Ипохондрические идеи: идеи ипохондрические — это… Что такое идеи ипохондрические?

Содержание

идеи ипохондрические — это… Что такое идеи ипохондрические?

идеи ипохондрические
идеи наличия какого-либо заболевания.

Большой медицинский словарь. 2000.

  • идеи доминирующие
  • идеи кататимные

Смотреть что такое «идеи ипохондрические» в других словарях:

  • Сверхценные идеи — связаны с переоценкой своих биологических, психологических или творческих свойств, социальных факторов: дисморфофобические, ипохондрические, сексуальные, самосовершенствования, изобретательства, виновности, сутяжничества и др… Источник:… …   Официальная терминология

  • Депрессия — Синдром, характеризующийся пониженным настроением (гипотимией), торможением интеллектуальной и моторной деятельности, снижением витальных побуждений, пессимистическими оценками себя и своего положения в окружающей действительности,… …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Синдромы — (греч. syndromos – вместе бегущий, syndrome – стечение признаков болезни). Система взаимосвязанных в патогенезе симптомов болезни. Нозологическая диагностика возможна при учете статики и динамики С. По А.В. Снежневскому (1983), развитие… …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Шизофрения — I Шизофрения (schizophrenia; греч. schizō раскалывать, разделять + phrēn ум, разум; синоним болезнь Блейлера) психическая болезнь с длительным хроническим прогредиентным течением, сопровождающаяся диссоциацией психических процессов, моторики и… …   Медицинская энциклопедия

  • Реактивные психозы, характеризующиеся субъективно значимой психической травмой

    — К этой группе психогенных расстройств относятся различные варианты психогенных депрессий и психогенные бредовые состояния. Реактивные депрессии. Впервые (в 1910 г.) реактивные депрессии как самостоятельное психогенное заболевание были выделены… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Бред — (лат. delirium, нем. Wahn). Расстройство мышления. Совокупность болезненных представлений, рассуждений и выводов, овладевающих сознанием больного, искаженно отражающих действительность и не поддающихся коррекции извне. По А.В. Снежневскому (1983) …   Толковый словарь психиатрических терминов

  • Депрессивные состояния — Депрессивные состояния, или фазы, характеризуются триадой психических расстройств: пониженным настроением, замедлением мыслительных процессов, двигательной заторможенностью. Психические нарушения. Пониженное настроение, подавленность, тоска –… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • Сравнительновозрастные особенности депрессивного синдрома — У детей дошкольного возраста депрессии проявляются вегетативными и двигательными нарушениями, так как этому возрасту свойственны именно эти формы реагирования. В более раннем возрасте депрессии еще менее напоминают депрессии. Дети вялы,… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

  • СОЗНАНИЕ — СОЗНАНИЕ. В эмпирической психологии под С. понимается такая связь одновременных и сменяющих друг друга во времени псих, процессов, к рая ведет к познанию действительности и регулированию взаимоотношений личности с окружающим миром (о… …   Большая медицинская энциклопедия

  • Шизофрения — – 1. эндогенное прогредиентное психическое заболевание с характерным симптомокомплексом и развитием выраженного в разной степени психического дефекта; 2. общее название ряда психотических расстройств с общими в основных чертах, но раличными в… …   Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

Небредовые ипохондрические расстройства в позднем возрасте

Исследование ипохондрических расстройств небредового уровня, учитывая их высокую распространенность не только в психиатрической, но и в общемедицинской практике, актуально как для психиатров, так и для врачей иных специальностей, так как контингент больных с ипохондрическими расстройствами составляет большую долю от числа всех лиц, обращающихся за медицинской помощью [1, 2]. Распространенность данного клинического феномена в общемедицинской сети варьирует от 19,7% [3] до 58% [4, 5]. Е.И. Рассказова и соавт. [6, 7], изучая психологические и поведенческие факторы ипохондрических расстройств, связывают факты обращения за медицинской помощью таких пациентов не с тяжестью их психического состояния, а с ошибочной интерпретацией испытываемых ощущений, тревогой по поводу здоровья, что в психологии принято называть привычным «поведением в болезни» (illness behavior).

Известно, что во всем мире происходит постепенное увеличение продолжительности жизни. Согласно отчету Организации Объединенных Наций (2017) [8] ожидается, что число пожилых людей возрастет более чем в 2 раза к 2050 г. (с 962 млн до 2,1 млрд) и в 3 раза к 2100 г., и изучение возрастных особенностей ипохондрического синдрома среди людей старшей возрастной группы будет становиться все более актуальным. Но и сейчас распространенность «ипохондрической настроенности» среди пожилых больных, которые постоянно предъявляют многочисленные необоснованные жалобы и требуют многократных обследований, настолько велика, что нередко рассматривается специалистами внебольничного звена общей и психиатрической помощи как «возрастная особенность», а сами пациенты «стигматизируются» [9].

Первые попытки оценки связи между ипохондрическими симптомами и возрастными изменениями предпринимались авторами, преимущественно психологами, с 80-х годов. Рассматривалась связь между «невротизмом», соматическими жалобами и старением организма [9, 10]. По шкале MMPI (Minnesota Multiphasic Personality Inventory) у пожилых людей были получены повышенные показатели по субшкале ипохондрии. На основании продолжительных по времени (1950—1980 гг.) проспективных исследований G. Leon и соавт. [11] установили, что такие показатели нарастают по мере старения индивидов. Но было отмечено, что в данном случае невозможно исключить тот факт, что пожилые люди на самом деле менее здоровы, и то, что может быть признаком ипохондрии у человека в возрасте до 50 лет, может быть свидетельством адекватной самооценки для пожилого человека. Было высказано заключение о том, что ипохондрия — это несоответствие между субъективным и объективным здоровьем, а шкалы самоотчетов, такие как шкала MMPI, дают только «одностороннюю» информацию.

В одном из обзоров выявлено около 40 шкал для оценки соматических симптомов [12]. Анкета здоровья пациента-15 (PHQ-15) и подшкала соматизации из 90-элементной версии списка симптомов (SOM SCL-90) показали лучшие результаты для использования в крупномасштабных популяционных исследованиях, но они также не дали точных результатов в группе пожилых пациентов. Следует отметить, что на сегодняшний день в мире не существует шкал, определяющих уровень ипохондрических расстройств, с подтвержденной валидностью для больных старшей возрастной группы. Четкое разграничение ипохондрической симптоматики от возможных доклинических возрастных изменений или коморбидных хронических заболеваний признается невозможным и в настоящее время.

В 90-х годах XX столетия A. Barsky и G. Wyshak [13] предприняли попытки исследования связи ипохондрических проявлений с эмоциональной лабильностью, переживаемыми больными стрессовыми событиями и возрастом. Они в значительной мере перекликаются с исследованиями А.Б. Смулевича и соавт. [14] в вопросе рассмотрения ипохондрии в рамках нажитой ипохондрической психопатии (термин «ипохондрическая психопатия» описан E. Kahn в 1928 г. [15]) и предположения о существовании своеобразной психосоматической готовности, которая при наличии декомпенсирующих стрессовых факторов играет существенную роль в манифестации ипохондрических и психосоматических расстройств. На примере соответствующих наблюдений этими авторами была представлена типология ипохондрического развития с оценкой вклада конституционально-личностной и соматической патологии и установлено, что в одних случаях расстройство личности и соматическое заболевание действуют «на равных» — ипохондрическое развитие по типу маскированной или невротической ипохондрии, в других — обнаруживается четкий параллелизм во влиянии соматического фактора и конституционального предрасположения.

Следует отметить, что П.Б. Ганнушкин [16] в собственной классификации не выделял ипохондрическую психопатию, однако описывал «привычные ипохондрические состояния у конституциональных астеников», отграничивая их от «реактивных ипохондрий» у астеников и эмоционально-лабильных индивидов.

Врожденные свойства личности, предрасполагающие к формированию ипохондрических расстройств, наиболее полно отражает группа аномалий соматопсихической сферы — «соматоперцептивные психопатии», описанные R. Lemke [17]. В ряде исследований аналогичные проявления квалифицируются в качестве самостоятельных расстройств личности: невропатическая конституция, соматопатия, вариант астенической конституции, церебротония. Преморбидные особенности этих пациентов характеризуются наличием особого рода уязвимости, которая рассматривается в рамках психосоматического диатеза. Такой диатез проявляется в «дефиците биологического тонуса» в виде субклинических проявлений в сфере телесной перцепции с раннего или подросткового возраста [18]. Учитывая постепенно прогрессирующее возрастное ослабление биологического энергетического уровня, высказываются предположения [19] о закономерной прогрессивности астенического личностного радикала, эмоциональной лабильности, склонности к формированию страхов, опасений, тревожности и, как следствие, разнообразных ипохондрических проявлений у больных старшего возраста. Психопатологическая модель небредовой ипохондрии, сформированная в результате перекрывания психопатологических образований двух осей — коэнестезиопатических нарушений и сопряженного с ними изменения телесного самосознания личности, могла бы объяснить рассматриваемые изменения, но она не рассматривалась специально по отношению к пациентам старшей возрастной группы.

Вопрос ипохондрии позднего возраста тесно переплетается с вопросом «инволюционной истерии» и «предорганических» соматоневрологических нарушений. O. Bumke [20], Т.А. Гейер [21] выделяли «инволюционную истерию» как клинически самостоятельное расстройство, возникающее при участии пусковых факторов на патологически измененной почве. Так, O. Bumke [20] описал группу пациенток климактерического возраста, у которых отметил как признаки соматизации («приливы», озноб, рвота, сердцебиение, мигрирующие боли, спазмы, головокружения), так и истероконверсионную симптоматику (подкатывающий к горлу ком, чувство инородного тела, мешающего есть, говорить, приступы дрожи). При этом такого рода нарушения нередко сочетались с патохарактерологическими изменениями и сенсорной гиперестезией. Сходные описания можно найти и в работах нашего времени. Так, В.Я. Семке и М.Ф. Белокрылова [22] у женщин старше 45 лет на фоне нарушений менструального цикла отмечают тревогу о здоровье с формированием «истерических панических атак» и «конверсионных кризов», протекающих с кратковременными проявлениями вегетативной симптоматики и имитирующих различные виды ургентной патологии. В современной литературе эти феномены обозначаются различными синонимами: «мультисоматоформное расстройство», «мультисистемный соматоформный синдром», «соматизированное расстройство невротического регистра», но по своей сути отражают единые ипохондрические проявления у возрастных пациентов [23—25].

Таким образом, можно проследить формирование двух основных направлений концептуализации ипохондрии позднего возраста — как метасиндромального образования и расстройства, представляющего самостоятельный психопатологический феномен [26]. Их дифференциация, естественно, невозможна без учета всех клинико-психопатологических особенностей возрастных изменений. Рассмотрим более подробно каждое из этих двух направлений.

Сторонники первого направления рассматривают ипохондрию как содержательный психопатологический феномен и оценивают возрастные особенности ипохондрического синдрома преимущественно в рамках аффективной патологии. В литературе 70—80-х годов встречаются понятия ипохондрической или тревожно-ипохондрической депрессии позднего возраста, при которой ипохондрия рассматривается как наиболее частое проявление заболевания. В исследованиях G. Alexopoulos [27], J. Copeland и соавт. [28] была определена частота ипохондрических проявлений в позднем возрасте — более чем 40%. А.С. Тиганов [29] описал в соответствующих случаях тревожную фиксацию на соматовегетативных компонентах самой депрессии (похудение, расстройство сна), включение разнообразных соматических сенсаций (патологических ощущений, различных алгий), а также сочетание ипохондрических расстройств со снижением витального тонуса и анестезией витальных чувств. После завершения депрессивного эпизода у больных старших возрастных групп отмечены аффективные нарушения в виде стойкого гипотимного фона, периодических спадов настроения, сочетающихся с отдельными соматовегетативными проявлениями депрессии и рудиментарными признаками соматоформных расстройств, с элементами сверхценной ипохондрии.

Несмотря на современную тенденцию разделения аффективной патологии и ипохондрических реакций, проявляющуюся в международных классификациях болезней, у многих авторов не возникает сомнений во взаимном влиянии аффективных и ипохондрических расстройств, способных полностью видоизменять и маскировать картину как психического, так и соматического неблагополучия.

Следует заметить, что клинические закономерности формирования ипохондрии при поздних депрессиях изучены значительно хуже, чем в остальных возрастных группах [30, 31]. Н.Н. Иванец и соавт. [32] при изучении поздних депрессий выявили характерные особенности в виде первичной генерализации ипохондрической фабулы в идеаторной сфере, отметили полиморфность содержаний ипохондрических переживаний, включающую страхи наличия соматических и психических заболеваний, смерти, патологическую фиксацию внимания на соматовегетативных симптомах депрессии с трактовкой их как симптомов соматического заболевания. Ранжирование симптомов в группах пожилых больных выявило частую встречаемость следующих симптомов: головная боль, боли в животе (расстройства желудочно-кишечного тракта), многочисленные боли (дискомфортные ощущения) в разных частях тела, боли в руках и ногах, боли в спине. Наиболее частыми ипохондрическими концепциями определены следующие: страхи наличия неизвестного «недиагностированного» заболевания, болезней желудочно-кишечного тракта, инфаркта миокарда и других болезней сердца, неврологических заболеваний и развития «слабоумия». Другой группой исследователей [33] при изучении поздних депрессий были выявлены депрессии с проявлениями ипохондрии с яркой соматовегетативной симптоматикой и упоминавшимся выше поведением «проверки состояния здоровья», сенестоипохондрические депрессии с усложнением ипохондрической составляющей, тревожно-ипохондрические депрессии с атипичными соматическими симптомами и гипонозогнозией; депрессии в сочетании с соматовегетативными проявлениями тревоги.

Были описаны [34] варианты развития ипохондрии на фоне гипоманиакального аффекта — структура гипертимически-ипохондрических состояний с выделением эйфорической и дисфорически-маниакальной ипохондрии. Среди особенностей данных состояний — ипохондрическая одержимость с тенденцией к сознательному упрямому самоистязанию, аутодеструкции, полихирургической склонности.

Представители второго из выделенных выше направлений рассматривают ипохондрию позднего возраста как психопатологическое образование тревожного спектра, вводя отдельное понятие для его обозначения — «тревога о здоровье» (Health anxiety). Основополагающим паттерном, определяющим клиническую картину этого феномена, являются проявления, относимые к обсессивным расстройствам, таким как «сомнения» и «представления» в сочетании с фобиями ипохондрического содержания, с одной стороны, и избегающим поведением — с другой. Предложенная J. Abramowitz и B. Autamn [35] концепция ипохондрии как опасений, базирующихся на необоснованном восприятии телесных ощущений, рассматривает феномен в категории тревожно-фобических расстройств. Некоторые исследователи [36] проводят параллель между ипохондрией, паническими атаками и обсессивно-компульсивными расстройствами. N. Schmidt и соавт. [37] приводят примеры, когда пациенты с паническими расстройствами, как и пациенты с ипохондрией, фокусируются на соматических признаках неблагополучия, а неожиданные, повторяющиеся эпизоды интенсивного страха сопровождаются выраженными физическими симптомами. Рассматривая аналогичные проявления, D. Barlow [38] сделал вывод о том, что данные пациенты часто приписывают эпизоды паники органическим причинам и часто обращаются к медицинским специалистам в надежде найти органическую причину своих физических симптомов. Отдельные группы исследователей отмечали связь между ипохондрией и обсессивно-компульсивными расстройствами. При этом темой навязчивых идей часто становится тема предполагаемой болезни. E. Hollander и соавт. [39] пришли к выводу, что наличие повторяющегося мышления и поведения, как в случае обсессивно-компульсивного расстройства, так и в случае ипохондрии, означает связь между этими состояниями, а B. Fallon и соавт. [40] обратили внимание на очевидное сходство в содержании мыслей и поведения, а именно: в навязчивых мыслях о болезни, компульсивной проверке здоровья и «успокаивающем» поведении.

В DSM-5 диагноз ипохондрии был заменен на somatic symptom disorder (SSD) и illness anxiety disorder (IAD), что, по мнению критиков этой классификации [41—44], чревато высокой вероятностью ошибочного диагноза психического заболевания. Недостаточно точным является рассмотрение ипохондрии (телесного неблагополучия) и в рамках соматоформных расстройств в соответствии с МКБ-10. Некоторые исследователи [45] признаками поздней ипохондрии вообще считают достаточную неопределенность переживаний и соматических ощущений больных, их негативное отношение к попыткам объяснить расстройства психологическими причинами, а также элементы демонстративности в поведении, направленные на привлечение внимания.

Среди особенностей, способствующих увеличению частоты рассматриваемого феномена в пожилом возрасте, указываются возрастные соматические изменения, в первую очередь атеросклероз и гипертоническая болезнь [46]. Описано формирование «заострения» ипохондрии при соматическом неблагополучии, появление тревожных опасений ипохондрического плана, преимущественно страха внезапной смерти.

