Эмоциональная депривация это в психологии: Эмоциональная депривация и ингибиция. Есть ли разница.

Содержание

Эмоциональная депривация — это… Что такое Эмоциональная депривация?

ТолкованиеПереводЭмоциональная депривация (англ. deprivation – утрата, лишение) – лишение детей заботы, внимания, ласки, нежности и любви, это может повлечь серьёзные нарушения эмоционального развития.

Энциклопедический словарь по психологии и педагогике. 2013.

Смотреть что такое «Эмоциональная депривация» в других словарях:

  • ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ДЕПРИВАЦИЯ — Общий термин для обозначения любой ситуации, когда индивид лишен эмоциональных реакций, исходящих от других людей. Этот термин используется почти исключительно в отношении детей, которые растут в ситуации отсутствия любви, привязанности и… …   Толковый словарь по психологии

  • Эмоциональная депривация — (лат. deprivatio лишение) продолжительное более или менее полное лишение человека эмоциональных впечатлений …   Психология человека: словарь терминов

  • Депривация — (англ. deprivation лишение, утрата) – 1. лишение или ощущение появления существеннго дефицита объектов удовлетворения основных потребностей; 2. психологическое состояние, непосредственно вызванное утратой объектов актуальных потребностей; 3. в… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • депривация сенсорная — продолжительное, более или менее полное лишение человека сенсорных впечатлений, реализуемое с экспериментальными целями (см. психология экстремальная). Ее воздействие изучается путем погружения человека в воду в специальном оборудовании… …   Большая психологическая энциклопедия

  • ДЕПРИВАЦИЯ ПСИХИЧЕСКАЯ — (от лат. deprivatio потеря, лишение чего либо) психическое состояние страдания, к рое возникает вследствие длительного ограничения человека в удовлетворении его основных потребностей. Наиболее опасны для полноценного развития сенсорная,… …   Педагогический словарь

  • ДЕПРИВАЦИЯ — – лишение, недостаточность; материнская Д. – отсутствие или недостаточность материнского ухода; эмоциональная Д. – недостаточность эмоций, эмоциональных связей, адресованных субъекту …   Терминологический ювенологический словарь

  • Депривация эмоциональная — лишение детей тепла, сочувствия, эмоционального отклика и вообще адекватной душевной атмосферы, что, как считают многие психологи, необходимо для разностороннего и успешного эмоционального развития. Рассматривается как один из важнейших аспектов… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • сенсорная депривация — (от лат. sensus чувство, ощущение и deprivatio лишение) продолжительное, более или менее полное лишение человека сенсорных впечатлений, осуществляемое с экспериментальными целями (см. экстремальная психология). Воздейс …   Большая психологическая энциклопедия

  • Половая жизнь — I Половая жизнь у человека представляет собой совокупность соматических, психических и социальных процессов, в основе которых лежит половое влечение. По сравнению с менее высокоорганизованными видами млекопитающих у человека уменьшается роль… …   Медицинская энциклопедия

  • Мастурбация допубертатная

    —         патологическая: одна из форм привычных действий (например, сосание пальца, кусание ногтей, раскачивание во сне, выдергивание волос и др.) у детей, не достигших возраста начала полового созревания (не менее чем за год до пробуждения… …   Сексологическая энциклопедия

Найдено 6 определений Показать: [все] [проще] [сложнее]

Автор: [российский] [зарубежный] Время: [современное]

—> Эмоциональная депривация

Источник: Психология человека от рождения до смерти. Словарь

—> Эмоциональная депривация

Источник: Жмуров В.А. Большая энциклопедия по психиатрии. 2012

—> Эмоциональная депривацияЭто состояние развивается вследствие такой жизненной ситуации, при которой субъекту не предоставлены условия для удовлетворения его основных (витальных) психических потребностей в полной мере и длительное время.

Источник: Психиатрический энциклопедический словарь. К. МАУП 2003

—> ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ДЕПРИВАЦИЯ

Источник: Оксфордский толковый словарь по психологии. 2002

—> ДЕПРИВАЦИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНАЯобщее название психологических состояний человека, характеризующихся невозможностью возникновения нормальных эмоциональных реакций человека на такие действия других людей, которые в обычных условиях вызывают у него отчетливые эмоциональные реакции. Состояния Д.э. нередко наблюдаются у детей, которые выросли в условиях лишения любви и внимания со стороны взрослых людей. См. депривация.

Источник: Психологичеcкий словарь. М. Владос. 2007

—> Депривация эмоциональная

Источник: Жмуров В.А. Большая энциклопедия по психиатрии. 2012

Показать еще…

С целью конкретизации этой гипотезы вновь вернемся к двум рассмотренным ранее феноменам полярно-неадекватного родительствования — эмоциональной депривации и эмоционального симбиоза, равно переживаемым ребенком как потеря или насилие. Напомним, что эмоциональная депривация, т.е. лишение ребенка попечения, заботы и тепла в самые сензитивные для удовлетворения аффилятивной потребности периоды младенчества и отрочества, способствует развитию хронического и неутолимого эмоционального голода, стремления к эмоциональной подпитке через примыкание или присасывание к значимому Другому. Каким же будет складывающийся в этих условиях образ Я? Представим себе, что его формирование происходит согласно тем же закономерностям, что и формирование перцептивного образа любого другого объекта. Известно, что одним из базовых качеств перцептивного образа является его константность, возникающая благодаря активному взаимодействию субъекта с объектом. В онтогенезе восприятие младенцем внешнего мира и себя самого опосредовано его отношениями со взрослыми; подростковый кризис Я вновь делает эти отношения критически значимыми. Мы решаемся предположить, что только постоянное присутствие эмоционально значимого Другого в качестве поддержки и опоры создает необходимые условия для формирования устойчивого позитивного самоотношения, сохраняющего свою стабильность и определенность, несмотря на естественные и эксклюзивные фрустрации, неудачи и страдания, сопутствующие самой жизни.

В то время как эмоциональная депривация, создавая “разрывы” в отношениях, дестабилизирует их, вызывает непрогнозируемые флуктуации образа Другого, а через него оказывает аналогичное воздействие на образ Я

1. Обращенные ко взрослому улыбка, гуление или крик боли ребенка не встречают отклика, а только пустоту. Его активность, отражающая насущную потребность Я быть “обласканым”, “облизанным” (в том числе в чисто телесном выражении), его витальная нужда находиться в постоянной “кормящей”, “подпитывающей” связи с Другим, удовлетворяющей само его существование и с молоком матери придающей “вкус жизни”, не достигает цели и не приносит удовлетворения. В зависимости от характера депривации, ее постоянства, длительности, повторяемости, — образ Другого либо навсегда приобретает черты чуждости и потенциальной угрозы, либо флуктуирует от “хорошего” к “плохому”. Таков, по-видимому, механизм расщепления образа Другого. Что происходит в этих условиях с формирующимся образом Я? Теория “объектных отношений”, уделяющая большое внимание описанию этого феномена, не раскрывает, однако, психологического механизма его перехода с интер- на интра-психический уровень (М.Клейн, У.Фейрберн, Дж. Мастерсон). Указание на его интернализацию, на наш взгляд, также мало что проясняет в генезе “расщепленного Я”. Логика концепции Л.С.Выготского, подкрепленная, в частности, экспериментальными исследованиями А.В.Запорожца, М.И.Лисиной с сотр., позволяют соотнести закономерности формирования в онтогенезе предметных действий с процессом развития образа Я и образа Другого. Так, показано, что у детей, воспитываемых в Домах ребенка и испытывающих дефицит эмоционально-насыщенного общения, предметные действия формируются с задержкой и имеют иную структуру, чем у детей, воспитываемых в эмоционально благоприятном семейном климате. В частности, это касается качества опосредования — т.е. разнообразия, дифференцированности и означения усвоенных средств обращения с объектами, или в более широком смысле слова — с реальностью. Так же, на наш взгляд, обстоит дело, когда в качестве “объекта” реальности выступает другой человек или собственное Я ребенка. Здесь уместно вспомнить известную метафору Л.С.Выготского: “Только через других мы становимся самими собой”. Малыш, жизнь которого почти целиком зависит от постоянного наличия ухаживающего за ним взрослого, вдруг, по неизвестным, непонятным и непредсказуемым причинам обнаруживающий пустоту там, где был тот, прикосновения которого приносили с собой тепло и безопасность, переживает утрату этого Другого “всей кожей”, на чувственно-телесном уровне как лишение себя безопасности, теплоты и ласки. Иными словами, ребенок, интериоризуя лишающие способы общения с ним взрослого и обращая их в средства ауто-общения, “теряет” самого себя. Не находя постоянства в принимающем отношении Другого, он теряет его в адрес собственного Я. У взрослого “детский” страх “быть потерянным”, страх пустоты и смерти, растерянность перед неизвестностью и страх быть поглощенным ею, так же, как и чувства вины (“за что?”), стыда (“Что во мне такого дурного?”), — суть не что иное, как интериоризация разрушенных интерпсихических связей. Не случайно жалобы пациентов с синдромами агорафобии и паническими атаками в ходе психотерапии осознаются как страх потери и пустоты
2
.

1 А.Н.Леонтьев любил ссылаться на следующую воображаемую ситуацию. Если бы вдруг, в силу каких-то общепланетарных катастроф, сохранились все памятники и достижения цивилизации, но среди человеческого сообщества по каким-то причинам в живых остались бы только дети, им никогда бы не удалось расшифровать послания этой цивилизации, они оказались бы отброшенными на уровень варварства. Нечто подобное было описано У.Голдингом в его романе “Повелитель мух”.

2 Одна из моих пациенток поделилась своими фантазиями: она видит себя в годовалом возрасте, ползающей по полу между подушками и зовущей маму. Появившаяся на пороге комнаты мать говорит, зажимая пальцами нос: “Фу! какая ты грязная!”.

Методы психотерапии – предыдущая | следующая – Диффузная самоидентичность

Особенности личности при пограничных расстройствах и соматических заболеваниях

Консультация психолога при депрессии

Простыми словам эмоциональная депривация – это длительное неудовлетворение эмоциональных потребностей человека.

Ребенок нуждается в том, чтобы на него был эмоциональный, живой отклик от родителей, а отклика нет.

И он живет «голодным» или «впроголодь» — когда изредка слышит скупое «молодец», или соседка ему улыбается и угощает конфетами.

Депривация – это потеря, лишение.

Эмоциональная депривация – это потеря, лишение эмоционального контакта.

А для человеческого детеныша, для ребенка потребность в эмоциональном контакте – базовая, необходимая для жизни.

У «благополучных» равнодушных родителей ребенка как бы нет в эмоциональном поле семьи.

Его чувственное присутствие игнорируется.

И он потихоньку научается быть вне вовлеченного контакта с собой и людьми.

Такой ребенок может быть интеллектуально развит, особенно, если это поощрялось хоть как-то родителями или кем-то в школе.

Он может проживать свою чувственную жизнь в фантазиях, поселяться в чужих историях – рассказах, фильмах, книгах.

Но он отучен улыбаться в ответ на улыбку. Плакать когда грустно, и утешать когда сочувствует.

У него чаще всего стоят запреты на выражение злости прямо и искренне и он вовсю пользует пассивной агрессией.

Упрямство и вредность – то, что видят окружающие.

Беззащитность, растерянность и перманентный шок – то, что он проживает внутри.

Эмоции для людей – словно бензин для машины. Вася чувствует равно Вася живет.

Наш герой, не-Иванов, грезит о жизни, размышляет о жизни, анализирует жизнь, фантазирует о жизни, может быть даже «делает жизнь» и «делает себя», но не живет.

Не потому что не хочет, хочет и очень сильно, но не умеет выражать свое чувственное состояние.

На работу пришла новенькая барышня. Симпатичная блондинка, загорелые плечи и шея, на руке татуировка и надпись «остановите Землю, я сойду».

Сотрудники улыбаются, перешептываются, кто-то позвал сходить вместе на обед, кто-то узнал, «замужем и есть-ли-дети».

Новенькая реагирует в ответ: на чью-то тупую шутку явно напряглась, на предложение вместе сходить на перекур – обрадовалась, стеснялась, когда второй раз спрашивала что-то по работе, раздражалась, что не получилось сразу заполнить нужную бумажку для допусков в локальную сеть.

Никто из них не делал ничего специально, но через несколько дней Светик уже словно была частью коллектива.

Не-Иванов не участвовал в общей суете. Он хотел, но не знал, что сказать. Страшно боялся брякнуть что-то не уместное, попасть в глупое и смешное положение.

Полгода он молча наблюдал за ней, и ужасно огорчился, когда у нее разгорелся яркий роман с инженером из техподдержки.

Еще через год роман довольно печально завершился.

Не-Иванов очень хотел как-то подержать ее, может быть предложить свою помощь. Но по-прежнему молчал и смотрел, не понимая, как сделать простую вещь – как остальные мужчины умудряются оказываться в отношениях, когда для него непосильной задачей было предложить симпатичной коллеге подвезти ее после работы.

Когда маленький ребенок искреннее улыбается, его мама расцветает улыбкой ему в ответ.

Он проживает свой чувственный опыт в ее эмоциональном поле.

Она помогает ему справляться со слишком сильными эмоциями, отзывается на его присутствие.

Обычный день. Звонок в дверь. Вася вернулся из школы, он первоклассник.

Бабушка радуется, как будто бы ей дали орден. Тормошит, просит рассказать, как и что была, а какая учительница, а что ребята, а какие девочки.

Гонит мыть руки и срочно обедать.

Тут же звонит с работы мама, испереживавшаяся и одновременно довольная.

Положил трубку и новый звонок – отец интересуется «как первый день в школе прошел, сын».

Обычные люди редко-редко замечается в каком роскошном эмоциональном богатстве они живут каждый день.

Так жители прекрасного климата считают, что это нормально, когда тепло бывает больше, чем пара месяцев в году.

