Как работает психолог с пациентами: Как правильно быть пациентом психолога — краткое руководство на основе моего пациентского опыта =) | by Victor Osyka

Содержание

Как правильно быть пациентом психолога — краткое руководство на основе моего пациентского опыта =) | by Victor Osyka

Я хочу поделиться своими наблюдениями и советами за 3 года психотерапии. Мне очень не хватало подобного материала когда я приступал к терапии, поэтому, с радостью предоставляю его вам. Я делал терапию в 2018ом году — 1 раз в 1.5 недели, в 2017ом — еженедельно, в 2016ом 1–2 раза в месяц.

Мои наблюдения структурированы в 4 части:

  1. Зачем работать с терапевтами
  2. Почему работает психотерапия
  3. Как выбрать терапевта
  4. Как идет работа

Личный опыт не претендует на системность и на истину. Психологам покажется наивным — они за учебу и практику сильно отдаляются от пациентской точки зрения =) А пациенты, в свою очередь, не делятся своими рассуждениями по поводу терапии:

  • не принято такое раскрывать и публично рефлексировать («моя сущность = моя тайна»)?
  • счастье любит тишину? Радуешься за свое осознание, но в то же время принимаешь когда себя разобрал («прожил») — не хочешь возвращаться в тяжелый опыт?
  • глубинно начинаешь понимать / ощущать, что те, кому надо — они сами дойдут до терапевта? а кто не созрел — то АБСОЛЮТНО ничто не повлияет, защитные механизмы психики мощны (отрицания, способность себе что-то рационализировать и т.п.). Психологи никогда не настаивают, что вам нужна терапия и придете ли вы еще — ЗАПРОС ВСЕГДА ИЗНУТРИ МЕНЯ.

Важно:

  • Психологи работают с теми частями психики, с которыми можно успешно работать без медикаментов. Но психологи могут направить к психиатрам, если чувствуют, что это реально нужно.
  • Психиатры лечат таблетками — обычно это реально тяжелые вещи, генетические, гормональные и т.п.
  • Есть консультация в моменте про что-то локальное (поддержка), а есть терапия — глубинная проработка повторяющихся эмоций и автоматизмов. Серия консультаций не заменяет терапию. =(
  • Важно принять и полюбить свой путь в терапии — он у каждого очень индивидуален. Важно его просто идти и раскручивать свой маховик. Общее только то, что после усилий терапии каждому точно станет лучше. =)

Что мне дала психотерапия

Получается, я снижал свою боль и свой эмоциональный надрыв. Внутри этого видны слои: ментальный, телесный, эмоциональный, про отношения, родителей, друзей, социум, мир.

1. Ментально / духовно:

  • Я испытал удивительный опыт осознанности про свои эмоции в целом, действительно как пробуждение из сна (в буддизме и медитациях оперируют термином пробуждение) — пробуждение от сна автоматизмов и моих ложных, случайных рационализаций моих эмоций и реакций и действий.
  • Мои эмоции можно осязать, проживать и отдаваться им, называть их, возвращаться к ним потом когда ты уже спокойнее.
  • И даже когда я не справляюсь со своими реакциями в моменте, постфактум я могу уже понять (и сам, но чаще за счёт терапевтов) примерные причины своих автоматизмов и признавать это, и принимать себя.
  • Жаль, что опыт осознанности не состоялся у меня раньше. 🙁
  • Повод (человек, событие, новость итп) моей эмоции часто не имеет никакого отношения к моей эмоции и ее интенсивности или ее продолжительности.
  • Менять себя куда-то “от ума” — бессмысленно, в эмоциях все равно слетаешь в автоматизмы. А вот разглядывать и узнавать и принимать себя — это мощно и устойчиво, автоматизмы проще проходятся. У нас есть сущность, она почти всегда очень светлая, теплая, хорошая — дети воистину приходят в мир ангелами. Но сущность заслоняют корявые импринтинги и травмочки из детства и социализации.

2. Телесно:

  • Контакта с телом добавилось. Я стал во время эмоций (средних, сильных, да и просто иногда в жизни или во время медитаций) замечать и наблюдать свои телесные ощущения — в горле, груди, сердце, солнечном сплетении, животе, голове, конечностях. Раньше вообще не задумывался про тело, было одно общее напряжение в кучу и все.
  • У меня разжались плечи и шея, зажим был от телесного чувства опасности мира (см. далее причины опасности).
  • Осанка выпрямилась, голова стала выше.
  • Лицо стало реже сжиматься, реже перекашиваться, лицо стало расслабленнее
  • У меня почти перестал сжиматься живот когда я перехожу пешеходный переход, а мимо пролетает машина или резко оттормаживается. Это все последствия врезания лихача на гидроцикле в велокатамаран с последующей гибелью брата, это было в 2002ом году.

3. Эмоционально:

  • У меня наконец перестали капать слезы когда я даже просто вспоминаю своего брата близнеца, который трагически погиб на моих глазах. Я стал в целом плакать в 10 раз меньше
  • Стал вообще называть для себя свои эмоции и обнаружил что их может быть несколько десятков (а перечень в целом — сотни эмоций, я прямо читал в интернете списки и удивлялся).
  • Мои эмоции мне просто «прилетают», но реакции я могу постепенно учиться выбирать
  • Есть названия и объяснения (причины, из детства + в целом из социализации) моим прилетающим эмоциям и реакциям. Триггеры происходят извне, но эмоции у нас уже припасены и автоматизмы наготове — и они выносят нас.
  • В работе у меня не прилетают такие реакции, с которыми я так интенсивно не справляюсь в частной жизни.
  • Я года полтора назад стал пить вино, а в этом году крепкий алкоголь. Не знаю куда приведёт. Ранее это было мамино воспитание и ее страхи. Курить — не курил и не планирую 🙂
  • У меня было оказывается очень сильное чувство вины, что брат погиб, а я вот — живу! Чувство вины триггерилось ОЧЕНЬ большим количеством ситуаций в обычной жизни и я постоянно улетал в это постоянное неосознаваемое повторяющееся интенсивное оправдание перед братом. В том числе неосознанно пытаясь “получить прощение” от близких в самых разных ситуациях выше определенной степени эмоциональности. Господи, какое облегчение я испытал. Если честно, впервые за написание всего этого документа у меня был легкий порыв словно глазки хотели слегка слегка выдавить слезинки =).
  • Стал меньше себя жалеть.
  • Перестал считать себя неотомщенным и слабым (пилот гидроцикла не получил наказаний).
  • Я наверное в целом стал спокойнее и радостные эмоции проживать, без надрыва итп, но я не считаю что это большая плата за мое выросшее спокойствие. Возможно, амплитуда моих эмоций уменьшилась не только в отрицательных, но и в радостных эмоциях тоже. Возможно, это поменяется в будущем и амплитуда радостей возрастет.

Про личные отношения:

  • У меня был (и ещё местами остаётся) проекция паттерна (похоже из детства все время рядом с братом близнецом) что когда я не справляюсь со своими эмоциями, то я пытаюсь их выплеснуть на близкого рядом. Это мой самый катастрофичный паттерн — я повышаю голос, матерюсь, обвиняю, хожу по кругу в коммуникации итп — весь мой стресс не экологично летит на близких. Эти реакции были ключевой причиной моего обращения к психотерапевтам.
  • У меня много ожиданий к близкому человеку рядом и я критично их коммуницирую
  • Свои сценарии выбора близких и формата взаимодействия с ними нужно изучать, называть, иначе будешь ходить по кругу и опять в новых отношениях налетать на это (оказывается, будешь просто подсознательно отсекать людей, который слишком далеки от моего неосознаваемого сценария).

Про родителей:

  • Что количество их любви ко мне было просто колоссальным, и они неплохо, оказывается, справились с родительством.
  • Что папа действительно ОЧЕНЬ не справился с горем от гибели моего брата близнеца, отсюда был его многолетний алкоголизм для отключения сознания
  • В нас сидят не только проекции мам и пап, НО И бабушек и дедушек.
  • Про более ранние поколения не знаю пока, я так глубоко не залезал. Но дедушки и бабушки в нас сидят ОГОГО.

Про друзей:

  • Интересный феномен: ваши друзья не признают ваших изменений, для них вы останетесь прежним. =) Даже если вы знаете их со школы. =)) Даже если вы будете просить структурированно сравнить вас сейчас и пару лет назад. =)))
  • Я стал наверное в 5 раз меньше оценивать отношения других людей и высказывать своё мнение про это, действительно это все касается только их самих, их импринтингов и из их взаимно-реализующихся неосознаваемых психологических сценариев 🙂 Чужая душа потемки шо капец.
  • Советы и опыт от относительно психологически здоровых и/или спокойных людей — для всех остальных — бесполезны, люди сами не знают, как они так делают. Условно, это как девушка модельной внешности (генетическая данность, которую она НЕ ВЫБИРАЛА) — будет пытаться учить толстушку-инвалида “как лучше нравиться ребятам”. Тони Роббинс похоже ПРОЖИЛ когда-то очень глубокое болото когда-то, а не просто “ой а давайте я буду инфобизнесменом”.

Про социум:

  • Я был очень не гибкий, пытался загонять людей в рамки и закономерности (например, типологии личности майерс-бриггс) и не признавал что все люди очень разные и многомерные.
  • Людям достались ОЧЕНЬ разные гены и импринтинги.
  • У людей нервных и травмированных — осознанность (если они пришли к ней) — на порядок выше, чем у психологически здоровых и спокойных. Психологически здоровые люди, похоже, лишены пробуждения в осознанность.
  • У меня было сильное ожидание, что мир должен быть справедливее, что люди должны быть найсовее, что в целом среда вокруг меня должна быть развивающейся
  • У меня была (и остается, пусть и в меньшей степени) тревожность про опасность мира.
  • Появление детей взрывает людям мозг и является лакмусовой бумажкой про степень их личностной непроработанности / тревожности / взаимоотношений с миром.
  • Себя поменять крайне сложно, а других людей — вообще невозможно.

Про мир:

  • Западные экономисты не могут анализировать менее развитые страны, “нужны правильные общественные институты и тогда все будет хорошо”; Вся (институциональная) экономика и политология — наивная чухня, которая не оперирует тем, кем являются агенты (люди) на самом деле — выходцами из детства, семей, социальных и культурных кодов. Экономика скромно говорит “зависимость стран от предыдущей траектории развития” и все.

Какие вещи психология мне пока НЕ позволила разрешить

  • Я все еще не очень принимаю себя. Точнее умом как мне кажется принимаю, а телесно и эмоционально — не совсем. Соответственно, других людей тоже не так сильно принимаю как наверное мог бы. (“позволять быть людям любыми и безо всяких объяснений и обоснований”)
  • Я все ещё могу неподконтрольно материться, пусть уже тихо.
  • Я _стал_ (начал!) хватать за запястье, за руку близких, держать, не отпускать, сжимать.
  • Глубинная неуверенность в себе, страхи, в тч страх что у меня ещё нет детей.
  • Иногда я все еще просыпаюсь с зажимом в груди. (раньше просыпался каждый день =))) сейчас 1–2 изредка 3 раза в неделю + раньше зажим мог тянуться пол-дня со мной).
  • Я порой не могу шагнуть в осознанность и остаюсь в коммуникации на уровне убеждений. (терминология такая: есть эмоции — они нам просто прилетают, выше есть наши убеждения (уже накоплено нами из социального и импринтингов) — мы пытаемся других в чем-то убедить “я хочу чтобы ты”, есть осознанность — видеть извне И СЕБЯ, и ДРУГУЮ сторону коммуникации и понимать что происходит с вами на уровне эмоций / уровне убеждений / степени осознанности).
  • Нет пока четкого понимания, телесного признания про отличие меня от брата-близнеца. Первый год терапии я вообще не мог описать толком, в чем мы разные.

Эффекты психотерапии на меня — после первой встречи (она была психоаналитик):

После первой встречи на которую все-таки дошел — я не пожалел:

  • Ощутил эмоциональное и физическое облегчение после объяснений на первой же встрече,
  • Сильно плакал там (а мне словно телепатически через 15 минут после начала встречи рассказали про МОИ телесные ощущения, про МОИ чувства),
  • Получил небанальные рациональные объяснения извне (про мою травму гибели брата) которые мне никто не мог дать раньше — ни родители, ни друзья, ни религиозные люди, ни книги, ни я сам, ничего
  • Получил волну иррациональной поддержки / какого-то правильного сочувствия и тепла
  • Погоревал в умных заботливых руках так, как не мог раньше ни с кем

Мне стало сильно легче, понятнее — возникло желание пережить этот удивительный опыт облегчения еще раз.

Эффекты психотерапии на меня — обобщения про сессии:

  • На сессии: тяжело, часто плачу, сильно волнуюсь, могу распаляться и повышать голос, спорить с психологом и сопротивляться
  • Сразу после: тяжело, обессиленно, может до конца дня быть интровертное состояние. Нужно есть, покой, пораньше лечь спать.
  • На следующий день и далее: веселее, начинаешь ощущать эффекты, несколько дней хранится импульс осознанности заданный психологом, эмоции проживаешь лайтовее, упражнения делаешь ярко, отчетливо, системно, дольше медитируешь.
  • Иногда может неделю длиться такой импульс повышенной осознанности, потом плавно или скачкообразно убывает, эффект сессии с этой точки зрения падает. Энтузиазм про упражнения снижается, медитации иногда начинаешь пропускать итп.
  • Долгосрочные эффекты — описано в части “Что дала мне психотерапия”; эти эффекты копились постепенно все эти 3 года. Половина вещей за 1ый год, и половина вещей примерно за последующие 2 года.

Несмотря на то, что психология не доказательная наука (не стала экспериментальной наукой) и мозг/психика — чёрный ящик — закономерности есть. Выявлено много причинно-следственных связей про эмоции людей и БОЛЬШИНСТВУ людей становится ОСЯЗАЕМО лучше после терапии.

Ключевые воспроизводимые закономерности про психику:

  • 1) детство и его опыты ОЧЕНЬ влияет на нас сегодняшних
  • 2) зажатые эмоции создают психологическую нагрузку
  • 3) …и вылезают вновь и вновь по НЕ связанным с ними триггерам и поводам. Эту вещь я ДОЛГО принимал от терапевтов, запарился спорить =)
  • 4) но зажатые/накопленные/корявые эмоции можно проживать _наново_ УЖЕ с терапевтом, освобождает само по себе, увеличивает свободное пространство в душе, и можно постепенно формировать новые реакции, которые уже полегче, которые уже подчиняются сознанию. Можно проживать самому после чтения книжек, но КПД в 10 раз меньше, а жизнь-то одна =)
  • 5) Сознание, эмоции и тело очень сильно связаны. Эмоции обьемно “хранятся” в теле, а не только в мозгу. Новые телесные реакции дают возможность по-новому проходить автоматизмы.

Прошлое наших эмоций = случайность и НЕ наши выборы:

  • То, какие у нас за детство юность и взрослую жизнь случились события эмоции и реакции на них НАС и ОКРУЖАЮЩИХ — это абсолютная случайность и НЕ НАШИ ВЫБОРЫ. Это магия эволюции, комбинаторная игра Вселенной — она перебирает гены детей и семьи в которых эти дети социализируются.
  • Но
  • Это может порождать в нас УСТОЙЧИВЫЕ и остающиеся с нами по жизни зажимы эмоций и напряжения душевные и телесные и ненужные нам механизмы и автоматизмы, КОТОРЫЕ ПРИ ЭТОМ НАМ НЕПОНЯТНЫ, но мы их НЕИСТОВО ЗАЩИЩАЕМ — психика просто борется за свою целостность.
  • Автоматизмы потом триггерятся уже СЕГОДНЯШНИМИ событиями, а эмоции прилетают КОГДА-ТО СЛУЧАЙНО НАРАБОТАННЫЕ В ДЕТСТВЕ. (это была суть психологии в одно предложение =)))))

Как терапевт трансформирует нашу психику и наше подсознание:

  • 1) обнаружить свои паттерны (эмоциональные (“вы чувствуете …”), поведенческие (с другими людьми), ментальные, !! ТЕЛЕСНЫЕ !! (“ощущения в животе говорят что у вас всплывает чувство опасности”))
  • 2) и аккуратно назвать их (оперируя моделями из психологии или обычным языком),
  • 3) вместе понаблюдать их (“у вас сперва а, потом б”),
  • 4) получить им объяснения (почему так, что именно в детстве И КАК могло на наши эмоции повлиять),
  • 5) прожить наново свои личные ключевые детские ситуации / воспоминания / паттерны / обиды / сожаления уже в СОПРОВОЖДЕНИИ психолога, то есть “вернуться обратно и успешно разрешить” эти ситуации с поддержкой психолога и делая выборы наново / делая выборы _взрослым собой_ про _детского себя_

— то потом почему-то в подсознании / душе / теле — становится постепенно спокойнее. Наступает интересное облегчение, ощущаешь этот опыт, знакомишься с ним “ничего себе, такое бывает? со мной такое возможно???”. Реакции новые появляются, а старые становятся спокойнее.

  • Для слишком рациональных умов: почитайте, что такое computational irreducibility в приложении к человеческому мозгу/поведению и что такое free will через призму computational irreducibility итп.

Барьеры с 1-ым доходом до психолога =))))

  • У меня было две попытки дойти до психологов, первая — в 2013ом году, и я не продолжил. Созванивался с 3мя психологами (друзья порекомендовали) но “они мне все не понравились / далеко ехать / непонятные какие-то люди” и я НЕ дошел до живых встреч. Это была моя неготовность, барьеры, страхи. Так что всех, кто пытался и не доходил до первой встречи с терапевтом — я могу легко понять, “знаем — плавали” =)

и

  • Потом вторая попытка уже в конце 2015го года. Тогда уже было совсем тяжко, дошел, и уже не бросил.

Барьер “я и так читаю книги по психологии” — отличие психотерапии от просто чтения психологических книг:

  • 1) Книги делают обобщения и не изучают вас — уникального и неповторимого в своей генетике, импринтинге и социализации. Кастомизация. Микроскоп. Разбор вас на части.
  • 2) Слепая зона при анализе себя. Себя крайне сложно увидеть извне, у психики столько обманок, убеждений, проекций, итп; Суть психотерапевта — в своей отстраненности от вас и вашего внутреннего диалога + психолог знает эти обманки и механизмы и постоянно с вами их обходит, держит курс, докапывается до вашей сути.
  • Поэтому можно хоть десять лет читать книги и не сильно поменяться, а психолог за пару встреч может вам дать ответы и пройти с вами процедуру разрешения ваших эмоций.

Барьер “я уже делаю разные практики” — отличие терапии от друзей, групповых тренингов, медитаций, йоги, телесных практик итп

  • На групповой терапии нет кастомизированного изучения именно вас, вашей уникальности. Вы сами пытаетесь из общих вещей ведущих применить что-то к себе как умеете. Это очень полезно, но КПД относительно персональной терапии условно 5–10–20% и все, потолок.
  • На йоге нет анализа вашей уникальной психики, йоги не анализируют вас психологически, а больше телесно.
  • На динамической медитации (Ошо динамика, делал несколько месяцев итп) как я понимаю РАСЩЕПЛЯЮТ НАКОПЛЕННЫЕ И ЗАЖАТЫЕ ЭМОЦИИ, но НЕ обращаются к их причинам, короче это скорее просто ВРЕМЕННЫЙ СБРОС негативной энергии нежели работа с подсознанием для устойчивых изменений чтобы эмоции НЕ накапливались.
  • Телесные практики туда же как и динамика, хотя в целом если разжимать телесные ощущения — то эффект на эмоции наполовину уже будет. Но опять же — цель чтобы эмоции НЕ накапливались — а для этого нужно найти первоисточники = ваши личные травмы импринтинги события =) Сильно уйдя в телеску БЕЗ ПСИХОЛОГА — это чем-то похоже на сублимацию, мне кажется — энергии может быть вложено ОЧЕНЬ много, но в подсознание-то никто не залез =)
  • На медитациях любого толка нет анализа вас извне ДРУГИМ ЧЕЛОВЕКОМ, вы анализируете сам себя, а я глубоко убежден, что это возможно только до довольно небольшого предела (слепая зона, не знаю как назвать). Почему нужен именно психолог? Потому что психология как область знаний обладает ЗНАНИЕМ НАКОПЛЕННЫМ ЦИВИЛИЗАЦИЕЙ и если КТО-ТО ИЗВНЕ, любящий, кастомизировано применяет ВСЕ НАКОПЛЕННОЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВО И ПЕРЕДОВОЕ НА ДАННЫЙ МОМЕНТ ВРЕМЕНИ к вам — то зачем вам пытаться САМОМУ повторить путь ЦИВИЛИЗАЦИИ И ТЫСЯЧ исследователей и практиков в сфере психологии за пару сот лет? Вы же не выращиваете еду с нуля, не изобретаете автомобиль или не делаете его по учебникам — быстрее и рациональнее купить готовый и просто поехать.

Как выбрать психологов, БЕСПЛАТНО

  • Кто прописан в Москве — может податься (на 5 бесплатных сессий ежегодно) в http://msph.ru «Московская служба психологической помощи населению» Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы (ГБУ МСППН)
  • Я не москвич и сам так не делал, но у меня друзья делали и очень хорошо отзывались.

Как выбрать психологов, ПЛАТНО

Где искать и как выбирать?

  • Через ваших знакомых кто уже работал с терапевтом — спросите их опыт — какой у них был запрос, какой был результат и через сколько времени.
  • Или на сайте b17.ru (просто это сейчас самая большая площадка). Можно почитать демо-консультации, посмотреть тональность психолога и стиль коммуникации.
  • В описании надо обязательно посмотреть, работает ли психолог в направлении вашего запроса. У психологов обычно есть какие-то ключевые направления, которые им симпатичны. Если направления нет, то можно спросить “а у вас есть опыт работы с запросами про …”.
  • В целом по описанию понять сложно, если честно. Фото тоже малоинформативно. Нужно общаться голосом по телефону, интерактивно _слушать_ человека.
  • Просите телефон и звоните, пообщайтесь несколько минут, послушайте:
  • (А) приятен ли вам психолог по голосу,
  • (Б) проявляет ли он к вам свою любовь,
  • (В) ___насколько внутренне он гармоничен и излучает спокойствие___. Вам важно ощущать его спокойствие, стабильность.
  • НЕ ДОГОВАРИВАЙТЕСЬ О ВСТРЕЧЕ ТЕКСТОМ — ЗВОНОК ОБЯЗАТЕЛЕН. Не хочет психолог созвониться на 5 минут — забейте на него =)
  • Если общение по телефону понравилось, договаривайтесь о встрече (очные встречи во много раз эффективнее звонков в скайпе). Первые встречи делать строго вживую — ваш самый первый и самый важный опыт.

Черты хороших психологов?

  • Женщины психологи в целом круче мужчин. Они гуманистичнее и теплее и гибче и мудрее, я не знаю, как это описать. Возможно,
  • Мужчинам лучше психологи женщины (“мама”), а
  • Женщинам лучше подходят мужчины (“папа”)? =)))
  • Лучше чтобы у психолога были почти или полностью взрослые дети — одно дело почитать про импринтинги, другое дело — прожить все на своем опыте. Также, психолог в целом обладает бОльшим жизненным опытом про разные этапы жизни, когда он постарше. =)
  • Ценностные установки психолога — лучше чтобы это был глобализованный человек, который видел и зарубежные страны — опыт наблюдения разных культур влияет на широту взглядов, толерантность, допускает более широкий спектр ценностей.
  • Хорошие психологи делают супервизию — наблюдают себя с той или иной степенью регулярности у других психологов на предмет наличия личностных непроработанностей, которые могут влиять на то, как психолог ведет работу со своими пациентами. Спросите, у кого и когда в последний раз психолог делал супервизию.
  • Хороший психолог не будет в деталях обсуждать других пациентов (абстрактно — конечно могут, конкретно — будут очень поверхностно и экологично, например ваших друзей которые рекомендовали вам этого психолога итп.).