Работы о соматически провоцированных ипохондрических реакциях (нозогенных реакциях, протекающих с преобладанием ипохондрических проявлений) у пожилых больных показывают вероятность множества вариантов развития ипохондрической реакции — от возможности полного совпадения переживаний с объективным соматическим состоянием до полностью независимого существования ипохондрических идей и соматического заболевания. Пациенты, страдающие хроническими заболеваниями, имеют высокие риски развития ипохондрического синдрома во время обострения болезни и сохраняют его в виде тревожного расстройства после разрешения острой соматической ситуации. Описаны проявления в виде многократных попыток пациентов получить заверения врачей о благополучном состоянии организма, повторных необоснованных медицинских обследованиях, стремлении находиться вблизи медицинских учреждений, ритуалов «оздоровления» и др. Особенно высокие риски развития ипохондрического синдрома в виде ипохондрических нозогенных реакций отмечаются при хронической патологии — последствиях нарушения мозгового кровообращения, сердечно-сосудистой патологии, эндокринных заболеваниях. Л.С. Круглов и И.А. Мешандин [47] описали формирование стойких идей оздоровления, в некоторых случаях приобретающих характер сверхценных, страхи изменения двигательных, речевых функций, фиксацию на внутримозговых ощущениях после перенесенных, в том числе транзиторных, нарушений мозгового кровообращения. Был описан [48, 49] стойкий ипохондрический синдром после перенесенного инфаркта миокарда. У 25% пациентов, перенесших данное состояние, имели место проявления неоправданного самощадящего поведения, сенестопатические жалобы, конверсионная симптоматика с фиксацией на собственных ощущениях с настойчивыми требованиями повторных госпитализаций и обследований. Несмотря на объективно установленное отсутствие прогрессирования заболевания, в этих случаях любые попытки медицинского персонала и родственников активизировать пациента наталкивались на обвинения в бесчувственности, недостаточном понимании тяжести и опасности состояния. К этой же группе расстройств можно отнести развитие у пожилого человека «транзиторной ипохондрии», описанной A. Barsky [50], а также ипохондрические «следы» недавно пережитых состояний реальной угрозы смерти.

В геронтологической практике предпринимаются попытки детального изучения ипохондрического синдрома в аспекте выявления закономерностей развития отдельных его проявлений. Так, исследования особенностей алгических расстройств показали, что феноменологические характеристики данных состояний в пожилом возрасте отличаются большим сходством клинических проявлений с истинными болями соматического происхождения, рудиментарностью гетерономного компонента, высокой частотой сочетанных (фокальных и диффузных) алгий. И.Н. Винниковой и М.Ю. Беловой [51] отмечено, что «возрастной патоморфоз» сенесталгических расстройств приходится преимущественно на инволюционный период, но без выраженной динамики в последующем. Он проявляется смещением по мере увеличения возраста локализации болевых ощущений в область костно-мышечной системы и полости рта, а также ростом доли сверхценных образований в ипохондрических переживаниях.

У пациентов старшей возрастной группы шизотипические расстройства нередко приобретают черты небредовой ипохондрии. В ряду психических расстройств, наблюдающихся у пациентов с шизотипическими расстройствами, обращающихся по поводу лечения в учреждения общемедицинской сети, А.Б. Смулевич [52] выделил три наиболее часто встречающиеся психопатологические группы: затяжные ипохондрические состояния, не имеющие медицинского обоснования; соматизированные аффективные расстройства, в некоторых случаях коморбидные явлениям сенестоипохондрии; нозогенные реакции по типу диссоциативных с аутоагрессивными тенденциями. Автор отметил формирование небредовой ипохондрии по механизму антиномного (полярного по отношению с исходными особенностями личности) сдвига со становлением аддиктивных феноменов, замещающих прежние пристрастия и не являющихся проявлением динамики психопатий. Развитие процесса реализуется за счет усложнения ипохондрических симптомокомплексов. У данной группы пациентов психопатологическая симптоматика может выступать под маской других расстройств из области пограничной патологии — астено-ипохондрических состояний, органных неврозов, ипохондрических развитий, и включать стертые аффективные, фобические, астенические и конверсионные расстройства. Среди симптомов описаны неустойчивость настроения, слезливость, склонность к самоупрекам, сочетающиеся со снижением аппетита и инсомническими нарушениями. При этом жалобы больных сочетаются с развитием фиксации на деятельности внутренних органов, страхами телесного недуга, основанными на ложной интерпретации болезненных ощущений, несогласием с медицинской аргументацией необоснованности жалоб, поиском повторных консультаций, обследований или «исцеления» с помощью нетрадиционных методов лечения.

Некоторые исследователи [53, 54] обращают внимание на единичные наблюдения, указывающие на возможность формирования ипохондрии в дебюте дегенеративных заболеваний головного мозга, в первую очередь деменции с тельцами Леви. При этом у пациентов может не быть типичных клинических проявлений и выраженных нейровизуализационных признаков такой деменции и они долгое время привлекают внимание врачей только «ипохондрическим поведением».

Таким образом, имеющиеся в отечественной и зарубежной литературе исследования ипохондрических состояний у пациентов старшей возрастной группы, анализ факторной структуры и специфичности соответствующих признаков пока не позволяют дать однозначный ответ на вопрос о синдромальном «объеме» феномена «ипохондрия». Значимость проблемы усугубляется тем, что на сегодняшний день в отношении нее не существует единой этиопатогенетической концепции, а современные подходы к классификации расстройств данной группы существенно разнятся с исторически сложившимися научными представлениями. Сохраняются существенные разногласия по поводу диагностических критериев, синдромальной классификации, нозологической трактовки и клинической роли ипохондрического синдрома при психических расстройствах, а также значения коморбидности с соматической патологией.

Несмотря на высокую распространенность небредовой ипохондрии, в литературе относительно мало внимания уделяется возрастным особенностям ипохондрического синдрома, хотя именно в позднем возрасте увеличивается количество биологических и социальных факторов, способствующих развитию различных клинических вариантов этого расстройства. Среди таких биологических факторов можно выделить рост числа некоторых соматических заболеваний, эндогенно-органической и дегенеративной патологии головного мозга, пролонгирующих и «заостряющих» ипохондрические и депрессивно-ипохондрические реакции. При рассмотрении социальных факторов нельзя не принимать во внимание, что они также играют существенную роль в процессе старения, поскольку влияют на изменение всего психического склада человека, его личности и форм психической деятельности. Все это говорит о необходимости дальнейшего изучения рассматриваемой проблемы как в теоретическом, так и клиническом аспектах.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Диагностика ипохондрии у подростков, лечение ипохондрии в ЦМЗ «Альянс»

Ипохондрия — психическое расстройство, проявляющееся в постоянном патологическом опасении по поводу состояния своего здоровья. Ипохондрия имеет следующие принципиальные отличия от нормальной заботы о здоровье:

  • Очень сильную фиксацию на своем состоянии. Больной ипохондрией человек постоянно прислушивается к своим ощущениям. Любые необычные, а тем более, неприятные ощущения воспринимаются очень остро и сразу провоцируют тревогу и подозрения.
  • Непоколебимая уверенность в наличии тяжелого / неизлечимого заболевания. Несмотря на множество обследований и консультаций с различными специалистами, в результате которых не находится объективных подтверждений наличия тяжелого заболевания, больной остается уверен, что таковое у него имеется. Другой вариант, когда имеется реальное заболевание, однако тяжесть его сильно преувеличивается больным. Попытки разубедить его в этом встречают серьезное сопротивление вплоть до агрессии.
  • Отсутствие критики к своему состоянию. В отсутствии доказательств наличия заболевания больной обвиняет неграмотных докторов и медперсонал, низкое качество и малую информативность методов обследования. В особо тяжёлых случаях возникают идеи о том, что его обманывают, скрывая / фальсифицируя истинные результаты, или у него имеется какое-то новое / очень редкое заболевание, которое невозможно диагностировать современными методами.
  • Значительное снижение качества жизни и работоспособности. На фоне постоянных негативных мыслей и поисков несуществующих болезней у человека формируется ряд весьма стойких эмоциональных расстройств: тревога, депрессия. Возникают нарушения сна, появляются признаки астенизации. В результате работоспособность сильно снижается вплоть до полной утраты. Неоправданное обилие сложных и болезненных медицинских процедур может привести к формированию новых неприятных физических ощущений. Начинается очередной виток поисков на основании новых «симптомов болезни» — круг замыкается. Человек фактически не оставляет в своей жизни места иным сферам деятельности, положительным эмоциям и событиям.

Особенности ипохондрии у подростков

Ипохондрия у подростков имеет свои пусковые факторы, основанные на возрастных особенностях организма.

На фоне значительных изменений нейро-эндокринной системы, происходящих в пубертате, у подростков часто возникают неприятные ощущения и состояния. У здорового ребенка они нестойки и проходят самостоятельно. Являясь неопасными для жизни и здоровья, эти ощущения могут напугать и заронить мысль о наличии заболевания, ведь в этом возрасте психика особенно уязвима и восприимчива к любым внешним и внутренним стимулам. Риск существенно повышается, если подросток узнает о тяжелой болезни у кого-то из своего окружения.

В начале подросткового возраста ипохондрия отличается большей зависимостью проявлений от внешних стимулов. Интенсивность симптомов и ипохондрическая фабула (несуществующий диагноз) часто меняются в зависимости от событий и впечатлений. Так услышав или прочитав о каком-то тяжелом заболевании, ребенок начинает трактовать свои ощущения как одни из её симптомов. Самочувствие резко ухудшается при упоминании о чьей-то болезни или смерти: усиливаются неприятные ощущения, возрастает тревога, возникает страх смерти.

Важно

Для подростков характерно сочетание ипохондрии с аффективными расстройствами (депрессивным, тревожно-депрессивным) и сенестопатиями.

Ипохондрия у подростков различается в зависимости от ранга (тяжести) заболевания и может существовать в форме навязчивости, сверхценной идеи или бреда.

  • Навязчивая ипохондрия выражается в виде тревоги, подозрений и страхов по поводу наличия серьезного / неизлечимого заболевания. Симптомы возникают, как правило, после психотравмирующей ситуации, связанной с болезнью или смертью кого-то из близких и носят периодический, часто возникающий «навязчивый» характер.
  • Сверхценная ипохондрия характеризуется тем, что при наличии реального заболевания сильно преувеличивается его тяжесть. Происходит жесткая фиксация на этой идее, полностью пропадает интерес к другим сферам жизни. Подросток перестаёт заниматься учёбой, выполнять бытовые обязанности, поддерживать социальные связи.
  • Бредовая ипохондрия (ипохондрический бред) проявляется в непоколебимой уверенности в наличии тяжелого заболевания, основанной на «доказательствах», полученных в результате алогичных, патологических рассуждений и умозаключений. Ещё один вариант — идея, что заболевание возникло в результате некоего внешнего воздействия (радиация, гипноз, результаты инопланетных экспериментов и пр.). В этом случае наблюдается не только полное отсутствие критики к состоянию, но и агрессия в отношении человека, пытающегося переубедить психически больного подростка.

Как бороться с ипохондрией?

Говоря об ипохондрии, нужно осознать главное — это не «привычка себя накручивать» или богатое воображение, а серьезное заболевание.

Чтобы ответить на вопрос: «Как бороться с ипохондрией?», — необходимо понять, что этот синдром может входить в состав большого спектра психических расстройств разной степени тяжести, от неврозов до эндогенных психозов. Если это состояние развилось у подростка, то крайне важно как можно быстрее установить точный диагноз, т.к. от этого зависит дальнейший прогноз и тактика лечения. Для этого необходимо обратиться к специалисту.

Важно

Не нужно заниматься самодиагностикой и самолечением. Ипохондрия может быть клиническим проявлением заболевания, при котором больной человек представляет опасность для себя или окружающих.

Лечение ипохондрии зависит от ее нозологической принадлежности, т.е. от того, проявлением какого заболевания она является. При ипохондрии в рамках невроза очень эффективна психотерапия, при более глубоких психических расстройствах необходимо медикаментозное лечение (транквилизаторы, антидепрессанты, нейролептики и др.).

В центре ментального здоровья «Альянс» работают высококвалифицированные доктора с многолетним опытом, имеющие на вооружении передовые методики обследования. Наши специалисты диагноз и подберут оптимальное лечение, исходя из индивидуальных особенностей случая. Наш центр располагает полным спектром возможностей по эффективному лечению ипохондрии от различных вариантов психотерапии до общеоздоровительных укрепляющих процедур (физиотерапия, массаж и др.).

При общении с подростком, с подозрением на ипохондрию, затрагивать тему его убежденности нужно очень осторожно. Беседуйте мягко, не пытайтесь настаивать — это только спровоцирует эмоциональное отдаление и агрессию. Вы можете проявить заботу о его здоровье и поддержку, без подкрепления или оспаривания его доводов, предложив заняться какими-то оздоровительными практиками, наладить здоровое питание и т.д. Лучше, если вы займетесь этим вместе, только не забудьте уточнить у своего доктора о возможных противопоказаниях.

Особенности и течение ипохондрических и сенестопатических расстройств у больных нервной анорексией Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

ОСОБЕННОСТИ И ТЕЧЕНИЕ ИПОХОНДРИЧЕСКИХ И СЕНЕСТОПАТИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У БОЛЬНЫХ НЕРВНОЙ АНОРЕКСИЕЙ

М.А.ЦИВИЛЬКО, О.Е.КОЗОДОЙ

Кафедра психиатрии и медицинской психологии РУДН. Москва. 117198, ул. Миклухо-Маклая, д. 8. Медицинский факультет.

Динамическое клинико-психопатологическое, клинико-катамнестическое, чкспериментальнопсихологи-ческое обследование 49-ти больных нервной анорексией дало возможность изучить особенности ипохондрических и сенестопатически-ипохондрических расстройств на различных этапах заболевания. Установлено, что ипохондрическая симптоматика может возникать еще до развития собственно нервной анорексии. Дисморфо-фобически-дисморфоманические расстройства, определяющие инициальный этап болезни, можно рассматривать как вариант ипохондрической симптоматики. Наиболее сложную клиническую структуру ипохондрические и сенестопатические расстройства имеют на стадии кахексии, а также на булимическом этапе заболевания или на булимическом варианте нервной анорексии. При это ипохондрическая симптоматика нередко может рассматриваться как разновидность бредовой ипохондрии, близкой к синдрому Котара.Сенестопатические явления приближаются к висцеральным галлюцинациям. В работе особо обсуждается вариант психической патологии, развивающейся на стадии коррекции внешности и напоминающий сенестопатически-ипохондрическую симптоматику, однако он не может быть полностью отнесен к последней.

Ключевые слова: нервная анорексия, булимия, сенестопатия, ипохондрия.

Нервная анорексия является типичной патологией пубертатного и юношеского возраста и представляет собой сознательный отказ от пищи, чаще с целью коррекции внешности в связи с убежденностью в чрезмерной полноте. В динамике заболевания условно можно выделить 4 этапа: 1) первичный, инициальный; 2) аноректический; 3) кахектический; 4) этап редукции нервной анорексии.

Сенестопатическая, ипохондрическая и сенестопатически-ипохондрическая симптоматика играет особую роль в возникновении, динамике и клиническом оформлении нервной анорексии. Для изучения данного вида расстройств было обследовано 49 больных, из них 46 женского и 3-ое лиц мужского пола в возрасте от 14-ти до 16-ти лет. Методы обследования: клинико-психопатологический, клинико-катамнестический, экспериментально-психологический, нейрофизиологический (ЭЭГ, Эхо-ЭГ), соматический. Целью исследования являлось изучение ипохондрических и сенестопатических расстройств на различных этапах течения нервной анорексии.

При изучении анамнеза жизни и заболевания больных было выявлено, что 7 из них перенесли родовую травму, 30 пациентов — заболевания желудочно-кишечного тракта (болезнь Боткина, дизентерия, диспепсия, дисбактериоз, дискинезия желчных путей, аппендэктомия), 10 — заболевания дыхательных путей (частые ОРВИ, воспаление легких, астматический бронхит, трое больных наблюдались у фтизиатра по поводу положительной реакции Манту), заболевания опорно-двигательного аппарата в виде сколиоза выявлены у 7-ми пациентов. Большая часть этих больных находились под динамическим наблюдением врачей. Родители нередко фиксировали внимание детей на состоянии их здоровья.

У 25% изученных больных еще до развития клинических проявлений нервной анорексии имели место ипохондрические расстройства в виде фиксации на своем самочувствии.

