Характер конфликта: Конфликт глазами лингвиста Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

Содержание

Во Франции представлены рекомендации по регулированию конфликта интересов в коммерческом секторе

Документ разработан для использования компаниями бизнес-сектора и государственными учреждениями, осуществляющими промышленную и коммерческую деятельность, и содержит рекомендации по выявлению ситуаций конфликта интересов, их предотвращению и урегулированию.

1. Конфликт интересов как коррупционный риск

Как отмечено в Руководстве, регулирование конфликта интересов является важной составляющей деятельности по предупреждению коррупции как в государственном, так и в частном секторах. Хотя нахождение лица в ситуации конфликта интересов само по себе не является правонарушением, в случае непринятия надлежащих мер по его урегулированию конфликт интересов может перерастать в коррупционное преступление, такое как подкуп должностных лиц, коммерческий подкуп, злоупотребление влиянием, незаконное сохранение интересов у должностного лица, фаворитизм и т.д. При этом за совершение указанных преступлений к ответственности могут быть привлечены не только должностные лица и организации государственного сектора, но и коммерческие компании, в том числе по обвинению в участии в сговоре, посредничестве или подстрекательстве к совершению преступления, отмывании доходов. В этой связи регулирование конфликта интересов является важным направлением антикоррупционной деятельности как в государственном, так и в частном секторах.

Однако, как отмечают авторы документа, на данный момент термин «конфликт интересов» определен только применительно к публичному сектору: так, согласно Закону от 11 октября 2013 г. №2013-907 «О прозрачности публичной жизни» (Loi n° 2013-907 du 11 octobre 2013 relative à la transparence de la vie publique), под конфликтом интересов на государственной службе понимается любое несоответствие между общественными и частными интересами, которое влияет или может повлиять на независимое, беспристрастное и объективное выполнение функций государственным служащим.

Для соблюдения единообразия AFA в своем Руководстве вводит понятие «конфликта интересов» и для коммерческих организаций, определяя его как любое несоответствие между функциями, которое лицо выполняет в организации, и его личными интересами, если оно влияет или может повлиять на независимое, беспристрастное и объективное выполнение им соответствующих функций. Например, лицо, ответственное за найм персонала, исходя из данного определения, будет находиться в ситуации конфликта интересов в случае, если одним из кандидатов на должность окажется его родственник.

Кроме того, составители Руководства подчеркивают необходимость учета таких характеристик конфликта интересов, как:

  • прямой или косвенный характер: личная заинтересованность, порождающая конфликт интересов, может возникать как у самого работника, так и, например, у его родственников;
  • реальный или потенциальный характер: в случае реального конфликта интересов работник уже находится в ситуации, когда его личные интересы идут вразрез с интересами организации / с выполняемыми функциями, в случае потенциального – несоответствие между интересами работника и интересами компании / выполняемыми функциями может возникнуть при определенном стечении обстоятельств. Так, потенциальным конфликтом интересов будет являться ситуация, когда сотрудник отдела закупок организации, объявляющей тендер, является родственником менеджера отдела продаж компании, которая с большой долей вероятности примет в нем участие, а когда указанная компания подаст документы на участие в закупке, конфликт интересов уже станет реальным;
  • срок возникновения личной заинтересованности, которая может появиться в прошлом, настоящем или будущем; от этого следует отталкиваться при введении ограничений и запретов для работников организаций, например, судебные представители не могут выполнять свои функции в отношении физических или юридических лиц, от которых они прямо или косвенно получали вознаграждение в течение последних 5 лет;
  • значимость личных интересов – как отмечено в Руководстве, регулированию в первую очередь подлежат такие ситуации, в которых личный интерес оказывается достаточно значительным, чтобы повлиять (или казаться влияющим) на работника и способным сподвигнуть его не ненадлежащее выполнение своих обязанностей;
  • мнимые конфликты интересов – авторы документа обращают внимание на необходимость распространения регулирования на «кажущиеся» конфликты интересов, которые могут нанести ущерб имиджу организации и подорвать к ней доверие.

2. Выявление конфликта интересов

В своем Руководстве AFA традиционно рассматривает три ключевых элемента регулирования конфликта интересов: выявление, предупреждение и урегулирование.

Что касается первого элемента – выявления конфликта интересов, – авторы документа указывают, что существует неограниченное число ситуаций конфликта интересов, возникающих как внутри организации (например, наличие родственных связей между сотрудниками, работающими в одном отделе), так и при взаимодействии с контрагентами (например, наличие у сотрудника организации финансового интереса в деятельности конкурирующей компании), и, так как охватить регулированием все возможные ситуации не представляется возможным, рекомендуют организациям в первую очередь обращать внимание на конфликты интересов, затрагивающие:

  • «чувствительные процессы» – процессы, в рамках реализации которых возникновение конфликта интересов наиболее вероятно может нанести ущерб организации, например, закупки, финансирование (взносы, займы, гранты и т.д.), инвестиционная деятельность, подготовка финансовой отчетности, управление человеческими ресурсами и т.д.;
  • «чувствительные функции» – функции, выполнение которых наиболее подвержено рискам возникновения конфликтов интересов; после определения таких функций в Руководстве рекомендуется провести анализ ситуаций, в которых выполняющие их работники могут отдавать предпочтение личным интересам в урон интересам организации;
  • «чувствительные процессы операционной деятельности», например, поиск новых рынков, взаимодействие с государственным сектором и т.д.

С этой целью авторы рекомендуют организациям составить карту рисков возникновения конфликтов интересов или, если организация подпадает под действие Закона от 9 декабря 2016 г. № 2016-1691 «О прозрачности, борьбе с коррупцией и модернизации экономической жизни» (Loi n° 2016-1691 du 9 décembre 2016 relative à la transparence, à la lutte contre la corruption et à la modernisation de la vie économique), дополнить имеющуюся общую карту коррупционных рисков сведениями о рисках возникновения конфликтов интересов.

Для обеспечения выявления конфликтов интересов авторы документа предлагают организациям такие меры, как:

  • внедрение процедуры периодического декларирования интересов для отдельных категорий сотрудников, например, занимающихся лоббистской деятельностью, а также представления деклараций интересов при приеме на работу, назначении на должность или переходе на иную должность;
  • установление обязанности ситуационного уведомления о возникновении конфликта интересов;
  • ведение специального реестра деклараций интересов, а также реестра повторяющихся конфликтов интересов, составленного на основе ситуационных уведомлений о конфликтах интересов.

Кроме того, рекомендуется внедрить дополнительные процедуры оценки контрагентов для целей регулирования конфликта интересов, например, устанавливая в договорах обязанность декларировать конфликты интересов и раскрывать информацию о наличии политически значимых лиц в числе бенефициарных собственников контрагента, а также включая в процесс оценки добросовестности контрагентов процедуры проверки наличия связей между сотрудниками, менеджерами, директорами, бенефициарными собственниками и т.д. контрагента и искомой организации.

Одновременно в Руководстве приводятся примеры типовых ситуаций конфликта интересов, которые разделены на несколько групп в зависимости от того, в какие правонарушения они могут перерасти в случае отсутствия надлежащего регулирования со стороны организации:

  • конфликт интересов, который может привести к преступлению, связанному со взяточничеством: например, должностное лицо (сотрудник), принимающее решение о присуждении контракта на поставку товаров (выполнение работ, оказание услуг), способствует присуждению победы компании, которая пообещала указанному лицу выгодное трудоустройство в будущем, хотя ее товары (работы, услуги) не являлись лучшим предложением в рамках проводимой закупки с точки зрения интересов организации;
  • конфликт интересов, который может привести к фаворитизму или незаконному извлечению выгоды: к примеру, предоставление конфиденциальной информации об условиях проводимой закупки организации, в которой работает родственник должностного лица (сотрудника) заказчика, ответственного за заключение контрактов;
  • конфликт интересов, который может привести к преступлению, связанному с торговлей влиянием: например, использование личных связей с должностными лицами для получения государственного контракта;
  • конфликт интересов, который может привести к нецелевому расходованию корпоративных активов: например, если председатель совета директоров организации уполномочен принимать решение о погашении долговых обязательств, а основным акционером компании-заемщика является его жена, то он, действуя в интересах жены, может одобрить списание долга такой компании без его фактического возмещения, что будет наносить ущерб интересам организации, лишая ее соответствующих денежных средств.

3. Предупреждение конфликта интересов

При реализации второго элемента – принятии мер по предупреждению конфликта интересов, – следует учитывать выявленные ранее риски возникновения конфликтов интересов, а также специфические характеристики организации (ее сферу деятельности, организационную структуру, местонахождение и т.д.).

Деятельность по предупреждению конфликтов интересов при этом включает, в том числе:

  • разработку и принятие политики организации по предотвращению и урегулированию конфликта интересов; при этом ее основные принципы могут быть включены в кодекс поведения работников организации, в то время как процедурные аспекты, касающиеся предупреждения конфликта интересов, должны быть закреплены в форме отдельного документа;
  • разработку политики в отношении подарков и приглашений, в которой может быть предусмотрен, в том числе порядок согласования соответствующих действий и/или необходимость ведения специального реестра;
  • внедрение процедуры ротации сотрудников, функции которых отнесены к «чувствительным», и т.д.

Одновременно организации следует создавать благоприятный климат для раскрытия информации о возникновении конфликта интересов, в том числе за счет:

  • информирования и проведения обучения работников, руководителей и директоров, в первую очередь замещающих наиболее подверженные рискам возникновения конфликта интересов должности;
  • назначения лица, ответственного за контроль соблюдения требований, касающихся конфликтов интересов, которое, среди прочего, сможет консультировать сотрудников относительно того, является ли та или иная ситуация конфликтом интересов;
  • информирования контрагентов об обязанности (при наличии) декларирования конфликтов интересов и уведомления о наличии политически значимых лиц в числе бенефициарных собственников.

