Фрустрация примеры из жизни: Фрустрация в психологии — что это? Определение, Описание, Примеры

Содержание

Гнев, фрустрация, потеря интереса к жизни. Чем может помочь гештальт-терапия

— К вам на прием приходят молодые люди. Какие психологические проблемы у них чаще всего встречаются?

— Много историй связано с жизнью в нарциссической среде: у каждого творческая профессия, тысячи проектов, каждый должен показывать результат. Эта среда у многих порождает тревогу и стыд — таким, какой ты есть, тебя в этом обществе не принимают, нужно обязательно иметь классный фасад. Это практически условие выживания в профессии.

Другая распространенная история — молодые специалисты, которые работают в крутых крупных компаниях, обеспечивают своих родителей, несут груз ответственности. Им приходится множество вещей контролировать — больше, чем стоило бы. У таких людей повышенный уровень тревожности и часто бывают панические атаки.

Также у молодых людей много проблем, связанных со стыдом. Отовсюду неявный призыв: ты должен быть классным, а ты не классный, ты должен достигать, а ты не достигаешь, ты должен зарабатывать, а ты не зарабатываешь. И зачастую люди стыдятся собственной внешности. Возможно, соцсети в этом играют свою роль: хочется выглядеть как в инстаграме, но не получается, или хочется найти такого партнера, как в инстаграме, и тоже не получается.

— Давайте смоделируем ситуацию: к вам приходит молодой человек с нежеланием жить, потерей интереса ко всему. Что вы делаете?

— Задача — понять, что в его жизненной ситуации приводит к такому состоянию. Причины могут быть разными, но, исходя из моего опыта, чаще проблема связана с тем, что человек изолирован, не включен в комфортные отношения, не чувствует себя частью сообщества. Связь далеко не очевидная. И часто человек сам отрицает ее, говорит: «Я сам все могу, я независимый». Моя задача — помочь осознать природу его переживаний, увидеть эти самые связи. Может быть так, что он потерял ко всему интерес, потому что в его жизни люди показали себя не с лучшей стороны, особенно близкие. Он изолировал себя от них, это помогло, но в таких ситуациях случаются и побочные эффекты.

Когда человек обнаружит эти связи, то может попробовать больше общаться с людьми, конечно, если решит, что это нужно. Хотя на этом этапе могут возникнуть новые трудности, например выяснится, что дело было не в изоляции. Тогда мы исследуем дальше.

— Как проходит работа с конкретным пациентом?

— Ну, сначала мы знакомимся. Я спрашиваю, что ко мне привело, чего человек хочет от нашей работы и чего ждет. И знакомство, и прояснение желаний-ожиданий — уже часть работы. Каждая сессия — это как капля воды, в которой отражается вся жизнь человека. В том, как он ведет себя на сессии, проявляются его способы жить вообще и проблема, которую он пришел решить. Мне как терапевту нужно быть к этому внимательным.

Многим сложно сформулировать свою проблему. Люди чувствуют себя неловко — считают, что к психологу нужно приходить с четко сформулированным запросом, а иначе стыд и позор.

И в том, что им сложно сформулировать проблему, и в ощущении неловкости может отражаться как раз та жизненная трудность, которая их привела в мой кабинет.

— А тех, кто легко формулирует проблему, обычно что беспокоит?

— Чаще всего их приводит ко мне острая душевная боль. Редко бывает вот это «наступила осень, загрустил и вдруг подумал: не пойти ли к психологу?» Обычно все-таки у человека в жизни происходит нечто, что сложно переносить. Сильная постоянная тревога, например.

— В одной из научных работ я вычитала, что гештальт-терапия поддерживает баланс между фрустрацией и поддержкой пациента. Что это значит?

— Идея такая: допустим, человек рос в условиях, в которых он не научился удовлетворять свои потребности сам, но научился манипулировать людьми (скорее всего, неосознанно), чтобы эти потребности удовлетворяли они. Например, человек изображает голодного и несчастного, чтобы ему дали поесть. В какой-то момент он вырастает, жизнь меняется, и его окружение уже не может или не хочет удовлетворять его потребности таким образом.

А человек ведь не злодей, не хитрый коварный манипулятор, он просто по-другому не умеет, не может, не понимает. Ему плохо, и он не осознает почему. Он не понимает, что проблема в неработающем механизме манипуляции, к которому он привык.

Он приходит к терапевту и начинает так же манипулировать.

Тогда задача терапевта — фрустрировать эти попытки манипуляции. Грубо говоря, не вестись, но обращать внимание человека на эти моменты: что ты сейчас делаешь? чего ты хочешь в ответ?

С другой стороны, важно, чтобы эти фрустрации человек не воспринимал как наказание, не думал, что он неправильный и плохой. Важно, чтобы он чувствовал, что терапевт его понимает — это поддержка. Психотерапевт постоянно балансирует между «я не ведусь» и «я сочувствую тебе, я понимаю», между фрустрацией и поддержкой.

Правда, эта концепция немного напоминает дрессировку, что мне не очень нравится — выглядит так, будто умный терапевт знает, что в клиенте правильно, что неправильно, и с помощью кнута и пряника воспитывает его. Терапевт должен допускать, что он может не понимать клиента, не знать, что происходит в его жизни. Но все же его задача — так понять клиента, чтобы тот сам себя понял. А роль воспитателя-дрессировщика может этому мешать. И только с этой оговоркой я с идеей фрустрации-поддержки согласен.

— Гештальт-терапевт Наранхо  сказал: «Для гештальт-терапевта нет другой реальности, кроме сиюминутной, здесь и сейчас. Принятие того, какие мы здесь и сейчас, придает ответственность за наше истинное бытие. Противное — это уход в иллюзорность». Ваши коллеги, как я поняла, работают с настоящим моментом, но тогда непонятно, как закрывать гештальт. Например, вы говорили про детские воспоминания, которые влияют на личность — но это же не здесь и не сейчас…

— Эта установка про здесь и сейчас чаще всего трактуется ложно. Во-первых, момент «здесь и сейчас» не существует как нечто отдельное. Жизнь — это процесс, а здесь и сейчас — это момент в этом процессе, точка перехода от одного состояния к другому. Поэтому невозможно толком понимать, что происходит здесь и сейчас, если игнорировать прошлое и будущее.

Любое знание человека о себе, о других — временное, устаревающее. Человек говорит «я злюсь», но на самом деле он злился минуту назад, а сейчас уже нет. Или он говорит «я не злюсь», но это не его состояние сейчас, а намерение, установка на будущее, нужное для достижения какой-то цели. И вот, чтобы обнаруживать расхождения знания с актуальной действительностью, которая постоянно меняется, гештальт-терапевт фокусируется на здесь и сейчас.

Замечать эти расхождения помогает такое, пусть и немного мутное, но полезное понятие, как энергия.

Терапевту надо понять: есть в том, что человек делает и о чем говорит сейчас, энергия или нет. Например, он говорит «для меня это неважно», но говорит очень оживленно, с горящими глазами, много и складно — в этом есть энергия. И потом оказывается, что это таки важно, вопреки его уверениям.

Или, наоборот, говорит, что ему нечто интересно, хочется получить то-то и то-то — но энергии в его словах нет. Тут возможны варианты: либо на самом деле ему неинтересно, либо тут есть какой-то внутренний конфликт, блокирующий энергию.

— А с блоком тяжелее работать? Ведь за ним скрывается страх, что ты будешь осмеян или обижен. Например, родители в детстве подходили и, странно так улыбаясь, спрашивали: «Что, нравится тебе эта девочка, а?» И ребенку неуютно, а во взрослой жизни, когда его снова спрашивают об отношениях, он пытается схлопнуть беседу, при этом страшно зажимается.

— Да, он может зажиматься и закрываться. Моя задача заметить этот перепад энергии, чтобы не учинить насилие над человеком. И обратить на этот момент внимание клиента. Спросить, может быть, я что-то напрягающее сказал или сделал? Если человек готов об этом беседовать, мы обсуждаем, пытаемся понять, что за этим стоит, дать развернуться тому, что скрыто, без осуждения, давления. Если не готов — не говорим.

— Все это, как мне кажется, довольно сильно связано с душевным напряжением. У Гюнтера Грасса в романе «Под местным наркозом» есть замечательная сцена: герой, разбитый от усталости, приходит домой, где невеста смотрит телевизор, верещит ребенок, а его будущая теща строчит на швейной машинке. Он кричит: «Дайте мне поспать!», но никто не обращает на него внимания, шума с каждой минутой становится все больше. И он достает револьвер из-под подушки и сначала стреляет в сына, потом в невесту и в тещу. И с криками «Дайте поспать! Понятно? Дайте поспать!» садится в такси. Разумеется, это гипертрофированная ситуация, но как вести себя в жизни, чтобы напряжение не накапливалось? И если накопилось, что делать с гневом и агрессией?

— Гнев — это энергия, которая помогает преодолевать препятствия, стоящие на пути ваших интересов.

Если гнева много, значит, есть много препятствий, которые вы не преодолели. Стратегически, чтобы не было вспышек, нужно постараться организовать свою жизнь так, чтобы она тебе более или менее нравилась, соответствовала твоим интересам. Но это стратегически. Если же вспышка гнева уже подступает, вместо сдерживания или нападения можно прямо, но корректно объяснить свои чувства злящему вас человеку и попросить перестать делать то, что вас злит.

В этом случае эмоция и не сдерживается совсем, но и не выплескивается в разрушительной форме. Это, конечно, возможно не всегда, но гораздо чаще, чем принято думать.

Ну а если не получается так, попробуйте самый простой, народный вариант — найдите возможность временно выйти из ситуации, например уйти в другую комнату и там пнуть мебель, что-то сказать в пространство, для разрядки. И в чуть более вменяемом состоянии вернуться в ситуацию, где снова попробовать корректный, но честный диалог.

— Давайте смоделируем ситуацию. Начальник — идиот, критикует меня и не берет на вооружение мои инновационные проекты. Коллеги — неряхи и подхалимы. Дома жена не обращает внимания на мои просьбы, а ребенок вырос и обзавелся собственным дурацким мнением. И тут еще голуби обложили только что помытую машину. Надо просто выйти в другую комнату, посчитать до десяти и сказать всем, что они портят мне жизнь?

— Универсальная штука — это идти на психотерапию. Это смешно, конечно, но я практически во всех ситуациях всем это рекомендую. Ведь все может быть очень запутанно. Допустим, окажется, что начальника вы не воспринимаете как хорошего управленца не потому, что он некомпетентен, а потому что напоминает вам отца, с которым вы никогда не ладили. Отец постоянно навязывал свою волю и подавлял, в вас копилось раздражение, и теперь во взрослой жизни любые просьбы и мнения извне вы воспринимаете болезненно, как навязывание из детства, и реагируете на него взрывом. «Выходите на следующей?» — «Не лезьте в мою жизнь!»

— И как с этим можно справиться?

— Здесь нет единого алгоритма. В каждой ситуации, зная общие принципы, нужно действовать по-разному.

Аффект, который копится, — это некое застывшее действие. Его нужно привести в движение. Для этого нужно понять, что это за аффект, на что он направлен, что за ним стоит, в какое действие он должен перетечь.

Если взять ситуацию с отцом, который что-то навязывает, то вначале человек может вообще не понимать, что его злит конкретно навязывание чужой воли. Он считает, что его злит отец в целом. Потом, в ходе разговоров-разбирательств, понимаем, что бесит именно навязывание. Далее двигаемся к желанию — а чего бы хотелось? Тут важно выразить желание в словесной форме. Например: «Я понял, что таким корявым способом отец хотел обо мне позаботиться, но все равно мне это не нравится. Я хочу, чтобы он проявлял ко мне уважение и считался с моим мнением». Если отец жив, хорошо бы, чтобы разговор на эту тему состоялся с ним, чтобы вы начали выстраивать новые отношения, которые привели бы к новому стилю общения.

— А если отец не способен перестраивать модель отношений?

— Да, так, к сожалению, бывает часто. Но если человек уже осознал, с чем именно связан его гнев, если он много раз пытался с отцом поговорить, то психологическая картина ситуации для него все равно изменится. Его аффект уже вышел из застывшего состояния, пришел в адекватное движение и изменился. Даже если отец остался прежним, сыну или дочери уже проще это принять. Раздражение не уйдет полностью, но оно уже не будет проблемой.

— Продолжая историю с родителями: можете простыми словами объяснить, что такое интроекция и как с этим работать?

— Интроекция — это некритично усвоенная установка на то, как надо действовать. Обычно это из детства. Ребенку какие-то вещи объяснить сложно, какие-то невозможно. Ему просто говорят «делай так» или «так нельзя». Не выбегай на дорогу, мой руки.

Некоторое количество интроектов есть у любого человека, и часто они полезны. Но так как интроект воспринимается не критично, а как нечто самоценное (так надо делать, потому что так надо делать), с ним бывают и проблемы. Например, правило может не подходить для конкретной ситуации, но человек все равно ему следует.

Такое правило человек усваивает не просто потому, что ему его вдалбливали вербально. О нем могли вообще не говорить. Важно, что оно было реальным правилом, регулирующим жизнь в семье. Например: когда мама обижалась, она переставала разговаривать с ребенком. И тот должен был сам догадаться, на что она обиделась, должен был долго винить себя, страдать — и только потом получал от матери прощение. И вот человек усвоил это как норму и перенес в свою взрослую жизнь.

Другой пример: родители очень активно влезают в жизнь ребенка, границ не остается ни в его шкафу, ни в его жизни. Тогда он выстраивает вокруг себя железобетонную стену — ни к кому не идет на контакт, никого не подпускает к себе. Так же, как и в примере с потерявшим интерес к жизни взрослым, который отгородился от людей. Механизм отчуждения приносил пользу в конкретных условиях (в детстве в семье), но уже во взрослой жизни он стал вредить.

— Эти проблемы могут выражаться через тело, через болезни? И может ли болезнь нам подсказать, где надо поработать над собой?

—  Если человек не удовлетворяет некую потребность, в какой-то момент она может начать сообщать о себе в форме болезни.

Допустим, у вас есть принцип «никогда не плакать», вы все время сдерживаете себя, даже во время серьезных потрясений. Чтобы сдерживать плач, вам приходится напрягать определенные группы мышц. В итоге из-за хронических напряжений возникают головные боли, или проблемы со зрением, или еще что-нибудь подобное.

И это, с одной стороны, как любая болезнь, — неприятность. Но с другой, если человек отнесется к ней внимательно, осознает, какая потребность за этим болезненным симптомом стоит, он может пересмотреть свои взгляды, что-то в образе жизни изменить, например позволить себе иногда и поплакать, и погрустить. В результате не только голова перестанет болеть, но и человек в целом придет к чуть большему согласию с собой.

— А есть какие-то телесные практики, с помощью которых можно улучшить свое самочувствие?

— Я думаю, что любые телесные практики, если их практиковать, сохраняя здравый смысл, — это хорошо. Начиная от зарядки и заканчивая какой-нибудь сложной йогой. Если говорить про гештальт-терапию, которой занимаюсь я, то это подход не столько телесно-, сколько человеко-ориентированный, то есть работающий с человеком как с целым. Поэтому все практики направлены не на тело, а на человека, на то, чтобы все процессы и части своего тела он ощущал как части себя и своей жизни в целом.

Есть, например, такая практика: снова и снова произносить фразу «сейчас я замечаю…» и каждый раз заканчивать ее тем, какое телесное ощущение ты сейчас замечаешь. Сейчас замечаю напряжение вот здесь, сейчас замечаю покалывание тут и т. д. В процессе человек сначала замечает свое телесное состояние — усталость, напряженность, удобство/неудобство позы, затем начинает замечать какие-то эмоции, включающие в себя эти ощущения, затем желания, то есть от тела — к человеку в целом.

— Есть ли какие-то вопросы, которыми человек может раскручивать себя самостоятельно? Или вы не сторонник подобного подхода?

— Есть книга, описывающая то, как человек сам может применять нечто похожее на то, что мы делаем в гештальт-терапии, — «Фокусирование» Юджина Джендлина, там есть список из шести вопросов, которые можно использовать. Но, правда, самостоятельная работа — это штука трудная.