Инициальный этап заболевания у большинства пациентов характеризовался особым синдромом дисморфофобии-дисморфомании, который представлял собой идеи недовольства собственной фигурой или отдельными частями тела в связи с наличием мнимой или резко преувеличиваемой полноты. Особенность этого синдрома заключалась в том, что в отличие от классического его варианта, здесь были менее выражены идеи отношения и депрессивная симптоматика (М.В.Коркина). Следует обратить внимание на то, что сам синдром дисморфофобии-дисморфомании рядом авторов относится к ипохондрической симптоматике. Наряду с недовольством мнимой или резко преувеличиваемой пол-

нотой у 10-ти больных имели место полидисморфофобии (не нравился нос, черты лица, форма ушей, кожа).

Ограничению в еде, особым вариантам диеты, а также очищению организма с помощью оливкового масла с лимоном и уринотерапии у пяти больных (из них трое лиц мужского пола) предшествовала уверенность в нарушении обмена веществ, в отравлении их организма шлаками из-за неправильного питания, что можно было квалифицировать, как ипохондрический бред.

На этапе активной коррекции внешности в виде резкого ограничения в еде, а иногда и полного отказа от приема пищи у больных появлялись неприятные ощущения в области сердца, головные боли, болезненность в эпигастральной области и по ходу кишечника, отрыжка даже после приема небольшого количества пищи или жидкости. У девушек возникала аменорея. В динамике болезни, по мере утяжеления состояния, у больных нарастала фиксация на деятельности желудочно-кишечного тракта. Испытывая эти болезненные явления, пациенты обращались к различным специалистам (гастроэнтерологам, терапевтам, эндокринологам, невропатологам, гинекологам), проходили многочисленные обследования, для восстановления менструальной функции девушки принимали гормональну ю терапию. Пациенты диссимулировали истинную причину указанной симптоматики и скрывали дисморфофобически-дисморфоманические переживания и коррекцию внешности. В стремлении к различным обследованиям, их поддерживали родственники, поскольку также не знали истинной причины заболевания. Несмотря на то, что больные постоянно обращались к врачам, настаивали на различных обследованиях, вышеуказанная симптоматика не может в полной мере рассматриваться как ипохондрическая, поскольку жалобы имели реальные основания, а трудности диагностики были обусловлены, как уже отмечалось, упорной диссимуляцией истинной причины заболевания.

Пациенты нередко давали вычурную характеристику возникающим и имеющим место ощущениям, определяя их как «чувство переливания, напряжения, застаивания пищи в желудке». Несмотря на наличие объективной функциональной патологии, в результате ограничения в еде и отказа от приема пищи, жалобы больных можно отнести к особому варианту сенестопатий. Эти явления сопровождались мыслями о том, что «застаивающаяся в желудке и кишечнике пища не переваривается, гниет или откладывается в виде жировой прослойки на теле». Данная симптоматика появлялась на стадии кахексии и могла быть отнесена к варианту ипохондрических бредовых идей.

Особого внимания в плане анализа ипохондрических, сенестопатических и сенесто-патически-ипохондрических расстройств заслуживали больные с булимической симптоматикой. Постоянное чувство голода с трудностью насыщения сопровождалось усилением особенно вычурных выраженных сенестопатических расстройств, близких к висцеральным галлюцинациям. Пациенты, описывая их, говорили: «кишечник остановился, молчит», «в желудке пища стоит колом», «чувство гниения съеденной пищи». Они были полностью фиксированы на деятельности желудочно-кишечного тракта, на своих ощущениях. Это сопровождалось навязчивыми идеями, страхами. У некоторых больных появлялись мысли, что у них «перестал работать желудок и кишечник» и они безнадежно больны, что по существу приближалось к бреду Котара. При большой частоте приступов булимии с последующим вызыванием рвоты обычно у больных возникали неприятные ощущения в голове («как будто мозг разбухает, чувство распирания, напряжения»), которые можно отнести к сенестопатиям. На этом этапе больные уже не могли диссимулировать свое состояние и искали помощи у психиатра (в среднем спустя 3-5 лет от начала заболевания). В то время, как на этапе выраженной кахексии без булими-ческих расстройств они продолжали скрывать отказ от приема пищи и обращались к специалистам по настоянию родителей, упорно отказываясь от госпитализации в психиатрический стационар, несмотря на наличие витальных показаний.

Определенную динамику ипохондрические расстройства претерпевали на этапе постепенного выхода из кахексии. У пациентов актуализировались дисморфофобически-дисморфоманические переживания с уверенностью в чрезмерной прибавке в весе. В связи с этим у них ухудшалось настроение, они сокращали прием пищи, что требовало усиления проводимой терапии, как медикаментозной, так и психотерапии.

Выраженность ипохондрических расстройств зависела как от этапа и динамики заболевания, так и от преморбидных особенностей личности. Однако по мере утяжеления состояния роль личностного фактора снижалась.

Специального внимания заслуживают особенности ипохондрических, сенестопати-чески-ипохондрических и сенестопатических расстройств в зависимости от нозологической принадлежности нервной анорексии. При синдроме нервной анорексии в рамках эндогенного процесса особые сенестопатические расстройства, характерные вообще для нервной анорексии, приближались к висцеральным галлюцинациям, а ипохондрические идеи нередко носили бредовой характер.

Анализ особенностей ипохондрических и сенестопатических расстройств при нервной анорексии на всех этапах заболевания свидетельствует о том, что они характеризуются атипичностью в связи с наличием тяжелых вторичных сомато-эндокринных сдвигов, обуславливающих необходимость обращать внимание на нередко лишь сходство этой симптоматики с различными вариантами сенестопатически-ипохондрических явлений. Обращает на себя внимание тот факт, что квалификация изучаемой у больных нервной анорексией данной патологии нередко вызывает определенные трудности.

Таким образом, при нервной анорексии ипохондрические и сенестопатические расстройства достаточно разнообразны и имеют важное диагностическое и прогностическое значение.

Литература:

1. Коркина М.В., Цивилько М.А., Мартов В.В. Нервная анорексия. — М.: Медицина. 1986.

2. Эглитис И.Р. Сенестопатии. Рига. Зинатне. 1977.

3. Коркина М.В. Дисморфомания в подростковом и юношеском возрасте. — М.: Медицина. 1984.

PECULIARITY AND PROCESS OF HYPOCHONDRIACAL AND CENESTHOPATHICAL DISORDERS IN

PATIENTS WITH ANOREXIA NERVOSA.

M.A. TSYVILKO, O.E. KOZODOY

Department of psychiatry and medical psychology RPFU. Moscow. 117198. M-Maklaya st 8.

Medical faculty.

Dynamic clinical-abnormal psychological, clinical-follow-up, experimental-psychological examination of 49 patients with anorexia nervosa gave an opportunity to examine peculiarity of hypochondriacal and cenesthopathical-hypochondriacal disorders on different stages of disease. Hypochondriacal symptoms may arise before anorexia nervosa development. Dysmarphophobical-dysmorphomanical disorders which define initial stages of disease may be considered as a variant of hypochondriacal symptoms. The most complicated clinical structure of hypochondriacal and cenesthopathical disorders having on cachexia stage and also on bulimia variant of anorexia nervosa. With it all hypochondriacal symptoms quite often may be considered as a variant of hypochondriacal delusions close to Cotard syndrome. Cenescent pathological phenomenon are close to visceral hallucinations. Special attention in article concentrated on psychological pathology developing on appearance correction stage, reminding cenesthopathical- hypochondriacal symptoms, however, couldn’t be possible described as the last one.

Key words: anorexia nervosa, bulimia, cenestopathical disorders, hypochondriacal state.

Ипохондрия – лечение, симптомы, причины болезни, первые признаки

Описание

Ипохондрия – соматоформное расстройство, которое характеризуется чрезмерной озабоченностью здоровьем, чрезмерной мнительностью, восприятием любых изменений в организме как симптомов болезни. Внимание человека сконцентрировано на ощущениях, на работе внутренних органов, на попытках определить у себя наличие какого-либо заболевания. В международном классификаторе болезней 10 пересмотра ипохондрическое расстройство имеет код F45.2.

Ипохондрия является психическим расстройством, так как у пациентов не обнаруживается реально существующих соматических заболеваний, соответствующих жалобам. Согласно эпидемиологическим исследованиям, ипохондрические проявления диагностируются у 14-20% людей, обращающихся за медицинской помощью в поликлиники. Частота выше среди лиц старше 40 лет.

Среди причин ипохондрии наиболее частые:

  1. Характерологические черты. Расстройство чаще развивается у людей с высокой впечатлительностью, мнительностью и тревожностью. Как правило, у них повышена чувствительность к изменениям самочувствия и к работе внутренних органов, а также снижен болевой порог. В результате всех этих факторов человек начинает «чувствовать симптомы», хотя заболевания нет.
  2. Частые болезни в детстве. Чрезмерное внимание к собственному самочувствию и состоянию здоровья могут быть следствием частых заболеваний в детском возрасте. У человека. Формируется определенная привычка замечать признаки болезней даже когда они объективно отсутствуют. Такой же эффект возникает, когда родители чрезмерно беспокоятся о здоровье ребенка и постоянно убеждают его, что он заболеет.
  3. Эмоциональные травмы, стресс, депрессия. Спровоцировать начало ипохондрии может психическое истощение. На фоне эмоциональной нестабильности изменяется работа физиологических систем организма, что интерпретируется пациентом как болезнь. Особенно склонны к этому мужчины, отказывающиеся признавать наличие депрессии, стресса или иных психологических проблем.
  4. Психотические бредовые расстройства. Иногда ипохондрия является симптомом более тяжелого психического заболевания и выступает как форма бреда. Например, идеи о наличии тяжелого заболевания проявляются у больных шизофренией.

Симптомы

Фото: bagiraclub.ru

По тяжести клинических проявлений выделяют три вида ипохондрии: навязчивую, сверхценную и бредовую.

Навязчивое ипохондрическое расстройство развивается под влиянием психотравмирующего фактора и легче всего поддается лечению. В клинической картине преобладают навязчивые идеи о наличии заболевания. Пациенты посещают врачей различных специальностей, чтобы развеять страхи по поводу здоровья. На пике фобии критическое отношение к самочувствию может отсутствовать (человек не испытывает физических симптомов, но уверен, что они есть). Однако результаты объективных обследований, например, снимки УЗИ или данные лабораторных анализов, а также интерпретации врача убеждают их в необоснованности страхов. Аналогичным образом действует лечение плацебо. Врач проводит манипуляции или назначает препараты, которые не имеют терапевтического эффекта, но убеждает пациента в том, что лечение будет эффективным. В результате человек «выздоравливает», то есть исчезают его идеи о наличии болезни. Люди с навязчивой ипохондрией часто становятся жертвами мошенников – целителей, магов, знахарок. После того как очередной приступ страхов и тревоги о здоровье устранен, наступает период ремиссии, когда признаков ипохондрии нет. Но через несколько недель или месяцев начинается новый этап обследований и поиска лечения.

Сверхценная ипохондрия протекает более тяжело. Пациент регулярно проходит обследования, пытается заниматься самолечением, что часто приводит к ухудшению здоровья. У него есть устойчивая концепция о болезни и вариантах лечения, но, в отличие от бреда, они близки к реально существующим методам терапии и могут казаться вполне обоснованными для окружающих. Часто больные занимаются самолечением, например, закаливают организм без меры и изнуряют себя спортивными тренировками, диетами. Сверхценные идеи могут быть немного скорректированы, но лишь в результате регулярных убеждений, объективных обследований с результатами в рамках нормы. Добиться полной уверенности больного в том, что он здоров, практически невозможно: одна теория болезни сменяется другой.

Бредовая ипохондрия является самой тяжелой формой расстройства. Она развивается при психозах, базируется на патологических алогичных умозаключениях. Пациенты часто неадекватны в поведении, нуждаются в госпитализации. В основе расстройства – бредовые идеи, не поддающиеся коррекции. Больные абсолютно убеждены в наличии болезни, механизмах ее происхождения и необходимости определенного лечения. Врач нужен больному лишь для того, чтобы провести определенные манипуляции, которые невозможно сделать в домашних условиях, или назначить лекарства, отпускаемые строго по рецепту. Пример бредовой ипохондрической идеи: больной считает, что внутри него живут черви, которые забирают все витамины, и требует провести ему полостную операцию с целью их удаления. При этом он отказывается проходить какие-либо обследования, а если они и будут выполнены, не поверит результатам. Нередко такие пациенты включают в структуру собственного бреда врачей: по их мнению доктора препятствуют выздоровлению (отказываются проводить операцию).

Пациенты с бредовой ипохондрией способны принести вред здоровью, занимаясь самолечением. Например, могут довести себя до крайнего истощения, считая, что голодовка «уничтожит паразитов». Иногда у больных развиваются висцеральные галлюцинации – ложные ощущения в теле (боль, жжение, онемение и другие), которые больной считает результатом воздействия чужеродных объектов.

Диагностика

Фото: nasrf.ru

При постановке диагноза ипохондрическое расстройство необходимо различать мнимые симптомы и реально существующие, так как у пациента в действительности могут быть проблемы со здоровьем. Нередко органы и системы, которым больной уделяет много внимания, дают сбой саморегуляции, который проявляется болью и дискомфортом. Эти особенности требуют включения в диагностику не только психиатра, но также терапевта, невролога, кардиолога и других специалистов соматического профиля.

Основная диагностика ипохондрии проводится психиатром, психотерапевтом, медицинским психологом. «Золотой стандарт» — метод клинического интервью на основе критериев МКБ-10 и DSM-IV. Врач задает вопросы, ответы на которые интерпретируются «за» или «против» ипохондрического расстройства. В пользу подтверждения диагноза рассматриваются:

  • обеспокоенность наличием серьезной болезни или возможностью ей заболеть;
  • минимальные соматические симптомы или полное их отсутствие;
  • страхи по поводу болезни, ее лечения и исхода, страх смерти;
  • регулярная проверка состояния здоровья либо неадекватное избегание предписаний врача, стремление к самолечению;
  • поглощенность болезнью на протяжении 6 месяцев и более, хотя некоторые идеи могут меняться в течение данного периода.

В дополнение к клиническому интервью используются экспресс-опросники и чек-листы, ориентированные на выявление соматоформных расстройств. Самой надежной и валидной методикой является скрининг SOMS-2 и его вариация SOMS-7. Первый нацелен на диагностику ипохондрии, второй – на определение выраженности симптоматики и отслеживание динамики терапии. Также существуют клинико-психологические опросники:

  1. Индекс Уитли. Включает 14 вопросов, которые распределены по шкалам «уверенность в болезни», «озабоченность соматической сферой» и «страх болезни». Методика ориентирована на определение субъективных переживаний и особенностей поведения.
  2. Шкала установок по отношению к болезни. Состоит из 29 вопросов, распределенных по двум субшкалам: тревога в отношении здоровья и поведение при болезни. Позволяет выявить когнитивные убеждения, связанные с ипохондризацией и соматизацией, а также определить поведенческие паттерны, такие как поиск медицинской помощи, недоверие к врачам, стремление перепроверять диагнозы.
  3. Тест тревоги в отношении здоровья. Представлена в вариантах из 64 и из 18 пунктов. Результаты позволяют диагностировать ипохондрию, а также дифференцировать ее с паническим расстройством, социофобией.

Дополнительные методы обследования, исключающие физиологические болезни, подбираются индивидуально. Это может быть ЭКГ, анализы крови, УЗИ и иные процедуры.

Лечение

Фото: vegapnz.kmarket58.ru

Терапия ипохондрии осложнена тем, что больные убеждены в наличии соматического заболевания и отрицают возможность психического расстройства. Все симптомы они относят к физиологическим проблемам и стремятся найти этому подтверждение. Поэтому психиатру и психотерапевту приходится проявлять настойчивость, контролировать лечение на каждом этапе.

Лекарства при ипохондрии назначать нежелательно, так как они только подкрепляют веру пациента в то, что он болен соматически. Применение препаратов показано при тяжелой бредовой симптоматике и иногда при стойких сверхценных идеях, наносящих вред самому больному. В таких случаях применяются трициклические антидепрессанты в сочетании с нейролептиками.

При ипохондрии с навязчивыми идеями показана психотерапия. Наиболее эффективны техники когнитивно-поведенческого направления, так как в основе расстройства лежат искаженные представления о болезни и здоровье, об особенностях протекания физиологических процессов. На сеансах психотерапевт выявляет эти дисфункциональные мысли, а затем пациент учится отслеживать их и заменять на более продуктивные, верные, не вызывающие тревоги. Например, учащенное сердцебиение после активной ходьбы оценивается не как «болезнь сердца», а как «нормальный процесс адаптации организма к физической нагрузке». На заключительном этапе психотерапии пациент и психотерапевт работают с целями, желаниями, планами, что позволяет изменить поведение, переключить фокус внимания с самочувствия на другие аспекты жизни.

Прогноз

Исход ипохондрии неоднозначен. Эффективность психотерапии во многом зависит от готовности пациента работать со специалистом, долгое время посещать сеансы, так как краткосрочные вмешательства не оказывают влияния на ипохондрическую симптоматику. Когда человеку удается переместить фокус внимания со своего здоровья на другие области жизни, наступают положительные изменения в его эмоциональном состоянии, в мышлении и поведении. Но длительное время остается высокой вероятность рецидива.

