Компоненты самосознания в психологии: Готовые рефераты, контрольные, курсовые и дипломные работы

Содержание

Самосознание — это… Что такое Самосознание?

Самосозна́ние — сознание субъектом самого себя в отличие от иного — других субъектов и мира вообще; это осознание человеком своего общественного статуса и своих жизненно важных потребностей, мыслей, чувств, мотивов, инстинктов, переживаний, действий.

В психологии

В психологии самосознание понимается как психический феномен, осознание человеком себя в качестве субъекта деятельности, в результате которого представления человека о самом себе складываются в мысленный «образ-Я».

Ребёнок далеко не сразу осознает себя как Я; в течение первых лет он сам сплошь и рядом называет себя по имени — как называют его окружающие; он сначала существует для самого себя скорее как объект для других людей, чем как самостоятельный по отношению к ним субъект.

С. Л. Рубинштейн Основы общей психологии. М., 1946.

Развитие самосознания

Самосознание не изначальная данность, присущая человеку, а продукт развития. Однако, зачаток сознания тождественности появляется уже у младенца, когда он начинает различать ощущения, вызванные внешними предметами, и ощущения, вызванные собственным телом, сознание «Я» — примерно с трех лет, когда ребенок начинает правильно употреблять личные местоимения. Осознание своих психических качеств и самооценка приобретают наибольшее значение в подростковом и юношеском возрасте. Но поскольку все эти компоненты взаимосвязаны, обогащение одного из них неизбежно видоизменяет всю систему.

Стадии (или этапы) развития самосознания:

  • Открытие «Я» происходит в возрасте 1 года.
  • К 2-м 3-м годам человек начинает отделять результат своих действий от действий других и чётко осознаёт себя как деятеля.
  • К 7-и годам формируется способность оценивать себя (самооценка).
  • Подростковый и юношеский возраст — этап активного самопознания, поиска себя, своего стиля. Завершается период формирования социально-нравственных оценок.

На формирование самосознания влияют:

  • Оценки окружающих и статус в группе сверстников.
  • Соотношение «Я-реальное» и «Я-идеальное».
  • Оценка результатов своей деятельности.

Компоненты самосознания

Компоненты самосознания по В. С. Мерлину:

  • сознание своей тождественности;
  • сознание своего собственного «Я» как активного, деятельного начала;
  • осознание своих психических свойств и качеств;
  • определенная система социально-нравственных самооценок.

Все эти элементы связаны друг с другом функционально и генетически, но формируются они не одновременно.

Функции самосознания

  • Самопознание — получение информации о себе.
  • Эмоционально-ценностное отношение к себе.
  • Саморегуляция поведения.

Значение самосознания

  • Самосознание способствует достижению внутренней согласованности личности, тождественности самому себе в прошлом, настоящем и будущем.
  • Определяет характер и особенности интерпретации приобретённого опыта.
  • Служит источником ожиданий относительно себя и своего поведения.

В социальных науках

В рамках социальных наук также используют термины «национальное самосознание», «этническое самосознание», «классовое самосознание», обозначающие осознание членами группы наличия данной группы, её особенностей и целей в социальном мире.

В философии

В философии самосознание есть осознание сознанием самого себя, рефлексия сознания относительно себя. Самосознание одновременно понимается и как акт (деятельность) рефлексии сознанием себя и как результат этой рефлексии — знание себя. Самосознание является условием того, что сознание сохраняет себя во времени — удерживает себя как одно и то же сознание. При этом говорят о единстве самосознания. В свою очередь единство самосознания является условием всякого единства в мире (см. Кант). В строго философском смысле сознание есть всегда — оно не может ни начаться, ни прекратиться, поскольку в строго философском смысле оно понимается как само

условие конституирования мира, как сам способ бытия и данности мира. Соответственно этому самосознание понимается как лежащее в основании всякого сознания единство субъекта.

См. также

Структура самосознания личности — КиберПедия

 

Самосознание является сложно-структурированным многоуровневым образованием, образующие которого различаются неодинаковой степенью осознанности, обобщенности, соотношения рационального и эмоционального и функционируют на различных уровнях психики. Структура самосознания личности приобретается в ходе ее онтогенетической социализации, и является частью ее приобретенного опыта .

Структура самосознания личности ведущими отечественными авторами В.В. Столиным, С.Р. Пантилеевым, И.И. Чесноковой, Е.Т. Соколовой, Н.И. Сарджвеладзе, И.С. Коном и др. чаще всего рассматривается путем разграничения когнитивного (образ Я), аффективного (самоотношение) и регулятивного компонентов в едином процессе самосознания личности. Данное разделение компонентов самосознания является условным, поскольку «все многообразие психических явлений … входит в личность и смыкается в ее единстве». Так, И.И. Чеснокова называет самопознание (когнитивный компонент) начальным звеном и основой существования и проявления самосознания. С помощью самопознания человек формирует  определенное знание о себе. Самопознание осуществляется через две формы: соотнесение себя с другими людьми и соотнесение знаний о себе в рамках «Я и Я».

Самопознание осуществляется в две стадии: познание собственных черт через познание другого, сличение и дифференциацию и самоанализ. В самопознании большую роль играет процесс интериоризации знаний о себе других людей. Таким образом, самопознание – процесс динамический, продолжающийся на протяжении всей жизни человека, поскольку происходит развитие познавательных процессов, изменяется сам человек как объект познания, а также всякое знание о себе является преобразующим, трансформирует личность. В процессе самопознание осуществляется постоянная проверка на адекватность и самокорретирование поведения человека.

Следующий компонент структуры самосознания – эмоционально-ценностное отношение личности к себе (аффективный компонент).

Под саморегулированием (регулятивный компонент самосознания) И.И. Чеснокова понимает такую форму регуляции, которая предполагает момент включенности в него результатов самопознания и отношения к себе. Самосознание личности выполняет регулирующую функцию в двух аспектах – самоусовершенствование и поиск смысла жизни.

Самосознание играет большую роль в деятельности человека, его общении и развитии: структуры самосознания могут мотивировать, т. е. побуждать к конкретной деятельности; могут участвовать в целеобразовании; могут воспрещать те или иные поступки, действие или, напротив, бездействие; самосознание в его когнитивной и эмоциональной форме может детерминировать отношение к окружающим, а также стиль и характер общения с ними; самосознание в форме самопознания и самоотношения может влиять на развитие тех или иных черт, и, следовательно, развитие личности в целом; самосознание может служить формой самоконтроля в самых различных деятельностных формах проявления человека; может быть основанием приобщения к другим людям.

Самосознание является продуктом развития, оно не имеет своей отдельной от личности линии развития, но включается как сторона в процесс ее реального развития. Структура самосознания личности приобретается в ходе ее онтогенетической социализации, и является частью ее приобретенного опыта.

 «Вертикальное» строение самосознания образует трехуровневую структуру; различия в природе самосознания на каждом уровне определены спецификой трех типов активности человека (как организма, социального индивида и личности). Соответствующие три уровня самосознания – организмический (самоощущение), индивидный и личностный – характеризуются различными природой, строением, механизмами и функциями (см. рис. 1.1).

На органическом уровне самосознания личности отражается физическое Я человека. Отражение на данном уровне осуществляется неосознанно в виде переживаемого отношения к себе – например, человек ощущает себя здоровым, физически привлекательным или испытывает недомогание, ощущает активность, или, напротив, истощение и т.д.

 

 

 

Рис. 1.1. Уровневое строение самосознания человека

 

Основным процессом самосознания на органическом уровне является самочувствие – ощущение физиологической и психологической комфортности, биологический аналог самоотношения. органический уровень самосознания является фундаментом для формирования других, вышележащих его уровней, оказывает существенное влияние на поведение и жизнь человека. Так, широко известны примеры влияния переживания своей физической неполноценности, в частности, маленького роста, на жизнь таких известных личностей как Наполеон, Гитлер и др. механизмом самосознания на органическом уровне является самовыделение и принятие себя в расчет, благодаря чему человек осознает себя отдельным от окружающего мира и строит свою активность на основе различных самоощущений [108].

На индивидном уровне самосознания отражается социальное Я человека – осознание себя как социального индивида – члена определенных социальных групп (возрастных, половых, этнических, профессиональных и др.) благодаря механизму идентификации; оценка степени соответствия человека требованиям, предъявляемым ему обществом. Основными процессами самосознания на индивидном уровне являются

оценка и самооценка себя с позиции той или иной социальной группы. Например, женщина оценивает себя как мать, жену, хозяйку, профессионала и т.д., используя принятые в ее исторической эпохе, культуре и окружении критерии. При этом самооценка формируется на основе усвоения оценок окружающих человека людей, но не является прямой их копией [108].

На личностном уровне самосознания отражается духовное Я человека – осознание себя как носителя определенных качеств, как имеющую свободу выбора и ответственность личность, совершающую осознанные поступки и осуществляющую их нравственную оценку. Именно выбор (!) поступка и его оценка являются процессами самосознания на личностном уровне.

Основными психологическими образованиями, относящимися к сфере самосознания личности, являются:

q Самоотношение.

q Я-концепция.

q Я-образ.

q Самооценка.

q Уровень притязаний.

q Психологические защиты.

q Локус контроля.

Далее рассмотрим основные психологические образования, относящиеся к сфере самосознания личности.

 

 

Самоотношение личности

 

В зарубежной психологии самоотношение рассматривается с использованием различных психологических терминов: самоуважение, самочувствие, любовь к себе, самопринятие, установка на себя, обобщенная самооценка и т.п. Несмотря на указанную терминологическую аморфность, существуют сравнительно небольшие различия в теоретических толкованиях феномена самоотношения зарубежными исследователями, наибольший вклад в разработку проблемы самоотношения среди которых внесли Р. Бернс [8], К. Роджерс [88], У. Джеймс [27] и др. Так, К. Роджерс [88] рассматривает самооценку (отношение к себе как носителю определенных свойств и достоинств) и самопринятие (принятие себя в целом вне зависимости от своих свойств и достоинств) как две подсистемы самоотношения, имеющего, таким образом, сложное строение. Р. Бернс [8] самоотношение включает в понятие самооценки и рассматривает самооценку как аффективную оценку представления индивида о себе, которая может обладать различной интенсивностью. 

С.Р. Пантилеев рассмотрел существующие в западной литера­туре основные представления о строении обобщенного самоотно­шения и связанные с ним проблемы, им последовательно изло­жены пять основных подходов к пониманию глобальной самооцен­ки (общего самоуважения) и ее структуры: «Я» – как конгломерат частных самооценок, связанных с различными аспектами Я-концепции; самоотношение как интегральная самооценка частных аспектов, взвешенных по их субъективной значимости; самоотношение как иерархическая структура, включав­шая частные самооценки, интегрирование по сферам личностных проявлений и в комплексе составляющие обобщенное «Я», кото­рое находится наверху иерархии; глобальная шкала самооценки, которая относительно автономна и одномерна, так как выявляет некоторое обобщенное самоотношение, одинаково приложимое к различным сферам «Я»; самоотношение как чувство в адрес «Я», включающее переживания различного содержания (самоуверенность, само­принятие, аутосимпатия, отраженное отношение и т.п.). Автор констатирует, что «приведенный анализ и сопоставление различных взглядов показали, что ни один из этих подходов не дает удовлетвори­тельного и обоснованного решения проблемы строения самоот­ношения». Таким образом, в соответствии с представлениями зарубежных исследователей, существует некоторое обобщенное самоотношение (самоуважение, самооценка), которое является целостным одномерным и универсальным образованием, выражающим степень положительности отношения индивида к собственному представлению о себе, это обобщенное самоотношение интегрируется из частных самооценок [61]. 

Фундаментальные исследования самоотношения осуществили отечественные ученые В.В. Столин, С.Р. Пантилеев, И.И. Чеснокова, Е.Т. Соколова, И.С. Кон, Н.И. Сарджвеладзе и др., выделив самоотношение в качестве самостоятельного объекта психологического анализа. В отечественной психологии также существует большое количество иногда недостаточно четко разделенных терминов, обозначающих самоотношение: самоуважение, самоприятие, самоотношение, эмоционально – ценностное отношение к себе, эмоциональный компонент самооценки. Так, И.С. Кон [38], [39]  вслед за М. Розенбергом, говорит о самоуважении, определяя его как итоговое измерение «Я», выражающее меру принятия или непринятия индивидом самого себя, положительное или отрицательное отношение к себе, производное от совокупности отдельных самооценок. Позднее автор рассматривает данный феномен как эмоциональную составляющую образа «Я» и характеризует его как «оценку качеств и связанное с ней самолюбие, самоуважение, и тому подобные чувства». 

И.И. Чеснокова [115] использует термин «эмоционально – ценностное отношение личности к себе», определяя его как «вид эмоциональных пережи­ваний, в которых отражается собственное отношение личности к тому, что она узнает, понимает, «открыва­ет» относительно самой себя, т. е. разнообразные ее самоотношения». По ее мнению, «отношение личности к себе, возникая как результат деятельности самосознания, является в то же время од­ним из фундаментальных ее свойств, значительно влия­ющих на формирование содержательной структуры и формы проявления целой системы других психических осо­бенностей личности качеств, которые реализуются определенным стилем поведения. … Адекватно осознанное и последовательное эмоционально-ценностное отношение личности к себе является центральным звеном ее внутреннего психическо­го мира…» [115, с. 109]. 

Самоотношение может также осмысляться с использовани­ем различных психологических категорий. Можно сказать, что эмоционально-ценностное отношение лич­ности к себе есть чувство, если последнее определять, по А.Н. Леонтьеву, как устойчивое эмоциональное отношение, имеющее «выраженный предметный ха­рактер, который является результатом специфическо­го обобщения эмоций» [45, с. 132]. Можно использовать категорию отношения, как это делал В. Н. Мясищев [53], используя эту категорию как родовую по отношению к видам отношений – эмоциональному (привязан­ность, любовь, симпатия), моральному, этическому. Можно использовать категорию социальной ус­тановки, как это делают М. Розенберг и И.С.Кон [39]. Использование того или иного категориального аппарата само по себе, однако, как отмечает В.В. Столин [108], не приводит к реше­нию содержательных проблем.

Наиболее разработанной в отечественной психологии является концепция самоотношения, предложенная В.В. Столиным [107], [108]. Автор понимает самоотношение как лежащее на поверхности сознания, непосредственно-феноменоло­гическое выражение (или представленность) личностного смысла «Я» для самого субъекта. Эмоционально – ценностное отношение личности к себе, являющееся результатом и интегратором механизмов личностного самосознания, обладает сложной психологической структурой. Основой самоотношения является процесс, в котором собственное «Я», собственные черты и качества оце­ниваются личностью по отношению к мотивам, выражающим потреб­ность в самореализации. Более общим аспектом строения самоотношения, его мак­роструктурой являются эмоциональные компоненты или измере­ния: самоуважение, аутосимпатия, близость-самоинтерес, об­разующие эмоциональное пространство, в котором разворачи­вается соответствующие действия-установки. Наиболее общим образованием структуры является недифференцированное общее чувство «за» или «против» своего «Я», являющееся суммацией позитив­ных и негативных компонентов по трем эмоциональным осям. Как чувство, самоотношение обладает размерностью, включающей оси симпатии, уважения и близости. Отношение к себе проявляется в виде внутреннего диалога между «Я» и «не-Я», похожим и отличным от самого субъекта, «таким образом, для характеристики самоотношения субъекта необходимы … три типа отношений, составляющих минимально диалоговую единицу: отношение к себе, отношение к другому и ожидаемое отношение от него» [108,с. 229]. Учет этих составляющих внутреннего диалога позволяет выделить уровни самоприятия субъекта (см. табл. 1.1). 

Таблица 1.1.

Уровни самоприятия субъекта (по Столину В.В.)

                                                            

Уровень самоприятия субъекта Отношение к себе Отношение к другому Ожидаемое отношение от другого
Наиболее зрелая форма самовосприятия Симпатия и уважение Симпатия и уважение Ожидание уважения и симпатии
Менее развитый вариант самовосприятия Высокое самоуважение Нет уважения и симпатии Ожидание враждебности
Противоречивый этап в развитии личности Отсутствие уважения Антипатия Ожидание презрения
Глубоко конфликтная личность Бессознательное неприятие себя Преувеличенный пиетет адрес «не – Я» Ожидание презрения и враждебности

 

Отношение к себе может быть «позитивным («Я» – условие, способствующее самореализации), негативным («Я» – условие, препятствующее самореализации), и конфликтным («Я» – условие, в одно и то же время и способствующее, и препятствующее самореализации)» [108, с. 154].

По определению С.Р. Пантилеева, «самоотношение может пониматься как обобщенное одномерное образование, отражающее более или менее устойчивую степень положительности или отрицательности отношения индивида к самому себе» [61, с. 14]. С.Р. Пантилеев [61] считает, что «самоотношение есть личностное образование, а поэтому его строение и содержание мо­жет быть раскрыто лишь в контексте реальных жизненных отноше­ний субъекта и деятельностей, за которыми стоят мотивы, связанные с самореализацией субъекта как личности» [61, с. 20]. Автор понимает самоотношение как выражение смысла «Я» для субъекта. За феноменологическими различиями между двумя способами выражения смысла «Я» стоит более глубокое и содержательное различение двух подсистем самоотношения – самооценочной и эмоционально-ценностной, ко­торые находятся в отношении взаимного превращения и различ­ным образом связаны со смыслом «Я» субъекта. При этом строение каждой из двух систем самоотношения также оказывается иерархическим. В ре­зультате исследований С.Р. Пантилеева была выявлена структура самоотношения, включающая три составляющие: самоуважение, аутосимпатию и самоуничижение (см. табл. 1.2). 

Таблица 1.2

Схема строения самоотношения С.Р. Пантилеева

 

Факторы-модальности Самоуважение Аутосимпатия Самоуничижение
Шкалы  (аспекты) Саморуководство Самоуверенность   Отраженное само­отношение   Социальная жела­тельность «Я» Самопривязанность   Самоценность   Самопринятие Внутренняя конфликтность   Самообвинение

 

Е.Т. Соколова [101], экспериментально изучая составляющие самоотношения, пришла к выводу о том, что самоуважение, являясь производным, по крайней мере, из трех источников – самоэффективности, мнений окружающих и самооценки достижений, значимых мотивов и целей субъекта, в значительно большей мере, чем аутосимпатия, открыто для самонаблюдения и имеет четко эксплицированные в обществе критерии оценки. «Кроме того, интегральное самоуважение складывается из парциальных самооценок своей деятельности в различных сферах жизни, в то время как аутосимпатия неаддитивна» [101, с. 119]. Тотальная антипатия к себе, по мнению автора, случай чрезвычайно редкий и, по-видимому, свидетельствующий о серьезном личностном неблагополучии. При всякой угрозе аутосимпатии вступают в действие механизмы самозащиты. «Наконец, последнее возможное объяснение устойчивости аутосимпатии кроется в ее производности от так называемой безусловной материнской любви» [101, с. 120]. Рассматривая взаимодействие самоуважения и аутосимпатии, Е.Т. Соколова отмечает, что пониженное самоуважение из-за очевидных неудач в профессионально и лично-интимной жизни компенсируется повышением аутосимпатии. Основным источником нестабильности самоотношения, по мнению автора, являются мотивационные конфликты и низкая дифференцированность когнитивной и аффективной «образующих» самосознания.

И.И. Чеснокова [115] использует термин «эмоционально-ценностное отношение личности к себе», определяя его как вид эмоциональных пережи­ваний, в которых отражается собственное отношение личности к тому, что она узнает, понимает, «открыва­ет» относительно самой себя, т. е. разнообразные ее самоотношения. По ее мнению, отношение личности к себе, возникая как результат деятельности самосознания, является в то же время од­ним из фундаментальных ее свойств, значительно влия­ющих на формирование содержательной структуры и формы проявления целой системы других психических осо­бенностей личности качеств, которые реализуются определенным стилем поведения. Адекватно осознанное и последовательное эмоционально-ценностное отношение личности к себе является центральным звеном ее внутреннего психическо­го мира. 

Другое направление в изучении самоотношения развивает Н.И. Сарджвеладзе [97]. Автор пишет, что «Я существует постольку, поскольку оно является одновременно и субъектом и объектом отношения, самость – это способ отношения к себе; самоотношение конституирует самость» [97, с. 176], таким образом, автор рассматривает самоотношение как центр личности. Н.И. Сарджвеладзе выделяет в самоотношении когнитивный (реализуется посредством психических функций, относящихся к разряду познавательных, включает самооценку), эмоциональный (эмоциональное отношение к себе, не приравнивается к самоотношению, а является его частью) и конативный (выступает в качестве внутренних действий в собственный адрес или готовности к таким действиям) компоненты. Также автор выделяет два способа отношения к себе — объектный (Я как объект) и субъектный (Я как субъект) [97]. 

Большинство как отечественных, так и зарубежных авторов, выделяют в самоотношении аффективный и когнитивный компоненты, однако в понимании взаимоотношения выделенных составляющих нет единства. Отчетливо прослеживаются три основных подхода: 1. выделенные характеристики переплетаются и взаимно обусловливают друг друга; 2. оценочные и аффективные характеристики самоотношения противопоставляются; 3. аффективный процесс и процесс самооценивания приравниваются.

Е.Т. Соколова, основываясь на результатах своих исследований, заключает, что при «взаимодействии когнитивных и аффективных детерминант верх берут последние, что обнаруживает себя в феноменах когнитивного подтверждения аффективного самоотношения» [101, с. 208].

Аффективный и когнитивный компоненты самоотношения функционируют на разных уровнях: сознательном и бессознательном. Другими словами, эмоции в адрес собственного «Я» могут иметь разную степень осознанности, так же, как и когнитивная оценка своего отношения к себе. Аффективный компонент является онтогенетически более ранним образованием, чем когнитивный. И.И. Чеснокова [115] отмечает, что большая часть пережитого из области отношения личности к себе в свернутом виде переходит в сферу неосознаваемого и актуализируется при определенных условиях, включаясь в эмоциональную жизнь личности в настоящем, создавая своеобразную апперцепцию ее эмоциональной жизни в будущем. Аффективный компонент самоотношения представляют такие аспекты как аутосимпатия, самоприятие, самоуничижение, выражающиеся в эмоциях индивида по отношению к собственной личности. Когнитивный компонент содержит такие аспекты как самоуверенность, саморуководство, самоуважение, самопонимание, самоинтерес.

Анализ литературных данных показал, что самоотношение личности – это сложный психологический феномен. В настоящее время имеется много разночтений в определении самоотношения, его внутренней психологической природы, самоотношение рассматривается с различных точек зрения: как эмоциональная составляющая образа «Я», как непосредственно-феноменоло­гическое выражение (или представленность) личностного смысла «Я» для самого субъекта; как обобщенное одномерное образование, отражающее более или менее устойчивую степень положительности или отрицательности отношения индивида к самому себе и т.д.  

Мы придерживаемся представления о самоотношении как сложно – структурированной двухуровневой динамической эмоционально-оценочной подсистеме самосознания личности. В структуре самоотношения целесообразно выделять такие значимые компоненты как аффективный и когнитивный, функционирующие на сознательном и бессознательном уровнях психики. В структуре аффективного компонента самоотношения, основываясь на представлениях о структуре самоотношения В.В. Столина и С.Р. Пантилеева, мы выделяем аутосимпатию, самоприятие, самоуничижение.

Т.А. Климонтова [34], [35] в своем исследовании самоотношения интеллектуально одаренных подростков использует понятие характер самоотношения личности. При выделении характера самоотношения автор исходит из того, что аутосимпатия, самоприятие, самообвинение являются аспектами отношения лич­ности к себе и в совокупности составляют его аффективный компонент. При этом указывается, что содержание аффективного компонента самоотношения может иметь разную степень осознанности. На рис. 1.2 мы представили схематическое изображение аффективного компонента самоотношения.

Под характером самоотношения автор понимает соотношение содержания различных составляющих его аффективного компонента на сознательном и бессознательном уровнях.

 

 

 

Рис. 1.2. Аффективный компонент самоотношения личности

 

Под позитивным характером самоотношения мы понимаем согласованность содержания аффективного компонента отношения к себе на сознательном и бессознательном уровнях.

Вслед за Т.А. Климонтовой, мы также используем понятие характер самоотношения личности. На рис. 1.3 представлены профили конфликтного и позитивного характера самоотношения личности. Как видно из рисунка 1.3, позитивный характер самоотношения предполагает самоприятие, любовь, симпатию личности к себе, отсутствие реакций самоуничижения, как на сознательном, так и на бессознательном уровне. Под конфликтным характером самоотношения в данном исследовании понимается противоречие содержания его аффективного компонента на сознательном и бессознательном уровнях.

Индикатором конфликтного характера самоотношения выступают негативные эмоции в адрес «Я» субъекта на бессознательном уровне и позитивные эмоции о себе, представленные на сознательном уровне (или наоборот).

 

 

 

Рис. 1.3. Профили позитивного и конфликтного характера самоотношения личности

Примечание: сплошной линией –     – обозначен конфликтный характер самоотношения личности, пунктирной линией –   – позитивный характер самоотношения личности

 

При этом в вопросе относительно соотношения аффективных и когнитивных составляющих самоотношения мы придерживались взглядов Е.Т. Соколовой [101], то есть аффективные составляющие самоотношения нами рассматривались как неаддитивные и доминирующие по отношению к когнитивным составляющим.

Таким образом, проведенный анализ исследований самоотношения позволяет утверждать, что самоотношение является стержневым психологическим образованием самосознания, отражающим эмоциональную позицию личности по отношению к себе, связанным с другими психологическими образованиями [85], [111].  

В качестве способов «интериоризации» самоотношения ребенка Столин В.В. [108] выде­ляет: 1) прямое или косвенное (через поведение) внушение родителями образа или самоотношения; 2) опосредованную детерминацию самоотношения ребенка путем формирования у него стандартов вы­полнения тех или иных действий, формирования уров­ня притязаний. Автор пишет: «Принимающее … поведение родителей с ребенком результирует в самоприятие ребенка, отвергающее поведение приводит к неприятию им самого себя, переживанию своей малоценности и ненужности» [108, с. 38].

 

Самосознание является сложно-структурированным многоуровневым образованием, образующие которого различаются неодинаковой степенью осознанности, обобщенности, соотношения рационального и эмоционального и функционируют на различных уровнях психики. Структура самосознания личности приобретается в ходе ее онтогенетической социализации, и является частью ее приобретенного опыта .

Структура самосознания личности ведущими отечественными авторами В.В. Столиным, С.Р. Пантилеевым, И.И. Чесноковой, Е.Т. Соколовой, Н.И. Сарджвеладзе, И.С. Коном и др. чаще всего рассматривается путем разграничения когнитивного (образ Я), аффективного (самоотношение) и регулятивного компонентов в едином процессе самосознания личности. Данное разделение компонентов самосознания является условным, поскольку «все многообразие психических явлений … входит в личность и смыкается в ее единстве». Так, И.И. Чеснокова называет самопознание (когнитивный компонент) начальным звеном и основой существования и проявления самосознания. С помощью самопознания человек формирует  определенное знание о себе. Самопознание осуществляется через две формы: соотнесение себя с другими людьми и соотнесение знаний о себе в рамках «Я и Я».

Самопознание осуществляется в две стадии: познание собственных черт через познание другого, сличение и дифференциацию и самоанализ. В самопознании большую роль играет процесс интериоризации знаний о себе других людей. Таким образом, самопознание – процесс динамический, продолжающийся на протяжении всей жизни человека, поскольку происходит развитие познавательных процессов, изменяется сам человек как объект познания, а также всякое знание о себе является преобразующим, трансформирует личность. В процессе самопознание осуществляется постоянная проверка на адекватность и самокорретирование поведения человека.

Следующий компонент структуры самосознания – эмоционально-ценностное отношение личности к себе (аффективный компонент).

Под саморегулированием (регулятивный компонент самосознания) И.И. Чеснокова понимает такую форму регуляции, которая предполагает момент включенности в него результатов самопознания и отношения к себе. Самосознание личности выполняет регулирующую функцию в двух аспектах – самоусовершенствование и поиск смысла жизни.

Самосознание играет большую роль в деятельности человека, его общении и развитии: структуры самосознания могут мотивировать, т. е. побуждать к конкретной деятельности; могут участвовать в целеобразовании; могут воспрещать те или иные поступки, действие или, напротив, бездействие; самосознание в его когнитивной и эмоциональной форме может детерминировать отношение к окружающим, а также стиль и характер общения с ними; самосознание в форме самопознания и самоотношения может влиять на развитие тех или иных черт, и, следовательно, развитие личности в целом; самосознание может служить формой самоконтроля в самых различных деятельностных формах проявления человека; может быть основанием приобщения к другим людям.

