История любви ангела и демона: История любви ангела и демона. — Трикки — тесты для девочек

Содержание

История любви ангела и демона. — Трикки — тесты для девочек

Давным-давно появились ангелы и демоны,они воевали друг с другом. Никто не хотел никому уступать,но в итоге им пришлось заключить мир. Проходили годы,ангелы и демоны помогали друг другу,но однажды у демонов появился злой и жестокий правитель. Звали его Люцифер. Все боялись его,даже его слуги боялись заговорить при нём без разрешения. Люцифер не щадил никого,в итоге между ангелами и демонами опять развернулась война,война против Люцифера.

Всем вместе им удалось запечатать Люцифера в Чёрном замке. Теперь Люцифер сидит в нём уже 3000 лет, и пока что не смог выбраться на свободу.  Но у демонов до сих пор сохранилась некоторая жестокость по отношению к ангелам. Так,чтобы стать правителем,демон должен нанести вред ангелу. Кай, четырнадцатилетний демон,которому нужно стать правителем. Лили,девочка-ангел,которой Кай должен был нанести вред,но он влюбился в неё и не стал ей вредить. Сейчас Лили 14 лет с Каем она познакомилась ещё в детстве. Многие демоны и ангелы против их отношений. Смогут ли Лили и Кай открыться друг другу,или же они будут скрывать свои чувства от других? Всё вы узнаете в этом тесте.

P.S: хоть автор очень старалась,но критику она будет приветствовать в полной её форме!

Вопрос 1.

Был самый обычный день. Как всегда полный протестов ангелов и демонов. К:»Как же надоело слушать ваши крики! От вас просто спасения нет,так и хочется,ах…» В этот момент демон почувствовал ужасную боль в руке. Дедушка демон:»А ,ну ка покажи Кай.» На что Кай протянул ему правую ладонь на которой было чёрное пятно. Д:»Ты не должен так страдать! Поверь мне они того не стоят.» Дедушка прошептал заклинание и отпустил его руку,сказав:»Ты должен учиться это контролировать. Ведь я не всегда смогу тебя защищать.»

К:»Конечно,дедушка. Но всё же,почему все остальные так ненавидят меня?» Д:»Они считают тебя не достойным правителем,ведь ты отказался выполнять последнее задание.»К:»Но…» Д: «Я тебе даже больше скажу,то что ты отказался выполнять это задание,вовсе не так уж и страшно. Ведь это был твой выбор.»

К:»Спасибо,дедушка. Но всё же я не уверен,что научусь этому.» Д:»Поверь мне ты научишься обязательно,даже не сомневайся,просто попробуй,а там посмотрим ,что делать дальше.» К:»Хорошо.» С этими словами он пошёл в гости к Лили.

Вопрос 2.

Лили сидела рядом с окном о чём-то глубоко задумавшись. Тут к ней подлетает Кай:»Не помешал?» Л:»Нет,нет,что ты.» К:»Мысль потихоньку гаснет в твоих глазах. Ты явно о чём-то думала,расскажи о чём?»

Л:»Тебя не проведёшь!Я думала о том, какой сегодня прекрасный день.» К:»А,ясно. Ну,да сегодня действительно неплохой день.» Лили немного смутилась и быстро обратила взор на Кая.

Л:»Да,так ни о чём.» К:»Нет,я же вижу . Ну,не ври!» Л:»Я всё думала о том,почему нас все ненавидят!» По её щекам потекли слёзы,девушка притянула его к себе и начала плакать. К:»Ну,не плачь. В любом случае они скоро перестанут так делать.» Он обнял её и девушка немного забылась в его объятьях.

Вопрос 3.

Л:»Как думаешь,а они не будут против того,что я стану демоном?» К:»Нет,нет ни в коем случае не становись демоном!» Л:»Но почему же?» Кай не хотел,чтобы Лили познала все ужасы жизни демонов. К:»Поверь мне,лучше я стану ангелом,чем ты станешь такой как я.» Он поцеловал её в щёчку. На что девушка смутилась. К:»Ну,ты чего уже второй раз смущаешься?» Л:» Не знаю.»

«Может быть это любовь?-думала Лили.- Нет,не может быть неужели я влюбилась в него? А если он меня не любит,тогда что? Возможно это именно,то из-за чего нас все и ненавидят!» Л:»Ох. Как же всё сложно,Кай я…» К:»Что?» Л:»Да,так ничего. Просто у меня возникло некоторое предположение о том,почему нас все ненавидят!» К:»Ох,ну ты даёшь!»

«Что-то она как-то подозрительно смущается. Хмм… Странно,ведь раньше такого не было или было,но я не замечал? Она любит меня! Я тоже её люблю,но как же ей в этом признаться?-думал Кай.- Я обязательно ей признаюсь во всём когда прийдёт время!» Л:»Кай». К:»Что?» Л:»Твоя ладонь,она…» К:»А!О нет!»

Вопрос 4.

Боль пронзала насквозь руку Кая. «Соберись Кай,давай ты же можешь это контролировать! Нужно просто как следует сосредоточиться!-говорил себе Кай.» Но как бы он ни старался у него всё равно ничего не получалось. К:»Да,что же это такое? Такого раньше не было!» Л:»Чего не было? Кай,может быть я смогу помочь тебе?» К:»Ты здесь ничем не поможешь-это тёмная магия очень сильная. Я тебе потом всё расскажу,а пока…» Тут Кая начало мотать из стороны в стороны в сторону,будто им кто-то управлял! Затем он упал на землю и тут появился он!

К:»Кто ты? Что тебе нужно от меня?» Люц:»Мне то? Да так ничего, только ты и нужен!» К:»Что? Люцифер? Нет,не может быть! Откуда ты взялся?» Люц:»Откуда? Будто не знаешь где я был заточён?» К:»Но ведь ты 3000 лет не мог оттуда выбраться!»

Люц:»Не ожидал меня видеть? Наивный мальчишка!» К:»Люцифер? Как ты тут оказался?» Люц:»Хм. Это долгая история! Ведь просидеть в заточении 3000 лет это не так уж и просто!» К:»Но ведь,ты 3000 лет не мог выбраться из замка,а теперь ты в итоге нашёл способ!» Люц:»А ты смышлёный! Не ожидал от тебя такого. Да,я 3000 лет пробовал различные способы,но они не срабатывали. И вот наконец я нашёл способ! Теперь,то я тут устрою настоящий хаос! Ха-ха-ха-ха!»

Вопрос 5.

К:»Что бы тебе не было нужно,я этого тебе не дам!» Люц:»А я разве не предупредил? Если ты мне не дашь,то о чём я у тебя прошу,то я отберу это у тебя насильно!» К:»И,что же интересно тебе нужно от меня?» Люц:»Ты верно очень любишь своего ангелочка? Интересно,что будет если я её заберу себе?» Тут Люцифер при помощи тёмной магии начал тянуть к себе Лили. Она задыхалась и не могла пошевелиться. К:»А ну не трогай её!» Кай нанёс очень сильный удар Люциферу,что тот отлетел от него на 2 метра! Лили начала падать,но Кай её поймал.

Л:»Спасибо!» К:»Да,не за что.» Л:»А кто тот с кем ты дерёшься?» К:»Это Люцифер,самый жестокий правитель демонов!» Л:» Он идёт!» Кай обернулся.

Л:»Спасибо». Она немного смутилась. К:»Всегда ,пожалуйста. Ты цела?» Л:» Мои крылья! Кажется они сломаны!» Кай посадил её на траву и начал разглядывать раненые крылья Лили. Л:»Кай сзади!» Но Кай не успел отразить атаку,так как его уже схватил Люцифер.

Вопрос 6.

Л:»Нет,Кай! Ай! Мои крылья!» Лили начала плакать. Люцифер создал тёмный шар в небе куда и бросил Кая. К:»Ах!» Люц:»Что тебе больно? Интересно,что ты так тонко чувствуешь боль,не то чем твои родители.» К:»Что,ты что-то знаешь о моих родителях?» Люц:» Конечно. Они храбро сражались со мной,но увы напрасно!» К:» Задел за больное! Ну,ты у меня получишь!» Люц:»Ха-ха-ха. И это,то что говорит их единственный сын!»

К:»А вот сейчас мы посмотрим,кто тут сильнее.» Они начали сражаться. Кай несколько раз падал,но вставал снова и снова. Люц:»А ты такой же храбрый как и твои родители. Хотя,о чём это я? Ураган тьмы!» К:»Тёмный сокол!» Сокол полетел прямо в ураган разбив его на маленькие кусочки,затем стремительно пикировав он направился на Люцифера.

Люц:»И это всё на что ты способен? Не ожидал,не ожидал!» Воспользовавшись этим моментом Кай ударил со всей силы Люцифера заклинанием «Тёмной ауры» от чего Люцифер даже потерял сознание.

Вопрос 7.

Люц:»Интересно! А ты силён как я погляжу!» К:»А ты думал,что я слабак?» Люц:»Жаль,что твои родители этого не видят. Они наверняка гордились бы тобой! Что за?» Кай от боли начинал кричать,но старался сдерживать силу,которая рвалась из него. Люц:»Суккуб! Не может быть!» И тут,он перефразировал его дедушку:»Ты должен учиться это контролировать. Ведь я не всегда смогу тебя защищать.» Но Люцифер ошибся,он наоборот только разозлил Кая.

К:»Ты заплатишь мне за всё!» И тут,он превратился в суккуба и от него отделилось 100 копий,которые одним голосом сказали:»Узнаешь,какой из нас настоящий,тогда простим тебя! А если нет,то тогда ты узнаешь всю нашу мощь. На всё про всё у тебя 3 попытки!» Люцифер ошибся 3 раза и в итоге,ему очень сильно досталось от них всех. В конце Кай произнёс заклинание вызова Кошмаров. Люцифер погиб от своих же кошмаров. К:»О,да! Лили!» Он полетел к ней.

Вопрос 8.

К:»Нет,Лили!» Лили была без сознания. К:»Кто-нибудь помогите пожалуйста! Ах,нет!» Его тело было всё в ранах. Он прилёг на траву рядом с ней и начал гладить её длинные блондинистые волосы. Тут Лили очнулась. К:»Ура,ты проснулась!» Л:» Кай,что с тобой!» К:»Да,так ничего страшного. Это всё ради тебя!» Он нагнулся и поцеловал её,она хотела отстраниться,но решила ответить на поцелуй.

Л:»Я тебя не брошу!» Она вылечила его раны,обломала своё кольцо и отдала половину своих сил ему. Теперь он стал ангелом. К:»Лили,что с твоим кольцом? Оно…» Л:»Пустяки! Это всё для тебя,ведь я же люблю тебя!» К:»Я тоже тебя люблю. А ну повернись! Какой кошмар!» Он вылечил её крылья.

Черно-белая роза… История Любви Ангела и Демона

 Это написала моя лучшая подруга, которую я сильно люблю. Читайте и восхищайтесь!В осенний теплый вечер на крышу много этажки опустился ангел… Она была прекрасной девушкой…лишь при жизни она лишилась крыльев из-за свое любви…Она встала на край крыши…по ее лицу протекла слеза и упала в бездну бетонной коробки…
Она стояла, устремив свой взгляд, вниз… никак не решаясь сделать последний шаг…вдруг ее внимание привлек столб огня, поднимавшийся из земли… Из этого огненного вихря вылетел демон и приземлился на крыше рядом с ней…

— Давно не виделись…
— Да…
— Ну что, святоша, ведь самоубийство противоречит вашим заповедям, не так ли?
— Меня предали…
— Ха, ты всегда была дурой, ей же и осталась…
— Ты меня любишь?..
— Ты, что совсем спятила?! Я?! ТЕБЯ?! Дааа… ты видно совсем рехнулась… ну..чего стоим кого ждем?! меня прислали, что бы убить тебя… ты сама или тебе помочь?!…
— ….
Она сделала шаг в бездну
Демон с усмешкой посмотрел ей вслед… но вдруг что-то изменилось на его лице… с адской скоростью он устремился за ней.. .схватил ее на руки, прижал к себе… распахнув крылья они возвратились обратно на крышу
Он бережно посадил ее рядом с собой…
— Да, я всё еще люблю тебя… я не смог… не сумел тебя забыть…
— Я знала это…
Они сидели молча на крыше…он смотрел на нее своими красными глазами… и не мог ничего сказать… лишь из его глаз текла горячая слеза… она падала на нежные руки ангела и обжигала ее тонкую кожу…
— Ты плачешь?
— Нет, смеюсь!!
— Ты все также дерзок…
— А ты все та же святая простота.
— Я все так же люблю тебя.
— Я тоже не смог преодолеть это чувство…
— А помнишь?… и они погрузились в свои воспоминания…
Они познакомились на этой крыше… Тогда она была самым прекрасным ангелом…Когда она летела, ее крылья отблескивали золотом, и из под них сыпался серебряный дождь…
А он был самым сильным демоном…при взмахе его огромных могучих крыльев с деревьев спадала листва…вода становилась солоней…ветер поднимал бурю…он был по демонически прекрасен.…
Однажды он летел над ночным городом и увидел столп света, исходящий от одной крыши… «Ангел» промелькнуло в его голове… «Сейчас позабавимся»…Но, как только он подлетел ближе…он застыл в воздухе…он был поражен ее красотой… А она сидела на краю крыши и смотрела вдаль…он был просто очарован ее прекрасными зелеными глазами…но…она была ангелом, а он демоном…между ними лежала бездна…
И теперь каждый вечер он прилетал на эту крышу…он любовался ангелом…иногда она поворачивалась в его сторону, но, встречая его взгляд, тут же смущенно опускала свои длинные ресницы…и отворачивалась…но все уже было понятно без слов…
А он просто пожирал ее своим взглядом…он хотел быть с ней…он хотел к ней прикасаться, хотя знал, что это причинит боль не только ему, но и ей…
Но вот в один вечер она заговорила…
— Какой чудесный вечер, не правда ли?
— Ты мне что-ли говоришь??
— Я больше никого не вижу на этой крыше.
-…
— Я тебя раньше тут не видела.
— Ты и не могла меня видеть. Ты же ангел. А я демон.
— Какой ты странный,- заулыбалась она.
«Как она улыбается… я так хочу быть с ней…»
— Че ты вообще ко мне пристала! – сказал он, а сам подумал: «Зачем я ей грублю. Она же обидится»
Но она была все так же по ангельски спокойна.
— Я не могу к тебе пристать. Между нами бездна…
В ее глазах промелькнули нотки горчи….
— Ладно, я полетела…Солнце уже зашло…
Она взмахнула своими золотыми крыльями…а он не удержался и полетел вслед за ее серебряным дождем…на ночном небе отчетливо выделялся ее светящийся силуэт…она летела в оранжерею…там она приземлилась около клумбы с розами. Черными розами… Она начала их обнимать…шипы кололи ее руки…но она не чувствовала боли…она просто плакала…слезы падали на лепестки роз, а на месте упавшей слезы образовывалось серебряное пятнышко.… 
   А она бессильно шептала: «когда, когда, когда…»
На следующий день он прилетел на эту крышу за долго до заката…он принес черные розы… с серебряными пятнышками…и разбросал их по всей крыше…и стал ждать ее.… 
Подлетая к крыше, она заметили эти розы…и зависла в воздухе…ее зрачки расширились…из глаз потекли слезы… «Неужели писание сбылось???»…
Демон удивленно смотрел на нее…Она начала несмело подлетать к нему.
—  Знаешь, когда я была маленькой, мне предсказали, что полюблю демона… И что он подарит черно-серебряные розы… Я тогда не поверила этому… Я видела тебя…и эти розы…
Демон никогда такого не испытывал…раньше он знал только ненависть и злобу…а теперь его переполняло какое-то чувство…ранее ему не знакомое…это была ЛЮБОВЬ…
Он посмотрел на нее она была готова броситься к нему в объятья, но…
— Если я прикоснусь к тебе, я потеряю крылья…Ты всегда будешь со мной?
— Да, да, да!!! Я люблю тебя!!!!
Они бросились на встречу друг к другу… Как только она попала к нему в объятья…раздался гром…засверкала молния…она закричала…по его рукам потекла кровь…она лишилась своих крыльев…
Она беспомощно осела в его руках…и заплакала…
— Поклянись, что ты всегда будешь со мной…
— Клянусь всем, чем ты захочешь!
— Поклянись самым дорогим…
— Клянусь твоей жизнью, мой Ангел…
Они слились в их самом первом поцелуе…Их уста жгли друг друга…им было больно…им было больно друг к другу прикасаться…но они любили…
Ровно через год после их первого поцелуя они сидели на крыше и нежно обнимали друг друга…солнце заходило за горизонт, с одной стороны небо окрасилось в темно-розовый цвет, рваные темны облака украшали перспективу, а с другой сторону небо было по ночному темно синее…
Вдруг небо разделилось на две части: темно-розовую и иссиня-черную… между ними проходила отчетливая светлая полоса…в ту же секунду демона отшвырнуло от ангела с неимоверной силой…Ангел пронзительно закричала…
— Я изгнанная из рая…мне нету прощения…пророчество сбылось…
— Ты разве не хочешь обратно в рай, дитя Мое? – раздался громоподобный голос с неба.
— Я не могу! Пророчество…-она стояла на коленях, по ее прекрасному лицу текли слезы…
— Мы простим и примем тебя…
— Нет, я останусь с ним…
— Оглянись, его нет рядом…он в геенне огненной…он забыл тебя…
Она оглянулась…на крыше не было никого…лишь лежала на карнизе черная роза…
— Нет, нет, он помнит…он любит…
Ночное небо стало однотонно синим…она осталась на крыше одна…и каждый день после этого она приходила на эту крышу…она ждала…она верила…но его все не было…
А он был закован в цепи…и прикреплен к скале…лишь ровно через год после расставания его отпустили…отпустили, чтобы убить ее…
Теперь они сидели на крыше…он укрывал ее от ветра своими могучими крыльями…
— Тебе так и не вернули крылья?
-…у меня есть ты…я готова на все ради тебя…
— Я люблю тебя, мой ангел…люблю всей своей черной сатанинской душой…
— Я тоже…знаешь, это наш последний день вместе…нас уничтожат…
— Да, я знаю это, меня предупредили…сказали, что после заката…
— Осталось лишь 10 минут…
Демон замолчал.
— Я не хочу умирать без тебя…но..мне прорицательница тогда сказала тайну — после закаты мы перестанем быть бессмертными…
— …
Солнце утонуло в сизой дымке города…Небо как и год назад разделилось на две части…
— Вас ожидает смерть, — раздались два голоса из неба и из-под земли…
И все снова стихло…
Она печально взглянула на него…
— Я тебя понял…держись покрепче…
Он со всей своей дьявольской силой обхватил ее стан…Взмахнул крыльями…Они полетели высоко вверх…
— Я люблю тебя, мой ангел…я …
Он не успел договорить: из-под земли поднялся столп огня и поверг его на землю…она стремительно полетела вниз…по дороге ее пронзила молния, упавшая с небес…
Ее безжизненное тело упало рядом с еще мучившимся демоном…через пару минут он тоже затих… их тела сразу исчезли…
Они были безжалостно уничтожены…лишь на месте их гибели теперь каждую осень распускаются черно-серебрянные розы…

Грустная история любви ангела и демона. Ангелы и демоны

Когда-то очень давно Дьявол гулял по вершине Горы. Там он увидел Ангела, в образе прекрасной белокрылой девушки. Ангел был так красив, что Дьявол влюбился в него с первого взгляда. Ангел, не видевший до этого Зла, удивленно посмотрел на Дьявола и спросил:

Где твои крылья?

