз позади героини, которая смотрит в зал. Голова ее отца попадает строго в центр солнца, изображенного на картине, и лучи, кажется, исходят из нее. Обожествление, полное подчинение, то, что застит взор, заменяет источник жизни — и неважно, музыка это или человек. Под ритмически организованный шепот-счет, дополняемый иногда коротким горловым звуком, издаваемым Ильей Панковым, Светлана Грунина начинает тихо выводить вокализ. Ее голос не силен, и это диссонирует с образом героини. Может быть, сильная, мощная, талантливая Аня, требовательно и пристально вглядывавшаяся в зал на протяжении всего спектакля, — существует только в воображении Акселя, влюбленного и уязвленного соперничеством.

Пока разворачивается история, свет становится более реалистичным, в какой-то момент, когда молодые пианисты отправляются на вечеринку, он красный, почти клубный. Свет не только тревожит, предвещает трагедию, но и имитирует, отражает приметы реальности. К финалу же ощущение небытового усиливается за счет подчеркнутых и сугубо театральных перемен: то мощные вертикальные лучи «падают» сверху, меняя мизансцену без единого движения героев; то артисты затемняются, и видна лишь картина Мунка позади; пока, наконец, свет не ложится таким образом, что каждый актер отбрасывает большую тень за спиной. Это — развязка. У каждого из нас есть тень, и иногда она оказывается больше, чем мы сами. Тень прошлого, страхов, тень сделанного и несделанного выбора.

ЭПИЛОГ. ЭРИК САТИ. GNOSSIENNE № 1

«Наверное, это и есть счастье. Выхолощенное, с холодным дуновением из Царства Мертвых».

Трудно определить точно, по каким именно законам устроен этот спектакль — по музыкальным или по законам живописи. Как будто есть и то, и другое. Ряд стульев, постоянная линия, идущая параллельно основаниям трапеции и одновременно рассекающая ее боковые стороны, навевает ассоциации со структурами Ротко. С музыкой сложнее. Аксель все время играет Дебюсси. А Аня — Равеля. Impressive — «впечатления», переживания юности для героев живут только внутри музыки, «в жизни» им будто нет места, она гораздо прагматичнее и жестче. Музыкально организованная речь и удивительная в своей точности и силе воздействия звуковая партитура Романа Столяра напоминают скорее Штокхаузена, чем известных импрессионистов, но, когда спектакль заканчивается, слушать можно только их.

После «Пианистов» хочется в тишине переживать то, что только что случилось. Но когда снова оказываешься готов к музыке, приходят невозможная грусть и нежность, сожаление об этих людях, о том, что для многих из них встреча с жизнью оказалась непереживаемой.

Помощь пожилым людям: музыка как лекарство

Помощь пожилым людям иногда может быть оказана такими средствами, которые на первый взгляд могут показаться необычными, тем не менее – их эффективность доказана временем. Одним из таких средств, которыми может быть оказана эффективная помощь пожилым людям, является музыкотерапия. Как известно, музыка – это одно из средств восприятие окружающего мира, одно из средств общения.

Существует множество стилей музыки, а также направлений. Прослушивание музыки способствует общению людей в зависимости от вкусовых пристрастий. Очень часто люди, которые выбирают одни и те же стили музыкального направления становятся ближе духовно. Каждый день, каждую минуту нашей жизни мы, так или иначе, сталкиваемся с этим чудом природы. Еще великий древнегреческий философ Пифагор говорил о благотворном воздействии музыки на человека.

Проблемами влияния музыки на человеческий организм около столетия назад занимался и выдающийся российский физиолог Владимир Бехтерев. Его эксперименты доказали, что музыка снимает усталость, а также хорошо влияет на кровообращение и дыхание человека.

Музыкотерапия условно делится на активную, пассивную и интегративную.

Активная музыкотерапия представляет из себя собственно занятия музыкой: занятия вокалом либо игра на каких-либо инструментах.

Пассивная музыкотерапия заключается в том, что человек слушает музыку, которая оказывает на него положительное воздействие. Интегративная музыкотерапия представляет из себя сочетание музыкотерапии с другими занятиями искусством: например, с рисованием или с танцами. Специалисты частного пансиона для престарелых «Наша Забота» в своей работе используют все три метода музыкотерапии.

Музыкотерапия оказывает помощь пожилым людям следующим образом: дело в том, что каждое музыкальное произведение имеет свой собственный ритм, который может как резонировать, так и диссонировать с ритмами и вибрациями человеческого организма. Ритмы каждого человека индивидуальны, и для каждого из нас найдется такое музыкальное произведение, которое совпадет с нашими внутренними ритмами и поможет нам восстановить утраченную гармонию. Именно поэтому музыкотерапия так помогает при восстановлении после психологических травм или заболеваний нервной и сердечно-сосудистой системы.

Специалисты частного пансиона для престарелых «Наша Забота» по своему опыту знают: музыкотерапия может оказать большую помощь пожилым людям в реабилитационный период после инсульта.

Не секрет, что те или иные психологические проблемы вполне могут привести к соматическим заболеваниям. Музыкотерапия в свою очередь помогает организму найти гармонию с собой и внешним миром, вследствие чего помогает исцелению. Однако следует отметить, что для каждого человека необходимо осуществлять подбор музыкальных произведений в индивидуальном порядке. 