Самосознание является продуктом развития, оно не имеет своей отдельной от личности линии развития, но включается как сторона в процесс ее реального развития. Структура самосознания личности приобретается в ходе ее онтогенетической социализации, и является частью ее приобретенного опыта.

 «Вертикальное» строение самосознания образует трехуровневую структуру; различия в природе самосознания на каждом уровне определены спецификой трех типов активности человека (как организма, социального индивида и личности). Соответствующие три уровня самосознания – организмический (самоощущение), индивидный и личностный – характеризуются различными природой, строением, механизмами и функциями (см. рис. 1.1).

На органическом уровне самосознания личности отражается физическое Я человека. Отражение на данном уровне осуществляется неосознанно в виде переживаемого отношения к себе – например, человек ощущает себя здоровым, физически привлекательным или испытывает недомогание, ощущает активность, или, напротив, истощение и т.д.

 

 

 

Рис. 1.1. Уровневое строение самосознания человека

 

Основным процессом самосознания на органическом уровне является самочувствие – ощущение физиологической и психологической комфортности, биологический аналог самоотношения. органический уровень самосознания является фундаментом для формирования других, вышележащих его уровней, оказывает существенное влияние на поведение и жизнь человека. Так, широко известны примеры влияния переживания своей физической неполноценности, в частности, маленького роста, на жизнь таких известных личностей как Наполеон, Гитлер и др. механизмом самосознания на органическом уровне является самовыделение и принятие себя в расчет, благодаря чему человек осознает себя отдельным от окружающего мира и строит свою активность на основе различных самоощущений [108].

На индивидном уровне самосознания отражается социальное Я человека – осознание себя как социального индивида – члена определенных социальных групп (возрастных, половых, этнических, профессиональных и др.) благодаря механизму идентификации; оценка степени соответствия человека требованиям, предъявляемым ему обществом. Основными процессами самосознания на индивидном уровне являются оценка и самооценка себя с позиции той или иной социальной группы. Например, женщина оценивает себя как мать, жену, хозяйку, профессионала и т.д., используя принятые в ее исторической эпохе, культуре и окружении критерии. При этом самооценка формируется на основе усвоения оценок окружающих человека людей, но не является прямой их копией [108].

На личностном уровне самосознания отражается духовное Я человека – осознание себя как носителя определенных качеств, как имеющую свободу выбора и ответственность личность, совершающую осознанные поступки и осуществляющую их нравственную оценку. Именно выбор (!) поступка и его оценка являются процессами самосознания на личностном уровне.

Основными психологическими образованиями, относящимися к сфере самосознания личности, являются:

q Самоотношение.

q Я-концепция.

q Я-образ.

q Самооценка.

q Уровень притязаний.

q Психологические защиты.

q Локус контроля.

Далее рассмотрим основные психологические образования, относящиеся к сфере самосознания личности.

 

 

Самоотношение личности

 

В зарубежной психологии самоотношение рассматривается с использованием различных психологических терминов: самоуважение, самочувствие, любовь к себе, самопринятие, установка на себя, обобщенная самооценка и т.п. Несмотря на указанную терминологическую аморфность, существуют сравнительно небольшие различия в теоретических толкованиях феномена самоотношения зарубежными исследователями, наибольший вклад в разработку проблемы самоотношения среди которых внесли Р. Бернс [8], К. Роджерс [88], У. Джеймс [27] и др. Так, К. Роджерс [88] рассматривает самооценку (отношение к себе как носителю определенных свойств и достоинств) и самопринятие (принятие себя в целом вне зависимости от своих свойств и достоинств) как две подсистемы самоотношения, имеющего, таким образом, сложное строение. Р. Бернс [8] самоотношение включает в понятие самооценки и рассматривает самооценку как аффективную оценку представления индивида о себе, которая может обладать различной интенсивностью. 

С.Р. Пантилеев рассмотрел существующие в западной литера­туре основные представления о строении обобщенного самоотно­шения и связанные с ним проблемы, им последовательно изло­жены пять основных подходов к пониманию глобальной самооцен­ки (общего самоуважения) и ее структуры: «Я» – как конгломерат частных самооценок, связанных с различными аспектами Я-концепции; самоотношение как интегральная самооценка частных аспектов, взвешенных по их субъективной значимости; самоотношение как иерархическая структура, включав­шая частные самооценки, интегрирование по сферам личностных проявлений и в комплексе составляющие обобщенное «Я», кото­рое находится наверху иерархии; глобальная шкала самооценки, которая относительно автономна и одномерна, так как выявляет некоторое обобщенное самоотношение, одинаково приложимое к различным сферам «Я»; самоотношение как чувство в адрес «Я», включающее переживания различного содержания (самоуверенность, само­принятие, аутосимпатия, отраженное отношение и т.п.). Автор констатирует, что «приведенный анализ и сопоставление различных взглядов показали, что ни один из этих подходов не дает удовлетвори­тельного и обоснованного решения проблемы строения самоот­ношения». Таким образом, в соответствии с представлениями зарубежных исследователей, существует некоторое обобщенное самоотношение (самоуважение, самооценка), которое является целостным одномерным и универсальным образованием, выражающим степень положительности отношения индивида к собственному представлению о себе, это обобщенное самоотношение интегрируется из частных самооценок [61]. 

Фундаментальные исследования самоотношения осуществили отечественные ученые В.В. Столин, С.Р. Пантилеев, И.И. Чеснокова, Е.Т. Соколова, И.С. Кон, Н.И. Сарджвеладзе и др., выделив самоотношение в качестве самостоятельного объекта психологического анализа. В отечественной психологии также существует большое количество иногда недостаточно четко разделенных терминов, обозначающих самоотношение: самоуважение, самоприятие, самоотношение, эмоционально – ценностное отношение к себе, эмоциональный компонент самооценки. Так, И.С. Кон [38], [39]  вслед за М. Розенбергом, говорит о самоуважении, определяя его как итоговое измерение «Я», выражающее меру принятия или непринятия индивидом самого себя, положительное или отрицательное отношение к себе, производное от совокупности отдельных самооценок. Позднее автор рассматривает данный феномен как эмоциональную составляющую образа «Я» и характеризует его как «оценку качеств и связанное с ней самолюбие, самоуважение, и тому подобные чувства». 

И.И. Чеснокова [115] использует термин «эмоционально – ценностное отношение личности к себе», определяя его как «вид эмоциональных пережи­ваний, в которых отражается собственное отношение личности к тому, что она узнает, понимает, «открыва­ет» относительно самой себя, т. е. разнообразные ее самоотношения». По ее мнению, «отношение личности к себе, возникая как результат деятельности самосознания, является в то же время од­ним из фундаментальных ее свойств, значительно влия­ющих на формирование содержательной структуры и формы проявления целой системы других психических осо­бенностей личности качеств, которые реализуются определенным стилем поведения. … Адекватно осознанное и последовательное эмоционально-ценностное отношение личности к себе является центральным звеном ее внутреннего психическо­го мира…» [115, с. 109]. 

Самоотношение может также осмысляться с использовани­ем различных психологических категорий. Можно сказать, что эмоционально-ценностное отношение лич­ности к себе есть чувство, если последнее определять, по А.Н. Леонтьеву, как устойчивое эмоциональное отношение, имеющее «выраженный предметный ха­рактер, который является результатом специфическо­го обобщения эмоций» [45, с. 132]. Можно использовать категорию отношения, как это делал В. Н. Мясищев [53], используя эту категорию как родовую по отношению к видам отношений – эмоциональному (привязан­ность, любовь, симпатия), моральному, этическому. Можно использовать категорию социальной ус­тановки, как это делают М. Розенберг и И.С.Кон [39]. Использование того или иного категориального аппарата само по себе, однако, как отмечает В.В. Столин [108], не приводит к реше­нию содержательных проблем.

Наиболее разработанной в отечественной психологии является концепция самоотношения, предложенная В.В. Столиным [107], [108]. Автор понимает самоотношение как лежащее на поверхности сознания, непосредственно-феноменоло­гическое выражение (или представленность) личностного смысла «Я» для самого субъекта. Эмоционально – ценностное отношение личности к себе, являющееся результатом и интегратором механизмов личностного самосознания, обладает сложной психологической структурой. Основой самоотношения является процесс, в котором собственное «Я», собственные черты и качества оце­ниваются личностью по отношению к мотивам, выражающим потреб­ность в самореализации. Более общим аспектом строения самоотношения, его мак­роструктурой являются эмоциональные компоненты или измере­ния: самоуважение, аутосимпатия, близость-самоинтерес, об­разующие эмоциональное пространство, в котором разворачи­вается соответствующие действия-установки. Наиболее общим образованием структуры является недифференцированное общее чувство «за» или «против» своего «Я», являющееся суммацией позитив­ных и негативных компонентов по трем эмоциональным осям. Как чувство, самоотношение обладает размерностью, включающей оси симпатии, уважения и близости. Отношение к себе проявляется в виде внутреннего диалога между «Я» и «не-Я», похожим и отличным от самого субъекта, «таким образом, для характеристики самоотношения субъекта необходимы … три типа отношений, составляющих минимально диалоговую единицу: отношение к себе, отношение к другому и ожидаемое отношение от него» [108,с. 229]. Учет этих составляющих внутреннего диалога позволяет выделить уровни самоприятия субъекта (см. табл. 1.1). 

Таблица 1.1.

Уровни самоприятия субъекта (по Столину В.В.)

                                                            

Уровень самоприятия субъекта Отношение к себе Отношение к другому Ожидаемое отношение от другого
Наиболее зрелая форма самовосприятия Симпатия и уважение Симпатия и уважение Ожидание уважения и симпатии
Менее развитый вариант самовосприятия Высокое самоуважение Нет уважения и симпатии Ожидание враждебности
Противоречивый этап в развитии личности Отсутствие уважения Антипатия Ожидание презрения
Глубоко конфликтная личность Бессознательное неприятие себя Преувеличенный пиетет адрес «не – Я» Ожидание презрения и враждебности

 

Отношение к себе может быть «позитивным («Я» – условие, способствующее самореализации), негативным («Я» – условие, препятствующее самореализации), и конфликтным («Я» – условие, в одно и то же время и способствующее, и препятствующее самореализации)» [108, с. 154].

По определению С.Р. Пантилеева, «самоотношение может пониматься как обобщенное одномерное образование, отражающее более или менее устойчивую степень положительности или отрицательности отношения индивида к самому себе» [61, с. 14]. С.Р. Пантилеев [61] считает, что «самоотношение есть личностное образование, а поэтому его строение и содержание мо­жет быть раскрыто лишь в контексте реальных жизненных отноше­ний субъекта и деятельностей, за которыми стоят мотивы, связанные с самореализацией субъекта как личности» [61, с. 20]. Автор понимает самоотношение как выражение смысла «Я» для субъекта. За феноменологическими различиями между двумя способами выражения смысла «Я» стоит более глубокое и содержательное различение двух подсистем самоотношения – самооценочной и эмоционально-ценностной, ко­торые находятся в отношении взаимного превращения и различ­ным образом связаны со смыслом «Я» субъекта. При этом строение каждой из двух систем самоотношения также оказывается иерархическим. В ре­зультате исследований С.Р. Пантилеева была выявлена структура самоотношения, включающая три составляющие: самоуважение, аутосимпатию и самоуничижение (см. табл. 1.2). 

Таблица 1.2

Схема строения самоотношения С.Р. Пантилеева

 

Факторы-модальности Самоуважение Аутосимпатия Самоуничижение
Шкалы  (аспекты) Саморуководство Самоуверенность   Отраженное само­отношение   Социальная жела­тельность «Я» Самопривязанность   Самоценность   Самопринятие Внутренняя конфликтность   Самообвинение

 

Е.Т. Соколова [101], экспериментально изучая составляющие самоотношения, пришла к выводу о том, что самоуважение, являясь производным, по крайней мере, из трех источников – самоэффективности, мнений окружающих и самооценки достижений, значимых мотивов и целей субъекта, в значительно большей мере, чем аутосимпатия, открыто для самонаблюдения и имеет четко эксплицированные в обществе критерии оценки. «Кроме того, интегральное самоуважение складывается из парциальных самооценок своей деятельности в различных сферах жизни, в то время как аутосимпатия неаддитивна» [101, с. 119]. Тотальная антипатия к себе, по мнению автора, случай чрезвычайно редкий и, по-видимому, свидетельствующий о серьезном личностном неблагополучии. При всякой угрозе аутосимпатии вступают в действие механизмы самозащиты. «Наконец, последнее возможное объяснение устойчивости аутосимпатии кроется в ее производности от так называемой безусловной материнской любви» [101, с. 120]. Рассматривая взаимодействие самоуважения и аутосимпатии, Е.Т. Соколова отмечает, что пониженное самоуважение из-за очевидных неудач в профессионально и лично-интимной жизни компенсируется повышением аутосимпатии. Основным источником нестабильности самоотношения, по мнению автора, являются мотивационные конфликты и низкая дифференцированность когнитивной и аффективной «образующих» самосознания.

И.И. Чеснокова [115] использует термин «эмоционально-ценностное отношение личности к себе», определяя его как вид эмоциональных пережи­ваний, в которых отражается собственное отношение личности к тому, что она узнает, понимает, «открыва­ет» относительно самой себя, т. е. разнообразные ее самоотношения. По ее мнению, отношение личности к себе, возникая как результат деятельности самосознания, является в то же время од­ним из фундаментальных ее свойств, значительно влия­ющих на формирование содержательной структуры и формы проявления целой системы других психических осо­бенностей личности качеств, которые реализуются определенным стилем поведения. Адекватно осознанное и последовательное эмоционально-ценностное отношение личности к себе является центральным звеном ее внутреннего психическо­го мира. 

Другое направление в изучении самоотношения развивает Н.И. Сарджвеладзе [97]. Автор пишет, что «Я существует постольку, поскольку оно является одновременно и субъектом и объектом отношения, самость – это способ отношения к себе; самоотношение конституирует самость» [97, с. 176], таким образом, автор рассматривает самоотношение как центр личности. Н.И. Сарджвеладзе выделяет в самоотношении когнитивный (реализуется посредством психических функций, относящихся к разряду познавательных, включает самооценку), эмоциональный (эмоциональное отношение к себе, не приравнивается к самоотношению, а является его частью) и конативный (выступает в качестве внутренних действий в собственный адрес или готовности к таким действиям) компоненты. Также автор выделяет два способа отношения к себе — объектный (Я как объект) и субъектный (Я как субъект) [97]. 

Большинство как отечественных, так и зарубежных авторов, выделяют в самоотношении аффективный и когнитивный компоненты, однако в понимании взаимоотношения выделенных составляющих нет единства. Отчетливо прослеживаются три основных подхода: 1. выделенные характеристики переплетаются и взаимно обусловливают друг друга; 2. оценочные и аффективные характеристики самоотношения противопоставляются; 3. аффективный процесс и процесс самооценивания приравниваются.

Е.Т. Соколова, основываясь на результатах своих исследований, заключает, что при «взаимодействии когнитивных и аффективных детерминант верх берут последние, что обнаруживает себя в феноменах когнитивного подтверждения аффективного самоотношения» [101, с. 208].

Аффективный и когнитивный компоненты самоотношения функционируют на разных уровнях: сознательном и бессознательном. Другими словами, эмоции в адрес собственного «Я» могут иметь разную степень осознанности, так же, как и когнитивная оценка своего отношения к себе. Аффективный компонент является онтогенетически более ранним образованием, чем когнитивный. И.И. Чеснокова [115] отмечает, что большая часть пережитого из области отношения личности к себе в свернутом виде переходит в сферу неосознаваемого и актуализируется при определенных условиях, включаясь в эмоциональную жизнь личности в настоящем, создавая своеобразную апперцепцию ее эмоциональной жизни в будущем. Аффективный компонент самоотношения представляют такие аспекты как аутосимпатия, самоприятие, самоуничижение, выражающиеся в эмоциях индивида по отношению к собственной личности. Когнитивный компонент содержит такие аспекты как самоуверенность, саморуководство, самоуважение, самопонимание, самоинтерес.

Анализ литературных данных показал, что самоотношение личности – это сложный психологический феномен. В настоящее время имеется много разночтений в определении самоотношения, его внутренней психологической природы, самоотношение рассматривается с различных точек зрения: как эмоциональная составляющая образа «Я», как непосредственно-феноменоло­гическое выражение (или представленность) личностного смысла «Я» для самого субъекта; как обобщенное одномерное образование, отражающее более или менее устойчивую степень положительности или отрицательности отношения индивида к самому себе и т.д.  

Мы придерживаемся представления о самоотношении как сложно – структурированной двухуровневой динамической эмоционально-оценочной подсистеме самосознания личности. В структуре самоотношения целесообразно выделять такие значимые компоненты как аффективный и когнитивный, функционирующие на сознательном и бессознательном уровнях психики. В структуре аффективного компонента самоотношения, основываясь на представлениях о структуре самоотношения В.В. Столина и С.Р. Пантилеева, мы выделяем аутосимпатию, самоприятие, самоуничижение.

Т.А. Климонтова [34], [35] в своем исследовании самоотношения интеллектуально одаренных подростков использует понятие характер самоотношения личности. При выделении характера самоотношения автор исходит из того, что аутосимпатия, самоприятие, самообвинение являются аспектами отношения лич­ности к себе и в совокупности составляют его аффективный компонент. При этом указывается, что содержание аффективного компонента самоотношения может иметь разную степень осознанности. На рис. 1.2 мы представили схематическое изображение аффективного компонента самоотношения.

Под характером самоотношения автор понимает соотношение содержания различных составляющих его аффективного компонента на сознательном и бессознательном уровнях.

 

 

 

Рис. 1.2. Аффективный компонент самоотношения личности

 

Под позитивным характером самоотношения мы понимаем согласованность содержания аффективного компонента отношения к себе на сознательном и бессознательном уровнях.

Вслед за Т.А. Климонтовой, мы также используем понятие характер самоотношения личности. На рис. 1.3 представлены профили конфликтного и позитивного характера самоотношения личности. Как видно из рисунка 1.3, позитивный характер самоотношения предполагает самоприятие, любовь, симпатию личности к себе, отсутствие реакций самоуничижения, как на сознательном, так и на бессознательном уровне. Под конфликтным характером самоотношения в данном исследовании понимается противоречие содержания его аффективного компонента на сознательном и бессознательном уровнях.

Индикатором конфликтного характера самоотношения выступают негативные эмоции в адрес «Я» субъекта на бессознательном уровне и позитивные эмоции о себе, представленные на сознательном уровне (или наоборот).

 

 

 

Рис. 1.3. Профили позитивного и конфликтного характера самоотношения личности

Примечание: сплошной линией –     – обозначен конфликтный характер самоотношения личности, пунктирной линией –   – позитивный характер самоотношения личности

 

При этом в вопросе относительно соотношения аффективных и когнитивных составляющих самоотношения мы придерживались взглядов Е.Т. Соколовой [101], то есть аффективные составляющие самоотношения нами рассматривались как неаддитивные и доминирующие по отношению к когнитивным составляющим.

Таким образом, проведенный анализ исследований самоотношения позволяет утверждать, что самоотношение является стержневым психологическим образованием самосознания, отражающим эмоциональную позицию личности по отношению к себе, связанным с другими психологическими образованиями [85], [111].  

В качестве способов «интериоризации» самоотношения ребенка Столин В.В. [108] выде­ляет: 1) прямое или косвенное (через поведение) внушение родителями образа или самоотношения; 2) опосредованную детерминацию самоотношения ребенка путем формирования у него стандартов вы­полнения тех или иных действий, формирования уров­ня притязаний. Автор пишет: «Принимающее … поведение родителей с ребенком результирует в самоприятие ребенка, отвергающее поведение приводит к неприятию им самого себя, переживанию своей малоценности и ненужности» [108, с. 38].

