Какие бывают стереотипы: Стереотипы в межкультурной коммуникации Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Содержание

Стереотипы в межкультурной коммуникации Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

ISSN 2304-120X

ниепт

научно-методический электронный журнал

Чеснокова Л. В. Стереотипы в межкультурной коммуникации // Концепт. -2015. — № 04 (апрель). — ART 15107. — 0,5 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2015/15107.htm. — Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. — ISSN 2304-120X.

ART 15107

УДК 316.77

Чеснокова Леся Владимировна,

аспирант кафедры философии ФГБОУ ВПО «Омский государственный педагогический университет», г. Омск

[email protected]

Стереотипы в межкультурной коммуникации

Аннотация. В статье рассматривается роль стереотипов в межкультурной коммуникации. Отмечается, что они являются естественным психологическим механизмом, позволяющим редуцировать сложность окружающего мира, укладывать беспорядочный поток впечатлений в привычные схемы и стандарты. К негативным характеристикам стереотипов следует отнести тот факт, что они излишне обобщают и упрощают черты представителей других культур, игнорируя их индивидуальные особенности.

Ключевые слова: культура, стереотипы, межкультурная коммуникация, предрассудки, образ Другого.

Раздел: (03) философия; социология; политология; правоведение; науковедение.

В нашей повседневной действительности мы постоянно сталкиваемся с заранее заданными представлениями о представителях других культур и национальностей, хотя часто даже не осознаем этого. Наше отношение к их индивидуальным и коллективным особенностям детерминировано подобными суждениями, приписывающими целой социальной группе определенные свойства характера или манеру поведения. Эти заранее заданные представления принято называть стереотипами.

«Этнический стереотип (от др.-греч. stereos — “твердый” + typos — «отпечаток”, “образ”) — упрощенный, схематизированный, эмоционально окрашенный и весьма устойчивый образ какой-либо этнической группы, легко распространяемый на всех ее представителей» [1]. Слово «стереотип», так же как и «клише», происходит из терминологии техники книгопечатания, которая ранее основывалась на том, что с помощью составленных на печатной пластине (стереотипе) в определенной последовательности букв и строчек можно было сделать множество одинаковых оттисков одного и того же текста.

Механизмы стереотипизации изучаются в разных науках: лингвистике, социологии, психологии, культурологии. Различают два вида этнических стереотипов: автостереотипы — представления о своей этнической общности — и гетеростереотипы -представления о других народах. Гетеростереотипы формируются как в результате личных встреч с представителями других культур, так и под влиянием литературы, кино, рекламы, средств массовой информации.

Восприятие чужой культуры бывает разных уровней сложности: от профессиональных этнографических, страноведческих и социологических трудов о других культурах до крайне примитизированных, нередко идеологически негативно окрашенных произведений массовой культуры. Средства массовой информации зачастую тиражируют имеющиеся стереотипы, транслируя готовые упрощенные схемы и шаблоны, которые преувеличивают черты сходства и игнорируют различия представителей других культур.

Благодаря распространенности подобных источников при встрече с иностранцами человек обладает набором уже имеющихся стереотипов. Нет людей, полностью свободных от таких клише, можно говорить лишь о разной степени стереотипизации сознания, которая зависит как от индивидуальных особенностей психики коммуникантов (степени терпимости, доброжелательности и т. п.), так и от наличия опыта межкультурной коммуникации.

1

ISSN 2Э04-120Х

ниепт

научно-методический электронный журнал

Чеснокова Л. В. Стереотипы в межкультурной коммуникации // Концепт. -2015. — № 04 (апрель). — ART 15107. — 0,5 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2015/15107.htm. — Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. — ISSN 2304-120X.

Немецкая точность, английская вежливость, французская галантность, итальянская темпераментность, финская медлительность, русский «авось» — все это стереотипные представления о нациях, распространяющиеся на всех ее представителей. Формирование стереотипов связано с историей межнационального и межкультурного взаимодействия разных народов.

Стереотипы играют большую роль в восприятии, осмыслении и оценке окружающей реальности, прогнозировании событий и реакции на них. Наличие стереотипов, как правило, не рефлектируется сознанием: они воспринимаются как нечто объективное и редко подвергаются переосмыслению. «Такие «законсервированные” оценки принимаются и используются в повседневном речевом общении, даже при полном отсутствии конкретного личного опыта с представителями упомянутой национальности» [2].

Стереотипы являются не только индивидуальным психологическим, но и социальным феноменом. В процессе социализации ребенок неосознанно перенимает бытующие в обществе представления относительно других групп населения. Впоследствии человек, как правило, неосознанно использует их и передает следующим поколениям. Укоренившиеся стереотипы существуют длительное время и меняются лишь под воздействием значительных перемен общественного мнения.

В обыденном понимании слова «стереотип», «стереотипный» имеют негативную окраску, так как ассоциируются с чем-то шаблонным и неоригинальным. Однако в межкультурной коммуникации отношение к ним не столь однозначное, так как стереотипные представления о национальных характерах в той или иной степени присутствуют в сознании каждого человека.

Встречаясь с представителями других культур, человек проявляет естественную склонность воспринимать их поведение с позиции своей собственной. Никто не способен составить себе совершенно объективное представление об определенной группе лиц или постоянно воспринимать огромное количество аспектов окружающего мира во всех подробностях. В этом отношении склонность подводить под уже имеющиеся категории неизвестные и сложные явления действительности является естественным свойством человеческой натуры.

Стереотипы существовали во всех исторических эпохах. Их содержание менялось в зависимости от экономических, политических и социально-культурных условий. Как отмечает А. П. Садохин, в процессе интерпретации поведения представителей другой культуры «содержание казуальной атрибуции во многом определяется стереотипными представлениями каждой из сторон о другой — это представления об образе жизни, обычаях, нравах, привычках, т. е. о системе этнокультурных свойств того или иного народа. Основу таких представлений составляют упрощенные ментальные репрезентации различных категорий людей, преувеличивающих сходные качества между ними и игнорирующие различия» [3].

Невозможно быть полностью избавленным от национальных стереотипов. Психологические исследования показывают, что даже частые контакты с другими народами могут лишь увеличивать имеющиеся стереотипы. Причина заключается в том, что люди склонны к тому, чтобы при наблюдении за другими людьми обращать внимание на те особенности поведения, которые подтверждают уже имеющиеся представления. «Если при общении с представителями другой культуры наблюдается некая особенность, которая подтверждает ранее имеющиеся представления, то они еще сильнее закрепляются согласно девизу «я сам это видел”» [4]. Стереотипы являются естественной реакцией человеческой психики, облегчая интерпретацию информационных потоков.

Основная причина возникновения национальных стереотипов — это человеческая склонность делить людей на «своих» и «чужих». Восприятие иных, непривычных форм

2

о

Huem

научно-методический электронный журнал

ISSN 2304-120Х

Чеснокова Л. В. Стереотипы в межкультурной коммуникации // Концепт. -2015. — № 04 (апрель). — ART 15107. — 0,5 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2015/15107.htm. — Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. — ISSN 2304-120X.

поведения является неотъемлемой частью межкультурной коммуникации. «Образы Чужого неразрывно связаны с образами себя, с личными или коллективными представлениями о самих себе. Представления о Чужом расположены между двумя полюсами враждебности и очарованности. Образы Чужого — это социальные конструкты» [5].

Негативное восприятие иных культур как минимум до конца Второй мировой войны определяло картину мира, в которой существовало четкое противопоставление своего и чужого. Другое, чуждое, непривычное, не укладывающееся в стандарты собственной культуры, часто воспринималось как угроза.

Информирование. Стереотипы в той или иной степени содержат в себе объективную информацию об окружающем мире (хотя и являются результатом избыточного обобщения действительных черт или качеств представителей других культур).

Благодаря им мы имеем некоторое представление о тех людях, с которыми никогда не сталкивались в реальной жизни и об особенностях которых знаем лишь понаслышке. Так, всем доводилось слышать, что французы галантные, немцы пунктуальные, а итальянцы шумные и темпераментные.

Категоризация. Стереотипы помогают нам разбить поступающий поток информации на определенные категории. Возникновение стереотипов тесно связано с особенностями человеческого восприятия, с общими стратегиями формирования ментальных образов. Многообразие мира воспринимается нами только благодаря тому, что мы категоризируем объекты. Например, мы делим людей на белых и черных, больших и маленьких, толстых и худых. Стереотипный образ мышления служит тому, чтобы переработать сложную реальность.

Ориентация в окружающем мире. Стереотипы позволяют нам ориентироваться в окружающем мире. Они когнитивно необходимы и служат индивидуальному и социальному ориентированию в огромном массиве информации, помогая обработать, структурировать, уложить ее в готовые схемы. Если вновь поступающая информация соответствует уже имеющимся формам, она обрабатывается, если нет — возникает когнитивный диссонанс.

С помощью стереотипизации удается создать «упрощенную матрицу окружающего мира, в ячейки которой, опираясь на стереотипы, «расставляются” определенные социальные группы» [6]. В результате на основе стереотипных признаков люди распределяются по группам, всем членам которых приписывается стандартное, общее для всех мышление и поведение.

Редукция сложности. С психологической точки зрения механизм возникновения стереотипов можно объяснить принципом «экономии усилий, свойственным повседневному человеческому мышлению. Данный принцип означает, что люди не стремятся реагировать на окружающие их явления каждый раз по-новому, а подводят их под имеющиеся категории» [7]. Постоянно меняющийся мир перегружает психику человека новой информацией и заставляет его классифицировать ее в наиболее удобные и привычные модели, наводя в мире «порядок». Это ведет к селективному восприятию получаемых впечатлений.

В современной теории когнитивизма принято полагать, что «стереотипы образуют важную составную часть когнитивного аппарата для обработки сложной социальной информации. Согласно этой теории, стереотип — это ментальная схема» [8]. Система стереотипов — это упорядоченная, более или менее постоянная картина мира, в котором люди и вещи имеют свое хорошо известное место и ведут себя предсказуемо, так, как от них ожидается.

Функции стереотипов

3

ISSN 2Э04-120Х

ниепт

научно-методический электронный журнал

Чеснокова Л. В. Стереотипы в межкультурной коммуникации // Концепт. -2015. — № 04 (апрель). — ART 15107. — 0,5 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2015/15107.htm. — Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. — ISSN 2304-120X.

Идентификация со своей группой. Стереотипы создают чувство групповой принадлежности и ограничивают свою группу от негативно воспринимаемых чуждых групп (функция отграничения). Они основаны на свойстве человека делить окружающий мир на «своих» и «чужих». Как правило, «свои» воспринимаются более положительно, чем «чужие», и более дифференцированно, «чужие» же — более однообразно. Подобный феномен является результатом этноцентризма — стремления судить о людях, исходя из норм своей культуры.

Представители собственной культуры — это группа людей, которая схожа в определенных аспектах своего мышления, чувств и поступков. Осознание принадлежности к данной группе одновременно означает отграничение от других групп.

При столкновении с другой культурой обычно пытаются, «исходя из собственной культуры и привычного культурного вокабуляра, выяснить, присутствует ли в чужой культуре “Свое” и с какими альтернативными вариациями или эквивалентами там стоит считаться. При этом нередко свою сомнительную роль играют проекции» [9]. В итоге в чужой культуре находят привычные образцы поведения, но результаты находок часто оцениваются как недостаточные или неполноценные. При этом решающую роль играют собственные масштабы и перспективы. Типичным примером может послужить «универсальная» логика развития человечества, образцом для которого выступает западная цивилизация.

При столкновении с чужой культурой немалую роль играет ностроцентризм, когда собственная точка зрения и собственный опыт обобщаются и абсолютизируются. Это, как правило, происходит неосознанно.

Защита ценностей своей группы. Стереотипы служат образованию положительного имиджа и идентификационных образов собственной культуры. В результате стереотипизации происходит оценочное сравнение чужой и своей культур, и тем самым производится попытка защитить ценности и традиции своей группы. В связи с этим стереотипы являются «защитным механизмом, служащим для сохранения позитивной идентичности собственной культурной группы. Такое разграничение связано с понятием ингруппового фаворитизма, подразумевающего формирование более позитивного образа собственной культуры по сравнению с другими» [10]. Негативные стереотипы приписываются «чужим» для того, чтобы сохранить по контрасту положительные представления о самих себе.

В процессе социализации человек неосознанно перенимает господствующие в обществе стереотипы. Как отмечает Р. Хорт, наше восприятие окружающего мира пристрастно. «Многочисленные факторы, такие как интересы, опыт, потребности, мотивы и т. д., определяют селективное восприятие, оценку и интерпретацию воспринимаемого. В зависимости от того, какая оценка доминирует в обществе в настоящий момент, будет сформирована индивидуальная субъективная оценка в соответствии с общественно заданными субъективными категориями» [11].

Очевидно, что стереотипы и предрассудки потому так распространены и не подвержены изменениям, что они содержат в себе целый ряд положительных эффектов для собственной самоидентификации: они упрощают ориентацию в сложном социальном мире, защищают нормы и ценности своей культуры, создают чувство социальной и культурной принадлежности, а также легитимируют неприязненное отношение к представителям других групп.

Ослабление культурного шока. Стереотип означает упрощение сложных социальных реалий до уровня обыденного сознания. Стереотипы упрощают и дифференцируют окружающий мир, помогая человеческому сознанию «навести в нем порядок». По

4

ISSN 2304-120X

ниепт

научно-методический электронный журнал

Чеснокова Л. В. Стереотипы в межкультурной коммуникации // Концепт. -2015. — № 04 (апрель). — ART 15107. — 0,5 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2015/15107.htm. — Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. — ISSN 2304-120X.

словам С. Г. Тер-Минасовой, «при всем своем схематизме и обобщенности стереотипные представления о других народах и других культурах подготавливают к столкновению с чужой культурой, снижают культурный шок» [12]. Тем самым, несмотря на присущие им недостатки, стереотипы позволяют человеку составить представление о мире в целом, выйти за рамки своего узкого социокультурного окружения.

Свойства стереотипов

Упрощенность. Чем лучше человек знаком с кем-либо, тем, как правило, более дифференцирован у него его образ. Так, наиболее дифференцированными являются в нашем сознании образы родственников и близких друзей. Но, несмотря на это, образы других людей никогда полностью не соответствуют действительности. Поэтому легко себе представить, насколько примитивнее и схематичнее наши представления о людях, живущих в совершенно иных географических, экономических и культурных условиях. Поэтому неудивительно, что при общении представителей сильно отличающихся друг от друга культур с радикально противоположными нормами и ценностями часто возникает непонимание партнера по диалогу.

Оценочность. Стереотипы часто эмоционально окрашены симпатиями и антипатиями. Одни и те же черты, в зависимости от того, принадлежат ли они своей или чужой группе, вызывают разную оценку. То, что у представителей собственной культуры оценивается как экономность, у иностранцев воспринимается как скупость, а собственная серьезность может быть интерпретирована у других как отсутствие чувства юмора.

На другом конце шкалы образов восприятия Чужого находится восхищение другими культурами, которые иногда воспринимаются как противоположность недостаткам собственной культуры и общества. Чужое в данном случае воспринимается как нечто привлекательное, противоположное привычкам и рутине, дающее обогащение своего опыта. Этот стереотип предлагает приукрашенные представления о других странах, отличающиеся от повседневной жизни.

Ригидность. Примечательно, что даже опыт непосредственного общения с представителями других культур редко приводит к корректировке стереотипов. В этом случае существующий стереотип продолжает считаться нормой, а наш личный опыт попадает в категорию исключений, которые только подтверждают правило.

Получая информацию из окружающего мира и преломляя ее через призму своего восприятия, люди склонны в большей степени доверять тем фактам, которые подтверждают привычные, устоявшиеся мнения. «Игнорирование или умаление значимости тех сведений, которые противоречат взглядам личности или не укладываются в рамки ее взглядов и представлений, является своего рода самообманом, средством самозащиты от всего нового и непонятного» [13].

По этой причине уже сформированные стереотипы с трудом поддаются модификации. Многие стереотипные представления о других народах берут начало еще в XVIII—XIX вв. и исчезают или трансформируются очень медленно и с большим трудом.

Таким образом, роль стереотипов не поддается однозначной оценке. С одной стороны, они являются нормальным и необходимым результатом работы человеческой психики, позволяющим упорядочить незнакомый и непредсказуемый окружающий мир. Стереотипизация когнитивно, а потому антропологически необходима, так как благодаря формированию обобщенных образов человеку легче ориентироваться.

С другой стороны, они могут стать помехой в межкультурных контактах, когда их избыточная обобщенность и недифференцированность не принимаются во внимание. В стереотипах отражается слишком упрощенный взгляд на представителей других культур, преувеличивающий черты сходства между ними и игнорирующие различия.

5

о

Huem

научно-методический электронный >курнал

ISSN 2304-12QX

Чеснокова Л. В. Стереотипы в межкультурной коммуникации // Концепт. -2015. — № 04 (апрель). — ART 15107. — 0,5 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2015/15107.htm. — Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. — ISSN 2304-120X.

За стереотипами часто не удается выявить индивидуальные особенности людей, так как предполагается, что все члены группы обладают одинаковыми чертами. Стереотипизация предлагает слишком статичный взгляд на общество и человека, транслируя ошибочные и устаревшие представления и давая тем самым искаженные представления о другой культуре.

Однако следует различать стереотипы и предрассудки. Если стереотипы могут содержать в себе и позитивную оценку другой культуры, то предрассудки оценивают имеющиеся межгрупповые различия более негативно и порой враждебно. Сюда относятся расизм и ксенофобия. В случае предрассудков речь идет об определенном классе глубоко укорененных социальных установок, которые базируются на минимуме личного опыта, но «склонны к очень негативным оценкам и едва ли могут меняться под воздействием дополнительной информации» [14].

В отличие от стереотипов предрассудки не просто упрощают факты, а придают им отчетливо негативную эмоциональную оценку. В качестве наиболее известных примеров можно привести отношение к чернокожему населению США до середины XX в. или антисемитизм в Третьем рейхе.

Как отмечает Р. Хорт, «роль стереотипов и предрассудков возрастает во времена войн, общественных и экономических кризисов» [15]. В это время может усиливаться количество злоупотреблений в отношении определенных социальных групп, которое легитимируется с помощью негативных стереотипов и предрассудков. Это может привести к сегрегации, дискриминации, шовинизму, тем более что, исходя из социального контекста, негативные представления могут быть сконструированы и актуализированы искусственно, чтобы призвать к мобилизации одной группы против другой. Следует помнить, что за внешне безобидными стереотипами и тем более предрассудками может скрываться значительный конфликтный потенциал.

Таким образом, при общении с представителями других культур следует учитывать наличие как у них, так и у себя определенных клише и при необходимости корректировать ошибочные или устаревшие представления. «Осознание стереотипности собственного мышления, понимание того, что стереотипы могут искажать реальность, придавая индивидуальной личности черты, приписываемые целой группе людей (например, нации), помогает адекватно реагировать в ситуации межкультурного общения и дает возможность взглянуть на нее глазами партнера» [16]. В области восприятия чужого степень стереотипизации зависит от объема знаний о другой культуре.

В последние десятилетия с ростом глобализации происходит увеличение межкультурных контактов между людьми — благодаря туризму, школьным и студенческим обменам, экономическим, политическим и культурным связям. Поэтому появляется возможность получать более объективную, дифференцированную информацию о других культурах, несводимую лишь к стереотипным представлениям.

Ссылки на источники

1. Тен Ю. П. Культурология и межкультурная коммуникация. — Ростов н/Д: Феникс, 2007. — С. 93.

2. Рот Ю. Межкультурная коммуникация: учеб.-метод. пособие. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2006. — С. 105.

3. Садохин А. П. Теория и практика межкультурной коммуникации. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2004. — С. 203.

4. Layes G. Interkulturelles Identitatsmanagment // Handbuch Interkulturelle Kommunikation und Koopera-tion. Bd. 1 (hrsg. von A. Thomas, E.-U. Knast, S. Schroll-Machl). — Gottingen: Vanderhoeck & Ruprecht, 2005. — S. 117-125, 123.

5. Lusebrink H.-J. Interkulturelle Kommunikation. Interaktion, Fremdwahrnehmung, Kulturtransfer. — Stuttgart: Metzler, 2008. — S. 83.

6. Грушевицкая Т. Г., Попков В. Д., Садохин А. П. Основы межкультурной коммуникации. — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. — C. 222.

7. Там же. — С. 218.

8. Heringer H.-J. Interkulturelle Kommunikation. Grundlagen und Konzepte. — Tubingen: Narr, 2007. — S. 199.

6

ISSN 2304-120X

Чеснокова Л. В. Стереотипы в межкультурной коммуникации // Концепт. -2015. — № 04 (апрель). — ART 15107. — 0,5 п. л. — URL: http://e-kon-cept.ru/2015/15107.htm. — Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. — ISSN 2304-120X.

9.

10. 11. 12.

13.

14.

15.

16.

ниепт

научно-методический электронный журнал

Kulturvergleichende Psychologie (hrsg. von A. Thomas), 2., uberarb. u. erw. Aufl. — Gottingen: Hofgrefe, 2003. — S. 553.

Грушевицкая Т. Г., Попков В. Д., Садохин А. П. Указ. соч. — С. 222.

Hort R. Vorurteile und Stereotype. Soziale und dynamische Konstrukte. — Saarbrucken: Verlag Dr. Muller, 2007. — S. 21. Тер-Минасова С. Г. Война и мир языков и культур: вопросы теории и практики: учеб. пособие. — М.: АСТ, 2007. — C. 40.

Леонтович О. А. Россия и США: введение в межкультурную коммуникацию. — Волгоград: Перемена, 2003. — C. 281.

Quasthoff U. Soziales Vorurteil und Kommunikation — eine sprachwissenschaftliche Analyse des Stereo-typs. — Frankfurt a. M.: Athenaum, 1973. — S. 31.

Hort R. Op. dt. — S. 9.

Рот Ю. Указ. соч. — C. 106.

Lesya Tchesnokova,

PhD student at chair of Philosophy, Omsk State Pedagogic University, Omsk

[email protected]

Intercultural communication stereotypes

Abstract. The paper considers the role of stereotypes in intercultural communication. The author notes that stereotype is the natural psychological mechanism, which can reduce the complexity of social surroundings and direct disorderly stream of impressions to habitual schemes and standards. The negative characteristics of stereotypes ascribes its unwarranted generalization and simplification of features of the other cultures.

Key words: stereotypes, intercultural communication, culture, prejudices, image of the Other.

References

1. Ten, Ju. P. (2007) Kulturologiya imezhkulturnaya kommunikatsiya, Fenix, Rostov-na-Donu, p. 93 (in Russian).

2. Rot, Ju. (2006) Mezhkul’turnaya kommunikatsiya: uchebno-meodicheskoye posobiye, Yuniti-Dana, Moscow, p. 105 (in Russian).