Дети из семей, в которых испытывали длительную эмоциональную депривацию, как северяне без солнца и тепла.

Оно им жизненно необходимо, но попав на юг, еще нужно суметь пережить акклиматизацию, научиться помнить про крем от загара, не выбегать на солнцепек «погреться» на несколько часов до теплового удара.

В отношениях мы не только получаем «солнечный свет» или «грозу и бурю» от других людей, но и сами являемся источниками любви и тепла.

Или холода и дождя.

Или тумана…

Наш не-Иванов научился с самого детства быть «нейтральной стеной». От него нет ни тепла, любви и сочувствия, ни страстной ненависти, не стеснения или чего-то еще.

Он не испытывает сильных страданий в прямом смысле слова, ему скорее «никак», чем больно или радостно, грустно или весело.

Другие люди могли бы сказать, что не-Иванов не позволяет им проявить любовь и заботу, интерес к себе.

Он не откликается, не подает сигналов на уровне невербального отклика.

Его окружение считывает эти сигналы, и понимает их как «не подходи, проходи мимо».

Что и делает.

А ему плохо.

Но он это свое одиноко, грустно и отчаянно хочется близости проживает на уровне «головы», а тело ведет себя как «робот», спокойно-заморожено.

Еще один негативный аспект людей, выросших в семьях с эмоциональной депривацией – это то, что в быту называют «неблагодарностью».

Они словно не чувствуют симпатию к себе и не признают симпатию окружающих, что считывается как отвержение, обесценивание и та самая «неблагодарность».

Человек, переживший эмоциональную депривацию в детско-родительских отношениях, считает, что люди не смогут его любить, искренне с ним дружить, заботиться и интересоваться им.

Он и отчаянно боится остаться в одиночестве.

И, одновременно, на уровне чувственной вовлеченности не показывает свою заинтересованность, готовность быть в близких отношениях.

У детей, переживших эмоциональную депривацию очень часто развивается один из ненадежных типов привязанности.

У ребенка, «которого нет» — это избегающий тип.

Он означает, что какие сильные страсти не кипели бы у него в душе, во внешний контакт пойдет только «маска равнодушия».

А теперь представьте, какой путь в отношениях нужно пройти в терапии, и психологу и клиенту, чтобы научить не-Иванова не только чувствовать и понимать свои переживания, но и показывать их спонтанно, разделять с другими, уметь справляться с негативными и получать наслаждение от самого процесса живой вовлеченности.

Можно сравнить это с тем, как человека все детство учили играть в шахматы – думать и сдерживаться в любой ситуации общения, а оказалось, что ему нужно научиться петь и танцевать.

Совсем другое состояние, другие «правила игры».

А до этого ему еще нужно суметь разрешить себе осваивать чувственный мир, свой и других людей.

Ведь в его благополучной, приличной, достойной семье работал закон «у нас так не принято», «эмоционирование – это для слабаков» и им подобные.

Расти в поле эмоциональной депривации – это как цветку пробиться через трещину в асфальте. Как растению из солнечной и жаркой страны перебиваться крохами тепла в тенистом месте в Сибири.

Очень трудно.

Если вдруг читатель узнал себя в «равнодушном родителе» и понимает, что вряд ли обратится к психологу и будет учиться удовлетворять эмоциональные потребности своего ребенка, то можно хотя бы, как минимум, найти для него няню, помощницу, воспитательницу или может быть, родственника –наставника, любого взрослого человека, который будет эмоционально теплым, заботливым и стабильным в жизни ребенка.

Это даст ему возможность получать доступ к человеческому участию и любви и в детстве и в будущем, когда он станет взрослым человеком.

Эмоциональная депривация – это когда в ответ на ваши чувства, симпатию вы получаете отвержение и равнодушие.

Любому человек будет неприятно пережить отказ.

Взрослому человеку будет достаточно трудно пережить, если его отвергают раз за разом, день за днем.

Эмоциональная депривация через некоторое время приводит к унынию, бессилию, снижению самооценки.

Ненужность любимому человеку достаточно болезненный опыт.

Тому, кто отвергнут может искренне казаться, что так будет всегда. Одиночество – его приговор.

А теперь представьте, что через подобный опыт проходит маленький ребенок.

Ребенок, который не может сказать себе что-то вроде «да, грустно, что эта мама отвергает. Жаль, что моя мама равнодушна. Ну, да ладно. У меня было еще две мамы, которые меня любили, и еще одна, которую я сам отверг. И будут еще мамы в будущем…»

Дико звучит, правда?

Мама – она единственная.

И если она отторгает своего ребенка на эмоциональном, чувственном уровне, то ему приходится очень и очень не сладко.

Снижение жизненной энергии – только часть его проблемы.

Не умение вступать в контакт, дарить и получать любовь – еще часть его проблемы.

Низкая самооценка, убежденность, что он сам, в его неповторимости и уникальности не ценен, не нужен и не может быть любим – третий «кусок» проблемы эмоциональной депривации ребенка.

Есть три типичных способа, которыми люди справляются с последствиями эмоциональной депривации от равнодушных «благополучных» родителей.

Самый простой вариант – избежать проблемной ситуации.

Нет отношений, значит нет необходимости контактировать с другими людьми, учиться быть в близких отношениях, что-то чувствовать, ошибаться, получать опыт, расстраиваться и огорчаться.

Примерно такие подсознательные идеи приводят к решению: избегать контакта всеми доступными способами.

Избегать не только в реальных действиях:

— в выходные едем за город все вместе!

— нет, я не могу

— ладно

Пара-тройка отказов и люди привыкают, что можно никуда не звать равнодушного человека.

Второй способ совладать с проблемой – это пассивная покорность.

Сказали «ты тумбочка» — значит, тумбочка.

Не могут запомнить имя – откликаемся на чужое. Иванов? Значит будут Ивановым.

Не позвали к общему столу – не подходить и не обижаться. Позвали – подошел, проигнорировали – промолчал.

Нет отношений –значит нет отношений. Здравствуй, одиночество.

Решила замначальница, что человек «надежный, вроде не пьющий» должен сходить на свидание с одинокой Петровой под ее покровительством, значит идем на свидание. И не важно, нравится Петрова или нет.

Иногда даже у  самого терпеливого и выносливого человека наступает «край» и тогда он может сорваться и начать гиперэмоционально требовать что-то у окружающих, высказывать им накопившиеся обиды, а позже сгорать от стыда и вины за свой поступок.

Это третий вариант поведения – гиперкомпенсация.

Еще один из его видов – повышенная фальшивая эмоциональность.

Когда «ой, сочувствую», «держись, я с тобой, ты только держись» и прочие вещи, что ценны лишь тогда, когда звучат от души говорятся пафосно, с надрывом по поводу и без.

Людей хоть сколько-нибудь искренних коробит от подобного способа проявлять чувственный контакт.

Что снова возвращает нашего не-Иванова к его проблеме тотального глухого одиночества, как следствия эмоциональной депривации в детстве.

***

Записаться на консультацию к психологу, автору текста можно по телефону 

8 913 063 92 73 (Новосибирск, ул.Фрунзе, 5-515) либо написать на [email protected] для консультации по скайпу или в текстовом формате

***

По времени и стоимости консультаций можно уточнить ВОТ ТУТ 

Скачиваний:27Добавлен:30.04.2015Размер:38.91 КбСкачать☆

Эмоциональная депривация

Эмоции являются необходимой составляющей, обеспечивающей благополучие человека, и его выживание. Также эмоции имеют огромное эволюционное значение, так как именно они обеспечивают новый тип мотивации, поведенческий тенденции, наибольшую вариативность поведения. Известно, что эти качества позволяют индивиду успешно взаимодействовать с окружающей средой, и нормально адаптироваться. Ученые обращают особое внимание на роль эмоций, как в формировании, так и в развитии человека. Что собой представляет эмоциональная жизнь? Прежде всего, это чувства, отражающие действительность, хотя это происходит очень своеобразно.

Человек развивается, и вместе с этим в эмоциональном плане меняется его отношение к окружению, оно приобретает максимальную дифференцируемость, начинает более соответствовать отведенной роли, отражает его устремления и запросы. Эмоции оказывают непосредственное воздействие буквально на каждый компонент сознания. В том числе, на память, воображение, восприятие, мышление. Как характерная закономерность, возникает рост познания действительности, так как развиваются эмоции и чувства, особенно в детском возрасте. Происходит ознакомление личности с социальной сферой, познавательные процессы становятся более углубленными.

При эмоциональной депривации многое из перечисленного отсутствует, лишая человека нормального развития. Одним из существенных факторов, определяющим в дальнейшем детское развитие, считается желание родителей заиметь ребенка, причем, это желание  осознанное. Оно является главным моментом в формировании структуры психо-эмоционального плана детской личности. Уже в пренатальный период у него начинает формироваться позитивный взгляд на жизнь, окружающих, в том числе и на самого себя. В его подсознании заложено, что он любим своими родителями, его ждут. И это является определяющим в дальнейшем развитии ребенка.

Особенности эмоциональной депривации

Эмоциональная депривация представляет собой особую, индивидуальную переработку стимульного обеднения, которого ребенок или взрослый человек достиг в определенной ситуации. Это психическое состояние требует коррекции, и если имеется недостаточность проявления эмоций в окружении человека, то возникают характерные признаки, дающие возможность распознавания эмоциональной депривации. Установление эмоциональных связей является важнейшим условием, которое является гарантом эффективности воспитательных элементов, если речь идет о ребенке. В практике психиатрии имеется немало фактов, на основании которых можно утверждать, что успешное развитие ребенка возможно лишь в том случае, если между ним и взрослым человеком установлены правильные психические отношения.

Известно, что эмоциональная депривация в наибольшей степени свойственна детям, и если они находятся в избыточно изменчивой среде, то развитие происходит таким образом, что ребенок становится социально-гиперактивным. Его привлекают все новые контакты, притом, что не имеет значения, от кого они исходят. Активность детей, испытывающих эмоциональную депривацию, имеет социально-эмоциональную окраску. То есть, они лезут на колени даже к незнакомым людям, стараются привлечь к себе внимание. При подобных контактах всегда устанавливается взаимопонимание, которое характерно большой изменчивостью, хотя и является положительным.

При недостатке эмоциональных переживаний считается, что человек испытывает эмоциональную депривацию, и такой своеобразный голод общения становится причиной возникновения обычных для такого вида депривации последствий. Тем не менее, в обычной жизни патологические состояния психики ребенка можно заметить не всегда, и такая несвоевременность в дальнейшем создает дополнительные осложнения. Ребенок начинает испытывать чувство тоски и одиночества, могут периодически возникать проблемы социального плана, развиваются комплексы, которые обусловлены эмоциональной депривацией любого типа.

Последствия эмоциональной депривации

При возникновении депривации любого типа, в том числе, и при эмоциональной депривации, не должно возникать сомнений в необходимости лечения. Если человек не имеет количества общения, которое необходимо ему по структуре личности, а также, если он не получает необходимых впечатлений, то он рискует получить проблемы, имеющие психиатрический, психологический, а также соматический характер. Причина в том, что индивид испытывает состояние, называемое голодом общения. Ученые доказали, что если в жизни ребенка не появится лицо, к которому малыш будет привязан, его поведение очень быстро меняется.

Малыш становится вялым, снижается его ориентировочная активность, он не стремится к движению, неизменно начинается ослабление здоровья и отставание в развитии по всем параметрам. При эмоциональной депривации возникает развитие «госпитализма». Именно на этом основании детская смертность в приютах, в период с восемнадцатого по девятнадцатое столетие столь высока, и такое положение наблюдалось в различных странах Запада. Сейчас установлено, что подобная статистика обусловлена отсутствием контакта детей с матерью, то есть, имела место эмоциональная депривация.

На основании данных исследований, проводимых ранее, известно, что у детей, воспитывающихся в приюте, нарушения возникали после трехмесячного возраста, когда они переставали получать грудное вскармливание, и были переданы на воспитание в общественные благотворительные организации. В  том числе, такие дети испытывали не только эмоциональную, но и сенсорную депривацию, а также моторную депривацию. Практически, до полутора лет они находились в отдельных боксах. Даже достигнув возраста двух лет, они имели отставание в физическом развитии, страдало и умственное развитие. Если дети не возвращались к матерям, то их состояние становилось хуже, и развивались различные заболевания.

J.Bowlby (1979), известный исследователь феномена материнской де-привации, вводит термин «патогенное родительствование» (pathogenic parenting), определяя его как ключевой этиологический фактор невротических симптомов, личностных расстройств, семейных и супружеских проблем J.Bowlby выделяет следующие типы неадекватного родительского отношения:

1. Отсутствие родителя или отделение ребенка от родителя (при помещении в больницу, детское учреждение).

2. Отсутствие адекватного ответа на поиск заботы и привязанности, отвержение ребенка.

3. Угрозы покинуть ребенка, применяемые как дисциплинарная мера (родитель угрожает лишить ребенка своей любви, покинуть семью, совершить суицид и т.п.).

4. Провоцирование родителем чувства вины или переживания собственной «плохости» у ребенка. (При этом ребенок подвергается исключительной критике. Крайним вариантом является возложенная на ребенка ответственность за болезнь или смерть одного из родителей.).

5. Тревожная привязанность к ребенку, связанная с оказанием на него давления. Родитель (обычно мать) стремится таким образом стать единственным источником заботы в окружении ребенка.

Описывая пагубные последствия подобного родительского отношения, Bowlby отмечает, что «формирование той или иной психопатологии в этих случаях происходит, так как мир для таких детей всегда остается двусмысленным, неопределенным и всегда опасным». Собственный внутренний мир ребенка, границы его тела, полоролевая идентичность также будут диффузными, размытыми, нечеткими, как в случае симбиоза с матерью, так и в случае отвержения.

Таким образом, любая ситуация насилия вряд ли является случайной для жертвы. Вероятнее, что она окажется подготовленной всей предыдущей историей жизни ребенка, и, прежде всего — историей его детско-родительских отношений.