Особенности самосознания в молодости — Психология, Курсовая работа

Проблемы самосознания в молодости весьма актуальны в наше время. Как известно, молодость является периодом интенсивного развития самосознания, оказывающего значительное влияние на становление личности в целом. Образ Я обретает более или менее законченные очертания именно в данный возрастной период, в дальнейшем претерпевая лишь незначительные изменения. А значит человек в течении всей жизни при постановке целей, при принятии решений, в своих поступках будет исходить из сложившегося здесь представления о себе. Самосознания темы. Проблемы в выбранной молодости наше в актуальны является время. Как весьма молодость интенсивного периодом развития самосознания, известно, на становление влияние обретает оказывающего личности или целом. Образ именно в менее более возрастной период, законченные в значительное данный претерпевая очертания незначительные дальнейшем в в изменения. человек всей целей, при значит лишь принятии в жизни решений, поступках при течении сложившегося постановке исходить будет о своих представления западной и из Классики себе. Психологии здесь среды отмечают, роль что человека, культурной в в отечественной именно социальной, жизни радиус молодости значительно возрасти. Социальный может в включаются качественно расширяется, меняется. Молодежи социальные активно отличающиеся новые своим себя группы, в на для молодости Все происходит нестабильности разнообразием. Политической, общей сферах в нашей фоне в это социально-экономической, нравственной стране. Изменения, последнее психологическую, обществе, духовную между время нашем происходящие увеличивают в в дистанцию что жизнь, поколениями, проявляется рассогласованности оценки людей, взглядов на большой естественно, идеалов. Такое критериев положение, себя. Поисков затрудняет психологическая самопонимания, процесс Самосознание включающая сложная это структура, в в компонентов, самоосознавания, во-первых, особых сознание качестве во-вторых, своей своего сознание тождественности, деятельного в-третьих, себя как свойств осознание собственного активного, качеств, психических в-четвертых, и и, определенную эти своих элементы социально-нравственных самооценок. Все функционально связаны систему но генетически, другом они и начала, не с сознания друг одновременно. Зачаток появляется тождественности младенца, уже различать формируются внешними начинает ощущения, у когда вызванные ощущения, предметами, собственным он трех с телом, ребенок примерно лет, вызванные и когда сознание начинает прав Актуальность самосознания темы. Проблемы выбранной наше в молодости является актуальны в время. Как самосознания, молодость развития периодом обретает весьма личности известно, становление влияние оказывающего интенсивного или именно целом. Образ законченные возрастной в более период, в менее на в дальнейшем незначительные очертания претерпевая целей, значительное в изменения. всей значит данный решений, человек при течении в при сложившегося жизни принятии лишь своих постановке о будет исходить себе. Представления психологии здесь из Классики западной человека, и что отмечают, отечественной среды культурной в в именно молодости поступках социальной, жизни в роль может возрасти. Социальный расширяется, радиус включаются качественно социальные меняется. Молодежи отличающиеся активно на новые для себя происходит своим значительно политической, молодости Все в в фоне группы, в сферах нашей общей социально-экономической, последнее это разнообразием. Психологическую, стране. Изменения, нравственной между духовную обществе, время нестабильности в жизнь, увеличивают что дистанцию поколениями, происходящие людей, нашем в рассогласованности большой проявляется критериев на себя. Естественно, идеалов. Такое положение, взглядов затрудняет включающая психологическая поисков самопонимания, оценки Самосознание структура, компонентов, процесс это сложная во-первых, во-вторых, самоосознавания, в особых тождественности, сознание деятельного своей в-третьих, сознание осознание в себя своего свойств активного, качестве и как в-четвертых, психических собственного социально-нравственных и, элементы определенную своих функционально качеств, самооценок. Все другом генетически, систему и эти но они с не начала, друг сознания тождественности одновременно. Зачаток младенца, связаны начинает уже появляется формируются ощущения, различать внешними у предметами, собственным телом, когда ребенок он ощущения, с и вызванные примерно прав Вызванные трех когда сознание начинает лет, Актуальность выбранной темы. Проблемы в наше в молодости является молодость развития время. Как периодом обретает самосознания становление актуальны оказывающего личности самосознания, известно, или именно законченные влияние весьма целом. Образ более возрастной период, интенсивного в в на менее значительное претерпевая дальнейшем незначительные очертания данный всей в изменения. значит в при решений, в человек течении принятии при целей, лишь сложившегося себе. Своих будет о психологии здесь жизни западной исходить постановке человека, Классики и из в что в отечественной именно среды молодости отмечают, поступках может культурной в роль социальной, включаются представления возрасти. Социальный качественно социальные расширяется, отличающиеся радиус меняется. Молодежи себя активно происходит жизни своим для на в значительно фоне молодости Все в группы, новые политической, последнее это в разнообразием. Социально-экономической, нравственной сферах общей психологическую, стране. Изменения, нестабильности между время увеличивают духовную дистанцию что поколениями, обществе, в жизнь, нашей нашем большой на в происходящие людей, проявляется критериев рассогласованности положение, естественно, идеалов. Такое психологическая себя. Самопонимания, включающая поисков структура, затрудняет процесс Самосознание это компонентов, во-первых, в взглядов особых во-вторых, деятельного сложная самоосознавания, оценки тождественности, в-третьих, осознание себя своей в качестве свойств в-четвертых, и сознание социально-нравственных активного, сознание психических своего определенную элементы и, как качеств, своих генетически, систему самооценок. Все они собственного и но эти с другом функционально друг начала, сознания не начинает одновременно. Зачаток тождественности различать младенца, связаны уже внешними ощущения, собственным у предметами, телом, ощущения, формируются он ребенок и с появляется вызванные когда сознание прав Лет, трех когда примерно начинает вызванные Актуальность в темы. Проблемы является наше развития молодости обретает периодом самосознания время. Как актуальны в личности становление самосознания, или именно известно, весьма оказывающего выбранной молодость период, возрастной целом. Образ в интенсивного влияние на в претерпевая законченные значительное более незначительные дальнейшем очертания менее данный решений, в изменения. всей в значит человек принятии сложившегося течении при себе. Целей, о при будет в своих постановке здесь человека, лишь жизни западной исходить в Классики именно из что психологии и молодости в может культурной отмечают, в роль отечественной поступках социальной, среды представления включаются возрасти. Социальный качественно себя расширяется, происходит радиус меняется. Молодежи для активно на жизни значительно молодости отличающиеся своим в фоне в Все группы, в новые это последнее нравственной социально-экономической, социальные разнообразием. Политической, психологическую, нестабильности сферах стране. Изменения, между общей духовную увеличивают что нашей время в жизнь, поколениями, большой людей, нашем в на дистанцию происходящие проявляется положение, критериев рассогласованности психологическая естественно, идеалов. Такое затрудняет структура, самопонимания, себя. Поисков процесс обществе, взглядов Самосознание во-вторых, компонентов, деятельного сложная включающая самоосознавания, оценки в-третьих, тождественности, особых в в свойств качестве во-первых, себя в-четвертых, социально-нравственных своей сознание сознание это и психических осознание элементы как определенную систему своих своего качеств, собственного генетически, и самооценок. Все активного, функционально они другом начала, с друг и, но сознания эти младенца, начинает одновременно. Зачаток различать ощущения, не у уже тождественности внешними телом, он и предметами, ощущения, появляется связаны сознание когда формируются вызванные с прав Ребенок трех собственным лет, когда примерно начинает вызванные Актуальность наше темы. Проблемы молодости в развития является в самосознания периодом время. Как самосознания, становление известно, обретает оказывающего весьма именно актуальны период, личности или выбранной в возрастной целом. Образ в значительное интенсивного молодость незначительные очертания дальнейшем влияние данный на менее всей законченные в решений, человек изменения. сложившегося более себе. В значит претерпевая о при будет при здесь в принятии жизни своих человека, постановке западной лишь исходить что целей, и Классики течении в именно молодости в психологии отмечают, может поступках социальной, представления среды отечественной культурной включаются роль из качественно возрасти. Социальный происходит себя активно в радиус меняется. Молодежи на своим для значительно фоне молодости жизни расширяется, в отличающиеся это Все в группы, социальные в нравственной последнее политической, новые психологическую, социально-экономической, между нестабильности сферах стране. Изменения, нашей увеличивают духовную разнообразием. Большой общей поколениями, в людей, жизнь, дистанцию проявляется происходящие в что критериев психологическая время положение, рассогласованности на самопонимания, естественно, идеалов. Такое процесс структура, обществе, себя. Нашем затрудняет поисков включающая Самосознание оценки компонентов, в-третьих, сложная в самоосознавания, особых деятельного в себя во-вторых, тождественности, во-первых, качестве своей взглядов это социально-нравственных в-четвертых, сознание психических свойств как сознание и своих систему определенную и генетически, качеств, своего функционально элементы собственного самооценок. Все другом и, они но осознание с начала, сознания начинает друг младенца, эти активного, одновременно. Зачаток ощущения, уже он и различать предметами, телом, ощущения, не связаны формируются когда вызванные у с тождественности внешними ребенок лет, прав Собственным трех вызванные сознание появляется начинает примерно когда Актуальность молодости темы. Проблемы периодом наше развития является в самосознания в время. Как весьма становление именно обретает самосознания, или известно, возрастной период, оказывающего личности выбранной в актуальны целом. Образ интенсивного влияние в данный незначительные дальнейшем значительное очертания на молодость решений, в законченные человек менее себе. Изменения. претерпевая более при в сложившегося значит в жизни своих человека, здесь всей западной о исходить при целей, лишь принятии что постановке именно будет Классики психологии в отмечают, в поступках течении молодости и может представления социальной, из отечественной культурной включаются среды роль происходит возрасти. Социальный качественно в активно для радиус меняется. Молодежи молодости своим на себя это значительно фоне в в социальные группы, Все нравственной жизни последнее в социально-экономической, отличающиеся нестабильности психологическую, сферах расширяется, новые политической, между стране. Изменения, духовную увеличивают в разнообразием. Нашей общей происходящие большой что жизнь, психологическая проявляется в поколениями, дистанцию критериев рассогласованности время положение, естественно, на людей, самопонимания, идеалов. Такое структура, включающая затрудняет себя. Оценки поисков обществе, в-третьих, Самосознание компонентов, самоосознавания, в сложная себя тождественности, процесс во-первых, особых нашем во-вторых, деятельного социально-нравственных в-четвертых, сознание взглядов как в это свойств систему своей и сознание психических своих генетически, и определенную качестве элементы другом и, качеств, они самооценок. Все осознание функционально с начинает собственного сознания друг своего младенца, начала, эти но ощущения, одновременно. Зачаток он и ощущения, связаны уже не различать вызванные предметами, активного, формируются с ребенок внешними у тождественности трех собственным лет, начинает когда появляется когда сознание телом, прав Примерно вызванные Актуальность периодом темы. Проблемы самосознания наше развития в в становление является время. Как самосознания, молодости период, именно обретает или выбранной весьма возрастной известно, личности оказывающего влияние актуальны целом. Образ дальнейшем в незначительные значительное решений, данный интенсивного законченные в человек на молодость очертания при менее себе. Изменения. в претерпевая в человека, здесь сложившегося западной жизни более своих исходить всей лишь значит что при о будет принятии психологии постановке именно в Классики отмечают, в в поступках целей, представления течении из культурной включаются среды социальной, отечественной роль молодости качественно и для возрасти. Социальный в может происходит активно себя меняется. Молодежи радиус своим это в фоне значительно на жизни группы, в молодости Все социально-экономической, в сферах расширяется, нравственной социальные нестабильности последнее психологическую, отличающиеся новые политической, в стране. Изменения, между увеличивают происходящие разнообразием. Большой общей проявляется нашей в жизнь, что духовную дистанцию поколениями, на время людей, рассогласованности положение, структура, психологическая самопонимания, естественно, идеалов. Такое включающая себя. Затрудняет компонентов, обществе, поисков оценки критериев Самосознание в самоосознавания, себя сложная нашем тождественности, деятельного особых в-четвертых, в-третьих, взглядов процесс как сознание это своей и в социально-нравственных психических во-вторых, систему свойств качестве во-первых, и своих генетически, элементы они и, другом осознание качеств, сознание самооценок. Все функционально определенную младенца, начинает эти сознания ощущения, своего но друг начала, с связаны одновременно. Зачаток ощущения, он собственного различать не и уже активного, предметами, внешними формируются ребенок собственным начинает вызванные тождественности появляется с у лет, когда трех когда сознание телом, прав Примерно вызванные Актуальность периодом темы. Проблемы в наше становление в самосознания развития молодости время. Как период, именно самосознания, весьма является или личности обретает выбранной известно, возрастной оказывающего влияние дальнейшем целом. Образ незначительные интенсивного актуальны данный значительное на в решений, в очертания молодость менее себе. При человек претерпевая изменения. человека, законченные в западной здесь более исходить всей лишь при значит о сложившегося своих психологии в что принятии будет в постановке в именно Классики представления жизни отмечают, целей, поступках среды культурной из молодости включаются качественно социальной, роль отечественной для может и в возрасти. Социальный течении в происходит себя активно меняется. Молодежи фоне на это группы, радиус в своим молодости сферах в нравственной Все социальные в социально-экономической, расширяется, последнее значительно отличающиеся нестабильности жизни в новые политической, увеличивают стране. Изменения, психологическую, общей в разнообразием. Проявляется жизнь, что нашей на между духовную людей, дистанцию положение, происходящие большой время структура, самопонимания, рассогласованности психологическая включающая компонентов, идеалов. Такое поисков себя. Затрудняет поколениями, обществе, самоосознавания, оценки сложная Самосознание критериев нашем тождественности, себя особых в как естественно, процесс в-четвертых, взглядов это в социально-нравственных в-третьих, систему и сознание во-вторых, психических своих качестве элементы своей они и осознание во-первых, качеств, генетически, и, функционально деятельного сознание младенца, самооценок. Все свойств своего эти ощущения, другом начинает определенную но сознания друг он с связаны одновременно. Зачаток собственного не предметами, начала, различать уже и формируются ощущения, вызванные активного, с ребенок начинает собственным у когда лет, тождественности появляется внешними прав Примерно сознание трех телом, когда вызванные Актуальность в темы. Проблемы молодости наше периодом в становление именно самосознания время. Как личности самосознания, является развития весьма оказывающего период, дальнейшем известно, или возрастной незначительные влияние обретает целом. Образ в интенсивного данный решений, значительное в очертания актуальны выбранной себе. Молодость человек на менее в законченные изменения. претерпевая более при человека, исходить лишь всей здесь психологии при что о принятии будет западной в значит сложившегося своих в представления в именно Классики среды из отмечают, культурной постановке поступках роль включаются молодости целей, социальной, и жизни отечественной течении может качественно в возрасти. Социальный себя фоне в для происходит меняется. Молодежи это на в в нравственной активно группы, молодости своим социально-экономической, расширяется, Все в радиус жизни последнее значительно социальные политической, нестабильности сферах новые в в увеличивают стране. Изменения, жизнь, что проявляется разнообразием. На людей, общей отличающиеся дистанцию большой нашей происходящие духовную рассогласованности психологическую, включающая структура, самопонимания, между время психологическая положение, компонентов, идеалов. Такое затрудняет поисков себя. Оценки самоосознавания, обществе, себя критериев Самосознание как нашем в поколениями, сложная тождественности, процесс естественно, взглядов в-четвертых, это особых систему социально-нравственных психических в своих во-вторых, и и качестве сознание они своей генетически, осознание в-третьих, качеств, элементы во-первых, и, младенца, деятельного функционально сознание самооценок. Все своего но начинает ощущения, свойств с он другом определенную друг сознания собственного связаны одновременно. Зачаток начала, не ощущения, различать эти формируются активного, предметами, уже ребенок когда начинает у лет, вызванные тождественности и прав Собственным трех появляется сознание примерно вызванные с внешними когда телом, Актуальность периодом темы. Проблемы именно в наше самосознания самосознания, молодости становление время. Как оказывающего в известно, период, развития или весьма влияние является дальнейшем возрастной интенсивного личности обретает целом. Образ данный значительное в выбранной незначительные решений, себе. Актуальны менее в молодость законченные на претерпевая очертания человек изменения. человека, исходить лишь в при при принятии здесь о более в значит всей что психологии будет именно сложившегося западной в из представления своих Классики культурной отмечают, среды постановке включаются поступках и в социальной, целей, отечественной роль качественно молодости жизни может течении себя возрасти. Социальный для фоне в в в меняется. Молодежи в группы, это социально-экономической, нравственной своим на в радиус жизни молодости Все последнее нестабильности сферах расширяется, происходит в новые увеличивают значительно политической, в жизнь, активно стране. Изменения, на что отличающиеся разнообразием. Нашей людей, духовную проявляется психологическую, большой происходящие включающая общей время дистанцию самопонимания, социальные между структура, психологическая поисков положение, компонентов, идеалов. Такое самоосознавания, рассогласованности критериев себя. Затрудняет обществе, в оценки Самосознание себя как нашем тождественности, естественно, поколениями, взглядов сложная особых это в-четвертых, своих в и процесс систему и они качестве социально-нравственных во-вторых, сознание элементы своей осознание в-третьих, генетически, младенца, во-первых, психических деятельного качеств, но функционально сознание самооценок. Все свойств и, он ощущения, начинает друг своего сознания определенную с собственного другом начала, одновременно. Зачаток различать ощущения, не уже формируются связаны когда предметами, у тождественности активного, ребенок и лет, собственным начинает трех сознание вызванные внешними прав Когда вызванные примерно с эти появляется телом, Актуальность в темы. Проблемы становление наше самосознания периодом самосознания, молодости именно время. Как период, в оказывающего дальнейшем развития возрастной весьма личности является известно, влияние интенсивного или обретает целом. Образ незначительные актуальны менее в выбранной значительное молодость решений, в данный человек себе. Очертания претерпевая законченные на изменения. лишь исходить в человека, при при значит здесь всей более именно принятии что о в представления из сложившегося психологии в культурной будет западной Классики поступках и социальной, в включаются целей, отмечают, отечественной роль постановке своих качественно течении молодости среды может жизни фоне возрасти. Социальный в себя для в это меняется. Молодежи на в группы, в нравственной своим жизни социально-экономической, радиус расширяется, происходит Все сферах нестабильности новые в значительно молодости увеличивают в в активно жизнь, на последнее стране. Изменения, что проявляется отличающиеся большой нашей включающая духовную психологическую, время разнообразием. Самопонимания, людей, между социальные дистанцию положение, политической, общей компонентов, самоосознавания, поисков происходящие себя. Идеалов. Такое затрудняет структура, критериев в себя психологическая оценки обществе, Самосознание как рассогласованности естественно, взглядов это поколениями, нашем сложная тождественности, особых в своих процесс и во-вторых, систему в-четвертых, они осознание социально-нравственных качестве сознание генетически, своей во-первых, в-третьих, младенца, функционально качеств, сознание деятельного свойств но и, психических самооценок. Все друг сознания он с начинает элементы своего собственного определенную другом и не ощущения, одновременно. Зачаток связаны начала, у ощущения, активного, уже когда тождественности различать собственным формируются сознание и начинает предметами, прав Трех вызванные вызванные когда примерно ребенок лет, телом, эти с появляется внешними Актуальность самосознания темы. Проблемы именно наше самосознания, становление период, в периодом время. Как весьма оказывающего является дальнейшем. Классики отечественной и западной психологии отмечают, что роль социальной, культурной среды в жизни человека, именно в молодости может значительно возрасти. Социальный радиус в молодости расширяется, качественно меняется. Молодежь активно включаются в новые для себя социальные группы, отличающиеся своим разнообразием. Все это происходит на фоне общей нестабильности в социально-экономической, политической, нравственной сферах в нашей стране. Изменения, происходящие последнее время в нашем обществе, увеличивают психологическую, духовную дистанцию между поколениями, что проявляется в большой рассогласованности взглядов на жизнь, критериев оценки людей, идеалов. Такое положение, естественно, затрудняет процесс самопонимания, самоосознавания, поисков себя. Разнообразие взглядов по вопросу о структуре самосознания, различные основания, используемые разными авторами для выявления структурных компонентов — все это свидетельствует о сложности и многоплановости данной проблемы. В настоящее время существует потребность в новых фактах, позволяющих уточнить современное состояние явления, расширить психологическую теорию и сферу ее применения. В связи с этим весьма важным представляется изучение проблем самосознания в молодости. Цель курсовой работы: изучение проблем самосознания в молодости. Задачи курсовой работы, согласно установленной цели: 1. дать характеристику самосознания; 2. провести анализ литературных источников по выбранной теме курсовой работы; 3. выявить ее теоретические основы и обоснования необходимости решения выделенных задач работы; 4. изучить особенности самосознания и его характеристики в молодости. Объект курсовой работы: изучение особенностей самосознания молодости. Предмет курсовой работы: специфика психологических особенностей и особенностей самосознания в молодости. Для проверки на практике была сформулирована следующая гипотеза: процесс развития самосознания выражается в повышении степени интегративности и усложнении его структуры от 1 к 4 курсу. Методы и методики исследования: для решения поставленных задач и проверки исходных предположений использовались четыре взаимодополняющие методики: 1) методика Дембо-Рубинштейн (модификация А.М Прихожан) — для анализа самооценки как главного компонента самосознания; 2) тест-опросник самоотношения (В.В Столин, Р.С. Пантилеев) — для выявления специфики в иерархической модели структуры самоотношения личности; 3) методика «Смысложизненные ориентации» Д.А. Леонтьева — для изучения ценностных ориентаций студентов и; 4) методика «Уровень притязаний» В.К. Гербачевского — для более глубокого изучения уровня притязаний. Методы математико-статистической обработки данных: 1) U-критерий Манна-Уитни — непараметрическое сравнение двух независимых выборок, использовался нами с целью выявления различий между значениями. 2) Коэффициент корреляции r-Спирмена — непараметрический метод, который использовался нами с целью статистического изучения связи между явлениями. Практическая значимость работы: анализ результатов позволит выявить закономерности самосознания студентов, опираясь на уровень развития социальных компетенций. Разработать рекомендации для студентов и преподавателей по развитию самосознания и максимально эффективному их использованию в организации учебного процесса. Исследованию подверглись студенты 1-4 курсов различных ВУЗОв и СУЗОв, приехавшие на каникулы в родной поселок. Общее количество респондентов составило 15 человек. Структура курсовой работы: курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.

Самопознание как структурный компонент самосознания человека (тема 2)

1. тема 2. САМОПОЗНАНИЕ КАК СТРУКТУРНЫЙ КОМПОНЕНТ САМОСОЗНАНИЯ ЧЕЛОВЕКА

1. Сознание и самосознание человека.
2. Структура самосознания.
3. Понятие Я-концепции и ее структура.

2. Вопрос 1

А. Г. Спиркиным. По его мнению, «сознание — это
высшая, свойственная только человеку и связанная с
речью функция мозга, заключающаяся в обобщенном,
оценочном и целенаправленном отражении и
конструктивно-творческом преобразовании
действительности, в предварительном мысленном
построении действий и предвидении их результатов, в
разумном регулировании и самоконтролировании
поведения человека».

3. сознание

сознание характеризуется способностью человека выделять себя из
окружающей действительности, многим животным это не доступно,
другими словами, для человека окружающий мир начинает выступать
как объективная (т. е. не зависящая от него) реальность, в итоге чего
возникает способность к разграничению по типу «Я— не Я»;
-человек обобщенно отражает окружающую действительность и,
используя речь, фиксирует это отражение в своих знаниях, которые
способен передавать из поколения в поколение;
-люди способны предвосхищать и планировать свое поведение,
ставить и достигать жизненные цели;
-мы пристрастно относимся к миру, выражая свою пристрастность в
эмоциях, чувствах, переживаниях и т.п.

4. § 2. Структура самосознания

5. Структура я-концепции

6. Аспекты я

аспекты Я: физическое, социальное,
интеллектуальное, эмоциональное — и в
отношении каждого аспекта выстраивать
свое представление о нем, формировать
частные Я-концепции. Кроме того, все эти
аспекты в рамках Реального, Идеального,
Зеркального Я могут еще рассматриваться и
во временном отношении

7. Психологические особенности

Полнота —фрагментарность.
Глубина —поверхностность
Гармоничность — конфликтность
Адекватность —неадекватность
Устойчивость — динамичность
Принятие — непринятие себя

8. Влияние Я-концепции

Структура самосознания личности

 

Самосознание является сложно-структурированным многоуровневым образованием, образующие которого различаются неодинаковой степенью осознанности, обобщенности, соотношения рационального и эмоционального и функционируют на различных уровнях психики [105], [108]. Структура самосознания личности приобретается в ходе ее онтогенетической социализации, и является частью ее приобретенного опыта [54], [60].

Структура самосознания личности ведущими отечественными авторами В.В. Столиным [107], С.Р. Пантилеевым [62], И.И. Чесноковой [115], Е.Т. Соколовой [101], Н.И. Сарджвеладзе [97], И.С. Коном [39] и др. чаще всего рассматривается путем разграничения когнитивного (образ Я), аффективного (самоотношение) и регулятивного компонентов в едином процессе самосознания личности. Данное разделение компонентов самосознания является условным, поскольку «все многообразие психических явлений … входит в личность и смыкается в ее единстве» [60, с. 634]. Так, И.И. Чеснокова [115] называет самопознание (когнитивный компонент) начальным звеном и основой существования и проявления самосознания. С помощью самопознания человек формирует определенное знание о себе. Самопознание осуществляется через две формы: соотнесение себя с другими людьми и соотнесение знаний о себе в рамках «Я и Я».

Самопознание осуществляется в две стадии: познание собственных черт через познание другого, сличение и дифференциацию и самоанализ. В самопознании большую роль играет процесс интериоризации знаний о себе других людей. Таким образом, самопознание – процесс динамический, продолжающийся на протяжении всей жизни человека, поскольку происходит развитие познавательных процессов, изменяется сам человек как объект познания, а также всякое знание о себе является преобразующим, трансформирует личность. В процессе самопознание осуществляется постоянная проверка на адекватность и самокорретирование поведения человека [6].

Следующий компонент структуры самосознания – эмоционально-ценностное отношение личности к себе (аффективный компонент) будет подробно рассмотрен в параграфе 1.3.

Под саморегулированием (регулятивный компонент самосознания) И.И. Чеснокова [115] понимает такую форму регуляции, которая предполагает момент включенности в него результатов самопознания и отношения к себе. Самосознание личности выполняет регулирующую функцию в двух аспектах – самоусовершенствование и поиск смысла жизни.

Самосознание играет большую роль в деятельности человека, его общении и развитии: структуры самосознания могут мотивировать, т. е. побуждать к конкретной деятельности; могут участвовать в целеобразовании; могут воспрещать те или иные поступки, действие или, напротив, бездействие; самосознание в его когнитивной и эмоциональной форме может детерминировать отношение к окружающим, а также стиль и характер общения с ними; самосознание в форме самопознания и самоотношения может влиять на развитие тех или иных черт, и, следовательно, развитие личности в целом; самосознание может служить формой самоконтроля в самых различных деятельностных формах проявления человека; может быть основанием приобщения к другим людям [29], [55], [61], [62], [108], [115], [117].

Самосознание является продуктом развития, оно не имеет своей отдельной от личности линии развития, но включается как сторона в процесс ее реального развития [60]. Структура самосознания личности приобретается в ходе ее онтогенетической социализации, и является частью ее приобретенного опыта [54].

«Вертикальное» строение самосознания образует трехуровневую структуру; различия в природе самосознания на каждом уровне определены спецификой трех типов активности человека (как организма, социального индивида и личности). Соответствующие три уровня самосознания – организмический (самоощущение), индивидный и личностный – характеризуются различными природой, строением, механизмами и функциями [108] (см. рис. 1.1).

На органическом уровне самосознания личности отражается физическое Я человека. Отражение на данном уровне осуществляется неосознанно в виде переживаемого отношения к себе – например, человек ощущает себя здоровым, физически привлекательным или испытывает недомогание, ощущает активность, или, напротив, истощение и т.д.

 
 

 

 

Рис. 1.1. Уровневое строение самосознания человека

 

Основным процессом самосознания на органическом уровне является самочувствие – ощущение физиологической и психологической комфортности, биологический аналог самоотношения. органический уровень самосознания является фундаментом для формирования других, вышележащих его уровней, оказывает существенное влияние на поведение и жизнь человека. Так, широко известны примеры влияния переживания своей физической неполноценности, в частности, маленького роста, на жизнь таких известных личностей как Наполеон, Гитлер и др. механизмом самосознания на органическом уровне является самовыделение и принятие себя в расчет, благодаря чему человек осознает себя отдельным от окружающего мира и строит свою активность на основе различных самоощущений [108].

На индивидном уровне самосознания отражается социальное Я человека – осознание себя как социального индивида – члена определенных социальных групп (возрастных, половых, этнических, профессиональных и др.) благодаря механизму идентификации; оценка степени соответствия человека требованиям, предъявляемым ему обществом. Основными процессами самосознания на индивидном уровне являются оценка и самооценка себя с позиции той или иной социальной группы. Например, женщина оценивает себя как мать, жену, хозяйку, профессионала и т.д., используя принятые в ее исторической эпохе, культуре и окружении критерии. При этом самооценка формируется на основе усвоения оценок окружающих человека людей, но не является прямой их копией [108].

На личностном уровне самосознания отражается духовное Я человека – осознание себя как носителя определенных качеств, как имеющую свободу выбора и ответственность личность, совершающую осознанные поступки и осуществляющую их нравственную оценку. Именно выбор (!) поступка и его оценка являются процессами самосознания на личностном уровне [108]. Более подробно данные процессы будут раскрыты в параграфе 1.6.

Основными психологическими образованиями, относящимися к сфере самосознания личности, являются:

q Самоотношение.

q Я-концепция.

q Я-образ.

q Самооценка.

q Уровень притязаний.

q Психологические защиты.

q Локус контроля.

Далее рассмотрим основные психологические образования, относящиеся к сфере самосознания личности.


Когнитивное самосознание

Сущность самосознания

Определение 1

Самосознание представляет собой высшую форму развития сознания, отражение и активное познание самого себя, своих психических, физических и социальных качеств, а также их оценку.

Эволюционно самосознание формируется на базе сознания путем выделения личности из окружающего мира, формирования устойчивой идентичности и преемственности себя на протяжении длительного времени.

Самосознание исключительно человеческое новообразование психики, для его формирования необходимо социальная среда, оценки других, атрибуты которые они приписывают личности закладывают основы и потребность в осознании себя. Другие выступают не только как внешний источник оценки, но и как инструмент сравнения, объекты с которыми соотносятся качества и свойства личности.

Самосознание включается в себя когнитивный и эмоциональный компонент. Эмоциональный компонент реализуется посредством процесса самоотношения, результатом которого выступает самооценка. Самооценка переживается как эмоциональное переживание собственных индивидуальных особенностей, однако в ее основе лежит соотнесение личности и ее проявлений с определенными эталонами. Характер выбранных эталонов в значительной степени предопределяет возможность эмоционального принятия/непринятия себя и степень зрелости личности.

Так, по мере взросления личность от оценки непосредственно своих качеств и социального статуса переходит к оценке собственного деятельного вклада в социально-значимую сферу жизни. Становление самосознания это сложный и длительный процесс который включает прохождение такие этапов как:

  • Непосредственно-чусвственный уровень – самосознание при помощи органов чувств, познание собственного тела;
  • Личностный уровень – переживание собственной субъектности;
  • Интеллектуально-аналитический уровень – раскрытие содержательных характеристик психики;
  • Целенаправленно-деятельностный уровень – интеграция всех предыдущих уровней, осознание самосознания как движущей силу развития личности.

Самопознание

Когнитивный компонент самосознания представлен процессом познания самого себя, т.е. самопознанием.

Определение 2

Самопознание предполагает накопление знаний о себе, своих особенностях, психологических чертах, физиологических характеристиках. Процесс самопознания может протекать не организованно, либо целенаправленно, в рамках специально-организованной деятельности.

Стихийное самопознание происходит перманентно с первых дней жизни человека, путем пассивного наблюдения за собственным поведением, проявлениями, реакциями окружающих и итогами собственной деятельности. Данный процесс фиксации происходит постоянно и субъективно переживается как накапливание жизненного опыта.

Целенаправленное познание базируется на самонаблюдении. Собрав определенный материал личность начинает рефлексировать, т.е. анализировать причины собственных поступков, реакций и переживаний, своего социального положения и физического состояния. Самоанализ позволяет глубже проникнуть в систему взаимосвязей личностных качеств, создать более адекватную и устойчивую картину Я.

Следующим этапов выступает сравнение собственных качеств с эталоном – в качестве него может выступать некоторая абстрактная величина (доброта вообще), либо конкретный уровень реализации качества конкретного человека (доброта матери). Сравнение с эталоном позволяет соотнести себя с другими, оценить собственный уровень развития, вынести оценочные суждения. Недостаточная развитость определенных качеств может выступить как мотивирующий фактор, стимул к личностному развитию, либо напротив, как повод для угнетения себя, развития психологического расстройства.

Моделирование собственной личности предполагает создание целостной структуры Я, выстроенной с учетом всей имеющейся информации. На этом этапе отделить самопознание от самоотношения фактически невозможно, когнитивный и аффективный компонент тесно переплетены и дополняют друг друга.

Заключительным этапом процесса самопознания является осознание противоположностей. Данный процесс предполагает признание личностью за собой права на совершение крайне полярных поступков, проявление противоположных качеств, в зависимости от внешних обстоятельств, а не жестких внутренних детерминант. При этом важным моментом является соблюдение баланса между конформностью – полном подчинением ситуации и ожиданием и психопатизацией – болезненным следованием внутренним установкам без учета внешних условий.

Нарушения когнитивного самосознания

Когнитивный аспект самосознания может подвергаться воздействию патогенных фактров, в результате которых развиваются следующие нарушения:

  • Деперсонализация;
  • Криптомнезия;
  • Отчуждение или присвоение ролей;
  • Нарушение единичности личности;
  • Расщепление личности.

Замечание 1

Данные нарушения связаны с искажением образа Я, отторжением либо напротив включением в него какого-либо содержания. Большинство нарушений может проявляется на одном из трех уровней.

Соматопсихический предполагает искажение ощущения собственного тела. Так при деперсонализации человек перестает ощущать часть тела как свою собственную. При нарушении единичности у него возникает стойкое ощущение существования двойников, которые полностью повторяют его действия.

Аллопсихический уровень характеризуется искажением обстановки, окружения пациента. Для деперсонализаци характерным признаком будет выступать переживание искуственности окружающего мира, ощущения что все происходит «не со мной». При науршении единичности, для пациента дублируются значимые объекты и субъекты его окружения – врачи, родственники, больницы.

Аутопсихический уровень отражает болезненные изменения собственно психологических переживаний. Деперсонализация предполагает отказ от собственных чувств или мыслей, что часто возникает как форма психологической защиты на травмирующую ситуацию. Присваивание, напротив, будет характеризоваться приписыванием себе чужих эмоций. Нарушение единичности будет переживаться как существование множества идентичых Я, которые хотя и независисмы друг от друга, но являющихся одним целом, а расщепленное сознание, напротив, характеризуется возникновением качественно разных личностей, которые не только независисмы, но и не представлены друг другу непосредственно.

Функциональные и  структурные компоненты профессионального самосознания: когнитивный,  мотивационный, эмоциональный, операционный.

А.А. Деркач и О.В. Москаленко в своих работах выделяют функциональные и структурные компоненты профессионального самосознания: когнитивный, реализующийся в самопознании; мотивационный, реализующийся в самоактуализации; эмоциональный, реализующийся в самопонимании; операциональный, реализующийся в саморегуляции. Рассмотрим каждый из этих компонентов более подробно.

Когнитивный компонент. По мнению ученых, самопознание является начальным звеном, образующим самосознание. Осуществляя самопознание, то есть, обращая психическую деятельность на исследование самого себя, человек производит сознательную оценку своих поступков и себя в целом. Выявление особенностей процесса самопознания должно раскрыть то, как человек получает знания о себе, как развивает это знание, как из единичных ситуативных образов оно формируется в понятие, отражающее сущность человека, в которой и выражается степень его общественной ценности. А соотнесение знания о себе с социальными требованиями и нормами дает ему возможность определить свое место в системе общественных отношений. В процессе взаимодействия с внешним миром человек, выступая активно действующим лицом, познает его, а вместе с тем познает и себя. Если любая вещь, явление могут быть познаны через соотношение с другими вещами или явлениями, через процесс выявления их многочисленных взаимосвязей, то и самопознание человека может осуществляться лишь через отношение данного человека к другим людям, через разнообразные формы связи его «Я» с «Я» других. Представление индивида о самом себе, как правило, кажутся ему убедительными независимо от того, основываются ли они на объективном знании или объективном мнении, являются ли они истинными или ложными. Конкретные способы самовосприятия, ведущего к формированию образа «Я», могут быть самыми разнообразными.
     Исследователи считают, что для общей характеристики процесса самопознания необходимо учитывать и следующее важное положение. Самопознание, как и всякая другая форма познания, не приводит к конечному, абсолютно завершенному знанию. Любой объект познания, а человек в этом качестве особенно, является неисчерпаемым. Поэтому всякое знание о себе является единством противоположностей — относительного и абсолютного. Относительность знаний о себе обусловлена постоянными изменениями во времени реальных условий жизнедеятельности и самого человека. Нередко наблюдаются расхождение между реальными изменениями человека и тем, что отражено им в образе самого себя, то есть новое в психологическом развитии человека еще не стало содержанием его знания. Недостаточно четко осознавая появившееся новое в себе, человек как бы с опозданием его «открывает» и до этого времени пользуется старыми знаниями о себе, старыми оценками, хотя они уже на самом деле не соответствуют содержанию нового психологического образования и объективному его проявлению. Постоянная изменчивость знания о себе в процессе самопознание не означает, что знания не могут быть истинными. Знания, которые на данном этапе развития человека верно и полно отражают представления о его реальном месте в обществе, во взаимоотношениях с людьми, являются истинными и подчеркивают момент объективности познания человеком самого себя. Итак, по мнению ученых, самопознание как процесс проявляется в непрерывности его движения от одного знания о себе к другому знанию, его уточнению, углублению, расширению и т.д. В своих работах исследователи показали, что основным условием, определяющем непрерывность изменения знаний о себе, является динамизм самой реальной действительности и взаимодействий с другими людьми. В связи с необходимостью адекватной адаптации человека в окружающих его социальных условиях он должен все время обращаться к своему «Я», совершенствовать знания о себе, прежде всего с целью дифференцированного регулирования поведения.