3. Sadochin, A. P. (2004) Teoriya ipraktika mezhkul’tumoy kommunikatsii, Yuniti-Dana, Moscow, p. 203 (in Russian).

4. Layes, G. (2005) Interkulturelles Identitatsmanagment, in: Handbuch Interkulturelle Kommunikation und Kooperation. Bd. 1 (hrsg. von A. Thomas, E.-U. Knast, S. Schroll-Machl). Gottingen: Vanderhoeck & Rup-recht. S. 117-125. S. 123 (in German).

5. Lusebrink, H.-J. (2008) Interkulturelle Kommunikation, Interaktion, Fremdwahrnehmung, Kulturtransfer. Stuttgart: Metzler. S. 83 (in German).

6. Grushevitskaya, T. G., Popkov, V. D. & Sadochin, A. P. (2002) Osnovy mezhku’turnoy kommunikatsii, Yuniti-Dana, Moscow, p. 222 (in Russian).

7. Ibid., p. 218.

8. Heringer, H.-J. (2007) Interkulturelle Kommunikation. Grundlagen undKonzepte. Tubingen: Narr, S. 199 (in German).

9. Kulturvergleichende Psychologie (hrsg. von A. Thomas), (2003), 2., uberarb. u. erw. Aufl.. Gottingen: Hofgrefe, S. 553 (in German).

10. Grushevitskaya, T. G., Popkov, V. D., Sadochin, A. P. (2002) Op. cit., p. 222.

11. Hort, R. (2007) Vorurteile und Stereotype. Soziale und dynamische Konstrukte. Saarbrucken: Verlag Dr. Muller. S. 21 (in German).

12. Ter-Minasova, S. G. (2007) Voyna imiryasykov ikultur: voprosy teoriiipraktiki, AST, Moscow, p. 40 (in Russian).

13. Leontovich, O. A. (2003) Rossiya i SShA: Vvedeniye vmezkkul’turnuyu kommunikatsiyu, Peremena, Volgograd, p. 281 (in Russian).

14. Quasthoff, U. (1973) Soziales Vorurteil und Kommunikation — eine sprachwissenschaftliche Analyse des Stereotyps. Frankfurt a. M.: Athenaum. S. 31 (in German).

15. Hort, R. (2007) Op. cit., S. 9.

16. Rot, Ju. (2006) Mezhkul’turnaya kommunikatsiya: uchebno-meodicheskoye posobiye, Yuniti-Dana, Moscow, p. 106 (in Russian).

Рекомендовано к публикации:

Утёмовым В. В., кандидатом педагогических наук; Горевым П. М., кандидатом педагогических наук, главным редактором журнала «Концепт»

Поступила в редакцию 30.01.15 Получена положительная рецензия 02.02.15

Received Received a positive review

Принята к публикации 02.02.15 Опубликована 01.04.15

Accepted for publication Published

www.e-koncept.ru

© Концепт, научно-методический электронный журнал, 2015 © Чеснокова Л. В., 2015

7

Какие бывают стереотипы?

Все люди существуют в социуме, в котором выработаны определенные нормы поведения. Но нередко они перетекают в штампы, называемые стереотипами. И чтобы погрязнуть в косности, необходимо знать, какие бывают стереотипы.

Откуда берутся современные стереотипы?

Стереотипы – это не веяние нынешнего времени. Они существовали всегда, потому что таким же вечным было общественное мнение. А ведь именно под его влиянием и появляется склонность к усреднению, упрощению. Так человеку легче спрогнозировать собственное поведение, чтобы не попасть впросак. И того же он начинает ожидать от прочих людей, начиная мыслить более ограниченно.

Какие бывают стереотипы?

Четко ответить, какие стереотипы существуют, довольно сложно. Ведь их можно обнаружить превеликое множество.

Ученые на вопрос о том, какие есть стереотипы, предлагают следующую их классификацию:

  • положительные;
  • негативные;
  • обобщенно-упрощенные;
  • приблизительные;
  • точные.

Кроме того, стереотипы делят на социальные и этнические. Первая группа – штампы бытового характера. Это, например, представления о том, женщина должна быть слабой, что мужчина не должен плакать, что углеводная пища – это абсолютное зло и т.п. Вторая группа – это устойчивый образ определенной народности. Например, о японцах думают, что они вечные трудоголики, французы помешаны на моде и т.п.

Глупые стереотипы

Существуют и откровенно глупые штампы, об ограниченности которых все знают, но, тем не менее, продолжают в них верить. Сюда следует отнести миф о том, что все блондинки — дуры, что в России все ходят в ушанках и т.п. Иначе как глупым нельзя назвать также мнение, что всем нравятся худые девушки, которое спровоцировало всплеск заболеваний анорексией. А про накаченных мужчин очень часто думают, что их интеллект находится на крайне низком уровне, хотя зачастую это далеко не так.

Ниже мы предлагаем ознакомиться с работами американского фотографа Джоэла Пареса, которые как нельзя красноречивее показывают работу стереотипного мышления. Ведь нередко мы даем поспешную оценку человеку исходя из его внешности, национальности, пола, возраста и т.д.

 

Стереотипы о паркетной доске

Стереотипы о паркетной доске

Человеку свойственны стереотипы, если задуматься, то большая часть наших представлений о тех или иных вещах построена на стереотипах, на них же, кстати, основаны чуть ли не все анекдоты.  Стереотипы часто бывают ошибочными, но разрушить их иногда крайне сложно. Правда, не все стереотипы надо разрушать, некоторые из них «безвредны» и даже полезны, потому что им человек может получить хотя бы общее представление практически обо всем, не вдаваясь в детали и не тратя на это лишнее время. Чаще всего стереотипы разрушает научно-технических прогресс, когда доказывает очередную истину, либо сам человек, когда специально изучает какую-либо область, становится в ней экспертом, но в основном миром правят стереотипы.

Не является исключением даже такие бытовые вопросы, как, например, выбор напольного покрытия. Какие факторы обычно влияют на наш выбор? В основном, это мнения, причем самых разных лиц, хорошо, если это мнение эксперта в данной области, но по большей части мы руководствуемся советами своих родственников, друзей, интернет-пользователей на форумах или неизвестных авторов сомнительной литературы. Мы не говорим, что эти люди желают вам зла, просто они дают свои советы, исходя все из тех же существующих стереотипов, которые не всегда верны.

Специалисты компании «СампО» имеют богатый опыт в области напольных покрытий и готовы поделиться им с Вами, опровергнуть или подтвердить существующие на сегодняшний день стереотипы о паркетной доске.

Начнем с самого распространенного: паркетная доска – это очень дорого. Многие потенциальные потребители сразу же исключают вариант данного напольного покрытия, руководствуясь слишком высокой ценой. Действительно, паркетная доска-это дорогое напольное покрытие, не такое дорогое как паркет, но дороже ламината или, например, ленолеума. Но давайте более тщательно разберемся в данном вопросе. Важной характеристикой любого напольного покрытия является его долговечность. Срок службы паркетной доски около 15 лет, в то время как ламинат нужно менять примерно каждые 5-7 лет. Как известно, скупой платит дважды, а то и трижды. Теперь сравните стоимость паркетной доски и ламината достаточно высокого класса. Вы заметите, что разница в их стоимости существенна, но, учитывая срок службы, паркетная доска может оказаться не дороже, а то и дешевле ламината.

Еще один стереотип: паркет и паркетная доска подходят только для классических интерьеров. Это явное заблуждение. На сегодняшний день можно купить паркетную доску разных цветов и оттенков, которая идеально впишется в любой интерьер, как классический, так и современный. В визуальном каталоге компании «СампО» Вы сможете выбрать тот вариант паркетной доски, которая подойдет именно Вам.

И, наконец, еще один популярный стереотип: за покрытием из паркетной доски очень тяжело ухаживать. Нужно сказать, что для того, чтобы любая вещь прослужила Вам как можно дольше, за ней нужно ухаживать. Напольное покрытие в данном случае не исключение. Паркетная доска – это все-таки напольное покрытие из натурального дерева, поэтому при эксплуатации нужно соблюдать некоторые правила, например, стараться избегать изменений температуры и влажности в помещении, не ходить по нему в обуви на каблуках, не использовать некоторые химические средства для его очистки, а пользоваться только разрешенной паркетной химией и пр. С другой стороны, на сегодня на рынке представлен большой ассортимент средств по уходу за покрытием из паркетной доски, поэтому   это не будет особой проблемой. Кроме того паркетная доска, в отличие от ламината, может быть отреставрирована и отшлифована, после чего будет выглядеть как новая.

В заключении хотим подчеркнуть, что никакой искусственный материал не может сравниться с натуральным по красоте и экологичности, поэтому, если Вы хотите, чтобы Ваш дом стал еще более теплым и уютным, то всегда старайтесь отдавать предпочтение природным материалам. 

Возврат к списку

Стереотипы HRов | Rusbase

Повлиять на успешность собеседования может все что угодно. Но сегодня речь пойдет не о профессионализме, опыте или искусстве самопрезентации. Не получить работу можно из-за «неправильного» пола, возраста, национальности, прически и даже ауры. О том, с какими стереотипами, предрассудками и предпочтениями HR-ов может столкнуться соискатель, рассказали специалисты рекрутинговых компаний.

Стандартный набор 

Как ни печально, но стереотипы касательно возраста и пола кандидатов продолжают жить и здравствовать. «Очень многие HRы внутри компаний считают, что руководитель должен быть старше своих подчиненных, а кандидат не должен быть старше 38 — 40 лет. Подразумевается, что в противном случае человеку будет сложнее приспособиться к работе в молодом коллективе, к нововведениям или учиться чему-то новому», — рассказывает Ольга Степанова, ведущий консультант Penny Lane Personnel. С предубеждением относятся и к соискателям до 30 лет, претендующим на руководящие позиции, замечает Юлия Смирнова, директор департамента по развитию бизнеса, холдинга «Империя кадров». «Хотя в таких отраслях, как ретейл, например, много молодых управленцев с отличным послужным списком», — говорит она.

Рекрутеры отмечают, что все еще бывают случаи, когда работодатели настаивают, чтобы им предоставляли кандидатуры только мужчин или только женщин. «Например, 80% наших клиентов хотят видеть в качестве финансового директора мужчину», — говорит Юлия Смирнова. Но, как замечает Мария Костьева, старший консультант КГ «Консорт», подобные предпочтения могут быть вызваны объективными причинами, например, если работа связана с постоянными командировками или работой в полевых условиях. «Да, есть клиенты, которые хотят видеть на определенных позициях мужчин, например, сразу предупреждая, что кандидатуру женщины рассматривать не будут, как бы хороша она ни была», — говорит Люк Джонс, партнер рекрутинговой компании Antal Russia, добавляя, что хотя такое случается, ситуация постепенно меняется, и на первый план выходит опыт и умения.

По-прежнему предвзято относятся работодатели к молодым и не очень женщинам без детей. «Считается, что молодую успешную женщину до 30 лет опасно брать — она может сразу же уйти в декрет», — рассказывает Мария Костьева, КГ «Консорт». Но женщинам с маленькими детьми не легче — срабатывает стереотип, что они будут стремиться больше времени уделять детям и часто брать больничный.

С предубеждением относятся и к тем, кто часто меняет работу. «У HRа возникает подозрение, что человек или плохой работник, или не может ужиться в коллективе», — говорит Эвелина Земляная, старший специалист по подбору персонала, Kelly Services.

Жертвами стереотипов могут стать и кандидаты неславянских национальностей, в частности выходцы с Кавказа. «По моему опыту, треть предпринимателей имеет устойчивые стереотипы в отношении национальности сотрудника и рассматривает ее как значимый фактор при приеме на работу, — говорит Елена Егорова директор департамента развития Penny Lane Personnel. — Практически все предпочтут христианина мусульманину». Однако, по мнению Эвелины Земляной, Kelly Services, касается это, как правило, молодых специалистов и связано с тем, что могут возникнуть трудности в общении, в частности из-за недостаточно хорошего владения русским языком.

И наконец, по данным Penny Lane Personnel более 40 % работодателей не готовы иметь у себя сотрудника нетрадиционной сексуальной ориентации, а 90 % в случае реального выбора предпочтут взять на работу «натурала».

Говорящая обложка 

Есть множество стереотипов, связанных с внешностью соискателя, строением лица и тела. «Так, HRы не любят мужчин с длинными волосами, как бы аккуратно ни выглядела такая прическа, — говорит Юлия Смирнова, «Империя кадров». — В нашей практике был такой соискатель — великолепный специалист в области финансов с опытом работы в крупнейших компаниях, но — с «хвостиком». Так вот он получил несколько отказов именно из-за прически».

Практикуют HRы и физиогномику, делая соответствующие выводы. Мужчина с мягким подбородком — слабохарактерный; крупная мочка уха, а человек претендует на финансовую позицию — подозрительно, так как считается, что у такого человека нездоровая страсть к деньгам, и он как минимум нуждается в дополнительной проверке; а вот если у женщины длинная шея, то вполне вероятно, что она обладает талантом продавца (о том, как размер пальцев влияет на умение делать деньги, читайте в доп. материале).

Как оказалось, есть стереотипы, связанные с представителями определенных профессий. «Например, юрист, особенно претендующий на руководящую позицию, обязан иметь дорогие часы, ручку, галстук, рассказывает Юлия Смирнова, «Империя кадров». — Если юрист приходит с простенькой ручкой или, не дай бог, вообще без нее — все, отказ».

А в некоторых случаях внешность должна соответствовать типу компании, вне зависимости от того, нужно ли это для работы. «Один наш клиент, крупный спортивный бренд, предпочитает рассматривать подтянутых кандидатов, ведущих здоровый образ жизни, — говорит Марина Куликова, консультант департамента FMCG хедхантинговой компании Cornerstone, — а спортивное прошлое иногда может положительно повлиять на исход собеседования».

Аналогичный пример приводит и Мария Костьева: спортивная компания отказала кандидату, претендовавшему на позицию в финансовом департаменте, из-за его излишней полноты.

Люди, львы, орлы и куропатки 

Многие рекрутеры сетуют на распространившееся поветрие оценивать кандидатов в зависимости от их знака зодиака. Отказ может быть аргументирован так: «В нашей компании Водолеи не приживаются» или «Принимаем на работу только Львов и Козерогов» (с подобной ситуацией пришлось столкнуться и нашему Тайному соискателю — см. доп. материалы).

Но что там знаки зодиака… Юлия Смирнова, «Империя кадров», рассказала, как HR одной из компаний, считая, что обладает особым даром, в начале собеседования «сканировала» ауру кандидата.

Преодолимые препятствия 

Часть из этих стереотипов можно преодолеть. «В случае с частой сменой работы желательно объяснить причины непосредственно в резюме. Например, если была стажировка, то это нужно обязательно указать, — советует Эвелина Земляная, Kelly Services. — А женщине необязательно указывать свое семейное положение в резюме, главное — попасть на собеседование и, рассказывая о себе, сделать акцент на карьерных планах». Кандидатам же с неславянской фамилией, не получившим отклика на резюме, Эвелина Земляная рекомендует позвонить в компанию и поговорить с рекрутером, продемонстрировав правильную русскую речь и готовность работать в компании.

Женщинам с маленькими детьми рекрутеры советуют, не дожидаясь вопроса, обратить внимание интервьюера на то, что дети не мешали им добиваться успехов на предыдущем месте работы.

На наш взгляд, при желании, можно решить и проблему знаков зодиака — поглубже разобраться в этом вопросе и побеседовать с интервьюером о своей натальной карте, например планетах и домах, и, конечно, о соответствии всего этого вакансии и компании…

«Мы советуем соискателям внимательно расспросить рекрутера в кадровом агентстве о том, с каким человеком ему придется разговаривать на собеседовании, есть ли стереотипы, — говорит Анастасия Селиванчик, Penny Lane Personnel. — А если они имеются, то, как их нивелировать».

Мифология лидера: стереотипы, которые мешают быть эффективным

О работе руководителей и топ-менеджеров существует много мифов: «лидерами рождаются», «вся власть сосредоточена наверху», «быть начальником сложно» и им подобные. Стереотипы относятся не только к личностным качествам руководителя, но и к рабочим процессам, за которые он отвечает. Книга «Хороший плохой босс», которая выйдет в издательстве «Альпина» в середине июня, развенчивает 44 популярных мифа о лидерстве и руководстве. Forbes публикует один из них.

Миф 5. Лидерами рождаются, а не становятся

«Я обладаю острым умом, потому нахожу ответ быстрее, чем другие люди». Это слова покойного Боба Хортона, энергичного руководителя BP, а затем Railtrack, произнесенные в феврале 1992 года в интервью Forbes. Они отражают устоявшуюся веру в то, что некоторые люди просто лучше подходят на роль лидера, чем остальные. Неоднозначные успехи Хортона в BP и откровенно ужасные результаты работы в Railtrack не соответствуют его заявлению об остроте ума и способности принимать решения. Слава богу, у него еще были хорошие манеры, — он понимал, что хвастается, и иногда добавлял: «Да, это звучит ужасно высокомерно». Хотя тут Хортон не лукавил.

Иногда лидеры объединяются в «закрытые клубы» для взаимного самоутверждения и самовосхваления. Тот факт, что они добрались до вершины власти, как бы служит доказательством, что они обладают нужными талантами, а другие — нет. Как будто удача не сыграла никакой роли в их возвышении. Они действительно думают, что «низшие существа» должны забыть о любой перспективе достигнуть подобного положения. Видите ли, лидерами рождаются, а не становятся. В вас либо есть нужное качество, либо нет. И если у вас его нет, вы можете забыть о власти.

Реклама на Forbes

Но это вздор! Большинство из нас способны продемонстрировать какие-никакие лидерские навыки в нужное время и в нужной ситуации. Хотя корпоративная иерархия все еще существует, бывают случаи, когда стоит проигнорировать субординацию. В такие моменты любой, кто способен взять на себя обязанности лидера, сделает это.

Командование и контроль

Напористые и сильные боссы иногда думают, что обладают качествами военачальника. Они считают, что их директивный подход соответствует методам великих полководцев прошлого. Но есть секреты, касающиеся, например, британской армии, которые часто никто не ожидает услышать. Дело в том, что на самом деле в нашей армии не верят в метод «командования и контроля». Или по крайней мере военные чины сознают все последствия ограничений. В Королевской военной академии в Сандхерсте (это высшее заведение, где готовят будущих офицеров Британской армии) давно практикуют более сложный и тонкий подход к лидерству.

Он восходит ко временам Первой мировой войны. Когда прекрасно образованные, но оторванные от жизни молодые офицеры говорили таким же парням, чтобы те шли и сражались за победу, то, к своему ужасу и удивлению, обнаруживали, что не все на это согласны. Солдаты понимали, что сражаться — опасно, и не каждый офицер был в силах убедить или заставить их.

Сто лет назад в армии жестоко расправлялись с теми, кто не подчинялся приказу: тогда за это расстреливали. Но в послевоенное время пришло осознание того, что не только молодые солдаты вели себя ужасно, но и офицеры что-то делали не так. Командование и контроль не всегда работали в разгар битвы. Нельзя было просто взять и сказать солдатам, что им делать, особенно если их жизням угрожала опасность.

Фельдмаршал Уильям Слим, командир 14-й армии Великобритании в Бирманской кампании во время Второй мировой войны, — вот лучший пример для подражания. «Лидерство, — сказал Слим, — это просто ты». В 1950 году, выступая в американском аналоге Сандхерста, академии Вест-Пойнт, он заявил: «Если бы меня попросили дать определение лидерству, я бы сказал, что это проекция личности. Это самая индивидуальная вещь в мире, потому что это просто ты». Нет никакой мистики, никакой фальшивой «харизмы», необходимой для того, чтобы сделать шаг вперед и стать лидером. По сути, речь идет о том, чтобы использовать свои качества и показать их тем, кого вы пытаетесь возглавить. Единого правильного пути не существует.

В подходе Слима наверняка есть что-то правильное. Он возглавлял многонациональные военные силы, которые объединились во время кризиса и столкнулись с огромной японской армией в довольно трудных условиях. Но он добился успеха. Лорд Даннат, бывший начальник генерального штаба, сказал о Слиме: «Его спокойная власть завоевала сердца солдат. У Слима, возможно, не было необходимого числа людей и оборудования, но он обладал лидерскими качествами, интеллектом и зрелым пониманием дела — этого хватило, чтобы победить в Бирме и вдохновить последующие поколения».

Лидером может стать каждый

Армия многому учит нас. Солдаты должны понимать, что в начале битвы или операции главным является офицер, но его могут убить в любой момент. Кто-то должен будет сделать шаг вперед и заменить его. Не исключено, что этим человеком станете и вы.

Уроки, вынесенные на поле битвы, можно перенести на более мирную обстановку — на работу. Почему у босса все идеи — всегда лучшие? Любой должен иметь право высказать свою точку зрения. Любой может придумать новый рабочий метод или прийти к особому пониманию клиента, и это, вполне вероятно, будет иметь значение для бизнеса.

Отсюда следует, что обучение лидерским навыкам необходимо для сотрудников всех уровней, а не только для счастливчиков наверху. Хронические проблемы про- изводительности связаны с тем, что у людей, работающих на низовых должностях, нет таких широких прав и возможностей, как у начальства. Босс пренебрегает их лидерскими качествами (которые, по сути, — простое умение управлять людьми). Это отражение типично британской ошибки, которая на протяжении десятилетий совершается в сфере среднего образования: слишком много суеты вокруг тех, кто отлично успевает, и слишком мало внимания отстающим.

Некоторые лидеры любят распространять мифы о своих особых способностях. Они больше пекутся о своем имидже, чем об успехе компании. Именно эти люди обычно говорят, что лидерами рождаются, а не становятся и что другие должны знать свое место. Они говорят так, пытаясь оправдать свои огромные зарплаты.

Но лидеры — это не представители какого-то непонятного волшебного народа. Они такие же люди, как все мы. Любой может вести за собой других. Так что лидерами становятся, а не рождаются.

Для читателей Forbes на книги издательства Альпина действует скидка 10% по промокоду Forbes

Стереотипы разных стран. Самые известные стереотипы общества и их роль в жизни людей. На самом деле

Национальный колорит можно найти не только в кухне, привычках или культуре, но и на дорогах. В народе ходит немало баек о манере вождения в разных странах мира. Некоторые из них правдивы или правдивы отчасти, другие на деле обращаются предрассудками.

Германия

Считается: водители педантичны и законопослушны до крайности.

