Групповая атрибуция это: Групповая атрибуция – эт, Конфликтология

Содержание

Каузальная атрибуция это (в психологии), теория атрибуции

Каждый день мы сталкиваемся со множеством людей. Мы не просто проходим мимо, а начинаем думать о них: что они говорят, как они выглядят, наблюдаем за их поведением.

И часто нам кажется, что мы не просто видим, как человек выглядит — толстый он или худой, высокий или низкий, какого цвета у него глаза, волосы, как он одет, — но и такие вещи, как умный он или глупый, солидный или нет.

Мы даже подсознательно определяем его настроение, социальный статус и предполагаем, что уже составили характеристику человека. Однако это не так. Все эти наши действия имеют свое название, и в психологии данный феномен называется атрибуция.

Значение

Давайте разберемся: что такое атрибуция? Атрибуция – это процесс, когда люди, имея небольшое количество информации, делают выводы о причинах поведения человека или произошедших событий. Но это не всегда касается других людей. Чаще всего атрибуция направлена на самого себя, когда человек пытается оправдать или объяснить свои действия, ссылаясь на различные факторы.

Понятие и сущность атрибуции состоит в том, чтобы принимать личные действия. Те качества индивида, которые характеризуются, исключены из пределов восприятия – по сути, их даже как будто и нет. То есть можно дать еще одно определение атрибуции – это та характеристика, которую пытаются создать путем интуиции и некоторых умозаключений. И, как правило, приписывание некоторых качеств тому или иному индивиду не всегда оказывается правильным.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Каузальная атрибуция направлена на объяснение мотивов поведения – как собственного, так и чужого. Случается, что нужно провести анализ и дать прогноз поведения какого-то человека, однако данных для этого недостаточно. Поэтому причины и мотивы, которыми мог бы руководствоваться объект внимания, часто додумываются.

Рекомендуем: Что значит: антропоморфизм?

Такой подход применим и к социальным группам, когда их характеризуют, но явных мотивов их поведения в поле восприятия нет. Этот случай психологи называют групповая атрибуция. Групповая атрибуция также проявляется, когда группа индивидов пытается объяснить свои положительные стороны внутренними факторами, а для чужой группы в качестве причины указывают внешние. И наоборот, свои негативные моменты списывают на внешние факторы, в чужой группе же указывают причиной отрицательных моментов внутренние факторы.

Теория атрибуции утверждает, что человек анализирует поведение других людей в зависимости от причин, которые он сам интуитивно выявил. Согласно теории, каузальная атрибуция подразделяется на два типа:

  • Экстернальный.
  • Интернальный.

Экстернальный тип атрибуции – это поиск причин поведения среди факторов, не зависящих от человека, то есть внешних факторов. А интернальная (внутренняя) – это объяснение причин поведения, исходя из собственного психологического состояния.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Теория атрибуции подразумевает определенный порядок действий человека:

  • Наблюдение за объектом и его поведением в определенной ситуации.
  • На основе оценок и личного восприятия сделать вывод из наблюдения за объектом.
  • Используя данный вывод и поведение объекта, приписать ему психологические шаблоны поведения.

Понятие и сущность атрибуции подразумевает домысливание причин поведения людей, однако это не всегда соответствует действительности. Если быть точнее, то чаще теория каузальной атрибуции не бывает верна.

Разновидности

Атрибуция в психологии разделена на три вида. Стоит более детально рассмотреть виды атрибуции.

  • Личностная атрибуция – означает, что личность ищет виновника той или иной ситуации. Чаще причиной служит конкретный человек.
  • Обстоятельная – человека в данном случае не интересуют конкретные виновники, он ищет причины происходящего во внешних факторах.
  • Стимульная – человек обвиняет неодушевленный предмет. Чаще так происходит, если виноват он сам. Например: стакан разбился, потому что стоял на самом краю стола.

Эффект каузальной атрибуции помог выявить некоторые факты. Если индивиду приходится объяснять удачу постороннего человека или свои личные проблемы, то используется стимульная атрибуция.

А вот если возникает необходимость проанализировать успешность самого индивида и неудачу постороннего человека, то используется личностная атрибуция. Это указывает на особенность психологии любого человека – к себе мы относимся намного лояльнее, чем к остальным. Такие примеры атрибуции очень ярко доказывают подобный факт.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Также вызывает интерес то обстоятельство, что обычно, рассказывая об успехе, человек указывает основной причиной себя. А вот в неуспешных делах всегда виноваты обстоятельства. Индивид полагает, что достиг всего потому, что он очень умен и трудолюбив, а если произошла какая-либо неудача, то причиной тому стали факторы, не зависящие от индивида.

Рекомендуем: Аккомодация в психологии

Однако если человек рассказывает об успехах другого человека, то тут все противоположно. Другому повезло потому, что он подлиза, проныра, что с начальством он на короткой ноге. А не везет ему, потому что он ленивый и недостаточно умный.

Социальная каузальная атрибуция очень хорошо прослеживается у руководителей организаций, когда им нужно дать характеристики подчиненным. Тут действуют устоявшиеся предубеждения, и часто они являются шаблонными. Если руководство попросить рассказать о причине малоэффективного результата, то причинный фактор у них всегда будет внутренний. Всегда и везде в упадке производства будут виноваты рядовые работники.

И мало кто укажет, что причиной спада производства было недостаточное финансирование или неправильная организация труда. В таких случаях проявляется склонность недооценивать ситуационные факторы и очень сильно переоценивать возможности индивидуальных.

Скачайте бесплатно: 5 книг, которые изменят вашу жизнь! ♡

Также можно отметить и то, что руководители чаще всего не берут на себя ответственности за какие-либо неудачи. На вопрос, почему они так неэффективны на своем месте, они укажут в качестве причины малую финансовую поддержку, но никак не собственную оплошность. Однако если речь идет об успехе, то это достижение руководство, как правило, полностью приписывает себе.

Ошибочное суждение

При суждении человек очень часто ошибается. Это связано с тем, что он обычно недооценивает внешние факторы, влияние ситуации, но переоценивает личностные возможности другого индивида.

Подобный случай назвали фундаментальной ошибкой атрибуции. Это происходит тогда, когда причины одинаковы как для внутренних факторов, так и для внешних. Индивид не может определиться в решении, и происходит фундаментальная ошибка.

Рекомендуем: Что изучает акмеология?

Указывая следствия и причины, мы делаем разные выводы. Также наши выводы и объяснения причин будут разными в зависимости от того, нравится нам другой человек или же нет.

  • Если индивид пришел к успеху, то причиной он укажет собственные качества.
  • В неудаче индивида виновата будет ситуация.

Явление каузальной атрибуции прослеживается и в анализе поведения симпатичного человека и не очень. Существенную ошибку совершает человек, когда он находит причины там, где он их искал. Это означает, что если человек уже настроился на определенный результат, то он его найдет везде. Если мы намерены оправдать действия человека, то всегда найдем причины для его оправдания.

И наоборот, если мы решили кого-то осудить, то обязательно осудим, найдя соответствующую причину. При этом атрибуция ответственности будет только у людей с развитым чувством эмпатии. Им свойственно представлять себя на месте других, понимать ощущения посторонних и примерять на себя чужие шаблоны поведения.

Рекомендуем: Альтруизм — это

Атрибуция – это домысливание при анализе чьих-либо действий, когда ощущается нехватка информации. Другими словами, мы хотим получить данные о своих коллегах, собеседниках или просто о группе людей на основании некоторых данных, которые имеем. Если этих данных недостаточно, то возникает такое психологическое явление, как атрибуция. Она может и отражать действительность, и искажать её. Это очень важно учитывать.

Если вы любите давать советы и помогать другим женщинам, пройдите бесплатное обучение коучингу у Ирины Удиловой, освойте самую востребованную профессию и начните получать от 70-150 тысяч:

Управление партнерскими модулями | Adjust Help Center

Adjust работает с глобальной сетью технологических партнеров: с рекламными сетями, платформами по оценке спроса и предложения, аналитике и управлению вовлеченностью, и не только. Эти интеграции можно настраивать при помощи специальных партнерских модулей на панели управления Adjust.

Просмотрите полный список интегрированных партнеров по технологиям Adjust. Здесь вы узнаете, как приостановить или возобновить работу партнерских модулей, а также удалить их.

Если партнерский модуль активен, Adjust автоматически отправляет этому партнеру данные. Объем данных, предоставляемых партнеру, задается модулем.

Чтобы прекратить отправку данных партнеру без удаления модуля, приостановите работу его модуля. В таком случае Adjust не будет отправлять им какие-либо данные, сохраняя при этом в модуле параметры настройки. Как только будете готовы заново запустить кампанию и продолжить работу с данным партнером, вы можете без лишних усилий возобновить работу этого модуля.

Чтобы просмотреть активные и приостановленные партнерские модули в панели управления Adjust, выберите пункт Настройка партнера . Управлять модулями можно отдельно для сетей с самоатрибуцией (SAN) и остальных партнеров.).

  • Нажмите Настройка партнера .
  • Выберите модуль, который необходимо удалить.
  • Нажмите Удалить (значок корзины).
  • Подтвердите выбор.
  • Все готово, модуль удален навсегда.

    3.5. Социальная каузальная атрибуция. Этнопсихология

    3.5. Социальная каузальная атрибуция

    К началу 70-х гг. одно из ведущих мест в мировой социальной психологии заняла проблематика каузальной атрибуции. Однако результаты многочисленных исследований, проводившихся на интериндивидуальном уровне, в перспективе межличностных отношений, не могут быть леренесены на уровень отношений между социальными общностями, этническими в том числе. На «несоциальность» разработанных в США концепций атрибуции обратили внимание европейские ученые. По мнению швейцарского исследователя Ж.-К.Дешама, «… бесполезным было бы изучение процессов атрибуции без учета отношений между группами, взаимодействия индивидов, принадлежащих к различным социальным категориям» (Deschamps, 1973/74, р.719).

    А работавшие в Оксфордском университете психологи – англичанин М.Хьюстон и голландец Й.Яспарс – предприняли попытку создания сформулированной в виде системы гипотез и следствий концепции социальной (или групповой) атрибуции. Под социальной атрибуцией они понимают интерпретацию поведения и результатов деятельности[87] индивидов на основании их группового членства. Такая атрибуция является социальной по происхождению и групповой как с точки зрения объекта направленности, так и сходства у членов социальной общности. По мнению исследователей из Европы, основная функция социальной атрибуции – формирование, поддержание или усиление позитивной групповой идентичности, что проявляется в предпочтении своей группы благодаря утверждению ее положительного образа при сравнении с другими, сопоставимыми с ней группами.

    Стратегия, позволяющая сохранить позитивную групповую идентичность, состоит в использовании этноцентристских атрибуций[88], при которых позитивное поведение (успех) своей группы и негативное поведение (неудача) чужой группы объясняются внутренними причинами, а негативное поведение (неудача) своей группы и позитивное поведение (успех) чужой группы – внешними причинами (см. Hewstone, Jaspars, 1984).

    Самое известное эмпирическое исследование, на результаты которого ссылаются практически все авторы более поздних работ по социальной атрибуции, было проведено в начале 70-х гг. в Южной Индии. Испытуемым-индуистам предлагались описания четырех ситуаций, в которых индуист или мусульманин совершает социально желательные и социально нежелательные поступки (лавочник проявляет щедрость или обманывает покупателя, учитель хвалит или наказывает ученика, домовладелец приглашает в дом или не обращает внимания на попавшего под ливень прохожего и т.п.). Испытуемых просили объяснить поведение членов двух конфессиональных групп одной из предложенных причин: внешних (стечение обстоятельств, правила поведения, установленные в обществе) или внутренних (щедрость или жадность торговца, плохой или хороший характер учителя).

    Выдвинутая гипотеза подтвердилась полностью: испытуемые продемонстрировали этноцентристские атрибуции – внутренние причины приписывались социально желательному поведению членов своей группы и негативному поведению мусульман и наоборот. Подобные атрибуции были выявлены и в ряде исследований, в которых испытуемыми выступали члены этнических общностей. А использование этноцентристских атрибуций стало рассматриваться в качестве элементарной (ultimate) ошибки атрибуции.

    Однако в дальнейшем социальные психологи обнаружили, что этноцентристские атрибуции, в которых проявляется предпочтение своей группы, не являются универсальными. Во-первых, члены групп подчиненного меньшинства, не видящие альтернатив существующей системе, довольно часто используют этноцентристские атрибуции, но отражающие тенденцию к обесцениванию своей группы и оказанию предпочтения доминантной группе. Так, китайцы в Малайзии внутренними причинами чаще объясняли позитивное поведение малайцев (группы большинства), чем членов своей группы.

    Во-вторых, атрибуции, продемонстрированные индуистами в Южной Индии и китайцами в Малайзии, можно представить себе лишь как полюса некоего континуума, которые соответствуют достаточно высокому уровню фаворитизма (внутригруппового в первом случае и внешнегруппового во втором) и являются эмпирическими индикаторами межгрупповой дифференциации в форме противопоставления.

    Но при благоприятных условиях межэтнического взаимодействия – отсутствии явных конфликтов, относительно равном статусе и т.п. – предпочтение одной из групп не будет столь четко выражено, а атрибуции будут отражать дифференциацию не только в форме противопоставления, но и в форме сопоставления.

    В нашем исследовании московские студенты должны были оценить степень влияния разных причин на поведение и достижения советских и американских персонажей нескольких ситуаций[89]. Полученные результаты свидетельствуют о том, что в атрибуциях может проявляться различное отношение к отдельным сферам жизнедеятельности взаимодействующих трупп: противопоставление в пользу своей группы, сопоставление двух групп, противопоставление в пользу чужой группы.

    В ситуации межличностного общения позитивное поведение советского прохожего, помогающего заблудившемуся туристу, чаще приписывалось его отзывчивости и бескорыстию (т.е. внутренним причинам), а позитивное поведение американского персонажа – обстоятельствам (т.е. внешней причине). Обнаруженные этноцентристские атрибуции (с противопоставлением в пользу своей группы) опирались на позитивные для этой сферы автостереотипы, которые обьино являются основным источником для объяснения поведения и достижений группы внутренними причинами.

    Но когда испытуемые интерпретировали успехи и неудачи советского и американского научных коллективов, а в качестве причин достижений выступали многие качества, воспринимаемые стереотипными для американцев, они продемонстрировали внешнегрупповой фаворитизм – противопоставление в пользу чужой группы. Особенно это проявилось при объяснении неудач. Так, неудачи советских ученых приписывались не только стереотипным, а всем предложенным внутренним причинам: от недостаточного трудолюбия и предприимчивости до недостаточной сплоченности коллектива. А наиболее вероятной причиной неудачи американцев рассматривалась внешняя нестабильная причина – невезение. Иными словами, каузальные атрибуции строятся не только на основе стереотипов: в рассмотренном случае наличие неблагоприятного для своей группы целостного паттерна атрибуции привело к игнорированию стереотипа об индивидуализме американцев и к рассмотрению «недостаточной сплоченности» как более вероятной причины неудачи советских, а не американских ученых.

    Тенденция к дифференциации в форме сопоставления проявилась, когда испытуемые имели возможность объяснять поведение советских и американских персонажей ситуаций не совпадающими стереотипными характеристиками. Основными причинами хороших взаимоотношений соседей в общежитии они считали разные позитивные качества американцев и советских людей (раскованность и уважение к другим народам соответственно), а основными причинами их плохих взаимоотношений – разные негативные качества (чувство превосходства над другими народами и недостаточную раскованность). Каузальные атрибуции строились в соответствии с взаимодополняющими образами, что и привело к объяснению как позитивного, так и негативного поведения членов обеих групп внутренними стереотипно-личностными чертами. Но в этом случае проявился внутригрупповой фаворитизм, так как с точки зрения русского человека, «уважение к другим народам» – качество более социально желательное, чем раскованность.

    Кроме использования стереотипов имеются и другие возможности для выполнения каузальными атрибуциями функции межгрупповой дифференциации. В исследовании, проведенном нами в 1987 г. в Дагестане, ни у русских, ни у представителей коренных народов не было выявлено тенденций к этноцентристским атрибуциям. Однако испытуемые продемонстрировали слабо выраженный этноцентризм: хорошие взаимоотношения с представителем другого народа они объясняли национальными особенностями своей группы и индивидуальными особенностями партнера по общению. «Наивные психологи» рассуждали примерно так: «мы» ладим с людьми, потому что нашему народу присущи положительные свойства (доброта, отзывчивость, общительность и т.п.), а если кто-то из «них» устанавливает хорошие отношения с «нами», то только благодаря своим личностным особенностям.

    Иными словами, при незначительном внутригрупповом фаворитизме специфика каузальных атрибуций может проявляться в использовании фактора стабильности/нестабильности причин: успехи членов своей, группы и неудачи членов чужой группы объясняются групповыми особенностями, т.е. внутренними стабильными причинами, а неудачи членов своей группы и успехи членов чужой группы – индивидуальными особенностями, т.е. внутренними, но нестабильными для группы причинами. .

    Этот способ поддержания позитивной этнической идентичности, как и описанные нами ранее – поиск новых оснований для сравнения, выбор для сравнения менее успешных групп – относится к стратегии социального творчества. Но многие низкостатусные группы стремятся установить позитивные различия в прямом соревновании с группой большинства, победа в котором позволила бы группе занять более высокое положение в обществе. Анализируя во второй главе типы этнической идентичности, мы сознательно опустили эту стратегию сохранения позитивной этнической идентичности при неблагоприятном межгрупповом сравнении – коллективную стратегию социальной конкуренции. К сожалению, в этом случае стремление одного народа к восстановлению позитивной этнической идентичности очень часто сталкивается с интересами других народов, а социальная конкуренция перерастает в этнические конфликты, социально-психологическому анализу которых мы посвятим следующую главу.

    Барьеры общения: эффекты каузальной аттрибуции

    Барьеры общения: эффекты каузальной атрибуции 

    Единственная известная мне роскошь — это роскошь человеческого общения. (c) Антуан де Сент-Экзюпери.

    Научиться понимать своего партнера и правильно доносить до него свои мысли целое искусство.


    На первый взгляд, общение может показаться исключительно процессом обмена словами и действиями между людьми. И в тоже время не возникало бы никаких трудностей понимания (да и психологи были бы не нужны), если бы это утверждение соответствовало правде жизни.
    Психика человека устроена таким образом, что сравнивает все происходящее с известными ей фактами и пытается найти логическое обоснование непонятным вещам. Общение не является с этой точки зрения исключением.

    Феномен социального (межличностного) восприятия, когда человек интерпретирует действия других людей, а также свои собственные, в психологии носит название каузальной атрибуции. Это — барьеры общения, возникающие из-за ошибок восприятия. Объяснение явлению каузальной атрибуции довольно простое. Людям свойственно пытаться выяснить причины поведения других людей. А так как полученной в результате простого наблюдения информации зачастую недостаточно, то наблюдатель находит в своем опыте вероятные причины поведения и приписывает их наблюдаемому человеку. В реальной жизни это выглядит как череда факторов и эффектов, влияющих на отношение к собеседнику.

    1. Фактор «превосходства» возникает тогда, когда нам кажется, что человек, превосходящий нас по одному качеству, лучше как личность в целом. Так, если я вижу в себе отсутствие сильной воли, а у другого ярко выраженные лидерские качества, то, скорее всего я решу, что и в других сферах жизни он превосходит меня.
    2. Фактор «привлекательности». Внешне привлекательных людей мы склонны оценивать как более приятных. Например, миловидным девушкам чаще приписывают такое качество характера как доброта.
    3. Фактор «отношения». Людей, которые поддерживают наши взгляды или хорошо к нам относятся, мы воспринимаем как более значимых, чем несогласных с нами.
    4. Эффект «проекции» означает, что приятному собеседнику мы приписываем наши достоинства, а неприятному — недостатки.
    5. Эффект «средней ошибки» — склонность недооценивать выдающиеся особенности другого человека и усреднять их.
    6. Эффект «авансирования» заключается в приписывании человеку несуществующих положительных качеств, что часто приводит к дальнейшему разочарованию в нем.
    7. Эффект «ореола» возникает, когда мы ориентируемся на первичную информацию при оценке другого человека. В результате при получении изначально положительной информации, другой будет восприниматься позитивнее, чем в реальности, и наоборот.
    8. Эффекты «первичности» и «новизны» означают, что при противоречивой информации мы обращаема большее внимание на первичную информацию о незнакомых людям и придаем большее значение новым сведениям о старых знакомых.

    Надо заметить, что в ситуации общения всегда участвует бОльшее количество персонажей, чем кажется на первый взгляд. Психолог Дж. Холмс, описывая разговор выдуманных Джо и Генри, говорил о том, что в действительности общение происходит между 6 людьми:

    ~ Джон, каков он есть на самом деле;
    ~ Джон, каким он сам видит себя;
    ~ Джон, каким его видит Генри.
    Соответственно три «позиции» со стороны Генри.

    В дальнейшем Т. Ньюком и Ч. Кули добавили еще две роли:
    ~ Джон, каким ему представляется его образ в сознании Генри;
    ~ Генри, каким ему представляется его образ в сознании Джо.

    Таким образом, в разговоре двух людей на самом деле участвуют 8 персон. Привести эти образы к единому знаменателю и увидеть реального человека бывает ох как нелегко! А барьеры общения в сочетании с эффектами каузальной атрибуции часто превращают диалоги в обмен фантазиями.

    И все же, кто предупрежден — тот вооружен.  Помня про эффекты каузальной атрибуции, научиться общаться так, чтобы было комфортно обоим, гораздо проще. Психология в данной ситуации является хорошим подспорьем. Тренинги общения, цель которых — преодолеть барьеры общения, развить способности слышать себя и партнера, а также научиться в понятной для другого форме доносить информацию — становятся первым шагом в искусстве эффективных коммуникаций. А если групповая форма работы кажется неудобной, то аналогичные задачи вполне решаемы на индивидуальных сессиях с терапевтом.

    Общение, как и любой психологический процесс, может стать болотом, вытягивающим силы, а может превратиться в источник ресурсов для успешной жизни.

     


    Читайте также: 
    Как создать доверие в паре: первые шаги 
    Доверие между мужчиной и женщиной. Что это такое?

    Перейти к разделам: 
    Женская психология: семья, беременность, роды
    Индивидуальные и семейные психологические консультации
     
    Психолог-консультант:

    Ксения Лагодная — психолог, консультирует по вопросам трудностей в мужско-женских отношениях.