У меня нет крыльев, – ответил Дьявол.

Где твой нимб?- У меня нет нимба.

А что же у тебя есть?

У меня есть сердце! – сказал Дьявол, – И я хочу подарить его тебе!

Но почему? – удивился Ангел.

Потому что я люблю тебя, а тот, кто любит, может подарить не только свое сердце, но и душу!Тогда Ангел задумался и спросил:

А ты готов умереть за меня?

Я готов пожертвовать ради тебя бессмертием! – ответил Дьявол.Ангел смущенно посмотрел на Дьявола и сказал:- А я ради любимого могу пожертвовать своими крыльями.Тогда Дьявол вырвал из своей груди сердце и протянул его Ангелу:- Возьми его, ибо оно твое!
И Ангел, приняв сердце Дьявола, уронил свои крылья на землю. Пух от них взлетел в воздух и, смешавшись, с падающим с небес снегом, слился с пургой. Но сердце Дьявола своим теплом растопила снежинки, и создало на вершине Горы туман. Сердце, горело в темной ночной мгле и непроглядном тумане утра, словно огромный костер. С тех пор появилось поверье, что каждый человек, поднявшийся на вершину Горы в ночь полнолуния, видит мистический огонь, до которого нельзя добраться и можно разглядеть только в тумане.
— Кто ты теперь без крыльев? – спросил Дьявол у Ангела.
— Я – человек… – скромно сказал Ангел.
— Тогда я хочу забрать тебя в Ад, чтобы мы вечно были вместе!
— Я согласна, – ответил Ангел, – но позволь мне вначале попрощаться с людьми, что живут под моей горой. Я так часто помогала им с урожаем, лечила их детей и спасала от болезни взрослых, что очень полюбила их… Но они не могли видеть меня, так как я была Ангелом, теперь, когда я – человек, я хочу проститься с ними!
— Хорошо, – сказал Дьявол, – Мне пойти с тобой?
— Нет, – сказал Ангел, – Люди, увидев тебя, испугаются и разбегутся! Я пойду одна!
Ангел спустился к подножию Горы и зашел в деревню. Люди, боязливо смотрели, на странную девушку в белоснежном одеянии.
— Кто ты? – спросили люди.
— Я – Ангел, – ответила девушка, – Я улетаю от вас, и пришла попрощаться.
— Мы не верим тебе! – сказали люди, – Ангелов не существует.
— Но как же я?
— Ты не Ангел. У тебя нет крыльев.
— Но я была Ангелом! Разве вы не помните, как я помогала вам во время засухи, вызывая дождь!
— Не правда. Дождь шел сам.
— Разве вы не помните, как я лечила ваших детей, когда они болели?
— Не правда. Их исцеляли лекарственные травы.
— Разве вы не помните, как я соединяла сердца любящих людей, которые стеснялись сказать друг другу о своих чувствах?
— Не правда. Люди сами соединяют свои сердца.
— Так значит, вы не верите мне? – спросил Ангел и заплакал.
Люди посовещались и сказали Ангелу:
— Мы не верим тебе, ибо считаем тебя ведьмой!
— Но почему? Ведь я несла вам Добро?!
— Нам не нужно твое Добро! Мы сами знаем, что есть Добро, а что Зло. Ты ведьма и пришла сюда искушать нас…
Люди не поверили девушке, и, сочтя ее за ведьму, забили камнями до смерти. Дьявол, завидя это, спустился с вершины Горы в селение… Но было уже поздно…
Ангел умер у него на руках.
— Зачем вы убили ее? – разгневанно спросил у людей Дьявол.
— Она была ведьмой! – отвечали ему люди.
— Но разве не сказала она вам, что она есть Ангел небесный?
— Сказала, но мы не поверили ей!
— Тогда вам придется поверить мне, что я – Дьявол! – разгневанно закричал он, рыдая над телом убитой девушки.
И люди поверили ему, ибо обрушил он на деревню камни, упавшие с неба, а на жителей ее молнии!
Затем он взял на руки тело своей возлюбленной и взошел на вершину Горы. Ее сердце не билось. Тогда он положил ее под тем мистическим огнем, который видят путники на вершине Горы в ночи полнолуния, и, вложив ей в мертвые руки свое дьявольское сердце, укрыл ее тело перьями с ангельских крыл.
И теперь Ангел лежит одиноко на вершине Горы, а Дьявол приходит на ее могилу и часами плачет над ней, ибо Зло может полюбить Добро, точно также, как и Добро может любить Зло, потому что одного без другого не бывает, а Любовь есть то, что объединяет эти два понятия, ибо лишь Любовь вечна, как Бог или Дьявол…

1. Знания, даваемые вам, как Я говорил, – не только живая связь Создателя с человеком, но и этапы постижения Истины, ибо только кропотливый и упорный труд, кропотливое восхождение к высотам Целого могут, наконец, распахнуть перед Со-Знанием человека весь Божественный Мир!

2. Я не перестаю, пусть медленно, но, зная вашу заторможенность и ваше НЕВЕРИЕ, поднимать вас до уровня Божественной Сущности, творящей Мир, до уровня, который вы давно потеряли и без Моей Помощи уже никогда не сможете достигнуть.

3. Я вижу, как меняется ваше Со-Знание, и как многие из вас самостоятельно находят путь к себе, что только подтверждает правильность Моего выбора вашей подготовки и вашего Осознания сопричастности Создателю не только сейчас в Плотном плане, но и “Там” – в высотах Тонких полей.

4. Вам осталось совсем немного: необходимо, прежде всего, сдать Экзамен самим себе, ибо каждый из вас, как Божественная Сущность со всеми своими особенностями, несёт не только энергию, не только создаёт энергетическое Пространство (человека) под названием Эгрегор, но и формирует Далёкий план, ибо для энергий, вами генерируемых, нет расстояний и преград в Космосе.

5. Сейчас вам необходимо знать и понимать, что ВСЁ в этом Мире настолько взаимосвязано, что малейшая фальшь может так исказить энергетическое поле, или Тонкий план, что на Его выравнивание потребуются усилия уже не одного человека, а всего рода, или, хуже того, усилия целого Этноса!

6. Человек не может безнаказанно относиться не только к окружающей его Природе, к сбалансированному энергетическому Кластеру, но и, самое главное, к себе, как к части Создателя, проходящей длительный и сложный путь эволюции от Божьей Искры до Света, побеждающего Тьму!

7. Когда Я говорю о победе над Тьмой, поверьте Мне, Я ни в коем случае не имею в виду окружающее вас Пространство, ибо Божественные силы не имеют противоречий, и Баланс сил гарантирует эволюцию Вечности, Я имею в виду Тьму или раздвоенность человеческого Со-Знания, которая была и остаётся для человека самым трудным экзаменом.

8. Тьма, с которой вам приходится бороться, – это то, что порождает или генерирует человек в Космос в виде негатива, в виде злобы и обид, – иными словами, в виде отрицательных импульсов, ничего не имеющих общего с Божественностью вашего происхождения.

9. Всё, что не соответствует Любви и Гармонии, есть Тьма, разрушающая Вечность, и виновником этого негатива является сам человек, потому что, по природе своей несущий часть Бога в сердце своём, он должен нести в Мир Любовь и Добро, должен нести в Мир Свет Животворящий!

10. Вам трудно это осознать, но, как Я вам говорил, нужно перешагнуть через свою Тьму и понять, что внутренне, пусть пока очень глубоко, вы несёте СВЕТ ТОРЖЕСТВА над Тьмой, ибо вы несёте в себе Бога, а значит, вы способны, как и Создатель, Творить Мир!

11. Поэтому ЧИСТОТА этого Мира зависит только от вас, от вашего Со-Знания и перевёрнутый план, или Тёмный, искажённый и нравственно падающий мир, есть результат вашего “творчества” – творчества людей с искривлённым Со-Знанием.

12. Никто не виноват в том, что окружает вас самих, и все отговорки и ссылки на Лукавого или на Тёмные Божественные силы не только беспочвенны, но и нелепы, ибо вы сами, и никто другой, творите Мир, в котором находитесь!

13. Посмотрите на себя, посмотрите на то, что вы создали, и подумайте: неужели сам Создатель или Истинная часть Создателя могут создать такую нелепость, как ваш Мир!

14. Природа Планеты Земля, Галактика и все иные далёкие Миры настолько сбалансированы, настолько гармонизированы, что могут являть собой образец Высшей Гармонии, Высшего уровня баланса энергий Космоса.

15. Появление человека в этом Мире, который по природе способен Творить, как Создатель, но который пока не достиг уровня Со-Знания Создателя, привело к тому, что Мир исказился настолько сильно, что теперь уже Мне, Создателю, приходится вмешиваться в вашу эволюцию, а, точнее сказать, в вашу инволюцию и запускать в действие Вселенскую Программу вашего спасения.

16. Всё, что вы наделали самостоятельно, не понимая меры своей ответственности, не может быть не только принято, как этап Возвышения Со-Знания, но и исправлено, ибо исправлять нечего!

17. Человек в своей инволюции достиг (опустился) до самого низкого уровня Со-Знания (человека-животного), на котором Тьма, вами же производимая, начала разрушать или уничтожать ваше Пространство, создавая опасность цепной негативной и разрушительной реакции уже в Космосе.

18. Я вам уже много раз говорил о фрактальном подобии, а это значит, что действия человека, противоречащие общей и Единой эволюции Целого, могут спровоцировать реакцию отторжения фрактала-разрушителя (читайте: человека), несущего дополнительный хаос в Пространство и отвергающего (сознательно) своё фрактальное подобие с Создателем.

19. Я давал и продолжаю давать вам Знания, очень чутко (по-вашему, в реальном масштабе времени) реагируя на самые незаметные для вас изменения вашего Со-Знания, каждый раз подсказывая вам путь постижения Истины (Создателя), причём, для каждого из вас индивидуально.

20. Поверьте Мне, такое внимательное отношение к каждому из вас – не шутка, а самая настоящая Правда, ибо сейчас, как никогда, Мне важно мнение, а лучше сказать, реакция, каждого человека на Слова Мои, ибо нет больше времени на уговоры, но есть ещё время на созревание Со-Знания.

21. Мне важно сейчас, чтобы ваше Со-Знание, пусть медленно, пусть со “скрипом” собственного НЕВЕРИЯ, но повернулось ко Мне, и тогда Я буду точно знать (впрочем, Я, конечно, знаю наперёд), скольких из вас Я могу ещё спасти.

22. Время Перемен неумолимо приближается, и Природа подскажет вам, что Оно наступило, ибо тогда дисгармония человека с Пространством будет особенно отчётливо видна каждому человеку!

23. Я знаю, что если вы и не говорите вслух, но это не значит, что вы не понимаете, в каком перевёрнутом и гнилом мире вы живёте, а лучше сказать, какой гнилой с моральной и нравственной точки зрения мир вы создали!

24. Вы, получив от Меня в наследство Свет Божий, превратили Его (Мир) в Тьму невежества и порока.

25. Вы уже сами очень хорошо понимаете, что так продолжаться долго не может, и что у вас самих нет никаких возможностей и сил изменить этот прогнивший мир, который теперь делает из вас не Творцов Вечности, а рабов (не подумайте, что от слова РА) Материи, а, самое главное, рабов собственной Тьмы!

26. Вы исказили Мир Божий, вы смогли из Света сделать Тьму, которая теперь вас и пожирает без остатка, и к Тёмным Божественным силам этот процесс не имеет никакого отношения.

27. До уровня (энергии) Тёмных Божественных сил вам ещё расти и расти, поэтому Мир Божественных сил, Его Структура вам пока непонятны, а ваши примитивные представления о Добре и Зле, о Свете и Тьме только завели вас в дебри невежества и порока.

28. Вам никогда не разобраться (в одиночку, без Моей Помощи) в строении Божественного Пространства, пока вы не пройдёте Школу Познания Мира, пока вы не разберётесь в себе, в своём внутреннем “Я”, и пока вы не очистите Его от грехов и пороков до чистоты Света Животворящего, заложенного в вас при рождении Всевышним!» src=»/modules/smileys/packs/anim2/fly.gif» alt=»» />

На свете много удивительных историй,
Но рассказать хочу всего одну!
Историю,в которой много горя,
Как ангел навсегда влюбился в тьму…….

* * * * * * *
Осенний вечер.Девушка на крыше…
(Она прекрасным ангелом была!),
Вдруг…столб огня! Он поднимался выше,выше,
В нём демона увидела она.

Он сел с ней рядом:
-Ну привет,святоша!
Меня прислали,чтоб тебя убить…
Я думаю,ты в этом мне поможешь?!
Не будешь о пощаде ты просить.

Давно я за тобою наблюдаю!
Ты ангел и чертовски хороша!
Но долг свой дьявольский я точно знаю,
И в полночь,мне нужна твоя душа!»

Она взглянула прямо и без страха,
В глазища демона,что рядом с ней стоял…
Хватило лишь ресниц невинных взмаха,
Чтоб демон вдруг всё понял…он пропал!

Она шагнула с крыши,прямо в бездну!
Он лишь с улыбкой в след ей посмотрел…
Но вдруг…в глазах его огни исчезли,
Расправив крылья,с крыши он слетел!

Схватив её,прижал к себе с безумством!
Всё изменилось…закипела кровь,
От этого не познанного чувства!
Он понял,что к нему пришла любовь…

Часами мог он ею любоваться,
Хотел быть с ней,тонуть в её глазах!
И с нежностью хотел к ней прикасаться…
Но…он же демон!!!Овладел им страх!

Когда она летит расправив крылья,
Серебряный с них осыпался дождь.
А он,могучим был! И очень сильным,
И для неё был демонически хорош!

Да! Оба знали- между ними бездна!
И быть им вместе,значит встретить смерть!
Но с чувствами ведь спорить бесполезно…
Они готовы были умереть!

Её он обнял!
………….Небо содрогнулось!
Сверкнула молния и разразился гром!
Она лишилась крыльев…встрепенулась,
И кровь текла по ангелу ручьём…

Она беспомощно упала в его руки…
Он ей поклялся,что не бросит ни за что!
Но понимал, не избежать разлуки,
Хотя любовь не разлучит ни что!

Их ждало наказанье…той же ночью!
И до конца осталось несколько минут…
Они признались,что любили очень!
Сильней прижавшись,ждали…что умрут.

Вдруг…небо на две части разделилось,
Раздался голос,с неба и из под земли:
«Вас ожидает смерть!» им говорилось,
И изменить хоть что то,не могли.

Люблю тебя мой ангел!
-Да!Я знаю!И умереть с тобой я лишь хочу!
-Да!Кажется тебя я понимаю…
Прижмись покрепче к моему плечу!

Со всей своею дьявольскою силой,
Он обхватил её и устремился ввысь…
Тут столб огня…
…………….и дух перехватило…
В огне сгорая,начал падать вниз.

Вдруг… молния с небес, ЕЁ пронзила!
И оба тела,превратились в прах….
……Лишь розы чёрные(она их так любила!)
Теперь растут повсюду,в тех местах………..

Плэйкаст: «Ангел и демон.История любви»

Рецензии

Вам спасибо за прекрасные стихи! Я тоже когда-то… Любила… И о любви много писала, так же трогательно и мило… Эх…в прошлом!!!

))))Всё когда то проходит…но остаются воспоминания.Иногда грустные,иногда светлые,в этом наверное и прелесть.А если вы оставили это воспоминание в стихах,так лучше! Можно будет вернуться туда..иногда и пережить это все заново!

