Хипстер это кто: Почему хипстеров ненавидят даже сегодня: Стиль: Ценности: Lenta.ru

Содержание

Хипстер — что это такое? Определение, значение, перевод

Хипстер (от английского Hipster — «модник, прикольный чел») это название, иногда слегка пренебрежительное, «золотой» молодёжи из крупных городов, которая любит модные «винтажные» шмотки, айфоны с инстаграмами, зеркалки, кеды и прочую бесполезную атрибутику. Можно сказать, что хипстеры это современные стиляги.

Хипстеры, в отличие, например, от гопоты, не матерятся через слово, не сидят на кортах, любят ходить в кино и вообще ведут себя прилично. Это молодёжь так называемого «среднего класса», который может себе позволить модный прикид, стильные авто и дорогие аксессуары.

В связи с недавним бурлением говн на тему фальсификации «выборов» хипстеров стали обвинять в сочувствии протестному движению. Но это сочувствие — не вина, а скорее заслуга хипстеров.

Вот немного прокремлёвской брехни про хипстеров, которая, однако, даёт вполне точное представление о том, кто они такие.



Вы узнали, откуда произошло слово Хипстер, его объяснение простыми словами, перевод, происхождение и смысл.
Пожалуйста, поделитесь ссылкой «Что такое Хипстер?» с друзьями:

И не забудьте подписаться на самый интересный паблик ВКонтакте!

 



Хипстер (от английского Hipster — «модник, прикольный чел») это название, иногда слегка пренебрежительное, «золотой» молодёжи из крупных городов, которая любит модные «винтажные» шмотки, айфоны с инстаграмами, зеркалки, кеды и прочую бесполезную атрибутику. Можно сказать, что хипстеры это современные стиляги.

Хипстеры, в отличие, например, от гопоты, не матерятся через слово, не сидят на кортах, любят ходить в кино и вообще ведут себя прилично. Это молодёжь так называемого «среднего класса», который может себе позволить модный прикид, стильные авто и дорогие аксессуары.

В связи с недавним бурлением говн на тему фальсификации «выборов» хипстеров стали обвинять в сочувствии протестному движению. Но это сочувствие — не вина, а скорее заслуга хипстеров.

Вот немного прокремлёвской брехни про хипстеров, которая, однако, даёт вполне точное представление о том, кто они такие.

взгляд со стороны – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

авторы исследования:

Леда Скобелева, магистрант образовательной программы «Политическая лингвистика» НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде.

Мария Плотникова, магистрант образовательной программы «Политическая лингвистика» НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде.

В исследовании «Хипстеры столицы и провинции: особенности легитимации социального феномена» Леда Скобелева и Мария Плотникова составили портрет хипстеров со слов молодежи в Москве и Нижнем Новгороде*.

В обоих городах студенты считают это явление модой, а не субкультурой или общественно-политическим движением. По поводу внешних примет хипстеров опрошенные были единодушны: упоминали эко-стиль в одежде и еде (натуральные ткани, здоровую пищу и пр.), сочетание брендовых вещей и бомж-стайла.

Внутреннее содержание явления вызвало у респондентов разногласия. Так, нижегородцы говорили о вкладе хипстеров в культуру, в развитие городской среды, а москвичи не признавали такой роли.

Идеальные потребители

«Опознавательные знаки» хипстеров респонденты описывали почти одинаково. Среди главных примет были названы:

  • борода, шляпа, очки в массивной оправе;
  • дорогая одежда и нарочито небрежный вид: укороченные узкие джинсы и мешковатые — oversize — майки и куртки, клетчатые рубашки, «огроменные» ботинки;
  • винтаж в гармонии с бомж-стайлом. «Ты вроде модный, но… как будто бы у дядечки с улицы одежду украл», — сформулировал один из респондентов;
  • аксессуары ручной работы — «индивидуальные штучки»;
  • электронные сигареты и гаджеты последних моделей.

По мнению некоторых опрошенных, хипстеры — идеальные потребители, на которых можно неплохо заработать. Это вполне обеспеченные молодые люди, которые заботятся о своей внешней идентичности. «Им можно втюхать одежду для хипстеров и сделать на этом бабки», — считает респондент (см. также Молодежь «заражена» демонстративным потреблением).

«Мода», «показуха» — так характеризовали хипстерство многие опрошенные. Само слово hipster образовалось от английского «to be hip» — «быть в теме», «быть в тренде». «Надменный взгляд, всегда идеальный внешний вид — причесочка… — описывает типичного хипстера один из опрошенных. — Часы какие-нибудь дорогие, непонятно, на чьи деньги куплены. Много трендовых вещей, но при этом не кричащих — таких, «кто знает, тот поймет»». В другие времена в таком же духе описывали денди, стиляг, «золотую молодежь». По сути, хипстерство — чисто городское явление, связанное с ощущением комфорта и обилия возможностей.

Мнимая уникальность

Хипстеры любят «трендовые» вещи (будь то артхаусное кино или ежедневник молескин) и знаковые места, отмечали опрошенные.

Москвичи среди таких мест называли торговые центры, книжные магазины и общепит — например, крафтовые пивные (там продается «авторская» продукция частных пивоварен). «Кофейни, смузи-бары, магазины здорового питания или просто продуктовые с завышенными ценами», — «картировала» любимые места хипстеров одна из респонденток. Они «ищут для себя что-то такое уникальное… несмотря на то, что это уникальное, эти бургерные открываются на каждом углу, это, тем не менее, считается чем-то интересным, необычным», заявила другая.

Нижегородцы упоминали самую фешенебельную пешеходную улицу города — Большую Покровскую (там есть театры, кафе, художественные салоны и пр.). «Их [хипстеров] там миллион», — отметил респондент. В обоих городах этот социальный феномен расценивался как массовый.

При этом сами опрошенные студенты дистанцируются от хипстерства. «Зачем вешать на себя такой ярлык?» — риторически заметила одна из опрошенных.

Никакой идеологии

При всей массовости явления и узнаваемости образа жизни хипстеров, опрошенные не считают их одной из субкультур (таких, например, как эмо, панки, готы, хиппи).

Дело в том, что идейная наполненность хипстерского движения не ясна. Что в нем нового, сказать сложно. Хипстеры «неагрессивны» и творчески настроены — вот все, что отмечали респонденты.

О возможном политическом потенциале хипстеров речи не возникало. Резюме таково: хипстеры «не отличаются особым мнением», хотя и пытаются «выделиться из толпы».

Креатив или видимость

Большинство москвичей отказали хипстерам в какой-либо положительной роли. Вот вполне показательное суждение: «Сейчас это просто серая масса, все так ходят, все так одеваются, все так себя ведут…». Есть и более радикальные мнения: «Здравомыслящий человек хипстером не станет», «как в секте».

Скептически-насмешливое отношение к феномену часто фигурирует в Сети. Хипстеры отчасти превратились в интернет-мем. Им посвящены анекдоты, карикатуры, сетевые поговорки. «У хипстера Сережи одежи две рогожи: будет есть мякину, а купит молескину», — шутят блогеры.

В отличие от москвичей, нижегородцы отмечали креативность хипстеров, расценивали их как двигатель прогресса. «Это полезная группа людей. Они действительно развивают культуру города», — заявил один респондент. Другой поддержал: «Хипстеры в городской среде ее преобразуют».

Самообразовываться или тусоваться

Исследователи изучили «словарь» описания хипстеров в двух городах. Выяснилось, что москвичи использовали больше имен прилагательных, поскольку акцентировали внимание на внешнем образе. Нижегородцы чаще применяли глаголы, поскольку в их представлении хипстеры — динамичная, активная часть общества.

Показательна и лексика, характеризующая явление. Студенты из Нижнего Новгорода приписывали хипстерам такие действия: «самообразовываться, развивать, трансформироваться, читать». А учащиеся-москвичи — «тусоваться, влиять, перенимать».

В целом респонденты без затруднений и замешательств рассуждали о хипстерах. Значит, феномен прижился в обществе, официально признан, резюмируют исследователи.

*Качественное исследование включало проблемно-ориентированные интервью с 30 студентами (по 15 учащихся в каждом городе).

См. также:

Почему подростки не спешат взрослеть

Молодежь стала позже отделяться от родителей

Молодежь «заражена» демонстративным потреблением


Подпишись на IQ.HSE

Хипстер — кто это такой

Обновлено 5 апреля 2021
  1. Вот это и есть хипстер
  2. А на самом деле

Здравствуйте, уважаемые читатели блога KtoNaNovenkogo.ru. Сегодня у нас на очереди еще одно модное словечко, которое хоть и не относится к молодежному сленгу (как, например, хайп или мэм), но зато имеет прямое отношение к молодежи, ибо хипстер — это обычно молодой человек или девушка в возрасте от 14 до 30 годков (хотя бывают и вечные тинейджеры).

Кроме возраста, хипстер отличается от окружающей толпы (а именно это его основная задача) довольно вычурным внешним видом (аля стиляга или битник) и используемыми аксессуарами (винтажные вещи, шляпы, бороды, очки в толстой оправе, гаджеты от Эпл) и областью интересов (узкие направления искусства мало кому известные и интересные).

По сути, это одно из направлений субкультуры (групп людей, которых объединяет стиль жизни, поведение и интересы) набравшее сейчас высокую популярность. Помните раньше были панки (это кто?), готы, эмо и т.п. Ну вот, а сейчас «на коне» хипстеры. Им подражают, стиль их одежды копируют, ими восхищаются, их ругают и даже ненавидят. Так кто же такие хипстеры? Давайте разбираться.

Вот это хипстер

Как узнать хипстера или как стать им? В принципе, узнать не сложно, хотя можно решить что это битник, стиляга или хиппи (либо умеренный эмо или недоделанный гот). Различия между ними не существенные на взгляд обывателя. Если же захотите стать хипстером, то различия придется уловить. У последователей этого движения нет никаких особых идей (у хиппи хотя бы был лозунг «за мир»). Есть только желание выделиться из толпы, что они и делают.

Обычно хипстеры одеты довольно экстравагантно и вычурно, на взгляд человека с устоявшимися взглядами и вкусами (другими словами — взрослого). Некоторые из их частых фишечек пошли в народ. Например, зауженные джинсы с подвернутым низом, так чтобы были видны лодыжки (оглянитесь, и каждый второй подросток будет одет в такие). А так же короткие носки или вообще обувь надетая на босу ногу.

Слово хипстер произошло от английского жаргонного выражения «to be hip» (у нас оно бы звучало, как «быть в теме», т.е. следовать текущей моде и стилю). Поэтому не удивительно, что в их стиле отражается текущая мода. Но чтобы выделиться этого будет маловато.

Поэтому они добавляют к своему образу еще некоторые присущие в основном только им атрибуты:

  1. Мужчины часто носят бороды, что сейчас само по себе является редкостью. Причем бороды зачастую бывают вычурных форм и копируют то, что было модно лет сто-двести назад.
  2. Еще способ выделиться — носить что-то винтажное (старое, раритетное, антикварное) из одежды (старые растянутые свитера и все их разновидности, жилетки, галстук-бабочка и прочая старая одежда) или аксессуаров (пленочные фотоаппараты, чемоданчики вместо сумок, часы на цепочке, патефоны вместо ipod 🙂 )
  3. Очки в толстой пластиковой оправе тоже не редкость. Естественно, что особо отношения к тому «чтобы лучше видеть» этот аксессуар не имеет.
  4. Шляпы тоже помогают хипстерам выделиться из толпы
  5. Гаджеты фирмы эпл тоже являются неотъемлемой фишкой сей субкультуры. Сидящий у стены хипстер с Айпадом (Аймаком) на коленях — это классика жанра. Правда, иногда из-за любви к винтажным вещам (из секонд хенда) их можно спутать с бомжами (помните ту миниатюру из камеди клаба, где бывший одноклассник уверял что он хипстер — просто у него айпад сперли).
  6. Еще часто встречают клетчатые рубашки, футболки с надписями (зачастую нарочито противоречащие объявляемым интересам)
  7. Крупным брендам предпочитают одежду от малоизвестных кутюрье или вообще хендмейд. Ценят реально старые вещи (доставшиеся от бабушки или купленные в секондхенде).

Если по одежде идентифицировать хипстера не удалось, то можно попробовать сделать это по сфере его интересов (помните, наверное, что субкультура подразумевает общность интересов):

  1. Обязательно нужно интересоваться чем-то ультрасовременным из живописи, литературы, музыки и кино. Чем-нибудь таким, что обычному обывателю на фиг не нужно или просто не интересно (арт-хаус, малоизвестные альтернативные группы, писатели, художники и т.п.). Интересы, как и одежда должны выделять эту группу людей из общей серой толпы.
  2. Путешествия (пусть и в пределах места проживания) с поиском никем еще не обсиженных кафе и прочих редких мест. Предел мечтаний, конечно же, Лондон. По сути, это город-хипстер(ов) с его винтажными такси, полицейскими и гвардейцами в метровых шапках. Хотя лично мне там через пару недель стало казаться, что нахожусь на территории огромной фабрики из-за повсеместной отделки фасадов под кирпич — на штукатурке, видимо, здорово сэкономили. Но оно и понятно, ведь я не «to be hip» (не в теме).
  3. Вести здоровый образ жизни весьма у них популярно (среди хипстеров много веганов и просто помешанных на экологичности). Многие предпочитают мелкие лавочки (секретные) крупным продуктовым магазинам.
  4. Пиво они предпочитают живое, а еще лучше крафтовое, т. е. сваренное не в промышленных масштабах (как и музыку и все остальное). В свое время представители этой субкультуры сделали продажи для малоизвестного американского бренда Pabst Blue Ribbon (PBR). Те даже подняли цену своего пива до уровня более качественных продуктов. Вряд ли хипстеров привлек вкус этого пива — скорее то, что на него мало обращали внимание другие.
  5. Аккаунты в соцсетях с фотками себя, а так же еды, одежды и мест, где они побывали. Данное увлечение фото граничит больше с диагнозом, чем с искусством (креативом), но это не только им свойственно (селфи ведь говорит об одиночестве в толпе, а не о крутости).

Ну и, конечно же, отношение к себе и окружающим. Это позволит сделать образ хипстера законченным.

Чтобы выделиться из толпы, надо над ней возвыситься (или хотя бы начать в это верить). Если в реальности возвыситься не получается, то можно принизить окружающих (хотя бы в своих глазах). Для этого достаточно начать считать себя избранным (исключительным, понявшим суть вещей). За это их многие и недолюбливают. А так, в общем-то, безобидные (пусть и бестолковые) ребята.

Кто такие хипстеры на самом деле

На мой взгляд, хипстеры — это те, кто «косит» под так называемый креативный класс» (в той или иной мере талантливых людей, как правило, относящихся к области искусства). Как известно, талант талантлив во всем и в том числе в одежде и умении себя подать. Многие хотят быть такими же выдающимися (возвыситься над толпой), но не многим это дано свыше.

А посему остается только одно — копировать внешний вид креаклов (одежду, стиль, атрибуты) и тщательно скрывать свое посредственное содержание за выражающим превосходство взглядом и снисходительной улыбкой.

В принципе, даже не будучи семи пядей во лбу и не обладая мастерством стилиста, можно подобрать себе «костюм хипстера» (по сути, это достаточно узкий набор вещей, аксессуаров и фишечек), нацепить на себя добродушно-ироничный взгляд и начать считать себя не таким как все (естественно, со знаком плюс). Изображать интерес к искусству, причем к таким течениям, которые большинство не приемлет или вовсе не замечает.

При этом обязательно нужно вставлять в разговор фразы из песен или цитаты из книг, которые мало кто слышал и читал. Выкладывать в соцсети фотки секретных мест недоступных простым смертным и т.п. Вроде как умным себя позиционируешь (малой кровью), принадлежащим к касте избранных, возвышаясь тем самым над толпой плебеев. В общем, тут не надо быть психологом, чтобы понять природу именно этой субкультуры.

По сути, хипстерство — это желание казаться (но не быть) выше всех на голову, на самом деле будучи равными или даже ниже окружающих. Слыть креативным, но не быть им (даже не пытаться). Главное тут — эмуляция богатого внутреннего мира, при отсутствии такового.

С другой стороны, хипстеров тоже можно понять. Как говорится в одном популярном тосте — главное, чтобы наши желания совпадали с нашими возможностями. Но так получается не у всех. Зачастую амбиции диктуют человеку такую линию поведения, при которой он вынужден идти на обман (и зачастую самообман, отрицание реальности), чтобы начать чувствовать себя удовлетворенным жизнью.

Настоящий талант (а креативность напрямую связана с этим понятием) встречается редко. И даже просто одаренных людей немного. Зато очень много средних (ни рыба, ни мясо). Таков уж закон эволюции, который подчиняется принципам распределения величин. Много одинаковых и мало отличающихся (как со знаком плюс, так и со знаком минус).

Хорошо, когда амбициозный человек имеет чем подтвердить свою амбициозность. Но так бывает не всегда. Особенную боль от такой несправедливости испытывают подростки и молодые люди. Так уж устроено, что им в этом возрасте приходится определяться с той нишей в жизни, которую они займут, и зачастую имеющихся способностей не хватает для удовлетворения непомерных амбиций (в этом возрасте они особенно оторваны от реальности).

Как следствие, возникают молодежные субкультуры, которые помогают им на время нивелировать расхождение их желаний с возможностями. Хипстеры как раз и стали одной из таких субкультур, которая особенную популярность стала набирать именно с начала нулевых (можно сказать, что у хипстеров наступила вторая молодость, которая началась спустя полувека со дня зарождения этого движения).

Есть расхожее выражение — счастлив не тот у кого много, а тот, кому хватает. И это ведь справедливо не только для материальных благ. То же самое можно сказать и о тех компонентах, которые позволяют человеку выделиться из толпы.

Получается, что хипстеры и представители других субкультур — это изначально неудовлетворенные сложившимся положением вещей люди, которые через отрицание реальности пытаются поместить себя в зону комфорта (своего рода аутотренинг — «я самая обонятельная и привлекательная» со своими простенькими хитростями).

Наверное, хипстеров стоит пожалеть, ибо им без их маскировки жить не шибко комфортно. Это как у мистера Икс — «всегда быть в маске — судьба моя»…

К тому же, сейчас некоторые атрибуты присущие хипстерам можно встретить чуть ли не на каждом втором подростке или молодом человеке. Парадокс (что это?) состоит в том, что желая выделиться хипстеры придумали что-то вроде спецодежды и спецаксессуаров, которые уже перестали делать их уникальными.

Сейчас в моде стиль хипстеров, а посему вид самого из вычурных представителей этой субкультуры уже мало кого удивит (его могут даже не заметить — настолько глаз замылился). Как отличить того, кто подделывается под креаклов (неординарных людей) от тех, кто подражает самим хипстерам. Простому обывателю это уже не под силу.

Остается только сохранять маску превосходства во что бы то ни стало (делать хорошую мину при плохой игре). Пока не повзрослеют.

Удачи вам! До скорых встреч на страницах блога KtoNaNovenkogo.ru

Кто такие хипстеры и были ли они вообще?

В чем суть вопроса?

Перенасыщение потребительского рынка одеждой, косметикой, фильмами и другими всевозможными способами самовыражения привело к тому, что пространство стилей жизни стало слишком велико и неоднородно, поэтому сегодня практически невозможно однозначно определить, кто такие хипстеры. Это даже не молодежная субкультура, а скорее формируемый медийной культурой образ жизни и стиль потребления.

Если окунуться в историю, то можно обнаружить, что термин хипстер — появился в США в 1940-х годах от жаргонного «to be hip», что переводится приблизительно как «быть в теме». Но сегодняшний хипстер уже не тот, что раньше.

Обобщенно можно сказать, что хипстеры — это обеспеченная городская молодежь, интересующаяся элитарной зарубежной культурой и искусством, модой, альтернативной музыкой и инди-роком, артхаусным кино, современными гаджетами и литературой. При этом, можете не удивляться, если вам не удастся найти ни одного молодого человека, который с уверенностью скажет да, что он хипстер.

Стиль жизни хипстеров: быть в тренде

Хипстеры отдают предпочтение независимому искусству, интеллектуальной литературе и философии. Они нередко хорошо образованы в области гуманитарных наук и изобразительного искусства и связывают свою дальнейшую деятельность с музыкой, модой или искусством. Образование помогает хипстерам иронично и с сарказмом относиться к окружающему миру.

Музыка играет большую роль в жизни хипстеров, но обязательно непопулярная и исполняемая неизвестными группами. Они первыми узнают о появлении новых групп, но как только группы становятся популярными, теряют к ним интерес. В этом, по самооценке, проявляется дух независимости —  протаптывать путь для других и быть в постоянном движении. У каждого хипстера с собой всегда есть креативный аксессуар: гаджеты марки Apple, скетчбук, фотоаппарат (пленочный или зеркальный), кассетный плэйер, записные книжки Молескин. Основной площадкой для обмена мыслями стал интернет, где у каждого хипстера есть аккаунты в социальных сетях, многие ведут блоги.

В среде хипстеров модно передвигаться на велосипедах, но на обычных односкоростных. Большая часть хипстеров — вегетарианцы или веганы, пропагандируют органическое питание, заботятся об экологии, поддерживают угнетенных и товары из стран третьего мира.

Как можно было уже заметить весь стиль жизни хипстеров крутится вокруг потребительских практик. Никаких тебе концепций переустройства мира и философии жизни. Действительно, система мировоззрения представителей данного течения строится на взглядах политического либерализма и философии постмодернизма, гедонизма и нонкомформизма. У хипстеризма как субкультуры нет идеологического базиса, четких целей и конкретных задач. Однако в их среде часто встречаются представители городского креативного класса, создающие лофты, коворкинги, крафтовые товары, проекты концептульного искусства и городские мероприятия.