На самом деле: правила на дорогах Германии нарушаются не так уж и редко, только делается это виртуозно — без создания помех окружающим. И, вопреки расхожему мнению, редко кто спешит сообщать об этом в полицию.

Вообще, автомобилисты в Германии любят скорость. Оно и неудивительно, коль скоро в этой стране есть автобаны с разрешенной безлимиткой. Худший же водитель — тот, кто невнимателен, чересчур расслаблен и рассеян.

Великобритания



Считается: автомобилисты в Англии чопорные и дисциплинированные до невозможности.

На самом деле: даже если, будучи гостем Альбиона, вы не брали автомобиль напрокат, то могли наблюдать на местных дорогах весьма разбитных ребят, которые ведут себя нагло, резко перестраиваются, никого не пропускают. Неразберихи добавляет и левостороннее движение, которое выбивает из колеи приезжих из стран континентальной Европы — а их тут немало. Но зато к отношение у водителей тут предельно уважительное.

Египет



Считается: на местных дорогах царит полный, окончательный и бесповоротный хаос.

На самом деле: так и есть. Похоже, писали не для египтян, коль скоро даже дорожная полиция в ночи иной раз ездит с выключенными фарами. Ближний свет включается для приветствия встречного авто, для этой же цели используются и поворотники и, конечно же, звуковой сигнал.

Некоторые иностранцы шутят, что в Египте лучше водить в берушах, иначе с непривычки можно сойти с ума. На многополосной дороге все тихоходы всегда будут плестись в левой полосе, при этом и правый, и левый ряды будут забиты трехколесными тук-туками, повозками и велосипедистами, груженными разнообразным скарбом. Добавьте к этому огромное количество невероятно и объективно недостаточное число АЗС — и получите истинное «удовольствие» от вождения. Применительно к Каиру все вышеперечисленное стоит умножить на десять.

Саудовская Аравия



Считается: в стране ездят практически без правил.

На самом деле: если учесть, что обучение в местных занимает рекордно короткое время, так оно и есть. Во многих городах лишь два ограничителя скорости — 80 и 100 километров в час. Если впереди перекресток с круговым движением, а водителю нужен третий или четвертый (то есть самый левый) съезд, то он вполне может не объезжать весь круг, а, отчаянно сигналя, сразу свернуть по встречке в нужном направлении.

К техническому обслуживанию автомобилей в Аравии также относятся не очень внимательно. Вообще, показателен тот факт, что европейские водители считают именно Египет и Саудовскую Аравию самыми опасными для вождения странами.

Франция



Считается: Евросоюз есть Евросоюз, все вежливы и аккуратны.

На самом деле: именно во Франции, чаще всего в Париже, можно наблюдать, как водители во время парковки невозмутимо расталкивают бамперами автомобили, которые стоят спереди и сзади. Выглядит это диковато, и никого не волнует ценовая категория рядом стоящего авто: бампер считается расходным материалом.

Иногда можно наблюдать и другое специфическое «развлечение» в пробках: автомобиль, стоящий сзади, слегка толкает машину, находящуюся впереди, та толкает следующую — и так по цепочке. Выглядит это, конечно, забавно, но если у вас арендованный автомобиль, то платить за повреждения потом придется вам. Зато в качестве компенсации подобного беспредела установлены крайне суровые штрафы за превышение скорости, даже всего на пару километров в час против установленного ограничения.

Таиланд и другие страны Юго-Восточной Азии



Считается: местные ездят на двухколесном транспорте с детства и владеют им виртуозно, на дорогах довольно безопасно.

На самом деле: водители автомобилей действительно спокойны, их маневры предугадать несложно. С двухколесным транспортом чуть сложнее. Тайские мотоциклисты и правда управляются с байками мастерски и довольно редко попадают в опасные ситуации (хотя, будучи пассажиром мототакси, вы наверняка испытаете массу острых ощущений). Но проблема в том, что в Таиланде огромное количество туристов и экспатов, многие из которых, арендовав транспорт, выезжают на дороги, ни дня не отучившись в мотошколе и даже не пробовав прежде управлять скутером. Вот это-то и увеличивает риск аварий, в том числе серьезных, в разы.

США



Считается: американцы предпочитают гигантские прожорливые машины и совершенно не следят за их состоянием.

На самом деле: да, огромные внедорожники и семейные пикапы в Штатах весьма популярны, но тяга среднестатистического американца к автомобильной гигантомании сильно преувеличена. Да, объемных моторов тут много, но жители крупных городов нередко выбирают и компактные машины.

Среди российских автомобилистов ходит немало баек о чудовищном отношении американских автомобилистов к своим транспортным средствам: и масло-то они не меняют, и на сервисе не бывают. На самом деле абсолютное большинство авто в США покупается в кредит, и стоимость обслуживания уже включена в платеж — хочешь не хочешь, а будешь следить за машиной. Помимо этого, именно в США сервисы по разносторонней проверке истории автомобиля развиты как нигде в мире — и платные, и общедоступные. С их помощью при покупке подержанной машины можно узнать не только о предыдущих владельцах и авариях, но и об условиях обслуживания.

НАТА КАРЛИН

Речь пойдет о стереотипах – нормах, канонах, законах, обычаях, традициях, предрассудках общества. Большинство людей считают их правильными, и следуют им. Здесь важно различать понятие правильности стереотипа и условности (надуманности). А ведь выдуманные стереотипы порой управляют коллективным сознанием (и нами, в том числе). Стереотипы людей в первую очередь делятся на глобальные – характерные для масштабов планета, и узкие – те, которым мы следуем в школах, на работе, дома и т. д. Однако и те и другие становятся той иллюзией, у которой масса последователей.

Мужчин-моделей традиционно относят к геям

Что такое стереотип?

Понятие «стереотип» появилось на свет в 20-х годах прошлого столетия. Его ввел в научную литературу американский ученый У.Липпман. Он характеризовал стереотип, как маленькую «картинку мира», которую человек хранит в головном мозге для того, чтобы экономить усилия, которые требуются для восприятия более сложных ситуаций. По мнению американского ученого, существует две причины возникновения стереотипов :

  1. Экономия усилий;
  2. Защита ценностей той группы людей, в которой он бытует.

Стереотип имеет следующие свойства :

  • Неизменность во времени;
  • Избирательность;
  • Эмоциональная полнота.

С тех времен многие ученые дополняли и вносили новшества в эту концепцию, но основная мысль не изменилась

На чем основаны стереотипы? Чтобы не утруждать себя излишними размышлениями, люди пользуются общеизвестными стереотипами. Иногда они находят свое подтверждение при наблюдении за людьми и тогда еще больше убеждаются в своей правоте. Стереотипы – это своего рода замена мыслительного процесса человека. Зачем «изобретать велосипед», если можно воспользоваться чужим умом. В разной мере каждый из нас подвержен стереотипам, разница состоит в том, кто из нас насколько верит данным «постулатам».

Стереотипы живут в нас, влияют на мировоззрение, поведение и способствуют неверному восприятию действительности : роль современных стереотипов в жизни человека и общества неоспорима. Стереотипы могут быть навязанные общественным мнением, и сформированные на основе собственных наблюдений. Общественные стереотипы наиболее губительны для мировоззрения людей. Они навязывают человеку неверных ход мыслей, и мешают ему думать самостоятельно. Однако без стереотипов общество не смогло бы существовать. Благодаря им мы знаем о следующих закономерностях:

  • Вода мокрая;
  • Снег холодный;
  • Огонь горячий;
  • От камня, брошенного в воду, разойдутся круги.

Раз мы знаем об этом, то нам нет необходимости убеждаться в этом каждый раз. Но стереотипы, которые действуют на уровне сознания и подсознания людей, как правило, мешают им жить. Надо учиться отличать стереотипы от действительного представления о предмете, понимать плюсы и минусы стереотипов людей.

Известные блоггеры воспринимаются как «недалекие» девушки

Взять хотя бы стереотип о долге. В этом чувстве нет ничего плохого или неправильного. Вопрос состоит лишь в том, продиктовано это понятие внутренними убеждениями человека, или навязано ему общественным мнением. Во втором случае человек чувствует разногласие между собственными понятиями и тем, что требует от него общество.

Стремление людей следовать стереотипам искажает их представления о действительности и отравляет существование. Очень часто человек судит о людях не по их поступкам, а по тому, что думают о них другие. Иногда человек, который время от времени ходит в церковь, приписывает себе все добродетели христианства. Хотя это далеко не так.

Очень часто случается, что люди не утруждают себя размышлениями о проблеме, они просто пользуются бытующим стереотипом и принимают его на вооружение

Например, это группы людей, которые делятся по следующим признакам:

  • Половым;
  • Возрастным;
  • Уровню образования;
  • Профессиональным;
  • Верование и т. д.

Допустим, блондинки, чтобы не утруждать себя, доказывая неверность сложившегося стереотипа, стараются соответствовать общепринятому мнению. Так проще жить. Или женщины, стараясь , находят богатого жениха, с которым становятся глубоко несчастны, потому что при выборе не учли его человеческих качеств.

Нельзя проецировать сложившийся стереотип на всех людей в одинаковой степени. Исходить в своих суждениях нужно из личности человека, его достоинств и недостатков, жизненной позиции и т. д.

Какие бывают стереотипы?

Заметьте, речь идет о стереотипах! Ниже приведены примеры самых популярных социальных стереотипов, весьма распространенных в обществе:

Гендерные стереотипы: женщины и мужчины

Гендерные стереотипы – одни из самых ярких в современном обществе

Ниже приведен список распространенных гендерных стереотипов с примерами – поверьте, вы видите в нем много знакомого и устоявшегося в общественном представлении:

  1. Женщина – глупенькое, слабое и никчемное создание . Она предназначена для того, чтобы рожать, стирать, готовить, убирать и всячески обхаживать своего «повелителя» (мужчину). Она рождена на свет, чтобы научиться правильно наносить макияж, одеваться и хихикать, только тогда у нее есть возможность «охомутать» хорошего самца, который обеспечит ей и ее потомству достойную жизнь. Пока женщина живет за счет мужчины и слушается его во всем, она имеет право «питаться с его стола».
  2. Как только дама из первого пункта проявляет характер, она становится одинокой разведенкой. Можно привести пару примеров стереотипа одинокой женщины : 1) разведенная мать-одиночка – несчастна, одинока, забыта всеми;
    2) вдова – убитая горем и тоже несчастная женщина.
  3. Дама не должна быть сильной и бороться за собственное благосостояние без помощи мужчины. Иначе она карьеристка, у которой нет времени на семью, детей и мужа . Опять-таки – несчастна!
  4. Мужчина – «центр мироздания». Сильный, умный, красивый (даже с пузом и лысиной). Он обязан зарабатывать деньги для того, чтобы удовлетворять желания женщин.

На самом деле, мужчинам от женщин нужен только секс, но они придерживаются правил игры в «любовь», чтобы добиться того самого секса

  1. Мужчина не должен :
  • Говорить о своих чувствах;
  • Плакать;
  • Помогать женщине по дому.

Иначе, он не считает себя мужчиной.

  1. Мужчина должен :
  • Работать. И неважно, что там мало платят, и он не в состоянии содержать семью, он все равно устает на работе! А отсюда истоки следующей позиции;
  • Лежать на диване. Ведь он устал, он отдыхает;
  • Водить машину. Женщина на это, по мнению мужчин, права не имеет. Ведь она глупая!

В остальных случаях считается, что это – не мужчина, а никчемное существо, которое «позорит» мужской род. Приведенные примеры известных стереотипов при восприятии партнеров по общению подтверждают тот факт, что многие из нас за реальным человеком не видят сути: нашпигованные с самого детства штампами и клише, мы не готовы прислушаться к словам близкого человека и понять его ожидания.

Дети

Дети обязаны :

  • Слушаться родителей;
  • Воплощать мечты и несбывшиеся желания мам и пап в жизнь;
  • Учиться на «отлично» в школе, колледже и вузе;
  • Когда родители станут старенькими «принести им стакан воды».

Итак, дети непослушны и невыносимы, молодежь невменяема и распущена.

Старые люди всегда ворчат и всем недовольны

А вот к старости все люди болеют и жалуются на жизнь, иначе они, по меньшей мере, странно себя ведут.

Счастье

Счастье – это:

  • Деньги;
  • Высокий чин.

Все остальные – несчастные неудачники. Даже если человек абсолютно счастлив, живя в состоянии транса (в нирване), и у него ничего нет за душой, он неудачник!

«Правильное»…

Только в самых именитых институтах получают «правильное» образование. «Правильные» люди ходят на работу и сидят там от звонка до звонка. «Правильно», если ты живешь на родине, а не уезжаешь жить в другую страну. «Правильно» следовать модным тенденциям. «Правильно» купить дорогую вещь в бутике, а не такую же в обычном магазине. «Правильно» иметь мнение, которое совпадает с мнением большинства. «Правильно» быть таким, как все вокруг.

Для людей следование стереотипам губительно. Родители закладывают в наш мозг мысль о том, что нельзя выделяться из общества, нужно жить, как все. Каждый из нас в детстве боялся стать «белой вороной» и быть изгнанным из коллектива. Стать не таким, как все, значит жить по собственным правилам и думать своей головой – жить, напрягая мозг.

Кадр из фильма «Агенты А.Н.К.Л.» («The Man from U.N.C.L.E.», 2015), где актер Арми Хаммер играл принципиального и непробиваемого агента КГБ, Илью Курякина

Какими бывают профессиональные стереотипы: примеры

К профессиональным стереотипам относятся обобщенные образы профессионала конкретной профессии. Наиболее часто в связи с этим упоминаются следующие категории:

    1. Полицейские . Эти стереотипы особенно рьяно подогреваются американскими фильмами и российскими сериалами. Редкое, признаться, взаимодействие рядовых граждан с сотрудниками полиции в реальной жизни рождает кучу домыслов, которые успешно направляются в нужном направлении с телеэкранов. Большинство поклонников подобных фильмов убеждены: даже самый обычный полицейский отважен, самоотвержен, способен в одиночку победить целую банду головорезов.
    2. Врачи . И в реальности есть способные вернуть к жизни буквально с того света профессионалы, но не стоит в случае проблем со здоровьем ожидать эффектного появления в больнице на каталке, с криками «Дорогу, дорогу! Мы его теряем» сопровождаемой всей бригадой скорой помощи – в жизни, поверьте, все намного банальнее, а умный и проницательный, способный принять мгновенное решение при критической для жизни пациента ситуации врач – увы, скорее, профессиональный стереотип.
    3. Стереотип умеющего разрешить от мелких бытовых до глобальных правительственных проблем адвоката – еще один пришедший из американских сериалов образ. Судопроизводство в этом представлении больше похоже на театр с судорожным заламыванием рук, слезами на глазах и срывающимся от волнения и трагизма происходящего голоса юристов.
    4. Яркий пример профессионального стереотипа известен нам еще с советских времен: рабочий и колхозница . Да-да, сельские труженики и простые работяги, пышущие здоровьем, с горящими от энтузиазма и жажды трудовой деятельности глазами, готовы на любые жертвы ради процветания промышленности, аграрных технологий, советского общества и государства в целом.
    5. Современные студенты : не сильно стремящиеся к знаниям, но зато преуспевающие в распитии спиртных напитков и сексе, употреблению наркотиков и организации буйных вечеринок. Возможно, навязанный образ все же ближе к американскому обществу, но и российские студенты с восхищением поглядывают в ту сторону – эх, нам бы так…

Как бороться со стереотипами?

Как выясняется, стереотипы предназначены для того, чтобы разгрузить мозг человека от лишнего напряжения . В то же время стереотипы ограничивают мыслительную деятельность человека, не давая ей выходить за границы стандартного мировосприятия. Если пользоваться стереотипом «хорошо там, где нас нет», то человек уверен, что там, где он живет, не может случиться ничего хорошего. А в той мифической дали, где он никогда не был и не будет, все живут при коммунизме и . Как следствие, не нужно даже стремиться стать счастливым, все равно ничего не получится.

Но нельзя же слепо верить всему, что говорят люди . И потом, у стереотипа всегда есть скрытый смысл. В данном случае, истинное значение данного стереотипа – человек всегда будет думать, что кто-то где-то прилагает меньше усилий, и живет намного лучше.

Это вызывает зависть и разочарование в своей «неудачной» жизни. Получается, что это мнение ошибочное

Главный способ борьбы со стереотипами – не верить им. Не верьте тому, что говорят люди, проверяйте информацию, и на основании сделанных выводов, стройте собственное мнение. Тем самым вы сможете опровергнуть устаревшие стереотипы и предотвратите появление новых.

Подумайте о том, сколькими стереотипами вы пользуетесь постоянно. Попробуйте найти те, которые не подтверждены фактами. Упомянутый стереотип о том, что «блондинки все глупые» – крайне спорное утверждение. Начните с того, что перечислите девушек и женщин со светлым волосами, которых вы хорошо знаете. Скольких из них вы назовете глупыми? Неужели все они такие бестолковые, как утверждает стереотип? Ищите опровержение утверждениям, которые не имеют под собой фактов.

Если вы пользуетесь стереотипом «дороже – значит лучше», ищите примеры того, что товары по приемлемым ценам бывают качественными и модными. В то же время дорогостоящие вещи не всегда отвечают стандартам качества.

Красивых и ухоженных женщин часто считают глупыми и рассчетливыми

Заключение

Итак, что такое стереотипы? Это неоднозначное проявление общественного мышления. Они живут и будут жить всегда, независимо от того, хотим мы этого или нет. Они несут в себе информацию, которую люди собирали и систематизировали веками. Некоторые из них основаны на реальных фактах, другие похожи на придуманные сказки, но они были, есть и будут. Решайте для себя, какой из стереотипов вреден для вашего мышления, а какой полезен. Пользуйтесь нужными, и избавляйтесь от вредных.

И, напоследок, предлагаем отвлечься от серьезной темы и посмотреть забавный видеоролик о стереотипах дворового футбола. Да, и такие бывают!

22 марта 2014, 11:32


Если речь заходит об обычаях и устоях той или иной страны, то, как правило, возникают определенные стереотипы. Япония – суши, Голландия – курение наркотиков, Англия – овсянка, Россия – медведи, разгуливающие по улицам. На самом деле все многие убеждения уже не соответствуют действительности. В этом материале собрано 13 распространенных стереотипов, в которые уже давно пора перестать верить.

1. Россия

Многие иностранцы ассоциируют Россию с медведями. Более того, существует мнение, что медведи свободно гуляют по столице, а в глубинке вообще чувствуют себя как дома, вламываясь в дома и нападая на людей. Стоит заметить, что данный миф родился давным-давно. Еще в 16 веке, путешествуя по России, барон Сигизмунд Герберштейн, стал свидетелем сцен, когда голодные косолапые ходили по деревням в поисках пищи. Позднее, люди стали дрессировать медведей и водить их по ярмаркам для развлечения народа. Данные события прочно закрепилось в умах иностранцев и с тех пор взлохмаченные бурые животные стали ассоциироваться с Россией и ее жителями. На самом деле, среднестатистический россиянин может встретить медведя лишь в зоопарке или цирке, а подобные утверждения вызывают лишь улыбку.

2. Канада

Многие люди всерьез считают, что Канада — холодная страна, которая круглый год находится под снегом. Такое мнение не совсем верное. Дело в том, что северная часть страны действительно холодная и снежная. Однако, 90 процентов населения проживают в южной части Канады, где ярко выражены все четыре сезона, а в некоторых городах летняя температура достигает 30 градусов.

3. Эстония

Забавно, но многие жители постсоветского пространства считают эстонцев медлительными и заторможенными. Происхождение данного стереотипа связано с особенностями эстонского языка. Большое количество сдвоенных гласных в словах, как бы делят их на части, из-за этого слух фиксирует паузы, а речь кажется замедленной. На самом деле речь эстонцев быстрее, чем у финнов и примерно такая же, как у американцев. Что касается ритма жизни, он действительно замедленный. Жители этой небольшой страны не любят спешку и суету.

4. Австралия

Есть люди, которые уверены, что Сидней — столица Австралии. Другие считают, что столица — Мельбурн. Оба утверждения ошибочны. На самом деле столицей Австралии является небольшой городок Канберра, который затмили более развитые соседи.

5. Нидерланды

Практически все иностранцы ассоциируют Нидерланды с наркотиками и вседозволенностью. Туристы всерьез считают, что в Амстердаме на каждом шагу продают травку. На самом деле в стране есть четкое понятие «тяжелых» и «легких» наркотиков. Продажа вторых запрещена и карается законом. Что касается легких наркотиков, они продаются только в специализированных точках и в строго ограниченных размерах. Нелицензированная продажа марихуаны и гашиша, а также хранение наркотических веществ в крупных размерах строго карается законом. Также стоит отметить, что только 5, 5 процентов жителей страны регулярно употребляют наркотики, остальные считают, что это ниже их достоинства. Более того, большинство голландцев являются фанатичными приверженцами здорового образа жизни.

6. Великобритания

Знаменитая фраза: «Овсянка, сэр!» заставила многих людей поверить, что англичане непременно завтракают кашей. Но жители Англии опровергают это мнение. Традиционный завтрак среднестатистического англичанина — яичница, сосиски, фасоль, грибы, помидоры и тосты с соленым маслом. Еще одно заблуждение — чайная церемония в пять часов. Об этом все мы узнали из учебников по английскому языку и действительно поверили, что ровно в пять все жители Англии откладывают дела и садятся пить чай. На деле, эта традиция уже давно не соблюдается, а большинство жителей, будучи на работе или в кафе все чаще пьют кофе.

7. Испания

Испанцы опровергают утверждение, что коррида — это главный и любимый вид спорта. Во первых, бои с быком не являются видом спорта. Во вторых, испанцы обожают футбол. Именно он является любимым и самым главных видом спорта, а коррида — это чудовищное зрелище, к которому большая часть населения относится негативно. Стоит отметить, что с 2011 года бои с быками запрещены во многих районах Испании, а там где еще проводятся, зрители имеют права голоса.

8. Швеция

Среди иностранцев бытует мнение, что Карлсон является самым любимым сказочным персонажем для всех шведов. Однако, это совсем не так. Шведы совершенно не любят Карлсона, считая, что своим дурным характером он подает плохой пример детям. Еще одна ложь — существование домика Карлсона, который якобы находится на крыше бывшего дома писательницы Астрид Линдгрен. А вот кого население Швеции на самом деле искренне любит, так это Пеппи Длинныйчулок.

9. Япония

Туристам сложно принять тот факт, что суши — вообще редкий гость на столе коренных японцев. Более того в стране Восходящего солнца практически не готовят суши в виде роллов, которые так популярны за ее пределами. А вот самым популярным и любимым блюдом японцев является лапша рамен. Этот суп многие люди едят даже на завтрак, ведь он очень сытный и способный зарядить энергией на весь день.