Я множество раз предлагал людям программы самостоятельной работы, техники, книги, но в результате это оказывалось бесполезным. Тот способ жить и действовать, который порождает проблему, создает проблему и во время самолечения. Это как вирус, вшитый в антивирус.

Допустим, человек считает себя неправильным, он себя стыдит, гнобит, обвиняет и при этом хочет стать лучшей версией себя. И вот он применяет к себе вопросы с тем же зарядом — чтобы себя улучшить. Хотя сама эта установка и есть проблема. Он расщеплен, и часть себя считает проблемной, а не просто иной стороной с другими потребностями. Вместо того чтобы признать, что у него есть две противоположные потребности, он одну потребность называет недостатком и пытается ее изжить. Например, он считает, что должен работать по 16 часов ежедневно, а свою естественную усталость называет ленью и пытается как-то излечиться от нее вместо того, чтобы организовать нормальный рабочий режим.

— Допустим, я прихожу к вам с установкой: я неудачник, все мои знакомые давно на островах, а я в съемной квартире за МКАДом, не понимаю, куда двигаться, что делать, куда идти. Получается, вы будете возвращаться к тому, почему я стала себя так чувствовать, а не помогать развиваться и что-то с этим делать, найти себя?

— Я буду пытаться понять, чего вы хотите этим самоулучшением. Картина вашей внутренней жизни будет разворачиваться в процессе диалога.

— А если я просто хочу быть круче своих друзей?

— Ситуация парадоксальная, но нередкая: человек всю жизнь сталкивался с тем, что его не принимают таким, какой он есть, считают его хреновым, пытаются переделать. Он пытается решить эту проблему тем, чтобы стать лучше всех. Каков он в данный момент? Он человек-пытающийся-стать-лучше-всех. И вот он приходит ко мне, и могу ему сказать: «Нет, тебе не надо становиться лучше всех, тебе надо принимать себя таким, какой ты есть». И хотя текст этот будет правильным, на деле я снова ему сообщу, что он неправильный,  не приму его таким, какой он сейчас есть.

Так что я попытаюсь пойти за его стремлением и помочь ему в нем действовать осознанно. Часто бывало, что мы на сессии с клиентом поговорили, придумали техники и стратегии, двигаясь за его текущим интересом. А на следующей сессии (в идеале) он ощущал, что это стремление ведет его не туда.

— Сколько времени у вас уходит на то, чтобы раскрутить человека, помочь ему увидеть себя?

— По-разному. Бывают ситуации, когда нужен только толчок, и уже через три сессии он приходит к решению своего вопроса. Но это редкость, это предполагает, что человек уже во многом был готов, созрел. Это скорее про локальные проблемы. Как правило, работа занимает от 15 встреч, ну и до бесконечности, в зависимости от запроса, ситуации, особенностей личности.

— У вас есть постоянные клиенты?

— Есть те, кто ходит больше двух лет. Решив какую-то свою острую ситуацию, человек решает, что ему еще есть, что обсудить, что получить от нашей работы. Если есть возможность нанять специалиста для совместной рефлексии, для поддержки — почему нет? Необязательно остро нуждаться в терапии, чтобы ею пользоваться.

— Как понять, что мне нужно к психотерапевту?

— Если возникли сомнения — сходить или не сходить, то лучше сходить, чтобы их развеять. Пригодится — хорошо, не пригодится — будете знать, что вам это не нужно. А если сомнений нет, то нет, наверное, и вопроса. Я не сторонник навязывания психотерапии, хоть и считаю, что она пошла бы на пользу всем.

Фрустрация: почему человек недоволен своей жизнью, апатичен и испытывает постоянный стресс? | Кочерыжкин | Психология

Фрустрация — травмирующее психо-эмоциональное состояние человека, возникающее вследствие невозможности удовлетворить свои потребности в моменте или на протяжении длительного периода времени. Характеризуется разочарованием, чувством тревоги и раздражения, состоянием стресса, эмоцией гнева, часто сменяющейся полным отчаянием.

Я попытался объяснить что такое фрустрация простыми словами в психологии и рассказал чем она характеризуется. Однако этих знаний недостаточно чтобы понять пребывает ли человек в данном состоянии.

К сожалению большинство людей не способны диагностировать у себя данное расстройство по двум причинам. Во-первых все его проявления моментально обесцениваются окружающими. Например человек жалуется на регулярно пропадающее настроение, ему не хочется жить, он потерял смысл и пребывает в отчаянии. Об этом решает сообщить другу, который тут же обрушивается с критикой.

У тебя есть руки и ноги, крыша над головой, ты не голодаешь! Что ещё тебе нужно? Посмотри вокруг, у других всё ещё хуже. Ты просто нытик, давай завязывай с этим, найди лучше занятие себе, а то это вот всё от безделья.

Во-вторых источник фрустрации зачастую неизвестен самому человеку, все последующие эмоции подвязываются на конкретный эпизод или объект. К примеру индивид пребывающий в состоянии фрустрации вступает в неожиданный конфликт с коллегой по работе, злится, испытывает раздражение. И после этого начинает думать, что нарушение его настроения и самочувствия связанно именно с банальной ссорой в офисе.

Как фрустрация влияет на жизнь человека?

Психика живого существа, в том числе человека, выполняет роль регулятора. Когда лев голоден — он есть, как было сказано в одном известном фильме. Но для того чтобы он пошел на охоту его психика должна отработать сигналы, выявить потребность, а затем заставить действовать. Отними, укради, найди, убей, но достань еды.

Когда человек испытывает потребность, механизм примерно тот же самый. Мозг активирует выработку гормонов, которые воздействуют на организм как топливо на ракету, психика ускоряется, все внутренние процессы начинают работать на максимуме. И вот когда имеющиеся ресурсы были израсходованы, а цель не достигнута, наступает фрустрация.

Представьте что вы голоды, не ели несколько дней, ваша потребность ярко выражена и жизненно необходима. Вдруг вы замечаете стол с едой неподалёку, начинаете к нему идти, а он удаляется. Вы ускоряетесь, он тоже. Организм задействует все ресурсы, сосредотачивается на одной задаче, пропадает усталость, притупляется боль, исчезает сон. Вы бежите, но догнать не можете.

Сначала вы начнете испытывать агрессию. Это часто наблюдается у маленьких детей, которые не могут чего-то получить. Они плачут, кричат, топают ногами, могут оскорбить, сказать что не любят родителей, разбросать свои вещи, сломать что-то рядом с собой. Это гнев. Прямая попытка отнять, напасть, вступить в конфликт, заполучить силой.

Далее наступает попытка отвлечься. Человек как бы говорит сам себе- «не очень то и хотелось, мне это вообще не нужно». Но спустя некоторое время следует депрессия, апатия. Снижается самооценка, пропадает уверенность в себе, начинается самобичевание. Я слабак, я ни на что не способен, я не могу получить желаемое, никто не хочет мне помочь, я ничтожество, я никому не нужен, мня никто не любит, я сам виноват во всём..

В этот момент человек остро нуждается в том, чтобы его поняли, пожалени, обняли. Снижается уровень деятельности и активности, фрустрация на пике, её жертва раздавлена и уничтожена. При довольно неплохом уровне жизни человек способен оказаться в таком состоянии по причине неудовлетворения всего одной базовой или ложной потребности.

Всё есть, но нет спутника жизни. Или половая жизнь нерегулярна (сексуальная фрустрация). Или не хватает денег на еду. Или нет своего жилья. Нравится молодой человек, но он отказывается от отношений и добиться его не получается. Что угодно может привести к тому, что человек недоволен своей жизнью тотально!

Проходят все стадии активной борьбы за объект потребности, а затем стремление подавляется, оставляя после себя след на эмоциональном состоянии человека. Сначала психика пытается избавиться от груза через скрытую агрессию, затем плач, истерики, эмоциональные качели.

Печаль в том, что при серьёзном разгоне фрустрации следующая стадия уже аффект. То есть взрывной, неуправляемый процесс, при котором человек теряет контроль над своими действиями. Здесь не обойтись без помощи психиатра.

Политологи хорошо знают о таком феномене как фрустрация общества. Когда на территории какой-то страны отсутствуют условия для полноценной жизни населения. Например регулярные военные конфликты или репрессии, слабая экономика, высокий уровень бедности и преступности приводят к циклу пережитых обществом эмоций от гнева до отчаяния.

Возникают протестные акции, затем отвлечение, депрессия и отчаяние. Но уже совсем скоро цикл повторяется снова и снова. Примеры всех революций в истории говорят нам о том, что фрустрация это не просто слово, данное состояние берет поведение человека под контроль и уже не отпустит его никогда.

Как избавиться от фрустрации?

Безусловно самый простой способ освободить свою психику от перегруза в данном случае — просто закрыть потребность. Для начала её нужно выявить, а затем закрыть. Но на деле всё не так просто, потому что далеко не всё мы можем получить. Что делать, если человеку не хватает эмоциональной любви и ласки, а партнер просто напросто не находится?

Фрустрация и возникла по причине того, что человек предпринял ряд попыток, сделал всё на что хватило его ресурсов, но результата достичь не удалось. Тогда выхода два — конструктивный и деструктивный.

Конструктивный способ избавления от фрустрации

На пике фрустрации, то есть в момент гнева и агрессии, человек может переосмыслить, пересмотреть и перепоставить цели. В этот период могут блокировать все остальные потребности, например сон и голод, все ресурсы направляются в одну точку.

Из истории литературы мы знаем много примеров, когда мужчина не смог добиться любимую девушку и с головой ушел в творчество, свою профессиональную деятельность, где добился невероятных высот. Это конструктивный способ выхода из фрустрации, в этом её положительный эффект.

Деструктивный способ избавления от фрустрации

Если попытаться выйти на спуске, то есть в момент депрессии и апатии, то результат будет прямо противоположным. Начинается погоня за невозможным, например потерявшие близкого человека пытаются его вернуть, выйти на связь через магов, колдунов и различные обряды. Ежедневно ходят на кладбище, ждут сны с его участием.

Все ресурсы бесконечно бьются в непробиваемую стену, человек теряет свою идентичность, идёт по пути саморазрушения. По сути он просто накапливает ядерный заряд в своей голове, который однажды взорвётся и наступит то самое состояние аффекта. Несложно сойти с ума или наломать дров. Поклонники до такой степени преследуют свою возлюбленную, что решаются на преступление. Отсутствие денег вынуждает грабить, половое перевозбуждение приводит к изначилованию. И так далее.

Статья с моего блога — https://besarte.ru/

Если публикация показалась вам полезной и интересной, прошу поставить лайк и поделиться ей в соцсетях. Не забывайте подписываться на канал. Спасибо!

Примеры реакций на фрустрацию

Коррек­тирую­щие ре­акции

Психологический процесс

Примеры

Компен­

сация

Погружение в работу с еще большей энер­гией, чтобы компенсировать чувство ре­ального или воображаемого несоответст­вия требованиям

Очень рьяный, много и усердно работающий президент клуба-«25 лет», которому так и не удалось достаточно высоко продвинуться по служебной лестнице в своей компании

Замеще­-

ние

Перенос скрытых эмоций на людей, идеи или предметы, которые на самом деле не являются основными источниками этих эмоций

Мастер, который грубо отказывает в простой просьбе своему подчиненному после того, как получил резкий отказ от своего начальника

Фантазия

Мечтания или иные формы возбуждения собственного воображения, чтобы, с од­ной стороны, спрятаться от реальности, а с другой — получить воображаемое удов­летворение

Сотрудница, которая во время совещания меч­тает о том, что она исправит ошибки своего на­чальника и будет признана всеми как настоящий лидер в данной области

Негати­-

визм

Активное или пассивное сопротивление, осуществляемое подсознательно

Менеджер, которому не удалось избежать на­значения в комитет, критикует каждое предло­жение, сделанное на его заседаниях

Проеци­-

рование

Защита самого себя от осознания собст­венных нежелательных черт характера и неприятных чувств путем приписывания их другим людям

Неудачник, который в глубине души хотел бы помешать продвижению по службе своим кол­легам и которому постоянно кажется, что дру­гие всеми силами стараются посадить его в лу­жу

Рациона­-

лизация

Оправдание противоречивых и нежела­тельных форм поведения, мнений, утвер­ждений и мотивационных факторов путем общепринятых объяснений

Продавец, который взвинчивает цены, потому что якобы «все так делают»

Регрессия

Возвращение на более низкий уровень зрелости при возникновении фрустрации

Менеджер, который потерпел неудачу на опре­деленной административной работе, загружает себя, выполняя работу клерка или вникая в тех­нические детали, что больше соответствует ра­боте его подчиненных

Смирение, апатия и скука

Разрушение психологического контакта с окружающей средой, отказ от любого ро­да эмоциональной или личной вовлечен­ности

Сотрудник, который не получает вознагражде­ний, которого не хвалят и не поощряют, не за­ботится более о том, насколько хорошо он вы­полняет свою работу

Бегство или уход

Выход из той области, в которой человек испытал фрустрацию, тревогу или участ­вовал в конфликте, физически или психо­логически

Продавец, который, если у него сорвался круп­ный заказ, оставшуюся часть дня ничего не де­лает, старый рабочий, который постоянно полу­чает резкие отказы от своих начальников и кол­лег, замыкается и себе и игнорирует все друже­ские жесты в свой адрес

В некоторых случаях фрустрация может положительно повлиять как на выполнение работы отдельными людьми, так и на реализацию целей организации в целом. Примером может служить рабочий или менеджер, имеющий сильные потребности в высокой компетентности, достижениях и уверенный в том, что он способен выполнять работу очень хорошо. Если человек такого типа

испытывает фрустрацию на работе, это может привести к разным результатам: он будет либо реа­гировать традиционно, занимая защитную позицию, либо стараться улучшить свою работу.

Следует к тому же помнить, что защитные механизмы сами по себе не являются чем-то плохим для человека. Они играют важную роль в процессе психологического приспособления и могут наносить вред здоровью человека только в том случае, если доминируют над его лично­стью. Более того, те, кто в прошлом успешно справился с состоянием фрустрации, узнав, что можно преодолевать барьеры и находить иные цели, более терпимо относятся к фрустрации, чем те люди, которые никогда ее не испытывали или, наоборот, испытали ее в избытке. Однако в це­лом главная задача управления должна состоять в снижении числа барьеров (воображаемых, ре­альных или потенциальных), которые вызывают или могут вызвать состояние фрустрации у ра­ботников. Эта цель может быть реализована посредством перепроектирования рабочего места, чтобы более полно учесть мотивацию работников и навыки лидерства, если они таковыми обла­дают, что способствует устранению барьеров, приводящих к фрустрации.

Конфликт целей

Другим распространенным источником конфликтов, происходящих внутри личности, явля­ется цель, обладающая как положительными, так и отрицательными характеристиками, либо кон­курирующие между собой две и более цели. Если при фрустрации единственный побудительный мотив блокируется еще до достижения цели, то при конфликте целей друг друга блокируют два или более мотива. Для простоты анализа конфликты целей обычно объединяют в три группы:

  1. Конфликт «стремлениестремление»: человек мотивирован на достижение двух и более положительных целей, которые, однако, являются взаимоисключающими.РИСУНОК ПЕРЕРИСОВАТЬ.

  2. Конфликт «стремление — избежание»: человек одновременно моти-вирован и на достижение, и на избежание некоей цели. Для этого человека данная конкретная цель заключает в себе как положительные, так и отрицательные

3. Конфликт «избежание- избежание»: человек мотивирован избежать две и более отрица­тельные цели, которые при этом являются еще и взаимо- исключающими.

Конфликт «стремление—стремление» Этот тип конфликта целей, скорее всего, в наименьшей степени влияет на организационное поведение. Хотя конфликт и возникает, поскольку необходимо выбрать одну из двух положительных целей, такая ситуация предпочтительнее той, когда человеку надо сделать выбор из двух отрицательных целей или когда цель имеет и положительные, и отрицательные характеристики. Например, если личные цели и цели организации выглядят вполне привлекательно для ее членов, последние, как правило, доста­точно быстро делают выбор и таким образом устраняют конфликт.