Как выглядят хипстеры?

Следование стилю  очень важно для хипстеров, поэтому они прилагают большие усилия для создания идеального лука (образа). Перечисленные ниже атрибуты не есть универсальный кодекс, но в сочетании более чем нескольких признаков можно догадаться, что вы видите перед собой хипстера. По крайней мере все современные медиа пытаются нас в этом убедить. И у них это получается.

  • в одежде превалирует унисекс;
  • используется винтаж в сочетании с последними модными тенденциями;
  • джинсы скинни, цветные леггинсы, разодранные до больших дыр колготки;
  • очки в массивной цветной пластиковой оправе (например Ray Ban Wayfarer), обычно без затемнения;
  • бороды, классические стрижки, стрижки в стиле гитлерюгенд, использование лаков и воска для волос, нарочитая небрежность, волосы забранные в пучок;
  • свитеры, растянутые и поношенные футболки, объёмные шарфы;
  • кеды или массивные каблуки и платформы, топ-сайдеры, лоферы;
  • тату в виде треугольников;
  • ломо-фотоаппарат и/или современный зеркальный фотоаппарат;
  • продукция фирмы Apple (iPod, MacBook, iPad).

Что еще?

Из заметок Look at Me: «Если покопаться в биографии любого из хипстеров, можно обнаружить массу фактов «первопроходничества». Например, именно они когда-то, постоянно спрашивая, родили спрос на журналы i-D, Dаzed & Confused и Numero в маленьком лотке на Горбушке. Или что они одними из первых регистрировали аккаунты во многих сервисах и сетях, будь то Look At Me, Facebook, Tumblr или Instagram.

Из-за границы хипстеры долгое время приезжали хотя бы с одной вещью Topshop, H&M и Uniqlo — пока те, «вот проклятье», не открыли магазины в России. Они первыми подписались через RSS на Facehunter и Sartorialist, «когда их еще никто не читал», первыми купили Honda Giorno, «когда еще никто не ездил на них» (и первыми же их продали), первыми пересели на фиксы и встали на лонгборды, недовольно подмечая, что «что-то все вдруг кататься начали»…

Хипстерам крайне важно все визуальное, поэтому они часто ведут фотоблоги, квартиру для съема ищут непременно без мебели и с «паркетом елочкой» и белыми стенами, навскидку могут назвать хотя бы пять шведских марок одежды и тактично в разговоре между делом уточняют, что это на вас за модель часов или на каком сайте вы заказали такие туфли. Им важно, чтобы собеседник понимал, что они из определенного круга — поэтому в разговоре ненароком звучат какие-нибудь известные имена творческих людей: «Вот мы с Гошей Рубчинским как раз на днях обсуждали, что…» или «Буду диджеить в субботу с Киселевым, приходи»».

Больной, да у вас ХИПСТЕР!

В недавнем посте про женщин в Англии я привела примеры стрит фэшн в Британии. Поэтому стоит отдельно написать о хипстерах, так как хипстеры сейчас основная часть городской европейской субкультуры и моды.

Откуда есть пошли хипстеры

Хипстеризм, как мне кажется, очень английская субкультура, хотя зародилось явление в США. Английская потому, что самые главные черты хипстера это ироничность и быть obscure, а это очень по-английски. Перевести obscure одним словом на русский сложно. Obscure – неоднозначный, не мэйнстримовый, туманный, не прямолинейный, понятный только избранным.

Слово hipster появилось в 40х годах в американской джазовой субкультуре, а позже и в среде битников. Современный вариант хипстеров обозначился в начале 2000х в среде британской и американской молодежи среднего класса творческих профессий и богемного образа жизни. Сейчас хипстеризм уже стал мэйнстримом, но тру хипстер никогда не признается в том, что он хипстер, потому что это преступление против главной заповеди хипстера: отрицать принадлежности к какой либо субкультуре, в первую очередь к самим хипстерам. Сплошная «Уловка-22» выходит.

Самое главное, что характеризует хипстера это стиль одежды конечно: скинни джинс, тряпки из сэконд-хэндов, старые растянутые кардиганы, все т.н. old-school фишки, ботан-лук, ассорти из разных периодов моды, сейчас популярны 80е и начало 90х. Девочки выглядят как мальчики, а мальчики выглядят как девочки.

Самые продвинутые хипстеры могут маскироваться в профессиональных собирателей пустой стеклотары, но не всё так просто. Это лишь намеренный обман зрения неискушенного обывателя.

Мужчины хипстеры (уже звучит оксюмороном), обычно доходяжного вида с нулевым процентом мышечной массы.
Они очень полюбили шортики фасона «О закрой свои бледные ноги».
Хорошо, что хоть среди них стало модным носить бороду, а то часто сложно определить, какого пола хипстер.

Самые популярные брэнды это Urban Outfitters и American Apparel. Считаю, что эти брэнды гениальны, потому что они продают так скажем одежду на сильного любителя и плохого качества, аналог которой можно купить в любом сэкон-хэнде на вес за копейки, и продается она по ценам выше любого другого массового брэнда

Богатый внутренний мир хипстеров

Хипстеры любят поговорить о философии, либеральной политике, читают Воннегута с Керуаком (обычно эти книжки в мягкой обложке и носятся в кармане, чтоб все видели), смотрят старые чб французские фильмы, да вообще любые европейские старые фильмы. В музыке предпочитают группы, которые мало кому известны, как только эти группы становятся популярными — перестают их слушать. Хипстера можно опознать по креативному аксессуару: скетчбук, или фотоаппарат (желательно пленочный) или кассетный плэйер. Передвигаются на великах, обычно односкоростных, или вообще почти самодельных. В европейских городах это уже довольно прибыльный бизнес для вело мастерских — собирать велики из старых запчастей и продавать. Иметь навороченный спортивных велик со всеми примочками — некруто. Хипстеры в основном вегетарианцы, или веганы, поддерживают fair trade, т.е. товары из стран третьего мира, заботятся об экологии и угнетенных.

Хипстеры очень сложные личности, многослойные и «туманные». У них много неразрешимых экзистенциальных проблем, которые понятны только избранным. Ведут себя и одеваются так, будто им плевать на мнение окружающих, а на самом деле им очень важно что о них думают.

Ареал расселения

Хипстеры обычно заселяют определенные районы больших городов: районы изначально небогатые, но довольно близкие к центру, которые с миграцией хипстеров быстро становятся трэндовыми. Есть даже специальный термин, который обозначает процесс переходя бедного запущенного района в трендовый — gentrification. Там открываются старбаксы, прочие кофейни с вай-фай, магазины с экологически чистой едой, веганские лавки и т.д., Цены на недвижимость сразу вырастают. В Лондоне любят жить в муниципальных многоэтажных домах. Сначала хипстеры заселяли восток Лондона: район Whitechapel, Bricklane. Сейчас эти районы уже не хипстерские, а скорее для yuppie (молодые профессионалы с хорошим заработком) из-за близости к лондонскому сити. Потом стали популярны Hoxton и Hackney. Сейчас самый трэнд это Brixton — район, который еще лет 10 назад считался самым неблагополучным и опасным.
Самое интересное, что один район Лондона имеет все шансы стать хипстеровским, но он так им и не стал. Это район Elephant&Castle, внутреняя Африка в Лондоне, он почти полностью заселен мигрантами из Африки и арабских стран, но Брикстон, к примеру, тоже далеко не Челси, однако стал популярен. Дело в том, что в Elephant&Castle находится один из самых крутых колледжей по дизайну London College of Communication, мекка хипстеризма. И расположен он в транспортном отношении очень удобно, но трендовым этот район так и не стал. До сих пор не понимаю почему

Быть долб**бом — это круто!

Гимн хипстерам расскажет и покажет о хипстерах лучше, чем я. Я перевела слова с некоторыми пояснениями в скобках, потому что они того стоят. Я этот стебный клип просматривала уже раз пятьдесят наверно, но каждый раз хохочу в голос. Пардон, за ненормативную лексику, но из песни слов не выкинешь

Эй! Эй! Эй!
Переехал из Кэмбрижшира (графство с высоким уровнем жизни) в хату на востоке Лондона (дешевое жилье и в основном муниципальные застройки).
Отрастил усы, купил футболку с глубоким вырезом и лиловые лосины, набил татуху моряка..м*дака. Велик у меня односкоростной
Сегодня выступаю, есть билет на двоих. Я играю на синтезаторе. Да мы все играем на синтезаторе. У меня стопроцентное зрение, но я ношу оправу. Одеваюсь как ботан, хотя хреново учился. В школе меня гопники гнобили, а сейчас мы рулим у них на районе!

Обожаю быть долб**бом!
Все мои друзья – долб**бы!
Давайте все вместе будем долб**бами!
Разве не слышали, быть долб**бом это круто!

Снимаю на палароидное приложение айфона в Лондон Филдс (парк в хипстерском районе Hackney)
Фотки загружаю сразу в блог, чтоб все знали — мы оттягиваемся в стиле нью-эйдж в винтажной атмосфээре!
Мы самые крутые на рэйве в заброшенных складах. Зацени – я в списке VIP приглашенных. Я прошел! А ты — нет! Бебебебе!

Никогда не покупаю сигарет, курю только самокрутки. В ближайшем старбаксе выхожу в сеть. Говорю, что работаю в СМИ, а на самом деле сижу на пособии. Я самый крутой парень, из всех, кого ты знаешь
Эге-гей!

Лоферы ношу без носков. Миксую электропоп с южным хип-хопом. У меня неопределенная сексуальная ориентация. Ретро шняга болтается на цепи у меня на груди.

(речетатив)
— В общем я веду блог и еще выпускаю свою линию украшений: это смесь религиозной иконографии и подростковой эстетики Saved By The Bell (Saved by the Bell – популярный американский комедийный ситком для молодежи начала 90х)

— Я устраиваю вегетарианские вечеринки, куда народ приходит со своей едой

— Э, ну короче, я как бы на самом деле в данный момент выпускаю свой журнал, и он полностью посвящен моим яйцам

— Мы тут устраиваем концерт с одной группой в мечети, и вся выручка пойдет в помощь этим, как их, ну на Ближнем Востоке которые или в Африке, ну или где-то там короче

Самый хипстерский хипстер

Ярчайший пример тяжелой формы западного хиптсеризма это Хлое Севиньи.
Недавно она превзошла самоё себя.

Ну кто узнает в ней популярную, успешную и симпатичную актрису. Это не актриса, это бедолага трансвестит из конца 60х, сбежавший из дома и подрабатывающий определенными услугами на задворках Нью-Йорка. Вот это именно то самое — irony and obcsurity последнего уровня. Высший пилотаж хипстеризма. Браво Хлое, так держать!
Кстати, родилось название для бренда одежды для хипстеров — I&O (Irony&Obscurity). По-моему неплохо звучит.

Лекарство от ХИПСТЕРА

Эпидемия хипстеризма стала настолько массовой, что американские ученые придумали наконец-то лекарство от этого недуга.

https://www.youtube.com/watch?v=Hhhq90eJNdA

Вы ироничны? Бородаты? На вас джинсы, которые вы утащили из шкафа младшей сестры и футболка с вырезом, который ниже уровня экономики США? Если так, то обратитесь к врачу.
Если у вас есть все описанные симптомы, или некоторые из них, или их нет совсем, то вы скорее всего страдаете от гипер рефлективного панического стресса и нарушения повышенной нервной реакции, или иными словами у вас ХИПСТЕР.

Хипстеру подвержены мужчины и женщины в возрасте от 16 до 35. Заболевание выражается в следующих симптомах: шарфоношение, ведение блога, покупки виниловых пластинок и покупки «этичных» товаров из стран третьего мира. В запущенных случаях хипстер встречается у мужчин 40летнего возраста, которые живут с мамами.

Но не все так плохо, есть надежда! Представляем вам препарат — Непретенциознил! Непретенциознил пресекает чмошничество в зачатке. Принцип действия Непретенциознила в блокировке мозговых нейронов, которые контролируют потребность одеваться, думать и вести себя не так, как все, что в результате приводит к тому, что вы одеваетесь, думаете, и ведете себя как все
автор этой статьи: http://sharla-tanka.livejournal.com

Научно доказано, что Непретенциознил устраняет следующие симптомы: вялость, отсутствие личной гигиены, зависимость от магазинов Apple, зацикленность на своем велосипеде.
Препарат помогает, если вы мастерите дома вещи, которые можно купить в ближайшем супермаркете; если вы нацепляете на кота очки; если вы нацепляете птичек и усики на все на свете; если вы веган; если вы грузите музыку Bon Iver, Arcade Fire, и группы, о которой ваш друг никогда не слышал. Непретенциознил предотвращает зависимость от соцсетей и меток в соцсетях: #Twitter, #Instagram, #Facebook, #MySpace, #Pinterest, #Tumblr и ##

Перед употреблением Непретенциознила посоветуйтесь с врачом. Не принимайте Непретенциознил, если вы подвержены самовозгоранию, страдаете тяжелым дальтонизмом, у вас недавно обнаружили подагру или чуму, если у вас аллергия на перемены.
Делайте то, что считаете нужным. Посоветуйтесь с врачом и закажите бесплатный пробник.
Непретенциознил! самое время стать нормальным человеком!
Непретенциознил теперь в продаже с тремя вкусами: соевым, PBR и Natty Light (марки популярного дешевого пива)

Шутки шутками, но в хипстерстве, на мой взгляд, есть некоторые совершенно четкие признаки шизофрении.
Любой психиатр вам скажет, что шизофреников отличает расхристанная, небрежная манера одеваться.
Мышление больных шизофренией лишено конкретности, реальности, оно оторвано от действительности, подчиняется внутренним, аффективным влияниям, переживаниям, определяется как «аутистическое» мышление (по-моему один в один). Вербальная сторона речи начинает преобладать над самим мышлением.
Шизофреник редко признаёт свое заболевание (помним самую главную заповедь хипстера).

Русский хипстер — бессмысленный и беспощадный

В России хипстеризм порой принимает убийственно серьезные формы, и этим «страшен» особенно. Если на западе хипстеры довольно инертный и индифферентный к политике народ, то в России хипстер — это зачастую уже гражданская и политическая позиция, энергичная и громкая, как общественница Шура из «Служебного романа». Старый бабушкин кардиган украшается белой лентой, экран планшета последней модели наотмашь бьет ярким полит лозунгом, который сто процентов разрушит старый мир и построит новый, тру стори. А бесстрашные держатели планшетов — кичановы и гнилорыбовы — в куцых олд-скульных обдергаечках мерзнут на очередной плановой революции…минут 15, потом идут разогреваться с друзьями в ближайшую едальню. Все-таки борьба за свободы дело уж очень утомительное, да и планшет разряжается, а статус в фб вот уже как 30 минут не апдэйчен.

Инструкция по сборке хипстера

Нет ничего проще, чем стать хипстером.
Это самый дешевый и простой способ вписать себя в некую субкультуру и выделиться из толпы.
Для этого необходимо поехать в гости к бабушке или дедушке. Хорошенько перетряхнуть их гардероб и вуаля — вы хипстрер

Для вдохновения и свежих идей модных луков рекомендую просмотреть семейный альбом. Дело в том, что ваши родители в 80е были тру хипстерами и даже не догадывались об этом. Наверняка есть фотографии, на которых ваш папа или дядя одет в футболку с олимпийским мишкой, в трико на низкой посадке и остромодной мотней, т.н. афгани, обут в моднейшие кеды. Он в меру бородат, а на носу хит последних лет — авиаторские очки. Перетряхните антресоли и другие закрома и вы обретёте капсульный гардероб хипстера на все сезоны. Этот гардероб универсален и унисексуален. Не забываем про гаджеты: тетрис, электронную игру «ну, погоди!», бобинный магнитофон. Велосипед марки «аист» или «орлёнок» удачно завершит образ.

Ну а если серьезно

Если копнуть глубже, то хиспетризм это, как мне кажется, квинтэссенция современной культуры. Неспособность людей четко определить свои взгляды и вкусы; клиповое мышление и поверхностность мышления. Но всё это с претензией на глубину и интеллектуальность, ведь всем хочется казаться сложнее и глубже, чем они есть на самом деле. Раньше любая субкультура имела под собой некую идею, некий отказ от чего-то в социальном плане, реальный протест, те же панки к примеру, или битники. А хипстеризм это лишь имитация, винегрет из идей, концептов и стилей, мимикрия. Симуляция инаковости, но с максимальным бытовым комфортом и прочими бонусами современного общества

Отличный тонкий стёб на тему эстетики хипстеров от моей любимой Ройшин Мёрфи. Трэк так и называется «Симуляция».
Великолепный видеоряд и бит

http://www.youtube.com/watch?v=KJcEudyi4pw

кто они? (обзор субкультуры, стиль, фото)

Субкультура хипстеров зародилась в США в 1940-х годах и первоначально состояла из зажиточных любителей джазовой музыки. Позже к ним присоединились представители обеспеченной творческой молодежи, увлекающиеся элитарным искусством, то есть тем, что «на любителя». Но, современное определение слова «хипстер» совсем другое и больше соответствует сути субкультуры: хипстером называют людей, следующих последним модным тенденциям.

Хипстеры сегодня

Сегодня субкультура хипстеров подчинена моде, хоть и считают себя особенными. Они интересуются зарубежной культурой, искусством (чем трешовее, тем лучше), модой (больше старья и музыкальной атрибутики), альтернативной музыкой и инди-роком, артхаусным кино, современной литературой (лучше циничной, вроде Чака Паланика, Минаева, Джо Мино, Пруста). Вкусы хипстеров определяют модные журналисты (например, Собчак), музыканты (Джаред Лето), и музыкальные критики, молодые художники и писатели.

Как распознать хипстера?

Так как распознать представителя субкультуры хипстеров? Что-то в их облике есть и от панков, и от эмо, и от хиппи. Наличие длинных или средних волос обязательно, плюс борода, очки в толстой цветастой оправе, шляпы. Из одежды, конечно, узкие джинсы, винтажные платья и свитера, ковбойские сапоги, яркие кеды, сникерсы и майки с приколами, девизами. Вообще, у хипстеров популярна винтажная одежда, видимо потому, что пойти и купить вещь в магазине слишком просто и это не соответствует их симпатии к ретро. Поэтому, помимо хиппи, неформалов и секонд-поклонников, на развалах и в секонд-хендах ошиваются теперь и хипстеры.

Хипстеры не могут жить без технологий. С собой у хипстера всегда есть мобильник, планшет или ноутбук, все с интернетом, и он имеет профили во всех соцсетях: Инстаграм, Твиттер и так далее. С продвинутой техникой соседствуют старые пленочные фотоаппараты. Если нет фотоаппарата, то хипстеры делают сотни селфи на свои телефоны, планшеты и так далее, а затем публикуют их в сети. В сумке или рюкзаке хипстера всегда есть блокнот для всяких идеи, обычно это Moleskine.

Субкультура хипстеров пассивна к политике, социальному протесту, смысловое наполнение у них небогатое. Этой субкультурой правит культ вещей, тех самых Молескинов, Айпедов, винтажное одежды… Они не за мир, как хиппи, не за протест против снобизма, как панки, они за оболочку. Каждый хипстер считает себя творческой натурой, при таком ярком внешнем виде действительно трудно представить хипстера в роли программиста или юриста, но на деле внешность у них стоит на первом месте, а креативом блещут не многие.

Хипстеры. Существуют ли они в России? Молодежная субкультура в обществе социального пессимизма

Елена Фанайлова: Свобода в Клубе ArteFAQ.

Хипстеры. Существуют ли они в России? Молодежная субкультура в обществе социального пессимизма.


Арсений К. — лидер группы Padla Bear Outfit, Игорь Компаниец — арт-директор клуба «Солянка», Филипп Миронов — редактор ныне почившего в бозе журнала «Black Square», ныне пиар-директор агентства «Сasa» и пресс-атташе фестиваля «Тransmusical», Денис Бояринов — редактор отдела современной музыки на сайте «Оpenspace. ru», Юрий Сапрыкин — редакционный директор журнала «Афиша», Настя Сартан, владелица шоу-рума Ekepeople и управляющая магазином Look At Me.

В банальном представлении хипстер — это молодой человек лет 20-25, в невероятно узких джинсах, с косой челкой, в больших очках, при этом необязательно, чтобы этот человек был близорук или дальнозорок, эти очки лишь демонстрация его интеллекта, интереса к литературе. Это молодой человек или девушка, который интересуется западной музыкой, вообще ориентирован на Запад. Надо сказать, что «Википедия», которая все время сомневается, то ли ей ставить статьи о хипстерах, то ли их уже уничтожить, говорит о том, что есть одна опасность: эти люди хотят жить и работать на Западе и непременно покинут родину. Еще фотоаппарат LOMO непременная принадлежность этого человека. Для начала поговорим: вы-то сами хипстеры или нет, какое вы имеете отношение к этому слову?

Филипп Миронов: Наверное, сначала тот человек, который все это начал, Юрий Сапрыкин, автор канонического текста.

Елена Фанайлова: Придется рассказать, что Юрий Сапрыкин является автором главного текста о хипстерах в стране.