    Записаться на консультацию к К. Лагодной

     

    Тэги: восприятие, каузальная атрибуция, общение, отношения в паре

    УМК по конфликтологии

    Групповая атрибуция — объяснение позитивного поведения своей группы внутренними причинами, а чужой группы — внешними обстоятельствами, и, соответственно, наоборот

    Групповые конфликты — конфликты, возникающие  в системах социального взаимодействия: «личность—группа» или «группа—группа». Групповые нормы — правила регуляции поведения членов группы, выработанные в результате совместной групповой деятельности и общения. Групповые санкции — принятые в группе ограничения, запреты и другие меры воздействия по отношению к членам группы, нарушающим групповые нормы. Диагностика конфликта — исследование конфликта с целью определения его основных характеристик.

    Динамика  конфликта — ход развития конфликта  по этапам и фазам. Инцидент — 1) внешнее  открытое противоборство сторон, возникшее впервые; 2) стечение обстоятельств, являющихся поводом для конфликта. Институционализация конфликта — установление четких норм и правил конфликтного взаимодействия, определение рабочих групп и комиссий по управлению конфликтом.

    Интерес — то, что побудило участника конфликта занять свою позицию. Катарсис — термин введен Аристотелем как душевная разрядка, испытываемая зрителем в процессе сопереживания. Употребляется в религиозном, эстетическом и психологическом значении как чувство «очищения» верующих после молитвы, облагораживание человека благодаря эстетическому переживанию, облегчение после психического напряжения. Катарсис — это освобождение от отрицательных чувств и мыслей под воздействием произведений  искусства,

    музыки, соблюдения ритуалов. В конфликтологии данное понятие означает освобождение от агрессивных импульсов путем направления их на различного рода эрзац-объекты (куклы-противники, участие в спортивной борьбе и др.). Компромисс — стратегия поведения субъектов в конфликте, ориентированная на определенные взаимные уступки.

    Конгруэнтность  — адекватная реакция личности на конфликтную ситуацию. Консенсус  — общее согласие  по  спорному  вопросу;  соглашение,  которое  устраивает обе конфликтующие стороны  на основе взаимных уступок. Конфликт — отношение между субъектами социального взаимодействия, характеризующееся их противоборством на основе противоположно направленных мотивов или суждений.

    Конфликтная ситуация — накопившиеся противоречия, связанные с деятельностью субъектов социального взаимодействия и объективно создающие почву для реального противоборства между этими субъектами.

    Конфликтогены — слова, действия (или отсутствие действий), которые могут привести к конфликту, вызывают возмущение, ярость, злость и другие отрицательные эмоциональные состояния.

    Конформизм  — приспособленчество, пассивное  принятие чужой точки зрения, неоправданная  уступка в конфликте.

    Лидер — член группы, оказывающий существенное влияние на сознание и поведение остальных членов группы в силу своего личного авторитета (неформальный лидер) или занимаемой должности (формальный лидер). Лидерство — способ воздействия на группу, основанный на личном авторитете, признании личности лидера.

    Маргиналы — неадекватные, неприспособившиеся к социальным условиям люди. Медиатор — профессиональный посредник в переговорах по разрешению конфликта.

    Медиация  — переговорный процесс по разрешению конфликта с участием посредника — медиатора.

    Межличностные конфликты — противоборство личностей  в процессе социального взаимодействия, возникающее на основе противоположно направленных мотивов, суждений или личных антипатий.

    Мотивы  — истинные внутренние побудительные  силы, подталкивающие субъектов социального взаимодействия к конфликту.

    Необходимые и достаточные условия конфликта  — наличие противоположно направленных мотивов, суждений или личных антипатий между субъектами социального взаимодействия, а также состояния противоборства между ними. Образ конфликтной ситуации — субъективное отражение предмета конфликта в сознании субъектов конфликта.

    Поведение конфликтное — агрессивные действия, направленные на причинение ущерба другой стороне.

    Позиция — то, о чем заявляют субъекты конфликта.

    Посредник — третья сторона в переговорном процессе по поводу конфликта, обеспечивающая конструктивное обсуждение проблемы. Предмет конфликта — то, из-за чего возник конфликт.

    Предупреждение  конфликта — деятельность, которую  субъект конфликта осуществляет с целью не допустить возникновения конфликта. Предупреждение конфликта может осуществляться в вынужденной и превентивной форме.

    Прогнозирование конфликта — вид деятельности субъекта управления, направленной на выявление причин конфликта в его скрытом развитии. Проекция — осознанный или бессознательный перенос субъектом собственных мыслей, побуждений и качеств на других.

    Противоборство  — взаимодействие субъектов социального  взаимодействия, характеризующееся нанесением взаимного ущерба.

    Разрешение  конфликта — вид деятельности субъекта управления, связанной с  завершением конфликта.

    Регрессия — реакция на ответственные ситуации «возвращением» к детским типам поведения, которые на той стадии были успешными.

    Регулирование конфликта — вид деятельности субъекта управления, направленной на ослабление и ограничение конфликта, обеспечение его развития в сторону разрешения.

    Ригидность  — отсутствие гибкости в поведении, трудности в перестройке восприятия и представлений в изменившейся обстановке.

    Роль  — нормативно заданный или коллективно  одобряемый образец поведения личности в группе.

    Соперничество — стратегия поведения в конфликте, характеризуется стремлением одержать победу над соперником.

    Сотрудничество  — стратегия поведения в конфликте, характеризующаяся стремлением противоборствующих сторон совместными усилиями разрешить возникшую проблему.

    Социальная  напряженность — психологическое состояние людей (индивидов или групп), причинами которого является неудовлетворенность существующим положением дел или ходом развития событий.

    Статус  — реальное положение личности в  системе внутригрупповых отношений, степень его авторитетности. Статус может быть высоким, средним или низким. Статус социальный — общее положение личности или социальной группы в обществе, определяемое совокупностью прав и обязанностей. Структура конфликта — совокупность устойчивых элементов конфликта, образующих целостную систему.

    Толерантность — терпимость к чужому образу жизни, мнению, поведению, ценностям и т. д.

    Трансакция  — единица взаимодействия партнеров  по общению, предполагающая выбор определенной позиции (Родитель, Взрослый, Ребенок). Управление конфликтом — целенаправленное, обусловленное объективными законами воздействие на динамику конфликта в интересах развития или разрушения той социальной системы, к которой имеет отношение данный конфликт. Установка — готовность, предрасположенность субъекта к определенной ситуации, определенному поведению, действию.

    Установка конфликтная — предрасположенность  и готовность действовать в предполагаемом конфликте определенным образом.

    Уступка — стратегия поведения в конфликте, характеризуется стремлением уйти от конфликта при восприятии предмета конфликта как несущественного для себя и значимого для соперника.

    Уход  — стратегия поведения в конфликте, характеризуется стремлением уйти от конфликта при восприятии предмета конфликта в качестве несущественного как для себя, так и для соперника.

     

    4.2. Сборник нормативных  документов

    Гришина Н. Психология конфликта. — СПб.: Питер, 2000. Громова О. Н. Конфликтология. Курс лекций. — М.: Ассоциация авторов  и издателей «Тандем», ЭКМОС, 2000.

    Доценко Е. Л. Психология манипуляции: Феномены и механизмы защиты. — М.: Че Ро, 1997.

    Здравомыслов  А. Г. Социология конфликта: Учебное  пособие для студентов высших учебных заведений. — М.: Аспект Пресс, 1996. ЗеркинД. П. Основы конфликтологии: Курс лекций. — Ростов н/Д: Феникс, 1998.

    Зигерт  В., Ланг Л. Руководить без конфликтов. — М.: Экономика, 1990. Каппони В , Новак  Т. Сам себе психолог. — СПб.: Питер, 1994. Карапетян Л. М. Государственно-национальные конфликты и политико-правовые основы их разрешения. // Социально-политический журнал. — 1996. — №6.

    Шпаргалка по «Риторике»

    2. Определяющим условием  предупреждения  конфликтных ситуаций является  здоровый нравственно-психологический климат в коллективе.  Для него характерны уважение достоинства личности, самокритичность, доброжелательность, плановая ритмичность труда, высокий авторитет руководителя.

     3. Невозможно переоценить значимость личного примера  руководителя фирмы, начальника отдела.

    4. Стечение обстоятельств, досадные ошибки, недоразумения — естественные слагаемые жизни коллектива. Они чаще всего воздействуют на руководителя и сотрудников “внезапно”, неожиданно и побуждают к незапланированной перегруппировке сил. В таких ситуациях всегда есть повод для резкости, безусловного требования, да и неудовлетворенности. Сохранять в этих условиях эмоциональную стабильность, профессиональную компетентность и уважение достоинства личности каждого сотрудника, партнера, клиента — значит избежать многих конфликтных ситуаций и сохранить нацеленность коллектива фирмы, отдела на решение основных задач деятельности.

    5. Наиболее эффективным средством следует признать устранение из делового общения суждений и оценок, ущемляющих честь и достоинство собеседника. 

    6. Другим наиболее эффективным средством предупреждения конфликтных ситуаций является недопущение при деловом общении спора, так как во время спора человеку редко удается сохранить самообладание и достоинство.

    7. Хорошим средством предупреждения конфликтов служит умение слушать собеседника,  поскольку оно является критерием коммуникабельности.

    Существует  активное  и пассивное выслушивание. Пассивное выслушивание характеризуется невмешательством в разговор (за исключением лишь таких фраз, как “Это очень интересно”, “Я вас понимаю” и т.п.). Пассивное выслушивание как предупредительная антиконфликтная мера особенно эффективно в тех случаях, когда собеседник начинает активно проявлять свои чувства и стремится высказать свою точку зрения, поскольку до этого он не имел такой возможности.

    К активному выслушиванию психологи относят: уточнение слов говорящего собеседника: (“Что из этого следует?”, “Что вы хотите этим сказать?”, “Тогда объясните это более подробно”), перефразирование (“Вы думаете, что…”, “Как я понял вас, из этого вы хотите сказать, что…”), резюмирование (“Итак…”, “если подвести итог из сказанного вами, то…”, “Насколько я понял, ваша основная идея заключается в том, что…”).

    8. Существенно снижает вероятность возникновения конфликтной ситуации уважительная манера разговора.  Никогда не следует упускать из виду тот факт, что “добавление” учтивости не снижает определенности просьбы, но во многом препятствует проявлению у собеседников внутреннего сопротивления, способствует снятию отрицательных эмоций.

     

    №65 Раскройте основное содержание управленческой деятельности по регулированию и разрешению межличностных конфликтов.

    Этапы и способы разрешения конфликтных  ситуаций

    1. Установить  действительных участников конфликтной  ситуации.

    2. Изучить,  насколько это возможно, мотивы, цели, способности, особенности характера,  профессиональную компетентность  всех участников конфликта.

    3. Изучить  существовавшие ранее до конфликтной  ситуации межличностные отношения участников конфликта.

    4. Определить  истинную причину возникновения  конфликта.

    5. Изучить  намерения, представления конфликующих сторон о способах разрешения конфликта.

    6. Выявить  отношение к конфликту лиц,  не участвующих в конфликтной  ситуации, но заинтересованных в  его позитивном разрешении.

    7. Определить  и применить способы разрешения  конфликтной ситуации, которые: а)  были бы адекватны характеру  причин; б) учитывали бы особенности  лиц, вовлеченных в конфликт; в)  носили бы конструктивный характер; г) соответствовали бы целям  улучшения межличностных отношений  и развитию коллектива.

    Известны  пять основных межличностных стилей разрешения конфликтов. Рассмотрим их.

    1. Уклонение. Этот стиль подразумевает, что человек старается уйти от конфликта.

    2. Сглаживание. Этот стиль характеризуется поведением которое диктуется убеждением, что не стоит сердиться, потому что «мы все одна счастливая команда, и не следует раскачивать лодку».

    3. Принуждение. В рамках этого стиля превалируют попытки заставить принять свою точку зрения любой ценой.

    4. Компромисс. Этот стиль характеризуется принятием точки зрения другой стороны, но лишь до некоторой степени.

    5. Решение проблемы. Данный стиль признание различия во мнениях и готовность ознакомиться с иными точками зрения, чтобы понять причины конфликта и найти курс действий, приемлемый для всех сторон.

    №66 Назовите типы межличностных конфликтов в зависимости от взаимной направленности субъектов в личностных отношениях.

    Первый тип межличностных конфликтов назван «конфликтом безысходности” по той причине, что из него для вовлеченных индивидов нет удовлетворительного выхода. На самом деле их взаимоотношения являются непримиримыми или отрицательными: оба участника конфликта относятся друг к другу непримиримо отрицательно. Данный тип конфликта можно разрешить одним лишь способом: полным разрывом своих отношений.

    Второй тип межличностных конфликтов можно назвать «конфликтом несовместимости”.  Их взаимоотношения являются противоположными или несовместимыми: один из членов пары относится к другому отрицательно, а второй — положительно.

    Третий тип межличностных  конфликтов представляет собой «конфликт неопределенности”, поскольку при положительном или отрицательном отношении одного из партнеров к другому он с его стороны не встречает к себе определенного отношения: ни положительного, ни отрицательного.

    Четвертый тип межличностных конфликтов можно назвать «конфликтом влечения-боязни”. Он характеризуется тем, что один и тот же человек вызывает к себе одновременно и положительное, и отрицательное отношение. Всякое движение, направленное на сближение с ним, довольно скоро останавливается, так как сближение вызывает усиливающееся стремление уйти, разорвать с данным человеком взаимоотношения. Здесь один человек, испытывающий противоречивое  чувство к другому, одновременно и стремится к нему, и боится его. В результате останавливается на полпути к партнеру, сохраняя определенную психологическую дистанцию, уравновешивающую противоположно направленные силы стремления и избегания.

    №67-71 Назовите основные типы групповых конфликтов.

    Перечислите особенности конфликта «личность — группа».

     Перечислите  варианты конфликтов «личность  — группа».

    Назовите  формы проявления конфликтов между  личностью и группой.

    Назовите  основные причины конфликта между  руководителем и возглавляемым  им коллективом.

    Групповой конфликт – противоборство, в котором  хотя бы одна сторона представлена малой социальной группой.

    В зависимости  от участников выделяют два типа групповых  конфликтов «личность-группа» и  «группа-группа».

    Конфликты между личностью и группой  возникают в среде групповых  взаимоотношений и отличаются некоторыми особенностями, которые необходимо учитывать при столкновении с  такого рода конфликтом.

    Первая  особенность связана со структурой конфликта. Субъектом в нем с  одной стороны выступает личность, а с другой – группа. Стало  быть, конфликтное взаимодействие протекает  на основе столкновения личностных и  групповых мотивов.  Группа (или толпа) обладает дополнительной мощностью и немобильностью. Поэтому в таком конфликте субъекты, включенные в группа, проявляют большую жестокость, чем обыкновенно могут себе позволить.

    Вторая  особенность отражает специфику  причин конфликта. Такие причины  связаны непосредственно с положением индивида в группе, которое характеризуется  расхождением в таких понятиях:

    Позиция – официальное, определяемое должностью положение

    Статус  – реальное положение личности в  системе внутригрупповых отношений, степень ее авторитетности. Статус может быть высоким, средним и  низким (относительно положения)

    Внутренняя  установка – субъективное восприятие личностью своего статуса

    Роль  – нормативно заданный или коллективно  одобряемый образец поведения личности

    Групповые нормы – общие правила поведения, которых придерживаются все члены  группы.

    Причины конфликта между личностью и  группой всегда связаны: 1) с нарушением ролевых ожиданий; 2) с неадекватностью  внутренней установки статусу личности (особенно конфликтность личности с  группой наблюдается при завышении  у нее внутренней установки; в) с  нарушением групповых норм.

    Третья  особенность отражается в форме  проявления конфликта. Это применение групповых санкций, ограничение  или прекращение неформального  общения, эйфория.

    Классификация конфликтов «личность-группа» выглядит так:

    Вариант конфликта

    Возможные причины

    Руководитель-коллектив

    Новый руководитель, назначенный со стороны

    Стиль управления

    Низкая компетентность руководителя

    Сильное влияние отрицательно направленных микрогрупп и их лидеров

    Рядовой член коллектива — коллектив

    Конфликтная личность

    Нарушение групповых норм

    Неадекватность внутренней установки статусу

    Лидер – группа

    Низкая профессиональная подготовка

    Применение компромата против лидера

    Превышение полномочий лидерства

    Изменение группового сознания

    Конфликты типа «группа-группа» называют еще  межгрупповыми.

    №72 Что лежит в основе межгруппового конфликта?

    Межгрупповым принято называть взаимодействие как между собственно группами людей, так и между отдельными представителями этих групп, а также  любые ситуации, в которых участники  общения взаимодействуют в межгрупповом измерении, воспринимая друг друга  и себя как членов разных групп.

    Можно выделить несколько основных причин возникновения конфликтов.

    • Необходимость распределять ограниченные ресурсы организации.
    • Неудовлетворение потребностей членов группы.
    • Зависимость членов группы друг от друга (или зависимость всех от одного человека) в выполнение задач.
    • Взаимозависимость задач при неравных возможностях.
    • Неудовлетворительные коммуникации.
    • Различия в психологических особенностях.
    • Недостатки организации управления.
    • Нечетко обозначенные права и обязанности.
    • Неритмичность и стабильность труда.
    • Неправильная оценка труда персонала.

    №73 Объясните понятие «групповая атрибуция».

    Атрибуция — приписывание воспринимаемому и  оцениваемому социальному объекту  характеристик, свойств, качеств, которые  в отчетливом непосредственно воспринимаемом плане не представлены в актуальной ситуации

    Групповая атрибуция. В этом случае позитивное поведение своей группы и негативное поведение чужой группы объясняются  внутренними причинами и, соответственно, негативное поведение своей группы и позитивное поведение чужой  объясняется внешними обстоятельствами.

    №74 Перечислите варианты межгрупповых конфликтов.

    К межгрупповым конфликтам относятся трудовой конфликт, межэтнический конфликт и внутриполитический конфликт.

    Причины трудового конфликта:

    —   неудовлетворительные условия труда

    —  система распределения ресурсов

    —   выполнение договоренностей

     

    Формы:

    —  забастовка

    —   демонстрация

    —   обращение к общ-ти через СМИ

    —   пикеты и т.д.

    Условия межэтнических  конфликтов:

        • заниженный или завышенный уровень национального самосознания
        • наличие в обществе «критической массы» проблем, оказывающих давление на все стороны национального бытия
        • наличие политических сил, способных  использовать в борьбе за власть два первых фактора.

    Особенностью внутриполитического  конфликта является борьба того или иного слоя общества за свой политический интерес. Среди внутриполитических выделяют классовые конфликты, конфликты между политическими партиями, конфликтны между политическими группировками.

     

    №75 Перечислите основные формы проявления межгрупповых конфликтов.

    Формы и проявления можно  свести к следующим основным типам:

    Соперничество — такой вид межгруппового взаимодействия, в котором социальные группы — коллективы предприятий, учреждений, спортивные команды и т.п. — состязаясь друг с другом, добиваясь одной цели, стремятся в чем-то превзойти соперника. Например, основными соперниками советских, а затем российских хоккеистов в борьбе за мировое первенство обычно выступают канадские, чешские, шведские, финские американские хоккейные клубы.

    Столкновение — такой вид межгруппового взаимодействия, при котором соперничающие группы стремятся (или вынуждены) нанести ущерб, ощутимый, а иногда и гибельный, друг другу И.А. Гончаров в своем знаменитом произведении «Фрегат «Паллада» пишет: «Столкновение двух судов ведет за собой неминуемую гибель одного из них».

    Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман) Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

    [ Социальная психология ] Национальный психологический журнал № 1(29) 2018

    National Psychological Journal 2018, 11(1)

    http://npsyj.ru

    Оригинальная статья / Original Article УДК 159.923, 2, 316.77

    doi: 10.11621/npj.2018.0111

    Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)

    А.М.Рикель

    МГУ имени М.В. Ломоносова, Москва, Россия М.А. Цой

    МГУ имени М.В. Ломоносова, Ташкент, Узбекистан

    Поступила 23 мая 2017/ Принята к публикации: 17 ноября 2017

    Peculiarities of attributing success and failure in representatives of different religious confessions (based on Muslims and Orthodox Christians case)

    Aleksandr M. Rikel*

    Lomonosov Moscow State University Moscow, Russia Maria A. Tsoy

    Lomonosov Moscow State University Tashkent, Uzbekistan * Corresponding author E-mail: [email protected]

    Received May 23, 2017 / Accepted for publication: November 17, 2017

    Актуальность тематики статьи. Успех социализации индивида, его личностного развития напрямую связаны с процессами построения им адекватной социальной картины мира, чему способствуют атрибутивные процессы.

    Цель. Целью исследования стала эмпирическая проверка предположения о влиянии религии на выбор атрибуций у представителей двух вышеупомянутых религиозных конфессий. Были выдвинуты задачи по выявлению особенностей атрибутивных процессов у верующих. православных и мусульман при решении задач с дифференцированным уровнем сложности в условиях группового обсуждения.

    Описание хода исследования. Для участия в исследовании были сформированы две группы верующих православных и мусульман. Основную эмпирическую часть предваряло пилотажное исследование, целью которого было получение массива возможных вариантов атрибуций у сформированных групп мусульман и православных. По его итогам была создана анкета, отображающая мнения членов групп и дополненная нашими авторскими вариантами. После ее апробации был проведен основной этап исследования, направленный на выявление особенностей атрибутивных процессов у верующих православных и мусульман при решении задач с дифференцированным уровнем сложности в условиях группового обсуждения.

    Результаты исследования. Результаты исследования показали, что представители рассматриваемых конфессий сходны по использованию диспозиционных интерпретаций причин как успеха, так и неудачи, то есть, интернальность атрибутивных процессов не отличается у православных и мусульман. Кроме того были выявлены различия в атрибуции как группового успеха и неуспеха, так и личного успеха и неуспеха у представителей двух конфессий при решении задач разной степени сложности.

    Выводы. Религиозный макрофактор в виде определенных традиционных паттернов поведения оказывается менее значимым, по сравнению с классическими атрибутивными процессами, являющимися результатами групподинамических процессов.

    Ключевые слова: атрибуции успеха, атрибуции неудачи, мусульмане, православные, успешность деятельности, групповая дискуссия, психология религии.

    Background. The successful socialization and personal development of the individual are directly related to the processes of creating an adequate social picture of the world, which is promoted by attributive processes.