Конфликт «стремление—избежание». Этот тип конфликта целей более всего подходит для анализа организационного поведения. Обычно цели организации для ее членов имеют как по­ложительные, так и отрицательные аспекты. Соответственно, они могут вызывать множество внутриличностных конфликтов и приводить к тому, что человек будет очень сильно колебаться, когда стремление к цели будет сравнимо по силе со стремлением к ее избежанию.

На рис. 9.5 показаны возможные кривые стремления и избежания. Точка Х представляет собой точку

максимума конфликтной ситуации, когда организм может полностью блокироваться,

а человек — находиться в состоянии нерешительности. Чтобы организм преодолел точку Х, необ­ходим сдвиг по кривой, чтобы в ответной реакции стремление преобладало над избежанием. Углы наклона графиков, изображенных на рис. 9.5, приблизительно соответствуют тем, что были полу­чены в опытах с животными, когда их обучали доставать еду в конце некоего коридора, а затем подвергали электрическому удару во время еды. Как видно, притяжение или движение в сторону положительной цели тем сильнее, чем эта цель ближе, но оно не настолько сильное, как стремле­ние уйти от отрицательной цели. Наклон графика избежания отрицательной цели больше, чем на­клон графика стремления к достижению положительной цели.

Углы наклона графиков могут отличаться у разных людей и при разных целях. Однако в общем можно признать, что на расстоянии (во времени или пространстве) положительные аспекты конкретной цели организации сильнее и лучше видны, чем отрицательные. Вместе с тем, чем ближе человек подходит к цели, тем более явными становятся ее отрицательные черты, и в какой- то момент человек может начать колебаться или просто не сможет продвинуться дальше.

Приведите пример из практики своего предприятия

Многие менеджеры испытывают сегодня очень смешанные чувства, или конфликт «стрем­ление — избежание». Во многих случаях этот конфликт может быть преодолен так же, как и когни­тивный диссонанс, либо человек может сместить графики стремления и избежания таким образом, чтобы доминировали либо положительные, либо отрицательные аспекты.

Конфликт «избежание — избежание». Аналогично конфликту «стремление — стремление» этот тип конфликта не оказывает значительного влияния на организационное поведение. Кон­фликт «избежание — избежание» обычно легко разрешить. Человек, столкнувшийся с двумя отри­цательными целями, может не выбрать ни одной из них и просто уйти от ситуации. Если это мож­но сделать, конфликт быстро разрешается. Однако в некоторых ситуациях человек не может уйти от принятия решения. Это справедливо для тех, кто находится в организациях, куда попадают не по своей воле, например для заключенных в тюрьме, пациентов в больнице, военнослужащих. Хо­тя и в меньшей степени, но все же у значительной части персонала в современных организациях также ограничены возможности ухода; в такой ситуации оказываются, например, рабочие, кото­рые ненавидят своего мастера, но слишком горды, чтобы стать безработными. Они не способны разрешить этот конфликт «избежание — избежание», поскольку в настоящий момент не хватает рабочих мест. Эти обстоятельства могут привести к высокому уровню неудовлетворенности рабо­чих, которые не видят для себя возможности выйти из данной ситуации.

Конфликт целей в перспективе. Все три типа конфликта целей могли бы в определенных условиях принести пользу организации. Конфликт «стремление — стремление» может доставить некоторое беспокойство человеку, но предоставляет выбор между хорошим и лучшим. Конфликт «стремление — избежание», возникающий по поводу организационных целей, может заставить более тщательно подходить к планированию и предвидеть конкретные положительные и отрица­тельные результаты. Даже конфликт «избежание — избежание» может стать для вовлеченного в него человека стимулом, чтобы разобраться в проблемах, приведших к конфликту, и постараться их разрешить. Тем не менее в конечном счете менеджмент должен предпринимать усилия для раз­решения конфликтов целей, за исключением конфликтов «стремление — стремление». В частности, главные усилия менеджеров должны быть направлены на достижение совместимости личных и организационных целей и устранение конфликта между ними.

Конфликт ролей и неопределенность

Будучи тесно связанной с представлением о нормах («обязательные элементы» поведения), роль (role) определяется как положение, которое связано с конкретными ожиданиями, вытекаю­щими из установленных норм. В современном обществе на протяжении всей жизни человек при­нимает на себя непрерывный ряд ролей. Наиболее типичная последовательность социальных ро­лей может выглядеть так: роли ребенка, сына или дочери, подростка, студента колледжа, приятеля или подруги, супругов, родителей, бабушки и дедушки. Каждая из этих ролей связана с признани­ем определенных ожиданий, которые и разыгрываются, как роль в пьесе.

Кроме исполнения ролей в только что упомянутой последовательности взрослые в совре­менном обществе одновременно играют также и множество других. Нет ничего удивительного в том, что мужчина, представитель среднего класса, одновременно исполняет роли мужа, отца, кор­мильца, сына (для пожилых родителей), рабочего или менеджера, студента (вечернего обучения). Женщины также исполняют многочисленные, часто конфликтующие роли. Хотя все роли, кото­рые уже есть у человека, определяют его поведение, но когда он приходит в организацию, как по­казали исследования организационного поведения, его роль, исполняемая в организации, оказыва­ется самой важной. Такие роли, как сборщик на конвейере, клерк, мастер или инспектор, прода­вец, инженер, системный аналитик, руководитель подразделения, вице-президент или председа­тель правления, зачастую несут в себе конфликтующие требования и ожидания.

Существует три типа конфликта ролей. Первый тип — конфликт между человеком и кон­кретной ролью. Это может быть конфликт личности и связанных с ролью ожиданий. Второй тип представляет собой внутриролевой (intrarole) конфликт, который возникает из-за противоречивых представлений о том, как следует играть ту или иную роль: должен ли новый мастер вести себя с рабочими автократично или демократично? И, наконец, межролевой (interrole) конфликт возника­ет, когда существуют различные требования двух и более ролей, которые человек должен играть одновременно.

— Приведите пример из практики своего предприятия

Вопрос не в том, существуют ли конфликт ролей и неопределенность — они существуют и представляются неизбежными. Главным, скорее, становится выяснение, каким образом конфлик­ты ролей могут быть разрешены и как ими можно управлять.

«Когда прошлое не стало прошлым»

Рубрики : Последние статьи, Пси-обзоры, Психология


Любите «Моноклер»? Поддержите то, что мы делаем, оформив ежемесячный платеж на Patreon или сделав разовый донат:


О какой бы психологической проблеме ни шла речь, зачастую она так или иначе касается либо внутреннего конфликта, либо травмы. Но что такое психологическая травма? Как она формируется, из чего складывается и насколько влияет на наши отношения с окружающими? И, наконец, почему мы бессознательно повторяем в своей жизни и проигрываем в разных формах травматичный опыт? Рассказывает психолог Анастасия Зверко.

«Узор травы определяет контуры «будущих костров». … «узор травм определяет узор будущего».

Аркадий Драгомощенко, «Китайское солнце»

Психологическая травма – сложное явление, касающееся многих сфер человеческой личности (психологической, физической и сексуальной зрелости, памяти, либидо, детства, взрослости, аффекта, реакции, удовольствия, боли, насилия, фрустрации, принятия и непринятия, любви, страха), а также некоторых философских категорий, таких, например, как интерсубъективность и темпоральность, вопросы жизни и конечности бытия.

В литературе можно найти много определений психотравмы. Одним из самых наглядных, понятных и, как ни странно, лаконичных, видится определение американского психоаналитика, Роберта Столороу

«Травма – переживание непереносимого аффекта»

Данное определение поможет нам приблизиться к пониманию сути изучаемого феномена.

Обратимся к его слагаемым, начав со слова «​аффект».

Многим знаком данный термин из российского уголовного законодательства (Убийство, совершенное в состоянии аффекта — ст. 107 УК РФ). Не претендующий на лиричность и красоту изложения, уголовный закон определяет аффект как «состояние внезапно возникшего сильного душевного волнения …», что предельно близко к переводу этого слова с латинского на русский язык:

affectus (лат.)– душевное волнение, страсть

Кроме того, в этом значении определение совпадает с одной из трактовок понятия в психологии: «Аффект — сильное и короткое проявление эмоции, связанное с неожиданным и резким изменением жизненно важных обстоятельств» ⓘЦит. по Жмуров В.А. Психопатология. Часть I. Издат-во Иркутского Университета., 1994.

Важно, что речь идет не просто о чувстве или эмоции, а об эмоциональном процессе, характеризующемся кратковременностью и высокой интенсивностью переживаний. Однако и этого недостаточно: не каждый аффект становится фундаментом психологической травмы.

Непереносимость — второе слагаемое из определения психотравмы Роберта Столороу.

Непереносимость — невозможность вынести, перенести, справиться, повлиять. Словно речь идет о тяжкой ноше или сильной боли. Боль так сильна, что требуется обезболивающее. Ноша так тяжела, что в одиночку не донести.

Непереносимость — это реакция, свойство, качество, следствие некоего воздействия. Можно привести аналогию с физической травмой, например, переломом. Повреждена костная ткань, больно наступать на ногу, невозможно идти.

Наш организм, как и психика, так запрограммирован, что имеет свойство к самоисцелению. Сломанная кость худо-бедно, но срастется. Также и психика будет стараться залечить последствия непереносимого аффекта, но с помощью иных инструментов. Отталкиваясь от этой аналогии можно сказать, что непролеченная психотравма похожа на неправильно сросшийся перелом — ok, возможно, человек не лишится возможности ходить, но будет испытывать боль и неудобство при ходьбе. Так же и в ситуации с травмой — психологический «перелом» срастется, но будет причинять боль и неудобство при проживании человеком своей жизни.

Однако в приведенном примере остается нераскрытым важный компонент — то, что предшествует непереносимости. Можно округлить его до слова «событие». Событие, порождающее непереносимый аффект.

Американский психоаналитик Дональд Калшед описывает непереносимость следующим образом:

«(В результате некоего события) На человека обрушивается такой объем впечатлений, который значительно превышает нашу способность к осознанному переживанию».

Мы плавно подошли к третьему слагаемому из определения Столороу — «переживание».

Здесь речь идет не о существительном, а именно о глаголе. Переживание как процесс, так как психические процессы характеризуются своей непрерывностью, бесперебойностью. Переживая, психика пытается залечить то, что болит, залатать там, где есть брешь. Нам так важно понимание переживания именно как процесса, поскольку переживание и есть суть работы механизма психологической травмы, подобно тому, как существует механизм работы горя. Однако, в отличие от механизма работы горя, механизм работы психологической травмы более причудлив, абсурден и неуправляем. Эта странность может проявляться в том, что человек как бы абсолютно случайно, не желая того и не прилагая волевых усилий, невольно начинает попадать в ситуации, имеющие прямое отношение к его травме.

«Я удивляюсь тому, как часто некрофил встречает смерть, пьяница – бутылку, игрок – карты»ⓘГабриэль Витткоп, «Некрофил».

Тем не менее, ровно как и работа горевания, работа психотравмы выполняет ту же задачу — защищает личность и его психику, помогая справиться с невыносимым.

 

Что делает боль травмой?

Не каждый фрагмент болезненного человеческого опыта, о котором говорилось выше, становится психотравмой.

Роберт Столороу пишет о том, что боль становится травмой ввиду отсутствия «эмоционального приюта», то есть ввиду отсутствия определенного интерсубъективного контекста, в рамках которого переживания могут быть удержаны и интегрированы.

Под эмоциональным приютом Столороу имеет в виду наличие отношений, дающих возможность выразить эти переживания через речь, язык, возможность их вербально озвучить, проговорить, прожить через речь, получить понимание, принятие, поддержку, помощь. Под термином «интерсубъективный» как раз и имеется в виду присутствие другого человека (или других), в ситуации психотравмы — присутствие особого рода, где травмированный человек будет принят, услышан, где сможет получить заботу и поддержку.

Чтобы лучше понять идею Столороу, обратимся к понятию интерсубъективности, а также одной из популярных теорий развития личности.

Начнем с теории объектных отношений — это одна из основных психоаналитических концепций развития личности.

Согласно этой теории, существует некое ядро, которое формируется в психике ребенка в зависимости от информации, которую он получает (интроецирует) от воспитывающего его взрослого.

В определенном смысле эта идея совпадает с концепцией интерсубъективности немецкого философа Эдмунда Гуссерля, где человек уже в момент рождения попадает во взаимоотношения с людьми, и вся его дальнейшая жизнь не может быть отделена от мира Других. Он не может существовать как «голый» субъект, что наглядно видно на примере ранних лет жизни ребенка: ребенок не может сам о себе позаботиться, в отсутствие необходимого для удовлетворения его витальных потребностей интерсубъективного контекста он просто не выживет, умрет. Человеку жизненно необходимо присутствие другого человека.

В самом раннем возрасте ребенок чувствует, переживает, испытывает потребности, но пока ничего об этом не знает​. Он изучает себя и свои потребности через обратную связь от воспитывающих взрослых, которые эти потребности удовлетворяют. Ребенок может испытывать чувство голода, но не знать, что это такое. Узнает он об этом с помощью родителей, которые его покормят, на смену фрустрации придет чувство удовлетворения. Через такие, казалось бы, простые вещи человек учится узнавать себя, и это становится возможным только при наличии конгруэнтной (соответствующей) его потребностям обратной связи от мира (читай — от воспитывающих взрослых).

Но потребности ребенка выходят далеко за рамки витальных (жизненно-необходимых — еды и сна). Воспитывающие взрослые также удовлетворяют его эмоциональные и психические потребности. Всем известны примеры, когда мама или папа начинают разговаривать с малышом на его детском, практически бессловесном языке — это наглядный пример эмоциональной сонастройки. Это то, в чем нуждается ребенок, через что он узнает себя, знакомится со своими чувствами. С помощью чувств ребенок учится реагировать на различные стимулы, находящиеся внутри него и снаружи, что становится залогом его физической и психологической безопасности.

Эмоциональные возможности ребенка и взрослого различны. То, что не представляет психологической опасности для взрослого, может быть критически небезопасным для ребенка. Условному взрослому детская душевная боль может казаться ничтожной или незначительной по сравнению с болью взрослых. Но именно для того, чтобы эта боль проживалась, а не консервировалась, взрослому очень важно не обесценивать ее («да что ты плачешь, ты еще жизни не видел, а рыдаешь так, как будто у тебя горе»). Важно, чтобы взрослый признавал правду детского опыта и разделял это переживание вместе с ребенком. Это и есть основная характеристика интерсубъективного контекста, эмоционального приюта, о котором пишет Столороу.

С помощью этих отношений ребенок сможет узнать, насколько безопасно то, что с ним происходит. Если отклики взрослых не созвучны центральным аффективным состояниям ребенка, и такое положение дел носит устойчивый и/или интенсивный характер, возникает и развивается психологический конфликт, ставящий психологическую и физическую безопасность ребенка под угрозу. Столороу считает, что отсутствие устойчивых созвучных откликов на аффективные состояния ребенка приводит к значительным отклонениям от оптимальной интеграции аффектов, а также к склонности к диссоциации или отрицанию аффективных реакций.


Читайте также «Ненависть и контейнирование»: Патрик Кейсмент о преодолении деструктивности

 

Время и память

Кроме прочих, психотравма существует в плоскости времени и памяти.

Как получается, что ситуация, которая произошла с человеком, например, когда ему было четыре года, продолжает присутствовать в его жизни так, словно это случилось вчера? Как это работает?

Память — это центральное пространство, в котором разворачивается психическая жизнь человека.

Немецкий философ Мартин Хайдеггер говорит о том, что дазайн ⓘВведённое Хайдегером понятие Dasein означает «бытие-в-себе» «тут-бытие». «экзистирует», памятуя. Это означает, что человек со всей своей мультимодальностью и мультиконтекстностью бытия экзистирует — присутствует в мире особым образом, которым может присутствовать только человек и никто, кроме человека. Это становится возможным благодаря памяти.