При бредовой ипохондрии прогноз во многом зависит от течения основного заболевания. Если его симптоматику удается купировать медикаментозно, а также созданы условия для предупреждения психотических обострений, то ипохондрические идеи также становятся менее выраженными.

Информация носит справочный характер и не является руководством к действию. Не занимайтесь самолечением. При первых симптомах заболевания обратитесь к врачу.

Источники


  1. Фильц А. О. Проблема небредовой ипохондрии. 1993.
  2. Рассказова Елена Игоревна Психологические и поведенческие факторы ипохондрических расстройств // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 2013. №3.
  3. Желонкина Татьяна Андреевна, Ениколопов Сергей Николаевич, Волель Беатриса Альбертовна Особенности внутренней телесности при небредовой ипохондрии // СПЖ. 2014. №53.
  4. Марченко Анна Михайловна, Корень Евгений Владимирович Клиническая типологизация ипохондрических расстройств в детском и подростковом возрасте // Социальная и клиническая психиатрия. 2010. №4.
  5. Волель Б. А. Небредовая ипохондрия при соматических, психических заболеваниях и расстройствах личности (психосоматические соотношения, психопатология, терапия). 2009.

Ваши комментарии о симптомах и лечении

причины и симптомы. Какой врач лечит

Преобладание у пациента сверхценных и навязчивых идей, мыслей о присутствии тяжелой или неизлечимой внутренней болезни свидетельствует об ипохондрической шизофрении. Данное состояние рассматривают в качестве варианта малопрогредиентной формы. Для пациентов, страдающих психическим расстройством, характерно наличие патологических ощущений. Также в комплекс признаков нередко входят астенические проявления и органоневротические нарушения. Своевременное лечение под наблюдением специалиста позволяет вернуть пациента к нормальной жизни. Больные могут работать, адекватно вести себя в обществе.

Задать вопрос

Симптомы

Клиническая картина небредовой ипохондрической шизофрении включает в себя сенестопатии, а также тревожно-фобические расстройства. Патологии свойственны следующие признаки:

  • Чрезмерная забота о собственном здоровье;
  • Боязливое отношение к физическим нагрузкам;
  • Частые обращения за медицинской помощью;
  • Регулярные оздоровительные мероприятия.

Нередко у таких пациентов отмечается наличие психосоматического диатеза, сомато-перцептивной психопатии. Со стороны психопатологического фона отмечаются следующие изменения:

  • Аффективные;
  • Астенические;
  • Фобические;
  • Конверсионные.

Больной становится слезливым, у него ухудшается аппетит. Наблюдаются неустойчивое настроение, поиски изъянов в себе, инсомнические нарушения. Одновременно с этим продромальные проявления патологии включают в себя органоневротические и вегетативные расстройства. Психопатологические нарушения имеют соматическую окраску. Пациенты обращаются в медицинские учреждения с жалобами на боли в пояснице, прострелы в позвоночнике, тяжесть в животе. В результате они подвергаются повторным обследованиям и попадают к психиатру только спустя 3-4 года хождений по врачам.

что такое сверхценные идеи — T&P

Иногда одна мысль может полностью захватить воображение человека, стать смыслом его жизни. Сверхценные идеи поглощают их носителя чуть более, чем полностью, заставляя зачастую вести себя деструктивно. Такие «популярные» расстройства как анорексия, социофобия, ипохондрия зачастую становятся их следствием. Откуда же берутся сверхценные идеи и что это такое?

Родом из Германии

В середине XIX века в Германии жил и работал психиатр и невропатолог Карл Вестфаль. Он прославился благодаря множеству введенных им в обиход терминов и определений — в частности, он очень поэтично описал гомосексуальность как противоречие между анатомией и желанием. Среди прочего, он описал и навязчивые состояния — непроизвольно возникающие мысли, абстрагироваться и отделаться от которых никак не получается. Вестфаль был далеко не первым, кто изучал это расстройство, и всего лишь сформулировал определение, после чего занялся другими важными и интересными вопросами психиатрии. А вот ученик Вестфаля, другой немецкий психиатр Карл Вернике, обратил внимание на то, что у части пациентов навязчивые состояния выглядят несколько необычно. Их идеи не кажутся им чем-то взявшимся «из ниоткуда» (как это бывает с навязчивыми мыслями), напротив — давняя мысль, крутившаяся на краю сознания, воспоминание, услышанная новость вдруг выглядят чем-то критически, решающе важным и вызывают, понятное дело, сильный эмоциональный отклик. Понаблюдав этих пациентов, Вернике пришел к выводу, что их расстройство — не навязчивость, и сформулировал свой термин — сверхценные идеи.

Что такое сверхценные идеи

Допустим, вы считаете, что вам изменяет супруг. Или с работы собираются вот-вот уволить. Или, скажем, официант, приносящий еду, подозрительно улыбается — наверняка плюнул в суп. Каждая из этих мыслей связана с вашим объективным жизненным опытом — супруг имеет гипотетическую возможность изменить, работа и улыбка у официанта существуют в реальности. Разумеется, любая из этих проблем может стать поводом для раздумий, переживаний и даже бессонной ночи. Но лишь когда буквально вся ваша жизнь начинает вертеться вокруг одной мысли, можно говорить о сверхценной идее. Тут уж не важно, была ли измена, плевок в суп и припрятанный в стол приказ об увольнении. Единственным смыслом в жизни могут стать попытки что-то с этим сделать, а сама мысль вызывает шквал эмоций.

Психиатры выделяют четыре основных критерия, по которым можно узнать сверхценную идею. Первый — это доминирование идеи в психике. За окном может начаться революция — и все равно гипотетический плевок официанта в суп будет восприниматься как нечто куда более значимое. Второй признак — это аффективная насыщенность. В чем бы ни была причина, она будет вызывать эмоции, много, очень много эмоций. Тут надо отметить, что эти два признака в той же мере свойственны и навязчивым состояниям, и бреду. Третий критерий сводится к тому, что идеи берутся из личных переживаний, собственной жизненной ситуации и ее понимания. Это отличает сверхценные идеи и от навязчивых, когда мысли вполне могут выглядеть «чуждыми», и от бреда, который может быть никак не связан с личной историей пациента и касаться хоть президента, хоть инопланетян. И, наконец, последний признак: некоторая критичность. Если в случае бредовых идей психотерапия однозначно не поможет — ничто не в силах изменить мнение пациента, если уж он поверил в масонский заговор, то вот с пациентом со сверхценными идеями можно работать — он еще может колебаться относительно своей правоты (надо отметить, что с этим параметром согласны не все исследователи).

Как можно понять из написанного выше, навязчивые идеи, сверхценные идеи и бред — достаточно близкие друг другу понятия, довольно часто, говоря об одном из них, упоминают и остальные. Поэтому стоит отдельно проговорить, в чем же отличия. Во время навязчивых состояний мысли, как правило, воспринимаются как «не свои», взявшиеся непонятно откуда, они бесцельны, постоянно идут по кругу и пациент пытается отделаться от них. Бред скорее эпизодичен, всепоглощающ, нелогичен, связан с чем-то нереальным и воспринимается пациентом как нечто свое, без критики. Сверхценная идея же — это сильная убежденность в чем-то, от которой тяжело избавиться, которая касается более-менее реалистичных тем и к которой все-таки возможно критическое отношение. Некоторые ученые рассматривают сверхценные идеи как некий барьер, разделяющий навязчивые состояния и бред. Этот барьер не непроницаем — и при развитии заболевания, пациент может пройти через все три состояния.

Когда они приходят

В современной психиатрии сверхценные идеи принято считать элементом ряда психиатрических расстройств, причем в каждом конкретном случае речь идет о своем типе идей. В их числе — обсессивно-компульсивное расстройство («чашки нужно обязательно расставить в ряд»), дисморфофобия (здесь сверхценные идеи связаны с каким-либо собственными дефектами тела, например — «у меня ужасная родинка на носу, все смотрят только на нее»), ипохондрическое расстройство («Кажется, это волчанка»), расстройства пищевого поведения (к ним относятся печально известные анорексия и булимия), гендерная дисфория («я чувствую, что не того пола»), фантомная беременность (она иногда развивается у женщин, проходящих лечение от бесплодия) и социофобия («Они думают, я глупый и неинтересный»).

Существуют склады личности, наиболее уязвимые для сверхценных идей — к ним относятся представители параноидной и шизоидной акцентуаций. Если первые и в актуальном состоянии сознания, как правило, озабочены возможными недоброжелательными действиями в их адрес, то шизоидам скорее свойственно увлекаться всевозможными идеями, иногда до патологических состояний.

Специфического лечения сверхценных идей не существует. Как правило, используются ингибиторы обратного захвата серотонина (то есть антидепрессанты) и антипсихотические препараты, а также психотерапия.

Что это такое и как с этим бороться?

Джонатан С. Абрамовиц, доктор философии.

Донна не может заснуть. Лежа в постели, она не может отвлечься от страха, что у нее опухоль мозга. Несмотря на то, что врачи уверяют ее, что все в порядке, она не может смириться с тем, что время от времени у нее что-то не в порядке с головой. Иногда у нее болит голова без причины. Иногда она чувствует головокружение или легкое головокружение. Что может происходить такого, чего современная медицина не может объяснить? Конечно, должно быть что-то ужасное, чего врачи не могут понять.

Донна так встревожена, что решает поискать во Всемирной паутине дополнительную информацию о раке мозга. С тех пор как ее врачи перестали отвечать на ее звонки, у нее накопилась целая коллекция книг и статей по этой теме. Некоторые описания симптомов рака мозга, похоже, совпадают с тем, что она испытывает, но опять же, есть и другие симптомы, которых у нее нет. Желание вызвать врача становится все более и более сильным.

У Донны ипохондрия, которая включает в себя озабоченность верой в то, что человек болен или находится в опасности развития серьезного заболевания.Многие люди с ипохондрией становятся инвалидами из-за своей проблемы. Они не могут хорошо функционировать на работе, в школе или в семье. Люди с ипохондрией обычно сосредотачиваются на функциях организма (например, дыхании, сердцебиении), незначительных физических аномалиях (например, пятнах на коже) или физических ощущениях (например, головных болях, болях в животе). Человек также может беспокоиться о конкретном органе или заболевании (например, боязнь заболеть раком). К сожалению, многие люди с ипохондрией неохотно обращаются за психиатрической помощью, так как они твердо убеждены, что у них есть необъяснимые медицинские заболевания.Наша клиника обсессивно-компульсивного расстройства и тревоги оценивает и лечит многих людей с ипохондрией. Итак, в этой статье я расскажу, как мы думаем об этой проблеме, где мы наблюдаем совпадения с ОКР и как мы лечим людей с ипохондрией.

Ипохондрия как серьезная тревога за здоровье

Беспокойство выполняет адаптивную функцию: оно защищает нас от вреда, активируя реакцию «бей или беги», механизм автоматического обнаружения опасности организмом. Но важно понимать, что реакция тревоги активируется восприятием угрозы, даже если настоящей опасности на самом деле не существует.Исследования, в том числе наши собственные, показывают, что основная проблема ипохондрии заключается в том, что люди на самом деле неправильно истолковывают как опасные свои во всем остальном нормальные телесные возмущения и ощущения. Верно, у людей есть «шумные тела», которые создают всевозможные ощущения, которые, вероятно, имеют какую-то физиологическую или метаболическую цель (о которой мы можем не знать), но которые совсем не опасны.

Чтобы помочь, вы можете думать о человеческом теле как о других сложных машинах, таких как компьютеры и автомобили.Эти машины, даже при правильной работе, часто издают странные звуки, такие как щелчки, жужжание, жужжание и визг, среди прочих шумов. Как и в случае с такими механизмами, даже здоровое человеческое тело вызывает всевозможные физические симптомы, которые могут быть неудобными (или даже болезненными), неожиданными и нежелательными.

Эти нормальные симптомы могут включать изменения остроты зрения, частоты сердечных сокращений и артериального давления, уровня слюны, глубины дыхания, равновесия и мышечного тонуса, и это лишь некоторые из них.Это нормальные и безвредные телесные изменения. Но когда человек неверно истолковывает их как симптомы какой-то страшной болезни, это (естественно) заставляет его волноваться. Это объясняет, почему медицинские тесты дают отрицательный результат: ощущения настоящие, но не являются симптомами болезни.

Почему люди неверно истолковывают телесные ощущения, когда на самом деле беспокоиться не о чем? Вероятно, из-за их основных представлений о здоровье и болезни. Например, идея о том, что «боль равно вреду» или что «мой отец умер от рака, так что это только вопрос времени, когда я тоже это пойму.» Люди с ипохондрией придерживаются жестких определений хорошего здоровья, возможно, полагая, что любой дискомфорт означает «плохое здоровье».

Почему беспокойство о здоровье сохраняется, несмотря на заверения?

Если люди, страдающие ипохондрией, ошибаются в своих страхах, почему им не помогают заверения врачей? К сожалению, это не так просто. Как я упоминал выше, когда мы чувствуем тревогу, мы испытываем реакцию «бей или беги», которая включает усиление таких симптомов, как учащенное сердцебиение, затрудненное дыхание, а иногда и головокружение, потливость и появление пятен.Хотя эти ощущения ничуть не опасны, но если они случаются именно тогда, когда вы беспокоитесь о своем здоровье (как это бывает при ипохондрии) — бац! Это только подливает масла в огонь беспокойства.

Определенное поведение людей с ипохондрией также может помешать человеку осознать, что он на самом деле не болен; например, поиск заверения у врача или другого эксперта. Эта привычка заставляет человека полагаться на такое заверение, чтобы избавиться от беспокойства о здоровье.Проверка своего тела также делает человека озабоченным и, вероятно, замечает тонкие ощущения, которые большинство людей просто игнорируют. Таким образом, возникает порочный круг: человек замечает ощущение, ошибочно интерпретирует его как угрожающее, испытывает тревогу и ищет подтверждения, что приводит к дальнейшей озабоченности и беспокойству по поводу безобидного ощущения.

Ипохондрия и ОКР

ОКР, конечно же, включает в себя навязчивые мысли (обсессии) и побуждения к выполнению ритуалов (компульсии), которые уменьшают навязчивую тревогу.Как вы могли заметить из описанного выше случая Донны, в клинической картине ипохондрии и ОКР есть определенные совпадения. В частности, стойкие страхи перед болезнью при ипохондрическом HC аналогичны навязчивым мыслям при ОКР. Точно так же попытки найти успокоение при ипохондрии сродни навязчивым ритуалам проверки при ОКР. То есть проверка поведения при ипохондрии является попыткой уменьшить страх перед болезнью во многом так же, как компульсивные ритуалы являются бегством от навязчивой тревоги (например,г., проверяя, не ошибся ли я). Однако есть и некоторые важные отличия. В частности, люди с ипохондрией больше боятся телесных ощущений и меньше осознают бессмысленность своих страхов по сравнению с людьми с ОКР. На мой взгляд, ипохондрия — это форма ОКР. На самом деле, как я описываю ниже, я склонен использовать те же методы лечения, которые я бы использовал, чтобы помочь кому-то с ОКР.

Когнитивно-поведенческая терапия

Понимая ипохондрию, как я описал выше, мы можем видеть, что эффективное лечение требует, чтобы человек (а) корректировал свои угрожающие интерпретации определенных телесных ощущений и (б) устранял такое поведение, как навязчивые проверки и поиск уверенности.Этот подход к лечению, называемый когнитивно-поведенческой терапией (КПТ), включает следующие этапы, требующие помощи квалифицированного терапевта.

1) Надлежащее медицинское обследование
Перед когнитивно-поведенческой терапией необходимо исключить вероятность реальных медицинских проблем посредством тщательного физического осмотра. Информация, полученная в результате этого обследования, должна быть пересмотрена (только один раз) и принята как свидетельство хорошего состояния здоровья.

2) Обучение
Обучение телесным симптомам является жизненно важным компонентом КПТ. Пациентам даются не угрожающие объяснения телесных ощущений, которые они часто ошибочно принимают за угрожающие симптомы основного заболевания.Конечно, это не то же самое, что обеспечить уверенность. От пациента требуется использовать эти знания для себя, а не спрашивать у врача снова и снова одну и ту же информацию.

3) Когнитивная терапия
Методы когнитивной терапии используются для изменения нереалистичных интерпретаций безвредных физических ощущений. Это форма управляемого открытия, при которой терапевт помогает пациенту исследовать доказательства за и против угрожающей неправильной интерпретации.