10. Мексика

Огромное количество боевиков про мексиканских наркоторговцев заставили иностранцев поверить, что Мексика — это бедная и опасная страна, где процветает торговля наркотиками, а на каждом шагу звучат выстрелы. Что же, в Мексике действительно есть относительно неблагополучные регионы. К таким относятся города, расположенные на границе с США. Что касается остальной территории, то она представляет собой преимущественно спокойные районы и курорты, которые населяют гостеприимные и добродушные люди. Также стоит отметить, что уровень жизни и социального обеспечения в Мексике уже давно обогнал Америку.

11. Франция

Французы уделяют массу внимания питанию, предпочитают изысканные блюда и не едят фастфуд. До определенного времени это действительно было правдой. Раньше государство не приветствовало и не финансировало заведения быстрого питания, но в последнее время власти ослабили контроль и французы с удовольствием начали потреблять вкусную и вредную пищу. Статистика последних лет показывают, что выручка заведений быстрого питания значительно превышает прибыль традиционных заведений.

12. Монголия

Мало кто из туристов всерьез раздумывает над поездкой в Монголию. Более того для большинства людей эта страна представляется глухой и опасной степью. Большую часть Монголии действительно занимает степь, а часть населения по прежнему ведет кочевой образ жизни. Однако есть в этой стране и развитые города, не отстающие от остального мира. Что касается населения, монголы не избалованы туристами, поэтому относятся ко всем приезжим более чем доброжелательно. Даже кочевники с радостью принимают туристов, приглашая их к себе домой и угощая национальными блюдами.

13. США

Действительно США считается родиной фастфуда, а огромное количество населения страдает от избыточного веса. Но в последние десятилетия страна взяла курс на борьбу с ожирением. Многие люди, осознав вред трансжиров, навсегда отказались от фастфуда и стали вести здоровый образ жизни.

Видео-бонус:

В продолжение темы об устоявшихся убеждениях

Сложившиеся стереотипы о разных национальностях в ОАЭ January 11th, 2012

На местном форуме эмоционально обсуждали статью о национальных стереотипах разных граждан. Я собрал выдержки из статьи и высказывания разных людей с форума в один жгущий на национальной почве пост.


Арабские Эмираты известны во всем мире своим многонациональным сообществом и смешением культур. На начало 2012 года иностранное население страны составило 85%. Несмотря на то, что смешение людей в ОАЭ со всего мира функционирует органично и не вызывает проблем, все же в стране сложились некоторые стереотипы.

Стереотипы также создаются и появляются и в отношении резидентов ОАЭ филиппинского происхождения. Зачастую, филиппинок принимают здесь за домработниц.

«Я замужем за французом, мы живем на вилле всей семьей в районе The Springs», — рассказывает одна филиппинка, пожелавшая не называть свое имя. — «Каждый раз, когда к нам в дом приходят незнакомые люди, и я открываю дверь, меня просят позвать хозяйку или хозяина дома. Мне долго приходится объяснять, что я и есть хозяйка».

«Русские люди ассоциируются у многих, как сильно пьющие, а русские женщины считаются одними из самых красивых в мире», — рассказывает Елена Лой, россиянка, работающая в одном из магазинов в торговом центре Mall of the Emirates. — «Я думаю, это — нонсенс. За свою жизнь я встречала много красивых женщин других национальностей, а также пьяниц, которые не были русскими».

«Мы не террористы», — утверждает Амджад Икбал из Пакистана и просит обратить внимание всех на его слова, поскольку он очень возмущен инсинуациями, которые часто слышит в свой адрес.

Таким же образом иранец Али Реза Мухаммади утверждает, что ему ничего неизвестно о ядерной бомбе, которая якобы строится в его стране. «В эти обвинения верит каждый, поскольку они усиленно муссируются в прессе каждый день, но это неправда», — говорит Мухаммади.

Иногда стереотипы, наоборот, играют положительную роль в жизни людей. «За нами закрепилась слава прилежных и трудолюбивых работников, которые пунктуальны и никогда не опаздывают», — рассказывает Кристиан Хенн из Германии. — «Признаться, такой стереотип очень помогает мне в работе, люди очень легко доверяют мне важную работу, когда узнают, что я немец. Хочется верить, что данный стереотип является правдой. К тому же, я действительно никогда не опаздываю».

Очень многие в ОАЭ считают, что западные экспаты обладают большей презумпцией невиновности и кредитом доверия, чем выходцы из других стран. Им легче найти себе работу, их реже штрафуют, получить визу для них в какую-либо страну гораздо легче, чем гражданам развивающихся стран. За это они часто подвергаются критике со стороны тех людей, которые лишены таких привилегий.

«Что касается вождения автомобиля в ОАЭ, то лучше всего быть эмиратцем», — подтверждает местный гражданин, живущий в Абу-Даби, который отказался назвать свое имя. — «Я очень плохой водитель, и репутация плохих водителей уже прочно за нами закрепилась. Когда люди видят номерной знак моего автомобиля, они предпочитают держаться от меня на почтительном расстоянии и не рискуют приблизиться». (Ниже ролик на 50 сек. о вождении в ОАЭ).

Зашёл разговор за то, «почему у российских специалистов здесь так плохо с трудоустройством?»
Мной считалось, что такое положение исходит из того, что рекрутинговым бизнесом (а здесь это сродни шоу бизнесу) заправляют специфичные национальности. Создали монополию и жёстко держат рынок, не давая никому проникнуть. Доподлинно известно, что «Мэнпауэр» (в прошлом «Кларендон Паркер») протежирует только своих британцев на ключевые позиции, в хлебные места (при чём людей совершенно некомпетентных, не имеющих нужного образования и / или опыта работы) чтобы те, в свою очередь, их не забывали и заключали контракты «на поставки» или уведомляли о вакансиях.

То же самое обстоит и в Джёб скан, джёб лайн, ЕйБиСи, которые протежируют своих индийцев. Т.е. «минорным» национальностям может, конечно, что-то перепасть, но именно «перепасть», если другие уже насытились, или требуется «рашн спикинг», как правило, не на «экзекютив левел». На «экзекютив левел» всё равно просунут своего индийца, даже если требуется «рашн спикинг». Убедят работодателя.

Т.е. русских тут гнобят, к кормушке не допускают, потому как у них нет прочных позиций в рекрутинговом бизнесе (вернее их вообще нет. То, что предлагают русскоязычные рекрутинговые агентства в этой стране, это детский сад и дилетантство, нет у них здесь никаких позиций).

Однако мой оппонент заметил, что вовсе необязательно, что это из-за отсутствия прочных позиций в рекрутинге. За русскими (русскоязычными) ещё водится репутация, что они на работе подворовывать любят (бензин налево продавать, дизель, другое топливо, урвать всё, что плохо лежит. Замечены были морские команды и работники аэропортов). Есть и другие грешки за русскими. Например, работать не любят. Всё время ищут любую возможность чтобы как меньше работать или не работать вовсе. И не то, чтобы другие национальности этим не грешат, но они это делают «по-умному», когда вроде бы «все знают или догадываются», но «придраться не к чему». Русские (русскоязычные) же делают это топорно, глупо, и не могут вовремя остановиться.

Прошлым вечером в Giante. В отделе фруктов. Стоит индуска или шриланкийка и выбирает огурцы. Отошла и тут скатился огурец, и на пол. Она на него наступает, видит это и отходит в сторону.
Я ей: наступила — подними. Подняла и туда же в кучку кладёт. Опять делаю замечание. Хм, положила рядом у коробок. Нет, ну не дура? А вроде прилична одета и явно не домработница.
Стереотип, не стереотип, а я знал, что она не поднимет.
Европеец всегда поднимет, если уронил — замечал ни раз. Сам роняю и тоже кладу обратно.
А этим ….. ещё далеко до культуры.
Хаузвайф как-то писала, что как-то была в гостях у достаточно состоятельной индусской семьи, так они крошки на пол после обеда сбрасывали.
Европеец или американец обязательно поздоровается в лифте и спросит на какой этаж.
Эти же крайне редко. Да и русские тоже.

В офисе случай был: индуска, менеджер среднего звена, очень образованная, европеизированная дама, уронила половинку булочки от гамбургера на пол. Я ей киваю, Димпл, ты что-то уронила. Она говорит, пусть уборщики подбирают, я им за это плачу.
Я ей: «Уборщикам платишь не ты, а генеральный. Уборщики придут вечером, что ж теперь это до вечера на полу валятся будет?Э В общем она с недовольным видом допинала булочку до мусорного ведра, и обмотав пальцы салфетками, подняла и выбросила булку в ведро. Со мной потом не разговаривала.

Русские работают очень хорошо. Тем более тут. Никому не хочется терять хлебное место. Однако проблема в том, что русские агрессивны и слишком напористы, конфликтны — такая у них репутация, что отчасти правда. Еще считается что русские плохо знают английский, а бабы русские — блядоваты. Русским не удается построить нормальные отношения в коллективом индусов, потому что русский будет на индусов наезжать и возмущаться, почему они плохо работают. А индусы этого не допустят. Так же и арабы. Да еще и от русских.

Если русский человек в офисе работает хорошо — то все равно трудно будет расти, так к нему относятся подозрительно, а таланту просто завидуют, и боятся ставить на высокие должности. Знаю одного русского, которого поставили на очень хорошую должность. Все его сразу возненавидели — потому что он слишком умный и говорит то, что думает, то есть правду. Посмотрим, сколько он продержится.

По материалам

В нашей жизни есть немало стереотипов, которым мы привыкли доверять.

Мы собрали самые популярные стереотипы, которые сразу приходят в голову при упоминании той или иной страны. Но оказалось, что они сильно устарели, а то и вовсе никогда не были правдой.

Испания. Коррида — главный и любимый спорт испанцев
Испанцам бы не понравилось такое мнение, потому что, во-первых, любимый спорт — это футбол, а коррида — это вообще не спорт. Она действительно имеет большое значение для страны, но как историческое наследие прошлого.

Ежегодные опросы показывают, что более 60 % испанцев отрицательно относятся к корриде и считают ее бессмысленной жестокостью. Но открыто выступать за запрет решается менее 40 %. Во многих районах страны коррида запрещена, в частности, в Каталонии она не проводится с 2011 года. А в тех районах, где коррида все еще разрешена, испанцы «голосуют ногами» — посещение резко снизилось, а власти сократили финансирование.

Великобритания. «Овсянка, сэр!» и five o’clock

Традиционный английский завтрак — это совсем не каша. На самом деле в него входят яичница, сосиски, фасоль, грибы, помидоры, а для тех, кто выдержал, — тосты с соленым маслом. Миф об овсянке тянется из XX века, когда шотландская овсянка поставлялась на экспорт в привлекательной упаковке.

Что касается чая, то пресловутый five o’clock уже давно не соблюдается. Он может быть накрыт для туристов в кафе или стать частью высокопоставленного приема. В обычной жизни англичане не перестали любить чай, но кофе любят не меньше. И если чай — это больше домашний напиток, то в кафе англичанин скорее закажет кофе.

Япония. Самое популярное блюдо — суши

То, что японцы практически не едят суши в виде привычных нам роллов, остальной мир уже усвоил. Комочек риса с рыбой — традиционный вид суши для японца, а любимый многими ролл «Калифорния» если и найдется во всей огромной стране, то только в заведениях для туристов. Хотя придумал его все же японец. В 1973 году Итиро Масита, шеф-повар ресторана Tokyo Kaikan в Лос-Анджелесе, решил популяризировать суши в Америке, и это ему удалось!

Но факт, что суши — это вообще редкий гость на столе среднестатистического японца, принять сложно. Самое популярное блюдо в Японии — лапша рамен. Такой суп большинство японцев предпочтут съесть даже на завтрак. Ведь утро надо начинать с сытной еды!

Все голландцы любят дурманящие вещества, в стране официально разрешены наркотики

Голландцы думают с точностью до наоборот, особенно в Амстердаме, — все туристы приезжают сюда за травкой и доступными удовольствиями. Но только около 5,4 % жителей страны регулярно дурманят себя, что ниже среднего показателя по Европе — 6,8 %. А многие нидерландцы вообще считают ниже своего достоинства курить травку. Голландцы фанатично озабочены своим здоровьем, а держать себя в форме помогают наличие велосипедов и занятия бегом.

Не стоит верить в миф о «вседозволенности» — за хранение и распространение наркотиков здесь несут такое же серьезное наказание, как и в других странах. Власти четко разделили понятия «тяжелых» и «легких» наркотиков. Легкие наркотики продаются в специализированных точках, но продажа строго ограничена. Нелицензированная продажа марихуаны и гашиша или хранение наркотиков в крупных размерах также караются законом.

Швеция. Карлсон — самый известный сказочный персонаж

Карлсон — популярнейший сказочный персонаж за пределами Швеции, и многие туристы, приезжая в страну, надеются найти сувениры с ним на каждом шагу. Но не тут-то было. Шведы не любят Карлсона за скверный характер и считают, что он подает плохой пример детям. Зато в Швеции обожают Пеппи Длинныйчулок — веселую и добрую девочку. Всех героев Астрид Линдгрен можно увидеть в музее Юнибаккен.

В рунете до сих пор можно встретить ложную информацию, на которую попадаются туристы, — о том, что домик Карлсона находится на крыше бывшего дома писательницы. Его там нет и никогда не было, а фото домика сделано в одном из дворов Санкт-Петербурга.

Австралия. Столица страны — Сидней

Крупные города Австралии всех сбивают с толку, и с ходу назвать столицу страны сможет не каждый. Сидней и Мельбурн затмили Канберру, однако столицей является именно этот город.

Еще одно распространенное суждение об Австралии — там вечное лето и очень много опасных ядовитых существ. Но климат здесь на любой вкус — в Австралии 6 климатических поясов, а в определенных районах страны бывает ощутимо холодно — около 0 °C.

Ядовитые существа, конечно, живут в Австралии, но их опасность для человека преувеличена. От укуса паука никто не погибал с 1979 года, а самого опасного моллюска — географического конуса — еще нужно поискать.

Мексика — бедная и опасная страна

Благодаря американским фильмам мы представляем Мексику довольно подозрительной и небогатой страной, где орудуют наркоторговцы. Относительно опасные регионы действительно существуют в Мексике, преимущественно на границе с США.

Большая же часть Мексики и ее курорты очень гостеприимны, а жители — добродушны. Что касается благосостояния страны, то ему завидуют многие американцы. В отдельных областях Мексики уровень жизни и социального обеспечения давно обогнал США. Поэтому возникла новая тенденция — некоторые американцы на пенсии стараются переехать в Мексику: пенсии здесь гораздо выше, а налоги при этом меньше.

Эстонцы медлительны и медленно разговаривают

Ритм жизни в маленькой Эстонии действительно довольно размеренный, но это не значит, что эстонцы медлительны. Они просто никуда не несутся сломя голову в повседневной жизни. Что же касается темпа речи, то по лингвистическим меркам они те еще болтуны. Эстонцы говорят быстрее финнов и примерно в том же темпе, что и американцы, а ощущение замедленности речи возникает из-за частых сдвоенных гласных в эстонском языке. Они как бы делят слово на две части, а ухо фиксирует паузу в речи.

Французы — поклонники изысканных блюд и не едят фастфуд

Многие французы такие поджарые, потому что уделяют большое внимание трапезе и тому, что едят. В современном мире это в равной степени касается всех людей, следящих за здоровьем, независимо от страны. А вот «вирус фастфуда» во Францию уже проник. Если раньше государство не приветствовало и не финансировало открытие ресторанов быстрого питания, то теперь в законах наступило послабление. Статистика последних лет показывает, что выручка таких ресторанов в несколько раз превышает прибыль традиционных заведений.

Монголия — Сплошная степь и опасна для путешествий

Для многих людей Монголия — это какое-то белое пятно на карте: так мало о ней известно. И конечно, поездки по глухой степи чреваты неприятными приключениями. Большую часть страны действительно занимают степные просторы, а многие монголы до сих пор являются кочевниками. Однако большие города, особенно столица Улан-Батор, живут современной жизнью, которая не слишком разнится с остальным миром. Монголы пока не избалованы туристами, поэтому относятся к ним максимально доброжелательно. Экскурсии по степям часто сопровождают проводники, но и без них кочевники с удовольствием показывают свой быт, угощают и размещают гостей.

Канада — Всегда холодно

Как и Россия в представлении иностранцев, далекая Канада часто ассоциируется с ушанками и медведями.

Северная территория Канады действительно постоянно покрыта снегом, но 90 % жителей проживают на юге страны, на границе с США. И в этой части Канады все четыре времени года ярко выражены. Теплая весна и жаркое лето — прекрасной погодой канадцы могут насладиться в полной мере: в Торонто и Монреале, например, летняя температура достигает +30 °C.

Что же касается суровых зим, то например жители Ванкувера редко видят снег — зима здесь больше дождливая. За снегом добро пожаловать в Торонто и другие города, где зима посерьезней.

гендерные стереотипы, и в чем их опасность

Материалды қазақ тілінде оқыңыз: Қоғамдастық айтады: гендерлік стереотиптер және олардың қауіптілігі неде

Мы все живем в социуме и, хотим того или нет, впитываем то, что этот самый социум в нас вкладывает. Гендерные стандарты общества транслируются по радио, по телевизору – в фильмах, сериалах и детских мультфильмах; в школе, в соцсетях и с высоких трибун. Мы живем в этом мире и вещи, которые мы видим и слышим воспринимаются нами как норма, то, что было, есть и будет всегда. Но кто придумал эти нормы и нужно ли так тщательно следить за их соблюдением?

Трансгендерные люди, придерживающиеся бинарных рамок феминности и маскулинности, как правило, стремятся соответствовать каким-то общепринятым стандартам, поддерживают бинарное поведение и, даже побывав по обе стороны баррикад, перенимают стереотипы того гендера, которому хотят соответствовать. И, хотя рассматривать мы будем именно «двоичную» систему, касается это абсолютно всех.

«Девочка должна быть аккуратной», «мальчики не плачут», «не служил – не мужик», «это бабская работа», «это девчачий цвет», «девочки должны быть послушными, не бегать и не драться» – наверняка каждая и каждый слышали это не раз с самых пеленок.

Сядьте и подумайте, как часто вы сталкивались с подобным? Как часто вы повторяли эти фразы, даже не задумываясь о том, что они абсолютно нелогичны и деструктивны. Во многих культурах считается, что мужчине не подобает плакать, что это делает его похожим на женщину, лишает каких-то мужских качеств. Но подумайте сами – есть ли в этом логика? Если мальчик или мужчина испытывает боль – физическую или эмоциональную, и плачет – это нормально. Слезы – это естественная психофизиологическая реакция человека. А сравнение плачущего мужчины с женщиной и становление этого ему в вину говорит лишь о проявлении мизогинии (ненависть или пренебрежительное отношение к женщинам).

Для трансгендерного человека, который находится на бинарном пути, такие стереотипы представляют немалую проблему. Трансгендеру нужно узнать себя, найти свое место в мире, разобраться с такими важными вещами как работа и документы. И также нужно научиться вести себя «правильно»? Причем более «правильно», чем цисгендерный человек. Иначе люди, даже из самого транс сообщества, будут говорить, что ты «ненастоящий/ненастоящая», что ты «притворяешься». В итоге эти требования проявляются как в поведении трансгендерной личности, так и во внешних параметрах. Некоторые трансгендерные парни стригутся исключительно коротко, даже если им самим нравятся длинные волосы; они ведут себя грубо, пренебрежительно отзываются о женщинах. Трансгендерные девушки активно пользуются косметикой, не смея даже выйти за дверь без макияжа, мечтают о большой груди и принце на белом коне. Судить за это, конечно, не стоит. Таковы требования извне. Со временем и опытом эти порывы смягчаются. Особенно, если трансгендерная персона какое-то время живет в обществе без стресса — после смены документов, приведении своих внешних данных в соответствии с внутренними ощущениями или же окружением себя поддерживающими людьми.

Гендерные стереотипы протаскивают в будущее устаревшие и давным-давно разрушенные теории о превосходстве мужского над женским, и, что хуже всего, способствуют поддержанию гендерного неравенства. Существует такое понятие, как «вера в справедливый мир». Это убеждение, что все, что происходит в мире – естественно, и что люди, с которыми происходит что-то негативное – сами притянули или заслужили это. Вера в справедливый мир также поддерживает большинство гендерных стереотипов, оправдывая их биологией и особенностями строения женского и мужского тела, оправдывая дискриминацию «естественностью».

Гендерные стереотипы очень схожи в самых разных культурах. Чисто «мужскими» качествами в большинстве народов считаются смелость, сила, железная воля, стремление доминировать. Типично «женскими» – эмоциональность, заботливость, слабость и покорность. Все это воспитывается и закладывается извне, а не дается при рождении. Приверженность таким идеям – ничто иное, как влияние патриархальных «ценностей», когда женщина низводится до роли обслуги. Связано это во многом и с деторождением – молодая мать уязвима во время беременности и первые годы после рождения ребенка. У нее просто не остается времени ни на что другое, и многие мужчины веками и тысячелетиями этим пользуются вместо того, чтобы на равных нести ответственность за собственных детей.

Огромное количество женщин стояли за спинами своих мужей, поддерживая их во всем, как того требовало от них общество, тянули домашний быт, воспитывали детей и смотрели за престарелыми родственниками. Мужчины при этом могли спокойно заниматься «делом своей жизни» – писать картины или романы по 12 часов в день или что-то исследовать. Женщины, которые принимали в делах не меньшее участие, переписывая рукописи по нескольку раз, делая сложные математические расчеты для формул, оставались в тени.

Некоторые женщины брали себе мужские псевдонимы (и делают так до сих пор) чтобы их творения лучше продавались, некоторые – указывали своих мужей в качестве авторов, и те, разумеется, получали лавры почета вместо жен.

Так что аргументы в пользу стереотипов, что «они бы не прижились просто так», «для стереотипов есть все основания» несостоятельны.

«Женщина должна быть ухоженной, а мужчина чуть-чуть красивее обезьяны» говорят люди вокруг и в шутку, и всерьез. В итоге на женщину с самого раннего возраста наваливается необходимость соответствовать определенным требованиям, даже если они зачастую противоречат друг другу: пользоваться косметикой, но так, чтобы все выглядело естественно, ходить на педикюр и маникюр, в то время как мужчине просто достаточно подстричь ногти, следить за фигурой, сидеть на диетах и ходить на фитнес – и, при этом, не тратить слишком много денег. Женская одежда должна подчеркивать «достоинства» и скрывать «недостатки» фигуры, не быть слишком откровенной и слишком закрытой.