4. Урегулирование конфликта интересов

В случае, когда конфликт интересов уже возник, эксперты AFA рекомендуют сначала определить, насколько значимость личных интересов соответствующего лица в данном случае преобладает над его готовностью надлежащим образом выполнять свои функции в организации, а затем, при необходимости, принять меры по урегулированию конфликта интересов, например:

  • усилить контроль за деятельностью такого лица;
  • изменить полномочия, задачи, обязанности и т.д. соответствующего лица;
  • предусмотреть необходимость самоотвода работника в ситуации конфликта интересов, например, отказа от участия в определенной процедуре, выхода из состава комиссии по оценке кандидатов на трудоустройство или комиссии по выбору поставщиков;
  • делегировать функции, в рамках выполнения которых может возникать конфликт интересов, иному сотруднику, который не находится в подчинении лица, находящегося в ситуации конфликта интересов;
  • предусмотреть возможность отказа от интереса, например, продажи акции или их передачи в доверительное управление;
  • предусмотреть возможность сохранения интереса, если он является незначительным и с низкой долей вероятности может спровоцировать работника на ненадлежащее исполнение своих обязанностей;
  • уволить работника.

Хотя, как отмечено в документе, трудно заранее определить, какие меры урегулирования конфликта интересов окажутся надлежащими в конкретной ситуации, авторы рекомендует организациям предусмотреть методологию, в которой будут определены примерные критерии выбора тех или иных мер с тем, чтобы повысить объективность принимаемых решений.

Кроме того, эксперты AFA отмечают необходимость документального оформления всех принимаемых решений, в том числе внесения сведений о принятых мерах урегулирования вместе с аргументацией их обоснованности в специальный реестр (при наличии).

5. Санкции

Как уже отмечалось, само по себе нахождение работника в ситуации конфликта интересов не является правонарушением и потому не должно наказываться.  Вместе с тем, действия и решения, принятые работником несмотря на наличие конфликта интересов, а также неуведомление о конфликте интересов может повлечь применение мер дисциплинарной или гражданской ответственности. При этом доказать факт неправомерных действий будет проще, если организация внедрила систему мер по предотвращению конфликта интересов (кодекс поведения, политику в отношении подарков и приглашений, проведение информационно-просветительских мероприятий, положения об ответственности в трудовом договоре и т.д.).

Вестник НАТО — Гибридная война: новые угрозы, сложности и «доверие» как антидот

Можно утверждать, что характер международной безопасности и конфликтов остается тем же. Государства, как и прежде, втянуты в военное и экономическое соперничество с нулевой суммой, военные конфликты по-прежнему кажутся неизбежными, без конца возникают дилеммы безопасности и постоянно требуется уравновешивание, и т.д. и т.п. Однако modus operandi (способ действий) не такой, как раньше. Конфликты ведутся новыми, новаторскими и радикально иными способами. С появлением современной гибридной войны речь идет все меньше и меньше о смертоносной или физической силе.

Важно отметить, что концепция гибридной войны может быть не так уж и нова. Многие специалисты утверждают, что она стара, как война. Тем не менее в последние годы эта концепция приобрела более широкую популярность и актуальность, по мере того как государства используют негосударственных игроков и информационные технологии, чтобы подчинить своих противников во время или, что еще важнее, в отсутствие прямого вооруженного конфликта.

Российский спецназ в Крыму. Их называют порой «зеленые человечки»; они были одной из наступательных «колонн», что привело к незаконной аннексии Россией Крыма Украины. @ Global Security Review

Прежде чем углубляться в концепцию, важно подчеркнуть, что в современную эпоху гибридная война стала особенно популярной в политических дебатах после двух важных событий. Во-первых, в 2005 году двое американских официальных военных представителей написали о «подъеме гибридных войн» и подчеркнули сочетание обычных и нетрадиционных стратегий, методов и тактических приемов в современной борьбе, а также психологические аспекты современных конфликтов и аспекты, связанные с информацией. Во-вторых, в 2014 году Россия захватила Крым и добилась своих целей за счет смешения спецназа, присутствие которого отрицалось, местных вооруженных игроков, экономической мощи, дезинформации и умелого использования общественно-политической поляризации Украины.

Гибридная война остается спорной концепцией, и нет общепринятого определения гибридной войны. Ее подвергли большой критике в связи с отсутствием концептуальной ясности, в связи с тем, что это лишь общая фраза или модное словечко и в связи с тем, что ничего нового в политические дебаты это не привнесло. Тем не менее, благодаря этой концепции можно хорошо разобраться в современных и будущих проблемах обороны и безопасности.

Говоря простыми словами, гибридная война означает взаимодействие или сочетание обычных и нетрадиционных инструментов силы и диверсионных действий. Происходит синхронизованное смешение этих инструментов или средств, чтобы воспользоваться уязвимыми сторонами соперника и добиться синергетического воздействия.

Кинетические средства и некинетические методы смешиваются для того, чтобы оптимальным образом причинить максимальный урон воюющему государству. Более того, существует две характерные черты гибридной войны. Во-первых, разграничительная линия между войной и миром четко не просматривается. Это означает, что трудно распознать порог войны. Война становится неразличимой, и материализовать ее трудно.

Гибридная война ниже порога войны или прямого открытого насилия приносит дивиденды, хотя это проще, дешевле и сопряжено с меньшим риском, чем кинетические операции. Намного проще проплатить и организовать дезинформацию вместе с негосударственными субъектами, чем ввести танки на территорию другой страны или отправить истребители в ее воздушное пространство. Затраты и риск гораздо меньше, а ущерб можно причинить реальный. При этом главный вопрос: а можно ли вообще вести войну без прямых боевых или физических столкновений? Поскольку гибридная война проникла в межгосударственные конфликты, на этот вопрос можно дать утвердительный ответ. Это по-прежнему тесно связано с философией войны. Как говорил древний военный стратег Сунь Цзы, высшее военное искусство – покорить врага без боя.

Вторая отличительная черта гибридной войны связана с двусмысленностью и установлением ответственности. При гибридных нападениях, как правило, очень много неясности. Гибридные игроки заведомо создают неясность и усиливают ее, с тем чтобы было сложно установить ответственность и принимать ответные меры. Иными словами, страна, которая подвергается удару, либо не способна выявить гибридное нападение, либо не способна установить, на каком государстве лежит ответственность за нанесение или спонсирование этого удара. Субъект гибридной борьбы выгодно использует пороги выявления и установления ответственности, и таким образом государству, ставшему мишенью гибридных действий, трудно выработать политические и стратегические ответные меры.

Как показывают недавние исследования войн в Афганистане и Ираке, полномасштабные войны могут быть сопряжены с очень большими расходами в плане людских, экономических, а также социальных и политических потерь, даже если силы и средства конфликтующих сторон или противников несопоставимы. Ввиду быстрого технологического прогресса и роста асимметричной борьбы полномасштабная война может быть неэффективной, даже если противник обладает меньшими ресурсами и мощью. Таким образом, победить может оказаться совсем не просто.

Как показывают недавние исследования войн в Афганистане и Ираке, полномасштабные войны могут быть сопряжены с очень большими расходами в плане людских, экономических, а также социальных и политических потерь, даже если силы и средства конфликтующих сторон или противников несопоставимы. Ввиду быстрого технологического прогресса и роста асимметричной борьбы полномасштабная война может быть неэффективной, даже если противник обладает меньшими ресурсами и мощью. Фото: © The Journalist’s Review

Воевать становится более затратным, и в распоряжении государств все время появляются новые инструменты, поэтому может уже не так хотеться вести полномасштабные войны. Это не значит, что конфликты пойдут на убыль; это значит, что динамика войны меняется. Именно в этом контексте государства все больше и больше прибегают к гибридной борьбе ниже порога вооруженных конфликтов, преследуя свои цели в области безопасности с нулевой суммой. Одним словом, в целом условия безопасности радикально меняются, хотя характер конфликтов остается тем же.

Как сказал выдающийся военный стратег Клаузевиц: «Война есть ничто иное, как продолжение политики иными средствами». Быть может, это по-прежнему верно, однако с приходом современной гибридной войны средств ведения войны стало намного больше. Это означает, что матрица политика-война стала еще более сложной, поскольку динамика войны постоянно меняется. Отныне война означает целый ряд возможностей. Иногда это подразумевает кинетические операции вместе с использованием негосударственных субъектов. Иногда могут совершаться кибернападения на критически важные объекты инфраструктуры параллельно с дезинформационными кампаниями. Способов много, равно как и возможностей объединять их или использовать параллельно.

Из-за гибридной войны динамика конфликта становится более темной не только потому, что появляется широкий и растущий инструментарий подрыва противника, но и потому что возникает возможность лишить его безопасности на двух фронтах одновременно. Это также связано с общими целями гибридной войны. Что касается потенциала, политические, военные, экономические, социальные, информационные и инфраструктурные уязвимые стороны атакуемого государства используются в такой мере, что государство ощутимо и функционально ослабевает.

Второй фронт, на котором ведется подрыв безопасности государства, носит идейный характер и связан с легитимностью государства. Как отмечено в докладе Норвежского агентства развития, «легитимность государства – это сама основа связи между государством и обществом, обоснование авторитета государства». Легитимность – оплот и символ власти государства.

Стремясь расшатать общественный договор, связующий государство и его составные части в единое цело, субъект гибридной войны пытается подорвать доверие между институтами государства и людьми. В результате этого государство теряет свою легитимность, которая в современную эпоху является в большой мере функцией доверия общественности, и, в свою очередь, теряет свою способность действовать как Левиафан во внутренней сфере. Таким образом, в результате гибридных нападений наносится ущерб как идейным устоям государства, так и его способности нормально функционировать.

С учетом комплексного характера и динамики гибридной войны, экспертами был предложен целый ряд политических и стратегических ответных мер. Среди них – тщательные меры выявления, сдерживания, противодействия и реагирования на гибридные угрозы. Однако ввиду информационного фактора и того, что когнитивная и социальная сфера становятся краеугольным камнем гибридной войны, любые решения, не предусматривающие мер укрепления доверия, вряд ли смогут предложить эффективные антидоты.

Мы уже говорили о том, что гибридная война зачастую ведется ниже традиционного порога войны. При этом роль гражданского населения выдвигается на первый план: как оно думает и поступает по отношению к государству. Современные цифровые платформы и платформы социальных сетей позволяют субъектам гибридной войны довольно легко влиять на гражданское население в ущерб государства-противника. Хорошим примером тому служат российские антизападные дезинформационные кампании в Интернете, некоторые из которых едва различимы, но очень серьезны.

Как уже говорилось ранее, без людей государство мягкотело. Народ – источник легитимности и силы государства. Это прежде всего относится к странам с демократической формой правления. Если вбивать клин между государством и народом, можно создать условия для краха этого государства. А именно на это и направлены действия субъекта гибридной войны до порога войны.