Не зашла первая встрече?

  • В целом советую посетить хотя бы еще 1–2 психологов если вдруг с первым не зашло. Не надо делать выводы только по первой сессии одного психолога — все люди разные, должно зайти и должен быть fit / химия / ценностные и культурные рамки должны совпасть итп.
  • Пишите мне вопросы если 1 раз посетили и боитесь следующей встречи, подскажу в чем терапевт был ОК для вас или нет.

Терапии фундаментально отличаются только степенью доступа в подсознание

  • Я работал с психоанализом, экзистенциальной терапией, гештальт терапией, эмоционально-образной терапией, системно-семейным подходом.
  • А) Мне кажется, конкретный подход не важен + психологи в любом случае в ходу обучения знакомятся со всем спектром знаний (просто потом выбирают на каком направлении инструментально фокусируются), важнее устремления и любовь самого психолога и желание вникнуть именно в вас, разгадать вас как тайну, как загадку, как объект для изучения со своим уникальным узором.
  • Б) Как я сейчас понимаю, терапии фундаментально отличаются только степенью доступа в подсознание (это очень важная мысль, вы может быть не сразу ее поймете). Если психолог умеет И НЕ БОИТСЯ лазить к вам в подсознание (причем быстро, а не “ну нам надо 20 сессий”) — то ваш уровень счастья будет расти У ВАС на глазах. Это не значит, что надо долго работать с психоаналитиком — в любой школе можно лазить в подсознание, а можно вести рациональные ляля — это скорее личное мастерство психолога, его смелость, и его практический опыт.
  • У меня есть некое очень смелое обобщенное ощущение, что западная школа психологии в целом получается словно тяготеет к рациональности (что дескать все можно вербализовать + что мысль первична и вызывает эмоции + что можно себя якобы целенаправленно куда-то менять и будет тебе счастье + давайте искать причинно-следственные связи итп),
  • А
  • Эмоционально-образная терапия местами эзотерична, эфемерна, непонятна — но, блин, работает что капец, даже порой за 1–2 встречи (просто тупо ваши телесные реакции меняются спустя несколько дней). Западнические подходы в целом дольше и в целом предполагают больше разговоров и рационализации и консультирования, нежели быстрого НЕПРЯМОГО залезания в подсознание за счет образов. Эмоционально-образная терапия предполагает НЕ изменение себя в каком-то направлении, а погружение в свой обьем, его изучение, принятие, и вспоминание его в повседневной жизни.
  • Сейчас я получается чаще рекомендую знакомым эмоционально-образную терапию и конкретного психолога. Она дорогая, но она убойная если получится извлечь преимущества подхода.
  • Опыта работы с гипнотическими техниками у меня нет.
  • Опыта работы именно с межпоколенческими практиками у меня нет.

Как идёт первая сессия с психологом

Что важно:

  • 1) Психолог не будет вас никуда подталкивать. Вы сами ЕГО ТАЩИТЕ И ТРЯСЕТЕ КАК РЕСУРС.
  • 2) Важно иметь запрос. Какой угодно. “А мне тут друзья сказали что терапия прикольно и я тоже решил попробовать” — ни к чему не приведет, первая встреча ничего не даст, а второй встречи не будет.
  • 3) Запрос может быть полярный: (а) от звездеца “не могу так жить больше” (90% пациентов, я думаю =) или (б) от позитивной повестки “хочу чтобы хорошего было еще больше” (редко. =) Обычно уже после опыта терапии и ее успехов в изменении себя — открываются новые горизонты.
  • Быть максимально открытым к новому. Ваша любая закрытость — это скорее ваши защитные механизмы.
  • Принимать на веру то, у чего нет рационального объяснения и просто играться с этим и экспериментировать. Проявите не гибкость — зря потратили деньги и время на эту сессию =)
  • В конце встречи обязательно попросите упражнения и домашние задания, которые вы могли бы делать каждый день самостоятельно.

Что НЕ важно:

  • 1) Пытаться что-либо рационализировать. Вредит терапии. Рационализация — одна из форм психологической защиты психики от изменений, ухватитесь за нее — “просрете все полимеры”.
  • 2) Сравнивать себя с другими людьми
  • 3) Пытаться получить определенность, пытаться получить гарантированные ответы
  • 4) Бесполезно пытаться получить защиту/оправдание себя в глазах других людей — их нет в кабинете.
  • Обсуждать других людей; Обсуждать нужно себя “почему У МЕНЯ реакция а, б, в на …”.
  • Не надо пытаться переубедить психолога — хороший психолог вас внимательно слушает, изучает, он правда хочет вам помочь, у вас с ним не спор. =)
  • Иногда хочется вести конспект на встрече, в целом так лучше НЕ делать. Важные вещи можно записать себе потом ПОСЛЕ сессии, в свой дневник итп — важные вещи вы не забудете. Опыт с психологом на живой встрече — это самоценный опыт, его надо получается проживать, ощущать, утопать в нем, отдаваться ему по полной. У меня была ошибка первые несколько месяцев пытаться вести конспекты прямо во время встреч, это была моя ошибка, отвлекает от НЕПОСРЕДСТВЕННОГО ОПЫТА.

Как измерить КПД сессии с психологом (даже на лету прямо в ходе сессии)?

О, это правда очень просто =)

  • Самый главный инсайт: если на сессии я не испытал сильных эмоций / боли / слез / криков и сильных телесных ощущений

то

  • Сессия была зря, ее КПД никакой. Значит защитные механизмы психики не дали доступа к подсознанию и зажатым там эмоциям, значит у меня ничего не поменялось, значит я «просто поговорил». 🙂

КПД = я вышел из кабинета и в следующий раз мои автоматизмы пройдут слабее, или я быстрее с ними справлюсь, или я хотя бы быстрее вернусь в осознанность даже НЕ справляясь с эмоцией — я хотя бы буду понимать что со мной происходит, не будет аффекта.

Как повысить КПД сессии с психологом?

Если перед встречей очень много волнения, напряжения, или голова очень забита какими-то событиями из реальной жизни, или в голове крутятся другие люди, то будет 2 вещи:

  • Либо вы будете все это выплескивать психологу вместо изучения вашего подсознания (и это будет “просто консультация”)
  • Либо ваше подсознание не откроется, будет все время уклоняться куда-то в сторону. Акт терапии толком не состоится.

Вам нужно сделать вот что:

  • Приехать на встречу за полчаса, не спешить и не приезжать впритык. Это “ничего не делание” не менее важно, чем последующий час-два терапии.
  • Уединиться, посидеть — без музыки, без книги, без всего — просто отдаться эмоциям, молча вглядеться в них, обнять их, утонуть в них — прожить. Порой уже этого оказывается достаточно и эмоции стихают.
  • Помедитировать, если уже есть навык?
  • Выписать в свой дневник свои текущие эмоции состояние запрос протест упреки расстройства итп. Можно выписать несколько раз подряд, потом сравнить, потом обнаружить себя в реальнсти.
  • Сделать себе аутотренинг “в ближайший час я открыт к любым новым опытам, я изучаю иррациональное, я экспериментирую, у меня нет ожиданий, я не убеждаю психолога или других людей, я здесь быть ведомым, быть открытым ко всему что со мной произойдет, подсознание мы сегодня с тобой будем контактировать, рациональный мозг мне пока не нужен — его и так хватает в моей жизни, эмоции я с вами готов встречаться, давайте открываться”
  • Также, можно сделать ревизию как вы делали домашнюю работу с прошлой сессии, какие видны обобщения (паттерны, механика, повторяющиеся закономерности) про свои автоматизмы, свою психику, эмоции, свою душу, и какие возникли вопросы

Мое сопротивление терапии и попытки забить на нее:

  • Да назначения следующей сессии: хочется порой не назначать или бессрочно выйти из терапии “вроде я же справляюсь же, все ок”. Потом жестко налетаешь на эмоции / свою неосознанность с которой не справляешься, и опять решаешь продолжать терапию
  • До сессии: иногда может быть страшно или телесно неприятно идти на сессию (прямо за полчаса до сессии когда уже едешь туда в теле растут зажимы напряжения волнения мысли начинают скакать тревога прилетает итп), хочется порой развернуться и отменить ее
  • На сессии:
  • Вместо формулирования запроса и погружения в него начинаешь обсуждать что угодно, в том числе других людей или мир или еще что-то
  • Споришь с психологом. Переспрашиваешь что-то по 10 раз за встречу и не соглашаешься.
  • Сразу после сессии: дойти до 2ой сессии / Барьеры с продолжением после 1ой сессии

Упражнения которые я делал за пределами сессий с терапевтами

  1. Конкретные упражнения от психологов — у каждого свои. На что-то обращать внимание в жизни, от чего уклоняться, что отслеживать в себе/теле/эмоциях/душе итп, медитации, дыхательные упражнения, рисование итд
  2. Дневник эмоций — что бумажно, что на компе. Лучше бумажно — больше телесного опыта отдается/проживается
  3. Дыхание в спокойном состоянии и, потом, в стрессовых ситуациях
  4. Вспоминать каждый день и осязаемо и внимательно ощущать обнаруженные образы себя, открытые на сессиях
  5. Бумажные письма маме, папе, брату (которые никуда не надо слать и показывать)
  6. Рисовать схемы и напоминашки своих эмоций
  7. Аутотренинг
  8. Медитации динамические — Ошо динамика
  9. Медитации на внимательность
  10. Просить прощения вживую у мамы и папы (в целом это НЕ экологично, все терапевты говорят, что вы терапию делаете, но ввязывать БЕЗ спроса и артикулированного согласия родных итп — вовсе не обязательно. Это их выборы и их право). Делал после книги Троцкого, в целом наверное не стоило.

Вот такой мой опыт. Надеюсь, вам окажется полезным.

Пишите мне ваши вопросы, может быть еще что-то подскажу =). https://www.facebook.com/victor.osika

Как я на психотерапию ходил. И этот опыт помог мне найти жену — Личный опыт на vc.ru

Из-за коронакризиса сейчас непростое время, и многим людям нужна поддержка. Для меня такой поддержкой в свое время оказалось психотерапия. Если вы рассматриваете для себя этот вариант, но не знаете, чего от него ждать, возможно, мой опыт окажется полезен. Спойлер: многое оказалось совсем не таким, как я себе представлял.

{«id»:129339,»type»:»num»,»link»:»https:\/\/vc.ru\/life\/129339-kak-ya-na-psihoterapiyu-hodil-i-etot-opyt-pomog-mne-nayti-zhenu»,»gtm»:»»,»prevCount»:null,»count»:179,»isAuthorized»:false}

{«id»:129339,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:129339,»gtm»:null}

60 864 просмотров

Психотерапия: начало

Впервые я пошел на психотерапию то ли в 2004, то ли в 2005 году. Тогда я планировал стать психологом и шел «прорабатываться» — ведь психолог должен быть идеальным гармоничным пушистым зверьком и проблем не иметь. Это был прекрасный предлог для посещения психотерапевта, потому что походы к психологу были тогда, мягко говоря, не приняты.

Клиенты оглядывались, не видит ли их кто, когда заходили в психологические центры. Никому в голову не пришло бы оставить публичный отзыв «я ходил к психологу, он мне помог», никто не вел телеграм, рассказывая о своей депрессии или биполярном расстройстве.

Времена были дикие. Как и мое представление о психотерапии.

Мне казалось, что психотерапевт — это гибрид сыщика и фокусника. Как сыщик, он докапывается до истинных причин, скрытых под слоями бессознательного, а потом раскладывает перед изумленным клиентом его настоящие мотивы и вскрывает первопричины проблем. Когда же психотерапевт не играет в Шерлока Холмса, он творит чудеса — вводит в транс, ставит якоря, задает специальные вопросы, и все это волшебным образом меняет клиента. Но нет.

Инсайты, инсайты, инсайты

Сказанное выше не означает, что в процессе терапии нет инсайтов. Их множество. Просто одних инсайтов обычно мало, чтобы что-то изменить в жизни.

Например, мне сложно было заводить отношения с девушками. Я их побаивался. Мне казалось, я должен был их без конца веселить, быть этаким человеком-шуткой, подхватывать любую беседу, непринужденно покручивая невидимый бокал с шампанским.

Но проблема была в том, что я не был королем вечеринок. Когда я приглашал девушек на свидание (это случалось прискорбно редко) и пытался их веселить, то девушки веселились умеренно. Иногда они вовсе не понимали моих шуток или меланхолично улыбались в ответ. Я чувствовал бессилие и… злость. Пытался как-то еще расшевелить их, но терпел фиаско и, в конце концов, ожесточался.

«Она мне не подходит, — думал я про очередную девушку. — У нее нет чувства юмора. Она вообще тупая. У нас нет ничего общего. Мне с ней не по пути».

И я гордо уходил в закат.

Ухожу в закат с бокалом шампанского, запахнувшись в плащ

Естественно, я был склонен винить девушек в своих неудачах, ведь, очевидно, проблема была в том, что мне попадались «не те девушки».

Психотерапия принесла неприятное осознание, что проблема, похоже, была не в девушках. Проблема была во мне.

Я сам придумывал себе задачу — развлекать девушек (не спрашивая их, надо ли им это). Потом сам решал, что не справляюсь с этой задачей (не спрашивая, что думают на этот счет девушки). Проваливался в стыд, и чувствовал себя неудачником. И чтобы защититься от этих очень неприятных чувств — злился на девушек, обвиняя их в своих неудачах.

Такое психологическое сальто-мортале сложно заметить самому, без помощи психотерапевта. Но сам по себе факт его осознания тоже мало что меняет.

Прими себя таким, какой ты есть 🙂

Есть «прекрасный» совет принимать себя таким, какой ты есть. Я честно пытался ему следовать. «Ну хорошо, — говорил я себе. — Я не светский лев, не человек-шутка. Я зануда, и пусть все принимают меня таким».

Но проблема была в том, что сам я таким принять себя не мог

Свое занудство я все равно продолжал считать недостатком, чем-то таким от чего следовало бы избавиться. Оно было как жирное пятно на штанах. Я мог делать вид, что все в порядке и пятну на штанах самое место, но при этом продолжал нервно вглядывался в собеседника — заметил или нет? — и норовил стать вполоборота, чтобы скрыть пятно.

Сколько бы я не заявлял, что быть занудой — ок, в действительности я этого не чувствовал.

Как зарождается принятие себя

Отношение к себе меняется не столько через осознание мотивов своего поведения, сколько через отношения, в которых вас принимают. Правильные отношения лечат. Я жаловался психотерапевту, что считаю себя занудой и комплексую из-за этого.

— Нет, ты не зануда, — сказал мне психотерапевт, — скорее, ты глубокий человек. Ты взвешиваешь то, что хочешь сказать. Мыслишь не поверхностно, ты умный, начитанный. С тобой интересно разговаривать.

Я млел от этих слов, и прямо в этот момент менялось отношение к самому себе. Я увидел положительную сторону своего «занудства» — глубину, внимание к деталям, готовность вникнуть и ответить по существу. Одновременно с этим я увидел и темную сторону короля вечеринок, которым так хотел стать, — поверхностность, несерьезность, пустоту, обернутую сияющим фантиком. Бывший идеал утратил привлекательность, а принятие себя возросло.

Обычно подобный опыт набирается по капле:

— признался в чем-то, что считал постыдным, а психотерапевт нормально к этому отнесся и поддержал.

— рассказал о чем-то, что считал само собой разумеющимся, а психотерапевт сказал: «Нифига себе ты крутой! Я бы так не смог».

— поделился каким-то случаем из детства, который казался забавным. А психотерапевт спросил: «А почему ты рассказываешь это с улыбкой, тебе ведь было тогда очень страшно и одиноко?»

Из этих мелочей и сплетается новое отношение к себе. Сначала видишь его в глазах психотерапевта, потом переносишь на себя, потом (если повезет) начинаешь вести себя иначе и за пределами кабинета. Так, когда я в очередной раз поймал себя на попытках веселить девушку, то рассказал ей, что со мной происходит:

— Слушай, я пытаюсь все время казаться интересным, шучу, что-то рассказываю. Но, мне кажется, что тебе не очень интересно?

И тут оказалось, что, во-первых, ей интересно меня слушать, а во-вторых, ей совсем не обязательно, чтобы я ее без конца веселил. Свидание прошло прекрасно. А девушка эта впоследствии стала моей женой 🙂

Что ты чувствуешь?

Психотерапевты уделяют внимание не только мыслям, но также ощущениям в теле и эмоциям. Эмоции — это индикаторы, которые очень хорошо отражают, что с нами происходит. Часто мы тратим много сил, чтобы подавить и проигнорировать «негативные» эмоции. Иногда настолько успешно, что даже не осознаем их. В результате, эмоции или прорываются, сметая все на своем пути, либо отстреливают в тело психосоматикой в виде мигрени, ВСД (вегето-сосудистой дистонии), остеохондроза и т.д.

Я вежливый человек. Поэтому склонен был делать вид, что все меня устраивало, даже когда мне что-то сильно не нравилось. Наконец, гнева накапливалось так много, что я просто взрывался. Этих взрывов я очень стыдился и боялся — боялся, что причиню кому-нибудь вред. Поэтому я пытался еще лучше себя контролировать и еще глубже спрятать свою злость. Результат, естественно, получался обратный.

Терапия научила ценить свои эмоции. Сначала я учился распознавать их еще в зародыше, задаваться вопросом: «А что я сейчас чувствую?» Например, мне не понравилось, что сказал собеседник, и я быстренько замёл под ковер его слова, но ведь на самом-то деле они меня обидели. Когда я стал замечать такие вещи, появился выбор, как отреагировать — промолчать или сказать, что мне неприятно такое слышать.

Затем я учился выражать эмоции до того, как накопится их критическая масса. С тем же гневом мне здорово помогло осознание, что, во-первых, люди не рассыпаются в пыль, даже если я на них срываюсь, и продолжают поддерживать со мной отношения. А, во-вторых, что в умеренных количествах злость необходима.

Она позволяет отстаивать границы, защищает мои интересы, не дает меня игнорировать. То есть гнев — это не монстр, которого надо держать под замком, а помощник, который защищает мои интересы. В результате, страх перед гневом прошел, и я научился выпускать его до того, как он накопится в избытке.

Кривые пути

Множество проблем в нашей жизни возникает из-за того, что свои здоровые потребности мы пытаемся удовлетворить кривыми способами. Например, алкоголиками люди становятся не потому, что хотят получить цирроз печени. Просто алкоголь помогает снять стресс, почувствовать себя остроумным и желанным, испытать беззаботность и т.д. Точно также за каждым «деструктивным» и невыносимым поведением стоит здоровая потребность.

Разговоры с психотерапевтом помогают эту потребность разглядеть, а затем найти социально-приемлемый способ ее удовлетворить. Например, раньше я боялся задавать вопросы по работе, поскольку думал, что буду выглядеть глупым и некомпетентным (а мне хотелось выглядеть умным и зрелым). В результате, я либо неправильно понимал задачу и делал не то, что надо, либо тратил кучу сил, пытаясь самостоятельно раздобыть информацию, лишь бы никого не спрашивать. Все это приводило к рабочим конфликтам и ненужным переживаниям.

Психотерапия помогла мне изменить отношение к проблеме. Ведь человек, который проясняет то, что ему непонятно, ведет себя более умно и зрело, чем тот, кто ничего не понял, но сделал вид, что все хорошо. Я начал задавать вопросы, и оказалось, что никто не считает меня глупым, а я быстрее вникаю в задачи и делаю то, что нужно. Конфликтов стало гораздо меньше.

Психотерапия помогает лучше узнать свой внутренний мир

Жажда изменений

Был период, когда я ходил на психотерапию с острым желанием себя изменить. Мне многое в себе не нравилось, я буквально хотел стать другим человеком. Мне хотелось быть более социальным, более спонтанным, лучше отстаивать свои границы, меньше грузиться и переживать. Словом, я был настроен на то, чтобы основательно себя перековать, стать лучшей версией себя и это вот всё. Со временем пришло осознание, что психотерапия работает не так.

Настоящие изменения начинаются не тогда, когда отчаянно хочешь измениться, а когда возникает интерес к себе

В идее радикального преображения скрыта червивая сердцевина — это желание перечеркнуть и обесценить весь свой предыдущий опыт, ведь он не привел к вожделенным результатам. Желание очень понятное, но с ним сразу две проблемы.

Во-первых, независимо от наших желаний прошлый опыт никуда не исчезает. Это как если бы мы, зная только русский, решили бы завтра его позабыть и заговорить на английском.

Наши навыки, привычки и способы организовывать жизнь не перестраиваются мгновенно (и это, кстати, хорошо, поскольку инертная психика защищает нас от губительных изменений), и лучший способ их перестраивать, разбираться для чего они нам нужны, и что дают, ведь они возникли не просто так. Во-вторых, проблема в самом желании перечеркнуть и обесценить прошлое, ведь пока не научишься ценить то, что есть, будешь обесценивать все, к чему ни прикоснешься.

Поэтому психотерапия пытается познакомить человека с самим собой. Чтобы тот заинтересовался своими желаниями, своими чувствами, тем, как он устраивает свою жизнь и потихоньку изменил то, что ему не нравится. Без надрыва, с опорой на себя, на свой опыт, свои способы проживать жизнь.

Поддержка, как повседневная практика

Психотерапия нужна не только, когда у человека есть острые проблемы или недовольство жизнью (хотя обычно именно это побуждает обратиться за помощью). Например, сейчас для меня психотерапия — это способ поддерживать себя в хорошей эмоциональной форме. Разговоры с психотерапевтом позволяют вовремя разгребать ментальные завалы, не давать проблемам накапливаться.

Кто-то ходит в спортзал, чтобы поддерживать мышцы в порядке, я хожу к психологу, чтобы поддерживать в порядке мозги

В какой-то момент я так проникся идей «тихой поддержки», что создал проект «Жилетка», цель которого создать пространство, где можно быть не идеальным, делиться своими мыслями и переживаниями и учиться принимать себя.

Я замышлял «Жилетку» как проект для интровертов и одиноких людей, но внезапно оказалось, что проект интересен всем, кому нравится разбираться в своей жизни. Посмотрите, вдруг вам понравится.

Психотерапия депрессии: заметки на полях

Автор: Д.В. Русланов, к. мед. н., доцент кафедры физического воспитания, Харьковская государственная академия дизайна и искусств


Прямой путь редко приводит к пониманию себя, чаще – извилистый

Рассматривая весь психотерапевтический процесс от начала до конца, возможно, полезно задать Читателю, имеющему, пусть небольшой, опыт в этой области, простой вопрос-загадку: с чего следует начинать и чем заканчивать психотерапию конкретного пациента? Ответов, конечно, может быть много; сличить мнение Читателя с правильным (по мнению автора) можно в конце статьи.

Кратко о депрессии

Депрессии – ​это, пожалуй, наиболее частая патология в практике психотерапевта. Депрессия в психологии описывается как утрата жизненной перспективы. Смысл настоящему придают планы, надежды, мечты о будущем. Когда человек теряет перспективу, цели и задачи последующей жизни, то и настоящее начинает казаться лишенным смысла.

В медицине депрессия – ​психическое расстройство, которое согласно Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ‑10) имеет следующие формы: биполярное расстройство (F31), депрессивный эпизод (F32), рекуррентное депрессивное расстройство (F33), дистимия (F34.1) и расстройство настроения в связи с органическими причинами (F06.3).

К типичным (основным) признакам депрессии относятся:

  • подавленное настроение (ипохондрия), не зависящее от обстоятельств;
  • ангедония – ​потеря интереса или удовольствия от ранее приятной деятельности;
  • выраженная утомляемость, как говорят, «упадок сил».