Соседние файлы в предмете [НЕСОРТИРОВАННОЕ]
  • #21.11.20181.61 Mб5Экономическая теория.УМК.doc
  • #24.08.2019244.22 КбЭкономическая теория_МУ_контр.doc
  • #09.03.201651.65 Кб40Экономия-зачёт.docx
  • #19.11.2019291.33 КбЭкспериментальная психология курс по выбору.doc
  • #30.04.201583.26 Кб53Электронная таблица.docx
  • #30.04.201538.91 Кб27Эмоциональная депривация.doc
  • #30.04.201525.09 Кб26Эссе.doc
  • #16.09.2019135.68 КбЭтапы исследования от Кры.doc
  • #30.04.2015260.61 Кб36Этнополитология.doc
  • #20.07.2019136.72 КбЮрий Шапорин.docx
  • #12.08.201976.29 Кбюристы.DOC
Используемые источники:
  • https://psychology_pedagogy.academic.ru/21206/эмоциональная_депривация
  • https://vocabulary.ru/termin/emocionalnaja-deprivacija.html
  • https://vprosvet.ru/biblioteka/polyarno-neadekvatnoe-roditelstvovanie/
  • https://wmt1227.ru/emo_deprivaciya/
  • https://studfiles.net/preview/3537013/

Эмоциональная депривация | Онлайн — психолог Александра Павловская

Простыми словам эмоциональная депривация – это длительное неудовлетворение эмоциональных потребностей человека.

Ребенок нуждается в том, чтобы на него был эмоциональный, живой отклик от родителей, а отклика нет.

И он живет «голодным» или «впроголодь» — когда изредка слышит скупое «молодец», или соседка ему улыбается и угощает конфетами.

Депривация – это потеря, лишение.

Эмоциональная депривация – это потеря, лишение эмоционального контакта.

А для человеческого детеныша, для ребенка потребность в эмоциональном контакте – базовая, необходимая для жизни.

У «благополучных» равнодушных родителей ребенка как бы нет в эмоциональном поле семьи.

Его чувственное присутствие игнорируется.

И он потихоньку научается быть вне вовлеченного контакта с собой и людьми.

Такой ребенок может быть интеллектуально развит, особенно, если это поощрялось хоть как-то родителями или кем-то в школе.

Он может проживать свою чувственную жизнь в фантазиях, поселяться в чужих историях – рассказах, фильмах, книгах.

Но он отучен улыбаться в ответ на улыбку. Плакать когда грустно, и утешать когда сочувствует.

У него чаще всего стоят запреты на выражение злости прямо и искренне и он вовсю пользует пассивной агрессией.

Упрямство и вредность – то, что видят окружающие.

Беззащитность, растерянность и перманентный шок – то, что он проживает внутри.

 

Эмоции для людей – словно бензин для машины. Вася чувствует равно Вася живет.

Наш герой, не-Иванов, грезит о жизни, размышляет о жизни, анализирует жизнь, фантазирует о жизни, может быть даже «делает жизнь» и «делает себя», но не живет.

Не потому что не хочет, хочет и очень сильно, но не умеет выражать свое чувственное состояние.


На работу пришла новенькая барышня. Симпатичная блондинка, загорелые плечи и шея, на руке татуировка и надпись «остановите Землю, я сойду».

Сотрудники улыбаются, перешептываются, кто-то позвал сходить вместе на обед, кто-то узнал, «замужем и есть-ли-дети».

Новенькая реагирует в ответ: на чью-то тупую шутку явно напряглась, на предложение вместе сходить на перекур – обрадовалась, стеснялась, когда второй раз спрашивала что-то по работе, раздражалась, что не получилось сразу заполнить нужную бумажку для допусков в локальную сеть.

Никто из них не делал ничего специально, но через несколько дней Светик уже словно была частью коллектива.

Не-Иванов не участвовал в общей суете. Он хотел, но не знал, что сказать. Страшно боялся брякнуть что-то не уместное, попасть в глупое и смешное положение.

Полгода он молча наблюдал за ней, и ужасно огорчился, когда у нее разгорелся яркий роман с инженером из техподдержки.

Еще через год роман довольно печально завершился.

Не-Иванов очень хотел как-то подержать ее, может быть предложить свою помощь. Но по-прежнему молчал и смотрел, не понимая, как сделать простую вещь – как остальные мужчины умудряются оказываться в отношениях, когда для него непосильной задачей было предложить симпатичной коллеге подвезти ее после работы.

 

Когда маленький ребенок искреннее улыбается, его мама расцветает улыбкой ему в ответ.

Он проживает свой чувственный опыт в ее эмоциональном поле.

Она помогает ему справляться со слишком сильными эмоциями, отзывается на его присутствие.

 

Обычный день. Звонок в дверь. Вася вернулся из школы, он первоклассник.

Бабушка радуется, как будто бы ей дали орден. Тормошит, просит рассказать, как и что была, а какая учительница, а что ребята, а какие девочки.

Гонит мыть руки и срочно обедать.

Тут же звонит с работы мама, испереживавшаяся и одновременно довольная.

Положил трубку и новый звонок – отец интересуется «как первый день в школе прошел, сын».

 

Обычные люди редко-редко замечается в каком роскошном эмоциональном богатстве они живут каждый день.

Так жители прекрасного климата считают, что это нормально, когда тепло бывает больше, чем пара месяцев в году.

 

Дети из семей, в которых испытывали длительную эмоциональную депривацию, как северяне без солнца и тепла.

Оно им жизненно необходимо, но попав на юг, еще нужно суметь пережить акклиматизацию, научиться помнить про крем от загара, не выбегать на солнцепек «погреться» на несколько часов до теплового удара.

 

В отношениях мы не только получаем «солнечный свет» или «грозу и бурю» от других людей, но и сами являемся источниками любви и тепла.

Или холода и дождя.

Или тумана…

 

Наш не-Иванов научился с самого детства быть «нейтральной стеной». От него нет ни тепла, любви и сочувствия, ни страстной ненависти, не стеснения или чего-то еще.

 

Он не испытывает сильных страданий в прямом смысле слова, ему скорее «никак», чем больно или радостно, грустно или весело.

Другие люди могли бы сказать, что не-Иванов не позволяет им проявить любовь и заботу, интерес к себе.

Он не откликается, не подает сигналов на уровне невербального отклика.

Его окружение считывает эти сигналы, и понимает их как «не подходи, проходи мимо».

Что и делает.

А ему плохо.

Но он это свое одиноко, грустно и отчаянно хочется близости проживает на уровне «головы», а тело ведет себя как «робот», спокойно-заморожено.

 

Еще один негативный аспект людей, выросших в семьях с эмоциональной депривацией – это то, что в быту называют «неблагодарностью».

Они словно не чувствуют симпатию к себе и не признают симпатию окружающих, что считывается как отвержение, обесценивание и та самая «неблагодарность».

 

Человек, переживший эмоциональную депривацию в детско-родительских отношениях, считает, что люди не смогут его любить, искренне с ним дружить, заботиться и интересоваться им.

Он и отчаянно боится остаться в одиночестве.

И, одновременно, на уровне чувственной вовлеченности не показывает свою заинтересованность, готовность быть в близких отношениях.

 

У детей, переживших эмоциональную депривацию очень часто развивается один из ненадежных типов привязанности.

У ребенка, «которого нет» — это избегающий тип.

Он означает, что какие сильные страсти не кипели бы у него в душе, во внешний контакт пойдет только «маска равнодушия».

А теперь представьте, какой путь в отношениях нужно пройти в терапии, и психологу и клиенту, чтобы научить не-Иванова не только чувствовать и понимать свои переживания, но и показывать их спонтанно, разделять с другими, уметь справляться с негативными и получать наслаждение от самого процесса живой вовлеченности.

Можно сравнить это с тем, как человека все детство учили играть в шахматы – думать и сдерживаться в любой ситуации общения, а оказалось, что ему нужно научиться петь и танцевать.

Совсем другое состояние, другие «правила игры».

А до этого ему еще нужно суметь разрешить себе осваивать чувственный мир, свой и других людей.

Ведь в его благополучной, приличной, достойной семье работал закон «у нас так не принято», «эмоционирование – это для слабаков» и им подобные.

 

Расти в поле эмоциональной депривации – это как цветку пробиться через трещину в асфальте. Как растению из солнечной и жаркой страны перебиваться крохами тепла в тенистом месте в Сибири.

Очень трудно.

 

Если вдруг читатель узнал себя в «равнодушном родителе» и понимает, что вряд ли обратится к психологу и будет учиться удовлетворять эмоциональные потребности своего ребенка, то можно хотя бы, как минимум, найти для него няню, помощницу, воспитательницу или может быть, родственника –наставника, любого взрослого человека, который будет эмоционально теплым, заботливым и стабильным в жизни ребенка.

Это даст ему возможность получать доступ к человеческому участию и любви и в детстве и в будущем, когда он станет взрослым человеком.

 

Эмоциональная депривация – это когда в ответ на ваши чувства, симпатию вы получаете отвержение и равнодушие.

Любому человек будет неприятно пережить отказ.

Взрослому человеку будет достаточно трудно пережить, если его отвергают раз за разом, день за днем.

Эмоциональная депривация через некоторое время приводит к унынию, бессилию, снижению самооценки.

Ненужность любимому человеку достаточно болезненный опыт.

Тому, кто отвергнут может искренне казаться, что так будет всегда. Одиночество – его приговор.

А теперь представьте, что через подобный опыт проходит маленький ребенок.

Ребенок, который не может сказать себе что-то вроде «да, грустно, что эта мама отвергает. Жаль, что моя мама равнодушна. Ну, да ладно. У меня было еще две мамы, которые меня любили, и еще одна, которую я сам отверг. И будут еще мамы в будущем…»

Дико звучит, правда?

Мама – она единственная.

И если она отторгает своего ребенка на эмоциональном, чувственном уровне, то ему приходится очень и очень не сладко.

Снижение жизненной энергии – только часть его проблемы.

Не умение вступать в контакт, дарить и получать любовь – еще часть его проблемы.

Низкая самооценка, убежденность, что он сам, в его неповторимости и уникальности не ценен, не нужен и не может быть любим – третий «кусок» проблемы эмоциональной депривации ребенка.

 

Есть три типичных способа, которыми люди справляются с последствиями эмоциональной депривации от равнодушных «благополучных» родителей.

 

Самый простой вариант – избежать проблемной ситуации.

Нет отношений, значит нет необходимости контактировать с другими людьми, учиться быть в близких отношениях, что-то чувствовать, ошибаться, получать опыт, расстраиваться и огорчаться.

Примерно такие подсознательные идеи приводят к решению: избегать контакта всеми доступными способами.

Избегать не только в реальных действиях:

— в выходные едем за город все вместе!

— нет, я не могу

— ладно

Пара-тройка отказов и люди привыкают, что можно никуда не звать равнодушного человека.

 

Второй способ совладать с проблемой – это пассивная покорность.

Сказали «ты тумбочка» — значит, тумбочка.

Не могут запомнить имя – откликаемся на чужое. Иванов? Значит будут Ивановым.

Не позвали к общему столу – не подходить и не обижаться. Позвали – подошел, проигнорировали – промолчал.

Нет отношений –значит нет отношений. Здравствуй, одиночество.

Решила замначальница, что человек «надежный, вроде не пьющий» должен сходить на свидание с одинокой Петровой под ее покровительством, значит идем на свидание. И не важно, нравится Петрова или нет.

 

Иногда даже у  самого терпеливого и выносливого человека наступает «край» и тогда он может сорваться и начать гиперэмоционально требовать что-то у окружающих, высказывать им накопившиеся обиды, а позже сгорать от стыда и вины за свой поступок.

Это третий вариант поведения – гиперкомпенсация.

Еще один из его видов – повышенная фальшивая эмоциональность.

Когда «ой, сочувствую», «держись, я с тобой, ты только держись» и прочие вещи, что ценны лишь тогда, когда звучат от души говорятся пафосно, с надрывом по поводу и без.

Людей хоть сколько-нибудь искренних коробит от подобного способа проявлять чувственный контакт.

Что снова возвращает нашего не-Иванова к его проблеме тотального глухого одиночества, как следствия эмоциональной депривации в детстве.

***

Записаться на консультацию к психологу, автору текста можно по телефону 

8 913 063 92 73 (Новосибирск, ул.Фрунзе, 5-515) либо написать на [email protected] для консультации по скайпу или в текстовом формате

***

По времени и стоимости консультаций можно уточнить ВОТ ТУТ 

Эмоциональная психическая депривация

Для полноценного психического развития, наряду с другими условиями, важнейшим выступает положительная эмоциональная связь ребенка с биологическими родителями или заменяющими их лицами. Если ребенок желанный, правильно организован процесс его жизнедеятельности, вовремя начатое обучение учитывает его возможности и осуществляется постепенно, с опорой на зону ближайшего развития, если в полной мере удовлетворяются потребности ребенка в принадлежности и любви, то маловероятно проявление негативных состояний. В результате недостаточного удовлетворения этих значимых для развития ребенка потребностей развиваются эмоциональные переживания, которые могут повлечь состояние «эмоциональная психическая депривация».

Как положительные, так и отрицательные эмоции проявляются сразу после рождения и связаны прежде всего с удовлетворением или неудовлетворением потребностей ребенка. Так, H. Wallon (1967] отмечает, что уже в первый день жизни в ответ на тактильное взаимодействие с человеком, например при стимуляции кожи, а на двадцатый день — при обращении окружающих появляется улыбка. По данным Р. Шпица и других исследователей, реакция улыбки, как специфический возрастной эмоциональный феномен, возникает в возрасте от двух до шести месяцев.