Гибридные угрозы зачастую рассчитаны как раз на уязвимые стороны государства-мишени или межгосударственных политических сообществ. Цель состоит в том, чтобы использовать их, пока они не станут настолько глубоки, что приведут к созданию или обострению поляризации на национальном и международном уровне. В результате этого происходит опасное выхолащивание основных ценностей сосуществования, гармонии и плюрализма внутри демократических обществ и между ними, а также способности политического руководства к принятию решений. В конечном итоге, гибридные угрозы подрывают доверие.

Именно поэтому укрепление доверия должно считаться основным заслоном от гибридных угроз, особенно тех, которые направлены на подрыв демократических государств и форм правления. Более того, доверие – условие sine qua non, необходимое для того, чтобы политические или стратегические меры, принимаемые в ответ на гибридные угрозы, принесли плоды. Иными словами, без доверия ничего не получится и ничто не даст искомых результатов.

Доверие не должно пониматься как односложное или одномерное явление. Оно требуется на нескольких уровнях и в множестве областей. В частности, чтобы решения правительств выполнялись, люди должны доверять органам государства. Вызывает тревогу, что во многих западных странах, как свидетельствуют факты, институты государства утрачивают свой авторитет из-за снижения доверия общественности. В США доверие общественности снизилось с 73 процентов в 50-е годы до 24 процентов в 2021 году. Аналогичным образом с 70-х годов уровень доверия в Западной Европе постепенно снижается.

Важно не только доверие к государству со стороны общественности. Важно также доверие людей друг к другу. Всплеск популизма в разных точках мира, в частности, в западных странах, – симптом растущей общественно-политической поляризации политических сообществ. В результате этого под угрозой оказывается не только гармония внутри общества, но и социальная и политическая структура сообщества, что затрудняет выработку консенсуса при принятии решений на всех уровнях.

Укрепление и восстановление доверия по-прежнему критически важно для создания прочной устойчивости перед лицом гибридных угроз, создающих острую угрозу безопасности государства и общества. Укрепление доверия в сообществах и между ними должно быть главной целью усилий по нейтрализации гибридной войны и гибридных угроз. Для этого требуется постоянная структурная и политическая работа по упрочению связей между государством и народом с опорой на значимую транспарентность, ответственность и всеобщую вовлеченность.

Это первая статья из мини-серии о «серой зоне», посвященной гибридным угрозам, войне и обороне.

Интеграция образования — 11. Алейников А. В., Стребков А. И. Междисциплинарность как методологический базис анализа феномена конфликта и образовательной программы «Конфликтология»

Скачать статью в pdf.

УДК 378.14:316.48

DOI: 10.15507/1991-9468.086.021.201701.138-151

 

МЕЖДИСЦИПЛИНАРНОСТЬ КАК МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ БАЗИС АНАЛИЗА ФЕНОМЕНА КОНФЛИКТА И ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ПРОГРАММЫ «КОНФЛИКТОЛОГИЯ»

Алейников Андрей Викторович
доцент кафедры конфликтологии ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет» (199134, Россия, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7-9), доктор философских наук, доцент, ORCID: http://orcid.org/0000-0003-2942-5021 , Researcher ID: F-5286-2013, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Стребков Александр Иванович
профессор кафедры конфликтологии ФГБОУ ВО «Санкт-Петербургский государственный университет» (199134, Россия, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7-9), доктор политических наук, ORCID: http://orcid.org/0000-0002-9081-3165 , Researcher ID: F-6795-2015, Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Введение: в статье исследованы закономерности развития и процесс институционализации конфликтологии как науки и образовательной дисциплины. Особое внимание уделено проблематизации основных черт междисциплинарного анализа конфликта, выделены трудности и проблемы структурирования политико-юридического пространства подготовки конфликтологов в России..
Материалы и методы: методологической основой исследования является междисциплинарная парадигма анализа конфликта, предполагающая его рассмотрение не только в качестве источника разрушений и гибели, но и как источника развития общества. Проанализирован практический опыт Санкт-Петербургского государственного университета по реализации образовательной программы по направлению подготовки «Конфликтология».
Результаты исследования: обосновано, что утверждение конфликтологии как особого знания связано с актуализацией теоретического осмысления и практического применения инструментов, преобразующих разрушительную силу конфликта. Выделены основные характеристики и классификация иерархично структурированных уровней функционирования теории конфликта и образовательной программы по конфликтологии, представлен междисциплинарный характер учебного плана и профессиональных компетенций выпускника..
Обсуждение и заключения: на основе анализа адаптационных практик выпускников образовательной программы обозначены проблемы, сдерживающие перспективное развитие конфликтологии как институционализированной саморефлексии социума о противоречиях в России. Представлены основные направления интеграции образовательных программ по конфликтологии для подготовки специалистов высокой квалификации в области разрешения конфликтов и поддержания мира в организационно-управленческой деятельности посредством организации мирных социальных взаимодействий и минимизации конфликтного потенциала решений в управлении. Проведенное исследование позволяет утверждать, что профилирующее содержание конфликтологии определяется необходимостью охвата знаний о системе и процессах конфликтного и мирного взаимодействия, институтах, средствах и гуманитарных технологиях урегулирования конфликтов и поддержания мира. С точки зрения авторов статьи, программа должна осуществляться на междисциплинарной основе, систематизируя знания о конфликте и разрабатывая матрицы оптимального поведения в ситуациях конфликта и сотрудничества.

Ключевые слова: конфликт; технологии урегулирования конфликтов и поддержания мира; общество; конфликтный потенциал; теория конфликта; конфликтологические компетенции; конфликтологическое образование; междисциплинарность

Для цитирования: Алейников А. В., Стребков А. И. Междисциплинарность как методологический базис анализа феномена конфликта и образовательной программы «Конфликтология» // Интеграция образования. 2017. Т. 21, № 1. С. 138–151. DOI: 10.15507/1991-9468.086.021.201701.1 38-151

Заявленный вклад авторов: Алейников Андрей Викторович – проведение концептуального анализа подходов к междисциплинарной методологии исследования феномена конфликта; подготовка литературного обзора; критический анализ и доработка текста; формирование выводов. Стребков Александр Иванович – научное руководство; разработка концептуальных подходов исследования; развитие методологии; подготовка начального проекта текста статьи; поиск аналитических материалов в отечественных и зарубежных источниках; развитие практических аспектов реализации программы «Конфликтология» в деятельности образовательных организаций.

Авторы прочитали и одобрили окончательный вариант рукописи.

 

“Гибридная” или “сложносоставная” война? Уроки украинского конфликта

Вскоре после вспышки открытого конфликта на Украине стало модным интерпретировать данный конфликт как «гибридную войну»[1]. Однако военное и политическое измерение войны расширилось далеко за пределами данной концепции. Украинский конфликт явился скорее «сложносоставной» войной, чем «гибридной»: средства и методы, использованные сторонами, типичны для раннего постсоветского периода, в комбинации с некоторыми новыми военно-техническими элементами, а также способами боевых действий и стратегий классической эры Холодной войны. Конфликт продемонстрировал обновленное значение сухопутных войск и вооружений для европейской безопасности. Возможно, он также установил новые стандарты для любых потенциальных будущих конфликтов в постсоветском регионе.

Гибридная война: «Новая-старая» концепция или просто слоган?

В феврале 2013 г., более чем за год до украинского конфликта, Валерий Герасимов, начальник Генерального штаба Вооруженных Сил России, представил основы «гибридных» способов боевых действий, которые включают формально невоенные методы (политические, экономические и информационно-пропагандистские) и скрытые военные действия. После вспышки конфликта в Украине, его анализ был интерпретирован в качестве шаблона для российских действий в Крыму, а впоследствии – на Донбассе.

Однако генерал Герасимов не был изобретателем концепции «гибридной войны», равно как она не является исключительно российской военной концепцией. Боевые действия, осуществляемые регулярными и иррегулярными войсками и включающие элементы «гибридной войны», присущи почти всем вооруженным конфликтам. Данные элементы включают вовлечение частных военных компаний, повстанческие и противоповстанческие действия, терроризм, а также широкое использование информационной войны и действий, направленных на разрушение экономического и политического строя противника. Одновременная комбинация обычных и иррегулярных способов боевых действий на едином операционном поле является одной из основных особенностей гибридной войны.

Украинский конфликт в реальности являлся «гибридной войной» только на первом этапе, до лета 2014 г. Позднее, масштабы конфликта увеличились, и конфликт трансформировался в почти рутинную войсковую операцию, с широкомасштабным использованием танковых частей и артиллерии (хотя со сравнительно  ограниченным использованием военно-воздушных сил). С августа 2014 г., когда батальонные тактические группы (БТГ) Российской армии в открытую столкнулись с украинской армией вблизи Илловайска, конфликт сместился от гибридной войны к тому, что можно назвать «сложносоставной войной».

Сложносоставные методы боевых действий предполагают «гибридную» комбинацию регулярных/иррегулярных действий, гражданскую войну и  нескрываемое вовлечение регулярной армии. Сложносоставной характер конфликта мог быть заметен, к примеру, в ходе зимних боев 2014-2015 гг. за Донецкий аэропорт и Дебальцево. В этих боях украинской армии противостояло сочетание местных проророссийских иррегулярных боевиков, российских «добровольцев», бойцов российских элитных войск и спецназа в опознавательных знаках различия Луганской и Донецкой Народных Республик, и даже несколько регулярных российских тяжелых танковых и мотострелковых БТГ.   

Однако сложносоставная война также подразумевает сочетание классических и современных методов ведения боевых действий, включая использование устаревших и самых передовых вооружений и снаряжения. Украинский конфликт был сложносоставным также и с технической стороны. Беспилотные летательные аппараты (БПЛА), цифровые системы управления, контроля, связи, целеуказания и разведки, а также современные компактные противотанковые и зенитные ракеты сопровождались тяжелыми танковыми и механизированными подразделениями, поддерживаемыми артиллерией и ракетными системами.

Новая роль для сухопутных войск: уроки, извлеченные с украинских полей сражений

В ходе украинского конфликта впервые со времен Второй мировой войны Европа столкнулась с широкомасштабными сухопутными боями с использованием столь большого количества танковых и мотопехотных войск. Конфликт также продемонстрировал на европейском театре потенциал для быстрой эскалации высокого уровня без активного вовлечения боевой авиации.