Диагноз ставят при наличии минимум двух признаков и длительности страдания, за редким исключением, не менее двух недель. Дополнительные симптомы: пессимизм; чувство вины, бесполезности, тревоги/страха; заниженная самооценка; неспособность концентрироваться и принимать решения; нарушения аппетита и сна; суицидальные тенденции. Имеется негативное влияние расстройства на межличностные отношения и профессиональную деятельность. Тяжелые формы депрессии характеризуются так называемой депрессивной триадой: снижением настроения, замедленным мышлением и двигательной заторможенностью.

Для психотерпевта важно различать униполярные депрессии (обычно в виде депрессивных эпизодов), при которых настроение остается в пределах одного, сниженного, «полюса» (сфера профессиональной деятельности психотерапевта), и биполярные как часть биполярного аффективного расстройства (сфера совместной деятельности с психиатрами). При этом биполярная депрессия II типа может стать причиной диагностической ошибки, поскольку хотя при ней и наблюдаются смены фаз, но без чрезмерного повышения настроения, и во время ремиссии возникает иллюзия выздоровления

Психотерапевты чаще работают со средними и легкими формами депрессии.

Психотерапия и психотерапевты

В традициях старейшей в Украине Харьковской психотерапевтической школы психотерапия определена как система лечебного воздействия на больного, опосредованная через психическую сферу (А.Т. Филатов; Б.В. Михайлов). Сказано точно, лаконично и предельно объемно.

В отечественном здравоохранении считается, что психотерапевтом может быть только врач, окончивший ординатуру по психиатрии. Однако четких критериев, регламентирующих профессиональную подготовку специалиста в этой сфере, нет. В принципе, каждый врач должен вести себя как грамотный психотерапевт – ​к этому его обязывает медицинская этика (слово лечит!). Психологические консультации также оказывают психологи (а их, к слову сказать, множество), которые претендуют – ​внимание! – ​на более глубокое вмешательство в область психики, именуемое психокоррекцией, нежели дипломированный психотерапевт-психиатр. Есть утверждение от психологов, что психотерапия не воздействует на основную структуру личности, а лишь помогает клиентам становиться более гибкими в реализации себя и удовлетворении своих потребностей. Работа же со структурой личности – ​это их хлеб, область психокоррекции. Такой вот клубок противоречий, который, очевидно, не скоро будет размотан.

Врач – ​пациент: первая встреча

Задачи первой встречи

Вряд ли кто-либо станет утверждать, что в психотерапии априори существует четкий алгоритм действий врача; есть только задачи, которые предстоит решить, и они, как правило, решаются не последовательно, а параллельно, наслаиваясь во времени друг на друга. Перечень задач известен, но их приоритет и освещение постсоветскими авторами-психологами и зарубежными исследователями несколько разнятся. Так, при первой встрече в отечественной литературе рекомендовано:

  • установить контакт с пациентом;
  • выслушать внимательно его жалобы;
  • определить суть запроса, который должен выдать сам клиент.

При этом удельный вес внимания, придаваемого запросу, явно превалирует над элементом установления контакта. Между тем, зарубежные авторы подробно описывают поведение врача для установления контакта, считая именно налаживание доверительных отношений краеугольным камнем успеха дальнейшей терапии. Риторический вопрос: что правильней?

Н.И. Козлов, в 90-х гг. автор-психолог многих работ, пишет: «Запрос клиента – ​то, что клиент хочет получить в результате, его задача, которую он должен сформулировать как цель. … Первое, с чем сталкивается психолог-консультант – ​это отсутствие запросов. Люди приходят с жалобами, а не с запросами. … «Что мне делать?» – ​это не запрос. Отвечать на вопрос: «Что мне делать?», не уяснив, что клиент хочет на самом деле – ​не стоит. … Речь психолога: «Что у вас плохо, понятно; что вы не хотите – ​услышали; а что вы хотите?».

В приведенной выше практике главный посыл – ​заставить работать ум клиента; последний должен сам догадаться перевести свои жалобы в плоскость цели и задач. Однако образование, умственные способности, наклонности и культурный уровень у людей разные, и, с точки зрения подавляющего большинства, подсознательное понимание вопросов «Что мне делать?» и «Что вы хотите?» идентичное. Пациенты хотят одного: помощи, а специалист мучает их вопросами… Вот дословная цитата из интернета: «Меня в прошлом году так и не принял психолог. Каждый раз я приходила, и ему не нравился мой запрос. Пока я не передумала и вовсе к нему ходить перестала». Очевидно, рекомендуемое «выдавливание» запроса вряд ли можно назвать удачным психотерапевтическим маневром. Подобные вопросы к клиентам вписываются в теорию когнитивной психотерапии, но опыт свидетельствует однозначно: в чистом виде когнитивная психотерапия, даже с подсказками психолога, малоэффективна.

Обратимся к зарубежным источникам. В них, как стандарт, выделяют три связанные друг с другом задачи: межличностную, диагностическую и терапевтическую, при этом главенствующую (и управляющую) роль придают межличностным отношениям «врач – ​пациент».

Ключевая задача терапевта состоит в создании доверительных отношений с клиентом. Поведение врача должно быть естественным, без притворности. Важно расположить пациента к себе, оставить в нем уверенность во врачебном профессионализме. Основополагающий навык любого клинициста – ​это способность эмпатически откликаться на переживания другого человека, выдавая ему в ответ свою поддержку.

В диагностическом плане задача психотерапевта состоит в оценке жалоб клиента и его психического состояния, а также извлечения дополнительной косвенной информации. Параллельно врач формирует для себя картину явных и скрытых психологических причин заболевания и тестирует на предмет формы и метода психотерапии.

Терапевтическая задача начальной консультации проста: донести психологический отклик на насущные потребности клиента и трансформировать его надежду на получение помощи в иррациональную веру. Пациент уже на первой встрече должен почувствовать собственную значимость и достоинство, буквально увидеть это в глазах врача. Ощущение своей никчемности, с которым многие клиенты приходят на терапию, – ​это первое отрицательное убеждение. Ему следует противопоставить заинтересованность терапевта личностью пациента плюс профессиональный незыблемый оптимизм.

Подведем итог. Если в традициях постсоветской психологической школы первоочередной задачей первой консультации ставится выяснение запроса, то в рамках психотерапии, ориентированной на западное и, в целом, врачебное мышление, обсуждения запроса зачастую вообще не происходит. Ведь целью психотерапевта является оказание помощи даже тогда, когда человек об этом прямо не просит, например, в случае посттравматического стресса. Бог с ним, с запросом, врач обязан протянуть руку помощи и сделать это так, чтобы пациент ее принял.

Беседа: тактика врача и знаки пациента

При знакомстве каждый определяет для себя, нравится ли ему собеседник, поскольку ставит во главу угла свое «я». Однако при встрече с пациентом врач обязан отодвинуть в сторону личностное впечатление, свое эго и проникнуться образом личности собеседника, прежде всего, на эмоциональном, а потом уже и на ментальном уровнях. Для этого полезно на некоторое время занять пассивную позицию слушателя и постепенно перенимать управление разговором на себя. Прием активного слушания (повторения фраз, перефразирования и прояснения ситуации) работает хорошо, однако увлекаться эхо-повторением с интеллектуалом явно не следует – ​обычно это раздражает, и врач в его глазах может показаться тугодумом. А вот прояснять сказанное пациентом следует обязательно, иначе окажется (и это происходит весьма часто – ​люди по-разному понимают обычное значение слов), что врач воспринимает по-своему, а собеседник подразумевает абсолютно другое. Так, если клиент упоминает о депрессии, стоит спросить: «Давайте поговорим подробнее о вашей депрессии, что именно вы чувствуете?».

Если после жалоб пациента предложить ему определить источник своей главной проблемы, то типичный первый отклик – все что угодно, кроме истинной причины. И это не удивительно, поскольку источник сознательно и подсознательно отвергается. Самый частый ответ, который слышит психотерапевт при затрагивании проблемной психологической зоны, – «Я не знаю». Более того, любой намек на истинную первопричину вызывает либо слезы, либо, как правило, замыкание пациента в себе (даже если врач прав, как говорят, на 1000%). Об этом четко засвидетельствует поза субъекта (скрещивание рук и/или ног, направление взгляда, движения глаз и др.) – ​да, врач всегда обязан держать в поле внимания невербальные знаки.

После установления «черновой» картины ситуации, формулировки психотерапевтического диагноза (см. ниже) и предварительного плана лечения врач мягко обсуждает свое видение с пациентом, стремясь достичь максимально возможного взаимопонимания. По пунктам это звучит так:

  1. Необходимо дать профессиональное заключение и рекомендацию.
  2. Выразить уверенность в возможности реалистичных изменений благодаря совместным усилиям врача и пациента.
  3. Предоставить пациенту возможность задать вопросы и согласовать план дальнейших действий.
  4. Дать домашнее задание.
  5. В качестве «вишенки на торте», которая, возможно, окажется «горьким перчиком», следует попросить пациента оценить самочувствие в динамике (ощущения и настроение в конце беседы пусть сравнит с теми, с которыми он вошел в кабинет). Эту процедуру следует делать, закрыв глаза (!), так отрезается отвлекающая внешняя информация.

В диалоге с пациентом стоит в позитивном свете сформулировать подобного рода вопрос: «Что именно, какую самую маленькую единственную вещь мне надо помочь убрать из вашей жизни, чтобы потом, спустя какое-то время, вы все-таки порадовались, что лечились у меня?». В ответе будет озвучена, фактически, задача-минимум краткосрочной терапии.

В конце первой встречи, да и последующих, следует подвести итог, кратко пройтись по основным пунктам разговора: жалобам, сути проблемы (важен консенсус – ​согласие с ней и пациента!), какие перспективы лечения (и выздоровления) видит специалист, ощутил ли клиент какой-либо позитивный сдвиг в настроении, самочувствии, поскольку врач такую тенденцию увидел (приободрить пациента).

Об итоге первой встречи прекрасно сказано: «На что можно рассчитывать к концу первой консультации? Что клиенту станет легче, что он не будет считать свое положение таким отчаянным и безнадежным и что он, возможно, начнет понимать, что кое-что зависит от него самого. … Важно, чтобы первичная консультация завершилась конкретным, значимым для клиента результатом: у него может появиться новый взгляд на проблему, уверенность в том, что ему можно помочь…» (С. Файн, П. Глассер, 2003) [1].

Психотерапевтический диагноз

Тема диагноза в психотерапии практически не поднималась. Да и, казалось бы, зачем, если можно детально описать проблему и процесс лечения. Впрочем, не все так просто, иначе зачем нужна была бы попытка увязать портрет личности пациента в понимании психиатра с методом психотерапии [2]. Сама попытка, безусловно, заслуживает уважения, однако сложность специфического для психиатров подхода сводит ее ценность на нет для специалистов-психологов и всех остальных врачей. Да и портрет получится, как ни крути, чисто субъективный. Тем не менее, очевидно, что идея стандартизации портрета личности пациента привлекательна. В данном контексте насколько полезным, по мнению Читателя, окажется решение воспользоваться древними разработками, пережившими тысячелетия?

В нумерологии известен способ описания личности – ​его физической, эмоциональной и ментальной сфер – ​по дате рождения. По ней же путем сложения цифр определяют так называемый легкий и трудный (правильный) пути. Дополнительную информацию даст известный квадрат Пифагора, где, по опыту, лучше брать во внимание только отсутствие какой-либо цифры – ​указатель склонности характера и жизненных проблем либо, напротив, избыток одинаковых цифр (более трех) – ​указатель психопатологической акцентуации личности. Все это относится, образно говоря, к внутреннему стержню личности.

Что касается внешнего образа личности, особенностей мироощущения и поведения, существуют близкие к стандарту (совпадающие описанием у разных авторов) астрологические портреты по годам (китайский гороскоп зверей – ​крыса, бык, тигр и т.д.) и месяцам (западный – ​овен, телец, близнецы и пр.). Те, кто имеет опыт работы в этой области, свидетельствуют о заметном совпадении заочного портрета личности (по дате рождения) с истинным. Подход, конечно, неидеальный, а во многом и спорный, особенно учитывая поверхностные трактовки-профанации, выдаваемые цифровыми программами по нумерологии. Но есть огромный плюс: это элемент стандартизации, привязанный к объективным данным. В умелых руках он работает примерно в 75% случаев, что уже немало.

В итоге психотерапевтический диагноз может быть оформлен в виде четырех элементов, таких как:

  • краткое описание проблемы;
  • дата рождения пациента;
  • акценты, «вылезшие» за рамки стандарта вследствие то ли наследственных отклонений, то ли особенностей воспитания пациента;
  • наличие психосоматики.

Если у пациента проявлено какое-либо соматическое заболевание, оно неизменно отразится на его мировосприятии и скажется на поведении. С любой точки зрения указание на яркую психосоматику в психотерапевтическом диагнозе будет профессиональным. Ограниченные рамки статьи позволяют наметить лишь общий путь, поэтому в качестве эскизной иллюстрации предлагаемого подхода ниже приведены два примера.

Пример 1. Рассмотрим личность, рожденную 06.08.1980 г., с точки зрения ее склонности к депрессии и возможностей психотерапии. Субъект физически крепкий, ленивый во всем, что его не заинтересует, не привыкший к монотонному труду и дисциплине, эмоционально «взрывоопасный», конфликтный, легко захватываемый идеями и так же быстро остывающий, легко сходящийся с противоположным полом. Склонен к праздной жизни, желанию быть лидером. Решения принимает быстро, не знает сомнений, эгоцентричный. Периоды увлеченности чем-то при столкновении с трудностями сменяются периодами меланхолии. Чужого мнения и советов, не совпадающих с его собственными, не воспринимает. Падок к лести, даже если осознает, что это лесть. Подвержен ценностям окружающего социума. Вывод: такой субъект может попасть на прием к психотерапевту только при стечении обстоятельств, и то, скорее, к психиатру. Когнитивная терапия будет неэффективна, когнитивно-поведенческая – ​только краткосрочная с возможным эффектом. Лучший подход – ​мягкий суггестивный транс с внушениями поддержки и формирования «сбывшегося будущего». Групповая терапия – более предпочтительна.

Пример 2. Тот же вопрос: возможность психотерапии для личности, рожденной 25.06.1957 г., которая имеет склонность к депрессии. Особа физически крепкая, эмоционально устойчивая, неглупая, легко воспринимающая чужую мысль. С высокой вероятностью возможен карьерный рост. Можно твердо утверждать (вероятность – ​99%), что особа никогда не попадет на прием к психотерапевту; скорее всего, она сама прекрасный психолог. Если все же такое случится, то стоит рекомендовать сочетание мягкого суггестивного успокоительного транса плюс пара-тройка когнитивных сессий. Лучше подойдет индивидуальная психотерапия, и она будет краткосрочной.

Практика психотерапии

Терапевтический альянс

Эффективная психотерапия невозможна без выстраивания доверительных отношений, называемых за рубежом рабочим (терапевтическим) альянсом. Терапевтический альянс делает помощь возможной даже в те периоды, когда клиент будет считать врача ужасным специалистом, который, в свою очередь, будет думать, что тот даже не пытается себе помочь. Психотерапевту важно воспринимать всерьез все, что исходит от пациента, сопереживать, уважать и оставаться с ним даже тогда, когда это трудно.

Чтобы уяснить, образовался ли с пациентом рабочий альянс, и оценить степень его надежности, врачу стоит задать себе три вопроса:

  1. Верит ли клиент, что ему стараются помочь?
  2. Существует ли у терапевта и пациента ясность относительно того, что именно они пытаются делать вместе, и кто за что отвечает?
  3. Существует ли между ними согласие и решимость оставаться в отношениях, даже когда это становится трудным или болезненным?

Тревожный звонок качества врачебного альянса – ​усиление сопротивления пациента в процессе терапии; врачу следует срочно пересмотреть стратегию и тактику своей работы.

Трудный пациент

Для психотерапевта трудный больной – тот, у кого «не идет» психотерапия, ​то есть эффект минимальный (еще хуже – ​преходящий), а также тот, с кем не удается достичь терапевтического альянса. Считается, что чем больше у врача опыта, тем меньше у него трудных больных. Несмотря на то что это – субъективная характеристика, существует группа пациентов, которых почти все врачи считают трудными. Для таких больных характерно:

  • обилие жалоб, большей частью частых и несущественных;
  • отсутствие либо неясный соматический диагноз;
  • нарастание синдрома хронической усталости;
  • недовольство лечением;
  • враждебность, раздражительность, придирчивость;
  • одновременный прием множества лекарственных средств;
  • консультации у других врачей.

У трудных пациентов за группой «виртуальных» симптомов часто может скрываться настоящая проблема. Депрессивные переживания закономерно возникают у всех больных с тяжелыми и, особенно, неизлечимыми формами патологий.

Пресуицидальный синдром

В случаях тяжелой депрессии перед врачом встает вопрос о возможности прогнозировать суицидальное поведение больных. Описан так называемый пресуицидальный синдром, то есть ряд признаков в поведении, настроении, самочувствии пациентов, позволяющих с определенной степенью достоверности прогнозировать у них суицидальные действия.

Первые признаки синдрома – ​неуклонное, порой стремительное нарастание депрессии. Происходит снижение профессиональной и бытовой активности, утрачиваются ранее значимые социальные интересы. Происходят замыкание в себе, нежелание разговоров, замедленный автоматизм привычных движений. Постепенно снижаются витальные потребности – ​наблюдаются безразличие к качеству пищи, проблемы со сном, у женщин – ​нарушения менструального цикла, у мужчин – ​либидо и потенции. Для выраженного депрессивного состояния (F32) характерна «триада Протопопова»: тахикардия, запоры, расширение зрачков. В этот период у больных могут возникать суицидальные мысли и действия. При демонстративно-шантажных суицидах, в отличие от истинных, время и место выбираются таким образом, чтобы вероятность помощи была наибольшей.

Возможности психотерапии

Возможности психотерапии для лечения депрессии ограничены несколькими направлениями, при этом нет ни одного метода, который был бы в целом лучше остальных. Выбор зависит только от согласия между специалистом и клиентом. Многие отмечают: выбранный метод куда меньше влияет на результат по сравнению со степенью веры больного в своего врача. Нередко групповые методы оказываются эффективнее индивидуального подхода, особенно в случаях так называемых трудных пациентов.

Метод психоанализа (психодинамической терапии) для лечения депрессии используют за рубежом. Он подразумевает длительную работу и систематические – ​обычно один раз в 1‑2 недели – ​встречи с психоаналитиком. Возможно, причина популярности кроется в особенности западной (зачастую американской) культуры, где не принято говорить о своих проблемах кому-либо; «крайним» оказывается психоаналитик. Деятельные личности, как правило, никогда не сталкиваются с этим.

Когнитивно-поведенческая терапия является, пожалуй, основным инструментом психотерапии в нашей стране. Когнитивный элемент – ​толкование проблемы по-новому (для пациента) – ​удачно сочетается с рекомендациями по изменению привычного образа жизни. В каком ключе будет когнитивное общение – ​логотерапии В. Франкла, клиент-центрованной терапии К. Роджерса, психотерапии К. Хорни, А. Лазаруса, трансактного анализа Э. Берна, гуманистических методов А. Маслоу, У. Шутца, рационально-эмотивной психотерапии А. Эллиса, позитивной психотерапии Н. Пезешкиана и др. – ​выбор самого психотерапевта. В поведенческом компоненте стоит предусмотреть два слагаемых:

  • грамотный уход от стрессовых ситуаций;
  • адекватные физические нагрузки (их эффективность подтверждают выводы нескольких мета-анализов рандомизированных контролируемых испытаний).

Дозировано практикуется и так называемый поведенческий эксперимент – ​попытка пациента на очередной сессии под контролем психотерапевта применить новую модель поведения в проблемной ситуации.

Гештальт-терапию Ф. Перлза, системные расстановки по Б. Хеллингеру и прочие методы, восходящие к психодраме Я. Морено, можно рекомендовать лицам творческого склада, эмоциональным и гипнабельным – ​тем, кого может увлечь сама необычность происходящего. Планово-сюжетная линия в этих методах размыта: все зависит от получаемого опыта переживаний, «насыщения» эмоциями и их осознания; время и направленность процесса здесь не являются прогнозируемыми.

Отличным дополнением к перечисленным выше основным направлениям станут суггестивные методы в мягкой форме, арт-терапия в виде краткосрочных сессий и техники NLP. Суггестию при лечении депрессии лучше проводить двухэтапно:

  • первый этап – ​направленность только на снятие тревоги, страхов, подавленности, внушение поддержки, визуализация «детского рая»;
  • второй этап – ​работа в форме классической символдрамы Лейнера, в ходе которой идет уже обсуждение переживаний.

Что касается арт-терапии – это, скорее, поведенческий прием переключения внимания, визуальный переход в иную реальность, и он полезен для всех без исключения лиц, страдающих депрессией, независимо от пола, возраста, образования и пр. Техники и модели NLP (например, модель двух экранов) полезны в качестве тактических приемов.

Психотерапия не стоит на месте. Каждые несколько лет возникают новые методики, приемы и подходы, которые усиленно рекламируются последователями. Из них, по меньшей мере, два метода заслуживают рассмотрения.

  1. Десенсибилизация и переработка движением глаз. Это доказанный и признанный метод поведенческой терапии. Метод эффективен в лечении любой психологической травмы, в том числе посттравматического стрессового расстройства; он прост как в изучении, так и в практике. Психотерапевт водит перед лицом пациента палец (указку), предлагает следить глазами за его перемещениями и одновременно просит клиента вернуться к болезненным воспоминаниям, «прокрутить» в воображении травмирующие ситуации. Перемещение взора соотносится с движениями глаз в теории NLP. Синхронизированная связь движений глаз с воспоминаниями помогают по-иному воспринимать последние: переживания невольно становятся менее болезненными.
  2. Нарративная терапия. После личного заочного ознакомления с этим методом лечения у меня остались весьма сложные, двоякие впечатления. Метод зарубежный, его авторы – ​австралийцы М. Уайт и Д. Эпстон. Непредвзятый критический анализ показывает, что обширное описание (теория) в русскоязычном переводе вычурно, туманно и порой нелепо, если придерживаться точного смыслового значения обычных слов. Пример: «Нарратив – ​это, по сути, история вашей жизни… Жизнь каждого человека полиисторична. В ней состязаются за привилегированное положение разные истории. Какая-то из них доминирует. Если доминирующая история закрывает человеку возможности развития, можно говорить о существовании проблемы. … Однако всегда есть опыт, не включенный в истории. Из него можно собрать истории, альтернативные доминирующей, и выяснить, какая из них является предпочитаемой. … Так как нет истинных, правильных для всех историй, терапевт не может знать, что такое «правильное» развитие вообще и для данного человека в частности. Терапевт – ​не эксперт по жизни клиента, в этом клиент сам является экспертом». Как часто бывает, за многословием обычно скрывается пустота, блеф и минимум полезной истины. Больше можно понять из конкретного описания одной сессии (пациенты мать с сыном) в книге М. Уайта [3].

Принцип метода – ​в последовательном задавании вопросов («Что значит?», «Как понимаете?» «Каким образом?» и т.п.), направленных на пояснение какой-то фразы из только что полученного ответа пациента. Вопросов много – ​видимо, не меньше 1,5‑2 сотен за сессию (только в приводимом в книге коротком фрагменте их 69). Цепочка вопросов – ​ответов изредка прерывается промежуточным резюме достигнутого результата. Подобный диалог в психологическом консультировании называют прояснением сказанного. Истории, в привычном для нас понимании последовательного, по датам, развертывания событий, здесь нет. Есть высказывание мыслей, чувств, представлений, мотивов и пр.