    The Objective of the research was an empirical test of the religious impact on the choice of attribution in the representatives of the Muslims and Orthodox Christians. The tasks of identifying the peculiarities of attributive processes in Orthodox Christians and Muslims in solving problems with a different level of complexity in a group are discussed.

    Progress Report. Two groups of Orthodox Christians and Muslims were invited to participate in the research. The main empirical part was preceded by the pilot research, whose aim was to obtain an array of possible options of attribution in the groups of Muslims and Orthodox Christians. Based on the results of the pilot research a questionnaire was created, it reflects the opinions of the group members and is supplemented by the author’s versions.

    After the approbation stage, the main stage of the research was carried out that is aimed at revealing the peculiarities of attributive processes in Orthodox Christians and Muslims in solving problems with a different level of complexity in a group discussion.

    Research Results. The results showed that the representatives of the confessions under consideration are similar in using dispositional interpretations of the keys to success and reasons for failure, i.e. the internal attribution processes do not differ between Orthodox Christians and Muslims. In addition, differences in the attribution of both group success and failure, and also individual success and failure in the representatives of the two confessions in solving problems of varying degrees of complexity were revealed.

    Conclusion. Religious macrofactor performed by traditional patterns of behaviour is less significant in comparison with the classical attributive processes being the results of group dynamic processes.

    Keywords: attribution of success, attribution of failure, Muslims, Orthodox Christians, success, group discussion.

    Для цитирования: Рикель А.М., Цой М.А. Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)// Национальный психологический журнал. — 2018. — №1(29). — С. 117-127. doi: 10.11621/npj.2018.0111

    http://npsyj.ru

    Актуальность тематики статьи

    Стремление познать и объяснить для себя окружающую действительность является неотъемлемой потребностью человека, живущего в условиях заданной социальной действительности (Андреева, 2014). В свою очередь, успех социализации индивида, его личностного развития и самореализации напрямую связаны с процессами построения им адекватной социальной картины мира, чему способствуют атрибутивные процессы, рассматриваемые в психологии как своеобразный «мост», тянущийся от изучения социального восприятия к социальному познанию. Атрибутивные модели в части приписывания успеха и неудачи во многом опираются на сами модели успеха и достижения, принятые в данной культуре и сложившиеся как результат исторического развития общества (Согомо-нов, 2005).

    Первые теории атрибуций разрабатывались Ф. Хайдером и Г. Келли, в работах которых прослеживается предположении о том, что человек действует рационально при объяснении причинности события, применяя «статистические техники» для его анализа (Андреева, 2004; Юревич, 1984). Последователи Ф. Хай-дера — Э. Джонс и К. Дэвис в своей теории корреспондентного вывода изучали механизм создания людьми внутренних

    атрибуций о диспозициях или личностных характеристиках других (Мейжис, Почебут, 2010). Позднее эти модели подвергались критике, основным аргументом которой выступал взгляд на человека как на существо иррациональное, склонное подвергаться разного рода искажениям и ошибкам восприятия, приводящим в итоге к неверным суждениям и интерпретациям. Подобный взгляд на природу человека долгое время противостоял представлениям о человеке как о «непрофессиональном ученом» (Андреева, 2009, С. 90), пытающемся действовать более взвешенно при оценке и интерпретации своего поведения. Один из теоретиков когнитивной психологии Л. Фестингер, разработавший теорию когнитивного диссонанса, утверждал примат установок по отношению к поведению человека, что впоследствии попытался опровергнуть Д. Бем в теории самовосприятия, согласно которой человек узнает и заключает о своих установках и внутренних состояниях из информации о своем поведении (Белинская, Тихо-мандрицкая, 2001).

    Особое развитие теории каузальных атрибуций получили в контексте изучения мотивации. Необходимость включения мотивации в атрибутивный процесс, как отмечала Г.М. Андреева, была обусловлена влиянием субъективных интерпретаций на дальнейшую мотивацию

    поведения человека (Андреева, 2004). Наиболее разработанной моделью стала предложенная модель атрибуции достижений Б. Вайнера.

    Изучение механизмов формирования атрибуций имеет долгую и богатую историю. За период становления и развития социальной психологии в ее лоне сформировался определенный пласт социально-психологических исследований. Они посвящены механизмам формирования и выбора атрибуций у индивидов в условиях наличия/отсутствия информации об анализируемой реальности, в условиях включения или невключенности индивидов в рассматриваемую ситуацию и с учетом возможных искажений и ошибок, совершаемых людьми как «наивными наблюдателями» (Андреева, 2004; Белинская, Тихомандрицкая, 2001; Aronson, 2011; Myers, 2009). Большое количество исследований посвящено исследованиям атрибуций в контексте развития моральной и ценностной сферы личности (Заикин, 2017; Молчанов, 2014; Реан, 2016; Agthe, Spoerrle, Foersterling, 2008; Fielding, Hogg, Annandale, 2006). При этом в контексте этнопсихологии представлены результаты эмпирических исследований, описывающих, как представители одних этнических групп объясняют причины успеха/неудачи результатов деятельности членов своей этнической общности и представителей других этнических групп (Стефаненко, 2013). Тем не менее, эмпирических данных о своеобразии формирования и выбора атрибуций успеха/ неудачи индивидами в связи с их религиозным фактором все еще явно недостаточно. Хотя влияние религии, в том числе и на культуру достижения, в которой развивается определенный этнос, обсуждается в ряде западных источников (Abdelhadi, 2017; Byun, Park, 2011; Farkas, 2007; Heaton, 2013; Koehrsen, 2015; Moore, 2006; Sauder, 2012). В данных исследованиях поднимается проблема успеха и успешного поведения в контексте факторов религиозного и национальных меньшинств в том или ином обществе, однако социально-психологическая проблематика, связанная с атрибутивным поведением, остается мало проработанной (Bazarova, Hancock, 2011).

    Обобщая все сказанное выше, можно подытожить, что в современном понимании атрибуция, в том числе

    Александр Маркович Рикель —

    кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова E-mail: [email protected] https://istina.msu.ru/profile/amrikel/

    Мария Александровна Цой —

    выпускник факультета психологии МГУ имени М.В. Ломоносова, филиал в г. Ташкент (Узбекистан). E-mail: [email protected]

    Для цитирования: Рикель А.М., Цой М.А. Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)// Национальный психологический журнал. — 2018. — №1(29). — С. 117-127. doi: 10.11621/npj.2018.0111

    http://npsyj.ru

    успешного поведения, связана с приписыванием причин в условиях дефицита информации, что продиктовано естественным стремлением человека к упрощению процесса познания окружающей реальности (Gordon, 2006). В данном исследовании используется классическая классификация типов атрибуции, при которой она разделяется на три типа: (1) личностную (когда причина поведения приписывается личностным особенностям актора поведения), (2) обстоятельственную (когда причина приписывается ситуации и ее контексту) и (3) стимуль-ную (когда причина приписывается объекту, на который направлено поведение) (Андреева, 2004).

    Человек с момента рождения погружается в пространство общественных и межличностных отношений, в которых люди транслируют определенные нормы и ценности, сложившиеся в данном конкретном обществе и оказывающие по мере взросления человека влияние на развитие его мировоззренческой позиции. Эти нормы и ценности претерпевают значительные изменения в зависимости от степени устойчивости идентичности в современном постмодернистском мире (Емелин, 2017). Эти нормы, ценности и представления о мире формируются в пространстве той культуры, в которой взрослеет человек, и той религии, которую исповедует группа, представителем которой он является. Более того, стоит отметить, что говоря о культуре в широком смысле, мы понимаем, что во многом ее развитие в своей уникальности продиктовано религией, что метафорично отметил А. Мень, отмечая, что культура зарождается в религии (Мень, 2005). А Н. Бердяев писал: «Культура родилась из культа. Истоки ее — сакральны … Культура имеет религиозные основы» (Бердяев, 2012, С. 248-249).

    В своем исследовании мы исходили из основополагающих догматов религиозных учений ислама и православия, как влияющих на мировоззрение и миропонимание верующих, и их сравнения при обосновании правомерности предположения о наличии своеобразия стратегий выбора атрибуций в ситуациях успеха/ неудачи. В ходе рассмотрения базисных религиозных положений нами были отмечены некоторые расхождения, каса-

    ющиеся положения веры и роли церкви в жизни общества и государства.

    В православии церковь направляет свои усилия на создание справедливого общества путем воздействия на внутренний мир человека, призывая его к благочестивой жизни, сопротивлению страстям и противостоянию грехам, но, не вмешиваясь явно в светскую государственную деятельность (Фиолетов, 1992).

    законодательства послужило то, что мечеть долгое время являлась местом решения и религиозных вопросов, и светских дел и судебных разбирательств (Зеленков, 2003). В исламе, так же как и в христианстве, правовые установления рассматриваются как частица единого божественного закона и порядка. Однако, если православное учение оставляет управление и правовое регулирование

    В своем исследовании мы исходили из основополагающих догматов религиозных учений ислама и православия, как влияющих на мировоззрение и миропонимание верующих, и их сравнения при обосновании правомерности предположения о наличии своеобразия стратегий выбора атрибуций в ситуациях успеха/неудачи

    Признается, что церковь и государство имеют разные сферы деятельности. Более того, православие признает, что государство и государственная власть имеют божественное происхождение и представляют собой исторически необходимую организацию, которая призвана установить естественный порядок общественной жизни людей (Фиолетов, 1992; Пруссаков, 2009). Таким образом, православная церковь не берет на себя функцию государственной власти и не занимается решением государственных и правовых вопросов.

    В исламе отношения религии и общества строятся совершенно иным образом. Учение ислама напрямую участвует в регулировании как духовной, мирской,

    общественной жизни за институтом государства, то Шариат — это исламский закон, требующий повиновения мусаль-ман Корану и следования хадисам -сборникам преданий, рассказывающим о жизни пророка Мухаммеда (Порублев, 2009). Указаниям и запретам, составляющим нормы шариата, также приписывается божественное значение (Зеленков, 2003).

    Религия, с одной стороны представляет собой весьма мощный консолидирующий фактор, сплачивающий людей в единую группу, однако, с другой стороны, это объединение отделяет группу от иных других, делает ее уникальным образованием с присущими ему уникальными свойствами.

    Религия, с одной стороны представляет собой весьма мощный консолидирующий фактор, сплачивающий людей в единую группу, однако, с другой стороны, это объединение отделяет группу от иных других, делает ее уникальным образованием с присущими ему уникальными свойствами

    так и правовой жизни социума. Соблюдение Шариата (мусульманского права), который представляет собой свод религиозных и правовых норм, составленный на основе Корана и Сунны (мусульманских священных преданий) и содержащий нормы государственного, наследственного, уголовного и брачно-семейного права, имеет важнейшее значение для верующих мусульман (Зеленков, 2003). Начиная со времен зарождения ислама, и по мере его последующего распространения Шариат стал своеобразной мировой системой права. Во многом закреплению за ним функции основного

    Касаясь недавних исследований на тему различий в сознании людей конфессиональных установок, можно отметить интересные данные, представленные в исследовании О.В. Митиной и А.С. Бон-даренко. На выборке из 176 человек разных национальностей с использованием метода множественной идентификации В.Ф. Петренко ими было выявлено, что для представителей всех групп типичный узбек и типичный русский видятся похожими по уровню религиозности и социального конформизма и относительно разными по уровню социального альтруизма и религиозной автономии (Митина,

    Для цитирования: Рикель А.М., Цой М.А. Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)// Национальный психологический журнал. — 2018. — №1(29). — С. 117-127. doi: 10.11621/npj.2018.0111

    http://npsyj.ru

    Бондаренко, 2015). Так, узбекские мужчины считают себя более религиозно автономными, то есть, способными самостоятельно свободно, добровольно, искренне обращаться к Богу по сравнению с представлениями о себе русских мужчин. Однако примечательно то, что узбекские мужчины, тем не менее, в своем идеальном образе хотели бы быть менее религиозно автономными, тогда как русские мужчины наоборот стремятся стать более свободными и искренними в принятии веры. Показатели религиозной автономии русских женщин более выражены, чем аналогичные показатели узбекских женщин. Считая себя относительно свободными и добровольно принимающими веру, они хотят обладать еще большей религиозной автономией, что видно по результатам идеального образа Я. Приведенные данные убедительно демонстрируют то, насколько неоднозначно понимание и отношение к религии в сознании даже самих верующих людей.

    Описание хода исследования

    С опорой на определенную теоретическую базу, дающую нам основание для выдвижения гипотез, нами было организовано исследование с целью проверить эмпирически предположение о влиянии фактора религии на выбор атрибуций у представителей двух религиозных конфессий.

    Характеристика выборки

    Для участия в исследовании были сформированы две группы верующих

    православных и мусульман. Группа православных представлена посетителями православного кафедрального собора Ташкентской духовной епархии в количестве 24 человек в возрасте от 19 до 28 лет.

    Группу мусульман составили русскоязычные студенты Исламского университета в г. Ташкент в количестве 22 человек в возрасте от 20 до 23 лет.

    Задачи

    Нами были выдвинуты следующие задачи исследования:

    1. Выявить и проанализировать особенности избираемых атрибуций представителями группы мусульман и группы православных в ситуациях:

    — группового/личного успеха при решении простой задачи;

    — группового/личного успеха при решении сложной задачи;

    — группового/личного неуспеха при решении простой задачи;

    — группового/личного неуспеха при решении сложной задачи;

    2. Выявить различия и сходства в выборе атрибуций между группами мусульман и православных.

    Методы и методики

    1. Исследования: Групповая дискуссия;

    2. Обработки данных: Метод статистической оценки значимости различий для к-независимых выборок с помощью критерия Краскала-Уоллеса и метод статистической оценки значимости взаимосвязи с помощью ранговой корреляции Спирмена.

    Основную эмпирическую часть предваряло пилотажное исследование, целью

    которого было получение массива возможных вариантов атрибуций у сформированных групп мусульман православных. Для этого были отобраны задачи из электронной базы интеллектуальной игры «Что? Где? Когда?» для молодежи с электронного ресурса (http://db.chgk.info), дифференцированы по уровню сложности как простые (в количестве 2-х вариантов) и как сложные (в количестве 2-х вариантов, соответственно). Далее группам было предложено решить их в формате групповой дискуссии, а затем, по окончании работы — в виде развернутых ответов, предложить свои варианты причин, объясняющих успех/неудачу полученных результатов групповых и индивидуальных, описывающих непосредственный вклад каждого члена группы в совокупный итог. После данной процедуры была сформирована анкета, отображающая мнения членов групп, а также дополненная нашими авторскими вариантами.

    В анкете фигурировал следующий вопрос:

    «Как бы Вы могли объяснить успех (или неуспех) группы (или индивидуальный) по результату выполненного задания?» Далее респонденту было предложено выбрать не более 3-х возможных вариантов либо вписать свой вариант в графу «Другое». Та же форма вопроса была использована для ситуаций неуспеха.

    Ниже представлен перечень предложенных вариантов причин группового/ личного успеха/неуспеха:

    После апробации опросника был проведен основной этап исследования. Он направлен на выявление особенностей

    Табл. 1. Возможные варианты интерпретации личного и группового успеха и неуспеха

    Возможные причины успеха

    Группового Личного

    Высокий уровень логического мышления членов группы У меня аналитический склад ума, позволяющий быстро решать такие задачи

    Члены группы приложили усилия, чтобы справиться с задачами У меня получилось быстро сосредоточиться и сконцентрироваться на поиске решения

    Командный дух, который появился в результате совместной работы нашей группы и подстегнул успешно решить задачу Групповая работа увеличила мою эффективность в решении задачи

    Нашей группе помогло обращение к прошлому опыту решения подобных задач Я проанализировал задачу с разных сторон

    Организатор исследования хорошо проинструктировал перед тем, как дать задание Условия задачи содержали подсказку

    Задача была легкая Задача была легкая

    Сегодня нам повезло Мне сегодня многое удается легко

    Для цитирования: Рикель А.М., Цой М.А. Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)// Национальный психологический журнал. — 2018. — №1(29). — С. 117-127. doi: 10.11621/npj.2018.0111

    http://npsyj.ru

    Возможные причины успеха

    Группового Личного

    Ответ внезапно возник в моей голове, как будто это было чье-то провидение Атмосфера в моей группе настраивала на продуктивную работу

    Задача была очень интересной У меня высокие интеллектуальные способности

    Условия задачи содержали подсказку Я сегодня особенно бодр и работоспособен, это помогло мне работать эффективно

    Совместный поиск разгадки повысил работоспособность группы, поэтому мы легко нашли правильный ответ Организатор исследования хорошо проинструктировал перед тем, как дать задание

    Задача была красочная, ее легко было представить в воображении и решить Задача была красочная, ее легко было представить в воображении и решить

    Задача не требовала сложных расчетов, а потому было несложно ее решить Ответ внезапно возник в моей голове, как будто это было чье-то провидение

    Это было озарение Задача была интересной

    Сегодня такой удачный день, поэтому решить задачу было легко Задача не требовала сложных расчетов, а потому было несложно ее решить

    Возможные причины неуспеха

    Группового Личного

    Члены группы не сильны в решении подобного рода задач У меня низкие способности в решении подобных задач

    Группа поленилась решить задачу Мне было лень задумываться над решением этой задачи

    Не хватило теоретических знаний, чтобы решить задачу Я не верил в свои силы

    Группа не смогла прийти к общему мнению и выбрать единый вариант решения задачи Никакие идеи не приходили мне в голову

    Задача была сложной Я не знал фактов, на которых основывается задача

    Группе не повезло Не хватило времени

    Другие группы постоянно отвлекали своим обсуждением Задача была сложная

    Смысл задачи был непрозрачен Сегодня не мой день

    Группа не поняла задание Мысли о важных делах, которые надо успеть сделать сегодня мешали погрузиться в задачу

    Дела (учеба) до участия в групповой работе утомили еще до начала работы Смысл задачи был непрозрачен

    Условия задачи были не понятны Задача была неинтересной

    Не хватило времени на решение задачи Я не понял задачу

    Задача показалась нам некорректной Вопросы задачи были глупыми

    Члены группы отвлекались на посторонние дела Задача показалась мне некорректной

    Задача была неинтересной Я отвлекался на посторонние дела

    Table 1. Possible ways for interpreting personal and group success and failure

    Keys to Success

    Group Success Individual Success

    High level of logical thinking in group members I have an analytical mindset that allows me to quickly solve such problems

    Members of the group have made efforts to cope with the tasks I managed to quickly concentrate and focus on finding a solution

    Team spirit that was achieved due to teamwork of our group and spurred successfully to solve the problem Group work increased my efficacy in solving the problem

    Past experience of solving similar problems helped us a lot I analyzed the problem from different angles

    The study organizer gave a good instruction before submitting the assignment Условия задачи содержали подсказку The problem contained a hint

    The problem was easy to solve The problem was easy to solve

    We were lucky today I am lucky today

    The answer suddenly appeared in my head as if it were someone’s providence The atmosphere in my group tuned me for productive work

    The problem was very interesting to solve I have high intellectual abilities

    The problem contained a hint Today I am particularly vigorous and efficient in my work, so I did my work effectively

    The joint search for the problem solution increased the efficiency of the group, so we easily found the right answer The research organizer gave a good instruction before submitting the assignment

    Для цитирования: Рикель А.М., Цой М.А. Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)// Национальный психологический журнал. — 2018. — №1(29). — С. 117-127. doi: 10.11621/npj.2018.0111

    http://npsyj.ru

    Keys to Success

    Group Success Individual Success

    The problem was colorful, it was easy to imagine and solve it The problem was colorful, it was easy to imagine and solve it

    The task did not require complicated calculations, and therefore it was not difficult to solve it The answer suddenly appeared in my head as if it were someone’s providence

    It was insight The problem was uninteresting to solve

    Today is such a good day, so it was easy to solve the problem The task did not require complicated calculations, and therefore it was not difficult to solve it

    Reasons for Failure

    Group Failure Individual Failure

    The group members are not good at solving such problems I am not good at solving such problems

    The group members were too lazy to solve the problem I was lazy to solve the problem

    The group members did not have enough theoretical knowledge to solve the problem I did not believe in my own

    The group was not able to arrive to a common opinion and choose a single solution to the problem No ideas came to my mind

    The problem was difficult to solve I did not know the facts the task is based on

    The group was unlucky I lacked time

    Other groups were constantly disturbing us with their discussion The problem was difficult to solve

    The meaning of the task was not transparent This is not my day

    The group did not understand the task Thoughts about other important things that I had to do prevented me from being involved into problem solving

    Studies or other things we had to do before participating in group discussion made us exhausted even before the beginning of work The meaning of the task was not transparent

    The task was not clear The problem was uninteresting to solve

    The group lacked time I did not understand the task

    The task seemed incorrect The task was stupid

    The group members were distracted by other tasks The task seemed incorrect

    The problem was uninteresting to solve I was distracted by other tasks

    атрибутивных процессов у верующих православных и мусульман при решении задач с дифференцированным уровнем сложности в условиях группового обсуждения. Как метод была выбрана груп-

    повая дискуссия, т.к. она является эффективным исследовательским приемом, требующим от каждого члена изучаемой группы активного участия при решении проблемного вопроса и/или формирова-

    ния общего решения, что позволяет собрать максимальное количество взглядов и мнений, а также выявить особенности протекания динамических процессов внутри анализируемых групп. Таким

    Табл. 2. Сходства в атрибуции группового и личного успеха/неуспеха

    у представителей группы православных и мусульман

    (коэф. корр. Спирмена).__

    Тип атрибуции Наличие взаимосвязи

    Групповой успех

    Диспозиционная 0,572*

    Обстоятельственная 0,196

    Стимульная 0,153

    Личный успех

    Диспозиционная 0,493*

    Обстоятельственная 0,264

    Стимульная 0,142

    Групповой неуспех

    Диспозиционная 0,232*

    Обстоятельственная 0,371*

    Стимульная 0,275

    Личный неуспех

    Диспозиционная 0,645*

    Обстоятельственная 0,131

    Стимульная 0,138

    Table 2. Similarities in the attribution of group and individual success/ failure in the representatives of the Orthodox Christian and Muslim group (Spearman’s correlation coefficient) _

    Attribution Type Relationship

    Group Success

    Dispositional 0.572*

    Circumstantial 0.196

    Stimulant 0.153

    Individual Success

    Dispositional 0.493*

    Circumstantial 0.264

    Stimulant 0.142

    Group Failure

    Dispositional 0.232*

    Circumstantial 0.371*

    Stimulant 0.275

    Individual Failure

    Dispositional 0.645*

    Circumstantial 0.131

    Stimulant 0.138

    Для цитирования: Рикель А.М., Цой М.А. Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)// Национальный психологический журнал. — 2018. — №1(29). — С. 117-127. doi: 10.11621/npj.2018.0111

    http://npsyj.ru

    образом, респондентам из группы православных и мусульман было предложено разделиться на мини-группы по 6 человек и выполнить задания, поочередно решая задачи, идя от простых к сложным. После каждого решения групп и оглашения нами верных ответов группы заполняли опросники.