Эволюция украинского конфликта в «сложносоставные», но преимущественно сухопутные боевые действия убедили Соединенные Штаты и НАТО, что традиционные сухопутные войска все еще играют важную роль в современной европейской архитектуре безопасности. Американские танки M-1 «Абрамс», которые были выведены из Германии всего лишь летом 2013 г., вернулись на континент следующей весной. Небольшие, символические подразделения Армии США «временно» дислоцировано в новых странах НАТО в Восточной Европе: Польше, Румынии, Литве, Эстонии и Латвии. С весны парашютисты из 173-й воздушно-десантной бригады США осуществляют совместные учения с армиями этих стран, и Пентагон планирует дислоцировать дополнительные сухопутные войска США в Европе на постоянной основе. Соединенные Штаты также тренируют украинские войска и участвуют в совместных военных учениях в Грузии.

Подготовка сухопутных войск является ключевым элементом создаваемых Объединенных сил НАТО. Формирование Сил немедленного реагирования, совместные военные учения 173-й воздушно-десантной бригады, демонстративный марш 2-го кавалерийского полка США через Восточную Европу, и перспективы постоянного развертывания дополнительных войск США в некоторых новых членах НАТО вполне соответствуют ключевому элементу системы сдерживания в стиле Холодной войны, известному как «система растяжек» (“trip-wires”). Как отмечают Сэмюэл Чарап и Джереми Шапиро, «язык военного сдерживания, политико-дипломатического сдерживания и экономической изоляции вернулся из заслуженного отдыха на пенсии». В этом контексте передовое развертывание даже «символических» сухопутных войск НАТО или США в Восточной Европе может играть почти ту же роль, что и дислокация войск натовских союзников в Западном Берлине во время Холодной войны.

Однако в наибольшей степени возросшей значимостью сухопутных войск воспользовалась Россия. Еще с периода Российской империи и советских времен, сухопутные войска играли ключевую роль в структуре российской армии, являясь наиболее убедительным элементом военно-стратегического проецирования российской мощи на соседей. Наиболее яркой иллюстрацией продолжающейся концентрации России на сухопутных войсках стал парад ко Дню победы в мае 2015 г., когда с размахом были продемонстрированы новые бронированные машины и техника сухопутных войск, например, танк Т-14 «Армата», боевые бронированные машины Т-15 и «Курганец», а также самоходная гаубица «Коалиция». Позднее в тот же месяц, в ходе совещания представителей российского военного командования и промышленности, президент Владимир Путин обязался ускорить перевооружение сухопутных войск России. Однако это произойдет за счет средств из бюджета российского военно-морского флота, хотя правительство сохранит в качестве приоритетов ускоренное восстановление Черноморского флота и модернизацию морского компонента ядерной триады России.

Другим примером возрастающей значимости, придаваемой Россией сухопутным войскам, является ускоренное воссоздание трех новых танковых и мотострелковых дивизий: 2-й Гвардейской Таманской мотострелковой, 4-й Гвардейской Кантемировской танковой, и 10-й Гвардейской танковой дивизий. Первые две дивизии станут основой первой после окончания Холодной войны сформированной танковой армии – 1-й Гвардейской танковой армии. 10-я Гвардейская дивизия, находящаяся в процессе формирования, будет дислоцирована в местечке Богучар Воронежской области, рядом с границей Украины. Планируется, что 10-я Гвардейская дивизия войдет в состав другой новой армии – 20-й Гвардейской общевойсковой армии. Обе новые армии – 1-я Гвардейская танковая и 20-я Гвардейская общевойсковая – входят в состав российского Западного Военного округа, и в операционном плане ориентированы преимущественно на Украину. Они должны стать первыми войсковыми объединениями, которые в 2016-2017 гг. планируется оснастить новейшими бронетанковыми системами, такими как «Армата» и «Курганец».

Украинский конфликт также подтвердил важность профессиональных, легких и мобильных частей специального назначения. Усиление мощи, точности и дальности стрельбы легкого и стрелкового оружия дает возможность даже небольшим подразделениям решать боевые задачи, которые ранее ставились перед более крупными войсковыми соединениями. К примеру, элитные войска, входящие в состав недавно созданного Командования российских Сил специальных операций, а также спецназ ГРУ, Воздушно-десантные войска (ВДВ) и морская пехота, сыграли решающую роль в действия России в Крыму и на Донбассе.

Сложносоставные войны: новое будущее для постсоветских конфликтов

Военные уроки украинского конфликта могут также быть проецированы и на другие конфликты на постсоветском пространстве, особенно на соседнем Кавказе. Одним из уроков стало то, что боевая авиация возможно не будет играть решающую роль, с учетом сегодняшних эффективных систем ПВО. Украинский конфликт также продемонстрировал возросшую значимость БПЛА, хотя они в основном все еще остаются средством поддержки, разведки и целеуказания, а не самостоятельным типом военной техники. Наконец, хотя крупнокалиберные реактивные системы залпового огня («Смерч», «Ураган») и тактические ракетные системы («Точка-У») широко использовались  всеми сторонами, они так и не стали решающими факторами ни для одной из сторон.

В контексте нагорно-карабахского конфликта это весьма поучительное обстоятельство. Азербайджанское руководство надеется на возможность использования крупнокалиберных реактивных систем залпового огня и тактических ракетных систем как дистанционную гарантию при возобновлении широкомасштабных боевых действий. Однако боевые действия на Донбассе продемонстрировали, что данные типы дальнобойных вооружений не являются «чудо-оружием», которое может обеспечить быструю и бескровную победу.

В настоящее время ситуация вокруг Нагорного Карабаха характеризуется не как «гибридная война», а скорее как «конфликт низкой интенсивности». Постоянные пограничные стычки и снайперская война продолжаются вдоль всей линии соприкосновения. Тем не менее, ситуация может измениться. Одним из символов «гибридной войны» в Украине было вовлечение военнослужащих регулярной российской армии без опознавательных знаков (или с символикой ДНР или ЛНР). Схожая ситуация может возникнуть в случае открытого полномасштабного конфликта в Нагорном Карабахе. Турецкие «добровольцы» уже принимали участие в боевых действиях в Нагорном Карабахе в 1990-х гг. По некоторым сведениям, небольшое подразделение турецкой армии еще с 1990-х гг. дислоцировано в азербайджаннонаселенном анклаве Нахичеван для осуществления учебно-тренировочных и разведывательных функций. Турецкие войска специального назначения с азербайджанскими опознавательными знаками различия могут присоединиться к частям азербайджанской армии, оснащенным тяжелой бронетехникой и артиллерией, в попытке осуществления блицкрига против Нагорного Карабаха.

Уроки, которые Грузия вынесла из своей собственной войны с Россией в 2008 г. и украинского конфликта, заставили ее сфокусироваться на методах гибридных боевых действий. Однако не ясно, являются ли уроки, извлеченные из украинского конфликта, полностью подходящими для грузинского сценария. Тем не менее, одним из результатов стало то, что грузинская армия существенно сократила долю тяжелых танковых и мотопехотных подразделений, а также боевой авиации. Увеличились затраты на ПВО (включая закупки современных систем ПВО и радиолокационных станций во Франции летом 2015 г.), легкую пехоту, войска специальных операций и вертолетные подразделения. С новой системой территориальной обороны Грузия также готовит свои войска для ведения гибридных/иррегулярных форм боевых действий. Грузинское военное руководство также создало отдельные зоны обороны по всей стране, каждая из которых предназначена для дислокации одной пехотной боевой группы регулярной армии и от трех до четырех резервных полков территориальной армии. Тем не менее, не вполне ясно, усилят ли такого рода «гибридные» приготовления оборонные возможности Грузии, если потенциально вероятный конфликт с Россией примет характер преимущественно классических методов боевых действий. В ходе боевых действий на территории Грузии в августе 2008 г. российская армия почти не применяла иррегулярную или гибридную стратегию. Ее действия более напоминали классическое вторжение регулярных сухопутных войск, с бронетехникой и артиллерией, при поддержке военно-воздушных сил и Черноморского флота.

В конце концов, украинский конфликт оказался лишь последним классическим вооруженным конфликтом на постсоветском пространстве, в комбинации с некоторыми гибридными и иррегулярными элементами. Скорее всего, будущие конфликты на постсоветском пространстве также будут «сложносоставными» по своему характеру, комбинируя широкомасштабные танковые бои с более гибридными стратегиями, включая широкое использование электронных, информационных и экономических методов боевых действий.

 

Изменение характера конфликтов – Канцелярия Специального представителя Генерального секретаря по вопросу о детях и вооруженных конфликтах

Изменение характера конфликтаСтефани Тремблей2017-11-10T16:41:17-05:00

За последние два десятилетия в ряде докладов Организации Объединенных Наций, включая исследование Грасы Машел 1996 года и его 10-летний обзор, с обеспокоенностью отмечалось, что характер и тактика вооруженных конфликтов меняются. Эти события создали новые угрозы для детей.

Дети стали более уязвимыми из-за новой тактики ведения войны, отсутствия четких полей сражений, увеличения числа и диверсификации сторон в конфликте, что усугубляет конфликты, и преднамеренных нападений на традиционные убежища, такие как школы и больницы. Более того, все более широкое использование террористической и контртеррористической деятельности иногда стирает грань между законным и незаконным в устранении угроз безопасности.

Защита детей во время военных действий

Новые характеристики войны, включая использование новых технологий, привели к увеличению рисков для детей при ведении боевых действий.Везде, где военная тактика включает воздушные атаки и использование беспилотников, дети, скорее всего, будут убиты или ранены. Хотя такие нападения не запрещены международным гуманитарным правом как таковые, они не должны быть непропорциональными. Государства-члены должны проявлять осторожность при применении этой военной тактики и принимать эффективные меры защиты для обеспечения нулевых потерь среди гражданского населения во время военных операций.

Использование детей в качестве инструментов насилия

Все большую обеспокоенность вызывает использование детей для ношения взрывчатых веществ или установки взрывных устройств.В последние несколько лет мы стали свидетелями увеличения числа детей-смертников и детей-жертв, которые даже не подозревают, что несут взрывчатку и взрываются на расстоянии. Девочки и мальчики, которым иногда всего восемь лет, часто не подозревают о действиях или последствиях действий, к совершению которых их подстрекают. Такие действия часто приводят к их собственной гибели и убийству мирных жителей, в том числе других детей.