Классиками зарубежной психологии уже у новорожденных выделены такие отрицательные эмоции, как гнев и страх, неудовольствие (Jzard, 1971], имеющие свое выражение в плаче. По данным Д. Н. Исаева с десятидневного возраста у младенцев проявляется грусть и тревога в голодном состоянии и удовлетворенность после кормления. По мнению G. Bronson (1972], неудовольствие и страдание ребенка в своей основе имеют длительные и безуспешные попытки ассимиляции при появлении чужого; страх, как считает J. Bowlby (1969), является состоянием переживания чего-то, реального или несуществующего, угрожающего безопасности, либо отсутствия того, что обеспечивает ребенку безопасность, например матери.

Уже на ступени внутриутробной жизни для развития психоэмоциональной сферы значимо отношение матери к будущему сыну или дочери, а также характер ее взаимодействия с окружающей средой. В младенчестве, а чаще в период новорож-денности важен положительный эмоциональный фон общения с ребенком. F. Dunbar (1944] указывает, что дети отказываются принимать пищу от матерей, находящихся в возбужденном состоянии, отрицательно реагируют на резкие и сильные эмоции взрослых. По данным М. Fries (1944), тревога новорожденного и младенца, детерминирующая различные по проявлениям дисфункции организма, зарождается в период раннего взаимодействия матери и ребенка. Если дети младенческого возраста не обеспечены правильным и постоянным материнским уходом, то, как показано исследованиями M. Ribble (1945; 1965], у них быстро развивается болезненное состояние напряжения организма и психическая патология, например, аутизм, — по данным L. Kanner (1955; 1957], тяжелая анаклитическая депрессия, часто приводящая к смерти, описанная Р. Шпицем и В. Коблинером.

Наукой доказано, что мажорные родительские (материнские] эмоции необходимы младенцу с первых дней жизни еще потому, что, как указывает Е. Н. Винарская [19], «заражая» ими младенца, мать стимулирует развитие его интереса к окружающему миру. Удовлетворение интереса связано с затратами внутренней энергии, стимуляцией обменных процессов организма, а также механизмов его созревания. Эмоционально-теплый материнский уход в раннем детстве способствует как психоэмоциональному созреванию, так и накоплению ребенком позитивного познавательного опыта, который в дальнейшем выступает хорошей основой для развития познавательной сферы и коммуникативной активности ребенка. Минорные эмоции матери (родителей], равнодушное и безразличное отношение к ребенку снижают интенсивность физиологических процессов организма, что не замедлит проявиться в подавлении интереса ребенка к внешнему миру, снижении у него силы потребности в общении и, в связи с этим, в недостаточности коммуникативно-познавательного и эмоционального созревания, что, в свою очередь, может повысить вероятность развития состояния психической депривации.

И. В. Дубровина, М. К. Бардышевская и другие [28] отводит системе эмоционального взаимодействия между матерью и ребенком роль основы для образования «аффективного ядра» личности. Здесь важно вернуться к теории привязанности Дж. Боулби [16; 141], к понятию «рабочая модель». Рабочая модель, по мнению исследователя, включает модель себя и близкого человека. И восприятие самого себя детерминировано восприятием другого (объектом привязанности]. Память, как компонент «аффективного ядра» личности, сохраняет образы и образцы взаимоотношений с близкими людьми и воспроизводит их при взаимодействии с другими, тем самым определяя характер отношений в диаде «Я — Он». Таким образом, эмоциональный опыт раннего детства хранится в виде неосознаваемого знания, включающего в себя правила общения, способности к взаимодействию, эмпатию и запреты, и образует «аффективное ядро» личности. Скудность позитивного опыта разностороннего взаимодействия (в большей степени тактильного] обусловливает угасание силы ощущения эмоциональной безопасности и трудности в становлении разнообразных контактов детей с окружающей средой.

Опираясь на имеющиеся знания, М. К. Бардышевская выделяет следующие основные функции привязанности в младенчестве: регуляция аффективного возбуждения ребенка через непрерывный эмоциональный обмен с матерью; развитие саморегуляции поведения; формирование «морального Я», что в понимании автора состоит в интеграции опыта эмоционального общения с близкими и «перенос» освоенных правил взаимодействия на общение с другими людьми.

Глубокие и прочные эмоциональные связи с матерью (родителем] снижают отрицательные эмоции, усиливают и пробуждают положительные чувства, приумножают доверие к миру, конструктивно-позитивные формы познания и поведения ребенка.

Воспитываясь вне семьи или в обстановке крайнего семейного неблагополучия, ребенок лишен возможности овладевать позитивным эмоциональным опытом взаимодействия с близкими, поскольку интуитивное материнское поведение, органичной составляющей которого выступают тактильный, зрительный и речевой контакты, часто не возникает у лиц, в частности воспитателей, заменяющих родителей. В условиях, когда все ухаживание за ребенком ограничивается кормлением, пеленанием и переодеванием, младенец не имеет возможности запечатлевать и исследовать особенности эмоционального поведения матери, такие как жесты, телесные проявления, мимика, голосовые реакции др. Исследованиями Н. М. Щелованова и Н. М. Аксариной [119] показано, что удовлетворение органических потребностей лишь снимает эмоционально-отрицательные реакции у ребенка, предопределяя тем самым возникновение эмоционально-положительных реакций, но не порождает их. В депривационных условиях (Дом ребенка, детский дом или интернат] глубокие эмоциональные связи не формируются и в результате дети не овладевают средствами преодоления отрицательных эмоций и становления позитивных форм познания действительности и поведения. Их отличает недоверие к миру, инактивность, трудности в становлении контакта с социальным миром, эмоциональные нарушения и аффективные расстройства поведения.

Наблюдения показывают, что депривированные младенцы малоэмоциональны, крик и плач преобладают над позитивными эмоциями, они чаще, чем дети из благополучных семей, проявляют беспокойство, бедную мимику и мимику неудовольствия, хныканье. Функцию общения младенцев двухмесячного возраста выполняет «комплекс оживления», появляющийся в радостном поведении, сопровождающемся улыбкой, двигательным оживлением и голосовыми реакциями удовольствия. У депри-вированных детей комплекс оживления неактивный и появляется в пять месяцев.

У детей постарше нарушение эмоционального общения с окружающими людьми влечет снижение потребности во взаимодействии и сотрудничестве, нарушение развития предметно-манипулятивной и игровой деятельности. Деятельность детей характеризуется однообразием и простым манипулированием предметами. У детей раннего и дошкольного возраста эмоции поверхностны и нестойки, они печальны и пассивны, чувство привязанности к взрослому не возникает. В младшем школьном и подростковом возрасте негативные эмоциональные и коммуникативные проявления закрепляются. Школьников характеризует неумение строить общение с окружающими взрослыми и сверстниками.

Исследованиями И. В. Ярославцевой (2000, 2003) показано, что многие депривированные подростки отличаются эмоциональной нестабильностью и повышенной возбудимостью. Их довольно легко вывести из рабочего состояния, они вспыльчивы, неуравновешенны, бурно реагируют даже на незначительные замечания, при неприятностях могут надолго терять равновесие духа и оказываются неспособными самостоятельно управлять ситуацией. Большинство подростков (около 90 %) имеют высокий уровень личностной тревожности. Лишь небольшая группа школьников отличается невозмутимостью, спокойствием, вялостью, доходящей до апатии.

По данным М. Н. Достановой, Е. Б. Кнорре, Е. А. Климовой, С. В. Кривцовой (1997) воспитанники интернатных учреждений одиноки. И. В. Ярославцевой (2000, 2003) отмечено, что подростков с выраженным состоянием одиночества (высокий или критический уровень] немного. Им свойственны отсутствие эмоциональных контактов с близкими людьми и сверстниками, ау-тичность, холодность, уход в себя и депрессивные проявления. Высокий уровень одиночества часто характеризует подростков с низкой успеваемостью в школе и нарушением гармоничных межличностных отношений. Последние проявляются в агрессивном и враждебном поведении, в изоляции от коллектива сверстников, при которой подросток находится вне группы, наблюдает за ней, но не присоединяется, или в чрезмерной навязчивости к окружающим. Подростков со средним уровнем выраженности одиночества (их большинство] отличает от сверстников вялость, неактивность, ощущение эмоциональной изоляции. Связи с другими людьми они не рассматривают как разносторонние и глубокие, а оценивают как случайные и поверхностные. Их состояние подпадает по формулу: «Быть среди людей, но не с ними». Примерно пятая часть подростков не переживает подобное состояние.

Одиночество детерминировано различными причинами. Такое состояние часто встречается на фоне скрытой враждебности подростков. Им свойственны импульсивность, вспыльчивость, стремление доминировать, бесцеремонность в обращении, специфические межличностные проблемы, проявляющиеся в повышенной раздражительности в присутствии других людей, неоправданной критике окружающих, оказании психологического давления на других людей. Связанные с враждебностью отрицательные внутренние установки являются весьма устойчивыми и плохо контролируемыми, что ведет к изоляции от других людей и одиночеству.

В других случаях одиночество вызывается нарушениями механизма взаимодействия мотивов приближения и избегания. В случаях сочетания низкого уровня стремления к принятию и высокого уровня страха отвержения подростки переживают никчемность, нелюбимость, непонимаемость, испытывают ощущение эмоциональной и социальной изоляции. Эти переживания, с одной стороны, и отсутствие навыков адекватного общения, с другой стороны, отчуждают подростков от реального общения и погружают их в собственный внутренний мир. Боясь быть отвергнутыми, они активно избегают контактов с людьми. Результатом выраженности мотивов стремления к принятию и страха отвержения (встречается реже], выступает подростковая застенчивость, стремление к общению, но, в то же время, избегание его. Из-за боязни оказаться несостоятельными в глазах других подростки не проявляют инициативы в установлении межличностных контактов. В связи с этим им трудно преодолеть одиночество, а страх, порожденный прежним неудачным опытом, еще более усиливает это состояние (Ярославцева, 2000, 2003].

Многие исследователи указывают на перегрузку деприви-рованных воспитанников учреждений интернатного типа общением. В подростковом возрасте давление необходимости быть всегда с кем-то детерминирует потребность к тому, чтобы побыть одному. Однако последнее в силу условий общежития в детском доме также оказывается неудовлетворенным. Понятие «побыть одному» не тождественно понятию «одиночество». Первое отражает присущую всем подросткам потребность в уединении, естественном стремлении к обособлению, названному В. С. Мухиной психологическим «капсулированием», и представляющим собой механизм индивидуализации личности. Второе понятие «одиночество» характеризует состояние человека, вследствие не сложившихся взаимоотношений с окружающими, полного равнодушия к другим людям, отсутствия дружбы и любви. Такое состояние развивается в результате эмоционального отчуждения (лишения, обособления] в депри-вационных условиях жизни. Субъективные переживания одиночества, как и другие составляющие депривационного синдрома, влияют на адаптацию депривированных детей, воспитанных вне семьи или в обстановке семейного неблагополучия, в среде и осложняют процесс их социализации.

Яркими проявлениями эмоциональной психической депри-вации выступают личностные расстройства и поведенческие отклонения. Для детей характерны ситуативные характерологические, патохарактерологические реакции, часто обусловливающие патохарактерологическое развитие личности.

В неблагополучных условиях жизни (гопоопека, безнадзорность, семейный алкоголизм, наркомания, насилие и жестокость в отношении детей] могут формироваться аффективно-возбудимый тип патологического развития личности со склонностью к гневливости, конфликтам, частым аффективным разрядам; тормозимый тип патологического развития личности, отличающийся неуверенностью в себе, робостью, обидчивостью, склонностью к психогенным астеническим реакциям, что может сопровождаться замкнутостью, лживостью, патологическим фантазированием; неустойчивый вариант патологического развития личности, характеризующийся зависимостью поведения от сиюминутных желаний и влечений, неумением преодолевать трудности, отсутствием интереса к труду.

Поведенческая патология обусловлена психопатическими расстройствами личности как врожденными, так и сформировавшимися в процессе социализации в ситуациях привации и сепарации, и отличается склонностью депривированных детей к дезадаптации, тотальностью и стабильностью (признаки выделены П. Б. Ганнушкиным]. Склонность к дезадаптации (межличностной и внутриличностной] проявляется в таких паттернах поведения, как конфликтность, неудовлетворенность взаимоотношениями с людьми, противостояние им, социально-психологическая изоляция, непринятие себя как личности. Тотальность поведенческой патологии говорит о том, что человек дезадаптирован в разных жизненных ситуациях (семья, межличностные отношения, профессиональная деятельность]. Стабильность поведенческой патологии выражается в длительности ее проявлений.

В поведении часто обнаруживаются реакции имитации — повторение поведения сверстников и взрослых, обладающих авторитетом в глазах ребенка, активного и пассивного протеста. Эмоционально-волевая незрелость, нервно-психическая неустойчивость, интеллектуальная незрелость, усугубленные безнадзорностью либо сиротством — благоприятная почва для бродяжничества, формирования химической зависимости, делинквентности.

Приведенные сведения дают ответ на вопрос:

«Почему сироты часто пессимистически воспринимают действительность, ожидают в будущем неудач, а их поведение во многом зависит от влияния и авторитета взрослых?».

Подростки, воспитывающиеся в обстановке семейного неблагополучия, не чувствуют себя «защищенными» и поэтому ощущения и переживания ущербности и неполноценности постоянно сопровождают их.

Последствия эмоциональной депривации в условиях проживания вне семьи или в неблагополучной семье находят отклик во взрослой жизни в депрессиях, апатии, невротических и специфических расстройствах личности.

Подводя итог сказанному, подчеркнем, что для полноценного становления личности важным выступает гармонизация всех взаимоотношений человека с окружающей его средой. И отсутствие эмоциональной связи в виде любви, внимания и нежных чувств, наряду с другими лишениями, имеет патогенное значение для развития с широким спектром проявлений в виде снижения коммуникативно-познавательной активности, дефи-цитарности мотивационно-потребностной сферы, эмоционально-личностных нарушений и аффективных расстройств поведения.