Театр Наций

В ТЕАТРЕ НАЦИЙ КО ДНЮ ПОБЕДЫ ПРОШЕЛ СПЕКТАКЛЬ-ПОСВЯЩЕНИЕ «МОИМИ ГЛАЗАМИ». ЭТО МОНОЛОГИ О ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ ОТ ЛИЦА САМЫХ РАЗНЫХ ГЕРОЕВ. СОЗДАТЕЛИ СПЕКТАКЛЯ РАССКАЗАЛИ О ТОМ, ЧТО ДЛЯ КАЖДОГО ИЗ НИХ ОЗНАЧАЕТ УЧАСТИЕ В ЭТОМ ПРОЕКТЕ.

На большой сцене Театра Наций состоялась премьера спектакля «Моими глазами». Это монологи о Великой Отечественной войне от лица самых разных героев: автора спектакля, 11-летнего мальчика, легендарной балерины Ольги Лепешинской, новобранца, юного скрипача, ленинградских блокадников и матери Виктора Штрума из романа Василия Гроссмана «Жизнь и судьба», а также народного артиста Российской Федерации, лауреата Государственной премии Российской Федерации Авангарда Леонтьева. В спектакле приняли участие известные актеры Наталья Тенякова, Авангард Леонтьев, Сати Спивакова, Мария Смольникова, Юрий Нифонтов, Дмитрий Симонов, Никита Кологривый, Дарья Наумова, Иоанн Бердюгин, Анатолий Сажин, Сэсэг Хапсасова. Дмитрий Сердюк стал автором литературной композиции и режиссером, а композиторами Полина Лундстрем, Михаил Спасибо.
Создатели спектакля рассказали о том, что для каждого из них означает участие в этом проекте.

Авангард Леонтьев, Народный артист РФ

Однажды я рассказывал историю своего имени артистам театра «Современник», где я служил. Они спросили почему у меня такое странное имя – Авангард, я рассказывал, что меня родители назвали в честь погибшего на войне брата… И один человек имеющих два высших образования, одно техническое – это был Андрей Мягков. Он сказал мне: «Ты знаешь, что если бы твой брат не погиб, то ты бы не родился?». Я совершенно не понял, о чем он говорит, будто он говорил на другом языке. Мне казалось, что если я родился – это было запрограммированно тысячу, миллиард лет назад. Потом я стал возвращаться к этой мысли. Действительно, подумал, что ведь меня мама родила в сорок четыре года, будучи измотанной войной.  Это значит, что родители меня «запрограммировали» в 1946 году. Тогда еще были карточки на продукты, то есть жизнь была очень скудная. И вот родители, потеряв сына на войне, решились на рождение нового сына…

Мне нравится, что наш режиссер рассматривает войну прежде всего как трагедию. Любая война для ее участников, для родственников участников, и родственников– трагедия. Иногда шум литавр и бодрые марши диссонируют со смыслом этого дня. День победы – праздник со слезами на глазах. И мне кажется. Что это очень важно понимать всем.

 

Мария Смольникова, актриса

Память о войне есть у нас всех – не имеет значения какая у кого история, многие вообще не знают ничего про своих родственников. Но я, когда что-то о войне читаю, у меня сердце замирает, в пятки уходит — будто я сама там была.  Мы чувствуем это подсознательно это знаем, поэтому те истории какие мы рассказываем, это уже неважно это нашими глазами, глазами прадедов или глазами незнакомых людей. Это просто наша история.

 

Юрий Нифонтов, заслуженный артист Российской Федерации

Мой папа во время войны был директором института Склифосовского, и когда шла битва под Москвой – там был выездной госпиталь. Было время, когда он не спал трое суток, потому что делал операции — за это время сделал пятьдесят шесть операций. Сестра его со спины поддерживала, чтоб он не упал от усталости.

Мой дядя прошел Сталинград, потерял глаз. Ему поставили стеклянный протез. Бабушка рассказывала, как пришла его утром будить — увидела этот плавающий глаз в стакане и упала в обморок. А он рассказывал, что, когда вернулся из Сталинграда — две недели не мог спать, потому что было тихо. Люди отвыкали спать в тишине, они привыкли что круглые сутки взрывы, выстрелы.

 

Дмитрий Сердюк, режиссер

Чем дальше время уносит нас от победного 1945 года, чем меньше остается в живых ветеранов, тем больше Великая Отечественная война превращается в набор цифр и фактов — так устроена человеческая память. А война — это прежде всего судьбы людей. Оборванные, исковерканные, несостоявшиеся… Чтобы создать спектакль «Моими глазами» я отправился собирать материалы не только в библиотеки, но и в архивы, потому что мне было важно найти живые человеческие слова, красноречивые свидетельства ужасов военных лет. Благодаря им спектакль должен получиться не плакатно-официозным, а очень личным, настоящим Посвящением тем, кто ценой собственных жизней ковал Победу Мой дедушка дошел до Будапешта, и был там очень сильно ранен. Они спрятались под мостом, ехал немецкий танк и придавил их. Он думал, что больше не поднимется, или останется инвалидом — даже хотел стреляться. Но его какой-то врач поднял на ноги. Он не любил рассказывать про войну, как и многие ветераны. Он не мог об этом говорить, начинал плакать все время.
Если ты застал свидетелей и участников войны живыми, у тебя остается очень трогательное отношение к войне – ни учебники, ни трафарет, ни бессмертный полк, при всем уважении, этого дать не могут. Когда я думаю о войне, я вспоминаю своего дедушку — это моё личное.

 

Никита Кологривый, артист

Я вижу очень простой смысл в названии «Моими глазами». Мы – артисты- примеряем чужие истории на себя. У нас нет ни военной формы, ни специального реквизита, никаких атрибутов войны. Есть только мы – жители XXI века – люди, которые родились и выросли на этой земле. Те, кто не участвовал в войне и знает о ней только из рассказов, писем, песен, фольклора. Мы стараемся пропустить это через себя, чтоб таким образом присвоить этот опыт. 
Мы хотим рассказывать истории свидетелей войны не так как их рассказывали раньше, а так будто они произошли с сегодняшними нами – будто мы и есть эти персонажи.