Дети в заключении

Государство также все чаще арестовывает и заключает под стражу детей, связанных с вооруженными группами, потому что они воспринимаются как угроза национальной безопасности или потому что они предположительно участвовали в боевых действиях.Многие из этих детей содержатся в плохих условиях в нарушение международных стандартов ювенальной юстиции.

Атаки на образование

Заметной характеристикой изменяющегося характера конфликта являются преднамеренные нападения на образовательную инфраструктуру, а также нападения на школьников и учителей. Помимо разрушения и повреждения школьных помещений, имеются также сообщения о применении кислотных и газовых атак на учениц по дороге в школу, а также о стрельбе и взрывах террористов-смертников в школьных помещениях.В некоторых случаях школы также являются основной площадкой для вербовки детей. В других местах школьные здания используются как военные базы, которые становятся стратегическими целями.

3 способа защиты природы могут помочь разрешить конфликт

От убийств защитников окружающей среды до войн, которые угрожают культовой дикой природе, связи между человеческими конфликтами и природными ресурсами очевидны — и как население рост и неустойчивое развитие усугубляются последствиями изменения климата, напряженность из-за все более скудных ресурсов будет только нарастать.

Но есть и хорошие новости: все больше данных свидетельствует о том, что защита природы может способствовать установлению мира, а в некоторых случаях и разрешению активных конфликтов. Вот три примера.

1. Парки мира

Концепция парка мира была популяризирована Фондом парков мира, соучредителем которого является Нельсон Мандела. Также называется трансграничными охраняемыми районами или трансграничным сохранением. территории, парки мира — это территории, расположенные между двумя или более национальными границами, которые были официально определены для сохранения биоразнообразия, поддержания моделей миграции животных и защиты природных ресурсов, необходимых для растущего населения.

Парки мира могут означать сотрудничество и мирные отношения между народами. Первый парк мира, Международный парк мира Уотертон-Глейшер, был основан в 1932 г. Канадой и Соединенными Штатами в честь мира и доброй воли, разделяемых двумя странами.

В некоторых случаях парк мира также может помочь снизить напряженность между странами. Парк мира Кордильера-дель-Кондор между Перу и Эквадором стал первым случаем, когда парк мира был включен в договор между странами как средство прекращения активного насилия.

На протяжении десятилетий горный регион между Перу и Эквадором был оспариваемым и подвергался периодическим посягательствам и активным конфликтам между странами. В начале 1990-х Conservation International (CI) работала с двумя правительствами и местным ученым провести научную оценку, которая подтвердила биологическую важность региона, в том числе ту роль, которую он играет в поддержании гидрологического цикла, связывающего горную цепь Анд с Амазонкой.

Этот независимый анализ общих природных ресурсов в конечном итоге привел к подписанию мирного договора между двумя странами, согласно которому каждая из них обязалась прекратить боевые действия и найти пути сотрудничества.Соглашение создало прецедент для двустороннего видение сохранения биоразнообразия посредством сотрудничества.

2. Преодоление наследия вооруженного конфликта

Вооруженный конфликт почти всегда приводит к разрушению окружающей среды, и тем, кто выживает, часто приходится восстанавливать свою жизнь с нуля.

В крошечном государстве Юго-Восточной Азии Тимор-Лешти, пережившем длительные периоды войн и вооруженных конфликтов на протяжении нескольких столетий, негативные последствия выходят за рамки опустошенных полей и загрязненных водоемов.К тому времени, когда страна обрела независимость в 2002 году, целые деревни были переселены, города и достопримечательности были переименованы, а многие традиционные знания были утеряны. Попав в новые условия, тиморцам пришлось заново изучать правила устойчивого управления природными ресурсами — например, кто имеет права на прибрежные и лесные районы — и часто невольно чрезмерно эксплуатировали те самые ресурсы, от которых зависело их выживание.


Дополнительная литература


3.Отдать природу в руки людей

Охраняемые территории работают только тогда, когда они поддерживаются близлежащими сообществами. Иногда их создание непреднамеренно провоцирует конфликт, когда цели сохранения вступают в противоречие с неотложными потребностями людей.

В Либерии леса покрывают почти половину страны, обеспечивая продовольствием, лекарствами, строительными материалами и топливом сотни тысяч людей. После двух гражданских войн менее чем за два десятилетия к началу 2000-х годов этот лес столкнулся с возросшей угрозой. от деятельности человека.Лесные пожары были свирепыми, поскольку земля была расчищена для сельского хозяйства; каждый год пожары охватывают сотни гектаров. Браконьерство было широко распространено, и неустойчивая заготовка древесины и недревесных продуктов росла.

В 2003 году правительство Либерии создало заповедник Восточная Нимба в рамках своего обязательства по сохранению 30% лесов страны. К сожалению, это произошло при ограниченном участии людей, живущих поблизости, и без особого внимания к как они использовали лес.Результатом стал конфликт между органами управления и соседними общинами из-за претензий на землю и ресурсы заповедника. Разрушительные действия не прекращались. (Узнайте больше о взаимосвязи между управлением природными ресурсами и конфликтами — включая напряженность между мужчинами и женщинами — в фильме ниже.)

Нимба также является домом для крупных месторождений железной руды и золота. Чтобы помочь урегулировать конфликт из-за заповедника, международная горнодобывающая компания Ancellor Mittal объединилась с CI и местными партнерами из числа НПО для реализации соглашений об охране.

Предлагая поощрения сообществам в обмен на защиту леса, природоохранные соглашения позволяют жителям получать такие преимущества, как финансирование услуг здравоохранения и образования, а также инвестиции в средства к существованию. Сообщества в Nimba помогают поддерживать лесной покров и отслеживают незаконную деятельность, а взамен получают поддержку в свиноводстве и выращивании риса.

В мире растущих потребностей и сокращающихся ресурсов связь между сохранением и благополучием человека постоянно проверяется.Дефицит может привести — и приводит — к конфликту, но пришло время взглянуть на природу не как на предмет борьбы. закончилось, но что-то, чье выживание требует, чтобы люди объединились, чтобы защитить его.

Сара Хаук — писатель КИ.

Хотите читать больше таких историй? Подпишитесь на обновления по электронной почте. Пожертвуйте организации Conservation International.

Значение и природа конфликта

Значение и природа конфликта:

Фон Дюк пишет, что конфликт является политическим, когда он связан с общественной проблемой, и относится к общественной проблеме, когда выполняются два условия.В первую очередь это должно касаться принятия решений группой, т. е. должно касаться групповой организации или группового лидерства, либо касаться регулирования межгрупповых отношений. Во-вторых, оно должно входить в сферу спорного, т. е. некоторые люди должны выступать против него.

Рэнни говорит, что так же, как межличностный конфликт является неизбежной частью человеческой жизни, политический конфликт является неизбежной частью человеческого общества». Рэнни далее говорит, что большинство людей участвуют в политическом конфликте не как изолированные личности, действующие без ссылки на других или без поддержки со стороны, а в ассоциации с другими.Таким образом, самый политический конфликт — это конфликт между группами, а не между отдельными людьми.

Конфликт был концептуализирован, согласно Уосби, как «результат обмена между людьми, как пространственные отношения, как разногласия или конфликт ценностей, как конкуренция или конфликт интересов, как несовместимость ролевых ожиданий. В моделях обмена, построенных некоторыми современными социологами, конфликт в политической системе принимает форму конкуренции. Хоманс и Блорелейт описывают конфликт следующим образом: «Поскольку предполагается дефицит ценностей, устранение любого из участников рассматривается как второстепенное по отношению к основной направленности политического поведения — распределению ценностей».Льюис Козер в своей известной книге «Функции социального конфликта» пишет: «Чем меньше ценностей, тем выше интенсивность и частота конкурентного конфликтного поведения среди членов политической системы».

Кеннет Э. Боулдинг в своей книге «Конфликт и оборона» концептуализировал конфликт как «пространственные отношения, а не как процесс обмена». Он определяет конкурентную ситуацию как ситуацию, в которой два или более человека могут осознавать или не осознавать, что они оба стремятся к взаимно несовместимой цели.Боулдинг резервирует термин «конфликт» для объективных конкурентных ситуаций, которые воспринимаются как конкурентные ситуации, которые воспринимаются как конкурентные, т. е. когда два или более человека стремятся к цели, которая может быть достигнута только одним из них, конфликт возникает тогда и только тогда, когда затронутые лица понимают это и пытаются что-то с этим сделать.

Васби резюмирует аргументы различных ученых в следующих словах: «Все авторы признают, что конфликты обычно включают как конкурентные, так и неконкурентные элементы, хотя один тип конфликта может доминировать над другим на разных стадиях конфликта.Поведенческие модели конкурентных конфликтов, вероятно, будут доминировать над конфликтами ценностей и неконкурентными конфликтами во всех ситуациях взаимодействия, где правила разрешения преемственности лидерства не были легитимированы и институционализированы и не одинаково очевидны для всех участников или где правила конкуренции был институционализирован. Появление насильственного или ненасильственного поведения, вероятно, будет зависеть как от культурной среды, так и от формы конфликта.

Джеймс Коулман в своей книге «Конфликт в сообществе» сосредоточил внимание на том, как события становятся конфликтными проблемами.Коулман убедительно выдвигает гипотезу о том, что вызывающее конфликт событие по-разному повлияет на потенциальных соперников, а не запретит их действия. Васби говорит, что «еще одним фактором и, возможно, катализатором межгруппового конфликта является наличие межгрупповых конфликтов, угрожающих лидерству».


Нравится:

Нравится Загрузка…

Конкурирующие интересы | Портфолио природы

На этой странице

В интересах прозрачности и для того, чтобы помочь читателям составить собственное мнение о потенциальной предвзятости, журналы Nature Portfolio требуют от авторов декларировать любые конкурирующие финансовые и/или нефинансовые интересы в отношении описываемой работы.Соответствующий автор несет ответственность за подачу заявления о конкурирующих интересах от имени всех авторов документа.

Определение

Для целей настоящей политики конкурирующие интересы определяются как финансовые и нефинансовые интересы, которые могут непосредственно подорвать или могут быть восприняты как подрывающие объективность, целостность и ценность публикации посредством потенциального влияния на суждения и действия авторов. в отношении объективного представления данных, анализа и интерпретации.