Представленные ответы пациентов однозначно указывают на их интеллектуальную и образовательную ограниченность, а со стороны психотерапевта – ​на элемент напористости (настойчивости) в задавании вопросов. В последнем, действительно, можно уловить элемент новизны. Образ психотерапевта при использовании нарративного метода в какой-то степени соответствует образу пронырливого коммивояжера, который ласковой речью заманивает собеседника в свои сети. Диалог специалиста с пациентом можно иллюстрировать толканием буксиром баржи вперед: последняя плывет по своей траектории, а буксир (образ врача) заставляет ее двигаться и при этом расставляет буйки над скрывающимися под водой камнями.

По сути, нарративная психотерапия – ​это, скорее, не метод, а один из приемов работы с замкнутыми и/или интеллектуально ограниченными пациентами. Действительно, вовлечь такую категорию лиц в психотерапевтический процесс бывает чрезвычайно сложно. Однако следует помнить, что не каждый врач сможет хорошо овладеть данным приемом, для этого необходима не столько техника, сколько индивидуальная харизма лидера, за которым люди пойдут бессознательно, подчиняясь одному только его голосу и виду. В повседневной жизни таких лидеров можно встретить в спортивных тренерских кругах и среди военных. Если подобную настойчивость в вопросах будет проявлять врач с мягким характером, скорее всего, это вызовет раздражение и непонимание со стороны пациентов, то есть – ​обратный эффект. В остальном, декларируемые приемы известны: техника экстернализации – ​прием разотождествления, техника деконструкции – ​прием разделения проблемы на части, технология уникальных результатов – ​красивое название, за которым стоит императивная личность психотерапевта, задающая кучу вопросов, в них нет ноу-хау. 

Подводя итог, можно предположить, что нарративная психотерапия напоминает франшизу, бизнес-модель, апологеты которой просто слепо копируют оригинал, пользуясь раскрученным пиаром. В сравнении с известными методами нарративный подход можно условно назвать императивно управляемой беззадачной когнитивной психотерапией. Есть только цель – ​вынудить пациента подумать над своей жизнью в новом свете. Во главу угла ставится не анализ причин проблемы, а поиск решений – ​полная противоположность психоанализу. Весь метод ориентирован на будущее: фокус на надеждах клиентов, их возможностях и потребностях. Императивный образ психотерапевта эмоционально увлекает, а наводящие вопросы помогают пациентам задуматься и описать реальную близкую мечту. Присутствует и домашнее задание: попытаться изменить привычную модель поведения в сторону получения нового опыта. Что касается конечных результатов, можно предполагать умеренную эффективность метода для категории клиентов с низким образовательным и интеллектуальным уровнем, а также при апатии и «уходе в себя» – ​в отношении симптомов депрессии. Заставить пациентов эмоционально увлечься чем-либо – ​это уже очевидный плюс. Проблемной стороной метода является именно свобода «плавания», так и тянет спросить: «камо грядеши?» (куда идешь?).

Стратегия айкидо

В одной из ранее изданных автором работ рассматривалась стратегия (тактика) айкидо в психологии конфликтов, когда одна сторона условно нападает, другая – ​использует логику нападения как аргумент против самой себя [4]. Практически, на начальном этапе, назовем его «слияние», используют технику слушания и молчания, изредка соглашаясь и поддакивая всему. Задача психотерапевта – ​уловить основную идею, суть. В какой-то момент ее подхватывают ее подхватывают и…незаметно и неожиданно для соперника продолжают до точки противоречия с реальностью. Логика оппонента опровергает саму себя.

Пример 1. Обычная житейская ситуация. Зять помогал теще, но вместо благодарности услышал: «теща никогда зятя не обидит, а вот зять может». Зять, как говорится, полез выяснять отношения, но благодарности так и не получил, более того, жена заняла позицию мамы. У клиента осталась в душе рана…

Стоит отметить, что подобные ситуации ожидания и неполучения благодарности (и фрустрации) уже имели место ранее, и клиент помнил слова психотерапевта о том, что по-детски стремится услышать слово «спасибо», а пора бы повзрослеть. Тем не менее совет специалиста остался без должной реализации. Тогда он применил новую для него тактику айкидо, заметив с улыбкой: «Если следовать З. Фрейду, подсознательно вы сами стремитесь к тому, чтобы «получить по голове». Если опустить описание выражения лица клиента, результат по истечении нескольких месяцев был следующий. Клиент: «Я хорошо усвоил вашу рекомендацию, теперь у меня с этим нет проблем».

В случае депрессии ситуация несколько иная: со стороны клиента нет нападения. Поэтому начальная задача меняется, психотерапевт обязан вопросами, поведением, какими-то заданиями вывести пациента из мертвой зоны эмоционально замкнутого круга. И лишь тогда, когда клиент поверит и последует терапевтическим указаниям, когда его удастся разговорить, лишь тогда специалист получит возможность использовать тактический прием айкидо. Надо дать пациенту возможность полностью высказаться, после чего перевернуть ситуацию с ног на голову, представить негатив как позитив.

Пример 2. Молодая одинокая инфантильная девушка с кратковременными эпизодами слегка акцентированного биполярного расстройства («то плачем – ​то скачем») обратилась за помощью, с плачем жалуясь на проблему. Ситуация: мыла посуду на кухне и внезапно обнаружила, что ноги мокрые, стоит в луже воды. Испытала панику, тихий ужас. Причину обнаружила сразу и устранила ее, перекрыв воду, тут же вытерла образовавшуюся лужицу воды, на все ушло не более пяти минут. Но перед обращением проплакала навзрыд целых два часа.

Психотерапевт внимательно, не прерывая, выслушала рыдания о перенесенных страданиях, перемежающиеся нецензурными выражениями, после чего заметила: «Ну, и в чем проблема? Это же хорошо! Соседей не залила – ​молодец. Справилась сама – ​трижды молодец! Слезы промыли глазки, они были синими – ​стали ярко-синими, правда ведь? И нос заодно прочистился!». Девушка опешила и…рассмеялась. Психотерапевт продолжила: «Факт № 1: ты справилась и теперь знаешь, как быстро устранить течь, ты стала более практичной. Факт № 2: ты никому не причинила вреда, никто не пострадал. Факт № 3: тряпки можно выстирать и высушить, больше ничего плохого не произошло; в конце концов, ты просто сделала легкую зарядку, ползая на коленях». Результат – ​изменение настроения в течение двух минут.

Для психотерапевта могут быть очень поучительны жизненные примеры со стороны, подслушанный непрофессиональный разговор, сопровождаемый стихийной психотерапией.

Пример 3. Две подруги К. и Т. (обе по профессии далеки от психологии) сидят в уютном кафе. Негромко звучит приятная музыка (стихийно создана располагающая психотерапевтическая атмосфера). К. жалуется Т. на измену мужа, которую не может простить, и, несмотря на благоприятные взаимоотношения в семье до инцидента, собирается подать на развод. Муж уверял, что связь случайна, «перепил водки».

Далее разговор подруг К. и Т. в сокращенном варианте (курсивом – ​комментарии).

К.: – ​Я не хочу об этом говорить. Это такая рана… Будет развод, – ​и плачет.

Т.: – ​Но ведь он тебя любит, на коленях просит прощения. (Т. неосознанно апеллирует к жизненно важному для К. положительному опыту)

К.: – ​Не могу, я ему не верю. (Своим категорическим «не могу» К. ввергла сама себя в состояние фрустрации – ​обманутых надежд и отсутствии позитивного выхода)

Т.: – ​Боже, как я тебя понимаю! (Элемент соучастия; нуждающийся в психологической помощи человек понимает, он не один в своем горе)

К.: – ​Не понимаю, ну что ему не хватало, я ведь все делала для него! (Неудачная попытка переосмыслить ситуацию)

Т.: – ​Послушай! Ты должна понять простую вещь: все мужчины – ​по натуре бабники; они из-за своей физиологии («весь ум в штанах») «ведутся» на любую юбку, стоит лишь призывно улыбнуться и поманить их пальчиком (далее следуют тому подобные аргументы). (Призыв «послушай!» содержит императив, приказ. В сочетании с нужным тоном он позволяет Т. инстинктивно взять ситуацию в свои руки, стать лидером-наставником, безоговорочным гуру. Подобный приказной тон может быть адекватно воспринят лишь потому, что исходит от подруги, которой К. доверяет; не исключено, что от другого человека те же слова с подобной интонацией были бы восприняты в штыки, и К. замкнулась бы в себе. Дальнейшие слова Т. о мужчинах-бабниках – ​это не только попытка изменить мировоззрение К. В них – ​посыл Т. на подсознательном уровне, мол, я полностью на твоей стороне, ты ни в чем не виновата, и нечего зря себя корить)

Т. обнимает и гладит подругу. (Дружеский физический контакт позволяет К. расслабиться, внутренне раскрыться, довериться и последовать совету подруги)

К.: – ​Наверное, ты права, – ​и тихо плачет, уже не навзрыд, просто слезы катятся сами по щекам. (Внутренне К. уже смирилась с ситуацией, протест пошел на спад, хотя рецидивы, заглядывая в будущее, наверняка будут, и не раз, но уже не той силы)

Таким образом, К. совершенно спонтанно в духе житейско-выверенной психологии получила вполне профессиональную помощь. Осознание К. своей проблемы произошло в форме ее смирения, принятия факта измены как неизбежного зла, которое, однако, не отменяет любви мужа к ней, и ее – ​к мужу. Почвой для такого смирения послужило изменение мировоззрения на причины поведения своего мужа. К. осознала, что она далеко не одинока в таком горьком опыте, и ее постиг удел многих обманутых женщин, но со стороны мужа это было неконтролируемое случайное поведение, в котором он искренне раскаивается.

К приведенному выше стоит добавить, что в ситуациях измен со стороны мужа женщины склонны выдавать два стандартных совета: изменить самой и потребовать от него, как плату за прощение, дополнительных материальных благ. Ни тот, ни другой совет не является мудрым. Измена мужу, может быть, и даст некое моральное удовлетворение (да и то временное), но не принесет счастья и радости ни в семью, ни самой женщине, лишь дополнительный горький опыт, явно не нужный никому. Что касается требования материальных благ, это ни к чему. Мудрее расширить круг (перечень) семейных обязанностей для мужа; это и сплачивает пару, и оставляет женщине больше времени для собственной личной жизни, что куда приятней, скажем, норковой шубки.

Применение стратегии айкидо в случае измены можно проиллюстрировать, продолжив описанный выше диалог Т. с подругой К.

Т.: – ​Скажи, положа руку на сердце, после всего того, что произошло, ты его все-таки любишь?

К.: (плача) – ​Самое ужасное – ​да, я от души желаю ему только хорошего, может быть, ему с другой будет лучше.

Т.: – ​В принципе, он хороший мужик, и до сих пор вел себя как примерный семьянин, признай это.

К.: – ​Да.

Т.: – ​Тогда я тебя не понимаю, если желаешь ему добра, а он после всего видит счастье лишь с тобой, то чего ты хочешь, какого счастья ты действительно желаешь ему да и себе тоже?.. (Тактика айкидо в действии)

Вместо резюме – ​обещанный ответ: с оценки себя.

Литература

  1. Ягнюк К.В. Анатомия терапевтической коммуникации: базовые навыки и техники. Когито-Центр, 2014 // Журнал Практической Психологии и Психоанализа. – 2014. – № 1.
  2. Чугунов В.В. Психотерапевтический диагноз, Харьков: Наука, 2015.
  3. Уайт М. Карты нарративной практики: введение в нарративную терапию, М.: Генезис, 2010.
  4. ZU, Nevro 1, 2014, р. 56.

Тематичний номер «Неврологія, Психіатрія, Психотерапія» № 2 (57) 2021 р.

СТАТТІ ЗА ТЕМОЮ Неврологія

15.02.2022 Неврологія Роль рівня ліпідів крові та ліпідознижувальної терапії у пацієнтів з інсультом і різними ураженнями мозкових артерій

Гіперліпідемія є важливим фактором ризику ішемічного інсульту. За даними досліджень, статини мають переваги у пацієнтів із перенесеним інсультом, а досягнення низького цільового рівня холестерину (ХС) ліпопротеїнів низької щільності (ЛПНЩ) може максимізувати цю користь. У нещодавніх рекомендаціях з інсульту особливу увагу було приділено застосуванню високоінтенсивної статинотерапії та стратегії зниження концентрації ХС ЛПНЩ до цільової в осіб з інсультом. Однак роль ліпідів крові як фактора ризику та ефективність ліпідознижувальної терапії (ЛЗТ) у пацієнтів з різними ураженнями церебральних артерій варіює. Зокрема, ЛЗТ може бути корисною для деяких пацієнтів із хворобою дрібних судин (ХДС), але високоінтенсивну статинотерапію та стратегію зниження ЛПНЩ застосовувати не можна. І навпаки, зазначені методики мають переваги в осіб з атеросклерозом екстракраніального відділу внутрішньої сонної артерії (ВСА). J. S. Kim здійснив огляд останніх рекомендацій з інсульту, щоб краще розібратися у ролі рівня ліпідів крові як чинника ризику при некардіоемболічних інсультах та відмінностях в ефективності ЛЗТ за різних підтипів інсульту. Пропонуємо до вашої уваги основні положення цієї роботи, опублікованої у виданні Journal of Stroke (2021; 23 (2): 149‑161). …

15.02.2022 Неврологія Ключові аспекти ведення пацієнтів із транзиторною ішемічною атакою

Транзиторна ішемічна атака (ТІА), особливо в гостру фазу, підвищує ризик інсульту: приблизно у чверті пацієнтів перед цією подією спостерігається ТІА. Отже, ТІА надає вузьке вікно можливостей щодо зниження довгострокових ризиків. Мета нової настанови Європейської організації з вивчення інсульту (ESO, 2021) – ​надати клініцистам основані на доказах рекомендації щодо розподілу пацієнтів із ТІА за пріоритетом надання допомоги, обстеження та вторинної профілактики, особливо в гострій фазі. …

15.02.2022 Неврологія Віддалений період ішемічного інсульту: сучасні можливості захисту нейроваскулярного юніту

Серед усіх неврологічних захворювань у дорослому віці інсульт посідає перше місце за частотою та інвалідизувальними наслідками. Після ішемічної хвороби серця інсульт є другою найпоширенішою причиною смерті у всьому світі, забираючи більш ніж 5 млн життів на рік. Основною метою терапії пацієнтів з інсультом є не лише запобігання повторному епізоду, але й нівелювання наявного неврологічного дефіциту. У цьому аспекті нейропротектори відіграють вирішальну роль. …

15.02.2022 Неврологія Оцінка ефективності та безпеки агомелатину, сертраліну й есциталопраму при старечій післяінсультній депресії

Інсульт є провідною причиною інвалідизації та смерті в усьому світі, а рівень захворюваності на цереброваскулярні патології в популяції літніх хворих продовжує зростати. Моторні, когнітивні й емоційні порушення, які можуть розвинутися внаслідок інсульту, негативно впливають на процес відновлення пацієнтів. Постінсультна депресія (ПІД) також може ускладнювати нейрореабілітацію хворих і підвищувати ризик смертності від інсульту, особливо в осіб старших вікових груп. X.-W. Yao et al. провели дослідження з метою вивчити ефективність та безпеку агомелатину, сертраліну й есциталопраму в пацієнтів зі старечою ПІД. На тлі лікування даними препаратами автори виявили суттєве поліпшення стану хворих. Отримані результати, огляд яких ми пропонуємо до вашої уваги, розміщені у виданні Clinical Neurology and Neurosurgery (2021; 205 (106651): 1‑6). …

Почему психологам не стоит консультировать друзей, родственников и знакомых?

Это часто задаваемый вопрос, особенно теми потенциальными клиентами, у которых есть приятели психотерапевты или психологи-консультанты. С одной стороны пойти на сессию к знакомому – это безопасно. Хочется довериться не чужому человеку, которого в первый раз видишь. А идти к специалисту, да мало ли кто попадется? Но есть и другая сторона медали – это эмоциональная связь. Уже сформировавшиеся отношения, представление о человеке, которое сложилось, как раз и помешает честной и эффективной работе. Так в чем же загвоздка?

Некоторый процент новоиспеченных психологов имеют соблазн начать консультировать именно знакомых. Посудите сами: получили диплом, прошли практику и повышение квалификации, многие из круга знакомых знают об этом и норовят обратиться за помощью. И, потом, фраза: «Ну, ты ж психолог! Почему не можешь мне помочь?» Дескать, обязаны по профессиональному долгу! И невдомек подобным «клиентам», что эта помощь может оказаться не только малодейственной, но и травмирующей.

Подобно хирургу, который не оперирует близких (у него руки начинают дрожать) из-за эмоциональной связи с пациентами, психолог не консультирует знакомых и друзей. Это не дает возможности объективно и беспристрастно подойти к вопросу терапии. Ведь есть такая штука в психологии, как перенос. Во время сессии, скорее всего, возникнут чувства и переживания, причем отнюдь не позитивные, которые будут направлены на терапевта в результате сработавших психологических защит. Например: консультант что-то расскажет или подметит относительно родителя, мужа или ребенка клиента, выявит какую-то особенность взаимоотношений с ними. В свою очередь клиент разозлится, получив такую информацию, именно на психолога, не осознав, что причина агрессии или гнева – как раз в поведении значимых родственников или близких. Такой защитный механизм называется замещением. Ведь сложно встретиться со своей проблемой лицом к лицу. Гораздо проще «отыграть» накопившееся эмоции на консультанте. Обратный процесс – недовольство клиентом со стороны терапевта, называемый контрпереносом (контртрансфером) возникнет вслед за переносом. Это несомненно нарушит приятельские отношения, либо, того хуже, приведет к их завершению. Обе стороны останутся недовольными друг другом.

Этический кодекс психологов не запрещает подобную терапию, но необходимо осознавать последствия, брать за это ответственность и понимать, какова будет цена вопроса. Стоит ли?

При этом, для самых назойливых и настойчивых «клиентов» есть средство: техника «трех этапов отказа». Спокойно и уверенно отвечать: «Я не могу тебя взять в терапию». На шквал вопросов и доводов повторить свое утверждение: «Ты слышал (а), я только что сказал (а), что не могу тебя взять в терапию». Затем, финальный аккорд: «Мне жаль, что ты так и не услышал (а), что я не могу тебя взять в терапию». Удачи с клиентами!

Автор: Марина Анеликова

Психолог о работе с больными COVID‑19, страхе заболеть и снижении тревожности — Люди

В Подмосковье ситуация с коронавирусом постепенно улучшается – так, уже были сняты некоторые ограничительные меры. Однако эпидемия еще не закончилась: каждые сутки в регионе выявляют порядка 800 новых случаев COVID-19. Многие пациенты остаются в больницах или на домашнем лечении, а врачи продолжают бороться на передовой. Руководитель медико-психологической службы клинической больницы «Медси» Юлия Чаплыгина рассказала «РИАМО в Красногорске», как справиться со страхом перед опасным заболеванием и когда следует обратиться за психологической помощью.

Как пережить самоизоляцию>>

Влияние изоляции на психику

©  сайт GIPHY

Психологическая работа в экстремальных условиях – например, во время эпидемии – очень похожа на тушение пожаров: возникают ситуации, которые требуют немедленного вмешательства.

В инфекционной больнице есть четкие правила, регламентирующие жизнь пациентов, – это необходимо для их же безопасности и безопасности персонала, но в то же время ограничивает. В результате человек оказывается по сути в изоляции, находясь иногда продолжительное время в палате – даже без возможности перемещаться по больнице.

Для нормальной человеческой психики сама по себе изоляция тяжела. Она вызывает депривацию – у человека нет возможности удовлетворить основные психофизиологические и социальные потребности. Есть только четыре стены, интернет, телефон.

На изоляцию люди реагируют рядом психоэмоциональных состояний, с которыми им бывает тяжело справиться.

Возникают тревога, нарушения сна, апатии, депрессивные состояния и многое другое. Здесь требуется вмешательство специалиста – само это не пройдет.

Как работают сотрудники скорой помощи Красногорска во время пандемии коронавируса>>

Работа с пациентами и врачами

Мы с коллегами из клиники «Медси» в основном работаем с пациентами. Задач огромное количество: это психологическая помощь и заболевшим, и людям, чьи родственники болеют или умерли от вируса – к сожалению, и такое сейчас случается.

Куда обращаться за помощью во время карантина в Московском регионе

Это и помощь в коммуникации между докторами и пациентами. Потому что это два разных мира, представители которых не всегда понимают друг друга, даже говоря об одном и том же. Психологи выступают в роли переводчиков, которые могут перевести с «медицинского» на «человеческий» и обратно. Таким образом, становится меньше источников напряженности и конфликтов.

Болезнь – это всегда ситуация повышенной тревожности. И для многих единственный способ снять тревогу – активные действия, которые, увы, часто сопровождаются агрессий. Чтобы помочь человеку разрядить это состояние без ущерба для себя и окружающих, как раз и работают психологи.

Помощь медико-психологической службы нужна и пациентам, и медикам. Но пациентов много, и все наши силы уходят на них. Поэтому я попросила коллег из Института коучинга, психодрамы и ролевого тренинга под руководством Елены Лопухиной помочь. Ряд ведущих специалистов этого института согласились принимать врачей и проводить с ними психотерапию, чтобы оказывать психологическую поддержку.

На передовой: как работает клиника для пациентов с COVID‑19 в Красногорске>>

«Красная» зона и самогигиена

Многие слышали о «красной» зоне в больницах. Там лежат больные коронавирусом, а врачи заходят только при полной экипировке – в костюмах, масках, респираторах, перчатках, бахилах. Максимум мер предосторожности! А на выходе – полная дезинфекция.

Работа в «красной» зоне – это и тяжелейшая физическая нагрузка, и повышенные растраты психической энергии. Требуется подготовка, настрой и мужество для того, чтобы туда войти. А после выхода оттуда необходима так называемая самогигиена.

Все психологи, которые работают в «красной» зоне, регулярно проходят собственную психотерапию – у каждого из нас есть специалист, с которым мы работаем.

Если в обычных условиях я хожу к психотерапевту раз в две недели – у нас это обязательное условие для того, чтобы нормально работать с клиентами и пациентами, – то сейчас я посещаю его раз в неделю. Это необходимо для того, чтобы психолог сохранял достаточное спокойствие и продуктивность в таких экстремальных условиях.

Кроме того, существует большое количество техник и приемов, которые позволяют настроиться на работу в «красной» зоне и помочь себе при выходе из нее. Разумеется, все это применяется в обязательном порядке – иначе работать, сохраняя себя, практически невозможно.

«Заразилась вся семья»: как жительница Красногорска перенесла коронавирус>>

Никакого самолечения!

Учитывая, какие байки раздуты вокруг коронавируса, сам страх заболеть им – испытание не для слабонервных.

Тем, кто лечится от COVID-19 на дому, важно пообещать себе не относиться попустительски к своему здоровью, очень внимательно прислушиваться к себе, активно мониторить свое состояние. Если оно начинает ухудшаться, нужно сразу же обращаться к врачам. При этом важно заранее понять, куда и как обращаться, особенно если человек проживает один. Это как провести пожарные учения до того, как случится пожар. На мой взгляд, это необходимо.

Как ухаживать за больным коронавирусом в домашних условиях

Можно договориться с родственниками или друзьями, чтобы они регулярно звонили и узнавали, как дела. Также некоторым людям следует активно пользоваться социальной поддержкой – она помогает успешнее пережить трудные времена.

Самое главное для больных: консультироваться с врачами, а не заниматься самолечением! Увы, сейчас у людей много недоверия и сомнений, есть склонность полагаться на советы из интернета, которые, как говорится, нужно делить на сто – и это мягко говоря.

Надеюсь, что эпидемия в России и пандемия в мире в целом приведут к тому, что люди наконец осознают ценность своего здоровья – не только физического, но и психоэмоционального – и выработают привычку лучше о нем заботиться.

Я считаю, что психологическое сопровождение, консультации психолога – это не что-то дополнительное, без чего можно обойтись, а важная составляющая выздоровления.