Что такое диссонанс?

Вопрос задан: г-ном Дареном Трантоу, доктором медицины
Оценка: 4,2/5 (1 голос)

диссонантный • \ДИСС-нунт\ • прилагательное. 1 : отмечено отсутствием согласия : несогласие 2 : несоответствие 3 : гармонически неразрешенное.

Что значит, если кто-то диссонирует?

Что значит диссонирующий? Диссонантный — прилагательное , используемое для описания резкого и негармоничного шума .Он также используется для описания вещей, которые находятся в полном разногласии или не имеют последовательности. В обоих случаях близкий синоним дискордантен. Состояние диссонанса есть диссонанс.

Что является примером диссонанса?

Плач ребенка, крик человека и звон будильника — все это типичные примеры диссонанса. Эти звуки раздражают, мешают или ставят слушателя в тупик. Еще одна полезная ссылка — музыка, где диссонанс также является ключевым понятием.

Может ли человек быть диссонансным?

Когнитивный диссонанс: что нужно знать.Когнитивный диссонанс — это теория социальной психологии. Это относится к ментальному конфликту, который возникает, когда поведение и убеждения человека не совпадают . Это также может произойти, когда человек придерживается двух убеждений, противоречащих друг другу.

Как использовать диссонанс в предложении?

Они были выше и крупнее кембрийцев и говорили на неблагозвучном английском жаргоне. Отвращения и привязанности моей матери, привычки и взгляды не согласовывались с моими собственными. Она была вписана в этот пейзаж, тогда как другая женщина была чуждой и диссонирующей.

Найдено 32 похожих вопроса

Когнитивный диссонанс — это плохо?

Когнитивный диссонанс — это не обязательно плохо . На самом деле, это может подтолкнуть вас к позитивным изменениям, когда вы осознаете, что ваши убеждения и действия расходятся. Это может быть проблематично, если это заставит вас оправдывать или рационализировать поведение, которое может быть вредным.

Что значит диссонанс в музыке?

диссонанс, в музыке впечатление устойчивости и покоя (консонанс) по отношению к впечатлению напряжения или столкновения (диссонанс), испытываемому слушателем при совместном звучании определенных сочетаний тонов или нот.

Что такое когнитивный диссонанс в отношениях?

Когнитивный диссонанс в отношениях — это , когда наше отношение или убеждения относительно отношений и нашего партнера отличаются от нашего поведения …. Психологический дискомфорт, который мы испытываем, испытывая когнитивный диссонанс, может подтолкнуть нас к принятию обоснованных решений. . если мы открыты для них.

Что такое эмоциональный диссонанс?

Эмоциональный диссонанс на рабочем месте — это конфликт между переживаемыми эмоциями и эмоциями, выражаемыми в соответствии с правилами отображения . Это исследование представляет собой эмпирическое исследование влияния эмоционального диссонанса на организационные критерии и его сдерживание путем самоконтроля и социальной поддержки.

Как определить когнитивный диссонанс?

Признаки того, что у вас может быть когнитивный диссонанс, включают:

  1. Общий дискомфорт, не имеющий явного или ясного источника.
  2. Путаница.
  3. Чувство конфликта по поводу спорного вопроса.
  4. Люди говорят, что ты лицемеришь.
  5. Осознавая противоречивые взгляды и/или желаемые, но не зная, что с ними делать.

Какой самый диссонирующий аккорд?

7-аккорд : Самый диссонирующий аккорд в мажорной тональности.

Чем отличается какофония от диссонанса?

Какофония — это сочетание резких и диссонирующих звуков, в то время как диссонанс относится к резким, резким звукам или отсутствию гармонии.Оба термина относятся к громким и резким звукам, неприятным для слуха. Таким образом, нет большой разницы между какофонией и диссонансом .

Когда две ноты проигрываются одновременно, это называется?

Гармония , в музыке звук двух или более нот, слышимых одновременно.

Когда две вещи не могут существовать вместе?

не совместим; не могут существовать вместе в гармонии : Она попросила развод, потому что они были совершенно несовместимы.противоположный или противоположный характер; дискордантные: несовместимые цвета. которые не могут сосуществовать или соединяться.

Как это называется, когда две вещи несовместимы?

Технически, если они не смешиваются (например, масло и вода не смешиваются), они несмешиваются .

Как это называется, когда две вещи хорошо сочетаются?

Некоторые распространенные синонимы смеси : амальгамировать, смешивать, сливаться, смешиваться, сплавляться, сливаться и смешиваться.

Каковы 5 признаков эмоционального страдания?

Знайте 5 признаков эмоционального страдания

  • Изменения личности, которые кажутся другим для этого человека.
  • Возбуждение или проявление гнева, беспокойства или капризности.
  • Уход или изоляция от других.
  • Плохой уход за собой и, возможно, рискованное поведение.
  • Безнадежность или чувство подавленности и бесполезности.

Каковы причины эмоциональной отстраненности?

Что может вызвать эмоциональную отстраненность?

  • переживает серьезную утрату, например смерть родителя или разлуку с опекуном.
  • пережил травматический опыт.
  • вырос в приюте.
  • подвергается эмоциональному насилию.
  • подвергается физическому насилию.
  • испытывает пренебрежение.

Как эмоциональный диссонанс влияет на личность?