Финансовые конкурирующие интересы включают любое из следующего:

Финансирование: поддержка исследований (включая заработную плату, оборудование, расходные материалы и другие расходы) организациями, которые могут получить или потерять в финансовом отношении благодаря этой публикации. Должна быть раскрыта конкретная роль спонсора в концептуализации, дизайне, сборе данных, анализе, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Работа: Недавнее (во время участия в исследовательском проекте), настоящее или предполагаемое трудоустройство в любой организации, которая может получить или потерять в финансовом отношении благодаря этой публикации.

Личные финансовые интересы: акции или доли в компаниях, которые могут получить или потерять в финансовом отношении в результате публикации; плата за консультации или другие формы вознаграждения (включая компенсацию за участие в симпозиумах) от организаций, которые могут получить или потерять в финансовом отношении; патенты или патентные заявки (присужденные или находящиеся на рассмотрении), поданные авторами или их учреждениями, на стоимость которых может повлиять публикация. Для патентов и патентных заявок требуется раскрытие следующей информации: заявитель на патент (будь то автор или учреждение), имя изобретателя(ей), номер заявки, статус заявки, конкретный аспект рукописи, охватываемый патентной заявкой.

Трудно указать порог, при котором финансовый интерес становится значительным, но обратите внимание, что многие университеты США требуют от преподавателей раскрывать информацию об интересах, превышающих 10 000 долларов США или 5% акций компании (см., например, B. Lo et al. New Engl . J. Med . 343, 1616-1620; 2000). Любая такая цифра обязательно является произвольной, поэтому мы предлагаем в качестве одного из возможных практических альтернативных указаний: «Любые незадекларированные конкурирующие финансовые интересы, которые могли бы поставить вас в неловкое положение, если бы они стали достоянием общественности после публикации вашей работы.

Мы не считаем диверсифицированные взаимные фонды или инвестиционные фонды конкурирующими финансовыми интересами.

Нефинансовые конкурирующие интересы:

Нефинансовые конкурирующие интересы могут принимать различные формы, включая личные или профессиональные отношения с организациями и отдельными лицами. Мы призываем авторов и рецензентов сообщать о любых неоплачиваемых ролях или отношениях, которые могут иметь отношение к процессу публикации. Примеры нефинансовых конкурирующих интересов включают (но не ограничиваются):

  • Неоплачиваемое членство в правительственной или неправительственной организации
  • Неоплачиваемое членство в правозащитной или лоббистской организации
  • Неоплачиваемая должность консультанта в коммерческой организации
  • Написание или консультирование для образовательной компании
  • Выполнение функций свидетеля-эксперта

Начало страницы ⤴

Заявление авторам

Авторы должны раскрывать и указывать любой конкурирующий интерес в процессе подачи через объявления в системе подачи рукописи.Для определенных типов контента декларации могут быть собраны через форму раскрытия информации Nature Portfolio. Соответствующий автор несет ответственность за предоставление декларации от имени всех авторов.

Для рецензируемых материалов заявления авторов полностью раскрываются рецензентам. Однако, если авторы выбрали двойное слепое рецензирование, в процессе рецензирования рецензентам будет предоставлено минимальное заявление, раскрывающее существование любого финансового или нефинансового интереса, чтобы предотвратить раскрытие личности авторов.Рецензентам будут предоставлены полные декларации о конкурирующих интересах во время принятия. Авторы, выбравшие двойное слепое рецензирование, должны предоставить свое минимальное заявление (либо «Авторы заявляют о существовании конкурирующих финансовых/нефинансовых интересов», ИЛИ «Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов») в системе подачи заявок, а также полное заявление о раскрытие в сопроводительном письме.

В дополнение к любым декларациям в системах или формах отправки, все авторы, независимо от модели рецензирования, должны включать заявление в конце своей опубликованной статьи, чтобы указать, есть ли у них какие-либо конкурирующие интересы.В опубликованной статье ответ авторов указывается одним из следующих стандартных предложений:

  • Авторы заявляют о следующих конкурирующих интересах:
  • Авторы заявляют об отсутствии конкурирующих интересов.

Мы признаем, что некоторые авторы могут быть связаны соглашениями о конфиденциальности. В таких случаях вместо детального раскрытия мы требуем от авторов заявить: «Авторы заявляют, что они связаны соглашениями о конфиденциальности, которые не позволяют им раскрывать свои конкурирующие интересы в этой работе.

Мы не требуем от авторов указывать денежную стоимость своих финансовых интересов.

Начало страницы ⤴

Заявление для судей

Журналы Nature Portfolio предлагают рецензентам исключить себя в случаях, когда существует значительный конфликт интересов, финансовый или иной. Однако точно так же, как финансовые интересы не обязательно делают выводы статьи недействительными, они также не лишают человека права оценивать ее автоматически. Мы просим рецензентов информировать редакторов о любых связанных интересах, включая финансовые интересы, как определено выше, которые могут быть восприняты как относящиеся к делу.Редакторы учтут эти утверждения при оценке рекомендаций рецензентов.

Начало страницы ⤴

Заявление в редакцию

Все редакторы журналов Nature Portfolio обязаны сообщать своему работодателю о любых интересах — финансовых или иных, — которые могут повлиять или могут быть восприняты как влияющие на их редакционную практику. Невыполнение этого требования является дисциплинарным проступком.

Начало страницы ⤴

Заявление внешним редакторам и членам редколлегии

Следующие журналы Nature Portfolio принимают редакционные решения в сотрудничестве с внешними редакторами и членами редакционной коллегии из научного сообщества: журналы The Communications, журналы npj , Scientific Reports , Scientific Data.

Эти члены редакционной коллегии и внешние редакторы обязаны заявлять о любых конкурирующих интересах и могут быть исключены из процесса рецензирования при наличии конкурирующих интересов.

Кроме того, они должны отказаться от работы с рукописями в случаях, когда существует конкурирующий интерес. Это может включать, но не ограничиваться, ранее опубликованные материалы с одним или несколькими авторами и совместное использование того же учреждения, что и один или несколько авторов.

Если член редакционной коллегии или внешний редактор находится в списке авторов, они должны заявить об этом в разделе конкурирующих интересов представленной рукописи. Если они являются авторами или имеют какой-либо другой конкурирующий интерес в отношении конкретной рукописи, другому члену редакционной коллегии будет поручено взять на себя ответственность за надзор за рецензированием. Эти материалы подлежат точно такому же процессу рецензирования, как и любая другая рукопись.

Члены редколлегии и внешние редакторы могут подавать статьи в журнал.Эти материалы не имеют приоритета над другими рукописями, а статус члена редакционной коллегии или внешнего редактора не имеет значения для редакционного рассмотрения.

Начало страницы ⤴

Редакционные статьи журналов Nature Portfolio

  • Теперь авторов попросят заявить о любых интересах, которые могут омрачить объективность. Nature , Журналы Nature ужесточают правила в отношении нефинансовых конфликтов, январь 2018 г.
  • В целях обеспечения прозрачности и честности авторам-корреспондентам важно раскрывать любые финансовые интересы, которые могут повлиять на восприятие их статей. Nature Photonics , Истина и прозрачность, июнь 2013 г.
  • Правительство США изменило порядок раскрытия учеными-биомедиками своих финансовых интересов. Пересмотренные правила приветствуются, но доступ в Интернет к выявленным конфликтам должен быть требованием, Nature, Подотчетность и прозрачность, 6 сентября 2012 г.
  • Заявления о конфликте интересов подчеркивают трудности, с которыми сталкиваются регулирующие органы, участвующие в сотрудничестве с промышленностью. Природа биотехнологии. Конфликты и сотрудничество, ноябрь 2010 г.
  • Единая политика раскрытия информации о конкурирующих интересах может оказаться нецелесообразным решением. Nature Reviews Клиническая онкология. Раскрытие информации о конфликте интересов, январь 2010 г.
  • Не все финансовые интересы в открытии лекарств вредны, и многие из них необходимы для его успеха. Но сосредоточение внимания на кажущихся конфликтах интересов может привести к тому, что истинная научная коррупция останется незамеченной. Природная медицина. Действительно серьезный конфликт, май 2009 г.
  • Различие между фактическими и предполагаемыми конкурирующими интересами. Природная медицина. Двери восприятия, февраль 2008 г.
  • Научная деятельность выигрывает от прозрачности и открытых деклараций о реальных или мнимых конфликтах интересов. Природа Химическая Биология . Сохраняя реальность, апрель 2007 г.
  • Декларирование конкурирующих финансовых интересов при публикации методического документа необходимо для поддержания доверия и прозрачности. Природные методы. Нечего декларировать? Ноябрь 2006 г.
  • Раскрытие исследователями конкурирующих финансовых интересов претерпевает опасную трансформацию из инструментов прозрачности в доказательство правонарушений. Природная медицина. Разглашение информации, сентябрь 2006 г.
  • Политика конкурирующих финансовых интересов добавляет прозрачности к все более сложной сети финансовых интересов в исследованиях. Nature Cell Biology . Нечего сказать? июнь 2004 г.
  • Журнал расширяет свою политику в отношении конфликта финансовых интересов, включив в нее обзорные статьи. Неврология природы . Раскрытие финансовой информации для авторов обзоров, октябрь 2003 г.

Введение политики конкурирующих финансовых интересов для авторов, 2001 г.:

Начало страницы ⤴

Приложение к политике публикации

Журналы Nature Portfolio процветают благодаря своей независимости. Их строгая политика заключается в том, что редакционная независимость, решения и содержание не должны ставиться под угрозу коммерческими или финансовыми интересами или какими-либо особыми договоренностями с рекламодателями или спонсорами.Наша политика заключается в том, чтобы раскрывать информацию о таких договоренностях, когда существует риск восприятия компрометации.

Начало страницы ⤴

 

6 интригующих типов конфликтов в художественной литературе: человек против природы

Конфликт в художественной литературе — важнейшая составляющая напряжения и неопределенности. Независимо от того, касается ли это персонажа против персонажа или персонажа против окружающей среды, конфликт заставляет сюжет двигаться вперед. Прочтите советы по созданию конфликта «человек против природы» (или «человек против природы»), показывающего, как персонажи борются со своим окружением:

Во-первых: Что такое конфликт человека и природы?