Неудивительно, что трансгендерные девушки начинают загонять себя в эти двойственные рамки, считая их нормой. Иногда это становится серьезной невротической проблемой. Если девушка прекратит брить ноги на нее тут же обрушится шквал негодования.

Стоит добавить, что женщины, даже работающие на самых высоких должностях, получают в среднем на 30 процентов меньше за выполнение аналогичных с мужчиной задач; непременно возникнет ситуация со «стеклянным потолком», когда продвижение женщин по карьерной лестнице будет ограничено, причем этот барьер никак не связан с ее профессиональными качествами. Де-юре это нигде не прописано, де-факто – соблюдается многими.

Мужчины, следующие «традиционным ценностям» часто бывают агрессивны. Домашнее и сексуальное насилие в первую очередь означают проявление власти. К большому сожалению, такое поведение перенимают и некоторые трансгендерные мужчины, считая нормой применять насилие и требовать от своей партнерки вести домашнее хозяйство. Что не менее печально – насильственные действия распространены там, где жертвы не получают защиты от органов правопорядка и подвергаются осуждению со стороны общества.

Сами мужчины тоже становятся заложниками токсичной маскулинности: в обществе постоянно говорят о том, что мужчина должен уметь терпеть любую боль, что он должен мыслить исключительно хладнокровно и не давать выхода эмоциям. Из этого следует, что к врачам мужчины обращаются очень редко, доводя условную простуду до состояния гнойного гайморита; редко признаются в том, что над ними когда-то совершалось сексуальное насилие, опасаясь насмешек и остракизма.

Некоторые гендерные стереотипы вполне успешно могут меняться и подстраиваться под нужды тех, кому дискриминация оказывается выгодной, в том числе и в материальном плане.

Многие трансгендерные люди, совершившие переход и социализировавшись в обществе, отмечали, что заметили разительные отличия в отношении к ним до и после перехода. Например, к транс мужчинам, чей внешний вид никак не отличался от внешнего вида цисгендерных мужчин, стали чаще прислушиваться, а их слова воспринимать всерьез и с первого раза. Транс женщины же напротив отметили, что многие их действия или вопросы по поводу чего угодно вызывали критику или насмешки.

Как жить вне гендерных стереотипов?

Люди, что дети, что взрослые – это личности. Характер, умения, таланты и профессиональные навыки никак не зависят от вида и размеров половых органов. Важные качества, которые пригодятся по жизни всем, это умение отстаивать свои интересы, аргументированно высказывать свое мнение на основе имеющихся фактов, самостоятельность и креативность.

Людям нужно учиться эмпатичности и уметь контактировать с людьми без агрессии.

Мы все хотим жить спокойно, мирно, с соблюдением наших прав. И когда говорят, что для улучшения мира нужно начать с себя, то в этом есть немалая доля правды. Прислушивайтесь к другим людям. Не обесценивайте чужой опыт. И если вам говорят, что ваши слова ранят – остановитесь. Все мы – разные, и это, несомненно, нужно учитывать. Каждый может заниматься чем угодно и вести себя как захочет в рамках закона, и не мешая при этом другим людям. Это простая истина, которую в нашем обществе почему-то упорно игнорируют, мешая себе и другим жить по-настоящему свободно.

Не поддерживайте стереотипы – ни гендерные, ни расовые, ни какие-либо еще. Даже если вам кажется, что они правдивы, на самом деле ничего, кроме вреда, они не несут.

Относитесь друг к другу бережно!

4 Разрушение стереотипов на практике

мир вокруг них. Девайн описала свое исследование, в ходе которого проводились кластерные рандомизированные контролируемые испытания на факультетах науки, технологий, инженерии, математики и медицины (STEMM) Университета Висконсина (Devine et al., 2017). Она сказала, что эти факультеты исторически страдали от недопредставленности женщин на факультете. Половина отделов прошли обучение модели разрушения стереотипов, а половина не прошла обучение.По ее словам, отделы, прошедшие обучение, повысили свою эффективность в борьбе с предвзятостью по признаку пола, как в отношении приверженности устранению предвзятости, так и в действиях, предпринятых для уменьшения предвзятости, о которых сообщают сами. Через два года после вмешательства отделы, прошедшие обучение, нанимают примерно на 15% больше женщин, чем это было в начале исследования. Это показывает, что люди могут быть мощными агентами изменений как в себе, так и в своем окружении, сказал Дивайн.

В заключение Дивайн сказал, что предубеждение — это привычка, которую необходимо сначала сломать у отдельных людей, а затем разобраться с ней в более широком социальном контексте.«Это привычка, которую можно изменить, чтобы создать в целом лучшую, более гостеприимную и инклюзивную среду для тех, кто исторически подвергался предубеждениям», — сказала она.

Марк Л. Хатценбюлер
Колумбийский университет

Хатценбюлер начал с наблюдения, что «думая о стигме, мы часто представляем себе конкретные события и переживания, которые происходят с людьми, такие как преступления на почве ненависти, издевательства или становление объектом [негативных] стереотипов». Однако, по его словам, хотя эти виды опыта важны, они представляют собой лишь «верхушку айсберга» с точки зрения того, как стигма действует в мире.Стигма гораздо шире этих конкретных событий и переживаний; оно пропагандируется и укрепляется через социальные институты, законы, политику, а также социальные нормы и отношение к стигматизированным группам. По словам Хатценбюлера, такие структурных форм стигмы действуют чуть ниже поверхности повседневной жизни, оказывая глубокое влияние на здоровье и благополучие членов стигматизированных групп.

Несмотря на то, что структурная стигма укоренилась во многих учреждениях (например,g., школы, система уголовного правосудия, средства массовой информации и больницы), Хатценбюлер сказал, что сосредоточил свое внимание на институциональных законах и политике по двум причинам. Во-первых, законы и политика являются четкими мишенями для вмешательств, направленных на снижение структурных форм стигмы. Во-вторых, исследования показывают, что государственная политика не только отражает социальные нормы и отношение к стигматизированным группам, но и помогает формировать эти нормы и

«Сильная» черная женщина? «Умный» азиат? Обратная сторона позитивных стереотипов: кодовый переключатель: NPR

Позитивные стереотипы могут заставить людей чувствовать себя неудачниками, если они не соответствуют им. Джейми Джонс / Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Джейми Джонс / Getty Images

Позитивные стереотипы могут заставить людей чувствовать себя неудачниками, если они не соответствуют им.

Джейми Джонс / Getty Images

В старших классах средней школы я начал бояться исчисления.Каждый раз, когда мой учитель клал наши тесты лицевой стороной вниз на наши парты, я поднимал угол страницы ровно настолько, чтобы видеть результат, обведенный красным. Цифры быстро падали: 79, 64, 56.

Мои одноклассники и я не стеснялись своих оценок. После занятий мы зависали за дверью и сравнивали их. Но когда мои друзья спросили меня, что я получил на тестах, я по-детски сказал: «Я не говорю».

Другие дети в классе закатывали глаза и бормотали комментарии о том, что я «наверное, преуспел.«Может быть, они помнили, как я хвастался по алгебре, или когда я помогал им с домашним заданием по тригонометрии. Или, может быть, хорошие результаты на тестах были как раз тем, что мне подходило.

Потому что я азиат. .. верно?

Все мы слышали так называемый «позитивный» стереотип: черные хорошо играют в баскетбол, итальянцы отлично готовят, женщины прирожденные воспитатели, они меня злят, и я всегда с трудом придумываю контрпримеры: латиноамериканцы с двумя левыми ногами или неприятные миннесотцы.

Но это не объясняет, почему эти стереотипы оскорбительны. Почему больно говорить что-то хорошее? Почему вы не хотите, чтобы люди думали, что вы хорошо разбираетесь в математике?

Вот почему: как только вы поймете, что между расой и способностями существует связь, вы окажетесь на скользкой дорожке к плохим вещам: чернокожие ленивы, евреи дешевы.

Вера Любой стереотип основан на «более глубоком убеждении, что мы можем что-то узнать о людях на основе того, что мы знаем об их группе», — говорит Аарон Кей.Он психолог в Университете Дьюка.

И множество положительных стереотипов, говорит Кей, привязаны к негативным. Возьмем идею о том, что чернокожие хороши в спорте. Хотя это дополняет их физические способности, это подрывает их «когнитивную сторону более высокого уровня», объясняет Кей. Например, если чернокожие прирожденные спортсмены, они не могут выступать с прощальной речью.

Позитивные стереотипы влияют не только на то, как люди воспринимаются другими. Они также искажают то, как люди воспринимают себя.Дженнифер Ли, профессор социологии Калифорнийского университета в Ирвине, писала, что люди, которые не соответствуют позитивным стереотипам, часто «чувствуют себя неудачниками».

Но даже люди, которые делают в соответствии с положительными стереотипами, не могут победить. Потому что, когда вы соответствуете положительному стереотипу, вы можете не получить похвалы за приложенные усилия. А ваш успех может укрепить этот стереотип в сознании людей, оставив меньше места для того, чтобы они думали о вас как о собственной личности.

А вот дальше будет еще страшнее.

Потому что положительные стереотипы могут иметь опасные материальные последствия. Об этом сообщает L’Heureux Lewis-McCoy, профессор социологии и изучения чернокожих в Городском университете Нью-Йорка. Как только стереотип становится мейнстримом, мы забываем, как он сформировался.

Например: стереотип сильной черной женщины. Льюис-Маккой говорит, что это связано с тем, что многим чернокожим женщинам приходится преодолевать препятствия из-за расизма и сексизма.

Как только мы принимаем мнение о группе, объясняет он, «мы склонны упускать то, что формирует их возможности».

Факторы, формирующие образ «сильной черной женщины» — ограниченные социальные ресурсы, вынужденная работать долгие часы — могут исчезнуть, как только мы примем этот стереотип. И если мы считаем черных женщин сильными, то нет причин делать мир для них более справедливым.

Итак, в следующий раз, когда вы захотите похвалить чернокожих женщин за их силу духа, индийцев за их техническую смекалку или ямайцев за их хладнокровие, подумайте дважды.Потому что, ожидая от них успеха, вы, возможно, просто настраиваете их на провал.

Культура, стереотипы и идентичность | Лицом к лицу с историей и самим собой

В какой степени на нашу идентичность влияют наша семья и общество? Как стереотипы и предрассудки влияют на то, кем мы себя считаем? Как стереотипы могут повлиять на наше чувство гордости, безопасности и независимости?

В феврале 2014 года Управление Провинциального адвоката по делам детей и молодежи (Онтарио) выпустило документ «Перья надежды: план действий молодежи коренных народов» .В этом плане перечислены «шаги к надежде» — действия, рекомендованные группой молодежных лидеров в отношении того, как правительство и лидеры общин коренных народов должны решать трудные реалии, с которыми молодые представители коренных народов сталкиваются в своей жизни в заповедниках. В приведенном ниже отрывке один из авторов доклада обсуждает проблему идентичности коренных народов.

Когда мы росли, большая часть нашей идентичности формировалась нашими родителями, бабушками и дедушками и целыми сообществами. Оно формируется тем, чему нас учат в школе, отношением и поведением по отношению к нам других в резервации и за ее пределами и репрезентациями, которые мы видим — или не видим — о себе в средствах массовой информации и в основном канадском обществе.На то, как мы себя видим, сильно влияют наши семьи в культурном и традиционном смысле этого слова, то есть дальние родственники, советы наших групп и лидеры коренных народов, медики и педагоги среди прочих. Это заставляет меня задуматься о том, как эти влияния влияют на нашу жизнь и какое влияние они оказывают на то, как мы воспринимаем себя как молодежь и отдельных людей.

Начнем с того, что трудно говорить о том, как молодежь коренных народов видит себя. Я встречал самых разных молодых людей, от самых гордых из гордых молодых людей коренных народов до тех, кто чрезвычайно застенчив, замкнут и безмолвен.. . . Я считаю, что наиболее уверенными в себе обычно являются те, кто прочно связан со своей культурой и корнями коренных народов. Сильное чувство собственной идентичности обеспечивает уровень уверенности, который влияет на то, что мы делаем, и на все внутри нас, вплоть до решений, которые мы принимаем.

Не может быть и речи об идентичности, если мы не упомянем широко распространенные стереотипы, влияющие на то, как другие воспринимают нас и как мы сами. Вот некоторые общие термины и идеи, которые используются для описания коренных народов:

Положительные стереотипы : Духовные мастера, любящие природу, говорящие с духами, мудрые, стойкие, традиционные, храбрые, длинноволосые, воины.

Негативные стереотипы : Индейцы, аборигены, боганы, наты, бел-индейцы. . . алкоголики, ленивые, краснокожие, дикие, богатые, нищие, наркоманы, головорезы, гангстеры, неблагодарные, жертвы, злые, не облагаемые налогом, коричневые (или «белые»), жестокие.

Многие из этих стереотипов противоречивы и вызывают недоумение у молодежи. Нам, представителям коренных народов, нужно начать подвергать сомнению убеждения, которых мы придерживаемся друг о друге и о самих себе. Молодежь должна быть вовлечена в процесс самообучения, чтобы начать разрушать негативные представления о себе, которые мы видим и во что верим.Мы должны исследовать, откуда берутся эти убеждения, и начать подвергать сомнению достоверность источников, а затем работать над восстановлением нашей идентичности с помощью позитивных и вдохновляющих представлений о себе. Работа с нашими старейшинами будет жизненно важной частью этого процесса.

. . . От бит-боксеров, хип-хоперов, художников, молодых лидеров, барабанщиков, певцов, танцоров и спортсменов до экспертов по традиционным знаниям, студентов традиционной медицины и охотников, мы все разделяли мнение о том, что мы являемся сплоченной группой, объединенной в наши различные личности.Мы были «7 оттенками коричневого», если позаимствовать название группы на форуме, которые придумали это название, чтобы все в группе чувствовали себя сопричастными.

Когда у нас есть сильная, здоровая и позитивная идентичность, мы чувствуем себя достаточно уверенно, чтобы следовать тому, что сделал бы любой другой, с точки зрения достижения наших жизненных целей, получения образования и чувства способности изменить наш мир, несмотря на любые негативные сообщения, которые мы слышим от других. исходя из цвета нашей кожи. К сожалению, некоторые из вещей, которые наши родители передали нам, чтобы защитить нас от проблем, с которыми они столкнулись в детстве, были ошибочными, хотя и с благими намерениями.Например, некоторые родители предпочли не передавать свои языки, опасаясь, что их дети вырастут и столкнутся с трудностями в жизни в современном мире, потому что им будет трудно знать, как говорить и на нашем языке, и на английском. Традиции не передавались из поколения в поколение из-за страха наших родителей перед стигматизацией и опасения, что соблюдение определенных традиций, таких как окуривание (один из способов использования народной медицины), использование наших лекарств, использование парилки и церемоний можно назвать «черной магией».«Этому чувству стыда за наши традиции и культуру наших родителей учили, когда они были маленькими детьми в школах-интернатах, и до сих пор с ним борются в наших домах. . . .

Трудно идентифицировать себя как представителя коренных народов в основном канадском обществе, когда вы несете это чувство стыда и живете в окружении людей, которые смотрят на вас свысока. . . . 1

Стереотипы приводят к низкой эффективности, считает эксперт


афроамериканца с теми же оценками, результатами тестов и мотивацией, что и их белые школьные коллеги, получили более низкие оценки в колледже по сравнению с другими группами.А женщины с точно таким же уровнем подготовки получали более низкие оценки по углубленным математическим курсам, чем мужчины.

«Наше объяснение этой низкой успеваемости, в значительной степени, мы думаем, что это связано с угрозой стереотипов», где негативные стереотипы об определенных группах — такие как ложные представления о том, что афроамериканцы менее умны, чем другие, или что женщины не имеют математических способностей — может повлиять на производительность, сказал Клод Стил, декан Высшей школы образования Стэнфордского университета.Он прочитал публичную лекцию Роберта Л. Харриса-младшего «Достижения в науке» 11 апреля в аудитории Statler.

В ходе экспериментов Стил обнаружил, что при снятии давления одни и те же стереотипные группы работали так же хорошо, как и их коллеги.

Стереотипная угроза «случается со всеми», — сказал Стил. Идея состоит в том, что, когда личность человека связана с негативным стереотипом, и этот человек участвует в важных действиях, которые имеют отношение к этому стереотипу, он или она будет отвлекаться и беспокоиться, а затем будет отставать в манере, соответствующей стереотипу, сказал Стил. .

В экспериментах Стил и его коллеги давали женщинам и мужчинам, которые имели равные и отличные математические навыки и мотивацию, часть экзамена на выпускной экзамен по математике. Стил считал, что помимо разочарования в материале, с которым столкнулись обе группы, женщины столкнутся с дополнительным давлением, поскольку они борются с негативными стереотипами о том, что общество считает их несовершенными в математике. «Поскольку это сложно, это разочаровывает, это делает стереотип о группе актуальным как интерпретацию личного опыта», — сказал Стил.По его словам, в тесте женщины «показали на целое стандартное отклонение меньше, чем мужчины».

Но когда женщинам сказали заранее, что «вы, возможно, слышали, что женщины не так хороши в математике, … но это не так для этого теста, это тест, в котором женщины всегда справляются так же хорошо, как мужчины …», — сказал Стил, «женщины справились так же хорошо, как и столь же квалифицированные мужчины. Разница полностью исчезла».

Те же результаты подтвердились в тесте на расовые стереотипы, где афроамериканцам и белым учащимся дали стандартный тест на IQ, где каждый вопрос включал шаблоны с квадратами разного размера.Опять же, «черные показали полное стандартное отклонение хуже, чем белые студенты, что является точным размером разницы IQ между черными и белыми в общей популяции», — сказал Стил.

Но когда группам сказали, что тест — это просто головоломка, не имеющая ничего общего со способностями и развлечением, «согласно этой инструкции чернокожие ученики выполнили этот тест точно так же, как белые ученики», — сказал он.

По его словам, на институциональном уровне важно поощрять разнообразие и формулировать его как «необходимое для достижения совершенства», когда различные точки зрения приводят к свежему мышлению и решениям проблем.«Представленный таким образом, человек понимает, что его личность способствует ситуации, а не вредит… и это снижает угрозу», — добавил он. Он также сказал, что образцы для подражания важны для снижения угрозы стереотипов, показывая людям, что тот, кто разделяет их идентичность, может добиться успеха.

Стил опубликовал книгу на эту тему «Свистящий Вивальди: и другие подсказки к тому, как стереотипы влияют на нас и что мы можем сделать» (2010).

Лекция была организована программой CU-ADVANCE и Управлением по развитию преподавателей и разнообразию в Корнелле.

распространенных мифов и стереотипов о бездомности —

О бездомных часто негативно отзываются в нашем обществе. Их характеризуют как опасных преступников, достойных тюремного заключения, или печальных личностей, страдающих тяжелым психическим заболеванием, которым уже ничем нельзя помочь.

Многие люди не осознают, что на самом деле у бездомных много лиц — от людей, преодолевающих расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ, и людей, живущих с психическими заболеваниями, до ветеранов, пытающихся приспособиться к гражданской жизни, и семей, которые не могут сводить концы с концами.

В целом, стереотипы о бездомности склонны обвинять бездомных в их положении. На самом деле бездомные так же разнообразны, как и любое другое население. Многие люди становятся бездомными, потому что они больше не могут позволить себе арендную плату — будь то из-за потери работы, проблем со здоровьем, зависимости, смерти в семье, повышения арендной платы или множества других причин.

Какие существуют стереотипы о бездомности?

Бездомные все имеют проблемы с психическим здоровьем или расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.

Поскольку относительно небольшое количество живущих на улице людей, страдающих паранойей, бредом и другими психическими расстройствами, очень заметно, они стали стереотипом для всего бездомного населения.

Несмотря на то, что некоторые из тех, кого мы обслуживаем в Деревнях отца Джо, — это люди, борющиеся с проблемами психического здоровья и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, существует множество причин, по которым люди становятся бездомными.

Насилие в семье является основной причиной бездомности среди женщин

По данным Safe Housing Partnerships, тридцать восемь процентов всех жертв домашнего насилия в какой-то момент своей жизни становятся бездомными.Многие жертвы жестокого обращения не имеют надежной системы поддержки, на которую они могли бы положиться, и поэтому должны искать вспомогательное жилье и медицинские ресурсы в государственных учреждениях или организациях.

В 2016 году Национальная сеть по борьбе с насилием в семье зафиксировала более 41 000 взрослых и детей по всей стране, спасающихся от насилия в семье, которые нашли убежище в приютах для чрезвычайных ситуаций или программе временного жилья. Те, кто спасается от жестоких условий, скорее предпочтут свои шансы в приюте для бездомных или на улице, чем останутся в ловушке в домах с постоянным насилием.

Системный расизм лежит в основе непропорционально высокого уровня бездомности среди чернокожих, коренных и цветных людей

Систематический расизм является еще одним фактором, который лежит в основе непропорционально высокого уровня бездомности в сообществах чернокожих, коренных и цветных людей (BIPOC). Например, практика 1930-х годов, называемая красной чертой, позволяла поддерживаемым государством органам отмечать карты общин меньшинств красным цветом и маркировать их как плохие финансовые вложения. Эта преднамеренно репрессивная политика до сих пор ощущается жителями районов, которые были отмечены красной чертой по всей стране.

Данные переписи населения показывают, что чернокожие домохозяйства платят недоступную арендную плату и ипотечные кредиты чаще, чем белые домохозяйства: в 2016 году в Калифорнии более 60% чернокожих арендаторов отдали более 30% своего дохода на жилье.

По данным Калифорнийской коалиции за молодежь, основанным на общенациональных опросах, от 1,6 до 2,1 миллиона молодых людей в возрасте от 12 до 24 лет становятся бездомными в течение года. Многие из этих молодых людей являются бездомными, потому что они спасаются от дискриминации и жестокого обращения дома.У них часто нет семейной системы безопасности или ресурсов, которые не позволили бы им стать бездомными.

Подсчитано, что молодые лесбиянки, геи, бисексуалы и трансгендеры (ЛГБТКИ+) составляют тридцать девять процентов уличной молодежи. ЛГБТКИ+ молодежь чаще покидает дом и подвергается большему преследованию на улице по сравнению с гетеросексуальной бездомной молодежью.

Люди хотят стать бездомными

Часто люди становятся бездомными, когда они сталкиваются с обстоятельствами, которые затрудняют сохранение жилищной стабильности, и все другие возможности исчерпаны.

По своей сути кризис бездомности в Сан-Диего — это жилищный кризис.

Учитывая рекордные цены на аренду и самый низкий уровень вакантных площадей в стране, доступное жилье является самым большим препятствием для решения проблемы бездомности в нашем городе, и другие города по всей стране начинают бороться с теми же проблемами.