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру — порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Когда-то давно, в те времена, когда Ева и Адам еще не испробовали яблока, на небе жил ангел. У ангелов тогда была одна забота – любить. Большего Отец ничего у них не просил. Они всегда любили, всех и вся. Они еще не обучились у людей зависти и корысти, так же, не были очернены войной с тьмой, так как тогда Архангелы сами справлялись. Поэтому они просто любили и являли собой чистый свет. Но однажды, миру пригрозила опасность – самые опасные слуги Отца подземного царства явились в мир средний, уничтожая все вокруг. У тех слуг была цель долететь до небесного мира, но этим они уничтожали мир земной. Тогда ангел, что любил все вокруг восстал против страшной силы и этим погубил себя. Всего лишь один ангел смог спасти весь мир, но за это он навсегда распрощался со своим родным домом и упал с неба на землю. Это было наказание за то, что смел, использовать свою силу не для любви к миру, а для битвы. Он ослушался Отца всех, но не раскаялся в содеянном даже летя вниз головой, в тот мир, которого всей душой любил, не смотря ни на что.
Оказавшись в мире, которого он любил, ангел не знал что делать. От падения ангел ощущал то, что никогда не чувствовал – боль. Неужели ангел, у которого никогда не была оболочка, обрело тело? Ангел был удивлен, так как оболочку имели лишь жители райского сада. С одной стороны ангел был счастлив, что ему дали такой дар небесный, но с другой – как защитить этот самый дар? Поговаривали, что Еве и Адаму, любимцам Отца всех, необходимо кормление, чтоб сохранять свою жизнь. Поразительно. Самим ангелам нужно только любовь с земли, чтобы жить, а ту еще что-то с оболочкой, причем тоже живой. Прямо как создания с серединного мира.
Поняв, что он теперь является созданием серединного мира, стал искать еду. И как ангелу, животные стали ему в этом помогать, спасая и от неблагодарных зверей. Счастья у ангела не было предела. Но прошли дни, и защитники погибли. Он остался один. Духи леса помогали, но помогали, не попадая на глаза – у них и так много дел. Но ангелу нужен был друг близкий сердцу, с кем мог бы поговорить. Ангел впервые ощутил одиночество.
Однажды в один из пасмурных дней, ангел наткнулся на демона, что ушел из мира подземного. Он лежал на поле, где все цветущее увяло, где свет более не проникал. Ангел вступил на это поле и в миг прикосновения их, пролился дождь. Ангел спас демона и стал с ним жить. Ангел кормил демона, а демон был другом и защитником. Они привязались друг к другу.
Дожди стали лить чаще. Сильнее.
Прошли века, а ангел и демон жили вместе, радуясь каждому дню, не обращая внимание на ссоры верхних и нижних миров. Они были вместе – такие разные, но такие родные. Демон научился любить, в то время как ангел всегда любил всех и каждого, считая и демона. Но, к демону все же была тяга, а не просто любовь. Ангел любил всех, как и все ангелы, но каждый ангел любил всегда издали, и мог жить дальше, не тужась, если одна из любви умрет, ведь у ангела много-много любви – всё вокруг. А с демоном ангелу хотелось говорить и просто быть рядом.
Так появилось в мире первая чистая любовь.
Иногда, демон и ангел мечтали, что однажды, они соединятся и станут тем, что будет являть собой их обоих в одном. Может быть это возможно, ведь они не из этого мира и существа они совершенно иные. И мечта у них была такая. Они верили, что это возможно. И больше всего этого алчно желал демон, желая сделать свой свет только своим.
Так родилась алчность в любви. Темная ее сторона, где любящий не тужится о сердце возлюбленного существа.
Они вместе прожили тысячелетие, и однажды ангел встретил в лесу дочь Евы и был удивлен, печально удивлен. Дочь Евы помогла ему, когда его крылья зацепились среди грубых веток столетних деревьев. Она помогла ему и, улыбнувшись светлой улыбкой, дала ему яблоко. Он принял его и пошел домой, к демону. Демону не понравился запах исходивший от его светлого ангела. Ангел улыбнулся ему и отдал яблоко, рассказывая, что такие, когда то росли там, где он жил. Демон помрачнел и сказал, что теперь дом у ангела здесь и он Его свет. Пусть так будет всегда. Им вместе хорошо.
Проходили дни, и ангел чаще стал встречать ту девушку. Люди тогда еще не знали про ангелов и богов. А если знали, лишь легендами, что не были широко распространены. Девушка с радостью встречала ангела и рассказывала о мире, где живет она и другие дети Адама и Евы. А ангел с интересом все слушал, чтоб вечером обо всем рассказать демону, но демон каждый раз сильно злился, поэтому перестал. Но не перестал видеться с девушкой.
Девушка была очень красивой, и душа у нее была светлая, сродни с ангелом. Она была прекрасна, и ангел со временем стал привязываться к ней крепко. И потом, ангел полюбил ее так же сильно, как и демона. Дома, ангел и демон сильно ссорились, от того, что ангел хотел видеть мир, и хотел, что в их жизнь появилась и эта девушка. Демон не желал делить с кем-то свой свет, и был против. Демон желал девушке смерти и однажды он ее проклял. Девушка погибла от болезни, перед смертью, из последних сил дойдя до места встреч с ангелом, признаться ему в вечной любви. Ангел не понимал ее любовь, у него была другая любовь, которую ни одно земное создание, кроме демона не мог понять. Но одно было истиной, он ее любил, и сильно. Загоревав от той правды, что одна его сильная любовь убила другую, он ушел в лес, в глубь ее.
Во тьме леса, где не вступала еще нога неземных созданий, ангел встретил людей-полу-ангелов. Их еще называют земными ангелами, что часто являются людям и помогают им, живя среди них. Они охраняли тех демонов, что смели напасть на мир земной, от кого спас когда-то наш ангел. Тогда ангел в порыве горя поклялся стать для этих демонов и архангелов, что были обречены вечно бороться с друг другом, удерживая их силу, стать сосудом, и защитить тем мир от бремени, когда он станет тем, кто сможет выдержать этот груз. Ангелы-полу-люди согласились и обещали ждать тысячелетия.
Бредя вновь по лесу, ангел решил вернуться к той девушке и вернуть ее к жизни. Тридцать дней он молчал, не ел и не пил, не двигался и тем, собрал нужную силу. Девушка вернулась к жизни и, бросившись к ангелу в объятья, предложила прогуляться по ее миру. Ангел с радостью согласился, решил возвратиться к демону позже, чтоб рассказать про чудесный мир, а потом и показать. Но не успели они выйти из леса, как демон нашел их и в порыве гнева и ревности убил свой свет! Душераздирающий крик влюбленной девушки разбудило демона и, взглянув на сияющий кровь, на своих руках, что доходили до локтя, демон не выдержал и вырвал свое сердце из груди. Чтоб не ныло. Чтоб не болело.
Девушка осталась одна. Тело ее возлюбленного ангела стало частицей света и исчезло с закатом. Тело демона стало тенью и стало одним целым со всем, с приходом ночи. У дочери Адама и Евы впервые разбилось сердце, и она осталась одна…
С тех пор каждые пятьсот лет ангел перерождается среди людей и встречает своего перерожденного среди людей демона и становится его светом. Спасает. Потом встречает еще одну свою любовь – девушку. А после, демон убивает ангела, в порыве ревности, и вновь девушка остается одна. И вновь демон убивает себя, от горя совершенного деяния. И так каждые пятьсот лет.
Но однажды, в один из столетий случается то, о чем мечтали с первой их встречи ангел и демон – они становятся одним целым… Но это уже другая история и совсем другая легенда,но конец этой…

Короткие истории — Ангел и Демон

— Лети со мной! — крикнула Ангел Демону.

— Я не могу, у меня нет крыльев. Спускайся ко мне.

— Я не могу, я подожгу крылья!

Они беспомощно смотрели друг на друга. Эти трудности были не первыми в романе Ангела и Демона. Ангел, безумно любившая Демона, прыгнула вниз. Было больно, но Ангел летела навстречу любимым глазам. Вся израненная, она упала рядом с Демоном и застонала.

— Я спустилась к тебе, чтобы всегда быть вместе, — прошептала влюбленная Ангел.

— Я очень тебе признателен, спасибо.

Демон холодно смотрел на Ангела. Словно стена возникла между ними. Извечная стена между светом и тьмой.

— Почему ты не поможешь мне? — спросила Ангел.

— Потому что ты пленила меня своей недосягаемостью и белизной. А теперь ты рядом и такая доступная, грязный… Ты разрушила сказку. Зачем ты прыгнула сюда?!

Ангел беспомощно смотрела на Демона. Теперь и она видела его другими глазами. Раньше он был маленьким и беззащитным, а теперь он стал жестоким и бессердечным. Как можно было быть такой слепой?!

Демон повернулся и зашагал прочь, а Ангел осталась умирать в грязи, возле адского огня, без крыльев, без надежды и без веры. С небес на нее глядели другие ангелы, но они не могли ничего сделать.

И тут из самого темного угла появился другой Ангел. Он подошел к ней и протянул руку.

— Кто ты? — спросила Ангел у своего спасителя.

— Я Ангел, который влюбился в Демона, а она по своей натуре предала меня. Так каждый демон будет предавать каждого ангела. Но мы сильнее. Мы создадим здесь любовь, и она будет спасать нас в самые трудные времена.

И так в кромешной тьме и адском огне появилась частичка любви, которая спасала в самую злую минуту. И все демоны поняли, что все ангелы прекрасны именно оттого, что они любят все вокруг.

Комикс о любви Ангела и Демона: не пытайтесь разлучить влюбленных | ЛМК

История любви дерзкого ангела и Верховного короля демонов от автора Цзы Цзай — продолжается.

Это родственники демоненка, к ангелочку они не имеют никакого отношения!

Их любовь из разных миров не захотели принимать на небесах и чуть не уничтожили ангела. Даже после того, как они ушли на землю, следом за ними был отправлен отряд небесных рыцарей, который должен был найти их и уничтожить. В обоих случаях, влюбленным помог бывший парень ангела — парень морда-кирпичом. Благодаря ему, в самый последний момент им удалось отправиться в демонический мир, где их связи также, не были рады.

Так что сегодня я перевела несколько историй о том, какие преграды встали на пути у влюбленных, как только они прибыли в преисподнюю:

Чтобы не искушать судьбу, ангелочку приходилось практически все свое свободное время проводить внутри замка Верховного короля. На самом деле, между этими двумя событиями произошел еще один инцидент, который доказывает, что ангел довольно продолжительное время уже живет в мире демонов. Она безумно скучала по звездному небу, и Верховный король, решил создать его для нее.

Эта история есть в подборке: звезды для любимой

Тогда я еще не пыталась переводить историю Бабушки и Дедушки в том порядке, в котором ее придумал автор. Уже потом, когда их пара так полюбилась читателям, я решила так сделать.

Так что ничего удивительного, что когда демоны поняли, что их Король не собирается возвращать Ангела обратно, они начали придумывать новые козни, чтобы их разлучить:

Чтобы уж совсем развернуть ситуацию, автор комиксов Цзы Цзай, решил отправить Верховного короля, вслед за возлюбленной в лес. Видимо демон не нашел половинку в замке, и разволновавшись, отправился на ее поиски.

Ангельское свечение — помогло ему определить верное направление:

Действительно, наивность этих демонов поражает. Хотя они наверняка не знали, как Ангел колотила их Верховного короля до того, как влюбилась в него. Иначе, вряд ли бы они так смело рискнули попасться ей на глаза.

Надеюсь вам понравилась сегодняшняя история про Ангела и Демона от иллюстратора из Китая — Цзы Цзай. Этих двоих впереди ожидает еще множество приключений на пути к своему счастью.

Так что подписывайтесь на канал, чтобы ничего не пропустить, а я отвечу еще на пару вопросов, которую часто задают в комментариях:

1. А как Бабушка стала демоном? — История об этом уже есть на моем канале, и она так и называется в оглавлении по ссылке внизу.

2. Почему Бабушка и Дедушка? — Это истории-воспоминания о Бабушке и Дедушке одного из основных героев автора комиксов Цзы Цзай — «Сладкая парочка».

3. Почему не все пары? — Потому что еще не успела, но они (кроме одной — запрещенной) будут.

4. Когда прода? — Комиксы именно об этой паре выходят раз в неделю.

На этом всё! Буду благодарна за лайки и комментарии. ❤

Навигация по всем главам комиксов «Ангел и Демон»

Автор комиксов: Zizai

Перевод: ЛМК

Стихотворение «Ангел и демон», поэт Смагин Алексей

Дыханье ночи свежестью куражит,
Плетут интриги звёзды меж собой,
и разве, что луна, как есть расскажет
Сюжет, увиденной, истории одной.
Историю о том, как ангел светлый,
Морали и законам вопреки,
Предалась счастью и любви запретной,
Пройдя по краю выжженной реки.
Историю о том, как демон ночи,
Отрёкшийся от неземного рая,
Велению судьбы, что жизнь пророчит,
Предстал пред выбором, мучительно страдая.
Истории любовного романа
Луна была свидетелем невольным,
И всё, как есть, правдиво, без обмана,
Со сладостью и пережитой болью,
Она мне, как-то ночью рассказала.
И я, дословно записав рассказ,
Пытаясь рифмами украсить прозу,
поведаю его сейчас.

Покров ночи, собой, окутал землю,
Холодным мраком и кромешной тьмой,
И всё вокруг бездвиженно и дремлет,
Пытаясь насладиться тишиной.
Кусты сирени старого погоста
Отгородили кладбище стеной.
Лишь изредка сюда заходит в гости
Случайный путник, путь срезая свой.
Здесь ночью жуть. Здесь бесово отродье,
Желая мерзкую, очередную блажь
Коварных замыслов своих исполнить,
Слетаются на нечисти шабаш.
Взмахнув крылом, разрезав воздух чистый,
Нарушив перьями ночную тишину,
Порочный ангел мощный, мускулистый,
Взлетел и устремился в темноту.
И ангелом его назвать не верно,
Он падший ангел, ныне демон ночи,
И репутация его довольно скверна.
Он воплощение тёмных сил… А впрочем,
Не нам судить, не зная злодеяний,
На всё судья — один лишь только Бог.
Не всем понять, увы, чужих страданий
От выбранных, не правильных дорог.

Пусть демона — Демитрий назовём.
Луна его похоже называла,
Когда рассказывала нам о нём,
Хоть точно имени его не знала.

Взошла луна и ночь посеребрила,
Своим мерцанием звёзды воссияли,
И после дня, земля уже остыла.
Вокруг окуталось всё в сумрачной печали.
Коварный демон знает своё дело
И лишь завидя путника в ночи,
Его накроет своим грозным телом,
Нагонит страх и жутко закричит.
Стальные сети разбросав по свету,
Он ищет жертву, будто бы паук.
Ты лишь узнаешь демона приметы,
Когда услышишь страшный жуткий звук
Сетей, смыкающиеся стальные нити
Затягивая крепче и сильней,
Чтоб обездвижить, усмерить от прыти,
И воле мерзкой подчинить своей.
Ждут путника в ночи большие смуты,
Видения, измены и соблазны.
И в эти проведённые минуты
Исход возможен до маразма разный.
Попав в ловушку тёмной паутины,
Уж вырваться из цепких тёмных лап,
лишь малый шанс. Глубокая рутина
Засасывает, коль душою слаб.
В итоге сущность демона проста:
Всё, что грехов хоть как-нибудь касается,
он правит балом — он и сатана.
Людскими душами, упавшими, питаются.

Стоит на перепутье с утром ночь,
Подкрашивает тьму прекрасный свет,
И демон ночи улетает прочь…
Своим величаем пожаловал рассвет!
Рассеивается ночная тьма,
Уходит холод, исчезает страх.
Несёт в себе и счастья и тепла,
Любви и радости, и света взмах
Сияющего белого крыла,
В обличье женском, ангела святого.
Своей любовью и добром она
Способна одарить любого.
И ничего её прекрасней нет.
Она живая… С ней живой рассвет!
Дыханье ангела — дыхание небес,
Невинность детская и лёгкость от присутствия.
Дыханье ангела любой снимает стресс,
Но ощутимо ангела отсутствие.
Без ангела ломается душа.
Без ангела и страхи, и страдания.
Поддавшись демону, без ангела, греша,
Мутнеет, меркнет полностью сознание.
Где нету ангела, тому лишь демон рад,
Вогнав в грехи и скинув душу в ад.
Лишь только милый ангел рядом станет,
Душе людской надежда на спасение.
И как бы сладостно собою грех не манит,
Спасёт лишь ангела прикосновение.
Кто б ни был ты, одно лишь только знай:
Лишь с ангелом в душе дорога в рай!

Со слов луны, божественного лика
Святого ангела все звали Анжелика.

Как нам известно, грех и чистота
Обычно не в ладах между собой.
Как две дилеммы — грязь и красота,
Они отделены чертой.
Добро во благо, зло же заблуждение,
Зло, как болезнь — больным не повезло,
А доброта — от злого исцеление,
Живут на разных сторонах дорог.
Добро и зло, друг-друга вытесняя,
От бытия всех жизненных тревог,
Ликуя демон, ангел помогая.
                            
Однажды, как то тёплым летним днём,
Стояла солнечная, чудная погода.
Буквально всё здесь было обо всём,
Во всей своей красе была природа.
Такая тишина, а поутру
Деревья листьями играли на ветру.
Трава была в росе и соловьи
Так сладко пели песенки свои.
Лишь только солнце поднялось в зенит,
Лучами тёплыми всю землю согревая,
Глядь… и луна, голубушка, не спит.
Луна и солнце вместе день встречают.
Ни облачка на небе — пустота,
Божественная, право, красота!
Земные краски радуют теплом.
Зелёный цвет земле, как насыщение
И в отражение водно-голубом,
Собой чарует чудное творение.

Расправив крылья, над землёй паря
И наслаждаясь матушкой природой,
Несуще радость и добро творя,
Летает ангел. Гордою свободой
Его дыхание, его лучистый свет,
Развеявшись, летит на всё живое.
Всё тусклое приобретает цвет —
Дыханье ангела, оно такое.
Дыханье ангела, в нём жизнь, в нём дух прекрас.
Лишь всё живое ото сна проснётся,
Ты счастье обретёшь тот час,
Коль ангел до тебя коснётся.