Более того, сейчас появилась гипотеза, что коронавирус негативно воздействует и на нервную систему – уже появляются статьи об этом, исследования продолжаются.

А следовательно, без специализированного вмешательства и помощи не обойтись.

Что взять с собой в больницу, если выявили коронавирус>>

Тревога на самоизоляции

Многие мои друзья и знакомые, которые не столкнулись с коронавирусом напрямую и знают о нем лишь понаслышке, не очень-то боятся самого заболевания. Их больше истощила ситуация, когда они долго сидят на самоизоляции дома и не могут никуда выйти.

Вспомните: в обычной жизни даже в будние дни мы могли походить по офису, пообщаться с коллегами, а по пути с работы зайти в кафе или прогуляться по парку. Если спешили за ребенком в садик – могли вместе с ним погулять на площадке, да хоть зайти в магазин – и то какое-то разнообразие! А сейчас все сидят в четырех стенах – это действительно тяжело. К примеру, это одна из причин участившихся конфликтов с близкими.

Еще одно наблюдение: больше всего опасаются выходить из дома и заболеть люди, которые уже переболели коронавирусом.

Ведь они знают, насколько это тяжело, знают, какие могут быть симптомы и течение болезни. Поэтому именно для них характерно повышенное «вслушивание» в свой организм. Это может иметь негативные последствия. Известный факт: то, на что мы произвольно обращаем внимание, усиливается.

Снизить тревогу помогает правильная информация. У перенесших коронавирус есть вероятность заболеть еще раз, хотя она и ниже, чем у тех, кто не переболел. При этом те, кто заболевает второй раз, переносят болезнь намного проще. Могу сказать, что эта информация снижает тревогу у пациентов, с которыми мы работаем.

Жители Красногорска о вынужденной самоизоляции: подарок судьбы или мучение?>>

Йога и медитация от стресса

©  Giphy.com

Я рекомендую всем относиться к самоизоляции как к периоду, когда можно совместить приятное с полезным. У тех, кто долго сидел в четырех стенах, ослаблен иммунитет, так что было бы здорово заняться его укреплением, а заодно привести в порядок психоэмоциональное состояние, чтобы тревоги и страхи перестали негативно влиять на жизнь.

Как не набрать вес во время обязательной самоизоляции

Есть разные практики, сопряженные с физической активностью и дыхательными упражнениями, которые хороши в данной ситуации. Например, йога и практика майндфулнес – медитация осознанности. Научиться им несложно – в интернете достаточно материалов и видеоуроков.

Регулярно выполняя данные практики, люди справляются со стрессом, становятся более спокойными и психически устойчивыми. А еще йога позволяет улучшить физическое состояние, подтянуть фигуру, сделать тело гибким и сильным. Поэтому очень советую попробовать разные направления, найти подходящее, освоить и регулярно практиковать.

Однако если тревожные состояния, апатия, депрессия сохраняются или усиливаются, необходимо обратиться к специалисту. Ведь тревожность по поводу того, что долго находился дома, а теперь нужно выходить на улицу, или навязчивый страх заразиться могут оказаться лишь верхним слоем проблемы.

Психологи сейчас принимают онлайн, также работают горячие линии и бесплатные телефоны психологической помощи.

Будьте здоровы! Берегите свое физическое и психоэмоциональное здоровье!

Кабинет психолога | Ставропольская краевая клиническая больница

Методы психотерапии, используемые в работе

РЭПТ

Рационально-эмоционально поведенческая терапия направление в психотерапии и психологическом консультировании, которое подчеркивает роль иррациональных убеждений в эмоциональном состоянии человека и направлена на изменение эмоций, воздействуя на содержание мыслей.

Рационально-эмоциональная поведенческая терапия не оказывает прямого воздействия на соматическую или неврологическую симптоматику, однако она помогает пациенту изменить отношение и преодолеть невротические реакции, усиливает его желание бороться с заболеванием.

Этот вид терапии подходит, прежде всего, пациентам, способным к анализу своих мыслей.  Предполагается, что пациент на всех этапах психотерапии принимает активное участие, является партнером психолога в обсуждении цели терапии и проблем, которые пациент хотел бы разрешить.

Основная задача терапии – выявить иррациональное убеждение, перевести его в рациональное, изменить искаженное мышление.

Результат терапии – клиент сам для себя становится терапевтом, развивает гибкость мышления. В рамках рационально-эмоциональной поведенческой терапии (РЭПТ) медицинский психолог вместе с пациентом работает над иррациональными убеждениями, которые не позволяют сформировать мотивацию к лечению и адекватную внутреннюю картину болезни (ВКБ), убрать проявления тревоги, страх за будущее, депрессивные реакции, применять осознанное рациональное поведение в процессе реабилитации.

Аутогенная тренировка

психотерапевтическая методика, направленная на восстановление динамического равновесия гомеостатических механизмов человеческого организма, нарушенных в результате стресса.

Это метод самостоятельного вызывания у себя особого аутогенного состояния, использования этого состояния и самостоятельного выхода из него.

«Ауто» — сам, «генос» — рождение. Слово «аутогенная» (самородная) указывает, что источником положительных воздействий является сам занимающийся, а слово «тренировка» подчеркивает необходимость регулярных занятий.

Практикующие данный метод способны по своей воле успокоиться, эффективно снять физическое и психическое напряжение, быстро отдохнуть (восстановление сил в аутогенном состоянии идет гораздо быстрее, чем во время сна или простого отдыха лежа). Кроме того, становится возможным самостоятельно регулировать такие функции организма, как кровообращение, частоту сердечных сокращений и дыхания, кровоснабжение мозга.

Гештальт-терапия

Направление психотерапии, рассматривает человека как целостную систему и исследует его телесные, эмоциональные, социальные и духовные проявления.

Гештальт-терапия помогает обрести целостное представление о себе (гештальт) и начать жить не в мире прошлого и фантазий, а «здесь и сейчас».

С точки зрения гештальт-терапии, неврозы возникают вследствие того, что человек не умеет жить в настоящем, т.к. несет в себе незаконченные ситуации (незавершенные гештальты) из прошлого. В итоге ему не хватает энергии для того, чтобы полностью осознавать себя и действовать оптимально в настоящем.

На сеансе клиент при помощи терапевта учится осознавать, что он чувствует в текущий момент. Выполняя упражнения, он проживает свои внутренние конфликты, анализирует эмоции и ощущения, учится понимать «язык тела» и т.д.

В результате он достигает осознания собственного «я», учится нести ответственность за свои чувства и поступки.

Арт-терапия

Направление в психотерапии и психологической коррекции, основанное на искусстве и творчестве. Цель метода – перенесение травмирующих переживаний в творчество. Чаще всего, речь идет о рисовании или лепке, но используются и другие варианты: написание сказки, проигрывание мелодий, танец, разыгрывание определенных ролей, обсуждение книг, просмотр и обсуждение фильмов и т.д.

Преимущества метода:

  • универсальность – творческое самовыражение подходит для человека любого пола, возраста, находящегося в разном эмоциональном состоянии;
  • возможность выразить чувства и переживания, о которых сложно (а порой, невозможно) говорить;
  • возможность выплеснуть накопленные негативные эмоции без вреда для себя и окружающих, социально приемлемым способом;

Задача пациента – расслабиться и позволить своему подсознанию регулировать действия рук или тела. Во время творческого процесса достаточно быстро стабилизируется эмоциональное состояние, а вот для проработки страхов, стрессов или накопившихся переживаний обычно требуется больше времени.

Психологические статьи, советы и мнение психологов

Вопросы, которые вы часто задаете своим психологам на сессии, но на которые они не всегда могут ответить вам прямо…

Часто, клиенты задают похожие вопросы в процессе уже начавшейся терапии. Но психолог не всегда в процессе работы может ответить на них прямо. Отсюда частая шутка про психологов о том, что они всегда отвечают вопросом на вопрос, лишь бы только уйти от ответа.

На самом деле причина не в желании «увильнуть», уйти от ответа. Причина в том, что психолог не всегда может работать как книжка или справочник, удовлетворяя любое любопытство клиента. Хороший психолог работает как исследователь причин, побудивших вопрос. А исследовать скрытые желания, фантазии и потребности, которые скрывает под собой вопрос, часто можно только до тех пор, пока на него не выдан прямой ответ.

В то же время,  все эти вопросы на самом деле имеют прямые человеческие ответы. И в подтверждение того, что вне рамок психологической работы, нам можно их раскрыть, мы решили дать прямые ответы на некоторые из наиболее часто задаваемых вопросов. Ведь психологи – тоже люди, и нам тоже нравится быть понятыми!

1. Я выбрала вас по рекомендации. А как вообще лучше выбирать психолога?

Оксана Е-Резниченко: Я бы советовала выбирать психолога по совокупности факторов. Первое — это рекомендации, сведения об образовании, второе — личное ощущение от контакта со специалистом. Кого точно не выбирать? — Знакомых, друзей, родственников. Хорошо бы  посетить нескольких специалистов, а потом сделать выбор.

Кирилл Шарков:  Мой рецепт таков – рекомендации (знакомых, друзей, коллег) + выбор «сердцем» + ориентация на сайты признанных профессиональных ассоциаций. Если с первой составляющей понятно, то второе и третье стоит пояснить. На мой взгляд, человек, к которому Вы хотите обратиться, должен Вас чем-то привлекать, чем-то быть Вам интересен. Вот почему важно изучать анкеты и фотографии. В каждом человеке есть интуитивная часть, которая узнает то, что ей нужно, и того, кто ей нужен. Выбор личного психолога чаще всего очень внутренний, его трудно полностью описать, но этот выбор – очень точный. Третий момент касается того, что психологическая помощь в нашей стране развивается, существуют ассоциации (в частности, РПА), которые сами тщательно отбирают своих членов по профессиональным критериям и отчасти облегчают этот выбор потенциальным клиентам. Стоит заходить на сайты признанных ассоциаций и искать там своих «кандидатов в личные психологи/психотерапевты».

Анна Галахова: Мой опыт показывает, что искать рекомендации – наиболее оптимальный путь. Это не значит, что психолог, который нравится Маше, вам тоже непременно подойдёт. Но если у вас будут несколько рекомендаций, и вы встретитесь с несколькими специалистами, выбрать того, с кем вам комфортно работать, уже проще.

Жанна Беликова: Если у вас нет знакомых, которые могут порекомендовать кого-то, то я бы выбирала психолога, которого представляет некое профессиональное сообщество. Это — не гарантия, но свидетельство того, что какие-то профессиональные требования специалисту были предъявлены коллегами, и он им соответствует. А вот что это за критерии или сообщества — зависит от вашего доверия к ним. Это могут быть сообщества уровня: «Международная психоаналитическая ассоциация» (МПА, IPA), «Общество психоаналитической психотерапии» (ОПП), «Российское психологическое общество» (РПО), «Санкт-Петербургское психологическое общество» (СПБПО), «Альянс помогающих практик ПроБоно» (АПП ПроБоно). Также это могут быть кандидаты, которых рекомендуют  уважаемые вами журналы, клиники. Ну а уже среди этих лиц, я бы искала те, которые вызовут лично у меня какое-то первоначальное доверие. В любом случае, вы придете к тому специалисту, который будет вызывать какие-то переживания, актуальные текущему периоду вашей жизни. 1-4 очных встреч, как правило, бывает достаточно, чтобы понять «ваш» или «не ваш» психолог. 

2. Как понять, к кому надо было обратиться? К психологу? Психотерапевту? Психиатру? Психоаналитику? В чем разница?

Оксана Е-Резниченко: Разница в образовании и в подходе к лечению. Психиатр и психотерапевт имеют медицинское образование. Психиатр использует медикаменты и часто занимается такими заболеваниями как шизофрения, МДП. Психотерапевт может использовать как психотерапевтические методы, без применения, так и с применением препаратов, психотерапевт оказывает помощь людям с различными проблемами – это и психиатрические пациенты, и люди с неврозами, и люди в кризисе и пр. Психолог имеет психологическое образование и занимается консультированием, но зачастую психологи успешно работают как психотерапевты. Психоаналитики – это специалисты с психоаналитическим образованием. Психоанализ- одно из направлений психотерапии.

Кирилл ШарковЕсли сомневаетесь, то обращайтесь к врачу-психотерапевту. Это человек, который обладает компетенциями и в области психиатрии (диагностика и лечение психических расстройств), и в области психологической помощи (или психотерапии). Психиатр чаще всего ориентирован на медикаментозную терапию. Психоаналитик представляет одно из направлений психотерапии – психоанализ. Главный критерий – даже не то, к кому Вы попадете первично, а то, чтобы к этому человеку у Вас было доверие, и чтобы он был квалифицированным и компетентным.

Жанна Беликова С точки зрения образования, психолог — специалист, который имеет психологическое образование. Психотерапевт, психиатр — это врач, специалист, который имеет медицинское образование.

Но психотерапия как процесс оказания практической психологической помощи, может практиковаться или не практиковаться всеми этими специалистами (психотерапевтами, психиатрами, психологами). Каждый из этих специалистов может оказывать практическую психологическую помощь при условии, что он дополнительно обучался практической работе в каком-то определённом психотерапевтическом подходе. Правда, у психологов, в отличие о психотерапевтов и психиатров, есть ограничения: они не могут оказывать медикаментозную поддержку своим клиентам и не могут без поддержки врачей работать с клиентами с психиатрическими диагнозами и рядом других заболеваний. Об этом ограничении психолог скажет вам, если увидит, что это — ваш случай.  Так что выбор, собственно, состоит в том, хотите вы получать психологическую помощь от врача или это для вас не принципиально.

Психоаналитик – специалист который работает методом психотерапии под названием  «психоанализ» (в этом методе может работать и психолог, и психотерапевт, и психиатр).  Это далеко не единственный метод, но, вероятно, из-за того, что он в своём названии содержит часть слова «психо», его по созвучности поставили в один ряд с перечисленными квалификациями. Но на самом деле, подходов в психотерапии много. Самые распространённые из них: когнитивно-поведенческий, экзистенциально-гуманистический (в том числе гештальт-терапия), психоаналитический. 

3. О психологах часто думают, что у них нет своих проблем. Или наоборот, что они «сапожники без сапог» со своими нерешенными проблемами. Где правда?

Оксана Е-Резниченко: Психологи — это живые люди,у которых как и у остальных существуют проблемы и сложности, с которыми они справляются, возможно, несколько эффективнее основной популяции, т. к. постоянно работают над собой в силу профессии.

Кирилл Шарков: Сложно хорошо продавать пирожки, которые сам считаешь не вкусными. Наличие личной терапии психолога – в прошлом и на настоящий момент времени – обязательный критерий его квалификации. Не стоит стесняться спрашивать у своего психолога об этом. Определенный уровень собственной интегрированности и личностной «проработанности» у психолога должен присутствовать, как и стремление к дальнейшему развитию. А личных проблем нам всем хватает. Психологическое здоровье связано не с отсутствием проблем, а со способностью справляться с трудностями.

Анна Галахова: Как всегда, где-то между 🙂 Психологи тоже люди. Не святые какие-нибудь, пребывающие в сатори и свысока смотрящие на весь «этот тлен» 🙂 У психологов безусловно бывают свои трудности, разочарования, потери. Просто они обычно лучше знают себя и свои способы справляться с трудностями. Кроме того, в качестве заботы о себе и поддержки они и сами ходят к психологу. А для контроля качества своей работы — к супервизору 😉

Жанна Беликова:  В такой категорической форме, оба утверждения не соответствуют действительности. Но, в то же время, в каждом из них есть часть правды. Без определённой проработки своих собственных проблем — невозможно быть хорошим практикующим психологом. Без определенных нерешенных собственных сложностей — невозможно оставаться человеком.

4. Говорят, что психологи ко всем клиентам относятся хорошо. Неужели не бывает так, что кто-то из клиентов неприятен?

Оксана Е-Резниченко: Психологи ко всем клиентам относятся по-разному. Если клиент неприятен, то психолог  с ним работать, как правило, не будет  (это решается на первоначальном этапе).

Кирилл Шарков: Есть люди, про которых говорят «он сложный человек». И с некоторыми людьми в жизни при всем желании бывает очень сложно построить отношения. В психотерапии то же самое. У клиента есть выбор – работать или нет с этим конкретным психологом. У психолога – тоже есть такой выбор, работать ли с этим клиентом. Бывает, что и неприятен, конечно. Но это – выбор, работать ли с этим человеком тогда. Возможно, психолог окажется единственным, кто пойдет такому человеку навстречу, ведь все другие люди отворачиваются от него.

Анна Галахова: Для меня тут важны два момента. Первый – интерес к человеку. Для меня это необходимая составляющая, которая влияет не только на качество моего контакта с клиентом, но и на мою удовлетворенность работой, профессией. Если бы интереса к людям у меня не было, думаю, работа моя была бы тяжела. В моей практике ещё не было человека, к которому у меня не было бы интереса. Второй момент — безоценочная позиция позволяет работать, держать поле зрения широким, а не залипать в своих эмоциях по поводу происходящего. Это отчасти профессиональный навык, а отчасти уже жизненная ценность.

Жанна Беликова:  Важно относиться к клиенту с принятием и интересом. Это совершенно не исключает сложных переживаний, например, таких как гнев или раздражение. Правда, происходит это не так часто, как это может предполагаться клиентом. Важно, чтобы психолог всегда умел превращать свои чувства в рабочий инструмент, служащий на благо клиенту. 

5. Бывает ли, что психологи ошибаются? И что тогда?

Оксана Е-Резниченко: Бывает. Зависит от ошибки.

Кирилл ШарковБывает, конечно. Выход первый – признать свою ошибку и пытаться вернуться на шаг назад. Если с клиентом это получилось, это может быть отправной точкой дальнейшей терапии. Углубить отношения и доверие. Как и в жизни. Наверное, если сделал ошибку, стоит быть повнимательнее в этих отношениях. Две-три ошибки могут не быть прощены клиентом, к сожалению.

Анна Галахова: Ошибаться… Конечно, психолог может ошибаться, он не идеален. Для того, чтобы процесс психотерапевтической работы был защищён от человеческого фактора, есть ряд важных принципов, которые мне, как специалисту, дороги. 1. Психолог не даёт советов и не принимает решений за клиента. И тогда вам не надо опасаться, что он будет подталкивать вас к каким-то действиям. 2. Психолог не «читает мысли» клиента, и не решает, что он чувствует или должен чувствовать в тот или иной момент. Поэтому психолог много спрашивает самого клиента о его чувствах. А это значит, что вам не будут рассказывать о том, как «правильно» переживать ту или иную ситуацию. 3. Психолог может предложить тему для разговора или какую-то методику работы, но клиент всегда в праве отказаться и сказать «стоп». 4. Психолог всегда готов услышать обратную связь и будет спрашивать вас о том, что вам помогает в работе, а что мешает. Это значит, что психотерапевтический процесс подвластен управлению с обеих сторон, и это не что-то, что совершают над вами (как операцию или монтаж), а что-то, что вы делаете вместе со специалистом, которому вы доверяете. А если коротко, то психолог — эксперт в вопросах психики, а клиент — в своей жизни. У психолога есть инструментарий для того, чтобы помочь вам разобраться в своих чувствах и мыслях, но нет права и обязанности изменять вашу жизнь.

Жанна Беликова:  Да, бывает. Это часть психотерапевтических отношений — предполагать, сомневаться и проверять свои гипотезы в отношении клиента. Само по себе слово «гипотеза» уже предполагает сомнение. Так что ошибки терапевта – это тоже часть работы, важно их уметь признавать. И что тогда? Тогда проводится «работа над ошибками». Это делается в процессе терапии вместе с самим клиентом, когда проверяются рабочие гипотезы; в процессе супервизий — в работе с коллегами, когда обсуждаются те или иные случаи; в процессе личной психотерапии психолога, когда в ошибку психолога «увели» его собственные чувства. 

6. Бывает ли так, что психолог настолько сочувствует клиенту, что может расплакаться?

Оксана Е-Резниченко: Да. 

Кирилл ШарковВсе – живые люди. Может и расплакаться. Самое важное – чтобы такая реакция психолога всё равно шла на пользу клиенту и помогала клиенту продвинуть его развитие.

Анна Галахова: И снова, психолог – человек. Я – точно человек. И бывает, что история настолько тронула меня, что на глазах появляются слезы. А бывает, что я злюсь или тревожусь. Я была бы профнепригодна, если бы не испытывала чувств к клиенту и вместе с клиентом. Но в этом и есть отличие психолога на работе от просто человека — я могу сохранять устойчивость в рабочем процессе и не разрушаться от сильных чувств, оставаться в открытом контакте с клиентом и даже находить опору в своих чувствах.

Жанна Беликова:  Да, бывает. Но это не всегда связано с силой сочувствия, а часто — со способностью свои собственные чувства выдерживать, говоря о них, но не усердствуя в их демонстрации. Ведь нередко психолог внутри себя плачет вместе с клиентом, но внешние слезы у него хватает сил отсрочить. Ведь если клиент в горе, то слезы терапевта могут как поддержать его, так и наоборот — заставить чувствовать вину и начать заботиться о плачущем терапевте. И тогда не очень будет понятно: кто тут — клиент, и кто — о ком должен заботиться )

7. Часто психологи скрывают свою личность: клиент рассказывает, а психолог сохраняет анонимность. Разве это честно?

Оксана Е-РезниченкоЭто честно и грамотно. Похоже, речь идет о неравенстве. Да, это неравные отношения, но это часть психотерапевтического процесса. 

Кирилл Шарков: Если Вас что-то интересует про психолога, спросите. Вряд ли он откажет. Психолог может и сам дозировано чем-то поделиться личным, но если считает, что это будет уместно и пойдет Вам как клиенту на пользу. А забивать собой «эфир» и забирать у Вас Ваше оплаченное время – не лучшее решение.

Анна ГалаховаЭто не обязательно. Степень открытости психолога зависит от личности самого психолога, а также от метода психотерапии, который он использует. Гештальт подход, в котором я работаю, позволяет мне оставаться «живой» в контакте с клиентом — испытывать и выражать эмоции, делиться откликом, который происходящее во мне вызывает. Более того, это тоже часть рабочего инструментария.

Жанна Беликова:  Честно, если от вас не скрывали этого факта с самого начала). В психоаналитическом подходе, в котором я работаю, это – правила работы, которые помогают оставаться процессу именно рабочим, а не дружеской беседой или ещё чем-либо в этом духе. Сохранять относительную анонимность психологу необходимо в работе для того, чтобы не занимать собой пространства, которое предназначено клиенту, и помогать клиенту быть собой и проявлять себя с наименьшими искажениями. Важно, чтобы сохраняя свою анонимность, психолог также сохранял свою человечность и оставался живым и чувствующим, а не только думающим.

8. Есть ли психолог у психолога?

Оксана Е-Резниченко:  Хорошо бы, чтобы был.

Кирилл Шарков: Да, обязательно должен быть. Как и супервизор.

Жанна Беликова:  Должен быть обязательно. Опыт личной терапии обязателен для практикующего психолога. Это необходимое условия для того, чтобы быть в рабочей форме. 

9. Не тяжело ли психологу пропускать через себя проблемы других людей?

Оксана Е-Резниченко: Это работа, это осознанный выбор. Конечно, соприкасаться с человеческим горем или проблемами сложно, но терапевт способен себя сохранять, не разваливаясь.

Кирилл Шарков: С опытом это становится легче. Но есть действительно сложные переживания, с которыми трудно справиться. Важное качество психолога – последовательность – способность сохранять «рабочее состояние» и точно оценивать свои текущие ресурсы вне зависимости от происходящих событий.

Жанна Беликова Вот для этого, в том числе, и должен быть психолог у психолога. Потому, что иногда бывает тяжело. Ведь как я предполагаю, под словом «пропускать через себя» имеется в виду вчувствование в состояние пациента. А это вчувствование — важный инструмент в работе психолога. 