Юрий Сапрыкин: Хотелось бы как-то на манер Тараса Бульбы произнести, что «я его породил, я его и убью», но, по-моему, это все произошло само собой. Текст этот, появившийся почти два года назад, описывал некую группу людей, объединенных действительно общими модными атрибутами, общими интересами, общим стилем жизни, причем это все более-менее одинаково выглядело как в Москве, так и в Петербурге или в Нью-Йорке, или в Мадриде, где угодно. За эти два года произошли довольно драматические изменения, в Москве, по крайней мере, насчет Нью-Йорка не уверен. Например, что такое слово «хипстер»? Это просто модник. Те конкретные модники, о которых шла речь, они сильно изменились, самые талантливые и энергичные из них все больше пытаются заниматься серьезными делами и постепенно превращаются в таких крепких хозяйственников. А хипстер, который занимается делом, это уже не совсем хипстер.

Елена Фанайлова: Надо добавить, что хипстеры аполитичны и вообще ничего, кроме себя и своих интересов, не знают.

Юрий Сапрыкин: Во-вторых, все эти модные атрибуты, о которых сейчас идет речь, они уже давно отвалились, как бы в лучшем случае увлекают пресловутых жителей Южного Бутова, если вообще для кого-то еще имеют смысл. В-третьих, с самим термином произошло после некоторых смысловых метаморфоз удивительное превращение, слово превратилось в такое обзывательство. Если хочешь кого-то оскорбить, назови его хипстером. Поэтому сейчас в слове этом, к сожалению, смысла не больше, чем в слове, допустим, козел, то есть оно обозначает какой-то объект, животное, но одновременно с этим, если хочешь кого-то обидеть, можно назвать его хипстером. В общем, слово есть, а хипстера нет.

Арсений Ка: Скажите, а изначально какой был эмоциональный окрас у этого слова?

Юрий Сапрыкин: Да эмоции были похожи с самого начала. Почему потребовалось как-то назвать и объяснить эту группу? Потому что эта группа вызывала дикое раздражение со стороны всех остальных людей. То есть какие-то сильные эмоции в блогах по поводу этих ребятишек, которые на «Винзавод» ходят, в очках, с фотоаппаратами, со стороны тех, кто старше, тех, кто просто другие, сильное раздражение по этому поводу появилось раньше, чем понимание, что этих людей вообще что-то объединяет.

Елена Фанайлова: Юра, а со стороны готов и эмо, например, было раздражение?

Юрий Сапрыкин: Готы и эмо слишком заняты поеданием друг друга, чтобы обращать внимание на такие мелочи.

Филипп Миронов: То есть мы сразу понимаем, что хипстеры — это субкультура, хотя это вопрос на самом деле спорный и, мне кажется, это большой вопрос, можно ли ставить их в один ряд с готами и эмо.

Елена Фанайлова: Давайте поговорим сначала о вашем собственном отношении к этому термину или к этому движению.

Филипп Миронов: Юра сформулировал, что у слова «хипстер» абсолютно обидная коннотация, это как бы эквивалент тому, что вы спрашиваете, готовы ли мы сейчас назваться козлами, грубо говоря.

Денис Бояринов: Я хотел бы рассказать свою личную историю отношений со словом «хипстер». Я впервые столкнулся с этим словом в 2003-м что ли году, когда редактировал журнал «Ом». Тогда Игорь и Филипп уже там не работали, а мы делали журнал «Ом», какая-то очередная реинкарнация, с Игорем Григорьевым. Тогда мы очень много читали модных журналов, естественно, еще больше, чем до этого, таких, «Unever Magazin», и в каком-то из них, в какой-то модной статье я увидел слово «хипстер». «Википедии» тогда еще толком не было, я поленился во все это вникать и просто подумал… Конечно, по контексту следовало, что это модник, но я подумал, иностранные слова — это круто, круто его не перевести. Я его не перевел. Там что-то было про какие-то штаны, я не помню уже, или про какие-то ботинки. Тогда, собственно, слово «хипстер» вошло в мою жизнь.

На самом деле, мне кажется, мы должны обсуждать историю не про то, есть ли хипстеры в России, в Москве, а про то, почему это слово действительно приобрело сразу такой негативный смысл, обзывательский. У меня есть версия на этот счет, почему, но я очень против этого, я всегда при удобном случае пытаюсь сказать всем, что я хипстер, «I’m black and I’m proud».

Юрий Сапрыкин: Что касается обзывательства. Сейчас это не столько оскорбление, сколько такое ироническое обозначение всей буржуазной богемы и (слэш) или интеллигенции, в том числе и от людей, которые к ней относятся. То есть в нынешнем понимании этого термина совершенно не имеет смысла, какие ты штаны носишь или очки. А если ты уже работаешь где-нибудь в редакции и выпиваешь в кафе «Маяк», то дальше ты можешь по-разному относиться к моде, быть политичным или аполитичным, быть талантливым человеком или не очень, все равно найдутся люди, которые ткнут тебя в пальцем и скажут, что ты хипстер, поэтому с тобой все понятно.

Игорь Компаниец: Соглашусь со всеми, потому что в словах каждого есть очень приличная доля правды. Но хотелось бы добавить, что в принципе сейчас хипстер в Москве — для меня лично не очень ясно, кто является им, кто не является. Для меня это один человек, для упомянутых нами перед записью Кононенко и прочих это, видимо, другой человек, видимо, весь наш стол. Есть, очевидно, некая система кодов, которые для внешнего зрителя и составляют весь термин. То есть клуб «Солянка» либо для кого-то даже «Маяк», безусловно, журнал «Афиша», безусловно, некоторые музыкальные предпочтения вкусовые, некоторые знакомства и все такое прочее. Да, мы, наверное, здесь все можем для какого-то внешнего человека являться хипстерами.

Юрий Сапрыкин: А также весь мир современного искусства, а также, если почитать блоги профессиональных революционеров, то все нынешние либерально-демократические движения, начиная от митингов движения «Солидарность», заканчивая акциями на Триумфальной площади, вообще все, что угодно, все, что относится к такой умеренно-либеральной, буржуазной интеллигентской среде.

Елена Фанайлова: Собственно, легенда об аполитичности и хипстерах была разрушена на моих глазах, когда Арсений К. с группой выступал на митинге «Солидарности» 1 мая, и музыкантов повинтили.

Арсений К.: Между тем, если помните, я прошлый раз рассказывал, что у меня было совершенно другое отношение. Прошлый эфир, пожалуй, был какой-то пропагандой эскапизма. Все еще в силе вопрос, хипстеры ли присутствующие? Хочется сказать, что, да, дорогие друзья, разумеется, я хипстер, только хипстер-радикал. Проблема субкультуры хипстеров в том, что в ней вообще неправильно расставлены акценты и обозначения, которые она на самом деле не сама себе давала. Цитирую, я записал, потому что с утра плохо соображаю. «В России хипстер — это термин, введенный в СМИ для обозначения целевой аудитории потребителей продукта, которые эти СМИ собираются предлагать этой аудитории. При этом СМИ определенные оставляют какую-то допустимую свободу выбора этой аудитории, распространяющийся на ее способ проведение досуга, ее разновидности, которую СМИ с удовольствием готовы освещать. Складывая единство продукта и различия способа проведения досуга, СМИ утверждают, что мы имеем дело с определенной субкультурой, спонтанно возникшей, но легко классифицируемой, вследствие определенного единства во внешности представителей этой субкультуры. Но это сходство во внешнем вызвано потреблением единого продукта. Например, продукции какой-нибудь легкой промышленности, какой-нибудь клетчатой рубашки, которая предлагается этими же СМИ. Указывая на это внешнее сходство, СМИ говорит о наличии субкультуры потребляющей и, соответственно, выглядящей то, как предлагается этими же самыми СМИ». Но это не совсем верно, дорогие друзья.

Елена Фанайлова: Мы все смеемся сейчас, только тихо смеемся.

Арсений К.: Субкультура не может основываться только на потреблении продукта. В каждой субкультуре есть внутренняя составляющая. Ее же СМИ не могут или не хотят выделить, отделываясь общими местами, мол, хипстеры ничего не хотят, они апатичны, аполитичны, подчас даже асексуальны. Это не так. Для СМИ удобно и выгодно так считать, лишив хипстера разума, воли, секса, наполнив, как понятие, только содержимым кошелька их или их родителей. Пространно намекалось только на явные ориентиры и увлечения хипстерами всем зарубежным и только на внешнюю сторону западного общества потребления. На самом деле, может быть, в начале действительно стремление к материальному облагораживанию и было первичным для хипстера, но потом, так или иначе, каждый, приобретя молескин, ноутбук и возможность сидеть в каком-нибудь заведении, где есть Wi-Fi, начинает задумываться и требовать что-то большее для себя, нежели какое-то такое просто материальное потребление. Эта субкультура сейчас глубоко внутри стремится не к материальным, возможно, прозападным ценностям, потому что, наигравшись в какие-то внешние оболочки, в принципе удобные для так называемых каких-то рупоров этого поколения, какие-нибудь социальные сети, главные лица которых говорят, что сейчас невыносимо скучно и у этих людей нет мечты, они ошибаются. Потому что, может быть, мечты нет лично у них. Однако дело в том, что, например, если сравнить так называемый какой-нибудь хипстерский рупор западничества журнал «Wise», там выглядит все крайне динамично, там очень много каких-то пластов, которые пытаются поднимать это СМИ, помимо моды, музыки или какой-то прочей легковесной истории. Там есть очень много политической составляющей, социальной активности, видно, что это просто, даже по фотографиям если сравнить, можно переходить на личности. Если сравнить фотографии на «Look At Me» и, например, в «Вайсе», в «Вайсе» видно, как отрывается постконсьюмериcтское общество. У нас же, например, посмотря «Look At Me», такое чувство, что это какое-то поддиктаторское образование Интернет, достаточно скучное, в котором молодые старички, в котором фотографируются юные консьюмеристы, ориентированные в дальнейшем на потребление, достаточно асексуальные, беззубые. Но, опять же, этот образ транслируется вследствие того, что для «Look At Me» удобно им что-то продавать. Но это не так. Время меняется, дорогие друзья, нормальное юношеское чувство протеста, которое существует у любой так называемой молодежи, желание перемен, желание большей свободы, оно существует. Хипстеры или люди, которых так называют, оно у них есть вследствие того, что на самом деле, перенимая внешние стороны западного мира, западной жизни, в принципе, внутри ты все равно выходишь в так называемую Россию и окунаешься в общество, в котором все достаточно и так не в порядке. Например, ни для кого не секрет, последние месяцев десять уважаемый Юрий, его статьи в «Афише», они, так или иначе, имеют какой-то околосоциальный окрас, какие-то появляются тенденции на обращение внимания на социальные составляющие жизни, опять же, в связи с тем, что становится невыносимо скучно. Невыносимо скучно просто таскать молескин, очки и всякое такое прочее. Стремление к этим ценностям, если оно вначале было первичным, то теперь постепенно происходит понимание, что нужно какое-то количество перемен. Это желание перемен имманентно присуще молодым и желание избавиться от пустоты, в которую они погружаются вследствие такого бесконечного консюмеризма. Существование превышает соблазн быть пустой пофигичной картинкой. Людям свойственно искать смысл, и сегодняшний хипстер не исключение. Апатичность и безразличие, желание лишь приятно проводить время, как искусственно навязанные поколению ценности, опять же теми, кому было бы удобно управлять, этим, так или иначе, называешь, говоря, что у хипстера нет внутренней составляющей, это только внешняя оболочка. Потому что этой внешней оболочке удобно что-либо продать и предложить в качестве какого-то продукта, а потом этим управлять или от этого отбрыкиваться, так или иначе. На сегодняшний день не имеет ничего общего с самоощущением современных молодых людей.

Елена Фанайлова: Трактат Арсения К.

Денис Бояринов: Я всегда считал, что Арсений К. и группа Padla Bear Outfit — это голос хипстеров. И вот на наших глазах этот голос сейчас манифестировал появление нового типа хипстера: хипстер канзайс, хипстер озабоченный. Это судьбоносно.

Арсений К.: Как в 60-х, хиппи аполитичные и засовывающие цветы в дула полицейских, превратились в йиппи, то есть хиппи, который облачился в милитари и начинает уже действовать сообразно тем мерам, которые принимаются непосредственно им.

Елена Фанайлова: К нам присоединилась Настя Сартан. Ваше личное отношение к хипстерам? Вы сама девушка-хипстер, например, или нет, и что вы про это думаете? Или люди, которые покупают вашу одежду?

Анастасия Сартан: Я имею представление о том, кто такие хипстеры, например, в Нью-Йорке, потому что я могла увидеть, как это все появилось, и откуда они взялись. Кто такие хипстеры в Москве, я мало себе представляю. Можно считать, конечно, наш Look At Me направленным на аудиторию хипстеров, мы его даже хотели назвать «Хип-стор», но это, скорее, была шутка.

Насчет Нью-Йорка, там есть, например, районы, как Ист-Вилледж, Вильямсбург, в которых живут так называемые хипстеры, это все районы по линии метро «L», даже есть такой журнал «L-magazine», который направлен на все, что происходит в этой аудитории. Там все понятно, почему они живут там, кто они такие. Потому что именно на этой линии метро есть самое большое скопление клубов, где выступают сотни разных групп музыкальных, там есть сотни разных каких-то маленьких дизайнеров, магазинов и это все, так или иначе, культура, которая представляет собой что-то связанное с «ди-ай-вай», «делать это самому».

Точно так же, как и все дизайнеры делают сами, без какого-то массового продукта, так же и музыкальные группы записывают все самостоятельно. То есть, если раньше стремление было сделать что-то такое, на что подпишет тебя потом «Рекорд лейбл», то сейчас стремление у всех этих групп сделать что-то, в результате чего ты получишь большее количество просмотров на you-tube.

Поселились они там из-за того, что это люди, которые занимались искусством, у них не было никакой возможности и времени зарабатывать деньги, поэтому они искали какое-то жилье, такое, где никто никогда не стал бы жить. Вот этим стал как раз Вильямсбург. И за всем, что за этим следовало, за всякими художниками появились люди, которые тоже хотят быть художниками, поэтому они тоже перебрались в этот район. За счет этого недвижимость там подорожала, и все настоящие хипстеры, в хорошем смысле этого слова, в Нью-Йорке, они перебираются дальше, например, сейчас в Бушвик, где довольно-таки опасный район и дешевая аренда квартир. То есть там с ними все понятно, потому что там есть культура, за которой они следуют. Там действительно есть сотни каких-то музыкальных групп, действительно есть сотни дизайнеров.

Что у нас здесь, в Москве? Наверное, они тоже есть, только не в Москве, соответственно, наши московские какие-то люди, которые связывают себя с этой культурой, следуют за всем этим, что есть за границей.

Елена Фанайлова: Я бы хотела сейчас Игоря Компанийца послушать. Клуб «Солянка», прибежище хипстеров, как нам стало известно, после скандального уголовного дела художника Трушевского (еще одна негативная краска, черная краска, слово «хипстер» теперь уже в глазах обывателя совсем уже какое-то отвратительное). Давайте поговорим все-таки о хороших и веселых сторонах этого дела. Клубное движение. Какая у вас музыка, какие люди, какие ди-джеи? Впрочем, надо заметить, что все присутствующие за этим столом мужчины, я не знаю, как девушка, имеют отношение к ди-джеингу.

Игорь Компаниец: Да, имеют, это правда. Насчет «Солянки», что за музыка, какое веселье. Веселье самого разного рода, как и музыка. Если мы можем назвать группу «Коррозия металла» или группу «Альянс», или группу «Лисичкин хлеб» хипстерскими коллективами, давайте их так назовем, я совершенно не против. Это «Солянка», понимаете, это не только название географическое местности, также это и название, прошу прощения, некоей концепции, которую сопровождает наш проект. Соответственно, музыка, самые разные люди, пятница — это технокультура, это хаус-мьюзик, суббота — это то, что востребовано сейчас в кругу двадцатилетних жителей нашего мегаполиса, скорее всего, этот день подпадает под понятие хипстерский. Все весело, очень пьяно, очень много денег остается в баре, чему я только рад, как работник этого заведения. А вокруг алкоголя русский человек всегда найдет свои забавы. Собственно, клуб «Солянка» не исключение.

Елена Фанайлова: А вы никогда не занимались изучением географии: где проживают ваши посетители? Настя нам рассказала о регионах Нью-Йорка, где живут эти люди. Не замечали такого за своими?

Игорь Компаниец: В Москве я не замечал ни за одной из человеческих страт какую-то компактную зону проживания, будь то мои любимые футбольные болельщики, которые в Лондоне издревле делились по районам и округам британской столицы, или будь то панки, готы, хипстеры, кто угодно, художники. Никогда такого не было, естественно или искусственно; расцвели они, мне кажется, как и во всех прочих публичных местах, будь то кинотеатр, школа или что угодно (ну, школа меньше). Да, в основном это жители окраин, потому что там элементарно больше процент проживает жителей города. Есть люди, в 25-тысячном поколении москвичи коренные, есть люди, которые понаехали буквально полгода назад. Все, как и везде, ничего уникального.

Юрий Сапрыкин: Я боюсь, что мне придется подать реплику, относящуюся уже к какой-то позапозапрошлой мысли Арсения.

Мне кажется, что отличие между, скажем так, журналом «Wise» и журналом «Афиша» — это не отличие между хорошим хипстером и плохим хипстером, это отличие между тем состоянием умов, в котором находится сейчас англосаксонский мир и мир российский. Степень социальной ответственности или озабоченности журнала «Wise» объясняется лишь степенью идеализма и социального оптимизма, который присутствует в мире вокруг. Tы можешь бороться с бедностью детей в Ираке, если ты четко знаешь, что эта борьба имеет смысл и от нее кому-то станет хорошо. Эта уверенность в кругах, которым принадлежит журнал «Вайс», вполне себе имеется. Как только то же самое механически пытается транслироваться в России, что проделывает, к примеру, издание «Хулиган», это сразу выглядит каким-то неадекватным, больным бредом. Потому что мы все, хипстеры, не хипстеры, неважно, кто, мы находимся на таком эмоциональном фоне, в котором у нас нет хорошего варианта развития событий. Вот что ты ни делай, это все равно приводит к какому-то дурному, печальному или никакому финалу. Невозможно побороться с бедностью в Ираке, потому что мы заранее уверены, что это пиар, геополитика, проделки нефтяных корпораций и распил «бабла». На таком фоне действительно кроме, как каким-то эскапизмом заниматься чем-то очень-очень сложно, особенно человеку молодому, которому идеализм свойственен по природе своей.

Елена Фанайлова: Я бы только добавила, что невозможно побороться и с бедностью в Чечне по совершенно понятным причинам.

Юрий Сапрыкин: И с бедностью в Чечне тем более по этим же причинам.

Арсений К.: У меня реплика вслед реплике Юрия. Мне кажется, что на самом деле все не так уж плохо, потому что, например, посмотреть на какую-то, не знаю, насколько это можно считать политикой журнала «Афиша», то сейчас, мне кажется, этот журнал пытается доказать существование новой русской музыки. Что является некоторой, хочется верить, сознательно взятой на себя миссией, несмотря, может быть, на какой-то идеологический эскапизм, который, опять же, не очень сильно прослеживается. Есть та же самая колонка Юрия Сапрыкина, в которой более-менее есть какие-то социальные позиции. В общем, относительно хотя бы музыкальной составляющей журнал «Афиша», мне кажется, очень смело, так или иначе, и хорошо ведет политику относительно хотя бы русской музыки. Может быть, не искусства в общем, но музыки.

Еще такой момент. Я продолжаю утверждать относительно того, что изначально хипстер, этот термин был синтетически выдуман вследствие выгодности его использования. Если Настя говорит про Нью-Йорк, про бедные районы, в которые в начале заселяются художники и всякие иные креативные люди, а потом они оттуда переезжают вследствие того, что там становится креативно, становится возможно открывать галереи, там становится интересно, и цены на жилье взлетают, то они переезжают, соответственно, в другой район, и центр переносится из одного в другой. Например, если посмотреть на ситуацию в такой называемой Москве, когда вся хипстерская, так называемая «солянкинская» элита живет вокруг «Солянки», а «солянкинская» клубная пехота живет на окраине более или менее, то, получается, различные СМИ… Например, недавно появившийся сайт сплетен, он обозревает жизнь именно этой элиты, которая, собственно, так или иначе, задействована в каком-то процессе и заинтересована в продвижении потребления. Но совершенно не обращается внимание на интересы клубной пехоты, которая возвращается после «Солянки» в какие-нибудь свои Петрово-Разумовские и прочие московские места. Москва, как в принципе и вся Россия, центрична, и это ее большая проблема. Это существование какого-то центра, как несуществующего магнитного поля, вокруг которого слипаются различные уже существующие формы, и таким образом вокруг этого магнитного пятна они создают эту форму. Например, «Солянка» и какие-то такие истории, они типично отечественные вещи в связи с тем, что в Москве нет больше других районов, где бы существовала какая-то оппозиция, гетто-культура, которая, собственно, и является смыслом и какой-то составляющей настоящего мегаполиса. Здесь все собрано в одном месте и легко из одного места, так или иначе, управлять или что-то кому-то указывать в связи с тем, что нет каких-то альтернатив. Пусть это не будет казаться каким-то моим желанием какого-то количества пропаганды, я хочу сказать, что действительно существует внутреннее желание и стремление сдвигать центры, создавать альтернативы чему бы то ни было, и изменять жизнь именно в корне, изменять сам механизм потребления. Потому что Юрий говорит очень правильные вещи про «Wise» и про «Хулиган», действительно это смешно выглядит, то, что пытается делать, так или иначе, «Хулиган». То, что пытается делать «Афиша», это выглядит благороднее, потому что они действительно уже имеют какую-то свою позицию, говорят о существовании новой русской музыки и всякое такое. Хотя изначально, я недавно видел подшивку журнала «Афиша» с 2000-х годов, я удивлялся, что журнал постепенно приходил к тому, что у него была перспектива стать каким-то таким, поскольку аудитория вырастала, журналом для возрастных интеллектуалов. Там была реклама средств от облысения и всякое такое прочее, в 2003 году я смотрел выпуски. Там был очень большой раздел, посвященный книгам, очень большой раздел, посвященный выставкам, ресторанам, а потом внезапно журнал омолодился, как-то обозначил хипстеров, можно сказать, вознес их знамя. Это делает большой плюс редакторскому отделу. Собственно, хороший шаг с точки зрения бизнеса.