Также читайте/смотрите
— Видеолекторий: философия Мартина Хайдеггера в шести лекциях
— «Наконец-то вас что-то беспокоит»: дазайн-анализ и сирийские мистики

В одной из своих ранних работ Фрейд пишет о том, что психотерапия как таковая началась с вопроса памяти. В ситуации психотравмы наша память запомнила способ, которым человек отреагировал на травмирующие обстоятельства, восприняла его как такой способ, с помощью которого человек смог выжить, уцелеть. Вместо нового действия происходит навязчивое повторение прожитого в различных модусах. Попадая в ситуации травматического регистра, человек почему-то начинает действовать и реагировать именно так, а не иначе.

Рассматривая феномен психологической травмы с точки зрения темпоральности, можно сказать, что травма — это прошлое, которое не стало прошлым. Она остается жить в далеком или не очень временном отрезке, вмешиваясь в привычный ход времени, в естественное течение жизни. Травматическое переживание с помощью бесперебойности психических процессов то и дело попадает в наше настоящее и подсвечивает наше будущее, словно луч прожектора.

Иногда психологическую травму называют «расколом времени»: в результате травмирующего события мир как бы раскалывается на до и после.

Уже упомянутый Эдмунд Гуссерль, основатель феноменологического течения философии, долгое время изучал категорию времени. Так, Гуссерль размышляет о том, что точечное «сейчас», переживание настоящего всегда имеет «толщину», то есть всегда содержит в себе как прошлое, так и будущее. Соответственно, момент «сейчас» одновременно сохраняет прошлое и предвосхищает будущее. Жизненное переживание всегда существует во всех трех измерениях времени сразу. Хайдеггер называет наше бытие «растянутостью между рождением (прошлое) и смертью (будущее)». Столороу полагает, что травма — это разрыв между единством времени, растянутостью между прошлым и будущим. Опыт травмы подобен стоп-кадру, ловушкой времени, к которому человек обречен возвращаться через «портал», открываемый ударами судьбы. Прошлое становится настоящим, а будущее, взаимообусловненное таким настоящим, теряет всякий смысл, за исключением одного — нескончаемого повторения (помним о стоп-кадре).

Это одна из самых наглядных концепций взаимообусловленности будущего, настоящего и прошлого, которая в том числе иллюстрирует знакомое многим выражение о том, что все проблемы из детства.

 

Можно ли жить и не иметь ни одной психологической травмы?

Представляется, что нет.

Существует мнение, что самая первая психологическая травма происходит у человека в момент рождения. Если представить утробу матери как такое место, где все потребности малыша удовлетворяются автоматически (безопасность, еда, сон), с этим трудно не согласиться. Пока ребенок находится в физическом и психологическом слиянии с мамой, она его обеспечивает всем необходимым. Рождение в этом смысле будет резкой переменой среды, в которой живет ребенок. Это довольно агрессивная сепарация, происходящая помимо воли и сознания ребенка.

Австрийский психоаналитик Отто Ранк посвятил один из своих фундаментальных трудов подробному разбору феномена травмы рождения. Он называет его неизбежным и самым глубоким травматическим опытом в жизни каждого человека, видит в ней важнейший элемент психического развития и источник всех страхов и неврозов.

Примеры работы психологической травмы можно увидеть в кино и литературе.

Яркий пример работы психотравмы описан в романе Владимира Набокова «Лолита». Многие знакомы с книгой или фильмами. Если попробовать абстрагироваться от колоритного содержания произведения и посмотреть на историю с точки зрения психотравмы, нам будут особенно интересны первые несколько глав романа — рассказ юного Гумберта о его первой любви, Аннабелле. Им было по 14, когда они встретились.

«Внезапно мы оказались влюбленными друг в дружку – безумно, неуклюже, бесстыдно, мучительно; я бы добавил – безнадежно, ибо наше неистовое стремление ко взаимному обладанию могло бы быть утолено только, если бы каждый из нас в самом деле впитал и усвоил каждую частицу тела и души другого».

Напряжение и страсть, разгоревшиеся между ними, требовало большего — «… между тем, мы даже не могли найти места, где бы совокупиться, как без труда находят дети трущоб», все их попытки заняться любовью претерпели неудачу из-за внешних обстоятельств: « … после одного неудавшегося ночного свидания у нее в саду единственное, что нам было разрешено, в смысле встреч, — это лежать в досягаемости взрослых, зрительной, если не слуховой, на той части пляжа, где было больше всего народу». Их желание так и не реализовалось — Аннабелла умерла от тифа.

Далее по тексту главный герой размышляет:

« … не оттуда ли, не из блеска ли того далекого лета пошла трещина через всю мою жизнь? … Я уверен все же, что волшебным и роковым образом Лолита началась с Аннабеллы. Знаю и то, что смерть Аннабеллы закрепила неудовлетворенность того бредового лета и сделалась препятствием для всякой другой любви в течение холодных лет моей юности».

Смерть любимого человека — это всегда больно, но переживаться будет по-разному, в зависимости от возраста и других внутренних и внешних обстоятельств горюющего, в этом нет никаких сомнений. В то же время автор описывает неловкие попытки героев заняться сексом, которые заканчиваются неудачей. Всем известно, что 14 лет — это расцвет «переходного возраста», «пубертатного периода», гормональный всплеск. Боль утраты, болезненный разрыв отношений, невозможность завершить начатое — все смешалось и каким-то образом поселилось в психике Гумберта. Это яркий пример формирования травмы и отсутствия «эмоционального приюта». Можно с большой долей вероятности предположить, что дальнейшая жизнь Гумберта неосознанно вращалась вокруг этого внутреннего обстоятельства.

Не менее правдоподобным примером из литературы может быть произведение Габриэль Витткоп «Некрофил», где в том числе описано, как сильнейшее детское впечатление повлияло на всю дальнейшую жизнь главного героя (один из первых опытов познания своей сексуальности совпадает у героя с моментом смерти его матери).Это яркие, но не исчерпывающие описания травматичного опыта. Травмой может стать отвержение, наблюдение насилия, фрустрация потребностей и другие ситуации, вызывающие самую разнообразную палитру сильных, чрезмерных для ресурсов психики чувств — от страха до беззащитности. И, конечно, травма лишь в отдельных случаях формирует патологическое развитие личности, во всех других она лишь оказывает влияние на развитие и дает о себе знать в определенных ситуациях.

Мир перестает быть безопасным, простым и понятным, пропадает базовое доверие к привычному ходу вещей. Дальнейшая жизнь может быть подчинена новым обстоятельствам, закрепившимся в психике, а человек ощущать, что его жизнь раскололась на «до» и «после».

Даже когда происходят крупные трагедии, например, теракт или крушение самолета, многие становятся невольно травмированными этим событием.

Психика не справилась, и свою боль некуда отнести — нет «эмоционального приюта». Все зависит от внутренних возможностей человека: насколько болезненно для него оказалось происходящее, и от того, что будет потом, есть ли рядом тот, кто может помочь и поддержать.

Так что представление, что психологическая травма может быть связана исключительно с насилием, эквивалентно фразе «только открытый перелом можно считать переломом!»

 

Травма всеми силами пытается себя излечить

Ровно как и костная ткань пытается зарастить перелом, но при любом неосторожном движении трещина снова расходится. Если повреждение сильнее, чем трещина, есть высокий риск, что кость неправильно срастется, и, чтобы она срослась заново нормально, придется ломать то, что есть сейчас.

Приведенные выше примеры произведений Набокова и Витткоп наглядно демонстрируют, какими окольными путями потрясения и другие болезненные обстоятельства нашего детства ищут возможности себя допрожить. Мы также знаем примеры, когда женщина, которая пережила сексуальное насилие, непроизвольно начинает попадать в такие обстоятельства, в которых насилие может повториться.

Как лечить психологическую травму?

Самый очевидный ответ, проистекающий из вопроса — психотерапией. То, что так долго просилось наружу через воспроизведение травматического опыта, обретает свою жизнь в языке. Процесс проговаривания делает нечто, живущее внутри нас, видимым другому человеку — этот процесс называется объективизацией. Можно представить его как шарик, который появился между мной и собеседником, и мы вместе его разглядываем. Бережное изучение, обсуждение, исследование этого материала помогает ослабить то, что так долго находилось в напряжении. Конечно же, развидеть то, что было увидено, невозможно, но возможно сделать так, чтобы это что-то перестало отравлять жизнь.

Возникает вопрос: почему обязательно психотерапия? Можно же и с другом поговорить.

Принося свои переживания психотерапевту, гораздо выше вероятность того, что этот человек знает, как обходиться с этим шариком, висящем в воздухе между ним и клиентом. Когда травма оживает в языке и становится видимой, здесь есть два варианта развития событий — либо травма исцеляется, либо происходит повторная травма — ретравматизация. Если обойтись с этим шариком небрежно, то можно нанести своей психике еще больший урон. Поэтому лучше соизмерять риски.

Ссылки на источники

1. Роберт Столороу «Травма и человеческое существование». 2. Отто Ранк «Травма рождения и ее значение для психоанализа». 3. Элизабет Кюблер-Росс, «О смерти и умирании».

Обложка: Рене Магритт, «Память», 1957

Если вы хотите помочь «Моноклеру», оформите ежемесячный платеж на Patreon или поддержите нас разовым донатом:


Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Похожие статьи

Фрустрация потребностей. Примеры фрустрации — Психология Жизни

В работе я придерживаюсь принципа «Говорить с клиентом на понятном друг для друга языке». Здесь же я начала со сложного и замысловатого – «Фрустрация». Это слово будто оформляет содержимое этой статьи и дает возможность сказать по существу, не отходя от главного. Итак, о чем пойдет речь.

Примеры фрустрации

Начну с небольшой истории из своей психологической практики. Ко мне обратилась девушка с просьбой помочь ей справиться с плохим настроением и подружиться в новом коллективе. Мы стали разбираться в ситуации и ее причинах. Постепенно картина стала проясняться: она приехала из другого городка для поступления в ВУЗ и жила одна. У нее почти не было близких рядом людей, а завести новых друзей ей не удавалось.

Она училась на дневном и не работала, была ограничена, по ее словам в денежных средствах — ей помогала одна мама. Постепенно в работе мы коснулись ее ожиданий, которые оказались сверх-ожиданиями относительно интересной жизни в мегаполисе.

Разочаровываясь во многих сферах: в общении, в учебе. Оказалось, что ей вовсе не интересна сфера бухгалтерии, куда изначально она стремилась. В Петербурге у нее возникали трудности при адаптации к условиям жизни в нашем городе. Не получая желаемого в том виде, как она себе это представляла, она все больше погружалась в подавленное эмоциональное состояние, которое и называется фрустрация.

Это состояние возникает, когда невозможно неудовлетворение какой-либо потребности или желания. Здесь я хочу обозначить основные 7 уровней потребностей, вспомнив Маслоу с его известной мотивационной пирамидой:

  • Физиологические потребности – здесь речь идет об утолении голода, жажды, сексуальной потребности, сне, потребности в одежде и жилье.
  • Потребность в безопасности – имеется ввиду чувство защищенности, комфорт и постоянство условий, дохода и др.
  • Потребность в любви – желание быть принятым, любить и быть любимым. Здесь же можно говорить об общении, дружбе, привязанности, заботе о других.
  • Потребность в уважении — статус, успех. Достижения, признание и одобрение со стороны окружения.
  • Познавательные потребности – желание учиться, исследовать, познавать.
  • Эстетические потребности – это все, что связано с гармонией, с чувством прекрасного, красотой.
  • Потребности в самоактуализации – самореализация, личностный рост, достижение целей.

Фрустрация возникает тогда, когда на пути человека возникают реальные или мнимые преграды, а желания резко превышают его реальные возможности.

фрустрация сопровождается:

  • раздражительностью
  • тревогой
  • разочарованием или даже отчаянием
  • злостью на других и на себя.

Это некий внутриличностный конфликт между удовлетворением потребности и преградой на пути ее достижения. Так и в случае с молодой студенткой, оказавшейся в кризисной ситуации, потерявшей «опору под ногами». Зачастую, это сказывается и на самооценке, да и неудивительно. Возникает ощущение неспособности достичь поставленной цели.

Так наша героиня, разочаровавшись, в какой-то момент задумалась о том, чтобы вернуться обратно домой. Как же сложилась дальше история у молодой девушки?

Как справиться с фрустрацией

Я вижу это следующим образом:

  • Определить зоны потребностей, которые не удовлетворяются в данной ситуации

Здесь я ссылаюсь на 7 уровней потребностей по Маслоу, о которых я говорила в предыдущей статье. К примеру, у нашей героини, молодой девушки, были затронуты разные сферы. Она испытывала стресс из-за переезда из маленького городка, тревогу и беспокойство о завтрашнем дне. Это перекликается с неудовлетворенными потребностями в безопасности и комфорте.
Она была одинока в Петербурге, у нее почти не было близких и родных рядом, а новых подруг не успела завести за 1,5 года. Здесь можно говорить о блокирование удовлетворения потребности в базовой любви и заботе. Сфера познавательных потребностей и стремления в признании и достижении успехов. Эта сфера также была реализована на ее взгляд недостаточно — она испытывала трудности в учебе.

  • Поиск наиболее значимой потребности в настоящее время

Зачастую их бывает несколько, и они могут быть взаимосвязаны. Но обычно человек направляет свою энергию прежде всего на наиболее актуальную, и важно обозначить ее.

  • Соотнесение ожиданий и реальных возможностей для достижения желаемого

Если есть некие разногласия, то:

  • Принять вероятность их расхождения и ограниченность возможностей
  • Формулировать новые задачи, соизмеримые особенностям и возможностям личности

Недостаточно осознанная потребность

У студентки значимым было желание обрести друзей. И мы стали работать над поиском реальных возможностей, учли ее личностные особенности и возможные трудности, с которыми она может столкнуться. Задача заключалась в том, чтобы найти повод пообщаться с сокурсницами на темы, не касающиеся учебы на нейтральной территории. И лучшим на тот момент оказалось приглашение сокурсниц в кино.

Ей самой очень нравилось посещать кинотеатры, и это было финансово доступно. Те эмоции, которые она начала испытывать в общении, становились для нее поддерживающими и ресурсными для поиска новых решений в других областях. Безусловно, это путь не быстрый, но здесь все-таки важно грамотно рассчитывать на свои силы.

Случается так, что реализация актуальной потребности по каким-либо причинам невозможна в настоящее время, и не всегда просто осознать это и принять. Тем не менее, стоит поисследовать смежные области, которые тесно переплетены с основной и значимой потребностью. Это могут быть и ценности базовых уровней. Успешный результат в достижении малых (на первый взгляд) задач, но, все же, важных, сможет повысить уверенность в себе и даст необходимые ресурсы, для того, чтобы постепенно выходить из подавленного состояния.

Таким образом, и в истории моей клиентки она прояснила для себя причины своего плохого настроения, попутешествовала по стране своих потребностей, оценила свои возможности, приняла многое во внимание и пошла небольшими шажочками в тех направлениях, которые ей были важны. Она стала внимательнее к себе и своим ожиданиям. Получив помощь и взяв для себя все необходимое в ходе психологических консультаций, она завершила работу. Через какое-то время я поинтересовалась ее делами, и она сообщила, что у нее все в порядке.

Достаточно прошло времени с того звонка, и я надеюсь, что и теперь она в силах справляться с возникающими трудностями. И вам хочу пожелать того же. Ведь это очень важно, ведь на жизненном пути человеку приходится сталкиваться или встречаться с различными событиями.

Психолог Татьяна Стеценко

Статью прочитали 3 170 чел.