Конфликт

«Человек против природы» является основным элементом жанров от фэнтези до шпионских триллеров, от приключенческих романов до научной фантастики.Иногда источником конфликта является дикий «зверь» с непостижимыми намерениями (акула, дракон). Иногда это менее своевольно и более стихийно (ураганы, вулканы). Что бы это ни было, «человек против природы» показывает персонажей, противостоящих неопределенной или враждебной среде.

«Характер против природы» может быть лучшим термином. В детской книге, например, конфликт может быть между встревоженной мышкой и ужасно холодной зимой. Основы остаются прежними: как персонаж будет сосуществовать, преодолевать или выживать в сложной обстановке?

Классические примеры конфликтов человека и природы включают триллер Питера Бенчли « Челюсти » (1974) . В романе о выживании, который вдохновил Спилберга на экранизацию культового фильма, хищная большая белая акула сеет хаос.

В романе-антиутопии Маргарет Этвуд « Орикс и Крейк » (2003) представлен мир, омраченный бесчеловечной корпоративной и научной практикой. (Роман-антиутопия для читателей, незнакомых с этим термином, включает в себя «воображаемое государство или общество, в котором царят великие страдания или несправедливость, обычно тоталитарные или постапокалиптические». Слово происходит от префикса «дис», означающего « плохой’ или ‘не-‘ (т.грамм. «дисфункциональное») и topos означает «место».)

Конфликты между человеком и природой особенно распространены в романах-антиутопиях, в которых показано, как безрассудное/эгоистичное поведение влияет на мир природы. Они обычно исследуют цену, которую мы платим за бездумность или неосведомленность об окружающей среде.

Теперь, когда мы распаковали значение термина, вот несколько советов по использованию этого типа конфликта:

1. Выберите интересные конфликты человека и природы

Эпидемии чумы, порождающие зомби, изобилуют, особенно в сценариях.Это не означает, что вы не можете использовать этот тип конфликта человека и природы. Тем не менее, постарайтесь выбрать конфликты, которые не являются полностью шаблонными для вашего жанра. Если вы обнаружите, что ступаете на территорию клише, найдите способы перевернуть заезженные экологические конфликты с ног на голову. Спросите: что необычного, неожиданного или увлекательного в этой конкретной чуме ? Чем он отличается от аналогичных примеров в художественной литературе или кино?

Сделайте конфликты между персонажем и окружающей средой интригующими, создав захватывающее действие.Вы можете сделать это, постепенно раскрывая причину и следствие:

2. Постройте причину и следствие

В конфликте «человек против окружающей среды» постепенное раскрытие причины конфликта может шокировать или удивить. Это особенно заметно в романах-антиутопиях, таких как Орикс и Погонщик , где за разрушением или конфликтом стоят сами персонажи. Постепенное разоблачение Этвуда показывает безрассудные, неэтичные действия, совершенные бывшим другом детства главного героя.Таким образом, медленное раскрытие предоставляет постепенную информацию о предыстории персонажей, наряду с естественной историей мира Этвуда.

Конечно, конфликты между персонажами и их окружением не обязательно являются результатом их собственных злонамеренных или небрежных действий. Возможно, ваши персонажи попали в разрушительную бурю, над которой у них нет абсолютной власти. Используйте предупреждающие знаки — темнеющие облака, существа, спешащие в убежище, — чтобы создать захватывающее нарастание.

При построении дуги причин и следствий в истории о человеке и природе план:

  • Является ли конфликт естественным или самопроизвольным: Является ли вызов или угроза окружающей среде результатом непостижимой воли или безразличия природы? Или результат расчетливого человеческого действия?
  • Как реагируют главные и второстепенные персонажи: Политик может использовать шторм, чтобы продвигать конкретную повестку дня (например, вызывая страх перед мигрантами, ищущими убежища).Другие могут просто сосредоточиться на том, чтобы запаковать свои машины до потолка и обогнать бурю
  • Способы, которыми персонажи могут преодолеть или нейтрализовать угрозу: Имеют ли персонажи какую-либо власть над ситуацией? Или (как в случае стихийного бедствия) им приходится приспосабливаться, чтобы выжить?

Подумайте о причинах экологических опасностей и препятствий (и возможных ответных мерах). Это поможет вам создать связную историю, в которой читатели ясно увидят цепочки причин и следствий, движущих сюжетом.

Часто в художественной литературе, как и в жизни, конфликт порождает конфликт. Если, например, в маленьком городе надвигается кризис из-за расплавления ядерного реактора, как это может вызвать напряженность в других сферах?

Персонажи могут ссориться, например, из-за того, что обычно считается само собой разумеющимся. Банка еды, место в городском автобусе (обычно гораздо более пустом). Когда основной конфликт истории — человек против природы, подумайте о том, как это может спровоцировать другие проблемы.

Конфликт человека и окружающей среды также может быть второстепенным сюжетным моментом, выполняющим важную функцию в вашей истории.Например, два сотрудника, которые ненавидят друг друга в любовном романе, могут быть задержаны в аэропорту из-за неблагоприятных погодных условий. Первоначально дуясь в тишине, они могут постепенно завязать разговор и найти взаимное утешение и облегчение в своем общем опыте. Конфликты человека и природы полезны для объединения персонажей, а также для разжигания их существующей напряженности.

4. Включить подробные и вторичные осложнения

В лучших историях о конфликтах человека и окружающей среды особое внимание уделяется деталям.Например, в романе Маргарет Этвуд «Год Потопа », действие которого продолжается в том же мире, что и Орикс и Погоныш , автор создает множество деталей, например, то, как окружающая среда влияет на образ жизни людей. Есть разноцветные овцы по имени Мо’Хайр, которых разводят для того, чтобы стричь их для изготовления париков из человеческих волос.

Этвуд также создает сеть ресторанов под названием «Рарити», специализирующихся на подаче мяса редких и исчезающих животных. Детали, подобные этим, представляют реальные эффекты, когда природный мир уничтожается, они представляют, как адаптируются персонажи.Детали правдоподобны, потому что они показывают, что есть люди, которые будут использовать любую ситуацию для личной выгоды, и это имеет смысл, учитывая, что человеческий эгоизм и близорукость (в цикле Этвуда) являются в первую очередь причинами, лежащими в основе экологических проблем.

Второстепенные осложнения, возникающие в результате первичной борьбы с окружающей средой, создают дополнительные проблемы для персонажей, которые делают их истории более напряженными и тревожными. В году Потопа (2009) Этвуд включает в себя различные уличные банды, а также религиозные группы, возникшие непосредственно из постапокалиптического контекста.Эти детали создают вторичные сложности — культурные напряжения, которые добавляют сложности и ощущения «реальности». Даже в состоянии экологического коллапса сохраняются различия в том, как люди взаимодействуют друг с другом и своим окружением.

5. Показать цену конфликта

Как и во всех других типах конфликтов, конфликты человека и природы в рассказах оказывают наибольшее влияние, когда читатель чувствует их цену. Одна из причин, по которой фильм о выживании «127 часов» (основанный на реальной истории) настолько убедителен, заключается в том, что главный герой (которого играет Джеймс Франко) должен отпилить собственную руку от скалы, чтобы избежать несчастного случая при восхождении.

Здесь конфликт бесстрашного характера против равнодушного окружения имеет реальную,  ощущаемую  цену. Это приносит домой одну из важных идей этого типа рассказа: безразличие «дикой природы». Природе и окружающей среде все равно, где мы строим наши дома или выбираем приключения. Это ощущение непредсказуемости места, природы является частью того, что делает конфликты между человеком и природой по своей сути тревожными и напряженными.

Цена противостояния человека и природы может состоять в том, что определенные виды животных будут уничтожены (как в цикле рассказов Этвуда).Или же персонажи (например, отважный альпинист) должны платить очень личную цену.

Документальный фильм Вернера Герцога « Человек-гризли » является культовым во многом потому, что персонаж документального фильма, Тимоти Тредвелл, был съеден медведями гризли после того, как провел с ними 35 000 часов за 13 лет в национальном парке Катмай. Здесь снова мы видим цену, которую человек был готов заплатить за свою любовь к аспекту окружающей среды, и тот факт, что Тредвелл добровольно поставил себя в ситуацию, когда он встретил ужасный (без каламбура) конец, напоминает нам, как интригующе, как а также унизительным может быть этот тип конфликта в историях.

Получите помощь в проведении мозгового штурма и разработке основных конфликтов в своей собственной истории — присоединяйтесь к Now Novel.

Тенденции гражданской войны и меняющийся характер вооруженных конфликтов

Ожидаемая дата окончания:
2017•04•25
Статус проекта:
Завершено
ИССЛЕДОВАТЕЛИ УООН-CPR: Себастьян фон Эйнзидель, Луиза Бозетти, Кейл Салих, Уилфред Ван, д-р Джеймс Кокейн

В этом документе рассматриваются основные последние тенденции в насильственных конфликтах и ​​анализируются последствия этих тенденций для международных субъектов, занимающихся предотвращением и регулированием конфликтов.Он находит, что:

  • После снижения на протяжении большей части 1990-х годов количество крупных гражданских войн за последнее десятилетие почти утроилось. Количество мелких гражданских войн также возросло в последние годы, в основном из-за расширения Исламского государства и его филиалов.
  • С 2011 года по сегодняшний день число погибших в боях увеличилось в шесть раз, при этом 2014 и 2015 годы стали самыми смертоносными годами на поле боя с момента окончания холодной войны.
  • С уменьшением количества гражданских войн, заканчивающихся военными победами, частота рецидивов конфликтов увеличилась.60% конфликтов начала 2000-х годов возобновлялись в течение пяти лет.
  • Некоторые формы насилия против гражданского населения в военное время участились, что создает проблемы для защиты гражданских лиц. Среди ключевых тенденций мы видим следующие: большая доля сегодняшних массовых злодеяний происходит в контексте гражданских войн; повстанческие группы несут все большую ответственность за большинство жертв среди гражданского населения; и число перемещенных лиц из-за насилия находится на рекордно высоком уровне.
  • Конфликты становятся все более трудноразрешимыми и менее подходящими для традиционного политического урегулирования в основном из-за трех факторов:
    • Организованная преступность стала основным стрессовым фактором, усугубляющим неустойчивость государства, подрывающим легитимность государства и часто снижающим стимулы вооруженных групп к участию в политических соглашениях;
    • Интернационализация гражданских войн делает их более смертоносными и продолжительными;
    • Растущее присутствие джихадистских группировок в условиях конфликта усложняет миротворчество и способствует формированию у международных участников, особенно миротворческих операций ООН, менталитета «сиди на корточках и прячься».