10. Может ли клиент ругаться с психологом? Не закончатся ли на этом отношения?

Кирилл Шарков: Выражение агрессии в адрес психолога во многих ситуациях – начало «исцеления» клиента. Особенно так можно говорить про клиентов, которые себе никогда не позволяли никакой агрессии ни в чей адрес. Ругаться с психологом – хорошо, но важно, чтобы за этим сохранялся взаимный настрой разобраться в происходящем. Потому что «ругань» эта точно имеет отношение к проблеме клиента. Также важно соблюдать определенные границы и этические нормы – например, ругаться, проясняться можно, бить друг друга – нельзя.

Жанна Беликова Между клиентом и психологом существует договор, который описывает все, что необходимо делать для того, чтобы процесс, в котором оба участвуют, назывался «психотерапия». Клиент приходит и уходит в условленное время; оплачивает это время согласно договоренности; имеет в запасе несколько встреч на обсуждение своего желания прекратить терапию, если такое наступает; сидит в кресле; старается  максимально использовать только слова для описания всего, что с ним происходит в процессе. До тех пор, пока эти условия исполняются, и пока клиент сам имеет желание продолжать работу — отношения продолжаются. Никаких ограничений по подбору выражений не существует. Также не существует никаких ограничений по поводу того, кому эти выражения будут адресованы, включая терапевта. стоит быть готовым к тому, что психолог будет прояснять, что именно заставляет клиента проявлять себя тем или иным образом. Но это совершенно не означает, что в адрес психолога запрещено что-то чувствовать или выражать под угрозой распада отношений. Наоборот, обычно приветствуется любое обсуждение ваших чувств и мыслей, возникающих здесь и сейчас.

Оксана Е-Резниченко: Может, не закончатся.

11. Может ли клиент нецензурно выражаться на приеме?

Оксана Е-Резниченко: Может.

Кирилл Шарков: Да, если того требует ситуация. Если без этого можно обойтись, то можно постараться. Но как и в жизни, при этом помнить – что если терапевт это и перенесет, понимая контекст происходящего, то другие люди (соседи за стенкой, работники офиса, охрана на улице и т.д.) могут этого не очень понять.

Жанна Беликова:  См. п. 10

12. Могу ли я встать и уйти в любой момент приема?

Оксана Е-Резниченко:  Можете, но терапевт может это комментировать.

Кирилл Шарков: Это не рекомендуется. Это явное избегание. Важнее первично сказать психологу о том, что такое желание возникло, и разобраться, что происходит. Попытаться увязать это с Вашей собственной проблемой. Связь может обнаружиться. Важно понимать, что это нужно не столько самому психологу, сколько Вам.

Жанна Беликова:  Да, можете. Так же, как можете в любой момент прекратить терапию. Важно просто понимать, что так вы нарушаете правило «стараться выражать себя словами», и терапевт будет предлагать вам прояснить: что вас заставляет выбирать действие (уход) вместо слов, и, если бы это были слова, то какими бы они были? Так даже процесс ухода становится терапевтическим, т.к. вы начинаете понимать что именно с вами происходит. Если же вы регулярно вместо обсуждения вашего состояния будете выбирать действие — это не будет способствовать продвижению в терапии. Но иногда некоторым людям периодически бывает необходимо какое-то время «потоптаться на месте», прежде чем двинуться дальше и глубже. Это нормально.

13. Вы работаете с душой человека, а сами берете за это деньги. Как вы можете брать деньги, если видите как мне плохо и сочувствуете мне?

Оксана Е-Резниченко: Мое время стоит денег. Возможно, вам сложно принять, что между нами стоят деньги, что мы — не родственники и не друзья, но именно это дает мне возможность помогать вам.

Кирилл Шарков: Психологическая работа – это профессиональная услуга и моя работа. Я за счет этого живу. Я выбираю провести эти 50 минут времени своей жизни с Вами, понимая, что их мне уже не вернуть никогда и что это время я бы мог провести со своими близкими людьми. Почему я должен быть бесплатно с Вами, а не с ними? Вы платите, прежде всего, за время. Сочувствие и другие переживания будут внутри этого времени.

Анна Галахова: Психотерапия — это профессия и работа, такая же, как все другие.

Жанна Беликова Хочется задать встречный вопрос: в чем противоречие между моим человеческим сочувствием и потребностью в том, чтобы моя профессиональная работа была оплачена? Но буду отвечать прямо, как договорились:))  Деньги — это не то, за что клиент покупает мое сочувствие. Все мои чувства к человеку возникают совершенно бесплатно! Включая соболезнование, печаль, желание и попытки облегчить боль. Также, деньги — не то, что я хладнокровно отбираю у клиента, усугубляя и без того непростые его переживания, хотя это может так восприниматься, если я правильно понимаю вопрос. Деньги — это то, что позволяет мне сейчас находиться именно здесь с вами, вместо того, чтобы быть в другом месте, которое обеспечит мне заработок. 

14. Как вы относитесь к гадалкам, экстрасенсам, астрологам?

Оксана Е-Резниченко: Нормально, но я так не работаю.

Кирилл Шарков: Настороженно. Верю, что среди них есть грамотные специалисты. Но я этим не занимаюсь. И подробнее говорить не возьмусь.

Анна Галахова: Мой опыт показывает, что психотерапия помогает улучшить качество жизни и результаты её глубже, стабильней и честней.

Жанна Беликова С любопытством ))

15. Почему психологи не отвечают на вопросы прямо, а начинают переспрашивать?

Кирилл ШарковМогут и прямо, могут и переспрашивать. Спросите, пожалуйста, у Вашего психолога, если он будет так делать и Вас это будет цеплять.

Анна Галахова: Потому что часто причина заданного вопроса очень важна для более осознанного и искреннего контакта психотерапевта с клиентом.

Жанна Беликова: Психологи дают прямые ответы, но только – на прямые вопросы. А ведь далеко не все вопросы – прямые, чаще – косвенные. Например, на первых встречах, клиент проясняет к кому и куда он пришёл, какие правила здесь применяются и т. д. На такие вопросы психологу следует отвечать прямо, т.к. клиент должен иметь информацию для того, чтобы принять решение о дальнейшем сотрудничестве. Но вопросы, которые возникают в процессе терапии, после принятого решения, уже не столько сразу удовлетворяются, сколько сначала исследуются. А для этого важно поспрашивать: чем вопрос вызван, каким беспокойством? Может за ним стоит какой-то жизненный опыт, предположение, желание и т. д. Прояснять неочевидные, бессознательные мотивы — одна из задач терапии. После подобного прояснения, психолог вполне себе может ответить на вопрос прямо. Но часто, клиенту это уже бывает не нужно, т. к. не в ответе было дело, и теперь он это сам понимает. 

16. Почему психологи не дают советов? Ведь вы наверняка что-нибудь посоветовали бы своему другу или ребенку в этом случае?

Оксана Е-Резниченко: Потому, что совет ничего не поменяет в вас. Смысл нашей работы, чтобы вы сами могли находить ответы внутри себя.

Кирилл Шарков: Легко дать совет – трудно его выполнить. Трудно дать хороший совет. Зачем Вам мои советы? Чему я Вас могу научить? Вы чему-то можете научиться у меня в процессе нашей работы, что-то можете узнать о себе. Мне кажется, что это более ценный опыт, ведущий к Вашей большей независимости и психологической силе. 

Анна Галахова: См.выше в ответе на вопрос 5.

Жанна Беликова: Психологи дают советы. Самый частый совет от меня: «Предлагаю попытаться понять почему так происходит», ведь невозможно изменить «то, не знаю что». Готовый совет — это всегда опора на свой собственный опыт. Мой собственный опыт показывает, что понять и помочь себе можно тогда, когда вместо чужих ответов, я нахожу собственные. Если честно, то и друзьям и детям я бы давала такие же советы, если бы всегда была готова уделить этому время. Часто проще поделиться своим жизненным опытом (а может и навязать), чем исследовать опыт другого человека. Отсюда и быстрые советы в обычной жизни. Но это не имеет никакого отношения к психотерапии.  Это уже про дружбу, воспитание и наставничество. Клиент приходит ко мне не за этим. 

17. Почему психотерапия – это так долго?

Оксана Е-Резниченко: Любые перемены требуют времени. Особенно, если речь идет о многолетней проблеме, сложно поверить, что ее можно решить в одночасье.

Кирилл Шарков: Психические процессы весьма инертны. Психологические защиты весьма устойчивы. Чтобы изменить привычные процессы, которые формировались годами, тоже нужны годы. Но чтобы запустить маховик изменений, бывает, нужно поменьше времени – несколько месяцев.

Анна Галахова: Потому что «психологические» изменения не происходят так быстро, как этого хотелось бы многим из нас 🙂 Наше поведение и образ реагирования формировались в течении долгих лет, обрастали защитами, порождали неприятные симптомы, с которыми человек приходит к психологу. Разобрать всю «конструкцию» быстро и при этом качественно — невозможно. Весь психотерапевтический опыт показывает, что быстрые изменения (шоковые методы, например) не дают стабильных изменений в качестве жизни, и при этом болезненны. Для меня важно следовать за клиентом в его желании и скорости. И обеспечивать достаточную безопасность для работы, ведь часто речь идёт достаточно болезненных переживаниях.

Жанна Беликова:  У каждого своё — «долго». Существуют и краткосрочные подходы, например когнитивно-поведенческий. Психоаналитическая психотерапия — это специально организованные отношения, которые длятся столько, сколько необходимо человеку, чтобы восстановить определенные связи со своими собственными внутренними ресурсами, с самим собой. Быстро — это воспользоваться чужими ресурсами (советы, гадалки, экстрасенсы, астрологи). Чтобы восстановить доступ к своим собственным — требуется времени гораздо больше, как показывает опыт. Поэтому тут надо выбирать чего вы хотите: жить на подпитке или вырабатывать собственную энергию. Для выработки собственной — придется пройти обратный путь, в направлении причин, по которым вы ее когда-то потеряли. Разница только в том, что путь обратно вы будете проходить не в одиночестве, а со специально обученным проводником. Но все равно судите сами: может ли это быть очень быстро? — Смотря, как долго вы шли и как далеко вы успели уйти от себя…

18. Почему психотерапия — это так дорого?

Оксана Е-РезниченкоПотому, что обучение, психотерапия и супервизия, которые проходил и проходит специалист, это большие денежные вложения.

Кирилл ШарковНе так уж это и дорого. Сходите в частный медицинский центр, например, к урологу или гинекологу, иногда бОльшие деньги у Вас возьмут за 15 минут приема и пару рекомендаций. Всё относительно. Дорого, наверное, потому что пока для Вас это не очень ценно.

Анна Галахова: Потому что стоимость специалиста в этой области высока. В эту стоимость входит: 1. Образование (которое зачастую не останавливается на протяжении всей профессиональной жизни). Вам это даёт специалиста, который подбирает наиболее тонкие и точные методы работы, имеет глубокое знание и широкий кругозор. 2. Супервизия (постоянные консультации с более опытными коллегами о качестве работы). Вам это даёт специалиста, который действительно заинтересован и вкладывается в качество своей работы, а также «не фонит» своими эмоциональными проблемами. 3. Личная терапия (обязательна для психолога на протяжении всего профессионального пути). И это даёт вам специалиста, который в состоянии справиться со своими трудностями и чувствами по их поводу. Не берусь утверждать, что все специалисты, устанавливающие высокую стоимость своей работы, исходят из этих же резонов, но мои таковы.

Жанна Беликова: Высокая себестоимость (обучение, супервизия, своя терапия, достойное место приема) + гораздо большее время, посвященное каждому клиенту, чем время сессии (огромная часть работы происходит за пределами 50 минут). И очень важно назначать такую цену, чтобы клиент платил именно (!) деньгами. Я хочу сказать, что сознательно или бессознательно, но любые усилия и затраты потребуют адекватной компенсации и окупаемости. Как по мне, так лучше делать это сознательно и выражать это в цене, а не в другого рода незаметных “оплатах”. Мне кажется, что важно отдавать себе отчет в том, что если вы пришли к специалисту, в квалификацию которого вложены немалые усилия и средства, то вы все равно это оплатите, вопрос только — чем. Например, постоянными “реверансами”, сдерживанием своих негативных чувств и претензий “в знак благодарности за доброту”, обесцениванием своей же работы и т.д. В хорошем варианте — предоставлением работы с собой в качестве материала для получения опыта молодого психолога. Это уже не так плохо и оправдывает невысокую цену, на мой взгляд. Но, справедливости ради надо сказать, что иногда цена — это просто рыночная стоимость данной услуги и все. Поэтому важно изучать образование и опыт специалиста, чтобы понимать, что вы платите не только за амбиции специалиста.

19. Почему бы не НЛП? Или не гипноз? Быстро и эффективно!

Оксана Е-Резниченко: Каждый человек выбирает свой метод. Ничего плохого не вижу в НЛП или в гипнозе, но если вам нужна глубинная работа, то эти методы не смогут помочь.

Кирилл Шарков: Откуда Вы знаете, что быстро и эффективно? Пробовали уже? А если говорите «эффективно», то почему снова туда не пошли, а ищете нового специалиста? Про НЛП не готов говорить. А гипноз – самостоятельный и эффективный метод психотерапии, имеющий свои преимущества и ограничения, показания и противопоказания. Поэтому – и гипноз тоже, если он Вам действительно нужен!

20. Как вы относитесь к публичности психологов и к психологическим телешоу?

Оксана Е-Резниченко:  Спокойно. Это способ себя рекламировать.

Кирилл Шарков: Хорошо. Сам веду и участвую. Важно, конечно, не терять себя при этом и продолжать нести настоящее и профессиональное.

21. Почему психологи не дружат и не встречаются со своими клиентами? А если это-любовь!?

Оксана Е-Резниченко: Потому, что психотерапия подразумевает границы и особенные отношения, где нет социальных контактов. Все, любовь  в том числе, можно обсудить на сессии. 

Кирилл Шарков: Можно и подружиться, если к тому есть совместные предпосылки, но тогда вряд ли будет идти речь о качественной и успешной психотерапии. Говорят, что дружить с человеком и иметь с ним общий бизнес – трудносовместимые занятия. Рано или поздно таким двойственным отношениям придет конец. То же и с психотерапией. К тому же, в ней клиент выбирает терапевта первично – другие границы взаимодействия. В дружбе оба человека выбирают друг друга одновременно.

22. Как я могу быть уверенной, что вы не будете мной манипулировать? Ведь психолог видит все мои слабости.

Оксана Е-РезниченкоДля этого и нужны пробные сессии, чтобы вы поняли, насколько можете доверять мне, насколько я подхожу вам как психотерапевт.

Кирилл Шарков: Это иллюзия, что психолог видит все Ваши слабости. Никто не знает и никогда не узнает Вас лучше, чем Вы сами. Если нет доверия к психологу, не надо идти к такому психологу! Зачем? Если возникают идеи про манипуляции со стороны психолога, то наберитесь смелости обсудить это с ним – и постарайтесь вместе с ним разобраться, а есть ли связь между этими идеями и причиной Вашего обращения к нему.

23. Если у психолога много клиентов – они все для него на одно лицо? Неужели можно запомнить историю каждого?

Кирилл Шарков: Можно, но, конечно, не всё. Самое важное. У меня есть вера, что клиент принесет на конкретную встречу самое важное из того, что его волнует. Следуя за его интересом, я помогаю ему лучше разобраться в нем самом и в его отношениях. Я – не компьютер, собирающий информацию и выдающий готовый ответ. Мне не нужно помнить всё досконально. Знать и помнить всецело о себе – ответственность клиента!

24. Привязываетесь ли вы к клиентам?

Оксана Е-Резниченко: Это к вопросу: «Не робот ли психоаналитик?». Нет, я испытываю чувства, порой сильные, которые меняются в процессе терапии. Эти чувства являются для меня полем исследования, они — часть психоаналитического процесса.

Кирилл Шарков: Да, привязываюсь. Не ко всем, конечно. Потому что это зависит от уровня и глубины отношений и их длительности. По многим и скучаю, когда завершается психотерапия. Как по дорогим людям, с кем проведена не одна важная минута. И, конечно, всем желаю всего самого доброго!

25. Что вы чувствуете, когда клиент уходит?

Оксана Е-Резниченко: Это зависит от контекста. Ушел, не успев прийти? Ушел стремительно? Ушел, когда завершилась работа, после обсуждения? Чувства многообразны — грусть, тихая радость, удивление, беспокойство, печаль, облегчение.

Кирилл Шарков: Это зависит от ситуации, в которой человек ушел. Очень разные переживания.

26. Психологу ведь выгодно удерживать клиента, чтобы он подольше ходил?

Оксана Е-Резниченко: Профессиональный терапевт, благодаря обучению, личной терапии и супервизии, умеет хорошо отслеживать свои импульсы и реакции, и ориентируется на потребности клиента. Большое мастерство – это закончить вовремя. Не раньше и не позже.

Кирилл ШарковБыло бы безумием считать, что я могу Вас чем-то удержать. Захотите уйти – уйдете. Я изначально верю, даже не зная Вас, в Вашу способность уходить из тех мест, где Вам плохо и невыносимо. Вопрос для меня совсем не в выгоде или деньгах.

27. Я слышал о психоаналитиках как об отстраненных, невключенных и равнодушных. Это правда?

Оксана Е-Резниченко: Нет, это мнение обывателей. Аналитик не демонстрирует активно свои эмоциональные реакции, оставляя пространство клиенту.

Кирилл Шарков: Я не работаю как психоаналитик. Но, насколько мне известно, за последние 50 лет психоаналитики сильно изменились. Полагаю, что современные психоаналитики – достаточно включенные и живые коллеги.

28. Вопрос психоаналитику: а зачем кушетка? В чем суть: я лежу, а он – сидит?

Оксана Е-Резниченко: Кушетка – это возможность эффективнее и глубже исследовать свои бессознательные мотивы, реакции  и прикасаться к детским травмам, стыдным мыслям и пр.

30. Это не настоящие отношения, в жизни все не так. Зачем вводить меня в заблуждение, что я вам так интересен?

Оксана Е-Резниченко: Это настоящие, но особенные отношения, которые отличаются от дружеских, родственных и пр. И если человек сможет принять это, то есть шанс с их помощью открыть потрясающие глубины своей личности.

Кирилл Шарков: Давайте обсудим Ваше неверие в то, что Вы мне интересны. Хороший «вход» в психотерапию!

31. Почему не помогают книги? Чем хорошая психологическая книга хуже психотерапии? Не понимаю…

Оксана Е-Резниченко: Книги могут помочь, но очная психотерапия — это возможность с помощью психотерапевта, то есть другого человека, разобраться в своих трудностях. Мы все имеем некие слепые пятна, которые не в состоянии увидеть в одиночку.

Кирилл Шарков: Ничем не хуже. Иногда даже лучше. Единственная проблема в том, что она не может разговаривать и чувствовать сама себя.

32. В чем отличие разговора с психологом от разговора с хорошими друзьями?

Оксана Е-Резниченко: Отличие в грамотно выстроенных границах и глубоких знаниях, которыми не обладает друг, если он не психолог. 

Кирилл Шарков: Глубиной и системностью. Если хотите потерять друга, то попытайтесь поговорить с ним каждую неделю в одно и то же время по часу на протяжении 20 недель…

33. Получается, что я покупаю за деньги хорошее к себе отношение?

Оксана Е-Резниченко: Хорошее отношение — это лишь приятный бонус, который дополняет психотерапию (его может и не быть). За деньги покупается время и профессиональная работа специалиста по помощи клиенту.

Кирилл Шарков: Как говорит один из моих учителей, я продаю время, внимание, искренность и экспертизу по процессу (Вашего взаимодействия, Вашей жизни). Мне это чрезвычайно близко. Вопрос: что покупаете Вы?

34. А что если я привыкну к психологу и не смогу уже сам? Если будет зависимость?

Оксана Е-Резниченко: Зависимость будет и это нормально. Смысл работы терапевта – не привязать клиента к себе, а помочь полноценно жить самостоятельно.

Кирилл Шарков: На определенном этапе развития долгосрочных психотерапевтических отношений зависимость от психолога – нормальное явление. За зависимостью следует этап взаимозавимости. Личностный рост связан с неизбежным переживанием этих этапов.

35. Когда психолог понимает, что терапия уже может быть окончена?

Оксана Е-Резниченко: Это общее понимание, которое рождается в процессе терапии. Но психотерапевт ориентируется на разрешение основного внутреннего конфликта пациента.

Кирилл Шарков: Психолог никогда не понимает этого в одиночку. Это совместная работа и решение – поставить в отношениях точку или точку с запятой. Важно обсудить предпосылки к такому решению, проговорить причины и механизмы, подвести итоги работы любой длительности, чтобы присвоить результаты и двигаться дальше по жизни.

УЧАСТНИКИ ИНТЕРВЬЮ (ответы участников и сами участники — в процессе пополнения)

Оксана Е-Резниченко

Кирилл Шарков

Анна Галахова

Жанна Беликова

Карьера Психолог здоровья — Психология

Распечатать Психолог здоровья.pdf

Фон –

Психология здоровья — это изучение здоровья и болезней посредством фундаментальных и клинических исследований. Специалисты в этой области используют как биомедицинскую информацию о здоровье, так и психологические знания о проблемах здоровья. Многие психологи здоровья выбирают такие исследовательские специальности, как женщины, проблемы со здоровьем меньшинств или развитие. Ежедневные обязанности медицинского психолога могут включать исследования по определенной теме, обучение студентов бакалавриата или работу с людьми в больнице или клиническом учреждении.

На что я могу рассчитывать в качестве медицинского психолога? 75 230 долл. США*

Какие занятия в ГВСУ могут помочь мне в карьере? Обсудите со своим консультантом, какие курсы из этого списка, а также другие курсы, не перечисленные здесь, лучше всего соответствуют вашим карьерным целям.

  1. PSY 300 – Методы исследования в психологии
  2. PSY 310 – Модификация поведения
  3. PSY 330 – Поведенческая неврология
  4. PSY 366 – Перспективы старения
  5. PSY 367 – Психология здоровья
  6. PSY 368 – Физические недостатки
  7. PSY 400 – Передовые исследования в области психологии
  8. PSY 432 – Психофармакология

Какое дополнительное образование необходимо? В Соединенных Штатах существует несколько магистерских программ, но многие специалисты поступают в докторантуру после получения степени бакалавра.Для проведения исследований ваша докторская степень. может быть в социальной, клинической или психологии здоровья. Однако для работы с пациентами вам понадобится докторская степень. в клинической психологии со специализацией в области здравоохранения.

Какие навыки применимы к этой карьере? Межличностное общение, аналитические способности, наблюдательность и терпение — все это важно для медицинского психолога. Навыки решения проблем и конфиденциальность также являются навыками, которыми должен стремиться обладать медицинский психолог.

Возможности работодателя — Психолог по вопросам здоровья может работать в клинике или больнице. Эти психологи обычно работают с людьми, проводя интервенции, интервью или поведенческие оценки. Если психологи работают в исследовательской сфере, они обычно нанимаются университетами, государственными учреждениями или частными исследовательскими центрами. Для получения дополнительной информации — https://societyforhealthpsychology.org/


*Бл.gov (2016) для средней годовой зарплаты «психолога»

16 Поощрение работы психолога в больнице

  1. Поиск работы
  2. 16 Поощрение работы психолога в больнице
Редакция Indeed

17 июня 2021 г. и карьерные пути. Для тех, кто хочет начать сложную и полезную карьеру, где они могут изменить жизнь других, работа психологом в больнице может быть отличным вариантом.Однако, поскольку психологи могут выполнять различные роли в условиях больницы, важно понимать, что это за роли и чем занимаются эти специалисты. В этой статье мы расскажем о 16 профессиях психологов в больницах, чтобы помочь вам выбрать, какая профессия вам подходит.