Елена Фанайлова: Воспели журнал «Афиша”.

Арсений К: Опять же, вопрос, насколько, как Ксения Собчак выдуманный персонаж для глянца, чтобы глянцу было, о ком писать, чтобы у нас существовала некая своя Пэрис Хилтон без идеи внутренней. И так же и хипстеры, которые являлись так называемым кормом для каких-то СМИ, изначально были придуманы ради того, чтобы можно было… Перенятая западная история, перенята только внешняя ее форма, без внутреннего содержания. Ведь все эти живущие в Нью-Йорке люди, не дай бог, с ним будет что-то случаться в качестве ограничения, извините меня за слова с душком, в качестве ограничения каких-то социальных свобод, они сразу начнут выходить на улицу и всякое такое. У нас на улицу никто не будет выходить. Мне кажется, хипстеры, это такая проблема, исключительно Москвы, потому что ей удалось сформировать вокруг себя общество какого-то более-менее уверенного потребления, можно за это держаться и бояться это потерять.

Филипп Миронов: Должен сказать, в реплике Арсения прозвучала какая-то обличительная история про то, что пускай элита живет в центре, но при этом хипстеры, несмотря на то, что это такой передутый медийный феномен, они все равно для мейнстрим идеологического российского остаются маргиналами по сути. То есть для людей, которые не находятся в ситуации журнала «Афиша», клуба «Солянка», не входят в эту магнитную зону, все равно хипстеры являются таким предметом иронического какого-то хмыканья. На самом деле эта позиция маргинальная – единственное, что позволяет определять хипстеров относительно как субкультуру. Ведь по идее субкультура строится на двух понятиях, что это какое-то протестное движение, люди недовольны, и на социальном аспекте, что это маргиналы, люди, которые не принимаются основной частью общества или не хотят с ним себя идентифицировать. Нельзя сказать, что хипстеры это протестное движение, но оно реально маргинальное.

Елена Фанайлова: Но здесь, я бы сказала, что существует такая проблема, как хипстер-1, хипстер-2 и хипстер-3.

Хипстер-1 – это хипстеры эпохи Нормана Мейлера и Джека Керуака, это люди, которые не носили узких штанов и совершенно по-другому выглядели…

Юрий Сапрыкин: От которых произошли хиппи. Собственно, хиппи это уменьшительно-ласкательное от слова «хипс», это маленький хипстер.

Арсений К.: Простите, можно краткую справку. По этимологии хипстеры появились в 50-х, это была кучка людей, которые обитали вокруг джазовых музыкантов, при этом сами эти люди редко где играли на каких-то инструментах, в основном существовали на полукриминальных каких-то заработках. То есть хипстер изначально в поколении битников — это был бездельник.

Елена Фанайлова: И потом можем говорить о современных хипстерах западных. Это хипстеры-2, скажем так. И хипстеры-3 — это современные хипстеры в России.

Анастасия Сартан: Хотела задать вопрос Юрию по поводу его высказывания. Последний номер «Большого города» весь посвящен тому, что хватит говорить о том, что у нас все плохо, давайте посмотрим, что с этим можно сделать. Я, когда читала этот номер, например, то, что меня интересовало про бизнес, читала, что там сделать нужно, я понимала, что это просто невозможно, что все, что там пересказано, это вообще задача как минимум лет на сто и точно никто ее не сможет потянуть. Это был номер направлен на то, чтобы такие чувства возникали?

Юрий Сапрыкин: Это номер, направленный на то, чтобы возникало ощущение реальности всего этого. Это не вопрос мечты, идеализма или чего-то, это совершенно инструментальные вещи, технические вопросы. Если у тебя есть желание жить в стране с нормальным климатом для бизнеса, то нужно дернуть за этот рычаг, принять этот закон, а этот отменить. Но для этого нужны, безусловно, какие-то политические действия. Поскольку вы, Настя, не являетесь председателем Государственной Думы или совета министров и не можете никак повлиять на то, какие люди являются этими председателями, от этого и создается ощущение, что это все имеет отношение к какой-то марсианской жизни и на нашем веку уж точно здесь не может сбыться. Как бы тебе показывают картинку, более-менее идеальную, говорят, что для этого нужно сделать, а дальше ты понимаешь, что в тех условиях, в которых ты существуешь, просто некому нажать на эти рычаги. А дальше судить тебе, дорогой читатель. На какие рычаги нужно нажать, чтобы люди, имеющие способность принимать решения, их приняли, это «Большой город» не может объяснить, это уже вопрос индивидуальной воли и понимания ситуации.

Просто история про то, что помимо нытья, которым мы все в той или иной степени занимаемся, есть вполне реалистичные и простые шаги, которыми можно исправить ситуацию. Почему эти шаги не принимаются, что сделать для того, чтобы они были приняты, это следующий вопрос. На него каждый уже сам находит ответ.

Анастасия Сартан: Как раз и выходит, что этот номер посвящен тому, что надо сделать, но, как вы сами сейчас сказали, на самом деле, что нужно сделать такому человеку, как я (а именно такой человек, как я, есть читатель «Большого города», не чиновник, не депутат), там и не сказано.

Юрий Сапрыкин: Настя, вы взрослая девушка…

Анастасия Сартан: Можно объяснить, почему? Шла речь о том, что «Хулиган» пишет о каких-то таких вещах, которые выглядят довольно-таки глупо в нашей действительности.

Там, например, появляется рекламная полоса, в которой рекламируется сырок глазированный и написано «Настоящий oldschool», то есть, как бы весь журнал направлен в такое русло. Так вот последний номер «Большого города» разве не одно и то же?

Юрий Сапрыкин: Настя, что нужно сделать для того, чтобы решения были приняты, это действительно вопрос вашей воли. На какие демонстрации нужно выйти, под какими обращениями подписаться, что написать в собственном ЖЖ, какую рекламу повесить на странице магазина в Look At Me, на какие выборы сходить и за кого проголосовать – это всё, все ваши шаги, они, так или иначе, влияют на ситуацию, в которой эти решения принимаются или не принимаются. Невозможно написать инструкцию для каждого отдельного человека. Напишите ее для себя сами, как бы, если вы верите в то, что это реально, вы, наверное, чего-то можете сделать.

Денис Бояринов: Я хотел вернуться к теме хипстеров-3. Мне кажется, это интересная история про то, чем российские хипстеры отличаются от заграничных как бы глобально, содержательно.

Елена Фанайлова: В том числе, я бы подключила сюда и вопрос Филиппа Миронова, давайте попробуем сформулировать предпочтения хипстеров.

Денис Бояринов: Во-первых, хотел бы ответить Арсению на реплику, что это вещь, выдуманная СМИ. Как бы невозможно СМИ выдумать вещь какую-то фантастическую. Если так живет и имеет респонс, это значит, что за этим стоит какая-то жизнь.

Арсений К.: Суверенная демократия.

Денис Бояринов: Это конструкты какие-то идеологические, как суверенная демократия, а здесь речь идет о каких-то людях. Во-вторых, про русское восприятие. Даже не про то, что они на самом деле, а про восприятие. То есть негативная коннотация, которая все время идет про хипстеров, мне вообще кажется, что самое главное, о чем мы должны говорить, именно о незрелости нашего общества и незрелости некоего хипстерского анклава у нас. То, что журнал «Хулиган» очевидный пример незрелости, когда люди делают тупую кальку, не задумываясь о том, что они делают, и получают действительно просто смешной, сатирический продукт. Но при этом то, что так негативно относятся в России к хипстерам… Конечно, в Америке тоже смеются над особо комичными проявлениями людей, у которых особенно большие очки, но здесь нет такого феномена Ильи Трушевского. Знаете, когда фигурант уголовного дела, значит, хипстер. Это, мне кажется, происходит потому, что незрелое наше общество. Мы только разучились есть людей, а еще у нас появились какие-то люди, которые не хотят есть людей, а хотят прекрасно одеваться и нести какой-то образ в массы.

Юрий Сапрыкин: Давайте их съедим скорее.

Денис Бояринов: Давайте их сразу съедим. Вот из-за этого.

Еще одна, на мой взгляд, интересная история. Вы не заметили, когда мы обсуждаем хипстеров, мы все время обсуждаем мужчин? То есть хипстерша не фигурирует, хипстер девушка – это нечто странное, когда пытаются описать хипстера. Это тоже говорит о том, что у нас наше неразвитое общество, где женщины загнаны в какое-то еще более ужасное гетто, их даже никто не рассматривает, как некую действующую силу.

Филипп Миронов: Есть версия, что хипстер довольно бесполый, у него очень сложные отношения с собственной сексуальностью.

Денис Бояринов: Но это уже какие-то домыслы. На самом деле все говорят, если хипстер, то сразу: это мальчик, такой хлипкий еще мальчик, тоненькие ножки. Заметьте, кстати, что это очень похоже про термин метросексуальности и метросексуала, это изначально термин, который не несет ничего в себе обидного и в принципе говорит-то о хорошем, ну, человек заботится о себе, мужчина. Но именно в России, именно потому, что общая незрелость общества такова, это сразу становится объектом жутких насмешек и теперь метросексуалы и хипстеры, хотя никто до конца не понимает, кто это и где, это никогда не видел, но при этом всем было бы интересно на них посмотреть. Я сегодня забил с утра «хипстер» в поиск по блогам, там куча реплик: «приеду в Питер, посмотрю обязательно на хипстера», «отведите меня туда, где у вас там, в Питере, хипстеры гуляют».

Юрий Сапрыкин: К вопросу о хипстерах и метросексуалах. Есть та самая новая русская музыка, которую Арсений привел — спасибо, Арсений – как пример какой-то созидательной работы, осуществляемой журналом. Справедливости ради, вот сидит Денис Бояринов, который ровно эту же работу в ни меньших масштабах и производит по поддержке и структурированию этой новой русской музыки. Но, внимание, это удивительная борьба, которая на самом деле похожа даже не на некоторые боевые действия, даже не на партизанские вылазки в тылу врага. Это такие партизанские вылазки, которых никто не замечает и, не дай бог, заметит. Потому что, кроме синяков и шишек на фигурантов этого процесса, ничего хорошего не выйдет. Это очень неблагодарное занятие. Это сцена, которая как только начинает чуть-чуть структурироваться, сразу вызывает какое-то дичайшее раздражение со стороны всех, не находящихся внутри ее людей. Не так ли?

Денис Бояринов: На самом деле по большей части, конечно, да, у людей большое отторжение, но при этом, мне кажется, что динамика положительная, все равно это как-то пробивается.

Юрий Сапрыкин: Такой медицинский термин.

Денис Бояринов: Последний фестиваль «Темные лошадки», когда там Арсений выступал, в частности…

Юрий Сапрыкин: Пациент в тяжелом состоянии, но динамика положительная.

Денис Бояринов: Наш знакомый Алексей Певчев, который говорил, «я со скепсисом относился к группе Padla Bear Outfit», потому что про них пишет «Афиша» каждый номер», естественно, это вызывает отторжение у людей, то есть та активность, с которой приходиться навязывать хоть что-то, на наш взгляд кажущееся интересным. Но при этом реальный отзыв, когда он увидел, ему это понравилось.

Елена Фанайлова: Денис, какие еще молодые группы можете назвать?

Денис Бояринов: Собственно, весь line-up фестиваля «Темные лошадки».

Филипп Миронов: Давайте не забывать “Tesla boy”.

Юрий Сапрыкин: Мне кажется, это очень разные вещи. Мы действительно видим, что хипстеризм бывает таким и сяким, что бывает просто некоторое следование в русле западных тенденций, а бывают какие-то довольно дикие и странные попытки чего-то нащупать свое и такое, нутренное.

Елена Фанайлова: Игорь, меня интригует вопрос, который Филипп Миронов поставил, кто такие хипстеры в смысле их предпочтений: идеологических, социальных, эстетических, музыкальных. Cовременный хипстер образца лета 2010 года в Москве?

Игорь Компаниец: Это люди, которые тратят основную массу своих небольших доходов на какие-то внешние атрибуты и на то, что им идет либо в глаза, либо в уши. То есть это какие-то картины либо музыка, музыка больше, чем кино. Собственно, нормальное поколение XXI века. Люди достаточно простых волеизъявлений, целеустремленные, но при этом с достаточно, я бы так сказал, несложными целями. Я не могу описать каким-то одним образом их внутренний мир, что есть то, се, еще немножечко того-то. Да, мы можем говорить о том, что он, безусловно, знает, что такое Tesla boy и кто такой Антон Севидов, он знает Padla Bear Outfit, он знает некие марки джинсовых лейблов, что-то подобное. Сейчас нет такой унификации, какой она была еще три-четыре года назад, когда термин обрастал какими-то кодами и признаками.

Елена Фанайлова: А это человек с высшим образованием или не обязательно?

Игорь Компаниец: Я думаю, что это человек в процессе получения высшего образования, скорее творческого вуза. Хорошо, закрываю глаза, представляю девочку и мальчика, которые являются хипстерами. Девочка – это ученица какого-то творческого вуза, скорее платного факультета, какой-нибудь МАРХИ или журфак, а мальчик, ее бой-френд, учится скорее в том же вузе, либо на папины деньги в чем-то более престижном, вроде «плешки». Живут они на деньги чьих-то родителей, красят стены в белый цвет…

Анастасия Сартан: Кладут матрас на пол.

Игорь Компаниец: Кладут матрас на пол, да, у них хорошая стереосистема. Никаких позывов к политической активности у них все-таки, я думаю, нет.

Денис Бояринов: Но при этом, мне кажется, они все-таки леволиберальной направленности.

Игорь Компаниец: Да, безусловно. Это космополитичные, либеральные люди, которые могут по пьяни вскидывать правую руку и при этом садиться на коленки к человеку своего пола, и даже драки у них выходят какие-то нелепые, шуточные, до гематомы максимум доходит, что лично мне, как человеку из другой субкультуры, как–то не очень интересно.

Денис Бояринов: Когда меня спрашивают про хипстеров, я в последнее время объясняю на примере. Есть мой любимый сериал английский «Майти буш», там есть два героя главных, юмористических персонажа, одного зовут Винс, он такой модный парень, стилист, он все время создает образы, как он все время говорит. В течение одной серии меняет образы в десять штук, у него бывают самые диковинные образы, типа теннисиста-вудуиста. А есть как бы его визави, антагонист, у него есть одни шорты и одна жилетка, которую он носит, потому что в ней много карманов и она очень удобная. Это, конечно, сатирический образ. Но понятно, хипстеры – это люди, которые создают образы, они, поэтому так трудно описываемы, потому что образы они меняют. Чем более продвинут хипстер, тем он более как бы flexible. Наш Арсений К., например, теперь Арсений К. одевается так, как бы он вызывающе антимоден. Посмотрите на него.

Арсений К.: Смотрите, дорогие слушатели.

Денис Бояринов: Человек в драных джинсах, растоптанных башмаках и майке с картинкой санкт-петербургского метрополитена, и нарисованной ручкой татуировкой. На данный момент он убер-хипстер, потому что он уже антифэшн. Извините, что много английских слов.

Анастасия Сартан: Я сегодня буквально объясняла своим родителям, про что будет передача и, собственно, кто такие хипстеры. Мне кажется, что все наши родители понятия не имеют о таком слове, кто это такие.

Я объясняла это с такой точки зрения, что есть мейнстрим, они из этого мейнстрима пытаются не то, чтобы выделиться. Вот в английском языке есть правильное для этого слово «stand-out». То есть, если в мейнстриме украшать свои жилища всякой лепниной и делать евроремонты, то, соответственно, оппозит этому – это класть матрас на пол и красить стены в белый цвет. Если в мейнстриме носить Дольче и Габбану, Гуччи и следить за последними коллекциями, то противоположное этому – это, например, то, как выглядит Арсений. Это отрезать ворот от футболки и надеть какие-то непонятные джинсы и купить на платформе Марк или на Удельной ботинки. Еще к этому можно приписать то, как я уже говорила про «ди-ай-вай»,что в этом всем еще есть некая составляющая того, что они делают все это сами. Даже, например, пикник «Афиши» и стенды, которые там выставляются, то есть некий, как я ощущаю, в день застройки такой пионерлагерь, когда все владельцы чего-то, каких-то «Клэвер мод», «Look At Me», «Мэйки пипл» и других разных магазинов, они приходят туда, строят это все сами, какие-то свои стенды. То есть это тоже некоторая составляющая «ди-ай-вай».

Елена Фанайлова: Мы описали хипстера, как существо, в общем-то, занятое собой, но при этом придерживающееся либеральных ценностей. Так вот если хипстера вознамерятся лишить этих самых его либеральных ценностей, он, как существо неагрессивное, никак не сможет себя защищать?

Филипп Миронов: Медийно, мне кажется, сможет что-нибудь написать в своем уютном ЖЖ. То есть это человек, который в состоянии делать высказывания, достаточно резкие и артикулированные, но в плане действия не было еще шанса проверить. Единственный опыт – это участие Арсения в концерте «Солидарности», но, мне кажется, что основная часть, условно говоря, хипстерского движения восприняла эту историю с иронией и, в принципе, придерживалась тех формулировок, с которыми Саша Горбачев, ведущий обозреватель музыкальный Афиши, это все представил в своем блоге. Мне на самом деле интересно, что с этим произошло. Потому что у хипстеров есть, очевидно, нежелание ассоциироваться с демшизой так называемой, с Каспаровым, Карповым и прочими шахматистами.

Но при этом есть определенный внутренний идеологический заказ на какое-то протестное политическое движение, которого нет, к сожалению. Нет модной, хорошей политической силы…

Юрий Сапрыкин: Антифа.

Филипп Миронов: Антифа. К сожалению, мы все знаем реакцию на материал Андрея Лошака на Openspace.ru, где эти антифа, по-моему, у либеральной общественности вызвали ужас. Никто не хочет ничего общего иметь с насилием. Насилие в ответ на насилие вызывает такое же отвращение у всех нормальных людей, как и фашизм в чистом виде. Реально, если бы в Москве, в ЦАО, появился бы какой-то человек, который не был бы наследником этой замшелой пенсионерской фигни, которой является сейчас либеральная идеология в Москве, за ней бы хипстеры пошли.

Елена Фанайлова: Мне-то как раз кажется, что, если бы либералы и антифа договорились не на платформе насилия, а на платформе антифашизма, из этого могла бы выйти красивая история.

Филипп Миронов: У нас красивой странно называть все, что связано политикой и косвенно с властью, косвенно с насилием. Есть прецедент антифашистского марша 19 января, когда в двадцатиградусный мороз на улицы вышли очень многие сотрудники российских, московских медиа, это люди чуть старше, чем те хипстеры, о которых мы говорим, в любом случае, это люди, которые задают определенные поведенческие стереотипы для них. То, что вы говорите, может быть вполне реально. В любом случае эта идеология не проработана, она ни с кем не ассоциируется. Есть один у нас Андрей Борисович Лошак, но он, по-моему, к сожалению, не хочет…

Юрий Сапрыкин: Заметь, Филипп, у людей, которые вышли на этот марш, все равно осталось очень двойственное ощущение от этого, как рядовых участников некоей странной игры, которая не ими придумана и с ней они, в общем, не очень даже готовы согласиться.

Елена Фанайлова: Я на это скажу: надо чаще встречаться.

Арсений К.: По поводу участия в странной игре. Я как раз в прошлый раз на Радио Свобода рассказывал свои ощущения от участия в так называемой маевке от «Солидарности». Но потом поступил такой очень здравый комментарий от студентки из Англии, которая говорит, что ведь для молодежи, в принципе, молодежи, стремящейся к чему-то более-менее свежему, за рубежом, в принципе, принято ходить на какие-то либеральные истории.

Елена Фанайлова: И не только на либеральные, на всякие.

Арсений К.: И в этом нет ничего позорного.

Елена Фанайлова: Принято быть политизированным, я говорю о красоте именно в этом смысле.