А ангел пел, тем временем и веселился,
Играя с птицами, как бабочка порхая,
И восхищаясь жизненным крупицам,
Во всё живое красоту вдыхая.
Игривое дитя, счастливый взгляд
И этот взгляд всему живому рад.
За играми и радостным весельем
Бежало время бешено вперёд,
И не заметив ночи приближения,
Без хлопот жизненных и без забот,
Анжелика, с невинными глазами,
Планируя по воздуху, как птица,
Стремительно, не передать словами,
Летела в даль. Но что это твориться
Средь облаков? Запутанные нити,
Демитрием разбросанные смело,
Чтоб жертву сразу усмирить от прыти,
Пришла пора и вышел он на дело.
Анжелика ловушку не узрев,
Вдруг оказалась в пагубной пучине.
Остановится просто не успев,
Погрязла в, демона сплетённой, паутине.
А демон тут как тут, он жертве рад.
Переполняет демона азарт.
Он тянет нить, затягивая сеть,
Стараясь в ночь глухую всё успеть.
Но, Боже, что это? Анжелику пленило
Вовсе не сеть, не демона аркан.
Она про сеть, как будто бы забыла,
Демитрия увидя. Дикий план
Быть обречён у демона провалом.
И это стало лишь всему началом.
Поддалась ангел чувствам. Глубоко
Ей в сердце врезалась стрела Амура.
Дыша неровно, с дрожью и легко,
Расслаблена в сетях её фигура.
От демона не отрывая глаз,
Таких влюблённых, с сладкою истомой,
Стараясь выстроить из сумасшедших фраз,
Мелодию любви знакомой,
Анжелика начла свой разговор.
Пьянящая и сладостная речь
Для демона была, как приговор.
Остолбенел… как будто бы картечь
Его могучее, видавшее всё, тело
Со всех сторон, убийственно, пронзило.
И он стоял, весь грозный, так не смело
И слушал то, что ангел говорила:
— Мой господин, тебе я преклоняюсь,
  Сразил меня ты сразу наповал.
  Не от сетей твоих стальных я маюсь,
  Меня сразил ты сам, и отобрал
  Моё спокойствие… пьяна я без вина.
  Тебя, Демитрий, лишь я увидала,
  Я поняла… в тебя я влюблена!
  И рада, что сегодня повстречала
  Тебя, мой милый, на своём пути.
  Что я влюблюсь в тебя, того не знала,
  За это ты меня, любовь моя, прости.
Опешивший Демитрий в ступор впал
И начал сети с ангела снимать.
Куда же грозный вид его пропал?
Не знал, что ангелу на всё сказать.
Распутав ангела, пленить её не стал,
И лишь опомнившись,с иронией сказал:
— Твои слова, я право, не пойму.
  В меня влюбилась?! бред… но почему?
  Меня, мой свет, должна ты ненавидеть,
  Ведь, нечисть я, посмел тебя обидеть.
Сказав Демитрий это, весь вспотел.
С трудом ему давалось строить фразы.
Растерянный он, устремился прочь… и потемнел
Его, от неожиданности разум.
«Анжелика, ну как она могла
Влюбиться в демона»,- но всё не мог понять.
Слова её — небесные слова!
Спокойно он не мог уж больше спать.
Толи в беспамятстве, а может быть в бреду
Демитрий был. К чему я всё веду:
Какая то неведомая сила
К Анжелике его толкала.
Он чувствовал, что уж невыносимо
В душе его, как будто, стало.
Не понимая этих странных перемен,
Пытался демон, что то получить взамен,
Но из всего, ничто не выходило.
Зачем же с ним она так поступила?!
Ну разве не могла она влюбиться
В кого-нибудь ещё… но не в него?
Ведь он в делах любви совсем тупица,
Он в них не понимает ничего.
Анжелика же, ночи напролёт,
В подушку мягкую, уткнувшися ревёт.
Неужто в жизни больше не увидит
Демитрия она. И как же дальше жить?
Исход, конечно же, понятно очевиден,
Возможно он уже успел её забыть.
Померкло всё и день уже не светел,
Весёлый ангел мается, страдает.
Ночные сети превратились в пепел
И демон тоже больше не летает.
И вот на перепутье ночи с днём,
Когда Анжелика всё думала о нём,
Они негаданно друг-друга повстречали.
Сначала тяжело молчали,
Потом пытались, что то невпопад.
И вдруг, как будто электрический разряд
Демитрия, сквозь тело всё, пронзил.
И он, собравшись с мыслями, спросил:
— Хотела б ты, прекраснейшая дева,
  Чтоб все твои исполнились мечты?
— О да, мой повелитель, несомненно,
  Мои мечты, ты знаешь — это ты!
— Чего ты хочешь, юная богиня?
  И перед демоном зачем же преклоняешь
  Ты голову свою. И своё имя
  Испачкаешь… ведь разве ты не знаешь?
  Ты так светла и ангельски невинна,
  Собой тебя я только омрачу.
— Я знаю. Но выходит значит видно
  Судьба такая. Этого хочу!
  Тебя на свете нету мне милее
  И пусть ты для кого-то демон ночи,
  Ты для меня и солнышка светлее.
  Я влюблена в чарующие очи,
  В твою сияющую яркую улыбку,
  В твою беснующую лёгкую походку.
  Будь мне водой, я стану твоей рыбкой.
  Хочу я быть твоей счастливою находкой.
  Мне так важны твои прикосновения,
  От них мурашки и тепло по телу.
  Ты мой наркотик, ты моё спасение.
  Тебя… тебя хочу пустить по вене.
  Тебя хочу, чтоб был всегда со мною,
  Хочу я чувствовать твоё дыхание.
  О, милый, я больна тобою,
  Лишь нет тебя и в миг одни страдания.
  Лишь нет тебя, тоска одолевает,
  Болит душа, на сердце злая стужа,
  Душа моя лишь одного желает:
  Тебя, мой милый! Ты мне очень нужен!
Анжелика так сладко говорила,
Как будто ангельскую песню пела.
Но вот, что разные они, она забыла…
А может быть и думать не хотела.
Глаза её святились. Вновь и вновь
Она кричать хотела про любовь!

Демитрий выслушав, себя собрал,
Недоуменно вторить продолжал:
— Но я же демон, вожделение страсти,
  Я грех несущий, тягостный, из ада.
  Зачем тебе ненужные напасти?
  Зачем, скажи, тебе всё это надо?
  Зачем ты на душу берёшь такую тягость?
  Со мною быть большое преступление.
  Тебе со мною будет жизнь не в радость
  И от грехов не будет искупления.
  В кошмар я превращу всю жизнь твою.
  Тебя ведь, ангел, даже не люблю.
  Ведь ад — мой дом, ему я только рад.
  Со мной тебя из рая свергнут в ад.
Но ангел лишь вздохнула, улыбнувшись
И молвила, к Демитрию прильнувшись:
— Мне рая, милый, без тебя не надо.
  Рай без тебя, страшней любого ада.
  А если, милый, ад твой дом родной,
  То значит это будет дом и мой.
И заблестели демона глаза
От нежных слов. Счастливая слеза
Щеку смочила. Растопила лёд
Анжелика Демитрию. И вот
Крепки объятия, прикосновения,
Желанный поцелуй… у вас сомнения,
Что это было так? Да так и было.
Я рассказал без пафоса и фальши.
Вот может лишь луна чего забыла
В истории, что этой было дальше?
Но из других источников я слышал,
Что связь Анжелики Демитрия крепка.
Быть может приукрасил я слегка,
Чтобы роман красивый вышел.
Но тут, наверное, и без моих прекрас
Понятен всем чарующий рассказ.
Любовь… она на многое способна.
Она волнующа, нежна и бесподобна!
Попробовав большой любви глоток,
Искать уже желаешь весь исток.
И даже мёртвые сердца и ледяные
В любви теплеют и становятся живые.

Дыханье ночи свежестью куражит,
Плетут интриги звёзды меж собой,
и разве, что луна, как есть расскажет
Сюжет, увиденной, истории одной.
Историю о том, как ангел светлый,
Морали и законам вопреки,
Предалась счастью и любви запретной,
Пройдя по краю выжженной реки.
Историю о том, как демон ночи,
Отрёкшийся от неземного рая,
Велению судьбы, что жизнь пророчит,
Предстал пред выбором, мучительно страдая.
Истории любовного романа
Луна была свидетелем невольным,
И всё, как есть, правдиво, без обмана,
Со сладостью и пережитой болью,
Она мне, как-то ночью рассказала.
И я, дословно записав рассказ,
Пытаясь рифмами украсить прозу,
поведаю его сейчас.

Покров ночи, собой, окутал землю,
Холодным мраком и кромешной тьмой,
И всё вокруг бездвиженно и дремлет,
Пытаясь насладиться тишиной.
Кусты сирени старого погоста
Отгородили кладбище стеной.
Лишь изредка сюда заходит в гости
Случайный путник, путь срезая свой.
Здесь ночью жуть. Здесь бесово отродье,
Желая мерзкую, очередную блажь
Коварных замыслов своих исполнить,
Слетаются на нечисти шабаш.
Взмахнув крылом, разрезав воздух чистый,
Нарушив перьями ночную тишину,
Порочный ангел мощный, мускулистый,
Взлетел и устремился в темноту.
И ангелом его назвать не верно,
Он падший ангел, ныне демон ночи,
И репутация его довольно скверна.
Он воплощение тёмных сил… А впрочем,
Не нам судить, не зная злодеяний,
На всё судья — один лишь только Бог.
Не всем понять, увы, чужих страданий
От выбранных, не правильных дорог.

Пусть демона — Демитрий назовём.
Луна его похоже называла,
Когда рассказывала нам о нём,
Хоть точно имени его не знала.

Взошла луна и ночь посеребрила,
Своим мерцанием звёзды воссияли,
И после дня, земля уже остыла.
Вокруг окуталось всё в сумрачной печали.
Коварный демон знает своё дело
И лишь завидя путника в ночи,
Его накроет своим грозным телом,
Нагонит страх и жутко закричит.
Стальные сети разбросав по свету,
Он ищет жертву, будто бы паук.
Ты лишь узнаешь демона приметы,
Когда услышишь страшный жуткий звук
Сетей, смыкающиеся стальные нити
Затягивая крепче и сильней,
Чтоб обездвижить, усмерить от прыти,
И воле мерзкой подчинить своей.
Ждут путника в ночи большие смуты,
Видения, измены и соблазны.
И в эти проведённые минуты
Исход возможен до маразма разный.
Попав в ловушку тёмной паутины,
Уж вырваться из цепких тёмных лап,
лишь малый шанс. Глубокая рутина
Засасывает, коль душою слаб.
В итоге сущность демона проста:
Всё, что грехов хоть как-нибудь касается,
он правит балом — он и сатана.
Людскими душами, упавшими, питаются.

Стоит на перепутье с утром ночь,
Подкрашивает тьму прекрасный свет,
И демон ночи улетает прочь…
Своим величаем пожаловал рассвет!
Рассеивается ночная тьма,
Уходит холод, исчезает страх.
Несёт в себе и счастья и тепла,
Любви и радости, и света взмах
Сияющего белого крыла,
В обличье женском, ангела святого.
Своей любовью и добром она
Способна одарить любого.
И ничего её прекрасней нет.
Она живая… С ней живой рассвет!
Дыханье ангела — дыхание небес,
Невинность детская и лёгкость от присутствия.
Дыханье ангела любой снимает стресс,
Но ощутимо ангела отсутствие.
Без ангела ломается душа.
Без ангела и страхи, и страдания.
Поддавшись демону, без ангела, греша,
Мутнеет, меркнет полностью сознание.
Где нету ангела, тому лишь демон рад,
Вогнав в грехи и скинув душу в ад.
Лишь только милый ангел рядом станет,
Душе людской надежда на спасение.
И как бы сладостно собою грех не манит,
Спасёт лишь ангела прикосновение.
Кто б ни был ты, одно лишь только знай:
Лишь с ангелом в душе дорога в рай!

Со слов луны, божественного лика
Святого ангела все звали Анжелика.

Как нам известно, грех и чистота
Обычно не в ладах между собой.
Как две дилеммы — грязь и красота,
Они отделены чертой.
Добро во благо, зло же заблуждение,
Зло, как болезнь — больным не повезло,
А доброта — от злого исцеление,
Живут на разных сторонах дорог.
Добро и зло, друг-друга вытесняя,
От бытия всех жизненных тревог,
Ликуя демон, ангел помогая.
                            
Однажды, как то тёплым летним днём,
Стояла солнечная, чудная погода.
Буквально всё здесь было обо всём,
Во всей своей красе была природа.
Такая тишина, а поутру
Деревья листьями играли на ветру.
Трава была в росе и соловьи
Так сладко пели песенки свои.
Лишь только солнце поднялось в зенит,
Лучами тёплыми всю землю согревая,
Глядь… и луна, голубушка, не спит.
Луна и солнце вместе день встречают.
Ни облачка на небе — пустота,
Божественная, право, красота!
Земные краски радуют теплом.
Зелёный цвет земле, как насыщение
И в отражение водно-голубом,
Собой чарует чудное творение.

Расправив крылья, над землёй паря
И наслаждаясь матушкой природой,
Несуще радость и добро творя,
Летает ангел. Гордою свободой
Его дыхание, его лучистый свет,
Развеявшись, летит на всё живое.
Всё тусклое приобретает цвет —
Дыханье ангела, оно такое.
Дыханье ангела, в нём жизнь, в нём дух прекрас.
Лишь всё живое ото сна проснётся,
Ты счастье обретёшь тот час,
Коль ангел до тебя коснётся.

А ангел пел, тем временем и веселился,
Играя с птицами, как бабочка порхая,
И восхищаясь жизненным крупицам,
Во всё живое красоту вдыхая.
Игривое дитя, счастливый взгляд
И этот взгляд всему живому рад.
За играми и радостным весельем
Бежало время бешено вперёд,
И не заметив ночи приближения,
Без хлопот жизненных и без забот,
Анжелика, с невинными глазами,
Планируя по воздуху, как птица,
Стремительно, не передать словами,
Летела в даль. Но что это твориться
Средь облаков? Запутанные нити,
Демитрием разбросанные смело,
Чтоб жертву сразу усмирить от прыти,
Пришла пора и вышел он на дело.
Анжелика ловушку не узрев,
Вдруг оказалась в пагубной пучине.
Остановится просто не успев,
Погрязла в, демона сплетённой, паутине.
А демон тут как тут, он жертве рад.
Переполняет демона азарт.
Он тянет нить, затягивая сеть,
Стараясь в ночь глухую всё успеть.
Но, Боже, что это? Анжелику пленило
Вовсе не сеть, не демона аркан.
Она про сеть, как будто бы забыла,
Демитрия увидя. Дикий план
Быть обречён у демона провалом.
И это стало лишь всему началом.
Поддалась ангел чувствам. Глубоко
Ей в сердце врезалась стрела Амура.
Дыша неровно, с дрожью и легко,
Расслаблена в сетях её фигура.
От демона не отрывая глаз,
Таких влюблённых, с сладкою истомой,
Стараясь выстроить из сумасшедших фраз,
Мелодию любви знакомой,
Анжелика начла свой разговор.
Пьянящая и сладостная речь
Для демона была, как приговор.
Остолбенел… как будто бы картечь
Его могучее, видавшее всё, тело
Со всех сторон, убийственно, пронзило.
И он стоял, весь грозный, так не смело
И слушал то, что ангел говорила:
— Мой господин, тебе я преклоняюсь,
  Сразил меня ты сразу наповал.
  Не от сетей твоих стальных я маюсь,
  Меня сразил ты сам, и отобрал
  Моё спокойствие… пьяна я без вина.
  Тебя, Демитрий, лишь я увидала,
  Я поняла… в тебя я влюблена!
  И рада, что сегодня повстречала
  Тебя, мой милый, на своём пути.
  Что я влюблюсь в тебя, того не знала,
  За это ты меня, любовь моя, прости.
Опешивший Демитрий в ступор впал
И начал сети с ангела снимать.
Куда же грозный вид его пропал?
Не знал, что ангелу на всё сказать.
Распутав ангела, пленить её не стал,
И лишь опомнившись,с иронией сказал:
— Твои слова, я право, не пойму.
  В меня влюбилась?! бред… но почему?
  Меня, мой свет, должна ты ненавидеть,
  Ведь, нечисть я, посмел тебя обидеть.
Сказав Демитрий это, весь вспотел.
С трудом ему давалось строить фразы.
Растерянный он, устремился прочь… и потемнел
Его, от неожиданности разум.
«Анжелика, ну как она могла
Влюбиться в демона»,- он всё не мог понять.
Слова её — небесные слова!
Спокойно он не мог уж больше спать.
Толи в беспамятстве, а может быть в бреду
Демитрий был. К чему я всё веду:
Какая то неведомая сила
К Анжелике его толкала.
Он чувствовал, что уж невыносимо
В душе его, как будто, стало.
Не понимая этих странных перемен,
Пытался демон, что то получить взамен,
Но из всего, ничто не выходило.
Зачем же с ним она так поступила?!
Ну разве не могла она влюбиться
В кого-нибудь ещё… но не в него?
Ведь он в делах любви совсем тупица,
Он в них не понимает ничего.
Анжелика же, ночи напролёт,
В подушку мягкую, уткнувшися ревёт.
Неужто в жизни больше не увидит
Демитрия она. И как же дальше жить?
Исход, конечно же, понятно очевиден,
Возможно он уже успел её забыть.
Померкло всё и день уже не светел,
Весёлый ангел мается, страдает.
Ночные сети превратились в пепел
И демон тоже больше не летает.
И вот на перепутье ночи с днём,
Когда Анжелика всё думала о нём,
Они негаданно друг-друга повстречали.
Сначала тяжело молчали,
Потом пытались, что то невпопад.
И вдруг, как будто электрический разряд
Демитрия, сквозь тело всё, пронзил.
И он, собравшись с мыслями, спросил:
— Хотела б ты, прекраснейшая дева,
  Чтоб все твои исполнились мечты?
— О да, мой повелитель, несомненно,
  Мои мечты, ты знаешь — это ты!
— Чего ты хочешь, юная богиня?
  И перед демоном зачем же преклоняешь
  Ты голову свою. И своё имя
  Испачкаешь… ведь разве ты не знаешь?
  Ты так светла и ангельски невинна,
  Собой тебя я только омрачу.
— Я знаю. Но выходит значит видно
  Судьба такая. Этого хочу!
  Тебя на свете нету мне милее
  И пусть ты для кого-то демон ночи,
  Ты для меня и солнышка светлее.
  Я влюблена в чарующие очи,
  В твою сияющую яркую улыбку,
  В твою беснующую лёгкую походку.
  Будь мне водой, я стану твоей рыбкой.
  Хочу я быть твоей счастливою находкой.
  Мне так важны твои прикосновения,
  От них мурашки и тепло по телу.
  Ты мой наркотик, ты моё спасение.
  Тебя… тебя хочу пустить по вене.
  Тебя хочу, чтоб был всегда со мною,
  Хочу я чувствовать твоё дыхание.
  О, милый, я больна тобою,
  Лишь нет тебя и в миг одни страдания.
  Лишь нет тебя, тоска одолевает,
  Болит душа, на сердце злая стужа,
  Душа моя лишь одного желает:
  Тебя, мой милый! Ты мне очень нужен!
Анжелика так сладко говорила,
Как будто ангельскую песню пела.
Но вот, что разные они, она забыла…
А может быть и думать не хотела.
Глаза её святились. Вновь и вновь
Она кричать хотела про любовь!

Демитрий выслушав, себя собрал,
Недоуменно вторить продолжал:
— Но я же демон, вожделение страсти,
  Я грех несущий, тягостный, из ада.
  Зачем тебе ненужные напасти?
  Зачем, скажи, тебе всё это надо?
  Зачем ты на душу берёшь такую тягость?
  Со мною быть большое преступление.
  Тебе со мною будет жизнь не в радость
  И от грехов не будет искупления.
  В кошмар я превращу всю жизнь твою.
  Тебя ведь, ангел, даже не люблю.
  Ведь ад — мой дом, ему я только рад.
  Со мной тебя из рая свергнут в ад.
Но ангел лишь вздохнула, улыбнувшись
И молвила, к Демитрию прильнувшись:
— Мне рая, милый, без тебя не надо.
  Рай без тебя, страшней любого ада.
  А если, милый, ад твой дом родной,
  То значит это будет дом и мой.
И заблестели демона глаза
От нежных слов. Счастливая слеза
Щеку смочила. Растопила лёд
Анжелика Демитрию. И вот
Крепки объятия, прикосновения,
Желанный поцелуй… у вас сомнения,
Что это было так? Да так и было.
Я рассказал без пафоса и фальши.
Вот может лишь луна чего забыла
В истории, что этой было дальше?
Но из других источников я слышал,
Что связь Анжелики Демитрия крепка.
Быть может приукрасил я слегка,
Чтобы роман красивый вышел.
Но тут, наверное, и без моих прекрас
Понятен всем чарующий рассказ.
Любовь… она на многое способна.
Она волнующа, нежна и бесподобна!
Попробовав большой любви глоток,
Искать уже желаешь весь исток.
И даже мёртвые сердца и ледяные
В любви теплеют и становятся живые.