Национальный юридический центр по вопросам бездомности и бедности (NLCHP) сообщил, что в 2012 году по всей стране насчитывалось 10,3 миллиона арендаторов, доход которых был достаточно низким, чтобы получить классификацию HUD как «крайне низкий доход».Между тем, было доступно только 5,8 миллиона арендных единиц, которые могли себе позволить более 10 миллионов человек из ELI. И, вдобавок ко всему, из каждых 100 единиц в наличии была только одна.

С тех пор эти цифры только ухудшились. Бюро переписи населения показало, что в июне 2020 года примерно 65 миллионов пожилых людей жили в семьях, чей общий недельный доход был ниже черты бедности.

В течение многих лет арендная плата росла, а заработная плата оставалась неизменной, что делало потерю работы второй по значимости причиной бездомности.Поразительно, но в 2019 году Чарльз Шваб сообщил в своем «Современном обзоре благосостояния», что 59% американцев находятся всего в одной зарплате от бездомных.

Мало кто хочет, чтобы стал бездомным. Для подавляющего числа населения всего одно непредвиденное ЧП может привести к бездомности.

Бездомные ленивы

Когда Памела, бывшая жительница Деревни отца Джо, больше не могла позволить себе квартиру на фиксированный доход, она переехала в палатку в пустынном поле в Сан-Диего.В 59 лет Памела целыми днями тратила на поиски еды и таскание тяжелых ведер с водой в свою палатку, чтобы она могла пить и купаться.

Чтобы выжить, многие бездомные люди постоянно ищут предметы первой необходимости, такие как еда, кров и источник дохода. Поэтому из-за барьеров, с которыми они сталкиваются, многие бездомные даже не имеют возможности лениться, поскольку они сосредоточены на выживании.

Многие люди, страдающие от болезней и/или инвалидности, физически не могут работать.В Сан-Диего, согласно отчету Региональной целевой группы по бездомным (RTFH) на момент времени, мы все считаем, 58% тех, кто не имеет жилья, имеют инвалидность по сравнению с 10% населения в целом. 32% из них имеют хронические заболевания.

Хуже того, люди, живущие на улице, часто имеют сопутствующие заболевания, в том числе множественные хронические и инвалидизирующие состояния здоровья и поведенческие расстройства. Эти условия запрещают этим лицам устраиваться на работу

Вред стигмы вокруг бездомности

Негативные стереотипы и дегуманизация могут усилить дискриминацию, насилие и преступления на почве ненависти в отношении бездомных.Когда мы объективируем или дегуманизируем, это может облегчить плохое обращение с людьми. Устранение стереотипов, связанных с бездомностью, помогает гуманизировать бездомных и способствует эффективным изменениям посредством сочувствия.

Мы не можем определять людей исключительно по их бездомности. В каждом бездомном человеке множество: это матери, отцы, сестры, братья, сыновья, дочери, художники, писатели, бизнесмены, предприниматели, спортсмены и многие другие.

Мы должны видеть человека таким, какой он есть на самом деле, а не клеймить его обществом, если мы действительно хотим предотвратить бездомность и покончить с ней.

Похожие сообщения

Существуют ли стереотипы о белых людях?

Фотограф Майра Грин выпустила новую фотокнигу под названием My White Friends , цель которой — фотографировать белых людей в максимально стереотипной манере, и Ной Берлатски из Splice Today в ней.

На некоторых фотографиях это видно отчетливо. Фотография парня на подъездной дорожке с животом и грилем идеально вписывается в образы стереотипов о злых белых мужчинах.Точно так же фотография женщины, позирующей со своей клюшкой для гольфа и сумкой для гольфа Pink Panther перед полем для гольфа, вписывается в стереотипы о белых людях, плохом вкусе и гольфе. Поза женщины со скрещенными бедрами и кокетливые скрещенные ноги также указывают на то, что сексуальность белых женщин иногда представляется как невежественная или самопародия. Белые люди, по крайней мере, согласно некоторым стереотипам, не сексуальны.

И парню-гриль, и женщине-гольфистке удается наводить стереотипы отчасти за счет отсылок к банальности досуга низшего среднего класса.Однако фотографии, которые не соответствуют таким маркерам класса, труднее рассматривать как стереотипные. Изображение женщины, сидящей на диване в окружении беспорядка, просто выглядит как женщина, сидящая на диване в окружении беспорядка, а не как некий комментарий к неряшливости белых людей в целом. Точно так же фотография женщины, сидящей в кресле с какой-то детской игрушкой в ​​стороне, не кажется стереотипом. Просто кажется, что она женщина, у которой, вероятно, есть дети. И что?

Посмотрев книгу, Ной чувствует, что книга случайно подтверждает то, что она намеревалась усложнить.«Нейтральность» белизны настолько укреплена нашим обществом, что, глядя на картинки, зрители должны работать над тем, чтобы понять их как настоящие стереотипы. «Что больше всего заметно на фотографиях, — говорит он, — так это то, что даже несмотря на то, что проект требует, чтобы вы отмечали натурщиков, они все равно, по большей части, не помечаются». Тот факт, что белизна является настройкой по умолчанию, является наиболее важным в этом.

Ной абсолютно прав в том, что для многих стандартная белизна мешает увидеть наши стереотипы о белых людях.Вполне возможно, что это сделало My White Friends провалом. Но это не значит, что стереотипов о белых людях не существует.

Задумайтесь на мгновение о знаменитых приемах Эдди Мерфи, когда он говорил «белым голосом», или о довольно проблематичном интернет-юмористическом проекте Stuff White People Like. Если вы когда-либо проводили время с музыкантами, то знаете, что белый цвет довольно тесно связан с неспособностью танцевать и плохими ритмическими навыками. Шоу Netflix «Оранжевый — это новый черный » попытались (с несколько сложными результатами) рассмотреть своих персонажей через призму стереотипов, независимо от того, были ли они латиноамериканцами, черными, белыми или евреями.Другими словами, есть причина, по которой у нас есть слово для черных яппи, отличное от яппи. И причина, по которой, если вы замените «n» в n-слове на «w», вы получите слово для белого человека, который стереотипно ведет себя как «черный».

Другими словами, у нас есть всевозможные стереотипные ассоциации с белизной, и у большей части населения эти ассоциации исключительно положительные. Это еще один способ, которым использование белого цвета по умолчанию может быть настолько вредным. Если белизна — это и , и по умолчанию, которые широко ассоциируются со всевозможными положительными вещами, что это значит для всех, кто не соответствует этому?

Разум имеет значение: когнитивные и физические эффекты стереотипов старения о себе | Журналы геронтологии: серия B

Аннотация

В первой части этой статьи на основе широкого круга исследований описывается процесс, посредством которого стереотипы старения усваиваются более молодыми людьми, а затем становятся стереотипами о себе, когда люди достигают преклонного возраста.Вторая часть состоит из обзора кросс-культурных, экспериментальных и лонгитюдных исследований автора, в которых рассматриваются когнитивные и физические эффекты стареющих стереотипов о себе. В заключительном разделе представлены предложения для будущих исследований, касающихся стереотипов о старении.

Меня никогда так не любили и не ценили, как тогда, когда я пытался «оправдать» и подтвердить чьи-то ошибочные убеждения…. Они получили чувство безопасности. Но вот в чем была загвоздка: слишком часто, чтобы оправдать их , мне приходилось брать себя за горло и душить до тех пор, пока мои глаза не выпучивались, а язык не высовывался и не вилял, как дверь пустого дома на сильном ветру. .О, да, они были счастливы, а меня тошнило.

(Эллисон, 1952, стр. 432)

ЭТОТ отрывок взят из романа Ральфа Эллисона « Человек-невидимка, », в котором рассказывается о попытках афроамериканского рассказчика ориентироваться в Белом обществе, наполненном стереотипами об афроамериканцах. Хотя рассказчик метафорически говорит о пагубных последствиях для афроамериканца, перенимающего и разыгрывающего расовые стереотипы 1930-х годов, он описывает процесс, который может происходить сегодня для пожилых людей, которым приходится ориентироваться в ориентированном на молодежь обществе, в котором отрицательные Стереотипы старения могут буквально навредить когнитивному и физическому функционированию пожилых людей.

В первой части этой статьи я представлю основные компоненты этого процесса, освещенные рядом источников. Во второй части я опишу этапы моего исследования, посвященного изучению того, как стереотипы старения о себе влияют на когнитивное и физическое функционирование. В третьей части предлагаются предложения для будущих исследований, касающихся стереотипов о старении.

Самостереотипы старения: разработка и применение

Широкий спектр исследований свидетельствует о том, что развитие и действие стереотипов старения о себе имеют определенные характеристики: (а) они возникают в виде стереотипов старения уже в детстве и закрепляются во взрослой жизни; (б) стереотипы о себе старения, а также стереотипы старения могут действовать ниже уровня осознания; и (c) в пожилом возрасте стереотипы старения становятся стереотипами старения.

Интернализация стереотипов старения

Интернализация стереотипов старения начинается в детстве (например, DePallo et al., 1995; Isaacs & Bearison, 1986). Этот процесс был описан Олпортом (1954): «Ребенок, усваивающий предрассудки, перенимает установки и стереотипы из своей семьи или культурной среды» (стр. 297). Результат этого процесса был проиллюстрирован, когда детям от дошкольного до шестого класса показывали рисунки, изображающие человека на четырех этапах жизни; участники в возрасте трех лет смогли идентифицировать рисунок самого старшего мужчины, и 67% всех детей считали самого старшего человека «беспомощным, неспособным позаботиться о себе и в целом пассивным» (Зеефельдт, Янц, Гальпер и др.). Сероцк, 1977, с.509).

Похоже, что интернализированные детские стереотипы старения несут в себе ожидания относительно собственного процесса старения. На вопрос, как бы они себя чувствовали, став пожилым человеком, 60% этих детей дали отрицательные ответы, в том числе «Я бы чувствовал себя ужасно» (Seedfeldt et al., 1977, стр. 509). Другое исследование показало, что среди детей в возрасте от четырех до семи лет 66% отметили, что предпочитают не стареть (Берк, 1981–1982).

С возрастом эти стереотипы, как правило, усиливаются повторным воздействием в основном негативных стереотипов старения, существующих в Северной Америке и Европе (Dijksterhuis & van Knippenberg, 1998; Levy, Hausdorff, Hencke, & Wei, 2000; Murphy, Monahan). и Зайонц, 1995; Палмор, 1999).Кажется, существует высокая степень восприимчивости к этим стереотипам, отчасти потому, что нет психологической необходимости защищаться от них, когда они применимы только к другим (Levy & Banaji, 2002).

Интернализация стереотипов старения дополнительно облегчается вероятностью их закрепления посредством различных когнитивных процессов. Например, поскольку люди являются «когнитивными скрягами», они продолжают опираться на стереотипы, которые позволяют быстро и эффективно обрабатывать огромное количество информации, с которой они сталкиваются ежедневно (Bodenhausen, Kramer, & Susser, 1994; MacCrae, Milne, & Bodenhausen, 1994).Кроме того, информация о пожилых может выборочно вспоминаться, чтобы она была стереотипно конгруэнтной (Levy, 1996).

Соответственно, было обнаружено, что стереотипы старения преобладают над опытом общения с пожилыми людьми. Воспитатели домов престарелых используют детский лепет, обращаясь к жителям, независимо от физического или когнитивного здоровья конкретного постояльца (Kemper, 1994). Точно так же, даже когда более молодые работники имеют регулярные контакты с более старшими работниками, они, как правило, придерживаются ошибочного стереотипа о том, что пожилые работники, как правило, менее продуктивны, чем молодые работники (Finkelstein, Burke, & Raju, 1995; McCann & Giles, 2002).В качестве одного из способов устранения диссонанса, если встречается очень успешный старейшина, этот человек может быть отнесен к категории исключения из категории интернализированных (Levy & Banaji, 2002).

Самостереотипы старения могут работать ниже осознания

За последние два десятилетия увеличилось число экспериментальных исследований, посвященных бессознательному действию стереотипов (например, Devine, 1989; Fazio, Jackson, Dunton, & Williams, 1995; Nosek, Banaji, & Greenwald, 2002a).Большинство исследований были сосредоточены на имплицитных расовых и гендерных стереотипах, но все большее количество исследований изучало имплицитные возрастные стереотипы (обзор см. в Levy & Banaji, 2002). В первом из этих исследований, касающихся стереотипов старения, Пердью и Гуртман (1990) продемонстрировали, что связывание негативных черт со старением имеет автоматический или бессознательный когнитивный компонент. Они обнаружили, что когда студенты колледжа подсознательно получали слово старый , они принимали решения относительно отрицательных черт значительно быстрее, чем после того, как им подсознательно вводили слово молодой.

Авторы резюмируют процесс, лежащий в основе их результатов, следующим образом: «Когнитивная классификация человека как «старого» может создать подмножество преимущественно негативных конструктов, которые более доступны и с большей вероятностью будут использоваться при оценке этого человека и, таким образом, будут склонны увековечить эйджизм с самого начала процесса социального восприятия» (Perdue & Gurtman, 1990, стр. 213). Поскольку элементы этого процесса кажутся глубоко укоренившимися, вполне вероятно, что имплицитный эйджизм будет продолжать действовать, например, когда студенты будут на 50-й встрече выпускников колледжа.

Ряд имплицитных исследований возрастных стереотипов был проведен с помощью теста имплицитных ассоциаций (IAT), в котором используется индикатор задержки ответа, основанный на сочетании объекта отношения, такого как старый или молодой, с параметром оценки, таким как хороший или плохой (более подробное описание IAT см. в Banaji, 2001). Интернет-версия IAT, в которой приняли участие более 68 000 человек в возрасте от 8 до 71 года, выявила более негативное имплицитное отношение к пожилым, чем к широкому кругу стигматизированных групп, включая афроамериканцев и гомосексуалистов (Носек, Банаджи и Гринвальд, 2002b).

Исследования показывают, что эксплицитные убеждения, как правило, действуют независимо от имплицитных убеждений (например, Devine, 1989; Nosek et al., 2002b; Rudman & Glick, 2001). Например, человек может выражать положительное отношение к целевой группе по самоотчетному показателю, но выражать более негативное отношение по неявному показателю (Devine, 1989). При обзоре соответствия между имплицитными и явными убеждениями относительно одних и тех же 15 целевых категорий, включая расу и пол, возрастные убеждения показали наименьшую корреляцию между двумя уровнями убеждений (Nosek & Banaji, 2002).Хотя отношение к возрасту имеет тенденцию быть негативным как на имплицитном, так и на эксплицитном уровне, на имплицитном уровне оно имеет тенденцию быть более негативным (Nosek et al., 2002b).

Обработка информации как на имплицитном, так и на явном уровнях может помочь сделать пожилых людей особенно уязвимыми к негативным стереотипам о себе старения. Если более негативные стереотипы старения действуют неявно, может быть труднее распознать влияние этих стереотипов.

Стереотипы старения становятся стереотипами старения

Когда люди достигают преклонного возраста, стереотипы старения, усвоенные в детстве, а затем закреплявшиеся десятилетиями, становятся стереотипами о себе.Старые — единственная аутгруппа, которая неизбежно становится ингруппой для людей, живущих достаточно долго (Snyder & Miene, 1994). Поскольку те, кто нацелен на членов группы стереотипов, в конечном итоге становятся мишенями, неудивительно, что существует соответствие между стереотипами старения, усвоенными ранее, и стереотипами старения себя. Хотя культуры, как правило, отличаются друг от друга содержанием своих стереотипов старения (Luborsky & McMullen, 1999; Sokolovsky, 1994), более молодые и пожилые люди внутри культур, как правило, сообщают о схожих стереотипах старения (Brewer & Lui, 1984; Brewer, Dull, & Lui, 1981; Hummert, Garstka, Shaner, & Strahm, 1994; Imamoglu, Kueller, Imamoglu, & Kueller, 1993; Schmidt & Boland, 1986).

Как показатель преемственности между стереотипами старения и стереотипами старения о себе, старшие выражают такое же негативное отношение к своей группе, как отношение молодежи к старым (Nosek et al., 2002b). В соответствии с этим выводом, пожилые участники национальной выборки с большей вероятностью, чем молодые участники, выступали против федеральных программ, которые приносят пользу пожилым людям (Levy & Schlesinger, 2001). Далее, противодействие участников старшего возраста этим программам предсказывали стереотипы старения, в том числе свидетельствующие о более благоприятном восприятии молодых, чем старых.Таким образом, оказывается, что внутригрупповое предпочтение, одно из самых убедительных открытий в социальной психологии (Брюэр, 2001; Тайфел, 1981), обычно не применимо к пожилым людям.

Самостереотипы старения могут приобретаться в два этапа. Когда человек достигает возраста, формально определяемого институтами или неофициально другими людьми как старый, он или она присоединяется к группе пожилых членов, которая составляет первую стадию. Оно представляет собой навязанное искусственное определение, а не определение, которое объект принимает за правильное (Sherif, 1953).На этом начальном этапе стереотипы старения становятся стереотипами старения, потому что теперь они направлены на людей, которые больше не являются аутсайдерами, а классифицируются другими как часть своей группы.

Это контрастирует со следующей стадией, которая включает в себя идентификацию с другими в той же категории (т. е. убеждение, что человек стар). В этот момент к возрастной контрольной группе присоединилась (Hyman, 1942). Продолжительность времени, необходимого для добавления участия в референтной группе к участию в членской группе, вероятно, будет варьироваться в зависимости от негативности стереотипов старения человека.То есть чем негативнее стереотипы о старении, тем больше будет сопротивление идентификации со старым. Сопротивление имеет тенденцию принимать форму отрицания (Levy & Banaji, 2002). Выражение этого отрицания можно найти в поиске предполагаемых противоядий от признаков старения, таких как инъекции ботокса для временного разглаживания морщин (Finn, 2002).

Неотступные напоминания о старости, которые появляются в повседневной жизни (например, Образ старения в СМИ и маркетинге , 2002; Friedan, 1993), скорее всего, разрушат барьер, воздвигнутый отрицанием, тем самым создавая ощущение актуальности старения к себе.Например, в исследованиях, основанных на виньетках с участием молодых или пожилых людей, участники с большей вероятностью воспринимали провалы в памяти у пожилых людей как результат факторов, которые нельзя изменить (например, умственные трудности), и с меньшей вероятностью приписывали эти провалы. на факторы, которые можно изменить (например, отсутствие усилий), по сравнению с теми же провалами памяти у молодых людей (Erber & Rothberg, 1991; Erber, Szuchman, & Rothberg, 1990). Здесь также наблюдался перенос стереотипов старения на стереотипы старения о себе, поскольку результаты относились как к более молодым, так и к более старшим участникам (Erber et al., 1990).

Вероятность того, что пожилые люди столкнутся с эйджистскими сообщениями от населения в целом, предполагается, когда сообщения передаются теми, кто якобы наиболее чувствителен к потребностям пожилых людей — как эмоциональным, так и физическим. Гериатрические и общие психиатры, ответившие на гипотетические тематические исследования мужчины средних лет с сексуальной дисфункцией и пожилого мужчины с той же жалобой, с меньшей вероятностью собирали сексуальный анамнез пожилого мужчины и направляли его на соответствующее лечение (Bouman & Arcelus). , 2001).

Различные вторжения, такие как эти, которые происходят после достижения старости, создают ощущение, что старение имеет отношение к человеку. Поэтому следует ожидать, что по мере взросления старшего будет усиливаться идентичность со своей когортой. Эта тенденция была продемонстрирована на неявном уровне в результате обнаружения того, что люди в возрастной группе 55–74 лет с большей вероятностью идентифицировали себя с молодежью, чем люди старше 74 лет (Hummert, Garstka, Greenwald, Mellot, & O’Brien, 2002).

Когда старость становится самоопределяющей, старческие стереотипы могут выполнять новую функцию: «Возможно, эти негативные ожидания в отношении старения станут самореализующимися и наложат ненужные ограничения на будущие поколения пожилых людей» (Korthase & Trenholme, 1983, p. 890).

На протяжении всего предыдущего обзора основное внимание уделялось негативным стереотипам старения и их развитию в негативные стереотипы старения. Это следует из упора на негативные стереотипы старения в американском обществе (Kite & Johnson, 1988; Palmore, 1999).Хотя распространенность этих негативных стереотипов, а также их содержание, которое часто относится к истощению, обеспечивают их большую значимость, позитивные стереотипы старения также интернализуются (Levy & Banaji, 2002). Ряд исследователей обнаружили, что в категории пожилых людей, несмотря на то, что большинство подкатегорий являются отрицательными, положительные подкатегории постоянно возникают как для молодых, так и для пожилых участников (Брюэр и др., 1981; Брюэр и Луи, 1984; Хаммерт, 1990). ; Хаммерт и др., 1994; Шмидт и Боланд, 1986). Более того, есть лица, у которых до достижения преклонного возраста преобладают позитивные стереотипы старения, которые в пожилом возрасте могут стать преобладанием позитивных стереотипов старения (Levy & Langer, 1994).

Самостереотипирование против стереотипной угрозы

Альтернативный подход к представленному в этом обзоре обеспечивается теорией угрозы стереотипа. Он предполагает, что члены стереотипных групп, которые идентифицируют себя с определенной областью, будут иметь неблагоприятное влияние на свою деятельность в этой области в результате беспокойства о том, что они подтвердят негативный стереотип о своей группе (Steele & Aronson, 1995).Основная предпосылка теории угроз стереотипов состоит в том, что стереотипы не интернализуются (Steele & Aronson, 1995). Эта интерпретация привлекательна, потому что предполагает, что проблему можно решить, сосредоточив внимание на обстановке, а не на интернализированных убеждениях пострадавшего человека, которые представляли бы большую проблему (Steele, 1997). Однако риск игнорирования интернализации заключается в том, что она сводит влияние стереотипов о себе (термин, не используемый теоретиками угроз стереотипов) к проблеме преодоления контекста, тем самым упуская из виду глубину и широту их влияния.

Другие ограничения теории угроз стереотипов включают ее предположения о том, что действие стереотипов происходит при осознании целей и только в ответ на негативные стереотипы (Steele & Aronson, 1995). Как было рассмотрено ранее, существует множество исследований, указывающих на то, что стереотипы могут действовать по отношению к своим мишеням неявно и как в положительном, так и в отрицательном обличии.