Это исследование показывает, что медицинские и социальные работники, которые часто испытывают эмоциональный диссонанс, сообщают о более высоких уровнях истощения и психического расстройства , а также имеют более высокий риск отсутствия по болезни, подтвержденного медицинскими показаниями.

Какие существуют 4 типа отношений?

Существует четыре основных типа отношений: семейные отношения, дружба, знакомства и романтические отношения .Другие более тонкие типы отношений могут включать рабочие отношения, отношения между учителем и учеником, а также отношения в сообществе или группе.

Как преодолеть когнитивный диссонанс в отношениях?

Уменьшение диссонанса может быть достигнуто одним из трех способов: либо мы меняем свое отношение(я)/убеждение(я)/поведение(я) (например, бросаем курить), получаем новую информацию («исследования еще окончательно доказать, что курение вызывает рак легких»), или уменьшить важность познания (убеждения/отношения) («…

Является ли обман примером когнитивного диссонанса?

Когнитивный диссонанс — это то, что происходит, когда кто-то верит в две или более вещей, которые не могут быть правдой одновременно. В случае, когда кто-то изменяет своему партнеру, эти взаимоисключающие убеждения заключаются в том, что измена причиняет боль их партнерам и что они добрые люди, которые не причинят вреда своим партнерам.

Что такое диссонансный аккорд?

Диссонантные аккорды — это комбинации, которые звучат резко, например, средняя до и до-диез выше (минорная секунда) …. Напротив, люди с нормальным слухом оценивали небольшие интервалы (минимальные секунды и большие секунды, такие как C – D) и большие, но субоктавные интервалы (минорные септимы (C – B бемоль) и большие септимы (C – B) ) очень неприятно.

Почему в музыке используется диссонанс?

Почему композиторы используют диссонанс? Композиторы используют диссонанс , чтобы придать музыке ощущение срочности . Диссонирующие звуки являются частью формулы создания глубокого, трогательного музыкального произведения.Джазовые и классические музыканты часто используют диссонанс и вариации гармонического напряжения, чтобы вызвать у слушателя сильные эмоции.

Что означает Аллегро в музыке?

: в быстром живом темпе — используется как направление в музыке.

5.3 Консонанс и диссонанс

Ноты, которые хорошо звучат вместе при одновременном воспроизведении, называются согласной .Аккорды, построенные только из созвучий, звучат приятно и «устойчиво»; одну можно слушать долго, не чувствуя, что музыку нужно сменить на другой аккорд. Ноты, которые являются диссонансными , могут звучать резко или неприятно, если играть их одновременно. Или они могут просто чувствовать себя «нестабильными»; если вы слышите аккорд с диссонансом, вы можете почувствовать, что музыка тянет вас к аккорду, который разрешает диссонанс. Очевидно, что то, что кажется приятным или неприятным, отчасти зависит от мнения.Это обсуждение касается только созвучия и диссонанса в западной музыке.

Примечание

Упражнения, которые знакомят младших школьников с этими понятиями, см. в разделе Занятия по созвучию и диссонансу.

 

Конечно, если есть проблемы с настройкой, ноты не будут хорошо звучать вместе, но дело не в консонансе и диссонансе. (Обратите внимание, однако, что выбор системы настройки может сильно повлиять на то, какие интервалы звучат согласными, а какие — диссонансными! Подробнее об этом см. в разделе Системы настройки.)

Консонанс и диссонанс относятся к интервалам и аккордам. Интервал между двумя нотами — это количество полушагов между ними, и все интервалы имеют название, которое обычно используют музыканты, например, мажорная терция (4 полутона), совершенная квинта (7 полушагов) или октава. (См. Интервал, чтобы узнать, как определить и назвать интервал между любыми двумя нотами.)

Интервал измеряется между двумя нотами. Когда одновременно звучит более двух нот, это аккорд .(Общие сведения об аккордах см. в разделах «Триады», «Именование трезвучий» и «За пределами трезвучий».) Конечно, вы все равно можете говорить об интервале между любыми двумя нотами в аккорде.

Простыми интервалами, которые считаются согласными, являются малая терция, большая терция, совершенная кварта, совершенная квинта, малая секста, большая секста и октава.

Рисунок 5.26. Интервалы согласных

В современной западной музыке все эти интервалы считаются приятными для слуха.Аккорды, содержащие только эти интервалы, считаются «стабильными», спокойными аккордами, которые не нужно разрешать. Когда мы слышим их, мы не чувствуем необходимости переходить к другим аккордам.

Интервалами, которые считаются диссонирующими, являются малая секунда, большая секунда, малая септима, большая септима и особенно тритон, который является интервалом между чистой четвертой и чистой квинтой.

Рисунок 5.27. Диссонансные интервалы

Все эти интервалы считаются несколько неприятными или вызывающими напряжение.В тональной музыке аккорды, содержащие диссонансы, считаются «нестабильными»; когда мы их слышим, мы ожидаем, что они перейдут к более стабильному аккорду. Переход от диссонанса к созвучию, которое, как ожидается, последует за ним, называется разрешением или разрешением диссонанса. Паттерн напряжения и расслабления, создаваемый разрешенными диссонансами, является частью того, что делает музыкальное произведение захватывающим и интересным. Музыка, не содержащая диссонансов, может показаться упрощенной или скучной. С другой стороны, музыка, которая содержит много диссонансов, которые никогда не разрешаются (например, большая часть «классической» или «художественной» музыки двадцатого века), некоторым людям может быть трудно слушать из-за невысвобождаемого напряжения.

