Какие инстинкты есть у человека: Есть ли у людей инстинкты

Содержание

Есть ли инстинкты у человека? | Психология

Неоднозначно смотрит. Любая наука предполагает четкие определения. И если нечто существует — его возможно описать и классифицировать.

С инстинктами вроде бы «все ясно». Например, вот одно из определений:

Инстинкты — врожденные программы поведения, совокупность унаследованных сложных реакций или побуждений.

Именно сложных. Например, отдергивание руки от источника внезапной боли — это простой двигательный акт, не инстинктивное, а рефлекторное действие. Инстинктивные же программы поведения всегда более-менее сложны. Инстинктивно мы отдергиваем руку при соприкосновении с горячим предметом

Фото: Depositphotos

С животными проще. Рыба, вылупившись из икринки, уже умеет добывать пищу. Кошка от природы умеет играть (жизненно важный навык «тренировки» необходимых умений!). Умеет она и убивать добычу, прокусывая холку; а многие собаки делают это хватом за холку и резким встряхиванием. Любая необученная собака умеет идти по следу, птица — строить гнездо.

А что мы умеем от природы? От рождения, в общем-то, ничего. Это нормально, всякий инстинкт проявляется в свое время, а взрослеем мы долго. Наверное, первым «просыпается» самосохранение. Затем познавательный инстинкт. И социальные инстинкты, включающие потребность в общении, в принадлежности к группе, способности к выстраиванию иерархии и другие проявления.

Что еще? Сексуальный инстинкт? Сексуальная потребность нам, безусловно, присуща. А вот с инстинктом не так однозначно. Инстинкт включает не только саму потребность, но и программу ее реализации. Если у нас есть сексуальный инстинкт, почему так много сложностей во взаимоотношениях?

Фото: Depositphotos

Обладай мы полноценным сексуальным инстинктом, не сталкивались бы с таким количеством сложностей психологического характера, особенно в начале интимной жизни. Инстинкт подсказал бы, как действовать.

Конечно, с опытом все меняется, но… это уже результат обучения. А инстинкт как будто то срабатывает, то нет. Так «нормальные» инстинкты себя не ведут.

Больше того, «не надежен» и инстинкт самосохранения. Слишком уж легко он преодолевается. Да и действует зачастую ошибочно.

Инстинкт самосохранения задает три типа реакций на опасность: «бежать», «замереть», «бить». Вроде бы все правильно. На практике же «инстинктивные» реакции часто оказываются не соответствующими ситуации. Например, инстинкт вынуждает нас замереть там, где уместнее убегать.

Да и подавляется инстинкт самосохранения относительно легко, что не типично для инстинкта. Почему иногда дает сбои родительский инстинкт?
Фото: Depositphotos

Наконец, многие вспомнят о родительском инстинкте. Уж он-то нам точно присущ! Вы в этом уверены? А редкость ли родители, откровенно пренебрегающие своими «родительскими» обязанностями?

Выходит, и родительского инстинкта, как такового, у современного человека нет. Как и ряда других «инстинктов».

Хорошо это или плохо?

  • Во-первых, ни то, ни другое. Это — есть, это данность. И все.
  • И во-вторых, это, скорее, «хорошо». Животным инстинкты необходимы. И то с оговоркой: чем выше организовано животное, тем тем менее значим инстинкт; тем большую роль играет обучение.

Человек, в отличие от животных, вообще не специализирован, не «заточен» под определенные условия существования. Мы способны за счет адаптации, при необходимости, жить почти где угодно, питаясь почти всем, что растет и что движется. В итоге люди заселили все климатические зоны, став доминирующим видом.

Выраженные инстинкты сделали бы нас менее беспомощными в детстве и быстрее взрослеющими. Но и более ограниченными, привязанными к определенным условиям. Возможность обучения неизбежно упиралась бы в диктуемую инстинктом программу поведения. Если же инстинкт не задает строго определенной программы, он становится как бы и не вполне инстинктом… Что мы и видим.

То есть полноценные инстинкты, будь они у нас, cкорее помешали бы нашему развитию. Место инстинктов у человека занимает научение.

Хотя механизм адаптации человека тоже несовершенен — навыки через обучение усваиваются медленнее и менее надежно. Обратим внимание: там, где животные действуют инстинктивно, они куда эффективнее человека. Но только в сколько-нибудь стандартных условиях, «предусмотренных» природой.

С другой стороны, животное не выбирает, действовать ему инстинктивно или как‐то иначе. Инстинкты человека выражены не сильно, но он может тренировать навык!

Фото: Depositphotos

Человек же способен преодолевать инстинктивные побуждения, даже действовать вопреки им. Больше того, мы можем выбирать из нескольких вариантов действий и заранее формировать требуемый навык.

Но любая палка о двух концах. Оборотная сторона свободы действий — длительное взросление. До того, как все необходимые навыки усвоятся, человек почти беспомощен. В отсутствие инстинктов, обучение «всему» требует времени — и значит, мы долго взрослеем.

Адекватная ли это плата за почти неограниченный потенциал?

Какая разница? Выбора-то все равно нет…

Какие инстинкты есть у человека

Татьяна Ефимова предлагает статью на тему: «какие инстинкты есть у человека» с детальным описанием.

Человек не рождается беспомощным и ничего не способным делать. Просто его организм после рождения еще недостаточно сформирован, чтобы быть способным выполнять все базовые действия, которые свойственны всем людям. Инстинкты – это базовые поступки, которые совершаются абсолютно всеми людьми. Чтобы понимать, что это такое, как инстинкты влияют на нашу жизнь и какие примеры можно привести, интернет-журнал psytheater.com рассмотрит данную тему.

Абсолютно все люди рождаются с инстинктами. Это безусловные рефлексы, которые проявляются у всех живых существ и выполняют важные функции. Среди всех видов инстинктов самыми главными считаются чувство самосохранения и размножения. Стремление сохранить свою жизнь проявляется с первых минут жизни. Ребенок кричит, плачет, чтобы его накормили, пригрели, убаюкали и т. д.

По мере того как организм человека крепнет и становится самостоятельно функционирующим, ребенок все больше подвергается инстинктам. Ярким примером можно привести способность педиатров рассказать родителям, на каком месяце своей жизни что должен делать ребенок, чтобы считать его нормально развивающимся. Все дети в течение первых лет жизни живут на уровне инстинктов, которые диктуют им, как они будут развиваться, что делать, как реагировать, как будут действовать их организмы и пр.

Однако инстинкты – это не все, на чем базируется жизнь человека, иначе бы люди не отличались бы от животного мира. Если животные действуют на уровне инстинктов, то люди по мере своего развития и роста обретают условные рефлексы – это определенные навыки, которые требуют обучения и закрепления для их совершения. Люди с этими навыками не рождаются. Если человека им не обучить, то он не сможет их выполнять. Однако по мере воспитания инстинкты все больше отходят на второй план, уступая место условным рефлексам.

Инстинкты невозможно подавить или полностью от них избавиться. Однако человек способен себя вовремя останавливать и контролировать. Если осуществлять контроль над собственными действиями, тогда инстинкты не смогут проявиться в полную силу. Человек будет испытывать инстинктивные переживания и проявления (например, учащенное сердцебиение или потоотделение), однако может контролировать свои поступки.

Инстинкты обычно срабатывают в экстренной и угрожающей жизни человеку опасности. Примером можно назвать нападение собаки, от которой человек хочет убежать или отбивается камнями, отдергивание руки от горячего чайника (навряд ли кому-то удастся этого не сделать, если только у человека нет нарушений в восприятии анализаторами или обработке поступающей информации мозгом).

Инстинкты всегда в полную меру срабатывают, когда человек себя не контролирует. Однако здесь следует отличать автоматически наработанные действия и инстинкты. То, что человек не задумывается над тем, что нужно поднять руку, чтобы включить свет в комнате, еще не делает его действия инстинктивными.

Инстинктам человека не нужно обучать, он уже ими обладает и подчиняется, если не пытается остановить свои действия. Автоматическим условным рефлексам и прочему поведению человек должен обучиться, чтобы его совершить.

Что такое инстинкты?

Под инстинктами понимаются автоматические обусловленные действия, которые даются всем людям с самого рождения и не требуют их сознательного контроля. В основном инстинкты направлены на выживание индивида и сохранение своего рода. Таким образом, человек инстинктивно начинает искать пищу или воду, когда голоден или испытывает жажду, убегает от опасности или вступает в бой, когда ему угрожает опасность, вступает в половые связи с противоположным полом, чтобы получить потомство.

Однако психологи выделяют, что у человека существует намного больше инстинктов, нежели у животного мира. Человеческими инстинктами называют стремление к власти, доминированию, общению. Следует отметить, что самым главным инстинктом, который имеет множество видов своего проявления, является стремление к сохранению баланса. Так называемый гомеостаз – когда человек желает испытывать спокойствие и умиротворение – является одним из базовых стремлений.

Инстинкт – это не цель, как могут подумать некоторые люди. То, что человек сознательно чего-то желает и хочет достичь, не является инстинктом. Здесь человек просто обустраивает свою жизнь, которая и так может существовать, если он ничего не будет делать.

Следует отличать инстинкты от внутренних страхов, комплексов, чувств, которые развиваются в человеке по мере его жизни. Их еще называют приобретенными, или социальными страхами. К примеру, чувство вины – это наработанное качество, которое на подсознательном уровне воздействует на человека. Однако никто не рождается с чувством вины, его развивают в людях по мере их роста и развития.

Также следует выделить такие распространенные страхи, как:

  1. Боязнь быть непризнанным.
  2. Страх перед критикой.
  3. Страх одиночества и пр.

Все это социальные страхи. Они больше связаны с психической гармонией человека, нежели с его выживанием.

Однако есть страхи, которые в некоторой степени можно отнести к инстинктивным. Так, страх перед акулами или пауками, страх высоты – эти страхи могут быть выработанными, однако они основываются на инстинкте самовыживания, когда человек в первую очередь должен заботиться о сохранности своего здоровья и жизни.

Инстинкты человека

Человек является сложно устроенным существом, что можно объяснить на примере трансформации и усложнения инстинктов по мере своей жизни. Человек рождается с биологическими потребностями, которые диктуют инстинкты – автоматические действия, направленные на удовлетворение потребностей организма. Однако человек живет в социуме, где существуют свои правила, нормы, традиции и прочие аспекты. Он подвергается воспитанию, обучению, воздействию, что позволяет инстинктам уходить на второй план.

Инстинкты не пропадают и не исчезают. Порой человек даже научается их останавливать, контролировать. По мере приобретения опыта и формирования своей жизни инстинкты человека трансформируются. Если вы замечаете неадекватно ведущего себя человека в стрессовой ситуации, значит, он пока не выработал механизма, который сдерживал бы его инстинктивное поведение. Однако есть индивиды, которые уже научились сохранять спокойствие в ситуациях, которые угрожают им смертью либо требуют оплодотворения (сексуального акта).

Таким образом, инстинкты человека никуда не исчезают, однако они начинают подчиняться определенным страхам, мировоззрению, условным рефлексам и даже социальным нормам, когда индивид научается вовремя включаться в процесс, чтобы затормозить свои инстинктивные действия и быстро их перевести на другие поступки.

Инстинкты даны абсолютно всем людям и сохраняются на всю жизнь. Их нельзя назвать ни хорошими, ни плохими. Инстинкты помогают человеку в первую очередь выживать, иначе бессмысленным становится его рождение и существование. С другой стороны, инстинктивные поступки зачастую считаются неприемлемыми в обществе, где разработаны свои законы и рамки поведения. Поэтому человек должен учиться контролировать свои инстинктивные порывы и переводить энергию на совершение приемлемых социумом действий.

Это и отличает человека от животных – сознательный контроль, когда инстинкты существуют и продолжают помогать человеку выживать. Однако индивид способен себя контролировать и не подчиняться инстинктивной энергии, если она неуместна в конкретном случае.

Виды инстинктов

Существует множество видов инстинктов:

Примеры инстинктов

Самыми яркими примерами инстинктов являются желание человека бежать или защищаться в ситуации опасности. Также практически все люди тем или иным образом желают продолжить свой род. Невозможно назвать инстинктами чувства, которые родители проявляют к своему ребенку, однако их наличие заставляет матерей и отцов заботиться о своем потомстве, пока оно не стало самостоятельным и независимым от них.

Социальными инстинктами, то есть теми, которые вырабатываются в течение жизни, можно назвать склонность к альтруизму и желание сохранить чувство собственного достоинства.

Инстинкты даются всем людям лишь с одной целью – сохранить человеческий род (сначала самого человека, а потом побудить размножаться и сохранять своих детенышей). Инстинкты с годами притупляются, поскольку человек научается ими управлять или вовремя останавливаться благодаря тем условным действиям, которые нарабатывает по мере жизни.

У человека нет инстинктов. Совсем! И вот почему

Говоря об инстинктах, мы чаще вспоминаем животных, но многие уверены, что жизнь человека основана тоже именно на них. Но как получается, что мамы могут нанести вред детям, несмотря на материнский инстинкт, а половое влечение присутствует не у всех? Кандидат биологических наук, доцент СПбГУ Екатерина Виноградова объяснила, в чем тут дело.

Принято считать, что инстинкт – врождённая форма поведения. Например, реакция хамелеона на движущуюся муху жестко предопределена с его рождения и всегда одинакова. Это его инстинкт. Но из каких деталей состоит инстинкт? В первую очередь, необходима потребность. Например, в еде. Далее необходим ключевой стимул – это некий сигнал из внешней или внутренней среды, который как ключ в замке включает нужную форму поведения. Но и это еще не все. После ключевого стимула наступает фиксированный комплекс действий. Он состоит из двух частей: это аппетентное поведение (что делает объект, когда объект приближается к тому, что может удовлетворить его потребность) и консуматорная стадия (что происходит при реализации потребности).

Давайте разберемся в этой схеме на примере полового инстинкта самки богомола. Потребность — это размножение, ключевой стимул для нее — изменение гормонального фона самой самки. Как она действует, получая этот стимул? Ищет полового партнера (это аппетентное поведение). А как поступает в консуматорной стадии? Откусывает голову самца.

Когда-то, когда на земле жили одни членистоногие, большую часть их жизни занимали именно эти врождённые, жестко детерминированные модели поведения. Ведь окружающая среда была не очень изменчива, и существовать в ней можно было буквально с помощью нескольких прог. Но чем сложнее животное, тем больший вклад оказывает в его поведение среда и способность к обучению. Например, по сравнению с теми же самыми богомолами у кошек появляется вариативность поведения при ухаживании.

Если мы возьмём человека, мы не найдём ни аппетентного, ни консуматорного поведения, ни ключевого стимула. Можете представить себе единый для всех людей половой стимул? Да, у женщин в течение цикла меняется гормональный фон, но это очень незначительный фактор. Кроме того, если сравнить его с той же самой кошачьей овуляцией, то окружающие этого попросту не замечают. Мы не назовем общего стимула (будь то социального, зрительного, слухового) ни для мужчин, ни для женщин. В каждой культуре они оказываются разными.

Тот самый родительский инстинкт, о котором привыкли говорить, просыпается далеко не у всех родителей. Как вы думаете, пару тысяч лет назад женщина без родительского инстинкта выкидывала своих детей на улицу или продолжала о них заботиться, потому что на неё давило общество? Во многих странах социальный статус женщины определялся количеством её детей, доживших до взрослого состояния; в других отсутствие детей было официальной причиной для развода – хочешь, не хочешь, заботиться приходилось. До сих пор остаются женщины, заботящиеся о детях, «потому что так принято». Также неслучайно сейчас существует столько школ материнства, в которые ходят женщины, не знающие, как заботиться о будущем потомстве, например, правильно кормить грудью.

Но странная вещь: даже животные не могут реализовывать материнское поведение, если их самих не воспитывали родители. Еще в 50-х годах в рамках эксперимента по изоляции приматов их отбирали от матери и отдавали на воспитание людям. Когда особь вырастала, она не то что не могла проявлять материнских чувств, она добровольно не спаривалась. А если рожала детёныша, то он, как правило, погибал. У искусственно выращенных животных наблюдалось не только нарушение репродуктивного поведения, у них нарушились все социальные алгоритмы. Так что получается, что инстинкт требует научения даже у животных — модели поведения не приходят с рождением.