Арсений К.: Это проблема, может быть, партии. А stile, он исходит давно, из 60-х, когда предводители всяких групп, MC Five, Эби Хоффманы, это были сексуально раскрепощенные люди, притягательные для молодежи. Сейчас, естественно, какой-нибудь активист «Солидарности», никакая молодежь за ним не пойдет, потому что это люди с целлофановыми пакетами, так или иначе. Демонстрация людей с целлофановыми пакетами в нашем обществе не вызовет никакой реакции, кроме какого-то отторжения: вот, люди с целлофановыми пакетами возбухают. Но дело все в том, что, если бы не они, то кто? Потому что, например, в Петербурге люди с целлофановыми пакетами — это интеллигенция, профессора. Да, мы все люди с целлофановыми пакетами, дорогие друзья. Зато, мне кажется, в Москве людей без какого-то количества разума в голове в связи с тем, что полон желудок и глаза на все прекрасно с удовольствием закрываются. Например, журнал «Сноб» пытается представляться, как какое-то количество интеллектуалов, но это интеллектуалы от потребления. У них нет именно интеллектуального снобизма. В Петербурге есть этот интеллектуальный снобизм, но нет какой-то материальной культуры, в отличие от Европы, когда профессор может рассуждать о Фуко, Деррида и прочих классных парнях, но при этом потом обсуждать вина, ходить в ресторан и прочее. Проблема в том, что сейчас в основном повисший вопрос над этим столом так называемым, что не существует идеологии у хипстера. И каждый, может быть, кто-то, преследуя свои личные интересы или что-то такое, говорит: нет ничего, дорогие друзья, все плохо, что вокруг отвратительные люди с целлофановыми пакетами, какие-то странные, не притягательные внешне, совершенно не сексуальные, с какими-то дебильными идеями и невменяемы в тренды. Просто, если посмотреть на Look At Me, у меня действительно вчера после большого просмотра различных зарубежных СМИ подобного содержания возникло чувство, когда я переключился на Look At Me, что это все какое-то… Как в Белоруссию приедешь, там все причесано, все такие правильные. Понятно, что эти люди не хотят ничего, они безжизненны. Например, в чем притягательность какой-нибудь Патти Смит? Как я недавно осознал для себя, это не только музыка и не только круто говорить о музыке и понимать, что, о, на Западе… А почему музыка круче на Западе? Потому что там люди свободнее, не дают ущемлять свои права, они не боятся, и это их отсутствие страха и является той самой сексуальностью, которая внутри, которую мы не можем объяснить, например. Мы хватаем только внешнюю ее сторону, не понимая, что за этим всем стоит огромная проделанная работа западным миром, в том числе 1968 годом, после которого Запада изменился, когда действительно Запад стал либеральным, когда действительно изменилось отношение к людям и всякое такое. Например, когда ты приезжаешь в Европу, к нашему целлофаново-пакетному городу ближе, в Северную Европу, ты чувствуешь себя человеком, имеющим права вследствие того, что ты человек. Вследствие того, что ты не кошка, не камушек, не гусеница, а вследствие просто того, что ты человек, ты идешь по улице и ты чувствуешь, что у тебя есть право, у тебя есть определенные привилегии только из-за того, что у тебя есть две руки и две ноги. Дорогие друзья, я подобные чувства ощутил единственный раз в этой стране, когда на Марше несогласных в Петербурге получилось прорваться на Невский проспект, и там был Кирилл Миллер рядом, там были люди, которые чуть выше по статусу, чем те, которые ездят в метро. Мне было приятно находиться рядом с этими людьми, куда-то идти, рядом флаги, но я ничего этого не понимал, я просто чувствовал приятность и что у меня есть право пройтись, есть право выйти. Я ощущал себя так называемым человеком. Непонятно, что делается с этой оппозицией, мне кажется, она запутанна крайне, она не может разобраться в себе. Поэтому сейчас совершенно за ней не хочется идти. Дело в том, что она не станет симпатичной сама по себе. Мы должны как-то делать и внедрять новые смыслы. Например, наше выступление на этом Первомае, когда пришли люди, объективно пришедшие на нас, они все немного… В общем, смотрите, так называемая группа «Гражданская оборона», которая, безусловно, является одной из самых лучших групп в отечественной музыке, она крайне политизирована. И НБП изначально, это был арт-проект, проект отличный искусства. Это потом стало уже какой-то партией, чем-то таким, это уже все превратилось в какой-то трэш, в идеологию Лимонова и всякое такое. Когда нет уничижительной фразы «демшиза», когда участие в политике и отстаивание своих прав – это естественно, это здорово и когда молодежь действительно не хочет превратиться в каких-то заведомо старичков, в заведомо потребителей, а хочет более или менее протестовать. Молодежь всегда протестует, иногда по какой-нибудь ерунде. Всегда. В Греции, например, там полиция и прочее, они существуют только для охраны самих себя. Потому что если отменили какие-нибудь булочки в столовой, все выходят на улицу сразу и начинают все переворачивать. Выходит полиция, и она только стоит за щитами, держится, сама эта полиция существует для самозащиты, а не для подавления.

Анастасия Сартан: Здесь задавался недавно вопрос о том, что сделает так называемый хипстер, если возникнут какие-то проблемы, на мой взгляд, он просто при первой возможности уедет. Проблема именно в том, что вместо того, чтобы как-то бороться за права, хипстерство, это внешние какие-то проявления и при первых каких-то проблемах от этого всего можно сбежать туда, где так же можно комфортно находиться хипстеру с внешними проявлениями.

Денис Бояринов: Лично для меня слово «хипстер» гораздо более приятно, чем слово «Нашисты» и даже чем русское слово «молодежь». На мой взгляд, то, что мы обсуждаем, медийный шум этой истории, к сожалению, как бы хвост гораздо более длинный, чем сама история… Я сегодня ехал на передачу и считал по дороге хипстеров, которые мне встретятся, насчитал пять человек, трое встретили меня у ворот ArteFAQ. Это в Москве. Я уже не говорю о том, что на самом деле в России все еще гораздо непонятнее. Но при этом, мне кажется, что, правда, за этим есть и сила, и жизнь, и будущее. То, что Арсений постоянно формулирует манифесты и запросы, совершенно логичные и здоровые. Да, как бы у нас незрелая ситуация и нет политической силы, но это у нас все вообще гораздо запаздывает. Я думаю, что раз запрос есть, то она появится, появятся красивые, молодые, обаятельные, сексуальные политики, которые создают образы. Вопрос в том, сколько времени пройдет, доживем ли мы до этих времен.

Игорь Компаниец: Я думаю, что хипстер-3, пользуясь вашей терминологией, русский хипстер, это явление достаточно краткосрочное, оно подходит к своему завершению, не настолько серьезное, насколько серьезен тон нашей передачи. Я ощущаю по себе какие-то волны внутри, что вопрос года, максимум двух-трех и появится что-то новое, что-то более интересное. В конце концов, был такой стишок, я извиняюсь, слегка матерный: «Я устал и она устала, произошла смена состава». Очень хочется и жду этой смены состава, когда будет повод действительно всерьез о чем-то говорить, о каком-то молодежном явлении. Хипстер – это смех.

Филипп Миронов: Мы забыли сказать о том, что одно из научных и общепринятых характеристик хипстера является то, что хипстер мучительно пытается идентифицироваться с какой-то субкультурой из прошлого. У хипстера есть черты пост-панка, есть черты хиппи, есть черты битников, брейверов и так далее. У этой субкультуры реально лицо сшито, как из лоскутного одеяла, из цитат из других субкультур. В принципе, интересность этого феномена, который интересен, но, может быть, я соглашусь с Игорем, не настолько, чтобы три года обсуждать мучительно это в разных эфирах. Интересность феномена состоит в том, что он не закрыт, не закончен, не определен до конца, как бы идеология, статус, явление находятся в процессе формирования. Мне бы реально хотелось, чтобы на излете этих обсуждений, уже три года существует феномен, три года он обсуждается, появилась бы какая-то интеллектуальная сила, которая могла бы что-то с этим социальным, неопределенным облаком сделать, как-то его доформулировать и куда-то привести. Потому что, если посмотреть на последнюю двадцатилетнюю историю развития России, у нас появилось мощнейшее, тоже, опять-таки, неопределимое движение, что-то вокруг слова «гламур», Ксения Собчак. Вот это как бы вещь, которая переформулировала в принципе социальную карту России. Мне кажется, что у хипстеров есть полные шансы и возможности, наложившись на эти условия, стремление к красивой, приятной и комфортной жизни, которую дал гламур (это не субкультура), есть возможность эту всю штуку еще раз реформировать и как-то переизобрести в молодежную идеологию.

Юрий Сапрыкин: Мне кажется, Арсений сказал очень важную вещь, из которой следует, что на самом деле разница между хипстером-3 и хипстером-1 нет вообще никакой. Потому что мы все живем, как герои фильма «Стиляги». Чего мы хотим? Мы шугаемся этой серой толпы, окружающей нас, мы хотим, чтобы нам дали спокойно выпивать в том единственном клубе, где это не противно делать, и чтобы не «Козел на саксе» уже, а Антон Севидов на синтезаторе нам сбацал чего-нибудь фирменное. Вот это на самом деле предел наших желаний. У нас не произошло еще не то, что 68-го года, а даже мы не начали к нему двигаться, или только начинаем. Вот этого осознания, что не политик какой-то тебе должен предложить сексуальный образ, а что «people have the power», ощущение себя свободными, сильными, право имеющими людьми, от которых что-то зависит и у которых за душой есть энергия, какие-то ценности, этого просто еще не началось. Поэтому не случайно фильм Тодоровского на Западе показывали под названием «Хипстерс», это буквально описание этого нынешнего процесса.

Арсений К.: Мне хочется несколько абстрагироваться и просто сделать некоторый прогноз. Мне кажется, при современном состоянии промышленности, политики и вообще государственной вертикали все это продержится, два варианта: либо десять лет и за десять лет рассосется, и Россия станет сборищем каких-то провинций и областей, как Индия, либо же после 2012 года закрутят все гайки и тогда это все продержится буквально два года. Никакой новой движущной истории ожидать не следует в связи с тем, что когда все разрушится, только тогда начнется что-то новое. Возможно, история этого всего разрушения… Собственно, я привел. Поэтому через десять лет какая-нибудь группа Padla Bear Outfit быть классикой, а появившиеся новые будут делать настоящую культурную движуху. Потому что те маленькие попытки, которые мы делаем сейчас со своей стороны, мы явно боимся чего-то, боимся, что придут и отберут у нас жесткий диск или еще что-нибудь такое. В таком случае просто, если не будет какого-то непосредственного реагирования именно сейчас, все загнется само собой и движение нового и сильного придется ждать нe раньше, чем через десять лет, дорогие друзья.

Что такое хипстер? — Нью-Йоркский журнал

Фото: Пламен Петков. Дизайн опоры Донни Майерс / Defacto

Если я говорю о вырождении нашей самой заметной недавней субкультуры, хипстеров, это неловкий случай. Кто-то укажет, что хипстеры не умерли, они еще дышат, живут в моем квартале. Между тем очевидно, что мы подошли к концу эпохи в жизни прообраза. Его эволюция длилась с 1999 по 2009 год, хотя за десятилетие он сильно изменился.Он выжил в этом году; это может сохраняться. Однако повсюду есть признаки того, что мы подошли к моменту подведения итогов.

Новинок: Stuff Hipsters Hate и Look at This Fucking Hipster снова начали появляться в этом году, вновь переживая смерть хипстера в 2003 году (затем названия: A Field Guide to the Urban Hipster ; The Hipster Handbook ). Институты, связанные с хипстерским лейблом, начали покидать его.Дов Чарни, генеральный директор American Apparel, объявил в августе, что «хипстеры закончились» и «хипстеры пришли из определенного периода времени». Gawker предложил заменить хипстера новым именем на fiat, утвердив, после некоторого размышления, термин fauxhemian.

В другом месте — и особенно в Европе — сцена смерти больше похожа на апофеоз. Одна немецкая газета собрала самые последние сообщения о появлении хипстеров в этой стране: «В текущем выпуске журнала Neon они видятся в клубе в Москве, а на этой неделе их снова заметили в барах на Ораниенштрассе, , Берлин Tagesspiegel . Taz сообщил, что на «хипстерской сцене США» круто одеваться, как индейцы, Neue Zürcher Zeitung знает, что в Стокгольме их привлекает район Сёдермальм, Geo Saison выпил с ними в баре в Праге. , Die Welt нашел их в Австралии от Сиднея до Брисбена, Sunday Frankfurter Allgemeine Zeitung знает парижские «хипстерские лейблы», а издание Süddeutsche Zeitung недавно прокомментировало, что «хипстеры большого города» — это теперь украшают свои квартиры таксидермией.«Хипстер возродился также в американском торговом центре, где Hot Topic продает подросткам очки без линз с толстой оправой, а Nine West продает сандалии« Hipster ».

Ключевой миф о хипстере, который повторяют как невинные, так и закулисные, заключается в том, что ему нет определения. В августе, отметив, что New York Times напечатал hipster как существительное или прилагательное более 250 раз за предыдущий год, Филип Корбетт, грамматист газеты, написал открытое письмо в редакцию с предупреждением против его использования. .Он, конечно, мог возразить, что это сделано для ленивого копирования заголовка или что уничижительный термин использовался в качестве похвалы. Вместо этого он возразил, что было недостаточно ясно, что означает это слово.

Мы действительно знаем, что такое хипстер, или, по крайней мере, должны. У этого термина всегда были достаточно ясные определения; просто их несколько. Если мы откажемся их озвучивать, это может быть связано с тем, что каждый, кто связан с этим термином, заинтересован в том, чтобы он оставался неясным. Обвинение в адрес хипстеров на протяжении десятилетия было маневром обхода с фланга, который применялся преимущественно конкурентами в рамках общего поля хладнокровия.«Два хипстера сердито называют друг друга хипстером», — наиболее лаконично сформулировал заголовок в номере The Onion .

Чем дольше мы не пытаемся объяснить этот термин просто и ясно, тем дольше мы находимся во власти лежащей в его основе магии. В интересах разочарования позвольте мне проследить историю и предложить несколько определений. Если мы увидим хипстеров в равнине, может быть, мы также увидим, где они могут расстаться.

Когда мы говорим о современном хипстере, мы говорим о субкультурной фигуре, которая возникла к 1999 году, пережила узкую, но прочную первую фазу до 2003 года, а затем, казалось, вот-вот растворилась в исконном субкультурном супе только для того, чтобы претерпеть реорганизацию и ползучий распространился с 2004 г.

Матрица, из которой возник хипстер, включала измерение молодежной культуры девяностых годов, часто называемой альтернативой или инди, которая определялась своим неприятием потребительства. Тем не менее, в этнографии Wicker Park, Чикаго, в девяностых годах социолог Ричард Ллойд задокументировал, как то, что он называл «необогемией», невольно превратилось в нечто иное: рассаду хипстеризма после 1999 года. Ллойд показал, как культура начинающих художников, которые работали днем ​​в барах и кафе, может непреднамеренно создать среду для новой, позднекапиталистической коммерции в дизайне, маркетинге и веб-разработке.Кварталы в нео-богемном стиле, расположенные рядом с взрывом нового богатства в городских финансовых центрах, превратились в районы развлечений для нового класса богатой молодежи. Инди-богема (которую называют бездельниками) столкнулась с одетыми во фланель протобизнесменами и бумажными миллионерами доткомов (которых называют яппи), и из этого трения возникло нечто неожиданное.

Нижний Ист-Сайд и Вильямсбург в Нью-Йорке, Капитолийский холм в Сиэтле, Силвер-Лейк в Лос-Анджелесе, Внутренняя миссия в Сан-Франциско: здесь сначала процветал современный хипстер.С годами сложились такие вещи, как хипстерский стиль и диапазон искусства, и, наконец, в дальнейшем, что-то вроде характерного отношения и Weltanschauung. По сути, однако, хипстера по-прежнему определяет та же напряженность, с которой столкнулись первые колонизаторы Плетеного парка. Хипстер — это тот человек, который совпадает с намеренно выбывшим из школы или непреднамеренно деклассированным человеком — нео-богемником, веганом, велосипедистом или скейтпанком, потенциальным синим воротничком или пострасовым человеком за двадцать, голодающим художником или аспирантом — который на самом деле присоединяется как к мятежной субкультуре, так и к господствующему классу, и тем самым открывает ядовитый канал между ними.

Фото: Пламен Петков.Prop Styling Донни Майерс / Defacto

Возникает вопрос: что было такого в моменте рубежа веков, что сделало так ясно — и сразу стало ясно — что у персонажа должно быть это имя, хипстер, которое было так полно исторического значения? Субкультура никогда не испытывала проблем с неологизмом или эксплуатацией сленга, от эмо до панка и хиппи. Однако хипстер уже был кем-то другим. В частности, он был чернокожим представителем субкультуры конца сороковых годов, лучше всего анатомированным Анатолем Броярдом в эссе для Partisan Review под названием «Портрет хипстера».Десять лет спустя хипстер превратился в белую субкультурную фигуру. Этот хипстер — здесь есть ссылка на эссе Нормана Мейлера «Белый негр» для Dissent в 1957 году — был явно определен желанием белого авангарда отказаться от белизны с пятном Эйзенхауэра, бомбы , и корпорация, и достичь «крутых» знаний и экзотической энергии, похоти и насилия чернокожих американцев. ( Сама по себе хиппи изначально была оскорбительным уменьшением хипстера, ударом по неряшливым детям, которые слонялись по Норт-Бич или Гринвич-Виллидж после 1960 года и не заботились о джазе или поэзии, только о наркотиках и развлечениях.)

Хипстер, как в черном, так и в белом воплощении, по своей сути был о высшем знании — то, что Броярд называл «априоризмом». Он настаивал на том, что хипстеризм возник из представления о том, что решения относительно своей жизни меньшинств в Америке принимаются властными заговорами, о которых они никогда не могли знать. Реакция бедра состояла в том, чтобы чисто символически настаивать на формах знания, которыми они обладали раньше всех, а точнее, до создания позитивного знания — априори.Броярд сосредоточился на парольном языке модного сленга.

Возвращение термина после 1999 г. изменило постановку вопроса о знаниях. В своем возрождении хипстер говорил о том, что раньше всех знали об эксклюзивных вещах. Новые молодые незнакомцы вели себя, как тогда говорили, «моднее тебя». Поначалу их взгляд, возможно, также достаточно совпадал с кратковременным моментом нео-бита и ностальгии по пятидесятым (козлиные бородки, шляпы-шляпы, свингеров в стиле ), чтобы вызвать термин.Но эти хипстеры были белыми, и их совершенно не трогала раса и расовая интеграция.

Действительно, стиль White Hipster — стиль, который внезапно появился в 1999 году — перевернул модель Броярда до особенно неприятного эффекта. Напомню ряд ключевых слов: шляпы дальнобойщика; майки, называемые «женоненавистниками», которые носят в одиночку; эстетика порнографии в подвале, поляроидных снимков со вспышками и панелей из искусственного дерева; Pabst Blue Ribbon; «Порнографические» или «педофильские» усы; очки-авиаторы; Футболки «Американа» с церковных вечеринок и жареных свиней; носки-трубочки; поздние альбомы Джонни Кэша; татуировки.

Ключевыми учреждениями были модный журнал Vice, , который переехал в Нью-Йорк из Монреаля в 1999 году и использовал случайный расизм и порнографию, чтобы освежить традиционные женские журналы («Это случилось», «Что можно и нельзя») и преодолеть клеймо мальчиков, смотрящих на фотографии одежды; Alife, консалтинговое агентство по хипстерскому брендингу и магазин кроссовок, также открывшееся в 1999 году, укомплектовано сотрудниками, которые утверждали, что имеют бунтарское прошлое в панке / скейтбординге / граффити, чтобы оправдать, почему они теперь продают спортивную одежду в розницу; и American Apparel, запущенная в L.A. в 1997 году занимался производством футболок против пота и постепенно сменил акцент в своей рекламе с прогрессивных трудовых практик на любительское мягкое порно.

Это были наиболее заметные символы небольшой и удивительной субкультуры, источником априорных знаний которой, казалось, была ностальгия по пригородной белизны. Как когда-то Белый негр фетишировал черноту, Белый хипстер фетишировал насилие, инстинктивность и бунтарство «белого мусора» из низшего среднего класса. «Мне нравится быть белым, и я думаю, что это то, чем можно гордиться», — сказал основатель Vice Гэвин Макиннес в интервью Times в 2003 году.

Это напомнило культуру семидесятых, когда белые бежали в пригород, и самое жуткое в белых хипстерах на рубеже тысячелетий то, что символически, в их стилях и взглядах они, казалось, провозглашали, что белизна и капитал текут обратно. в некогда обедневший город. Они носили то, что они были с экономической и структурной точки зрения — потому что по причинам, загадочным для участников, эти вещи внезапно показались «крутыми» для городских условий.

Ранний Белый Хипстер подражал «непостижимой этнической принадлежности» (ирландцы, итальянцы, поляки и т. Д.), Но теперь с вычищенными национальностями. И это было не инди или богемная субкультура, а этническая принадлежность — с ее клановостью, требованием микрорайонов от других, пожилых мигрантов (китайцев, пуэрториканцев, ортодоксальных евреев) и полным отсутствием интереса к интеграции в местное население.

Однако было бы слишком ограниченно понимать современного хипстера просто как человека, озабоченного априорными знаниями как средством социального доминирования.В более крупных проявлениях, как в частной жизни, так и на улице, современный хипстеризм определяется навязчивым интересом к конфликту между знанием и наивностью, виноватым самосознанием и освобожденной эгоцентричностью. Рассмотрим хипстерское искусство. В то время как хипстеры одевались как модель семидесятых Стэнли Ковальскис, они потребляли культуру, которая гораздо больше беспокоилась о мужском мужестве, гетеросексуальности и зрелости.

Фото: Пламен Петков. Дизайн опоры Донни Майерс / Defacto

Наиболее образцовые художники-хипстеры, вероятно, ранние Дэйв Эггерс из A Heartbreaking Work of Staggering Genius (2000) и его журнал McSweeney’s (1998), и Уэс Андерсон, директор Rushmore (1998) и The Роял Тененбаумс (2001).Эти и другие художники, которых называли хипстерами, создали множество работ, которые иначе можно было бы более точно классифицировать как «драгоценные» или «тви». Старая шотландская группа Belle & Sebastian, изначально не являвшаяся частью этой системы, стояла во главе новой тихой, часто антигомофобной эстетики в музыке. (Эггерс пытался заявить о себе в качестве союзников старых Flaming Lips. Bright Eyes, Sufjan Stevens и Joanna Newsom были более поздними проявлениями.)