    Результаты исследования

    В рамках исследования условно «простые» задачи решили все участники групповых дискуссий, проводимых с представителями православной конфессии, а сложные — только две группы из четырех. Следовательно, особенности атрибуций группового и личного неуспеха анализировались на материале ответов лишь двух групп. В группе мусульман с простыми задачами справились все группы, а при решении сложных — только одна группа. Ответы испытуемых и групп приписывались личностному, обстоятельственному или стимульному типу атрибуции в зависимости от того, где субъект решения задачи видел причину успеха / неудачи (соответственно, в себе и своей группе, в сложившихся обстоятельствах или в типе задачи).

    На основе данных таблицы 2 можно констатировать наличие значимой взаимосвязи показателей диспозиционной атрибуции во всех четырех ситуациях группового/личного успеха/неудачи. Так, можно сделать вывод, что представители рассматриваемых конфессий сходны по использованию диспозиционных интерпретаций причин как успеха, так и неудачи, то есть, интернальность атри-буционных процессов не отличается у православных и мусульман.

    Далее был выполнен анализ различий атрибутивных интерпретаций в отношении решения задач разной степени сложности. Так, были выявлены:

    1. Различия в атрибуции группового успеха и неуспеха у представителей православной конфессии/конфессии ислама при решении задач разной степени сложности.

    2. Различия в атрибуции личного успеха и неуспеха у представителей православной конфессии/конфессии ислама при решении задач разной степени сложности.

    Табл. 3. Различия в атрибуции группового успеха представителей православной конфессии при решении задач разной степени сложности

    Тип атрибуции Ср. ранг (простая задача) Ср. ранг(сложная задача)

    Диспозиционная* 14,58 22,88

    Обстоятельственная 15,75 16,63

    Стимульная 15,94 14,83

    (*уровень значимости различий p<0,05)

    Table 3. Differences in the attribution of group success to representatives of the Orthodox Christian confession in solving problems of varying degrees of complexity

    Attribution Type Average (simple task) Average (complex task)

    Dispositional 14,58 22,88

    Circumstantial 16,63

    Stimulant 15,94 14,83

    (*significance of differences p<0.05)

    Табл. 4. Различия в атрибуции группового успеха представителей конфессии ислама при решении задач разной степени сложности.

    Тип атрибуции Ср. ранг(простая задача) Ср. ранг(сложная задача)

    Диспозиционная* 14,16 21,09

    Обстоятельственная 19,77 20,29

    Стимульная 20,29 18,94

    (*уровень значимости различий p<0,05)

    Table 4. Differences in the attribution of group success to representatives of the Muslim confession in solving problems of varying degrees of complexity

    Attribution Type Average (simple task) Average (complex task)

    Dispositional 14.16 21.09

    Circumstantial 19.77 20.29

    Stimulant 20.29 18.94

    (*significance of differences p<0.05)

    Из приведенных в таблицах 3-4 данных видно, что средний ранг (усредненный результат успешности решения задач) различается при разных типах атрибуции. Было выявлено, что особенности атрибутивных интерпретаций различаются у респондентов обеих выборок при объяснении группового результата в зависимости от сложности задачи (см. таблицы 3, 4). Так, диспозиционная атрибуция оказалась более выраженной при успешном решении сложной задачи при объяснении

    группового успеха. Таким образом, результаты обеих групп демонстрируют сходные внутригрупповые различия.

    Было выявлено также, что особенности атрибутивных интерпретаций различаются у респондентов обеих выборок при объяснении личного результата в зависимости от сложности задачи (см. таблицы 5, 6). Так, диспозиционная атрибуция более выражена при успешном решении сложной задачи при объяснении личного успеха.

    Табл. 5. Различия в атрибуции личного успеха представителей православной конфессии при решении задач разной степени сложности.

    Тип атрибуции Ср. ранг (простая задача) Ср. ранг(сложная задача)

    Диспозиционная * 13,49 17,23

    Обстоятельственная 12,75 16,63

    Стимульная 15,31 13,74

    (*уровень значимости различий p<0,05)

    Table 5. Differences in the attribution of individual success to representatives of the Orthodox Christian

    confession in solving problems of varying degrees of complexity.

    Attribution Type Average (simple task) Average (complex task)

    Dispositional 13.49 17.23

    Circumstantial 12.75 16.63

    Stimulant 15.31 13.74

    (*significance of differences p<0.05)

    Для цитирования: Рикель А.М., Цой М.А. Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)// Национальный психологический журнал. — 2018. — №1(29). — С. 117-127. doi: 10.11621/npj.2018.0111

    Национальный психологический журнал № 1(29) 2018 [ Социальная психология ]

    National Psychological Journal 2018, 11(1)

    http://npsyj.ru

    Табл. 6. Различия в атрибуции личного успеха представителей конфессии ислама при решении

    Тип атрибуции Ср. ранг(простая задача) Ср. ранг(сложная задача)

    Диспозиционная * 13,49 21,43

    Обстоятельственная 12,75 16,63

    Стимульная 15,31 13,74

    (*уровень значимости различий p<0,05)

    Table 6. Differences in the attribution of individual success to representatives of the Muslim confession

    in solving problems of varying dec rees of complexity.

    Attribution Type Average (simple task) Average (complex task)

    Dispositional 13.49 21.43

    Circumstantial 12.75 16.63

    Stimulant 15.31 13.74

    (*significance of differences p<0.05)

    Также было выявлено, что особенности атрибутивной интерпретации различаются у респондентов обеих выборок при объяснении группового и личного неуспеха в зависимости от сложности задачи. Так, респонденты из группы мусульман и православных склонны выбирать диспозиционные и стимульные атрибуции при неуспешном решении сложной задачи, как при объяснении группового результата, так и личного неуспеха.

    -Интерпретация и выводы

    Полученные результаты атрибуций успешных итогов решения задач респондентами (см. таблицы 2, 3, 4, 5, 6) демонстрируют, что для обеих религиозных групп характерно ссылаться на диспо-зиционные объяснительные принципы при интерпретации группового/личного успеха при повышении уровня сложности задач.

    В социальной психологии хорошо описана фундаментальная атрибуцион-ная ошибка, заключающаяся в переоценке личностных и недооценке обстоятельственных причин (Майерс, 2007; Аронсон, 2007). В данном случае наблюдается аналогичная тенденция игнорировать ситуационные причины в пользу диспозици-онных. За совершением действия (будь то решение какой-либо задачи) стоит личность — активный субъект, действующий, производящий работу. Таким образом, интерпретация успеха через диспозицион-ные причины представляется более простым и удобным механизмом атрибуций. Увеличение же частоты выбора диспози-ционной атрибуции при успешном решении сложной задачи может объясняться

    и тем, что усложненная задача требует больших когнитивных усилий для выполнения работы по ее решению. Успех от проделанной работы, на наш взгляд, увеличивает субъективное ощущение ценности вклада, как самого индивида, так и членов группы в преодоление трудности. Победа группы воспринимается как закономерный результат вложенных усилий и через механизмы идентификации с группой воспринимается не только как групповая, но и как личная. Таким образом, нами был сделан вывод о том, что религиозный фактор в данном случае напрямую не определяет различия, поскольку описанная выше предрасположенность к положительный оценке (а порой и переоценке) собственных заслуг в ситуации успеха обнаруживалась также в результатах многочисленных исследований, проводимых на различных выборках вне рассмотрения фактора религии (Кингдом, 1967; Росс, Сиколи, 1979; Крюгерц Гилович, 1999).

    С другой стороны, существует множество исследований, посвященных изучению влияния культуры на выбор атрибуций при интерпретации событий. Например, было выявлено, что азиаты реже, чем представители западной культуры склонны ссылаться на диспо-зиционные внутренние объяснительные принципы, зато они чаще прибегают к факторам социального контекста при интерпретациях(Morris, Peng, 1994; Lee et al., 1996; Morris et al., 2010). Эти данные ставят под сомнения постулат, который был признан в качестве универсального для человека, и обращают внимание на необходимость рассмотрения культурных факторов в качестве определяющих специфику психологических особенностей людей разных этнических групп.

    В полученных результатах присутствовали некоторые качественные отличия в избираемых причинах, объясняющих успех личных и групповых результатов, которые были проинтерпретированы с точки зрения культурной специфики. Так, предпочтение в ответах у респондентов в группе мусульман («90%) были отданы следующим ответам: «Командный дух, который появился в результате совместной работы нашей группы, и подстегнул успешно решить задачу», «Совместный поиск разгадки повысил работоспособность группы, поэтому мы легко нашли правильный ответ». Было предположено, что выявленные особенности могут быть связаны с самобытностью культуры и особенностями образа жизни мусульман, для которых идентификация и сплочение с группой имеют существенное значение в иерархии ценностей. В Узбекистане определенные семейно-бытовые вопросы обсуждаются и решаются совместно группой или при участии нескольких групп людей и по сей день. Например, издревле известна роль так называемой «махалли» (своеобразного института самоуправления горожан) в жизни мусульманина.

    Мнение группы — будь то семья, мусульманская община, соседская община, оказывает большое влияние на жизнь каждого мусульманина, во многом ориентируя в принятии ключевых решений жизненно-важных вопросов. Например, выбор супруга и заключение брака в многочисленных традиционных мусульманских семьях осуществляется в результате тщательного сбора информации о семье потенциального кандидата (то же справедливо и в отношении подбора невест), его репутации и положении в обществе, а затем, в результате совместных переговоров семьи договариваются о браке. Схожие результаты, демонстрирующие «большую зависимость решений и поступков человека от социального окружения, от мнения значимых других» (Агеев, 1990) были получены в исследовании, проведенном на вьетнамцах (Ву Тхи Фыонг, Агеев, 1990). Было обнаружено, что при оценке поведения персонажей проективных ситуаций вьетнамцы приписывали и большую, чем русские испытуемые, степень причастности к успеху, и большую ответственность за негативные последствия

    Для цитирования: Рикель А.М., Цой М.А. Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)// Национальный психологический журнал. — 2018. — №1(29). — С. 117-127. doi: 10.11621/npj.2018.0111

    http://npsyj.ru

    Религиозный макрофактор в виде определенных традиционных паттернов поведения оказывается менее значимым по сравнению с классическими атрибутивными процессами, являющимися результатами групподинамических процессов

    третьим лицам — друзьям и родственникам основных участников событий. Авторами исследования это было проинтерпретировано через особую значимость первичных коллективов в иерархии ценностей представителей данной национальности. Поэтому имеет смысл анализировать психологические особенности с позиций разделения этносов на представителей коллективистских и индивидуалистических культур.

    Заключение

    Основополагающей проблемой социальной психологии является вопрос взаимовлияния базовых культурных факторов и ситуационного контекста. Данный классический научный фокус внимания в описываемом здесь исследовании получил конкретное эмпирическое воплощение. Мы изучали, испытывает ли на себе влияние макрокультурных факторов совместно-творческая деятельность, реализуемая в процессе групповой дискуссии, и связанные с ней атрибутивные процессы, если да, то насколько сильно, или же они подчиняются классическим универ-

    сальным социально-психологическим законам?

    Культура представляет собой довольно емкий феномен, включающий обычаи и традиции, язык, предметы материальной и духовной культуры, а также религиозные аспекты — все эти составляющие обусловлены взаимовлиянием и взаимопроникновением. С другой стороны, нельзя не признать, что основополагающие догматы самых распространенных мировых религиозных культур во многом строятся на схожих морально-нравственных принципах и направлены на организацию и обеспечение мирных условий общежития людей и реализацию определенных прав и свобод человека. Например, такие постулаты, как «не убей», «не укради», «возлюби ближнего своего», строясь на общечеловеческих универсальных ценностях, призывают к формированию и поддержанию добрососедских отношений между людьми — как верующими, так и не исповедующими религию.

    Нами был сделан вывод, что религиозный фактор не влияет на различия стратегий атрибуций, избираемых верующими при интерпретации группового и личного успеха, поскольку респонденты склонны давать схожие ответы.

    Таким образом, в рамках описываемого в данной статье исследования был сделан важный предварительный вывод: религиозный макрофактор в виде определенных традиционных паттернов поведения оказывается менее значимым по сравнению с классическими атрибутивными процессами, являющимися результатами групподинамических процессов.

    Правильность данной объяснительной модели можно проверить в рамках дальнейших исследований при включении группы респондентов, не определяющих себя как людей религиозных и верующих, а также при увеличении размеров выборки и введении стимульного материала с дифференцированным уровнем сложности.

    Литература:

    Агеев В.С. Межгрупповое взаимодействие: социально-психологические проблемы. — Москва : Изд-во Моск. ун-та, 1990. — 240 с. Андреева Г.М. Психология социального познания : учеб. пособие для студентов высших учебных заведений. — Москва : Аспект Пресс, 2004. -288 с.

    Андреева Г.М. Социальная психология. — Москва : Аспект Пресс, 2001. — 375 с.

    Белинская Е.П., Тихомандрицкая О.А. Социальная психология личности : учеб. пособие для вузов. — Москва : Аспект Пресс, 2001. — 301 с. Белорусов С.А. Психология духовности, веры и религии // Журнал практического психолога. — 1998. — № 6. — С. 21-43. Бердяев Н.А. Философия неравенства / составитель и отв. ред. О.А. Платонов. — Москва : Институт русской цивилизации, 2012. — 624 с. Бучек А.А. Полиэтничная среда и ее влияние на этническое самосознание личности [Электронный ресурс] // Психологические исследования. — 2011. — № 5(19) : [сайт]. URL: http://psystudy.ru — (дата обращения 10.09.2017). 0421100116/0053. ??

    Емелин В.А. Кризис постмодернизма и потеря устойчивой идентичности // Национальный психологический журнал. — 2017. — № 2(26). — С. 5-15. doi: 10.11621/npj.2017.0202

    Заикин В.А. Моральное функционирование: социально-психологический подход. Социально-интуитивистская теория Дж. Хайдта // Национальный психологический журнал. — 2017. — № 1(25). — С. 32-38. doi: 10.11621/npj.2017.0104

    Зеленков М.Ю. Мировые религии: история и современность. — Москва : Юридический институт МИИТа, 2003. — 252 с.

    Мейжис И.А, Почебут Л.Г. Социальная психология. — Санкт-Петербург : Питер, 2010. — 672 с.

    Мень А.В. Магизм и единобожие. — Москва : Фонд им. А. Меня, 2005. — 670 с.

    Митина О.В., Бондаренко А.С. Психосемантический анализ ценностных установок в полиэтнической среде (на материале Ташкента) // На перекрестке миграции: от теоретических моделей к практическим решениям : сборник материалов четвертой Всероссийской научно-практической конференции «Практическая этнопсихология: актуальные проблемы и перспективы развития», 25-26 октября 2013 г. — Москва, 2013. — С. 54-55.

    Молчанов С.В. Условия и факторы решения моральных дилемм в подростковом возрасте // Национальный психологический журнал. — 2014. -№ 4(16). — С. 42-51. doi: 10.11621/npj.2014.0405

    Порублев Н.В. Культы и мировые религии. — Москва : Благовестник, 1994. — 336 с.

    Пруссаков В. Исламская мозаика. [Электронный ресурс] : [сайт]. URL: http://lib.eparhia-saratov.ru/books/20f/fioletov/fioletov1/12.html

    Для цитирования: Рикель А.М., Цой М.А. Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)// Национальный психологический журнал. — 2018. — №1(29). — С. 117-127. doi: 10.11621/npj.2018.0111

    Национальный психологический журнал № 1(29) 2018 [ Социальная психология ]

    National Psychological Journal 2018, 11(1)

    http://npsyj.ru

    Реан А.А. Отношение молодежи к институту семьи и семейным ценностям // Национальный психологический журнал. — 2016. — № 1(21). — С. 3-8. doi: 10.11621/npj.2016.0101

    Синельникова Е.С. Влияние характеристик ситуации на проявление культурных различий в предпочтении способов взаимодействия в конфликте // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. — 2016. — №1. — С. 64-78. Согомонов А.Ю. Генеалогия успеха и неудач. — Москва : Солтэкс, 2005. Стефаненко Т.Г. Этнопсихология. — Москва : Аспект Пресс, 2004. — 368 с.

    Фиолетов Н.Н. Очерки христианской апологетики. [Электронный ресурс] // Православие и современность : [сайт]. URL: http://lib.eparhia-saratov.ru/books/20f/fioletov/fioletov1/12.html

    Фоломеева А.В. Социальные представления молодежи о терроризме и террористах. [Электронный ресурс] // Психологические исследования. -2014. — Т. 7. — № 33. : [сайт]. URL: http://psystudy.ru

    Социальная психология : практикум : учеб. пособие для студентов вузов / Г.М. Андреева, Е.А. Аксенова, Т.Ю. Базаров и др.; под ред. Т.В. Фоломеевой. — Москва : Аспект Пресс, 2006.

    Юревич А.В. К анализу исследований каузальной атрибуции в зарубежной социальной психологии // Вопросы психологии. — 1986. — № 4. — С. 168-175.

    Abdelhadi, E. (2017) Religiosity and Muslim Women’s Employment in the United States. Socius, 3. doi: 10.1177/2378023117729969

    Agthe, M., & Spoerrle, M. (2008) Success Attributions and More: Multidimensional Extensions of the Sexual Attribution Bias to Failure Attributions,

    Social Emotions, and the Desire for Social Interaction. Personality and Social Psychology Bulletin, 34(12), 1627-1638. doi: 10.1177/0146167208324446

    Aronson, J., & Aronson, E. (Ed.). (2011) Readings about the social animal (11th ed.). New York: Worth/Freeman. ISBN 1-4292-3342-7

    Bazarova, N., & Hancock, J. (2011) Attributions After a Group Failure. Communication Research, 39(4), 499-522. doi: 10.1177/0093650210397538

    Byun, S., & Park, H. (2011) The Academic Success of East Asian American Youth. Sociology of Education, 85(1), 40-60. doi: 10.1177/0038040711417009

    Fielding, K., Hogg, M., & Annandale, N. (2006) Reactions to Positive Deviance: Social Identity and Attribution Dimensions. Group Processes & Intergroup Relations, 9(2), 199-218. doi: 10.1177/1368430206062077

    Gordon, L. M. (2006) Attribution theory. The Encyclopedia of Human Development.Thousand Oaks, Sage Publications, 1, 142-144. Heaton, T. (2013) Religion and socioeconomic status in developing nations: A comparative approach. Social Compass, 60(1), 97-114. doi: 10.1177/0037768612471772

    Jung, C.G. (1970). Psychology and Religion: West and East, Collected Works of C. G. Jung, Vol. 11, Princeton, N.J.: Princeton University Press. ISBN 9780-691-09772-5.

    Isaichev S.A., Chernorizov A.M., Adamovich T.V., Isaichev E.S (2018). Psychophysiological indicators of the human functional state in the process of socio-psychological testing ethnic and religious. Psychology in Russia: State of the Art, 11(1), 4-19. doi: 10.11621/pir.2018.0101

    Koehrsen, J. (2015). Does religion promote environmental sustainability? Exploring the role of religion in local energy transitions. Social Compass, 62(3), 296-310. doi: 10.1177/0037768615587808

    Lebedeva, Nadezhda M., & Tatarko, Alexander N. (2008) Ethnic Identity, Group Status and Type of Settlement as Predictors of Ethnic Intolerance.

    Psychology in Russia: State of the Art, 1, 102-119.

    Lee, Hallahan & Herzog (1996) Social Psychology of Culture.

    Moore, W. (2006) Professional Identity Crisis: Race, Class, Gender, and Success at Professional Schools, 588-589.

    Morris & Peng. (1994) Culture and Cause: American and Chinese Attributions for Social and Physical Events. Retrieved from: http://www.personal.psu. edu/faculty/n/x/nxy906/COMPS/CLT/cultureandCLT/MorrisPengculturalconstrual.pdf

    Morris, Menon & Ames. (2010) Culture, attribution and automaticity: a social cognitive neuroscience view. Retrieved from: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/ pmc/articles/PMC2894680/.

    Myers, D. (2009) Social Psychology, 10th Edition. McGraw Hill. ISBN 978-0-07-337066-8.

    Petrenko, V.F., & Mitina, O.V. (2008). Using Psychosemantic Methods in Political Psychology. Psychology in Russia: State of the Art, 1, 239-264. Sauder, M. (2012) Rich, Free, and Miserable: The Failure of Success in America. Contemporary Sociolog, 41(2), 185-187. doi: 10.1177/0094306112438190i

    References:

    Abdelhadi, E. (2017) Religiosity and Muslim Women’s Employment in the United States. Socius, 3. doi: 10.1177/2378023117729969

    Ageev, V.S. (1990) Intergroup interaction: social psychological problems. Moscow, Izdatel’stvovo Moskovskogo Universiteta, 240.

    Agthe, M., & Spoerrle, M. (2008) Success Attributions and More: Multidimensional Extensions of the Sexual Attribution Bias to Failure Attributions, Social Emotions, and the Desire for Social Interaction. Personality and Social Psychology Bulletin, 34(12), 1627-1638. doi: 10.1177/0146167208324446

    Andreeva, G.M. (2004) Psychology of Social Cognition: Textbook for students of higher education. Moscow, Aspekt Press, 288.

    Andreeva, G.M. (2001) Social Psychology. Moscow, Aspekt Press, 375.

    Andreeva, G.M., Aksenova, E.A., & Bazarov, T.Yu. et al. T.V. Folomeeva (Ed). (2006) Social Psychology: Practice file for university students. Moscow, Aspekt Press.

    Aronson, J., & Aronson, E. (Ed.). (2011) Readings about the social animal (11th ed.). New York: Worth/Freeman. ISBN 1-4292-3342-7 Belinskaya, E.P., & Tikhomandritskaya, O.A. (2001) Social psychology of personality: Textbook. for universities. Moscow, Aspekt Press, 301. Belorusov, S.A. (1998) Psychology of Spirituality, Faith and Religion. [Zhurnal prakticheskogo psihologa], 6, 21-43.