Рисунок 5.28. Разрешение диссонансов

Почему некоторые сочетания нот согласные, а некоторые диссонансные? Предпочтение определенных звуков частично связано с культурой; это одна из причин, почему традиционная музыка разных культур может звучать так по-разному. Даже в традициях западной музыки мнения о том, что неприятно диссонирует, сильно изменились за столетия. Но консонанс и диссонанс также имеют сильную физическую основу в природе.

Проще говоря, звуковые волны согласных нот «соответствуют» друг другу гораздо лучше, чем звуковые волны диссонансных нот. Например, если две ноты разнесены на октаву, на каждую волну другой ноты приходится ровно две волны одной ноты. Если есть две и одна десятая волны или одиннадцать двенадцатых волны одной ноты на каждую волну другой ноты, они также не подходят друг другу. Чтобы узнать больше о физических основах консонанса и диссонанса, см. «Акустика для теории музыки», «Гармонические ряды» и «Системы настройки».

Значение ‘dissonant’ в английском Словарь

Ниже приведены примеры предложений со словом «dissonant» из Словаря английского языка. Мы можем обратиться к этим моделям предложений для предложений в случае нахождения образцов предложений со словом «dissonant», или обратиться к контексту, используя слово «dissonant» в словаре английского языка.

1. Откуда взялись диссонирующих формы и языка на земле?

2. Студентам меньше нравились негармонические аккорды типа [ диссонантный аккорд].

3. Уменьшенные трезвучия и увеличенные трезвучия традиционно считаются диссонансными аккордами.

4. Некоторые минералы обладают физическими свойствами, выражающими геометрию, которая здесь диссонирует .

5. Эффект по-прежнему хороший, но гармонически более неясный и диссонирующий .

6. Смерть и разложение — результат изначально диссонансной биологии.

7. Диссонансы наиболее острые, когда диссонирующих голоса расположены близко друг к другу.

8. Его голос тонет в диссонансном крике сирены снаружи.

9. И чем сложнее соотношение, тем диссонанснее они будут звучать.

10. Он объяснил, почему скрипучие, 90 253 диссонирующих 90 254 пассажа в музыке тоже жизненно необходимы.

11. в то время как другие гораздо более напряжены или диссонансны , такие как эти два.

12. За последние 40 лет было написано много жесткой, диссонирующей музыки.

13. Первые два и последний из них социально диссонансны и их практика незаконна.

14. Даже в относительно небольших количествах интермодуляционные искажения добавляют диссонанса качества, которые неприятно слышать.

15. Эти аккорды с увеличенными четвертями сильно диссонируют и могут значительно увеличить разнообразие доступных гармонических окрасок.

16. Теноровое соло Паркера начинается с того, что угрожающе бродит по регулярной линии блюзового соло, прежде чем взорваться в диссонансных пространства.

17. Кобейн, главный автор песен Nirvana, создавал последовательности аккордов, используя в основном пауэр-аккорды, и писал песни, в которых поп-припевы сочетались с диссонирующими гитарными риффами.

18. Вообще говоря, 90 253 диссонансных 90 254 интервалов имеют такие отношения, как девять к восьми для всего шага или семнадцать к шестнадцати для полутона.

19. И у разрешения есть музыкальный подтекст, который мне тоже нравится: переход от диссонансного аккорда к согласному.

20. Композиторы часто вводили 90 253 диссонанса и 90 254 диатонических ноты в простые гармонические ситуации, чтобы придать желаемый оттенок диссонанса или нетрадиционности.

21. В эти диссонирующих дня лучшее, на что игрок может надеяться в качестве вдохновляющего фона для своего таланта, — это панихида вне поля.

22. На несколько тактов громкость отступает, затем вырывается в мощно-грустное фортиссимо с тяжелыми, диссонирующими аккордами в фортепианной партии.

23. 9 Вообще говоря, 90 253 диссонансных 90 254 интервалов имеют такие отношения, как девять к восьми для всего шага или семнадцать к шестнадцати для полутона.

24. Ученые считают, что диссонансных звука, например, духовых или духовых инструментов, играемых очень громко, могут напоминать нам вой животных в природе и поэтому вызывать чувство раздражения или страха.

Что такое диссонанс? — Guitar Noise

Вопрос о гармонии или, возможно, антитезе гармонии:

Что люди подразумевают под «диссонансом» и другими подобными терминами, когда говорят о смене аккордов?

Диссонанс, согласно словарю, это «негармоничное сочетание звуков; раздор; любое отсутствие гармонии или согласия.”

Когда мы слушаем музыку, определенные ноты звучат приятно, если играть вместе. Для многих людей интервал большой терции (например, до и ми или соль и си и т. д.) является, пожалуй, самым приятным или гармоничным звуком.

Диссонанс — это когда мы создаем негармоничный звук. Существуют степени того, насколько резким может быть диссонанс. Если бы вы сыграли ноты C (5-й лад, струна G) и C# (2-й лад, струна B) вместе, это звучало бы так, как будто ноты конфликтуют.

В каком-то смысле они есть — чувствуешь, что это сочетание нот хочет превратиться во что-то другое.Это почти как если бы вы застали их в середине метаморфозы. Сыграйте эти ноты еще раз, а теперь проведите пальцем по ноте C вниз к B (4-й лад, струна G) и одновременно сдвиньте C# вверх к D (3-й лад, струна B). Слышите, как диссонанс полностью исчезает? Именно взаимодействие между диссонансом и гармонией помогает придать песне драматический, почти динамичный аспект.

Диссонанс можно создать множеством способов. Вы можете добавить диссонирующую ноту к аккорду (даже через мелодию или басовую партию), вы можете сыграть один аккорд поверх другого или сыграть цепочку аккордов, удерживая одну ноту в басу.