Слава Азазеля в Откровении Авраама

“Подобие небес”: Слава Азазеля в Откровении Авраама

Андрей А. Орлов (Университет Маркетт)

… Теперь приобщись к глубокому и святому таинству веры, символу мужского и женского начал вселенной…. Се черта, на которой мужское и женское начало соединяются, вместе образуя всадника на змие, которого символизирует Азазель.

Книга Зогар I.152b–153a

Введение

В 14-й главе Откровения Авраама, иудейского псевдоэпиграфа первых веков христианской эры, содержится загадочное предание о необычайной силе, данной главному отрицательному персонажу этого повествования — падшему ангелу Азазелю. В этом апокрифическом произведении небесный наставник Авраама, ангел Иаоил, предупреждает своего земного подопечного, героя веры, о том, что Бог наделил его эсхатологического противника Азазеля особой волей и “тяжестью,” в отличие от противостоящих ему. Эта загадочная “тяжесть” (слав. тягота), которой был наделён демон, долгое время была своего рода загадкой для исследователей славянского апокалипсиса. Один из учёных, Рышард Рубинкевич, выдвинул гипотезу, согласно которой славянское слово “тягота,” найденное в Отк. Авр. 14:13, может быть техническим термином для передачи еврейского слова Кавод (dwbk). Рубинкевич предположил, что в оригинальном тексте было использовано слово dwbk, которое можно перевести и как “тяжесть,” и как “слава,” поэтому высказывание, в котором встречается это слово, может быть переведено следующим образом: “Бог… даровал ему [Азазелю] славу и волю….” Согласно Рубинкевичу, эта семантическая двусмысленность слова сама собой обуславливает особенности его славянского перевода.

Вполне возможно, учитывая серьёзное влияние Книги Иезекииля и её истолкований на содержание Откровения Авраама, что авторы апокрифа хорошо знали технический смысл слова Кавод – понятия, столь важного для книги одного из величайших пророков. Но перенос образности, обычно связываемой с явлением Божества, на весьма сомнительного персонажа истории озадачивает читателя. Ведь символика Кавод обладает совершенно особым статусом, закрепленным в традициях Библии и псевдоэпиграфов только за немногими избранными небесными обитателями и посланниками. Функция этой символики заключается в том, чтобы подчёркивать уникальное положение её носителей в вышней области vis-à-vis Божества. В связи с этим можно ли предположить, что странное предание о славе Азазеля свидетельствует в пользу того, что авторы славянского апокалипсиса стремились изобразить падшего ангела своего рода прямым антагонистом Божества, обладающем поистине уникальными свойствами, имитирующими Божественные качества и покушающемся на них?

При ближайшем рассмотрении псевдоэпиграфа в нём открывается поражающая воображение дуалистическая симметрия символов, которая не ограничивается необычными свойствами падшего ангела и представляет собой одну из главных идеологических тенденций славянского апокалипсиса. Некоторые исследователи уже отмечали загадочность богословской вселенной славянского апокалипсиса, в которой наблюдается парадоксальная симметрия сфер добра и зла: эти области в авраамическом псевдоэпиграфе изображены не просто как соперничающие, но как будто бы скопированные, списанные друг с друга.

В научной литературе уже отмечалось, что поразительная выразительность этих дуалистических симметричных построений, пронизывающих всё повествование Откровения Авраама, позволяет рассматривать их в качестве одного из самых противоречивых и загадочных свойств данного текста. Вместе с тем следует отметить, что подобный дуалистический принцип гораздо ярче проявлен во второй, апокалиптической части этого произведения, где герой веры получает загадочное откровение от Божества о дарованной Азазелю необычайной силе.

Размышляя об этом развитии понятий, Майкл Стоун обращает внимание на предания, отражённые в главах 20, 22 и 29, где указание на власть Азазеля в мире, которую он разделяет с Богом, сопровождается мыслью о том, что “Сам Бог дал ему власть над злыми.” Стоун подчёркивает дуалистический характер этих идей.

Джон Коллинз исследует другую группу интересных традиций, которая может быть найдена во второй части Откровения, в которой человечество описывается в качестве разделённого на две части – одна из которых находится на правой стороне, а другая на левой и представленные, соответственно, избранным народом и язычниками. Эти две группы обозначены в тексте апокрифа как “удел Божий” и “удел Азазеля.” Коллинз утверждает, что “подобное симметричное разделение предполагает дуалистический взгляд на мир.” Далее он отмечает, что “природа и степень дуализма этого текста – одна из самых сложных проблем интерпретации Откровения Авраама.”

Рышард Рубинкевич, хотя и отрицает “абсолютный” или “онтологический” дуализм Откровения Авраама, допускает, что на тексте псевдоэпиграфа сказались некоторые дуалистические тенденции, касающиеся нравственных, пространственных и временных аспектов.

В противоположность мнению Рубинкевича, Джордж Генри Бокс усматривает в самом изображении пространства и времени повествования прямое доказательство “радикально дуалистической” позиции автора Откровения. Бокс настаивает на том, “что радикальный дуализм этой книги проявляется не только в строгом разделении человечества на две группы, соответственно иудеев и язычников, но и в ясно обозначенном противопоставлении двух веков, нынешнего века нечестия и будущего века праведности…”

Другой выдающийся исследователь этого славянского текста, Марк Филоненко, разбирая симметричность позиции Иаоила и Азазеля, замечает необычный модус взаимодействия этих двух духов, доброго и злого. Он отмечает, что их борьба ведётся не напрямую, но опосредовано через человека — Авраама. Патриарх изображается в псевдоэпиграфе в качестве особого места битвы, на котором и развертывается противостояние между этими двумя духовными силами. Филоненко усматривает в такой антропологической интернализации и переносе духовного конфликта во внутреннюю жизнь персонажа, особый извод дуалистического мировоззрения, нашедший себе место в Кумранских источниках, включая Наставление о Двух Духах (1QS 3:13 – 4:26), где Князь Светов и Ангел Тьмы воюют друг с другом в сердце человеческом.

Перечисленные предположения исследователей о дуалистических тенденциях в тексте Откровения Авраама, выраженных в симметричном соотношении Божественной и демонической области, мира Бога и мира Азазеля, требуют дальнейшего прояснения, которое обещает весьма продуктивные результаты. В данной статье мы попытаемся исследовать некоторые примеры дуалистической симметрии, находящиеся в славянском псевдоэпиграфе, при этом сосредоточившись на особой образности “богоявления,” применяемой к главному отрицательному персонажу – демону Азазелю.

Наследие Азазеля

Предание о двух эсхатологических “жребиях” или “уделах” человечества во второй части изучаемого источника долгое время озадачивало всех тех, кто осмеливался изучать славянский апокалипсис. Читая эти поразительные описания, исследователи авраамического псевдоэпиграфа часто пытались установить возможные связи подобного символизма уделов с дуалистическими тенденциями некоторых текстов Кумрана, для которых также важна образность двух эсхатологических жребиев. Так, в свитках Мёртвого моря, мы также находим широкое использование образа двух участей людей земли, где всё человечество описывается как разделённое на два противоположных, и порой взаимоисключающих лагеря, которые должны встретиться друг с другом в последней решающей битве.

Часто отмечалось, что загадочная символика эсхатологических эпизодов, встречающаяся в некоторых текстах Кумрана, принимает формы дуалистических симметричных соответствий, в которых выстраиваются парадоксальные дихотомии света и тьмы, добра и зла, избранничества и отверженности. Такая дуалистическая “зеркальность” уделов часто подкреплена символическим смыслом имён предводителей этих эсхатологических “жребиев,” особые именования которых порой предназначены для полемической деконструкции кличек и титулов их соперников: Мелхиседека и Мелхиреши, Ангела Света и Князя Тьмы.

Такая же последовательная образность эсхатологических уделов человечества просматривается и в Откровении Авраама. Символика двух жребиев подробно разрабатывается на протяжении всей второй, апокалиптической части псевдоэпиграфа. Исследователи уже отмечали, что подробная понятийная проработка панорам двух уделов напоминает не только об эсхатологических реинтерпретациях, описанных в Кумранских документах, но также и о двух жертвенных жребиях, занимающих важное место в обряде дня Йом Киппур, и весьма подробно описанных в библейских и раввинистических источниках. Уже отмечалось, что слово “жребий” (слав. “часть”), которое мы находим в славянском псевдоэпиграфе, и которое можно соотнести с еврейским lrwg, является очень важным культовым термином, часто встречающимся как в обрядовых описаниях библейского и раввинистического происхождения, так в эсхатологических повествованиях Кумранских источников.

Подобно тому, как в Кумранских документах жребии соотнесены с определёнными персонажами – ангельскими (Велиар, Ангел Светов) или человеческими (Мелхиседек), в Откровении Авраама уделы человечества также неразрывно связаны с главными героями повествования – падшим ангелом Азазелем и вознесённым на небеса патриархом Авраамом.

Обращает на себя внимание и то, что в Откровении Авраама, как и в Кумранских документах, жребий праведных часто обозначается в качестве жребия Божества (“въ жребии моемь”), как, например, в Отк. Авр. 20:1-5:

И рече къ мнѣ прѣжѣ вѣкъ Крѣпокъ: “Авраме!” И ркохъ: “Се азъ.” И рече: “Съглядаи свыше яже суть подъ тобою звѣзды, ищеты я и повѣжи чисмя ихъ!” И ркохъ: “Когда возмогу, имъже азъ есмь чловѣкъ!” И рече ми: “Яко чисмя звѣздное и силу ихъ положю сѣмени твоему языкъ людии и люди отлучены мнѣ въ жребии моемь съ Азазиломъ.”

Если сходство в описаниях “уделов” в Откровении Авраама и Кумранских рукописях часто отмечалось и подчёркивалось исследователями, то различия в описании этих эсхатологических жребиев и их носителей оставались в тени.

Интересно то, что дуалистическая образность эсхатологических уделов в славянском апокалипсисе выходит на новый, ещё более радикальный уровень, нежели в свитках Мёртвого моря. Так, Откровение Авраама пытается наделить главного отрицательного персонажа своего повествования и его жребий особыми характеристиками и свойствами, которые в Кумранских источниках применяются исключительно и только для описания праведного удела человечества. Одно из таких свойств – это понятие “наследия” или “достояния,” термин, который занимает очень важное место как в свитках Мёртвого моря, так и в славянском апокалипсисе.

Так, в рассуждении в из 14-й главы псевдоэпиграфа излагается весьма загадочное предание об особом “наследии,” данном падшему ангелу Азазелю:

… Есть бо достояние твое на сущая с тобою съ звездами и облаки раждающаяся чловѣки ихъже часть еси ты и бытиемъ твоимъ суть ти….

Одной из поразительных черт этого эпизода, отраженного в Отк. Авр. 14:6, является понятие эсхатологической “доли,” или как сказано в славянском тексте, “части” Азазеля, которая соединяется здесь с другим термином – “наследие” (слав. “достояние”). Более того, оба термина понимаются в славянском апокалипсисе в качестве терминов своего рода взаимозаменяемых.

Такая терминологическая связь не может не занимать нас, поскольку эти два понятия, “наследия” и “доли,” употребляются как взаимозаменяемые также и в тех отрывках Кумранских рукописей, где речь идёт о конечном жребии. Например, в тексте 11Q13 говорится о “наследии” тех, кто на стороне Мелхиседека — их доля заключается в том, чтобы победить в эсхатологической битве:

…и от наследия Мелхиседека, ибо… они суть наследие Мелхиседека, который и позволит им вернуться. И в День Отпущения в конце десятого юбилея, когда отпущение будет совершаться для всех сыновей света и людей жребия Мелхиседека.

В 1QS 3:13 – 4:26, во фрагменте, известном, как Наставление о Двух Духах, образ “наследия” вновь оказывается привязанным к понятию “жребия праведных”:

… они шествуют в премудрости или в безумии. В соответствии со своим наследованием истины, человек будет праведным и будет сторониться неправды, а если он примет жребий неправды, он будет злодействовать в нём, и отвернётся от правды.

В 1QS 11:7-8 и Дамасском Документе (CD) 13:11-12 понятие о наследовании ещё раз связывается с участием в жребии света, обозначенным в 1QS в качестве “жребия святых”:

К тем, кого Бог избрал и даровал им вечное владение: и Он даровал им наследование жребия святых. (1QS 11:7–8)
И всякий, вступающий в Его собрание, будет испытан Им в делах, разуме, силе, храбрости и богатстве, и запишут его на месте в согласии с наследованием жребия света. (CD-A 13:11–12).

В этих двух текстах понятие “наследования” может пониматься как действенное участие в эсхатологическом жребии, что подкреплено формулой “вступление в наследство жребия” (евр. lrwgb wtlxn). Эта же мысль явственно отражена также и в упомянутом выше пассаже из Откровения Авраама 14:6, где “наследование” понимается как участие в “уделе” или жребии Азазеля.

Но, несмотря на все эти сходства, нельзя не отметить поразительных различий между этими текстами: если в Кумранских источниках “наследование” понимается как наследование Божественного жребия, то в Откровении Авраама оно является парадоксальным образом отнесённой к жребию Азазеля.

Такой неожиданный перенос понятия “наследования,” играющего такую важную роль в Кумранских документах, под знамя жребия Азазеля в Откровении Авраама, не может не поражать. Такого рода радикальный пересмотр выводит дуалистическую идеологию иудейского псевдоэпиграфа на совершенно новый уровень, по сравнению с дуалистическими воззрениями свитков Мёртвого моря.

Этот новый шаг в развитии дуалистической идеологии оказывает серьёзное влияние на изображение главного отрицательного персонажа апокалипсиса – падшего ангела Азазеля. В отличие от эсхатологических “противников” свитков Мёртвого моря, Азазель становится уже не просто одним из персонажей в большой галерее “оппонентов,” но уникальным, главенствующим врагом. В связи с этим Лестер Граббе отмечает, что, описывая своего главного отрицательного героя, Откровение Авраама имеет в виду “сложносоставного изначального архидемона под именем Азазель.” По мнению Граббе, в славянском апокалипсисе “Азазель уже не просто один из вождей падших ангелов, но предводитель всех демонов. Фигуры, которые ранее мыслились в качестве различных, теперь соединились в одном персонаже, и различные имена теперь стали просто разными обозначениями одного и того же дьявола.”

Такое концептуальное слияние различных функций и персонажей в одном эсхатологическом лице дает возможность не только вывести дуализм славянского апокалипсиса на новый, прежде недосягаемый уровень, но также обеспечить и укрепить уникальную позицию Азазеля, который теперь может противостоять не только Иаоилу и Аврааму, но и, что более важно, самому Богу.

“Богоявление” Азазеля

Второй, апокалиптический раздел славянского псевдоэпиграфа начинается рядом зарисовок, описывающих внезапное появление и загадочный вид небесного вожатого Авраама – ангела Иаоила. Но, по сравнению с новоявленным величием этого небесного обитателя, фигура его главного противника, падшего ангела Азазеля, оказывается в плену ещё более загадочных описаний. По-видимому, понимая этого демона как своего рода осевую фигуру концептуального замысла славянского псевдоэпиграфа, и даже как того, кто владеет ключами от многих тайн этого апокалиптического повествования, авторы текста не спешили прояснить своим читателям однозначный статус их таинственного антигероя, вместо этого предлагая им замысловатое переплетение тайных преданий, сходящихся вновь и вновь на самом сокровенном и непонятном персонаже славянского апокалипсиса.

Но, несмотря на эту атмосферу сокрытия и умолчания, окружающую образ главного демона, космический масштаб его фигуры всё же проглядывает своими парадоксальными лучами в различных деталях истории. Так, уже в самом начале своего восшествия на сцену, в 13-й главе, где Азазель впервые появляется перед читателями, он описывается в виде существа, обладающего особой властью. Его изначально смелый и уверенный подход к жертвоприношениям, которые Авраам приготовил самому Богу, вовсе не случаен: авторы славянского апокалипсиса, по-видимому, хотели дать понять своим читателям, что Азазель — это не просто отверженное и проклятое создание, а напротив – объект священного почитания, поклонения и жертвы, обладающий великим статусом, который негативно отражает и имитирует высоту и власть самого Бога.

В предшествующих исследованиях уже изучались симметричные соотношения образов Азазеля и Авраама, а также параллели в описаниях Азазеля и Иаоила. Но, несмотря на всю важность этих сравнительных исследований, проясняющих концептуальную симметрию между положительными и отрицательными героями славянского апокалипсиса, исследователи часто упускали из виду другой важный параллелизм в этом тексте, а именно: парадоксальное соответствие ролей и атрибутов Божества и демона. Одной из важных деталей этой поразительной дуалистической симметрии следует считать описание двух эсхатологических жребиев, в которых удел Азазеля откровенно сравнивается с уделом Всемогущего. Нужно отметить, что подобное сопоставление падшего ангела и Божества представляет собой нечто большее, нежели обычную абстрактную схему. Есть определённый соблазн увидеть в таком соответствии двух жребиев человечества, одного – Божественного и другого – демонического, просто своего рода условное разграничение, где статус Божества не реально, а только метафорически сопоставляется с положением Азазеля. Однако более пристальный анализ текста показывает, что сравнение Бога и Азазеля не является абстрактным упражнением, поскольку оно затрагивает саму суть глубинных онтологий обоих персонажей, выражающуюся в описании их “богоявлений” или “теофаний,” которые являются удивительно схожими, так как разделяют друг с другом часть сущностных черт.

Так, в нашем тексте, в котором богоявления Творца постоянно изображаются как происходящие посреди пламени, “теофания” Азазеля тоже оказывается наделенной сходной образностью.