    Для ¡цитирования: Рикель А.М., Цой М.А. Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)// Национальный психологический журнал. — 2018. — №1(29). — С. 117-127. doi: 10.11621/npj.2018.0111

    [ Социальная психология ] Национальный психологический журнал № 1(29) 2018

    National Psychological Journal 2018, 11(1)

    http://npsyj.ru

    Berdyayev, N.A. (2012) Philosophy of inequality/ compiler and responsible. Moscow, Institut russkoy tsivilizatsii, 624.

    Bazarova, N., & Hancock, J. (2011) Attributions After a Group Failure. Communication Research, 39(4), 499-522. doi: 10.1177/0093650210397538 Buchek, A.A. (2011) Polyethnic environment and its influence on the ethnic self-awareness of the individual. [Psikhologicheskie issledovaniya],5 (19): Retrieved from: http://psystudy.ru — (accessed: September 10, 2017). 0421100116/0053.

    Byun, S., & Park, H. (2011) The Academic Success of East Asian American Youth. Sociology of Education, 85(1), 40-60. doi: 10.1177/0038040711417009 Emelin, V.A. (2017) The crisis of postmodernism and the loss of a stable identity. The National Psychological Journal, 2, 5-15. doi: 10.11621/ npj.2017.0202

    Fielding, K., Hogg, M., & Annandale, N. (2006) Reactions to Positive Deviance: Social Identity and Attribution Dimensions. Group Processes & Intergroup Relations, 9(2), 199-218. doi: 10.1177/1368430206062077

    Fioletov, N.N. Essays on Christian apologetics. [Pravoslavie i sovremennost’]. Retrieved from: http://lib.eparhia-saratov.ru/books/20f/fioletov/ fioletov1/12.html

    Folomeeva, A.V. (2014) Social representations of youth about terrorism and terrorists. [Psikhologicheskie issledovaniya], 7(33). Retrieved form: http:// psystudy.ru

    Gordon, L. M. (2006) Attribution theory. The Encyclopedia of Human Development. Thousand Oaks, Sage Publications, 1, 142-144.

    Heaton, T. (2013) Religion and socioeconomic status in developing nations: A comparative approach. Social Compass, 60(1), 97-114. doi: 10.1177/0037768612471772

    Isaichev S.A., Chernorizov A.M., Adamovich T.V., Isaichev E.S (2018). Psychophysiological indicators of the human functional state in the process of socio-psychological testing ethnic and religious. Psychology in Russia: State of the Art, 11(1), 4-19. doi: 10.11621/pir.2018.0101

    Jung, C.G. (1970). Psychology and Religion: West and East, Collected Works of C. G. Jung, Vol. 11, Princeton, N.J.: Princeton University Press. ISBN 9780-691-09772-5

    Isaichev S.A., Chernorizov A.M., Adamovich T.V., Isaichev E.S (2018). Psychophysiological indicators of the human functional state in the process of socio-psychological testing ethnic and religious. Psychology in Russia: State of the Art, 11(1), 4-19. doi: 10.11621/pir.2018.0101

    Koehrsen, J. (2015). Does religion promote environmental sustainability? Exploring the role of religion in local energy transitions. Social Compass, 62(3), 296-310. doi: 10.1177/0037768615587808

    Lebedeva, Nadezhda M., & Tatarko, Alexander N. (2008) Ethnic Identity, Group Status and Type of Settlement as Predictors of Ethnic Intolerance.

    Psychology in Russia: State of the Art, 1, 102-119.

    Lee, Hallahan & Herzog (1996) Social Psychology of Culture.

    Meizhis, I.A., & Pochebut, L.G. (2010) Social Psychology. St. Petersburg, Piter, 672.

    Men’ A.V. (2005) Magism and monotheism. Moscow, Fond im. A. Menya, 670.

    Mitina, O.V., & Bondarenko, A.S. (2013) Psychosemantic analysis of values in polyethnic environment (based on Tashkent material). [Na perekrestke migratsii: ot teoreticheskikh modeley k prakticheskim resheniyam: sbornik materialov chetvertoy Vserossiyskoy nauchno-prakticheskoy konferentsii «Prakticheskaya etnopsikhologiya: aktual’nye problemy i perspektivy razvitiya», 25-26 oktyabrya 2013 g.], Moscow, 54-55.

    Molchanov, S.V. (2014) Conditions and factors for solving moral dilemmas in adolescence. National psychological journal, 4, 42-51. doi: 10.11621/ npj.2014.0405

    Moore, W. (2006) Professional Identity Crisis: Race, Class, Gender, and Success at Professional Schools, 588-589.

    Morris & Peng. (1994) Culture and Cause: American and Chinese Attributions for Social and Physical Events. Retrieved from: http://www.personal.psu. edu/faculty/n/x/nxy906/COMPS/CLT/cultureandCLT/MorrisPengculturalconstrual.pdf

    Morris, Menon & Ames. (2010) Culture, attribution and automaticity: a social cognitive neuroscience view. Retrieved from: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/ pmc/articles/PMC2894680/.

    Myers, D. (2009) Social Psychology, 10th Edition. McGraw Hill. ISBN 978-0-07-337066-8.

    Petrenko, V.F., & Mitina, O.V. (2008). Using Psychosemantic Methods in Political Psychology. Psychology in Russia: State of the Art, 1, 239-264. Porublev, N.V.(1994) Cults and world religions. Moscow, Blagovestnik, 336.

    Prussakov, V. Islamic mosaic. Retrieved from: http://lib.eparhia-saratov.ru/books/20f/fioletov/fioletov1/12.html

    Rean, A.A. (2016) The attitude of young people to the institution of the family and family values. National Psychological Journal, 1, 3-8. doi: 10.11621/ npj.2016.0101

    Sauder, M. (2012) Rich, Free, and Miserable: The Failure of Success in America. Contemporary Sociolog, 41(2), 185-187. doi: 10.1177/0094306112438190i

    Sinelnikova, E.S. (2016) Impact of the situation on the manifestation of cultural differences in the preference for ways of interaction in the conflict.

    [Vestnik Moskovskogo universiteta]. Series 14. Psychology, 1, 64-78.

    Sogomonov, A.Yu. (2005) Genealogy of success and failure. Moscow, Solteks. Stefanenko, T.G. (2004) Ethnopsychology. Moscow, Aspekt Press, 368.

    Yurevich, A.V. (1986) To the analysis of the studies of causal attribution in foreign social psychology. [Voprosy psikhologii], 4, 168-175.

    Zaikin, V.A. (2017) Moral functioning: socio-psychological approach. Socio-intuitional theory of J. Haidt. National psychological journal, 1, 32-38. doi:

    10.11621/npj.2017.0104

    Zelenkov, M.Yu. (2003) World religions: history and modernity. Moscow, Yuridicheskiy Institut MIITa, 252.

    Для цитирования: Рикель А.М., Цой М.А. Особенности атрибуции ситуации успеха и неудачи у представителей разных религиозных конфессий (на примере православных и мусульман)// Национальный психологический журнал. — 2018. — №1(29). — С. 117-127. doi: 10.11621/npj.2018.0111

    Ошибка групповой атрибуции

     

    Объяснения > Теории > Ошибка групповой атрибуции

    Описание | Пример | И что? | Видеть также | Ссылки

     

    Описание

    Группы склонны во многом вести себя как индивидуумы, что делает решения аналогичным образом. Однако правила принятия групповых решений не обязательно такие же, как и для индивидуумов внутри группы.

    Ошибка групповой атрибуции возникает, когда предполагается, что отдельные лица в группа соглашается с решениями группы. Когда люди принимают решения в группы они часто следуют групповым правилам и находятся под влиянием социальной динамики внутри группы в то время, тем самым преуменьшая свои собственные настоящие предпочтения.

    Атрибуция часто осуществляется на групповом уровне, будь то в группе или внутри группы. вне группы, предполагая, что те, кто входит в идентифицированную группу, думают так же.Это помогает нам говорить о «них» как о последовательном понятии, но ложно предполагать, что люди внутри группы более похожи, чем они есть на самом деле.

    Пример

    Деловые встречи — это минное поле предвзятости и ложной атрибуции, часто решения, навязанные отдельными членами. Тем не менее, всю команду вполне можно рассматривать как принятие решения, в том числе самим собой и другими.

    И что?

    Использование

    Только потому, что команда приняла решение, не думайте, что все с ним согласны.Вы можете изменить решения, обратившись к отдельным людям.

    Защита

    Когда вы находитесь в группе, вам не нужно соглашаться с принятыми решениями. Также остерегайтесь другие предполагают, что вы согласны с решениями, которые принимает группа.

    См. также

    Теория атрибуции, фундаментальная ошибка атрибуции, групповое мышление, корыстное предубеждение, Стереотипы

    Каталожные номера

    Эллисон и Мессик (1985), Хьюстон (1989)

    |сп|дп|

    «Вы все куча…» Взгляд на предвзятость групповой атрибуции

    Это часть нашей серии статей о предвзятости на рабочем месте. Полный список сообщений в блоге о предвзятости можно найти внизу этого блога или здесь: Если вы

    Ошибка/предвзятость групповой атрибуции

    Ошибка групповой атрибуции — это наша склонность верить либо в следующее: или «предвзятость гомогенности чужой группы».

    В основном это означает, что если вы являетесь частью группы, вы, скорее всего, свяжете действия другого члена группы с их произвольными и индивидуальными обстоятельствами: Джеймс действовал так, потому что это его личность.

    В то время как, если вы не являетесь частью группы, вы, скорее всего, припишете действия не члена группы чему-то в характерном характере этой группы: Джеймс ведет себя так, потому что он киви.

    Вот разница: Джеймс принял это решение, потому что он Джеймс (атрибут личности).

    Нет, Джеймс принял такое решение, потому что он киви (атрибут группы, определяемый двумя атрибутами — национальностью и полом).

    Это искажение основано на предположении, что все в группе одинаковы, все однородны. И мы знаем логически, что это просто неправда. Но это не мешает этому предубеждению проникать все время. Каждый раз, когда мы объединяем группы по одному сходству, мы попадаем на опасную территорию стереотипов.

    Предвзятость групповой атрибуции в действии

    На днях я видел статью под названием « Scrum не работает здесь , в Азии .» Это не работает для половины населения мира? Звучит подозрительно. Я определенно понимаю, что существуют культурные нормы, ценности и традиции, которые влияют на методы работы людей, но это похоже на то, что мы находимся на территории стереотипов.

    Вот было один пример, предоставленный автором, Джошуа Партоги:

    Азиатская система образования основана на высоких оценках и званиях, а не на экспериментах, самопознании и совершении ошибок, в чем и состоит аджилити. там, где людей не поощряют делать много ошибок и встречать своих собственных учителей и лекторов в течение почти шестнадцати лет, азиаты не чувствуют себя в безопасности, допуская ошибки на рабочем месте.

    Забавно, потому что это звучит точно так же, как мое образование в K-12 в Огайо. Все это обучение стандартизированным тестам. Но для Партоги это было свидетельством того, что азиаты не могут принять Scrum. Наверняка нюансов больше. Неудивительно, что некоторые авторы опровергли это утверждение — некоторые из них суммированы здесь .

    Вот еще о чем стоит подумать: мужчина. Несвежий. Бледный.

    Возможно, вы слышали это для описания 50+ белых мужчин.Я определенно был виновен в том, что говорил это и думал об этом не раз. (я уже использовал этот пример раньше)

    Мы знаем, что все белые люди не одинаковы и не имеют одинаковых переживаний. И все же — мы хотим свести их и их опыт к единому ракурсу.

    Вот кое-что, что я сам недавно слышал или сказал сам:

    • Конечно, он так думает, он _________. (независимо от того, какую группу вы укажете здесь, это применимо)

    • Все сторонники (укажите политическую группу) являются _________.

    • Почти все о непривитых людях.

    • Команда _____ так себя ведет.

    • Все БА _____.

    Краткая история:

    Я помню, как был на ужине сразу после избрания Трампа. Ближе к концу ночи Трамп заговорил (как всегда).

    Человек, рядом с которым я просидел всю ночь, заявил: « ну, мы знаем, что американцы — ебанутые идиоты и…. «.

    Я действительно не слышал остальной части того, что он сказал. Я перешел в режим угрозы — смесью замораживания и боя — и хотел защитить себя и своих соотечественников. его на всю оставшуюся ночь Звучит мелочно, но даже сейчас, когда я пишу об этом, я помню, как мне было некомфортно, когда меня запихивали в эту группу, особенно когда последствия были настолько негативными

    И давайте на секунду будем честными — это Комментарии, которые я получил во время пребывания 45-го у власти, были далеко не такими разрушительными, как повседневные расистские замечания (или сексистские, эйджистские и т. д. ) .которые испытывают некоторые люди, особенно потому, что я мог дистанцироваться от этого, как я знаю! Я тоже за него не голосовал!!!!!

    Но это было хорошим напоминанием о том, как неудобно быть объединенным в одну группу.

    Если нам не нравится, что с нами делают, почему мы делаем это с другими?

    Во всем виноваты наши мозги.

    Это потому, что наши мозги ленивы. Или, по крайней мере, они пытаются быть. У них есть острая потребность в сохранении энергии. На самом деле это мега-многозадачная-жесткая-машина, которая пытается найти способы расслабиться.

    И еще одна вещь, которая истощает энергию, — видеть каждого как личность. Поэтому наш мозг выбирает короткие пути.

    Легче сгруппировать людей, чем оценивать по отдельности. Когда нам не хватает смысла, мы заполняем характеристики стереотипами, обобщениями и предыдущими историями. Но когда это происходит с нами, нам это очень не нравится. И другие люди тоже, когда это происходит с ними.

    Напряженность «Я против Мы»

    Исследователи Ниша Наир и Нехарика Вора обсудили эту напряженность в своей статье: «Разнообразие и инклюзивность на рабочем месте: обзор исследований и перспективы.»

    Они отметили нашу потребность прославлять личность (меня) в группе (мы).

    У людей, по-видимому, есть две противоположные потребности: принадлежность и уникальность в групповых условиях. Когда люди чувствуют себя слишком похожими на других членов группы, они пытаются обособиться, чтобы чувствовать себя уникальными.И, с другой стороны, когда они чувствуют себя слишком отличными от членов группы, они чувствуют, что они не принадлежат, и могут попытаться ассимилироваться и стать более похожими… Когда и уникальность, и потребность в принадлежности удовлетворена, человек чувствует включенность.

    Вот как Наир и Вохра определили матрицу:

    А предвзятость групповой атрибуции — одна из причин, по которой люди могут чувствовать себя исключенными или загнанными в рамки другими людьми.

    И если это изменчиво внутри нас самих (наша потребность в уникальности внутри принадлежности), может быть трудно найти правильное решение и для других. Еще одна причина, по которой на рабочем месте необходимо обдуманно и целенаправленно обсуждать этот баланс и предпринимать действия, чтобы каждый чувствовал себя вовлеченным и ценным.

    В рекламе EY все правильно:

    • Можете ли вы вписаться и выделиться на своем рабочем месте и в своей команде?

    • Ценятся ли в вашей команде ваши разнообразные взгляды и навыки?

    • Чувствуете ли вы, что вас уважают и поддерживают за то, кто вы есть?

    • Как ваша команда и рабочее место объединяются, чтобы каждый чувствовал себя вовлеченным?

    • Учитывается ли ваша точка зрения и рабочие предпочтения?

    Блоги о предвзятости

    В последнее время мы много слышим о бессознательных предубеждениях (правильно).И мы хотим сделать это реальным и практичным для вас. Выявлено более 180 когнитивных искажений. Прочтите следующие блоги, чтобы узнать о конкретных индивидуальных предубеждениях, о том, как они проявляются в нашей жизни/на работе и что мы можем с этим поделать.

    Ссылки

    • Эллисон С.Т. и Мессик Д.М. (1985). Ошибка атрибуции группы. Журнал экспериментальной социальной психологии 21 , 563-579

    • Ченг, Дж. Йо-Джуд и Гройсберг, Борис.«Исследование: что общего у инклюзивных компаний». Harvard Business Review . 18 июня 2021 г. https://hbr.org/2021/06/research-what-inclusivecompanies-have-in-common

    • Наир, Ниша и Вора, Нехарика. «Разнообразие и инклюзивность на рабочем месте: обзор исследований и перспективы». Рабочие документы IIMA WP2015-03-34, Индийский институт менеджмента, Ахмедабад, Отдел исследований и публикаций . 2015. https://ideas.repec.org/p/iim/iimawp/13347.html

    Неточное групповое метавосприятие приводит к негативным атрибуциям вне группы в контексте конкуренции

  • Карлсон, Э. Н. Мета-точность и качество отношений: взвешивание затрат и преимуществ знания того, что люди действительно думают о вас. Дж. Личный. соц. Психол. 111 , 250–264 (2016).

    Артикул Google ученый

  • Карлсон, Э. Н., Вазире, С. и Ферр, Р.М. Метаинсайт: действительно ли люди знают, как их видят другие? Дж. Личный. соц. Психол. 101 , 831–846 (2011).

    Артикул Google ученый

  • Вазире С. и Карлсон Э. Н. Иногда другие знают нас лучше, чем мы сами. Курс. Реж. Психол. науч. 20 , 104–108 (2011).

    Артикул Google ученый

  • Форауэр, Дж.Д., Мейн, К. Дж. и О’Коннелл, Г. Б. Как люди ожидают, что к ним будут относиться члены групп с более низким статусом? Содержание и последствия метастереотипов. Дж. Личный. соц. Психол. 75 , 21 (1998).

    Артикул Google ученый

  • Ворауэр, Дж. Д., Хантер, А. Дж., Мейн, К. Дж. и Рой, С. А. Активация метастереотипа: данные косвенных измерений конкретных оценочных проблем, с которыми сталкиваются члены доминирующих групп в межгрупповом взаимодействии. Дж. Личный. соц. Психол. 78 , 690–707 (2000).

    КАС Статья Google ученый

  • Фрей, Ф. Э. и Тропп, Л. Р. Индивидуальность, а не член группы: расширение исследований метавосприятия на межгрупповые контексты. Личный. соц. Психол. Ред. 10 , 265–280 (2006).

    Артикул Google ученый

  • Ктейли Н., Ходсон, Г. и Брюно, Э. Они видят в нас меньше, чем человек: метадегуманизация предсказывает межгрупповой конфликт через взаимную дегуманизацию. Дж. Личный. соц. Психол. 110 , 343–370 (2016).

    Артикул Google ученый

  • Sigelman, L. & Tuch, S.A. Метастереотипы: восприятие черными стереотипов белых о черных. Публичное мнение. Q. 61 , 87 (1997).

    Артикул Google ученый

  • Финчилеску, Г.Межгрупповая тревожность в межрасовом взаимодействии: роль предрассудков и метастереотипов. J. Soc. Выпуски 66 , 334–351 (2010).

    Артикул Google ученый

  • Кляйн О. и Аззи А. Э. Стратегическое подтверждение метастереотипов: как члены группы пытаются адаптировать представление о себе чужой группы. Бр. Дж. Соц. Психол. 40 , 279–293 (2001).

    КАС Статья Google ученый

  • Вейтц, А., Янг, Л. Л. и Джинджес, Дж. Асимметрия атрибуции мотивов любви и ненависти приводит к неразрешимому конфликту. Проц. Натл акад. науч. США 111 , 15687–15692 (2014).

    КАС Статья Google ученый

  • Лау, Т., Мореведж, С. К. и Цикара, М. Чрезмерная коррекция информации о социальной категоризации смягчает предвзятость воздействия в аффективном прогнозировании. Психология. науч. 27 , 1340–1351 (2016).

    Артикул Google ученый

  • Гольдштейн, Н. Дж., Везич, И. С. и Шапиро, Дж. Р. Восприятие перспективы: когда другие ходят в нашей обуви. Дж. Личный. соц. Психол. 106 , 941–960 (2014).

    Артикул Google ученый

  • Сагуи, Т. и Ктейли, Н. В голове противника: предполагаемые потери в групповой позиции предсказывают точность метавосприятий между группами. Психология. науч. 22 , 951–958 (2011).

    Артикул Google ученый

  • Робинсон, Р. Дж., Келтнер, Д., Уорд, А. и Росс, Л. Фактические и предполагаемые различия в толковании: «Наивный реализм» в межгрупповом восприятии и конфликте. Дж. Личный. соц. Психол. 68 , 404–417 (1995).

    Артикул Google ученый

  • Чемберс, Дж.Р., Мельник Д. За что я тебя ненавижу? Конфликт неправильного восприятия и межгрупповое недоверие. Личный. соц. Психол. Бык. 32 , 1295–1311 (2006).

    Артикул Google ученый

  • Чемберс, Дж. Р., Барон, Р. С. и Инман, М. Л. Неверные представления о межгрупповом конфликте. Психология. науч. 17 , 38–45 (2006).

    Артикул Google ученый

  • Вестфолл, Дж., Ван Бовен, Л., Чемберс, Дж. Р. и Джадд, К. М. Восприятие политической поляризации в Соединенных Штатах: сила партийной идентичности и крайность отношения усугубляют предполагаемое партийное разделение. Перспектива. Психол. науч. 10 , 145–158 (2015).

    Артикул Google ученый

  • Буш, Г. В. Обращение президента Буша к совместному заседанию Конгресса и нации. Вашингтон Пост. http://www.washingtonpost.com/wp-srv/nation/specials/attacked/transcripts/bushaddress_092001.html (20 сентября 2001 г.).

  • Санстейн, К. Р. Почему они нас ненавидят: роль социальной динамики. Harvard J. Law Public Policy 25 , 429–440 (2002).

  • Закария Ф. Политика гнева: почему нас ненавидят? Ньюсуик. https://www.newsweek.com/politics-rage-why-do-they-hate-us-154345 (14 октября 2001 г.).

  • Мерскин, Д.Создание арабов как врагов: дискурс Джорджа Буша после 11 сентября. Массовая коммуна. соц. 7 , 157–175 (2004).

    Артикул Google ученый

  • Роджерс, Т. и Феллер, А. Масштабное сокращение пропусков учащихся за счет устранения заблуждений родителей. Нац. Гум. Поведение 2 , 335–342 (2018).

    Артикул Google ученый

  • Нихан Б.и Рейфлер, Дж. Роль дефицита информации и угрозы идентичности в распространенности неправильных представлений. Дж. Избранный. Публичное мнение. Стороны 29 , 1–23 (2018).