Напряженность этого искусства вращалась вокруг очень старой диады взрослости и мира, ориентированного на ребенка, но в значительной степени приземлилась на стороне ребенка.Формально произошла эстетизация стиля стилизации, которую Фредрик Джеймсон определил в начале восьмидесятых как характерный способ постмодернистского повествования. Однако здесь «пустая пародия» уступила место более совершенной реконструкции прошлых приемов, чем оригиналы, в иронии без сарказма, горечи или критики. Рефлексивность использовалась как средство вернуться к сентиментальным эмоциям.

В девяностые годы стало обычным делом предполагать, что нельзя больше говорить искренние искренние вещи прямо, потому что все подлинные высказывания будут украдены и повторены как реклама.Какая бы то ни было мука, казалось, исчезла в артефактах ранних нулевых. Ироничные игры были невесомыми. Эмоциональные выражения предполагали культуру терапии, но хипстерское искусство часто китчизировало — или, по крайней мере, превращало в шутку — самые тяжелые трагедии, личные или исторические: сироты и рак для Эггерса, Холокост и 11 сентября для Джонатана Сафрана Фоера.

Момент хипстера породил не художников, а художников-татуировщиков. Это не дало большой литературы, но хорошо использовало шрифты.

Однако к 2003 году субкультуру охватило всепоглощающее чувство конца хипстеризма. Кажется возможным, что «Белый хипстер» родился отчасти как реакция на протесты ВТО в Сиэтле в 1999 году — обнадеживающий антикапитализм, который стал сигналом молодежного восстания конца века. Но 2003 год ознаменовал начало вторжения в Ирак и поворот в национальном настроении от траура после 11 сентября к патриотической агрессии и насилию. Мачизм носителя жен, избивающий жену, больше не казался подрывным, и, хотя более зловещая разновидность стиля White Hipster начала уменьшаться, художественная забота о невиновности превратилась из человеческого отпущения грехов в хрупкий мир пушистых существ, деревьев и TRS-80.

Внезапно хипстер преобразился. Вкратце — хотя это слишком просто — стало казаться, что «зеленый» хипстер пришел на смену белому. Конечно, точки отсчета сместились от пригородов Среднего Запада к животным, дикой природе, а иногда и к коренным американцам. Лучше всего назвать это хипстерским примитивом, поскольку с мотивом Эдемской природы как игровой площадки было связано увлечение компьютерной электроникой начала восьмидесятых и другими рудиментарными или устаревшими технологиями.

В культуре момент Hipster Primitive восстановил звук и символы пастырской невинности с иронией, настолько встроенной в произведения искусства, что ее больше не было видно.Музыка руководила артистизмом на этом этапе, и ведущее издание того периода, веб-сайт с обзорами записей и производитель вкусов Pitchfork, набрал обороты, а Vice пришел в упадок. Вот названия некоторых значимых групп после 2004 года: Grizzly Bear, Neon Indian, Deerhunter, Fleet Foxes, Department of Eagles, Wolf Parade, Band of Horses и, в основном, Animal Collective. (Что касается примитивной электроники, LCD Soundsystem.) Слушатели слышали звуки животных и прекрасные гармонии в стиле Beach Boys; тексты песен и видео указывают на сельские редуты, дикие пляжи и леса; жизнь произошла в более любящем, просторном и управляемом будущем, возможно, дневного света или галлюцинаторной яркости.Было нередко встретить участников группы в масках или плюшевых костюмах животных.

Где Белый Хипстер был безжалостным мужчиной, вытесняя женщин из поля зрения публики (за исключением Полароидных муз или SuicideGirls), Хипстерские примитивные феминизированные хипстерские маркеры; теперь говорили о головных уборах и очках Салли Джесси Рафаэль, а не только о мужских волосах на лице. Женщины одели ковбойские сапоги, затем темно-зеленые резиновые резиновые сапоги, как деревенские помещики, отправляющиеся на конюшню. Мужчины отказались от порнографических усов вместо бороды отшельника или лесоруба.Вернулась Фланель и охотничьи куртки в красно-черную клетку. Шарфы распространялись без надобности, вызывая холодную лесную ночь (если шерсть) или стоянку в пустыне (если кафия). Затем шарфы носили как банданы, как когда Мэри-Кейт Олсен носила шарф, как каннибал Покахонтас, достаточно голодный, чтобы съесть вашу руку.

Были также некоторые практические технологические изъятия. Когда количество компакт-дисков сократилось, пластинки впервые за два десятилетия стали продаваться — по-видимому, их купили те же дети, у которых на ноутбуках было 3000 песен.Самая продвинутая хипстерская молодежь лишила даже свои велосипеды передач. Велосипед с фиксированной передачей теперь считается вторым по значимости городской маркой бедра, и не в последнюю очередь его радует простой механизм.

Фото: Пламен Петков. Дизайн опоры Донни Майерс / Defacto

Прежде всего, хипстера после 2004 года можно было идентифицировать по одному стилистическому признаку, который вышел за рамки моды и стал чем-то столь же фундаментальным, как культурный пароль: джинсы, плотно облегающие икры и лодыжки.Насколько я это исследовал, я не могу сказать, что понимаю происхождение джинсов скинни. Почему из многих кандидатов в модные заявления он стал повсеместным? Все, что кажется очевидным, — это то, что это была возможность отвергнуть момент «Белого хипстера», сохранив при этом самое большое отличие от мейнстрима. Джинсы скинни были мгновенной и полной инверсией, достигающей противоположной крайности по сравнению с расклешенными мотоциклетными джинсами White Hipster. Это доказало жизнеспособность хипстерского сообщества.Это означало, что групповой импульс сохранится, независимо от того, насколько сильны изменения.

Через обе фазы современного хипстера и независимо от того, где он идентифицирует себя в спектре познания, существует общий элемент, необходимый для его идентичности, и это его отношение к потреблению. В этом контексте хипстер является продолжением культурного типа, определенного в девяностых годах социальным критиком Томасом Франком, который проследил его связь с поглощением на Мэдисон-авеню контркультурного этоса в конце шестидесятых.Такого типа он назвал «бунтующим потребителем».

Мятежный потребитель — это человек, который, принимая риторику, но не политику контркультуры, убеждает себя, что покупка правильных массовых продуктов индивидуализирует его как преступника. Таким образом, покупка продуктов власти переосмысливается как пренебрежение властью. Обычно для этого нужен придуманный цензор, который не хочет, чтобы у вас был одеколон, выпивка или машины. Но цензора, конечно, не существует, и хипстерская культура — это не контркультура.Напротив, соседская организация хипстеров — их сплоченные колонии похожих на внешность сутулых людей — олицетворяет не враждебность к власти (как среди панков или хиппи), а более высокое статусное сообщество, где игра заранее можно играть с максимальной утонченностью. Хипстер — мастер улавливать крошечные изменения быстро меняющихся потребительских различий.

Это соревнование внутри группы, больше, чем что-либо другое, является причиной того, что термин hipster является в первую очередь уничижительным — оскорблением, которое принадлежит семейству позеров , фейков, фальшивок, сценеров, и прихлебателей. Задача не проясняет, отвергает ли претендент общие с хипстером ценности — стиль, savoir vivre, крутизна и т. Д.. Он просто утверждает, что его цель принимает их с неправильными мотивами. Он их не зарабатывает.

Давно замечено, что большинство людей, которые посещают любую традиционную богемию, — прихлебатели. Где-то в центре будет очень небольшое количество трудолюбивых писателей, художников или политиков, от которых прихлебатели черпают свое чувство подлинности.Однако хипстеризм в самом темном его проявлении — это что-то вроде богемы без революционного ядра. Среди хипстеров навыки удержания — определение тенденций, охота за крутизной, плюс ремесленные навыки — становятся героической практикой. Самые активные участники что-то продают — индивидуальные фирменные джинсы, скейтборды с аэрографом, самый особенный виски, самые ретро-солнцезащитные очки — а более пассивные просто покупают это.

Конечно, есть художники с хипстерской чувствительностью, которые остаются художниками. Однако на протяжении последнего десятилетия в округе было ощущение, что традиционные искусства малоинтересны для хипстеров, потому что их культура потребления заменила ряд нарциссических ремесел, достаточно похожих, чтобы стерилизовать оригиналы.Можно сказать, с небольшим преувеличением, что момент хипстера породил не художников, а художников-татуировщиков, которые приобрели руки, груди, затылок, лодыжки и поясницу целого поколения в качестве своего холста. Он производил не фотографов, а фотографов-фотографов и фотографов с вечеринок: Last Night’s Party, Терри Ричардсон, Змея Кобры. Его выпускали не художники, а графические дизайнеры. Это не дало большой литературы, но хорошо использовало шрифты. И хипстеризм не стал авангардом; это сделало сообщества первых последователей.

Самый сбивающий с толку элемент хипстера состоит в том, что из-за географии облагороженного города и демографии молодежи эта хипстерская культура «бунтующего потребителя» делит пространство и часто крадет мотивы у действительно антиавторитарных молодежных контркультур. Таким образом, бэби-бумеры и подростки склонны смотреть на всех, кто находится между ними, и говорить: разве этот хипстеризм не просто молодежная культура? Против чего протестуют люди в возрасте от 19 до 29 лет, Нет, эти люди хуже. Но есть что-то в этой неразберихе, что дает нам возможность увидеть возможную смертность хипстера.

Истинные контркультуры могут увеличиваться и уменьшаться в количестве, но уровень враждебности молодежи к американскому официальному компромиссу сохраняется со времен Второй мировой войны. За последнее десятилетие хипстеры смешались с определенными элементами анархистских, свободных, веганских, экологических, панк-и даже антикапиталистических сообществ. Позади них можно увидеть гонцов на велосипедах, скейтеров, лесбиянок-мстителей, фриганов, анархистов окружающей среды и межрасовых хип-хопперов, которые живут, как им заблагорассудится, с всегда поднятым духовным средним пальцем.

И хипстерские мотивы и стили, если вникнуть в них, часто напрямую взяты из соседних контркультур. Велосипед с фиксированной передачей пришел от велосипедных курьеров и анархистской культуры таких групп, как Critical Mass и Bikes Not Bombs. Одобрение хипстерами еды locavore (потому что местные сыры и говядина травяного откорма дорогие, редкие и наукоемкие) привносит элитарность в кампанию левых экологов за деиндустриализацию сельского хозяйства. Даже эти шляпы дальнобойщиков были знакомы тем из нас, кто впервые увидел их не на той голове в 1999 году; их носили в панк-роке в конце восьмидесятых — начале девяностых, во время рецессии Рейгана-Буша, как символ «эпохи заниженных ожиданий».”

Можно ли разбудить хипстера только благодаря близости? Нельзя ожидать политического расцвета от антиполитической группы. Тем не менее, распространение хипстеризма в пригородах и торговых центрах предвещает хипстерское отвращение к себе. (Зачем беспокоиться об образе жизни, который теперь известен всем?) Что еще более важно, это гарантирует опыление огромной аудитории семенами, украденными у контркультуры. Конечно, их значимость вычеркнули, но разве 12-летний ребенок с глубокими навыками работы с Google не мог понять, что они имели в виду изначально? И могут ли они еще прорасти?

Что-то уже происходило в возрождении, которое произошло в 2003 году.«Белый хипстер» был поистине гротескным, в то время как в «хипстерском примитиве» возник проблеск идеи отказа. Говорят, что в Великобритании хипстеры с американским рисунком из фильмов Хакни и Шордич все больше склоняются к идеалу андрогинности, перетаскивания и квира. В недавнем хипстерском искусстве самая известная лирика Animal Collective звучит так: «Я не хочу показаться таким, будто я / забочусь о материальных вещах, таких как наша социальная статистика / мне просто нужны четыре стены и / планки Adobe для моих девочек». Участники группы скрывали свои лица, чтобы не показывать себя культуре идолопоклонников.Если бы сто тысяч американцев обнаружили, что они тоже ненавидят скомпрометированную культуру, они могли бы не совсем отличаться от хипстерских примитивов. Просто больше не бедра.

Адаптировано из Что такое хипстер? Социологическое исследование , опубликованное редакцией n + 1, опубликовано в этом месяце.

9 способов найти хипстера

Прожив два года в Верхнем Западном районе Вашингтона, я стал настоящим охотником на хипстеров. Теперь вы не можете запутаться и обобщить всех хипстеров одинаковыми.Некоторые из них настоящие хипстеры, а другие — просто точные копии.

Вот почему я дам вам девять способов обнаружить хипстеров в их естественной среде обитания.

Прежде чем мы начнем, я сделаю заявление об отказе от ответственности: хипстеры есть повсюду. Нет одного геологического местоположения, в котором можно было бы точно определить их происхождение. Однако есть явные признаки того, что вы, возможно, встречали его:


1. Что такое хипстер?

Термин «хипстер» за последние несколько лет стал больше, чем просто словом.Это слово теперь определяется как тип человека, который употребляет странные напитки с кофеином, веганские диеты, альтернативную музыку, которая играет концерт только раз в несколько лет и одевается так, что иногда трудно понять.

The Urban Dictionary, определение: «Хипстеры — это субкультура мужчин и женщин, обычно от 20 до 30 лет, которые ценят независимое мышление, контркультуру, прогрессивную политику, понимание искусства и инди-рока, творчество, интеллект и остроумие. стеб.»

Хипстеры могут принимать самые разные формы. Однако, ради вашего удовольствия, это самый простой способ определить хипстера в целом.

2. Узнай стиль хипстера

Стиль хипстера может варьироваться от очень незаметного до полноценных усов на руле, поэтому так важно понимать их стиль. У полов есть свои предпочтения; однако есть некоторые кроссоверы, о которых вам, возможно, стоит знать.

Мужчины:



Женщины :


3.«Это так мейнстрим»

Независимо от контекста обсуждения, высказывание «мейнстрима» обычно является признаком того, что ты хипстер. Если этот человек говорит о каком-то андеграундном фильме, о котором никто никогда не слышал, он хипстер.

Иногда эти знаки трудно уловить, потому что они могут на время скрыть это. Особенно следите за претенциозными заявлениями. Если вы обычно можете связать утверждение с чем-то неясным, о чем они упоминают, это даст вам ваш ответ.


4. Что они слушают

Это обычно явный признак того, что хипстера можно обнаружить. Если человек говорит, что никогда не слышал о Бейонсе, значит, у вас есть хипстер, который тоже может лгать о своих плейлистах. Потому что кто не любит Бейонсе?

Скорее всего, они будут говорить о странных группах, которые используют только лошадиные звуки для автонастройки голоса, или о грустных инди-песнях о вегетарианстве. Обычно они называют такие группы, как The Decemberists, Modest Mouse и Death Cab for Cutie, своей более популярной музыкой, но за ними последуют группы, о которых вы никогда не слышали и, вполне возможно, не существуют.

Имейте в виду, что если они когда-либо упоминают Coldplay как группу, которая им нравится, они не являются настоящими хипстерами.

5. Хвастовство

Помимо разговоров о том, насколько велик их выбор музыки, хипстеры имеют необъяснимый случай претенциозности и хвастовства чем угодно. Они могли бы похвастаться этим новым веганским рецептом, который слишком хорош для слов. Они могли похвастаться тем, что однажды встретили какого-то известного человека, и это было так холодно, что им пришлось пройти по красной ковровой дорожке. Хипстеры заставят все звучать впечатляюще.

Это может быть трудный способ распознать хипстера, поскольку многие люди любят хвастаться. Один из способов отличить нормальное хвастовство от хипстерского хвастовства — это прислушиваться к тому, что они говорят. Хвастовство победой в чемпионате по боулингу в пятом классе определенно будет отличаться от хипстера, который говорит, что отправился в грандиозное кругосветное путешествие и написал об этом в The New Yorker.

6. Социальные сети

Хипстеры действительно странно относятся к социальным сетям.Возможны две ветви хипстерского образа жизни.

а. У них нет Facebook, Twitter или каких-либо других средств массовой информации. Они публикуют сообщения только в своих малоизвестных блогах, о которых вы всегда слышите из-за их проблем с хвастовством. Они также очень странно относятся к тому, что вы публикуете сообщения без их согласия.

г. Иногда они размещают в Instagram вычурные фотографии, но только в том случае, если они связаны с музыкой, их нарядами, модными кофейными напитками или искусством.Скорее всего, они избегают всего, что может показать слишком много в их жизни. Все, что они публикуют, имеет цель. По крайней мере, так они говорят людям.

7. Что они едят

Обычно можно сказать, что кто-то хипстер, если у него есть Instagram, посвященный только тому, что они едят. Там будут модные картинки веганского и кофейных напитков.

Вы не увидите хипстера, расслабляющегося в Starbucks. Скорее, они будут в каком-нибудь заколоченном месте, где подают необычные кофейные напитки, которые они могут найти в Instagram.

Хипстеры сделали #foodporn популярным. Так что, я думаю, мы можем поблагодарить их за это?

8. Где они тусуются

Есть ряд мест, где часто можно встретить настоящих хипстеров. Если вы не можете найти ни одного идущего по улице, вот несколько мест, где можно проверить.

а. Места с отверстиями в стене, которых нормальные люди избегают

b. Непонятные кофейни, которые занимаются кофейным искусством

c. Все местные магазины. Мол, буквально всех их

дн.Фермерские рынки и кооперативы

e. Подержанные книжные магазины

ф. Виниловые магазины (есть еще)

г. Независимые кинотеатры

ч. Дом показывает

i. Художественные галереи

j. Портленд, Орегон, и Бруклин, Нью-Йорк

В любом из этих мест найдется место для одного или двух хипстеров. Обратите внимание на крайние бороды и галстуки-бабочки, если это не очевидно.

9. Только «Лучшие»

Это ключевое правило для определения хипстера. Крашеный в шерсть хипстер скажет вам, что он «знает все самое лучшее _____.»Это положит начало разговору о том, почему они на самом деле лучшие, поэтому для них нет ничего идеального. Они знают, где лучше всего есть, пить, делать покупки и все, что между ними.

Хотя это очень раздражает , это может быть действительно полезно, если вы пытаетесь найти новые места, куда можно пойти. В этом смысле хипстеры иногда могут быть полезны.

Теперь у вас есть все инструменты, чтобы найти своего собственного хипстера в дикой природе. Просто будьте осторожно. Как только вы его найдете, есть шанс, что вы тоже начнете превращаться в хипстера.Это болезнь, которая может охватить целые города.

Хипстерфикация Америки: NPR

Зрители концертов движутся в облаках охлаждающего тумана во время танца в знойной пустыне на фестивале музыки и искусства Coachella Valley Music & Arts Festival в Индио, штат Калифорния, в апреле. Майк Блейк / Reuters / Ландов скрыть подпись

переключить подпись Майк Блейк / Reuters / Ландов

Зрители концертов движутся в брызгах охлаждающего тумана, танцуя в знойной пустыне на хипстерском фестивале музыки и искусства Coachella Valley в Индио, Калифорния., в апреле.

Майк Блейк / Reuters / Ландов

Вестибюль отеля во Франклине, штат Теннеси, выполнен в стиле урбанистического лофта — открытые воздуховоды, строгая мебель и аксессуары, музыкальные видеоклипы, проецируемые на плоскую панель. Везде лава-лампады цвета морской волны и янтарное освещение.

Продаются стойки возле стойки регистрации с зарядными устройствами для iPod и BlackBerry, а также с разнообразными закусками, включая Cocoa Puffs и Red Bulls. В каждом номере есть медиа-бокс для цифрового видео и музыки.

Добро пожаловать в Aloft, хипстерский отель на окраине Нэшвилла.

Рядом находятся Plato’s Closet, магазин одежды из вторсырья, где делают покупки хипстеры, и What Wich, сэндвич-магазин, рекламирующий свою «резкую и притягательную атмосферу», где едят хипстеры.

Теперь по улицам Франклина и Нэшвилла, а также почти в каждом городе по всей Америке хипстеры суетятся на скутерах, носятся на машинах Zipcars или Smart, проезжают на велосипедах с фиксированной передачей или ходят в шикарных высоких кроссовках и шортах для лонгборда. .Они делают фотографии друг друга в Instagram — в черных узких джинсах и футболках с забавными эпиграммами вроде «Если вы отрицаете это, вы — хипстер» — и превращаете этот снимок в чехлы для iPhone. В American Eagle они покупают уютную одежду для кошек, а в Urban Outfitters — недорогие ботинки для обезьян. Они пьют дешевое пиво, слушают музыку с виниловых пластинок и украшают свои берлоги переработанной мебелью.

Что забавно, так это то, что люди, не являющиеся хипстерами, обычно выражают к ним отвращение, а те, кто кажется хипстерами, ненавидят, когда их называют таковыми.Все ненавидят хипстеров … особенно хипстеров.

Питер Фурия

Они следят за инди-группами и разбивают лагеря движения Occupy. Они работают программистами и продавцами, бариста и бармены. Это геймеры и волонтеры, сообразительные предприниматели и безработные обитатели подвалов.

Если вы не заметили, хипстеры и те, кто их обслуживает, есть повсюду. И это действительно раздражает некоторых хипстеров.

The Ironic Hipster

«Хипстерская культура вездесуща, — говорит Питер Фурия, основатель Seedwell Digital Creative Studio в Сан-Франциско.«Он доминирует в моде, музыке и образе жизни. Он пересекает границы этнической принадлежности, социально-экономического статуса и сексуальных предпочтений — чего мы не видели со времен бума хип-хоп культуры».

Студия Furia производит веб-сериал в документальном стиле American Hipster — для своего зарождающегося канала на YouTube — который дебютирует в апреле 2012 года. «Забавно то, что люди, не являющиеся хипстерами, обычно выражают отвращение к ним и тем, кто Похоже, хипстеры ненавидят, когда их называют таковыми.Все ненавидят хипстеров … особенно хипстеров. Ирония заключается в том, что оппозиция хипстеров поп-культуре превратилась в поп-культуру ».