Нам уже приходилось отмечать, что образ огня играет в славянском апокалипсисе очень важную понятийную роль. Огонь здесь часто изображается в качестве особой стихии, испытывающей подлинность каждой вещи и проверяющей её способность пребыть в вечности. Так, в Отк. Авр. 7:2 сказано, что огонь порицает своим пламенем те вещи, которые гибнут легко. Как одушевлённые, так и неодушевлённые персонажи рассказа, включая бесславных идолов и их богохульных создателей, изображены в нашем тексте как проходящие испытание огнём; этот нелёгкий экзамен порой приводит их к их конечной катастрофической судьбе. Так, посредством огня, юный герой веры “испытывает” принадлежавшего его отцу деревянного истукана, носящего имя Бар-Эшат, и пламя обращает идола в горсть пепла. Более того, создатели и почитатели идолов сами тоже не могут избежать огненных проб. Первый агадический раздел нашего текста заканчивается пламенной катастрофой, во время которой мастерская Фарры и её обитатели оказываются уничтоженными огнём, ниспосланным от Бога. Далее, во втором, апокалиптическом разделе текста, патриарх Авраам сам проходит множество огненных крещений во время своего восхождения к высочайшим небесам. Все эти примеры огненного истребления одних персонажей повествования и чудесного выживания в пламени других нельзя назвать случайными. Исследователи уже отмечали, что в Откровении Авраама, как и в некоторых других апокалиптических текстах, таких, как третья глава Книги пророка Даниила и 28-я глава Книги пророка Иезекииля, огонь описывается в качестве своего рода решающего теста, позволяющего отличить истинные “формы” от их фальшивых идолообразных имитаций. В согласии с этим убеждением, обещающим неразрушимость истинных реальностей в языках пламени, само явление Божества постоянно изображается в нашем тексте в качестве происходящего в гуще огненного потока. Так, уже в восьмой главе, отмечающей переход к апокалиптическому разделу повествования, где говорится об ответе патриарха на Божественный призыв во внутреннем дворе дома Фарры, Божественное присутствие изображено в виде “гласа Единого Всемогущего,” сходящего в огненном потоке. Такое аудиальное самооткровение Божества в языках пламени затем становится своего рода нормативным описанием, которое авторы Откровения Авраама используют вновь и вновь в их изображении богоявлений.

В виду этих настойчивых “теофанических” тенденций нашего псевдоэпиграфа, интересным является то, что некоторые эсхатологические явления Азазеля также изображены при помощи символики огненных образов, напоминающих нам об епифаниях Божества.

Хотя в 13-й главе патриарх Авраам видит Азазеля в образе нечистой птицы, текст откровения даёт понять, что это явление вовсе не отражает настоящий облик демона, чьё подлинное обиталище, как несколько раз отмечается в тексте, находится в подземном мире. Поразительно, что это подлинное жилище великого демона в недрах земли обладает теми же видимыми приметами, что и дворец Божества, будучи описанным в качестве расположенного в самой сердцевине пламени теофании.

Так, в речи Иаоила в 14-й главе, где и объявляется действительное место пребывания главного отрицательного персонажа, обитель главного демона отождествлена с печью земли. Более того, и сам Азазель изображён в качестве “пламенеющего полена” этой адской топки. Это описание Азазеля, раскалившегося в пламени своего собственного достояния, более чем любопытно. Оно вызывает в памяти огненную природу Божественного жилища, которое в Откровении Авраама показано в виде вышнего очага огня. Огненная природа небесной тверди многократно подчёркивается в произведении. Нужно отметить, что продвижение созерцателя в область Божества изображается как его вхождение внутрь огненной области. Так, преступление главного героя и ведущего его ангела через рубеж небесной области описывается в Отк. Авр. 15:3 как вхождение в огонь: “и възнесе мя на краи пламени огньного. И взидохомъ яко многи вѣтры на небо утверженое на простертьихъ…”

Далее, в 17-й главе, читатели вновь обнаруживают перед собой устрашающую громаду небесной печи – пламя охватывает созерцателя и его небесного вожатого со всех сторон, пока они продвигаются в жилище Божества:

И ѣще ему глаголющю и се огнь грядыи противу нама окрѣстъ. И гласъ бысть въ огни яко гласъ водъ многъ, яко гласъ моря въ възмущении его. И покляче съ мною ангелъ и поклонися.

Далее в Отк. Авр. 18:1, вступая в Святая Святых небес, созерцатель вновь проходит сквозь другой порог огня: “… еще ми пѣснь глаголющю и устие же огня сущаго на простерьтии възношашеся выше….”

Огненный апофеоз достигает своего пика в 18-й главе, когда патриарх видит чертог небесного престола Божества. Именно там, в самом сокровенном месте теофании, созерцатель зрит перед собой сам престол Божества, сваянный из стихии огня: “И яко възвысися огнь въспаря на высочее, видѣхъ подъ огньмъ престолъ от огня ….” (Отк. Авр. 18:3). Такое огненное средоточие небесного присутствия составляет парадоксальную параллель к огненному виду подземного обиталища отрицательного персонажа.

Такая удивительная образность возвращает нас к преданию об Азазеле, которое мы находим в Отк. Авр. 14:5, где, согласно мнению некоторых исследователей, явление демона выглядит как огонь Ада.

Такое определение сущности Азазеля через образ подземного пламени очень любопытно в виду упомянутой ранее идейной установки, относительно которой огонь выступает как наиболее характерная черта теофании, выражающий самое присутствие Божества. Подобно Божеству, понимаемому в Откровении Авраама как Огонь небес, восседающий на престоле из всполохов пламени, демон тоже обозначен как огонь подземного мира.

Здесь стоит также отметить, что как и главное аудиальное выражение Бога в нашей книге, в виде Божественного Гласа, часто изображаемого как сходящий в потоке пламени, аудиальное проявление Азазеля тоже окружено символикой огня. Так, в Отк. Авр. 31:5 упоминается “огонь языка Азазилова”:

… И шедъше во слѣдъ идолъ и в слѣдъ убииствъ своихъ будут бо тлѣющи в утробѣ лукаваго черва Азазила и палими огнемъ языка Азазилова….

Интересно, что так же, как огонь Божий уничтожает в яростном пламени как и идолов, так и идолопоклонников, так и огонь, исходящий от Азазеля, имеет силу уничтожать всех “последовавших за идолами.” Но в этом контексте трудно понять, является ли пламя Азазеля пламенем Божьим, потому что далее в тексте (см. Отк. Авр. 31:3) Божество говорит, что он предназначил “насмешников” над Ним стать “пищей огня адова, бесконечно сгорающей в воздухе подземных глубин.”

Слава Азазеля

Проведённое нами исследование свойств главного антагониста повествования показало, что авторы Откровения представляли Азазеля одним из существ, наделённым теофаническими свойствами, имитирующими свойства Божии.

Дальнейшее развитие загадочного предания о свойствах и служениях падшего ангела, напоминающее о его Божественном обличии, принимает ещё более парадоксальную форму в 23-й главе, где герой веры созерцает в видении начало и развитие всей человеческой истории. Азазель тоже присутствует в этом важном откровении: здесь он изображен в виде совратителя Адама и Евы..

Прежде, чем мы подробно рассмотрим этот загадочный эпизод, мы должны сказать несколько слов об особых обстоятельствах этого видения патриарха, во время которого герою веры даётся созерцание бездны с высоты его превознесённого положения у Престола Божьего. Это противопоставление двух планов – низшего и высшего, демонического и Божественного – ещё раз подчёркивает дуалистическую природу славянского апокалипсиса, постоянно демонстрирующего параллелизм высших и низших сил.

В начале этого таинственного видения Божество повелевает адепту взглянуть себе под ноги и приготовится к “созерцанию творения.” Далее, Аврааму, стоящему у престола и смотрящему вниз, себе под ноги, открывается то, что в тексте называется “подобием неба.” Выражение “подобие неба” часто ставило в тупик многих исследователей, так как авторы текста решают применить это выражение к изображению демонической области, покоящейся на Левиафане и находящейся под властью Азазеля:

И смотрихъ подъ простертие ножное и видѣхъ подобие неба и яже в немь: И ту землю и плоды ея и движющаяся ея и душьная ея и силу чловѣкъ ея и нечстья душьния ихъ и оправдания ихъ и начинания дѣлъ ихъ. И бездну и мучение ея и преисподьняя ея и еже в нихъ погыбение. Видѣхъ ту море и островы его и скоты его и рыбы его и Левоиафана и держание его и ложе его и язвины его и уселеную належащюю на него и колѣбания его и уселеныя рушание его ради (Отк. Авр. 21:2–4).

В этом тайном видении, открывшимся патриарху с высочайших небес, читатель находит ещё одну поразительную иллюстрацию дуалистического мировоззрения Откровения Авраама. Но самый загадочный эпизод в ряду этих таинственных изложений о “подобии небес” мы встречаем ниже, в главе 23, где созерцатель видит Азазеля под райским древом. В этом эпизоде (Отк. Авр. 23:4–11) раскрывается следующая весьма таинственная традиция, основанная на нетривиальных символических образах:

… И смотрихъ въ образование и течесте очи мои на страну овощника Едемъ, и видѣхъ ту мужа велика зѣло въ высоту и страшна въ шириню, бесприкладна зракомъ, съплетшася съ женою яже и та сравняшеся мужесцѣмь зрацѣ и възрастѣ. И бѣсте стояща под единемъ садом едемьскимъ. И бяше плодъ сада того яко видъ грезда виничьна. И за садомъ бяше стоя яко змии образомъ, руцѣ же и нозѣ имыи подобно чловѣку и крилѣ на плещю его: S о десную и S о шюю его. И держаше в руку гръздъ садовныи. Залагаше оба яже видѣхъ съплетшася. И рекохъ: “Кто еста съплетшася к себе или кто есть сыи меж нима или что есть плодъ егоже ѣста, Крѣпце Превѣчне?” И рече: “Се есть свѣть чловѣчь – се есть Адамъ. И се есть помышьление ихъ на земли – си есть Евьга. А еже межю има, то есть бесцестие начинания ихъ въ погыбель – самъ Азазилъ.” (Отк. Авр. 23:4-11).

Интересно то, что находясь у Престола Божия, в самом центре Божественного присутствия, патриарх получает видение другого, демонического присутствия в низшей сфере: он созерцает обличье Азазеля во время грехопадения в Эдеме, где демон изображается переплетённым с первозданными людьми. Это изображение интересно тем, что местом обитания Азазеля оказывается первозданный образ древа, насажденного в Эдемском саду.

Несомненно, в данном отрывке текста перед читателями предстает то самое бесславное Древо Познания Добра и Зла, – зловещий символ изначального падения первой человеческой пары. Особенности этой сцены, включая указание на “виноградные грозди” как плод этого дерева, вызывают в памяти ряд знакомых мотивов, которые иудейское предание ассоциирует с райским древом. Некоторые моменты этой сцены кажутся нам знакомыми, но не все. Одна новая деталь, поражающая воображение читателя, заключается в том, что Азазель изображен между сплетенными телами первозданных людей.

Такое необычное изображение демона и первозданной пары долгое время было загадкой для многих исследователей славянского апокалипсиса. Хотя образ сплетшихся первозданных людей известен из иудейского и христианского фольклора о змеевидной Еве, описание в Откровении Авраама открывает перед нами новую, довольно загадочную символику. Исследователи уже отмечали эротическое измерение этого изображения. Так, было предложено, что объятия демона с первородной парой указывают на некий эротический союз трёх существ (ménage à trois). Но какой богословский смысл стоит за этим чудовищным соединением, в которое оказались вовлечены демонический дух и человеческая пара?

Можно ли предположить, что эта сцена, описывающая загадочный союз архидемона с первозданными людьми, представляет собой не только скандальную иллюстрацию первородного греха Адама и Евы, но и является одной из самых таинственных и противоречивых сцен, изображающих эпифанию Азазеля? Ведь вполне возможно, что здесь, как и в некоторых других эпизодах Библии и псевдоэпиграфов, эротическая образность и символика супружеского союза могут быть использованы как средства изображения эпифании.

Более того, если в сцене с праотцами уже присутствует момент эпифании, то образ дерева только усиливает это теологическое измерение. В этом смысле, особые детали положения Азазеля между первозданной четой под древом должны вызывать в памяти богословское истолкование другого знаменитого древа Эдемского сада – Древа Жизни.

В иудейском фольклоре Древо Жизни часто имеет теофанический смысл, ибо оно описывается как весьма специфическое древесное обиталище Божества. В этих преданиях Бог изображается как покоящийся на херувиме рядом с Древом Жизни. Эти предания отразились в целом ряде апокалиптических и мистических памятников. Так, например, греческая версия Жития Адама и Евы (22:3–4) связывает явление Божества с Древом Жизни:

И когда Бог вступил [в сад], все растения удела Адама расцвели, но все мои были лишены цветов. И престол Божий был утверждён, где Древо Жизни.

Сходное предание мы находим и во Второй книге Еноха (2 Ен. 8), где Древо Жизни также описывается в виде места обитания Бога:

И древо жизненое на мѣстѣ томъ, на немже почиваетъ Господь, егда ходитъ Господь в рай, и древо то нескажемо добротою благовоньства. И другое древо въскрай — маслинно, тучя масло выину. И все древо благо плода, нѣсть ту древа бесплодна. И все мѣсто благовонно. И аггели, хранящи породу, свѣтлѣ зѣло, непрестаннымъ гласомъ благымъ пѣниемъ служат Богу по вся дни.

Предание, согласно которому Божество находит Себе обитель на херувиме под Древом Жизни, не было забыто и в позднейшей иудейской мистике, где само присутствие Божье, Его Шехина, часто изображается, как покоящееся на херувиме подле Древа Жизни. Так, в Третьей книге Еноха (3 Ен. 5:1) раскрывается следующее предание:

Рабби Ишмаэль сказал: Метатрон, князь Божественного Присутствия, сказал мне: С того дня, когда Единый Святый, да будет Он благословен, изгнал первого человека из сада Эдемского, Шехина покоится на херувиме рядом с древом жизни.

Более всего в этой версии поражает то, что, как и в классическом изложении Иезекииля, херувим здесь представляет собой своего рода “ангельскую мебель” и служит креслом Божества.

Также не может не занимать и тот факт, что в поздней иудейской мистике не только Древо Жизни, но и Древо Познания Добра и Зла получает сходное эпифаническое истолкование, будучи понятым как симметричное соответствие Древу Жизни, которому также прислуживают свои слуги-херувимы.

Так, например, в Книге Зогар (Ι.237) изложено загадочное предание о симметричности высших и низших херувимов, и последние в этом тексте явно ассоциируются с Древом греха и порчи:

Адам был наказан за свой грех и навлёк смерть на себя и на весь мир, почему и древо, от которого он согрешил, было искоренено из рая навсегда вместе с Адамом и его потомками. И далее сказано, что Бог “поставил херувимов на востоке сада Эдемского” — это были низшие херувимы, потому что как существуют высшие херувимы, так и существуют низшие херувимы, и Он взвалил это древо на них.

Этот отрывок удивителен тем, что вызывает в памяти образность Древа Познания таким, каким мы видим его в славянском апокалипсисе, а именно Древа, дающего тень двоице праотцев, которые сходятся в присутствии Азазеля. Следует особо отметить тот факт, что в приведённом пассаже из Книги Зогар Древо Познания ассоциируется с особого рода ангельскими служителями, которые именуются там “низшими херувимами.”

Храня в памяти это таинственное предание о слугах-херувимах, попробуем теперь снова вернуться к сцене грехопадения в Откровении Авраама. Представляется, что отдаленные намёки на образы херувимов можно обнаружить также и в описании Азазеля найденном в этой сцене (Отк. Авр. 23:4–11), где он изображается под древом познания посреди первозданных людей. Особенно в данном описании Азазеля нас занимает то, что присутствие демонического духа изображается внутри брачного соединения сплетшейся пары.

Следует заметить, что сам этот образ сплетшейся первородной четы, удерживающий в своих объятиях явление духовного существа, довольно уникален для адамического фольклора. Мы не находим подобной образности в различных версиях Жития Адамы и Евы. Но, тем не менее, этот образ способен вызвать в памяти другую теофаническую традицию Божественного присутствия, где Богоявление передаётся образом сплетшейся двоицы херувимов, находящихся в Святая Святых.

В трактате Йома Вавилонского Талмуда мы находим два пассажа с необычным, если не скандальным, описанием сплетшихся херувимов в Святая Святых. Так, в Йома 54a мы читаем:

Рабби Каттина сказал: Всякий раз, когда Израиль собирается на Праздник, завеса должна быть отодвинута для него, и должны быть показаны ему херувимы, тела которых переплелись одно с другим, чем указывается: Посмотри! Ты, Израиль, возлюблен Богом той любовью, которая бывает лишь между мужчиной и женщиной.

В этом эзотерическом пассаже говорится об эротическом соединении слуг-херувимов, ангелов, удерживающих в своём сплетении присутствие Божье. Конечно, кто-то может увидеть в этом талмудическом рассказе позднейшие раввинистические домыслы, весьма далёкие от ранней библейской традиции присутствия херувимов в Святая Святых.

Тем не менее, исследователи отмечают, что уже в ранних текстах Библии явственно прочитывается необычный акцент на странной “близости” этой известной пары херувимов. Так, Рахел Элиор обращает внимание на то, что в некоторых библейских эпизодах “описание их часто подразумевает положение взаимодействия или контакта: они изображаются как находящиеся лицом к лицу друг ко другу, их крылья касаются друг друга и они даже описаны соединенными вместе.” Итак, уже ранние предания о херувимах, которые мы находим “как в Библии, и в других источниках, подразумевают различные степени близости и соприкосновения, тогда как позднейшее предание оказывается более развёрнутым, и оно со всей ясностью указывает на херувимов как на мифический символ размножения и плодовитости, выраженный через образ сплетшихся мужчины и женщины.”

В указанном трактате (Йома 54b) затем вновь воспроизводится предание об объятиях херувимов:

Реш Лакиш сказал: Когда язычники вступили в Храм и увидели херувимов, тела которых были переплетены одно с другим, они вынесли их и сказали: “Эти израэлиты, благословение которых есть благословение, а проклятие которых есть проклятие, способны заниматься такими вещами!” И тут же они возненавидели их, как и было сказано: “И все чтившие её ругались над ней, потому что увидели наготу её.”

Рахел Элиор доказывает, что такое описание сплетшихся херувимов в Талмуде являет собой “культово-мистическое представление мифа о священном браке, hieros gamos – союзе, принадлежащем небесам.” Также ясно, что эта эзотерическая образность союза херувимов имеет смысл теофании, потому что такой союз сам несёт в себе Божественное присутствие. Этот момент особенно очевиден в вышеупомянутом эпизоде из в. Йома 54a, где традиция сплетшихся в объятиях херувимов рассказана в контексте мотивов отодвинутой завесы и богоявления во время празднования Йом Киппур. Таким образом, становится очевидно, что предание о сплетшихся херувимах получает здесь зримое выражение как важный символ теофании.

В свете этих традиций ангельских объятий, можно предположить, что это теофаническое измерение супружеского союза может парадоксальным образом присутствовать также и в описании сплетшихся праотцев в 23-й главе Откровения Авраама. Если это действительно так, то можно ли в таком случае предположить, что эротический поединок первозданной четы, посреди которого оказывается Азазель, являет своего рода негативное переосмысление херувимской четы, объемлющей присутствие Божества в Святая Святых? Следует ли тогда понимать Адама и Еву как “низших херувимов,” пребывающих под сенью древа познания добра и зла? Ведь именно такое предание и подразумевается в Книге Зогар 1.237, и вполне возможно, что в Откровении Авраама мы находим концептуальные корни этого предания.