  • Эйзенкрафт Н., Эльфенбейн Х. А. и Копельман С. Мы знаем, кто нас любит, но не знаем, кто с нами конкурирует: диадическая метаточность среди коллег по работе. Психология. науч. 28 , 233–241 (2017).

  • Ридер Г.Д., Вонк Р., Ронк М.Дж., Хэм Дж. и Лоуренс М.Диспозиционная атрибуция: множественные выводы о чертах, связанных с мотивами. Дж. Личный. соц. Психол. 86 , 530–544 (2004).

    Артикул Google ученый

  • Миллер, Д. Т. и Нельсон, Л. Д. Видение мотивации подхода в поведении избегания других: последствия для понимания плюралистического невежества. Дж. Личный. соц. Психол. 83 , 1066–1075 (2002).

    Артикул Google ученый

  • Инско, г.А., Шоплер, Дж., Хойл, Р. Х., Дардис, Г. Дж. и Грец, К. А. Прерывистость между отдельными группами как функция страха и жадности. Дж. Личный. соц. Психол. 58 , 68–79 (1990).

    Артикул Google ученый

  • Вильдшут, Т., Пинтер, Б., Вевеа, Дж. Л., Инско, К. А. и Шоплер, Дж. За пределами группового разума: количественный обзор эффекта разрыва между отдельными людьми и группами. Психология. Бык. 129 , 698–722 (2003).

    Артикул Google ученый

  • Пембертон, М. Б., Инско, К. А. и Шоплер, Дж. Память и опыт дифференцированного конкурентного поведения отдельных лиц и групп. Дж. Личный. соц. Психол. 71 , 14 (1996).

    Артикул Google ученый

  • Эндерс, А. М. и Армали, М. Т. Дифференциальные эффекты реальной и воспринимаемой поляризации. Полит. Поведение 41 , 815–839 (2018).

  • Карлсон, Э. Н., Фурр, Р. М. и Вазире, С. Знаем ли мы первое впечатление, которое производим? Доказательства идиографической метаточности и калибровки первых впечатлений. Соц. Психол. Личный. науч. 1 , 94–98 (2010).

    Артикул Google ученый

  • Стерн, К. и Клейман, Т. Знай свою чужую группу: продвижение точных суждений о различиях в политических взглядах через конфликтное мышление. Соц. Психол. Личный. науч. 6 , 950–958 (2015).

    Артикул Google ученый

  • Стресснер, С.Дж. и Двек, К.С. в Социальное восприятие: от отдельных лиц к группам (редакторы Стресснер, С.Дж. и Шерман, Дж.В.) 177–196 (Psychology Press, 2015).

  • Эймс, Д. и Фиске, С. Воспринимаемое намерение побуждает людей преувеличивать наблюдаемый вред. Проц.Натл акад. науч. США 112 , 3599–3605 (2015).

    КАС Статья Google ученый

  • Гольденберг А., Сагуи Т. и Гальперин Э. Как групповые эмоции формируются коллективными эмоциями: свидетельство эмоциональной передачи и эмоционального бремени. Дж. Личный. соц. Психол. 107 , 581–596 (2014).

    Артикул Google ученый

  • Шенбродт, Ф.Д. и Перуджини М. При каком размере выборки корреляции стабилизируются? Дж. Рез. Личный. 47 , 609–612 (2013).

    Артикул Google ученый

  • Брукс, М. и др. glmmTMB уравновешивает скорость и гибкость между пакетами для обобщенного линейного смешанного моделирования с нулевым раздуванием. R J. 9 , 378–400 (2017).

    Артикул Google ученый

  • Кузнецова А., Brockhoff, P.B. & Christensen, R.H.B. lmerTest package: Тесты в линейных моделях смешанных эффектов. J. Стат. ПО 82 , 1–26 (2017).

  • Lenth, R. emmeans: расчетные предельные средние, также известные как средние по методу наименьших квадратов. Пакет R версии 1.4. https://CRAN.R-project.org/package=emmeans (2019).

  • Smithson, M. & Verkuilen, J. Соковыжималка для лимона лучше? Регрессия максимального правдоподобия с бета-распределенными зависимыми переменными. Психология.Методы 11 , 54–71 (2006).

    Артикул Google ученый

  • Патил, И. и Пауэлл, К. ggstatsplot: графики на основе «ggplot2» со статистическими данными. Пакет R версии 0.0.12. https://CRAN.R-project.org/package=ggstatsplot (2018).

  • Людеке, Д. sjPlot: Визуализация данных для статистики в социальных науках. Пакет R версии 2.7.0. https://CRAN.R-project.org/package=sjPlot (2019).

  • Ревель, В.psych: Процедуры психологических, психометрических и личностных исследований. Пакет R версии 1.8.12. https://CRAN.R-project.org/package=psych (2018).

  • Новый взгляд на старые проблемы: ошибка групповой атрибуции в эпоху удаленной работы

    Назовем это удаленной работой 2.0.

    Мы все отказались от нашей весенней версии удаленной работы 2020 года. Это был реактивный, часто санкционированный законом переход из офиса в дом, который произошел, казалось бы, за одну ночь в разгар того, что можно охарактеризовать только как полный хаос первых дней пандемии.Год спустя, в конце весны и начале лета 2021 года, у нас появились вакцины, что привело к снижению уровня инфицирования и меньшему количеству госпитализаций. А некоторые организации разрешали или, по крайней мере, планировали вернуться в офисы. Но прежде чем многое из этого могло быть реализовано, появился вариант Delta и. . .это снова дежа вю. Разве что не совсем. Мы больше не находимся в той первоначальной версии удаленной работы 2020 года, которая была незапланированной и собиралась на лету. Теперь мы можем — и должны — начать думать о других факторах, на которые влияет продолжающаяся удаленная работа.Например, есть элементы построения команды, на которые больше влияет удаленная работа. Одна из них — ошибка атрибуции. И хотя это не ново, сейчас мы более уязвимы для этого.

    Что такое ошибка атрибуции и почему меня это должно волновать?

    Проще говоря, ошибка атрибуции — это идея о том, что все мы склонны приписывать наше поведение внешним факторам когда есть отрицательный результат, и приписывать поведение других их собственному характеру или суждению, когда есть отрицательный результат.Другими словами, если я опаздываю на встречу, я, скорее всего, объясню, что мой Wi-Fi работает медленно из-за интенсивного использования поблизости, или что приложение для телеконференций ненадежно. Но если вы опоздаете на встречу, я, вероятно, подумаю про себя: «Он всегда немного неорганизован и немного опаздывает; просто он такой». Ошибка атрибуции, я полагаю, — это вежливый психологический способ сказать: «Со мной что-то происходит, и это не моя вина». Ты тот, кто ты есть, и хозяин своей судьбы». Конечно, жизнь не так проста (сюрприз).Иногда это я, а не вай-фай. Иногда вас действительно подстерегали внешние силы. Проблема, конечно, в том, что это может привести к тому, что мы будем слишком прощать самих себя и слишком критично относиться к другим.

    Ошибка групповой атрибуции — когда команды становятся племенными . Почему сейчас это актуальнее, чем когда-либо? Две вещи: во-первых, существует родственная версия ошибки личной атрибуции, которая происходит в группах, которая (как и ожидалось) называется ошибкой групповой атрибуции. То же самое, но в большем размере.Моя команда считает, что если наша производительность не идеальна, то это происходит из-за вещей, находящихся вне нашего контроля (финансовый отдел не предоставил нам цифры, маркетинг не уложился в сроки и так далее). Если ваша команда лажает, что ж, ребята, вы, ребята, всегда немного ошибались при доставке. Это проблема, с которой мы все боремся. Это просто человеческая природа, на обоих уровнях. Мы более снисходительны к себе и к тем, с кем мы тесно сотрудничаем и с кем у нас согласованы цели и ответственность. В определенной степени это большое преимущество хорошей командной динамики — быть чуткими и поддерживать друг друга.Вы просто не хотите быть ослепленными этой лояльностью — это разница между большей заботой о своей команде, которая ведет к продуктивности, и трайбализмом, о котором я предупреждал ранее, который может поставить под угрозу объективность.

    Верить не видя — пустая офисная эмпатия. Проблема с удаленной работой в сочетании с нашей тенденцией к ошибкам групповой атрибуции заключается в том, что мы потеряли часть информации, к которой мы обращались в офисе. Мы не делим корпоративный вай-фай, и у всех наблюдается замедление.Мы не видим, когда ключевой член чужой команды болеет, и делаем мысленную пометку, что это может повлиять на его производительность. Мы потеряли почти все несущественные случайные взаимодействия с теми, кто не находится непосредственно на нашей рабочей орбите, поэтому у нас почти нет оснований для какой-то общей симпатии или оценки тех, кто не входит в нашу команду. Раньше вы могли не работать с ИТ-командой напрямую, но вы могли случайно услышать, что они натянуты и более снисходительны, когда они не реагируют. Вы можете услышать, как кто-то из финансового отдела говорит, что не спал уже неделю, потому что у него дома новорожденный с коликами.Но теперь, если этого нет в вашей беседе в Slack или поднятой во время вызова Webex, вы более изолированы, чем когда-либо.

    Удаленная работа не обрекает нас на ошибку групповой атрибуции.

    Удаленная работа не означает, что мы более жестокие или менее сочувствующие. Многие утверждают, что последний год сделал нас инстинктивно более чуткими — мы предполагаем, что все стали более напряженными и живут менее предсказуемо, чем когда-либо прежде. (Ничто так, как всемирная чума, не заставит нас немного ослабить друг друга.) Но мы более уязвимы для этой предвзятости, потому что у нас нет контекста, прозрачности или отношений, как это было, когда мы работали в одном и том же физическом пространстве. Наша симпатия несколько более теоретическая и абстрактная, чем эмпирическая и личная. Нам нужно будет активно управлять риском ошибки атрибуции. В определенной степени простое признание того, что оно существует, может служить способом смягчить то, насколько сильно оно проявляется в наших взаимодействиях. И только теперь, когда жизнь с Covid-19 стала несколько нормализованной (хотя мне стыдно это писать), наша повышенная симпатия начинает ослабевать.Это не так уж и плохо; наша паника по поводу Covid-19 уменьшилась, поскольку наша способность защитить себя увеличилась. (И это ничего не стоит, как и следовало ожидать, те из нас, кто решит не делать прививку, рискуют навлечь на себя усталость от сострадания со стороны остальных). ошибка групповой атрибуции отошла на второй план по сравнению со многими более острыми проблемами. Но это то, к чему нам действительно нужно приспосабливаться, поскольку такое «событие», как Covid-19, превращается в предсказуемое состояние бытия.Вероятно, мы долгое время будем работать вместе по-разному; научиться делать это хорошо займет некоторое время.

    Роберт Ковач является советником руководящих групп компаний из списка Fortune 500, FTSE 100 и FTSE Global 500 по вопросам реализации бизнес-стратегии посредством исполнительного руководства и эффективности команды. Мнения, выраженные в этом блоге, являются его собственными. Свяжитесь с ним, чтобы задать вопросы.

    Ошибка групповой атрибуции

  • Фундаментальная ошибка атрибуции — В социальной психологии фундаментальная ошибка атрибуции (также известная как предвзятость соответствия или эффект атрибуции) описывает тенденцию переоценивать диспозиционные или личностные объяснения наблюдаемого поведения других, в то время как… …   Википедия

  • Предубеждение в пользу группы — идентично предубеждению в пользу себя, за исключением того, что оно имеет место между группами, а не отдельными людьми, при котором члены группы приписывают диспозиционные атрибуции успехам своей группы и ситуативным атрибуциям групповых неудач, и наоборот… …   Википедия

  • Однородность вне группы — Эффект однородности вне группы заключается в восприятии членов вне группы как более похожих друг на друга, чем внутри группы.т.е. они похожи; мы разнообразны .[1] Эффект однородности чужой группы или относительная однородность чужой группы был …   Википедия

  • Атрибуция недавнего изменения климата — Дополнительная информация: глобальное потепление, изменение климата и отрицание изменения климата Атрибуция недавнего изменения климата — это попытка научно установить механизмы, ответственные за недавние изменения, наблюдаемые в климате Земли…  Википедия

  • Парадигма минимальной группы — Парадигма минимальной группы (MGP) — это методология, используемая в социальной психологии (например,грамм. Tajfel, 1970) для исследования минимальных условий, необходимых для возникновения дискриминации между группами. Эксперименты с использованием этого подхода [1] показали, что… …   Wikipedia

  • StatPro Group — Infobox Название компании = StatPro Group Plc Тип компании = Общественная (LSE|SOG) Основание = 1994 Местонахождение = Уимблдон, Лондон Ключевые люди = Джастин Уитли, генеральный директор Карл Бэкон, председатель Чистая прибыль = 18,8 млн фунтов стерлингов (2007) цитировать веб |… …   Википедия

  • Модель распространения ошибок в здравоохранении — Модель распространения ошибок в здравоохранении представляет собой адаптацию модели швейцарского сыра Джеймса Ризона, предназначенную для иллюстрации сложности, присущей современной системе оказания медицинской помощи, и атрибуции человеческих ошибок в этих системах …   Википедия

  • Список тем по психологии — На этой странице перечислены все темы, связанные с психологией.Это сделано для того, чтобы те, кто интересуется этой темой, могли отслеживать изменения на страницах, щелкнув «Связанные изменения» на боковой панели. Также нужно увидеть пробелы в освещении Википедии… …   Wikipedia

  • Список когнитивных искажений — Когнитивное искажение представляет собой модель неверных суждений, часто вызванную определенной ситуацией. Выявление неправильного суждения или, точнее, отклонения в суждении требует стандарта для сравнения, то есть здравого суждения. В научной… …   Wikipedia

  • Атрибуционная предвзятость — В психологии атрибуционная предвзятость — это когнитивная предвзятость, которая влияет на то, как мы определяем, кто или что несет ответственность за событие или действие (атрибуция).Атрибуционные предубеждения обычно принимают форму различий между актером и наблюдателем: люди… …   Wikipedia

  • предубеждений в атрибуции | Принципы социальной психологии

    Цели обучения

    1. Рассмотрите различные распространенные предубеждения, указывая культурное разнообразие в этих предубеждениях, где это указано.
    2. Изучите связанные концепции фундаментальной ошибки атрибуции и предвзятости соответствия.
    3. Опишите предвзятость актер-наблюдатель.
    4. Опишите своекорыстные атрибуционные предубеждения.
    5. Исследуйте предвзятость в атрибуции, связанную с обслуживанием группы.
    6. Опишите склонность атрибуции обвинять жертву.

     

    Точны ли наши атрибуты?

    Мы видели, что человеческое восприятие помогает нам успешно взаимодействовать с другими. Что касается нашего предыдущего обсуждения атрибуций успеха и неудачи, если мы можем определить, почему мы плохо справились с тестом, мы можем попытаться подготовиться по-другому, чтобы лучше выполнить следующий тест.Поскольку успешная навигация в социальном мире основана на точности, мы можем ожидать, что наши навыки атрибуции будут довольно хорошими. Однако, хотя люди часто достаточно точны в своих атрибуциях — мы могли бы, пожалуй, сказать, что они «достаточно хороши» (Fiske, 2003), — они далеки от совершенства. На самом деле каузальные атрибуции, в том числе связанные с успехом и неудачей, подвержены тем же типам предубеждений, что и любые другие типы социальных суждений. Давайте рассмотрим некоторые из способов, которыми наши атрибуции могут пойти наперекосяк.

    Фундаментальная ошибка атрибуции

    Один из способов, которым наши атрибуции могут быть предвзятыми, заключается в том, что мы часто слишком быстро приписываем поведение других людей чему-то личному в них, а не чему-то в их ситуации. Это классический пример общечеловеческой склонности недооценивать, насколько важную роль в действительности играет социальная ситуация в определении поведения. Это смещение происходит двумя способами. Во-первых, мы слишком склонны делать сильные личные атрибуции, чтобы объяснить поведение, которое мы наблюдаем за другими.То есть мы с большей вероятностью скажем: «Сиджай оставил большие чаевые, значит, он должен быть щедрым», чем «Сиджай оставил большие чаевые, но, возможно, это потому, что он пытался произвести впечатление на своих друзей». Во-вторых, мы также склонны приписывать поведение других в большей степени лично (мы склонны говорить: «Сиджай — щедрый человек»), чем себя (мы склонны говорить: «Я щедр в некоторых ситуациях, но не в других). другие»).

    Когда мы склонны переоценивать роль личностных факторов и упускать из виду влияние ситуаций, мы совершаем ошибку, которую социальные психологи назвали фундаментальной ошибкой атрибуции .   Эта ошибка очень тесно связана с другой тенденцией атрибуции, предвзятостью соответствия , которая возникает , когда мы приписываем поведение внутренним характеристикам людей, даже в сильно ограниченных ситуациях . Во время одной из демонстраций фундаментальной ошибки атрибуции Линда Скитка и ее коллеги (Skitka, Mullen, Griffin, Hutchinson, & Chamberlin, 2002) предложили участникам прочитать короткую историю о профессоре, который выбрал двух студентов-добровольцев, чтобы они выступили перед аудиторией. класс для участия в викторине.Было описано, что ученики были случайным образом назначены на роль либо мастера викторины, либо участника, вытягивая соломинку. Мастеру викторины было предложено сгенерировать пять вопросов на основе его идиосинкразических знаний с условием, что он знает правильный ответ на все пять вопросов.

    Джо (ведущий викторины) впоследствии задал свои вопросы другому ученику (Стэну, участнику). Например, Джо спросил: «Напарником какого актера из ковбойских фильмов является Смайли Бернетт?» Стэн выглядел озадаченным и, наконец, ответил: «Я действительно не знаю.Единственный ковбой из кино, который приходит мне на ум, — это Джон Уэйн». Джо задал четыре дополнительных вопроса, а Стэн правильно ответил только на один из пяти вопросов. После прочтения рассказа студентов попросили выразить свое впечатление об интеллекте Стэна и Джо.

    Если вы подумаете об этой установке, вы заметите, что профессор создал ситуацию, которая может иметь большое влияние на результаты. Джо, ведущий викторины, имеет огромное преимущество, потому что ему нужно выбирать вопросы.В результате участникам сложно ответить на вопросы. Но понимали ли участники, что ситуация была причиной результатов? Они не. Скорее, студенты оценили Джо как значительно более умного, чем Стэн. Вы можете себе представить, что Джо казался студентам очень умным; в конце концов, он знал все ответы, тогда как Стэн знал только один из пяти. Но, конечно, это ошибка. Разница заключалась вовсе не в личных факторах, а исключительно в ситуации: Джо использовал свой личный запас эзотерических знаний, чтобы создавать самые сложные вопросы, какие только мог придумать.Наблюдатели допустили фундаментальную ошибку атрибуции и недостаточно учли ситуационное преимущество ведущего викторины.

    Как мы исследовали во многих местах этой книги, культура, в которой мы живем, оказывает значительное влияние на то, как мы думаем и воспринимаем наши социальные миры. Таким образом, неудивительно, что люди в разных культурах склонны думать о людях хотя бы несколько по-разному. Одно различие заключается между людьми из многих западных культур (например,г., США, Канада, Австралия) и люди из многих азиатских культур (например, Япония, Китай, Тайвань, Корея, Индия). Например, как мы рассмотрели в главе 2 при обсуждении исследований Я-концепции, люди из западных культур, как правило, в первую очередь ориентированы на индивидуализм. Это приводит к тому, что у них появляется независимая самооценка, в которой они рассматривают себя и других как автономных существ, которые несколько отделены от своих социальных групп и среды. Напротив, люди во многих культурах Восточной Азии придерживаются более взаимозависимого взгляда на себя и других, который делает акцент не столько на личности, сколько на отношениях между людьми и другими людьми и вещами, которые их окружают.Что касается нашего текущего обсуждения атрибуции, результатом этих различий является то, что в среднем люди из индивидуалистических культур склонны сосредотачивать свои атрибуции больше на отдельном человеке, тогда как люди из коллективистских культур, как правило, больше сосредотачиваются на ситуации (Ji , Peng, & Nisbett, 2000; Lewis, Goto, & Kong, 2008; Maddux & Yuki, 2006).

    В одном исследовании, демонстрирующем эту разницу, Миллер (1984) попросил детей и взрослых как в Индии (коллективистская культура), так и в Соединенных Штатах (индивидуалистическая культура) указать причины негативных действий других людей.Хотя младшие дети (8 и 11 лет) не отличались друг от друга, дети старшего возраста (15 лет) и взрослые различались: американцы приписывали больше личных атрибуций, тогда как индийцы приписывали одно и то же поведение больше ситуативным.

    Масуда и Нисбетт (2001) попросили американских и японских студентов описать то, что они видели на изображениях, подобных показанному на Рисунке 5.9, «Культурные различия в восприятии». Они обнаружили, что в то время как обе группы говорили о наиболее заметных объектах (ярко окрашенных и плавающих рыбах), японские студенты также были склонны больше говорить и запоминать изображения на заднем плане (они помнили лягушку и растения как как и рыба).

    Рисунок 5.9 Культурные различия в восприятии

    Майкл Моррис и его коллеги (Hong, Morris, Chiu, & Benet-Martínez, 2000) исследовали роль культуры в восприятии человека другим способом, сосредоточив внимание на бикультурных людях (т. ). В своем исследовании они использовали старшеклассников, живущих в Гонконге. Хотя в Гонконге особое внимание уделяется традиционным китайским ценностям, поскольку Гонконг более века находился под управлением Великобритании, учащиеся там также в некоторой степени приобщаются к западным социальным убеждениям и ценностям.

    Моррис и его коллеги сначала случайным образом распределили учеников по одному из трех предварительных условий. Участники Американская культура Предварительное условие увидели изображения американских икон (таких как здание Капитолия США и американский флаг), а затем написали 10 предложений об американской культуре. Участники  китайской культуры  начального условия увидели восемь китайских икон (таких как китайский дракон и Великая китайская стена), а затем написали 10 предложений о китайской культуре.Наконец, участники контрольного условия увидели изображения природных ландшафтов и написали 10 предложений о них.

    Затем участники во всех условиях прочитали историю о мальчике с избыточным весом, которому врач посоветовал не есть продукты с высоким содержанием сахара. Однажды он и его друзья пошли на фуршет, где был предложен восхитительный на вид торт. Несмотря на высокое содержание сахара, он его съел. После прочтения рассказа участников просили указать, в какой степени проблемы с весом у мальчика были вызваны его личностью (личная атрибуция) или ситуацией (ситуационная атрибуция).Учащиеся, которых знакомили с символами американской культуры, придавали относительно меньшее значение ситуативным (а не личным) факторам по сравнению со студентами, которых знакомили с символами китайской культуры.