Задайте вопрос психологу

На этой странице вы можете задать вопрос психологу. Заполнить форму и получить профессиональный, развернутый ответ. Ответ будет размещен на сайте, вместе с вашим вопросом. Данная услуга бесплатная

 

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕСТЫ

ТЕСТ по выбору метода психологической консультации

Предлагаем пройти тест, который поможет определить метод работы психолога, с учетом личных особенностей. Знание своего метода, позволит вам выбрать психолога, специализирующегося именно в этой области и позволит получить максимальный результат и удовлетворение от консультации. Вы можете пройти тест в режиме онлайн абсолютно бесплатно, без регистрации, по этой ссылке:

  • Тест французского психолога Анн Шварцвебер (Anne Schwartzweber) содержит 10 вопросов, на каждый из которых нужно выбрать один из трех предложенных вариантов ответа. Результат – сразу после нажатия кнопки “отправить”

ТЕСТ на определение потребности в психологической помощи

Тест на потребность в психологической помощи с легкостью поможет вам определить, необходима ли вам консультация психолога. У каждого из нас бывают тяжелые моменты в жизни, и каждый справляется с ними по-своему. Кто-то самостоятельно, кому-то хватает беседы с лучшим другом или подругой, а порой просто не обойтись без помощи специалиста. Для определения этого момента и разработан опросник на потребность в психологической помощи

  • Тест содержит 18 вопросов, на каждый из которых нужно выбрать один вариант ответа «Да, согласна(сен)» или «Нет, не согласна(сен)». Результат – сразу после нажатия кнопки “отправить”

ТЕСТ Долговечен ли ваш союз?

Большинство из нас мечтает о любви, которая будет с нами всегда — о вечном союзе. А как обстоят дела в вашей паре? Она крепкая и надежная? Или, может быть, хрупкая, не очень устойчивая? В любом случае вопрос о том, сколько продлится союз, составляет сердцевину отношений в любой паре, какой бы момент в своем развитии она ни переживала. Этот тест поможет понять, на какой стадии отношений находится ваш дуэт, и оценить вашу способность придать устойчивость отношениям, как бы они ни были устроены

  • Тест французского психоаналитика Ален Эриль (Аlain Heril) содержит 15 вопросов, на каждый из которых нужно выбрать один из четырех предложенных вариантов ответа. Результат – сразу после нажатия кнопки “отправить”

ТЕСТ удовлетворенности браком

Разработан В.В.Столиным, Т.Л.Романовой, Г.П.Бутенко, предназначен для экспресс-диагностики степени удовлетворенности – неудовлетворенности браком, а также степени согласования – рассогласования удовлетворенности браком. Опросник представляет собой одномерную шкалу, состоящую из 24 утверждений, относящихся к различным сферам: восприятия себя и партнера, мнения, оценки, установки и т.д.

  • Тест содержит 24 вопроса, на каждый из которых нужно выбрать один вариант ответа «Верно, Неверно, Трудно сказать». Результат – сразу после нажатия кнопки “отправить»

Как выбрать хорошего психолога

Может ли психолог помочь за один час

Когда консультация психолога не помогает

Стереотипы о скайп-консультациях с психологом

В чем заключается работа психолога онлайн

Семейные конфликты и пути их разрешения

Жизненный сценарий в семейной психологии

Сколько нужно консультаций психолога

Как понять чего я хочу

 

Культура достижений vs Культура покоя

Полина Рычалова, эксперт в обучении взрослых, психоаналитический коуч, о парадоксе личностного развития. Как же все-таки происходит развитие — из «точки покоя» или через фрустрацию и «выход из зоны комфорта»? 

Люди, которые ставят цели, часто говорят, что цель дает большее переживание авторства и управляемости жизни. Не жизнь случается, а я создаю жизнь.

Но избыточная увлеченность целями приводит к противоположным результатам. Постоянное повышение планки становится определяющим, самооценка оказывается в зависимости от недостижимого идеала. Настоящее теряет ценность. Гонка за идеалом в сочетании с невозможностью его достижения переживается как жизненный провал, и в какой-то момент наступает апатия, выгорание, неспособность даже к минимальному уровню усилия.

Почему в одних ситуациях цели побуждают двигаться и развиваться, но с какого-то момента блокируют любые попытки изменений?

Несколько лет я пыталась разобраться с двумя противоречащими, на первый взгляд, друг другу идеями, так называемым «парадоксом личностного развития».

Первая идея: «Развитие происходит из точки покоя».

Есть философские и психологические концепции, которые утверждают, что любая попытка сознательного изменения приводит к блокировке изменения.

Например, в гештальт-терапии ключевая идея «Теории парадоксальных изменений» Арнольда Бейссера звучит так: «Изменение происходит тогда, когда человек становится тем, кто он есть на самом деле, а не тогда, когда он пытается стать тем, кем он не является. Изменение не происходит через намеренную попытку изменить себя самого или кого-либо, но происходит тогда, когда человек старается быть тем, кто он есть на самом деле – быть полностью вовлеченным в настоящее».

Состояние покоя часто интерпретируют предвзято. Покой воспринимается как неподвижность, ничегонеделание, время, потраченное впустую. В данном контексте, говоря о покое, я имею ввиду психологический покой, — состояние, когда человек воспринимает мир как безопасный, в котором ему ничего не угрожает, он принимает себя, и есть люди, которые принимают его.

В качестве иллюстрации этой идеи вспомните свои наблюдения за маленькими детьми. Маленький ребенок расширяет репертуар своих возможностей, развивается, в ситуации, когда уверен, что мама или другой близкий взрослый рядом. И с ним все в порядке. Малышу в возрасте 1-1,5 лет важна физическая близость. Ребенок учится ходить. Одержимый любопытством и стремлением разобраться в устройстве мира он отходит от взрослого на какое-то расстояние, исследует реальность и возвращается обратно, — убедиться, что взрослый никуда не делся, он рядом и защитит. Когда маленький ребенок сталкивается с чем-то новым, то выбор реакции на новизну часто зависит от реакции близкого взрослого. Если взрослый спокоен, то и ребенку спокойно. По мере того, как ребенок взрослеет, физическая близость трансформируется в психологическую. Рядом быть не обязательно, ребенок уходит все дальше и в какой-то момент уплывает в самостоятельную жизнь, время от времени делая набеги в «родной дом», чтобы получить заряд поддержки.

Фраза «мой дом — моя крепость» или «родовое гнездо» ассоциируются с «покоем», с местом, где со мной ничего не случится. Не случайно в кризисные времена возникает желание «позвонить маме».

В сложные, турбулентные времена люди стремятся оказаться там, где их поддержат, дадут возможность перевести дух и собраться с силами. Часто именно такие передышки становятся событием, которое пробуждает желание двигаться дальше.

Но достаточно ли психологического покоя для стимулирования развития? Почему он в одних случаях дает толчок, а в других консервирует в состоянии «анабиоза».

Вторую идею проиллюстрирую цитатой Зигмунда Фрейда, основателя психоанализа: «Эго растет во фрустрации».

Что такое Эго? Эго — это часть человеческой психики, которая осознается, как «Я», и выступает посредником между внутренним и внешним миром. Еще Эго — так называемый командный центр личности, из этой части  Я осуществляется координация сложных психических процессов, таких как планирование действий, их оценка, контроль за поведением, реализация принятых ранее решений, сдерживание импульсивных порывов.

Что означает фраза «Эго растет во фрустрации»? Можно переформулировать: «Трудности закаляют характер».Популярная цитата Фридриха Ницще «Все, что нас не убивает, делает нас сильнее» — по сути, об этом же. Всегда найдется пример из собственной жизни или жизни кого-то из близких, который подтвердит эти утверждения. Последние десятилетия позитивная психология исследует такой феномен как посттравматический рост (Posttraumatic Growth: Conceptual Foundations and Empirical Evidence».Tedeschi, Richard G.; Calhoun, Lawrence G., 2004). Это переживания позитивных изменений, возникающие у человека в результате столкновения с жизненными испытаниями, — люди выходят из испытаний более сильными, жизнестойкими, гибкими, с большим переживанием ценности жизни.

Но есть и другие примеры. Посттравматическое расстройство — явление встречающееся чаще и изученное психологией гораздо раньше.

Жизненные испытания приводят в похожих ситуациях одних людей к росту, других — к кризису.

От чего это зависит? Фрейд и другие классики психологии отвечают на этот вопрос так: «Не любое Эго растет во фрустрации, а только сильное Эго», «Не любой уровень фрустрации способствует росту, а только оптимальный». Лев Семенович Выготский, основатель культурно-исторической школы в психологии, говорит о зоне ближайшего развития, как о следующем «маленьком шаге», который может сделать психика ребенка при поддержке взрослого. Опять вызов и поддержка.

Как сочетаются покой и фрустрация?

Много лет эти две идеи существовали в моей голове параллельно. Я понимала значение и одного, и другого фактора, но не могла ответить на вопрос, что важнее? Или важны оба, но в какой пропорции?

По-новому взглянуть на ситуацию мне помогла программа Willding*, которую я запустила два года назад. В рамках этого проекта человек ставит себе цель и в течение пяти недель достигает ее. Уровень сложности цели произвольно выбирается человеком. Цель строго индивидуальна. Кто-то ставит целью пробежать марафон и в ходе программы готовится к этому событию, кто-то ставит целью делать десять приседаний в день. В ходе движения к цели развивается волевой потенциал человека, повышается его способность справляться с дальнейшими жизненными задачами.

Как я разрешаю описанный выше «парадокс личностного развития» в программе Willding? 

Первое — индивидуальная настройка цели, выбор оптимального уровня фрустрации. Не бывает универсальной нагрузки. Люди разные, их возможности разные, контекст, в котором они существуют, разный. Сейчас популярной в теме личной эффективности становится концепция «маленьких шагов». О чем она? Вспомните, как учится ходить маленький ребенок. Малыш встает у опоры, держится за нее. Взрослый сидит от него на расстоянии двух шагов и протягивает к нему руки. Малыш отпускает опору и делает два маленьких шага. Мама или папа обнимают и целуют его, смеются от радости. Приходит ли кому-то из взрослых в голову ругать малыша за то, что он учится ходить медленно? За то, что падает? Нет. Малыш пробует раз за разом, его движения становятся увереннее, скорость возрастает, страх уходит, вместо него приходит радость от того, что он смог. Родитель находится рядом и страхует, поддерживает, радуется вместе с ребенком. Когда мы начинаем что-то новое или пробуем изменить старое, — мы похожи на малыша, который учится ходить. И нам требуется поддержка, радость, гордость за себя. Willding базируется на этой идее. Моя задача, как ведущего программы, помочь участникам лучше слышать себя, не ставить перед собой заведомо нереалистичные цели, которые приведут к неуспеху, а постоянно прислушиваться к себе и искать тот уровень нагрузки, который будет по силам, искать свой размер шага. Это, с одной стороны, развивает Эго (делает человека более волевым, настойчивым, внимательным, гибким, осознанным), с другой, — дает возможность человеку получить опыт успешного достижения, не надорвавшись в ходе программы. И, в дальнейшем, закрепив успех, начать распространять его на другие сферы жизни.

Есть еще один аспект, связанный с фрустрацией. Обычно, в программу приходят люди, уже попробовавшие разные способы повысить свою эффективность в жизни или в отдельных ее сферах. Часто опыт был неудачным. Задача программы — помочь посмотреть под другим углом на этот опыт. И, в сочетании с опытом, полученным в программе, относиться к жизни как к эксперименту, а не как к соревнованию или экзамену.

Второе — поддерживающая среда. В программе под запретом любая оценка и обесценивание, советы даются только по запросу. Смысл этого правила: создать безопасную обстановку, в которой каждый будет готов пробовать, экспериментировать, без опасения получить обратную связь и болезненные переживания, связанные с оцениванием. Культура западного общества построена на оценке. Мы постоянно сравниваем себя с другими, или сравниваем себя с «эталоном себя». И то, и другое болезненно. Моя цель в программе — создать возможность для получения нового опыта, — опыта безоценочного принятия и поддержки других. Свобода от оценки помогает больше обращать внимание на себя, создавать внутреннюю опору, развивать чувствительность к внутренним сигналам.

Признаться, когда я только начинала проводить программу, я не осознавала какую роль сыграет второй фактор. И была удивлена, когда люди стали писать, что наиболее ценным был для них именно опыт принятия и поддержки. Не для всех, но многих.

Сначала — поддержка

Интересно, что роль принятия и поддержки особенным образом раскрывается в теории самодетерминации (self-determination theory; SDT). Это современный подход к изучению человеческой мотивации, личности и психологического благополучия, в настоящее время считающийся самым авторитетным и экспериментально подтвержденным из существующих. В рамках этого похода его авторы — два влиятельных психолога Эдвард Деси и Ричард Райан (Deci E.L., Ryan R.M. Self-determination theory: A macrotheory of human motivation, development and health) — утверждают, что в основе внутренней мотивации человека лежат три базовых потребности: потребность в автономии (в переживании авторства своей жизни), потребность в компетентности (стремлении быть эффективным, достигать результатов, решая задачи оптимального уровня сложности) и потребность в отношениях с другими людьми (стремлении устанавливать надежные отношения, основанные на чувстве привязанности; стремлении быть понятым и принятым другими людьми). Если эти потребности фрустрированы, то у человека снижается переживание психологического благополучия и эффективность деятельности.

Исследователи утверждают и подтверждают экспериментально, что дело не в количестве, а в качестве мотивации. Если человек переживает поставленные цели как навязанные внешней средой, то уровень внутренней мотивации их достигать снижается.

Второе интересное наблюдение — потребность в отношениях с другими является условием для благополучного становления и функционирования потребностей в автономии и компетентности (подтверждено Р. Райаном в исследованиях. Дети, ощущающие себя в безопасности с близкими взрослыми, демонстрируют более высокий уровень автономии).

Иными словами, первичен покой, фрустрация вторична. Сначала поддержка, потом индивидуальный уровень вызова.

 

Как можно использовать идеи Willding в бизнес-среде?

Бизнес-контекст крайне требователен к результативности и соответствию стандарту. Настроить систему так, чтобы был соблюден баланс между покоем и фрустрацией — трудная задача. В каком направлении имеет смысл двигаться?

·  Развивать толерантность к ошибке. Отношения в бизнесе функциональные. Никто не будет терпеть бесконечные ошибки. Но, как ни удивительно, именно ошибки, если они отрефлексированы, развивают «организационное Эго», помогают делать следующие шаги и выходить из круга бесконечного повторения. Развивать организационные процессы рефлекции опыта, — фасилитация, обмен опытом, любые активности, в рамках которых есть возможность в безопасной атмосфере обсуждать результаты и исследовать реальность, будут наращивать способность переносить фрустрацию, развивать организационную «антихрупкость».

·  Создавать культуру поддержки. Внимание к поиску баланса между принятием и поддержкой, с одной стороны, и оптимальным уровнем усилия, с другой, может помочь компаниям добиваться результатов с меньшими затратами и чувствовать себя более благополучными и устойчивыми в современном мире. Как этого можно достичь? Через подготовку руководителей. Помощь в переосмыслении их роли. Формирование культуры, в которой поддержка и принятие не воспринимаются как слабости, а являются следствием большей зрелости. Внедрять культуру коучинга или стиль управления с элементами коучинга – такими способами компании могут решать задачу давать больше поддержки и внимания каждому сотруднику.

·  Настраивать уровень напряжения. Помощь в организации диалога между сотрудником и руководителем. Поддержка осознанности и зрелого отношения к уровню вызова, который готов и может взять каждый сотрудник. Большая осознанность и восприятие целей как внутренних будет снижать нагрузку на руководителя в части контроля и внешней мотивации.

Сочетание культуры покоя и культуры достижения могут дать организации больше, чем дрейф в сторону одного из полюсов. Какое это сочетание – каждая компания отвечает на этот вопрос самостоятельно, экспериментируя и исследуя свой опыт, возможности и уникальный контекст, в котором находится.

 

Полина Рычалова – автор образовательных проектов Willding, Tender Bean, Selfmama, эксперт в обучении взрослых (десятилетний опыт работы в компаниях «Русал», «Рольф», «Видео Интернешнл», ГК «Институт Тренинга – АРБ Про»), психоаналитический коуч, исследователь, ультрамарафонец.

«Человек не произошел, человек продолжает происходить. Помогаю тем, кто в пути»

 


 

*Wilding – авторский проект развития воли. Помощь в достижении личных целей, без насилия над собой. Цель программы — развить волевой потенциал человека, повысить  его способность справляться с дальнейшими жизненными задачами.

 

Фрустрация как форма психологического стресса


Фрустрация как форма психологического стресса.