Есть ли у человека врождённые элементы поведения? Да. Но есть ли у человека жестко детерминированные инстинкты? Нет. У человека фактически от инстинктов остались только потребности. В каждом нашем действии есть врождённые факторы, но инстинкта, как у богомола, у человека нет. Так что нужно либо менять определение «инстинкта», либо говорить, что в современном понимании этого слова человек их все же не имеет.

На основе лекции Екатерины Виноградовой в рамках научно-просветительского проекта «Зануда»

Что такое инстинкты человека

В человеке борются две силы: биологическая и социальная. Игра разума, общественных норм и инстинктов не закончится никогда. Инстинкт самосохранения, защиты, размножения, материнский инстинкт и много каких еще против воспитания и культуры. Что же такое инстинкты, можно ли управлять ими? Узнайте из статьи.

Что такое инстинкт

Инстинкт – врожденные стереотипы поведения, способ реагирования на конкретные условия среды. У животных врожденных паттернов поведения много: ходьба, охота, вскармливание потомства, характерное для вида речевое взаимодействие. А есть ли инстинкты у человека? Ребенка всему нужно учить: ходить, говорить, ложку держать. И это лишь базовые навыки.

Вот птицы, например, на подсознательном уровне умеют строить гнезда. Кто-то из новорожденных детей знает, что такое квартплата, или как строить дом? Нет, хотя полезный был бы инстинкт.

Инстинкт – генетическая программа биологического вида, заложенная при рождении в психике индивида. Подумайте, дано ли людям при рождении что-то, характерное только для вида Человек разумный. Нет. Без заботы, внимания и помощи взрослых новорожденный погибнет в течение суток.

Инстинкты – паттерны поведения, которым не нужно учить. Человека нужно обучать всему, что свойственно его виду.

Однако у человека сохранены некоторые животные инстинкты. Малыши могут ползать, руками есть пищу. Правда, вряд ли без мамы доживут до этого момента. Если родители не занимаются ребенком, то он так и остается животным. В психолого-педагогической науке их называют детьми-маугли.

Рефлекс – механизм реализации инстинкта. По сути, инстинкт – комплекс безусловных рефлексов. Человеку при рождении дается 15 рефлексов. Они подразделяются на три группы: оральные, двигательные, хватательные. Большая их часть отмирает в течение первого года жизни ребенка.

Жизненно важными становятся другие рефлексы – условные, приобретенные в результате научения. Мы осматриваемся по сторонам, переходя дорогу, не из-за инстинкта самосохранения, а потому что нас научили. Одергиваем руку от горячего чайника, потому что когда-то обожглись.

А еще подключается разум. Люди понимают, что рожать каждый год нецелесообразно. Да и вообще, многие отдают предпочтение карьере и личностному росту. Социальная часть подавляет инстинкты.

Из безусловных самым влиятельным инстинктом остается разве что «стадный». Человеческая толпа поддается ряду механизмов, в числе которых заражение, подражание. Чувство общности или стадности способно превратить группу в хаотичную толпу, лишить человека индивидуальности.

Биологическое и социальное в человеке

В отношении человека принято говорить не об инстинктах, а о видовой памяти. Она бывает генетической, передаваемой от поколения к поколению и культурной – наследие общества.

Если какие-то инстинкты и присутствуют, например, агрессии, сексуальности, то социум купирует их. Так, моногамия – результат социализации, окультуривания личности.

Животные инстинкты в человеке включаются тогда, когда неудовлетворены первичные биологические потребности: еда, безопасность, сон, жилье, секс. Конечно, с инстинктами начинает бороться сознание, усвоенные нормы, ценности, культура.

Согласно теории Уильяма Мак-Дугалла, у человека сохраняется несколько инстинктов:

  • бегство при страхе;
  • отвращение, непринятие;
  • гнев, часто при страхе;
  • смущение;
  • воодушевление;
  • родительский;
  • пищевой;
  • стадный.

Почему же тогда, например, материнский инстинкт возникает не у всех женщин? Психотерапевты утверждают, что кормление ребенка, общение с ним в первые сутки после родов запускает материнский инстинкт. Если контакт случился позднее, то инстинкт не проявится. Вероятно, и другие инстинкты проявляются при определенных условиях.

В других теориях классификация человеческих инстинктов дополняется такими типами:

На мой взгляд, главных инстинктов у человека остается три.

Три главных инстинкта человека

В процессе развития у человека сохраняются 3 главных инстинкта:

Эти точки используют СМИ для манипуляции сознанием. Вспомните, на что чаще делается акцент в рекламе: успех, безопасность, богатство, привлекательность.

В процессе социализации инстинкт сексуальности и власти подавляется. Культивируется инстинкт самосохранения. Но разве эти три вида не связаны между собой? Самосохранение – это и продолжение рода, и половая самореализация, и профессиональное становление. Так что опорных направлений все-таки три.

Инстинкт самосохранения базируется на страхе. Этим тоже успешно пользуются СМИ. Вы замечали, как много негативных репортажей в новостях? Неужели все так плохо в мире? Нет. Это управление человеческими инстинктами, запугивание. Страх тормозит, сковывает руки и ноги.

А вот инстинкт власти и секса мотивирует, заставляет двигаться вперед, развиваться. Именно поэтому при знакомстве люди готовы горы свернуть ради потенциального партнера. Или в работе, видя перспективы руководства, рвутся вперед.

Нередко инстинкты власти и секса одерживают верх, притупляя третий главный инстинкт. Однако не все так просто. Каждый инстинкт таит страх. Человек, движимый только инстинктами, иррационально мыслящий, в итоге погибает.

Инстинкт управляет человеком. Создает почву для манипуляций со стороны. Еще Фрейд говорил, что миром правят жажда власти, секс и чувство голода. По-моему, и сейчас активность людей всегда сводится к трем этим пунктам.

Какие инстинкты есть у человека

Основные группы инстинктов

Мы уже отмечали, что система инстинктов, во всей её полноте и взаимосвязанности, не представима в виде простой таблицы. Это так, но тем не менее – для беглого и схематичного обзора целесообразно представить предлагаемую нами классификацию в виде именно такой таблицы, не претендующей на полную информативность. Тогда вся совокупность человеческих инстинктов вкратце представляется нам такой:

ГруппаПодгруппа
Индивидуальные витальные
РепродуктивныеПоловой
Родительский
СоциальныеРодственной консолидации
Неродственной изоляции
Конформизма (конформной консолидации)
Вертикальной консолидации (иерархический)
Горизонтальной консолидации
Клептомании
Адаптации к эволюционной среде обитанияТерриториальный
Ландшафтных предпочтений
Поиска и собирательства
Конструктивистские
Миграции
Самоограничения численности вида
Охоты и рыболовства
Агро- и веткультурный
Тяги к огню
КоммуникативныеМимика и жесты
Невербальная звуковая коммуникация
Лингвистический

Обратите внимание – в нашей таблице нет таких хрестоматийных для этологии поведенческих феноменов, как агрессия, аддиктивное поведение, и т.п. Часть из них (например – агрессия) включена нами как компонент в более крупные группы, часть – просто оставлена без рассмотрения согласно нашего обещания не слишком углубляться в мелкие частности.

Рассмотрим каждую группу подробнее:

I. Индивидуальные витальные (жизненные) инстинкты

Многочисленные и разношёрстные инстинкты данной группы известны под общим названием “инстинкта самосохранения”. Эти инстинкты направлены на текущее личное выживание особи, и могут как включать, так и не включать взаимодействие с другими особями своего вида. Общим для всех этих инстинктов является краткосрочность преследуемых ими целей: обеспечить выживание лично мне (моему телу), здесь и сейчас. Многие другие инстинкты, так или иначе, служат целям, сравнительно более долгосрочным – выживание генофонда (как персонального, так и надперсонального) в более далёкой эволюционной перспективе.

Современные ситуации и условия, в которых срабатывает инстинкт самосохранения, обычно самоочевидны, и в объяснениях не нуждаются – это любые ситуации, несущие в себе риск смерти или явного ухудшения здоровья индивида; причём опасность может “вычисляться” (в том числе – в буквально-математическом смысле этого слова) совершенно рассудочно. И далее, эта осознаваемая опасность может воздействовать на подсознательные механизмы, включающие инстинкт самосохранения. Например, рассудочное понимание опасности проникающей радиации вызывает вполне инстинктивный страх за свою жизнь и здоровье, хотя сама радиация не воспринимается органами чувств. Но, разумеется, инстинктивное подсознание и помимо этого хранит массу готовых релизеров, свидетельствующих о потенциальной опасности ситуации.

К числу последних можно отнести такие, отчасти атавистические эволюционные фобии и отвращения, как боязнь и неприязнь к:

  • темноте,
  • неизвестности,
  • высоте (с высотой, впрочем, не всё однозначно),
  • змеям,
  • паукообразным (и вообще членистоногим),
  • червеобразным животным (которые часто бывают паразитами),
  • мелким, быстро двигающимся животным любого вида (мышам, насекомым),
  • хищникам, особенно – среды эволюционной адаптации (львы, гиены и т.п.),
  • крови,
  • больным,
  • покойникам,
  • экскрементам,
  • бурно протекающим природным процессам (напр. грому)
  • и тому подобным явлениям.

Названные фобии, будучи встроенными в подсознание, находят своё отражение во многих культурных явлениях – искусстве, архитектуре, геральдике, и т.п.

К индивидуальным витальным инстинктам можно отнести также инстинкт экономии энергии (лени) и инстинкты внутривидовой эксплуатации (воровство и обман в отношении “своих”, т.е. действия, не относящиеся к межвидовой конкуренции). Реализация последних возможна только при взаимодействии нескольких индивидов, ибо физический смысл их состоит в незаслуженном потреблении ограниченных общих ресурсов в персональных интересах; их можно считать модулями социальных или половых инстинктов, и поэтому они будут рассмотрены в соответствующих разделах.

У самок, в силу большей их репродуктивной ценности, инстинкты самосохранения выражены сильнее, что мы можем часто наблюдать в виде иррационально бурной реакции женщин на, например, мышей или лягушек. Разумеется, речь не идёт о том, что подобные реакции присущи исключительно женщинам – но они для них, без сомнения, более характерны.

К постановке вопроса.

Немного истории. Еще на 3 курсе медицинского института, слушая лекцию о теории стресса Г.Селье, удивил тот факт, что идея создания учения пришла к автору в годы студенчества. Ничтоже сумнящись, и я решил создать нечто такое, но увы, ничего не придумав, вскоре забросил благое намерение.

Но ничто не проходит бесследно, меня стал занимать вопрос о движущих мотивах поведения человека, стал искать свой ответ. На 6 курсе познакомился с теорией Фрейда, но “мы не поняли друг друга”. Я не находил разгадку ответа на вопрос “об устройстве” души. Раз за разом примеривая концепцию Фрейда на себе, (поскольку у меня не было ни лаборатории, ни клиники), оставалась неудовлетворенность, так как “пансексуализм” (мне по крайней мере так представлялась эта теория), не объяснял мои вопросы. Я решил лучше изучить “половой истинкт” и прошел курс сексопатологии, а затем через некоторое время имел и врачебную практику по этой специальности. К сожалению, я не обнаружил единства между психоанализом и клинической сексологией. Интуитивно ошущая некую незавершенность концепции Фрейда, я решил пересмотреть её по своему. Во-первых, кроме полового инстинкта, меня занимал вопрос и о других (пищевой, родительский, познавательный, оборонительный) инстинктах. Почему именно эти, да потому что только они имеют анатомо-физиологическую представленность в соме и психике. Инстинкт смерти мне кажется понятием виртуальным. Несмотря на мою критику, я весьма благодарен великому ученомуЗ.Фрейду за его пионерские работы в области подсознания,

бессознательности и детской сексуальности, которые вдохновили меня на изучение инстинктов [1]

Метод заключался в следующем. В сложных случаях диагностики и лечения сексологически больных я стал изучать выраженность всех 5 инстинктов человека, некий биосоциальный, биотерапевтический взгляд на онтогенез и таким образом глубже разобраться в личности и ее проблемах. Путем опроса больных выяснял инстинктивный статус”, ранжируя их от слабого до сильного, по сравнению с некой усредненной нормой, взятой произвольно из житейского здравого смысла.

Получаемые результаты были весьма ценными для психотерапии, приобретая значимость алгоритма работы с пациентом. Прежде всего можно выделить крайние варианты. Для пищевого инстинкта — от нервной анорексии (гипофункция) до ожирения при синдроме Пиквика (гиперфункция). Показателем биологической активности пищевого инстинкта является аппетит. Для полового инстинкта – от асексуальности, фригидности до сатириазиса и нимфомании. Биологическим маркером является выраженность либидо, термин, удачно введенный 3 Фрейдом. Для родительского инстинкта – от полного отказа иметь детей до посвящения своей жизни детям (не только собственным). Для познавательного инстинкта – от самопожертвования ради науки, истины – до полного безразличия к знаниям. Для инстинкта самосохранения – между храбростью и трусостью (летчик в бою потерял обе ноги, после лечения стал парашютистом). Таких людей можно отнести к лицам, склонным к аутодеструктивным видам деятельности (каскадеры, альпинисты, автогонщики и т.д.). Крайним выражением является гомицидомания, т.е. стремление любой ценой покончить жизнь самоубийством.

К сожалению, для последних трех инстинктов пока нет адекватных терминов, отображающих одних словом состояние инстинкта (типа слов аппетит или либидо), лингвистика пока перед наукой в долгу. Более сложными являются вопросы взаимодействия инстинктов, но это тема требует дальнейшего специального изучения.

Более 20 лет вынашивая свою концепцию взаимодействия инстинктов, не раз обращаясь к ученым, но не находил понимания, пока я не нашел поддержки у своего учителя С.А. Овсянникова. Совместные наблюдения позволили сформулировать пропедевтический метод исследования биологической матрицы человека в виде так называемой формулы инстинктов человека (ФИЧ) [2].

А. Инстинкт самосхранения (ИС)

О. Я не дорожу своей жизнью, у меня часто бывают мысли уйти жизни, были попытки к самоубийству.

1. У меня нет эгоизма, служение людям и идеалу – смысл моей жизни. Я не могу лгать, во имя чести и справедливости готов пожертвовать своей

2. Не люблю ложь, ценю справедливость и стараюсь отстаивать ее, но не жертвуя собой. Материальное благополучие и забота о здоровье не играют для меня главной роли.

3. Материальное благополучие и духовная жизнь одинаково важны для меня. Я симпатизирую честным людям, но не склонен бороться за справедливость. Умею находить компромиссные решения в любой ситуации. Я не буду страдать из-за других, чаще склонен думать о себе.

4. Я настоящий эгоист (больше всего люблю себя), материальное благополучие – главное для меня. Никогда не иду наперекор обстоятельствам в ущерб себе. Накопление ценностей дает мне наслаждение. Честь и справедливость для меня ничего не значат, когда речь идет о выгоде для меня

5. Я озабочен только собой, своим здоровьем, безразличен даже к близким людям, оберегаю себя от любых волнений. Жизнь посвящаю своему благополучию, мнителен, люблю лечиться, больше всего дорожу своим драгоценным здоровьем и жизнью.

Б.Пищевой инстинкт (ПИ)

0. Мысль о еде мне противна, если что-то пьем, вызываю рвоту, чтобыизбавиться от пищи.

1. Еда для меня не главное, ем потому, что это необходимо.

2. Мой аппетит ниже среднего, легко забываю поесть, если занят чем-тоболее важным, легко переношу голод.

З. У меня хороший аппетит, ем с удовольствием, стараюсь соблюдать пищевой режим в любых условиях, чувство голода неприятно для меня.

4. Мой аппетит выше “среднего”, люблю вкусно и обильно поесть, выпить. Считаю себя гурманом, люблю сам готовить, находить новые рецепты различных блюд и угощать тем, что мною приготовлено.

5. Я постоянно хочу есть и думаю о еде. Ем очень много и без разбора, моя прожорливость меня не смущает. У меня избыточный вес.

В. Сексуальный инстинкт (СИ)

О. У меня вообще нет желания к половой близости Мне это безразличноили даже противно.

1. Я испытываю половое влечение 1 – 2 раза в год. Близость не дает мне радости и удовлетворения. Предпочитаю эротические фантазии.

2. Половое влечение возникает не чаще 1 раза в месяц. Романтическая сторона отношений интереснее, чем физическое сближение. Не совсем уверен в своих половых способностях.