Что такое работа психолога в больницах?

Должности психолога в больницах включают в себя различные роли от административной поддержки до экспертов-неврологов и психиатров. Вот 16 вакансий в психологии для тех, кто хочет работать в больнице:

1.Консультанты по травмам и горю

Средняя заработная плата по стране: 30 178 долларов в год

Основные обязанности: Консультант по травмам и горю — это специалист в области психического здоровья, который специализируется на оказании помощи пациентам в преодолении неблагоприятного жизненного опыта. Эти консультанты предоставляют поддержку и рекомендации, чтобы помочь своим пациентам обрести навыки преодоления трудностей и справиться со своими симптомами после значительной утраты или травматического события. Они могут работать с отдельными лицами или возглавлять группы поддержки, чтобы помочь своим клиентам.

Связанный: Узнайте о том, как стать консультантом по психическому здоровью

2. Специалисты по генетическому консультированию

Средняя заработная плата по стране: 34 295 долларов США в год

Основные обязанности: Специалисты по генетическому консультированию проводят генетическое тестирование для оценки риска клиента по переносу или развитию наследственного заболевания . Они могут консультироваться с клиентами, чтобы информировать и консультировать их относительно риска развития наследственного заболевания. Генетический консультант может также работать с клиентами, чтобы оценить вероятность передачи генетического заболевания своим детям, что может помочь им в планировании семьи.

3. Психолог детского развития

Средняя заработная плата по стране: $36 523 в год

Основные обязанности: Психолог детского развития является экспертом в области психологического и социального развития детей и подростков. Они проводят оценку, чтобы определить, соответствует ли ребенок вехам развития, соответствующим его возрасту. Для детей с задержкой развития детский психолог по развитию может проводить лечение, вмешательства или направлять ребенка для лечения к другому специалисту, например, к логопеду или эрготерапевту.Некоторые распространенные нарушения развития, которые они диагностируют и лечат, включают расстройство аутистического спектра, синдром дефицита внимания и гиперактивности, оппозиционно-вызывающее расстройство, расстройство фетального алкогольного спектра и расстройства обучения.

Связанный: Узнайте, как стать психологом

4. Психологи-реабилитологи

Средняя заработная плата по стране: 41 938 долларов в год

Основные обязанности: Психологи-реабилитологи применяют психологические принципы для лечения клиентов, которые приобрели инвалидность в результате травмы или болезни.Они оценивают и лечат когнитивные, функциональные и эмоциональные трудности, чтобы улучшить общее самочувствие и качество жизни своих пациентов. Например, реабилитационный психолог может работать с пациентом, перенесшим черепно-мозговую травму, чтобы помочь ему освоить новые навыки, чтобы справляться с трудностями эмоциональной регуляции после травмы. Они часто работают в составе реабилитационной команды, чтобы определить клинические цели пациента и оценить его прогресс в плане лечения.

5.Консультанты по семейным делам

Средняя заработная плата по стране: 48 275 долларов в год

Основные обязанности: Консультанты по семейным делам обеспечивают утешение и поддержку семьям, потерявшим близкого человека. Они встречаются с семьями, чтобы понять их эмоциональные потребности и помочь с различными аспектами похоронного процесса. Например, они могут помочь семьям получить свидетельство о смерти, организовать похороны и написать некрологи, одновременно удовлетворяя эмоциональные потребности семьи в утешении и уверенности.

6. Консультанты по вопросам злоупотребления психоактивными веществами

Средняя заработная плата по стране: 59 007 долларов в год

Основные обязанности: Консультант по злоупотреблению психоактивными веществами — это специалист по психическому здоровью, который работает с людьми, страдающими расстройством, связанным со злоупотреблением психоактивными веществами, и их семьями. Они могут помочь своим пациентам понять причину и характер их расстройства, связанного со злоупотреблением психоактивными веществами, помочь им в создании эффективных сетей социальной поддержки, помочь им найти и сохранить работу и работать с ними, чтобы ставить цели и добиваться их достижения.Эти консультанты могут также работать с членами семей людей с расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами, чтобы помочь им понять зависимость и научиться навыкам улучшения их отношений.

В отличие от терапевтов, консультанты по вопросам злоупотребления психоактивными веществами не могут проводить терапевтические вмешательства, чтобы помочь своим клиентам. Вместо этого они могут сосредоточиться на обучении своих клиентов и улучшении их интеграции в сообщество.

7. Координаторы по вопросам здоровья и благополучия

Средняя заработная плата по стране: 59 257 долларов в год

Основные обязанности: Координаторы по вопросам здоровья и благополучия работают с медицинскими работниками над разработкой программ, улучшающих общее самочувствие их пациентов.Например, координатор по здоровью и благополучию может разработать программу йоги для пациентов психиатрического стационара. Они также могут разрабатывать программы для практикующих психиатров, чтобы уменьшить выгорание и улучшить свои навыки управления стрессом.

8. Специалист по психическому здоровью

Средняя заработная плата по стране: 60 074 долл. США в год

Основные обязанности: Специалист по психическому здоровью выполняет такие обязанности, как заполнение форм приема пациентов, проведение развлекательных мероприятий, раздача лекарств, оценка жизненно важных функций пациентов, наблюдение за их поведением и помощь с сеансы терапии.Они работают вспомогательным персоналом для терапевтов и психиатрических медсестер в стационарных психиатрических учреждениях. Хотя они не выполняют и не разрабатывают планы терапевтического лечения, они играют важную роль в поддержке потребностей пациентов в стационарном психиатрическом учреждении, обеспечивая их безопасность, следя за тем, чтобы они соблюдали режим приема лекарств, и помогая им участвовать в повседневной жизни. .

Связанный: Узнайте о профессии медицинского техника

9. Медицинский социальный работник

Средняя заработная плата по стране: $61 433 в год

Основные обязанности: Медицинский социальный работник выполняет несколько функций, связанных с индивидуальным консультированием и оценкой, работой с семьями пациентов, руководство группами поддержки и планирование выписки пациентов.Они могут встретиться с пациентом, чтобы определить его потребности в дальнейшем уходе после выписки из больницы, например, помочь пациенту найти ресурсы общественной поддержки, жилье, сети социальной поддержки, а также медицинские и психиатрические услуги.

Связанный: Узнайте о том, как стать клиническим социальным работником

10. Менеджеры по персоналу

Средняя зарплата по стране: $69 244 в год

Основные обязанности: Менеджеры по персоналу выполняют административные задачи, чтобы обеспечить бесперебойную работу больницы или отделения.Менеджер по персоналу может нести ответственность за подбор, собеседование и прием на работу новых сотрудников. Они также поддерживают текущий персонал своей организации, разрабатывая политики и процедуры для обеспечения соблюдения правовых стандартов и правил.

Связанный: Узнайте о том, как стать менеджером по персоналу

11. Медсестра хосписа

Средняя зарплата по стране: $79 586 в год

Основные обязанности: Медсестры хосписа работают с пациентами и их семьями, оказывая помощь в конце жизни.Они работают, чтобы обеспечить комфорт своих пациентов и заботиться об их медицинских, физических и эмоциональных потребностях. Медсестра хосписа также может помочь семьям, обеспечивая комфорт, информацию и доступ к вспомогательным ресурсам.

12. Психиатрическая медсестра

Средняя заработная плата по стране: 85 193 долл. США в год

Основные обязанности: Психиатрическая медсестра — дипломированная медсестра, прошедшая специальную подготовку в области охраны психического здоровья. Они применяют принципы ухода за пациентами в психиатрических учреждениях, например, реализуя планы ухода и оценивая их эффективность.Психиатрические медсестры могут также работать в должности консультанта, где они встречаются с лидерами сообщества, законодателями и политиками для оценки практики, пересмотра политики и продвижения реформы здравоохранения.

Связанный: Узнайте о профессии медсестры

13. Клинические психологи

Средняя заработная плата по стране: 100 368 долларов в год

Основные обязанности: Клинический психолог — специалист в области психического здоровья, который диагностирует и лечит расстройства, связанные с эмоциональным, поведенческим и психическим здоровьем. .Они часто работают напрямую с клиентами, но также могут проводить исследования. В условиях больницы клинический психолог может встречаться с отдельными пациентами, чтобы оценить их потребности в психическом здоровье, разработать и реализовать планы лечения и оценить их прогресс в достижении своих клинических целей. В некоторых случаях они также могут встречаться с членами семьи, чтобы предоставить информацию и обновленную информацию о своих близких или проконсультировать их по поводу потребностей в дальнейшем уходе за своим близким после выписки.

Связано: Узнайте о том, как стать клиническим психологом

14.Специалисты по поведению

Средняя заработная плата по стране: 117 901 долл. США в год

Основные обязанности: Специалисты по поведению наблюдают, оценивают и лечат лиц с поведенческими проблемами, обусловленными отклонениями в развитии или психическим здоровьем. Например, специалист по поведению может помочь ребенку с расстройством аутистического спектра улучшить свои коммуникативные и социальные навыки или помочь человеку, страдающему депрессией, разработать стратегии самопомощи, чтобы улучшить свою повседневную жизнь. Как и другие специалисты в области психического здоровья, специалисты по поведению могут консультироваться с членами семьи, чтобы помочь им приобрести навыки, необходимые для удовлетворения потребностей их близкого человека.Они также могут координировать свои действия с другими членами медицинской бригады своих клиентов, чтобы обеспечить им комплексное лечение.

Связанный: Узнайте о том, как стать специалистом по поведению

15. Нейропсихологи

Средняя зарплата по стране: 223 230 долларов в год

Основные обязанности: Нейропсихологи — врачи, специализирующиеся на изучении сложных взаимосвязей между мозгом и поведением человека. Они работают с пациентами с заболеваниями, расстройствами или травмами, которые влияют на их нервную систему и способствуют психическим, когнитивным и поведенческим симптомам.Эти симптомы могут включать проблемы с памятью, перепады настроения, трудности в обучении и дисфункцию нервной системы.

Например, нейропсихолог может работать с пациентами, перенесшими инсульт или черепно-мозговую травму, или с пациентами, страдающими болезнью Паркинсона или деменцией. Нейропсихологи могут оценивать функционирование и способности своих пациентов и разрабатывать планы лечения, включающие поведенческие вмешательства, индивидуальное или семейное консультирование и назначенные лекарства.

Связанный: Узнайте, как стать нейропсихологом

16. Психиатр

Средняя зарплата по стране: 231 403 доллара в год

Основные обязанности: Психиатр — врач, специализирующийся на диагностике и лечении психических заболеваний. В отличие от некоторых других видов психологов, психиатры имеют право назначать психиатрические препараты для лечения психических расстройств. Они также могут работать непосредственно с пациентами, чтобы консультировать их и применять методы поведенческого вмешательства.Психиатр может возглавить команду психиатра, чтобы убедиться, что каждый член команды понимает клинические цели каждого пациента и план лечения.

Связанный: Узнайте о том, как стать психиатром

Что такое психология здоровья? Все, что вам нужно знать

Одно из основных преимуществ карьеры в области психического здоровья заключается в том, что существует такое разнообразие ролей на выбор. Специалисты в области психического здоровья могут работать консультантами, терапевтами, психологами, исследователями, педагогами и т. д., в зависимости от их образования и сферы деятельности.

Также можно работать с определенной группой пациентов, выбрав такую ​​специализацию, как детская и подростковая психология, судебная психология, культурная психология, гендерная психология или политическая психология.

Другой распространенной областью внимания является психология здоровья, которая стремится использовать психологические основы и понимание для улучшения здоровья пациентов.

Заинтересованы ли вы в возможной карьере в области психологии здоровья? Ниже мы определяем специализацию и исследуем некоторые типичные обязанности и пути развития карьеры, которые вы можете выбрать.

Что такое психология здоровья?

Психология здоровья — это раздел в области психологии, который фокусируется на том, как социальные, психологические и биологические факторы в совокупности влияют на здоровье человека.

«Психология и медицина часто работают вместе, — говорит Сьюзан Брэдли, помощник координатора программы отдела прикладной психологии Колледжа медицинских наук Буве Северо-восточного университета. «[Психология здоровья] исследует психологические основы болезней, чтобы понять, как разум и тело связаны с точки зрения исцеления или болезни.


Готовы изменить ситуацию?

Загрузите наше бесплатное Руководство по карьере в сфере психологического консультирования, чтобы узнать, как это сделать.

СКАЧАТЬ


Чем занимаются медицинские психологи и консультанты?

Медицинские психологи и консультанты по вопросам здоровья часто работают в медицинских учреждениях, таких как больницы, реабилитационные центры и другие медицинские учреждения. Они используют различные психологические основы и опыт для улучшения здоровья своих пациентов.

«Часто специалисты в области психологии работают с врачами в медицинских учреждениях, чтобы встретиться с людьми, у которых могут быть заболевания, часто связанные с психологическими проблемами, — говорит Брэдли. «Например, тревожность может возникнуть у людей, у которых сильные головные боли или проблемы с желудком, и психологическое вмешательство действительно принесет им пользу. И поэтому врач будет координировать помощь с психологом здоровья или кем-то из области психологии здоровья».

В дополнение к примеру, описанному Брэдли выше, другие обязанности психолога по вопросам здоровья включают:

  • Проведение клинических опросов и поведенческих оценок пациентов
  • Стремление понять, почему некоторые пациенты не следуют медицинским советам, и использование этого понимания для снижения уровня несоблюдения режима лечения
  • Сопровождение пациентов с тяжелыми или неизлечимыми состояниями в процессе переживания горя и тяжелой утраты
  • Обучение пациентов делать здоровый выбор, например, в отношении диеты и физических упражнений, даже в условиях психологического стресса (т.д., избегая стрессового питания, используя физические упражнения для снижения стресса)
  • Участие в различных вмешательствах по мере необходимости, например, в связи с зависимостью или малоподвижным образом жизни

Вне клинических или медицинских учреждений медицинские психологи, занимающиеся исследованиями, могут существенно влиять на политику в области здравоохранения, общественное здравоохранение и санитарное просвещение.

Карьера в области психологии здоровья

Два основных направления карьеры для тех, кто интересуется этой областью, — стать либо консультантом по вопросам здоровья, либо психологом по вопросам здоровья.

Советник по вопросам здоровья

Консультанты по вопросам здоровья , также известные как тренеры по здоровому образу жизни или тренеры по здоровому образу жизни, как правило, работают непосредственно с пациентами либо в группе, либо один на один. Обычно цель состоит в том, чтобы помочь пациенту понять, почему он может делать нездоровый выбор, и вооружить его методами и схемами, позволяющими изменить такое поведение. Консультанты по вопросам здоровья часто работают с пациентами, страдающими расстройствами пищевого поведения, малоподвижным образом жизни и различными зависимостями.

Чтобы стать консультантом по вопросам здоровья, вам, как правило, необходимо получить как минимум степень бакалавра в смежной области, такой как здравоохранение, психология или питание. Многие работодатели теперь будут рассматривать только кандидатов, получивших как минимум степень магистра, например, магистра наук в области психологии консультирования. Также возможно пройти ряд различных сертификатов, связанных с этой областью.

По данным Salary.com, тренеры или консультанты по вопросам здоровья и хорошего самочувствия могут рассчитывать на среднюю зарплату примерно в 59 714 долларов в год, хотя можно зарабатывать значительно больше — до 75 000 долларов или больше — в зависимости от того, где вы работаете и от пациента. группы населения, на которых вы специализируетесь.Те, кто работает в районе Бостона, обычно получают более высокую среднюю заработную плату, составляющую примерно 67 279 долларов в год.

Психолог здоровья

Медицинские психологи будут выполнять многие из описанных выше действий. Основное различие между психологами здоровья и консультантами по вопросам здоровья и хорошего самочувствия заключается в том, что психологи здоровья, как правило, обладают большей автономией в своей работе и имеют возможность руководить исследовательскими проектами или действовать в образовательной среде.

Чтобы стать лицензированным психологом в области здравоохранения, человеку, как правило, необходимо пройти докторскую программу, например, степень доктора психологии-консультанта.

По данным Salary.com, психологи здоровья зарабатывают в среднем чуть более 80 000 долларов в год. В частности, в районе Бостона средняя заработная плата составляет немногим более 90 000 долларов. Как и в случае с консультантами по вопросам здоровья и хорошего самочувствия, эта оплата может значительно увеличиться в зависимости от вашего работодателя, места работы и вашего уровня опыта. Самые высокооплачиваемые медицинские психологи (как правило, с большим опытом работы) могут зарабатывать более 100 000 долларов в год.

Ваш путь к психологу здоровья

Если вы хотите заняться психологией здоровья, получение степени магистра в области психологии консультирования может стать отличным первым шагом.Это должно дать вам право на многие роли в качестве консультанта по вопросам здоровья или тренера по здоровому образу жизни, а также подготовить вас к следующему шагу в вашей карьере, чтобы стать психологом здоровья, если это ваша цель.

Нередко профессионалы получают степень магистра, работают консультантом в течение нескольких лет, чтобы набраться опыта, а затем возвращаются, чтобы получить докторскую степень в области психологии консультирования позже. Это может позволить вам изучить несколько различных карьерных путей, прежде чем посвятить себя конкретной докторской программе.

Начните свое будущее сегодня и узнайте больше о получении навыков и опыта, необходимых для ускорения вашей карьеры психолога-консультанта.

Что делает клинический психолог: описание работы, обязанности и ответственность

Мы подсчитали, что 15% клинических психологов владеют психологическими услугами, групповой терапией и психическим здоровьем.Они также известны своими мягкими навыками, такими как аналитические способности, честность и терпение.

Мы разбили процент клинических психологов, у которых эти навыки указаны в их резюме, здесь:

  • Психологические услуги, 15%

    Проведены всесторонние психологические оценки приема.

  • Групповая терапия, 14%

    Работа, включающая оценку/скрининг/диагностику/планирование лечения сопутствующих расстройств, проведение индивидуальной и групповой терапии в военном сообществе действительной службы.

  • Психическое здоровье, 7%

    Распознавание ситуаций, требующих творческого применения технических навыков, и их надлежащее выполнение, обеспечивающее высочайшее качество психиатрической помощи.

  • Ветераны, 6%

    Составление комплексных планов лечения для ветеранов и объяснение цели и процесса терапевтических и психиатрических рекомендаций во время сеансов обратной связи.

  • Планы лечения, 6%

    Участие в собраниях группы по проверке размещения, предоставление выписок о госпитализации по программе Medicaid, реабилитационных оценок, планов лечения и резюме.

  • Уход за пациентами, 5%

    Сотрудничество с поставщиками из различных областей психического и физического здоровья для обеспечения многопрофильного ухода за пациентами.

Некоторые из навыков, которые мы нашли в резюме клинического психолога, включали «Психологические услуги», «Групповая терапия» и «Психическое здоровье». Ниже мы подробно описали наиболее важные обязанности клинического психолога.

  • Наиболее важными навыками для клинического психолога на этой должности являются аналитические навыки.В этом отрывке, который мы взяли из резюме клинического психолога, вы поймете, почему: «Психологи должны исследовать информацию, которую они собирают, и делать логические выводы». Согласно найденным нами резюме, аналитические навыки могут быть использованы клиническим психологом для того, чтобы «на основе данных тестирования и других источников информации подготовить исчерпывающие психологические отчеты в соответствии с 18 USC». В обязанности психолога входит следующее: Честность.Согласно резюме клинического психолога, «психологи должны сохранять конфиденциальность проблем пациентов, и пациенты должны иметь возможность доверять опыту психологов в решении деликатных проблем». Посмотрите на этот пример того, как клинические психологи используют добросовестность: «Предоставлять все необходимые клинические психологические услуги в рамках этической сферы». Этот навык очень важен для выполнения повседневных обязанностей, как показано в этом примере из резюме клинического психолога: «Психологи должны проявлять терпение, потому что проведение исследований или лечение пациентов может занять много времени.Этот пример из резюме показывает, как используется этот навык: «Предоставление индивидуальных, детских и подростковых консультаций и психолого-педагогических услуг по терпению при воздействии домашнего насилия.
  • Для выполнения определенных обязанностей клинического психолога требуется навык «Коммуникативные навыки». пациентов или описания их исследований.В качестве примера, этот фрагмент был взят непосредственно из резюме о том, как применяется этот навык: «Опыт консультирования и лечения пожилых пациентов с психическими заболеваниями Сильные коммуникативные и межличностные навыки Отличный командный игрок.
  • Другим распространенным навыком, который может использовать клинический психолог, является «Навыки межличностного общения». Психологи изучают и помогают людям, поэтому они должны уметь хорошо работать с клиентами, пациентами и другими специалистами. за этот навык, указав это в своем резюме: «Группа содействия процессу терапии для ветеранов с межличностными и эмоциональными проблемами.
  • Хотя «Навыки решения проблем» указаны последними в этом списке навыков, не стоит недооценивать их важность для обязанностей клинического психолога. Этот навык описан в этом фрагменте резюме: «Психологам нужны навыки решения проблем для сбора информации, разработки исследовать, оценивать программы и находить методы лечения или решения психических и поведенческих проблем». Вот пример того, как используется этот навык: «Предоставление психотерапии для квалифицированных претендентов на компенсацию работникам с акцентом на обезболивание, разрешение травм, посттравматическое стрессовое расстройство.»
  • См. полный список навыков клинического психолога.

    Выяснив наиболее полезные навыки, мы перешли к вопросу о том, какое образование может помочь стать клиническим психологом. Мы обнаружили, что 41,7% клинических психологов имеют диплом бакалавра. Степень и 20,3% людей на этой должности получили степень магистра.Хотя большинство клинических психологов имеют высшее образование, вы также можете обнаружить, что, как правило, невозможно добиться успеха в этой карьере только со степенью средней школы.Фактически, наше исследование показывает, что каждый десятый клинический психолог не имеет высшего образования.

    Те клинические психологи, которые учатся в колледже, обычно получают либо степень в области клинической психологии, либо степень в области психологии. Менее распространенные степени для клинических психологов включают степени психологии консультирования или степени экспериментальной психологии.

    Когда вы будете готовы стать клиническим психологом, вам может быть интересно, какие компании нанимают клинических психологов.Согласно нашему исследованию с помощью резюме клинических психологов, клинические психологи в основном нанимаются Администрацией здравоохранения ветеранов, Медицинскими ресурсами и Kaiser Permanente. Сейчас самое время подать заявку, так как Управление здравоохранения ветеранов имеет 38 вакансий клинических психологов, 37 из них в Medical Resources и 32 в Kaiser Permanente.

    Если вас интересуют компании, в которых клинические психологи зарабатывают больше всего денег, вам следует подать заявку на вакансию в Sharp HealthCare, Sutter Health и Mount Sinai Health System.Мы обнаружили, что в Sharp HealthCare средняя зарплата клинического психолога составляет 122 065 долларов. В то время как в Sutter Health клинические психологи зарабатывают примерно 119 272 доллара. А в системе здравоохранения Mount Sinai их средняя зарплата составляет 115 887 долларов.

    Подробнее о зарплатах клинических психологов в США.

    Если вы получили степень в 100 лучших учебных заведениях США, вы можете заглянуть в разделы «Частная практика», «Клинические услуги» и «Kaiser Permanente».Эти три компании наняли значительное количество клинических психологов из этих учреждений.

    Чем может помочь психолог

    Обычно вы можете справиться с проблемами самостоятельно или при поддержке семьи и друзей. Но иногда вам может понадобиться кто-то со специальными навыками, подготовкой и опытом, чтобы помочь вам — профессионал, на которого вы можете положиться. Вот тогда вы можете поговорить с лицензированным клиническим психологом.

    По данным Национального института здоровья, около 22 процентов американцев в возрасте от 18 лет и старше нуждаются в помощи, чтобы справиться с чувствами и ситуациями, которые кажутся им неподвластными.