Фрустрация (от лат. frustratio — обман, расстройство, разру­шение планов) — психическое состояние человека, вызываемое объ­ективно непреодолимыми (или субъективно так воспринимаемыми) трудностями, возникающими на пути к достижению цели или к реше­нию задачи. Таким образом, фру­страция — это острое переживание неудовлетворенной потребности. Фрустрацию можно описать следующей формулой: «Потребности — блокировка — отрицательные эмоции» [Красовский, 1997].

Фрустрация переживается особенно тяжело, если барьер, меша­ющий достижению цели, возникает внезапно и неожиданно. Какие причины могут вызвать состояние фрустрации? При всем разно­образии причин фрустрации их можно разделить на четыре группы:

  • Физические барьеры (причины) — стены тюрьмы, полом­ка машины на безлюдном шоссе. Преодоление данного барьера про­демонстрировал герой Т. Хэнкса в фильме «Изгой», пытаясь выжить на необитаемом острове.
  • Биологические барьеры — болезнь, плохое самочувствие, сильная усталость, старение. Этот барьер может быть причиной сильных профессиональных стрессов у спортсменов и артистов ба­лета, вынужденных уходить из профессии в возрасте до сорока лет.
  • Психологические барьеры — страхи и фобии, неуверен­ность в собственных силах, негативный прошлый опыт. Ярким при­мером этого барьера является, например, чрезмерно высокое пред­стартовое волнение, в результате которого даже отлично подготов­ленная презентация может закончиться провалом.
  • Социокультурные барьеры — нормы, правила, запреты, существующие в обществе. В профессиональной деятельности со­циокультурные барьеры могут проявляться в виде необходимости поддерживать мнение большинства или начальника, даже если мы уверены, что он абсолютно не прав, соблюдать многие бесполезные внутрифирменные ритуалы.


Фрустрация обычно сопровождается переживанием негативных эмоций — гнева, агрессии, чувства вины, раздражения. Сильное пе­реживание этих чувств может привести к дезадаптивным формам поведения:
  • агрессивные реакции, направленные на другого человека (если находится «козел отпущения») или самого себя («рвать на себе волосы», «стучать головой об стенку»). В некоторых случаях агрессия может быть эффективной и уместной;
  • уход из ситуации, отказ от любой деятельности, апатия;
  • регрессия, когда взрослые начинают вести себя как дети — отка­зываются от еды после ссоры, перестают общаться, обижаются, ждут чуда, которое им поможет разрешить данную ситуацию;
  • двигательное возбуждение, когда человек не может контролировать свое внешнее поведение и совершает бесцельные и неупорядоченные действия: скажем, человек может многократно дергать ручку двери, зная, что дверь закрыта, и он не может попасть в помещение;
  • включение механизмов защиты, которые в данном случае помогают пережить остроту фрустрации («Не очень-то и хотелось этого достигать!»).

Понятно, что эти формы поведения не способствуют решению проблемы, однако дают возможность снизить накопившееся в результате переживания фрустрации напряжение.
Рассмотрим адаптивные реакции на фрустрацию. К этим реакциям относят такое поведение, которое помогает каким-то образом разрешить ситуацию и тем самым снижает напряжение. К такому поведению можно отнести:

  • преодоление препятствия с использованием новых методов и средств или с помощью изменения своей стратегии поведения; поиск путей, чтобы обойти препятствие;
  • компенсация — поиск другой сферы для удовлетворения потребности;
  • отказ от намеченной цели, выбор новой цели, переоценка ценностей.

Актуально для психологии изучение фрустрационной толерантности — устойчивости личности к воздействию фрустраторов. На адаптивное поведение в состоянии фрустрации во многом влияет родительский сценарий о том, как надо вести себя в подобных ситуациях, усвоенный ребенком в детстве. То есть, оказавшись в ситуации фрустрации, мы актуализируем те модели поведения, которые использовали наши отец и/или мать в момент переживания острого стресса.

Рассматривая фрустрацию как острый стресс, специалисты предлагают различные методы, повышающие адаптацию к фрустрации. Например, это может быть отказ от каких-либо действий (так как в момент фрустрации мы теряем способность мыслить логически и просчитывать последствия наших действий) или использование приемов самоконтроля и техник саморегуляции. Мощным поддерживающим фактором является также составление и проговаривание формул самозащиты — кратких формул самовнушения, составленных в позитивном ключе («Я справлюсь!», «Мы прорвемся!» и т. д.).

Фрустрационная толерантность возрастает, если, оказавшись в аб­солютно безвыходной на первый взгляд ситуации, человек начинает придумывать и искать возможные варианты выхода из нее. На дан­ном этапе даже фантастические и рискованные идеи лучше, чем мысль о том, что выхода нет.

10 самых больших разочарований на работе, рейтинг

Согласно недавнему опросу LinkedIn , поиск баланса между работой и личной жизнью является главной задачей для американских сотрудников.

LinkedIn в партнерстве с Harris Poll провела опрос более 1000 сотрудников старше 18 лет, которые работают полный или неполный рабочий день или работают не по найму в Соединенных Штатах.

Это 10 основных проблем для сотрудников в США, согласно LinkedIn:

1.Поиск баланса между работой и личной жизнью (38%)
2. Управление рабочими нагрузками (31%)
3. Взаимодействие с коллегами (26%)
4. Политика на рабочем месте (25%)
5. Взаимодействие с руководителями (23%)
6 Карьерный рост (22%)
7. Увлеченность своим делом (19%)
8. Отсутствие возможности обратиться за помощью (16%)
9. Равная оплата труда и переговоры о заработной плате (15%)
10 , Отвечая на все их электронные письма (13%)

Одной из наиболее распространенных тем среди выводов LinkedIn является то, как нерешительные сотрудники обращаются за помощью из-за боязни показаться некомпетентными, пишет Рэйчел Кинг для Fortune .В то время как 84% респондентов говорят, что в какой-то момент своей карьеры им требовалась помощь, 35% говорят, что слишком боятся просить о помощи. И по крайней мере треть респондентов говорят, что они скорее будут работать дополнительные шесть часов в неделю, чем просить о помощи, отмечает Кинг.

Профессионалы, которые слишком боятся просить о помощи, рискуют своей карьерой. Около 42% профессионалов говорят, что обращение за помощью помогло им в карьерном росте, говорит Блэр Декембреле, эксперт по карьере в LinkedIn.

Сотрудники, которые знают, как и когда обратиться за помощью, более продуктивны, чем их коллеги, согласно опросу, проведенному Vital Smarts . В ходе опроса менеджеров и сотрудников исследователи обнаружили, что респонденты обычно описывали высокоэффективных сотрудников как отличных коммуникаторов, говоря, что они «просят о помощи», «знают, к кому идти» и «знают, когда спросить». Напротив, респонденты описали людей со средними и низкими показателями как обладающих более слабыми коммуникативными навыками, заявив, что у них «недостаток общения», они «медленно реагируют» и «не слушают».

Великие лидеры тоже умеют просить о помощи. По словам Бутча Уорда, старшего преподавателя и бывшего управляющего директора Poynter Institute , руководители часто не хотят просить о помощи, делегируя задачи, потому что они «чувствуют себя виноватыми» из-за того, что просят своих сотрудников выполнять больше работы.

«[D]елегирование — это не ругательство, если вы заменяете то, что делегируете, работой, которая продвигает организацию вперед», — говорит Уорд.

Делегирование правильных задач освободит ваше время для руководства.Лидеры должны отказаться от задач, которые им нравятся меньше всего или с которыми им трудно справиться, предлагают два профессора социологии из Массачусетского университета в Амхерсте (King, Fortune , 9/17).

5 вещей, которые расстраивают ваших сотрудников (о которых они вам не расскажут)

Делать своих сотрудников счастливыми — одна из самых важных задач вашего работодателя.

Моральный дух сотрудников влияет на производительность, культуру и даже прибыльность.

От нежелательных графиков работы до отсутствия признания за их тяжелую работу, рабочее место может быть полно разочарований сотрудников, о которых вы, как работодатель, не всегда знаете.

Несмотря на то, что вы не можете сделать каждый рабочий день идеальным для всех своих сотрудников, знание их потенциальных разочарований и того, как с ними справляться, поможет гарантировать, что ваши сотрудники будут счастливы, а ваша компания будет работать наилучшим образом.

Разочарование № 1: тянуть лишний вес для ленивых коллег

Никто не любит компенсировать слабину, когда другие не справляются со своей справедливой долей работы.И когда это чувство возникает между коллегами, оно может стать разрушительной силой внутри вашей компании.

Сведение к минимуму любых дисбалансов в работе будет иметь большое значение для создания положительной энергии в вашей компании. Вместо того, чтобы позволять менее мотивированным гоняться за вашими самыми трудолюбивыми сотрудниками, попробуйте оценить свою программу обучения, чтобы увидеть, сможете ли вы выровнять нагрузку, сохранив при этом стандарты качества для всех сотрудников. Обмен советами по тайм-менеджменту в рамках вашей программы обучения может помочь всем сотрудникам работать эффективно и результативно.

Разочарование № 2: отсутствие связи со стороны руководства

Ваши самые сильные сотрудники — это те, кто искренне заботится о будущем компании.

Эти сотрудники часто желают, чтобы они могли учиться и вносить в компанию больше, чем они могут, но, к сожалению, отсутствие информации о целостном взгляде на бизнес со стороны управленческих команд не позволяет им вносить свой вклад на более высоком уровне.

Хотя не всегда практично быть полностью прозрачным в своей деловой практике, предоставление обзора различных областей компании может иметь большое значение для демонстрации вашим сотрудникам того, что они являются доверенной частью вашей компании.

После того, как вы определили сотрудников, которые заинтересованы, готовы учиться и привержены делу, вы можете начать включать их в дополнительные части бизнеса. Они оценят инвестиции в свое непрерывное образование в своей области, а у вас будет дополнительное преимущество в виде дополнительных мозгов, которые помогут с организационными проблемами.

Найдите систему связи, которая хорошо работает с вами и вашими сотрудниками. Онлайн-общение с вашими сотрудниками помогает вам общаться быстро и эффективно.Оптимизируйте общение в вашей организации с помощью программного обеспечения для совместной работы. В ZoomShift мы предлагаем доску обсуждений, которая дает людям возможность общаться по вопросам планирования. Это не только улучшает общение в рабочей силе, но и расширяет возможности сотрудников, что, в свою очередь, приводит к повышению производительности.

Разочарование № 3: среда, устойчивая к изменениям

Величайшие идеи часто исходят от тех, кто лучше всех знает вашу компанию — от ваших сотрудников. Поскольку они ежедневно сталкиваются с тонкостями бизнеса, у них есть информация и мотивация, необходимые для принятия нестандартных решений.Проблема в том, что у большинства компаний нет хорошей системы для сбора этих идей и превращения их в действенные изменения, которые могут улучшить ваш бизнес и вашу культуру.

Попробуйте провести быстрый мозговой штурм в начале вашего следующего собрания сотрудников, на котором сотрудников поощряют предлагать новые идеи, которые оптимизируют работу, улучшают обслуживание клиентов или привносят уникальную корпоративную культуру. Сделайте эти мозговые штурмы постоянным событием, и, прежде чем вы это узнаете, ваши сотрудники сядут за стол с идеями, готовыми поделиться.

Кроме того, убедитесь, что ваши сотрудники знают, что вы всегда открыты и готовы выслушать их идеи. Сообщите по электронной почте, телефону или лично, что ваша компания считает, что хорошие идеи могут прийти откуда угодно, — это отличный способ донести свежие идеи до вашей двери.

Разочарование №4: сплетни и политика на рабочем месте

Сплетни на рабочем месте так же распространены, как пончики в кофейне.

Светская беседа хороша для морального духа, и хотя часть машины офисных сплетен зависит от личностей, можно свести мельницу слухов к минимуму, обуздать политику и сохранить ваши команды приятными и продуктивными.

Объединение сотрудников вокруг общей цели — отличный способ направить энергию на что-то продуктивное. Командный менталитет создает дух товарищества и сотрудничества, а совместное достижение чего-то нового — отличный способ сосредоточиться на сильных сторонах друг друга и насладиться сиянием достигнутой цели.

И не забывайте, что создание позитивной, продуктивной рабочей среды и укрепление доверия к коллегам, руководству и компании помогут вашим сотрудникам сосредоточиться на том, чтобы делать все возможное каждый раз, когда они на работе.

Разочарование № 5: отсутствие признания, которого, по их мнению, они заслуживают

Всем нравится, когда их работу ценят, но многие сотрудники чувствуют, что их тяжелая работа обменивается на зарплату и ни на что другое. Чтобы по-настоящему чувствовать себя ценным, важно признавать и, когда это уместно, вознаграждать своих сотрудников за хорошо выполненную работу.

Но не упускайте из виду и силу случайных положительных отзывов — будь то в форме простой благодарственной записки, похвалы, небольшого бонуса или дней благодарности сотрудникам — это отличный способ сообщить вашим лучшим сотрудникам, что вы признайте их тяжелую работу и цените их вклад в вашу компанию.Самое главное, это жест, который они никогда не забудут.

И самое главное, не ждите больших вех, чтобы выразить благодарность за тяжелую работу сотрудника. Помните, что маленькие победы так же важны, как и большие, и что каждый заслуживает похлопывания по спине, чтобы напомнить ему, что его ценят.

Заключение

Покажите своим сотрудникам, что ваше рабочее место открытое, поддерживающее и что их поощряют делиться проблемами и разочарованиями. Покажите им, что они могут работать вместе, чтобы сделать вашу компанию лучше, чем она может быть.

Все начинается с вас и ваших действий. Подавайте свой пример и прислушивайтесь к отзывам сотрудников, чтобы знать, что можно улучшить.

Что вы сделали, чтобы уменьшить разочарование на рабочем месте? Применили ли вы это к своему процессу планирования? Дайте нам знать об этом в комментариях!

Расторжение контракта в трудовом праве

В одном из моих сообщений в блоге First Reference Talks я обсуждаю тему, которая продолжает «разочаровывать» работодателей по мере того, как мы вступаем в новый год: расторжение контракта.К сожалению, многие работодатели путают собственное недовольство отсутствием сотрудников с недовольством законом.

Разочаровывающие мифы

Вдобавок к путанице существует множество мифов о том, как долго работодатель должен ждать, прежде чем он сможет счесть контракт «несостоявшимся» и расторгнуть отношения.

Миф 1

Существует определенный период времени, по истечении которого, если сотрудник все еще не работает, контракт считается расторгнутым.

Миф 2

Расторжение трудового договора возникает после двух лет отсутствия.

Теория двухлетнего периода, по-видимому, берет свое начало в том факте, что большинство страховых полисов по инвалидности предусматривают выплату пособий в течение первых двух лет, если человек не может выполнять свою текущую работу. Однако по прошествии двух лет большинство полисов меняются, и пособия будут выплачиваться только в том случае, если человек не может выполнять какую-либо работу. Часто случается так, что работодатель узнает, что человеку, находящемуся в отпуске, лишили пособия по инвалидности. Затем работодатель приходит к выводу, что он имеет право прекратить трудовые отношения или, в качестве альтернативы, настаивать на том, чтобы работник больше не был инвалидом и, следовательно, должен вернуться на работу.Если они этого не сделают, работодатель угрожает расторгнуть трудовые отношения или «сочтет, что лицо бросило работу». В любом случае, они ошибаются.

Работодателям важно понимать, что право на пособие по нетрудоспособности и право на отпуск по болезни — это два совершенно разных понятия. Вполне возможно, что работник не будет иметь права на пособие по инвалидности, но все равно будет инвалидом в том смысле, что он не сможет вернуться на работу.Как мы все знаем, работодатели обязаны приспосабливать работника-инвалида к чрезмерным трудностям. Это может включать разрешение им оставаться в отпуске по болезни.

Когда контракт расторгается по закону?

Итак, когда работодатель может считать трудовой договор недействительным из-за нетрудоспособности работника? Не существует определенного количества времени, и во многих случаях сотрудники не работали в течение многих лет, а суды заявляли, что контракт еще не был расторгнут.Суды оценят, существует ли разумная вероятность того, что данное лицо сможет вернуться к работе в обозримом будущем . Если есть, то маловероятно, что суд сделает вывод о расторжении трудового договора.