Несмотря на то, что модель «стереотип-угроза» применима ко всем формам стереотипов, включая стереотипы, относящиеся к пожилым людям (Aronson et al., 1999), он имеет определенные ограничения применительно к последней группе. Например, отказ от сферы, в которой возникает угроза стереотипа (например, академического сообщества в случае афроамериканцев, которые сильно идентифицируют себя с ним) представлен как способ, с помощью которого мишени могут справиться со стереотипами (Steele & Aronson, 1995). , но отстранение от научных кругов, вероятно, является качественно иным вопросом, чем отстранение от когнитивного или физического здоровья пожилых людей. Ведь здоровье, как правило, настолько важно для пожилых людей (Hooker, 1999), что отстранение может оказаться невозможным, даже если люди каким-то образом имели достаточный контроль над ним, чтобы сделать это.

Влияние стареющих стереотипов о себе на когнитивное и физическое здоровье

Уроки, которые можно извлечь из предыдущего обзора литературы, создают контекст для исследования, представленного в этом разделе. Ибо если стереотипы старения, включающие в себя ожидания будущего функционирования, интернализируются и становятся стереотипами старения, вполне вероятно, что хроническая активация этих стереотипов может способствовать функционированию пожилых людей.

Физические и когнитивные нарушения в пожилом возрасте часто объясняются биологическими терминами.Например, старение было определено как «процесс внутреннего, прогрессирующего и общего физического ухудшения, которое происходит с течением времени, начиная примерно с возраста репродуктивной зрелости» (Austad, 2001, стр. 3). Мой интерес заключался в изучении альтернативного подхода: может ли истощение быть хотя бы частично результатом социально-психологического конструкта в форме стареющих стереотипов о себе, а не неизбежным биологическим процессом.

Это исследование было проведено в рамках серии исследований, которые проводились с использованием различных методологий исследования: межкультурных, экспериментальных и лонгитюдных.Независимо от того, какой подход был выбран, цель понимания последствий стареющих стереотипов о себе осталась неизменной, поэтому исследования были разработаны таким образом, чтобы основываться друг на друге.

Межкультурный подход

Ранее не изучалось, влияют ли стереотипы старения на когнитивное и физическое функционирование пожилых людей. Сначала мы с коллегой изучили, как на память влияют различные культурные стереотипы о памяти в пожилом возрасте (Levy & Langer, 1994).Поскольку жители материкового Китая и глухие американцы, как правило, более позитивно относятся к старению, мы набрали молодых и пожилых людей из этих групп населения, а также группу сравнения со слышащими американцами. Китайская группа сообщила о наиболее положительном отношении к старению, группа глухих американцев сообщила о наиболее положительном отношении к старению, а группа слышащих американцев сообщила о наиболее негативном отношении к старению. Среди участников старшего возраста характер работы памяти отражал взгляды на старение; то есть китайцы показали лучшие результаты, а основные американцы — худшие.Кроме того, среди всех участников старшего возраста позитивность стереотипов старения и показатели памяти значительно коррелировали.

Экспериментальный подход

Из нашего кросс-культурного исследования не было ясно, влияют ли стереотипы о старении пожилых людей на их память, лучшая память влияет на стереотипы о самом старении или и то, и другое (Levy & Langer, 1994). Чтобы помочь распутать возможные влияния, расследование переместилось в лабораторию. Здесь я разработал технику подсознательного прайминга, чтобы представить процесс, посредством которого стереотипы старения могут влиять на пожилых людей.Слова с положительным возрастным стереотипом (например, мудрость) или слова с отрицательным возрастным стереотипом (например, дряхлый) высвечивались на экране компьютера со скоростью, рассчитанной на то, чтобы обеспечить бессознательное восприятие. Слова в каждом состоянии были сопоставлены по ряду параметров, включая длину слова, частоту, с которой они появляются в английском языке, и насколько они типичны для старения — по оценке межпоколенческой комиссии. (Более подробное описание процедуры см. в Levy, 1996). четыре задания на память (Леви, 1996).Эти результаты свидетельствуют не только о том, что самостереотипы старения способны влиять на когнитивный процесс в пожилом возрасте, но и о том, что этот процесс происходит неосознанно. Преимущество этой неосознанности заключается в том, что участники эксперимента не видят меры, в то время как исследователи изучают стереотипы о себе. Но в большом мире неосознанность имеет недостаток. Ибо это может позволить пожилым людям приписать снижение когнитивного процесса старению, а не окружающей среде, и тем самым укрепить свои негативные стереотипы о старении.

В подтверждение этого лабораторного исследования (Levy, 1996) Hess, Auman, Colcombe, and Rahhal (2002) обнаружили, что воздействие явных негативных стереотипов о старении приводит к снижению производительности памяти у участников старшего возраста, в отличие от участников старшего возраста. которые не подвергались воздействию, и более молодым участникам, которые подвергались воздействию. Кроме того, другая группа исследователей обнаружила, что слабо выраженные позитивные стереотипы способны повышать когнитивные способности жертв этих стереотипов (Shih, Ambady, Richeson, Fujita, & Gray, 2002; Shih, Pittinsky, & Ambady, 1999).

На следующем этапе исследования было рассмотрено влияние самостереотипов старения на поведение пожилых людей. В частности, я исследовал, могут ли эти стереотипы влиять на почерк (Levy, 2000), двигательную систему, которая, как считается, действует бессознательно и отражает личность (Allport & Vernon, 1933; Wolff, 1948). Образцы почерка были собраны у пожилых людей до и после того, как они были случайным образом распределены либо по положительному, либо по отрицательному возрастному стереотипу.Затем слепой к возрасту и группе писателей человек выбрал нейтральные слова из каждого образца письма. Группа оценила почерк тех, кто подсознательно подвергался воздействию негативных стереотипов старения, как значительно более старый и более «ухудшенный», «старческий» и «шаткий», чем почерк тех, кто подвергался воздействию позитивных стереотипов старения. Это открытие предполагает, что почерк может служить диагностическим инструментом для измерения влияния стареющих стереотипов о себе. Это также предполагает, что почерк может дать другим вводящее в заблуждение представление о фактическом когнитивном и физическом состоянии пожилого человека.

В другом исследовании мы с коллегами изучали, могут ли стереотипы старения о себе влиять на ходьбу (Hausdorff, Levy, & Wei, 1999). Было обнаружено, что скорость ходьбы пожилых людей предсказывает их общее функциональное здоровье и смертность (Александер, 1996; Гуральник, Феруччи, Симонсик, Салив и Уоллес, 1995). В большинстве исследований предполагалось, что изменения в ходьбе в пожилом возрасте связаны с болезнью или снижением активности (например, Vita, Terry, Hubert, & Fries, 1998). До и после подсознательного воздействия простых возрастных стереотипов пожилые люди в нашем исследовании шли по коридору с электронными измерительными устройствами в своей обуви, которые регистрировали время качания (или количество времени, в течение которого нога отрывается от земли; большее время качания указывает на лучший баланс).Участники, подвергшиеся воздействию позитивных стереотипов старения, показали значительное увеличение времени маха и скорости ходьбы (Hausdorff et al., 1999). Их средний прирост скорости был сравним с приростом, наблюдаемым, когда пожилые люди участвовали в интенсивных программах упражнений в течение нескольких недель (например, Александр, 1996).

Эти исследования нашли поддержку в исследованиях, демонстрирующих влияние расовых и гендерных стереотипов о себе на поведение (Wheeler & Petty, 2001). В обзоре 25 статей, посвященных исследованиям стереотипов о себе, которые были опубликованы за предшествующие 5 лет (только две из которых были исследованиями старения; обе описаны в этой статье как примеры исследований, которые я провел с коллегами), было обнаружено, что 80 % продемонстрировали поведенческие изменения, соответствующие содержанию активированных стереотипов (Wheeler & Petty, 2001).

Чтобы лучше понять диапазон влияния стереотипов старения о себе, мы с коллегами также изучили, могут ли стереотипы о старении влиять на волю к жизни (Levy, Ashman, & Dror, 1999–2000). После подсознательного воздействия на группу молодых и старых людей положительного или отрицательного воздействия возраст-стереотип-прим, мы представили им ряд гипотетических медицинских ситуаций, каждая из которых включала фатальное состояние и вмешательство, которое могло бы продлить их жизнь.(Сценарии были смоделированы по образцу сценариев, представленных в некоторых версиях завещания о жизни.) Гипотетические вмешательства влекли за собой недостатки либо в виде финансовых затрат, либо времени, которое члены семьи должны были бы тратить на администрирование и мониторинг вмешательства. Мы обнаружили, что пожилые люди, подверженные позитивным стереотипам старения, склонны принимать медицинские вмешательства, продлевающие жизнь, независимо от финансовых или семейных затрат, тогда как те, кто подвержен негативным стереотипам старения, склонны отвергать продлевающие жизнь вмешательства.

Обнаружив доказательства того, что стареющие стереотипы о себе могут влиять на познание, поведение и волю пожилых людей, в следующем исследовании изучалось, могут ли стареющие стереотипы о себе оказывать прямое влияние на физиологические функции, что ранее не было продемонстрировано (Levy и др., 2000). Использовали четыре показателя реактивности сердечно-сосудистой системы (реакции на стресс). Измерение проводилось (а) на исходном уровне, (б) после воздействия позитивных или негативных подсознательно стимулирующих стереотипов старения и, наконец, (в) после двух проблем, потенциально вызывающих тревогу.Мы обнаружили, что те участники, которые подсознательно подвергались воздействию негативных стереотипов старения, демонстрировали значительно больший сердечно-сосудистый стресс после испытаний, чем те, кто подвергался воздействию позитивных стереотипов старения. Кроме того, негативные стереотипы старения повлияли на сердечно-сосудистые показатели еще до сердечно-сосудистых заболеваний. Это говорит о том, что негативные стереотипы о старении напрямую вызывают стресс у пожилых людей, а также усугубляют реакцию пожилых людей на факторы стресса в окружающей среде.

Продольный подход

Хотя предполагалось, что реакция на праймы-стереотипы в экспериментальных исследованиях будет срабатывать только в том случае, если они имеют личное отношение к участникам, необходимы дополнительные доказательства, чтобы показать, что это так. Кроме того, метод прайминга, использованный в экспериментальных исследованиях, по-видимому, выявил накопление стереотипов, которые были приобретены в течение жизни, но не было никакого способа узнать, каковы будут последствия на разных этапах старости.Ибо неизбежно, что лабораторный эксперимент больше похож на снимок, чем на фильм. Следующий этап исследования был сформирован обоими этими соображениями.

В этом недавнем исследовании используется термин «самовосприятие старения», поэтому будет ясно, что мы имеем в виду восприятие индивидами своего старения (Levy, Slade, & Kasl, 2002; Levy, Slade, Kunkel, & Kasl, 2002). (Была обнаружена прямая связь между стереотипами старения о себе и самовосприятием старения [Imamoglu et al., 1993; Райан и Квонг Си, 1993; Леви, 1999]). В этих лонгитюдных исследованиях мы изучали, предсказывает ли более позитивное самовосприятие старения улучшение функционального здоровья с течением времени (Levy, Slade, & Kasl, 2002) и лучшую выживаемость (Levy, Slade, Kunkel, & Kasl, 2002). Оба исследования основаны на Продольном исследовании старения и выхода на пенсию в штате Огайо (OLSAR), которое охватывает 20 лет (Atchley, 1999). Участникам было 50 лет и старше, и они ответили на набор вопросов самовосприятия старения на исходном уровне.

Одно исследование показало, как и предсказывалось, что люди с более позитивным самовосприятием старения в 1975 г. сообщили об улучшении функционального здоровья с 1977 по 1995 г. (с учетом исходных показателей возраста, функционального здоровья, пола, одиночества, расы, самооценки здоровья). и социально-экономический статус; Levy, Slade & Kasl, 2002).Эффект усилился за шесть волн. Этим выводам придают большее значение функциональные проблемы (которые возникают у каждого пятого человека старше 70 лет), предсказывающие ряд неблагоприятных исходов, включая госпитализацию и госпитализацию (Branch & Lu, 1989; Stump, Johnson, & Wolinsky). , 1995).

В качестве потенциального посредника в этом исследовании мы рассматривали воспринимаемый контроль. Это казалось хорошим кандидатом, потому что в предыдущих исследованиях я-стереотипы старения влияли на самоэффективность памяти (Levy, 1996) и математическую самоэффективность (Levy et al., 2000), две специфические для ситуации формы воспринимаемого контроля. Здесь общая мера воспринимаемого контроля выступала в качестве частичного посредника или частично объясняла, как функционируют взгляды на старение (Levy, Slade, & Kasl, 2002).

Во втором исследовании изучалось, влияет ли самовосприятие старения на выживаемость (Levy, Slade, Kunkel, et al., 2002). Для проведения этого исследования данные OLSAR были сопоставлены с данными о выживании, которые мы получили из Национального индекса смертности. Мы обнаружили, что пожилые люди с более позитивным самовосприятием старения, измеренным до 23 лет назад, жили 7 лет.на 5 лет дольше, чем у людей с менее позитивным самовосприятием старения. Это преимущество сохранялось после учета возраста, функционального здоровья, пола, одиночества, расы, самооценки здоровья и социально-экономического статуса. Преимущество в выживании для людей с более позитивным самовосприятием старения кажется заслуживающим внимания, особенно потому, что физиологические показатели (такие как низкий уровень холестерина) и поведенческие показатели (такие как физические упражнения) предсказывали более длительную продолжительность жизни на 4 года или меньше в других исследованиях (Fraser). и Шавлик, 2001; Фридман и др., 1995).

В этом исследовании (Levy, Slade, Kunkel, et al., 2002) мы рассмотрели вопрос о том, может ли воля к жизни (измеряемая с точки зрения суждения о том, что предполагаемые преимущества жизни человека перевешивают воспринимаемые трудности) частично опосредовать отношения между Самовосприятие старения и выживания. Воля к жизни была выбрана в первую очередь потому, что лабораторные исследования показали, что на нее могут влиять самостереотипы старения (Levy et al., 1999–2000). Подтвердилась гипотеза о том, что воля к жизни выступает в качестве частичного посредника (Леви, Слэйд, Кункель и др., 2002).

Общие темы исследований стереотипов старения

Последовательность кросс-культурных, лабораторных и лонгитюдных исследований дает ключ к разгадке способов, с помощью которых стареющие стереотипы о себе могут влиять на множество когнитивных и физических реакций. Общие темы этого исследования включают следующее.

  1. Стареющие стереотипы о себе вызывают реакцию на образы, которые имеют отношение к себе. Во всех исследованиях, проведенных мной и различными коллегами, в которых участвовали как молодые, так и пожилые участники, выявилась закономерность, которая предполагает важность саморелевантности для работы стереотипов о себе.Хотя характеристики памяти в кросс-культурном исследовании отражали возрастные взгляды участников старшего возраста, представляющих три различные культуры, между тремя группами более молодых участников не было выявлено никаких различий в памяти (Levy & Langer, 1994). Это открытие было ожидаемым, потому что стереотипы еще не описывали самоидентификацию молодых участников.

    Точно так же, в то время как участники более старшего возраста, подвергавшиеся воздействию позитивных возрастных стереотипов, превосходили тех, кто подвергался негативным возрастным стереотипам, в задачах на память, у более молодых участников не было обнаружено влияния возрастных стереотипов на производительность памяти (Levy, 1996). .Та же самая процедура прайминга была применена к двум возрастным группам в исследовании воли к жизни, в котором пожилые участники были склонны принимать или отвергать вмешательства, продлевающие жизнь, в зависимости от того, получили ли они положительный или отрицательный прайминг возрастного стереотипа соответственно. тогда как более молодые участники, как правило, принимали вмешательство, не подвергаясь влиянию праймов.

    Эти результаты способствовали предпосылке серии исследований Ши и ее коллег, которые обнаружили «мишени стереотипов, для которых первичные стимулы являются самостоятельными, более чувствительными к таким стимулам и демонстрируют более низкий порог активации для таких стимулов». стимулы, чем нецелевые» (Shih et al., 2002, с. 640). Авторы обнаружили, что производительность не-целей может быть улучшена только за счет активации явных простых чисел, а производительность целей может быть улучшена только за счет активации незаметных простых чисел.

    Кроме того, два лонгитюдных исследования (Levy, Slade, & Kasl, 2002; Levy, Slade, Kunkel, et al., 2002) подтверждают предположение о том, что «я» участвует в процессе, посредством которого стереотипы влияют на результаты в пожилом возрасте. взрослые люди. Эти исследования показали, что при непосредственном измерении самовосприятия пожилых людей они предсказывают как функциональное здоровье, так и выживаемость.

  2. Самостереотип старения может действовать неосознанно, влияя на когнитивные и физические результаты. Мало того, что праймы во всех экспериментальных исследованиях вводились со скоростью, которая позволяла обрабатывать информацию ниже осознания, но и результаты этих исследований указывали на неосведомленность. Например, хотя почерк — это выразительное поведение, которое, как считается, действует вне сознательного контроля (Allport & Vernon, 1933), оно было сформировано в соответствии с возрастом (Levy, 2000). Кроме того, в ходе исследования сердечно-сосудистых заболеваний мои коллеги и я обнаружили, что пожилые люди, которые были случайным образом отнесены к группе с отрицательным возрастным стереотипом, казалось, не осознавали повышенный стресс, который испытывал их организм: они оценивали сердечно-сосудистые проблемы как столь же стрессовые, как те, кто подвергался воздействию позитивных стереотипов старения (Levy et al., 2000).

  3. Могут активироваться как позитивные, так и негативные стереотипы старения. Лабораторные исследования (например, Levy, 1996) показали, что участники реагировали на оба типа праймов; эффекты были стереотипными. Изменчивость ответов в лонгитюдных исследованиях в реальном мире эквивалентна предварительным группам наших лабораторных исследований. В соответствии с существованием обеих форм стереотипов в обществе оказывается, что участники лонгитюдного исследования различались по степени интернализации позитивных или негативных стереотипов, а не интернализировали только один или другой.Эта изменчивость может возникать по подгруппам по причинам упущения (например, меньшее воздействие средств массовой информации) или совершения (например, большее уважение к пожилым). Кроме того, у разных людей будут разные способности справляться со стереотипами (например, Devine, 1989). На каком бы уровне это ни объяснялось, изменчивость, обнаруженная моими коллегами и мной, подчеркивает важность признания роли позитивных стереотипов в формировании и активации самовосприятия даже, а может быть, и особенно среди членов стигматизированных групп.

Направления будущих исследований

Исследование стереотипов старения, как описано в этой статье, помогло прояснить различные вопросы, но также подняло новые проблемы, которые могут послужить основой для будущих исследований.

Слишком мало известно о формировании неявных стереотипов старения у детей и о том, как они действуют по отношению к явным стереотипам старения. Поскольку дети выражают эйджизм невербально (например, физически дистанцируются) до того, как выражают его вербально (Isaacs & Bearison, 1986), а невербальное поведение связано с бессознательными процессами (Allport & Vernon, 1933; McConnell & Leibold, 2001), это может быть обнаружили, что неявные стереотипы старения приобретаются раньше, чем явные стереотипы старения.В связи с развитием методов оценки стереотипов у детей (например, Ambady, Shih, Kim, & Pittinsky, 2001) изучение развития имплицитных и явных стереотипов старения теперь кажется возможным.

Вопросы, требующие ответа о стереотипах старения, распространяются на методологию исследования. Например, пока неизвестно, являются ли слова (используемые в лабораторных исследованиях, описанных ранее, например, Levy et al, 2000) наиболее эффективной формой простых чисел. Поскольку стереотипы, как правило, обрабатываются как изображения (Allport, 1954), простые числа в виде фотографий могут оказаться более эффективными.Поскольку стереотипные слова в экспериментальных исследованиях, по-видимому, активировали образы, если триггером является фотография, она может обеспечить более прямую связь и, следовательно, действовать как более сильный стимул. Относительное воздействие может быть измерено в лаборатории.

Другим направлением, в котором могут пойти исследования, является изучение того, позволит ли различие между неявными и явными уровнями стереотипов старения разрешить «парадокс благополучия», который относится к высокому уровню удовлетворенности жизнью среди пожилых людей, были обнаружены, «несмотря на то, что они ежедневно сталкиваются со страхом и обесцениванием со стороны других членов общества» (Whitbourne & Sneed, 2002, с.247). Возможно, парадокс благополучия возникает в результате исследований благополучия с использованием явного измерения уровня (например, Haug, Belkgrave, & Gratton, 1984; Mroczek & Kolarz, 1998), которые могут противоречить неявному пути стереотипы о себе. С другой стороны, неявные негативные стереотипы старения о себе могут снизить ожидания пожилых людей в отношении здоровья. Когда фактический уровень здоровья превышает ожидаемый, это может способствовать ощущению благополучия (Heckhausen & Brim, 1997).

Чтобы установить, насколько далеко простирается сеть самостереотипных результатов, необходимы исследования в дополнительных областях.Это, например, повлекло бы за собой определение того, является ли сердечно-сосудистое здоровье единственным типом, на который влияют возрастные стереотипы. Такой результат был ожидаем из-за связи между активацией интернализованных стереотипов с сопутствующим им стрессом и реактивностью сердечно-сосудистой системы (Levy et al., 2000). Было бы полезно рассмотреть потенциальные результаты, которые могут быть менее ожидаемыми, но также считаются частью неизбежного процесса старения, например, снижение времени реакции.

Ранее я отмечал, что пожилые люди могут быть исключительно восприимчивы к негативным стереотипам о себе, отчасти потому, что стереотипы старения усваиваются задолго до того, как они становятся актуальными для их самоидентификации.Тем не менее, это только предположение; неизвестно, являются ли пожилые люди необычно уязвимыми. Поэтому было бы полезно, если бы будущие исследователи эмпирически определяли степень, в которой старики, в отличие от других целевых групп, реагируют на стереотипы о себе. Одним из способов достижения этого может быть выбор пожилых представителей других стигматизированных групп и измерение реакции на стереотипы старения в сравнении с реакцией на стереотипы, связанные с их другой стигматизированной идентичностью. Примеры могут включать (а) женщин, принадлежащих к категории, которая, в отличие от пожилых людей, подвергается нападению с детства, и (б) лица, ставшие инвалидами в позднем возрасте, принадлежащие к категории, которая, как и пожилые, становится объектом нападений по прошествии жизни. ориентации на других.Сравнение степени, в которой на соответствующие результаты влияют стереотипы, скажем, о женщинах и инвалидности, в отличие от стереотипов о старении, позволит выяснить, имеют ли последние большее значение.

Другие вопросы о множественных стигматизированных личностях могут быть изучены в процессе. Например, приводит ли принадлежность более чем к одной стигматизированной группе к тому, что пожилой человек (а) более успешно справляется с ситуацией, если одна из целевых идентичностей была приобретена в детстве, так что имеется устоявшийся набор защит, или (б) испытывают кумулятивный эффект стереотипов, который приводит к большей уязвимости.Эти соображения могли бы также пролить дополнительный свет на теорию множественной опасности (Padgett, 1999). Исследования, проверяющие его, как правило, сосредотачивались на том, чтобы быть старым и быть членом более чем одной стигматизированной группы, без изучения влияния конкретных стереотипов, связанных с этими категориями.