Урок психологии в 11-м классе по теме «Эмоциональная депривация»

Тема: «Эмоциональная депривация»

Цели:

  • содействовать усвоению учащимися психологических понятий: депривация психическая, эмоциональная, сенсорная;
  • продолжать работу с учащимися над умением снимать с себя эмоциональ­ное напряжение, сохранять положительное мнение о самом себе даже в си­туации стресса;
  • способствовать созданию в группе атмосферы, способствующей самопро­явлению, активности и искренности.

Оборудование:

  • музыкальный фон;
  • карточки с заданиями;
  • таблица «Тональность настроений»

ХОД УРОКА

I. Организационный момент. Настрой на урок

Цель: создание положительного эмоционального настроения и атмосферы принятия каждого.

Упражнение.

«Сядем удобнее. Спина расслаблена, опирается на спинку стула, руки спокойно лежат на коленях. Можно закрыть глаза. Представьте себе своё сегодняшнее настроение, с которым вы пришли на занятие. Какого оно цвета?». При помощи сравнения учащиеся говорят, на какое время года, погоду, природное явление похоже их настроение. (Опрос по кругу).

II. Опрос домашнего задания

– О чём мы с вами говорили на прошлом занятии?

1. Что такое стресс?
Стресс — это неспецифический компонент адап­тации, благодаря которому мобилизуются энергетические и пластиче­ские ресурсы организма. Это – любое более или менее выраженное на­пряжение организма. Весь комплекс физиологических реакций, проте­кающих по фазам, Селье и назвал «стрессом» или «общим адаптацион­ным синдромом».

2. Кто является основателем теории стресса?
Термин «стресс» (от англ.Stress  – давление, напряжение) был предложен канадским физиологом Гансом Селье. В 1936 г. Селье опубликовал ре­зультаты своих исследований, где им было обнаружено, что при воздей­ствии на организм разнообразных агентов (он назвал их стрессорами) в организме возникает стереотипная физиологическая реакция.

3. Каковы основные признаки стресса?
Учащение пульса, увеличение артериального давления, повышение в крови кортикостероидов — гормонов коры надпочечников.

4. Что может вызвать стресс?
Мышечная нагрузка, холод, тревога, семейный конфликт, неприятные высказывания кого-либо.
Всякая неожиданность, которая нарушает привычное течение жизни, может быть причиной стресса. Не имеет значения, приятна или неприятна ситуация, с которой мы столкнулись.

5. Каково влияние стресса на организм человека?
Любой раздражитель — стрессор, физический или психологический, все­гда строго специфичен для организма, так как имеет определенное значение, и одновременно несёт общее требование — приспособиться к новым услови­ям. Это заставляет организм адаптироваться к возникшей ситуации.
В экстремальных условиях и при воздействии повреждающих факторов, в организме возникают неспецифические стандартные ответы более широ­кого диапазона: изъявление желудочно-кишечного тракта, трофические расстройства, повышение активности коркового слоя надпочечников, изменение состава лейкоцитов, повышение свертываемости крови, перестройка защитных и иммунных сил организма.

6. Профилактика стресса?
Профилактика должна быть направлена на выявление источников стресса — стресс-факторов, на пропаганду и обучение здоровому образу жизни (о том, как питаться, распределять свое время, бросить курить, обучение приемам саморегуляции, релаксации, аутотренинга).

III. Установка на восприятие темы

В жизни человеку очень важно уметь понимать свое эмоциональное со­стояние, распознавать чувства других, так как это источник благополуч­ного общения, толерантности, взаимности.
Эмоции – это выражение нашего отношения к происходящему вокруг или внутри нас.

IV. Сообщение темы и целей урока

– Сегодня мы с вами поговорим об эмоционально-чувственной сфере лич­ности; продолжим работу над навыками рефлексии; вспомним об эмоциях и их влиянии на здоровье и жизнь человека; познакомимся с новыми психиче­скими терминами – депривация психическая, эмоциональная, сенсорная (Приложение 1).

V. Формирование новых понятий

– Какие эмоции мы с вами знаем? Чем отличаются эмоции от чувств? Ка­кое значение имеют в нашей жизни эмоции и чувства? (Ответы учащихся).
Эмоции – класс психологических состояний, представляющих собой приятные, неприятные и более сложные по своей окраске внутренние пе­реживания. Это – настроения, аффекты, чувства, страсти, стрессы.
Сам термин депривация означает – лишение человека каких-либо усло­вий, необходимых для его нормального существования, удовлетворения его основных жизненных потребностей.
Депривация психическая (от лат.deprivatio – потеря, лишение чего-либо) – психическое состояние страдания, которое возникает вследствие длительного ограничения человека в удовлетворении его основных по­требностей. Наиболее опасны для полноценного развития сенсорная, эмо­циональная, коммуникативная формы депривации. Характеризуется вы­раженными отклонениями в эмоциональном и интеллектуальном развитии (нарушение эмоциональных контактов, задержка в развитии речи, освое­нии социальных и гигиенических навыков, развитии тонкой моторики, интеллекта).
Эмоциональные (аффективные) расстройства – расстройства, вызван­ные нарушениями нормальной эмоциональной жизни человека. Наиболее часто встречающиеся из них – непредсказуемые изменения настроения, мания, депрессия.
Сенсорная депривация проявляется в том, что организм человека надолго лишается стимулов, необходимых для нормальной активности и поддержа­ния работоспособности органов чувств на должном уровне.
На занятиях по психологии вы учились различать и называть основные эмоции и чувства; выражать их с помощью мимики, жестов, пантомимики; соотносить мимику и жесты других людей с их эмоциональным со­стоянием. Вот мы сейчас и посмотрим, как вы научились понимать, распо­знавать и проявлять эмоции и чувства.

VI. Упражнения

Упражнение «Ассоциации»

Учащийся жестами, мимикой изображает то, что написано на карточке, которую он вытянул, остальные отгадывают, кого или что он изображает. Кто правильно назвал, становится ведущим.

Упражнение «Пиктограмма»

Предлагаю нарисовать радостную картинку и картинку, посмотрев на ко­торую становится печально.

Приятное – неприятное
Радость – печаль
Весёлое – грустное.

При помощи рефлексии учащиеся анализируют, что они делали, как выбирали и реализовали стратегии работы, как менялось их настроение, довольны ли результатом работы.

VII. Обобщение

– Разнообразные эмоциональные моменты входят в содержание всех ум­ственных процессов — восприятия, памяти, мышления и др. Они обуслов­ливают яркость и полноту наших восприятий, они влияют на скорость и прочность запоминания. Эмоционально окрашенные факты запоминают­ся быстрее и прочнее. Чувства непроизвольно активизируют или, наобо­рот, затормаживают процессы мышления. Они стимулируют деятельность нашей фантазии, придают нашей речи убедительность, яркость и живость. Чувства вызывают и стимулируют наши действия. Сила и настойчивость волевых действий в значительной степени обусловливается чувствами. Они обогащают содержание человеческой жизни. Люди с бедными и сла­быми эмоциональными переживаниями становятся сухими, мелочными педантами. Положительные эмоции и чувства повышают нашу энергию и трудоспособность.
При этом следует подчеркнуть одно важное обстоятельство: для эмо­ционального насыщения нужны не только положительные эмоции, но и эмоции, связанные со страданием, неудовлетворением.
Эмоции отражают как состояния организма, так и состояния психики или сознания человека.

Для того чтобы быть здоровым и чувствовать полноту жизни, мы должны:

  • оказывать внимание своему телу, любить его, заботиться о нём, раз­вивать его;
  • развивать свой интеллект, обучаться новому, окружая себя тем, что стимулирует мыслительную деятельность: книгами, учебой, общением, посещением кружков;
  • учиться управлять своими чувствами;
  • развивать наши ощущения, научиться тому, как заботиться об органах чувств, использовать их как дорогу жизни, соединяющую наш внутренний и внешний мир;
  • научиться гармонично решать всевозможные проблемы;
  • изучить наши физические потребности и научиться их удовлетво­рять;
  • создать себе комфортное пространство из звуков, цвета, тепла, возду­ха, чтобы чувствовать себя в нём уютно;
  • развивать в себе способность чувствовать биение пульса жизни, полностью раскрываться и проявлять себя.

VIII. Домашнее задание

1. Попробовать сделать непосредственное описание природы. Для это­го пойти на лоно природы и записать всё, что почувствуется, увидится, что при этом вспомнится, подумается.
2. Нарисовать «погружение в природу» – в красоту.

IX. Итоги урока. Комментарий оценок

Предлагаю по кругу поделиться мыслями, чувствами, открытиями прошед­шего урока, выразить свое состояние.
– Что понравилось? Что лучше всего запомнилось? Что было трудным? Закончить наш урок я хочу высказыванием Аристотеля:
«Властвует над страстями не тот, кто совсем воздерживается от них, но тот, кто пользуется ими так, как управляют кораблём или конём, то есть направляет их туда, куда нужно и полезно».
– Благодарю всех за работу. (Комментирую оценки).

Эмоциональная депривация и второй Дар Смерти. Часть 1 | Юрий Вагин

Хотите, я расскажу вам об очень эффективном, мощном и опасном оружии, об оружии, можно сказать, массового поражения, которое допустимо использовать иметь на вооружении в ходе длительных мирных отношений друг с другом? Как говорится, si vis pacem, para bellum (хочешь мира — готовься к войне) — латинская фраза, которую приписывают римскому историку Корнелию Непоту (I век до н. э.). Парабеллумом (para bellum — готовься к войне) назвал в 1898 году свой знаменитый пистолет немецкий конструктор Георг Люгер. Хотите, я расскажу вам про психологический парабеллум, после выстрела из которого контрольный выстрел уже не нужен? Не отвечайте мне, знаю, что хотите.

Это психологическое оружие по своему убойному действию можно сравнить с нейтронной бомбой. Никаких видимых разрушений, ни скандалов, ни криков, ни оскорблений, ни драк, ни уходов к маме, ни порванных фотографий, ни разводов, ни раздела имущества, но после его применения в вашей жизни не останется ни вопросов, ни сомнений, ни проблем. Только истина. Это чудо-оружие психологи называют «эмоциональная депривация» или «лишение эмоций».

Эмоциональная депривация (лат. deprivatio — потеря, лишение) — это разновидность психической депривации, заключающаяся в бедности или полном отсутствии эмоциональных контактов с другими значимыми людьми. Например, матери может быть безразличен или даже неприятен ее родной ребенок при формальном удовлетворении всех его физиологических потребностей. Это всегда плохо сказывается на развитии ребенка. Он может отставать в развитии и иметь особенности характера. На этот счет вы можете найти много литературы.

Использование эмоциональной депривации как инструмента для изменения поведения взрослых людей почти не изучено. И даже хуже. Многие психологи и психотерапевты (особенно детские) выступают за то, чтобы вообще запретить использовать эмоциональную депривацию. Я понимаю их логику. Эмоциональная депривация — один из самых мощных психологических инструментов, известных мне. Но поскольку он существует, то я, как профессор «Грозный Глаз» Грюм, должен вас с ним ознакомить. Помните про три непростительных заклятья в «Гарри Поттере»? Их не нужно использовать направо и налево, но как минимум их нужно знать.

Начнем с того, почему эмоциональная депривация так эффективна? Что самое главное в отношениях между близкими людьми? Не секс, не финансы, не взаимная выгода и даже не квартирный вопрос, который испортил москвичей. Главное в отношениях между людьми — это так называемая эмпатия — эмоциональное сочувствие, сопереживание, чувствование другого. Чужие люди часто не понимают тебя, даже когда ты говоришь. Близкие люди понимают тебя, даже когда ты молчишь. Бывает, случилось у тебя что-то нехорошее, приходишь на работу, не предполагая показывать свою боль, мимо тебя проходят десять, двадцать человек, ты всем улыбаешься, здороваешься, и вдруг кто-то спрашивает: «У тебя что-то случилось?». Это эмпатия. Этот человек тебя почувствовал. Как в «Аватаре»: «Я тебя вижу». Это означает, что ты ему небезразличен. Ты важен для него. Это близкий человек, я бы сказал, родной человек, даже если ваши кровные родственники прошли мимо друг друга пятьдесят тысяч лет тому назад и не поздоровались.

Эмоциональная депривация воздействует на эмпатическую связь. Она ее разрывает. Временно. Ты начинаешь искусственно относиться к родному и близкому человеку, который временно «обнаглел» и перестал учитывать твои интересы, не злобно-негативно, как к какому-то врагу, а нейтрально, как к старому хорошему доброму знакомому. Это ни в коем случае не игнорирование, не бойкот, не обструкция. Это и не война, а если и война, то война холодная. Это искусственное выключение той самой эмпатии, которая является солью и перцем любых отношений. Отношения становятся формальными. Он ничего не должен вам, но и вы ничего ему не должны. И для этого не нужно разъезжаться по разным квартирам, городам и странам. Не нужно демонстративно и гордо молчать и уж тем более ругаться, орать, обвинять, винить, пугать и угрожать.

Эмоциональную депривацию можно организовать, проживая вместе в однокомнатной квартире. Тихо, спокойно, мучительно.

Продолжение завтра.

UPD: вторую часть статьи можно прочитать тут.

Родительская депривация — причины, симптомы, диагностика и лечение

Родительская депривация – психическое состояние ребенка, характеризующееся невозможностью удовлетворять основные жизненные потребности из-за отсутствия или отстраненности родителей. Возникает вследствие недостатка заботы, ласки, понимания, взглядов, прикосновений, общения. Последствия – эмоциональные, личностные, поведенческие расстройства, трудности социализации. Диагностика включает клиническую беседу, применение опросников, рисуночных тестов. Лечение основано на групповой и индивидуальной психотерапии, дополняется психокоррекцией, социальной реабилитацией, медикаментозной терапией.