Помимо вышеизложенного, нас также удивляет в загадочном описании, данном в 23-й главе, то, что таинственная фигура Азазеля даже своим обликом, как кажется, подчёркивает единство пары херувимов, ибо, согласно тексту, демон на вид воспроизводит чету херувимов, слившихся вместе. Об Азазеле говорится, что он имеет двенадцать крыльев — шесть справа и шесть слева:

И за садомъ бяше стоя яко змии образомъ, руцѣ же и нозѣ имыи подобно чловѣку и крилѣ на плещю его: S о десную и S о шюю его.

Здесь следует заметить, что ранее в тексте, когда Авраам видит “хаййот-херувимов” в небесном тронном чертоге, он говорит о том, что каждый хаййот-херувим имеет по шесть крыльев:

И подъ престоломъ животы четыри огньны поюща … и комуждо крилъ S от плещю ихъ и от полу ихъ и от чреслъ ихъ. (Отк. Авр. 18:3–6).

Атрибуты великого демона поразительны и загадочны. В контексте уже упоминавшейся традиции богоявления в Святая Святых, вполне возможно, что Азазель здесь пытается имитировать Божественное присутствие, представленное четой херувимов в Святая Святых, таким образом предлагая свою собственную, демоническую, версию священного союза. Так Лживый Дух, который согласно славянскому апокалипсису, наделён своей собственной Славой (Кавод), данной ему от Бога, пытается стилизовать своё духовное присутствие, по подобию Божьего, выстраивая симметричное дуалистическое соответствие с Божественной теофанией, которая, как мы знаем, имела место меж двух переплетённых ангельских существ.

Заключение

В заключение нашего исследования дуалистических мотивов в Откровении Авраама необходимо подчеркнуть тот факт, что как природа, так и возможные источники этих концептуальных развитий являются окутанными тайной. Некоторые исследователи прежде пытались объяснить дуалистические тенденции, найденные в таких славянских псевдоэпиграфах, как Откровение Авраама и Вторая книга Еноха, их возможной связью с богомильским движением – дуалистической сектой, процветавшей на Балканах в позднем средневековье. Эти исследования пытаются доказать, что Откровение Авраама содержит богомильские вставки дуалистического содержания. Но в работах последнего времени всё чаще и чаще высказывается скепсис относительно столь радикальных утверждений, и почти не находится никаких параллелей между изучаемыми нами псевдоэпиграфами и текстами богомильского движения.

Наше исследование вносит свой вклад в проверку “богомильской гипотезы”: оно демонстрирует концептуальную сложность дуалистических тенденций, представленных в славянском апокалипсисе, и их связь с аутентичными иудейскими традициями. Важное место этих дуалистических мотивов в структуре и содержании нашего псевдоэпиграфа ещё раз показывает, что здесь мы имеем дело не с вторичными добавлениями и вставками, а с концептуальными выражениями, относящимися к оригинальному замыслу славянского псевдоэпиграфа. Развитие этих идейных линий во многом напоминает дуализм палестинского происхождения, нашедший своё место как в свитках Мёртвого моря, так и дуалистических тенденциях позднейшей иудейской мистики.

В свете указанных отношений и связей можно предположить, что Откровение Авраама представляет собой важный концептуальный мост между ранними палестинскими дуалистическими традициями, известными нам по текстам Кумрана, и их позднейшими раввинистическими соответствиями. Дальнейшее исследование загадочного облика главного отрицательного персонажа Откровения Авраама, возможно, позволит прояснить действительный масштаб и природу дуалистических тенденций, отразившихся в тексте славянского апокалипсиса.

Прекрасный ангел — Запрет: история любви… Введение

                                    
                                           

*Введение*

Среди людей на земле живут полуангелы и демоны.

Полуангелы - продукт ангела и человека. Полуангелы обладают сверхсилой, контролем над разумом и другими способностями. Они живут вместе в маленьких городках или городах.У них есть только один враг, падшие ангелы или, как их еще называют, демоны.

Демоны бывают двух видов: рожденные и созданные. Рожденные демоны рождаются от демонов и людей. В то время как созданные демоны - это полуангелы, которых кусают демоны, вскоре после этого они начинают терять свои души. Когда ангел начинает терять свою душу, другим обычно требуется пара дней, чтобы это заметить, и вскоре их человечность начинает ускользать, и они становятся хладнокровными убийцами.Демоны, создания ночи.

Есть только два способа спасти демона от вечной гибели. Один из способов — войти в адский город мертвых. Многие люди входят внутрь, но редко возвращаются обратно, а когда в конце концов выходят, то становятся бессердечными демонами. Другой способ спасти демона — воткнуть ему в сердце серебряный нож.

Давным-давно, когда все они жили вместе в мире и согласии, Ангелы бродили по земле и жили с людьми, Но вскоре появились демоны, и ангелам пришлось лететь обратно на небеса, чтобы быть в безопасности.Поскольку полуангелы не были полными ангелами, им не разрешалось летать обратно на небеса.

Спустя сотни лет на защиту Земли и Полуангелов были посланы три ангела. Было пророчество, что один из ангелов спасет их, а другой будет обречен.

Ходили слухи, что один Ангел родится в семье полуангелов, где она будет считать себя полуангелом без каких-либо уникальных способностей.Затем, когда ей исполнилось 16 лет, она начала претерпевать изменения. Многие полуангелы считали пророчество чепухой, но я не верил, потому что этим ангелом был я.

Иваны...

История любви – LOSTSOL и другие странности

Примечание автора: Этот рассказ я написал в старшей школе в рамках творческого писательского проекта. Проект представлял собой сборник рассказов в жанре ужасов и темного фэнтези, связанных вместе обрамляющей историей, в которой чучело оживало ночью и рассказывало истории маленькой девочке, которая подвергается физическому и сексуальному насилию со стороны своего отца-фермера.Он назывался Purple Harvest , что было одновременно отсылкой к моему любимому цвету и кодовому имени, под которым был снят фильм Star Wars: Return of the Jedi , чтобы предотвратить вторжение бешеных фанатов SW: Blue Harvest . Название, казалось, подходило, так как девушку оскорбляют (свежие синяки фиолетового цвета), а «урожай» — это отсылка к чучелу и полю, которое является его форумом. Возможно, в конце концов я выложу здесь весь Purple Harvest , но поскольку в старшей школе у ​​меня не было доступа к пишущей машинке или компьютеру, я написал все вручную, а это значит, что мне все еще нужно напечатать все это.В любом случае, когда я написал это, мне было 17, так что, пожалуйста, потерпите меня. Написано не очень хорошо, хотя и лучше, чем я помню несколько лет назад. Оглядываясь назад, я думаю, что только что начал ценить свою юношескую наивность и сильное чувство справедливости, каким бы упрощенным это ни казалось в то время. Этот рассказ, последний в сборнике, я думаю, до сих пор мой любимый. Это скорее мрачная притча, чем ужасы, но идея по-прежнему актуальна и в некоторых отношениях более актуальна, чем когда-либо.В отличие от других рассказов сборника, в нем также есть здоровая порция юмора. Я сделал несколько незначительных изменений, в основном грамматических, но в остальном это точно так, как я написал двадцать восемь лет назад.

Ангелы и демоны: История любви

Где-то на Земле, в заброшенном поле, бушевала битва.

Черная чешуя демона Крагнарра блестела на солнце, а его рога вырастали спиралью из головы, башни из черного дерева. Мухи жужжали вокруг его лица; Крагнарр хлестал их хвостом, встроенной мухобойкой.Это было удобно и для других действий, таких как подбрасывание гамбургеров, запуск объектов в качестве катапульты или убийство. Последнее было его нынешним желанием, а жертва стояла всего в нескольких футах от него. Ее звали Иллюмина, и она была ангелом.

Она была прекрасна, даже почти божественна по человеческим меркам. Ее глаза сверкали, радуги цвета кружились в вечном калейдоскопе, а волосы были цвета чистого снега, блестяще-белого цвета. Ее крылья сложились, когда она прогуливалась по полю, ожидая следующей атаки Крагнарра.

Час за часом сражались они так: один следил за движением другого, выискивая слабое место в обороне. Когда считалось, что один из них обнаружен, атака осуществлялась, но другой всегда быстро блокировал или уклонялся.

Прошло еще несколько часов, и два противника начали уставать, но все еще сохраняли свою оборону, отвечая за нападения друг друга. Казалось, что это тупик — никто не мог преодолеть другого. Затем, наконец, после трех с половиной дней непрекращающейся войны, они оба, полностью исчерпав силы, должны были сесть отдохнуть на землю.Они задыхались и закатывали глаза друг на друга, не доверяя друг другу.

В конце концов, казалось неизбежным, что между ними должен начаться какой-то разговор, и поэтому начал Крагнарр.

«Тебе не победить в этом бою. Я участвовал во многих таких дуэлях и ни разу не проиграл».

– Что ж, тогда это будет исключением, – ответила Иллюмина.

Крагнарр от души рассмеялся. «Так наивно. Посмотрите на мир. Твой Господь слаб. Мой хозяин торжествует.

«Твой хозяин обманывает тебя.Он восстал против Всевышнего. Он был предателем нашей армии, Бенедиктом Арнольдом, и поэтому был отлучен от наших рядов. Он злой».

Крагнарр лег на траву, сердито глядя в небо. «Верно, но что такое добро без зла? Его не существует. Они идеально сбалансированы, как весы. Без одного упадет другой. Так диктует природа».

«Да, но . . . это судьба, что мы должны сражаться и уничтожать друг друга. Это должно быть сделано».

«Так оно и есть.Но я просто подумал. . . что сказать, одна сила в конце концов побеждает — и это будет, конечно, моя сила — не падет ли и она? Я имею в виду, если судьба такова, что добро и зло противоположны друг другу и поэтому должны противостоять друг другу, неужели победитель тоже не умрет, не оставив после себя никакой цели?»

Иллюмина взяла желтый одуванчик и воткнула себе в волосы. «Ну, это есть , невозможно уничтожить только половину целого, не уничтожив всего целого, но наш удел не побеждать, а только сражаться.

«Действительно, это так. Ну, а раз мы по старинке не умеем, то будем ругаться друг на друга? Это по-прежнему исполняет наше предназначение».

«Да, демон, так и есть. Хочешь начать?»

«Самый внимательный из вас. Очень хорошо. Ваш Бог не более чем тиран и рабовладелец. Если кто-то посмеет противостоять ему, он приговаривает его к вечным мукам в аду. Да как , что на волю?»

«Вы в это верите? Ах, ну, мой Бог не оправдывает убийства, изнасилования и тому подобное.

– По крайней мере, ни для кого, кроме себя, – хмыкнул Крагнарр.

«Почему ты. . . ты кретин! Ты извращенный, уродливый, слабоумный, сумасшедший червь!

– А вы, дорогая леди , самодовольная, лицемерная, наглая рабыня с промытыми мозгами!

«Да, хорошо. . . у тебя рога кривые! — крикнула Иллюмина.

«А перья в твоих крыльях даже некрасивые!»

«Ваш мозг размером с арахис!»

«Это не так!»

«Это слишком!»

«Нет!»

Иллюмина вздохнула.«Это нас ни к чему не приведет. Быстро. Мы оба устали, и никто из нас не выиграет эту битву. Почему бы нам просто не заткнуться и не пойти домой?»

Крагнарр на мгновение задумался. «Хм, не сработает. Большие генералы схватят наши головы. Ты же знаешь, как чертовски упрямы они в победе в этой дурацкой войне.

«Да, ты прав. Эй, у меня есть идея! Почему бы тебе не притвориться мертвым, и тогда я смогу вернуться в Небесные казармы, и меня не оштрафуют!

«Я? Почему не , а ? Я больше потеряю, если провалю это задание!»

«Что это?» Иллюмина с любопытством спросила.

После того, как Крагнарр наклонился, чтобы прошептать ангелу на ухо, глаза Иллумины вытаращились самым непривлекательным образом.

Откинувшись назад, Крагнарр сказал: «Я искренне надеюсь остаться мужчиной-демоном после завершения этой миссии».

«Понятно. Это представляет проблему, не так ли? Я думаю, нам просто нужно подождать, пока мы не сможем сражаться честно. Я бы все равно не стал этого делать. Это против моей религии». Иллюмина вздрогнула, прекрасно понимая, что она это сделает, но, увидев возможность выставить напоказ свою мораль перед этим меньшим насекомым, она воспользовалась ею.

«Ну тогда . . . о чем будем говорить? Крагнарр задумался.

Гордо улыбаясь, Иллюмина воскликнула: «Небеса!»

Приложив палец ко рту, Крагнарр имитировал рвотные позывы, что на самом деле могло вызвать фонтан рвоты из его недр.

«Это такое красивое место — золотые улицы, серебряные особняки и повсюду сверкающие драгоценные камни. И никакой работы! Ну, кроме сражений на войне, но мы все время играем, танцуем и поем.Такая прекрасная музыка витает в воздухе. Эйфория».

«Наркотики делают такие вещи в нашем мире. Вы понятия не имеете, каково это жить в темных, грязных, зараженных болезнями трущобах Ада. Никто не понимает, почему мы делаем то, что вы считаете злом. Мы должны , чтобы сохранить здравомыслие или остаться в живых. И мы принимаем наркотики, чтобы избежать суровых жестокостей, которые в противном случае нам пришлось бы терпеть. Его . . . это ужасно»

Крагнарр, казалось, ушел в себя после того, как выдавил из себя эти слова, но Иллюмина теперь немного просветлела.И опечален.

«Понятно. Наверное, я никогда не смотрел на это таким образом. Итак, если это так плохо, почему вы продолжаете пытаться распространить это по всему миру вместо того, чтобы попасть на Небеса?»

«Знаешь, как говорят: горе любит компанию. Какое вам дело? У вас есть свои золотые улицы и вся эта -я чушь -го. У вас есть то, что вы хотите. Почему не должен быть счастливым и «моральным», как вы говорите. А что касается попадания в рай, используйте свой мозг! Посмотри на меня! Посмотрите на цвет моей кожи: красный.И посмотри на мои рожки и хвост. Я демон — монстр ! Почему ты думаешь, что никогда не видел никого из нас на Небесах, а? Почему? Это потому, что мы отличаемся от вас, и ваш вид считает себя выше нас. Мы так долго жили с твоей ненавистью к нам, почему бы нам не восстать и не пойти против твоего Бога? Он причинил нам несравненную боль, и поэтому мы наносим ответный удар, причиняя боль его самому гордому произведению искусства: Человеку».

«Нет. Нет, ты ошибаешься. Бог не ненавидит вас. Он любит всех!» Она просияла.

Крагнарр покачал головой. «Так ослеп. Вы даже не можете распознать предубеждение, когда видите его. Да, это правда. Давным-давно мой древний предок был молодым генералом в армии Бога. Ты знаешь его имя? Он был молодым, невежественным, слепым, послушным дураком, как и вы теперь. Он сражался в Божьей армии, выполнял приказы и делал то, что должен был делать, потому что считал это правильным. На самом деле, он сделал это так хорошо, что Бог повысил его до заместителя командира! Только сам Бог был выше.И поначалу моему предку это нравилось, и он думал, что чего-то добился. Но со временем, когда он был настолько близок к Богу, он понял, что с Божьим правительством что-то не так. Видите ли, как говорит Бог: «У вас есть свободная воля выбрать меня». Но если вы этого не сделаете, вы будете гореть в аду вечно». Что за свободная воля , что ? Бог сделал вас всех рабами, а он был надсмотрщиком, Царем рабов.

«И, конечно, мой предок увидел ложь, что это было, и сказал: «У меня будет демократия, свобода , где все равны.Диктатура Бога несправедлива!» Остальное ты знаешь, дорогая Иллюмина. Мой предок, прекрасный Люцифер, начал восстание, революцию , чтобы завоевать Небеса и установить демократию, но Бог не мог иметь что . О, нет. Бог был слишком жаден, чтобы отказаться от своей диктатуры, где он сделал из . Он распространял ложь о Люцифере по всему Небесам, говорил своим защитникам, что Люцифер просто сам хотел быть диктатором. Бог всей своей военной мощью изгнал Люцифера и других революционеров с Небес и преследовал их на Земле.Есть еще, но я остановлюсь на этом. Люцифер, сменивший данное Богом имя на Сатану, все еще живет, чтобы показать миру правду. Мы мученики, и мы страдаем за это. Если ваш Бог счел нужным наказать нас адом, так тому и быть. Я с радостью буду гореть за свое дело».

Иллюмина молчала. У нее не было ответа.

Крагнарр продолжал. «Мы живем, чтобы быть счастливыми. Все так делают или рискуют сойти с ума. Так как нам отказано в духовных удовольствиях Неба, то мы должны довольствоваться физическими, которые ваш род считает отвратительными.Почему? Потому что так сказал тебе Бог? Бог ненавидит нас, демонов, и что бы мы ни делали, это неправильно в его глазах. Так что к черту Бога! Иди на хуй, и на хуй всех!»

Гнев Крагнарра сменился внезапным отчаянием, когда по его ярко-красным щекам потекли слезы. Это проявление эмоций было настолько внезапным, что Иллюмина отпрянула. Затем, видя его агонию, она осмелилась сделать шаг вперед и положить руку ему на плечо, успокаивая.

При прикосновении Крагнарр посмотрел на Иллюмину заплаканными глазами.Долгое время двое оставались в этой позе, спокойно принимая друг друга. Затем Иллюмина нарушила молчание.

«Столько боли. Я никогда не знал.»

«Никто никогда так не делает. Они даже не станут слушать нашу точку зрения. Но я думаю, ты исключение.

«Эй, Крагнарр, я не так давно тебя знаю, но, гм… . . Я-ты мне нравишься. Много.»

«Крагнарр был удивлен. «Что? Т-ты серьезно?

«Угу».

* * *

В последнее время эти двое проводили гораздо больше времени, узнавая друг о друге и о своем прошлом; чем больше они узнавали, тем больше они хотели, чтобы учился , и чем больше они хотели, чтобы учился , тем больше некая реальность начинала материализоваться перед их глазами.Наверняка это была метка Купидона — они влюбились друг в друга. Это была самая большая проблема, которую они когда-либо создавали для себя, потому что это была запретная любовь, которой они обладали. Конечно, ни Бог, ни сатана не защищали его, и последствия были бы неизбежны.

«Крагнарр, что нам делать? Это против правил».