Это была проблема, с которой Costco столкнулась несколько лет назад. Сотрудник, г-н Наккарато, не работал около пяти лет. Costco уволила г-на Наккарато, главным образом, на основании заключения его семейного врача, в котором указывалось, что невозможно установить, когда г-н Наккарато уволился.Наккарато может вернуться к работе. Неудивительно, что г-н Наккарато подал в суд за незаконное увольнение. Costco проиграл, прежде всего потому, что не было медицинских доказательств, подтверждающих вывод об отсутствии разумной вероятности того, что г-н Наккарато сможет вернуться к работе в разумно обозримом будущем. Кроме того, в свете крупномасштабной деятельности Costco не было никаких оснований делать вывод о том, что его продолжающееся отсутствие нанесло какой-либо значимый ущерб компании. В результате, продолжение размещения его, позволив ему остаться в отпуске, не представляло собой чрезмерных затруднений.

Разочарование – не только трудовые договоры

Концепция расторжения договора применяется не только к трудовым договорам; на самом деле его происхождение связано с контрактами в целом. Проще говоря, контракт расторгается, когда контракт не может быть выполнен не по вине ни одной из сторон. Классический пример — когда две стороны заключают договор аренды имущества. Если случится пожар и имущество сгорит, выполнить договор будет невозможно, но это не будет виной ни одной из сторон.В этом случае обе стороны будут освобождены от своих обязательств в будущем.

В контексте трудоустройства фундаментальной основой трудового договора является то, что человек будет работать, а работодатель будет платить ему за его труд. Если человек не может работать не по своей вине, то контракт может быть расторгнут. В этом случае работодатель не увольняет работника, а работник не увольняется. Скорее, контракт просто подходит к концу.Исторически это означало бы, что человек не имеет права на какую-либо компенсацию в связи с окончанием трудовой деятельности. Однако в законодательство о стандартах занятости, в том числе в Закон Онтарио о стандартах занятости 2000 года, были внесены поправки, предусматривающие выходное пособие и выходное пособие в случае расторжения трудового договора. Однако не требуется никакого уведомления по общему праву или выплаты вместо него.

Контракт сорван из-за болезни

Как правило, именно работодатель утверждает, что контракт был сорван, поскольку он стремится прекратить трудовые отношения.Тем не менее, в несколько необычном деле, рассмотренном судами Онтарио в прошлом году, имущество умершего работника было стороной, утверждающей, что трудовой договор был расторгнут. В деле The Estate of Christian Drimba v. Dick Engineering Inc. у мистера Дримбы был диагностирован неизлечимый рак, он взял отпуск и умер через несколько месяцев. Вопрос, стоящий перед судом, заключался в том, имел ли г-н Дримба право на увольнение или выходное пособие в соответствии с этим. Компания заняла позицию, которой он не был, поскольку его работа закончилась, когда он умер.Однако имущество работника заняло позицию, согласно которой, когда у него был диагностирован неизлечимый рак, было ясно, что разумной вероятности того, что он вернется на работу, не было, и поэтому трудовой договор был расторгнут в то время. В результате он имел право на увольнение и выходное пособие. Суд согласился с имущественной массой, установив, что трудовой договор был сорван из-за болезни г-на Дримбы.

Заключение

Обычно это работодатель, имеющий дело с длительным отсутствием и задающийся вопросом, не был ли сорван трудовой договор.Крайне важно, чтобы работодатели и их адвокаты помнили, что не существует жестких и быстрых правил для определения случаев расторжения трудового договора, а также нет определенного периода времени, в течение которого работодатель должен ждать. Скорее, решение по каждому делу будет приниматься на основании его собственных конкретных фактов и, в частности, имеющейся медицинской информации. Если не ясно, что нет разумной вероятности возвращения к работе в обозримом будущем, маловероятно, что суд примет решение о расторжении трудового договора.Работодателям рекомендуется обращаться в нашу фирму, чтобы воспользоваться нашими знаниями в толковании трудовых договоров. И наоборот, любой сотрудник, который сомневается в своих правах во время отпуска по болезни, должен посетить наш веб-сайт, чтобы узнать, чем мы можем быть ему полезны.

Расторжение контракта в эпоху COVID19 – Закон о труде (CLWF)

Написано профессором Дэвидом Дори, Йоркский университет

В свой текст Закон Работы я включил главу под названием Прекращение Разочарованием .Я боролся с тем, чтобы сделать это. В конце концов, разочарование возникает не так уж часто. Может быть, я мог бы просто сделать краткое изложение в другой главе. В конце концов, я решил включить короткую отдельную главу, так как тема не вписывалась ни в одну другую главу. Теперь я рад, что включил эту главу.

Кризис COVID-19 неожиданно поднял некоторые интересные вопросы о разочаровании, которые я хочу затронуть в этом коротком посте. Мой издатель дал мне разрешение опубликовать мою главу «Увольнение из-за разочарования».Это глава 11 в части книги, посвященной режиму общего права, хотя, как мы увидим, неудовлетворенность также актуальна и в режиме нормативных стандартов.

Вот глава.

Требование об уведомлении о прекращении деятельности

 Начнем с основ.

В Канаде в законе о трудовых договорах существует презумпция о том, что работодатель должен предоставить работнику «уведомление об увольнении », когда он хочет прекратить трудовые отношения.Размер предупреждения определяется условиями трудового договора. В договоре может быть прямо указано, сколько требуется уведомления, или если договор не содержит письменного уведомления о расторжении (или если пункт неясен), то суды подразумевают срок договора (см. Главы 9 и 10 книга), требующая от работодателя предоставления « разумного уведомления ».

Разумное уведомление оценивается с учетом ряда факторов, наиболее важным из которых является стаж работы, и особенно для работника с длительным стажем срок предупреждения может быть достаточно длительным, вплоть до 2 лет (или, реже, даже более).Уведомление может быть «уведомлением о работе» [продолжать работать до конца периода уведомления] или оплатой вместо уведомления [не выходите на работу, но работодатель продолжает платить вам и покрывать ваши пособия в течение периода уведомления, который вы работал].

Теперь нам нужно добавить слой. Законодательство о стандартах занятости (ES) в Канаде также требует, чтобы работодатели предоставляли «по крайней мере» минимальное количество уведомлений, указанное в законодательстве. Это «предусмотренное законом уведомление» обычно намного меньше, чем «разумное уведомление».Например, в Онтарио в большинстве случаев максимальное время уведомления составляет 8 недель, независимо от того, как долго работник проработал на работодателя.

Работодатели обычно могут уволить работника в любое время, по любой причине или вообще без причины, при условии, что он заранее уведомит об этом. Есть исключения из этого общего правила, что работодателю не нужна причина для увольнения работника (требования по уважительной причине и различные исключения из государственной политики), но нам не нужно беспокоиться об этом сейчас.Для целей данного поста будем исходить из того, что работодатель имеет законное право расторгнуть трудовой договор. Что нас беспокоит, так это то, обязан ли работодатель предварительно уведомить работника.

Исключения из правил, требующих уведомления о расторжении договора

Хотя обычно работодатель должен уведомить об увольнении, есть 4 ключевых исключения:

  1. Сотрудник увольняется.
  2. Контракт был заключен на определенный срок или с фиксированной задачей, и срок или задача заканчиваются.
  3. Сотрудник совершает существенное нарушение контракта, допускающее «увольнение без предварительного уведомления».
  4. Когда контракт расторгнут.

Это верно как в рамках общего права договоров, так и в соответствии с законодательством ЕС, поскольку канадские правительства включили «разочарование» в список исключений, в которых работодатель не обязан предоставлять официальное уведомление. Например. 2(1)4 Онтарио Рег. 288/01 говорит, что уведомление не требуется, когда:

Работник, чей трудовой договор стало невозможно исполнить, был разочарован случайным или непредвиденным событием или обстоятельством.

Аналогичное (но, что любопытно, не идентичное) исключение применяется к выходному пособию. Слова «по случайному или непредвиденному событию или обстоятельству» были опущены.

Таким образом, причина, по которой «разочарование» имеет значение, заключается в том, что оно позволяет работодателю расторгнуть трудовой договор без уведомления работника. Это может быть разрушительным результатом для сотрудника, особенно с большим стажем работы. Возьмем работника со стажем работы 15-20 лет.Этот сотрудник может иметь право на более чем 14-20-месячную заработную плату в качестве уведомления об увольнении по общему праву. Но если контракт заканчивается из-за разочарования, она не имеет права ни на что.

Что такое расторжение договора?

Вопрос, который возникает в случае с COVID19, заключается в том, квалифицируется ли потеря работы, вызванная глобальной эпидемией, как нарушение контракта, отказ от каких-либо требований к работодателю об уведомлении о расторжении.

Когда меня учили о расторжении договора в юридической школе, мне сказали, что это малоизвестная доктрина договорного права, которая применяется, когда становится невозможным выполнить договор, как ожидалось, из-за «форс-мажорных обстоятельств».Классическим примером является британское дело Taylor v. Caldwell от 1863 года, когда мюзик-холл был уничтожен пожаром, что привело к расторжению контрактов на выступления. Суд постановил, что договор не подлежит исполнению, поскольку его исполнение стало невозможным из-за непредвиденных обстоятельств, возникших по вине ни одной из сторон. Основная идея заключалась в том, что контракт прекращает свое действие, если непредвиденное событие делает невозможным выполнение контракта в соответствии с его первоначальной договоренностью.

Со временем учение о фрустрации эволюционировало. Когда я бросил юридический факультет и стал юристом по трудовым спорам, я был удивлен, узнав, что разочарование применялось к случаям инвалидности сотрудников, даже когда в самом контракте четко описывалось, что произойдет, если работник станет инвалидом и не сможет работать. Это не похоже на случай «непредвиденного события». В тексте я ссылаюсь на дело под названием Wightman Estate v. 2774046 Canada Inc из B.C. Апелляционный суд, в котором объясняется, как разочарование может относиться к работнику-инвалиду по контракту, который включает долгосрочные пособия по нетрудоспособности.

Суды заявили, что фрустрация возникает, когда возникает ситуация, в которой нет вины ни одной из сторон и либо вообще невозможно исполнение договора, либо исполнение будет совершенно не таким, как предполагали стороны. [1]  Помимо работника с постоянной нетрудоспособностью, другие относительно распространенные проявления фрустрации в сфере занятости включают смерть работника или индивидуального работодателя [2] , а также потерю сотрудником лицензии, необходимой для работы. [3]

Однако разочарование НЕ применяется, когда предприятие закрывается или необходимо уволить сотрудников из-за экономического спада, который часто происходит в капиталистической экономике. Иногда предприятия просто разоряются. В тексте я выразился так (цитаты в тексте):

Разочарование не возникает, когда причина, по которой первоначальный договор не может быть выполнен, связана с добровольными действиями одной из сторон.Это известно как самоиндуцированное разочарование . Таким образом, заявление работодателя о банкротстве не расторгает трудовой договор. Доктрина разочарования также не применяется к увольнениям или увольнениям, вызванным спадом в бизнесе, потерей клиентов или забастовкой некоторых сотрудников работодателя. Это нормальные явления, происходящие в периоды приливов и отливов капиталистической экономики.

Д. Дури, Закон о работе, 2-е изд., с. 171.

Разочарование и COVID19

Ситуация с COVID19 поднимает интересные вопросы.Я думаю, совершенно очевидно, что разочарование не будет применяться в случае компании, которая увольняет или увольняет сотрудников из-за спада в бизнесе, но продолжает работать. Это обычный сценарий сокращения бизнеса, который происходит регулярно по самым разным причинам, и это не разочарование. Самый яркий пример ситуации, в которой может возникнуть разочарование , возможно, , касается рабочего места, которое полностью прекратило свою деятельность из-за COVID19 . Если бизнес разоряется из-за COVID19, расторгаются ли трудовые договоры?

На мой взгляд, это не простой вопрос.С одной стороны, COVID19 может вписываться в рамки того, что мы называем «стихийными бедствиями». У компании все хорошо, но в один прекрасный день все кончено, потому что смертельный вирус уничтожает ее клиентскую базу, и все равно никому не разрешается приходить на работу. Может быть, правительство приказало временно закрыть бизнес, и этого было достаточно, чтобы закрыть бизнес. Можно возразить, что это аналогично пожару или торнадо, уничтожающему рабочее место, — классический пример разочарования, связанного с непредвиденным событием, в котором нет вины ни одной из сторон.

С другой стороны, закрытие из-за COVID19 можно охарактеризовать как еще один неудачный спад в бизнесе, который некоторые работодатели не переживут. Если бизнес теряет крупного клиента и в результате разоряется, его контракты не расторгаются. Его убило иссякание потребительского рынка. Разочарование обычно не применяется, когда бизнес разоряется из-за потери рынка.

Я подозреваю, что через несколько месяцев мы увидим случаи, когда эти утверждения просачиваются в систему, поскольку сотрудники претендуют на право на уведомление.Некоторые работодатели, прекратившие работу, будут защищать иск, аргументируя это нарушением контракта. Нашим судам и трибуналам будет предложено решить, соответствует ли смертоносная глобальная пандемия доктрине. Мы обязательно опишем такие случаи в этом блоге, если они появятся.

В заключение я приведу мнение покойного великого профессора трудового права Джеффри Ингланда, которого я цитирую в своей главе: : «Доктрина расторжения контракта связана с тем, кто должен нести риск непредвиденных событий».    Обнаружение разочарования в случае с COVID19 возложит риск экономического ущерба от пандемии на плечи работников, а также налогоплательщиков, поскольку работники, которые не получают зарплату от своих работодателей, несомненно, будут искать доход в государственных фондах. Это интересные политические дебаты о том, является ли это справедливым распределением риска в эти ужасные времена.

Дэвид Дури, Канадский форум по трудовому праву «Расторжение контракта в эпоху COVID19» (7 апреля 2020 г.): https://lawofwork.ca/разрыв-контракта-в-возрасте-ковида19/


[1] См. обсуждение в деле ACT Greenwood Ltd. против Desjardins-McLeod, , 2019 ONCA 158 (CanLII),

[2] См. напр. Маклин против города Мирамичи, 2011 NBCA 80 (CanLII), пар. 25.

[3] См. напр. Коуи против благотворительного казино Great Blue Heron  (2011) О.Дж. № 5573 [контракт расторгнут, когда охранник лишится лицензии, необходимой по закону для работы охранником]

Разочарование в договорном праве: редкое средство правовой защиты

С тех пор как в начале 2020 года мир охватила пандемия COVID-19, предприятия и организации столкнулись с рядом серьезных проблем при выполнении своих договорных обязательств.Многие были вынуждены исследовать, могут ли они отсрочить или избежать этих обязательств, не нарушая своих контрактов. В предыдущей статье мы рассмотрели, как положения о форс-мажоре и доктрина фрустрации могут помочь договаривающимся сторонам.

Фрустрация применяется, когда непредвиденное событие делает выполнение контракта невозможным. Если договор расторгнут, он фактически прекращается, и стороны освобождаются от своих обязательств. Это может звучать хорошо для стороны, которая изо всех сил пытается выполнить свои обязательства.Однако в двух недавних случаях было подчеркнуто, что фрустрация применима только в очень узких обстоятельствах. В этой записке излагается подход Суда к разочарованию в этих делах и определяются основные уроки, которые необходимо извлечь.

Глаза вниз… подход Суда к «временному разочарованию»

В деле Bank of New York Mellon (International) Ltd против Cine-UK Ltd [2021] EWHC 1013 (QB) , Мастер Высокого суда предоставил суммарное судебное решение в отношении арендодателей коммерческой недвижимости, которое требовало от арендаторов уплаты арендной платы, несмотря на обширные ограничения, введенные правительством в ответ на пандемию.

Арендаторами были Cine-UK, Mecca Bingo и Sports Direct. Они утверждали, что их договоры аренды были «временно расторгнуты», потому что их помещения были вынуждены закрыться или потому что их открытие было бы коммерчески невыгодно.

Суд отклонил заявление жильцов о том, что в английском праве существует понятие «временное расстройство». Контракт либо расторгается полностью, либо нет. Эффект фрустрации заключается в прекращении контракта, чтобы его нельзя было временно расстроить, а затем возобновить на более позднем этапе.