4) Экспозиционная терапия и предотвращение реакции
Экспозиционная терапия — это набор методов, разработанных для помощи в исправлении ошибочных убеждений.При ипохондрии воздействие включает в себя постепенное столкновение с ситуациями и телесными ощущениями, которых человек избегает из-за страха перед болезнью. Во время воздействия пациенты также учатся терпеть неуверенность в том, действительно ли ощущение является симптомом. Даже несмотря на то, что поначалу люди испытывают тревогу во время практики экспонирования, дистресс носит временный характер — он проходит в результате процесса, называемого привыканием. В результате привыкания человек усваивает, что ему не нужно бояться этих ситуаций и ощущений, потому что его дистресс не длится вечно.

Предотвращение реакции используется в тандеме с воздействием. Это включает в себя сопротивление желанию искать информацию или подтверждение о здоровье и болезни. Другими словами, однажды подвергнувшись пугающим ощущениям, человека учат использовать здоровые стратегии выживания (такие как изучение доказательств), а не звонить врачам или бегать по Интернету.

Выводы

Хотя исследования помогают нам понять и более эффективно лечить ипохондрию, основным препятствием на пути к успешному лечению является то, что многие пациенты не хотят рассматривать свои проблемы как нечто иное, кроме физического.Однако наш опыт показывает, что, помогая пациентам оценить роль, которую их мысли и поведение играют в возникновении беспокойства о здоровье, они могут участвовать в лечении и уменьшать свои симптомы.

Рекомендуемая литература:
Асмундсон, Г. и Тейлор, С. (2005). Это не все в вашей голове: как беспокойство о вашем здоровье может сделать вас больным. Нью-Йорк: Guilford Press.

Джонатан С. Абрамовиц, доктор философии, ABPP
Адъюнкт-профессор и ассоциированный заведующий кафедрой психологии
Адъюнкт-профессор кафедры психиатрии
Университет Северной Каролины в Чапел-Хилл
Campus Box 3270 – Davie Hall
Чапел-Хилл, Северная Каролина 27599-3270

Офис Тел.: 919-843-8170
Факс: 919-962-2537
Электронная почта: [email protected]
Веб-сайт частной практики: www.ocdtherapist.com

Hypochondriasis Circumscripta: забытая концепция с важными последствиями в психодерматологии | HTML

Смулевич Анатолий Б.2,2, Львов Андрей Н.3 и Романов Дмитрий В.1,2

1 Кафедра психиатрии и психосоматики Первого МГМУ им. И. М. Сеченова, 2 Кафедра «пограничной» психической патологии и психосоматических расстройств ФГБНУ «Научный центр психического здоровья» и 3 Кафедра клинической дерматовенерологии и косметологии Московского научно-практического центра дерматовенерологии и косметологии, Москва , Россия

Данная статья посвящена психодерматологическому расстройству с саморазрушающим поведением – объемной ипохондрии.Представленные данные основаны на клиническом анализе 22 последовательных случаев (15 женщин; средний возраст 56,1 ± 12,6 года), наблюдавшихся в дерматологическом отделении Первого Московского государственного медицинского университета и управляемых дерматологами и консультационным психиатром в рамках междисциплинарного подхода. Обсуждаются психопатология, клинические проявления, исторические аспекты и варианты лечения. Поражения кожи, нанесенные самому себе, возникают в результате повторяющегося тяжелого саморазрушения очаговых очагов кожи, в первую очередь пораженных гетерогенными ощущениями, связанными с ипохондрически завышенной идеей.Циркумскриптовая ипохондрия представляет собой серьезную диагностическую и лечебную проблему, и ее следует отличать от артефактного дерматита, расстройства ковыряния кожи и бредовой инвазии. Ключевые слова: циркумскриптальная ипохондрия; аутодеструктивное поведение; саморазрушающее поведение; артефактный дерматит; искусственный дерматит; кожный дерматит; психодерматология.

Принято 16 февраля 2016 г .; Epub готовится к печати 9 июня 2016 г.

Acta Derm Venereol 2016; Приложение 217: 64–68.

Дмитрий В.Романова, кафедра психиатрии и психосоматики, Первый МГМУ им. И.М. Сеченова, 127566 Москва, Россия. Электронная почта: [email protected]

В дерматологии кожно-ориентированное аутодеструктивное или самодеструктивное поведение (1, 2) в основном приписывают артефактному дерматиту (искусственный дерматит, dermatitis factitia – L98.1, МКБ-10 (3)) или невротическим раздражениям (расстройство ковыряния кожи). – 698.4, DSM-5 (4)), которые классифицируются в первую очередь как психические состояния (5), вызывающие самоповреждения кожи (6).Бессознательные или полусознательные мотивирующие факторы из-за диссоциации, т.е. la belle равнодушие (7), связанное с принятием роли больного, обычно упоминается как психологическая основа для членовредительства кожи при артефактном дерматите (5, 8, 9). Точно так же обсессивно-компульсивные расстройства и/или расстройства импульсивного контроля рассматриваются как психическая причина сознательного саморазрушения при невротических раздражениях (10–12). Общепризнанно, что психотические состояния (например, бредовое заражение (13), которое также может проявляться кожными поражениями в результате ковыряния кожи в поисках несуществующих паразитов) исключаются из группы артефактного дерматита и расстройства ковыряния кожи и вносят вклад в отдельную группу. клиническая форма (бредовое расстройство, соматический тип – F22, МКБ-10 (3)).Однако имеются данные о казуистических случаях аутодеструктивных поражений кожи, не соответствующих вышеуказанным состояниям. Они отличаются от артефактного дерматита тем, что находятся в сознании; от расстройства ковыряния кожи при отсутствии компульсивных/импульсивных признаков; и от бредового паразитоза как не бредового (не верить в паразитарное заражение). В этих случаях упорные самоповреждения кожи (как правило, локальные язвы) возникают в результате сознательного повторяющегося саморазрушения очаговых очагов кожи, в первую очередь пораженных интенсивной и невыносимой болью/дизестезией, с целью облегчения патологических ощущений.В недавних публикациях есть отдельные отчеты о случаях, в которых эти случаи обозначаются разными терминами, например. «монетовидная головная боль» или «монетовидная цефалгия» (только в некоторых случаях, например, (14)) и «тройничный трофический синдром» (также только в некоторых случаях, например, (15)) или способствуют атипичному артефактному дерматиту, например. из-за шизофрении (16). Тем не менее, существуют определения (объемная ипохондрия (17)) и психопатологические концепции (18–24) расстройства, которыми обычно пренебрегают. Таким образом, цель настоящей статьи состоит в том, чтобы обобщить случаи ограниченной ипохондрии, наблюдавшиеся в дерматологическом отделении Первого МГМУ, и восстановить клиническую картину заболевания.

Методы

Методологический подход включал точную дерматологическую, общую соматическую, неврологическую и психиатрическую оценку, выполненную в междисциплинарной парадигме. Психиатрическая оценка основывалась на феноменологической психопатологии Карла Ясперса (25) и указывала на точное описание признаков, симптомов и синдромов, т. е. психических состояний (26), их взаимосвязей и трансформации во времени. Подход типичен для отечественной клинической психиатрии, вырабатывался десятилетиями и принят в консультативно-связной практике в общей медицине и дерматологии.Методология исследования включала первоначальное обследование пациентов консультационным психиатром (D.V.R.) с последующим советом многопрофильной группы ведения пациентов с курирующими клиницистами (A.B.S., A.N.L.) для согласованного диагноза.

Образец исследования

Выборку исследования составили 22 человека (15 женщин, средний возраст 56,1 ± 12,6 года), последовательно наблюдавшихся в дерматологическом отделении Первого МГМУ им. И.М. 2008–2014 гг.Эпизодическая частота обрамляющей ипохондрии (22 случая за 6 лет) в дерматологии отражает как казуистический характер расстройства, так и сопутствующие диагностические трудности. Так, больные с объемной ипохондрией, как правило, направлялись в дерматологическое отделение для другого первичного диагноза (хроническая язвенная пиодермия, актиномикоз, вульгарная волчанка, некротизирующий васкулит, некротизирующий фасциит, фурункулез, артефактный дерматит и др.). См. социально-демографические и клинические характеристики исследуемой выборки в Таблице I.

Таблица I. Социально-демографические и клинические характеристики пациентов с диагнозом «объемная ипохондрия» (n = 22)

Характеристики

Значения

Женщины, n (%)

15 (68,2)

Мужской, n (%)

7 (31.8)

Возраст, лет, среднее ± стандартное отклонение

56,1 ± 12,6

Семейное положение, n (%)

Разведен

8 (36,4)

Женат

7 (31.8)

Одноместный

4 (18,2)

Вдова

3 (13,6)

Занятость, n (%)

Пенсионер

10 (45,5)

Безработные

7 (31.8)

Работает

5 (22,7)

Длительность заболевания, лет, среднее значение ± стандартное отклонение

4,7 ± 4,8

Медиана продолжительности заболевания, лет

3,0

Диапазон продолжительности болезни

4 месяца–18 лет

Унифокальные поражения, n (%)

8 (36.4)

Головка

4 (18,2)

Шея

1 (4,5)

Рука

1 (4,5)

Нога

1 (4.5)

Пупочная область

1 (4,5)

Многоочаговые поражения, n (%)

14 (63,6)

Головка

8 (36,4)

Оружие

7 (31.8)

Скальп

4 (18,2)

Багажник

4 (18,2)

Ноги

3 (13,6)

футов

3 (13.6)

Руки

1 (4,5)

Результаты

Согласно полученным данным, психопатологическая структура объемной ипохондрии у 22 обследованных включает базовый/первичный и вторичный/производный компоненты, что соответствует концептуальной бинарной модели психодерматологических синдромов (27, 28). «Основные» или первичные симптомы представлены различными ценностно-сенсорными явлениями, тогда как вторичные, производные симптомы включают соответствующие когнитивные психопатологические симптомы.Для обозначения соматоперцептивных нарушений в виде необъяснимых с медицинской точки зрения патологических кожных ощущений используется термин «коэнэстезиопатия». производное от предложенного J. Ch. Выражение Рейля «коэнестезия». Коэнестезия — это общее ощущение тела, возникающее при множественных раздражениях от различных органов тела.

Обобщение наиболее важных данных о психопатологической картине объемной ипохондрии обсуждается ниже в соответствующей последовательности, т.е.е. суммарное описание основных сенсорных феноменов сменяется вторичными когнитивными симптомами.

Коэнэстезиопатические или основные сенсорные феномены при ограниченной ипохондрии разнообразны и сложны, но ограничены локальным участком кожи (или, в некоторых случаях, участками [Таблица I]). Ощущения включают (i) внутрикожную дизестезию, (ii) идиопатическую боль, (iii) тактильные иллюзии и (iv) телесные фантазии.

Внутрикожная дизестезия (27) (греч. «dys» — ненормальный, «aesthesis» — ощущение; т.е. «ненормальное ощущение») — вид патологического кожного ощущения, описываемый метафорически и характеризующийся проникающим паттерном в виде прокалывания или покалывания кожи («как иголки впиваются», «как укусы насекомых», «как подкожные узелки, набухающие и разрывающиеся наружу»). ). Ощущения представлены нюансом нарушения целостности кожи, решения сплошности и однородности кожи, ощущения проникновения через кожный слой. Таким образом, термин «внутридермальный» («intra» — внутри, «derma» — кожа, т.е. «внутри кожи») подчеркивает пространственную локализацию ощущений в глубине кожи.

Идиопатическая боль — крайне тяжелое и интенсивное алгопатическое ощущение, возникающее внезапно, имеющее хроническое течение и островковую («очерченную») локализацию, имеющее черты собственнических ощущений (29, 30): восприятие соответствующего кожного очага как «чужого» часть кожи» и желание отказаться от него. Ощущение характеризуется невыносимым аффективным напряжением боли, преобладанием в сознании больного, невозможностью избавиться от боли.

Тактильные иллюзии здесь определяются как тактильные ощущения: минимальные кожные неровности или уплотнения на поверхности кожи ошибочно воспринимаются как патологические образования – «папулы», «бугорки», «пустулы», «фурункулы» и др.

Телесные (или соматические) фантазии (31) – патологические ощущения фантастического характера, описываемые в терминах символических или образных сравнений с условной модальностью «как бы» и свойствами необычной конфигурации и расположения образований, расположенных в/под кожей.Телесные фантазии имеют витиеватые, присущие объектам описания, напр. «разветвленные, подкожные протоки и туннели» или вырастающие из кожи «корни патологической ткани». Одновременно больные жалуются на объемные, несвойственные для кожи человека статические образования или частицы: «белые волокна или кремообразные частицы, напоминающие песчинки», «капсулы», «везикулы с бесцветной жидкостью», «зернышки, похожие на икру», «мельчайшие шарики, связанные в венках»). Эти «частицы» воспринимаются больными в первую очередь при пальпации, а затем, после извлечения фрагментов собственных тканей, визуализируются как инородные тела, т.е.е. представляют собой «фантастические зрительные феномены» (phantastischen Gesichtserscheinungen (32). Феномен в соответствии с оценками Ясперса о расстройствах восприятия, которые часто соответствуют одновременно нескольким сенсорным модальностям (тактильным, зрительным, висцеральным и т. д.), дополняя друг друга, но не единая «изолированная» сенсорная модальность.

В то же время телесные фантазии лишены основных черт тактильных галлюцинаций, наблюдаемых при бредовых паразитозах. А именно безжизненные «частицы», т.е.грамм. «шарики» (16), не рассасываются в членистоногих, а остаются в представлениях больных всего лишь «патологическим проявлением невыявленной болезни», а не видом живого существа. Так что феномена «анимации» не существует (28). Термин «оживление» введен нами для определения ключевого клинического критерия бредового паразитоза, позволяющего отличить его от циркумскриптальной ипохондрии: ощущения живых существ, имеющих «жизнедеятельность» (ползание, кусание и др.) и «умирание». » после «приняты соответствующие меры» (раздавлены пальцами или отравлены инсектицидами).

В качестве вторичных или производных от сенсорных (коэнэстезиопатических) феноменов ипохондрия очерченная включает в себя сверхценные идеи (33, 34). Содержание сверхценных идей определяется феноменом ипохондрически сверхценной одержимости (35). Феномен одержимости здесь не относится к бреду одержимости (бесовской или духовной (36)), а основан на переживании кожного фрагмента или «частиц» как чужеродных и связан с желанием устранить («изгнать») их из кожи.

Коэнэстезиопатические/сенсорные явления (внутрикожная дизестезия, идиопатическая боль, тактильные иллюзии, телесные фантазии) имеют свойство инородных, чуждых собственной кожной ткани ощущений, связанных с патологической активностью, напоминающих параноидальные действия.К последним относится настойчивое, упорное, неуклонное, неустрашающее стремление к устранению «некротических», «осколкообразных» патологических очагов кожи или чужеродных/инородных образований/предметов/частиц. При этом кусочки собственного эпидермиса и дермы воспринимаются как чужеродные/инородные/патологические образования/объекты/частицы. Больные используют для их извлечения не только ногти, но и дополнительные инструменты, в том числе иглы, ножницы, ножи, клещи, скальпели. Около трети больных (n = 8) обращаются за операцией – непрямым делегированным самоповреждением.При этом они легко преодолевают боль, вызванную саморазрушением, которую воспринимают как более мягкую, чем мучительные ощущения (например, идиопатическая боль), и не обращают внимания или обращают минимальное внимание на косметические последствия членовредительства.

Самоповреждения при объемной ипохондрии представлены искусственными открытыми глубокими язвенными дефектами кожи с четкими границами, окруженными непораженной кожей. На первый взгляд они могут напоминать самоповреждения при расстройстве ковыряния кожи. Напротив, самоповреждения носят скорее очаговый, чем рассеянный характер, отличаются четко очерченной локализацией с тенденцией к поражению единичной язвой одного участка кожи (левый угол верхнего века, центральная область правой щеки и др.) (Рисунок 1). Однако бывают случаи и с многоочаговыми самостоятельными язвами (рис. 2). Как правило, повреждения глубокие и могут затрагивать также дерму и подкожные ткани. Обычно наблюдаются стойкие хронические язвы с массивными некротическими корками, линейными и овальными деформирующими рубцами.

Рис. 1. Унифокальная циркумскриптальная ипохондрия. Хроническая солитарная язва на очаге идиопатической боли/дизестезии, персистирующая в течение 3 лет у пациента, отказавшегося от психиатрического лечения.

Рис. 2. Многоочаговая обтекаемая ипохондрия (множественные самоповреждающиеся язвы на предплечьях, шее и голове).

Клиническое течение ограниченной ипохондрии типично хроническое. Медиана продолжительности болезни на момент установления диагноза 3,0 года, средняя продолжительность заболевания 4,7 ± 4,8 года (см. табл. 1). Однако диапазон заболевания в исследуемой выборке колеблется от 4 мес до 18 лет, что отражает тенденцию клинического течения.В большинстве случаев (n = 18) синдром начинается с продромальной стадии, определяемой внутрикожной дизестезией и идиопатической болью, связанной с ковырянием кожи. Тактильные иллюзии и телесные фантазии со сверхценной ипохондрической идеей дополняются позднее, через месяцы и даже 1,5–2 года (постепенное начало). В остальных случаях (n = 4) тактильные иллюзии, телесные фантазии и сверхценное ипохондрическое представление первично сохраняются с самого начала расстройства и становятся наиболее выраженными проявлениями синдрома с самого начала (острое начало).У последних уже в первые недели болезни можно было диагностировать объемную ипохондрию. Таким образом, наименьшая продолжительность заболевания у части больных как раз и отражает более быструю постановку диагноза в результате острого начала.