Вы можете подумать, что по мере того, как хипстеризм набирает обороты, концентрическими (и эксцентрическими) кругами все дальше и дальше от эпицентров больших городов, сверхкрутизна Фурия говорит, что утратит свою подлинность, «но может быть и обратное. Города известны тем, что задают тенденции; хипстеризм — это анти-тренды. Звучит забавно, но хипстеры в Омахе на самом деле могут быть круче, чем хипстеры в Нью-Йорке — о Нью-Йорке знают все.«

Хипстеры, подобные этим горожанам из района Уикер-Парк в Чикаго, теперь распространились в самые отдаленные уголки маленького городка Америки. Сэм Светт / Flickr скрыть подпись

переключить подпись Сэм Светт / Flickr

Хипстеры, подобные этим горожанам в районе Уикер-Парк в Чикаго, теперь распространились в самые отдаленные уголки маленького городка Америки.

Сэм Светт / Flickr

Американское общество, говорит Фурия, часто думает о хипстерах как о «позерах, которые присваивают образ крутой индивидуальности, но не имеют подлинности, но мы думаем, что за всем этим может быть реальная сущность».

Он указывает на социальные волны, такие как городское сельское хозяйство, инициативы «Сделай сам» и движение «Захвати». «Во всех этих движениях есть много хипстеров, — говорит он, — которые искренни в своих увлечениях.»

Revenge Of The Hipster

Для многих американский хипстер представляет собой нечто большее, чем ироничные графические футболки и изысканные бутерброды с сыром на гриле.» Мне нравится верить, что в нашем модном романе скрывается что-то более умное … идея просвещения и осведомленности «, — говорит Джон Лиланд, репортер New York Times и автор книги 2004 года Hip: The History .

У Америки есть давняя любовь к моде — не только в ногу со временем и au courant, но и на опережение.Городской словарь определяет хипстеров как «субкультуру мужчин и женщин в возрасте от 20 до 30 лет, которые ценят независимое мышление, контркультуру, прогрессивную политику, понимание искусства и инди-рока, творчество, интеллект и остроумное подшучивание».

Наибольшая концентрация хипстеров, продолжает модное определение, «можно найти в районах Уильямсбург, Уикер-Парк и Мишн-Дистрикт крупных космополитических центров, таких как Нью-Йорк, Чикаго и Сан-Франциско соответственно.«

Разумеется, всего пару лет назад все писали об отдельных хипстерских анклавах. В эссе 2009 года в журнале Time основное внимание было уделено бруклинскому району Уильямсбург, отмеченному, что из-за отставания экономики и облагораживания района, крупнейшего естественного ареала обитания хипстеров. похоже, находится под угрозой «.

Но на самом деле произошло обратное. За последние пару лет хипстердом вошел, а в некоторых случаях и стал доминирующей культурой. В конце концов, хипстеры умеют адаптироваться: как сделать дешевый шик, взлохмаченную тарелку, предпочтительнее периферийные устройства.Шаткая, ветхая экономика — идеальная питательная среда для хипстеров.

Новый хипстерский дом

Современные историки прослеживают термин «бедро», по крайней мере, еще в эпоху джаза. Происхождение слова спорно. Некоторые считают, что он произошел от слова «хмель», уличного слова, обозначающего опиум; или фляжка, которую носят подпольные пьющие, или «хепи», африканское слово, означающее «сознание с открытыми глазами».

Родословная хипстера, несомненно, связана с гепкошками, битниками и хиппи. Сегодня некоторые хипстеры настолько модны, что отказываются использовать это слово самореференциально и считают, что любой, кто это делает, является хип-о-критиком.

Пока хипстеры были ограничены прохладными городскими загонами, их было легко высмеять. Книга Роберта Лэнхэма The Hipster Handbook (2003) высмеивала их. Он писал, что хипстер — это тот, у кого есть друг-республиканец, которого хипстер всегда называет своим «другом-республиканцем».

Известный в сети как «Хипстерский полицейский», детектив Рик Ли (в центре) гуляет с протестующими в Нью-Йорке в октябре. Офицер в штатском занимался общественной работой во время протеста «Захвати Уолл-стрит». Сет Вениг / AP скрыть подпись

переключить подпись Сет Вениг / AP

Известный в сети как «Хипстерский полицейский», детектив Рик Ли (в центре) гуляет с протестующими в Нью-Йорке в октябре. Офицер в штатском занимался общественной работой во время протеста «Захвати Уолл-стрит».

Сет Вениг / AP

Но с хипстерфикацией Америки сегодняшние хипстеры бывают самых разных мастей и всех политических убеждений. Рэйчел Мэддоу и С.Э. Чапп на бесплатные телефоны, пожалуйста.

И для всех возрастов: Не все модные молодые, и не все молодые модники. Хипстеризм — это состояние души.

Мы наблюдаем рассвет нового хипстера. Субкультура превратилась в омникультуру, и ее обитателей можно найти за пределами Нэшвилла, в Гриннелле, штат Айова, и в Омахе, штат Небраска.Посетите кафе Little River Coffee Bar в Спартанбурге, Южная Каролина, Busted Lift в Дубьюке, штат Айова, или Bikini Lounge в Фениксе.

И гипстерфикация происходит на гиперскорости. «Раньше у бедра было запаздывание», — объясняет Лиланд. «Чудаки и творческие люди сбежали из своего нетерпимого маленького городка в город, где они могли остаться анонимными и найти других чудаков. Вместе они объединили свои знания — стиля или мудрости, чужих знаний, черных и белых — для создания модной одежды.«

Выражение модности, как говорит Лиланд,« должно было быть личным, чтобы быть отличным, понимаемым только внутренним кругом ».

В конце концов чувствительность бедра была принята все большими и большими кругами, пока не вернулась бумерангом в маленькие города. Лиланд говорит: «Теперь нет времени для задержки. Эти синтезы и обмены происходят не в физических пространствах, а в метафорических — в киберпространстве, на рынке, в средствах массовой информации. Так что всякие модные вещи есть повсюду ».

Что такое хипстерская субкультура? — Видео и стенограмма урока

История субкультуры хипстеров

Слово «хипстер» на самом деле было придумано белым американцем-евреем Гарри Гибсоном, который был блестящим пианистом в музыкальных сценах 1940-х годов, связанных с джазом, бопом, буги-вуги и диксилендом.Он написал и продюсировал всю свою музыку. Его песни были о наркотиках, супружеской неверности и пьянстве, и часто были настолько противоречивыми и противоречащими мейнстриму, что их запрещали показывать на радио. Многие джазовые музыканты назывались «hep» или «hepcat», но Гибсон хотел другое прозвище. Некоторые начали называть его «хипстером», поэтому Гибсон начал называть своих поклонников «хипстерами».

«Хипстеры» стали термином в 40-х годах для тех, кто объединился в знак протеста против традиционных норм и ожиданий. общества.Хипстеры жаждали чего-то большего, чем повседневная рутина господствующей культуры. Хипстеры старой школы 40-х годов охватили моду и занятия низшего класса, в том числе городских чернокожих. Но они не обязательно были бедными или низшим классом; они просто подражали этому стилю, чтобы создать видимость апатии к господствующим идеалам.

Сейчас хипстеры сконцентрированы в городских районах, таких как Нью-Йорк, Чикаго и Сан-Франциско. Вы можете найти их в обычных ресторанах и магазинах, так как хипстерам наплевать на крупные торговые сети.

Хипстерские верования и интересы

Нет ничего сложного в том, чтобы сказать, что убеждения человека определяют его интересы и деятельность. Субкультура хипстеров имеет некоторые общие идеологии и ценности, которые мы обсудим в этом разделе. Исходя из этих убеждений, мы посмотрим на возникающий интерес и действия.

Сохранение окружающей среды

Хипстеры часто были очень осведомлены о проблемах климата и окружающей среды, о необходимости вторичного использования или экономии воды.Велосипед или другие виды транспорта, не загрязняющие окружающую среду, стали очень популярными среди представителей этой субкультуры в 2010-х годах.

Антиматериализм

Чтобы протестовать против воспринимаемого высоко коммерциализированного и материалистического общества, хипстеры пытались покупать в комиссионных или винтажных магазинах, а также на малых и местных предприятиях. Они выбрали продукцию местного производства, а не поставщиков продукции для крупного бизнеса. Во многих случаях они стали известны тем, что пили дешевое пиво, такое как Pabst Blue Ribbon, потому что оно им нравилось, а некоторые считали его модным.

Высшее образование

Хипстеров начала 21 века обычно учили ценить образование и быть в курсе последних новостей благодаря тому, что их родители принадлежали к поколению бэби-бума, которые разделяли эти ценности. Многие хипстеры разовьют замечательную способность болтать на темы философии, политики и социологии. Многие стали лучше разбираться в таких темах популярной культуры, как кино, искусство и особенно музыка, что часто обсуждалось в контексте высшего образования, которое обычно получали хипстеры.

Natural and Healthy

Из-за того, что они хорошо осведомлены о еде, ее воздействии и происхождении, многие хипстеры предпочитают питаться здоровой и / или органической пищей. Они занимались садоводством и иногда поддерживали городское садоводство. Некоторые хипстеры, возможно, узнали о жестоком обращении с животными и о влиянии массовой мясной промышленности на окружающую среду, поэтому многие из них обратились к вегетарианству или веганству.

Политически и социально прогрессивный

Большинство хипстеров левые, когда дело доходит до политики.Они склонны бороться за права и равенство таких групп, как женщины или ЛГБТ. Многие из них выступали за законы, направленные на защиту окружающей среды. Многие из них поддерживали и продолжают поддерживать более высокие налоги для богатых классов и корпораций, обычно с целью финансирования социальных программ, предназначенных для помощи обездоленным.

Ценить независимость

В каком-то смысле хипстеры в большей степени определялись как ценителей независимости, уникальности, творчества, свободы выражения и несоответствия.Вполне возможно, что они были наиболее известны тем, что выражали гордость тем, что знали, что круто, раньше, чем остальной мир. Отчасти поэтому они поддерживали некоммерческие инди-группы, мелкие магазины и рестораны, не входящие в сеть.

Хипстерская мода

Хипстерская мода, будь то в 1940-х или в 2010-х, всегда заключалась в том, чтобы выглядеть круто без усилий. Например, хипстеры 2010-х часто носили старомодные свитера, купленные по дешевке в винтажном или комиссионном магазине.Ирония заключалась в том, что в конечном итоге хипстерская мода стала более популярной, а дорогая, потрепанная одежда выглядела устаревшей. Хотя многие хипстеры никогда не любили поддерживать крупный бизнес, такие заведения, как Urban Outfitters, Free People и American Apparel, начали производить одежду, предназначенную для этой субкультуры.

Некоторыми знаковыми модными предметами хипстерской моды были шляпа-федора, обувь Converse, джинсы скинни для мужчин, большие свитера для женщин, фланель и солнцезащитные очки Ray-Ban или большие солнцезащитные очки. На пике хипстерской эстетики 2010-х годов мужчины часто носили старомодные усы.У женщин также были растрепанные волосы или стрижки, подчеркивающие андрогинность, например, короткая челка или бритые бока. Некоторые считали эти стили выражением индивидуальности, и, хотя это, безусловно, правда, в конечном итоге они просто стали типом эстетики, ценимым многими людьми, как и все субкультуры, которые прижились.

Итоги урока

Хорошо, давайте рассмотрим. Как мы узнали, хипстерская субкультура в большинстве своих различных воплощений была социальной группой, в основном состоящей из белых молодых людей в возрасте от 20 до 30 лет.Мы узнали, что слово «хипстер» придумал Гарри Гибсон, пианист 1940-х годов, джаз, боп, буги-вуги и диксиленд. Многие джазовые музыканты назывались «hep» или «hepcat», но Гибсон хотел другое прозвище.

Некоторые стали называть его «хипстером», поэтому Гибсон начал называть своих поклонников «хипстерами». В 40-х годах это стало термином для тех, кто объединился в знак протеста против традиционных норм и ожиданий общества. Хипстеры жаждали чего-то большего, чем повседневная рутина господствующей культуры.Это стремление продолжится и в 21 веке.

Затем мы узнали, что в развивающейся хипстерской субкультуре конца 2000-х и 2010-х годов были нонконформисты из среднего и высшего класса, получившие высшее образование и называющие себя нонконформистами, которые обычно жили в городских районах. Хипстеры обычно были политически прогрессивными, выступали за социальные перемены, были защитниками окружающей среды, питались органично и поддерживали независимые и местные рестораны, группы и многое другое. Некоторыми знаковыми модными предметами хипстера той эпохи были фланелевая рубашка, джинсы скинни, обувь Converse и солнцезащитные очки в толстой оправе.Они любили делать покупки в винтажных или благотворительных магазинах, сначала для того, чтобы произвести впечатление антиматериализма и анти-коммерциализма, но в конечном итоге потому, что это просто стало стилем того времени.

Хипстерских предупреждающих знаков: 25 способов одеваться как хипстер

Что такое хипстерская культура? «Хипстерский стиль» — одна из тех фраз, которые имеют в виду все, что вы хотите…

Но подумайте об этом.

Ваши друзья говорят это только для того, чтобы подшутить над людьми. Может, иногда ты.

Вот почему.

Нажмите здесь, чтобы посмотреть видео — 25 признаков того, что вы хипстер

Итак, вернемся к вопросу, что такое хипстер? Мы нашли это определение:

«Хипстеры — это субкультура мужчин и женщин в возрасте от 20 до 30 лет, которые ценят независимое мышление, контркультуру, прогрессивную политику, понимание искусства и инди-рока, творчество, интеллект и остроумное подшучивание».

Хипстеры могут принимать самые разные формы.

Возможно, вам комфортно быть хипстером, но вы также можете захотеть узнать, станет ли вы хипстером .

В любом случае, мы перечислим предупреждающие знаки для хипстеров ниже.

Хипстерский предупреждающий знак 1: у вас такая же стрижка, как у вашей девушки.

Мужчина-хипстер и женщина-хипстер с одинаковой стрижкой.

Предупреждающий знак 2: вы носите эти очки.

Вы знаете. Хипстерские очки. Нужны они вам или нет.

Нажмите здесь, чтобы узнать, подходят ли вам эти хипстерские очки.

Предупреждающий знак 3. Вы пьете исключительно из каменных кувшинов, а не из обычных чашек.

Один из лучших способов распознать хипстера — это его сосуд для питья. Хипстер НИКОГДА не будет пить из обычной чашки.

Предупреждающий знак 4. Вы говорите всем, что у вас нет глютена, и ваша кошка Хьюго тоже.

Это простительно, если у вас есть то, от чего вы действительно можете умереть, если подвергнетесь воздействию глютена. Остальные, бросьте — пользы нет.

Так выглядит кошка-хипстер.Его зовут Хьюго.

Предупреждающий знак 5. Вы не будете пить ничего «основного».

Хипстеры не делают «мейнстрима». Просто домашний чайный гриб и странное апельсиновое крафтовое пиво, сваренное в заброшенной насосной станции у железной дороги через горы.

Хипстерская женщина разливает хипстерский напиток в хипстерской среде. Обратите внимание на открытую хипстерскую кладку.

Предупреждающий знак 6. Ты говоришь «братан» слишком много раз, братан.

Звоните маме братан.

Предупреждающий знак 7. Вы думаете, что капуста круче шпината.

Вы не будете есть ни одного блюда, если сможете его попробовать, вам просто нравится идея выращивать его в маленьких дурацких горшочках у себя в квартире.

Предупреждающий знак 8. Вы не смотрите фильмы, вы смотрите только фильмы.

Желательно бесшумный, иностранный или черно-белый. Очень эмоционально.

Предупреждающий знак 9. Вы платите 400 долларов за то, чтобы носить джинсы, в которых кто-то проделал дыры.

Для дополнительных очков за хипстерскую моду: вы платите 400 долларов за джинсы из сырого денима, а затем носите их постоянно, пока они не «потускнеют», так что вы можете тратить не только деньги, но и время.

Хотите узнать, какие джинсы подходят для любого телосложения? Кликните сюда.

Предупреждающий знак 10. Вы не ели ни завтрака, ни обеда уже два года. Бранч — вот где это.

Вы едите бранч во французском бистро с картинами Парижа на стенах. Вы также пишете об этом в Твиттере.Ваше любимое время для позднего завтрака — это когда на улице идет дождь, потому что тогда вы можете представить, что находитесь в кафе из французского художественного фильма.

Ты такой глубокий, братан.

Предупреждающий знак 11. В вашем ящике нет ни одной пары простых обычных носков.

Не хотите одеваться как хипстер? Ознакомьтесь с бесплатными ОБНОВЛЕННЫМИ электронными книгами для мужчин. Мы расскажем обо всем, от мужских часов до одежды для вашего типа телосложения. (И все они бесплатные!)

Предупреждающий знак 12.Вы едите авокадо, потому что его можно намазать на тосте и в Instagram.

Вы не любите авокадо. Угадай, что? Никто не делает. Вам нравится делиться им с незнакомыми людьми в Instagram.

Предупреждающий знак 13. Вы носите джинсы, которые на 16 размеров меньше для вас.

Это нормальная женщина или хипстерский мужчина? Дайте нам знать в комментариях на YouTube.

Хотите знать, как одеваться как хипстер? Это просто. Вам нужны супероблегающие мужские джинсы: их нельзя даже полностью закрыть до ягодиц.

Вы также можете сэкономить деньги и покрасить ноги в синий цвет.

Хотите знать, как одеваться как хипстерский парень? Погуглите «как одеваться как девушка-хипстер». Пожалуйста.

Предупреждающий знак 14. Вы любите кофе, но пьете его только из подземной альтернативной кофейни.

Найдите минутку, чтобы подумать о кофе. Вы думаете о кофеине? Или вы думаете об органическом кофе из экзотических мест, который стоит 25 долларов за чашку.

Если последнее, то это один из первых признаков того, что вы становитесь хипстером.

Предупреждающий знак 15. У тебя ироническая длинная борода.

Вы потратили много месяцев на то, чтобы отрастить свою хипстерскую бороду. Как только ваша борода стала достаточно длинной, вы навсегда перестали улыбаться. Вы тренируетесь хмуриться в зеркале и восхищаетесь своей бородой.

Вы получаете огромное удовольствие от покупки лучшего масла для бороды.

Нравится, как это выглядит… или вы предпочитаете что-то другое? Нажмите, чтобы увидеть 20 различных типов бород.

Предупреждающий знак 16. Вы носите выцветшие поддельные винтажные футболки.

Футболки Faded олицетворяют лучший хипстерский стиль. На них НИКОГДА не будет торговой марки. Но у них могут быть хэштеги, если они ироничны.

Они часто содержат явные слова.

Предупреждающий знак 17. Ваши записи не содержат текстов или музыки.

Однажды вы заплатили 30 долларов за трек, в котором в течение 17 минут повторялось блеяние ягненка.

Предупреждающий знак 18. У вас есть проигрыватель, потому что «он звучит намного лучше на виниле».

Указанный проигрыватель — портативная модель за 40 долларов с худшими динамиками, чем ваш ноутбук.

Предупреждающий знак 19. Вы носите Doc Martens, потому что Converse стали слишком популярными.

В зависимости от того, как вы их носите, вы выглядите либо как студентка небольшого женского колледжа, либо как скинхед.

Предупреждающий знак 20. У вас есть крошечный тонкий шарф в клетку.

Он физически не может согреться. Так вы сможете свободно накинуть его на шею. Вы не будете возражать, если вам принесут буррито с фермерского рынка из грузовиков с едой.

Этот мужчина показывает первые признаки перехода в хипстера. Нажмите здесь, чтобы узнать, как завязать шарф 10 мужскими способами.

Предупреждающий знак 21. Вы носите подтяжки с джинсами.

Часто поверх джинсовой рубашки. Если вы действительно умеете одеваться как хипстер, это ваш любимый образ.

Предупреждающий знак 22. В вашем доме обои с кирпичной кладкой.

Предупреждающий знак 23. На чем-то, что у вас есть, есть лицо Че Гевары.

Если вы специализируетесь на истории Латинской Америки, вы, возможно, получите пропуск. Но ты этого не сделал.

Предупреждающий знак 24. Вам нравятся непопулярные вещи, и когда они становятся популярными, вы на них не похожи.

Вы не уверены, хотите ли вы, чтобы вас любили или ненавидели.

Предупреждающий знак 25.У вас есть фотоаппарат Polaroid.

Вы используете его, чтобы делать туманные фотографии городского искусства (это то, что вы называете граффити, ваш домовладелец еще не помыл электроэнергией) или фотографии кукурузных полей летом.

Бонус: Вы обижаетесь, когда люди называют вас хипстером.

Мы ненавидим хипстеров? Нет, конечно нет. Но мы действительно думаем, что важно знать, становитесь ли вы одним из них. Поделитесь этой статьей и дайте нам знать, что вы думаете, в разделе комментариев!


Хипстер мертв.Да здравствует хипстер | Культура

Теперь, когда все смеются над своими клетчатыми рубашками, велосипедами с фиксированной экипировкой, чипсами из капусты и густыми бородами, можно подумать, что хипстеры уходят. И все же они кажутся более распространенными, чем когда-либо.

И не только дома. Их образ жизни и мода теперь выходят далеко за пределы тех мест, в которых они зародились (Бруклин Нью-Йорка, 3-й округ Парижа, Шордич в Лондоне, Кройцберг и Пренцлауэр-Берг в Берлине, а также Седермальм в Стокгольме).Этой осенью они открыли магазин на левом берегу Парижа.