З. У меня нормальное” половое влечение 2 — 3 – 4 раза в неделю. Нет никакого дискомфорта или неуверенности, почти всегда яркий оргазм.

4. У меня сильное половое влечение, с любимым человеком могу проводить ежедневные контакты, отдаю ему все свои чувства, не испытываю никакой неуверенности.

5. У меня непреодолимое желание половой близости. Секс – главное в моей жизни. Такие понятия, как любовь, мне безразличны. Нравятся “изощренные формы” в сексе. Думая о гомосексуальных отношениях.

Г. Родительский (материнский – отцовский) инстинкт (РИ).

О. Детей не имею, они мне противны. Не люблю ни кошек, ни собак.

1. Не имею детей, не люблю их, предпочитаю домашних животных.

2. У меня нет желания иметь детей, но появление ребенка связано с настоянием мужа (жены).

3. Я имею 1 – 2 любимых детей по собственному желанию, спокойно переношу трудности по их воспитанию.

4. Я очень люблю детей, хочу иметь их больше, лепсо переношу все трудности, люблю заниматься их воспитанием, дети любят меня.

5. Дети – единственный смысл моей жизни, я дрожу над ними, готов жертвовать для них всем и прощать им все. Могу легко взять чужих детей на воспитание.

Д. Познавательный инстинкт (ПЗИ).

0. Не имею желанию ничему учиться (считаю это” пустым” делом).

1. Учеба никогда не давала мне никакого удовольствия.

2. Я иногда прислушиваюсь к разговорам о новых книгах, но читать их не люблю. Охотнее смотрю развлекательные программы по телевидению, то, что смотрят все.

З. Я всегда учился охотно, мне нравилось узнавать новое, всегда стремился не отстать от общего уровня, но в “ученые” я не рвусь, хочу знать столько, сколько мне нужно для жизни.

4. Книги, чтение, образование занимают большое место в моей жизни, сам собираю книги, но без “фанатизма”. Познание радует и вдохновляет.

5. Смысл моей жизни в постоянном познании нового, в науке, искусстве, я постоянно читаю или пишу сам. Отдаю всего себя постижению нового.

Данная попытка квантифицировать биологический механизм организма необходима для того, чтобы лучше представить соотношение частей в целом, ведь недаром Г.Галилей говорил, что природа написана языком математики.

На мой взгляд, многообразие жизни индивида не состоит из большого числа дискретных элементов, тогда биологическая система вряд ли вынесла бы тяготы естественного отбора. Скорее всего принцип биологической целесообразности упростил до минимального число участвующих компонентов. в жизнеобеспечении особи. Как извеспю, именно 4 нуклеотидных основания ДНК (аденин, гуанин, цитозин и тимин) образуют все многообразие не повторяющих ся комбинаций генов в хромосомном наборе одйого вида. В 6иологическом вариационном ряду инстинкт как анатомо-функциональный блок можно расположить между клеткой с генным аппаратом (хромосомным набором) и жизнью целого организма. Именно анатомо-физиологический механизм из 5 функционально взаимосвязанных блоков обеспечили сохранение и продолжение рода в жесточайшей конкурентной борьбе на Земле.

Уникальна роль познавательного инстинкта. Именно он позволил социализировать человека, перебросив мостик между биологическим и социальным, духовным, истинно человеческим. На рубеже 20 -21 столетийинтеллект становится главным фактором прогресса. Наука, точное знание или эпистема стала решающим фактором для обуздания животного resp.биологического (часто arpeccивногo — разрушительного – войны) начала. Предположим, что все инстинкты в состоянии динамического равновесия, или на рабочем жаргоне, закрыты. Такое состояние не может длиться долго, так как элементарный голод в виде гипогликемии вызовет напряжение, стресс по Селье.

Организм включает механизм устранения этого нарушения. Пищевой инстинкт посылает сигнал в мозг, познавательный инстинкт как высший регулятор (находящийся на вершине иерархической лестницы инстинктов) решает, что делать с пришедшим сигналом. Отсрочить или немедленно заняться поиском пищи? Это зависит уже от силы сигналов, говоря другими словами, от доминанты (по А.А. Ухтомскому [3]). У каждого человека есть свой порог выносливости, разумеется он невелик у детей и незрелых, инфантильных взрослых. Говоря художественным языком о храбрых и мужественных людях, мы должны подразумевать высокую устойчивость к длительному сохранению доминанты. Рассмотрим учение И.П.Павлова об условных рефлексах с точки зрения инстинктов. Как известно, природа не смогла снабдить “в дорогу” всем необходимым арсеналом по дороге жизни. Она дала только безусловные рефлексы, дело самого индивида, человека, позаботиться обо всем остальном необходимом. Говоря другими словами, мы всю жизнь вырабатываем условные рефлексы, т.е.обучаемся (чему-нибудь и как-нибудь по А.С.Пушкину). Кто вымер при естественном отборе – динозавры и др.крупные животные, а точнее те, кто не смог вовремя обучиться новым формам жизни.

Условные рефлексы являются той питательной средой инстинкта, с помощью которых он реализует свой потенциал. Инстинкт на безусловных рефлексах — это дикость, невежество, инстинкт на условных рефлексах, да еще высшего порядка – культура, цивилизованность, прогресс. Для чего это нужно врачу? Очень нужно. Без биологического анализа личности, болезни вряд ли можно правильно оценить многие состояния.

Скорее всего, к ним можно отнести болезни адаптации (дезадаптации), в частности, неврозы, депрессии, психосоматические болезни, составляющие громадное большинство обращений за медицинской помощью.

На мой взгляд, нужно пересмотреть многие аспекты врачебной практики под углом зрения инстинктов, работа обещает быть интересной и полезной для практики. Другими словами, без излишней скромности можно декларировать о необходимости выделения нового раздела науки клинической инстиктологии, а врача – специалиста по умению видеть болезни и пациента “биологическим” взглядом – психотерапевтом, биопсихиатром или биопсихотерапевтом и т.д. Скорее психоанализ Фрейда выиграет от смены парадигмы на биоанализ, но не сменить название, а сущность метода.

1. 3. Фрейд. Лекции по введению в психоанализ. Т.1-2. М. 1922г

2. С.А. Овсянников. История и эпистемология пограничной психиатрии.- стр 179-183

3. А А. Ухтомский. Учение о физиологической доминанте. Собрание сочинений. Т. 1-6, Л. 1945-62г.

Врач Абиев Артур Карамасович
медицинский аспект

Scisne ?

Главная ≫ Форум ≫ Этология, психология ≫ Есть ли инстинкты у человека?

Есть ли инстинкты у человека?

Сообщения: 5
# 2 Июл 2016 19:41:16
SE

Недавно была опубликована статья «Есть ли инстинкты у человека?» за авторством Екатерины Виноградовой, доцента кафедры высшей нервной деятельности и психофизиологии биологического факультета СПбГУ, координатора сообщества «Учёные против лженауки».

Статья интересная, познавательная и актуальная. Как пишет автор во вступлении:

Нельзя не согласиться, что важно задумываться, разбираться и отдавать себе отчет в том, что означают привычные термины. Однако, как мне кажется, вывод получился излишне категоричным.

Итак, исходя из определения и структуры инстинкта, которые мы только что рассмотрели, можем теперь предположить, что у человека — существа, по развитию стоящего гораздо выше кошачьих, инстинктов в классическом представлении нет.

[Хотя, по правде сказать, у человека всё же есть один-единственный инстинкт, который был обнаружен Ирениусом Эйбл-Эйбесфельдтом [10], учеником К. Лоренца. Встречая симпатичного нам человека, мы не только улыбаемся, раздвигая губы, ещё у нас непроизвольно приподнимаются брови. Это движение, которое длится 1/6 секунды, Эйбл-Эйбесфельдт зафиксировал на киноплёнку у людей разных рас. Самую большую часть своих исследований он провёл в диких уголках планеты, среди племён, которые не знают не только телевизора, но и радио, и с соседями имеют контакты редкие и поверхностные. Таким образом, поднимание бровей не могло сформироваться в результате имитационного обучения. Главным же аргументом явилось поведение детей, слепых от рождения. У них тоже голос симпатичного им человека вызывает подъём бровей, и на те же 150 миллисекунд.]

Если выражения типа «инстинкт самосохранения» некорректны, чем тогда является «автоматическое» отдёргивание руки от горячей плиты или огня? У человека есть врождённая потребность самосохранения, но не инстинкт, поскольку нет соответствующего ФКД — врождённой программы двигательной активности, которая удовлетворяла бы эту потребность. Уколовшись или обжёгшись, мы отдёргиваем руку — но это не инстинкт, а всего лишь рефлекс (безусловный) на болевое раздражение. Вообще, у нас масса защитных безусловных рефлексов, например, мигательный рефлекс, кашель, чихание, рвота. Но это простейшие стандартные рефлексы. Все прочие угрозы целостности организма вызывают только те реакции, которые мы приобретаем в процессе обучения.

«Материнский инстинкт», «половой инстинкт» и прочие подобные выражения — все они некорректны применительно к человеку. И не только по отношению к человеку, но и ко всем высокоорганизованным животным. У нас есть соответствующие потребности (Птрб), но нет ни врождённой программы их удовлетворения, ни ключевого стимула (КС), ни фиксированного комплекса действий (ФКД).

Ещё не забыли формулу Инстинкта, уважаемый читатель?

И = Птрб + КС + ФКД.

Таким образом, у человека инстинктов в строгом понимании нет, и именно это делает наше поведение пластичным. Однако отсутствие жёстких врождённых программ не отменяет тот факт, что мы существа биосоциальные; и существуют чисто биологические факторы, которые определяют многие аспекты нашего поведения.

Дело в том, что вопрос о наличии инстинктов у высших животных — это вопрос терминологии, соглашения. Из этого же ряда вопросы о том, с какого уровня развития считать существо живым, считать ли живыми вирусы, с какого уровня развития у животных есть сознание и т.д. Во всех этих вопросах различия не качественные, а количественные.

В статье говорится, что у человека нет инстинктов, потому что нет врожденного и фиксированного комплекса действий.

А что значит фиксированного? Даже самый примитивный комплекс действий обладает некоторой гибкостью, условностью, вариативностью. Например, так называемая аппенентная стадия может быть очень разнообразной и включать в себя другие инстинктивные подпрограммы. Птенец может по-разному преодолевать препятствия при движении к матери. Если птенца, скажем, повернуть боком или вверх ногами и зафиксировать — он адаптируется к питанию в таком положении. Если по время кормления случится угроза нападения — кормление временно будет прервано, а зачем продолжено и т.д.

По поводу врожденности. Тут сам автор отмечает, что даже самые примитивные врожденные инстинкты проявляются не сразу, а требуют тренировки, закрепления, обучения.

Конечно, у разных животных соотношение врожденного и приобретенного различные, но обе составляющие есть всегда.

Так что различие лишь в сложности программ поведения, поэтому четкой границы провести нельзя. А если смотреть на интеллект с точки зрения кибернетики как на инструмент достижения целей, то граница становится совсем размытой.

Автор статьи: Татьяна Ефимова

Позвольте представиться. Меня зовут Татьяна. Я уже более 8 лет занимаюсь психологией. Считая себя профессионалом, хочу научить всех посетителей сайта решать разнообразные задачи. Все данные для сайта собраны и тщательно переработаны для того чтобы донести как можно доступнее всю необходимую информацию. Перед применением описанного на сайте всегда необходима ОБЯЗАТЕЛЬНАЯ консультация с профессионалами.

✔ Обо мне ✉ Обратная связь
Оценка 5 проголосовавших: 3

Инстинкты собаки — особенности воспитания собаки

Инстинкт — это врожденная манера поведения и врожденные реакции на определенные ситуации. Они выработаны животными в процессе эволюции и закреплены генетически. Благодаря инстинктам животные, в частности собаки, способны добывать себе пищу, охранять территорию и обороняться, идти по следу.

Инстинкт невозможно воспитать или привить, он заложен в собаке самой природой и веками эволюции. Поэтому так важно отличать инстинктивное поведение собаки от воспитания. В основе любого вида дрессировки лежит использование врожденных инстинктов той или иной породы. А их коррекция, развитие одного из них или сразу нескольких и называется дрессировкой.

Ярким примером использования врожденных инстинктов служит подготовка собак служебных и охотничьих пород. Их природные навыки поиска добычи используются как охотниками, так и полицейскими. Благодаря инстинкту охраны территории человек получил большую группу овчарок. Этот список можно продолжить, но речь пойдет о том, что часто владельцы принимают проявление природный навыков собаки за ее особый интеллект.

Почти все владельцы, говоря о своей собаке, используют термин «темперамент», не очень понимая, о чем идет речь. Говоря о том, что он прекрасный, выставочный или плохой, люди, по сути, имеют в виду определенный набор инстинктов. Именно они определяют характер собаки и способность ее к обучению. Темперамент — это наследуемая составляющая личности собаки, и к воспитанию он отношения не имеет.

Воспитание собаки может лишь корректировать те качества, которые достались ей по наследству. Изменить или совсем убрать их невозможно.

Ошибки воспитания

Самая большая ошибка владельца заключается в том, что он пытается исправить врожденные качества собаки. В этом случае он вряд ли найдет контакт с ней и добьется желаемого результата.

Вторая, не менее серьезная ошибка — попытка очеловечивать собаку, приписывая ей качества, присущие людям. Принимая проявление инстинктов за разумное поведение, владелец вскоре перестает контролировать свою собаку и совершает серьезные ошибки в воспитании, которые потом исправить будет очень тяжело. Это выражается в излишней избалованности собак, когда владелец потакает всем их прихотям, либо в невозможности справиться со своим домашним животным. Из-за неправильно выстроенной иерархии пес не воспринимает владельца как лидера стаи. Не слушается, игнорируя его или проявляя агрессию.

Эти ошибки очень распространены, и владельцу прежде всего нужно понять причину того или иного поведения своей собаки, опираясь на знание инстинктов, темперамента и поведения.

Инстинкты (и почему их нет у человека)-2

Во-первых, у низших позвоночных психика и индивидуальность животного развиваются в «матрице» инстинктов, подчиняющей и берущей под управление остальные формы активности. Практически у всех позвоночных, кроме некоторых птиц и высших млекопитающих (попугаи, врановые, обезьяны, дельфины, кто ещё?) неинстинктивные реакции либо обслуживают реализацию инстинкта, либо осуществляются по созданной им «матрице» разделения времени между разными видами деятельности животного, либо подвергаются инстинктивному смещению. То есть именно видовые инстинкты задают «пределы осуществления» неинстинктивных форм поведения во времени и пространстве, «цели», и «верхние этажи» развития интеллекта  (Никольская и др., 1995; Никольская, 2005).

В процессе прогрессивной эволюции индивидуальности животного в ряду позвоночных эта матрица «истончается» и «разрушается», замещаясь актами индивидуального интеллекта (например, концептами ситуаций), результатами обучения  и другими элементами опыта. Проявление инстинктов «уходит в тень», всё больше ограничивается неопределёнными и неспецифическими ситуациями.

Далее, «инстинктивная матрица» паттернов видоспецифического поведения описана в исследованиях нервального субстрата  вокализаций низших обезьян, но не найдена у антропоидов. Проводя стимуляцию разных отделов мозга беличьих обезьян-саймири при помощи вживленных электродов, U.Jurgens и D.Plooge показали, что каждый из восьми выделенных по структурным признакам спектра типов звуков саймири имеет в вокальных зонах головного мозга собственный морфологический субстрат. Если субстраты совпадали и из одной точки можно было вызвать два разных типа звуков, они вызывались разными режимами электрической стимуляции (по интенсивности, частоте и длительности стимула, цит. по Jurgens, 1979, 1988).

На других видах низших обезьян  получены сходные результаты. Дифферецированности сигналов тревоги на уровне поведения соответствует дифференцированность нервного субстрата, опосредующего выдачу сигнала в ответ на сигналы партнёра и/или опасные ситуации (это участки лимбической системы, включающей вокальные зоны промежуточного и переднего мозга). При общности морфологического субстрата разные сигналы «запускаются» разными режимами стимуляции, то есть каждому видоспецифическому сигналу соответствует «свой собственный» участок и/или запускающий режим воздействия (Fitch, Hauser, 1995; Ghazanfar, Hauser, 1999).