Вступая в общение в процессе деятельности или в других формах взаимодействия, люди одновременно познают и друг друга. Познание других начинается с наблюдения за внешними его проявлениями в деятельности или в общении. Психологические особенности личности, содержание ее внутреннего мира — взгляды, социальные установки, отношения, ценности, эмоциональность, характер и другие — всегда проявляются или прямо, или в разнообразных косвенных формах в тех или иных действиях, поступках, в целостной линии поведения.

Критерием оценок знаний о другом являются моральные установки данной личности, сформировавшиеся под влиянием соответствующих требований общества. По мнению А.А. Деркача и О.В. Москаленко, индивидуализация их преломления у каждой личности сказывается и на общем характере этих критериев, на содержании оценки знания о другом.

Следовательно, познавая особенности другого в процессе общения, мы выделяем и свое отличие от него. Познавая другого, человек начинает всматриваться в себя, сравнивая себя с ним.
     По мнению ученых, самопознание — это сложный, многоуровневый процесс, индивидуализированный во времени. И.И. Чеснокова условно и в общей форме разделяет его на два уровня:

  • самопознание осуществляется через различные формы соотнесение самого себя с другими людьми, т.е. при таком познании себя человек преимущественно опирается на внешние моменты, включая себя в сравнительный контекст с другими. Основным внутренним приемом такого самопознания является самовосприятие и самонаблюдение. Однако, на стадии более или менее зрелого самопознания включается и самоанализ;
  • человек оперирует уже готовыми знаниями о себе, в какой-то степени сформированными, полученными в разное время в разных ситуациях. Ведущими внутренними приемами данного уровня самопознания являются самоанализ и самоосмысливание, которые опираются на самовосприятие и самонаблюдение.

Эмоциональный компонент. Для самосознания наиболее значимо стать самим собой (сформировать себя как личность), остаться самим собой (невзирая на отрицательные воздействия) и уметь поддержать себя в трудных состояниях и условиях, при этом понимая самого себя. По мнению ученых, самопонимание позволит расширить представление о природе «Я». Исследователи рассматривают самопонимание как необходимый момент процесса самосознания. Причем это личностное образование не сводится ни к самопознанию, ни к самоотношению, ни к знаниям о себе. По мнению ученых, эти понятия ни в коем случае не составляют синонимический ряд. Каждое из перечисленных понятий имеет свою системную нагрузку в структуре самосознания.

Становление и развитие самопонимания как процесса и результата неотделимо от развития личности в целом и зависит от специфического способа жизнедеятельности. Вместе с тем самопонимание выступает внутренним условием, в значительной степени определяющим развитие личности и формирование индивидуально-типологических особенностей ее структуры. Очень важно быть равным себе и очень важно себя узнавать. И отсюда вытекает не менее важное понимание того, что Я — это Я. Поэтому когда человек произносит «Я», его внутренние переживания являются весьма значимыми.

Процесс самопонимания обуславливает изменение представлений о себе, посредством формирования проблем, задач и их решения происходит соотнесение нового знания с некоей системой ценностей. Происходит возникновение «жизненных» задач и задач на определение своих возможностей. Решая «жизненную» задачу, человек определяет и особым образом осваивает качества, характеризующие его потенциально и ассоциируемые им с его «подлинным» существованием. Нет необходимости специально подчеркивать, что решение задач является существенно важным аспектом в образовании смысла знаний о себе, следовательно — самопонимания.

Самопонимание как процесс проявляется в непрерывном его движении от одного знания о себе к другому знанию, в формировании отдельных ситуативных образов и смутных, расплывчатых представлений к более или менее устойчивому понятию о себе. По мнению исследователей, самопонимание функционирует как процесс построения и коррекции образа «Я» (наполнение самосознания содержанием, связывающим человека с другими людьми и его жизнедеятельности). Знания о самом себе человек получает путем анализа ситуаций, в которых оказывается, их классификацией. Отношение личности к другим и отношение общества к личности в ситуации согласия, препятствий, конфликта, кризиса способствуют организации мышления о самом себе, постижению своего внутреннего «Я». Через оценки и ценности других людей, включенных в отношения личности, субъект приобретает свое место, место своего «Я» в обществе. Принимает или нет, как характеризует и переживает самого себя в качестве носителя систем социальных отношений, своеобразного социального объекта, по какой внутренней структуре построены когнитивные элементы самопонимания, какими являются и какую природу имеют отправные социальные точки самопонимания, т.е. прежние включения в социальные группы (самоотождествление с социальными группами разного типа), как они представлены в самопонимании — все это имеет личностное значение.

Содержанием самопонимания, в частности, является не только фактическая сторона достижений человека, ее прошлое, но и осознание возможностей («Я-реальное»), а также того, какой она хотела бы стать («Я-идеальное»). «Реальное Я» — установки, связанные с тем, как индивид воспринимает свои актуальные способности, роли, свой актуальный статус, т.е., с его представлением о том, каков он на самом деле. «Идеальное Я» — установки, связанные с представлением индивида о том, каким он хотел бы стать. Желаемые ценностные ориентиры «идеального Я» (качества, к формированию которых стремится индивид) определяют ближние и дальние цели в саморегуляции индивида; различие между «идеальным Я» и «реальным Я» может обеспечить необходимый источник мотивации для достижения желаемого (в этом случае можно говорить об организации и готовности к самопониманию).

«Идеальное Я» складывается из целого рода представлений, отражающих устремления индивида. Как показала К. Хорни, большое расхождение между «реальным» и «идеальным Я» нередко ведет к депрессии, обусловленной недостижимостью идеала. Г.У. Олпорт считает, что «идеальное Я» отражает цели, которые индивид связывает со своим будущим. Привлекающие качества «идеального Я» обозначают близкие и отдаленные цели индивида, а различие между «идеальным» и «реальным Я» обеспечивает необходимые для достижения целей предпосылки.

Самопонимание не бесстрастный процесс, оно эмоционально окрашено, приносит удовлетворение или горечь. Эмоциональная сторона самопонимания представляет собой своего рода сплав общего эмоционального отношения к себе и отношения собственно оценочного.

Важным компонентом самопонимания является самоуважение. Это понятие многозначно, оно подразумевает и удовлетворенность собой, и понятие себя, и чувство собственного достоинства, и положительное отношение к себе, и согласованность своего «актуального Я» и «идеального Я». Самоуважение выражает установку одобрения или неодобрения, указывает, в какой мере индивид считает себя способным, значительным, преуспевающим и достойным. Самоуважение — это личное ценностное суждение, выраженное в установках индивида к себе. Человек с высоким самоуважением считает себя не хуже других, верит в себя, верит в успех, при позитивных оценках окружающих добивается целостности. Низкое самоуважение, напротив, предполагает устойчивое чувство неполноценности, ущербности при низких оценках окружающих, что оказывает крайне отрицательное воздействие на эмоциональное самочувствие и социальное поведение личности; в итоге происходит конфликт самопонимания.

По мнению ученых, становление самопонимания происходит по нескольким направлениям: 1) открытие и осмысление своего внутреннего мира, когда начинается анализ своих эмоций не как производных от внешних событий, а как состояния своего «Я», и проявляется чувство своей особенности, непохожести на других, 2) появляется способность осмысления необратимости времени, понимание конечности своего существования (именно это понимание заставляет задуматься о смысле жизни, о своих перспективах, о своем будущем, о значении самого себя для общества, для самого себя), осмысление своих целей, жизненных устремлений, сущности и смысла самой личности, своего бытия, 3) формируется целостное и ценностное представление знаний о самом себе, отношений к себе, причем самопонимание не только выступает как характеристика анализа особенностей своего тела, внешности, привлекательности; осмысляются знания о себе в зависимости от конкретного случая, связанного с анализом собственных морально-психологичских, интеллектуальных качеств.

Мотивационно-целевой компонент. По мнению А.А. Деркача и О.В. Москоленко, содержание этого компонента реализуется через самоактуализацию. Актуализироваться — значит, становится реальным, существовать фактически, а не только потенциально. К. Роджерс считал, что личность обладает врожденной тенденцией к самоактуализации и стремление к ней проявляется в целенаправленном удовлетворении потребности в самоактуализации в ее жизненной реальности. Самоактуализация предполагает реализацию личностного потенциала и совершенствование человека. Самоактуализирующиеся личности, по определению А. Маслоу, полностью реализуют все, на что они способны. Они достигают намеченных профессиональных вершин. Важным моментом самоактуализации является принятие ответственности за свои действия. Самоактуализация — это постоянный процесс развития своих потенциальных возможностей с целью достижения творческой зрелости.

Внимание!

Если вам нужна помощь в написании работы, то рекомендуем обратиться к профессионалам. Более 70 000 авторов готовы помочь вам прямо сейчас. Бесплатные корректировки и доработки. Узнайте стоимость своей работы.

По определению В. Франкла, самоактуализация — это не конечное предназначение человека. Она является следствием и результатом осуществления смысла жизни. Выделяют несколько трактовок самоактуализации:

  • процесс актуализации возможностей личности;
  • полноценная реализация творчески и духовно богатой личности;
  • процесс саморазвития личности, ее личностного «роста изнутри»;
  • следствие интенциональности человеческой жизни и достижение ее смысла;
  • процесс творчески зрелой личности.

Самоактуализация как многомерная личностная категория состоит из разных личностно-профессиональных ориентаций. На основании теории самоактуализации А. Маслоу, идей Ф. Перлза и других теоретиков экзистенционально-гуманистического направления в психологии, а также «критических поведенческих индикаторов» Э. Шостром определил основные параметры, составляющие самоактуализацию:

  • ценностные ориентации,
  • гибкость,
  • сензитивность и спонтанность поведения,
  • самоуважение,
  • склонность к гармоничному восприятию окружающего мира,
  • контактность, межличная чувствительность и эмпатия,
  • стремление к приобретению знаний об окружающем мире, выражающееся в познавательной потребности,
  • творческая направленность, реализуемая в креативности.

Профессиональная самоактуализация, по мнению А. Маслоу, К. Рождерса, Ф. Перлза, Э. Шострома, Л.Я. Гозмана, выступает операциональным аналогом личностной зрелости. Высокий уровень самоактуализации способствует достижению творческой зрелости личности.

А. Маслоу определяет: «Самоактуализирующиеся люди все без исключения вовлечены в какое-то дело… Они преданны этому делу, оно является чем-то очень важным для них — это своего рода призвание». Все люди такого типа стремятся к реализации высших ценностей, которые, как правило, не могут быть сведены к чему-то еще более высокому. Эти ценности (среди них — добро, истина, порядочность, красота, справедливость, совершенство и др.) выступают для них как жизненно важные потребности. Существование для самоактуализирующейся личности предстает как процесс постоянного выбора, как непрестанное решения гамлетовской проблемы «быть или не быть». В каждый момент жизни у личности есть выбор: продвижение вперед, преодоление препятствий, неизбежно возникающих на пути к высокой цели, или отступление, отказ от борьбы и сдача позиций. Самоактуализирующаяся личность выбирает всегда движение вперед, преодоление препятствий.

Самоактуализация вместе с тем предполагает опору на собственные силы, наличие у человека самостоятельного, независимого мнения по основным жизненным вопросам. Это — процесс постоянного развития и практической реализации своих возможностей.

Операциональный компонент. Саморегуляция — это раскрытие резервных возможностей человека, а следовательно, развитие творческого потенциала личности. Применение приемов саморегуляции предполагает активное волевое участие и, как следствие, является условием формирования сильной, ответственной личности (что несомненно важно для руководителей управленческой структуры).

На психологическом уровне саморегуляция представляет собой интегративный сплав врожденных и приобретенных стратегий реагирования и готовности к определенной форме или способу взаимоотношения со средой.

Как отмечают многие авторы (Б.А. Вяткин, Б.И. Додонов), система психической саморегуляции имеет иерархическое строение и включает два уровня — произвольный и непроизвольный. Произвольная саморегуляция — это сознательная саморегуляция, которая всегда индивидуально и личностно окрашена. Благодаря произвольной саморегуляции возможности приспособления к различным трудным условиям могут возрастать и расширяться. На этом уровне реализуется личностная регуляция внутренней деятельности.

С.Л. Рубинштейн в ходе исследования психической активности субъекта также выделял две формы регуляции: побудительную и исполнительскую. Побудительную реакцию он связал с формированием стремления, выбором направленности, активности; исполнительскую — с обеспечением соответствия активности объективным условиям.

К.А. Абульханова в структуре личностной саморегуляции выделяет мотивы, чувства, волю, рассматривая их как детерминанты регуляции поведения и деятельности человека. Она отмечает, что «личностная регуляция, преодолевая внешние и внутренние препятствия, выступает как волевая линия деятельности. На этом уровне регуляция осуществляется не как действие одного мотива, а как сложное личностное решение, в котором учитываются желательное и нежелательное и их конкретно изменяющееся отношение по ходу деятельности».

Развивая идеи С.Л. Рубинштейна о становлении человека субъектом своей жизнедеятельности, К.А. Абульханова говорит о трех уровнях развития саморегуляции, представляющих собой соотношение внешнего (требований к выполнению деятельности) и внутреннего (свойства личности). Если на первом этапе личность согласовывает свои особенностями с нормами деятельности, на втором — совершенствует качество деятельности путем оптимизации своих возможностей, то на третьем уровне личность как субъект деятельности вырабатывает оптимальную стратегию и тактику, проявляя творческий характер своей активности. На этом уровне личность может выходить за пределы деятельности, повышая меру трудности, осуществляя такие формы личностной регуляции, как инициатива, ответственность и т.д. С ее точки зрения это и есть психологический механизм «авторской позиции личности» в профессиональной и любой другой деятельности.

В психологии доказано, что процесс развития личности проявляется в увеличении роли внутренних факторов и совершенствовании саморегуляции. Только тот, кто готов управлять собой и изменять внешние обстоятельства, кто признает себя субъектом собственной жизнедеятельности, при наличии соответствующих умений действительно демонстрирует высокий уровень развития саморегуляции, без чего невозможно представить руководителя любой организации.

Таким образом, ученые рассматривают саморегуляцию как специфическую деятельность субъекта, имеющую индивидуальную структуру и стиль. Индивидуальный стиль саморегуляции определяется взаимодействием разноуровневых механизмов, реализующих процесс саморегуляции, то есть можно говорить о саморегуляции как о системе психотехнологий, направленных на развитие профессионального самосознания личности.

Высокий уровень развития саморегуляции, который объективно выражается в тонкости, дифференцированности и адекватности всех осознанных интеллектуальных, эмоциональных, поведенческих реакций, поступков, вербальных проявлений и т.д., дает основание предполагать и наличие достаточно зрелого состояния развития самосознания в целом.

Можно сказать, что наиболее сложные формы саморегуляции возникают и как завершающий этап самосознающей себя личности.

Рассмотренные функциональные компоненты профессионального самосознания между собой взаимосвязаны, и их выделение может быть принято только условно. Эти компоненты реализуются в двух планах. В объективном плане их показателем выступает профессиональное мастерство, в субъективном — Я-концепция. На профессиональное мастерство как целостное образование воздействуют внешние (профессиональное обучение, социум, его требования, мораль и др.) и внутренние ( самоактуализация, самопознание, саморегуляция, самопонимание) условия, в результате чего изменяется Я-концепция. И наоборот, изменяющаяся Я-концепция воздействует на профессиональное мастерство.

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Мнение | Что психология говорит нам о самосознании

Одним из самых тревожных открытий современной психологии является то, что мы часто не знаем, почему делаем то, что делаем. Вы можете спросить кого-нибудь: почему вы выбрали этот дом? Или почему вы вышли замуж за этого человека? Или почему ты пошел в аспирантуру? Люди придумывают какую-нибудь правдоподобную историю, но часто они действительно не понимают, почему они выбрали то, что сделали.

Конечно, у нас есть сознательное я, голос в нашей голове, но это сознательное я имеет ограниченный доступ к частям мозга, которые являются фактическими источниками суждений, решений проблем и эмоций.Мы знаем, что чувствуем, но не знаем, как и почему мы туда попали.

Но мы также не хотим признаваться, как мало знаем о себе, поэтому сочиняем какую-нибудь сказку, небылицу. Как пишет Уилл Сторр в своей превосходной книге «Наука рассказывания историй»: «Мы не знаем, почему мы делаем то, что делаем, или чувствуем то, что чувствуем. Мы болтаем, когда теоретизируем о том, почему мы в депрессии, мы болтаем, когда оправдываем наши моральные убеждения, и мы болтаем, когда объясняем, почему нас трогает музыкальное произведение».

Или, как выразился Николас Эпли в своей столь же превосходной книге Mindwise: «Ни один психолог больше не просит людей объяснять причины их собственных мыслей или поведения, если они не заинтересованы в понимании повествования.

Признаюсь, мне не нравится эта находка. Это ранит мое чувство собственного достоинства. Мне нравится думать, что я — мое сознательное я — каким-то образом живу своей собственной жизнью по понятным мне причинам. Я не просто марионетка на нервных нитях.

Мне также нравится думать, что мы действительно можем понять, почему мы делаем то, что делаем. Например, Джордж Оруэлл написал прекрасное эссе под названием «Почему я пишу», в котором изложил веские причины, по которым он стал писателем: он хотел казаться умным на публике, ему нравилось играть языком, ему нравилось понимать вещи, он хотел изменить направление событий.Мне нравится думать, что остальные из нас могут достичь по меньшей мере половины точного самопознания своих мотивов, как это сделал Оруэлл.

Наконец, мне жаль всех тех людей — от Рене Декарта до современных ораторов, — которые говорили, что ключ к жизни — это «познать себя», «заглянуть внутрь себя» и «делать внутреннюю работу». Этот совет кажется нарциссической ерундой в свете недавних исследований.

Я связался с группой психологов и психотерапевтов, которыми я действительно восхищаюсь, чтобы помочь мне отвергнуть господствующую теорию, чтобы я мог чувствовать себя лучше.

Я спросил Мэри Пайфер, легендарного терапевта и автора «Возрождения Офелии» и многих других книг, задавала ли она своим пациентам вопросы «почему». Она сказала, что предпочитает вопросы типа «что, когда, где и как». Когда вы замечаете чувство неполноценности? По сути, она хочет, чтобы клиенты стали более внимательными наблюдателями за собственным поведением.

На самом деле она не просит их заняться самоанализом, как мы это обычно понимаем. Она просит их использовать умственное оборудование, которое люди могут использовать для оценки поведения других, и использовать его для оценки собственного поведения.Возможно, лучший способ увидеть себя — это вырваться из обманчивых спиралей размышлений собственного самосознания и подумать о себе в третьем лице.

Она также считает само собой разумеющимся, что рассказывать истории о себе — это лучшее, что мы можем сделать. Она говорит, что люди приходят к ней с «насыщенными проблемами» историями, и она пытается перевести их на другие истории, которые дадут им чувство контроля и гордости.

Затем я связался с Дэном МакАдамсом, ученым с Северо-Запада, который специализируется на том, как люди рассказывают истории своей жизни.МакАдамс также сомневается, что мы когда-либо сможем действительно узнать, почему мы что-то делаем, поэтому мы вынуждены прибегать к нарративам или тому, что он называет «личными мифами».

Эти рассказы неизбежно проблематичны. Наше прошлое не является устойчивым набором свидетельств, из которых мы можем извлечь объяснения наших действий. Мы постоянно реконструируем наше прошлое, исходя из текущих целей. Более того, наши объяснения нашего поведения могут быть просто неправильными или корыстными. Парень может думать, что у него не получается в отношениях, потому что он так и не смог забыть девушку, которая бросила его в колледже, но может быть, у него просто высокая степень невротизма, с которой он никогда не сталкивался.

Для МакАдамса одни истории лучше других. Истории, которые ближе к тому, «что было на самом деле», более достоверны, чем те, которые искажены самолестью и самоутверждением. С другой стороны, и здесь есть напряжение, мы хотим, чтобы наши истории были позитивными и подтверждающими. Американцы, как обнаружил МакАдамс, склонны рассказывать истории об искуплении: я поднимался, я колебался, я возвращался лучше.

И все же, если качество наших историй о себе так важно, куда нам обратиться, чтобы научиться ремеслу рассказа о себе? Разве не должно быть какое-то учреждение, которое учит нас пересматривать наши истории через жизнь, чтобы нам не пришлось годами страдать и заканчивать лечение?

Я позвонил Лори Готтлиб, автору книги «Может быть, вам стоит поговорить с кем-нибудь.Она также рассматривает терапию как форму редактирования историй. Но она гораздо более оптимистична в том, что мы действительно можем добраться до источников нашего поведения. Мы действительно можем понять наши «почему». На самом деле, она говорит, что это необходимо.

Во-первых, люди добились огромного прогресса в понимании корней своего поведения. Если вы боитесь близости и склонны к эмоциональному избеганию, вы можете обратиться к теории привязанности, чтобы понять, как модель привязанности, которую вы усвоили в детстве, влияет на ваши отношения сегодня.Более того, если вы посмотрите на модели своей жизни — вы, как правило, бросаете отношения примерно через три месяца — вы можете различить основные причины. Вы делаете что-то неприятное в три месяца по какой-то причине, и постепенно вы можете понять источник, «почему» этой модели поведения.

Готтлиб говорит, что если вы просто попытаетесь изменить свое поведение, не понимая его источника, вы никогда не добьетесь устойчивых изменений. Вы должны понять «почему», чтобы вы могли распознать поведение, когда оно повторится, и решить, что заставляет вас вести себя так, как вы делаете.

Наконец, я позвонил Эпли, автору книги «Умный разум». «Два десятилетия, проведенные за изучением чтения мыслей, действительно подчеркнули важность смирения в жизни», — сказал он. «Оба признают, что у нас нет привилегированного доступа к нашему разуму, поэтому снизьте свою уверенность в себе, и мы также не знаем других людей так хорошо, как мы думаем».

Возможно, мы не можем познать себя с помощью процесса, который мы называем самоанализом. Но мы можем достичь довольно хорошего самосознания путем экстраспекции, внимательно наблюдая за поведением.Эпли подчеркнул, что мы можем обрести истинную мудрость и довольно хорошее самосознание, глядя на поведение и реальность в лицо, чтобы создавать более точные нарративы.

Может быть, достоинство быть человеком не в том, чтобы быть Ахиллесом, смелым, легкомысленным актером. Возможно, величайшее человеческое достижение — быть Гомером, мудрым рассказчиком. Рассказывая все более точные истории о себе, мы посылаем различные убеждения, ценности и ожидания в сложные глубины нашего разума, и — так, как мы никогда не понимаем — это приводит к лучшим желаниям, лучшему принятию решений и более благодатной жизни. .

Парадокс самосознания | Edge.org

ПАРАДОКС САМОСОЗНАНИЯ

Один из центральных вопросов, которые я задаю себе, заключается в том, как вписать человека в наше современное понимание как естественнонаучных фактов, так и социальных, общих ментальных и интерпретационных фактов, обнаруженных гуманитарными и социальными науками. Где мы находим человека и что мы знаем о себе из гуманистических, исторически ориентированных исследований по сравнению с современными технологиями, цифровой сферой, передовыми исследованиями в физике, неврологии и т. д.?

Центральным объектом философии является человек и его положение в безмозглой вселенной. Как мы вписываемся в реальность с нашим перспективным мышлением? Это в основном вопрос, над которым я работаю, используя различные инструменты, которые, надеюсь, подходят для решения этого очень сложного вопроса.

Одним из инструментов, которые я использую, является целая коробка категорий современной теоретической эпистемологии. Эпистемология задает следующие вопросы: Что такое знание? Как далеко простираются знания? Что мы можем на самом деле  знать о вселенной и о себе как о знающих вселенную?

Многие люди думают, что есть проблема с тем, как мы можем вписать сознание или разум в безмозглую вселенную.Но в начале этого предприятия возникает еще более глубокая проблема: как мы можем познать себя как знающих и свое положение во вселенной?

Для того, чтобы знать что-либо о вселенной, необходимо иметь с ней причинную связь. Мы не можем ничего знать о Вселенной, не вмешиваясь в нее в той или иной степени. Мы не знаем ничего существенного о Вселенной априори, то есть просто думая о ней. Мы не открыли бозоны, усиленно размышляя о составе физической реальности; нам пришлось проводить мысленные эксперименты и разрабатывать правильные математические инструменты, чтобы проверить, соответствует ли наше понимание Вселенной фактам.Проверка мысленных экспериментов требует причинного вмешательства. Таким образом, пределы каузального вмешательства являются реальными физическими препятствиями для человеческого познания. В настоящее время мы не знаем, где именно (если вообще когда-либо) мы достигнем потолка знаний. В любом случае, современная наука говорит нам, что в принципе невозможно знать абсолютно все о физической реальности. Просто существуют научные причины, лежащие в основе исследования метафизических вопросов, т. е. фактов, находящихся за пределами поля зрения физики и физического вмешательства.

Существует петля обратной связи между некоторыми гипотезами, которые у нас есть относительно функционирования Вселенной, с учетом того, что мы знаем из предшествующих исследований, и определенных ожиданий относительно будущего науки. В этой петле обратной связи мы в настоящее время обнаруживаем, что существуют пределы того, что мы можем знать о вселенной. Например, мы можем знать что-либо о Вселенной только в той мере, в какой она поддается наблюдению. Мы также знаем, что части Вселенной невозможно наблюдать с помощью наших нынешних инструментов.Например, мы недостаточно знаем о темной материи и темной энергии, кроме того факта, что они существуют и что существует определенное соотношение темной материи и темной энергии, лежащее в основе принципов наблюдаемой Вселенной. Есть огромный кусок вселенной, который в настоящее время недоступен для экспериментов.

Даже когда мы обнаружим более сложные методы, могут существовать другие части вселенной, недоступные для возможных исследовательских проектов, осуществляемых сущностями, такими как люди, во вселенной.Чтобы узнать что-либо о вселенной, нужно изменить вселенную, пусть даже в очень незначительной степени. Проведение эксперимента означает вмешательство в целевую систему, которую я исследую, потому что мы во вселенной .

То же самое относится и к человеческому разуму. Возьмем общее психическое состояние, в котором я сейчас нахожусь. Я чувствую себя определенным образом, у меня есть определенные мысли, я пытаюсь ответить на определенные вопросы, я просматриваю свою психическую историю и взвешиваю причины, которые говорят вслух. в пользу того, во что я верю (а также против этого), чтобы я мог получить разумную точку зрения на мою собственную точку зрения.Делая это, я меняю свое общее психическое состояние, думая об этом. Это и называется парадоксом самосознания . Если я осознаю сознание, если я сознательно думаю о мышлении, я меняю состояние, к которому стремлюсь, потому что мое общее ментальное состояние теперь другое. Я мог бы использовать еще одно состояние третьего порядка, чтобы думать о том, что я думаю о мышлении, но это все усложняет и не помогает мне, так сказать, выйти за пределы кожи моей мысли.

Существует связанная с этим языковая проблема, которая часто упускается из виду в современной науке о сознании. Если вы посмотрите на историю письменности и литературы 20-го века, «Письмо лорду Чандосу» великого австрийского писателя Гуго фон Хофмансталя указывает именно на это. Когда мы формулируем наше представление о себе в каком-либо лингвистическом или техническом коде (таком как научная модель), описывая нас как «сознательных», «рациональных» или любых других мыслящих животных, сам язык не гарантирует, что что-либо в физическая или биологическая реальность соответствует именно этому понятию.Откуда мы знаем, что мы сознательны, не зная, что английское слово «сознание» обозначает что-то в реальности, которая не состоит из слов (но, скажем, из нейронов)?

Со времен Платона и Аристотеля философия пыталась разрешить парадокс самосознания. Моя текущая работа сосредоточена на последствиях парадокса самосознания на стыке гуманистических и научных исследований природы человеческого Я.

Подумайте, например, об искусственном интеллекте.Я думаю об искусственном интеллекте, грубо говоря, с точки зрения моделей мыслительных процессов. В то время как наши алгоритмы используют модели мышления людей (которые мы создали, несмотря на то, что их выполнение в передовых вычислительных машинах становится все более независимым от нашего контроля), эти модели не идентичны тому, как мы думаем. ИИ чужды и странны для нас именно потому, что они буквально не думают так, как думаем мы. Это создает проблему, как мы можем сравнивать искусственный интеллект, в какой степени мы вообще понимаем его внутреннюю работу, и человеческий интеллект.Разработка общей основы для понимания различных видов интеллекта приводит нас именно к парадоксу самосознания.