На окраине Сен-Жермен-де-Пре, последнего бастиона парижской интеллигенции, универмаг Le Bon Marché — маяк для буржуазии с момента его открытия в 1852 году — демонстрирует культуру Бруклина, района Нью-Йорка. Если бы это был город, он был бы пятым по численности населения в США. В наши дни на улице Севр можно сделать татуировку, купить кожаную сумку растительного дубления или покусать ручей — нечто среднее между пирожным и печеньем.

Большую часть 20 века Бруклин был рабочим классом. Здесь выросли кинорежиссеры Вуди Аллен и Спайк Ли; то же самое сделал рэпер Jay-Z. В 1990-х годах сюда начали переезжать представители более обеспеченного класса, спасаясь от высокой арендной платы Манхэттена, и после этого район стал местом назначения молодых нонконформистов и художников.

Это то, чем ухватился Ле Бон Марше: появление хипстеров не как модная тенденция, а как социальное явление. «Это представители городской богемы, которые помогают друг другу, у которых есть желание производить и потреблять альтернативным способом», — говорит Лиза Аттиа, коммерческий директор магазина, объясняя идею, лежащую в основе темы Brooklyn Rive Gauche.«Наша клиентура ищет аутентичности, творческих людей, преданных своему делу, для значимых историй».

Термин «хипстер» появился в эпоху джаза 1940-х годов и стал универсальным для модно одетой молодежи. Современные хипстеры — это особый тип нонконформистов. По-настоящему «модные» люди сейчас, как правило, становятся предпринимателями, покупают и продают местные продукты и занимаются микробизнесом. И именно в Бруклине эти экологически чистые гурманы и сообразительные технари чувствуют себя как дома. «Возникло настоящее сообщество: люди, которые хотят отключиться от гиперподключенного, дегуманизированного мира, художники и другие, которые не вписываются в классическое американское определение успеха», — говорят Дэниел и Бренна Льюис, основатели Brooklyn Tailors, бизнеса, который началась в их квартире в 2007 году.Сейчас они продают товары по всему миру, в первую очередь в Barneys New York, розничной сети предметов роскоши, и входят в число 150 компаний, представленных на Le Bon Marché. Другие включают блюда Fishs Eddy (по образцу движения Arts and Crafts), вышитое белье Coral & Tusk (вдохновленное искусством коренных американцев) и спортивную одежду Save Khaki (разработанную для любителей активного отдыха без излишеств). Почти все они местного производства, изготовлены вручную и имеют четкую маркировку.

Хипстерский образ жизни является благодатной почвой для альтернативных предприятий, и большинству из них удается придерживаться своих идеалов стартапов, принимая основы рыночной экономики.«Мне нравятся приятные вещи, мне нравится иметь хорошую жизнь, это не табу. Мир искусства, которым также управляют деньги, далеко не так честен », — говорит Скотт Кэмпбелл, американский татуировщик, которого пригласили открыть магазин в Le Bon Marché. В Бруклине он работает в студии в районе Вильямсбург, и его клиентами являются Стинг, Дженнифер Энистон и Марк Джейкобс. «Татуировка, как и альтернативная культура, которую пропагандируют хипстеры, стала демократичной и сегодня привлекает людей из всех социальных слоев, даже самых привилегированных», — говорит он.

участников соревнуются в метании очков в роговой оправе на первых Олимпийских играх среди хипстеров в Берлине в 2012 году. Фотография: Gero Breloer / AP

Рынок недвижимости в Бруклине рассказывает историю: сегодня цены в таких районах, как Дамбо, значительно превышают цены на Манхэттене. Тони Верхний Ист-Сайд. В Вильямсбурге, другом модном районе, строится новый магазин Apple, а розничные бутики, такие как J Crew и Sandro, разделяют городской пейзаж с растущим числом независимых магазинов. Некоторые крупные звезды тоже собираются жить: актеры Лена Данэм и Сара Джессика Паркер теперь называют Бруклин своим домом с роскошными квартирами, соответствующими их статусу.

Хипстерская культура стала глобальным коммерческим и социальным явлением, и некоторые западные города теперь живут по ее правилам. По мнению британского экономиста Дугласа Маквильямса, хипстеры унаследовали этос «золотого мальчика» 1990-х годов и обновили его, придав ему больше популистских ценностей, и теперь показуха считается в высшей степени дурным тоном. «Феррари и шампанское прошлых лет были заменены билетами на метро, ​​велосипедами и капучино с собой», — говорит Маквильямс. Он бывший советник правительства Великобритании.

Это также помогло изменить привычки людей: теперь даже полицейские могут носить бороду и делать татуировки

В своей книге «Плоская белая экономика» Маквильямс рассматривает феномен модного молодого предпринимателя как центральный элемент нового мировая экономика, будь то Шордич или Пигаль, Тель-Авив или Лиссабон. Успех хипстерского стиля обусловлен тем, что «он не связан с логотипом, в отличие от шикарных 90-х, и поэтому его можно воспроизвести на всех уровнях моды», — говорит Маквильямс, приводя в пример джинсы скинни и рубашки лесоруба, которые так же легко найти в престижных дизайнерских магазинах, как и в магазинах со скидками.«Вы показываете, что вы» в курсе «, не покупая что-то с логотипом на нем, а своей способностью следовать стремлению к последней эксцентричности».

Этот поиск тонкой индивидуальности часто становился предметом насмешек в городах, где он происходил. В 2012 году в Берлине начали организовывать Олимпийские игры для хипстеров — мероприятие, которое развлекает хипстерскую моду такими соревнованиями, как «Гонка мешков для тканевых сумок» и «Метание очков в роговой оправе».

В Великобритании на канале Channel 4 был показан телевизионный ситком «Натан Барли», высмеивающий хипстеров Шордича.В 2013 году в New York Times была опубликована статья «Как хипстеры разрушили Париж», в которой осуждалось глобальное явление, которое угрожает уничтожить настоящие соседские культуры. В социальных сетях есть сатирические викторины, которые показывают читателям, как отличить хипстера от джихадиста. Социолог Паскаль Монфор, преподающий моду и дизайн в парижской бизнес-школе HEC, резюмирует одну из самых яростных критических замечаний: «Хипстерская культура, — говорит он, — создала образ жизни, прямо противоположный тому, что она обещает: поиск глобальное единообразие вместо локальной аутентичности.

Тем не менее, говорят Исмаэль Джмили и Инес де Перетти, ученицы школы моды ESMOD в Париже, хипстеры — рынок, который нельзя игнорировать; они говорят, что даже изучали это явление в классе.

«Это коммерческая реальность. И если столичная толпа устает от этого, они должны знать, что она существует не только в Париже. Он распространился на провинции, которые более вовлечены в тенденции, чем когда-либо, благодаря появлению таких брендов, как Asos (британский интернет-магазин модной одежды).Это также помогло изменить привычки людей: теперь даже полицейские могут носить бороду и делать татуировки ».

Эта статья появилась в Guardian Weekly , который включает материалы из Le Monde

В эту статью были внесены поправки 7 октября 2015 года. В более ранней версии говорилось, что Дуглас МакВильямс «предстает перед судом по обвинению в нападении на проститутку». Это неверно. 27 апреля 2015 года Королевская прокуратура сняла обвинения, поскольку «недостаточно доказательств, обеспечивающих реалистичную перспективу осуждения».Ошибка была внесена Guardian на этапе редактирования. Мы приносим свои извинения мистеру Маквильямсу.

Краткая история хипстеров: от социального изгоя до городского ценителя | Кот Бакларц | Изучение истории

Прежде всего: хипстеры — не хиппи. Они не принадлежат к поколению битников 1950-х годов и могут вести или не вести богемный образ жизни. Хипстеры часто (но не всегда) белые молодые горожане. Значение слова «хипстер» изменилось в 1950-х годах и снова на рубеже 21-го века.¹

Некоторые культурологи считают, что термин «хипстер» происходит от афроамериканской джазовой культуры 1950-х годов. В разгар культурного Возрождения Гарлема белые любители острых ощущений часто посещали бары и музыкальные заведения в традиционно черных кварталах, потому что это было модно, модно и ново. Нигде пары не могли танцевать так, как в Гарлеме .²

«Хепкот» — это тот, к кому другие приходят за ответами .³ Он был космополитичным и учтивым; он понимал джайв и был влиятельной фигурой в мире джаза.Однако вскоре слова «хеп» или «бедро» вышли из гарлемского сленга и стали использоваться более широко. Но поскольку традиционно черные сообщества видели, как все больше посторонних наводняли их бары и музыкальные заведения, критики утверждали, что эти новички использовали свою культуру в своих интересах. Вскоре белые свинг-музыканты, черпавшие вдохновение у своих коллег из блэк-джаза, начали уводить публику из клубов Гарлема²

Слово «хипстер» еще не было популярным в Америке до конца 1900-х годов. Но с самого начала своего использования хипстеризм заигрывал с проблематичным культурным присвоением и изменением культурных норм.

Хипстеры преследуют новые идеи, которые могут привести к инновационным бизнес-моделям и просоциальному поведению. Но члены этой контркультуры также могут причинять вред соседям своим безрассудным, запретным поведением.

Очевидно, хипстеры сложнее, чем кажется на первый взгляд.

Фото Инго Дорри на Unsplash

Перед началом двадцать первого века хипстеры присоединились к множеству групп альтернативного образа жизни, которые сопротивлялись чрезмерной коммодификации и чрезмерной объективизации современных мужчин.

Следуя поколениям битников и хиппи, которые были до них, первые хипстеры из низшего среднего класса верили в рекреационное употребление наркотиков и свободную любовь. Хипстеры занимались восточной философией и экспериментировали с задушевным искусством. Они черпали вдохновение у романтиков Европы XIX века, которые использовали идеи социализма, феминизма и анти-истеблишмента для построения более «либерального, толерантного и эгалитарного общества». Ранние хипстеры сопротивлялись капитализму и вместо этого обратили внимание на художественное выражение и философию.Эти инструменты помогут хипстерам на рубеже веков открыть для себя смысл существования и исправить ошибки поколения своих родителей ».

Это поколение хипстеров презирало как традиционный брак, так и устаревшие публикации, такие как Playboy Magazine, , в котором читателям сообщалось что они будут счастливы только тогда, когда накопят достаточно богатства, чтобы продемонстрировать свою ценность другим. Вместо того, чтобы накапливать богатство, хипстеры рубежа веков стремились объединить новый класс татуировщиков и революционных мыслителей.⁴

Но идеи хипстеров вряд ли были революционными. Многие представления о хипстерах пришли из предыдущих альтернативных и афроамериканских культур. Эксперт по хипстерам Марк Гриф объясняет, что эти ранние хипстеры сформировали «белый авангард, который хотел отделиться от белизны с пятном Эйзенхауэра, бомбы и корпорации, и достичь« крутых »знаний и экзотической энергии, похоти, и насилие над черными американцами »- и все это без обмена культурой с указанными общинами чернокожих».

Эта шаткая основа просуществовала недолго.На рубеже веков хипстеры старой школы теряли популярность. Другой хипстер был бы готов занять их место.

Фото Кингы Цичевич на Unsplash

Сегодня никто из не хочет, чтобы назывался хипстером

На рубеже веков произошли огромные волнения. Падение Башен-близнецов и подъем эпохи Интернета ознаменовали собой огромный сдвиг в статус-кво, который также означал сдвиг в том, что значит быть модным в меняющейся Америке. Скорбь предполагает, что сочетание протестов Всемирной торговой организации 1999 года в Сиэтле, деградации мира природы и вторжения в Ирак — все это внесло свой вклад в культурные изменения, которые оставили миллениалов и представителей поколения Z разочарованными своим новым тысячелетием.Это разочарование изменило способ взаимодействия американцев с экономической элитой. Это также изменило способ самовыражения молодых американцев в более сильной, чем когда-либо, культуре потребления ».

Как и предыдущее поколение, эти новые хипстеры стремились отделиться от разрушения поколений своих родителей, бабушек и дедушек. Охваченные страстью к покупке экологически чистых продуктов и прославлению изобразительного искусства, эти новые «зеленые хипстеры» также происходили из более обеспеченных слоев населения, чем их предшественники.¹

Компании приняли это к сведению.

Рекламодатели вскоре изменили свой подход и начали продавать модных товаров на этом меняющемся рынке потребителей, заботящихся о своем имидже. Сети кофеен производили линейки экологически чистых продуктов, основанных на принципах справедливой торговли. Знаменитости носили мужские булочки и бороды лесоруба. Forever 21 представила новые бесчувственные линии нижнего белья в стиле навахо — потому что, очевидно, подделки коренных американцев были признаком перемены времени. В комиссионных магазинах возобновился рост посещаемости. Такие бренды, как Patagonia, обслуживают зеленых хипстеров, предлагая экологически чистую одежду в магазинах по всей территории США.

Компаниям нужно было доказать новому поколению хипстеров, что их продукция сделает потребителей более вычурными, и разбудил их.

И из-за этого случилось кое-что любопытное. Рекламные кампании начали ориентироваться на американскую молодежь, выстраивая повествование о продаваемой ими одежде и предметах. Компании представили покупку своих товаров как испытание на храбрость или как акт восстания.

Подумайте об этом так: зеленые хипстеры будут платить больше за элегантный и функциональный продукт.Многие зеленые хипстеры также хотят быть уверенными, что поддерживаемые ими компании справедливо относятся к своим работникам. Они гарантируют, что волокна, используемые в одежде, выращиваются устойчиво, и что углеродный след продукта не является чрезмерно большим. Все это прекрасно и достойно восхищения, , но есть загвоздка.

Фото Виктории Поведы на Unsplash

Рекламные кампании и кампании в социальных сетях, нацеленные на «зеленых хипстеров», были направлены на то, чтобы убедить потребителей, что у них не должно быть этих товаров. Компании убедили потребителей думать, что их покупка представляет собой акт восстания против «системы» или какой-либо другой невидимой силы. Американский историк Томас Фрэнк уместно назвал зеленых хипстеров, на которых повлияла эта часто обманчивая маркетинговая тактика, «мятежными потребителями». Фрэнк и другие социальные историки утверждают, что такая озабоченность демонстративным потреблением вовсе не нова и не бунтарская. На самом деле, ваши предпочтения в отношении продуктов вполне предсказуемы, поскольку они очень точно соответствуют вашему социальному классу.⁵

Писатель Дейл Беран утверждает, что эта рекламная тактика работает только для того, чтобы запутать хипстеров, новичков и потенциальных революционеров, студентов колледжей, изучающих государственную политику или гуманитарные науки. Он утверждает, что каждое поколение от Франции 1800-х годов до современной эпохи сталкивается со своей горсткой молодых подрывников, которые хотят изменить существующий общественный порядок ».

Иногда, как в 1793 году во Франции, изменение предполагает отправку свергнутого монарха на гильотину . В последнее время быстрые изменения включают марши, протесты и слабость в социальных сетях.Но, сбивая с толку молодых протестующих и заставляя их поверить в то, что они могут направить часть своей сдерживаемой энергии на хипстерскую одежду или крафтовое пиво, Беран утверждает, что социальным элитам удается сдерживать потенциальных повстанцев.

Это не означает, что хипстеры не понимают серьезности неравенства или что хипстеры не могут одновременно преследовать материалистические и идеалистические цели. Например, американцы посещают ежегодные марши прайдов, потому что эти события и одновременно интересны с политической точки зрения.Но образ позера-хипстера вредит добросовестным активистам, которым может быть трудно избавиться от ярлыка «хипстера» и завоевать авторитет в глазах общественности.

«Хипстер — это тот человек, который частично совпадает с намеренным исключением или непреднамеренно деклассифицированным человеком — необогемом, веганом или велосипедистом… голодающим художником или аспирантом, — который фактически присоединяется как к бунтарской субкультуре, так и к доминирующий класс, и, таким образом, открывает ядовитый канал между ними двумя.

— Дейл Беран

Несмотря на то, что «хипстеры» обычно белые, молодые и богатые, этот гибкий термин сегодня описывает многих молодых американцев из разных социальных групп ». трудно сказать, где заканчивается «модная» часть города, а где начинаются районы с реальными низкими доходами. Писатель Дейл Беран утверждает, что эта общая идентичность иногда может сбивать с толку в его местном баре, который находится напротив городской прачечной.

Состоятельные и небогатые хипстеры выходят из бара. Они покровительствуют прачечной и стирают границы между элитой и борющимися художниками. Некоторые чрезвычайно богатые мегаполисы даже используют деньги, полученные от наследства, для того, чтобы сделать карьеру в искусстве, из-за чего лоскутным художникам из среднего класса чрезвычайно трудно найти свою опору в конкурентном городе. Хипстеризм переворачивает представление о «борющемся креативе» с ног на голову. Любой может быть артистом, бродягой или влиятельным лицом — при условии, что у него есть нужные деньги.Из-за этого еще труднее сказать, чей личный бренд является подлинным, а чей просто стремится к тому, чтобы казался # аутентичным.

Фото Пейдж Мюллер на Unsplash

Одна особенно пагубная разновидность современного хипстеризма включает «хипстерский расизм», Идея о том, что совершенно нормально говорить или действовать таким образом, чтобы маргинализировать других — без обид ».

Хипстерский расизм или хипстерский сексизм может принимать форму обидного комментария, оформленного в шутку (потому что говорящий находится внутри- он понимает, что нельзя говорить что-то расистское или сексистское, и имеют в виду именно это.) ⁷ Хипстерский расизм также может включать в себя совершенно серьезное пренебрежение расовыми обычаями. Один из примеров этого происходит, когда белые «законодатели моды» носят дреды, соответствующие культурным традициям, без учета долгой истории выбора этой прически. Часто хипстерские расисты не выглядят круто или стильно. Вместо этого они кажутся бесчувственными и неинформированными.

Другой способ, которым беспечные хипстеры вредят маргинализированным сообществам, — это участие в процессе джентрификации. Сложная проблема: джентрификация выталкивает жителей из своих сообществ, когда новые популярные предприятия приводят к повышению арендной платы.Особенно проблематичны хипстеры в городских кварталах искусств. Когда состоятельные хипстеры переезжают в лофты художников с низким доходом, это вытесняет настоящих художников из своих квартир. Поскольку они больше не могут позволить себе арендную плату в этой части города, художники переезжают куда-нибудь подешевле, и процесс повторяется.

Район искусств сохраняет свою былую «вычурную» атмосферу даже после того, как художники уезжают. В конце концов, именно поэтому компании в первую очередь предпочитают открывать магазины, а хороший бизнес иногда бывает пагубным.Арендодатели используют это искусное преимущество, чтобы продавать отремонтированные квартиры людям из высшего среднего класса, которые хотят, чтобы казались вычурными, но обычно имеют корпоративные рабочие места с 9 до 5, необходимые для оплаты этих высококлассных квартир. Ничего нового. Но вот загвоздка: эти молодые представители среднего или высшего среднего класса стремятся сформировать идентичность вокруг искусства, вокруг «знания и решения, что круто впереди остального мира». ⁵ Компании обслуживают этих знатоков, высокие цены на # аутентичные впечатления.Они доказывают свою социальную ценность, покупая «непокорные» товары. Они платят за потрепанный или присвоенный дизайн, потому что он соответствует их общему имиджу. Хипстеры, поселившиеся в городских кварталах искусств, доказывают свою ценность, принимая вычурный образ — иногда вообще не создавая никакого искусства.

Фото Серджио де Паула на Unsplash

Марк Гриф утверждает, что американский хипстер мертв, и был им уже давно ». Но хипстеризм по-прежнему способствует разочарованию и коммерческому отвлечению внимания.Но еще не все потеряно. И как коллектив первых последователей, хипстеры также обычно первыми придумывают устойчивые и инновационные бизнес-решения.

Хипстеры, к сведению, неплохие. В некоторых местах в США и Европе хипстерская культура является нормой. Северо-запад Соединенных Штатов, известный посторонним как дом Starbucks и либеральной защиты окружающей среды, — это место назначения для многих радикальных хипстеров страны. Ванкувер, Вашингтон, занял первое место в исследовании Movehub самого хипстерского города США.И это здорово, потому что сообщества должны быть для всех.

Авангардные идеи не обязательно приводят к разочарованию хипстеров. И демонстративное потребление не обязательно должно быть плохим. Например, в Сиэтле вашингтонский предприниматель и защитница Ордена Доброй Смерти Катрина Спейд работает над тем, чтобы уникальным образом улучшить условия погребения для семей. В качестве альтернативы захоронению близких родственников на тесных кладбищах, Recompose предлагает потребителям уникальные услуги морга, которые безопасно и с уважением превращают человеческие останки в почву, которую затем можно использовать в мемориальных садах на территории.

Противники этого нового процесса могут назвать Recompose «хипстером», но на самом деле процесс Spade является экологически и экономически безопасным. Нетрадиционные идеи помогают находить новые решения современных проблем. Политики и корпорации должны поощрять подобное нестандартное мышление по мере того, как мы движемся к культуре, которая меньше заботится о том, как мы выглядим, и больше озабочена устойчивым и справедливым будущим.

Аналогичным образом, признание «хипстерского» искусства не должно вести к облагораживанию или лишению гражданских прав общин с низкими доходами.В Лос-Анджелесе есть облагороженный район искусств, но город также предлагает программы для начинающих творческих людей, которые получают финансирование на росписи и растущие резиденты художников. Возможно, что и местные художественные сообщества, и # аутентичные торговые районы могут существовать в гармонии, по крайней мере, на время.

Фото Аллефа Винисиуса на Unsplash

Термин «хипстер» гибок.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.