С одной стороны, всё это точно соответствует «высвобождению» инстинктов после специфических «уколов» ключевых стимулов, как его понимали классические этологи. С другой — доказывает дискретность и дифференцированность видовых сигналов у низших обезьян и других позвоночных, имеющих системы сигнализации того же типа (Evans, 2002; Egnor et al., 2004). С третьей — подтверждает наличие биологической основы у традиционной типологической классификации сигналов животных, основанной на сведении всего многообразия изменений структурно-временного спектра звуков, продуцируемых в данной ситуации, к некому конечному набору «идеальных образцов» (Current topics in primate vocal communication, 1995).

То есть у низших обезьян видим  жёсткое «тройное соответствие» между сигналом, ситуацией и паттерном поведения, запускаемым в ответ на сигнал, при видоспецифичности паттернов, «автоматичности» запуска, врождённости «означивания» ситуаций сигналами и врождённости реагирования других особей на сигнал. Физиологические исследования показывают, что сигналы имеют изолированные «модели выдачи» в мозгу, этологические исследования тех же видов –  что существуют изолированные «модели восприятия и отреагирования» разных сигналов, связанных с разными ситуациями и дифференцируемых на основании разной формы сигнала.

Также организованы системы сигнализации всех других позвоночных (грызунов, ящериц, птиц и рыб). А вот в филогенетическом ряду приматов это «тройное соответствие» ослабевает и полностью ликвидируется у антропоидов. Уже у павианов и макак нарушена точность соответствия между дифференцированными сигналами, морфологическими субстратами, из которых вызывается сигнал, и дифференцированными режимами стимуляции или классами внешних объектов, ответственными за появление сигнала (Current topics in primate vocal communication, 1995; Ghazanfar, Hauser, 1999).

Соответственно, многие визуальные и акустические демонстрации неспецифичны, и деспециализированы до уровня индивидуальной пантомимы. Эти целиком неспецифические сигналы тем не менее вполне действенны в коммуникативном отношении, например, так называемый «пищевой крик» цейлонских макаков (Macaca sinica).

Обнаружив новый вид пищи или богатый источник корма обезьяны издают характерный крик продолжительностью около 0,5 с (частота колеблется от 2,5 до 4,5 кГц). Эмоциональной основой крика служит общее возбуждение, своего рода эйфория, стимулированная находками новых источников или видов пищи, где уровень возбуждения (отражённый в соответствующих параметрах крика) растёт пропорционально степени новизны и «лакомости» пищи.

Доказательством неспецифичности сигнала служит тот факт, что индивидуальные различия в реактивности макак существенно влияют на интенсивность звуковой активности и на частотные характеристики самих звуков. Кроме того, характеристики сигнала не зависят от конкретных особенностей пищевых объектов, то есть пищевой сигнал макак лишён иконического смысла.

Тем не менее пищевой крик — эффективное и надёжное средство коммуникации. В адекватной ситуации крик зарегистрирован в 154 случаях из 169. Положительная реакция других особей на крик обнаружена в 135 случаях из 154; члены стада, услышавшие крик, сбегаются к нему с расстояния до 100 м (Dittus, 1984).

При переходе к высшим приматам всё больше сигналов становятся неспецифическими, их форма определяется индивидуальной экспрессией, на которую влияют состояние и ситуация, при полной невыраженности «идеальных образцов» и, следовательно, инвариантов формы сигнала. Реакция определяется индивидуальной оценкой ситуации, а не «автоматизмами» видового уровня, дифференцированные видовые системы сигнализации «типа верветок» преобразуются в пантомиму индивидов (сигналы ad hoc), которые каждое животное издаёт в меру собственной возбуждённости и своей специфической оценки ситуации, а другие интерпретируют в меру собственного наблюдения и понимания.

То есть в филогенетическом ряду приматов идёт деспециализация видовых сигналов: из специализированного «языка», использующего сигналы-символы, они превращаются в индивидуальную пантомиму, способную передать настроение, но не информировать о классе ситуаций. Данный процесс зафиксирован и для вокализаций, и для визуальных сигналов (лицевые экспрессии, жесты, позные демонстрации). Логического завершения он достигает у антропоидов. В их поведенческом репертуаре полностью отсутствуют элементы поведения, соответствующие «демонстрациям» классических этологов.

Их место занимают вокализации, жестикуляции, телодвижения  и лицевые экспрессии, сугубо индивидуальные по характеру, синхронизация и унификация которых достигается через взаимное «копирование» способа исполнения «нужных» криков или жестов в «нужной ситуации». Так, пищевые крики (long-distance food calls) шимпанзе сугубо индивидуальны, при некоторой зависимости также от ситуации и новизны пищи (чем напоминают пищевой крик M.sinica). Однако при совместном издавании крика самцы шимпанзе начинают подражать акустическим характеристикам крика партнёра. Этим достигается некоторая унификация криков, тем более полная и устойчивая, чем чаще данные животные кричат вместе по поводу сходных видов пищи (то есть, чем тесней социальная связь между ними, чем чаще они сотрудничают в поиске пищи сходными способами и пр.).

Поскольку характер крика и степень унифицированности его с другими особями – маркёр тесноты социального взаимодействия между животными, разные самцы, кричат по-разному в зависимости от того, с кем именно. Это приводит, с одной стороны, к существенному разнообразию криков, с другой стороны – к унификации, маркирующей существующие социальные альянсы, но способной гибко перестраиваться при всяком преобразовании структуры группы. Тем самым индивиды информируются о всех значимых перестройках структуры социальных связей (Mittani, Brandt, 1994).

Как показывают наблюдения, другие особи прекрасно ориентируются на структуру криков и характер жестикуляции индивидов, используя их как маркёр изменений социальных связей животного с индивидами из ближайшего окружения (силы, тесноты, устойчивости связей, доминантного или субординантного положения, Гудолл, 1992). Сходным образом поступают орангутаны Pongo pygmaeus. Для возобновления прерванной коммуникации: они точно воспроизводят сигналы партнёра, если «понимают» его значение и ситуацию, в связи с которой он был  издан, но модифицируют его при непонятном (неизвестном) значении соответствующих жестов и криков, или незнании обстоятельств, в которых он был воспроизведён (Leavens, 2007).

То есть наблюдатель-этолог среди звуков или экспрессий антропоидов всегда может выделить элементы, которые в определённый период времени были бы и «оформленными», и «наделёнными значением» для всех членов группировки.

Но эти элементы непостоянны, их «наделение» сугубо ситуативно и динамично меняется на всём протяжении жизни группы, то есть «сами по себе» они  «бесформенны» и «семантически пустые» (сигналы ad hoc). Хотя пластика поведения животного (включая вокализацию) всегда распадается на некоторое число относительно выделенных элементов, напоминающих демонстрации, при сколько–нибудь продолжительном наблюдении она оказывается своеобразной tabula rasa, на которой динамика социальной структуры группы оттискивает то или иные «структуры поведения» с сигнальным значением ad hoc и быстро модифицирует их.

По-видимому, системы зеркальных нейронов высших приматов, интенсивно изучаемые в настоящее время, развиваются как замена дифференцированных систем сигнализации высших обезьян. Они позволяют придавать сигнальное значение всякому социальному действию животного меру его «типичности» и «типичности» обстоятельств, в которых оно проявляется, доводить воспроизводимое действие до уровня стереотипа, по жёсткости и оформленности неотличимого от «настоящей демонстрации», если ситуация неизменна и менять стереотип, если она меняется. См.Michael Arbib. Mirror system hypothesis.

Поэтому второй ряд доказательств отсутствия инстинктов у высших приматов связан с неудачей поиска систем сигнализации «типа верветок». Последние основаны на видовых наборах дифференцированных демонстраций, «обозначающих» логически альтернативные категории объектов внешнего мира и этим как бы «именующих» их. Кроме них тот же самый сигнал «обозначает дифференцированные» программы поведения, которые запускаются при взаимодействии с данным внешним объектом и/или после поступления сигнала о нём (Seyfarth et al., 1980; Cheeney, Seyfarth, 1990; Blumstein, 2002; Egnor et al., 2004). 

Тем самым в значении сигналов здесь как бы сочетаются имя и действие, что позволяет назвать эти системы сигнализации «языком», при сугубой «инстинктивности» сигналов и «автоматичности» запуска процесса сигнализации. Естественно, что такой «язык» пытались обнаружить у антропоидов, ведь так соблазнительно cчитать эти простенькие, но уже «знаковые» сигнализации предтечей человеческого языка! Возникали даже предположения о наличии у обоих видов шимпанзе жестового или «акустического» протоязыка (построенного по тому же принципу, что у верветок, но в отличие от них являющегося открытой системой знаков, с возможностью создания новых знаков для новой ситуации через комбинирование некоторых базовых элементов, Mitani, Brandt, 1994).

С такой надеждой системы сигналов-символов активно искали в акустической и жестовой коммуникации шимпанзе и бонобо. Но все попытки  описать «что-нибудь сходное с верветками» были неудачными и в отношении вокализаций, ни жестов.

Показательно, что  в ситуации опасности и тревоги (а также агрессии, полового возбуждения, и во всех остальных ситуациях) антропоиды неспособны информировать партнёров, какая точно опасность грозит, откуда именно, и что   следует делать в данной ситуации. Их жестикуляция и крики отражают лишь степень беспокойства в связи с ситуацией, способны возбудить аналогичное эмоционально состояние в других, заставить их обратить внимание на ситуацию и при наличии отношений, предполагающих социальную поддержку, побудить её оказать.

Так, в группах шимпанзе периодически появляются каннибалы (-лки), ворующие и поедающие детёнышей других обезьян. Иногда эти попытки успешны, иногда матери им оказывают отпор, мобилизируя поддержку в виде дружественно расположенных самцов. Одна из таких самок несколько раз подвергалась атакам каннибалки и успешно отражала их за счёт социальной поддержки. Однако характер сигнализации объекта нападения показывает, что её интенсивная сигнализация и жесты никак не информирует «группу поддержки» о том, какого рода опасность грозит и как её лучше всего отражать, только передаёт состояние тревоги и стресса в связи с ситуацией. Прибывшие самцы вынуждены оценивать ситуацию и  выбирать действия сами (Дж. Гудалл. Шимпанзе в природе. Поведение. М.: Мир, 1992).

Напротив, простенькая система сигнализации низших обезьян (3-4 дифференцированых крика вместо 18-30 вокализаций у шимпанзе, связанных континуальными переходами) легко справляется с задачей информирования об альтернативных категориях опасностей, существенных для их внешнего мира (Zuberbűhler et al., 1997; Zuberbűhler, 2000; Blumstein, 2002; Egnor et al., 2004). Видимо, именно в силу невозможности точного указания опасности, исходящей от каннибалов, эти шимпанзе спокойно существуют в группах и вне актов нападения на других детенышей вполне терпимы другими особями. Последние вполне распознают данных субъектов индивидуально, но за отсутствием и видоспецифических инстинктов, и «протоязыка» их действия остаются «неназваными», а, значит, «неоценёнными» по достоинству коллективом.

То есть у низших обезьян мы видим одно состояние стереотипных форм поведения, один способ использования ритуализированных демонстраций, точно соответствующий «классическому» определению инстинкта,  у антропоидов и человека – другой, прямо противоположный первому. Фактически у шимпанзе и бонобо (в отличие от верветок) не существует видового «языка», решающего задачу «именования» значимых ситуаций и объектов внешнего мира, и обозначения действий, эффективных в данной ситуации. В то же время по уровню интеллекта, способности к обучению, к точному воспроизведению  чужих действий в сложной ситуации (тех же жестов «языка глухонемых») вполне способны к обучению языку и использованию символов. Это многократно доказано знаменитыми опытами с «говорящими обезьянами».

Следовательно, человеческий язык – не видовой инстинкт Homo sapiens, как считают хомскианцы (Пинкер, 2004), а такой же продукт культурной эволюции в сообществах приматов и пралюдей, как орудийная деятельность. С последней он имеет много общего, включая общий неврологический субстрат говорения, изготовления орудий по образцу, и метания предмета точно в цель. Но тогда даже у антропоидов (а тем более у человека) нет паттернов поведения, соответствующих этологическому определению инстинкта.

Третий ряд доказательств отсутствия инстинктов связан с радикально иным характером лицевых экспрессий (возможно, и других элементов «языка тела») человека по сравнению с видоспецифическими  демонстрациями низших обезьян и других позвоночных, скажем, демонстрациями ухаживания и угрозы. Последние представляют собой классический пример инстинкта в том числе и потому, что точность соответствия стимула и реакции, изданной демонстрации особи и ответной демонстрации партнера обеспечивается автоматически, за счёт механизма стимуляции подобного подобным.

Модель «стимуляции подобного подобным» М.Е.Гольцмана (1983а) возникает из необходимости объяснить устойчивость/направленность течения коммуникации, её специфический результат в виде социальной асимметрии, устойчивой в течение определённого (прогнозируемого) периода времени, а также дифференциацию ролей, которая стабилизирует систему-социум без каких-либо «слишком сильных» утверждениях о наличии специализированных знаковых систем. Известная диалоговая модель коммуникации классических этологов – вариант «стимуляции подобного подобным» для того предельного случая, когда воздействия, которыми особи обмениваются друг с другом, представляют собой специализированные сигналы, жёстко связанные с определёнными ситуациями закономерно развивающегося процесса взаимодействия.

Природу стимуляции подобного подобным можно пояснить на примере взаимодействий матери и ребёнка в период «младенческого лепета», когда знакового общения точно нет (Винарская, 1987). В первые месяцы жизни ребёнка часть коммуникативных механизмов импринтингуется. Среди них именно те, «которые являются необходимой предпосылкой всякого взаимодействия»: быстрые и пристальные взгляды, движения приближения, улыбка, смех, характерные звуки голоса. Все эти реакции подкрепляются поведенческими механизмами матери, которые включаются настолько неожиданно и действуют так неосознанно для самой матери, что автор даже совершает «ошибку потенциальности», предположив их врождённость.

Это замедление тона материнской речи в ответ на эмоциональные проявления ребёнка, повышение средней частоты основного тона голоса за счёт высоких частот и пр. Если б речь шла о диалоге взрослых, можно было бы сказать, что мать переводит речь в регистр «для иностранца». Собственно «стимуляция подобного подобным» состоит в следующем: «Чем больше физические характеристики эмоциональных высказываний матери уподобляются голосовым возможностям младенца, тем легче ему подражать ей и, следовательно, устанавливать с нею характерный для раннего возраста эмоциональный социальный контакт. Чем полнее … контакт, тем скорее врождённые звуковые реакции ребёнка начинают приобретать национальные специфические черты» (Винарская, 1987: 21).

Согласно М.Е.Гольцману (1983а), основной регулятор поведения животных в сообществах основан на двух совместно протекающих процессах: стимуляции поведения подобным ему поведением партнёра, или, наоборот, блокировке данной активности. Первый процесс: любой поведенческий акт стимулирует, т.е. инициирует или усиливает у всех воспринимающих его точно такие же акты или комплементарные им. Поведение животного оказывает самостимулирующее влияние на него самоё, так и стимулирующее воздействие на партнёров. Это влияние осуществляется одновременно на всём множестве возможных уровней организации поведения животных в сообществах. Хотя основное влияние каждого параметра поведения (степень ритуализации формы актов, интенсивность и экспрессия действий, напряжённость ритма взаимодействий) приходится на тот же параметр поведения самого животного и его партнёров, оно распространяется и на другие формы поведения, физиологически и моторно связанные с данной. Второй процесс основан на противоположном свойстве: поведенческий акт блокирует появление аналогичных актов у социального партнёра.

Поэтому взаимоотношения особей разного ранга в структурированном сообществе носят по преимуществу «соревновательный» характер. Высокая частота предъявлений доминантными особями специфических комплексов поз, движений и действий, составляющих так называемый «синдром доминанта», обеспечивает тем лидирующее положение в группе и одновременно создаёт ситуацию, когда проявление идентичных форм поведения у других членов группы в значительной степени подавлено, так что те становятся в подчинённое положение (Гольцман и др., 1977).

Далее, постулируется существование положительной обратной связи,  позволяющей обоим особям сравнить параметры собственной деятельности с  параметрами действия партнёра и оценить «соотношение сил» противонаправленных потоков стимуляции, созданных реализацией поведения той и другой особи (Гольцман, 1983а; Гольцман и др., 1994; Крученкова, 2002).