Скачать


 


Этот документ был подготовлен в качестве справочной записки и позднее обновлен с учетом обсуждений конференции, организованной УООН-ЦПП в сотрудничестве с Фондом Дитчли в апреле 2017 года на тему «Негосударственные субъекты и меняющийся характер конфликтов». Конференция собрала вместе старших специалистов-практиков, экспертов и бизнес-лидеров, чтобы выяснить, как международному сообществу необходимо адаптировать свои инструменты управления конфликтами для решения проблем, связанных с новыми тенденциями в конфликте.

Этот документ в значительной степени основан на специальном документе UNU-CPR 2014 года о тенденциях конфликта, но с некоторыми обновленными данными и анализом.

Природные решения, жизненно важные для смягчения ущерба окружающей среде, связанного с конфликтами

Когда оседает пыль после войн и вооруженных конфликтов, люди стремятся восстановить свою жизнь и средства к существованию после разрушений, нанесенных их стране. Часто при планировании постконфликтного восстановления и развития практически отсутствует один вопрос: решение проблемы разрушения окружающей среды, связанного с конфликтом.

Окружающая среда не только является «молчаливой жертвой вооруженного конфликта», люди часто упускают ее из виду, несмотря на огромный экологический ущерб, причиняемый конфликтами, последствия которых отражаются далеко в будущем. Конфликтное загрязнение, деградация земель, чрезмерная эксплуатация природных ресурсов и слабое управление природопользованием имеют прямые и долгосрочные последствия для сообществ и напрямую влияют на потенциал устойчивости к изменению климата.

Природные решения

Защита будущего человечества и нашей планеты требует быстрых, смелых и глобальных действий, даже в пострадавших от конфликта и восстанавливающихся сообществах.Имея это в виду, правительства, органы ООН, международные организации и эксперты-экологи разрабатывают идеи и методы для решения широкого круга экологических и климатических проблем с помощью концепции природных решений (NbS).

Международный союз охраны природы определяет их как «действия по защите, устойчивому управлению и восстановлению природных или измененных экосистем, которые эффективно и адаптивно решают социальные проблемы, одновременно обеспечивая благополучие человека и биоразнообразие.«Они считаются ключом к противодействию разрушительным последствиям загрязнения, добычи ресурсов и уже ощутимым последствиям глобального климатического кризиса. Эти решения могут помочь решить широкий спектр экологических проблем, стоящих перед планетой. Добавление как практических, так и интегрированных природоохранных решений в рамки политики и мер реагирования имеет решающее значение, если устойчивость и восстановление окружающей среды должны противодействовать разрушению биоразнообразия и смягчать последствия стихийных бедствий и климатических рисков.

Решения, основанные на природе, естественным образом лежат в основе « Действия по усилению защиты природы для достижения Целей устойчивого развития (ЦУР) », темы предстоящей Пятой сессии Ассамблеи ООН по окружающей среде (UNEA-5), которая установлена виртуально собраться 22 февраля. Такие решения должны быть центральными в дискуссиях в этом году, особенно в отношении защиты окружающей среды в вооруженном конфликте.

Упущенная возможность?

К сожалению, жизненно важная тема связанного с конфликтом ущерба окружающей среде в значительной степени отсутствовала в подготовительной работе к UNEA-5, за исключением пострадавших от конфликта государств Западной Азии, призывающих к действиям, и Европы, признающей влияние конфликта на Окружающая среда.Предыдущие резолюции UNEA способствовали проведению международных юридических дискуссий по этой теме и борьбе с конфликтным загрязнением, что активизировало восстановительные работы в Ираке. Тем не менее, UNEA-5 может упустить ключевую возможность для международного сообщества двигаться вперед в разработке конструктивного подхода к уменьшению ущерба окружающей среде, вызванного конфликтом, в критический момент.

В то время как Комиссия международного права (ILC) Проект принципов и Международный комитет Красного Креста (МККК) обновили Военные инструкции по защите окружающей среды в условиях конфликта, представляют собой небольшие шаги в создании правового процесса, четкой структуры или механизма для руководства и помощи международным усилиям по очистке, восстановлению и восстановлению экологического ущерба, причиненного конфликтом, по-прежнему отсутствует.

Постоянная потребность

Суровая реальность такова, что войны все еще продолжаются. Люди и планета продолжают страдать от последствий решений политиков и военачальников. В этом ключе международное сообщество должно работать над ограничением острого и долгосрочного воздействия войн на окружающую среду. Природные решения могут быть конструктивной частью этих усилий по предотвращению, смягчению последствий, минимизации и устранению последствий. Они не только поддержат усилия по восстановлению окружающей среды, которые лучше защитят гражданское население; Устранение экологических аспектов вооруженных конфликтов, в том числе с использованием NbS, также является элементарным элементом для повышения устойчивости к комплексным последствиям глобального потепления в странах, затронутых конфликтом.

Часть этих решений будет новой. Люди уже применяли другие в условиях стихийных бедствий (например, снижение риска бедствий на основе экосистем). Между тем, уникальные ситуации потребуют индивидуальной оценки и реагирования. Например, потребуются индивидуальные решения для решения проблемы промышленного загрязнения на Донбассе на востоке Украины, поврежденных нефтяных объектов в Сирии и широкомасштабных проблем с водой, вызванных климатом и конфликтом в Йемене.

Решения для всего цикла конфликтов

На протяжении всего цикла конфликтов существует достаточно возможностей для принятия естественных решений.Например, для гуманитарных операций решения в области чистой энергии могут помочь свести к минимуму углеродный след перемещенных лиц и пострадавших от конфликта сообществ, сокращая неустойчивые механизмы выживания, которые угрожают как их здоровью, так и окружающей среде.

Простые шаги, такие как оптимизация условий лагеря, могут ограничить воздействие стихийных бедствий и предотвратить ухудшение условий жизни. В постконфликтных ситуациях очистка от оружия и высвобождение земель могут включать в себя решения, основанные на природных факторах.А естественные бактерии из почвы можно использовать для борьбы с конфликтным загрязнением от разливов нефти и очистки загрязненных земель. Уборка завалов и мусора в пострадавших городах экологически устойчивыми способами, а также усилия по зеленой реконструкции имеют важное значение в постконфликтной городской среде. Мы можем лучше защитить дикую природу и биоразнообразие за счет участия сообществ, наращивания потенциала и повышения осведомленности, поддерживая местные группы и создавая международные правовые рамки.Кроме того, обезлесение и эксплуатация природных ресурсов, вызванные конфликтами, также выиграли от инициативы «Лес мира» в рамках Конвенции ООН по борьбе с опустыниванием, направленной на восстановление земель и миростроительство.

Роль окружающей среды в постконфликтном восстановлении

Это всего лишь несколько примеров, которые иллюстрируют потенциал NbS вносить свой вклад в устойчивое развитие и мир путем защиты окружающей среды и, таким образом, жизни и средств к существованию гражданских лиц в странах, пострадавших от конфликтов.Чтобы максимально использовать открывающиеся возможности, во-первых, мы должны признать важность окружающей среды в работе по постконфликтному восстановлению и сделать ее приоритетной задачей. Для оптимизации усилий международное сообщество должно предпринять шаги по улучшению выявления и мониторинга рисков посредством более активного и скоординированного участия ООН и гражданского общества во время конфликтов. Эти действия обеспечат приоритетность неотложных потребностей по сравнению с более долгосрочными мерами реагирования на конфликтное загрязнение и деградацию экосистем.

Следующие шаги

Наконец, в зависимости от соответствующих органов и возможностей, международное сообщество должно быть готово уделять приоритетное внимание устойчивому развитию и миру, демонстрируя твердую политическую волю и предоставляя необходимое финансирование для устранения конкретного экологического ущерба и создания индивидуальных НСБ для экологический ущерб, связанный с конфликтом.

Хотя природные решения обладают большим потенциалом для устранения и предотвращения ущерба окружающей среде, связанного с конфликтами, они должны быть лишь одним из инструментов в более широком наборе политических инструментов.Риски безопасности и короткие окна возможностей для действий, например, в случае инцидентов с химическими веществами, и другие преобладающие гуманитарные потребности, вероятно, ограничат применимость NbS в конкретных сценариях. Более того, другие превентивные меры, такие как учет экологической политики в рамках гуманитарного реагирования и миротворческих операций, могут служить дополнительными или более подходящими заменителями в конкретных условиях. Тем не менее, все они служат инструментами для усиления защиты окружающей среды.

Ответственность за ущерб окружающей среде в основном лежит на государствах и вооруженных группировках, но и воюющие стороны, и международное сообщество в целом должны предпринять все возможные шаги для предотвращения и сведения к минимуму ущерба окружающей среде на всех этапах жизненного цикла конфликта.

Государства-члены ООН могут сделать важный первый шаг, подтвердив свою приверженность более широкой программе «Окружающая среда, мир и безопасность» и важнейшим инструментам, таким как природные решения, когда в этом месяце на UNEA-5 начнутся обсуждения.

Вим Звейненбург является руководителем проекта гуманитарного разоружения в PAX, голландской миротворческой организации, и последние 10 лет работал на Ближнем Востоке над экологическими аспектами вооруженных конфликтов.

Источники: Bellingcat, Обсерватория городов, конфликтов и окружающей среды, Окружающая среда в гуманитарной деятельности, «Природные решения для устойчивых экосистем и обществ», Сонали Гош и К.Рамеш, Международный комитет Красного Креста, Комиссия международного права, Конгресс охраны природы МСОП, Medium, PAX, Инициатива планетарной безопасности, PreventionWeb, Конвенция ООН по борьбе с опустыниванием, Ассамблея ООН по окружающей среде, Программа ООН по окружающей среде, ООН в Ираке, Новости ООН.

Фото: Сборщик мусора работает среди твердых отходов на неофициальной свалке к югу от Хасаки, на северо-востоке Сирии. Власти де-факто в этом регионе борются с воздействием на здоровье населения и окружающую среду из-за отсутствия рационального обращения с отходами из-за конфликта.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.