Общие сведения

Термин «депривация» происходит из латинского языка, означает «лишение», «потерю». Родительская депривация – лишение ребенка взаимодействия с родителями. Синонимичное название – синдром недолюбленности. В 60-70 годах прошлого столетия врачи начали признавать, активно изучать роль эмоциональной близости родителей в психическом развитии ребенка. Установлено, что недостаток любви, заботы, привязанности, телесных контактов приводит к нарушениям психического здоровья детей. Данные о распространенности родительской депривации отсутствуют – легкие проявления переживаются в рамках семьи, тяжелые случаи выявляются на поздних стадиях при выраженной задержке психического развития, эмоционально-поведенческих нарушениях.

Родительская депривация

Причины родительской депривации

Основная причина – отсутствие возможности удовлетворить психологические потребности в любви, привязанности, общении. Дополнительными факторами риска становятся особенности нервной системы, темперамент, адаптационные возможности ребенка. Рассматривая депривацию как двусторонний процесс – воздействие стимула и формирование ответной реакции – выделяют ряд причин:

  • Недостаточная привязанность родителей. Отец и мать не проявляют любви к малышу. Явление распространено в семьях с нежеланным ребенком, при психических расстройствах, алкоголизме, наркомании родителей.
  • Длительная разлука. Депривация развивается при продолжительном пребывании в стационаре, учебном учреждении закрытого типа. Проявляется эмоциональными расстройствами.
  • Отсутствие родителей. Ранняя смерть отца и матери, отказ от ребенка становятся ключевыми факторами депривации. В домах малютки, детских приютах эмоциональные потребности удовлетворяются недостаточно.
  • Конституционально-наследственные особенности. Дети с неустойчивым слабым типом ЦНС более восприимчивы к влиянию депривационного фактора. Они менее пластичны, хуже адаптируются к изменяющимся условиям. Непродолжительное отсутствие мамы с папой (госпитализация, вынужденный отъезд) отрицательно сказывается на психическом и физическом развитии.
  • Состояние здоровья. Негативное влияние депривации быстрее проявляется у детей с неврологическими, соматическими заболеваниями. Больной ребенок больше нуждается во внимании, заботе родителей, острее переживает невозможность удовлетворения данных потребностей.

Патогенез

Среди исследований патогенеза родительской деривации распространена теория Э. Эриксона: отсутствие материнской любви формирует базисное недоверие к миру. Данное чувство проявляется боязливостью, подозрительностью, пассивностью, стремлением к избеганию незнакомых ситуаций. Недостаток телесных, слуховых, зрительных контактов с родителем создает ощущение психологического дискомфорта, способствует формированию эмоциональной неустойчивости, нарушений режима сна-бодрствования. Ребенок становится чрезмерно беспокойным, импульсивным, плаксивым, отказывается устанавливать контакт, не проявляет познавательного интереса. В период раннего детства развивается первичное ощущение собственной неуспешности, переживание нестабильности, страха, обиды. Родительская депривация негативно влияет на процесс развития в промежутке с рождения до старшего подросткового возраста. Компенсация происходит через формирование привязанности к другим объектам (людям, животным, игрушкам), увлеченность деятельностью (хобби, творчество, спорт).

Классификация

По степени выраженности родительская депривация бывает полной и частичной. Полная (абсолютная) возникает при отказе матери и отца от прав, отрыве ребенка от семьи, смерти родителей. Частичный вариант – отношения обеднены эмоционально, но близость сохраняется, физически члены семьи находятся рядом. По содержанию выделяют следующие виды депривации:

  • Сенсорная. Характеризуется невозможностью удовлетворить потребность в ощущениях. Проявляется недостатком прикосновений, объятий, поглаживаний, взглядов.
  • Когнитивная. Представлена отсутствием возможности познавать родителя, через него – окружающий мир. Проявляется отставанием развития интеллектуальных функций.
  • Эмоциональная. Наиболее выраженный компонент материнской депривации. Формируется при невозможности почувствовать близость, принятие, любовь, одобрение, поддержку.
  • Социальная. Определяется лишением возможности выполнять социальную роль (сын, дочь). Отражается на поведении ребенка, отношениях с окружающими.

Симптомы родительской депривации

Изменения возникают в эмоциональной, поведенческой, когнитивной сфере. У младенцев снижена двигательная активность, позже формируется навык сидения, ходьбы. Интерес к игрушкам, ярким предметам, новым звукам снижен. Выражены вегетативные нарушения – частые срыгивания, нарушения стула, беспокойный сон, плохая терморегуляция. Комплекс оживления развивается к 4-5 месяцам, слабый. Эмоциональная неустойчивость проявляется плачем, криками. Гуление, лепет возникают на 1-2 месяца позже нормы.

Дети раннего возраста и дошкольники испытывают трудности социальной адаптации, с трудом устанавливают контакты, часто подозрительны, насторожены, боязливы. Редко проявляют инициативу, несамостоятельны. В зависимости от темперамента становятся замкнутыми, молчаливыми либо агрессивными, импульсивными. Эмоции неустойчивы, часто отмечаются вспышки негодования, гнева, плач. Аффективные расстройства представлены детскими страхами, повышенной тревожностью. Самооценка заниженная, чувство недоверия к обществу формирует искаженный образ Я как неудачника, неспособного контролировать происходящее, влиять на результат собственных действий. Выраженность задержки умственного развития зависит от окружающей обстановки, наличия педагогов. Кроме ЗПР часто наблюдаются речевые нарушения, поведенческие и невротические расстройства.

В младшем школьном и подростковом возрасте проблемы идентичности провоцируют эмоционально-личностные расстройства. Ребенок, подросток испытывает трудности принятия социальных ролей – ученик, друг, знакомый. Отсутствует опыт выстраивания отношений, поэтому дети в ситуациях межличностного взаимодействия часто ведут себя неадекватно: убегают, прячутся, отворачиваются, грубят, обзывают, проявляют физическую агрессию. Дружеские предложения воспринимают насторожено, отвечают отказом. В коллективе у них формируется позиция изгоя, агрессора. К проблемам социального характера добавляется школьная неуспеваемость. Подростки прогуливают школьные занятия, приобщаются к «уличным» группировкам, бродяжничают.

Осложнения

Без своевременной психолого-педагогической коррекции родительская депривация способствует развитию психической патологии. Характер осложнений определяется возрастом ребенка и продолжительностью отсутствия родителей (опекунов). В раннем детстве у пациентов преобладают расстройства эмоционально-волевой сферы, неравномерность отставания когнитивных функций с преимущественно речевыми нарушениями. Часто диагностируются нарушения невротического спектра: энурез, парасомнии, навязчивые движения, апатическая, маскированная депрессия. У дошкольников и младших школьников определяются поведенческие отклонения, ЗПР. У подростков – психопатии, депрессивные расстройства.

Диагностика

Диагностика депривации – сложный длительный процесс, предполагающий сотрудничество врача-психиатра, невролога, психолога, педагогов, социальных работников и медицинских сестер, ухаживающих за ребенком. Требуется долговременное наблюдение, регулярная оценка особенностей развития. Комплексные обследования показаны детям групп риска – воспитывающимся в неблагополучных семьях, подверженным частой госпитализации, сиротам. Применяется ряд методов:

  • Беседа. Разговор с ребенком позволяет первично оценить эмоциональное состояние, реакции на похвалу/замечания, способность устанавливать, поддерживать продуктивный контакт. Специалист выявляет сферы, наиболее подверженные депривационному воздействию, определяет направленность дальнейшей диагностики.
  • Проективные тесты. Широко применяются рисуночные методики – «Человек», «Дом, дерево, человек», «Несуществующее животное», «Человек под дождем». Они универсальны относительно возраста, уровня интеллектуального развития, национальности. Позволяют выявить глубинные неосознаваемые переживания, скрываемые особенности поведения.
  • Опросники. Методики данной группы рекомендованы для обследования детей от 10 лет. Используются опросники, направленные на исследование детско-родительских отношений – «Анализ Семейного Воспитания» Э.Г. Эйдемиллера, «Детско-родительские отношения подростков» П. Трояновской. Дополнительно показаны тесты исследования личности – «Патохарактерологический личностный опросник» А. Е. Личко, опросник Леонгарда-Шмишека.

Родительская депривация рассматривается как этиологический фактор ЗПР, речевых нарушений, невротических и поведенческих расстройств, дезадаптации. При дифференциальной диагностике необходимо различение данного феномена с иными возможными причинами нарушений развития (резидуально-органическим поражением ЦНС, наследственными факторами).

Лечение последствий родительской депривации

Специфические методы лечения не разработаны. Помощь врачей, психологов, педагогов направлена на устранение причин и коррекцию последствий ранней психологической депривации. Терапия проводится на базе реабилитационных центров, психоневрологических диспансеров, частных клиник. Комплекс процедур определяется индивидуально с учетом тяжести симптомов, возраста ребенка. Применяются:

  • Групповая психотерапия. Тренинги с детьми, подростками оказываются наиболее эффективным способом коррекции системы ценностей, самооценки, восприятия роли. В процессе специально организованного общения, игр возникают ситуации апробирования положительных отношений. Члены группы учатся договариваться, дружить, сотрудничать. В тесном взаимодействии узнают (обнаруживают) качества личности. Происходит формирование системы «Я», общественных ролей.
  • Индивидуальная психотерапия. Встречи с психотерапевтом необходимы при эмоциональных расстройствах – депрессии, неврозе навязчивых состояний, повышенной тревожности, страхах. Наиболее распространены методы когнитивно-поведенческой терапии: на первом этапе проводится коррекция нелогичных, нецелесообразных мыслей, провоцирующих негативные эмоции, на втором вырабатываются новые эффективные формы поведения.
  • Психокоррекция. Занятия с психологом необходимы детям, имеющим отставание в когнитивном развитии. Упражнения, игры развивают мелкую моторику, активное внимание, память, мышление, интеллект. Работа проводится в индивидуальном и групповом режиме.
  • Медикаментозная терапия. Применение лекарств целесообразно при выраженных поведенческих и эмоциональных нарушениях. Лечение назначается психиатром, препараты подбираются индивидуально. Используются антидепрессанты, противотревожные средства, нейролептики, ноотропы.
  • Социальная реабилитация. Усилиями педагогов ребенок активно включается в занятия спортом, рисованием, конструированием, лепкой, полезным трудом. Создаются ситуации сотрудничества, на основе которы х легче налаживается общение, дружба. Компенсация агрессии происходит во время активных физических нагрузок. Последствия эмоциональной, сенсорной депривации редуцируются в процессе творческой деятельности.

Прогноз и профилактика

Прогноз результатов депривации определяется состоянием здоровья, возрастом, психологическими особенностями ребенка, продолжительностью нахождения в условиях нехватки родительской любви. Наиболее благоприятный исход у малышей до 3 лет, при своевременной компенсации последствия полностью редуцируются. Чем старше ребенок, тем продолжительнее период реабилитации. Профилактика сводится к сохранению полноценной семьи – предупреждению нежелательных беременностей, отказов от детей, разводов. Вторичные методы – создание условий максимально приближенных к домашним в приютах, стационарах (организация палат совместного пребывания ребенка с матерью).

Анетта Орлова рассказывает, как бесконфликтно пережить вынужденную самоизоляцию

Разговаривайте — преодолевайте речевую депривацию. Если вы будете и дальше проводить так много времени в гаджетах, как раньше, то сегодня-завтра возненавидите друг друга. Формируйте темы, продумывайте беседы, дискутируйте в течение дня. При этом темы разговоров должны быть интересны всем членам семьи, иметь позитивную формулировку и выходить за временные рамки пандемии.

Введите мораторий на обсуждение проблем. Сейчас выяснять отношения — самое дурацкое дело.

Придумайте какую-то классную цель, которую вы всей семьей воплотите в жизнь, когда COVID-19 останется в прошлом. Во-первых, это сближает; во-вторых, когда вы думаете, мечтаете о будущем, то сдвигаете фокус внимания с текущих проблем на предстоящие позитивные изменения. Выберите общую цель, а потом пусть каждый нарисует себе картинку — как он ее видит. Яркую, объемную, полную запахов и тактильных ощущений. Помните — цель за пределами пандемии! На вдохе все должны представить — увидеть свою картинку-цель, а на выдохе буквально шагнуть в нее, стать героем этой картинки, где все хорошо, вы вместе счастливы.

Воспринимайте происходящее, например, как… телепроект или шоу, в котором вы и ваша семья — главные участники. Пусть вы попали в этот проект не по своей воле, но у вас точно есть три пути: проиграть, выйти в ноль, выиграть. Что выбираете? Изоляция, когда вас буквально ничего не отвлекает друг от друга, поможет поближе «познакомиться», наладить межличностные контакты в семье и, конечно, прокачать профессиональные и личностные навыки, заняться саморазвитием. Учите языки онлайн, осваивайте новые «цифровые» профессии — теперь у вас на это точно есть время! Моя маленькая дочь, например, по собственному желанию прошла бесплатный урок английского онлайн и попросила записать ее на дальнейшее обучение. Я согласилась, а взамен она научила меня вместе с сыном делать макет короновируса из теннисных мячиков и пластилина. Все проводят время с пользой, плюс у дочери формируется навык обучения! Я тоже учусь онлайн, наконец, нашла время для работы над книгой, активно веду вебинары, эфиры в Instagram.

Схема эмоциональной депривации: что это такое и как с этим бороться

Знаете ли вы, что эмоциональная депривация является одной из наиболее часто встречающихся схем, хотя первичное выявление довольно сложно из-за наличия меньшего количества признаков? Пострадавших окружает смутное ощущение, что в их жизни не хватает чего-то важного. Они не совсем уверены в том, что это такое, но уверены, что чего-то не хватает. Неизвестная пустота или пустота, но она реальна, потому что это пустота неудовлетворенных эмоциональных потребностей.

КАКОВЫ ОБЩИЕ ПРИЗНАКИ СХЕМЫ ЭД?

Прочтите пункты списка, упомянутые ниже, и если вы обнаружите, что по крайней мере шесть из них связаны, у вас есть схема ED.