Если социальная активность партнёра «слабей» активности самой особи, это стимулирует прогрессивное развитие поведения животного в сторону появления всё более экспрессивных и специфических элементов, оказывающих более интенсивное и долговременное воздействие на партнёра. Если же активность партнёра «сильней» собственной активности особи, то она подавляет проявление однотипных элементов поведения в деятельности партнёра и «обращает» развитие поведения последнего в сторону, противоположную развитию поведения более сильного партнёра (Гольцман и др., 1994; Крученкова, 2002). Например, в агонистических взаимодействиях побеждённые особи животное переходят к позам подчинения, тогда как будущий победитель по-прежнему демонстрирует позы угрозы.

Далее, всякий поведенческий акт стимулирует у воспринимающей особи точно такие же акты (инициируя их появление или усиливая выражение уже имеющихся) либо комплементарные им. Всякая реализация определённого поведения, а особенно ритуализированных демонстраций, специфически стимулирует партнёра и одновременно увеличивает чувствительность самого животного к однотипной стимуляции извне, то есть имеет место самостимулирующий эффект. Процессы стимуляции и самостимуляции оказываются сопряжёнными: здесь это две стороны одной медали.

В этом случае для всех инстинктивных реакций животного наблюдается жесткая положительная корреляция между способностью животного воспринимать сигналы, связанные с соответствующими демонстрациями, и продуцировать их самому.

В любой популяции существует полиморфизм по способности кодировать исходящие сигналы (связанный с точностью воспроизводства сигнальных инвариантов в конкретных актах демонстрирования животного, со стереотипностью исполнения видовых демонстраций), и по способности «расшифровывать» поведение партнёра, выделяя специфические формы сигналов на фоне континуума неспецифических  несигнальных действий. У всех видов, исследованных в этом отношении, способность продуцировать стереотипные, легко узнаваемые демонстрации «на выходе» коррелирует с большей способности дифференцировать демонстрации в потоке действий партнёра «на входе» системы-организм (Andersson, 1980; Pietz, 1985; Aubin, Joventine, 1997, 1998, 2002).

Лицевые экспрессии человека, выражающие разные эмоциональные состояния, очень сходны с демонстрациями ухаживания и угрозы низших обезьян: те и другие экспрессивные реакции, обладающие некоторой видоспецифичностью и исполняемые достаточно стереотипно. Однако здесь корреляции между способностью отправлять и получать лицевые сигналы нет никакой, а если есть, то отрицательная. Например, J.T.Lanzetta и R.E.Kleck выяснили, что умелые отправители лицевых сигналов очень неточно расшифровывали чужие экспрессии, и наоборот. На видеоплёнку были засняты реакции студентов колледжа на красный и зелёный свет, первый предупреждал об ударе током.

Затем этой же группе студентов показывали записи реакций других участников и просили определить, когда им показывают красный сигнал, а когда зелёный. Те испытуемые, чьи лица наиболее точно отражали переживаемое состояние, хуже прочих определяли данное состояние на лицах других участников (Lanzetta, Kleck, 1970).

У животных исполнение собственных демонстраций прямо пропорционально чувствительности к аналогичной стимуляции партнёра и способности классифицировать экспрессивные реакции оппонента по наличию/отсутствию нужных демонстраций (на которые готово реагировать животное). Позитивная корреляция сохраняется, даже если демонстрация воспроизводится с искажением, исполнитель заслоняется ветками, листвой и пр., именно в силу инстинктивного характера продуцирования и отреагирования сигналов (Nuechterlein, Storer, 1982; Searby et al., 2004; Evans, Marler, 1995; Hauser, 1996; Peters, Evans, 2003a, b, 2007; Evans, Evans, 2007).

Следовательно, отрицательная корреляция у человека связана с неинстинктивным механизмом социализации, основанным на коммуникативной среде в семье и связанном с ним обучении. В высокоэкспрессивной среде в семье навыки лицевые демонстрации отлично развиваются, но поскольку высокоэмоциональные сигналы всех членов семьи крайне выразительны и очень точны, навыки расшифровки развиваются слабо в силу отсутствия необходимости. И наоборот, в низкоэкспрессивных семьях навыки экспрессивного выражения эмоциональных состояний развиты очень слабо, но поскольку необходимость понимания объективно существует, идёт обучение более точной расшифровке слабых сигналов (Izard, 1971, цит. по Изард, 1980).

Это предположение получило полное подтверждение при использовании «Опросника экспрессивности в семье» (Family Expressiveness Questionnaire) для оценки коммуникативной среды. Навык кодировки эмоционального состояния в лицевых экспрессиях позитивно коррелирует с уровнем эмоциональности отношений и эмоциональной свободой в семье, навык расшифровки – отрицательно (Halberstadt, 1983, 1986)

****

И в заключение – зачем же у человека сейчас ищут инстинкты с тем же усердием, с каким раньше искали бессмертную душу? Цель одна – не мытьём, так катаньем примирить с несправедливостью устройства мира, который во зле лежит и, несмотря на 1789 и 1917 год, не собирается оттуда вылезать, напротив, погружается во зло всё глубже.

 

Какие у человека есть инстинкты?

Какие у человека есть инстинкты?

Человеком движут три основных его инстинкта, это сексуальный инстинкт, инстинкт власти и инстинкт самосохранения. Используя эти инстинкты, можно подчинить себе волю человека и манипулировать им. А также можно с их помощью стимулировать себя на достижение больших целей.

Что такое инстинкт и его примеры?

Инстинкт – это врожденный комплекс специфичных реакций организма. Примеры: Инстинкт самосохранения, инстинкт размножения, охотнический инстинкт.

Что у человека вместо инстинктов?

Вместо инстинктов у человека есть рефлексы, витальные (жизненные) потребности и многочисленные социальные установки, осознаваемые или, что чаще, неосозноваемые (иными словами, решения, навязанные социумом, которые мы порой принимаем за якобы свой собственный выбор).

Что такое инстинкт по биологии?

Инсти́нкт (от лат. … instinctus — побуждение) — совокупность врождённых тенденций и стремлений, выражающихся в форме сложного автоматического поведения (упрощенно — врождённая форма поведения).

Что такое инстинкт простыми словами?

Инстинкт (ударение на вторую «и») это врождённый или выработанный образец поведения живого существа, в основе которого лежит заложенное природой стремление к выживанию особи и целого вида. … Любое поведение животного, продиктованное инстинктом, а не разумом, называют «инстинктивным поведением».

Что такое инстинкт 5 класс?

Инстинкт (от лат. instinctus – побуждение) — генетически закрепленные формы поведения животных и человека. … Инстинктивное поведение заключается в определенным образом скоординированных движениях, звуках, или выразительных позах, изначально необходимых для адаптации и приспособления к окружающему миру.

Что такое инстинкт размножения?

РАЗМНОЖЕНИЯ (син. инстинкт продолжения рода, инстинкт половой) — И., присущий всем организмам, имеющим нервную систему, направленный на воспроизведение себе подобных и обеспечивающий сохранение биологического вида.

Что значит слово инстинкт?

Инсти́нкт — совокупность врождённых тенденций и стремлений, выражающихся в форме сложного автоматического поведения. В узком смысле, совокупность сложных наследственно обусловленных актов поведения, характерных для особей данного вида при определённых условиях. Инстинкты составляют основу поведения животных.

Что такое рефлексы и инстинкты?

Инстинкты наследуются людьми от предков и проявляются независимо от окружающих условий и воспитания. Их значение неоценимо. К примеру, благодаря действию инстинктов самосохранения и продолжения рода жизнь на Земле не перестает существовать. Рефлексы – автоматические реакции организма на возбуждающие факторы.

Какие формы поведения можно отнести к?

К приобретенным формам поведения можно отнести условные рефлексы, элементарную рассудочную деятельность, динамический стереотип, те формы поведения, в которых участвуют кора и подкорковые ядра.

Что является единицами инстинктивного поведения?

Инстинкт — это цепь последовательных безусловных рефлексов, которая является одной из форм приспособления человека к условиям жизни. Это врожденная форма поведения. … Единицами инстинктивного поведения являются определенные последовательности действий в ситуации, активизирующей это поведение.

Что такое инстинкты и как они проявляются?

Инстинкт — это набор заложенных с рождения элементов психики, которые определяют поведенческие паттерны животных. У многих членистоногих, например, очень выражен строительный инстинкт. Они строят себе жилища, поражающие своей продуманностью и изяществом (например, пчёлы, пауки, муравьи).

Как работает инстинкт самосохранения?

Инстинкт самосохранения — это врожденная форма поведения живых существ в случае возникновения опасности, действия по спасению себя от этой опасности. Реализации этого инстинкта служат такие чувства, как боль и страх.

Как на поведение пчел влияют инстинкты?

Как на поведение живого существа влияют инстинкты? Пчёлы с помощью движений передают друг другу различные сигналы: об опасности, удачной охоте за нектаром и т. … Пчёлы-«разведчицы“, вылитая из улья, ищут новые источники корма.

Что такое инстинктивное поведение?

совокупность генетически фиксированных врожденных проявлений внешней активности животных. непосредственно не зависит от конкретного индивидуального опыта животного, хотя развивается в онтогенезе в сочетании и взаимодействии с процессами научения. …

Какой самый сильный инстинкт у человека?

Инстинкт самосохранения — это базовый инстинкт и самый сильный, поскольку он определяет главную задачу человека – его выживание.

Что означает поведение?

Поведение – внешняя и внутренняя активность субъекта, проявляющаяся при его взаимодействии с окружающей средой. … В частности, психология в течение продолжительного времени носила название науки о поведении, однако позже расширила спектр освещаемых вопросов, выйдя за рамки термина «поведение».

Что такое инстинкт Биология 8 класс?

У животных и человека генетически заложены врождённые программы поведения. … На более сложном уровне врождённое поведение проявляется в инстинктах. Инстинкт — это цепочка взаимосвязанных безусловных рефлексов, обеспечивающих потребности организма в питании, размножении и др.

Что такое доминанта Биология 8 класс?

Домина́нта — устойчивый очаг повышенной возбудимости нервных центров, при котором возбуждения, приходящие в центр, служат усилению возбуждения в очаге, тогда как в остальной части нервной системы широко наблюдаются явления торможения.

Что такое форма поведения?

Поведение — сложный комплекс физиологических и психических процессов, направленных на удовлетворение имеющихся у организма потребностей, и проявляющихся в целенаправленной деятельности. Поведение можно подразделить на два типа: врожденное и приобретенное.

Что такое поведение биология 6 класс?

Поведение – организмов совершать определённые действия и реагировать на внутренние и внешние .

Что такое поведение организмов?

Поведение — характерная черта животного типа организации, оно имеет огромное приспособительное значение, позволяя животным избегать негативных факторов окружающей среды; хотя поведение характерно и для более простых организмов, например, простейшие проявляют способность перемещаться в ответ на раздражители среды и …

Чем отличается поведение растений и животных?

Во первых животные в отличии от растений действуют инстинктивно и при передвижении животные двигаются с места на места а растения двигаются на одном месте .

В чем разница между поведением и деятельностью?

Действие обязательно на что-то направляется, а поступок – нет. Поведение человека отличается от поведения других живых существ тем, что имеет социальную подоплеку. Любой поступок оценивается обществом, влияет на него. … Все вместе они и являются главными мотивами многих поступков.

Что является основой формирования поведения?

Что является основой формирования программ приобретённого поведения? Наиболее простые программы приобретённого поведения строятся на основе условных рефлексов: животное обучается спасаться от врагов, находить те места, где больше пищи, укрываться от непогоды.

Что называют поведением организма?

Поведе́ние — определённый сложившийся образ взаимодействия с окружающей средой. … В целом поведение возникает на высоком уровне организации, когда организм приобретает способность воспринимать, хранить и преобразовывать информацию, используя её с целью самосохранения и приспособления к условиям существования.

Что такое поведение и каковы его критерии?

Поведение — это действия и манеры, совершаемые отдельными лицами, организмами, системами или искусственными объектами в связи с самим собой или окружающей их средой, они включают в себя и другие системы или организмы вокруг такие как (неодушевленная) физическая среда.

Что такое девиантное поведение примеры?

Девиантное поведение — совершение поступков, которые противоречат нормам социального поведения в том или ином сообществе. К основным видам девиантного поведения относятся прежде всего преступность, алкоголизм и наркомания, а также самоубийства, проституция.

В чем проявляется поведение?

В чём проявляется поведение? Способность организмов совершать определённые действия и реагировать на внутренние и внешние факторы называют поведением. Оно направлено на сохранение организмов при изменении условий окружающей среды, способствует выживанию и оставлению потомства.

Что такое территориальное поведение?

ТЕРРИТОРИА́ЛЬНОЕ ПОВЕДЕ́НИЕ животных, 1) в широком смысле – всё многообразие способов активного рассредоточения в пространстве особей или их группировок, слагающих данную локальную популяцию вида.

какие инстинкты мешают человеку исследовать и расти, и что с этим делать — Work.ua

Work.ua делится впечатлениями от книги ученого, врача, статиста, популярного лектора и одного из основателей организации «Врачи без границ» Ганса Рослинга «Фактологичность». И рассказываем, почему ее полезно прочитать всем.

Сколько людей в мире живут в нищете? Сколько современных детей вакцинированы? Сколько лет учатся девушки из бедных стран? В основном, ответы на такие вопросы тяготеют к одному — мир страшный, жестокий и безнадежный. Но на самом деле не все так плохо.

Книга Рослинга доказывает, насколько плохо мы знаем мир, и насколько мы склонны к драматизации всего, что нас окружает. А ситуация в мире наоборот улучшается. Вот несколько примеров:

  • Большая часть населения мира проживает в странах со средним доходом.
  • В течение 20 лет доля мирового населения, живущего в условиях крайней бедности, уменьшилась вдвое.
  • Средняя продолжительность жизни в мире составляет 70 лет.
  • Количество смертей от стихийных бедствий уменьшилась более чем вдвое за последнее столетие.
  • 80% годовалых малышей во всем мире привиты.
  • 80% людей в мире имеют доступ к электроэнергии.
  • За последние 70 лет летать самолетами стало в 2100 раз безопаснее.

Во введении, нам предлагают пройти тест на знание мира. И уже после его прохождения мы узнаем, что скорее всего, прошли этот тест плохо. Но автор сразу подбадривает нас тем, что не лучше его прошли преподаватели университетов, журналисты, эксперты, директора мультинациональных компаний и даже нобелевские лауреаты.

Все потому, что мы опираемся не на факты, а на эмоции и то, что чаще видим и слышим из телевизора и газет: мир в опасности, люди только беднеют, смертность растет, все катится в пропасть.

Сформировать правильную картину мира нам мешают 10 инстинктов

Инстинкт разрыва

Люди подвержены двоичному мышлению, базовой потребности разделять все на две чуть не противоположные группы, между которыми — пустота. Мы обожаем дихотомию. Добро против зла. Герои против злодеев. Моя страна против остальных.

Деление мира на две противоположные стороны — это так просто и интуитивно, а также так драматично, поскольку указывает на наличие конфликта. И мы это делаем без раздумий, постоянно.

Инстинкт разрыва заставляет нас придумывать распределение там, где на самом деле является плавный переход, многообразие, видеть разницу там, где есть взаимопроникновение и сходство, чувствовать конфликт там, где на самом деле — согласие.

Инстинкт негатива

Способность замечать плохое быстрее и чаще, чем хорошее. Если что-то улучшается с периодическими провалами, то, вероятно, мы заметим именно неудачи, а не общее улучшение.

«Хорошие новости — это не новости. О них никто никогда не сообщает. Следовательно, новости почти всегда только плохие. Когда узнаете о чем-то плохом, спросите себя, смогли бы хорошие новости так же легко дойти до вас».

Как результат, мы воспринимаем нынешнее состояние мира как «все катится в тартарары», вместо того, чтобы увидеть его движение в сторону улучшения.

«Остерегайтесь „розового“ прошлого. Люди часто приукрашивают свою молодость, а страны часто приукрашивают свою историю».

Инстинкт страха

Нам естественно бояться, страхи помогли нашим предкам выжить. Но это также может сработать в другую сторону. Мы невероятно чувствительны к любым сигналам, связанным с опасностью, чем успешно пользуются СМИ, постоянно сообщая об авариях и чрезвычайных ситуациях. Как результат, мир кажется страшнее, чем есть на самом деле.