Но следует помнить, что не все слышат одинаковые диссонансы. Дело в том, к чему вы привыкли. Та штука с C/C#, которую мы упоминали ранее? Джазовый исполнитель списал бы его на C#maj7 и вообще не подумал бы о диссонансе.

Если у вас есть какие-либо вопросы, мы в Guitar Noise всегда рады ответить на них. Просто отправьте любой из ваших вопросов Дэвиду по адресу [email protected]. Он (или другой участник Guitar Noise) может ответить не сразу, но обязательно ответит!

Созвучие приятно.Диссонанс вкусен — Soundfly

Дейл МакГоуэн

Первоначально эта статья была опубликована на сайте How Music Does That.

+ Добро пожаловать в Soundfly! Мы помогаем любознательным музыкантам достичь своих целей с помощью творческих онлайн-курсов. Чему бы вы ни хотели научиться, когда бы вам это ни потребовалось. Подпишитесь сейчас, чтобы начать обучение на Fly.

This Is Your Brain on Music  – действительно хорошая книга о нейрофизиологии музыки. В нем около 4 000 хороших предложений.Так что может показаться мелочным говорить об одной фразе, которая меня огорчила, но вот насколько она меня огорчила:

«Музыканты называют приятно звучащие аккорды и интервалы согласными, а неприятные — диссонансами».

Будьте любовью: возьмите блокнот Brillo и сотрите это предложение со своего монитора. Если у вас есть книга дома, почистите ее и там. Страница 62. Я подожду.

К концу этого поста, я надеюсь, вы поймете, насколько ошибочно называть диссонанс «неприятным».«По-настоящему эффектные, трогательные моменты в музыке почти всегда включают диссонанс, иногда его много, точно так же, как действительно эффектные американские горки почти всегда включают в себя холмы. Это не баги — это фичи.

Я имею в виду гах .

Плоские американские горки и музыка без диссонансов настолько неуместны, что им даются совершенно новые названия, вроде «скоростной трамвай» и «энья». Хорошо, что тебе сделали массаж и перевезли тебя с места на место, может быть, но не для перемещения тебя .Взаимодействие диссонанса и созвучия, напряжения и расслабления — одна из составляющих, благодаря которой работает западная музыка. Это скользящая шкала, определяемая большей или меньшей сложностью отношений высоты тона.

Комбинации звуков — это не просто «согласные» или «диссонирующие» — как и все, о чем мы здесь говорим, существует спектр. Поэтому, пожалуйста, держите руки в машине, пока мы направляемся в этот спектр.

Некоторые краткие термины

Расстояние между двумя нотами называется интервалом.Если это одна нота, следующая за другой, как мелодия, это мелодический интервал . Две ноты одновременно — это гармонический интервал . Вот где настоящий эмоциональный сок.

Интервалы называются по расстоянию между нотами. От любой ноты до самого следующего имени ноты называется 90 253 секунды.  Пропустите один и будет  третий. Пропустить два имени и получить четвертое и так далее. Итак, по шкале ниже…

C→D , E→F и A→B — это все секунды. C→E — третий. C→F — четвертый. C→A — шестой. Избегайте ошибки первокурсника. Первая нота 1, а не ноль. Таким образом, чтобы вычислить C до G , вы считаете C-D-E-F-G, 1-2-3-4-5; это пятая часть.

А как насчет плоских и острых ?

C→D♭ до сих пор называется секундой, потому что она переходит от одного названия шага к другому. Но это малая секунда (или полушаг), « Челюсти интервал», дух-дамп . C→D — это мажорная секунда (или целый шаг), «интервал палочек для еды», менее диссонирующий, чем минор (наверное, зависит от ребенка и фортепиано). А C→G♭ — это все еще квинта, но уменьшенная квинта, она же тритон, она же «дьявол в музыке», о чем подробнее ниже.

Если бы это был мой теоретический урок, мы бы сейчас тренировали интервалы в течение двух недель. Вы узнаете, как определять и произносить минорные, мажорные, совершенные, увеличенные и уменьшенные интервалы, начиная с каждой ноты.Ты бы сдерживала слезы, решив встретить интервал на его собственных условиях, движимая завистливым уважением к моему безумному стремлению к совершенству.

Но мы делаем как раз достаточно теории здесь, так что мы слегка скользим по прохладной поверхности, подчеркивая диссонанс, с дьяволом в качестве нашего особого гостя.

+ Изучайте продюсирование, композицию, написание песен, теорию, аранжировку, сведение и многое другое — в любое время и в любом месте. Подпишитесь на неограниченный доступ!

Созвучие и диссонанс

Техническое объяснение консонанса и диссонанса — это соотношение вибраций двух звуков.

Высшее созвучие — это унисон. Это не гармония — всего лишь одна нота, играющая сама с собой, что греховно. Соотношение 1:1. Добавьте еще один шаг, и вы получите интервалы. Октавы, квинты, четверти и терции очень согласны. Они звучат так:

Соотношения простых вибраций созвучны отчасти потому, что в их обертонах много совпадений и мало конфликтов. Октава «Кое-где» в «Где-то над радугой» самая созвучная — верхняя нота вибрирует в два раза быстрее нижней, простое соотношение 1:2.Квинта — это соотношение 2:3, четвертая — 3:4 и т. д.

Это техническое объяснение. Но самое главное, что вы можете это услышать. Вот настоящее созвучие в действии, Аарон Копленд   Фанфары для простого человека :

Слышите, как все открыто, расслабленно, стабильно и уверенно? Это потому, что между тонами мало конфликтов, нет сложных вибраций.