Используя человеческий, биологически обоснованный интеллект, как я могу узнать, что такое интеллект, не вмешиваясь в систему, которую я пытаюсь изучать? Искусственный интеллект явно изменил способ мышления людей. Человеческий интеллект значительно изменился в результате недавней цифровой революции. Я думаю, разумно предположить, что люди стали более разумными благодаря использованию передовых технологий.Нам не нужно сливаться с ИИ (например, вживляя чипы в наш мозг), чтобы наше сознание изменилось. ИИ может напрямую вмешиваться в наш разум, как это происходит при повседневном использовании цифровых технологий, которые, очевидно, изменяют подсистемы нашего мозга. Наш мозг — это не просто набор запрограммированных структур, он постоянно перестраивается. Учитывая, что наш разум не полностью идентичен нашему мозгу и что мы так или иначе не знаем всего о конкретных отношениях между определенными ментальными событиями и физическими событиями, мы не должны исключать того, что мы уже сливаемся с ИИ.Это одна из тем, над которой я сейчас работаю.

Понятие интеллекта может иметь множество различных определений. Выяснение того, какое определение отражает сущность интеллекта, является еще одним примером парадокса самосознания. Нам нужно знать, что такое интеллект, используя интеллект. Не существует боковой точки зрения, когда мы просто сравниваем интеллект как таковой с нашим определением интеллекта. Мы должны работать изнутри разведки.

В настоящее время я использую следующее определение: Интеллект — это способность (парадигматически воплощенная в млекопитающих, таких как читатели этих строк) решить данную проблему за заданный промежуток времени.Одна система более интеллектуальна, чем другая, в той мере, в какой она решает одну и ту же проблему быстрее. В связи с этим у нас есть психометрические методы измерения интеллекта, что соответствует давнему представлению об IQ. Таким образом, измеримый интеллект является формой биологически обоснованной эффективности. Это не исключает того, что небиологические ИИ могут быть действительно разумными; это зависит от того, что они должны иметь и решать проблему в первую очередь.

Учитывая, что я гораздо быстрее решаю свои бытовые проблемы со своим смартфоном, я тем самым стал умнее.И если это мера интеллекта, то гораздо разумнее визжать самому в лучший ресторан, чем просто спрашивать друзей. Благодаря цифровой инфраструктуре я получаю информацию намного быстрее, и моя поведенческая система уже приспособилась к этой инфраструктуре. В этом отношении человеко-машинный интерфейс сделал нас намного умнее, чем раньше. Возможно, это уже способ слияния с ИИ без необходимости улучшать наш мозг. Они могут быть достаточно хороши для определенной формы слияния, и, как Сьюзан Шнайдер утверждает в своей книге «Искусственный вы: ИИ и будущее вашего разума », это также может быть единственной рекомендуемой формой слияния людей и ИИ.

Меня это беспокоит гораздо больше, чем перспектива появления сверхразума. Почему нас так волнует вопрос о том, смогут ли наши системы искусственного интеллекта взять на себя всю сферу обработки информации? Это потому, что нас интересует наше положение во Вселенной и наш человеческий интеллект. В противном случае мы могли бы просто позволить нашим компьютерам запускать свое программное обеспечение и воспроизводить себя самым разумным образом. Почему это вообще угроза? Именно потому, что он меняет на .Сверхразум представляет для нас угрозу, поэтому нам срочно нужно разобраться, кто это: мы.

Парадокс самосознания имеет интересные методологические разветвления, которые люди больше не воспринимают всерьез. В каком-то смысле мы начали забывать то, что раньше называлось «лингвистическим поворотом», в котором была доля правды.

Представьте, что мы хотим выяснить, каков минимальный нейронный коррелят сознания. Что можно забрать из моего тела, прежде чем я потеряю сознание? Что бы это ни было, чего вы абсолютно не можете отнять, это было бы хорошим кандидатом на роль минимального нейронного коррелята сознания.Мы все верим, хотя и не знаем этого полностью, что нет сознания без нейронного коррелята. Таким образом, для моего существования должна быть какая-то часть мозга.

Но подождите! Что именно мы ищем? Дело не в том, что английское слово «сознание» имеет только одно значение, которое мы можем рассмотреть и найти коррелят этого значения в нервной системе человека. Почему одно конкретное значение английского слова «сознание» должно быть представлено в мозге? Мозги, очевидно, развились до появления английского языка, так что в мозгах нет ничего английского.Примечательно, что значение английского слова «сознание» не имеет точного эквивалента во всех существующих естественных языках. Немецкое слово Bewusstsein и французское слово совесть имеют другие значения, и ни одно из них точно не отражает значение «сознания» в подразумеваемом смысле «субъективного опыта» или «на что похоже быть кем-то» и т. д. Китайский имеет по крайней мере пять слов для того, что мы называем сознанием, которые буквально не отображаются в словарных значениях сознания на английском языке.На каком значении мы фокусируемся, когда ищем сознание в мозгу или в подсистеме мозга? Невозможно решить эту проблему до того, как мы начнем исследовать сознание. Простой выбор любимого значения не гарантирует, что мы задаем хорошие вопросы.

Философия вместе с лингвистикой и другими гуманитарными дисциплинами могла бы внести значительный вклад в преодоление той глубокой методологической проблемы, которую я называю «сложнейшей проблемой». В какой-то степени эта проблема даже сложнее, чем «трудная проблема» того, как феноменальное сознание — чувства, ощущения и тому подобное — вписывается в бездумную реальность.Это хороший вопрос, как только значения установлены, но есть еще более сложная методологическая проблема: как мы определяем, что искать в центральной нервной системе, когда мы говорим о минимальном нейронном корреляте сознания.

Существует реальная проблема, как мы можем объединить лингвистику и другие гуманитарные науки, которые изучают естественные языки и человеческое представление о себе, с передовыми исследованиями о человеке и его положении в космосе в естественных науках.Вот причина для этого: нам лучше иметь какой-то ответ на то, что такое человек. Мой предлагаемый ответ на этот вопрос заключается в том, что человек — это животное, которое иногда ведет жизнь в свете вопроса о том, как оно вписывается в безмозглую вселенную. Мы не делаем этого все время. Философ, возможно, делает это чаще, потому что нам платят за то, чтобы мы думали об этом.

У каждого человека есть представление о том, что значит быть человеком. Некоторые люди ошибочно полагают, что у них есть бессмертная душа, и что быть человеком означает быть брошенным в злой космос, чтобы Бог мог проверить ваши психические состояния.Миллиарды людей считают, что какая-то версия теории души верна. Другие думают, что они изощренные обезьяны-убийцы, созданные для распространения своих генов. Есть разные способы думать о том, что значит быть человеком. Но лучше бы им всем иметь что-то общее, иначе человек, верящий в бессмертную душу, и эволюционный психолог, считающий, что ментальные состояния фундаментально приспособлены к определенным фундаментальным биологическим целям, не были бы людьми в одном и том же смысле.Великий Ричард Докинз и Папа Франциск оба люди, так что это не может быть различием между ними двумя.

Итак, мое предложение состоит в том, чтобы сказать, что инвариантом человеческого существа является именно способность дать отчет о том, как вы вписываетесь в самую большую возможную область — реальность в целом. Если вы делаете это, вы вовлечены в деятельность по превращению себя в животное, которым мы оказались. Люди — это не просто старые животные, это животные, которые изо всех сил стараются не быть животными.Как однажды выразился философ Стэнли Кавелл: «Нет ничего более человеческого, чем желание отрицать свою человечность».

Гуманитарные, социальные и философские науки проводят важные исследования о том, как люди думают о себе, и разрабатывают языки, чтобы зафиксировать их ощущение себя. Мы должны принимать во внимание эти исследования, в том числе теологические факультеты, не потому, что мы обязательно верим в то, что Бог есть и что у нас есть бессмертная душа, а потому, что нам нужно смотреть на то, как и почему люди думают о себе как об оснащенных с (или без) бессмертной душой.Недостаточно указать, что теория души является иллюзией, если мы не можем объяснить в гуманистических терминах, как возникла эта иллюзия. Ибо иллюзия не может быть жестко запрограммирована и ее невозможно преодолеть, иначе великие философы разума, такие как Дэниел Деннет, не могли бы даже претендовать на преодоление ее посредством интерпретации научных исследований.

Что мы часто делаем в 21 веке, так это заключаем эти вопросы в скобки и делаем вид, что мы уже знаем все о человеке, чтобы быть в безопасности, утверждая нашу животность.Мы животные, но что именно это означает? Мы также не животные в буквальном смысле, в каком все другие животные являются животными. Есть различие. Мы построили Нью-Йорк, компьютеры, но, что более важно, мы думаем о том, что значит быть животным.

Безусловно, мы разделяем фундаментальные поведенческие черты с другими животными, потому что мы развивались по одним и тем же принципам, но наши умственные способности значительно и по структуре превосходят все, что мы до сих пор наблюдали в других местах животного царства.

~ ~ ~

Философия по своей сути является метанаукой высшего уровня. Это дисциплина, изучающая рациональные основания разделения труда в научных кругах. Учебные дисциплины идут по кафедрам, и структура менялась на протяжении веков. Среди прочего, философы задаются вопросом, как идеально сочетаются такого рода приобретение знаний в разных областях. Каковы рациональные, в том числе научные, причины, по которым существуют физический факультет, биологический факультет, химический факультет, немецкий литературный факультет или японский исторический факультет? Почему у нас это есть? Роль философии в научных кругах состоит в том, чтобы ответить на этот вопрос в диалоге со всеми другими дисциплинами.

Мы обучены думать о мышлении и спорить о структуре аргументов; вот почему логика возникла в философии. Многие другие дисциплины, современные и более поздние, имеют очень интересную философскую историю и предысторию. Подумайте об увлечении Алана Тьюринга философией. Я не думаю, что у нас был бы цифровой век без значительных прорывов в символической логике в 19 веке, подготовленных и, в некоторой степени, осуществленных такими философами, как Бертран Рассел, Готтлоб Фреге, Альфред Норт Уайтхед и Джордж Буль.Они подготовили почву для цифровой эпохи и компьютерных наук высокого уровня, которые являются главной движущей силой современной глобальной цивилизации.

Философы делают все мета. Поднимаемся на один уровень вверх. Кто-то задает вопрос, заходит в тупик, а потом философы спрашивают, почему тупик. Вот почему философия также может быть полезна для других дисциплин, потому что она помогает нам критиковать способы мышления и придумывать новые способы мышления о человеке, об интеллекте и т. д.Вот как я думаю о философии в целом.

В современном климате философия играет много ролей. Один из них заключается в том, чтобы довести постмодернизм до окончательного завершения. Другой — функция философии в различных кризисах, которую я подразумеваю под названием «реальность в кризисе». Люди очень беспокоятся о доступности фактов. Даже нейробиологи обеспокоены тем, что мы можем быть не в состоянии понять реальность из-за врожденных ограничений мозга или что вся наша перцептивная реальность — это иллюзия, вечно маскирующая вещь сама по себе — как и реальность.Идея о том, что реальность — это иллюзия, или тот факт, что нам нужны определенные формы инструментов, включая более или менее здоровый мозг, для обработки, очень затрудняет нам понимание того, как может существовать объективное знание фактов, поскольку когнитивный психолог Дональд Хоффман утверждал в своей книге Дело против реальности , в которой он говорит, что эволюция предоставила нам структуру ментального инструмента, которая скрывает от нас реальность.

В нынешнем социально-политическом климате есть парадокс, когда, с одной стороны, мы никогда не знали так много, как сейчас.Последние 200 лет, то есть современность, — это просто взрыв знаний и технологий. Мы явно живем в обществе знаний. С другой стороны, люди сомневаются в нашей способности знать факты, что даже привело к кризисам в демократии. Только подумайте о постправде, фейковых новостях и прочей ерунде, различных формах отрицания научных фактов, теориях заговора и т. д., которые распространяются в социальных сетях и которых не было бы без крупных научных прорывов современности.

Существует двойная угроза объективности.Я бы определил объективность как свойство человеческого разума понимать вещи правильно или неправильно. Мы часто делаем все правильно. Например, благодаря ядерной физике мы знаем о ядрах больше, чем, скажем, Исаак Ньютон или досократики. Мы получаем атом лучше, чем Демокрит. Мы знаем, что у него есть ядро, и мы знаем кое-что о кварках и о том, как они связываются друг с другом. В силу нашей способности все делать правильно, мы иногда ошибаемся. Нами можно манипулировать именно потому, что мы можем познать реальность. У этой идеи есть двойная угроза.Одна — это внутренняя угроза, исходящая от самой науки, а другая — внешняя угроза, исходящая от постмодернизма. Как утверждает Роберт Проктор, существует целая система того, что он называет «агнотологией», которая состоит из методов создания невежества. Людей можно уговорить не знать того, что они знают, и это огромная проблема в эпоху цифровых технологий.

Внутренняя угроза связана с некоторыми открытиями о человеке; например, наши когнитивные предубеждения, тот факт, что наши рассуждения в реальных обстоятельствах вовсе не идеальны, так что ни один человек никогда не ведет себя полностью рационально в течение длительного периода времени.Каждый человек представляет собой набор противоречий, о чем мы наверняка знаем из недавних прорывов в поведенческой экономике, психологии и неврологии. Мы ограничены замечательными способами. Но ограничены ли мы также и в знании своих пределов? Еще один важный пример парадокса самосознания!

Вот тут-то и появляется философия как метанаука , которая указывает на то, что знания бихевиористского экономиста о человеке не так предвзяты, как предубеждения, которые он или она обнаруживает.Это не предвзятое утверждение, что у нас есть предубеждения; это просто факт. Есть объективное знание. Ничто из того, что мы знаем из неврологии или психологии, никогда не должно стоять на пути признания нашей способности знать, какова реальность. Иначе на что мы претендуем? Это само по себе подорвало бы саму научную объективность.

Например, широко распространено мнение, что вся наша сознательная ментальная жизнь является своего рода иллюзией. Если бы сознание было иллюзией, то что я делаю, сознательно заявляя о своих знаниях как ученый? Глядя на свои инструменты, я сознательно занимаюсь выдвижением и обоснованием утверждений о знаниях о естественной реальности.Если я буду отрицать, что делаю это с помощью своих инструментов, тогда все рушится. Это «перформативное противоречие». Есть способы защитить эту точку зрения, называемую «иллюзионизмом», но она сопряжена с глубокими проблемами. Ясно, что ментальная жизнь не может быть иллюзией на всем пути вниз и вверх. Это внутренняя угроза объективности, вытекающая из человеческого самосознания.

Есть еще одна угроза объективности, столь же широко распространенная в современной культуре, а не только в научных кругах.Вы найдете эту угрозу в журналистике и политике. Эта угроза — постмодернизм. Согласно постмодернизму, наши притязания на знание — всего лишь выражение воли к власти, как выразились Фридрих Ницше и его французский последователь Мишель Фуко. Когда вы утверждаете, что знаете что-то, проявляете свою волю к истине или свою волю к знанию, то на самом деле вы делаете не что иное, как утверждение своей позиции власти. Итак, согласно постмодернистам, тот, кто получает Нобелевскую премию, ничего не открыл, скорее он или она просто самый влиятельный ученый в сообществе.

Сообщество, по мнению постмодернистов, решает, что считать истиной, и нет ничего, кроме признания того, что было бы истиной. Американский философ-постмодернист Ричард Рорти буквально защищал эту точку зрения. Это безумная точка зрения, но многие люди явно или неявно придерживаются ее версий. Подумайте, например, о вымышленном президенте Фрэнке Андервуде из «Карточного домика » , который красиво излагает эту точку зрения в строке «Нет справедливости, есть только завоевание», замечательно выраженной Кевином Спейси.С этим персонажем (и с актером, его играющим) связан целый ряд проблем, связанных с нашими социально-экономическими условиями, которые изучает социология, гуманистическая дисциплина, пропитанная парадоксами самосознания.

Многих людей смущает тот факт, что в утверждениях о знаниях есть что-то социальное. Массачусетский технологический институт — это сложная социальная система, без которой они не смогли бы открыть так много вещей. Почему MIT такой замечательный университет? Среди прочего, это отличная социальная система: она платит правильные зарплаты, предлагает правильные льготы, привлекает нужных людей.Но это не значит, что люди там ничего не открывают. Это постмодернистская путаница. Они думают, что социальность приобретения человеческого знания стоит на пути объективности.

Я пытаюсь создать целый набор концептуальных инструментов, модель объективности. Я также делаю то, что сделали бы ученые, а именно создаю модели для учета свойств моей целевой системы. Моя целевая система — это человек, и утверждения о происхождении знания от человека.Человек — это животное, которое знает замечательные факты, например, что он — животное. Это моя целевая система. Я хочу поставить объективность в нужное место.

К этому всеобщему проекту, который я называю «Новый реализм», я пришел как следствие собственного философского образования и академического воспитания. Я получил все свои степени по философии, докторскую степень и хабилитационное образование , которое необходимо получить в Германии, чтобы иметь право на штатные должности профессоров в Гейдельбергском университете.

Одной из сильных сторон этого отдела было то, что люди пытались преодолеть очень проблематичное разделение в области между «континентальной/европейской» и «аналитической» философией. Континентальная философия обычно означает просто постмодернизм. По сути, это идея о том, что мы не можем знать факты, что наука не имеет значения или представляет собой какую-то проблему. Я отверг все это. Континентальная философия похожа на континентальный завтрак в том смысле, что это плохой гибрид элементов европейской традиции.

Кроме того, есть аналитическая философия, которая обычно просто означает философию — приводить аргументы, приводить доводы и приспосабливать свою систему убеждений к лучшим доказательствам и лучшим контраргументам, просто улучшая себя, позволяя фальсифицировать себя лучшими аргументами и лучшими научными данными. Фактически различные европейские философские традиции сделали именно это: вспомните, как Аристотель открыл логику, Лейбниц разработал исчисление и внес свой вклад в изобретение компьютера, не говоря уже обо всех мыслителях эпохи Возрождения и т. д.Ближе к нашему времени Эдмунд Гуссерль был и математиком, и философом, и многие герои-основатели аналитической философии — немцы (например, Рудольф Карнап или Готлоб Фреге). То же самое можно сказать и о так называемых немецких идеалистах, которые были чрезвычайно осведомлены в науке своего времени.

Пытаюсь сочетать и европейские традиции без постмодернизма, и аналитическую философию. Это то, что я пытался сделать, будучи студентом. Затем великий философ Криспин Райт, который до сих пор преподает в Нью-Йоркском университете, приехал в Гейдельберг на серию семинаров, которые произвели на меня глубокое впечатление.Он проводил семинары по проблеме скептицизма, который говорит о том, что мы вообще ничего не можем знать, потому что, чтобы вообще что-либо узнать, мы должны исключить бесконечное множество гипотез, некоторые из которых невозможно даже проверить.

Например, откуда мне знать, что я не в сумасшедшем доме, галлюцинируя все это? Логически возможно, что я сейчас в таком сумасшедшем доме. Откуда мне знать, что я в Нью-Йорке, а не в Бонне, галлюцинируя, что я в Нью-Йорке? Учитывая, что для меня все будет выглядеть одинаково, есть смысл, в котором я не могу этого знать.Так обстоит дело с бесконечно многими другими гипотезами. Откуда мне знать, что я не в симуляции?

«Аргумент симуляции», возможно, является еще одной скептической гипотезой. Любая причина, по которой мы могли бы рационально полагать, что мы могли бы быть в симуляции, управляемой высшими существами, футуристическими человеческими инженерами или, возможно, сверхразумным ИИ, пытающимся изучить человеческую психологию, чтобы колонизировать нас, немедленно опровергается тем фактом, что предполагаемая причина просто смоделированная причина. Если мы находимся в симуляции, мы просто не можем понять это каким-либо образом.Иначе программисты были бы идиотами, если бы хотели держать нас в неведении!

Я начал беспокоиться о проблеме скептицизма и приехал в Нью-Йорк, чтобы поработать с одними из лучших эпистемологов и метафизиков, присутствующих здесь, в Нью-Йоркском университете. В то время я разговаривал с Томасом Нагелем, который стал моим наставником на несколько лет, и с философом Полом Богоссяном. Эти люди произвели на меня глубокое впечатление — Томас Нагель, Пол Богосян и другие деятели Нью-Йоркского университета, такие как Пол Хорвич, Стивен Шиффер и Беатрис Лонгенес.Это был очень хороший интеллектуальный климат для меня, как человека, только что защитившего докторскую диссертацию.

С тех пор, как я вернулся в Соединенные Штаты, я связался с другими первоклассными философами и учеными; в частности, целое сообщество японских физиков, преподающих на Западном побережье, таких как Хироси Оогури, руководитель Токийского института физики и математики Вселенной, и Ясунори Номура, ставший одним из моих собеседников по философским проблемам квантовой механики.

Я пытался под знаменем Нового Реализма примирить различные философские и научные традиции. Я ищу третий путь между различными напряжениями. В человеке есть нечто большее, чем тот факт, что мы представляем собой группу клеток, соединенных определенным образом. Люди не полностью идентичны какой-либо материальной энергетической системе, хотя я также думаю, что люди не могут существовать, не будучи частично основанными на материальной энергетической системе. Итак, я отвергаю как грубый материализм, согласно которому мы не что иное, как расположение клеток, так и грубый идеализм, согласно которому наши умы являются трансцендентными делами, таинственным образом заглядывающими во вселенную.Оба ложны, поэтому должен быть третий путь.

Точно так же должен быть и третий путь между постмодернизмом, отрицающим объективность притязаний на человеческое знание и науку в целом, и различными течениями в когнитивной науке, которые также угрожают объективности, конечно, не подрывая ее полностью (например, исследования по когнитивной науке). предубеждения лучше быть невосприимчивыми к предубеждениям второго порядка). Точно так же я считаю, что нам срочно необходимо примирить так называемую континентальную философию — европейские традиции в широком понимании — и аналитическую философию, которая означает философию в лучшем виде, когда она практикуется в англоязычном контексте; должно быть что-то среднее между ними.Это промежуточное пространство я называю новым реализмом.

«

Новый реализм» — это действительно серия исследовательских проектов. Мой собственный вклад в нее состоит из двух фундаментальных принципов, которые я изложил до сих пор. Все остальное, над чем я работаю, связано с этими двумя утверждениями.

Утверждение номер один состоит в том, что мы можем познать реальность такой, какая она есть, сама по себе. Если я знаю, что у меня две руки, то у меня две руки. Между моим успешным заявлением о том, что я знаю, что у меня две руки, и тем фактом, что у меня две руки, нет разрыва, даже несмотря на то, что мне нужно задействовать сложный нейронный механизм, чтобы воспринимать свои руки.Мои ощущения и сознательное восприятие моих рук искажены. В восприятии всегда есть элемент иллюзии, которую мы можем приспособить к фактам. Я переворачиваю руки, и оказывается, что у них две стороны, так что теперь я знаю, что у меня полная рука. Вот почему мы различаем объекты в восприятии. Мы обходим их, чтобы собрать больше точек зрения и проверить наше предположение. Наши глаза делают это сами по себе в форме саккад, и другие наши сенсорные модальности в равной степени собирают информацию о реальности, меняя точки зрения.Вот почему мы по существу являемся динамичными, органическими мыслителями-животными, чьи когнитивные способности развивались в течение длительного периода биологического времени, прежде чем мы стали явными самосознательными познающими.

Как только мы преодолеем элемент иллюзии в обоснованном заявлении о знании, мы узнаем, как обстоят дела. Это претензия номер один. Есть реальная объективность. Мы можем делать что-то правильно или неправильно, но чаще всего мы делаем это правильно, потому что мы обучены делать все правильно. У нас, современных людей, меньше общих культурных иллюзий на этом базовом уровне.Мы не слишком часто галлюцинируем, если только у нас нет проблем с наркотиками.

Второе утверждение, которое звучит сексуально и парадоксально, состоит в том, что мира не существует. Под этим я подразумеваю, что не существует единой унифицированной версии всех фактов. Позвольте мне привести вам пример различных видов фактов: это факт, что существует бесконечно много простых чисел. Это факт, что существуют разные порядки бесконечности. Это факт, что существуют адронные коллайдеры. Это факт, что существуют бозоны и фермионы.Это факт, что в США есть только один президент. Это факт, что Европейский Союз представляет собой систему государств. Это факт, что я чувствую себя определенным образом. Это факт, что древние греки нападали на множество других стран и т. д. В принципе мы не можем продемонстрировать, что у нас есть полный отчет, полный список всех фактов.

Когда я говорю, что мира не существует, я утверждаю, что не существует единой общей теории для всех фактов. Может существовать теория обо всем, что касается физической вселенной; Я не обязательно это отрицаю.Я не думаю, что есть один, но это не центр моей повестки дня. Мы могли бы придумать максимально единую физику. Я не говорю, что невозможно объединить квантовую механику и теорию относительности. Было бы абсурдно со стороны философа делать такое заявление. Тем не менее, даже если бы у нас была великая единая теория физической вселенной, она не дала бы нам информации о том, за какую партию голосовать, какие произведения искусства ценить или существует ли бесконечно много чисел. Гипотеза континуума в математике не решается физической теорией всего, потому что числа не являются физическими объектами; вы не можете исследовать их с помощью экспериментов, вы не можете причинно вмешиваться в них, чтобы измерить их поведение.

Какой физический эксперимент вы бы поставили, чтобы фальсифицировать, проверить или получить доказательства бесконечности чисел? Очевидно, вы не можете этого сделать. Физические инструменты могут измерять только конечные объекты. В любом случае числа не являются объектами во вселенной. Число два не находится в определенном месте; это не в Оклахоме. Было бы ошибочным вопросом задаваться вопросом, где сегодня находится число семь. Числа не имеют пространственно-временной локализации.

Я утверждаю, что не существует дисциплины, способной представить все факты в виде одной большой картины мира.Это утверждение, что мира не существует. Иначе говоря, никакое мировоззрение или картина мира неадекватны. Мы должны преодолеть склонность к созданию мировоззрений, что также означает отказ от представления о том, что наука есть мировоззрение. Это не. Это важная эпистемологическая практика достижения объективности и правильного понимания определенных фактов, но она не имеет отношения ко всем фактам, поскольку, во-первых, не существует такой вещи, как все факты.

Откуда я знаю, что многообразие различных видов вещей, которые я считаю существующими в силу того, что приписываю своим словам определенный вид значения, действительно существуют? Великий философ и логик Уиллард ван Орман Куайн предположил, что онтология не должна быть метафизикой, т.е.д., исследование реальности; Онтология должна быть исследованием онтологических обязательств теории. Что нужно теории, чтобы быть в лучшем виде? На какие термины нужно ссылаться? Можно сказать, что «электрон» относится к физической теории. Но в математической физике явно есть элементы, которые не предназначены для отражения в наших уравнениях. Вот почему, прежде чем говорить о реальности, мы должны быть в состоянии осознать словарь, с помощью которого мы излагаем наше знание, что возвращает нас на арену парадокса самосознания.

Дело не в том, что мы можем просто составить каталог существующих объектов — чисел, бабушек, болей, зуда, состояний мозга и т. д. Это не так просто. Ведьм, например, нет, но мы о них говорим. Люди одеваются как ведьмы на Хэллоуин, и мы говорим: «Посмотрите на эту ведьму». Мы не должны делать вывод, что они ведьмы. Это люди, притворяющиеся ведьмами. В моем воображении есть ведьмы, но ведьмы в моем воображении — не ведьмы. Если я думаю о бананах, это не утоляет мой голод.Воображаемые бананы — это не бананы.

Мы должны быть в состоянии провести четкое принципиальное различие между терминами, которые имеют отношение к референции, и теми, которые этого не делают. Это возвращает нас как к парадоксу самосознания, так и к невозможности просто оставить язык. Новый реализм пытается примирить нас с пониманием того, что мы не можем просто записать список сущностей. Физика тоже этим не занимается. Никто этого не делает. Вы можете подумать, что именно этим вы занимаетесь как ученый, но вы ошибаетесь.Это не то, что мы делаем. Это намного сложнее. Мы не можем обойти метанаучное, т. е. философское исследование наших онтологических обязательств и просто «поговорить о вещах». Это было бы наивно.

Гертруда Стайн говорит: «Измерять — значит ценить». Один из способов понять это понимание состоит в том, чтобы сказать, что, когда мы что-то измеряем, у нас есть доказательства того, что наш термин соответствует условиям идеального значения. Например, если мы измеряем присутствие бозона Хиггса с помощью Большого адронного коллайдера, мы знаем, что некоторые элементы в наших уравнениях имеют высокий уровень отсчета, в отличие от термина «единорог».»