«Страх может быть полезным только тогда, когда он направлен на „правильное“. Инстинкт страха — плохой проводник для понимания мира. Он заставляет нас удерживать внимание на опасности, маловероятна и пренебрегать тем, что действительно опасно».

Инстинкт обобщения

Мы постоянно все классифицируем и обобщаем, это очень нужно для нашего нормального функционирования. Но, как и остальные инстинкты, это может исказить наше видение мира. Благодаря ему мы склонны делать выводы о всей группе по одному примеру.

«Главным фактором, влияющим на то, как живут люди, есть не их религия, культура или страна проживания, а доход».

Инстинкт судьбы

Искушение воспринимать людей, страны, религии и культуры постоянными и нерушимыми только потому, что они меняются очень медленно. Но даже самые медленные изменения накапливаются и образуют большие трансформации.

«Если вам очень хочется убедить всех, что ценности не меняются, попробуйте сравнить собственные с теми, которыми жили родители или бабушки и дедушки — или ваши дети или внуки. Попробуйте провести опрос общественного мнения, какой была ваша страна 30 лет назад. Вы увидите кардинальные изменения».

Инстинкт вины

Потребность найти простую и понятную причину, почему произошло что-то плохое. Нам нравится верить, что есть кто-то конкретный, на кого можно обратить наш гнев. Мы верим, что он сделал это нарочно, со злым умыслом и это его вина. Как только мы находим предполагаемого виновного, мы сразу перестаем искать другие варианты ответа. Но это не мешает нам решить проблему или предотвратить ее.

«Например, обвинения сонного пилота в авиакатастрофе не даст проанализировать произошедшее и предотвратить аварии в будущем. Чтобы понять большинство мировых проблем, нам нужно смотреть дальше, чем на отдельных людей, виновных в определенных событиях. Мы должны увидеть систему».

Такой же инстинкт запускается в тех случаях, когда все идет хорошо. Хвалить так же легко, как и обвинять. Если что-то идет хорошо, мы очень быстро превозносим какого-то отдельного человека или выбираем простую причину, хотя на самом деле все, как всегда, сложнее.

Инстинкт срочности

Любимый механизм торговых агентов — действуйте сейчас, или потеряете шанс навсегда. Они намеренно запускают ваш инстинкт срочности. Почти никогда не бывает что-то настолько срочно.

«Инстинкт срочности способен сбить нас с пути понимания окружающего мира. Он доводит нас до стресса, усиливает инстинкты и затрудняет их контроль, блокирует способность аналитически мыслить, побуждает к необдуманным выводам и поспешным действиям».

Чтобы контролировать инстинкт срочности, настаивайте на актуальных и точных данных, чтобы избежать ошибок. И не делайте резких движений, чтобы не навредить. Спросите о побочных последствиях, узнайте, принимались подобные срочные меры когда-нибудь и к чему они привели.

Об остальных инстинктах вы можете сами прочесть в книге «Фактологичность. 10 ложных представлений о мире и почему все гораздо лучше, чем мы думаем», тем более, что она наполнена массой интересных фактов, графиков и историями из жизни и путешествий Ганса Рослинга. Поэтому информация воспринимается интересно и легко.

Мы рекомендуем прочитать ее каждому, потому что сейчас как никогда важна ясность и трезвость мышления и оценки происходящих событий.


Читайте также

Чтобы оставить комментарий, нужно войти.

Обновления на портале: Есть ли у человека инстинкты?

11.12.2012

На нашем портале появилась новая серия ответов на вопросы Читателей:


Станислав Владимирович Дробышевский, Марина Львовна Бутовская, Александр Владимирович Марков: Шимпанзе не умеют вызывать дождь

Вопрос: В.С.Фридман считает, что инстинктов у человека нет вообще. Что по этому поводу думают на «Антропогенезе»?

Ответ (А.В.Марков): Все зависит от определения инстинкта. Если под инстинктами понимать только жестко «запрограммированные» в геноме сложные последовательности поведенческих актов, реализация которых не зависит от условий развития, обучения и вообще от «среды» в широком смысле, то тогда действительно получается, что ни у человека, ни у других гоминоидов инстинктов нет.

С другой стороны, можно поставить под сомнение целесообразность использования такого узкого определения инстинкта. На самом деле практически все фенотипические признаки организма, и тем более поведенческие признаки, формируются в результате взаимодействия генетических и средовых факторов. Если кто-то утверждает, что такое-то поведение — не инстинктивное, ибо у животных, воспитанных в ненормальных условиях (например, в изоляции, вне контакта с соплеменниками), такое поведение не развивается, то я бы мог на это возразить, что если эмбрион положить в серную кислоту, то он вообще растворится, и у него никакие фенотипические признаки не разовьются. Что же — мы должны сделать из этого вывод, что генетически предопределенных признаков вообще не существует? Все признаки развиваются в онтогенезе на основе генетических «программ», рассчитанных на те условия среды, в которых развитие обычно происходит у данного вида; грубое изменение условий развития может привести к грубому изменению фенотипа, но это не значит, что врожденных признаков не существует.

Читать и думать


Еще один забавный короткий видеоролик:

Кроха — макака-резус из Колтушей…

22.11.2012, антропоидник при Институте физиологии им. И.П. Павлова РАН в Колтушах (недалеко от Петербурга). Ролик №3: макака-резус Кроха общается; слушает рассказ Т.Г.Кузнецовой; вытаскивает бумажник у Л.Б.Вишняцкого; пытается отобрать камеру у А. Соколова.

Смотреть и улыбаться


Новость о нашем научном редакторе:

Научный редактор АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ выступил для проекта «Постнаука»

На сайте интернет-журнала «ПостНаука» появилось 2 видеоролика с участием С.В.Дробышевского. На подходе — третий.

Узнать подробности 


И информация от наших коллег:

Конференция «Стратегии творчества»

15 декабря (суббота) в центре Санкт-Петербурга пройдет конференция «Стратегии творчества». В оргкомитет конференции входит редактор АНТРОПОГЕНЕЗ.РУ Александр Соколов; он выступит на мероприятии с докладом «Продвижение специалиста, учёного, эксперта, творческой личности в Рунете: мифы, опасности, реальные возможности».

В рамках конференции пройдет 4 круглых стола:

  • Современные профессиональные технологии творчества.
  • Разработка творческих продуктов.
  • Путь развития творческой личности.
  • Творческие коллективы и сообщества.

Участие в конференции бесплатное.

Подробности и регистрация



Как работает инстинкт? | Психология сегодня

Как именно только что вылупившийся паук плетет идеальную паутину, характерную для его или ее вида, даже не видя такой паутины, не говоря уже о том, чтобы быть обученным ее плести? Откуда бабочки знают, что делать? Почему собаки и кошки ведут себя как собаки и кошки? Почему кролики ведут себя именно так? Инстинкт — один из возможных ответов. Люди, особенно психологи, давно считают инстинкт важной детерминантой поведения.Но как работает инстинкт? Каковы соответствующие механизмы, которые позволяют инстинкту функционировать так, как он работает?

В настоящее время мы хорошо понимаем, как люди учатся посредством формирования памяти. Эта информация может быть использована для понимания того, как работает инстинкт, потому что жесткое инстинктивное поведение является полной противоположностью гибкому обученному поведению человека. Может даже существовать континуум обучения-памяти синаптической гибкости, с людьми на одном конце и такими существами, как пауки, на другом конце.

Оба конца континуума обучения-памяти адаптивны.Гибкость, зависящая от опыта, в течение длительного периода развития позволяет людям приобретать сложные навыки и разумное поведение. Предустановленная ригидность позволяет избежать рисков и опасностей развития и воспитания, позволяя с самого начала вести себя «взрослым», что приводит нас к теме эволюции.

Эволюция

Инстинкты, очевидно, развивались вместе с остальной частью тела организма по тем же принципам изменчивости и естественного отбора, которые управляют и объясняют филогенетическую эволюцию.Здесь речь идет о поведенческой эволюции как о параллельной филогенетической эволюции. Мы знаем, что ДНК является генетическим механизмом, опосредующим филогенетическую эволюцию, но может ли она также отвечать за эволюцию поведения и инстинктов? Если да, то как именно это может произойти? Какие механизмы могут способствовать наследованию поведения?

Информация о механизме

Вычислительные модели обучения и памяти позволяют нам лучше понять, как функционируют важные биологические механизмы, поскольку моделирование оживляет причинно-следственные связи.Особый интерес представляет то, как обучаются искусственные нейронные сети (ИНС), известные как модели коннекционистских нейронных сетей с параллельной распределенной обработкой. Я обсуждаю эти методы в своей книге (Tryon, 2014) Cognitive Neuroscience and Psychotherapy: Network Principles for a Unified Theory , но резюмирую их ниже. Эта технология известна как машинное обучение , потому что компьютеры могут имитировать обучение и память человека и животных. Эта технология также упоминается как глубокое обучение в знак признания ее замечательной способности моделировать человеческое познание с использованием коннекционистских моделей нейронных сетей.

Заметные достижения в этом отношении включают в себя победу компьютера IBM Deep Blue в чемпионате по шахматам среди людей в 1997 году. Когда компьютер IBM Watson выиграл среди людей чемпионат Jeopardy в 2011 году. в 2015 году. Когда Deep Mind от Google выиграл чемпионат AlphaGo у людей в 2016 году. В некоторых из этих случаев машинам приходилось учиться «понимать» естественный язык так же, как это делают люди. Во всех этих случаях машинам приходилось различать тонкие взаимосвязи, формулировать стратегии и делать это более эффективно, чем лучшие эксперты-люди.Бенжио (2016) обобщил основные достижения в области искусственного интеллекта в популярном журнале Scientific American . Engelking (2017) проанализировал прогресс, достигнутый Алленовским институтом искусственного интеллекта; крупнейший в стране некоммерческий институт искусственного интеллекта, основанный в 2014 году, в журнале Discover .

Давайте подробнее рассмотрим соответствующие механизмы, обеспечивающие обучение посредством формирования памяти. Я ограничиваю свое обсуждение основными принципами, чтобы не вдаваться в слишком много технических деталей.Эти принципы относятся к моделированию нейронных сетей и к биологическим системам. Я считаю, что этих принципов достаточно, чтобы вы в целом поняли, как могут работать инстинкты.

Первый принцип заключается в том, что нервные системы представляют собой сети нейронных сетей, состоящих из множества нейронов. По оценкам, у человека 100 миллиардов нейронов. Подсчитано, что даже нервная система пауков насчитывает около 100 000 нейронов. Каждый человеческий нейрон соединяется со многими другими нейронами. В некоторых случаях один человеческий нейрон может соединяться с 10 000 других нейронов.По оценкам, человеческий мозг содержит 100 триллионов синапсов. Мы знаем, что генетика, ДНК, отвечает за построение нейронных сетей во время эмбрионального развития. Мы также знаем, что у разных существ разная ДНК, отвечающая за разные нервные системы.

Второй принцип заключается в том, что нейроны всех видов связаны с другими нейронами синапсами, крошечными промежутками, через которые секретируются нейротрансмиттеры. Некоторые из этих нейротрансмиттеров облегчают электрическую проводимость от одного нейрона к другому.Другие нейротрансмиттеры подавляют электрическую проводимость от одного нейрона к другому. Мы знаем, что генетика, ДНК, отвечает за построение этих синапсов. Поэтому представляется вполне возможным, что возбуждающие/тормозные свойства синапсов могли устанавливаться во время их построения, а не изменяться в результате опыта. Эта возможность является центральной в объяснении того, как работают инстинкты, представленном ниже. Это может быть реализовано путем подавления или удаления генов, которые обеспечивают гибкость синапсов, зависящую от опыта.

Большое количество научных знаний поддерживает мнение о том, что синапсы играют центральную роль в обучении и памяти (Hell & Ehlers, 2008). Гибкое человеческое обучение требует, чтобы возбуждающие/тормозящие свойства синапсов могли устанавливаться с помощью зависящих от опыта механизмов синаптической пластичности. Искусственные нейронные сети, подобные тем, что участвуют в упомянутых выше компьютерных чемпионатах, имитируют примитивные нервные системы с использованием компьютеров или нейроморфных чипов. Смоделированные нейроны связаны между собой смоделированными синапсами, называемыми весами соединения, потому что они математически соединяют смоделированные нейроны друг с другом.Входные данные для этих ИНС изначально не приводят к значимым желаемым результатам, поскольку смоделированные синапсы еще не установлены на оптимальный уровень. Уравнения используются для моделирования механизмов пластичности, зависящих от биологического опыта. Они используются для постепенного изменения и оптимизации весовых коэффициентов соединений во время симулированных обучающих испытаний, чтобы ИНС, наконец, функционировала эффективно, как показано на упомянутых выше компьютерных чемпионатах. Главный интерес здесь заключается в том, что способность полностью обученной «взрослой» ИНС правильно выполнять все замечательные функции, которые она может выполнять, напрямую зависит от конечных уровней возбуждения/торможения, которые характеризуют моделируемые синапсы.Проблема установки всех весов соединений на оптимальные уровни слишком сложна, чтобы ее можно было запрограммировать напрямую. Процесс обратной связи, основанный на опыте, необходим для того, чтобы эти смоделированные синаптические уровни пришли в оптимальное состояние. Обычно требуется обширное обучение, прежде чем ИНС сможет работать на высоком уровне. Подобный процесс синаптической модификации, управляемой опытом, активирует все когнитивные и моторные навыки, которые люди приобретают в процессе обучения.

Инстинкт, по-видимому, устанавливает синаптические связи со «взрослыми» значениями во время эмбриологии.Иными словами, гены, отвечающие за построение синапсов как части нейронных сетей, опосредующих инстинкт, по-видимому, также устанавливают свои функциональные свойства на оптимальные уровни возбуждения или торможения, которые воспроизводят то, что было бы достигнуто, если бы сеть прошла через строгий и всесторонний этап развивающего обучения. ДНК, по-видимому, кодирует окончательные «взрослые» синаптические значения в случае пауков, в поведении которых доминирует инстинкт. Генетика, по-видимому, оказывает меньшее, но все же заслуживающее внимания влияние на то, что называется биологически подготовленным поведением, таким как наш страх высоты и темноты.

Способность ДНК представлять свойства отдельных синапсов в сложных нейронных сетях объясняет, как поведение может наследоваться. Это объясняет, как пауки могут плести сложные сети вскоре после вылупления. Это также объясняет, почему собаки и кошки ведут себя по-разному. Генетическая изменчивость объясняет индивидуальные поведенческие различия — или, другими словами, почему пауки одного и того же вида могут вести себя несколько по-разному, или почему отдельные собаки и кошки различаются по темпераменту.

Понимание управления инстинктивным поведением

Почему мы так далеки от переноса этого исследования на людей?

Во-первых, если вы посмотрите на человеческую литературу, никто не говорит о гипоталамусе и поведении.Гипоталамус очень мал, и его трудно увидеть с помощью технологий визуализации человеческого мозга, таких как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ). Кроме того, большая часть анатомической работы в системе инстинктивного страха, например, была упущена из виду, потому что она была выполнена бразильскими нейробиологами, которые не особо удосужились опубликоваться в авторитетных журналах. К счастью, в последнее время возобновился интерес к такому поведению, и эти исследования получили новое признание.

Способны ли животные контролировать инстинктивное поведение?

Да, мы наблюдаем, что животные резко адаптируют свои инстинктивные реакции в зависимости от окружающей среды.Например, животные могут стать более избегающими других животных, что является формой социального страха, если над ними издеваются другие животные, и это избегание может длиться неделями, даже если над животным больше не издеваются.

У нас есть некоторые идеи о том, как работает эта пластичность. Кортикальные структуры, которые записывают прошлый опыт, способны проникать в области мозга, контролирующие производство инстинктивного страха, и подавлять его. И мы обнаружили, что эти схемы законсервированы у приматов, поэтому весьма вероятно, что люди используют их также для подавления поведения избегания.

Мы также знаем, что способность контролировать инстинктивное поведение возрастает примерно в подростковом возрасте, когда люди начинают взаимодействовать со сверстниками и, предположительно, нуждаются в регулировании своих инстинктов, чтобы сбалансировать свои насущные потребности с потребностями группы.

Как инстинктивное поведение связано с психическими расстройствами?