Суд признал, что принудительное закрытие помещения в результате последующего события, особенно когда договоры аренды разрешают только определенные виды использования, которые стали невозможными, в принципе может привести к разочарованию. Однако, даже если бы помещения были полностью закрыты, фрустрация возникала бы лишь в редких случаях. Остается проверить, стала ли ситуация настолько «радикально отличной» от ситуации, которую стороны рассматривали в момент заключения договора, что это сделало бы его «несправедливым» для продолжения действия договора ( The Sea Angel [2007] 2 Представитель Ллойда 517 ).

Хотя стороны в этом деле не могли предсказать глобальную пандемию, суд решил, что договоры аренды не были расторгнуты, в значительной степени из-за их продолжительности. Даже закрытие на 18 месяцев по-прежнему оставило арендаторам большую часть выгоды от аренды в целом.

Пристегните ремни… влияние условий контракта на разочарование

Дело Wilmington Trust SP Services (Dublin) Ltd против SpiceJet Ltd [2021] EWHC 1117 (Comm) касалось иска о невыплате арендной платы и других сумм, причитающихся в соответствии с аренда трех самолетов Boeing компанией Spice Jet Ltd.

Эти договоры аренды были «сухой арендой», что означает, что арендатор брал на себя все риски и ответственность, связанные с эксплуатацией и техническим обслуживанием воздушного судна в течение десяти лет. В результате пандемии использование первого самолета SpiceJet значительно сократилось. Остальные два были остановлены в 2019 году после катастрофы Boeing 737 Max со смертельным исходом в том же году. SpiceJet утверждала, что ограничения на использование самолета привели к срыву контракта.

В принципе, суд согласился с тем, что эти обстоятельства могут привести к расторжению контракта.Тем не менее, договоры аренды включали пункт «черт возьми», который прямо предусматривал, что обязательство арендатора платить арендную плату (и производить другие платежи) будет абсолютным и безоговорочным, независимо от, среди прочего, недоступности самолета.

Таким образом, Суд постановил, что промежуточные события не сделали договор «радикально отличным» от того, что было предусмотрено изначально. SpiceJet взяла на себя «полный коммерческий риск эксплуатации самолета», включая риск посадки самолета на мель.То, что самолеты были убыточными, не имело значения, поскольку в договорах аренды не было указано, что они должны быть прибыльными. Как и в деле Cine-UK , Суд также рассмотрел продолжительность договоров аренды и заявил, что приостановка работы примерно на 10% срока аренды не вызывает разочарования.

Вопросы, которые следует учитывать при заключении нового контракта

Оба дела показывают, что Суд примет целенаправленный подход и изучит условия контракта и сопутствующие обстоятельства, а не просто рассмотрит серьезность события, которое, как утверждается, помешало его заключению. .В нестабильные времена это не очень помогает тем, кто пострадал от пандемии или других значительных событий, которые могут искать освобождения от своих договорных обязательств. Тем не менее, стороны, заключающие новые контракты, могут извлечь уроки:

  • Важно обеспечить, чтобы договор предусматривал четкое распределение ответственности и риска между сторонами в случае непредвиденных событий.
  • Если цель договора и взятые на себя обязательства основываются на ключевом факторе, таком как прибыльность самолета или помещения, убедитесь, что это указано в договоре.
  • Не подписывайтесь под такими пунктами, как «пункт «черт возьми», если вам не ясна суть формулировок. Спросите себя, существуют ли какие-либо обстоятельства, при которых вы не желаете платить или предоставлять товары или услуги по контракту, и, по возможности, обсудите формулировку, чтобы справиться с этими обстоятельствами.
  • Учитывать срок договора или аренды. В то время как более длительные сроки могут обеспечить стабильность и часто преимущества в ценообразовании, может быть труднее утверждать, что более длительный контракт был расторгнут последующим событием.

Таким образом, доктрина фрустрации применима только в редких случаях. Договаривающиеся стороны не должны полагаться на него как на автоматическое средство правовой защиты в случае возникновения беспрецедентного события, даже глобальной пандемии. Хотя суды признали возможность неисполнения договора аренды или контракта, они последовательно подтверждали, что порог доказывания неисполнения остается высоким. Это важное предостережение для сторон, заключающих контракты всех типов.

Если вам нужна дополнительная информация о чем-либо, описанном в этой информационной записке, свяжитесь с Беном Лонгвортом, Викторией Аткинс или с вашим обычным контактным лицом в фирме по телефону +44 (0)20 3375 7000.

Данная публикация представляет собой общий обзор закона. Она не должна заменять юридическую консультацию, адаптированную к вашим конкретным обстоятельствам.

© ТОО «Фаррер энд Ко», июль 2021 г.

Контракты и коммерческие нарушения цели, вызванные COVID-19 в соответствии с законодательством штата Делавэр

18 августа 2020 г.

Авторы: Джон Ньюкомер и Дэвид Сольдо о невозможности и неосуществимости исполнения, 1 , а также о вероятном обращении Делавэра с положениями о форс-мажоре в контексте COVID-19. 2 В этой статье мы исследуем связанную с этим доктрину коммерческой бесцельности в соответствии с законодательством штата Делавэр и то, как она может оправдать выполнение договорных обязательств в будущем.

Защита от нарушения цели (нарушение основного основания договора) 

Как правило, защита от коммерческого расстройства применяется, «когда после заключения договора основная цель стороны существенно нарушается без ее вины в результате возникновения событие, ненаступление которого было основным предположением, на основании которого был заключен договор…. 3 В таких ситуациях «его оставшиеся обязанности по выполнению исполнения прекращаются, если язык или обстоятельства не указывают на обратное». 4 Один из судов штата Делавэр отметил, что на защиту «очень трудно ссылаться, поскольку суды крайне неохотно позволяют сторонам отказываться от обязательств, с которыми они согласились».

Для успешного применения защиты от фрустрации цели должны быть соблюдены три фактора:

  1. фрустрированная цель должна быть основной целью контракта,
  2. фрустрация этой цели не должна быть виной сторона, стремящаяся быть освобожденной от исполнения, и
  3. наступление события не должно было быть предусмотрено во время заключения договора. 6

Защита возможна только для оправдания исполнения контракта, а не для принуждения к исполнению другой стороной; т.е. ., учение можно использовать только как щит, а не как меч. 7

Типичным примером коммерческого бессилия является уничтожение объекта контракта. Если владелец собственности нанимает подрядчика для выполнения ремонтных работ в здании, исполнение по договору (, т.е. ., оплата цены по договору) будет оправдано, если здание будет разрушено до того, как наступит время для выполнения.Более сложная ситуация возникает, когда исполнение договора остается возможным, но уже не представляет экономической ценности для одной из сторон. В деле CRS Proppants LLC против Preferred Resin Holding Co., LLC 8 , истец требовал от ответчика возмещения убытков за то, что он не закупил песок по договору сторон на поставку. Ответчик выступил в защиту коммерческой неудовлетворенности, утверждая, что изменения в индустрии гидроразрыва пласта, для которой должен был использоваться песок, оправдывают его обязательство покупать песок у истца, поскольку продолжение этого привело бы к катастрофическим убыткам компании. ответчик.Суд отметил, что исполнение контракта может быть оправдано, если «было бы мало смысла продолжать там, где нарушенный объект был основой контракта». 9 Однако изменения, произошедшие в индустрии фрекинга, нельзя было предвидеть. Таким образом, ответчик не был освобожден от обязательства по закупке песка по договору, несмотря на предполагаемое неудовлетворение цели, ради которой ответчик заключил договор поставки. 10

Предсказуемость предполагаемого коммерческого разочарования также рассматривалась в деле Wal-Mart Stores, Inc.против AIG Life Ins. Co., , где Wal-Mart приобрела полисы страхования жизни в попытке получить налоговые льготы в соответствии с налоговым кодексом США. 11 Когда Конгресс внес поправку в Кодекс США, чтобы запретить налоговые льготы для полисов, Wal-Mart утверждал, что основная цель контрактов была нарушена не по ее вине. 12 Верховный суд штата Делавэр отклонил просьбу Wal-Mart об освобождении от ответственности в соответствии с доктриной разочарования цели. Суд пришел к выводу, что «Wal-Mart взяла на себя риск того, что ее налоговые вычеты будут разрешены, и что у нее есть страховой интерес ко всем своим сотрудникам», о чем свидетельствуют утверждения ее жалобы. 13

Ключевые выводы 

В эпоху пандемии COVID-19 стороны, которые пытаются оправдать выполнение договорных обязательств доктриной разочарования цели, должны быть осторожны, чтобы показать в своих заявлениях, что COVID-19:

  1. расстроил основная цель их контракта;
  2. что разочарование не было результатом их собственных действий;
  3. что разочарование было непредвиденным во время заключения договора; и
  4. , что они не взяли на себя риск разочарования по контракту.

Кроме того, изменения рыночных условий сами по себе, скорее всего, не оправдают выполнение обязательств, если только такие условия не были явно оговорены в контракте.

    

Если у вас есть вопросы о связанной с этим доктрине коммерческой неэффективности цели в соответствии с законодательством штата Делавэр, свяжитесь с Джоном Ньюкомером ([email protected]; 302.888.6975) или Дэвидом Солдо ([email protected]; 302.888.6950) .


1 Невозможность или неосуществимость исполнения контракта, вызванная COVID-19 в соответствии с законодательством штата Делавэр

2 Оговорки о COVID-19 и форс-мажорных обстоятельствах в соответствии с законодательством штата Делавэр

3 1 от Supervening Frustration (1981).

4 Ид.

5 Wal-Mart Stores, Inc. против AIG Life Ins. Co., 872 A.2d 611, 620 (Del. Ch. 2005), частично исправленный и частично измененный, 901 A.2d 106 (Del. 2006).

6 In re Atl. Gulf Communities Corp ., 369 Б.Р. 156 (Bankr. D. Del. 2007) (ссылаясь на (второй) пересмотр договоров § 265). См. также, CRS Proppants LLC против Preferred Resin Holding Co., LLC, 2016 WL 6094167, *7 (Del.Супер. 27 сентября 2016 г.).

7 Wal-Mart, выше, 872 A.2d 611, 620.

8 2016 WL 6094167 (Del. Super. 27 сентября 2016 г.).

9 Ид. в *7.

10 См. также , Williams Natural Gas Co. против Amoco Production Co., 1991 WL 58387, * (Del. Ch. 16 апреля 1991 г.) («Длительное существование определенных рыночных условий или финансовое положение сторон, как правило, не является основным допущением, на основе которого заключается договор.»).

11 901 A.2d 106 (Del. 2006).

12 Ид. на 113.

13 Ид. (отмечается, что в жалобе «неоднократно признаются раскрытые риски, связанные с планами COLI, а также заинтересованность Wal-Mart в минимизации этих рисков»).

5 проверенных способов помочь ребенку справиться с разочарованием

Жизнь полна сложных чувств, и дети не рождаются с заранее запрограммированными навыками управления разочарованием! К счастью, при небольшом руководстве и большом терпении вы можете помочь своему ребенку разработать стратегии преодоления разочарований, как больших, так и малых.«Разочарование само по себе не является чем-то плохим — оно помогает детям научиться быть более устойчивыми», — говорит Хайди Эмберлинг, доктор педагогических наук, бывший директор Parents Place. Вот советы Хайди, которые помогут вашему ребенку справиться с разочарованием и повысить устойчивость во время пандемии.

Индивидуальный подход

«Мир ребенка всегда будет полон эмоциональных взлетов и падений. Одни приводят к радости и веселью, другие — к раздражению и разочарованию. Детям приходится иметь дело с такими вещами, как отсутствие полного контроля над своим окружением, трудности во взаимодействии со сверстниками и установление родителями соответствующих ограничений.Эти типы повседневных разочарований могут привести к сильным эмоциям, которые иногда могут привести к нежелательному поведению, такому как закатывание истерик, истерика, обращение к ударам и т. д. Хайди говорит, что для того, чтобы помочь своему ребенку, нужно понять его темперамент. Например, очень чувствительный ребенок может легко переутомиться. Найдите уютное место для перегруппировки (например, угол комнаты или вигвам), где они могут временно отступить и сделать перерыв, чтобы собраться. С другой стороны, суперактивные дети, которым трудно усидеть на месте, могут извлечь пользу из возможности направить свою энергию в нужное русло.Пусть они прыгают вверх и вниз, встряхивают, сжимают и разжимают кулаки или бросают баскетбольные кольца. Независимо от конкретного темперамента вашего ребенка, когда впервые возникает разочарование, может помочь отступить от ситуации, которая вызывает разочарование.

Понимание триггеров

Все дети разные, и не бывает двух одинаковых триггеров фрустрации. Несколько общих триггеров включают в себя: переходы, чувство неправильного понимания и неожиданные или новые ситуации. И не упускайте из виду два больших — голод или усталость.

Смоделируйте конструктивный ответ

Действия говорят громче слов. Помните, что ваш ребенок будет показывать, как вы, как родитель, справляетесь с разочарованием. «Они всему учатся у нас, особенно тому, как справляться с большими чувствами. Если вы будете кричать, они научатся кричать. Если вы хлопнете дверью, они научатся хлопать дверью. То, как вы справляетесь со своим разочарованием, напрямую связано с тем, насколько успешно наши дети будут справляться со своими собственными. Они маленькие губки — все впитывают.«Если вы изо всех сил стараетесь сохранять спокойствие и искать решения, ваши дети, скорее всего, тоже последуют вашему примеру. Как насчет того, как мы реагируем на их разочарование ? Хайди любит фразу «подключи, прежде чем исправлять». «Дети должны чувствовать себя одобренными и понятыми, прежде чем они смогут учиться. Часто мы пытаемся решить проблему, прежде чем установить эту связь».

Подтвердить большие чувства

Допустим, ваш ребенок учится рисовать и расстроен, потому что не может нарисовать замок, который представляет себе.Чтобы подтвердить это чувство, можно сказать что-то вроде: «Похоже, ваш рисунок не выглядит так, как вы видите его в своем воображении. Это должно быть важно для вас. Я правильно понял?» Вам не нужно перебарщивать; подлинность является ключевым здесь. Цель состоит в том, чтобы настроить себя в мире вашего ребенка. Когда ваш ребенок перегружен, он оценит, что вы «понимаете» и что вы на его стороне.

Развивайте сильные стороны вашего ребенка

Когда возникает разочарование, может возникнуть соблазн вмешаться и попытаться решить проблемы вашего ребенка.Но в долгосрочной перспективе, говорит Хайди, это не пойдет на пользу вашему ребенку. Как и взрослые, дети любят чувствовать себя компетентными и способными, и ваша работа как родителя — научить их этому. Это также не время для уроков типа «практика делает совершенным». Когда ваш ребенок переполнен разочарованием, он вряд ли в настроении будет восприимчив к урокам. Вместо этого может быть полезно оставить место для решения проблем. Предложите помощь в обдумывании проблемы, зная, что иногда самым эффективным действием является простое утешительное объятие, чтобы перезагрузить нервную систему.

Повышение устойчивости во взрослой жизни

Хотя все дети (и мы, взрослые!) время от времени испытывают разочарование, если ваш ребенок действительно испытывает трудности, возможно, пришло время обратиться за дополнительной поддержкой. «Меня тревожит, когда ребенок теряет способность справляться с повседневной жизнью. Если ребенок каждый день ломается из-за мелочей или если родители значительно меняют свою жизнь, чтобы работать с ребенком, — это признаки, на которые следует обратить внимание, и мы в Parents Place можем помочь.«Мы хотим, чтобы наши дети могли практиковаться сейчас, когда они маленькие. Приходить в себя после разочарования — важный навык, поскольку задачи усложняются по мере их роста», — говорит Хайди. «Если они сейчас могут справиться с небольшими сценариями, а также с большими разочарованиями во время пандемии, то они на пути к повышению устойчивости во взрослой жизни».

Если вам нужна дополнительная поддержка, чтобы помочь вашему ребенку справиться с разочарованиями или другими проблемами, запишитесь на консультацию, чтобы узнать, как мы можем помочь!

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.