    Возвращаясь к исследованию случая в начале этой главы, очень разные объяснения, данные в англоязычных и китайскоязычных газетах об убийствах, совершенных Ган Лу в Университете Айовы, отражают эти различные культурные тенденции в отношении внутренней и внешней атрибуции.Акцент на внутренних объяснениях привел к анализу преступления в первую очередь с точки зрения индивидуальных характеристик преступника в американской газете, тогда как в китайской газете было больше внешних атрибуций, сосредоточенных на социальных условиях, которые привели к трагедии. Моррис и Пэн (1994), в дополнение к своему анализу новостных сообщений, расширили свое исследование, попросив китайских и американских аспирантов взвесить важность потенциальных причин, изложенных в газетных репортажах.В соответствии с прогнозами китайские участники оценили социальные условия как более важные причины убийств, чем американцы, особенно подчеркнув роль развращающих влияний и разрушительных социальных изменений. Напротив, американцы оценили внутренние характеристики преступника как более важные проблемы, особенно хронические психологические проблемы. Моррис и Пэн также обнаружили, что, когда их попросили представить себе факторы, которые могли бы предотвратить убийства, китайские студенты больше сосредоточились на социальных условиях, которые можно было изменить, тогда как американцы определили больше изменений с точки зрения внутренних черт преступника.

    Учитывая эти устойчивые различия в весе, придаваемом внутренней и внешней атрибуции, не должно вызывать удивления тот факт, что люди в коллективистских культурах, как правило, реже демонстрируют фундаментальную ошибку атрибуции и предвзятость соответствия, чем люди из индивидуалистических культур, особенно когда ситуационные причины поведение становится заметным (Чой, Нисбетт и Норензаян, 1999). Утверждается, что более глубокое осознание этих межкультурных различий в атрибуции является критической проблемой, стоящей перед всеми нами на глобальном уровне, особенно в будущем, в мире, где кажется вероятным увеличение силы и равенства ресурсов между западной и восточной культурами (Nisbett, 2003).Человеческая история изобилует трагическими примерами фатальных последствий межкультурного непонимания, которое может подпитываться непониманием этих различных подходов к атрибуции. Возможно, по мере того, как два мировоззрения все больше взаимодействуют на мировой арене, слияние их двух позиций в отношении атрибуции может стать более возможным, когда будет придаваться достаточное значение как внутренним, так и внешним силам, управляющим человеческим поведением (Nisbett, 2003).

    Предвзятость актера-наблюдателя

    Фундаментальная ошибка атрибуции связана с предвзятостью в том, насколько легко и часто мы делаем личные атрибуции по сравнению с ситуационными атрибуциями о других.Другой, похожий способ, которым мы чрезмерно подчеркиваем силу человека, заключается в том, что мы склонны приписывать поведение других более личным, чем себе, и приписываем своему собственному поведению больше ситуативных атрибуций, чем поведению других . Это известно как актер-наблюдатель смещение или различие (Nisbett, Caputo, Legant, & Marecek, 1973; Pronin, Lin, & Ross, 2002). Когда нас спрашивают о поведении других людей, мы, как правило, быстро приписываем их черты («О, Сара, она очень застенчивая»).С другой стороны, когда мы думаем о себе, мы, скорее всего, принимаем во внимание ситуацию — мы склонны говорить: «Ну, я застенчив в своей команде на работе, но с моими близкими друзьями я не в своей тарелке». все стесняются». Когда друг ведет себя услужливо, мы, естественно, верим, что он или она дружелюбный человек; когда мы ведем себя так же, с другой стороны, мы понимаем, что может быть много других причин, почему мы сделали то, что сделали.

    Возможно, вы сможете почувствовать разницу между актером и наблюдателем, пройдя следующий короткий тест.Во-первых, подумайте о человеке, которого вы знаете, но не очень хорошо — дальнем родственнике, коллеге по работе. Затем для каждой строки обведите кружком, какой из трех вариантов лучше всего описывает его или ее личность (например, является ли личность человека более энергичной, расслабленной или это зависит от ситуации?). Затем снова ответьте на вопросы, но на этот раз о себе.

    1. Энергичный Расслабленный В зависимости от ситуации
    2. Скептический Доверяя В зависимости от ситуации
    3. Тихий Разговорчивый В зависимости от ситуации
    4. Интенсивный Спокойствие В зависимости от ситуации

    Ричард Нисбетт и его коллеги (Nisbett, Caputo, Legant, & Marecek, 1973) предложили студентам колледжа выполнить очень похожее задание, которое они сделали для себя, для своего лучшего друга, для своего отца и для хорошего известный в то время телеведущий Уолтер Кронкайт.Как видно из Таблицы 5.4, «Разница между актером и наблюдателем», участники чаще проверяли один из двух терминов характеристики для других людей, чем для себя, и чаще отмечали «зависит от ситуации» для себя, чем для себя. они сделали для другого человека; это разница между актером и наблюдателем.


    Таблица 5.4 Различие между действующим лицом и наблюдателем

    Термин черты / Зависит от ситуации
    Сам 11.92 / 8.08
    Лучший друг 14,21 / 5,79
    Отец 13,42 / 6,58
    Уолтер Кронкайт 15,08 / 4,92
    В этой таблице показано среднее количество раз (из 20), когда участники отмечали термин характеристики (например, «энергичный» или «разговорчивый»), а не «зависит от ситуации», когда их просили описать характеры. самих себя и различных других людей.Вы можете видеть разницу между актером и наблюдателем. Участники значительно чаще отмечали «зависит от ситуации» для себя, чем для других. Данные взяты из Nisbett, Caputo, Legant, and Marecek (1973). Нисбетт, Р. Э., Капуто, К., Легант, П., и Маречек, Дж. (1973). Поведение, как его видит актер и как видит наблюдатель. Журнал личности и социальной психологии, 27 (2), 154–164.

    Подобно фундаментальной ошибке атрибуции, различие между действующим лицом и наблюдателем отражает нашу склонность придавать слишком большое значение личным объяснениям поведения других людей.Однако недавний метаанализ (Malle, 2006) показал, что разница между актером и наблюдателем может быть не такой распространенной и сильной, как фундаментальная ошибка атрибуции, и может возникнуть только при определенных условиях.

    Тенденция придавать чрезмерное значение личностным атрибуциям других по сравнению с собой возникает по нескольким причинам. Во-первых, просто потому, что другие люди так заметны в нашем социальном окружении. Когда вы смотрите на чье-то поведение, вы, как правило, сосредотачиваетесь на этом человеке и, вероятно, делаете личные атрибуции о нем или о ней.Это просто, потому что вы смотрите прямо на человека. Когда вы смотрите на Седжея, дающего большие чаевые, вы видите его и решаете, что это он стал причиной этого действия. На самом деле исследования показали, что мы склонны приписывать больше личных атрибуций людям, которых мы непосредственно наблюдаем в нашем окружении, чем другим людям, которые являются частью ситуации, но за которыми мы не наблюдаем напрямую (Taylor & Fiske, 1975). Однако когда вы думаете о своем поведении, вы не видите себя, а вместо этого больше сосредотачиваетесь на ситуации.Вы также, как правило, лучше помните свои прошлые ситуации, чем чужие. Вы начинаете понимать, что не только вы, но и различные ситуации, в которых вы находитесь, определяют ваше поведение. Может быть, вы вспомните другие случаи, когда вы не давали больших чаевых, и поэтому вы пришли к выводу, что ваше поведение вызвано скорее ситуацией, чем вашей личностью.

    Этот более широкий доступ к свидетельствам о нашем собственном поведении в прошлом может привести нас к пониманию того, что наше поведение довольно сильно различается в зависимости от ситуации, тогда как, поскольку у нас более ограниченная память о поведении других, мы можем рассматривать их как менее изменчивые.Это, в свою очередь, ведет к другой связанной атрибуционной тенденции, а именно к предвзятости приписывания черт , которая определяет склонность людей рассматривать свою личность, убеждения и поведение как более изменчивые, чем у других (Kammer, 1982). Таким образом, мы с большей вероятностью изображаем поведение других в карикатурном виде, просто отражая тип людей, которые, по нашему мнению, они есть, в то время как мы склонны изображать свое собственное поведение как более тонкое и социально гибкое.

    Вторая причина тенденции делать так много личных атрибуций заключается в том, что их просто легче сделать, чем ситуативные атрибуции.На самом деле личные атрибуции, кажется, делаются спонтанно, без каких-либо усилий с нашей стороны и даже на основе очень ограниченного поведения (Newman & Uleman, 1989; Uleman, Blader, & Todorov, 2005). Личные атрибуции просто приходят в голову раньше, чем ситуативные атрибуции. Одна из причин этого заключается в том, что когнитивно требуется попытаться обработать все релевантные факторы в чьей-либо ситуации и рассмотреть, как все эти факторы могут влиять на поведение этого человека. Гораздо проще обозначить поведение как черту личности.

    В-третьих, личные атрибуции также доминируют, потому что нам нужно их сделать, чтобы понять ситуацию. То есть мы не можем сделать ни личную атрибуцию (например, «Сиджай щедр»), ни ситуативную атрибуцию («Сиджай пытается произвести впечатление на своих друзей»), пока мы сначала не идентифицировали поведение как щедрое поведение («Оставить это большие чаевые были щедрым поступком»). Таким образом, мы заканчиваем тем, что начинаем с личной атрибуции («щедрый») и только позже пытаемся исправить или скорректировать свое суждение («О, — думаем мы, — возможно, это действительно была ситуация, которая заставила его сделать это»).

    Корректировка наших суждений обычно требует больше усилий, чем выработка первоначального суждения, и корректировки часто бывает недостаточно. Мы с большей вероятностью совершим ошибки атрибуции — например, быстро придем к выводу, что поведение вызвано лежащей в основе личностью, — когда мы устали, отвлечены или заняты другими делами (Geeraert, Yzerbyt, Corneille, & Wigboldus, 2004; Gilbert, 1989; Trope & Alfieri, 1997).

    Существует очень важное общее сообщение о восприятии других, которое применимо и здесь:  мы не должны торопиться судить других людей!  С когнитивной точки зрения легко думать, что бедные люди ленивы, что люди, причиняющие кому-то вред, — подлые, а люди, которые говорят что-то резкое, — грубы или недружелюбны.Но эти атрибуции могут часто чрезмерно подчеркивать роль человека. Иногда это может привести к чрезмерно резким оценкам людей, которые на самом деле их не заслуживают; мы склонны обвинять жертву даже в тех событиях, которые она не может контролировать (Lerner, 1980). Иногда люди ленивы, злы или грубы, но они также могут быть жертвами ситуаций. Когда вы обнаружите, что делаете сильную личную атрибуцию поведения других, ваше знание исследований атрибуции может помочь вам остановиться и подумать более тщательно: хотите ли вы, чтобы другие люди делали личную атрибуцию вашего поведения в той же ситуации, или вы предпочли бы чтобы они более полно рассматривали ситуацию вокруг вашего поведения? Возможно, вы совершаете фундаментальную ошибку атрибуции? В конечном счете, перефразируя известную поговорку, нам нужно стараться быть щедрыми к другим в наших атрибуциях, поскольку каждый, кого мы встречаем, сражается в битве, о которой мы ничего не знаем.

    Корыстные предубеждения

    Вы, должно быть, помните, что процесс каузальной атрибуции должен протекать осторожно, рационально и даже научно. Но это предположение оказывается, по крайней мере частично, неверным. Наши атрибуции иногда искажаются аффектом — в частности, желанием возвысить себя, о котором мы говорили в главе 3. Хотя нам хотелось бы думать, что мы всегда рациональны и точны в своих атрибуциях, мы часто склонны искажать их, чтобы заставить нас чувствовать себя лучше. Корыстные атрибуции  – это атрибуции, которые помогают нам удовлетворить наше желание видеть себя позитивно  (Mezulis, Abramson, Hyde, & Hankin, 2004). Особенно распространенным примером является корыстная предвзятость , которая представляет собой тенденцию приписывать наши успехи себе, а наши неудачи другим и ситуации.

    Все мы время от времени делаем самоусиливающиеся атрибуции. Если ученики учителя хорошо сдают экзамен, он может лично объяснить их успехи («В конце концов, я отличный учитель!»).С другой стороны, когда они плохо справляются с экзаменом, учитель может склоняться к ситуативной атрибуции и обвинять их в их неудачах («Почему вы все не учились усерднее?»). Вы можете видеть, что этот процесс явно не является научным, рациональным и осторожным процессом, которому, согласно теории атрибуции, должен следовать учитель. Это несправедливо, хотя и заставляет его чувствовать себя лучше. Однако, если бы он действительно действовал как ученый, он бы заранее определил, что является причиной хороших или плохих результатов на экзаменах, и сделал бы соответствующую атрибуцию, независимо от результата.

    Возможно, вы заметили, что и сами делаете корыстные атрибуции. Возможно, вы обвинили другого водителя в аварии, в которой вы участвовали, или обвинили своего партнера, а не себя в расставании. Или, возможно, вы приписали (внутренне) свои успехи, но обвинили в своих неудачах внешние причины. Если эти суждения были менее чем точны, но принесли вам пользу, то они действительно были своекорыстными.

    Интересно, что мы не так часто проявляем эту предвзятость, когда приписываем успехи и неудачи других.Эта склонность делать более благотворные атрибуции о себе, чем о других, о положительных и отрицательных результатах, часто связана с различием между действующим лицом и наблюдателем, о котором мы упоминали ранее в этом разделе. Похоже, что тенденция делать внешние атрибуции собственного поведения и внутренние атрибуции поведения других особенно сильна в ситуациях, когда поведение приводит к нежелательным результатам. Это было наглядно продемонстрировано в увлекательном исследовании Баумайстера, Стиллвелла и Уотмана (1990).В этом исследовании исследователи проанализировали рассказы людей об опыте, который они определили, когда они разозлили кого-то другого (т. были потерпевшими).

    Различия в атрибуциях, сделанных в этих двух ситуациях, были значительными. Принимая во внимание себя как преступников, люди, как правило, подчеркивали ситуационные факторы, чтобы описать свое поведение как изолированный инцидент, который был осмысленной, понятной реакцией на ситуацию, и утверждать, что действие не причинило долговременного вреда.С другой стороны, когда они были жертвами, они объясняли поведение преступника, сосредотачиваясь на предполагаемых дефектах характера человека и описывая поведение как произвольное и бессмысленное действие, происходящее в продолжающемся контексте оскорбительного поведения, которое вызвало длительные вред им как жертвам. Эти отрезвляющие выводы имеют серьезные последствия для многих важных социальных проблем, включая примирение между людьми и группами, которые были в конфликте. В более повседневном плане они, возможно, напоминают нам о необходимости попытаться распространить то же понимание, которое мы даем на себя, объясняя свое поведение людям вокруг нас в наших сообществах.Слишком много раз в истории человечества мы не могли понять и даже демонизировали других людей из-за такого рода предубеждений атрибуции.

    Почему эти корыстные атрибуционные предубеждения так распространены? Один из ответов, на который мы уже ссылались, заключается в том, что они могут помочь сохранить и повысить самооценку. С этой идеей согласуется то, что существуют некоторые кросс-культурные различия, отражающие разную степень самосовершенствования, которые обсуждались в главе 3. В частности, корыстные предубеждения менее очевидны у членов коллективистских, чем индивидуалистических культур (Мезулис, Абрамсон, Хайд и Ханкин, 2004).

    Еще одна важная причина заключается в том, что, когда мы приписываем, нас интересует не только причинность, но и ответственность. Финчам и Джасперс (1980) утверждали, что мы не только действуем как непрофессионалы, выискивая причины поведения, но также часто уподобляемся непрофессионалам-юристам, стремящимся возложить ответственность. Мы хотим знать не только, почему что-то произошло, но и кто виноват. Действительно, трудно установить причину, не заявляя также об ответственности.Когда мы приписываем чью-то вспышку гнева внутреннему фактору, такому как агрессивная личность, а не внешней причине, такой как стрессовая ситуация, мы косвенно или косвенно возлагаем на этого человека больше вины в первом случае, чем в первом. последний. То, что атрибуция также связана с ответственностью, проливает еще один интересный свет на корыстную предвзятость. Возможно, мы приписываем неудачам внешние причины отчасти потому, что легче обвинить других или ситуацию, чем самих себя.В рассказах жертвы-преступника, изложенных Баумайстером, Стиллвеллом и Вотманом (1990), возможно, они частично касались либо освобождения от ответственности, либо возложения ответственности соответственно. Действительно, существует ряд других предубеждений атрибуции, которые также имеют отношение к соображениям ответственности. Именно к ним мы сейчас и обратимся.

    Предвзятость группового обслуживания

    Корыстная модель атрибуции также может распространяться на наши атрибуции в отношении групп, к которым мы принадлежим. Предубеждение служения группе, иногда называемое предельной ошибкой атрибуции, описывает тенденцию   делать внутренние атрибуции успехов наших групп и внешние атрибуции их неудач, и создавать противоположную модель. атрибуций о наших внешних группах 90 046 (Taylor & Doria, 1981).Когда члены нашей любимой спортивной команды устраивают незаконные вызовы на поле, катке или корте, мы часто приписываем это их провокации. А когда это кто-то из оппозиции? Их незаконное поведение регулярно приводит нас к внутренней атрибуции их морального облика! Если говорить более серьезно, когда люди находятся в насильственной конфронтации, одни и те же действия с обеих сторон обычно приписываются разным причинам, в зависимости от того, кто делает атрибуцию, так что достижение общего понимания может стать невозможным (Pinker, 2011).

    Возвращаясь к тематическому исследованию в начале этой главы, может ли предвзятость группового служения быть, по крайней мере, одной из причин различных атрибуций, сделанных китайскими и американскими участниками массового убийства? Как это предубеждение могло проявиться в данной ситуации? Помните, что преступник, Ган Лу, был китайцем. Возможно, склонность американских участников к внутренней атрибуции отражала их желание обвинить его исключительно как члена чужой группы, в то время как более внешние атрибуции китайских участников могли быть связаны с их желанием попытаться смягчить некоторые из того, что было у их товарища по внутренней группе? сделано, ссылаясь на социальные условия, предшествовавшие преступлению?

    Моррис и Пэн (Morris and Peng, 1994) попытались проверить эту возможность, исследуя межкультурные реакции на другую, параллельную трагедию, которая произошла всего через две недели после преступлений Ган Лу.Томас Макллвейн, ирландско-американский почтовый работник, недавно потерявший работу, безуспешно обжаловал это решение в своем профсоюзе. Тем временем ему не удалось найти новую постоянную работу. 14 ноября он вошел в почтовое отделение Ройал-Оук, штат Мичиган, и застрелил своего начальника, человека, который занимался его апелляцией, нескольких коллег по работе и  прохожих, а затем себя. В целом, как и Ган Лу, Томас Макилвейн убил себя и еще пять человек в тот день. Если предвзятость группового служения могла бы объяснить большую часть кросс-культурных различий в атрибуциях, то в этом случае, когда преступник был американцем, китайцы должны были с большей вероятностью делать внутренние, обвиняя члена чужой группы, а Американцы делают больше внешних, смягчающих высказываний о своем члене ингруппы.Это не то, что было найдено. Хотя американцы действительно приписывали Макилвейну больше ситуативных атрибуций, чем Лу, китайские участники с одинаковой вероятностью использовали ситуационные объяснения для обоих наборов убийств. Как отмечают Моррис и Пэн (1994), это открытие показало, что в то время как американские участники были склонны демонстрировать склонность к групповому обслуживанию, китайские участники этого не делали. Это было воспроизведено в других исследованиях, указывающих на меньшую вероятность этой предвзятости у людей из коллективистских культур по сравнению с индивидуалистическими (Heine & Lehman, 1997).

    На первый взгляд это может показаться нелогичным. Если люди, принадлежащие к коллективистским культурам, склонны рассматривать себя и других как более встроенных в свои внутренние группы, то не будут ли они на больше склонны приписывать служение группе? Ключевое объяснение того, почему они менее вероятны, восходит к обсуждению культурных различий в самоутверждении в главе 3. Подобно корыстной предвзятости, групповые атрибуции могут иметь самоусиливающую функцию, заставляя людей чувствовать себя лучше, генерируя благоприятные объяснения поведения своих ингрупп.Следовательно, поскольку самосовершенствование является менее приоритетным для людей в коллективистских культурах, мы действительно ожидаем, что они будут демонстрировать меньше предубеждений в пользу группы.

    Есть и другие, связанные предубеждения, которые люди также используют, чтобы отдать предпочтение своим внутренним группам, а не внешним. — ошибка групповой атрибуции  описывает склонность делать атрибутивные обобщения в отношении целых чужих групп на основе очень небольшого числа наблюдений за отдельными членами.  Эта ошибка может принимать одну из двух различных, но связанных форм.Первый был проиллюстрирован в эксперименте Хэмилла, Уилсона и Нисбетта (1980): студентам колледжа показывали виньетки о ком-то из двух чужих групп, получателях пособий и тюремных охранниках. Затем их попросили сделать выводы о членах этих двух групп в целом после того, как им была предоставлена ​​разная информация о том, насколько типичным для каждой группы был человек, о котором они читали. Ключевой вывод заключался в том, что даже когда им говорили, что человек не типичен для группы, они все же делали обобщения о членах группы, основанные на характеристиках человека, о котором они читали.Таким образом, эта предвзятость может привести к тому, что мы увидим, что человек из определенной чужой группы ведет себя нежелательным образом, а затем припишем эти склонности большинству или всем членам их группы. Это один из многих способов создания ошибочных стереотипов. Эту тему мы более подробно рассмотрим в главе 11.