«Табу. Видите ли, пока мы являемся частью общества, мы не что иное, как , но общество. Общество хочет, чтобы мы были не больше и не меньше этого.Это голодный зверь, пожирающий невежественных и сбитых с толку. Хочешь быть частью этого?»

«Нет».

«Тогда заступись за сам . Вы сами себе хозяин. Жить!»

«Я буду!» — воскликнула она, слезы хлынули из ее глаз, и она подбежала к нему и крепко обняла его. Крагнарр, находясь в таком положении, больше не мог сдерживать свои желания. Он протянул руку и коснулся одной из ее грудей, и она отпрыгнула, пораженная.

«Зачем ты это сделал? Я думал, что мы добились такого прогресса.Почему ты это сделал?»

Крагнарр был ошеломлен. Его брови поникли, а морщины на лбу изогнулись. По этому взгляду Иллюмина поняла, что он сожалеет о содеянном.

«Прости». Он отвернулся.

«Нет, смотри. Я понимаю. Я понимаю, что ты не настроен на любовь, как я. Со временем — со временем придет. Я думаю, что сейчас нам придется пойти на компромисс в вопросе любви и похоти. Понемногу каждого, да? Тогда мы оба будем счастливы».

— Божественно, — усмехнулся Крагнарр.

«Ну. . . что нам теперь делать?»

Крагнарр сглотнул. — Мы должны пойти и рассказать об этом нашим хозяевам.

«Я так и думал. Крагнарр?

«Да?»

«Какое наказание за это преступление?»

Крагнарр на мгновение задумался, а затем сказал: «Я думаю, что мы станем . . . гм, люди».

«Люди? Эээээ! С этими мясистыми, вялыми телами…

«И мы теряем свои силы и индивидуальность. Мы становимся просто еще двумя лицами в толпе».

Иллюмина вздохнула.«Если это то, что мы должны терпеть, чтобы отстаивать свое дело, то я с радостью пострадаю за вас».

«А я за тебя».

После индивидуальных испытаний и вынесения обвинительного приговора влюбленные были дарованы друг другу на Земле — как люди. Они вернулись на то же поле, где впервые встретились, и снова впервые встретились в своих новых телах.

«Мы дома!» — закричала Иллюмина, и Крагнарр всем сердцем согласился.

«Что дальше?» Крагнарр задумался.Иллюмина молчала. Она была обнажена, как и Крагнарр, но это никого не волновало. Иллюмина улыбнулась и сказала: «Хочешь яблоко?»

Они хихикали, как дети, чуждые этому затруднительному положению. Затем влюбленные пошли, взявшись за руки, к заходящему солнцу.

Пока они шли, Крагнарра внезапно осенило. «Вы знаете, вот где мы действительно можем изменить ситуацию. Я имею в виду, что раньше мы были настроены по-своему, и наши судьбы уже были предопределены. И сейчас . . . теперь, когда я вижу человечество его собственными глазами, я вижу, какими прекрасными они могли бы быть, если бы только их не смущала эта парадоксальная битва добра и зла.Мы могли бы показать им! Знаешь, мы действительно могли!»

«Крагнарр, я думаю, ты прав! Да, да, думаю, ты прав!»

«Иллюмина, если бы каждый ангел был таким же человеком, как ты, и каждый человек был бы ангелом, я думаю, не было бы нужды в Небесах».

— И Крагнарр, если бы каждый демон был так же горд и честен в отношении себя, как ты, не было бы нужды в аду.

Крагнарр не был уверен, следует ли ему смеяться, плакать или соглашаться с ней, но сейчас он решил, что лучше всего согласиться.«И Рай, и Ад — отсюда видно, какая пустая их дурацкая война. Пока они сражаются друг с другом из-за этих пустяков и оставляют людей посередине снова и снова страдать, я покажу людям, что они не более чем пешки в этой игре, и что только они могут помочь себе и оставить это. смешной джихад из этого. Им это все равно не помогает. Как говорится, дело безнадежное».

«Ничего милее я не слышал».

«Как насчет того, что я люблю тебя.

Иллюмина улыбнулась. «Ты победил.»

* * *

Крагнарр и Иллюмина поженились вскоре после их гуманизации. В течение следующих семи лет они создали троих детей, Зару, Калеба и Мэри, а также большое количество людей, которые верили в истины, раскрытые Крагнарром и Иллюминой. Два года спустя Крагнарр был убит в продуктовом магазине человеком, называвшим себя Последним христианином. Крагнарр умер мучеником. На его надгробии была написана фраза:

.

ЗДЕСЬ МЫ МОЖЕМ НА САМОМ ДЕЛЕ ИЗМЕНИТЬСЯ.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Связанные

Ангел-демон автора Мельжан Брук: Обзор книги

Демон Ангел

Мельжан Брук

Опубликовано в 2007 г.         432 страницы

Отзыв от Ania Tyburska

Резюме (из обложки книги)

В течение двух тысяч лет Лилит мстила злу и проклятым, собирая души для армий своего отца Внизу и доказывая свою верность своему повелителю Подземного мира.Связанная сделкой с дьяволом и лишенная возможности испытывать удовольствие, она использует свои темные силы и змеиную грацию, чтобы вводить мужчин в искушение. То есть до тех пор, пока она не столкнется со своим величайшим искушением — собственным Небесным сэром Хью Кастлфордом…

Когда-то рыцарь, а теперь Страж, Хью провел столетия, сражаясь с демонами и проклятыми кровопийцами носферату. Его цель всегда заключалась в том, чтобы помешать демону Лилит, даже когда он борется со своим предательским голодом по ней. Но когда смертоносный альянс создает угрозу как для людей, так и для Стражей в современном Сан-Франциско, ангел и демон должны вместе сражаться против нечестивого зла — и против желания, которое слишком долго отвергалось…

Обзор

Демон-ангел — первый роман в серии романов о паранормальных явлениях Мельжана Брука «Стражи». Я даже не буду притворяться, что я не согласен со всей концепцией ангелов/демонов, борющихся за человеческую душу, как это описывает Мельжан Брук. Даже если вся идея хранителей, ангелоподобных существ, защищающих человечество от злых сил, является лишь фоном многолетней истории любви между главными героями, она просто слишком плохо написана для слов.Я ценю немного работы, вложенной в описанный мир, поэтому, по крайней мере, автор избегает серьезных несоответствий. Как, например, необходимость лишить героиню всего того, что ее характеризует, где-то в середине книги, ибо очевидно, что без этого она и главный герой никуда не денутся.

Даже без убожества фонового мира (а поверьте мне, что и демоны, и стражи совершенно несчастны из-за предписанных им функций) сам сюжет просто слишком сложен.Вся первая часть книги состоит из минутных встреч главных героев в разное время и в разных местах, где Лилит пытается соблазнить Хью, а он пытается ее убить. Гораздо разумнее пропустить все эти фрагменты и сразу перейти к той части истории, которая происходит в наши дни. Хоть какие-то действия там происходят.

Несмотря на то, что суть истории разворачивается вокруг обреченных отношений между демоном и стражем, в истории есть вампиры.Даже два вида. Настоящие — это ваши типичные существа, похожие на Дракулу, красивые и неоднозначные в моральном плане. Второй тип состоит из уродливых подражателей Макса Шрека (отсюда и название Носферати), которые в значительной степени являются спарринг-партнерами для настоящих героев.

На самом деле один из вампиров в значительной степени крадет историю каждый раз, когда он появляется на страницах Ангела-Демона. Колин — Дориан Грей нашего времени. Тщеславный, угрюмый и со злыми навыками обращения с мечом. Он может быть единственной причиной продолжать читать сагу Guardian и страдать от ее напыщенных идеалов и подробных описаний персонажей различных болей и невзгод.

LoveVampires Рейтинг отзывов:

Художественная литература «Ангел разговаривает с дьяволом». Основано на реальном разговоре.

«Долгое время я был по-своему» 

Лариса Госла

 

Художественная литература. Основано на реальном разговоре.

от Грейси

Эта запись в дневнике основана на реальных событиях. Некоторые персонажи, имена, предприятия, происшествия, а также определенные места и события были выдуманы в драматических целях.Любое сходство с именем, характером или историей любого человека является совершенно случайным и непреднамеренным.

 

Ангел разговаривает с дьяволом на моих плечах. Они оба хотят поговорить со мной, но не дают мне говорить.

 

Ангел говорит не ныть по этому поводу.

Дьявол говорит мне ныть сколько угодно.

Ангел говорит, что все нужно делать с любовью и состраданием.

Дьявол говорит мне забыть о других людях и делать что-то для себя и то, что доставляет мне удовольствие.

Ангел говорит, что, делая добро, я буду чувствовать себя хорошо в долгосрочной перспективе.

Дьявол говорит забыть о будущем и сосредоточиться на настоящем.

 

Я устал. Зачем делать так много добра, если все, что я получаю, это зло? Должен ли я стать злым? Должен ли я продержаться еще немного?

Дьявол говорит нет. Не цепляйся, будь злым. Клин клином вышибают. Если кто-то причиняет вам зло, делайте еще хуже.

Ангел говорит стать лучше. Если кто-то причиняет вам зло, проявите к нему доброту; они могут потеряться.

 

Но я тоже заблудился, и никто не проявляет ко мне доброты. Где моя доброта, спрашиваю ангела?

Ангел спрашивает меня, проявляю ли я к себе доброту?

Дьявол отвечает мне отказом и смеется.

 

Доброта. Доброта определяется как качество быть дружелюбным, щедрым и внимательным. Любовь, нежность, теплота, забота и забота — слова, которые ассоциируются с добротой. Я не из тех.

 

Дружелюбный? Дьявол смеется над этим словом.«Твои „друзья“ называют тебя жестоким», — говорит дьявол.

– Ты просто честен с ними; они любят тебя за это, — говорит ангел.

 

Щедрый? Дьявол насмехается: «Не будь щедрым — будь эгоистичным».

«Вы щедро тратите свое время; всякий раз, когда ты кому-то нужен, ты всегда рядом и слушаешь их», — говорит ангел.

 

 Я могу быть щедрым, но кто щедр со мной?

– Именно поэтому лучше быть эгоистом, – говорит черт.«Не обращайте внимания на других людей».

«Будь внимателен к себе, чтобы продолжать быть щедрым к другим», — говорит ангел.

 

Я должен быть эгоистом, хотя бы немного. Я должен позаботиться о себе хоть раз. Я должен вставать и делать что-то для себя, а не позволять себе сгореть за других людей.

 

Хоть раз это так неправильно?

 

Никто не отвечает.

 

Необыкновенная история любви в Steam

Об этой игре

Angel’s Tale

Введение Angel’s Tale — это визуальная новелла, в которой игроки погружаются в историю с анимированными рисунками и звуковыми эффектами.Они познакомятся с сюжетом игры от первого лица главного героя рассказа «Прах». На протяжении всей истории у игрока будет возможность принимать решения. И это приведет к изменению сюжетной линии.

В Angel’s Tale будет два финальных персонажа, Фа и Манари.

Синопсис Это история о молодом человеке по имени Прах, который обладает уникальной способностью видеть то, чего не видят другие. Он живет вместе со своей сестрой «Фа» во время командировок родителей.Простая жизнь Праха превращается в катастрофу, когда появляются странные существа, которых никто не видит, и пытаются навредить ему.

«Прах» должен найти способ выжить в этой странной ситуации. Это приводит к раскрытию секрета «Фа», который на самом деле больше, чем его сестра. Не говоря уже о визите «Манари», загадочной девушки, которая утверждает, что она демон. И ее цель — он.

Персонажи

1. Фа
Фа — младшая сестра Прак, единственная семья, живущая с ней в это время.Фа отвечает за всю работу по дому, пока их родителей нет дома.
На самом деле у Фа есть секрет, о котором она не рассказала своему брату.

2. Манари
Манари — загадочная девушка, которая утверждает, что она демон, предложения которой всегда заканчиваются на «Ри». Какова истинная цель ее присутствия?

Особенности — Разрешение экрана до 800 x 600 в полноэкранном режиме.
— визуальная новелла с множественным выбором и 5 концовками.
— Только тайский язык
— Сохранение в облаке Steam

Дополнительная информация Angel’s Tale — старая оригинальная работа нашей команды.Позже он был переосмыслен и переписан как Re Angel, доступный в магазине Steam.

Ангел дьявола, паранормальный любовный рассказ — Автор Даника Уинтерс

На этой неделе я имею честь сообщить, что мой рассказ Ангел дьявола, опубликован издательством Silver Publishing. Я люблю эту историю. Это отличается от всего, что я читал или писал раньше. Надеюсь, вам понравится!

Поскольку вы такие замечательные фанаты, я прикрепил отрывок из этой истории ниже! Пожалуйста, не стесняйтесь, дайте мне знать, что вы думаете.

И еще раз спасибо за поддержку. Без вашей поддержки мои мечты никогда бы не сбылись.

Выдержка из Ангел дьявола:

Сара не была ангелом, но впервые в своей взрослой жизни она обнаружила, что держит проволочные крылья, покрытые чем-то вроде старой пары белых нейлонов, когда она теребит свою плохо сидящую маску святой.

Она ненавидела Хэллоуин, и этот год не стал исключением, этот день был просто еще одним предлогом для ее идиотских коллег, чтобы напиться и приласкать друг друга.

Может быть, больше всего ее расстроило то, что ей некому было ласкать ее. Несмотря на это, ее сольный статус только ухудшился из-за того, что она находилась в доме своего босса, который в тот момент был заполнен кучей пьяных хулиганов, одетых в единственную разрешенную одежду — линию нижнего белья их компании на тему Хэллоуина.

Она захлопнула дверцу машины. Ее высокие каблуки цокали по дорожке, когда она дергала кружевные края белого атласного корсета, задравшегося до ее бока. Она попыталась успокоить бешено колотящееся сердце, поправляя наклоненный ореол.

Когда она поднялась по бетонным ступеням, ведущим к парадной двери своего босса, ее встретил шум вечеринки.

– Ты один, ангелочек? — спросил мужчина.

Она посмотрела на него, когда он прислонился к кирпичам арочного входа. Его лицо и тело были того же оттенка красного, что и входная дверь дома, а над ушами у него были черные коровьи рога.

«Кто спрашивает?»

«Дьявол». Он зло рассмеялся. — Или, как я предпочитаю, твой Дьявол.

Она просунула руки в отверстия покосившихся крыльев и подошла ближе к таинственному черноволосому мужчине.

«Как насчет этого, Дьявол. Давай будем держаться вместе и объедем эту идиотскую трассу, а потом посмотрим, куда нас заведут? Она обхватила его рукой и потянулась, чтобы погладить его мускулистую грудь.

Она вела себя как бродяга, но в маске чувствовала себя защищенной благодаря анонимности, которую давал тонкий пластик. Она могла говорить что угодно и кому угодно.Эффект был волнующим и неожиданно вдохновляющим. Обычно она была тихим подчиненным, но сегодня она могла быть падшим ангелом. И если ему повезет, она может быть его падшим ангелом….( Ангел Дьявола, Выпущено 31 марта st , 2012)

 

Сатирические ангелы и демоны — История любви Сильвии Хартманн

Сатира

Сильвия Хартманн

Когда-то в пространственно-временном измерении существовало две расы, ангелы и демоны.

Все было хорошо, и они никогда не мешали друг другу, пока однажды не появилась девочка-ангелочек. и мальчик-демон влюбился и произвел потомство.

Все рай и ад вырвались на свободу одновременно, но к всеобщему удовольствию огорчении, родился молодой Анжелизут (названный в честь его матери, Анжелики, и его отец Ацилут) и вырос здоровым и сильным.

Анжелизут было очень одиноко.

Его не пускали в школы демонов, и его не пускали в ангельские школы же.Ему действительно было некуда идти, поэтому он просто летал один и беседовал с воображаемыми друзьями, которых он велел звать его АЗ (произносится как ай-си, для верности).

Когда AZ был хорош, он был очень, очень хорош. Когда ему было плохо — ну можно представить!

Его мать и отец вскоре поссорились из-за «непримиримых разногласий» после того, как АЗ начал летать сам и вернулся к своим родным племенам; и АЗ был действительно беспокоился о своем будущем, поскольку был совершенно уверен, что никто.

Но когда он достиг определенного возраста, произошла удивительная вещь.

ВСЕ девочки-ангелы были просто без ума от него.

«Ооо», они обомлели, «Ооо! Разве он не силен и могуч! И ТАКОЕ впечатляющее размах крыльев…»

Они просто не могли оторвать от него глаз и других своих конечностей и следовал за ним повсюду с восторженным вниманием, куда бы он ни пошел.

Но это еще не все.

Девушки-демоны тоже были полностью зачарованы.

«ООООО!» они бы корчились в экстазе, «Разве он не КРУТОЙ? А так… ГЛАДКИЙ!»

И это было абсолютной правдой, он был.

Как вы можете себе представить, это действительно поставило как молодых демонов, так и молодых мальчики-ангелы полностью в оружии. Они не заглядывали, и все, что у них было услышать было «АЗ это», и «АЗ это» и «Оооо… АЗ!»

Так случилось невообразимое — состоялась конференция между демонами и ангелов, первый КОГДА-ЛИБО в истории всех измерений, и было решено что АЗ надо запретить и изгнать (поскольку он был вполне неубиваемым, как и все остальные их).

Когда началось изгнание, демоны и мальчики-ангелы были полны ликования и радости, думая, что теперь у них снова будет девушка или две для себя, но они сильно недооценили, насколько все девушки привязались к AZ.

Когда его унесло в изгнании в самую мрачную и заброшенную даль далеко место во всех планах, как один все девушки демона и ангела бросили себя в воронку — и не оставил изгоняющим ни с чем, кроме целой вечность принуждения к гомосексуализму.

Так вот как АЗ оказался на какой-то сине-зеленой захолустной планете посреди никуда, с легионом невест.

Правда, они его чем-то занимали; да и вообще, так очень-очень занят, что ему надоело и изгнал себя в уединенное межпространственное дрейфование; его демон и ангел невесты отправились на его поиски, и больше о них ничего не было слышно.

Который только что оставил многочисленное потомство AZ.

У кого была проблема, что они действительно никогда не могли понять, как правильно летать вообще.Со смесью частей демона и ангела во втором поколении они не мог ни взлететь, как ангелы, ни слететь, как демоны; они были просто типа застряли посередине — там и остались.

У них также были конфликты деталей, и они так и не смогли понять, как и почему это произошло; и в конце концов придумали множество объяснений того, где на Земле они откуда пришли, или что, черт возьми, они должны были делать с собой.

© Сильвия Хартманн, 2004 г.

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.