Если поговорить с психиатром о вещах, которые больше всего беспокоят их пациентов, они часто говорят, что это негативные симптомы, такие как агрессия, страх и отсутствие удовольствия.Даже если мы не знаем причины расстройства, если бы мы могли заблокировать соответствующие инстинктивные побуждения, мы, вероятно, смогли бы помочь этим людям. Например, лекарство, которое избирательно подавляет агрессию, даже если оно не улучшает когнитивные симптомы, может быть очень полезным при аутизме или шизофрении.

Даже если бы мы могли бороться с негативным поведением, люди все равно испытывали бы негативные чувства?

Это будет зависеть от того, где вы вмешаетесь между сенсорным входом и моторным выходом. Конечно, это большой вопрос для людей, поскольку у нас так много доступа к нашим внутренним состояниям, и мы действительно не знаем, на какой части пути отслеживаются эмоции.

Работа на мышах и крысах предполагает, что эмоциональная часть возникает из-за связи между медиальным гипоталамусом и корой, которая проходит через таламус срединной линии, но у людей это может быть иначе, поскольку может быть больше связей, о которых мы не знаем. о. Например, у людей может быть доступ к очень ранней сенсорной информации с эмоциональным содержанием, и блокировать ее может быть гораздо сложнее, чем у мышей и крыс.

Какие методы вы используете в настоящее время в лаборатории и с какими основными исследовательскими проблемами вы сталкиваетесь?

Мы используем полный набор инструментов для нейронных и молекулярных манипуляций и мониторинга, адаптированных к поведению мышей.Многие из них являются новыми и поистине революционными, но нам по-прежнему нужны более избирательные способы тонкой модуляции вверх и вниз синаптических связей без изменения активности эндогенных нейронов.

Это потому, что наши нынешние инструменты все еще очень грубы, поскольку они глобально активируют или подавляют клетки, по сути, разрывая цепь. В идеале вы хотите оставить схемы нетронутыми и настроить их вычислительные свойства вверх или вниз, увеличивая или уменьшая усиление, чтобы посмотреть, что произойдет.

Еще одним достижением, которое крайне необходимо, является возможность записи тысяч или даже миллионов нейронов одновременно во многих областях мозга.Это позволит нам увидеть состояния мозга, закодированные распределенным образом, и понять, как мозг работает как единый орган.

В то же время нам необходимо спуститься на субклеточный уровень и понять клеточные биологические механизмы цепей. Я думаю, мы обнаружим, что есть много расхождений со стандартными моделями работы нейронов. Эта работа потребует электронной микроскопии, поскольку разрешение синапсов находится за пределами разрешения световой микроскопии, и потребуются новые инструменты, такие как генетически закодированные красители и датчики, видимые в ЭМ.

О докторе Корнелиусе Гроссе

Доктор Корнелиус Гросс является руководителем группы, старшим научным сотрудником и заместителем руководителя отдела эпигенетики и нейробиологии Европейской лаборатории молекулярной биологии (EMBL) в Риме с 2003 года. особое внимание к страху и тревоге.

Д-р Гросс вырос в Соединенных Штатах и ​​получил степень бакалавра в области биофизики в Калифорнийском университете в Беркли, а затем продолжил исследования в докторантуре Йельского университета, изучая регуляцию транскрипции с помощью гомеодоменовых факторов вместе с Уильямом МакГиннисом.Затем доктор Гросс присоединился к группе Рене Хена в Колумбийском университете в качестве научного сотрудника, где он обнаружил роль серотонина в развитии в определении пожизненного поведения, связанного с тревогой, и определил рецептор серотонина, ответственный за терапевтические эффекты антидепрессантов.

В своей ранней работе в EMBL он показал, как дефицит ауторегуляции серотонина может вызывать синдром внезапной детской смерти и как серотонин смягчает влияние материнской заботы на тревожные черты во взрослом возрасте.Его лаборатория в настоящее время сосредоточена на характеристике цепей гипоталамуса и ствола мозга, которые регулируют социальный страх и страх перед хищником, а также на понимании роли микроглии в определении проводки поведенческих цепей во время развития.

В 2013 году он получил расширенный грант от Европейского исследовательского совета (ERC) на изучение цепей социального страха и страха хищника в мозгу. Ранее в своей карьере д-р Гросс в течение двух лет работал учителем естественных наук в государственной средней школе в Нью-Йорке, где он понял преимущества и трудности донесения науки до широкой аудитории.Он женат, имеет троих детей и живет в Риме, Италия.

Инстинктивное и инстинктивное: есть ли разница?

Инстинктивный и инстинктивный в достаточной степени охватывают одни и те же варианты использования, когда означают «относящийся к инстинкту или основанный на нем». Однако в зависимости от того, кого вы спрашиваете, их значения могут немного отличаться. «Инстинктивный» чаще встречается в научных трудах и относится к понятию самого поведения, в то время как «инстинктивный» иногда может использоваться для описания конкретного поведения.

Прилагательные инстинктивный и инстинктивный очень похожи и используются одинаково во многих контекстах. Таким образом, их определения также имеют много общего.

Инстинктивный определяется как «относящийся к инстинкту, относящийся к нему или являющийся им» и «вызванный естественным инстинктом или склонностью: возникающий спонтанно».

Instinctual показан как неопределенное продолжение на инстинкт в Merriam-Webster Online.В Merriam-Webster Unabridged у него есть собственная статья и определение: «относится к инстинктам, относится к ним или основано на них» с примерами « инстинктивное поведение» и « инстинктивное общество социальных насекомых».

«Инстинктивный» часто встречается в трудах, посвященных науке об эволюционном инстинкте.

Инстинктивное против Инстинктивного

Некоторые более старые или более консервативные комментаторы употребления находят слова практически синонимами и говорят, что инстинктивное удовлетворяет все потребности, где можно было бы рассматривать инстинктивное .Грамматист Г. У. Фаулер в « Modern English Usage » назвал инстинктивный «лишним словом»: «Непонятно, почему кто-то счел необходимым придумать новое по аналогии с договорным, привычным и т. д.; возможно, психологи хотели собственное прилагательное».

Примечательно, что Фаулер склонен приписывать инстинктивное психологам. В исторических свидетельствах нет ничего, что указывало бы на то, что психологи несут ответственность за создание этого слова.Самая ранняя цитата, приведенная в OED, взята не из научных работ, а из романа Гилберта Нокса 1924 года (псевдоним канадской писательницы Мэдж Макбет).

Но инстинктивное имеет тенденцию появляться в трудах, относящихся к науке об эволюционном инстинкте. Человек, пишущий с научной подготовкой, может быть более склонен, чем неспециалист, увидеть различие в использовании между инстинктивным и инстинктивным и, что более критично, может быть склонен видеть необходимость в таком различии.

В научном письме

Возможно, поэтому более поздние комментаторы видят различие между ними: а именно, что инстинктивное описывает нечто (как действие), совершаемое или контролируемое инстинктами:

Внезапно, с инстинктивным обострением чувств, Кит поняла, что она не одна, что кто-то был очень близко.
— Элизабет Джордж Спир, The Witch of Blackbird Pond , 1958

Это не оговорка в пылу дебатов.Это было нечестно, повторяющееся введение в заблуждение в интересах притязаний на власть, настолько наглое и систематическое, что единственным инстинктивным ответом (тоже!) был школьный двор.
— Джоан Дидион, The New York Review of Books , 5 октября 2006 г.

Инстинктивный , с другой стороны, имеет тенденцию использоваться в контекстах, где он означает «связанный с инстинктом», описывая не конкретное поведение, а само понятие поведения. По этой причине инстинктивное чаще используется в научной литературе:

Такая неизбежность является признаком инстинктивного поведения любого вида, направляемого к определенным состояниям эмоциональными правилами психического развития.
— Э. О. Уилсон, The Atlantic , апрель 1998 г.

Биологи позвоночных долгое время считали почти само собой разумеющимся, что змеи в целом являются асоциальными животными, ведущими упрощенный уединенный образ жизни, наполненный только базовыми инстинктивными побуждениями к еде и сексу.
— Рулон В. Кларк, Естествознание , март 2005 г.

Если вам нужно выбирать между инстинктивным и инстинктивным , лучше всего довериться своим инстинктам.

BBC — Наука и природа — Человеческое тело и разум — Телевизионные программы — Человеческий инстинкт

Телепрограммы человеческого инстинкта

Программа 1 — Рожденные выживать

Среда, 23 октября 2002 г. инстинкты, благодаря которым мы живем.Мы часто едва осознаем их, но они действуют каждый день, защищая нас от опасностей и поддерживая нас в форме и здоровье.

В первой программе из серии «Человеческий инстинкт» мы исследуем, как этот базовый инстинкт означает, что мы все рождены, чтобы выжить.

Плач младенца

В течение нескольких часов после рождения многие животные не только кормятся, но и встают и ходят. По сравнению с ними человеческие младенцы практически бесполезны. Таким образом, самое важное оружие в арсенале выживания ребенка — это поразительный крик.Он может достигать 97 децибел — эквивалент пневматической дрели.

Младенцы меняют высоту тона и громкость в зависимости от того, насколько срочно им нужна помощь. Чем громче и пронзительнее крик, тем быстрее ответ. С помощью этой простой тактики человеческий младенец гарантирует, что получит все, что ему нужно — внимание, заботу и, конечно же, еду.

Вопрос вкуса

Без еды мы умрем. Но может ли наш инстинкт есть объяснить, почему мы все жаждем жирной, часто нездоровой пищи? Как и все наши инстинкты, наши аппетиты сформировались миллионы лет назад.В этом неопределенном мире сжигание жира было идеальным способом защитить себя от времен дефицита еды.

Наши предки, жаждавшие калорийной и жирной пищи, жили и передавали свои гены своим детям, а те, кто этого не делал, умирали и не оставляли потомства. Постепенно, в течение миллионов лет, эта тяга к калориям превратилась в инстинктивное поведение.

Но есть и более сложная сторона нашей тяги к еде. Мы также инстинктивно знаем, что безопасно есть, а что нет.

Наш язык эволюционировал, чтобы иметь 5000 вкусовых рецепторов, которые позволяют нам знать, что глотать, а что выплевывать. И у нас также есть инстинктивная реакция на вещи, которые могут вызвать у нас болезнь или сделать нас больными. Доктор Валери Кертис из Лондонской школы гигиены и тропической медицины считает, что наше чувство отвращения помогало нам оставаться в безопасности на протяжении сотен поколений.

Чувство страха

Каждый год на забеге быков в Памплоне сотни людей испытывают свои инстинкты выживания.Их сердцебиение учащается, когда их преследуют по улицам разъяренные быки. Они испытывают страх. Это инстинктивное чувство настолько важно для нашего выживания, что наше тело реагирует еще до того, как наше сознание заметит опасность. Адреналин наполняет тело, подготавливая нас к борьбе или бегству.

Инстинкт азартных игр

В 1988 году нефтяник из Северного моря Энди Мочан оказался посреди яростного пожара на борту нефтяной платформы Piper Alpha. Энди бросил вызов смерти, прыгнув на 46 метров в грохочущие внизу волны.Он рисковал жизнью и выиграл.

Миллионы лет назад наши далекие предки постоянно выбирали между рискованными вариантами, балансируя между угрозами со стороны хищников и неизвестными ландшафтами и потенциальными наградами. Мы все произошли от тех людей, которые рисковали, побеждали и продолжали населять мир. И этот сложнейший из инстинктов выживания объясняет, почему современные люди так любят острые ощущения от азартных игр.


32 вопроса с ответами в INSTINCT

Я читал, что в Интернете есть способ облегчить людям общение друг с другом, а не друг с другом, и я подумал, что что-то подобное происходит здесь, в этой теме.

Поскольку я думаю, что этот вопрос важен (на самом деле, я думаю, что он центральный) для моего понимания психоанализа, я решил предложить некоторые ответы на то, что здесь говорили люди. Во-первых, я хотел бы резюмировать предложенные ключевые моменты, как я их понимаю:

-Является ли влечение системой нейроповеденческих состояний?

— Оно используется как биологическое понятие, но психологически незаметно

— Роберт Холт сказал, что желание является более клинически релевантным понятием

— Как либидо является «общей валютой»?

— Гидравлическая модель неверна

— У Фрейда был роман со своей невесткой родился с)

-Количественные термины необходимы

-Психоаналитики и исследователи/теоретики (я думал, что психотерапевты — это опечатка) не нуждаются в одном и том же языке или концепциях

-Фрейдистские концепции влечения предлагают уникальные перспективы и формулировки недоступны за пределами психоанализа (грубое резюме, я понимаю)

Первый вопрос (Является ли влечение системой нейроповеденческих состояний?) направлен на понимание концепции с точки зрения физиологических систем.Хорошим примером могут служить 7 аффективных систем Панксеппа, включая систему поиска. На самом деле, в этом есть большой смысл. Но есть некоторые ограничения в том, чтобы смотреть на это таким образом.

Первое ограничение: как насчет организмов, у которых нет нейрофизиологических эквивалентов командной системы Панксеппа? Насколько я понимаю, это структуры мозга млекопитающих, а как насчет рептилий? Другими словами, почему имеет смысл говорить, что у кролика есть драйв, а у ящерицы нет? Мы могли бы пройтись по низшим и низшим порядкам живых организмов, включая организмы без нервной системы, и утверждать, что все они обладают «драйвом» в том смысле, в каком его определенно нет у неодушевленных объектов.

Таким образом, есть аргумент в пользу утверждения, что понятие «влечения» является в некотором смысле определяющей характеристикой всех живых существ, что, возможно, имел в виду Майкл Юбель, предполагая, что оно используется в качестве биологического понятия. Опять же, я думаю, что концепция аутопоэзиса Матураны и принцип свободной энергии Фристона являются лучшими формулировками влечения в этом биологическом смысле, но я не буду повторять это здесь. Однако важно ли понимать себя? Я думаю, что да, было бы трудно представить себе, что определяющая характеристика жизни не имеет отношения к нашему самовосприятию.

Вторым ограничением приравнивания «влечения» к дискретным биоповеденческим системам, таким как панксепповская система команд, является очевидный факт, что активация этих систем не полностью детерминирована поведением и субъективным опытом. Они толкают наше поведение и опыт в определенных направлениях, но очевидно, что их можно искажать, подавлять, формировать и так далее.

Это требует, чтобы мы мыслили человека (или организм!) как состоящего из иерархии организации, где деятельность командной системы занимает определенный уровень этой организации, который подчинен деятельности «вышестоящих» уровней организации, такие как те, которые более тесно формируют сознательный опыт и наше фактическое поведение (и в результате могут иметь более клиническое значение).

Таким образом, проведенное Робертом Холтом различие между влечением и желанием можно понимать как явления, происходящие на разных уровнях организации одной и той же сложной системы, которой является человек. Хотя я не уверен, я относительно спокойно могу предположить, что у ящериц на самом деле нет «желаний» в смысле Холта, хотя вполне можно сказать, что у них есть драйв. Конечно, командные системы влияют (и накладывают ограничения) на желание, но это не одно и то же. Такая «высшая» организация, которая определяет выражение влечений (и желаний), несомненно, должна в значительной степени находиться под влиянием «воспитания» или обучения, «экстракортикальной» организации мозга Выготского, чтобы поддержать точку зрения Ричарда Кенсингера.

Однако «желание» не может быть общей валютой, стоящей за разнообразием человеческих мотиваций, только более фундаментальный уровень организации человеческой системы (например, свободная энергия) может лежать в основе разнообразия человеческих мотиваций (хотя проверьте очень интересная статья о том, как похоть может быть общей валютой в командных системах вместе с другими фрейдовскими влечениями — Кирш, 2019, О способностях бессознательных фрейдистских мотивационных влечений вызывать сознательные эмоции).

И это поддается количественному измерению в смысле, предложенном Маритой Торсти-Хагман (и интуитивно, и математически как Свободная Энергия, теоретико-информационная величина), что, кажется, поддерживает самые ранние идеи Фрейда, которые были в некотором смысле «гидравлическими».

Труднее ответить на вопрос Мариты Торсти-Хагман о том, что, возможно, на самом деле нет необходимости включать все это системное (или, возможно, неврологическое) мышление в клиническую теорию психоанализа, или, скорее, как предполагалось, что это нормально, когда существуют разные наборы терминов или понятий.