А теперь диссонируем:

Они более напряжены, менее стабильны.Вы можете услышать много конфликтов между нотами, что делает их относительно диссонирующими. Они «хотят» разрешить более созвучный интервал, который придает драматизму в музыке. И соотношения становятся сложными — 8:15, 8:9 и чертовски крутой √2:1 соответственно.

Последнее особенно интересно. Это тритон , внутренние три полных шага в поперечнике (отсюда и название). Он делит октаву ровно пополам, так что можно подумать, что это согласный звук. Но когда вы даже не можете выразить отношение, не прибегая к иррациональным числам, вы знаете, что вы больше не в Канзасе.

Действительно, крайний диссонанс и нестабильность тритона были признаны по крайней мере на протяжении тысячи лет. Монах и теоретик музыки Гвидо д’Ареццо назвал его Diabolus in musica , или «Дьявол в музыке». Тритону это понравилось, и он сразу же сделал татуировку на нижней ноте, после чего его запретили использовать в церковной музыке на несколько столетий (это правда).

Но прежде чем мы перейдем от «напряженного и нестабильного» к «неприятному», давайте рассмотрим их в контексте.Вот второстепенная секунда, сначала отдельно, а затем в контексте:

.

А вот и тритон в двух совершенно разных декорациях — романтическом и смешном:

Видишь? Конечно, тритон может быть чертовски неприятным, когда это необходимо. Включите его, чтобы напугать свою собаку:

А вот тот, который вы узнаете с детства:

Медные духовые начинают с тритона, затем Стражи Ведьмы поют квинту — yo ee oh… yohhh, oh или что-то в этом роде.Комбинация уверенная сила (пятая) + зловещая угроза (тритон).

Но вернемся к удивительному диссонансу. Вот четыре коротких отрывка с почти сплошным диссонансом. Это одни из моих самых любимых отрывков на планете, так что если пропустите, не говорите мне:

И диссонанс выходит далеко за рамки этого. Epitaph for Moonlight  канадского композитора Мюррей Шафер выдвигает высоту звука настолько далеко, насколько это возможно, и он делает это человеческим голосом. Следуй за карандашом (4:38):

Я знаю, что это чашка не для всех, но это моя.

Музыка без диссонанса… ну, представьте себе драму или даже комедию, совершенно свободную от конфликта. Это было бы неприятно. Это может подойти для приятной беседы за обедом, но не для хорошего театра.

Помимо того, что мы сами по себе богаты и прекрасны, нам нужен диссонанс, чтобы придать созвучию его смысл существования . Скольжение уровня напряжения вверх и вниз по континууму консонанса и диссонанса путем комбинирования высоты тона, интервалов и аккордов является одним из важнейших эмоциональных инструментов композитора.

И даже если ваши вкусы не столь диссонансны, как мои, поверьте, без него вам не обойтись.

Хотите получить все премиальных онлайн-курсов Soundfly за небольшую ежемесячную плату?

Подпишитесь, чтобы получить неограниченный доступ ко всему содержанию нашего курса , приглашение присоединиться к нашему форуму сообщества Slack только для участников, эксклюзивные привилегии от брендов-партнеров и огромные скидки на персонализированные сеансы наставника для управляемого обучения. Учитесь чему хотите, когда хотите, с полной свободой.

Дейл Макгоуэн одной ногой занимается искусством, другой — наукой, а другой — нерелигиозной жизнью. Он дважды изучал музыку и эволюционную антропологию в Калифорнийском университете в Беркли, затем изучал озвучивание фильмов в Калифорнийском университете в Лос-Анджелесе, а затем дирижировал оркестром в колледже и получил докторскую степень. по композиции Миннесотского университета. Дейл является управляющим редактором нерелигиозных писателей на Patheos, крупнейшем в мире веб-сайте, посвященном мнениям представителей различных религий.Он преподает музыку в Университете Оглторп, работает над книгой о том, как музыка передает эмоции, и ведет подкаст How Music Does That.

Партнеры Soundfly

Soundfly сотрудничает с передовыми сайтами и сервисами музыкального образования, чтобы предоставить вам уникальные советы, инструменты и истории, которые помогут нашему сообществу найти свое звучание и вдохновят его. Если вы заинтересованы в том, чтобы стать контент-партнером, присылайте статьи и запросы на support(at)soundfly.com!

Что такое музыкальный диссонанс? | мистер музыкальное заведение

Когда я учился в старшей школе, я был уверен, что знаю, что такое диссонанс в музыке.Если это звучало неправильно, то это было диссонансом, а если это звучало правильно, то это было согласно. Интервал второго, пробного тона или септимы был диссонансным, а все остальные согласными. Затем, в колледже, я узнал, что совершенная четвертая ступень диссонансна, хотя для меня она по-прежнему звучала нормально. Но это был первый намек на то, что с моим определением что-то не так. Если интервал, который звучал для меня правильно, был диссонансным, то мне нужно было новое понимание концепции. В своем обсуждении ожиданий (см. «Все ли музыка должна быть выразительной?») я упомянул мысли Мейера о продолжении и покое.Музыка, которая требует продолжения или «оставляет нас в подвешенном состоянии», создает напряжение, в то время как музыка, которая останавливается гармонично, как в полной каденции, выражает покой или расслабление.