    Когда пора обращаться к психологу?

    Психологи посещают самых разных людей по самым разным причинам, включая супружеские и семейные проблемы, болезни или травмы, потерю любимого человека, беспокойство, одиночество, депрессию, психологические аспекты медицинских заболеваний, зависимости, поведенческие проблемы, нарушения питания и сна. , сексуальные проблемы, трудности на работе, проблемы с образованием и уход за пожилыми людьми. Психологи также помогают во время кризиса, стихийных бедствий и терроризма.

    Какими бы ни были ваши проблемы, вы можете положиться на лицензированного клинического психолога. Вместе, в доверительной и поддерживающей атмосфере, вы и ваш психолог будете работать над тем, чтобы понять и решить проблемы — проблемы, которые до сих пор, возможно, сопротивлялись вашим усилиям.

    Зачем обращаться к клиническому психологу?

    Клинический психолог — это высококвалифицированный специалист, который может оценивать, диагностировать и лечить эмоциональные и поведенческие проблемы. Психологи получают в среднем семь лет образования и обучения помимо степени бакалавра, включая докторскую степень в признанном университете.Минимум два года клинического опыта под наблюдением должны быть завершены в больницах и других медицинских учреждениях. Только после сдачи государственного экзамена психолог может заниматься самостоятельно.

    Какое лечение будет предоставлено?

    Ваш клинический психолог расспросит вас о вашей истории болезни и поговорит с вами, чтобы определить проблемы и определить подход к лечению, который подходит вам и вашим потребностям. Некоторые психологи могут проводить серию психологических тестов, чтобы помочь в оценке.

    Психолог может порекомендовать психотерапию, которая представляет собой разговорное вмешательство, помогающее узнать более эффективные способы решения проблем. Ваш психолог может также порекомендовать встретиться со всей вашей семьей или предложить вам принять участие в терапевтической группе. Психологи иногда используют специализированные методы, такие как биологическая обратная связь, модификация поведения и обучение управлению стрессом. В некоторых случаях психолог может направить вас к лечащему врачу или психологу, выписавшему рецепт, для физического осмотра или оценки лекарств.Для некоторых людей лечение включает только короткий срок терапии; для других потребуется больше времени для работы над проблемами, которые накапливались годами. Частота психотерапии обычно составляет один или два раза в неделю. Лечение может проводиться амбулаторно или в условиях стационара.

    Насколько полезно психологическое лечение?

    Опрос, проведенный Consumer Reports в 1995 году, показал, что почти все, кто обращался за психологической помощью, испытывали некоторое облегчение, которое избавляло их от беспокойства и делало их жизнь более приятной.

    Психологическое лечение — очень эффективный способ получить помощь в решении жизненных проблем. Психологи постоянно проводят исследования эффективности лечения, и результаты этих исследований доводятся до вашего терапевта. Психологи воздерживаются от использования спорных или неэффективных методов лечения.

    Что спросить до или во время первого приема

    Вот несколько вопросов, которые вы можете задать:

    • Сколько лет вы занимаетесь?
    • Есть ли у вас опыт решения моей конкретной проблемы?
    • Как бы вы подошли к решению моей конкретной проблемы?
    • Каковы ваши сборы?
    • Вы принимаете мою страховку?

    Как оплатить психологическое лечение?

    Частное страхование иногда покрывает часть стоимости психиатрических услуг.Лучший способ проверить, застрахованы ли вы, — это позвонить по номеру телефона, указанному в вашей страховой карточке, и спросить о ваших льготах по психическому здоровью или найти информацию о страховом покрытии в Интернете. Спросите, есть ли франшиза или доплата, нужна ли вам предварительная авторизация, есть ли ограничение на количество сеансов и нужно ли вам направление от вашего врача. Если вы застрахованы Medicare или Medicaid, обратитесь в эти агентства за описанием льгот.

    Если у вас нет страховки, вы будете нести ответственность за оплату лечения.Некоторые терапевты примут более низкую плату в случае финансовых трудностей или могут предложить план оплаты.

    Психологи обязаны защищать вашу конфиденциальность

    Психологи обязаны соблюдать строгие правила конфиденциальности. Поговорите со своим психологом о любых ограничениях конфиденциальности. Некоторая ваша личная медицинская информация может быть раскрыта для получения страхового возмещения. С вашего согласия ваш психолог может связаться с другими лицами, участвующими в вашем лечении, например, с врачами, больницами и предыдущими терапевтами.

    Как мне найти психолога?

    Есть несколько способов найти психолога.

    • Попросите друга или врача порекомендовать психолога.

    • Позвоните в свою медицинскую страховую компанию. Многие люди сегодня имеют планы страхования, которые направляют их к психологам, которые возмещаются их страховщиком.

    • Обратитесь в местную больницу, центр психического здоровья, место отправления культа или введите слово «Психологи» в онлайн-поисковике.

    • Позвоните в Психологическую ассоциацию штата Иллинойс по телефону 312–372–7610 или посетите раздел направлений на этом веб-сайте, чтобы получить направление к психологу.Все психологи, направленные Иллинойсской психологической ассоциацией, имеют лицензию и застрахованы.

    Часть предыдущего контента адаптирована из брошюры «Поговори с тем, кто может помочь», [email protected]

    Чем занимается клинический психолог?

    Термин «клинический психолог» используется законодателями и другими в общем разговоре, когда они говорят о лицах, занимающихся каким-либо видом психологического вмешательства. Основная область путаницы находится между психологией консультирования и клинической психологией.Клиническая психология, однако, является специализацией в области психологии. Он отличается от многих других типов своими целями, используемыми инструментами, образовательными требованиями и своей перспективой.

    Клиническая и консультационная психология

    Понятно, что между этими двумя типами должна быть путаница. Оба используют методы психотерапии и проводят индивидуальную терапию и консультирование. Хотя изначально они были совсем другими. Термин «клинический» происходит от греческого слова «kline», обозначающего кровать.Клиническая практика любого типа вначале подразумевала лечение больного у его постели. «Советник» происходит от другого слова «consulere», латинского термина, означающего советовать или советовать.

    Клиническая перспектива

    В конце 1800-х и начале прошлого века психологи в основном занимались научными исследованиями. Клиники, специализирующиеся на оценке и «лечебных услугах». Настоящая психотерапия была предоставлена ​​психиатрам. Постепенно психологи стали применять результаты своих исследований для решения проблем поведения и трудностей в обучении.После Второй мировой войны эти специалисты были необходимы для удовлетворения многочисленных потребностей травмированных военнослужащих, и Управление по делам ветеранов набрало и обучило их.

    Консультативная психология

    Психологи-консультанты начинали как профессиональные консультанты и консультанты по вопросам образования. Когда в Америке разразилась промышленная революция, эти психологи давали советы по карьере. Стало очевидным, что люди с определенными личностными чертами более успешны в одних профессиях, чем в других. Они начали использовать инструменты оценки, такие как тесты на пригодность, чтобы измерить потенциал работников для достижения успеха в своей работе.На этих психологов также повлияла Вторая мировая война, поскольку их опыт помощи в решении поведенческих проблем, возникающих в результате травмы, привел к большему удовлетворению солдат, возвращающихся на гражданскую работу. В конце концов, согласно статье на веб-сайте Общества психологов-консультантов, основное внимание психологов-консультантов уделялось общему психическому здоровью.

    Однако рассматриваемый вопрос касается клинической психологии, поэтому внимание обращается в этом направлении. Чем занимается клинический психолог?

    Лицам с психическими, эмоциональными или поведенческими расстройствами рекомендуется обращаться за услугами клинического психолога — медицинского специалиста, занимающегося диагностикой и лечением таких расстройств.Такой человек может иметь опыт в одной из различных областей специализации в психологии, включая детскую психологию, нейропсихологию, геропсихологию и психологию здоровья.

    Междисциплинарный

    Клиническая психология может пересекаться и использовать практики образования и медицины, а также других дисциплин. Часто клинический психолог работает в команде профессионалов, занимающихся такими вопросами, как влияние поведенческих проблем ребенка на его обучение. Эти психологи также могут быть вовлечены в значительный объем исследований.

    Сосредоточьтесь на аномалии

    В то время как другие отрасли психологии могут рассматривать методы обучения и модификации поведения, чтобы помочь «нормальным» людям достичь целей, клинические психологи работают с «аномальной психологией». Профессионалы избегают использования этого стигматизирующего термина, но эти области могут включать такие психопатологии, как депрессия, обсессивно-компульсивное расстройство и другие.

    По данным Бюро статистики труда США, человек должен получить степень бакалавра в соответствующей области, такой как психология и клиническая психология; пройти дополнительное обучение, предполагающее получение степени магистра и доктора клинической медицины; и обладают необходимыми профессиональными навыками, включая умение слушать, терпение и хорошие навыки решения проблем.

    Образование

    Степень бакалавра психологии даст фундаментальные знания для работы консультантом или лайф-коучем. Люди со степенью бакалавра могут работать в больницах и других учреждениях, предоставляя базовые консультации по вопросам здоровья, планирование выписки и другие виды помощи. Чтобы стать клиническим психологом, необходимо получить ученую степень. Имея степень магистра клинической психологии, люди могут начать карьеру в качестве консультантов по злоупотреблению психоактивными веществами, школьных консультантов, терапевтов по вопросам брака и семьи и других полезных должностей.Однако реальное преимущество степени магистра в этой области — это шаг к докторской степени. На самом деле, профессиональное лицензирование клинического психолога требует наличия докторской степени.

    Хотя обязанности психолога различаются в зависимости от области его специализации, независимо от того, является ли он частным или наемным врачом, его три основные обязанности включают оценку состояния пациентов, диагностику расстройств пациентов и предложение подходящих планов лечения пациентов.

    Оценка состояния пациентов

    Для оценки пациента клинический психолог запрашивает информацию у самого пациента, его супруги или родственников. Как интервьюер, он должен хорошо общаться с пациентом, чтобы пациент мог свободно открыть свое мнение и предоставить необходимую информацию. Терпение также является важным навыком во время интервью, поскольку некоторые пациенты могут медленно говорить или их нужно долго уговаривать, прежде чем дать информацию.Из информации, полученной от пациента, его супруга или родственников, психолог может узнать о проблеме пациента. Помимо опроса пациента, психолог может наблюдать за действиями пациента, чтобы определить его проблему. Обращение к истории болезни или медицинской карте пациента также является еще одним способом получения информации о пациенте.

    Психологическое тестирование и оценка

    Еще одним инструментом, используемым при оценке, является психологическое тестирование. Термин звучит зловеще, но APA.org говорит, что это похоже на концепцию медицинского тестирования. Медицинским пациентам, у которых проявляются определенные симптомы, может быть рекомендовано пройти анализы крови, стресс-тесты сердца и другие обследования. Результаты помогают врачу определиться с курсом лечения. Точно так же психологические «пациенты», проявляющие определенные симптомы, проходят целевые психологические тесты.

    Например, у ребенка могут быть трудности с обучением по разным причинам. Среди других причин могут быть проблемы с поведением, проблемы с памятью, отсутствие способностей или проблемы со здоровьем.У человека, испытывающего трудности на работе или в отношениях, могут быть проблемы с управлением гневом, депрессия, тревога или даже бред.

    Тестирование включает в себя использование стандартизированных или нормативных тестов, которые одинаково оцениваются любым, кто их проводит. Затем результаты сравниваются с показателями аналогичных людей. Оценки, с другой стороны, включают стандартное тестирование, опросы и неформальные тесты, медицинские записи, информацию от других специалистов и другие материалы.
    Точно так же, как пациентам назначают разные медицинские тесты, психологические тесты подбираются под нужды конкретных клиентов.

    Диагностика состояния пациента

    Диагноз следует за оценкой и включает в себя анализ информации, полученной психологом от пациента во время оценки, и применение соответствующих диагностических методов для определения точного состояния, от которого страдает пациент. Одним из таких применимых методов является Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, или DSM-IV-R.

    Постановка диагноза помогает психологу понять, в каком направлении пойдет лечение. Это экономит много времени на «изобретение велосипеда», поскольку клиницист может посмотреть схемы лечения клиентов с похожими диагнозами. Еще одна цель, которой служит диагноз, заключается в том, что он придает плану лечения доверие в целях страхования. Большинство планов страхования требуют официального диагноза, прежде чем они будут платить за лечение.

    Рекомендации по лечению

    Рекомендации по лечению обычно даются после постановки диагноза и включают выбор подходящего плана лечения на основе результатов диагностики.Психолог может принять решение о реализации плана лечения самостоятельно или направить пациента к другому врачу, более специализирующемуся на рассматриваемом заболевании. Направление также необходимо, если состояние пациента тяжелое. Поскольку клиническая психология не включает в себя введение лекарств пациентам, психолог может только назначать лечение, такое как семейная терапия, поведенческая терапия и гипнотерапия, которые включают консультирование пациентов, чтобы улучшить их состояние.Однако направление пациентов к врачам, имеющим право проводить медикаментозное лечение, является обязанностью психолога.

    Лечебные инструменты

    Клинические психологи, как и все психологи, используют в лечении инструменты. Некоторые из них встречаются в различных видах психотерапии. Фактически, Журнал Psychology Today перечисляет почти столько видов психотерапии, сколько букв в алфавите. Например:

    Терапия принятия и приверженности

    Этот тип терапии включает в себя помощь клиенту принять, а не избегать или отрицать проблемы в своей жизни, и взять на себя обязательство внести изменения, направленные на решение этих проблем.Он используется при лечении хронической боли, депрессии, стресса, горя и других проблем.

    Прикладной анализ поведения

    Эта стратегия включает в себя развитие навыков поведения, таких как гигиена, коммуникативные навыки, учеба и другие. Он часто используется при лечении клиентов с аутизмом.

    Биологическая обратная связь

    Клиницисты наблюдают за физическими реакциями на такие ситуации, как стресс и другие ситуации, а затем объясняют свои реакции клиенту. Например, людей, испытывающих сильную тревогу, можно научить замедлять дыхание и частоту сердечных сокращений.Это особенно полезно при бессоннице, обезболивании и других проблемах.

    Когнитивно-поведенческая терапия

    Этот подход основан на убеждении, что образ мыслей человека влияет на то, как он реагирует на ситуации. Это метод решения проблем, который может помочь клиентам изменить то, как они справляются со сложными жизненными проблемами, такими как страх, боль и обсессивно-компульсивное поведение.

    Эклектическая терапия

    Врач, применяющий эту терапию, одновременно использует несколько различных подходов в зависимости от того, какой из них лучше всего работает с клиентом.

    Трансперсональная терапия

    Трансперсональная терапия — это холистический метод лечения, в котором упор делается на честность и положительный опыт.
    В наборе инструментов клинического психолога есть много других методов терапии, в том числе такие лекарства, как флуоксетин и сертралин, которые назначаются врачом или психиатром, с которым работает психолог.

    Дорожная карта карьеры клинической психологии

    Бюро статистики труда прогнозирует средний рост числа рабочих мест в период с 2018 по 2028 год.Однако перспективы лучше для тех, кто имеет докторские степени и специализации. Средняя заработная плата в 2019 году составила
    80 370 долларов. Однако выпускники докторантуры не ограничиваются клиентоцентрированной психологией. Люди со степенями в области психологии этого типа работают консультантами, в исследованиях, в медицинских учреждениях как неотъемлемая часть групп по уходу за пациентами, в академических кругах и в частной практике. Заработная плата во многом зависит от специализации и географического положения. Калифорния и штат Нью-Йорк возглавляют список зарплат с 111 750 и 96 170 долларов соответственно.

    Как указывалось выше, первый шаг к тому, чтобы стать клиническим психологом, — это получение степени бакалавра. После этого студенты поступают на магистерские программы по психологии со специализацией в области клинической психологии. Однако большинство обладателей степени магистра находятся под руководством тех, кто имеет докторскую степень. Степени сегодня должны включать курсы по культурному разнообразию и стрессу наряду с письменным и устным общением. Статистика и математика являются важными компонентами, потому что исследования являются жизненно важной частью этой карьеры.Докторские степени должны основываться на специализации и предлагать возможности для исследований, стажировок и практики. Эти программы обычно занимают от пяти до семи лет обучения и требуют, чтобы выпускники сдали комплексный экзамен, а также написали и защитили диссертацию. Как правило, они также должны пройти как минимум годовую стажировку. После окончания аккредитованной докторской программы те, кто хочет сделать карьеру в этой области, должны получить лицензию. Требования для лицензирования варьируются в зависимости от штата, но обычно включают не менее 1000 часов клинических часов под наблюдением в течение как минимум двенадцати месяцев.Кандидаты на получение лицензии также должны сдать экзамен на профессиональную практику в области психологии и еще один экзамен, характерный для каждого штата, который позволяет определенным кандидатам понимать законы штата о психологической практике. После этого они подадут заявку на получение лицензии и зарегистрируются в штате. После того, как лицензия предоставлена, профессионалы должны получить кредиты на непрерывное образование.

    Таким образом, клиническая психология является одним из различных направлений психологии, целью которого является помощь пациентам с психическими, эмоциональными и психологическими расстройствами в улучшении их состояния.Расстройства, с которыми занимается психолог, включают злоупотребление психоактивными веществами, расстройства пищевого поведения, тревогу и депрессию. В зависимости от специальности, которой он владеет, клинический психолог может оказывать услуги в различных учреждениях, в том числе в больницах, психиатрических больницах, отделениях полиции, воинских частях и университетах, или может решить заниматься своей профессией в частном порядке.

    Существуют программы на получение степени для людей, желающих продолжить карьеру в качестве лайф-коучей. Существуют также программы и процедуры лицензирования для тех, кто хочет стать консультантами.Путь к тому, чтобы стать профессиональным клиническим психологом, длиннее и сложнее, чем любой из них. Итак, чем занимается клинический психолог? Их ценят и уважают, они являются жизненно важными практиками на «полях помощи» нашей культуры. Эти специалисты, как и врачи, проходят строгий курс подготовки и профессионального поведения, что гарантирует их компетентность. Кроме того, как и в области медицины, психология постоянно меняется, и инновации всегда на горизонте.Учитывая стаж работы в этой области, высокую заработную плату, независимость и способность реально изменить жизнь клиентов, несколько исследований этих психологов показали высокий уровень удовлетворенности работой.

    Связанные ресурсы:

    Все, что вам нужно знать о том, как стать клиническим психологом

    Клинический психолог — это медицинский работник, в сферу деятельности которого входит психическое и эмоциональное здоровье своих пациентов.По данным Американской психологической ассоциации (АПА), клиническая психология является одной из крупнейших специальностей в области психологии.

    Чем занимается клинический психолог?

    Повседневная работа клинического психолога включает оценку пациентов, разработку планов лечения и управление психологическим здоровьем пациентов. Они обучены лечить различные состояния с использованием широкого спектра психотерапевтических методов и подходов, которые они адаптируют к конкретным потребностям своих пациентов.

    Работа клинического психолога с пациентами для лечения различных состояний, связанных с поведенческим и психическим здоровьем, включая, помимо прочего, следующие: расстройство

  • Обсессивно-компульсивное расстройство
  • Зависимость
  • Злоупотребление психоактивными веществами
  • Клинические психологи также могут лечить пациентов, у которых нет какого-либо определенного психического состояния или диагноза, но которым нужна помощь в преодолении стрессовых факторов в их жизни, таких как развод, хронические заболевания, выгорание, связанное с работой, и трудности в обучении.Лечение пациента с любой из вышеперечисленных проблем является сложным, поэтому клинические психологи часто проводят большую часть времени приема своих пациентов, обсуждая, как эти состояния влияют на повседневную жизнь человека.

    Работа большинства клинических психологов сосредоточена на беседах со своими пациентами для решения проблем с использованием таких терапевтических методов, как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) или психодинамическая терапия. Хотя они, как правило, не уполномочены назначать лекарства, клинические психологи направят своих пациентов к психиатру, когда лекарства необходимы как часть лечения.

    Эти специалисты также являются практиками, ответственными за проведение психологического тестирования в судах, больницах, вооруженных силах или школах.

    Как стать клиническим психологом?

    Для того, чтобы стать клиническим психологом, требуется около 8-12 лет обучения. Клинические психологи сертифицированы Американским советом клинической психологии. Прежде чем получить сертификат совета директоров, а затем лицензию своего штата, эти специалисты должны сначала получить необходимые степени, а затем сдать экзамен, чтобы подтвердить свою компетентность, и выполнить любые другие условия, установленные советом.

    Большинство клинических психологов сначала получают степень бакалавра психологии, чтобы изучить основы психологической теории. В то время как некоторые программы магистратуры действительно принимают соискателей со степенью бакалавра в других областях обучения, наиболее настоятельно рекомендуется степень в области психологии.

    После получения степени бакалавра клинические психологи переходят в аспирантуру, чтобы получить степень доктора психологии. В то время как некоторые студенты сразу после окончания бакалавриата сразу переходят в докторантуру, некоторые предпочитают сначала получить степень магистра, что может занять больше времени.

    Прежде чем подать заявку на сертификацию совета, будущие клинические психологи должны сначала получить степень доктора философии (Ph.D.) или доктора психологии (Pys. D.). Какую степень выберет клинический психолог, будет зависеть от карьерного пути, который они планируют выбрать. Большинство докторов наук программы сосредоточены на исследованиях и экспериментальных методах для психологов, где Pys.D. программы больше ориентированы на помощь психологам в подготовке к работе с пациентами в клинических условиях.

    Какие навыки вам нужны, чтобы стать клиническим психологом?

    Большинство клинических психологов получают большинство навыков, необходимых для достижения успеха в этой области, по мере прохождения программ бакалавриата и докторантуры.Для их работы необходимо знание различных типов методов психологической терапии.

    Умение слушать имеет решающее значение для клинических психологов, поскольку большая часть их работы сосредоточена на том, чтобы услышать подробности того, как состояние их пациентов влияет на их повседневную жизнь. Помимо способности слушать и понимать проблемы своих пациентов, психологи также должны уметь применять навыки решения проблем, чтобы помочь пациентам справиться с их проблемами.

    Клиническим психологам также необходимо использовать такие навыки, как наблюдение и критическое мышление, при оценке пациентов, постановке диагнозов и лечении пациентов.Работа с пациентами требует мягких навыков, таких как терпение, сочувствие и сострадание. Навыки общения также необходимы для четкой и эффективной проработки планов лечения с пациентами.

    Какова средняя зарплата клинического психолога?

    По данным Бюро статистики труда США (BLS), средняя зарплата клинического психолога в 2020 году составляла 89 290 долларов. Сообщается, что у клинических психологов, работающих в амбулаторных центрах, самая высокая средняя зарплата среди специалистов — 109 100 долларов.

    Зарплата клинического психолога также зависит от местоположения. По данным BLS, клинические психологи, живущие в Калифорнии, получали самую высокую среднюю зарплату в 2020 году, зарабатывая 115 830 долларов в год.

    Какова типичная карьера клинического психолога?

    После окончания школы, получения сертификата совета и лицензии в своем штате у клинического психолога есть несколько возможных карьерных путей. Некоторые предпочитают предоставлять консультационные услуги в таких местах, как центры стационарного лечения, больницы или другие медицинские учреждения, в то время как другие занимаются частной практикой.

    Помимо работы непосредственно с пациентами в медицинских учреждениях, некоторые клинические психологи предпочитают работать в исследовательских учреждениях, а также в школах, тюрьмах, государственных учреждениях и вооруженных силах.

    Клинические психологи также могут специализироваться в различных областях практики, таких как наркомания, судебная психология, детская психология и управление персоналом. Эти специальности часто определяют, по какому пути пойдет карьера клинического психолога.

    Где найти работу клинического психолога

    Ожидается, что занятость клинических психологов будет расти такими же темпами, как и в среднем по большинству других профессий, согласно BLS, примерно на 3% в течение следующего десятилетия.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.