В течение нескольких десятилетий некоторые из лучших умов в истории психоанализа спорили и спорили о том, верны ли для психоанализа энергетическая теория Фрейда или количественные концепции.Я просмотрел эту литературу для своей докторской диссертации, и эта тема сильно напомнила мне об этом. Высказанная точка зрения, что психоаналитики на практике могут не нуждаться в метатеоретической или общей психологической теории, подобной той, которую предлагает энергетическая теория, или в том, что я говорю здесь о теории систем и влечениях, была убедительно высказана многими хорошо известными учеными. -известных теоретиков, я помню статью Мертона Гилла, где он четко обосновывал этот пункт.

Короче говоря, я должен признать, что эта точка зрения в чем-то верна.Если мне нужна карта, чтобы добраться до пункта назначения, ей нужны только ориентиры, которые я, скорее всего, увижу, а не точное отображение всевозможных посторонних деталей. Он также не должен быть строго правильным. Если на моей карте показана часть, помеченная как «Здесь драконы», которая на более точной карте помечена как «свалка токсичных отходов», я, скорее всего, избегу ее в любом случае, и поэтому моя карта работает. Конечно, карта Фрейда работала так хорошо, что люди продолжали пользоваться ею, несмотря на то, что с годами стала доступна все более подробная и сложная информация.Тревор Педерсон красноречиво писал о возможном вкладе концепции фрейдистского влечения в рамках ее собственной концептуальной структуры.

Но я хотел бы занять другую сторону этого спора, который вели другие психоаналитики, которому можно было бы возразить по многим пунктам, включая идею о том, что чем ближе моя ментальная карта к реальности, тем лучше я буду преодолевать местность, или чем ближе моя интерпретация к сложной физической реальности человека, тем больше вероятность того, что она спровоцирует изменение. Точно так же, если психоанализ будет вечно использовать одни и те же концепции и идеи, несмотря на бешеный темп накопления знаний в нейробиологии и других областях, он может остаться позади, и я действительно довольно часто сталкиваюсь с такими вопросами: «Но разве психоанализ не умер?» ?’

Наконец, я не знаю, был ли у Фрейда роман со своей невесткой, но скажу, что сегодня вечером я смотрел передачу о природе, где огромное количество фламинго делали то же самое, чтобы заставить детеныши фламинго, так объясните это поведение без понятия драйва!

Почитание нашей внутренней и внешней природы

Быть полноценным человеком в 21 веке означает отмечать тот факт, что мы являемся выражением многомиллиардного процесса творчества, что мы связаны со всей жизнью и что наша Великая Работа обеспечивает справедливое и процветающее будущее. для Земли и ее великолепного разнообразия.С практической точки зрения, это также означает признать и уважать тот факт, что у нас несовпадающие инстинкты и что мы окружены сверхъестественными соблазнами.

В настоящее время в научном сообществе существует всемирный консенсус относительно природы и истории космоса — от субатомного царства до границ видимой вселенной. Мы поражены величием и величественностью нашей общей истории сотворения — эпопеи эволюции, также известной как Большая История или Великая История.

Благодаря полностью доказательному мировоззрению теперь возможна глубоко интимная связь с нашей внутренней и внешней природой.Мы начинаем замечать потрясающую роль человека во вселенском процессе. Ибо у нас Вселенная создала существо, с помощью которого она может начать познавать — размышлять — о своей необъятности, своей красоте, своем удивительном путешествии и сознательно участвовать в своей продолжающейся эволюции.

Быть полноценным человеком в 21 ст веке означает приветствовать осознание того, что мы не пришли в этот мир, мы выросли из него — так же, как яблоко вырастает из яблони.Этот переход от видения себя как отдельных существ, размещенных на Земле («мир был создан для нас»), к видению себя как саморефлексивного выражения Земли («мы были созданы для мира») является огромная трансформация человеческой идентичности.

Взгляд на нашу внутреннюю природу и трудности жизни в современном мире показывает, что наука предлагает не менее вдохновляющий сдвиг в мировоззрении.

Наука сделала многое, чтобы помочь нам понять мир вокруг нас, но до недавнего времени не было основанного на фактах понимания мира внутри .Незнание наших унаследованных влечений было одной из величайших причин страданий на протяжении всей истории человечества — как индивидуальных, так и коллективных.

Каждая религия предлагает убеждений о нашей внутренней работе. Но до недавнего времени у нас не было измеримых знаний о том, как на самом деле работают наши разум и эмоции — что нами движет и почему? Благодаря большому количеству доказательств мы узнали, что мощные биологические инстинкты, которые мы унаследовали, «не соответствуют» созданной нами сверхзаряженной среде.

Внутри нас заложены инстинкты, сформированные миллионами лет эволюции, чтобы мы думали и вели себя так, как это, безусловно, приносило пользу нашим предкам. Действительно, все мы, живущие сегодня, обязаны своим существованием тем самым инстинктам. Но что они сделали для нас в последнее время? Откровенно говоря, они сделали многих из нас толстыми, некоторых зависимыми, а большинство из нас отрицают то, как мы влияем на планету.

Вряд ли можно ошибиться в наших инстинктах. Нас окружают сверхъестественные соблазны: полуфабрикаты, наркотики и алкоголь для хорошего самочувствия, интернет-порно и СМИ, которые больше не привязаны к реальности.Наши предки не сталкивались ни с одной из этих проблем.

Современные технологии изменили наши способы получения новостей, общения с друзьями и борьбы с врагами до неузнаваемости. Наши возможности для удовлетворения романтических или сексуальных побуждений были бы неузнаваемы даже для наших прабабушек и дедушек.

Культурный контекст сильно изменился, но наши мозг и тело остались прежними. У нас остались те же страхи и желания, что и у наших предков, но теперь эти инстинкты не соответствуют условиям жизни.

Проблема усугубляется тем, что все мы унаследовали прекрасные навыки самообмана. Человеческий мозг не только искажает восприятие и память; затем он использует свои экстраординарные способности, чтобы рационализировать или оправдать искажение. По сути, наш мозг регулярно обманывает нас, а затем мастерски скрывает улики!

Учтите: до появления микроскопов понять инфекцию было не просто сложно; это было невозможно. До телескопов было невозможно понять Вселенную.То же самое и с нашим внутренним миром. Без эволюционного понимания того, почему наши инстинкты и эмоции такие, какие они есть, не просто трудно мудро выбирать и жить своими приоритетами в этом быстро меняющемся современном мире. Это фактически невозможно.

Наша долгая история жизни в первобытных условиях и в небольших племенных группах не дала нам инстинктов и не научила нас справляться со сверхъестественными соблазнами, окружающими нас сегодня.

Пытаться справиться со своими животными побуждениями, не узнав сначала, почему они развились, и без понимания целей, которым они когда-то служили, особенно для молодежи, все равно, что пытаться понять, почему ваша машина плохо работает, когда вас никогда не учили, что происходит. под капотом.

Как писал Эдвард О. Уилсон: «Мы существуем в причудливой комбинации эмоций каменного века, средневековых верований и богоподобных технологий».

Мы, конечно, не можем изменить наши инстинкты, но мы можем изменить свое отношение к ним, то, как мы ими управляем. Благодаря эволюционным наукам мы теперь можем понять наши инстинкты и, наконец, с лёгкостью и состраданием сталкиваться с трудностями и с практическими инструментами, которые действительно работают.

Процесс начинается с разграничения вины и ответственности.Таким образом, мы можем освободиться от бремени вины, стыда и самоосуждения за выбор, который мы сделали в прошлом, и в то же время взять на себя ответственность за создание лучшего будущего.

Мы можем чувствовать, как наше сердце расширяется в благодарности, щедрости и сострадании к себе и другим, и наше внутреннее состояние будет не только соответствовать, но и укреплять способы, которыми мы уже служим нашему сообществу и миру.


Изображение предоставлено

«Сопротивление искушению» Кенни Луи.(КК BY 2.0)

Работает ли наш примитивный инстинкт выживания в 21 веке?

Еженедельный информационный бюллетень

Лучшее из The Saturday Evening Post в вашем почтовом ящике!

Наш инстинкт самосохранения, который так хорошо служил нам с тех пор, как мы выбрались из первобытной грязи эоны назад, может теперь подвести нас. Почему? Потому что реакция «бей или беги», возникающая в ответ на угрозу нашей жизни, часто уже не эффективна в мире, гораздо более сложном, непредсказуемом и неуправляемом, чем мир наших первобытных предков, из которого возник инстинкт выживания.В этой статье я хочу исследовать это несоответствие между нашим инстинктом выживания и тем, какой новый инстинкт выживания может работать лучше сегодня.

В основе борьбы или бегства лежит то, что я называю «Большой тройкой» кризисных реакций: страх, уныние и паника.

Страх

Во-первых, эмоциональная реакция страха мгновенна и интенсивна, гарантируя, что мы обращаем внимание и реагируем на воспринимаемый кризис. Другими словами, страх заставляет нас действовать быстро! Страх парализует нашу способность ясно мыслить, выявлять проблемы и принимать обдуманные решения, потому что обдумывание требует времени, а во времена пещерных людей на это просто не хватало времени; единственным возможным вариантом было сражаться или бежать немедленно!

Подпишитесь и получите неограниченный доступ к нашему онлайн-архиву журналов.

К сожалению, со многими современными угрозами невозможно бороться, потому что нет легко противостоящего врага (вспомните теракты, изменение климата и потерю работы). И от них нельзя убежать, потому что многие из них скорее рассеяны, чем локализованы; можно бежать, но нельзя спрятаться. И зарывание головы в песок может сработать для страусов, но для людей это оставляет очень важную часть тела открытой!

Мрак

Во-вторых, уныние может сработать, если кризис очевиден и присутствует.В доисторические времена сосредоточение внимания на негативных аспектах угрозы, а именно на том, что может пойти не так в ближайшем будущем, гарантировало, что мы будем бдительны к наиболее важным опасностям, что позволит нам реагировать максимально быстро. Сосредоточив внимание на негативных аспектах кризиса в первобытные времена, у наших предков был простой выбор: сражаться или бежать. Эти примитивные угрозы также обычно были недолговечными — например, нападающее животное или соперничающее племя — поэтому уныние не имело долгосрочных последствий.

Но сегодняшние кризисы часто бывают аморфными, отдаленными и длительными.Таким образом, первоначальное уныние, которое имело краткосрочные преимущества для выживания, может стать самосбывающимся пророчеством, которое может усугубить угрозу. Мы видели, как это разыгрывалось во время Великой рецессии. Многие люди не доверяли фондовому рынку, многие предприятия не были уверены в собственном выживании, а правительства потеряли веру в свою способность преодолеть кризис. Во всех этих случаях мрачное отношение привело к поведению, которое могло фактически усугубить финансовый кризис.

Паника

В-третьих, паника вызывает немедленное и бешеное поведение.Паника была вполне функциональна еще в доисторические времена, потому что она вызывала у наших предков либо яростную атаку, либо отчаянное бегство от угрозы. Однако паника, вызванная многими сегодняшними кризисами, приводит к действиям, которые скорее опрометчивы и разрушительны, чем полезны. Где должно быть терпение, там поспешность. Там, где должны быть аргументированные размышления, есть иррациональность. Там, где должно быть спокойствие, там, ну, паника.

В панике после падения инвестиционного банка Lehman Brothers и последовавшего за этим краха фондового рынка многие люди бежали с финансовых рынков, многие предприятия резко сократили расходы, уволив сотрудников, а правительства перешли в режим жесткой экономии в самый неподходящий момент. .Все эти усилия были направлены на то, чтобы обеспечить выживание каждого, но такое паническое поведение было недальновидным и в долгосрочной перспективе имело прямо противоположный эффект.

Новый инстинкт выживания

Если эти инстинкты, которые так глубоко вплетены в нашу ДНК, больше не удовлетворяют наши самые основные потребности, чтобы выжить, какую новую форму инстинкта выживания нам нужно развить, чтобы помочь нам выжить в бетонных, металлических и запутанных джунглях в что мы сейчас живем? Как и на более ранних этапах эволюции, нам необходимо приспосабливаться к окружающей среде и вырабатывать реакцию, которая будет более эффективной, чем реакция «бей или беги», которая помогала нам выживать на протяжении сотен тысяч лет.

Но мы не можем ждать миллионы лет, пока эволюция сделает свое дело и закрепит в нас новый инстинкт выживания, более функциональный для современного мира. На самом деле мы можем, перефразируя известную поговорку, взять эволюцию за рога и подчинить ее своей воле с помощью нового инстинкта выживания, который является антитезой избитой временем реакции «бей или беги». Кризис должен вызывать не непреодолимый и неконтролируемый страх, а мужество, которое заключается не в отсутствии страха (невозможно не испытывать страха перед лицом угрозы), а скорее в способности противостоять страху и действовать активно и осознанно, несмотря ни на что. Это.Это включает в себя способность справляться с негативными эмоциями, такими как страх, гнев, разочарование и отчаяние, и генерировать полезные эмоции, включая надежду, вдохновение, волнение и гордость.

Вместо уныния нам следует заняться рациональным мышлением, включающим расчетный анализ риска и вознаграждения, углубленное решение проблем и эффективное принятие решений. Это означает осознавать угрозу, но больше сосредотачиваться на поиске решений для ее преодоления. В условиях кризиса, охватившего группу (например, работу, семью, команду), такое аргументированное мышление требует, чтобы люди отбросили разногласия, открыто общались, расставляли приоритеты и работали вместе, потому что это рационально перед лицом значительных трудностей. социальные кризисы — чтобы найти ответы на насущные опасности, которые представляют для нас сегодняшние угрозы.

Наконец, нам не нужно ждать, пока эволюция адаптирует наш инстинкт выживания к сегодняшним вызовам. Скорее, у нас уже есть способность подавить наш примитивный инстинкт выживания. Мы уже способны испытывать мужество, рационально мыслить и действовать обдуманно. Это дар, который также дала нам эволюция; это называется корой головного мозга.

Советы по реагированию на кризис

Вместо паники следует действовать спокойно и взвешенно, целенаправленно и целенаправленно.Этот новый инстинкт выживания может увеличить наши шансы на выживание в периоды кризиса. В результате возникает психология, которую я называю «установкой возможности», которая диаметрально противоположна инстинкту выживания, который сейчас доминирует в нашей ДНК и в нашей жизни, и совершенно более эффективна.

Конечно, настоящая проблема заключается в том, как противостоять этим миллионам лет эволюции и остановить инстинктивную реакцию «беги или беги», прежде чем она полностью овладеет нами. Вот несколько советов, как выработать более развитую реакцию на кризис:

  • Стоп!: Вместо рефлекторной реакции на угрозу в вашей жизни сделайте перерыв и отстранитесь от угрозы физически и эмоционально.С этим разделением ваш инстинкт выживания уменьшится, и вам будет легче задействовать высокоуровневое мышление коры головного мозга.
  • Расслабьтесь: Когда срабатывает ваш инстинкт выживания, он активирует вашу «симпатическую нервную систему», которая приводит ваше тело в состояние перегрузки с увеличением частоты сердечных сокращений, кровотока и адреналина. Эта реакция помогала в прошлом, но не очень хорошо помогает при большинстве современных угроз. Сделайте несколько глубоких вдохов, расслабьте тело и сосредоточьтесь на своем уме.
  • Запросить поддержку: Кризисы всех видов, будь то саблезубый тигр или потеря работы, легче справиться, если вы знаете, что в вашей жизни есть люди, которые могут вас поддержать. Поэтому, когда возникает угроза, ищите людей, которые могут оказать вам эмоциональную и практическую поддержку в преодолении кризиса.
  • Сосредоточьтесь на том, что вы можете контролировать: Природа многих современных угроз заключается в том, что они не всегда находятся под вашим контролем. Но всегда есть некоторые аспекты кризиса, которые вы можете контролировать, в первую очередь ваша реакция, отношение и реакция на него.Когда наступает кризис, определите, что вы можете контролировать, и направьте свое внимание на это.
  • Определите проблему/найдите решение : В основе каждого кризиса лежит проблема. Если вы сможете определить проблему, вы сможете найти решение кризиса (конечно, не все современные кризисы имеют немедленные решения для их разрешения).
  • Ставьте цели/составляйте план: Кризисы часто приводят к чувству потери и дестабилизации, и то, и другое действительно тревожит.Цели и план могут дать вам четкое направление и конкретные шаги для преодоления кризиса, с которым вы столкнулись.
  • Примите меры: Убежать от угрозы в наши дни редко удается. Мало того, что кризис все еще существует, вы чувствуете себя еще более беспомощным, чтобы противостоять ему. Вместо того, чтобы отступать от угрозы, выберите действия, направленные на ее преодоление.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.