  1. У меня нет никого, на кого я мог бы положиться за советом.
  2. Я не ожидаю, что кто-то удовлетворит мои эмоциональные потребности.
  3. Меня никогда не поддерживали эмоционально.
  4. В моем детстве эмоции и чувства никогда не оценивались.
  5. Я чувствую, что в моей жизни есть пустота, но я не знаю, что это такое.
  6. Я никогда ни с кем не чувствовал эмоциональной близости.
  7. Я не понимаю своих эмоций и потребностей.
  8. На протяжении всей моей жизни меня никто не утешал эмоционально.
  9. Я редко делюсь с кем-либо своими уязвимостями.

КАКОВЫ ОСНОВНЫЕ ПРИЧИНЫ СХЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ДЕПРИВАЦИИ? Схема

ED не возникает в одночасье, ее корни уходят в раннее детство. Чаще всего основной опекун не поддерживал и не проявлял внимания к эмоциональным потребностям ребенка.Эта ситуация отличается от физической диссоциации. Ребенок был сыт, игрушек было много, все его физические потребности удовлетворялись, а эмоциональные потребности не удовлетворялись. Именно в таких ситуациях дети испытывают стресс и вырабатывают способы осмыслить свои реакции.

Что происходит, когда эмоциональные потребности ребенка не удовлетворяются, он чувствует себя невидимым и неважным. Он чувствует, что его существование не имеет большой ценности, поэтому им не удается установить связи с большим количеством людей вокруг них.

КАК ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ДЕПРИВАЦИЯ ВЛИЯЕТ НА ЧЕЛОВЕКА?

Как упоминалось ранее, люди, страдающие от схемы ЭД, чувствуют себя потерянными, одинокими, подавленными и озлобленными, но не знают точной причины своих чувств. Когда они вступают во взрослую жизнь, они не смотрят ни на кого, чтобы помочь, защитить или даже понять их. Поскольку они не могут выразить себя эмоционально, они не ждут тепла или привязанности от других. Им все эти вещи кажутся бесполезными, поскольку они непоняты и одиноки.

КАК БЫТЬ СО СХЕМОЙ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ДЕПРИВАЦИИ?

Первый шаг к излечению от любой болезни — это осознание ее. Вы также должны осознавать свои эмоциональные потребности. Большинство людей, страдающих от схемы ЭД, не знают об этом, потому что они прошли долгий путь, не зная себя. Еще одна цель в этом аспекте — заставить людей понимать их эмоционально так же, как и других нормальных людей вокруг них.

Вы также должны окружить себя нужными людьми и обращаться за помощью всякий раз, когда возникает необходимость.Основным препятствием является то, что люди со схемой ЭД имеют неадекватное поведение, которое препятствует другим людям оказывать помощь и удовлетворять их потребности.

Это форма самосаботажа, так как люди, которые долгое время были одиноки, имеют очень нереалистичные ожидания от других. Чем больше они лишены, тем выше их ожидания, чтобы компенсировать лишение, которое практически невозможно удовлетворить. Кроме того, эти люди боятся, что их ожидания не оправдаются, поэтому из страха саботируют свои планы, и этот порочный круг увековечивает себя.

СЛЕДУЮЩИЕ АДАПТИВНЫЕ СТРАТЕГИИ ДЛЯ СПРАВКИ С ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ ДЕПРИВАЦИЕЙ СХЕМА

Для начала важно найти безопасный способ выразить свою боль и гнев по отношению к тем, кто несет ответственность за ваши лишения. Это включает в себя возвращение в дни вашего детства, когда ваши эмоциональные потребности не удовлетворялись вашим основным опекуном. Вы также должны выразить свое негодование по отношению к своим родителям, которые, по вашему мнению, несут ответственность за ваше тяжелое положение.

Люди со схемой ЭД также чувствуют, что другие действуют эгоистично, что бывает нечасто.Во время лечения их учат видеть градацию, а не две крайности. Люди заботятся о вас, но они устанавливают ограничения на то, что они дают. Иногда существует объективный предел того, что люди могут дать.

Для человека с ЭД они чувствуют, что люди не заботятся о них, если они не готовы дать им столько, сколько они ожидают. Реальность такова, что люди либо слишком заняты другими делами, либо не могут сосредоточиться на одном человеке. Несмотря на свою занятую жизнь, они готовы заботиться и готовы оказать поддержку.

Так становится возможным принимать заботливых партнеров, а также обращаться за помощью всякий раз, когда вы чувствуете необходимость. Люди также учатся перестать избегать близости. Они также не реагируют негативно, когда чувствуют себя замкнутыми. Они контролируют свой гнев и умеренные уровни лишений. Жизненно важно понимать, что у людей есть пределы, и некоторая степень лишений допустима.

Основная цель терапии — помочь пациентам установить связь между их чувствами грусти, одиночества и другими физическими симптомами и отсутствием эмпатии и защиты.Пациентам трудно осознать, что обделенный ребенок внутри них также нуждается в любви, заботе и общении с окружающими. Это легче сказать, чем сделать, потому что на протяжении всей жизни пациентов с ЭД просили разобраться со своими чувствами или просто преодолеть неприятные эмоции. В результате у них выработалась прочная привычка забрасывать их под ковер, поскольку это считалось признаком слабости и негативизма.

Поэтому трудно искать поддержки, когда на самом деле ее никогда нет.Люди с ЭД считают, что если они обратятся за помощью, их осудят, и другие сочтут их слабыми, а их способность заботиться о себе будет поставлена ​​под угрозу. Они просто не знают, как обратиться за помощью и как правильно ее попросить, потому что на самом деле схема ЭД — это реальная вещь.

Человеку свойственно иметь потребности и просить об их удовлетворении. Если вы эмоционально уязвимы, такова человеческая природа. Если люди думают, что могут оставаться сильными все время, это невозможно, потому что они отрицают ключевую концепцию своего существования.Это неотъемлемая часть преодоления схемы ЭД. Это нормально и естественно. Иногда можно чувствовать себя уязвимым, потому что это не делает вас слабым. Это делает тебя человеком, и точка.

Расстройство эмоциональной депривации — Институт Баарса

Открытие невроза депривации

(теперь называемое расстройством эмоциональной депривации)

Это важное открытие было сделано доктором Анной Терруве в результате сеанса терапии с 25-летней девушкой. , очень интеллигентная женщина.Удивительно, но месяцы психотерапии прошли, а женщина не добилась никакого прогресса. Она пришла с чувством «сильной тревоги» и «обладала необычно детской эмоциональной жизнью» (Baars & Terruwe, 2002). Однажды женщина сказала доктору Терруве: «Доктор, все, что вы говорите, на меня не действует. Шесть месяцев я сижу здесь, надеясь, что ты примешь меня к своему сердцу… ты был слеп к моим нуждам».

Это откровение пациентки стало неожиданностью для доктора Терруве, который понял, что эта женщина «…чувствовала себя как ребенок.Ей нужно было только одно — чтобы к ней относились нежно, по-матерински». Доктор Терруве начал исследовать, будет ли недостаток любви и нежности со стороны матери «достаточным, чтобы вызвать невротическое заболевание без дальнейшего действия репрессивного процесса». Когда Терруве и ее американский коллега Баарс приступили к обоснованию этой новой концепции, они обнаружили много пациентов, которым не становилось лучше с помощью традиционной психоаналитической терапии, у которых, по-видимому, были невротические расстройства, не вызванные репрессивным процессом.При дальнейшем расследовании они обнаружили, что невротическое расстройство действительно может быть вызвано исключительно отсутствием любви матери или другого значимого человека в жизни ребенка. Они назвали это «расстройство» или синдром «неврозом фрустрации» или «неврозом лишения», потому что оно проявляется фрустрированной чувствительной потребностью в безусловной любви каждого человеческого существа.

Невроз депривации теперь называют «расстройством эмоциональной депривации», чтобы соответствовать современной психиатрической номенклатуре, в надежде, что однажды он будет включен в Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам Американской психиатрической ассоциации.1

1. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и Статистическое Руководство по Психическим Расстройствам. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация. (Текущая редакция: DSM-IV-TR; Четвертая редакция, Text Revision. 2000.)

Эмоциональная депривация • Схема-терапия онлайн

Эффекты эмоциональной депривации

Эмоциональная депривация является одной из основных первичных схем .

Эта схема, вероятно, одна из самых распространенных схем, которые есть у людей, но ее трудно обнаружить поначалу, потому что часто не так много четких, очевидных признаков — просто смутное ощущение, что в вашей жизни чего-то не хватает, но вы не конечно что.

Это может ощущаться как пустота или пустота , которая на самом деле реальна — это пустота неудовлетворенных эмоциональных потребностей.

 Он развивается очень рано в детстве, когда мать (или тот, кто был основным опекуном) не была эмоционально «настроена» на ваши потребности.

Возможно, все ваши физические потребности были удовлетворены, возможно, у вас были игрушки, с которыми можно было играть, но на самом деле никто не обращал внимания на ваши чувства и эмоциональные потребности.

Эта ситуация является чрезвычайно стрессовой для маленького ребенка, и если бы это случилось с вами, вы бы разработали определенные способы, чтобы попытаться разобраться в своих чувствах.

Когда наши эмоциональные потребности не удовлетворяются — мы чувствуем себя невидимыми, неважными, и безразличными на глубоком уровне.

 В основном мы чувствуем себя мы не имеем значения . Мы не чувствуем связи с окружающими нас людьми.

И это может вести нас по нескольким разным путям:

Мы начинаем говорить себе, что с нами что-то не так, что мы несовершенны или неполноценны в каком-то фундаментальном смысле, и развивается схема дефективности и стыда

Или мы начинаем действовать так, чтобы чувствовать себя лучше — мы начинаем пытаться понравиться людям — и рождается схема поиска одобрения .

Одним из очень распространенных ответвлений эмоциональной депривации является Схема самопожертвования .

Мы узнаем, что, помогая другим людям и ставя их на первое место, мы чувствуем себя достойными и значимыми. Наше чувство собственного достоинства проистекает исключительно из того, насколько мы ценны для других — и это сердце созависимости.

Схема эмоциональной депривации излечивается, если сначала понять, как она проявляется в вашей жизни. Он никогда не приходит один. Поэтому просмотрите другие схемы, чтобы увидеть, как это может проявиться в вашей жизни.

Сначала вам нужно поработать над этими вторичными схемами, тогда вы сможете добраться до корня эмоциональной депривации.

Эмоциональная депривация – обзор

5.96.6.3 Психосоциальная низкорослость

У детей с этой редкой формой низкорослости наблюдается задержка роста и нарушение аппетита в связи с эмоциональной депривацией (Powell et al., 1967a,b). Задержка роста обычно начинается в возрасте до 2 лет, при этом диетические изменения часто проявляются после 3-летнего возраста (Skuse et al., 1996, Гилмор и др., 2001). Большинство из них подвержены стрессовой семейной жизни с социальной историей разведенных или разлученных родителей, что приводит к нарушению отношений между родителями и детьми (Powell et al., 1967a,b). Синдром характеризуется множественными признаками дисфункции гипоталамуса, включая аномальные реакции на стимуляцию гормоном роста, полидипсию и полифагию (Gohlke et al., 2002). Было отмечено, что больные дети съедают в 2–3 раза больше пищи по сравнению со здоровыми братьями и сестрами. Они часто демонстрируют причудливое пищевое поведение, такое как воровство еды, накопление, пика, еда из мусорных баков, питье из унитазов и блуждание по ночам в поисках еды или воды.Несмотря на гиперфагию, они не страдают ожирением и могут даже иметь низкий вес, что приводит к подозрению на недоедание, которого нет. Отсутствие прибавки в весе может быть связано с повышенной активностью и более высоким расходом калорий (Skuse et al., 1996). Необычное поведение и эмоциональная заторможенность — частые характеристики этого синдрома (Powell et al., 1967a,b).

Со времени первоначального описания подтипы были выделены на основе типа нарушения аппетита и статуса гормона роста (Gohlke et al., 2002). Первый подтип описывает пациентов с гиперфагией и обратимой недостаточностью гормона роста. У этих пациентов наблюдается быстрый скачок роста при удалении из стрессовой среды и минимальная реакция на терапию ГР. Второй подтип состоит из гетерогенной группы пациентов с негиперфагией, у которых не наблюдается роста при удалении из стрессовой среды и имеется вариабельный ответ на лечение ГР. При этом подтипе у этих детей исключены другие причины низкого роста, кроме неблагоприятной внешней среды.Анорексическая форма является последним подтипом, характеризующимся задержкой развития, депрессией и нормальным статусом ГР, но ответом на лечение ГР. Эти дети, по-видимому, имеют форму идиопатического гипопитуитаризма.

Удаление ребенка из неблагоприятной среды улучшает симптомы полиурии, полифагии и странного пищевого поведения. Рост возобновляется, и у многих пациентов следует фаза ускоренного, восстановительного роста (Gohlke et al., 2002). Наблюдается нормализация ответов СТГ на раздражители.Однако симптомы возвращаются, когда ребенок снова оказывается в токсичной среде. Этиология этого синдрома неясна, но, по-видимому, в первую очередь связана с неблагоприятной физиологической реакцией на экстремальные психологические стрессоры.

Схема терапии эмоциональной депривации Психолог-консультант Элстернвик

Хотя эмоциональная депривация является одной из наиболее распространенных схем, ее часто бывает трудно идентифицировать поначалу. Это потому, что обычно не так много явных и очевидных признаков того, что вы живете по схеме эмоциональной депривации; просто смутное чувство, что чего-то не хватает в вашей жизни, но вы не знаете чего.

Это ощущение пустоты или пустоты в вашей жизни не является воображаемым – оно возникает из-за неудовлетворенных эмоциональных потребностей. Обычно это развивается в очень раннем детстве, когда мать или основной опекун не были эмоционально «в гармонии» с вашими потребностями.