Одно из ожиданий западных слушателей состоит в том, что напряжение разрешится расслаблением. Мы привыкли к образцам напряжения и расслабления в нашей музыке. Это основа для традиционного голосового сопровождения и гармонических последовательностей. Такие орнаменты, как подвесы, аппажиатуры, трели и т. п., создают напряжение, потому что звучат незаконченно, как у того, кто остановился в середине предложения.Из нашего опыта с грамматикой мы знаем, что в этом предложении должно быть что-то большее, и из нашего опыта с музыкой мы знаем, что в этой музыкальной фразе должно быть что-то большее, больше музыки, которая приведет нас к этой интонации, к этой музыкальной пунктуации. запятая, точка с запятой или точка. Именно это ожидание, даже необходимость того, чтобы музыка продолжалась до более подходящего места паузы или остановки, заставляет настоящий момент звучать диссонансно.

Обрамляя таким образом диссонанс, я, по существу, приравниваю диссонанс к продолжительности.Неразрешенная приостановка диссонирует не потому, что звучит «неправильно», она звучит диссонансно, потому что заставляет нас требовать большего. Диссонанс — это несбывшиеся ожидания. Это форма тревоги, похожая на то, что мы испытываем, когда с тревогой ожидаем исхода какого-то события в жизни. Это тревожное, напряженное чувство сродни тому, как наше тело реагирует на диссонанс в музыке.

Заторре и Блад (1999) из Университета Макгилла создали оригинальные мелодии, содержащие диссонансные и согласные ноты, и сыграли их для десяти добровольцев, которых одновременно сканировали.Отвергая нулевую гипотезу, диссонанс заставлял области лимбической системы, связанные с неприятными эмоциями, светиться на ПЭТ-сканировании, тогда как согласные мелодии стимулировали лимбические структуры, связанные с удовольствием. Другими словами, музыка вызывает в человеческом мозгу такой же эмоциональный отклик, как и немузыкальные события с таким же эмоциональным составом. Таким образом, наше переживание диссонанса больше, чем реакция, ограниченная музыкальными стимулами. Наше восприятие музыкального диссонанса является параллельным ответом на другие жизненные переживания.

В Гарвардском музыкальном словаре мы находим, что диссонанс представляет собой «элемент беспокойства и напряжения». В то время как напряженность может, как мы видели, быть вызвана неудовлетворенными или запоздалыми ожиданиями, беспокойство — опасно субъективная идея. Слушателей беспокоят разные звуки в разной степени. Мы также должны учитывать, что то, что когда-то считалось диссонансом как для музыкантов, так и для публики, теперь воспринимается как менее таковое или даже созвучное. В «Пире Валтасара » Уолтона есть фраза, в которой хор поет текст «пили из священных сосудов».«Drank from the» настроен на минорную 2-ю, «sacred ves-» — на мажорную 2-ю, а «-sels» — на минорную терцию. Хотя 2-е по некоторым определениям являются диссонансом, для меня они восхитительны и прекрасны в том смысле, что неизбежное разрешение достигается так быстро и из-за крайнего «возмущения» минорного 2-го. При этом мы могли бы предположить, что диссонанс может быть частично определен его продолжительностью до его разрешения. Чем дольше сохраняется нарушение, тем больше вероятность того, что оно будет воспринято как диссонанс.Диссонансы, которые занимают короткие промежутки времени, могут быть менее склонны восприниматься как диссонансы, потому что они более тесно связаны или привязаны к их решениям. Вот почему приостановка может показаться более созвучной, чем убегающий тон, в котором разрешение пропуском затемняет спокойствие разрешения.

Некоторые пытались определить диссонанс как любой интервал, не включенный в господствующую диатоническую шкалу. Пока диатонизм является стандартом для измерения консонанса или диссонанса, это определение, по крайней мере, пригодно.Но это оказывается неуместным для атональных произведений. Хиндемит (1900) решил эту проблему, разработав ранжирование мелодических интервалов от наиболее согласных до наиболее диссонирующих. Этот рейтинг был P5, P4, M6, M3, m3, m6, M2, m7, m2, M7, TT. Хиндемит считал, что консонанс и диссонанс могут восприниматься как своего рода плавающий стандарт, постоянно определяемый текущим интервалом независимо от общего тонального центра или его отсутствия. Тем не менее, в его рейтинге есть остатки традиционной гармонии, потому что все первые 4 интервала являются диатоническими и являются частью тонических, доминантных или субдоминантных аккордов.Хиндемит считал, что мы смещаем наше восприятие тонального центра в соответствии с интервальными отношениями, когда интервальные корни не являются диатоническими.

Эта теория позволяла писать 12-тоновым стилем, не отказываясь от тональности. Тонам, которые являются самыми низкими, самыми высокими и самыми длинными, придается наибольшее значение в мелодической последовательности. Затем эти тоны строятся так, чтобы формировать пошаговое движение, независимо от их отделения друг от друга промежуточными тонами. Интервал квинты, будучи наиболее согласным, является и самым сильным гармонически.Таким образом, его появление на смену корней может изменить воспринимаемый тональный центр, в то время как интервалы постепенно теряют свою способность устанавливать тональные центры в соответствии с их повышенным свойством диссонанса. Если говорить в терминах нашего общего обсуждения, совершенная квинта имеет наименьшую силу продолжительности и наивысшую степень покоя и, таким образом, действует как тоника в традиционной гармонии. По мере того, как интервалы становятся более диссонирующими, они приобретают большую силу продолжительности и уменьшают степень покоя, и таким образом добавляют напряжения, а также расстояния от воспринимаемого тонального центра.Послушайте этот пример из Хиндемита и посмотрите, как много вы можете извлечь из нашего обсуждения.

 

Blood, A.J., Zatorre, R.J., Bermudez, P., & Evans, A.C. (01 января 1999 г.). Эмоциональные реакции на приятную и неприятную музыку коррелируют с активностью паралимбических областей мозга.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.