Лечение

Пациенты с объемной ипохондрией лечились с помощью целостного междисциплинарного психодерматологического подхода дерматологами и консультационным психиатром (D.V.R.) в естественной манере лечения.Психотропные препараты сочетались с психотерапией (когнитивно-поведенческая терапия; КПТ) и местными дерматологическими препаратами. Были проанализированы данные о лечении 17 человек (77,3%), давших согласие и принявших хотя бы одну дозу психотропных препаратов. Среднее количество курсов лечения на одного пациента составило 5,2, средняя продолжительность лечения (до прекращения или потери для наблюдения) — 20,8 недель. Курс лечения был определен как не менее 4-недельного периода неизменной модальности психотропных препаратов.После каждого периода оценивали эффективность и переносимость (клинически, а также психометрически по ВАШ-С). ВАШ-С — визуально-аналоговая шкала интенсивности кожных ощущений (внутрикожная дизестезия, идиопатическая боль, тактильные иллюзии, телесные фантазии). Он был выбран в качестве меры эффективности, так как кожные ощущения рассматривались как базовые явления, а ранее сообщалось, что снижение кожных ощущений предшествует улучшению когнитивного (вторичного) компонента (27, 29). Таким образом, коэнэстезиопатические или базисные сенсорные феномены можно рассматривать как чувствительный маркер эффективности лечения.При достижении приемлемой эффективности (клиническое улучшение и снижение среднего балла по ВАШ > 50%) и хорошей переносимости лечение продолжали (дозы можно было корректировать) и курс считали успешным. При отсутствии приемлемого эффекта через 4 недели или наличии непереносимых побочных эффектов (безуспешный курс) начинали новый курс лечения. Процедуру повторяли до достижения эффективного курса или убирали для последующего наблюдения. Результаты лечения были скромными: полной ремиссии (ВАШ-S = 0) достигли только 8 (47,2%) человек, 5 (29.4 %) улучшились (частичная ремиссия — 0 < ВАШ-S < 50 %), и 4 (23,5 %) были устойчивы к лечению (ВАШ-S > 50 %). Нейролептики (галоперидол 7,5–15 мг, хлорпромазин 25–75 мг, рисперидон 2–6 мг, сульпирид 400–600 мг) и антидепрессант амитриптилин (50–100 мг) были психотропными препаратами, связанными с лучшим исходом, как определено оценкой результатов курса. (рис. 3). Таким образом, объемная ипохондрия представляется серьезной проблемой лечения. Требуются дальнейшие исследования лечения.

Инжир.3. «Успешные» и «неудачные» курсы медикаментозного лечения объемной ипохондрии (по оси Y N – абсолютное количество курсов лечения).

Обсуждение

Толкование термина «объемная ипохондрия» в психиатрии неоднозначно. Термин был разработан коллегой Бонхёффера Шварцем (17). Он рассматривал ограниченную ипохондрию как психическое расстройство с проявлениями, ограниченными кожей. Вот почему было использовано прилагательное «circumscripta».Однако первоначально Шварц использовал этот термин для определения бредового паразитоза. Позднее Бонхёффер дал другое толкование термина, ставшее общепринятым (19–24). Бонхеффер определял циркумскриптальную ипохондрию как синдром, свойственный определенным патологическим ощущениям тела, а именно идиопатической боли. Однако он наблюдал проекции идиопатической боли не только на кожу, но и на внутренние органы. Одновременно он изменил значение прилагательного «circumscripta». Бонхёффер подразумевал «очерченный или изолированный очаг ощущений».В качестве ключевого признака, отличающего от других видов ипохондрии, он выделил ощущение чужеродности или посторонности патологического очага, противопоставляемого больными другим здоровым тканям. Он также отметил, что идиопатическая боль была связана с поиском хирургического удаления «патологического очага» (Operationssucht).

Наша интерпретация термина «circumscripta» отличается от упомянутой общепринятой и разделяет черты обоих понятий, т.е. предложенных Шварцем и Бонхёффером.Таким образом, по нашим данным, «циркумскриптальная» ипохондрия в дерматологии включает в себя в качестве свойств, описанных Шварцем, а именно: (i) исключительное поражение кожи и (ii) сохранение ощущений, отличных от идиопатической боли (дизестезия, тактильные иллюзии, телесные фантазии), как характеристики предложенный Бонхёффером, то есть (i) чувство чужеродности локуса ощущения и (ii) поиск его извлечения, что приводит к саморазрушительному поведению.

Таким образом, аутодеструктивное небредовое психодерматологическое расстройство, описанное ранее как «округлая ипохондрия», представляет собой синдром с самоповреждающими кожными поражениями (как правило, локальными язвами), возникающими в результате сознательно повторяющейся аутодеструкции очаговых очагов кожи, в первую очередь пораженных интенсивными и невыносимыми ощущениями. связано с ипохондрической сверхценной идеей.Ипохондрия циркумскрипта представляет собой серьезную лечебную проблему. Важно отличить его от артефактного дерматита, расстройства ковыряния кожи и бредовой инвазии.

ПОДТВЕРЖДЕНИЕ

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ (Российский фонд фундаментальных исследований) в соответствии с проектом № 13-07-00542.

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Ссылки

1. Кокалевент Р.Д., Флидж Х., Роуз М., Уолтер М., Данцер Г., Клапп Б.Ф.Аутодеструктивные синдромы. Psychother Psychosom 2005; 74: 202–211.

2. Бхардвадж А., Вайш С., Гупта С., Сингх Г. Артефактный дерматит: растущее осознание. Indian J Psychol Med 2014; 36: 447–448.

3. Классификация психических и поведенческих расстройств МКБ-10. Клинические описания и диагностические рекомендации. Женева: Всемирная организация здравоохранения; 1992.

4. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 5-е изд. Арлингтон, Вирджиния: Американское психиатрическое издательство; 2013.

5. Вонг Дж.В., Нгуен Т.В., Ку Дж.И. Первичные психические состояния: артефактный дерматит, трихотилломания и невротические раздражения. Индиан Дж Дерматол 2013; 58: 44–48.

6. Gieler U, Consoli SG, Tomás-Aragones L, Linder DM, Jemec GB, Poot F, et al. Самоповреждения в дерматологии: терминология и классификация – документ с изложением позиции Европейского общества дерматологии и психиатрии (ESDaP). Акта Дерм Венереол 2013; 93: 4–12.

7. Стоун Дж., Смит Р., Карсон А., Варлоу С., Шарп М.La belle indifférence при конверсионных симптомах и истерии: систематический обзор. Бр. Дж. Психиатрия, 2006 г.; 188: 204–209.

8. Fabisch W. Психиатрические аспекты артефактного дерматита. Бр Дж Дерматол 1980; 102: 29–34.

9. Гупта М.А. Соматизированные расстройства в дерматологии. Международная психиатрия, 2006 г.; 18: 41–47.

10. Арнольд Л.М., Аухенбах М.Б., МакЭлрой С.Л. Психогенное раздражение. Клинические особенности, предлагаемые диагностические критерии, эпидемиология и подходы к лечению. Препараты ЦНС 2001; 15: 351–359.

11. Каллен Б.А., Сэмюэлс Дж.Ф., Бьенвену О.Дж., Градос М., Хён-Сарик Р., Хан Дж. и соавт. Связь патологического ковыряния кожи с обсессивно-компульсивным расстройством. Дж. Нерв Мент Дис 2001; 189: 193–195.

12. Stein DJ, Grant JE, Franklin ME, Keuthen N, Lochner C, Singer HS, et al. Трихотилломания (расстройство выдергивания волос), расстройство ковыряния кожи и стереотипное двигательное расстройство: к DSM-5. Депрессивное беспокойство 2010; 27: 611–626.

13. Фройденманн Р.В., Леппинг П. Бредовая инвазия.Clin Microbiol Rev 2009; 22: 690–732.

14. Dai W, Yu S, Liang J, Zhang M. Нуммулярная головная боль: периферическая или центральная? Один случай повторного появления нуммулярной головной боли после удаления очага скальпа и обзор литературы. цефалгия 2013; 33: 390–397.

15. Савада Т., Асаи Дж., Номияма Т., Масуда К., Такенака Х., Катох Н. Тригеминальный трофический синдром: отчет о случае и обзор опубликованной работы. J Дерматол 2014; 41: 525–528.

16. Кемпска А., Майтыка М., Ковман М., Клошевская И., Квечинская Е., Залевская-Яновская А.Артефактный дерматит как симптом шизофрении? Постерий Дерматол Алергол 2014; 31: 277–279.

17. Schwarz H. Circumscripte Hypochondrien. Mschr Psychiat Neurol 1929; 72: 150–164.

18. Bonhoeffer K. Nervenärztliche Erfahrungen und Eindrücke. Берлин: Springer, 1941; п. 88.

19. Бергманн Б. Цур Frage der organischen oder endogenen Entstehung dercircumscripten Hypochondrie. Psychiat Neurol med Psychol 1963; 15: 311–314.

20. Лади Г.А. Ипохондрические синдромы.Амстердам, Нью-Йорк: Эльзевир, 1966; п. 424.

21. Халлен О. Über Circumscripte Hypochondrien. Нервенарзт 1970; 41: 215–220.

22. Вацек Дж. Так называемая ограниченная ипохондрия. Цеск Психиат 1972; 68: 312–317.

23. Беббингтон ЧП. Моносимптоматическая ипохондрия, патологическое поведение и суицид. британский психиатр, 1976; 128: 475–478.

24. Кимура С. О двух случаях ограниченной ипохондрии. Folia Psychiat Neurol Jpn 1985; 39: 3–9.

25.Ясперс К. Феноменологические исследования психопатологии. Zeitschrift fuir die gesamte Neurol Psychiatr 1912; 9: 391–408.

26. Берриос Г.Э. Что такое феноменология? Обзор. R Soc Med 1989; 82: 425–428.

27. Смулевич А.Б., Дороженок И.И., Романов Д.В., Львов А.Н. Hypochondria sine materia как психосоматическая проблема: модель ипохондрических расстройств, реализующихся в кожной сфере. Ж Неврол Психиатр Им С С Корсакова 2012; 112: 14–25.

28. Романов Д.В.Психические расстройства в дерматологической практике (психопатология, эпидемиология, терапия). Рукопись диссертации 2014 г.: http://www.psychiatry.ru/siteconst/userfiles/file/diss/Romanov/RomanovDiss%20FINAL%2011_08_2014.pdf.

29. Смулевич А.Б., Иванов О.Л., Львов А.Н., Дороженок И.И.Ю. Психодерматология: современное состояние проблемы. Ж Неврол Психиатр Им С С Корсакова 2004; 104: 4–13.

30. Львов АН. Дерматозы, коморбидные психическим расстройствам: классификация, клиника, лечение и профилактика.Рукопись диссертации 2006 г.: http://www.dissercat.com/content/dermatozy-komorbidnye-s-psikhicheskimi-rasstroistvami-klassifikatsiya-klinika-terapiya-i-pro.

31. Буренина Н.И. Психопатологическая дифференциация патологических телесных ощущений. Ж Неврол Психиатр Им С С Корсакова 1997; 97: 22–26.

32. Müller J. Über die phantastischen Gesichtserscheinungen. Hölscher 1826: 117.

33. Ясперс К. Общая психопатология (J. Koenig, & M.W. Hamilton, Trans).Manchester: Manchester University Press, 1959.

34. Вил Д. Переоцененные идеи: концептуальный анализ. Behav Res Ther 2002; 40: 383–400.

35. Дубницкая Е.Б., Чудаков В.М. Коморбидность гипертимии и ипохондрии. Ж Неврол Психиатр Им С С Корсакова 1994; 94: 50–54.

36. Крафт-Эбинг Р.В. Lehrbuch der Psychiatrie auf klinischer Grundlage für Ärzte und Studierende. Stuttgart 1897.

5 способов избавиться от озноба, если вы ипохондрик

Если вы лежите в постели, беспокоясь о счетах, работе и — о да — о подергивании большого пальца, которое должно означать, что надвигается болезнь Паркинсона, вы не одиноки.Многие женщины заботятся о своем здоровье, а почему бы и нет? Любой, кто провел два дня с гриппом, знает, что он может улучшить или ухудшить качество вашей жизни. Но у некоторых из нас беспокойство о здоровье может выйти из-под контроля, оставляя мозг (и даже тело) в беспорядке.

«Сосредоточиться на новом симптоме — это нормально, но большинство людей могут сказать: «Кажется, у меня хорошее здоровье, это, вероятно, временно и не опасно, я подожду и посмотрю, исчезнет ли это». говорит Джонатан Абрамовиц, доктор философии.Д., профессор психологии Университета Северной Каролины (UNC) и директор Клиники тревожных и стрессовых расстройств UNC.

Другие женщины просматривают WebMD до тех пор, пока не убедятся, что их непрекращающаяся головная боль — это смертельная опухоль головного мозга. Они собирают улики и начинают одержимо осматривать свои тела в поисках улик, суетясь над каждой шишкой и шишкой.

Но ипохондрия (или «тревожное расстройство болезни», как его теперь называют врачи) — это не просто крик о внимании — большинство людей, которые беспокоятся, не выдумывают свои боли и боли.«Тело шумит — оно постоянно вносит изменения и приспосабливается к окружающей среде», — говорит Абрамовиц. «Если вы сосредоточитесь на своем сердцебиении, вы, вероятно, заметите трепетание или изменение ритма. Если вы беспокоитесь о своем колене, вы, вероятно, почувствуете там какое-то ощущение».

А когда вы беспокоитесь или нервничаете, это часто вызывает реакцию «бей или беги», вызывая выброс адреналина и сигнализируя еще больше моментов «о, черт, я умираю». Хотя это физиологическое волнение просто означает, что ваша система работает, а не то, что вы вот-вот упадете, может быть трудно уговорить себя в данный момент.Так что в следующий раз, когда вы окажетесь в режиме катастрофы, следуйте этому учебнику:

.

1. Посмотрите на улики
Сделайте шаг назад и поиграйте в детектива, объективно взглянув на свою ситуацию. (Или представьте, что консультируете друга, у которого странные симптомы.) Спросите себя: какие доказательства подтверждают вашу идею (вставьте сюда страх: опухоль головного мозга, лихорадка Зика, атипичная пневмония…)? Вы, вероятно, поймете, что мягкие объяснения кажутся гораздо более вероятными. «Я встречаюсь с женщинами в возрасте от 20 до 30 лет, которые думают, что у них сердечный приступ, но забывают, что никогда раньше не беспокоились о своем сердце, а их врач и медицинские анализы говорят, что с ними все в порядке», — говорит Абрамовиц.«Не позволяйте логике вылететь из окна».

СВЯЗАННО: Опасности использования Google для самодиагностики

2. Перестаньте гуглить
«Поистине, лучшее, что вы можете сделать, — это перестать искать свои симптомы в Интернете», — говорит Абрамовиц. «Даже если вы найдете 30 веб-сайтов, которые говорят, что вам не о чем беспокоиться, один веб-сайт, который предполагает, что у вас есть что-то серьезное, застрянет у вас в голове».

3. Найдите доктора, который вас вылечит
Если вы действительно чем-то обеспокоены, никогда не помешает отправиться к врачу М.Д., чтобы проверить его. Но вы должны быть в состоянии покинуть его или ее кабинет с уверенностью, что с вами все в порядке, а это означает установление отношений с врачом, с которым вы можете поговорить и которому можно доверять, — говорит Абрамовиц.

СВЯЗАННЫЙ: Интернет стал еще интереснее для ипохондриков

4. Взгляните на это в перспективе
«Мы рискуем каждый день, но большинство из нас не садится в машину и не беспокоится о том, что может разбиться или попасть под удар», — говорит Абрамовиц. «Мы принимаем массу других приземленных неопределенностей. Вы никогда не будете знать наверняка, что ваше здоровье идеально, поэтому мы должны научиться жить с этой неопределенностью, как и со всеми другими неизвестными.

СВЯЗАННЫЙ: У вас тревожное расстройство или вы просто беспокоитесь?