У ребенка могут быть удовлетворены все его физические потребности, и он может наслаждаться высоким качеством жизни, но отсутствие внимания к его чувствам и эмоциональным потребностям приведет к схеме эмоциональной депривации.

Это чрезвычайно напряжно для маленького ребенка и заставляет нас разрабатывать определенные методы, чтобы попытаться понять, откуда берутся эти чувства.Когда наши эмоциональные потребности не удовлетворяются, мы чувствуем себя невидимыми, неважными и о нас не заботятся на глубоком уровне.

ИЩЕТЕ ПОМОЩИ? СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ СЕГОДНЯ

Какое влияние схема эмоциональной депривации оказывает на нашу жизнь?

В долгосрочной перспективе это отсутствие эмоциональной поддержки в детстве приводит к тому, что мы чувствуем, что мы ничего не значим, и это вызывает отчуждение или чувство оторванности от окружающих нас людей. Отсюда люди, живущие по схеме эмоциональной депривации, обычно идут по одному из двух путей.

 

Либо мы убеждаем себя, что с нами что-то не так; что мы несовершенны или ущербны в каком-то фундаментальном отношении, что приводит к схеме Неполноценности и Стыда.

 

Или, наоборот, мы начинаем действовать так, чтобы чувствовать себя лучше, производя впечатление на других, и рождается схема поиска одобрения.

 

Другим распространенным ответвлением эмоциональной депривации является схема самопожертвования, когда мы постоянно ставим потребности других людей на первое место, чтобы чувствовать себя значимыми и достойными.Наше чувство собственного достоинства проистекает исключительно из того, насколько мы ценны для других, и в этом суть созависимости.



Посетите нашу клинику Эльстернвик, чтобы пройти курс лечения по схеме эмоциональной депривации, которая изменит вашу жизнь

Первый шаг к преодолению схемы эмоциональной депривации — просто осознать, как она проявляется в вашей жизни. Эта схема никогда не приходит одна, поэтому мы рекомендуем вам просмотреть другие схемы, чтобы определить ваши конкретные симптомы схемы эмоциональной депривации.

 

Работая сначала над этими вторичными схемами, вы можете добраться до корня эмоциональной депривации и начать исцеляться. В вашем психологе в Эльстернвике мы можем помочь вам пройти через этот процесс и в конечном итоге преодолеть вашу схему эмоциональной депривации с помощью терапии.

 

Не попали ли вы в ловушку нездоровых моделей поведения в результате схема отказа, схема зависимости, неумолимая схема стандартов, схема уязвимости или другое негативное пространство, ваш психолог здесь, чтобы помочь.



Запишитесь на прием сегодня

Для людей, живущих по схеме эмоциональной депривации, нормально думать, что им не на кого положиться за советом, руководством или поддержкой. Однако это просто неправда — у нас большой опыт в оказании помощи людям в преодолении их схем эмоциональной депривации и достижении более счастливого и беззаботного образа жизни.



Свяжитесь с нами, чтобы назначить встречу сегодня.

ИЩЕТЕ ПОМОЩИ? СВЯЖИТЕСЬ С НАМИ СЕГОДНЯ

Схема эмоциональной депривации — Эмоциональный незнакомец

Тоби* не хочет проходить терапию.42-летний, в настоящее время безработный, бывший армейский капитан, Тоби видел людей, которым нужна терапия, и он не один. «У меня есть приятели, которые серьезно травмированы и думают о том, чтобы покончить со всем этим. Этим парням нужна помощь, а не мне». Это правда — Тоби говорит, что он не в депрессии и не в тревоге и уж точно не склонен к суициду. «У меня было хорошее детство, я ничего не пропускал», — говорит Тоби. Тоби был направлен по настоянию его жены. После ухода из армии Тоби стал замкнутым и апатичным. Он проводит много времени, играя в онлайн-покер и нарды, и стал чаще пить.Трейси, жена Тоби, сказала, что он всегда был эмоционально замкнутым, но, по крайней мере, в армии у него была цель. Тоби говорит, что «просто я не эмоциональный парень», но признает, что попал в колею и не знает, как выбраться. Он сообщает, что чувствует себя отчужденным от всех, включая самого себя.

Маленькие дети эмоционально сырые. Убери игрушку — кричат ​​в агонии. Улыбнитесь – они захохотают от восторга. Именно эти эмоциональные реакции делают воспитание детей таким утомительным и полезным.Однако люди не могут вечно оставаться такими сырыми. Здоровое развитие включает в себя умение сдерживать и направлять эмоции социально приемлемым образом. Истерика превращается в пылкую решимость, рыдающая печаль превращается в обращение к близкому другу. Иногда заученные реакции на сдерживание эмоций могут быть заучены чрезмерно. Наши эмоции становятся чужими для нас самих.

Дети, у которых были отдаленные, эгоцентричные или, в худшем случае, небрежные родители, учатся ожидать, что никто не будет слушать их эмоции.Так, они сами перестают прислушиваться к своим эмоциям. Подобно ребенку, отправляющемуся в школу-интернат на железнодорожной платформе, молодой человек прощается со своим эмоциональным «я» и отправляется в путешествие во взрослую жизнь без него. Жизнь проще без сильных эмоций. Многие считают, что они могут лучше вписаться в общество. Они способны выполнять сложную или опасную работу. На них меньше влияют разрывы отношений, потеря дружбы, потеря работы. Более независимый, стойкий, выносливый. И, если вы никогда не помните, что у вас что-то было, вы никогда этого не упустите.Большинство людей с такой историей жизни вообще отрицают наличие сильных эмоций и помнят детство как «нормальное».

Но есть загвоздка. Эмоциональное «я» «покинуло» платформу, на самом деле никогда не покидало ее. Он следует, как призрак, вызывающий проблемы. Ощущение плоскостности и пустоты. Задумчивый гнев, разочарование и вспышки гнева. Проблемы с ощущением чего бы то ни было, отсутствие удовольствия или радости. Таинственные боли и боли. Употребление алкоголя или наркотиков для того, чтобы чувствовать. Трудности с принятием того, что близкие действительно любят.Трудности с сопереживанием супругам и детям и трудности с адекватным реагированием на их эмоции. Для таких людей характерна потеря отношений. Как будто эмоциональный незнакомец пытается создать проблемы, чтобы его заметили: «Я здесь, и я важен!»

В схема-терапии это эмоциональное отчуждение называется схемой депривации эмоций. Частью терапии для людей с такой схемой является воссоединение с призраком, которого они оставили на станции — эмоциональным незнакомцем. Это может быть пугающим опытом.Они усвоили сообщение — «чувства ранят, и всем все равно». Люди с этой схемой, такие как Тоби, обычно знакомы с гневом, но менее знакомы с так называемыми «слабыми эмоциями», такими как грусть, страх, стыд и тревога. Научиться чувствовать эти эмоции, обозначать их и действовать с ними социально приемлемым образом — это терапевтическое действие. Таким образом, эмоциональный незнакомец становится другом. Отношения налаживаются. Да, это означает быть более уязвимым, а значит, открываться боли.Но страдание от избегания боли уменьшается. И жизнь становится более радостной и осмысленной.

 

* Все имена и ключевые данные изменены для защиты анонимности

Эмоциональное пренебрежение и эмоциональная депривация — не одно и то же

Большинство людей, даже специалисты в области психического здоровья, не думают об эмоциональной депривации и эмоциональном пренебрежении как о двух разных вещах. И я понимаю, почему. В некотором смысле эти два детских опыта очень похожи.Но в некоторых очень важных аспектах они очень, очень разные.

И я должен убедиться, что все об этом знают.

Эмоциональная депривация в детстве: Происходит при крайнем крайнем отсутствии эмоционального внимания и/или реакции на младенца или ребенка со стороны ее основных опекунов. Было задокументировано в детских домах и в семьях, где наблюдается крайнее физическое отсутствие опекунов, жестокое обращение и травмы.

Детское эмоциональное пренебрежение (CEN): Происходит, когда основные опекуны ребенка (обычно его родители) не в состоянии реагировать в достаточной мере на эмоциональные потребности ребенка.Часто случается в нормальных семьях по всему миру, даже когда родители физически присутствуют и все материальные потребности ребенка удовлетворяются.

Таким образом, как эмоциональное пренебрежение, так и эмоциональная депривация связаны с недостатком эмоционального внимания и реакции со стороны опекунов, но они, как правило, возникают в разных ситуациях и могут совершенно по-разному проявляться в жизни детей по мере их взросления.

Если подумать, почти все наиболее заметно в своих крайних формах, не так ли? Имеет смысл отметить и изучить эмоциональную депривацию задолго до того, как эмоциональное пренебрежение будет определено как реальная проблема.

Эмоциональная депривация

Эмоциональная депривация была впервые определена как проблема в румынских детских домах в 1952 году доктором Рене Спитцем. Его душераздирающее видео, снятое в приюте, показывает разрушительные последствия эмоциональной депривации для младенцев.

Симптомы

С тех пор многочисленные исследования выявили негативное влияние эмоциональной депривации на мозг младенцев. Они включают в себя уменьшение объема мозга, изменения в префронтальной коре и высокий, нерегулируемый уровень кортизола («гормона стресса») в их мозгу.

В 1999 году Меган Гуннар изучала влияние эмоциональной депривации на детей, вышедших из интерната. Она обнаружила, что у них, как правило, возникают трудности с исполнительными функциями, такими как когнитивная гибкость, тормозящий контроль и рабочая память. У них часто нарушена способность понимать психическое состояние других и регулировать собственные эмоции. Она обнаружила, что многие дети страдали от высокой тревожности.

Отличные новости

К счастью, исследования также показали, что многие из этих неврологических и социальных эффектов со временем обращаются вспять для эмоционально лишенных детей, когда их усыновляют любящие, эмоционально внимательные родители.

Эмоциональное пренебрежение

В течение десяти лет работы в моей частной практике, разговаривая с клиентом за клиентом, я начал замечать, что возникает определенный образец борьбы. Я видел эту закономерность у клиентов, которые выросли богатыми или бедными, женатыми или одинокими, успешными или борющимися, мужчинами и женщинами в равной степени и независимо от возраста.

Симптомы

Вот закономерность, которую я заметил: глубокое чувство оторванности от себя и других, чувство пустоты, крайняя независимость, низкое самопознание, низкое сострадание к себе, чрезмерное самообвинение и стыд, низкое эмоциональное осознание и борьба с собой. -дисциплина.

У клиентов, у которых я наблюдал этот паттерн, было мало общего, кроме этой особой группы симптомов. После безрезультатных поисков ответов в детстве моих клиентов я понял, что ищу в правильном месте, но не в том направлении.

Я спрашивал, что случилось с ними в детстве всех этих людей, что заставило их чувствовать себя так во взрослой жизни. Но что я на самом деле обнаружил, так это то, что что-то не произошло с ними в детстве.

Каждый из этих людей вырос в семьях, которые по какой-то причине не были достаточно внимательными или отзывчивыми к их чувствам.

Трудно поверить, что отсутствие опыта, подобного этому, может привести к таким значительным эффектам, но поверьте мне, я и многие другие теперь увидели, что это так.

Отличные новости

За последние 5 лет, с тех пор как я узнал о детской эмоциональной запущенности, я помог множеству людей избавиться от нее.Я видел, без тени сомнения, что вы можете заполнить пробелы, оставленные эмоциональным пренебрежением в детстве.

Я наблюдал за тем, как милые люди переходят от места, где они проживают свою жизнь в пузыре CEN, чувствуя себя изолированными, оторванными, одинокими и каким-то неописуемым образом глубоко ущербными, к месту, где они чувствуют себя живыми, чувствуют свои чувства, чувствуют тепло. связи и видеть яркие цвета в их мире.

Эмоциональная депривация и эмоциональное пренебрежение

По моему мнению, основное различие между этими двумя детскими переживаниями состоит в том, что одно более экстремально, чем другое.Эмоциональная депривация происходит, когда ребенок буквально лишен эмоциональной заботы в годы своего становления. Это происходит в учреждениях, где дети остаются одни. Но, к сожалению, это может случиться и в семье. Настоящие дома, настоящие родители, полностью игнорирующие своих детей и их потребности в комфорте, счастье и любви.

Эмоциональное пренебрежение, с другой стороны, является более мягкой версией эмоциональной депривации. Это происходит в домах по всему миру, часто непреднамеренно доставленное любящими, заботливыми родителями.Когда это происходит, это может быть неуловимо, но обычно ребенок каким-то неописуемым образом чувствует себя совершенно несущественным и глубоко одиноким в этом мире.

Является ли эмоциональная неуравновешенность, нарушение способности понимать психическое состояние других и трудности с регулированием собственных эмоций, которые Меган Гуннар видела у детей с тяжелой эмоциональной депривацией, просто более крайняя версия отсутствия эмоционального осознания и низкого эмоционального интеллекта те, кто вырос с эмоциональным пренебрежением? Я надеюсь, что в скором времени на этот вопрос ответят исследования.

Я твердо верю, основываясь на исследованиях и моем собственном психологическом опыте, что в одном важном аспекте эмоциональная депривация и эмоциональное пренебрежение схожи. Подобно тому, как последствия эмоциональной депривации могут быть обращены вспять любящей приемной семьей, последствия эмоционального пренебрежения могут быть обращены вспять, если вы намеренно примете решение относиться к себе так, как если бы вы имели значение. Прислушиваясь к своему внутреннему голосу, заботясь о своих чувствах и заботясь о своих потребностях, вы становитесь своим собственным эмоционально настроенным и эмоционально внимательным родителем.

Поскольку эмоциональная депривация и эмоциональное пренебрежение не одно и то же, воздействуя на разных людей по-разному, моя цель состоит в том, чтобы сделать так, чтобы больше терапевтов знали о гораздо более тонких, гораздо более распространенных последствиях эмоционального пренебрежения в детстве (CEN), а также о том, как идентифицировать его в их клиентов, и как это исцелить.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.