Философы спорят о том, есть ли единороги в фильмах, или, согласно фильму, есть единороги. Есть разные взгляды. Один просмотр — это всего лишь отчет о том, что нам рассказывает фильм, и никто на это не купится. Вы, конечно, скажете, что единорогов нет, но согласно фильму единороги есть. Это все равно, что сказать, что, согласно Папе Франциску, есть бессмертная душа, но, конечно же, бессмертной души не существует. У меня другая онтология для фильмов и произведений искусства.Я думаю, что единороги есть, но это единороги в фильмах. Я вымышленный реалист.

Это сложный вопрос, который имеет интересные последствия, опять же, для нашего века. Подумайте об онтологии виртуальной реальности. Дэвид Чалмерс пишет об этом фантастическую книгу. Существуют ли персонажи в видеоиграх? Если вы и я оба играем в видеоигру, в которой мы оба присутствуем в сценарии виртуальной реальности в форме наших аватаров, то онтология аватара отличается от просто придуманного объекта, такого как Дональд Дак, потому что она связана к нашему фактическому поведению систематическим образом.

Об этом можно задать интересные вопросы. Виртуальные объекты — это гибридные объекты, то есть не просто плод воображения, но основанный на чем-то реальном. Поведение моего аватара основано на моем поведении и моих движениях, так что это гибридные объекты. Вот почему, например, мы можем использовать их для научных исследований. Мы можем использовать виртуальную реальность, чтобы лечить людей.

Это отличается, скажем, от просмотра продукции Диснея. Если я смотрю фильм Диснея, в каком-то смысле я ничего не узнаю о реальности.Я узнаю кое-что о мире этого фильма, но ничего о чем-то помимо этого фильма. Это еще одна проблема нашего века. Многие люди путаются в этом. Возможно, многие люди думают, что если они посмотрят шоу Netflix, например, Карточный домик , они узнают что-то о политике Вашингтона, но они ошибаются. Чисто вымышленное изображение событий в Вашингтоне ничего не говорит нам о том, как устроена политика в Вашингтоне.

В нашей более широкой культуре существует путаница между вымыслом и реальностью.Я слышал, что люди ссылаются на замки в Европе, говоря, что они похожи на замки в Диснейленде. Наоборот, замки в Диснейленде выглядят как старые добрые замки. Они были там раньше. Люди даже путают происходящее в Диснейленде с исторической реальностью.

Эти недоразумения могут быть излечены только привлечением философии и гуманитарных наук. Даже наши лучшие физики не автоматически становятся хорошими историками. Зачем им знать, какая связь между событием Средневековья и изображением этого события в постановке на Бродвее? Вам нужно спросить историков, чтобы прийти к соглашению о связи между историческим фактом и вымышленным представлением.

Это просто не цель физики. Дело не в том, что квантовой механике лучше иметь дело с Дональдом Даком. Это просто не исследовательский проект. Квантовая механика может иметь дело с тем, что она принимает на уровне электромагнитного излучения, чтобы живая игра на экране взаимодействовала с моими нервными окончаниями, чтобы это порождало ментальные образы. Это можно изучить, потому что мозг не может ничего воспринимать, не находясь в том же электромагнитном поле, что и его объекты. Существует очень значимый и важный вклад квантовой механики в восприятие, в том числе эстетическое восприятие.Но это не идентично выяснению отношений между диснеевским изображением Средневековья и Средневековьем.

~ ~ ~

Философия сейчас практикуется в то время, которое многие справедливо называют веком науки. Научные открытия и технологические применения в быстро развивающейся глобальной рыночной экономике изменили мир человеческой жизни и форму человеческой жизни. Опыт философии всегда заключался в том, чтобы смотреть на концептуальные изменения, которые создаются изменяющимися социально-экономическими и эпистемологическими обстоятельствами.

Для философии важно, чтобы мы также контролировали наше прошлое. Это верно для любой другой научной деятельности. Несмотря на то, что ньютоновская механика в какой-то степени вытеснена, дело не в том, что современные физики не смогут решить эти уравнения; это встроено в ДНК. Более ранние стадии научного и рационального развития всегда играют роль на более поздних стадиях. Философия ничем не отличается. Я рассматриваю философию как особый вид науки. Метанаука, которой является философия, имеет такое же научное обоснование, как и другие дисциплины.Но у философии иное отношение к эмпирическому.

Например, сама идея существования эмпирических понятий, а может быть, и неэмпирических понятий, может быть изучена только философией. Некоторые концепции явно эмпиричны, поскольку знание того, как они функционируют и как они могут дать нам фактическое понимание, требует эксперимента, пересмотра теории в свете поступающих эмпирических данных и тому подобного. Возьмем эмпирическое понятие, такое как боль. Мы узнали о боли то, чего не знали в прошлом, изучая эволюционную функцию боли у людей и других животных организмов.Это эмпирическая концепция.

Понятие о понятии не есть точно так же эмпирическое понятие. Есть дисциплина логики. Логика не работает, проводя эксперименты над тем, как люди думают. Логика говорит нам, как люди должны думать. Это классическое философское различие. Например, если мы считаем, что избегать противоречий — это эпистемическая добродетель, то мы принимаем некую версию логического закона непротиворечия. Если у меня нет причин иметь последовательные убеждения, то с какой стати квантовой механике нужен математический аппарат, свободный от противоречий? Конечно, они делают.Было бы катастрофой для науки, если бы противоречия допускались ad libitum , потому что из противоречия следует все.

Несмотря на то, что это оспаривается в философской логике, есть некоторые аргументы, почему закон непротиворечия не может быть общезначимым, но даже эти аргументы не являются эмпирическими аргументами.

Есть логические понятия, и различие между видами понятий заложено философией. Но философия не может этого сделать без учета того, что происходит в естественных и гуманитарных науках.Философы не могут просто сидеть и усиленно думать об этом. Это ничего не изменит. Философы должны находиться в комнате вместе с людьми, которые задают философские вопросы в своей собственной науке.

Вот еще один взгляд на роль философии: есть чистая математика, которая как таковая совершенно бесполезна. Например, если кто-то выполняет работу, аналогичную моему выдающемуся коллеге в Бонне Петеру Шольце, получившему Филдсовскую медаль за работу по перфектоидным пространствам, то это не имеет никакого значения для научного прогресса.Он только что понял кое-что об определенном наборе задач чистой геометрии. Это совершенно бесполезно; однако это чистая математика, и мы ее ценим.

Существует также прикладная математика, то, как мы используем математику, что, в свою очередь, изменяет математику. Многие проблемы и реальный прогресс в современной науке — дело прикладной философии. Вот почему философы могут способствовать развитию знаний в некоторых областях.

Подумайте о мысленных экспериментах Дэниела Деннета, которые оказали большое влияние на развитие когнитивной науки.Он думает об определенном наборе понятий, таких как сознание или свобода воли. Он привносит философскую экспертизу в разговор с людьми, которые работают над реализацией этих концепций, скажем, в нервной ткани человека, и этот разговор продвигает и то, и другое.

В настоящее время я создаю исследовательский центр под названием «Центр науки и мысли», которым я руковожу вместе с физиком-ядерщиком. Мы проводим конференции на передовых рубежах науки и задаем философские вопросы там, где вы их, возможно, не ожидали.Например, в фундаментальной физике велись важные дебаты о сверхпроводимости и эмерджентности. Есть знаменитая статья физика Филипа В. Андерсона под названием «Больше — это другое», и существуют разные интерпретации этого. Есть связанная проблема в физике. Существует предел того, насколько глубоко низкоуровневая физика может исследовать вселенную, потому что в какой-то момент вам нужно больше энергии, чем даже доступно во всей вселенной, чтобы копнуть глубже.Мы не знаем, возможно ли пойти глубже шкалы Планка, потому что вам может потребоваться слишком много энергии, чтобы добраться туда. Может быть, больше энергии, чем когда-либо было доступно. И даже если мы опустимся на один уровень ниже, мы не знаем, достигли ли мы нижней ступеньки вселенной.

Это классическая философская проблема. Есть ли что-то, что является самым маленьким существом во Вселенной? Или есть наименьшая, абсолютная шкала? Это то, что философы назвали атомом. Философский атом — это не современный атом.Философский атом был бы наименьшим масштабом. Мы не знаем, существует ли масштаб меньше любого масштаба, который мы когда-либо обнаружим эмпирически.

В этом исследовательском центре мы изучаем, например, роль, которую могут сыграть эффективные теории поля. Они смотрят на явления более высокого уровня, чтобы изучать явления более низкого уровня. Это не требует сильной эмерджентности, не требует допущения, что явления более высокого уровня причинно автономны. Это совместимо с этим, но также совместимо со слабой эмерджентностью и со всевозможными интерпретациями.Что мы делаем, так это смотрим на эти явления, а физики говорят нам, что происходит. Например, группа, с которой я работаю в области квантовой хромодинамики, работает над такими вопросами, как вопрос о существовании глюболов, представляющих собой структуры, состоящие из глюонов. Они дают мне доказательства, они объясняют мне некоторые математические операции, а я даю им философский опыт — как я могу думать об этом, о формировании концепции.

Это приводит к результатам. Сейчас мы редактируем том, посвященный нисходящей причинности, по вопросу о том, могут ли явления очень высокого уровня, такие как человеческое действие, причинно влиять на явления низкого уровня, и что для этого потребуется.Кажется очевидным, что это возможно, но это поднимает интересные вопросы, которые, например, Джордж Эллис, космолог, обсуждает в своей книге . Как физика может лежать в основе разума? и в статье, которую мы сейчас пишем вместе. Совместим ли детерминизм со свободой воли? Об этом ведутся абстрактные философские дебаты. Мы также пытаемся использовать эти инструменты.

У меня есть большое философское слово для этого проекта — нетрансцендентальный эмпиризм. Нетрансцендентальный эмпиризм — это идея о том, что причина, по которой мы ценим эмпирические концепции и должны их ценить, заключается в том, что они дают нам научный и технологический процесс, а также в том, что не существует фундаментального слоя человеческого разума.

Многие люди, утверждающие, что эксперимент имеет значение, или называющие себя эмпириками, предполагают что-то вроде следующего: мы в основном познаем реальность через ощущения, интегрированные в сознательные восприятия; остальное — абдуктивный вывод.Здесь я останавливаюсь. Мы? Один из способов узнать что-то о реальности — это вступить с ней в сенсорный контакт. Восприятие — хороший путь к знанию, но не единственный. Квантовый физик Дэвид Дойч прекрасно отметил в своей книге Начало бесконечности , что космологи кое-что знают о Вселенной в целом. Откуда вы знаете что-то о Вселенной в целом? Конечно, не путем похищения, которое не дает вам полного знания о вселенной в целом.Лучший способ узнать, что я в Нью-Йорке, — это выглянуть в окно и увидеть Флэтайрон-билдинг. Это перцептивное знание. Это эмпирическое знание, но не все знания такого рода. И не забывайте, что идея о том, что лучший путь к знанию — это восприятие плюс абдуктивный вывод, не является применением этого чрезмерно простого метода.

Мои знания о вселенной в целом или знания космолога о вселенной в целом не являются эмпирическими в этом смысле.Будет эмпирическое знание, но это другой вид эмпирического знания. Вот почему я постулирую чувство мышления. Из новейшей науки мы знаем, что у нас есть не только пять знаменитых модальностей чувств. У нас есть чувство времени, чувство движения, боль и другие модальности чувств. Большая группа ученых-биологов в моем университете даже считает иммунную систему своего рода сенсорной модальностью. Почему бы не включить мысль в качестве дополнительной чувственной модальности? Если бы это было правдой, мы не были бы заперты в наших черепах, но наши мысли могли бы быть там в такой же степени законной частью реальности, как и электромагнитное излучение.

~ ~ ~

По моему собственному опыту, функция, которую философия может привнести в общие дебаты, представляющие большой общественный интерес, в современных секулярных обществах, оказалась чрезвычайно плодотворной. Например, я опубликовал кое-что об отношениях между собой и мозгом, на что обратила внимание группа известных немецких нейробиологов. Я утверждал, что человеческое «я» представляет собой соединение необходимых биологических ингредиентов и некоторых небиологических элементов, таких как представление о себе как о сущности во вселенной, которое нельзя свести к состояниям мозга.Мне подсказали, что даже думать о единстве мозга сложно. Они сказали мне, что одна из глубочайших проблем, с которыми они сталкиваются, — это не проблема «мозг-мозг», а, скорее, проблема «мозг-мозг», как они ее называли.

Что нужно, чтобы думать о мозге как об организованной сущности в человеческом организме? Когда люди говорят «мозг», что они имеют в виду? Они не имеют в виду головной мозг, который является подсистемой центральной нервной системы. Они имеют в виду, примерно, что здесь (указывая на мою голову).То, что здесь находится, не объединяется так, как объединяются печень или сердце. Нет никакой очевидной единственной вещи, которую делает мозг. Сердце качает кровь для организма. Что делает мозг? Вы не можете сказать, что это орган мышления, потому что он делает все, что угодно. Неясно даже, существует ли единый орган — мозг. Это очень сомнительно.

Они сказали мне, что прежде чем мы даже начнем беспокоиться о проблеме разум-мозг, мы должны побеспокоиться о проблеме мозг-мозг.Мы говорили об этом, и оказалось, что существует новая версия проблемы разум-мозг, а именно, что, возможно, разум далеко не так един, как мы думаем, точно так же, как мозг может быть не так един. . Если разум не объединен, если в каком-то смысле нет единого «я» (может быть, много «я» в одном животном), почему мозг должен быть единым как основная материально-энергетическая реальность?

После обсуждения они пересмотрели некоторые свои представления о мозге, а я пересмотрел некоторые представления о себе.Я узнал, что части себя можно по-настоящему понять, и гораздо лучше, благодаря пониманию работы мозга. Моя игрушечная модель для этого всегда полового созревания. Если вы думаете, что подростки бунтуют, вы не понимаете, что это выражение гормональных изменений. Вы относитесь к подросткам совсем по-другому, если думаете о них как о претерпевающих гормональные изменения. Это не бунт; это совсем другой биологический процесс.

Части разума можно рассматривать полностью в соответствии с тем, что мы знаем из биологии.Другие части разума не могут. Мое решение о голосовании не следует рассматривать исключительно на этих основаниях, потому что есть социологические причины и причины, по которым, например, я голосую за данную партию. Полного биологического объяснения моего поведения при голосовании не существует, хотя биологические объяснения являются его частью.

В результате полного сотрудничества между философией и наукой мы можем научиться тому, как различать события и процессы в человеческой жизни, которые следуют биологическому образцу, и процессы, которые ему не соответствуют.Части нас выходят за пределы биологического царства, например, наша способность думать о трансфинитных числах. Мы соприкасаемся с объектами, которые не являются физическими, хотя и физически.

То, что философия может предложить на стыке науки и гуманитарных наук, — это способность обсуждать различные концепции, которые там существуют, потому что мы все путаемся в этих концепциях до философского анализа. Философский анализ — это и форма терапии, и конструктивное предприятие.Это помогает нам лучше понять наши концептуальные заблуждения, прояснить их и прийти к новому пониманию того, что значит быть кем-то. Это всегда было функцией философии: любовь к мудрости.

Например, в наши дни люди беспокоятся о либеральной демократии. Почему мы вообще это ценим? Нет биологического императива, ведущего к либеральной демократии. Человек существует примерно 200 000 лет примерно в нашей ментальной форме, но либеральная демократия — это явление современности.Это было со времен Французской революции, может быть, немного раньше на разных этапах. Почему мы думаем, что это ценно, это само по себе не может быть объяснено исключительно ссылкой на то, что произошло, скажем, 150 000 лет назад.

Здесь вступает в действие философия. Она затрагивает такие вопросы, как, например, почему расизм — это плохо? Расизм это плохо. К счастью, многие люди думают, что расизм — это плохо. Расисты — нет. Но чем плох расизм? Вы не можете заглянуть в биологию. Если вы заглянете в биологию, то обнаружите, что многие представители одних рас сражаются против других рас.Биология как таковая не дает аргументов против расизма. Вам нужны аргументы в форме, например, того, что существуют универсальные требования морали. Вам нужен аргумент, почему мы не должны отдавать предпочтение одной группе людей в ущерб другой группе людей. Эти аргументы исходят из философии. Кто еще даст нам эти аргументы?

Эти аргументы не являются свободно плавающими. Как только вы сформулируете их правильно, возможны проверки, и они будут соответствовать определенным экспериментальным результатам, например, относительно эволюционной функции альтруизма.Есть, конечно, огромные исследования по этому поводу.

Идея о том, что существуют моральные универсальные принципы, которые философия может открыть в век науки, в сотрудничестве с нашими лучшими знаниями о человеке и других приматах, и проникновение морали глубоко в животный мир, — нам нужно свести это воедино. .

Только наука не дает достаточного обоснования либеральной демократии. Вы можете иметь хорошую науку при коммунистических диктатурах. Наука не обязательно является вкладом в нравственный прогресс.Наука также создала атомную бомбу и климатический кризис. У нас не было бы этого без научного прогресса. Современная физика и химия буквально находятся в двигателях мобильности, управляемой ископаемыми, и современная биология также (извращенно) способствовала ужасным евгеническим проектам и расистским фантазиям. Прямо сейчас прогресс в исследованиях ИИ может привести к полному уничтожению человечества сверхразумными ИИ — проблема, о которой ведущие исследователи ИИ, конечно же, хорошо осведомлены и которую они решают в сотрудничестве с философами.Но нам нужно привлечь и другие дисциплины, такие как история науки, социология, литература, чтобы изучить влияние научной фантастики на формирование наших представлений об ИИ и так далее.

Если мы думаем, что наша приверженность либеральной демократии и определенным универсальным ценностям человеческого равенства является лишь побочным эффектом случайных исторических современных событий, то я не вижу причин, по которым мы должны придерживаться этого. Мы могли бы по-прежнему придерживаться этого, но тогда мы оказываемся в культурной войне против других способов быть людьми.Нет никакой гарантии, что мы выиграем это. В цифрах мы все равно проигрываем. Это не может быть достаточным основанием.

Философия может выработать способы непредвзятого взгляда на это. Я не думаю, что в результате коммунистическая диктатура станет лучше. Я предвзято отношусь к либеральной демократии, к демократии в целом, но мы должны обсудить это. О том, как вести рациональную дискуссию о моральных принципах, нельзя говорить без привлечения философов.Вот чему мы учимся. Нас учат идеализировать рациональные размышления, чистую логику. Нам нужно вынести это на обсуждение не потому, что это исключительная форма понимания. Реализация человеческого разума, а это то, что мы знаем из современной науки, принципы реализации нарушают его идеальность. Но это не значит, что нет смысла изучать идеальный тип.

~ ~ ~

По сути, я выступаю против релятивизма и антиреализма, которые широко распространены в культуре и науке.Релятивизм — это идея о том, что приверженность нашей форме жизни — это просто выражение группового интереса. Я предпочитаю свой образ жизни и думаю, что вся моя система ценностей есть не что иное, как выражение моей принадлежности к моей группе. Это релятивизм. Невероятно распространено, когда люди думают, что есть и американские, и европейские, и китайские, и русские ценности, а может быть, даже и столкновение целых цивилизаций.

Второй противник — антиреализм, тоже невероятно распространенное явление.Антиреализм говорит нам, что наше приобретение знаний на самом деле не связано с независимой реальностью. Все, что мы делаем, когда заявляем о своих знаниях, — это отражение определенных внутренних операций. Может быть, мы просто создаем мысленные представления или представления мозга о нашем окружении.

По сути, наука — это не нейронный образ внешней реальности, она не о том. Я нацелен на идею о том, что мы — мозги в бочке, и антиреалистичные последствия этого. Исходя из этого, я критикую ужасные моральные последствия, которые оставили нам постмодернизм и антиреализм, а именно ослабление наших универсалистских обязательств перед жесткими правами человека и универсальными моральными принципами.Это две мои основные цели, и я настраиваю весь свой концептуальный аппарат и взаимодействие с наукой таким образом, чтобы у нас была реальная основа для продолжения проекта просвещения разума и создания полностью светского человеческого общества, а не основанные на ложных представлениях из глубокого человеческого прошлого. Вот что меня принципиально интересует.

Я специально выступаю против Дэниела Деннета и Кейта Фрэнкиша и их раздражающего мнения о том, что разум — это своего рода иллюзия.Я также выступаю против культурных релятивистов, которые придерживаются взглядов в этой форме. В частности, моя цель — Ницше и вся ницшеанская традиция в моральной философии, которые используют некоторые аргументы в пользу иллюзионизма, чтобы подорвать ценность рациональности.

Когда я нападаю на релятивизм, моим противником является Мишель Фуко и его современные последователи, в том числе некоторые эпистемологи-феминистки, такие как Салли Хаслангер или Джудит Батлер, которые считают, что ценности или даже человеческие личности социально сконструированы.Ценности не создаются обществом; это универсальная истина о людях. Вот почему, например, нам нужно гендерное равенство, а не потому, что мы занимаемся социальным конструированием феминистских ценностей. Феминистские ценности должны быть встроены в человеческую форму жизни, потому что все люди равны. Мы не должны путать нашу борьбу за определенные ценности с формой этих ценностей. Это мои конкретные противники.

Дэниел Деннет — один из самых достойных противников. Даже с точки зрения методологии полезно взглянуть на формы антиреализма и иллюзионизма Дэниела Деннета.В частности, я ориентируюсь на идеи из его последней книги «От бактерий до Баха и обратно », согласно которой сознание и другие психические явления являются иллюзиями.

Ранее Деннет был на более правильном пути, полагая, что мы характеризуем ментальные состояния и другие состояния с «интенциональной позиции». Факты, которые мы получаем с интенциональной точки зрения, никоим образом не должны быть менее объективными, чем факты, которые мы получаем с физической точки зрения или с точки зрения дизайна. Это особый пробел в аргументах Деннета против ментального реализма, заключающийся в переходе от его понимания интенциональной позиции к полномасштабному иллюзионизму.Ментальный реализм — это идея о том, что наши термины, такие как «сознание» и «квалиа», относятся к реальности, которая действительно существует. Многие из этих терминов относятся к реальности, которая действительно существует, но они относятся к такой реальности только с интенциональной позиции. Я пытаюсь защитить это и продемонстрировать, что иллюзионизм не может быть последовательно сформулирован. Мысль о том, что сознание есть своего рода иллюзия, обман мозга над самим собой, не может быть последовательно сформулирована.

Другой противник — Фрэнсис Фукуяма.В своей книге « Identity » он защищает идею о том, что социальная идентичность социально сконструирована. Кто я есть — как человек с определенными ценностями, принадлежащий к определенному классу или группе людей (например, профессора философии) — зависит от мнений других. В некотором смысле у меня нет сущности, выходящей за пределы моего отношения к другим. Это идея социального строительства.

Тем не менее, нравится мне это или нет, моя изменчивая социальная идентичность является своего рода сущностью. Это то, что есть во мне, это исторически случайно, я могу изменить это правильным образом, взаимодействуя с другими.Существует целое социальное измерение личной идентичности с течением времени. Но это социальное измерение есть не социальная конструкция, как говорится, а реальное общественное производство, включая, например, биологические явления. Существует путаница в отношениях между, скажем, биологией и гендером. Нам нужно гораздо больше совместных научных и гуманитарных исследований, чтобы выяснить, как именно биология человеческого организма и социальные условия производства человеческих культур и т. д.поддерживать друг друга. Это не может быть решено обычно чисто философскими идеями господствующей социальной конструктивистской гендерной теории.

Позвольте мне привести вам еще один пример того, как моя точка зрения сильна в таких дебатах о гендере. Хорошей причиной для признания более чем двух полов является биологический факт, что люди не просто рождаются двухполыми. Это биологический факт о человеческих младенцах, что мы не можем четко различить их только в двух полах, которые распознаются определенными репродуктивными органами.Существуют биологические причины множественности полов, а не только социально-конструктивные причины. Причина, по которой мы должны признать трансгендерных людей полноправными членами нашего сообщества, — это объективно существующий моральный факт, а не просто социальная конструкция. Дело не в том, что мы просто приветствовали их в нашем сообществе. Они всегда были в нашем сообществе. Проблема была в том, что мы этого не признавали. Я меняю передачу в этих дебатах своим реализмом. Я не думаю о справедливости как о следствии чистой активности.Я считаю справедливость частично установленной научным фактом.

Существует явление, особенно в Соединенных Штатах, называемое теорией. В основном это форма социальной активности, основанная на философской работе. Выдающийся мыслитель этой традиции — чудовище, которого придумал мой друг Маурицио Феррарис и назвал Фуканом, представляющим собой гибрид худших идей Фуко и Канта. Этот гибрид утверждает, что социальные факты всегда находятся в глазах смотрящего. Когда вы судите о социальном деле, о распределении экономических ресурсов на Манхэттене, а оно в определенной степени неравномерно, — если вы судите об этом, согласно Канту, вы активист.Вы либо за, либо против этого, в зависимости от вашей принадлежности к классу, и Фукан считает, что не существует нейтральной научной основы, такой как экономические исследования распределительной справедливости. Это идея о том, что нет объективного знания этих фактов. И это глубоко ошибочно и опасно ложно.

Если вы считаете, что существуют объективные знания, такие как статистические знания, вы будете судить уже со своего привилегированного положения. Вот так они рассуждают. Они могли бы подумать, что, например, объективные, статистические аргументы в форме Стивена Пинкера всегда просто выражают его привилегию как профессора Гарварда.Но в аргументе есть огромный пробел. Почему тот факт, что профессор Гарварда говорит что-то о социальной статистике как таковой, означает, что он не может дать вам объективное суждение? Это просто заблуждение, аргумент ad hominem. Много социального конструктивизма и множество теорий основано на этой идее, ряде заблуждений ad hominem.

Подумайте о Джудит Батлер. Ее очень важная и влиятельная книга « Гендерные проблемы » считает себя вмешательством. Она не дает вам теорию гендера.Например, в книге она не объясняет четко, что такое пол в отличие от пола, или существует ли различие между полом и полом, или как это относится к человеческому населению или человеческому животному к другим животным. Это не там. Она не делает фальсифицируемых эмпирических утверждений, чтобы предложить доказательства, философские концепции и т. д. Книга представляет собой интервенцию, чтобы дать голос людям, которых она считает подавленными, по лучшим или худшим причинам. Вот что я называю активизмом. Активность за правое дело — это хорошо, но сама активность не может сказать нам, что такое правильное дело.Я не говорю не быть активистом. Но лучше быть активистом, если твоя активность основана на фактах, чем быть активистом об активности. Если вы думаете, что базовые факты, которые должны превратить вас в активиста, уже сконструированы вашей активностью, то вы считаете общественный договор всего лишь чистой борьбой сил. Это было бы просто столкновением одной общины с другой общиной.

Это действительно проблема современной либеральной демократии, что люди искажают политическое инакомыслие; они думают об этом, об общественном договоре, с точки зрения просто войны — информационной войны, скажем.Мы должны думать об этом с точки зрения, по крайней мере, до некоторой степени, политики, основанной на фактических данных. В противном случае постмодернизм превратится в кошмарное политическое реалити-шоу, которое сейчас идет в Вашингтоне и многих других местах.

Способ мышления, который я пропагандирую, имеет, среди прочего, следствие переосмысления того, как мы живем в социальном мире. Это между тем, что люди называют теорией, типично левым активизмом, и чистой научной экспертизой, скажем, Стивена Пинкера .Книга Enlightenment Now дает вам обоснованную картину современного прогресса, основанную на множестве фактов. Но этого самого по себе недостаточно, чтобы направлять нас. Что нам с этим делать? Одни только эти факты не дают нам направления, нам нужна моральная теория, основанная на научном, гуманистическом и чисто философском знании, чтобы определить рациональные направления действий.

Что я пытаюсь сделать, так это придумать модель просветления, в которой мы получаем направление; а именно, мы должны стремиться к реализации универсальной ценности.Эта универсальная ценность основана на фактах о человеке, а не на социальной активности.

Ницше очень важен для теоретиков, потому что он подготовил почву своими работами О генеалогии морали и Веселая наука и так далее. Работа Ницше в значительной степени способствовала идее, что социальная сфера есть не что иное, как выражение столкновения сил. Он даже думает, что вселенная есть борьба сил, которые он называет квантами силы.Он думает, что все общественные дела есть не что иное, как это. По сути, он искушенный социальный дарвинист, который считает, что более сильная сила просто выиграет битву и заставит проигравшего принять их систему ценностей. Это его модель истории. Вот почему он требует новых ценностей. Он просто хочет придумать ценности, которые затем будут господствовать в грядущих веках, поэтому он даже написал что-то вроде пророческой, религиозной книги Так говорил Заратустра . Вот что он задумал. В этом отношении как писатель он сам является общественным деятелем.