    Вторая форма предвзятости групповой атрибуции тесно связана с фундаментальной ошибкой атрибуции, заключающейся в том, что люди начинают приписывать групповое поведение и отношение каждому из членов этих групп, независимо от уровня разногласий в группе или того, как были приняты решения. сделанный.В серии экспериментов Эллисон и Мессик (1985) исследовали атрибуции людей о членах группы в зависимости от решений, принятых группами в различных социальных контекстах. В своем первом эксперименте участники предполагали, что члены сообщества, принимающие решения о законах об охране водных ресурсов, придерживаются взглядов, отражающих групповое решение, независимо от того, как оно было достигнуто. В двух последующих экспериментах испытуемые приписывали большее сходство между решениями и установками вне группы, чем между решениями и установками внутри группы.Дальнейший эксперимент показал, что участники основывали свои атрибуции отношения членов жюри больше на своем окончательном групповом решении, чем на своих индивидуальных взглядах. Это предубеждение может поставить нас перед многочисленными проблемами в реальном мире. Допустим, например, что политическая партия проводит политику, противоречащую нашим глубоко укоренившимся представлениям о важных социальных проблемах, таких как аборты или однополые браки. Этот тип предвзятости групповой атрибуции упростил бы для нас карикатурное представление всех членов и избирателей этой партии, а не нас, тогда как на самом деле среди них может быть значительный разброс мнений.Это ложное предположение может привести к тому, что мы прекратим содержательный диалог по этому вопросу и не сможем осознать потенциал для нахождения точек соприкосновения или создания важных привязанностей.

    Предвзятость обвинения жертвы

    Ранее мы видели, как фундаментальная ошибка атрибуции, заставляя нас придавать слишком большое значение человеку и недостаточному значению ситуации, может привести к тому, что мы возложим вину на других, даже на жертв, за их поведение. Еще одно предубеждение, повышающее вероятность обвинения жертвы, называется гипотезой справедливого мира , , что представляет собой тенденцию приписывать атрибуции, основанную на вере в то, что мир по своей сути справедлив .Другими словами, результаты, с которыми сталкиваются люди, справедливы.

    Лернер (1965) в классическом экспериментальном исследовании этих убеждений просил участников наблюдать за двумя людьми, работающими вместе над заданием на анаграммы. Им сообщили, что один из рабочих был выбран случайно для выплаты крупной суммы денег, а другой ничего не получил. Участники также узнали, что оба рабочих, хотя и не знали о своей судьбе, согласились сделать все возможное. Кроме того, привлекательность двух рабочих была настроена таким образом, чтобы участники воспринимали одного из них как более привлекательного.В соответствии с идеей гипотезы справедливого мира, как только результат стал известен наблюдателям, они убедили себя, что человек, случайно получивший деньги, действительно их заработал. Кроме того, когда для оплаты выбирался менее привлекательный работник, производительность всей группы обесценивалась.

    Как и в случае со многими из выявленных предубеждений атрибуции, в этих убеждениях есть некоторые положительные аспекты, когда они применяются к нам самим. Фокс, Элдер, Гейтер и Джонсон (2010), например, обнаружили, что более сильное одобрение справедливых мировых убеждений по отношению к себе было связано с более высокой самооценкой.Интуитивно это имеет смысл: если мы верим, что мир справедлив и вернет нам то, что мы вложили, это может поднять настроение. С другой стороны, как и в приведенном выше исследовании Лернера (1965), здесь может быть и обратная сторона. Если мы верим, что мир справедлив, это также может привести к убеждению, что хорошие вещи случаются с хорошими людьми, а плохие — с плохими. Другими словами, люди получают то, что заслуживают. Когда люди находятся в затруднительном положении, гипотеза справедливого мира может заставить других делать внутренние атрибуции причин этих трудностей и в конечном итоге обвинять их в своих проблемах (Rubin & Peplau, 1973).В соответствии с этим Фокс и его коллеги обнаружили, что большее согласие со справедливыми мировыми представлениями о других было связано с более жестким социальным отношением и большим унижением жертвы.

    Гипотеза справедливого мира часто работает, когда люди реагируют на новости о конкретном преступлении, обвиняя жертву, или когда они возлагают ответственность на членов маргинализированных групп, например, на бездомных, за трудности, с которыми они сталкиваются. Степень одобрения атрибуций справедливого мира также связана с более стигматизирующим отношением к людям с психическими заболеваниями (Rüsch, Todd, Bodenhausen, & Corrigan, 2010).Эти взгляды, в свою очередь, могут выступать в качестве барьера для сопереживания и понимания социальных условий, которые могут создавать эти проблемы. Также было показано, что вера в справедливый мир коррелирует с меритократическими установками, которые утверждают, что люди достигают своего социального положения только на основе заслуг. Например, люди, которые поддерживают заявления о справедливом мире, также с большей вероятностью будут оценивать людей с высоким статусом как более компетентных, чем людей с низким статусом. Такие убеждения, в свою очередь, используются некоторыми людьми для оправдания и поддержания неравенства и угнетения (Oldmeadow & Fiske, 2007).Таким образом, здесь мы видим важные связи между атрибуционными предубеждениями, присущими отдельным людям, и более широким социальным неравенством в их сообществах, которое эти предубеждения помогают поддерживать.

    Атрибуции, которые обвиняют жертв, не только могут помочь укрепить общее ощущение людей, что мир — это справедливое место, они также помогают им чувствовать себя в большей безопасности от самих себя. Если, согласно логике гипотезы справедливого мира, жертвами являются плохие люди, которые получают по заслугам, то тем, кто считает себя хорошими людьми, не приходится сталкиваться с угрожающей возможностью того, что они тоже могут стать жертвами подобных несчастий. .Соответственно, защитная атрибуция (например, Shaver, 1970) возникает , когда мы делаем атрибуции, защищающие себя от представления о том, что мы можем стать жертвой неблагоприятного исхода, а часто также от того, что мы можем быть привлечены к ответственности как жертва . Иными словами, атрибуции людей в отношении жертв мотивированы как избеганием причинения вреда (это вряд ли случится со мной), так и избеганием вины (если бы это случилось со мной, я бы не был виноват). Если мы видим себя более похожими на жертву, следовательно, мы с меньшей вероятностью возложим на нее вину.Если, с другой стороны, мы больше идентифицируем себя с преступником, то наше приписывание ответственности жертве возрастет (Burger, 1981).

    Очевидно, что эта модель атрибуции имеет серьезные последствия в правовом контексте. Например, атрибуции жертв изнасилования связаны с тем, насколько люди идентифицируют себя с жертвой, а не с преступником, что может иметь некоторые интересные последствия для процедур отбора присяжных (Grubb & Harrower, 2009). Кроме того, мужчины реже, чем женщины, защищают жертв сексуальных домогательств, независимо от пола жертвы и преступника (т.г., Смайлс, 2004). Защитные атрибуты также могут влиять на трудовые споры, например, требования о возмещении ущерба в связи с производственными травмами. Жертвы серьезных несчастных случаев на производстве склонны связывать несчастные случаи с внешними факторами. Напротив, их коллеги и начальники чаще связывают несчастные случаи с внутренними факторами жертвы (Salminen, 1992). Опять же, роль атрибуции ответственности здесь ясна. В интересах потерпевших не нести ответственности, как и в интересах коллег или менеджеров, которые вместо этого могут оказаться на линии огня.

    Ключевые выводы

    • Наши способности к атрибуции часто «достаточно хороши», но не совершенны. Мы часто проявляем предубеждения и допускаем ошибки в наших атрибуциях, хотя в целом эти предубеждения менее очевидны у людей из коллективистских, а не индивидуалистических культур.
    • Иногда при объяснении поведения других мы придаем слишком большое значение внутренним факторам и недостаточно ситуационным.
    • Когда мы приписываем причины собственному поведению, мы с большей вероятностью будем использовать внешние атрибуции, чем при объяснении поведения других, особенно если поведение нежелательно.
    • Мы склонны делать корыстные атрибуции, которые помогают защитить нашу самооценку; например, делая внутренние атрибуции, когда мы добиваемся успеха, и внешние, когда мы терпим неудачу.
    • Мы также часто проявляем предубеждения в пользу группы, когда мы делаем более благоприятные приписывания нашим внутренним группам, чем нашим внешним группам.
    • Иногда мы проявляем склонность обвинять жертву из-за веры в справедливый мир и склонности к оборонительным атрибуциям.

     

    Упражнения и критическое мышление

    1. Опишите ситуацию, когда вы или кто-то из ваших знакомых допустил фундаментальную ошибку атрибуции.Какими внутренними причинами вы объясняли поведение другого человека? Оглядываясь назад, какие внешние, ситуационные причины здесь, вероятно, действовали?
    2. Опишите случай, когда кто-то допустил фундаментальную ошибку атрибуции в отношении одного из ваших действий. Что вы чувствовали, когда они объясняли ваши действия вашей личностью, а не ситуацией, и почему?
    3. Вспомните пример, когда вы объясняли свое поведение внешними факторами, тогда как такое же поведение другого человека вы объясняли его внутренними качествами? По каким причинам вы показали здесь предвзятость актера-наблюдателя?
    4. Укажите несколько примеров корыстных и групповых атрибуций, которые вы недавно видели в средствах массовой информации.Какие виды поведения были задействованы и почему, по вашему мнению, вовлеченные лица сделали такие атрибуции?
    5. Как вы думаете, какие группы в сообществах, в которых вы живете, чаще всего обвиняют жертву в своем поведении и результатах? Как вы думаете, какие последствия эти атрибуции имеют для этих групп? Как вы думаете, что чувствуют отдельные члены группы, когда другие обвиняют их в проблемах, с которыми они сталкиваются?

    Каталожные номера

    Эллисон, С.Т. и Мессик, Д. М. (1985). Ошибка атрибуции группы . Журнал экспериментальной социальной психологии, 21(6), 563-579.

    Baumeister, RF, Stillwell, A., & Wotman, S.R. (1990). Счета жертвы и виновника межличностного конфликта: автобиографические рассказы о гневе. Journal Of Personality And Social Psychology , 59 (5), 994-1005. дои: 10.1037/0022-3514.59.5.994

    Бургер, Дж. М. (1981). Мотивационные предубеждения при атрибуции ответственности за несчастный случай: метаанализ гипотезы защитной атрибуции. Психологический бюллетень , 90 (3), 496-512. дои: 10.1037/0033-2909.90.3.496

    Чой, И., Нисбетт, Р. Э., Норензаян, А. (1999) Причинная атрибуция в разных культурах: изменчивость и универсальность. Психологический бюллетень, 125,  47-63. дои: 10.1037/0033-2909.125.1.47

    Финчем, Ф.Д., и Джасперс, Дж.М. (1980). Атрибуция ответственности: от человека-ученого к человеку-юристу. В LK Berkowitz (Ed.), Advances in Experimental Social Psychology, 13, 81-138.

    Фиске, С. Т. (2003). Социальные существа . Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons.

    Фокс, К.Л., Элдер, Т., Гейтер, Дж., Джонсон, Э. (2010). Связь между верой подростков в справедливый мир и их отношением к жертвам издевательств. Британский журнал педагогической психологии, 80(2), 183-198. дои: 10.1348/000709909X479105

    Герарт, Н., Изербит, В.Ю., Корнель, О., и Вигболдус, Д. (2004). Возвращение диспозиционализма: о лингвистических последствиях диспозиционального подавления. Журнал экспериментальной социальной психологии, 40 (2), 264–272;

    Гилберт, Д. Т. (ред.). (1989). Легкомысленное отношение к другим: автоматические компоненты процесса социального вывода . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

    Грабб, А., и Харроуэр, Дж. (2009). Понимание атрибуции вины в случаях изнасилования: анализ пола участника, типа изнасилования и предполагаемого сходства с жертвой. Journal Of Sexual Aggression , 15 (1), 63–81.дои: 10.1080/13552600802641649

    Хэмилл, Р., Уилсон, Т. Д., и Нисбетт, Р. Э. (1980). Нечувствительность к систематической ошибке выборки: обобщение нетипичных случаев. Journal Of Personality And Social Psychology , 39 (4), 578-589. дои: 10.1037/0022-3514.39.4.578

    Гейне, С.Дж., и Леман, Д.Р. (1997). Культурная конструкция самосовершенствования: исследование предубеждений группового служения. Journal Of Personality And Social Psychology , 72 (6), 1268-1283.дои: 10.1037/0022-3514.72.6.1268

    Хонг, Ю.-Ю., Моррис, М.В., Чиу, К.-Ю., и Бенет-Мартинес, В. (2000). Мультикультурные умы: динамичный конструктивистский подход к культуре и познанию. Американский психолог, 55 (7), 709–720.

    Джи, Л., Пэн, К., и Нисбетт, Р. Э. (2000). Культура, контроль и восприятие отношений в окружающей среде. Journal Of Personality And Social Psychology , 78 (5), 943-955. дои: 10.1037/0022-3514.78.5.943

    Каммер, Д. (1982). Различия в приписывании черт себе и другу: необъяснимая интенсивность из-за изменчивости. Psychological Reports, 51(1),  99-102. doi:10.2466/pr0.1982.51.1.99

    Лернер, MJ (1965). Оценка производительности как функция вознаграждения и привлекательности исполнителя. Журнал личности и социальной психологии, 1, 355-360.

    Лернер, М. Дж. (1980). Вера в справедливый мир: фундаментальное заблуждение .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пленум.

    Льюис Р.С., Гото С.Г. и Конг Л.Л. (2008). Культура и контекст: американцы восточноазиатского происхождения и американцы европейского происхождения различаются потенциалами, связанными с событиями P3, и самоинтерпретацией. Бюллетень личности и социальной психологии , 34 (5), 623-634. дои: 10.1177/0146167207313731

    Мэддакс, В.В., и Юки, М. (2006). «Эффект волны»: культурные различия в восприятии последствий событий. Бюллетень по психологии личности и социальной психологии , 32 (5), 669-683.дои: 10.1177/0146167205283840

    Малле, Б.Ф. (2006). Асимметрия актер-наблюдатель в атрибуции: (удивительный) мета-анализ. Психологический бюллетень, 132 (6), 895–919.

    Масуда, Т., и Нисбетт, Р. Э. (2001). Посещение целостно против аналитического: сравнение контекстной чувствительности японцев и американцев. Журнал личности и социальной психологии, 81 (5), 922–934.

    Мезулис, А. Х., Абрамсон, Л. Ю., Хайд, Дж. С., и Ханкин, Б.Л. (2004). Существует ли универсальная положительная предвзятость в атрибуциях? Метааналитический обзор индивидуальных, возрастных и культурных различий в корыстной атрибуционной предвзятости. Психологический бюллетень, 130 (5), 711–747.

    Миллер, Дж. Г. (1984). Культура и развитие повседневного социального объяснения. Журнал личности и социальной психологии, 46 (5), 961–978.

    Моррис, М.В., и Пэн, К. (1994). Культура и причина: американские и китайские атрибуции социальных и физических событий. Journal Of Personality And Social Psychology , 67 (6), 949-971. дои: 10.1037/0022-3514.67.6.949

    Ньюман, Л.С., и Улеман, Дж.С. (1989). Спонтанный вывод о признаках. В книге Дж. С. Улемана и Дж. А. Барга (ред.), Непреднамеренная мысль (стр. 155–188). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

    Нисбетт, Р. Э. (2003). География мысли. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Simon & Schuster Inc.

    Нисбетт, Р. Э., Капуто, К., Легант, П., и Маречек, Дж.(1973). Поведение, как его видит актер и как видит наблюдатель. Журнал личности и социальной психологии, 27 (2), 154–164;

    Олдмидоу, Дж., и Фиске, С.Т. (2007). Идеологии, оправдывающие систему, умеренный статус = стереотипы компетентности: роль веры в справедливый мир и ориентация на социальное доминирование. Европейский журнал социальной психологии , 37 (6), 1135-1148. doi:10.1002/ejsp.428

    Пинкер, С. (2011). Лучшие ангелы нашей природы: Почему насилие уменьшилось .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: Викинг.

    Пронин, Э., Лин, Д.Ю., и Росс, Л. (2002). Слепое пятно предвзятости: восприятие предвзятости в отношении себя к другим. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (3), 369–381.

    Рубин З. и Пеплау Л.А. (1973). Вера в справедливый мир и реакция на чужой удел: Исследование участников национальной призывной лотереи. Журнал социальных вопросов, 29,  73–93.

    Рюш Н., Тодд А. Р., Боденхаузен Г. В. и Корриган П.В. (2010). Заслуживают ли люди с психическими заболеваниями то, что они получают? Связи между меритократическими мировоззрениями и неявной и явной стигмой. Европейский архив психиатрии и клинической неврологии , 260 (8), 617-625. doi: 10.1007/s00406-010-0111-4

    Салминен, С. (1992). Гипотеза защитной атрибуции и серьезные несчастные случаи на производстве. Психологические отчеты , 70 (3, часть 2), 1195-1199. doi:10.2466/PR0.70.4.1195-1199

    Шейвер, К.Г. (1970). Защитная атрибуция: Влияние серьезности и значимости на ответственность, назначенную за несчастный случай. Journal of Personality and Social Psychology, 14(2),  101–113. дои: 10.1037/h00028777

    Скитка Л.Дж., Маллен Э., Гриффин Т., Хатчинсон С. и Чемберлин Б. (2002). Диспозиции, сценарии или мотивированная коррекция? Понимание идеологических различий в объяснениях социальных проблем. Журнал личности и социальной психологии, 83 (2), 470–487.

    Смирлз, К. (2004). Атрибуция ответственности в случаях сексуальных домогательств: человек и ситуация. Journal Of Applied Social Psychology , 34 (2), 342-365. doi:10.1111/j.1559-1816.2004.tb02551.x

    Тейлор, С.Э., и Фиске, С.Т. (1975). Точка зрения и восприятие причинности. Журнал личности и социальной психологии, 32 (3), 439–445.

    Тейлор, Д.М., и Дориа, Дж.Р. (1981). Корыстная и групповая предвзятость в атрибуции.Журнал социальной психологии,  113 (2), 201–211.

    Троп, Ю. и Альфиери, Т. (1997). Усилие и гибкость процессов диспозиционных суждений. Журнал личности и социальной психологии, 73 (4), 662–674.

    Улеман, Дж. С., Бладер, С. Л., и Тодоров, А. (ред.). (2005). Неявные показы . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Предвзятость атрибуции: что такое предвзятость атрибуции?

    h3

    h4

    h5
    h5
    h6

    Элемент форматированного текста позволяет создавать и форматировать заголовки, абзацы, цитаты, изображения и видео в одном месте вместо того, чтобы добавлять и форматировать их по отдельности. .Просто дважды щелкните и легко создавайте контент.

    Редактирование статического и динамического содержимого

    Элемент форматированного текста можно использовать со статическим или динамическим содержимым. Для статического контента просто перетащите его на любую страницу и начните редактирование. Для динамического содержимого добавьте поле форматированного текста в любую коллекцию, а затем подключите элемент форматированного текста к этому полю на панели настроек. Вуаля!

    Как настроить форматирование для каждого форматированного текста

    Заголовки, абзацы, блок-кавычки, рисунки, изображения и подписи к рисункам могут быть оформлены после добавления класса к элементу форматированного текста с помощью вложенной системы выбора «Когда внутри».

    Предвзятость атрибуции — это тенденция объяснять поведение человека ссылкой на его характер, а не на какой-либо ситуационный фактор. По сути, это приводит к тому, что мы переоцениваем значимость чьих-то личностных качеств и недооцениваем влияние их индивидуальных обстоятельств. Все еще в замешательстве? Прочтите несколько примеров, чтобы глубже погрузиться в эту бессознательную предвзятость.

    Примеры предвзятости атрибуции

    Пример № 1


    Ситуация . Вы едете по автомагистрали, и перед вами хаотично подрезает другой автомобиль.

    Предвзятая интерпретация — Вы можете сделать некоторые выводы о характере другого водителя, основываясь на его плохом вождении. Возможно, вы считаете их грубыми, высокомерными или агрессивными.

    Реальность . Однако вы не знаете, что водитель мчится в отделение неотложной помощи после серьезной аварии. Они плохо водят машину, потому что травмированы.

    Пример №2 


    Ситуация . Когда вы обедаете в компании, один из ваших друзей оставляет ресторану большие чаевые.

    Предвзятая интерпретация – Вы можете подумать, что ваш друг щедр по своей природе, оставляя чаевые.

    Реальность – Чего вы не знаете, так это того, что ваш друг на самом деле пытается произвести впечатление на остальную группу, давая большие чаевые.

    Пример №3 


    Ситуация . Учитель просит одного ученика стать «ведущим викторины» и придумать 5 вопросов, исходя из своих знаний, чтобы задать их другому ученику в классе.Другой ученик правильно ответил только на 1 вопрос. Затем учитель спрашивает остальную часть класса: «Кто, по вашему мнению, более умен?» вопросы, которые он сделал!).

    Реальность . В этом сценарии нет фактических доказательств, указывающих на интеллект ведущего или ученика. Класс основывал свое предположение на ограниченных и неверных данных, которыми они располагали, а именно: «кто знал больше всего ответов».

    (Примечание: этот пример на самом деле был экспериментом, проведенным в Университете штата Иллинойс)

    Различные типы предвзятости атрибуции ошибка’. Когда у нас нет полной картины ситуации, мы используем имеющуюся информацию, чтобы делать выводы — и они часто связаны с характером людей и обычно необоснованны. Хотя это и является сутью предвзятости атрибуции, существует ряд вариантов, в том числе:


    Абсолютная ошибка атрибуции — Предвзятость атрибуции на групповом уровне.Это вера в то, что положительные действия, совершаемые нашей собственной «группой», являются результатом «хороших» личностных качеств. И наоборот, положительные действия, совершенные другими группами, рассматриваются в большей степени как результат ситуативных факторов.

    Предвзятость враждебной атрибуции — Идея о том, что мы интерпретируем двусмысленное поведение как внешне враждебное. Шепот, например, считается злонамеренным, несмотря на отсутствие доказательств, позволяющих предположить это.

    Корыстная предвзятость – Аналогично «меритократической гордыне».Это вера в то, что собственные успехи человека являются прямым следствием его характера и способностей, а не удачи или других ситуационных факторов. Точно так же корыстная предвзятость заставляет нас возлагать вину за наши неудачи на внешние, а не внутренние причины.

    Предвзятость атрибуции и прием на работу 


    Предвзятость атрибуции может явно влиять на многие аспекты нашей жизни. Однако одна область, где это особенно заметно, — это мир труда. Предвзятость атрибуции может проникнуть в процесс найма, заставляя работодателей нанимать людей на основе факторов, которые не обязательно связаны с их навыками.

    CV, например, не свидетельствуют о способностях кандидата. Когда рекрутер видит оценки кандидата, он делает предположения о его навыках — лучше или хуже. Это случай предвзятости атрибуции.

    Вместо того, чтобы копаться в устаревших резюме, которые служат только для того, чтобы вызвать нашу бессознательную предвзятость, работодатели должны вместо этого использовать образцов работы .

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.