Требуются дальнейшие исследования из-за противоречивых данных о том, могут ли стереотипы старения влиять на познание и поведение молодых людей. В исследованиях подсознательных возрастных стереотипов (e.g., Levy, 1996) и исследовании Hess и его коллег (2002), праймированные стереотипы влияли на пожилых людей, но не на молодых. Принимая во внимание, что Барг, Чен и Берроуз (1996) обнаружили, что студенты колледжа, которые были подготовлены к задаче на составление зашифрованных предложений, призванной активировать стереотипы старения, после этого шли медленнее, чем их однокурсники, которые также подвергались воздействию нейтральных слов. Возможно, что все эти выводы являются результатом методологических недостатков. Например, в двух исследованиях мог наблюдаться эффект потолка в показателях памяти молодых людей (Levy, 1996; Levy & Langer, 1994).Или, как показало исследование Барга и его коллег (1996), то, что должно было стать стареющим стереотипным простым числом, вместо этого могло действовать как ходячее число; в этом случае такие простые слова, как осторожный, осторожный, беспомощный и отступать, дадут более медленный темп. Альтернативным объяснением может оказаться то, что на познание и поведение молодых людей могут влиять простые стереотипы старения, но не в такой степени, как у пожилых людей. Самым прямым способом прояснить ситуацию было бы исследование ходьбы, в котором участвовали бы как молодые люди (чего не было в случае Hausdorff et al., 1999) и старые (чего не было в Bargh et al., 1996), и уверяют, что нет ни эффекта потолка, ни неоднозначных простых слов.

Существует дополнительная необходимость сравнить влияние стереотипов старения, представленных на разных уровнях сознания. Исследования показали, что стереотипы старения могут влиять на познание и поведение, когда они представлены сознательно (например, Hess et al., 2002), подсознательно (например, Levy, 1996) или в промежуточном состоянии (например, Bargh et al., 1996). В повседневном мире, вероятно, стереотипы старения могут быть активированы на любом из этих уровней.Будущие исследования могут помочь определить (а) когда каждый из этих режимов с наибольшей вероятностью сработает, (б) какова их относительная сила, (в) дают ли они одинаковые результаты и (г) полагаются ли они на одних и тех же посредников и модераторов. . В качестве примера того, какие различия могут быть обнаружены: негативные стереотипы старения могут действовать одинаково в разных режимах презентации, но позитивные стереотипы старения могут быть наиболее сильными в подсознательном режиме, где они имеют наилучшие шансы обойти накопившиеся на протяжении всей жизни негативные стереотипы старения. (Леви, 1996).

Предыдущие исследования выявили воспринимаемый контроль и волю к жизни лишь как частичные посредники в объяснении того, как восприятие возраста влияет на результаты (Levy, Slade, & Kasl, 2002; Levy, Slade, Kunkel, et al., 2002), следовательно, есть место для изучение работы дополнительных медиаторов. Многообещающе начать с биологических показателей, таких как маркеры иммунной системы, которые, как было обнаружено, действуют в психонейроиммунологических процессах (Kiecolt-Glaser, McGuire, Robles, & Glaser, 2002).Если новое исследование определит, что действует более одного типа посредников, важно будет рассмотреть вопрос о том, взаимозависимы ли они, и если да, то каким образом.

Тем не менее, любые предложения должны оставаться второстепенными по отношению к тому, что должно быть долгосрочной целью исследования стереотипов: смягчение вредных последствий негативных самостереотипов старения. Это улучшение может происходить с двух сторон. Во-первых, усиление влияния положительных самостереотипов старения. Хотя это представляет собой огромную проблему, лабораторные исследования, описанные ранее (например,g., Levy, 1996) предполагает, что позитивные стереотипы о себе старения могут быть активированы до точки преодоления негативных стереотипов о себе старения, по крайней мере, на короткий период. Должны быть разработаны соответствующие методы продления этого периода — как на индивидуальном уровне, где действуют стереотипы старения, так и на уровне общества, где возникают стереотипы старения.

Второй подход к улучшению включает в себя смягчение воздействия негативных стереотипов старения о себе. Это может быть достигнуто путем поиска техники, позволяющей пожилым людям осознать феномен старения-я-стереотипа.Определение наиболее подходящей формы для этой техники потребует значительных испытаний. Тем не менее, вероятное содержание может быть основано на результатах исследования стереотипов старения, таких как те, о которых сообщается в этой статье и которые предлагаются в качестве управляемых будущих исследований. Предоставление пожилым людям ощущения причин и следствий стереотипов старения о себе открывает перспективы для самосознания. Этот процесс, вероятно, потребует двух этапов. Во-первых, внушение признания того, что стереотипы могут действовать в повседневных контактах.Это описано рассказчиком «Человек-невидимка »: «Я как будто окружен зеркалами из твердого искажающегося стекла. Когда они приближаются ко мне, они видят только мое окружение, самих себя или плод своего воображения — на самом деле все и вся, кроме меня» (Эллисон, 1952, с. 1). Во-вторых, прививая признание того, что это искажение может быть неосознанно задействовано ими самими.

Эта статья была написана при поддержке Национального института старения (AG05727).Исследование проводилось при поддержке Brookdale Foundation, Национального института старения и Национального научного фонда.

Каталожные номера

Александр Н.Б.

1996

. Нарушения походки у пожилых людей.

Журнал Американского гериатрического общества

,

44

,

434

-451.

Allport, GW

1954

. Характер предрассудков . Чтение, Массачусетс: Аддисон-Уэсли.

Олпорт, Г., Вернон, П.

1933

. Эскизы выразительного движения . Нью-Йорк: Макмиллан.

Амбади Н., Ши М., Ким А., Питтински Т. Л.

2001

. Восприимчивость к стереотипам у детей: влияние активации личности на количественные показатели.

Психологические науки

,

12

,

385

-390.

Аронсон, Дж., Лустина, М.Дж., Гуд, К., Кио, К., Стил, К.М., Браун, Дж.

1999

. Когда белые люди не умеют считать: необходимые и достаточные факторы угрозы стереотипам.

Журнал экспериментальной социальной психологии

,

35

,

29

-46.

Этчли, Р. К.

1999

. Преемственность и адаптация при старении: создание положительного опыта . Балтимор: Johns Hopkins Press.

Austad, S. N.

2001

. Концепции и теории старения. В EJ Masoro & SN Austad (Eds.), Справочник по биологии старения (стр. 3–22). Нью-Йорк: Академическая пресса.

Банаджи, М.

2001

.Имплицитные установки можно измерить. В HL Roediger, JS Nairne, I. Neath и A. Suprenant (Eds.), Природа запоминания: Очерки в честь Роберта Г. Краудера (стр. 117–150). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Барг, Дж. А., Чен, М., Берроуз, Л.

1996

. Автоматизм социального поведения: прямое влияние конструкции черты и активации стереотипа на действие.

Журнал личности и социальной психологии

,

71

,

230

-244.

Боденхаузен Г.В., Крамер Г.П., Суссер К.

1994

. Счастье и стереотипное мышление в социальных суждениях.

Журнал личности и социальной психологии

,

66

,

621

-632.

Bouman, W. P., Arcelus, J.

2001

. Виновны ли психиатры в «эйджизме», когда дело доходит до сбора сексуального анамнеза?

Международный журнал гериатрической психиатрии

,

16

,

27

-31.

Филиал, Л.Г., Лу, Л.

1989

. Вероятность перехода к зависимости, институционализации и смерти пожилых людей в течение десяти лет.

Журнал старения и здоровья

,

1

,

370

-408.

Брюэр, М. Б.

2001

. Ингрупповая идентификация и межгрупповой конфликт: когда внутригрупповая любовь становится чужой ненавистью? В RD Ashmore, L. Jussim, & D. Wilder (Eds.), серия Rutgers о себе и социальной идентичности: Vol. 3. Социальная идентичность, межгрупповой конфликт и снижение конфликтов (стр.17–41). Лондон: Издательство Оксфордского университета.

Брюэр М.Б., Дулл В., Луи Л.

1981

. Восприятие пожилых людей: стереотип как прототип.

Журнал личности и социальной психологии

,

41

,

656

-670.

Брюэр М.Б., Луи Л.

1984

. Категоризация пожилых людей пожилыми людьми: влияние принадлежности категории воспринимающего.

Бюллетень психологии личности и социальной психологии

,

10

,

585

-595.

Берк, Дж. Л.

1981

. Отношение маленьких детей и восприятие пожилых людей.

Международный журнал старения и человеческого развития

,

14

,

205

-222.

ДеПалло, М., Томас, Р., Томпсон, Дж., Фокс, Р.Дж., Гойер, А., Абрамс, Т.

1995

. Образы старения в Америке . Вашингтон, округ Колумбия: AARP.

Дивайн, П.

1989

. Стереотипы и предрассудки: их автоматические и контролируемые компоненты.

Журнал личности и социальной психологии

,

56

,

5

-18.

Дейкстерхуис, А., ван Книппенберг, А.

1998

. Связь между восприятием и поведением, или как победить в игре Trivial Pursuit.

Журнал личности и социальной психологии

,

74

,

865

-877.

Эллисон Р.

1952

. Человек-невидимка . Нью-Йорк: Рэндом Хаус.

Эрбер, Дж. Т., Ротберг, С. Т.

1991

. Вот посмотрите на вас: относительное влияние возраста и привлекательности на суждения о провалах памяти.

Журнал геронтологии: психологические науки

,

46

,

P116

-P123.

Эрбер, Дж. Т., Шухман, Л. Т., Ротберг, С. Т.

1990

. Сбои в повседневной памяти: возрастные различия в оценке и атрибуции.

Психология и старение

,

5

,

236

-241.

Фацио, Р. Х., Джексон, Дж. Р., Дантон, Британская Колумбия, Уильямс, К. Дж.

1995

. Изменчивость в автоматической активации как ненавязчивая мера расовых отношений: добросовестный конвейер?

Журнал личности и социальной психологии

,

69

,

1013

-1027.

Финкельштейн, Л. М., Берк, М. Дж., Раджу, Н. С.

1995

. Дискриминация по возрасту в смоделированных условиях занятости: комплексный анализ.

Журнал прикладной психологии

,

60

,

652

-663.

Финн Р.

2002

. Общественная жизнь: Разглаживание морщин на бровях, способ ботокса. The New York Times , с. БИ 2.

Фрейзер Г. Э., Шавлик Д. Дж.

2001

. Десять лет жизни: вопрос выбора?

Архив внутренних болезней

,

161

,

1645

-1652.

Фридан, Б.

1993

. Фонтан старости . Нью-Йорк: Саймон и Шустер.

Friedman, H.S., Tucker, J.S., Schwartz, J.E., Tomlinson-Keasey, C., Martin, L.R., Wingard, D.L., et al.

1995

. Психосоциальные и поведенческие предикторы долголетия.

Американский психолог

,

50

,

68

-78.

Гуральник Дж. М., Феруччи Л., Симонсик Э. М., Салив М. Э., Уоллес Р. Б.

1995

. Функция нижних конечностей у лиц старше 70 лет как предиктор последующей инвалидности.

Медицинский журнал Новой Англии

,

332

,

556

-561.

Хауг М., Белкгрейв Л., Граттон Б.

1984

. Психическое здоровье и пожилые люди: факторы стабильности и перемен.

Journal of Health and Social Behavior

,

25

,

100

-115.

Хаусдорф, Дж. М., Леви, Б. Р., Вей, Дж. Ю.

1999

. Влияние эйджизма на физическую функцию пожилых людей: обратимость возрастных изменений походки.

Журнал Американского гериатрического общества

,

47

,

1346

-1349.

Хекхаузен, Дж., Брим, О.

1997

. Воспринимаемые проблемы для себя и других: самозащита путем социального понижения на протяжении всей взрослой жизни.

Психология и старение

,

12

,

610

-619.

Гесс, Т. М., Ауман, К., Колкомб, С. Дж., Раххал, Т. А.

2002

. Влияние угрозы стереотипов на возрастные различия в производительности памяти.

Журнал геронтологии: психологические науки

,

57B

,

P3

-P11.

Хукер, К.

1999

. Возможные «я» во взрослой жизни. В TM Hess & F. Blanchard-Fields (Eds.), Социальное познание во взрослом возрасте. Нью-Йорк: Academic Press.

Hummert, M.L.

1990

. Множественные стереотипы пожилых и молодых людей: сравнение структуры и оценок.

Психология и старение

,

5

,

182

-193.

Hummert, M.L., Garstka, T.A., Greenwald, A.G., Mellot, D.S., O’Brien, L.T.

2002

.Использование теста неявных ассоциаций для измерения возрастных различий в неявных социальных познаниях.

Психология и старение

,

17

,

482

-495.

Hummert, M.L., Garstka, T.A., Shaner, J.L., Strahm, S.

1994

. Стереотипы пожилых людей, которых придерживаются молодые, люди среднего и пожилого возраста.

Журнал геронтологии: психологические науки

,

49

,

P240

-P249.

Хайман, Х. Х.

1942

. Психология статуса.

Архив психологии

,

269

,

1

-94.

Образ старения в СМИ и маркетинге. Специальный комитет Сената по проблемам старения , 107-й Конгресс, № 107-35, 12–23.

2002

.. (показания Р. Батлера).

Имамоглу Э.О., Куллер Р., Имамоглу В., Куллер М.

1993

. Социально-психологические миры шведов и турок на пенсии и после нее.

Журнал межкультурной психологии

,

24

,

26

-41.

Исаакс, Л. В., Берисон, Д. Дж.

1986

. Развитие у детей предрассудков по отношению к старшим.

Международный журнал старения и человеческого развития

,

23

,

175

-195.

Кемпер, С.

1994

. Elderspeak: адаптация речи к пожилым людям.

Нейропсихология старения и познание

,

1

,

17

-28.

Kiecolt-Glaser, J.K., McGuire, L., Robles, T.F., Glaser, R.

2002

.Психонейроиммунология: Психологическое влияние на иммунную функцию и здоровье.

Journal of Consulting & Clinical Psychology

,

70

,

537

-547.

Кайт М., Джонсон Б.

1988

. Отношение к пожилым и молодым людям: метаанализ.

Психология и старение

,

3

,

233

-244.

Korthase, K.M., Trenholme, I.

1983

. Восприятие детьми возраста и физической привлекательности.

Перцептивные и моторные навыки

,

56

,

895

-900.

Леви, Б.

1996

. Улучшение памяти в пожилом возрасте путем имплицитного самостереотипирования.

Журнал личности и социальной психологии

,

71

,

1092

-1107.

Леви, Б. Р.

1999

. Внутреннее «я» японских пожилых людей: защита от негативных стереотипов старения.

The International Journal of Aging and Human Development

,

48

,

131

-144.

Леви, Б. Р.

2000

. Почерк как отражение стареющих стереотипов о себе.

Журнал гериатрической психиатрии

,

33

,

81

-94.

Леви Б.Р., Эшман О., Дрор И.

1999

. Быть или не быть: влияние стереотипов старения на волю к жизни.

Омега: Журнал смерти и умирания

,

40

,

409

-420.

Леви, Б. Р., Банаджи, М. Р.

2002

. Скрытый эйджизм. В Т. Нельсон (ред.), Эйджизм: стереотипы и предрассудки в отношении пожилых людей (стр. 49–75). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Леви, Б. Р., Хаусдорф, Дж., Хенке, Р., Вей, Дж. Ю.

2000

. Снижение сердечно-сосудистого стресса с положительными стереотипами о старении.

Журнал геронтологии: психологические науки

,

55B

,

P205

-P213.

Леви, Б. Р., Лангер, Э. Дж.

1994

. Старение без негативных стереотипов: успешная память среди американских глухих и в материковом Китае.

Журнал личности и социальной психологии

,

66

,

935

-943.

Леви Б., Шлезингер М.

2001

. Влияние стареющих стереотипов о себе на политику отказа пожилых людей, направленную на пользу старым . Документ представлен на Ежегодном научном собрании Геронтологического общества Америки, Чикаго, Иллинойс.

Леви, Б. Р., Слэйд, М. Д., Касл, С. В.

2002

. Увеличение продолжительности жизни за счет позитивного самовосприятия старения.

Журнал личности и социальной психологии

,

83

,

261

-270.

Леви Б., Слэйд М., Кункель С., Касл С.

2002

. Продольная польза положительного самовосприятия старения для функционального здоровья.

Журнал геронтологии: психологические науки

,

57B

,

P409

-P417.

Луборский М.Р., Макмаллен С.К.

1999

. Культура и старение. В J. Cavanaugh & SK Whitbourne (Eds.), Геронтология: междисциплинарная перспектива (стр. 65–90). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

MacCrae, C.N., Milne, A.B., Bodenhausen, G.V.

1994

. Стереотипы как энергосберегающие устройства: заглянуть внутрь когнитивного инструментария.

Журнал личности и социальной психологии

,

66

,

37

-47.

Макканн Р., Джайлз Х.

2002

. Эйджизм на рабочем месте: перспектива общения. В T. Nelson (Ed.), Ageism: стереотипы и предрассудки в отношении пожилых людей (стр. 163–199). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

МакКоннелл, А.Р., Лейболд, Дж. М.

2001

. Отношения между тестом на неявные ассоциации, дискриминационным поведением и явными мерами расового отношения.

Журнал экспериментальной социальной психологии

,

37

,

435

-442.

Мрочек, Д. К., Коларц, К. М.

1998

. Влияние возраста на положительный и отрицательный аффект: взгляд на счастье с точки зрения развития.

Журнал личности и социальной психологии

,

75

,

1333

-1349.

Мерфи С.Т., Монахан Дж.Л., Зайонц Р.Б.

1995

. Аддитивность бессознательного аффекта: комбинированные эффекты прайминга и воздействия.

Журнал личности и социальной психологии

,

69

,

589

-602.

Носек, Б. А., Банаджи, М. Р.

2002

. (По крайней мере) два фактора смягчают отношения между неявными и явными установками . Неопубликованная рукопись, Йельский университет, Нью-Хейвен, Коннектикут.

Носек, Б.А., Банаджи, М.Р., Гринвальд, А. Г.

2002

. Математика = мужчина, я = женщина, поэтому математика ≠ я.

Журнал личности и социальной психологии

,

83

,

44

-59.

Носек, Б. А., Банаджи, М. Р., Гринвальд, А. Г.

2002

. Сбор межгрупповых взглядов и убеждений на демонстрационном веб-сайте.

Групповая динамика

,

6

,

101

-115.

Паджетт, Д.

1999

. Стареющие женщины из числа меньшинств. В Л. А. Пеплау, С. К.DeBro, RC Veniegas, & PL Taylor (Eds.), Пол, культура и этническая принадлежность: текущие исследования о женщинах и мужчинах (стр. 173–181). Маунтин-Вью, Калифорния: Мэйфилд.

Палмор, Э. Б.

1999

. Эйджизм: негативный и позитивный . Нью-Йорк: Спрингер.

Perdue, C.W., Gurtman, M.B.

1990

. Доказательства автоматизма эйджизма.

Журнал экспериментальной социальной психологии

,

26

,

199

-216.

Рудман, Л.А., Глик, П.

2001

. Предписывающие гендерные стереотипы и негативная реакция на женщин-агентов.

Журнал социальных вопросов

,

57

,

743

-762.

Райан, Э. Б., Квонг Си, С.

1993

. Возрастные убеждения об изменениях памяти для себя и других во взрослом возрасте.

Журнал геронтологии: психологические науки

,

48

,

P199

-P201.

Шмидт, Д. Ф., Боланд, С. М.

1986

. Структура впечатлений пожилых людей: свидетельство множественных стереотипов.

Психология и старение

,

1

,

255

-260.

Шериф, М.

1953

. Понятие референтных групп в человеческих отношениях. В M. Sherif & MO Wilson (Eds.), Лекции Университета Оклахомы по социальной психологии: групповые отношения на перекрестке (стр. 203–231). Нью-Йорк: Харпер и братья.

Ши, М., Амбади, Н., Ричесон, Дж. А., Фуджита, К., Грей, Х.

2002

. Повышение производительности стереотипов: влияние самоуважения и способ активации стереотипов.

Журнал личности и социальной психологии

,

83

,

638

-647.

Ши М., Питтински Т. Л., Амбади Н.

1999

. Восприимчивость к стереотипам: значимость идентичности и сдвиги в количественных характеристиках.

Психологические науки

,

10

,

81

-84.

Зеефельдт, К., Янц, Р.К., Гальпер, А., Серок, К.

1977

. Использование картинок для изучения отношения детей к пожилым людям.

Геронтолог

,

17

,

506

-512.

Снайдер М., Миене П.

1994

. О функциях стереотипов и предрассудков. В MP Zanna & JM Olson (Eds.), Психология предубеждений: Симпозиум Онтарио (стр. 33–54). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Соколовский Ж.

1994

. Образы старения: межкультурная перспектива. В D. Shenk & WA Achenbaum (Eds.), Изменение восприятия старения и пожилых людей (стр. 85–94). Нью-Йорк: Спрингер.

Steele, C.M.

1997

.Угроза в воздухе: как стереотипы формируют интеллектуальную идентичность и производительность.

Американский психолог

,

52

,

613

-629.

Steele, C.M., Aronson, J.

1995

. Угроза стереотипов и интеллектуальные тесты афроамериканцев.

Журнал личности и социальной психологии

,

69

,

797

-811.

Стамп, Т. Э., Джонсон, Р. Дж., Волински, Ф. Д.

1995

. Изменения в использовании врачей с течением времени среди пожилых людей.

Журналы геронтологии: социальные науки

,

50B

,

S45

-S58.

Тайфель, Х.

1981

. Человеческие группы и социальные категории . Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета.

Вита, А. Дж., Терри, Р. Б., Хьюберт, Х. Б., Фрайс, Дж. Ф.

1998

. Старение, риски для здоровья и совокупная инвалидность.

Медицинский журнал Новой Англии

,

338

,

1035

-1041.

Уилер, С. К., Петти, Р. Э.

2001

.Влияние активации стереотипа на поведение: обзор возможных механизмов.

Психологический бюллетень

,

127

,

797

-826.

Уитборн, С.К., Снид, Дж.

2002

. Парадокс благополучия, процессы идентичности и угроза стереотипов: эйджизм и его потенциальное отношение к себе в более позднем возрасте. В TD Nelson (Ed.), Ageism: стереотипы и предрассудки в отношении пожилых людей (стр.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.