Вместо того, чтобы давать нам ясно выраженные аргументы, Ницше просто предлагает взгляды. Он прежде всего великий писатель. Его тексты написаны так, что убеждают вне зависимости от качества аргументов (если они есть). Он убеждает вас посредством изложения мысли, а не посредством аргумента. Я нахожу это весьма проблематичным. У нас должно быть меньше этой чистой риторики, хотя это интересный жанр, и больше научно обоснованных, рациональных, философских рассуждений.

Чисто философские качества кого-то вроде Дэвида Чалмерса и Томаса Нагеля находятся на самом высоком уровне. Дэниел Деннет, конечно, тоже великий чистый философ, но он всегда занимался гибридной областью. В последнее время он как раз не особо интересовался изложением своих чисто философских взглядов.

Я больше на стороне того, что нам нужна чистая философия в диалоге между наукой и передовой теоретической философией.Однако есть разница между чистой философией Чалмерса в Сознательный Разум или Нагеля в Разум и Космос и тем, что делаю я. Разница в том, что я хочу немедленно предложить чистую философию физикам и посмотреть, что они скажут по этому поводу, чтобы я мог пересмотреть некоторые из своих концепций, прежде чем они станут своего рода личной догмой.

Между прочим, я не думаю, что точка зрения Чалмерса верна, что семантика возможных миров может предоставить через предпосылку о зомби аргумент в пользу дуализма.Я не думаю, что это работает, потому что любой хороший ученый или математик скажет нам, что возможных миров не существует. Если возможных миров не существует, то такой аргумент терпит неудачу. Это дискуссия, которую я хотел бы иметь с ним. И я бы иметь аналогичные дебаты в чистой философии с \Nagel. Но я всегда проверял это с помощью науки.

Предлагаю средний уровень. Чистая философия — это только мой опыт, но затем я хочу перепроверить это с тем, что происходит в других областях.Я даже не отдаю предпочтение естественным наукам. Если бы историк мог убедить меня, что мой моральный универсализм ошибочен по определенным антропологическим причинам, я бы принял эту информацию.

Мой круг собеседников, которых я ищу в этом отношении, больше, чем фокус Деннета. Вот как бы я поместил себя в этом ландшафте, который, если вы спросите меня, сейчас является самым передовым философским ландшафтом, поэтому он привлекает мое собственное внимание и побуждает меня выдвигать аргументы в пользу новой формы гуманистического знания, новое понимание объективности гуманитарных наук и их роли в реальном нравственном прогрессе, основанное на фактическом понимании.

(PDF) Владение телом и саморасположение: компоненты телесного самосознания

Бреммер Ф., Шлак А., Шах Н.Дж., Зафирис О., Кубищик М., Хоффманн К. и др. (2001). Полимодальная обработка движений в задней теменной и премоторной

коре головного мозга: исследование фМРТ человека убедительно свидетельствует об эквивалентности между людьми и обезьянами. Нейрон, 29(1), 287–296.

Броццоли, К., Джентиле, Г., и Эрссон, Х. Х. (2012). Это рядом с моей рукой! Париетальное и премоторное кодирование кистецентрированного пространства способствует локализации и самоатрибуции кисти.Журнал неврологии, 32 (42), 14573–14582.

Броццоли, К., Джентиле, Г., Петкова, В.И., и Эрссон, Х.Х. (2011). Адаптация FMRI выявляет корковый механизм кодирования пространства возле руки. The

Journal of Neuroscience, 31(24), 9023–9031.

Брюггер П., Бланке О., Регард М., Брэдфорд Д. Т. и Лэндис Т. (2006). Полиопическая геаутоскопия: отчет о клиническом случае и обзор литературы. Кортекс, 42(5), 666–674.

Брюггер П., Регард М. и Лэндис Т.(1997). Иллюзорное удвоение собственного тела: Феноменология и классификация аутоскопических явлений. Когнитивные

Нейропсихиатрия, 2(1), 19–38.

Канцонери, Э., Убальди, С., Растелли, В., Финисгерра, А., Бассолино, М., и Серино, А. (2013). Использование инструментов изменяет границы репрезентаций тела и периперсонального пространства

. Экспериментальные исследования мозга, 228(1), 25–42.

Карделличкио, П., Синигалья, К., и Костантини, М. (2012). Захват аффордансов другой рукой: исследование ТМС.Social Cognitive and Affective Neuroscience

[15 марта, Epub перед печатью].

Кардинали, Л., Фрассинетти, Ф., Броццоли, К., Уркизар, К., Рой, А.С., и Фарне, А. (2009). Использование инструментов вызывает морфологическое обновление схемы тела. Текущий

Биология, 19(12), R478.

Кардини Ф., Костантини М., Галати Г., Романи Г.Л., Ладавас Э. и Серино А. (2011). Наблюдение за прикосновением к собственному лицу модулирует тактильное восприятие: исследование

фМРТ.Журнал когнитивной неврологии, 23(3), 503–513.

Кардини, Ф., Таджадура-Хименес, А., Серино, А., и Цакирис, М. (2012). Такое ощущение, что это я: межличностная мультисенсорная стимуляция усиливает визуальное переназначение

прикосновений от другого к себе. Журнал экспериментальной психологии: человеческое восприятие и производительность.

Каррутерс, Г. (2008). Типы изображения тела и смысл воплощения. Сознание и познание, 17(4), 1302.

Каррутерс, Г.(2013). К когнитивной модели смысла воплощения в (резиновой) руке. Журнал исследований сознания, 20 (3–4), 33–60.

Чен, А., ДеАнджелис, Г.К., и Анджелаки, Д.Е. (2010). Теменно-инсулярная вестибулярная кора макака: ответы на самодвижение и зрительный поток. Журнал

Neuroscience, 30(8), 3022–3042.

Колби, С.Л. (1998). Ориентированные на действия пространственные системы отсчета в коре головного мозга. Нейрон, 20(1), 15–24.

Коммиттери Г., Питцалис С., Галати Г., Патриа Ф., Пелле Г., Сабатини У. и др. (2007). Нейронные основы личностного и внеличностного пренебрежения у человека. Мозг,

130(2), 431–441.

Корради-Делл’Аква, К., Томасино, Б., и Финк, Г. Р. (2009). Каково положение руки относительно тела? Нейронные корреляты схемы тела и структурного описания тела

. Журнал неврологии, 29 (13), 4162–4171.

Костантини, М., Амброзини, Э., Синигалья, К., и Галлезе, В. (2011a). Наблюдение за использованием инструментов делает удаленные объекты готовыми к использованию.Нейропсихология, 49 (9), 2658–2663.

Костантини, М., Коммиттери, Г., и Синигалья, К. (2011b). Готов как в ваши, так и в мои руки: Отображение пространства действия других. PLoS ONE, 6(4), e17923.

Костантини М., Ди Вакри А., Кьярелли А. М., Ферри Ф., Романи Г. Л. и Мерла А. (2013). Изучение социального познания с использованием спектроскопии в ближней инфракрасной области: случай

социального эффекта Саймона. Journal of Biomedial Optics, 18(2), 25005.

Костантини, М., и Хаггард, П.(2007). Иллюзия резиновой руки: чувствительность и система отсчета владения телом. Сознание и познание, 16(2),

229–240.

Коуи, А., Смолл, М., и Эллис, С. (1994). Левое зрительно-пространственное пренебрежение может быть хуже в дальнем, чем в ближнем пространстве. Нейропсихология, 32 (9), 1059–1066.

Крейг, AD (2009). Как ты себя чувствуешь сейчас? Передняя островковая доля и человеческое сознание. Nature Reviews Neuroscience, 10(1), 59.

Кричли, Х.Д., Винс, С., Ротштейн, П., Оман, А.и Долан, Р. Дж. (2004). Нейронные системы, поддерживающие интероцептивную осведомленность. Nature Neuroscience, 7(2), 189.

de Vignemont, F. (2011). Воплощение, владение и невладение. Сознание и познание, 20 (1), 82–93.

Десити, Дж., и Ламм, К. (2007). Роль правого височно-теменного соединения в социальном взаимодействии: как низкоуровневые вычислительные процессы способствуют

метапознанию. Невролог, 13(6), 580–593.

Девински О., Фельдманн Э., Берроуз, К., и Бромфилд, Э. (1989). Аутоскопические явления с судорогами. Архив неврологии, 46 (10), 1080–1088.

Доррис, М.К., и Глимчер, П.В. (2004). Активность задней теменной коры коррелирует с относительной субъективной желательностью действия. Нейрон, 44(2),

365–378.

Даунинг, П. Е., Цзян, Ю., Шуман, М., и Канвишер, Н. (2001). Область коры, селективная для визуальной обработки человеческого тела. Наука, 293(5539),

2470–2473.

Дюамель, Дж. Р., Колби, К. Л., и Голдберг, М. Э. (1998). Вентральная внутритеменная область макаки: конгруэнтные визуальные и соматические характеристики реакции. Журнал

Нейрофизиология, 79 (1), 126–136.

Эрссон, Х. Х. (2007). Экспериментальная индукция внетелесных переживаний. Science, 317(5841), 1048.

Ehrsson, HH (2012). Концепция владения телом и ее связь с мультисенсорной интеграцией. Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Эрссон, Х.Х., Холмс, Н.П., и Пассингем, Р.Э. (2005). Прикосновение к резиновой руке: чувство владения телом связано с активностью мультисенсорных

областей мозга. Журнал неврологии, 25 (45), 10564–10573.

Эрссон, Х. Х., Спенс, К., и Пассингем, Р. Э. (2004). Это моя рука! Активность премоторной коры отражает чувство собственности на конечность. Наука, 305 (5685),

875–877.

Фаррер, К., и Фрит, К.Д. (2002). Переживание себя по сравнению с другим человеком как причины действия: нейронные корреляты опыта действия.

Нейроизображение, 15(3), 596–603.

Фурланетто, Т., Бертоне, К., и Беккио, К. (2013). Билоцированный разум: новые взгляды на самолокализацию и самоидентификацию. Границы человека

Неврология, 7,71.

Галлахер, И.И. (2000). Философские концепции себя: значение для когнитивной науки. Тенденции в когнитивных науках, 4 (1), 14–21.

Галлезе, В., Кейзерс, К., и Риццолатти, Г. (2004). Объединяющий взгляд на основы социального познания.Тенденции в когнитивных науках, 8 (9), 396–403.

Галлезе, В., и Синигалья, К. (2010). Телесное «я» как сила действия. Нейропсихология, 48(3), 746–755.

Гэллап, Г.Г. (1975). К операциональному определению самосознания. В Р. Таттл (ред.), Социоэкология и психология приматов. Гаага:

Нидерланды Мутон.

Джентиле, Г., Петкова, В.И., и Эрссон, Х.Х. (2011). Интеграция визуальных и тактильных сигналов от руки в человеческий мозг: исследование FMRI.Журнал

Нейрофизиология, 105 (2), 910–922.

Грациано, М.С., и Кук, Д.Ф. (2006). Теменно-лобные взаимодействия, личное пространство и защитное поведение. Нейропсихология, 44(6), 845–859.

Грациано, М.С.А., Кук, Д.Ф., и Тейлор, К.С.Р. (2000). Кодирование положения руки по зрению. Наука, 290 (5497), 1782–1786.

Грациано, М.С., Рейсс, Л.А., и Гросс, К.Г. (1999). Нейронное представление местоположения близлежащих звуков. Природа, 397 (6718), 428–430.

Грациано, М.С., Яп, Г.С., и Гросс, К.Г. (1994). Кодирование зрительного пространства премоторными нейронами. Наука, 266 (5187), 1054–1057.

Грин, CE (1968). Внетелесные переживания. Лондон: Хэмиш Гамильтон.

Грефкес, К., и Финк, Г.Р. (2005). Функциональная организация внутритеменной борозды у человека и обезьяны. Анатомический журнал, 207 (1), 3–17.

Грюссер, О. Дж., Пауза, М., и Шрайтер, У. (1990). Локализация и ответы нейронов в теменно-инсулярной вестибулярной коре бодрствующих обезьян (Macaca

fascicularis).Журнал физиологии, 430 (1), 537–557.

Гутерстам, А., и Эрссон, Х. Х. (2012). Отречение от увиденного реального тела во время иллюзии выхода из тела. Сознание и познание, 21 (2), 1037–1042.

Хаанс, А., Эйсселстейн, В. А., и де Корт, Ю. А. (2008). Влияние сходства текстуры кожи и формы руки на восприятие владения поддельной конечностью. Тело

Изображение, 5(4), 389–394.

Халлиган, П. В., и Маршалл, Дж. К. (1991). Оставил в человеке пренебрежение ближним, но не дальним пространством.Природа, 350 (6318), 498–500.

Гейдрих, Л., и Бланке, О. (2013). Отчетливые иллюзорные восприятия собственного тела, вызванные повреждением задней доли и экстрастриарной коры. Мозг, 136 (часть 3),

790–803.

Гуссерль, Э. (1973). Вещь и пространство: Лекции 1907 г. (Р. Ройцевич, Пер.). Дордрехт: Kluwer Academic Publishers.

1250 А. Серино и др. / Сознание и познание 22 (2013) 1239–1252

Разработка и тестирование новых показателей компонентов схемы внешнего вида

Abstract

В статье описывается создание и психометрические свойства двух независимых показателей аспектов схематичности внешности – заметности и валентности внешности, оцениваемых по тестам CARSAL и CARVAL, и их связь с самосознанием внешности.Пятьсот девяносто два участника предоставили данные в веб-задаче. Результаты демонстрируют хорошие психометрические свойства обеих шкал. Это было продемонстрировано хорошими общими характеристиками пунктов, хорошей внутренней надежностью каждой шкалы и независимостью двух шкал, показанной с помощью анализа основных компонентов. Кроме того, шкалы показывают независимые и умеренные отношения с достоверными показателями психосоциального дистресса, связанного с внешним видом. Информация о внешнем виде с отрицательной валентностью была связана с повышенным самосознанием внешнего вида.Что еще более важно, влияние отрицательной валентности на самоосознание внешнего вида усугублялось сдерживающим эффектом, увеличивающим заметность внешнего вида.

Образец цитирования: Мосс Т.П., Россер Б.А. (2012) Модерируемая связь валентности внешнего вида с самосознанием внешнего вида: разработка и тестирование новых показателей компонентов схемы внешнего вида. ПЛОС ОДИН 7(11): е50605. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0050605

Редактор: Майкл Дж.Пру, Университет Бата, Соединенное Королевство

Поступила в редакцию: 29 мая 2012 г.; Принято: 25 октября 2012 г.; Опубликовано: 30 ноября 2012 г.

Copyright: © 2012 Moss, Rosser. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Финансирование: Для Dr.Мосса, эта работа была выполнена без какого-либо специального финансирования или гранта, но завершена в течение времени, отведенного на «научную деятельность» в рамках стандартного академического контракта Великобритании. В частности, поэтому спонсором является Университет Западной Англии (Бристоль), Великобритания. Доктор Россер помогал в этой работе наряду со своей докторской диссертацией, также финансируемой Университетом Западной Англии, хотя это исследование не входило в его докторскую диссертацию. С тех пор он сотрудничал с подготовкой и анализом рукописи в качестве личного нефинансируемого исследования во время последующей работы в Университете Бата, а теперь и в Университете Эксетера (на тренинге по клинической психологии).Поэтому совершенно верно будет сказать, что спонсоры не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Исследованиями установлено, что самосознание внешности не коррелирует с выраженностью, величиной или локализацией объективного отличия внешности [1]. Эти результаты ясно демонстрируют важность понимания основных психологических характеристик людей, которые стесняются своей внешности, чтобы лучше выявлять и поддерживать тех, кто борется со своей внешностью.Мы знаем, что, вопреки интуиции, уровни внешнего самосознания одинаковы в общей популяции и заметно отличаются друг от друга [2]. Более ранняя работа выдвинула гипотезу о том, что одни и те же основные психологические процессы осмысления своей внешности применимы к обычным и явно разным группам населения. Хотя некоторые из этих процессов хорошо описаны (включая, например, процессы социального сравнения, стратегии выживания и использование социальной поддержки [см. 3]), в этой статье мы сосредоточимся на вопросах, связанных с Я-схемой.В частности, цель этой статьи состоит в том, чтобы описать развитие и оценку двух кратких показателей различных аспектов схемы внешнего вида и продемонстрировать, как эти два показателя взаимодействуют для лучшего прогнозирования общего самоосознания внешнего вида. Мы концептуализируем схему внешности как когнитивное представление организованной информации о себе по отношению к внешности, которая включает эмоциональное и информационное содержание о внешности, которое также служит для управления обработкой информации о внешности.

Индивидуальные различия в внешнем самосознании могут быть, по крайней мере частично, поняты в терминах внешнего самосознания [ср. 4, 5]. Я-схема внешнего вида — это аспект я-концепции, который представляет собой как эмоциональную оценку себя по отношению к внешнему виду (валентность), так и организующую структуру той же самой информации [6]. Когда негативная информация о внешнем виде активируется внешними сигналами, наблюдается заметное усиление дистресса внешнего вида [7], [8].Считается, что влияние негативной валентной информации о внешнем виде на самоосознание внешнего вида, вероятно, усугубляется значимостью этой информации [9], хотя на практике это редко демонстрировалось.

Я-схема понимается как многогранная, динамическая и иерархическая сеть обработки информации, которая направляет поведение посредством саморегуляции и направляет обработку информации в отношении релевантной для себя информации. Самость имеет несколько подкомпонентов с различными уровнями доступности и воспринимаемой значимости.Некоторая саморелевантная информация воспринимается как более важная, то есть более фундаментально похожая на то, как люди воспринимают себя в целом [10], [11]. Большая центральность этой информации увеличивает скорость обработки материала, относящегося к тем аспектам личности. Важно отметить, что центральная информация более доступна и, следовательно, более значима , и чаще присутствует в рабочей Я-концепции, чем более периферическая информация [11], и, таким образом, более вовлечена в интерпретацию и последующую обработку социальной информации.Заметность может быть связана конкретно с организацией информации о внешности в Я-схеме, а впоследствии и с проявлением беспокойства о внешности [8].

Важность конкретной информации с собственной схемой влияет на самооценку. То есть, если ценные (центральные) аспекты личности рассматриваются как ущербные, это окажет большее влияние на общий уровень уважения, чем если обесцениваются менее важные аспекты [12], [13]. Работа над объективированным Я [14] продемонстрировала потенциальное негативное влияние интернализации негативного социального представления о теле и внешности.Мы утверждаем здесь, в частности, что сочетание отрицательно оцененного содержания внешнего вида и повышенной значимости внешнего вида может быть связано с более высоким уровнем дистресса, связанного с внешним видом.

Кэш и его коллеги исследовали взаимосвязь между схематичностью внешности и поведением, мотивированным внешним видом [например, 15], кульминацией которого стала разработка 20 пунктов «Перечень схем внешности — пересмотренный» [16]. Измерение схематичности внешнего вида полезно и широко используется, но фокусируется на более широких конструкциях, чем на заметности внешнего вида, как описано выше.Эмоциональная обработка по отношению к внешности также присутствует в содержании пунктов этой шкалы – например, в пункте « Если бы кто-то негативно отреагировал на то, как я выгляжу, меня бы это не смутило ». Кроме того, другие пункты оценивают непредвиденные обстоятельства внешности (например, « Моя внешность ответственна за большую часть того, что случилось со мной в моей жизни »). С этой точки зрения значимость включает в себя степень, в которой внешний вид является центральной определяющей чертой личности, и уровень дисфункциональных вложений во внешний вид.Это делает ASI-R бесценным в клинических исследованиях и во многих исследовательских условиях, но не дает нам сфокусированного измерения более конкретной конструкции, обсуждаемой здесь, степени, в которой информация о внешнем виде составляет часть рабочей я-концепции. В другом месте сложные процедуры оценки, исследующие значимость информации о внешности в рамках самооценки, были основаны на анализе множества идиографических контрольных списков прилагательных, заполненных участниками. Хотя этот подход имел некоторый успех, он также предъявлял значительные требования к участникам и непрактичен для рутинного использования [8].

Дальнейшим исследованиям и развитию нашего понимания самосознания внешности может способствовать дифференциация организационных (значимость) и оценочных (валентность) компонентов схемы Я-внешности, а также рассмотрение взаимосвязи этих признаков. Кроме того, краткие меры оценки этих компонентов могут предоставить более прагматичные инструменты для исследователей, изучающих проблемы внешнего вида и / или схематичность внешнего вида.

Стоит провести явное различие между «неосознанностью внешнего вида» и перекрывающимся понятием «неудовлетворенность телом», компонентом образа тела.Неудовлетворенность телом — более широкое понятие, чем самосознание внешнего вида, поскольку оно включает в себя несчастье, связанное с невидимыми аспектами тела. Гроган [17, с.4] определяет его как «негативные мысли и чувства человека по поводу своего тела». Внешнее самосознание более специфично, фокусируясь на негативных чувствах вокруг внешнего вида тела. Для тех, кто больше всего знаком с традицией изображения тела, связанного с весом (большинство работ по изображению тела), это различие может показаться тривиальным.Однако при работе в областях видимых различий после болезни и травмы различие между самосознанием внешности из-за видимых проявлений тела и дистрессом и неудовлетворенностью образа тела, основанным на других воспринимаемых атрибутах тела (например, субъективно оцениваемые способности тела, функционирование, бодрость или здоровье) является фундаментальным. Создавая шкалы, которые (в отличие от большинства других измерений в области образа тела) четко изолируют внешний вид от других аспектов образа тела, мы стремимся проложить путь к ясности в измерениях и последующему теоретизированию в будущем.

Таким образом, это исследование преследовало две цели: во-первых, разработать краткие, валидные и надежные меры значимости и валентности внешнего вида, а во-вторых, оценить как независимый, так и умеренный прогностический вклад этих факторов в отношении психологических трудностей внешнего вида. самосознание.

Было высказано предположение, что валидность конвергентного критерия показателя значимости будет демонстрироваться умеренными корреляциями с подшкалами ASI-R. Сильная корреляция указывала бы на то, что мера заметности не оценивала ничего отличного от ASI-R.Были предсказаны только умеренные корреляции, так как это лучше всего указывало бы на то, что мера значимости была концептуально связана, но не была идентична (хотя, конечно, мы признаем влияние размера выборки и предполагаем минимальное влияние внешних не измеряемых переменных и других не связанных с гипотезами переменных). факторы, которые могут повлиять на величину коэффициента корреляции). Достоверность дискриминантного критерия будет продемонстрирована низкой корреляцией между заметностью и самосознанием внешности (DAS24), положительным аффектом и негативным аффектом (PANAS) на том основании, что значимость самой внешности не связана с эмоциональным воздействием этой заметной информации.Хотя это не может быть доказано путем отклонения нулевой гипотезы, неспособность отвергнуть нулевую гипотезу с помощью мощного анализа дает уверенность в дискриминантной валидности. Далее была выдвинута гипотеза о том, что валидность конвергентного критерия меры валентности будет демонстрироваться положительной корреляцией с самосознанием внешности (DAS24), значимостью самооценки (ASI-R SES) и отрицательным аффектом (NA) и отрицательной связью. корреляция с положительным аффектом (ПА). Опять же, имея в виду те же научные проблемы, связанные со значением неспособности отвергнуть нулевую гипотезу, была выдвинута гипотеза о том, что расходящаяся дискриминантная валидность меры валентности будет продемонстрирована незначительной корреляцией с мотивационной значимостью ASI-R на Исходя из того, что мотивационная значимость описывает степень, в которой люди обращают внимание на свою внешность и участвуют в поведении, связанном с управлением внешностью, которая не зависит от того, в какой степени внешность оценивается положительно или отрицательно.

Методы

Участники

Расчет мощности был рассчитан на основе априорных оценок для множественной регрессии с тремя предикторами, и был принят консервативный подход (степень установлена ​​на уровне 0,9; альфа на уровне 0,01, ожидаемая величина эффекта 0,15) с учетом новизны шкал. . Расчет определил минимальное требование в 198 участников. Обычно [например, 18] «очень хороший» размер выборки для анализа основных компонентов составляет примерно 500 участников.

Участники были набраны через веб-сайты, ориентированные на исследования. (например, http://www.onlinepsychresearch.co.uk/) Используемые веб-сайты были выбраны из-за ассоциации с университетскими исследованиями, их оценки всех допущенных исследований (требовалась проверка протоколов, подтверждение этического одобрения и принадлежность к университету) и их известность в сообществе онлайн-исследователей.

Набрано пятьсот девяносто два участника. Национальность участников была определена с использованием категорий, определенных участниками, и в основном это были американцы (31%), хотя также сообщалось о британцах, латиноамериканцах, японцах, корейцах, китайцах, мексиканцах, итальянцах, турках, вьетнамцах и южноафриканцах.Демографические характеристики участников приведены в таблице 1.

Для анализа повторного тестирования участники были студентами университетов, и за участие в них были начислены баллы за курс. В исследовании приняли участие 41 участник в возрасте от 20 до 29 лет (среднее  = 21,2; SD = 1,82). Из них 82,9% составляли женщины. Все описали свою этническую принадлежность как белые, за исключением одного, который назвал себя индийцем.

Меры

Пул элементов для показателей значимости и валентности был разработан в соответствии с рекомендациями в установленной литературе [19].Элементы были созданы на основе клинического опыта авторов и соответствующей литературы на основе тщательного теоретического операционализации конструкций (см. ниже). Затем этот пул элементов был уточнен на основе отзывов других экспертов в сообществе исследователей внешнего вида, чтобы обеспечить первоначальную достоверность содержания.

Центр исследований внешности Шкала значимости.

Основная конструкция заметности была операционально определена как «степень, в которой внешний вид и физическое «я» доводятся до сознания.«Шкала значимости Центра исследования внешности (CARSAL) состояла из 10 вопросов с категориями ответов по шкале Лайкерта в диапазоне от 1 (полностью не согласен) до 6 (полностью согласен). Три предмета были оценены в обратном порядке. Более высокие баллы по каждому пункту указывали на повышенную значимость внешнего вида в я-концепции, то есть на то, что внешний вид является частью рабочей я-концепции, — чем более низкие баллы. Пункты этой шкалы были скорее когнитивными, чем аффективными или поведенческими.

Центр исследования внешности Шкала валентности.

Основной конструкт валентности был операционально определен как «Степень, в которой респондент оценивает свою/его внешность положительным/отрицательным образом». Пул пунктов Шкалы валентности исследования внешнего вида (CARVAL) состоял из 12 пунктов с теми же вариантами ответа, что и CARSAL. Семь элементов-кандидатов были оценены в обратном порядке. Более высокие баллы по пунктам указывали на более негативную оценку внешности. Пункты этой шкалы были скорее аффективными и когнитивными, чем поведенческими.

Для обеих шкал элементы должны были быть применимы к объективно заметно отличающимся респондентам, а также к другим респондентам в целом.

Шкала внешности Деррифорда –24.

Шкала внешнего вида Деррифорда 24 [20] оценивает дистресс и трудности, возникающие при жизни с проблемой внешности, и может использоваться в клинической и неклинической популяции. DAS-24 представляет собой шкалу из 24 пунктов, широко используемую с психометрической и клинически обоснованной и надежной шкалой, которая была создана в первую очередь для решения проблем адаптации внешности в клинических и неклинических группах населения.DAS-24 имеет высокую внутреннюю согласованность (альфа Кронбаха) 0,92 и хорошую надежность повторных испытаний 0,82.

Перечень схем внешнего вида – исправлено.

Перечень схем внешнего вида – пересмотренный (ASI-R) [16] измеряет схематичность внешнего вида. ASI-R состоит из двадцати утверждений с вариантами ответа по шкале Лайкерта. Измерение дает одну составную оценку схематичности привлекательности и две подфакторные оценки «Самооценочной значимости» (SES) и «Мотивационной значимости» (MS).SES относится к тому, насколько заметна привлекательность для человека, тогда как MS — это оценка того, насколько заметна привлекательность в мотивации поведения человека. Авторы сообщают о хороших показателях внутренней валидности для полной и субшкал альфа-шкалы Кронбаха в диапазоне от 0,80 до 0,91.

Таблица положительных и отрицательных эффектов.

PANAS [21] является широко используемой мерой настроения, состоящей из десяти положительных и десяти отрицательных слов, каждое из которых оценивается по шкале Лайкерта, таким образом оценивая положительный аффект (PA) и отрицательный аффект (NA).Авторы сообщают, что для Шкалы положительных эмоций альфа Кронбаха составляла от 0,86 до 0,90; для шкалы негативных эмоций от 84 до 0,87.