5. Получите профессиональную помощь
Если ваше беспокойство о здоровье не проходит, подумайте о том, чтобы обратиться за помощью к терапевту. Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — самый популярный метод лечения ипохондрии. Это включает в себя как образование (узнавание о своем шумном теле), так и экспозиционную терапию. (Это суперэффективная поведенческая терапия для других тревожных расстройств — вы сосредоточитесь на том, чтобы противостоять своим страхам, вызывая их с помощью таких переживаний, как посещение больницы или чтение книги о болезни, которой вы боитесь.) Абрамовиц также предлагает прочитать Это не все в вашей голове: как беспокойство о своем здоровье может вызвать у вас заболевание — и что вы можете с этим поделать , которое почти похоже на самостоятельную КПТ-терапию — идеально подходит для тех, кто испытывает нехватку денег или времени. .

Кристен Долд Кристен Долд — писатель-фрилансер из Чикаго.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты.Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Ипохондрия: определение, симптомы, лечение и причины

Симптомы ипохондрии

Некоторые симптомы включают:

  1. Частые визиты к врачу: если один врач заявляет, что Сэл здоров, он идет к еще двум, чтобы убедиться, потому что он действительно думает, что болен, и что первый врач что-то упустил.
  2. Запросы на анализы и операции: хотя некоторые анализы и операции сопряжены с риском, ипохондрики просят их снова и снова.
  3. Сильное беспокойство о здоровье
  4. Чрезмерная самодиагностика и исследования: когда ипохондрики видят новость или статью в Интернете о новой болезни, они думают, что она у них есть.
  5. Мысли о том, что все необычное с телом означает серьезное заболевание
  6. Непосещаемость работы или школы из-за беспокойства по поводу возможных заболеваний
  7. Постоянное внимание на артериальное давление, сердцебиение; постоянные осмотры тела на предмет обнаружения чего-то необычного
  8. Постоянные разговоры о проблемах со здоровьем — эти проблемы быстро становятся центром разговоров

Теперь важно понять, что человек, у которого действительно есть симптомы гриппа (рвота, головные боли, лихорадка, озноб) и который проводит исследования, чтобы лучше понять, не является ипохондриком.Это нормальная забота. Тот, кто испытывает одну головную боль, ищет все возможные проблемы и считает, что может иметь их все, может быть ипохондриком.

Лечение

Лечение ипохондрии включает:

  • Консультирование: иногда может помочь простое обсуждение страхов.
  • Группы поддержки : Это когда пациент присоединяется к группе других людей, страдающих ипохондрией, чтобы обсудить опыт и стратегии лечения расстройства.
  • Экспозиционная терапия : специалист в области психического здоровья помогает пациенту противостоять страхам и учит его расслабляться и избавляться от беспокойства.
  • Лекарство: антидепрессанты и успокаивающие препараты могут помочь снять иррациональные беспокойства.
  • Прекращение употребления алкоголя и безрецептурных лекарств: это позволяет избежать любых возможных взаимодействий с прописанными лекарствами.
  • Обучение ипохондрии: знание того, что все опасения могут быть необоснованными, может помочь.
  • Упражнение: Как правило, активность помогает людям чувствовать себя лучше. Упражнения могут помочь снять стресс и у ипохондриков.

Причины ипохондрии

Возможные причины:

  • Другие тревожные расстройства: Ипохондрия имеет сходство с другими тревожными расстройствами, такими как обсессивно-компульсивное расстройство , которое вызывает повторяющиеся мысли и поведение. Человек с высокой тревожностью может быть склонен к таким расстройствам, как ипохондрия.
  • Гены: Некоторая тревожность может быть унаследована от родителей.
  • Воспитание: Если ребенка воспитывает ипохондрик, может показаться нормальным заботиться о здоровье.
  • Жестокое обращение или пренебрежение: Исследования показывают, что плохое воспитание может вызвать проблемы с тревогой у детей — одна из возможностей заключается в том, что тревога перерастает в ипохондрию.
  • Серьезное заболевание в прошлом: это может вызвать беспокойство по поводу любых проблем в будущем из-за прошлого опыта.

Соображения

На данный момент мы не знаем ни одной достоверной причины или лечения, связанных с ипохондрией. Людям с ипохондрией может быть трудно поддерживать отношения, потому что они могут быть поглощены проблемами со здоровьем, но наличие сети поддержки чрезвычайно важно в нашем обществе. Если у вас близкие отношения с человеком, страдающим ипохондрией, важно быть честным и четко выражать свои мысли. Конечно, мы не можем никого заставить принимать лекарства или обращаться за профессиональной помощью, но честное выражение беспокойства о близком человеке может помочь.

Результаты обучения

Используйте свои расширенные знания об ипохондрии, выполнив следующие действия:

  • Дайте определение ипохондрии
  • Перечислите симптомы состояния
  • Расскажите о различных методах лечения ипохондриков
  • Сравните некоторые из возможных причин состояния

Роль ипохондрии в жизни и творчестве Франца Кафки

За несколько месяцев до смерти Франц Кафка написал одну из своих прекраснейших и грустнейших сказок.В «Норе» одинокое, похожее на крота существо посвятило свою жизнь строительству тщательно продуманного подземного дома, чтобы защитить себя от посторонних. «Я завершил строительство своей норы, и оно вроде бы успешно», — отмечает в начале главный герой. Однако вскоре уверенность существа начинает ослабевать: откуда оно может знать, сработала ли его защита? Как это может быть определено?

Главный герой Кафки хочет не чего иного, как полной безопасности, поэтому в его расчетах нельзя ничего упускать.В маленьком мире его норы важна каждая деталь, возможный «признак» надвигающейся атаки. В конце концов, существо начинает слышать шум, который, по его мнению, исходит от захватчика. Шум одинаково громкий, где бы он ни стоял. Таким образом, кажется, что он исходит из собственного тела существа: возможно, это звук биения его собственного сердца, его собственное бешеное дыхание; жизнь течет и угасает, а существо беспокоится о чем-то другом.

«Нора», кажется, служит ретроспективным комментарием к собственной жизни Кафки.К тому времени, когда ему диагностировали туберкулез в возрасте 34 лет, Кафка уже провел два десятилетия, беспокоясь о болезни. Он проводил отпуск на курортах для выздоравливающих, а письма друзьям и любовникам часто сводились к каталогу симптомов. Кафка приписывал все это тому, что он часто называл своей «ипохондрией», состоянию, которое, как он считал, обрекало его на монашескую жизнь писателя.

Кафка унаследовал популярную со времен романтизма точку зрения о том, что писателем становится определенная болезненность — идею, которую можно проследить до Роберта Бертона, который объяснил в своей сжатой (и так и не законченной) Анатомия меланхолии (1621), что «ветренная ипохондрическая меланхолия» была болезнью студентов и ученых.«Я неразговорчив, нелюдим, угрюм, эгоистичен, ипохондрик и на самом деле слаб здоровьем», — писал Кафка в 1913 году Карлу Бауэру, отцу своей невесты Феличе. Более того, добавил он, «ни о чем я не сожалею».

В то утро, когда он писал эти слова господину Бауэру, Кафка читал письма Сёрена Кьеркегора. Он искал вдохновения для образа святого, немощного литератора, которого он культивировал для себя. Ипохондрия неизбежна, объяснял Кафка, для человека, «все существо которого направлено на литературу».Это было претенциозное заявление для молодого государственного служащего, работавшего в Институте страхования рабочих от несчастных случаев Королевства Чехии в Праге, — того, кто в то время опубликовал только одну книгу: небольшой сборник рассказов, который не смог продать больше, чем несколько сотен экземпляров. К Феличе он был еще смелее: «Я сделан из литературы, я ничто иное».

Но у ипохондрии Кафки было и более удивительное измерение: его параллельные инвестиции в идеологию физической подготовки и благополучия, во многом схожие с современным культом «здоровья».На протяжении всей своей жизни Кафка сохранял приверженность принципам Lebensreform , культурного движения, популярного среди немецкоязычной буржуазии. Наряду с признанием достоинств чистоты и природы, программа Lebensreform пропагандировала вегетарианство, воздержание от алкоголя и табака, натуропатические лекарства, простую одежду и пребывание на солнце и на свежем воздухе. Для человека, который относился к этим взглядам так же серьезно, как Кафка, Lebensreform информировал о каждом аспекте жизни человека: нельзя было упускать ни одной детали.

В ночь на 22 сентября 1912 года Кафка добился того, что он считал своим первым литературным успехом. В один присест, через неделю после празднования 60-летия его отца Германа, он сочинил «Суд», шедевр отцовской амбивалентности. В последовавшие за этим беспорядочные счастливые часы он отметил в своем дневнике, что письмо требует «полного раскрытия тела и души». Скрупулезное внимание Кафки к своему телу может дать нам представление о его последующей писательской практике, о том, как своеобразно он превращал свои страдания в литературу.Для Кафки ипохондрия была не просто состоянием души, а фундаментальной предрасположенностью к миру, способом подвергнуть свою жизнь и отношения бесконечному расчленению и интерпретации.

С самого детства Кафка питал неуверенность в своем теле. В то время походы в бассейны могли быть испорчены видом внушительного телосложения его отца Германа. Представление Кафки о самом себе подтвердилось, когда в молодости он был избавлен от военной службы «из-за слабости».

«Я самый худой человек, которого я знаю», — сказал он Феличе несколько лет спустя. Это о чем-то говорит, добавил он, поскольку он «не чужд санаториям». В момент оптимизма Кафка однажды купил Сила и как ее получить (1897) Евгения Сандова, основателя современного бодибилдинга. Сандоу был источником вдохновения для тощих и коренастых мужчин по всему континенту, среди читателей были Фернандо Пессоа, У. Б. Йейтс и Т. С. Элиот.

На протяжении всей своей жизни Кафка соблазнялся множеством различных учителей и идеологий благополучия.Иногда он питался только орехами и ягодами. Он пережевывал каждый кусок пищи в течение нескольких минут, следуя указаниям некоего Горация Флетчера. По совету нескольких авторитетов с сомнительной репутацией Кафка ходил холодной пражской зимой без рубашки, надеясь приобрести естественный иммунитет к болезням, и отказался отапливать свою спальню.

Но именно комплексный режим датского гуру фитнеса Йоргена Петера Мюллера действительно нашел отклик у Кафки. Мюллера сейчас плохо помнят, но в начале 20 века он был мировой знаменитостью.Его бестселлером была книга Моя система: 15 минут Работай каждый день ради здоровья (1904), копию которой Кафка держал открытой у своей постели. Мой собственный экземпляр — это переиздание 1930-х годов, когда Мюллер мог похвастаться тем, что продал 1,5 миллиона книг на 26 языках и заручился покровительством принца Уэльского. К 1912 году Мюллер смог переехать в Лондон, где он открыл высококлассный фитнес-центр, сначала недалеко от Пикадилли, а затем на Трафальгарской площади (в здании сейчас находится книжный магазин Waterstones).

Важнее всего были чистота и чистота: окна держали открытыми, чтобы рассеять «тлетворные испарения»

Мюллер был маловероятным образцом для подражания Кафки. Пионер современных рекламных трюков, он однажды заставил добровольца протащить по животу тачку, полную камней, перед большой толпой. На фотографиях его часто изображают катающимся на лыжах в нижнем белье или погруженным в замерзшие озера. «Система» Мюллера включала серию упражнений, направленных в основном на укрепление мышц живота, а также советы, охватывающие практически все аспекты физического здоровья.Кафка начал «мюллеризацию» (как ее называли) примерно в 1910 году и следовал ей большую часть десятилетия.

Мюллер презирал тех, кто считал, что «болезненный вид — безошибочный показатель эстетической и одухотворенной натуры». На самом деле Мюллер прямо обращался к «литераторам, ученым и художникам», призывая тех, кто занимает «высшие сферы», не пренебрегать своим физическим телом. В кажущемся противоречии с преднамеренным культивированием неврастенической личности Кафка также усвоил послание Мюллера.«Мой образ жизни создан исключительно для того, чтобы… лучше вписаться в мою писательскую деятельность, — сказал он Феличе в начале их отношений, объясняя причину своего мюллеризма: — времени мало, мои силы ограничены, офис — это ужас, в квартире шумно, а если невозможна приятная, прямолинейная жизнь, то надо пытаться выкручиваться тонкими маневрами».

Согласно Мюллеру, физическая сила была лишь одним из аспектов более сложной концепции здоровья. Его книга консультировала Кафку по таким вопросам, как диета, сон, одежда, контроль температуры, а также правильный уход за зубами, ртом, горлом, волосами и ногами.Важнее всего были чистота и чистота: окна должны были быть открыты для рассеивания «тлетворных паров», а предписанная «15-минутная работа» включала несколько минут купания и скрабирования («гимнастика кожи»). По Мюллеру, кожа была важнейшим «органом» тела, порогом между внешним и внутренним, и несвоевременное удаление ядовитых выделений, скапливающихся там, было равносильно самоубийству. Для Мюллера здоровье не было разовым выбором: это была постоянная задача, требующая постоянного внимания к каждому аспекту своего тела и окружающей среды.

Вдохновленный Мюллером, распорядок дня Кафки состоял в том, чтобы просыпаться и прибывать в свой офис к 8 утра, а затем возвращаться домой, чтобы пообедать и вздремнуть. Затем он делал 10-минутные упражнения — «обнаженным, у открытого окна», как предписано Мюллером, — перед тем, как принять вечернюю конституцию и поужинать. Около 10 вечера он начинал свою настоящую дневную работу: садился писать до раннего утра. Потом снова упражнения, как указано выше, но, конечно, избегая всяких усилий, умывание, а затем, обыкновенно с легкой болью в сердце и подергиванием мышц живота, в постель.

Если верить свидетельству Кафки, этот ежедневный ритм был необходим для его замечательной производительности в этот период. В течение нескольких недель в конце 1912 года он написал рассказ «Суд», несколько глав романа « Америка », а затем, в период с ноября по декабрь, «Превращение» — между прочим, замечательная история телесной трансформации. Идея этого пришла Кафке, когда он лежал в постели во время сильной бессонницы. У него было, по его словам, «непреодолимое желание влиться в это».

Его здоровье было «обманчивым», жаловался однажды Кафка; «это обманывает даже меня»

В начале «Метаморфозы» коммивояжер Грегор Замза не появляется на работе. Он по понятным причинам озабочен тем, что за ночь превратился в насекомое. Тем не менее Грегор опасается прибытия старшего клерка и страхового врача, которые, как он знает, обвинят его в симуляции. По словам работодателей Грегора, больные «застенчивы» и «просто вынуждены преодолевать» свои мнимые недуги «из деловых соображений».

Точно так же Мюллер считал, что «болезнь, как правило, возникает по собственной вине», и писал о непомерных затратах для работодателей и общества рабочих, которые, не обращая внимания на собственное благополучие, вынуждены отсутствовать на работе из-за причиненного самому себе болезни. Больные были виновны в «мошенничестве».

Кафка знал, насколько пагубным может быть такое мировоззрение, будучи свидетелем страданий рабочих от рук недобросовестных начальников в своей роли страхового чиновника. Тем не менее, идея о том, что ответственность может привести к свободе, привлекала его: если бы физическая болезнь была выбором, то можно было бы просто сказать «нет».Его здоровье было «обманчивым», как однажды пожаловался Кафка; «это обманывает даже меня». Книга Мюллера обещала не что иное, как метаморфозу: если Кафка будет следовать ее принципам, его тело «превратится из суетливого ипохондрического господина в умелого и послушного слугу».

Навязчивая приверженность Кафки физическому благополучию, казалось, шла рука об руку с уединением. Но летом 1912 года он встретил Феличе на квартире их общего друга Макса Брода, который впоследствии стал его литературным душеприказчиком.

Феличе была амбициозной молодой секретаршей, которая жила в Берлине. Дальняя родственница Бродов, она навещала семью по пути к своей сестре в Будапешт. Через пять недель после их первой встречи Кафка написал ей, положив начало долгому и часто безумному обмену письмами. «Каждое твое письмо, каким бы коротким оно ни было, для меня бесконечно», — писал он ей. «Прочитываю до подписи, потом начинаю заново, и так по кругу».

Кафка сделал письменное предложение следующим летом.Это было странное письмо, по большей части перечислявшее причины, по которым Феличе следовало его отвергнуть. Вместо «неисчислимых потерь», которые она понесет рядом с ним, ей оставалось только получить «больного, слабого, нелюдимого, молчаливого, мрачного, жесткого, почти безнадежного человека». Тем не менее Феличе согласилась.

Он предложил Феличе купить экран, чтобы они могли вместе тренироваться в установленном порядке

Для Кафки это стало началом периода кризиса. Он действительно хотел жениться на Феличе. Проблема была в том, что он тоже не хотел на ней жениться, и что эти два варианта были несовместимы.Пока эти желания были частными, их несоизмеримость можно было сдерживать. Теперь амбивалентность переросла в панику. То же неустанное внимание, которое он уделял своему физическому благополучию, превратилось в бесконечный самодопрос о своей помолвке. «Все сразу ставит меня в тупик», — писал он, — каждая мелочь вызывает цепь сомнений, которая ходит по кругу.

В своем дневнике он написал «Сводку всех доводов за и против моего брака», сопоставив свою «неспособность вынести жизнь в одиночестве» со своим подозрением, что счастье совместной жизни придет «за счет моего письма». ‘.

С самых первых дней их ухаживания Кафка часто беспокоился не только о собственном теле, но и о Феличе. Он постоянно спрашивал о ее головных болях и наказывал ее за недостаточно серьезное отношение к ним, а также за ее «нервный» образ жизни. Кафка умолял Феличе начать мюллеризацию, предлагая купить ей экран, чтобы они могли вместе тренироваться в установленном порядке; За несколько дней до того, как он попытался разорвать их помолвку, он написал ей, чтобы рассказать о вегетарианской семье, которую они будут вести.Привлекая ее к своим режимам, Кафка приглашал Феличе войти в его маленькую нору, где он надеялся, что, живя вместе, но исключительно на своих условиях, он сможет пользоваться всеми преимуществами одиночества и товарищества.

В июне 1914 года Кафка и Феличе официально обручились. Это было семейное дело: Кафки и Бауэры вместе в Берлине. Настроение Кафки в тот день было траурным. «Был связан по рукам и ногам, как преступник», — записал он в своем дневнике. «Если бы меня посадили в угол, скованного настоящими цепями,… хуже бы не было.И это была моя помолвка; все старались оживить меня, а когда не могли, терпеть меня такой, какая я есть».

Последней каплей стало, когда он и Феличе отправились за мебелью: Кафка был потрясен суетливыми, мещанскими вкусами своей невесты, которые противоречили минималистским принципам Lebensreform . «В особенности буфет… меня угнетал», — вспоминал он два года спустя; это было похоже на «надгробие». В самом деле, разве он не слышал угрожающий звук, когда они вошли в мебельный магазин, звон похоронного колокола?

Кафка был бескомпромиссен: как и все остальное, обустройство дома было делом принципа.Ничто не должно быть лишним по отношению к требованиям; его девизом, как всегда, было чистота . Серванты, фотографии, постельное белье, аспидистры и коврики — все это было для Кафки не просто хламом, а «грязью».

«Ипохондрия» Кафки была чем-то гораздо большим, чем страх перед болезнью

Через две недели после этих празднеств Кафка написал письмо подруге Феличе Грете Блох, пытаясь объяснить свое странное поведение и «упрямство». «Приходится все списывать на отсутствие здоровья, — объяснил он.«Если бы я был здоровее и сильнее, все трудности были бы преодолены». В этом случае он был бы «уверен» в своих отношениях с Феличе; действительно, он был бы «уверен во всем мире». Однако в нынешнем виде он был уверен только в одном: «Несомненно», он страдал «огромной ипохондрией, которая, однако, пустила во мне столько и такие глубокие корни, что я стою или падаю вместе с ней».

Как становится ясно из этого утверждения, «ипохондрия» Кафки была чем-то гораздо большим, чем страх перед болезнью.Именно так весь его мир наполнялся смыслом, каждая деталь была значимой. Ничто нельзя было принимать как должное; все надо было взвесить, рассмотреть со всех сторон. Большое или малое, все было материалом для интерпретаций сознания, одновременно экспансивного и педантичного.

Вскоре после того, как он написал Грете, Кафку вызвали обратно в Берлин. Кажется, Феличе и Грета поговорили. Феличе решила положить конец всему и вместе со своей сестрой и Гретой столкнулась с Кафкой в ​​номере отеля «Асканише Хоф».Кафка переживал это как болезненное унижение, удар, от которого трудно было оправиться. В своем дневнике он охарактеризовал это столкновение как «трибунал».

Вернувшись в Прагу, Кафка поселился в квартире, покинутой его сестрой и ее мужем. Накануне в Европе разразилась Первая мировая война. Впервые в жизни он жил один. Он достиг «полного одиночества», если не считать шума: бесконечной болтовни соседей. В своем дневнике Кафка записал: «Через месяц я должен был жениться.Больно говорить: застелила постель, теперь ложись в нее».

Случилось так, что в ближайшие месяцы Кафка будет проводить больше времени за письменным столом, чем в постели. В этой холодной и одинокой квартире, спрятанной вдали от разваливающегося мира, он продолжал долгую работу ретроспекции. Просидев за письменным столом до пяти, шести, семи часов утра, он начал работу над романом, который впоследствии стал «Процесс » (хотя, как и «Нора», он так и остался незавершенным, был отредактирован и опубликован Бродом). только после смерти Кафки в 1924 г.).

Суд — это история человека по имени Йозеф К., которого обвиняют в неназванном преступлении. Его безжалостно преследует и в конце концов казнит неизвестная власть, оставив его в неведении о своей вине. Невыносимым для него является прежде всего это вынужденное невежество и, следовательно, бессмысленность обвинения против него: что же, мол, сделал К.?

Его настоящая надежда состоит в том, что он найдет преступление, за которое может быть назначено наказание

Это невыносимо; в результате К.переходит к письму. В конце романа он решает составить письменный документ, в котором будет исследовать «каждое крошечное действие и событие всей его жизни, рассматривать их со всех сторон, проверять и пересматривать». «почти бесконечное количество работы». И поэтому, если, «что весьма вероятно, у него не было времени сделать это в конторе, ему пришлось бы делать это дома ночью». эту задачу с некоторым смирением, подозревая, что «это невозможно когда-либо закончить».Тем не менее, помня обо всем этом, он начинает бесконечную работу по самоанализу.

Для К. реабилитация не имеет значения. Его настоящая надежда состоит в том, что он найдет преступление, за которое наказание будет иметь смысл, и, сделав его осмысленным, сделает его терпимым. Однако он никогда не достигает этого состояния просветления. Герои Кафки никогда этого не делают. В конце романа он умирает бессмысленно, «как собака».

Кафка приостановил написание «Процесс », чтобы написать рассказ на аналогичную тему «В исправительной колонии».Здесь так называемые «преступники» выбираются для казни случайным образом и умирают, будучи помещенными в машину, в которой их преступления неоднократно запечатлеваются на их коже. Офицер, надзирающий за этой процедурой, считает, что осужденный «расшифровывает» свою вину «своими ранами» и потому умирает в страшном, но восхитительном состоянии просветления. Однако, помещая себя в машину, офицер не добивается этой осмысленной смерти; только «убийство, чистое и простое».

После периода отчуждения от Феличе, Кафка в конце концов возобновил отношения на медленном огне.Эти двое снова обручились. Затем, в 1917 году, у Кафки случился первый приступ туберкулеза. Это была ужасная сцена: однажды вечером он лег спать, но проснулся посреди ночи, захлебываясь собственной кровью. Он доковылял до тазика, а потом до окна, откуда можно было видеть замок на холме. Но кровь продолжала течь.

Солнце вставало, когда Кафка наконец вернулся в постель — для него это было обычным делом. Менее ожидаемым был тот факт, что у него не было проблем с засыпанием.Позже появилась служанка и, увидев беспорядок, предложила непрошенный прогноз: « герр доктор , вы долго не продержитесь». Но впервые за много месяцев Кафка был спокоен. Он спал лучше, чем когда-либо. Вскоре после этого он покончил с Феличе, положив конец пяти годам нерешительности. Но вскоре он снова был занят, заручившись теперь туберкулезной больной по имени Джули Вохризек своими бесконечными усилиями понять, чего он хочет.

Для тех, кого заклеймили «ипохондриком», момент действительного диагноза, как правило, является оправданием, случаем, доказывающим, что человек никогда не был ипохондриком с самого начала («Я же говорил вам, что болен»).Таким образом, для некоторых людей диагноз, каким бы ужасным он ни был, может стать чем-то вроде облегчения, поскольку он знаменует собой конец бесконечного цикла интерпретаций ипохондрика. Когда у Алисы Джеймс (сестры философа Уильяма и писателя Генри) диагностировали рак груди, она ответила, что это «самый в высшей степени интересный момент в жизни, фактически единственный, когда жизнь кажется жизнью».

Это был урок, который он выучил у Мюллера: в болезни виноват сам

Но не это было причиной спокойствия Кафки.Его легочное кровотечение вызвало в нем метаморфозу из le malade imaginare в добросовестного пациента. Тем не менее, даже сейчас он продолжал называть себя ипохондриком. Он объяснил, что годы воображаемых недугов усиливались «бесчисленными градациями», пока «в конце концов не закончились настоящей болезнью». Эта «болезнь легких», по его словам, была «не чем иным, как переполнением моей душевной болезни».

Несколькими годами ранее Кафка сказал Феличе, что людям, страдающим головными болями, следует избегать поиска обезболивающих.Вместо этого нужно было изучить всю свою жизнь, «чтобы понять, где кроются истоки ваших головных болей». Этому уроку он научился у Мюллера: в болезни виноват сам человек. Лежа в санатории на вершине Татр, Кафка оглянулся на всю свою жизнь, чтобы найти скрытое происхождение своего туберкулеза. Наказание было достаточно четким. Оставалось только найти преступление.

У Кафки было несколько теорий об источнике его болезни, но его любимая из них заключалась в том, что его туберкулез был вызван полувековой неуверенностью в приверженности Феличе: «Так не может продолжаться», — сказал мозг, и через пять лет легкие сказали, что готовы помочь.Воображаемые недуги Кафки и его действительные недуги существовали в едином истолковательном плане: оба были символическими проявлениями его духовного состояния, а потому подлежали истолкованию. Возможно, именно это он имел в виду, когда говорил: «Я сделан из литературы». Для Кафки болезнь всегда была метафорой; даже когда он умирал, ипохондрическая работа по чтению тела и души оставалась навсегда незавершенной.

Чтобы узнать больше о благополучии и творчестве, посетите Psyche , цифровой журнал от Aeon, освещающий состояние человека через психологию, философию и искусство.

(PDF) Ипохондрические идеи и идеи преследования у мужчины с обсессивно-компульсивным расстройством, управляемым с помощью когнитивно-поведенческой гипнотерапии

проверит его кровяное давление или отправится в ближайший медицинский центр

для осмотра.

За месяц до консультации у него также плохой

сон, дистресс и быстрая утомляемость. Он стал больше

беспокоится о своем здоровье и все время думал о недиагностированных

болезнях. Он проверял свое кровяное давление чаще, чем два раза в день; чувствовал себя очень обеспокоенным и почувствовал облегчение

после того, как узнал, что его кровяное давление в норме.

У него периодически возникают навязчивые мысли о

заболеваниях или неизвестных болезнях; следовательно, он

неоднократно проверял свое кровяное давление и

более часто посещал врачей.

У него также есть навязчивые мысли о том, что его жена имеет

злые намерения по отношению к нему. Он продолжал думать, что

она хочет избавиться от него или саботирует его. Он

знал, что все эти мысли были неправдой, так как его жена

была добросердечной домохозяйкой, работающей полный рабочий день.Однако

он не мог сопротивляться этим мыслям и часто просил ее успокоить. Помимо того, что у него

тревожная личность, у него нет семейной истории подобных проблем.

Физикальное обследование не выявило отклонений.

При обследовании психического статуса был выявлен встревоженный мужчина

, который постоянно говорил о своих переживаниях и наличии

навязчивых мыслей. Он был мотивирован и имел

способность выздоравливать.Его исходная оценка SUDS была

8, BAI была 40 и BDI была 14, что показало, что

у него серьезные симптомы тревоги. (Рисунок 1)

Для него сформулированы цели и планы лечения.

Начальный этап лечения (2 сеанса) направлен на

стабилизацию симптомов чрезмерной тревожности с помощью

терапии, ориентированной на решение, и релаксацию с помощью само-

гипноза и дыхательных упражнений. В качестве домашнего задания

пациента попросили составить график частоты

навязчивых мыслей и поведения

последствий ежедневно, практиковали медленное дыхательное упражнение для расслабления.

Позже его обучали воздействию и профилактике. пациента учили, как идентифицировать свою

навязчивую мысль всякий раз, когда она появляется, и не позволять самому

реагировать на эту мысль. (как продолжение предыдущей домашней работы по построению своей

мысли, теперь он должен поймать свою мысль прямо

). Во время гипноза обучали прямому внушению на управление навязчивой мыслью через остановку мысли, отвлечение и принятие.Это было дополнительно подкреплено псевдоориентацией во времени. Он

хорошо прогрессировал и регулярно практиковал самогипноз

, и его уровень тревожности значительно снизился на сеансе

5. См. рис. 1. давления

. Он чувствовал себя спокойнее, что отражалось в его тревоге

баллов. Он также живет более счастливо со своей

женой женой и может контролировать свое поведение в отношении

идей преследования, которые у него есть о жене.

Дискуссия

На первом этапе лечения пациент с

проблемами был стабилизирован.

подходов, ориентированных на решение, использовались с первого сеанса, так как это

очень эффективная техника. Де Шейзер заметил, что

многие из его пациентов сообщали о положительных изменениях в своей проблеме между первым контактом по телефону и первым сеансом терапии5.

Позже, на стадии изменения, терапевт работал над

управлением повторяющимися навязчивыми мыслями пациента

и уменьшением компульсивного поведения, следующего за мыслями

.Для навязчивой мысли пациент

обучался принятию, отвлечению внимания и остановке мысли

. Объясняется природа навязчивых

мыслей и то, как они приводят к компульсивному поведению

. Сопротивление этой мысли приведет к сильной

тревоге; поэтому один из способов справиться с этим — просто принять эту мысль. Принятие поощряет простой акт наблюдения за нежелательной навязчивой мыслью

и обескураживает борьбу с ней, и мы можем

ожидать, что страдание уменьшится6.

Другая стратегия — отвлечение внимания. Вегнер обнаружил

, что сфокусированное отвлечение от навязчивых

мыслей может быть эффективным средством избавления от нежелательных

навязчивых мыслей. Он описал это как иронический процесс

ментального контроля7. На каждом сеансе терапии

уверенность пациента в преодолении своих проблем

усиливалась с помощью псевдоориентации во времени. Псевдо

ориентация во времени позволяет пациенту пережить

время в будущем, когда проблема решена,

или находится на пути к решению8.

Терапевт научил его принципу воздействия

предотвращения реакции (ERP), который является наиболее эффективным методом снижения компульсивного поведения.

Они были усилены во время транса9. Kirsh

et all, провели метаанализ восемнадцати исследований, сравнивающих

эффективность только когнитивно-поведенческой терапии (КПТ)

с КПТ в сочетании с гипнотерапией для решения различных проблем.

Они пришли к выводу, что «добавление суб-

гипноза значительно улучшило результаты лечения10.

Обсессивно-компульсивное расстройство, управляемое с помощью когнитивно-поведенческой гипнотерапии.

222

PRIME PubMed | Типология бредовых ипохондрических состояний при шизофрении. В зависимости от механизма формирования бреда различают синдромы с интерпретативным, смешанным и сенситивным формированием бреда.Показано, что при переходе от первого синдрома к третьему депрессии становятся более интенсивными и изменяется их структура; увеличиваются объем и степень сенсорных нарушений, уменьшаются устойчивость и систематизация ипохондрических представлений: все это происходит одновременно с нарастанием сенситивной составляющей бредового образования.

Цитирование

Рыбальский А.М. «Типология бредовых ипохондрических состояний при шизофрении». Журнал Невропатологии и Психиатрии имени С.С. Корсакова (Москва, Россия: 1952), т. 83, нет. 1, 1983, стр. 93-8.

Рыбальский А.М. Типология бредовых ипохондрических состояний при шизофрении. Ж Невропатол Психиатр Им С С Корсакова . 1983;83(1):93-8.

Рыбальский А. М. (1983). Типология бредовых ипохондрических состояний при шизофрении. Журнал невропатологии и психиатрии имени С.С. Корсакова (Москва, Россия: 1952) , 83 (1), 93-8.

Рыбальский А.М.Типология бредовых ипохондрических состояний при шизофрении. Ж Невропатол Психиатр Им С С Корсакова. 1983;83(1):93-8. PubMed PMID: 6829258.

TY — JOUR Т1 — [Типология бредовых ипохондрических состояний при шизофрении]. А1 — Рыбальский А.М., PY — 1983/1/1/опубликовано PY — 1983/1/1/медлайн PY — 1983/1/1/антрез СП — 93 ЭП — 8 JF — Журнал невропатологии и психиатрии имени С.С. Корсакова (Москва, Россия: 1952) ЖО — Ж Невропатол Психиатр Им С С Корсакова ВЛ — 83 ИС — 1 N2 — На основании клинико-психопатологического обследования 70 больных шизофренией с бредовыми ипохондрическими состояниями предложена классификация состояний, включающих эти расстройства.В зависимости от механизма формирования бреда различают синдромы с интерпретативным, смешанным и сенситивным формированием бреда. Показано, что при переходе от первого синдрома к третьему депрессивные состояния нарастают, изменяется их структура; увеличиваются размах и степень сенсорных нарушений, уменьшается устойчивость и систематизация ипохондрических представлений: все это происходит одновременно с нарастанием сенситивной составляющей бредового образования.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.