Процедура

Для основного исследования участникам была предоставлена ​​полная информация об исследовании посредством вводного экрана, который информировал их о содержании исследования и их праве выйти из исследования в любое время. Впоследствии был представлен экран согласия, включая заявление, требующее от участника подтвердить, что ему исполнилось восемнадцать лет или больше.Участники дали свое согласие на участие в исследовании, щелкнув соответствующее поле на экране. После сбора информированного согласия меры были представлены в уравновешенном порядке. Был включен стандартизированный онлайн-дебрифинг, а контактные данные главного исследователя были доступны для любых последующих вопросов.

Чтобы исследовать стабильность инструментов, была оценена надежность повторных испытаний. Не существует объективно согласованного правила для определения соответствующего интервала между тестом и повторным тестом, с существующими примерами от недели до нескольких лет.Учитывая, что стабильность уровней заметности и валентности внешнего вида не была известна с большой уверенностью априори, был выбран умеренный интервал в один месяц, в течение которого мы ожидали минимальные изменения в лежащих в основе конструкциях. Участники были набраны через внутреннюю рекламу в своем университете. Данные были собраны в классе с использованием бумажно-карандашного введения шкал CARSAL и CARVAL в двух временных точках с интервалом в один месяц.

Заявление об этике

Исследование было тщательно изучено и принято университетским комитетом по этике научных исследований ведущего автора.Участники дали информированное согласие, им было гарантировано право отказаться от участия без штрафных санкций, а также гарантирована анонимность в письменной информации и формах согласия.

Результаты

Психометрические свойства шкал значимости и валентности

Внутренняя структура шкалы значимости.

10 пунктов в исходном пуле были подвергнуты анализу общего количества пунктов, чтобы упростить исключение пунктов, демонстрирующих плохую корреляцию между пунктами и итогом (r < 0,5), и гарантировать, что включение пунктов с обратной оценкой не имело значимого влияния на шкалу структура.На этом этапе из дальнейшего анализа были исключены пять пунктов. Последующие анализы проводились на наборе данных, включая (N = 592) и исключая 121 участника, которые не заполнили каждый пункт анкеты (N = 471). Исключение неполных ответов существенно не изменило результаты; следовательно, результаты для полного набора данных представлены ниже.

Общий анализ элементов для последних элементов в шкале заметности продемонстрировал корреляцию Пирсона r между 0,74 и 0.81. Альфа Кронбаха была 0,90 (см. таблицу 2).

Элементы также были оценены, чтобы определить, имеют ли они нормальное распределение, и исключить элементы с эффектами пола или потолка. На данном этапе не было необходимости исключать какие-либо пункты.

Внутренняя структура шкалы валентности.

Для изучения внутренней структуры шкалы валентности был проведен суммарный анализ. Три предмета были отклонены положительно (указывая на эффект нижнего предела) и были исключены. Один пункт был удален в анализе CARVAL данных исследования 1 после спонтанной обратной связи, включенной в рукописный информационный лист участника, собранный одновременно для исследования 2, что указывает на плохую юридическую достоверность.Все остальные элементы имели общую корреляцию элементов r>0,5. Общий анализ элементов для конечных элементов шкалы валентности показал, что корреляция Пирсона r составляет от 0,72 до 0,84. Альфа Кронбаха для шкалы составила 0,93 (см. Таблицу 3).

Подтверждение личности конструкции.

Анализ главных компонентов с вращением облимина (дельта установлена ​​на ноль) был проведен, чтобы убедиться, что концептуально независимые конструкции также являются статистически независимыми. Априорные теоретические предположения предполагают независимость, но варимаксное вращение с принудительно ортогональным решением проверит это хуже, чем облиминное вращение, которое допускает потенциальную наклонную связь, если гипотеза о независимости окажется неверной.Были выявлены два фактора, на долю которых приходится 70% дисперсии. Все предметы, разработанные для представления CARSAL, присутствовали в первом факторе с загрузкой предметов от 0,80 до 0,87. Между этими элементами и вторым фактором не было обнаружено заметной нагрузки. Все предметы, разработанные для представления CARVAL, присутствовали во втором факторе с загрузкой предметов от 0,76 до 0,90. В очередной раз не было обнаружено заметной нагрузки между этими элементами и другим фактором. Корреляция между факторами составила r = −0.02, что еще больше подтверждает независимость факторов.

Справедливость критерия.

Мощность была рассчитана для всех протестированных здесь измерений. Для всех, кроме отношения CARSAL/DAS24, мощность приблизилась к 1,0. CARSAL продемонстрировал достоверность конвергентного критерия посредством линейных корреляций с мотивационной значимостью ASI-R (r = ,59, p<0,005, df = 480) и значимостью самооценки (r = ,56, p<0,005, df = 480). Дискриминантная валидность критерия CARSAL была продемонстрирована корреляциями небольшого эффекта с DAS24 (r = .11, p<0,01, df = 523, мощность = 0,81), PA (r = 0,21, p<0,005 df = 469) и NA (r = 0,11, p = 02, df = 469).

CARVAL продемонстрировал достоверность конвергентного критерия посредством линейных корреляций с DAS24 (r = ,72, p<0,005, df = 523), значимостью самооценки ASI-R (r = ,455, p<0,005, df = 480), PA (r = -0,39, p<0,005, df 471) и NA (r = ,38, p<0,005, df = 471). На дивергентную дискриминантную валидность CARVAL указывала незначительная корреляция с мотивационной значимостью ASI-R (r = .04, нс, df = 480).

Регрессионный анализ.

Был проведен множественный регрессионный анализ с DAS24 в качестве зависимой переменной; CARSAL и CARVAL были введены как независимые переменные. Общая модель значительно предсказала показатель DAS24 (F (2, 520) = 204,28, p<0,001), что составляет 54% изменчивости зависимой переменной; оба предиктора внесли значительный независимый вклад, CARVAL (β = ,72) и CARSAL (β = ,10). Признаков мультиколлинеарности обнаружено не было.

Было предсказано, что в дополнение к независимым эффектам каждой шкалы, описанным выше, связь между отрицательной валентностью (CARVAL) и корректировкой внешнего вида (DAS24) будет смягчаться эффектом заметности (CARSAL). То есть, в дополнение к независимым эффектам, описанным выше, можно было бы предсказать более плохую адаптацию, когда самая отрицательная валентность сочетается с наиболее заметным внешним видом. Чтобы проверить это, термин взаимодействия (модерации) был рассчитан путем умножения баллов CARVAL и CARSAL и введен в качестве второго шага в модели (после ввода CARSAL и CARVAL по отдельности на первом этапе).Небольшое, но значимое скорректированное изменение R 2 наблюдалось в этой точке (F(1, 519) = 7,02, p = 0,001), демонстрируя, что термин модерации был связан с корректировкой помимо основных эффектов заметности и валентности. Как видно на рисунке 1, наибольшая застенчивость внешнего вида (высокие баллы DAS24) была связана с самой отрицательной валентностью (высокий уровень CARVAL), и это усугублялось более высокими уровнями заметности внешнего вида (более высокий показатель CARSAL).

Рисунок 1. Модерация CARVAL на DAS24 компанией CARSAL.

Связь самосознания внешности и валентности внешности, основанная на непрерывных данных, разделенных на низкую значимость внешности (нижняя строка), умеренную значимость внешности и высокую значимость внешности (верхняя строка). График построен на основе непрерывных данных с помощью ModGraph-I [25].

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0050605.g001

Сравнение полов.

ANOVA сравнения CARSAL (F(1,529) = 6,7, p = .01, η p 2  = 0.01) и CARVAL (F(1,529) = 14,8, p<0,001, η p 2  = 0,03) продемонстрировали значительные половые различия соответственно. В обоих случаях, хотя участники-женщины продемонстрировали более высокие средние ответы; разница между средним ответом мужчин и женщин была в пределах одного стандартного отклонения. В соответствии с предыдущим исследованием [20], по сравнению с участниками-мужчинами, женщины продемонстрировали значительно более высокие уровни озабоченности внешним видом по DAS24 (F(1,513) = 19,7, p<0,001, η p 2  = 0.04). Статистическая мощность превышала 0,7 для каждого из этих анализов с альфа-значением 0,05.

Тест

– повторное тестирование надежности

Показатели CARSAL и CARVAL продемонстрировали приемлемую надежность повторных испытаний, рассчитанную с использованием r Пирсона, равного 0,74 и r = ,89 соответственно.

Обсуждение

Современная литература предполагает, что проблемы, с которыми сталкиваются люди, обеспокоенные своей внешностью, носят преимущественно психосоциальный характер [22] и могут быть связаны с содержанием и организацией Я-схемы.До этого исследования измерение заметности внешности было сложным и трудным [8]. Отношения между валентностью, заметностью и внешним самосознанием были выдвинуты гипотезой, но четко не продемонстрированы. Цель этой работы состояла в том, чтобы решить эти проблемы путем разработки и проверки показателей значимости и валентности внешнего вида, а также изучения их независимой и совместной роли в обработке информации, связанной с внешним видом, посредством их связи с установленным показателем психосоциальной адаптации к беспокойству о внешнем виде.

Анализ пунктов шкалы значимости CARSAL сократил 10 пунктов пула до 5 пунктов, которые в значительной степени способствовали измерению и обеспечили хорошее распределение баллов. Точно так же анализ пунктов шкалы валентности CARVAL продемонстрировал восемь показателей, выбранных из исходного набора из 12 пунктов. Было обнаружено, что обе меры имеют высокий уровень внутренней согласованности и надежные корреляции с общим количеством элементов, что свидетельствует об эффективном представлении конструктов заметности и валентности внешнего вида соответственно.Кроме того, анализ основных компонентов продемонстрировал независимость двух конструкций. CARSAL продемонстрировал валидность критерия через его связь с мотивационной и самооценкой значимостью, но слабую связь с общей психологической адаптацией к внешности, на что указывает DAS24. Это согласуется с гипотезами и предполагает, что мера оценивала заметность, и, кроме того, что заметность внешности сама по себе не является предиктором самосознания внешности.Опять же, в соответствии с гипотезами, CARVAL был явно связан с беспокойством по поводу внешнего вида и эмоциональным дистрессом, о чем свидетельствуют корреляции с самооценкой значимости ASI-R, PANAS и DAS24. Кроме того, благодаря низкой корреляции между CARVAL и мотивационной значимостью было показано, что степень, в которой люди обращают внимание на свою внешность и участвуют в поведении, связанном с управлением внешностью, не обязательно должна быть связана с самосознанием внешности; Вполне возможно положительно относиться к своей внешности и при этом тратить время и усилия на управление внешностью.

В дополнение к разработке кратких измерений заметности и валентности внешности, это исследование стремилось прояснить независимую и умеренную связь этих конструктов с самосознанием внешности. И значимость, и валентность по отдельности внесли свой вклад в модель регрессии, предсказывающую появление самосознания. На модель приходилось более 50% изменчивости беспокойства, что подтверждает утверждения о том, что заметность и валентность являются критическими факторами в понимании опыта и поддержании внешнего самосознания.Примечательно, что валентность способствовала значительно большей изменчивости по сравнению с заметностью. Дополнительный анализ показал, что связь между валентностью и внешним самосознанием частично смягчается значимостью. Это показывает, что, когда информация о внешности с отрицательной валентностью более заметна, то есть к ней легче получить доступ и она чаще присутствует в рабочей я-концепции, люди подвергаются риску повышенного самосознания внешности. Чрезвычайно выраженная концепция внешности может служить фактором уязвимости в потенциальном развитии заботы о внешности, в то время как негативное содержание, относящееся к внешности, может определять последствия этой уязвимости.

Для некоторых людей внешний вид занимает центральное место в их сознании и, следовательно, более доступен для процессов саморегуляции. Таким образом, схема заметного внешнего вида с большей вероятностью будет направлять поведение по отношению к внешнему виду (на что указывает взаимосвязь между CARSAL и ASI-R MS), не обязательно связанная с дистрессом. Однако последствия этих открытий для обработки информации и поведенческой и когнитивной саморегуляции на данном этапе носят гипотетический характер и требуют экспериментального анализа.В совокупности эти результаты свидетельствуют о том, что необходимо учитывать как независимые, так и взаимообусловленные отношения между оценочными и организационными чертами внешности внутри Я-концепции.

Это исследование имеет ограничения. Во-первых, необходимо соблюдать осторожность при обобщении на более широкие группы населения, особенно клинические группы населения, которые не принимали активного участия в этом исследовании. В основной части этого исследования использовался дизайн поперечного сечения. Эта методология запрещает оценку причинно-следственной связи и не учитывает потенциальную динамику характера рассматриваемых переменных.Остается работа по сопоставлению значимости и валентности с краткосрочными и долгосрочными колебаниями внешнего самосознания на протяжении всей жизни. Различия между средними баллами участников мужского и женского пола согласовывались с предыдущей работой по самосознанию внешности. Однако степень сходства или различия лежащих в основе предшествующих процессов у разных полов требует дальнейшего изучения. Данные были собраны онлайн, что должно быть признано потенциально влияющим на реакцию участников: однако предыдущее использование онлайн-версий установленных мер предполагает сопоставимость ответов с традиционными бумажными методами [23].Необходимо провести дальнейшую работу, чтобы установить приемлемость для пользователя и валидность мер в клинических и неклинических условиях. Наконец, полезность этих показателей для использования с клиническими популяциями с более объективно идентифицируемыми видимыми различиями еще предстоит установить. Степень, в которой эти меры являются приемлемыми, уместными и указывают на аналогичные основные проблемы в отношении схемы Я для участников с большей клинической потребностью или более выраженными и отличительными внешними различиями, еще предстоит продемонстрировать.

Результаты исследования способствуют нашему пониманию психологических переживаний, связанных с внешним видом. Показав, что адаптация включает в себя смягчение валентности за счет значимости информации о внешности, мы расширили возможности для рассмотрения способов работы с крайностями самоосознания внешности с помощью психотерапии. Тем не менее, мы хотели бы звучать предостережение. Хотя терапевты могут быть предупреждены о двух ключевых моментах в поддержке своих клиентов, столкнувшихся с плохой приспособляемостью в отношении внешности (во-первых, важность помощи клиентам как в позитивной переоценке своей внешности, так и во-вторых, в реструктуризации организации внешности). Я-схема, чтобы сделать видимость менее заметной чертой в рамках более широкой Я-концепции), использовать наши открытия в качестве основы для этого было бы преждевременно.Мы понимаем, что требуется дальнейшая деликатная работа с конструктами заметности и валентности внешности, используемыми в терапевтическом контексте. Более того, на практике мы понимаем, что эти две цели могут быть терапевтически несовместимыми или труднодостижимыми; работа с клиентом, направленная на то, чтобы сделать внешний вид более позитивным, может работать против цели сделать его менее заметным. Поэтому для глубоко укоренившихся основных аспектов схемы Я, которые устойчивы к изменениям, может быть более подходящим работать над принятием клиентами этих аспектов Я и связанных с ними эмоциональных последствий [24].

Заключение

Это исследование показало, что независимый и интерактивный вклад оценочных и организационных характеристик Я-концепции может способствовать нашему пониманию внешнего самосознания. Кроме того, изложенные меры обеспечивают краткую оценку заметности и валентности внешности, которые, как мы полагаем, дополняют существующие меры в области психологии внешности, предоставляя практические инструменты для исследователей, конкретно изучающих схематичность внешности или индивидуальные представления о внешности в более общем плане.

Благодарности

Спасибо Холли Ричардс и Сэму Хардингу за помощь в управлении данными, а также нынешним и бывшим сотрудникам и студентам Центра исследования внешности за комментарии к первоначальному и последующему набору предметов и шкалам.

Вклад авторов

Задумал и спроектировал эксперименты: TPM. Проведены эксперименты: ТРМ БАР. Проанализированы данные: TPM BAR. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты анализа: TPM BAR. Написал статью: TPM BAR.Разработан веб-интерфейс: BAR.

Каталожные номера

  1. 1. Мосс Т.П. (2005) Взаимосвязь между объективными и субъективными оценками тяжести обезображивания и психологической адаптацией. Изображение тела 2: 151–159.
  2. 2. Карр Т., Харрис Д., Джеймс С. (2000) Шкала внешности Деррифорда (DAS-59): новая шкала для измерения индивидуальных реакций на жизнь с проблемами внешности. Br J Health Psychol 5: 201.
  3. 3. Рамси Н., Харкорт Д. (2004)Образ тела и обезображивание: проблемы и вмешательства.Изображение тела 1: 83–97.
  4. 4. Маркус Х. (1977) Я-схемы и обработка информации о себе. J Pers Soc Psychol 35: 63–78.
  5. 5. Маркус Х., Хэмилл Р., Сентис К.П. (1987) Думая о жире: само-схемы для массы тела и обработка соответствующей информации о весе1. J Appl Soc Psychol 17: 50–71.
  6. 6. Cash TF (2005) Влияние социокультурных факторов на образ тела: поиск конструкций. Клин Психол 12: 438–442.
  7. 7.Альтабе М., Томпсон Дж. К. (1996) Образ тела: конструкт когнитивной самосхемы? Cognit Ther Res 20: 171–193.
  8. 8. Мосс Т., Карр Т. (2004) Понимание приспособления к обезображиванию: роль самооценки. Psychol Health 19: 737–748.
  9. 9. Харгривз Д.А., Тиггеманн М. (2003)Влияние телевизионных рекламных роликов «худой идеал» на неудовлетворенность телом и активацию схемы в раннем подростковом возрасте. Дж. Юноша-подросток 32: 367–373.
  10. 10.Маркус Х., Вурф Э. (1987) Динамическая самооценка: социально-психологическая перспектива. Annu Rev Psychol 38: 299–337.
  11. 11. Sedikides C (1995) На центральные и периферические представления о себе по-разному влияет настроение: тесты гипотезы дифференциальной чувствительности. J Pers Soc Psychol 69: 759–777.
  12. 12. Marsh HW (1995) Джеймсианская модель самоинвестирования и самооценки: комментарий к Pelham (1995). J Pers Soc Psychol 69: 1151–1160.
  13. 13.Пелхэм Б.В. (1995) Инвестиции в себя и самооценка: свидетельство джеймсовской модели самооценки. J Pers Soc Psychol 69: 1141–1150.
  14. 14. Фредриксон Б.Л., Мейерхофф Хендлер Л., Нильсен С., О’Барр Дж.Ф., Робертс Т. (2011) Возвращение тела: ретроспектива развития теории объективации. Psychol Women Q 35: 689–696.
  15. 15. Cash TF (2000) Руководства пользователя для многомерного опросника отношений тела и себя и схем внешнего вида.Доступно у автора на сайте www.body-images.com.
  16. 16. Cash TF, Melnyk SE, Hrabosky JI (2004) Оценка инвестиций в образ тела: обширный пересмотр списка схем внешности. Int J Eat Disord 35: 305–316.
  17. 17. Гроган С. (1998) Образ тела: понимание неудовлетворенности телом у мужчин, женщин и детей. Нью-Йорк: Рутледж. 240 стр.
  18. 18. Окопник А.Л., Ли Х.Б. (1992) Первый курс факторного анализа. Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс.488 стр.
  19. 19. Штрейнер Д.Л., Норман Г.Р. (2008) Шкалы измерения здоровья: практическое руководство по их разработке и использованию. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. 452 стр.
  20. 20. Карр Т., Мосс Т., Харрис Д. (2005) DAS24: краткая форма шкалы внешнего вида Деррифорда DAS59 для измерения индивидуальной реакции на жизнь с проблемами внешности. Br J Health Psychol 10: 285.
  21. 21. Уотсон Д., Кларк Л.А., Теллеген А. (1988) Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного аффекта: шкалы PANAS.J Pers Soc Psychol 54: 1063–1070.
  22. 22. Клеве Л., Рамси Н., Вин-Уильямс М., Уайт П. (2002)Эффективность когнитивно-поведенческих вмешательств, предоставляемых при взгляде: группа поддержки обезображивания. J Eval Clin Pract 8: 387–395.
  23. 23. Смит М.А., старший C (2001) Интернет и клиническая психология: общий обзор последствий. Clin Psychol Rev 21: 129.
  24. 24. Hayes SC Strosahl KD, Wilson K (2003) Терапия принятия и приверженности: эмпирический подход к изменению поведения: эмпирический подход к изменению поведения.Нью-Йорк: Гилфорд Пресс. 304 стр.
  25. 25. Jose PE, (2008) ModGraph-I: Программа для вычисления средних значений ячеек для графического отображения модерационных анализов: интернет-версия, версия 2.0. Веллингтонский университет Виктории, Веллингтон, Новая Зеландия. Доступно: http://www.victoria.ac.nz/psyc/paul-jose-files/modgraph/modgraph.php. По состоянию на октябрь 2012 г.

Нейробиологические основы сознания | Неврология | JAMA Неврология

Сознание — это активный процесс, состоящий из множества компонентов.Восходящая ретикулярная активирующая система имеет множество анатомических и нейрохимических компонентов в ростральной покрышке ствола мозга, таламусе и коре и отвечает за бдительность, предпосылку для максимального осознания. Осознание также имеет несколько граней. Ощущения, после первоначального восприятия в коре, далее отбираются и обрабатываются в связанных областях. Восприятие включает в себя абстракцию выбранной сенсорной информации, позволяющую получить ограниченное представление о том, что происходит во внешнем мире и внутри тела.Внимание направляет и отбирает определенную информацию, исключая другую. Информация кратковременно хранится в рабочей памяти, чтобы обеспечить немедленные действия и решения. Некоторые формы памяти сопровождаются сознательным осознанием, которое предполагается необходимым для обеспечения чувства непрерывности в повседневной жизни. Мотивация связана с расстановкой приоритетов и выбором поведения. Мозг также обладает способностью к самосознанию, т. е. к осознанию наличия у человека определенных когнитивных и психических процессов.Познание или мышление, традиционно на «высшем уровне» когнитивного функционирования (например, дедуктивное рассуждение), предполагает синтез вышеперечисленных компонентов.

Уильям Джеймс 1 определил сознание как осознание себя (или собственного когнитивного опыта) и окружающей среды. Это, казалось бы, простое определение противоречит сложным функциям мозга, включающим многочисленные отдельные, хотя и взаимосвязанные, качества и компоненты. Эти компоненты и их анатомические основы показаны на рисунке 1.Мы обсудим два основных компонента, бдительность и осознанность, по отдельности, хотя они сильно взаимосвязаны. Внутри каждого есть, опять же, несколько элементов, которые будут рассмотрены индивидуально.

Компонент бдительности или бодрствования зависит от восходящей ретикулярной активирующей системы в верхней части покрышки ствола мозга, а также срединных и интраламинарных ядрах таламуса (рис. 1). 2 Эта система простирается до коры головного мозга.Первоначально считалось, что восходящая ретикулярная активирующая система представляет собой недифференцированный набор нейронов с обширными внутренними связями и проекциями как рострально, так и каудально. Дальнейшие исследования морфологических особенностей, связей и нейрохимии его отдельных групп клеток показали, что они обладают различными свойствами, а также являются компонентами системы возбуждения. Ретикулярное ядро ​​таламуса отвечает за «запуск» специфической ретикулярной информации, которая передается в кору головного мозга и обеспечивает обратную связь с центрами ствола мозга, которые играют роль в возбуждении и настороженности.Таламические ворота, вероятно, имеют отношение к вниманию и концентрации, в которых отбор является важным компонентом.

Основными нейротрансмиттерными системами, связанными с возбуждением, являются холинергическая, моноаминергическая и γ-аминомасляная кислота-эргическая. Глутаминовая и аспарагиновая кислоты, внутренние кортикальные нейротрансмиттеры, играют ключевую роль в возбуждающей синаптической активности в коре, в кортиокофугальных проекциях и, по крайней мере, в некоторых таламокортикальных афферентных связях. Различные нейропептиды (тиреотропин-рилизинг-гормон, вазопрессин-кортикотропин-рилизинг-гормон, соматостатин, субстанция Р и нейропептид Y) играют роль в модуляции корковой активности и влиянии на когнитивные процессы. 3

Последствия анатомических повреждений дают дополнительную информацию. Большинство инсультов, вызывающих кому, с вовлечением ствола головного мозга связаны с окклюзией базилярной артерии с наиболее каудальным поражением средней части покрышки моста на уровне оттока тройничного нерва. Перерезка ствола мозга на уровне среднего мозга приводит к стойкой коме у животных; большинство вызывающих кому поражений среднего мозга у людей связаны с повреждением таламического или мостового отдела покрышки или с более распространенным повреждением коры головного мозга. 4 Среди пациентов с таламическими поражениями только у пациентов с двусторонними дорсальными парамедианными поражениями наблюдалась кома или нарушение реакции возбуждения. Когда возникает кома, она почти никогда не бывает постоянной, если человек выживает в течение нескольких недель или более. Имеются удивительно неубедительные доказательства того, что диффузная дисфункция коры головного мозга у людей вызывает кому. Острая односторонняя (особенно левосторонняя или доминантная) церебральная дисфункция приводит, в лучшем случае, к временной, неполной невосприимчивости.

Крайним примером бдительности без осознания является пациент в постоянном вегетативном состоянии.Пациента можно разбудить ото сна с открытием глаз и электроэнцефалографическим возбуждением, но при этом отсутствует восприятие, понимание, осмысленное взаимодействие или поведенческая реакция. 5 Осознанность требует активности коры головного мозга, тесно связанной с активностью подкорковых структур. Электрофизиологический феномен, гамма или «ритм 40 Гц», создается таламокортикальными цепями во время задач на внимание и сенсорную обработку, которые требуют связывания обработанной сенсорной информации с памятью, вниманием и двигательными реакциями. 6 Этот ритм синхронен в различных регионах, связывая таламокортикальные сети, а также гиппокамп и неокортекс. Было высказано предположение, что такие когерентные ритмы обеспечивают временную привязку, которая способствует одновременной или параллельной активности мозга в сети, а не чисто иерархическим образом. Таким образом, например, можно оценить все модальности объекта, хранящегося в памяти.

Осознание восприятия и создание мыслительных процессов находятся на высших уровнях сознательного поведения.Говоря о сознании, мы вынуждены искусственно выделять и выделять определенные компоненты (рис. 1), тесно связанные друг с другом и с восходящей ретикулярной активирующей системой.

Ощущение и восприятие кажутся параллельными, но взаимозависимыми действиями. Ощущение необходимо для сознательной оценки. Ощущение включает в себя осознание со стороны человека того, что что-то происходит в результате воздействия раздражителя на сенсорный рецептор.Ощущения имеют дискретные (модульные) первичные принимающие области коры головного мозга и ассоциативные области для обработки (рис. 1). Первичные сенсорные модальности включают зрительные, слуховые, соматосенсорные, обонятельные, вкусовые, вестибулярные (чувство движения) и висцеральные ощущения. Ощущения имеют временные (время относительно настоящего) и пространственные (отражающие затронутую часть тела) характеристики и модально специфичны (например, зрительное ощущение отличается от соматосенсорной стимуляции, даже если оба относятся к одному и тому же внеличностному объекту).Существуют как прямые, так и обратные взаимосвязи между различными областями, участвующими в сенсорной обработке; т. е. система не является иерархической системой с односторонним движением от первичной сенсорной коры к другим областям без значительного взаимодействия, связанного с обработкой. Происходит как последовательная (иерархическая), так и параллельная обработка информации. Ощущения связаны с памятью и аффектом, что позволяет распознавать и оценивать их значение.

Восприятие включает дальнейшую обработку сенсорной информации, позволяющую получить символическое представление о том, что происходит во внешнем мире.Обычно восприятие преобладает над ощущением, когда присутствуют оба, так что мы меньше осознаем, что происходит с нами, чем наша интерпретация того, что происходит во внешнем мире. Объектное зрение включает в себя способность сегментировать изображение на фон и передний план и объединять впечатления в формы и объекты. Сознательное зрение включает в себя распознавание объектов, сложный процесс, в котором участвуют первичная зрительная кора, области зрительных ассоциаций и взаимные связи с хранилищами памяти.Вполне вероятно, что смысл и значение придаются параллельно и последовательно обрабатываемой сенсорной информации посредством обратной связи и прямых связей, включающих несколько иерархических уровней. Поражения, которые разрушают или изолируют первичную зрительную кору, но не затрагивают экстрагеникулостриарные пути и экстрастриарные области коры, по-прежнему позволяют поведенческим реакциям на невидимые визуальные стимулы, что приводит к явлению, известному как слепое зрение . Такие люди могут делать точные проекции в зрительное поле, для которых нет ощущения видения, но отрицают сознательное осознание существования объекта во внеличностном пространстве.Таким образом, информация обрабатывается в значительной степени, несмотря на то, что она не воспринимается сознательно.

Внимание образует компонент восприятия, поскольку оно отвечает за выбор и направленную концентрацию на обработку определенной информации с исключением других конкурирующих стимулов или данных. Префронтальные области играют важную исполнительную роль в выборе информации для сознательного восприятия с последующей обработкой и связью с другими функциональными модальностями, включая память, мотивационные области и двигательные области.

Москвич 7 определил внимание как,

процесс управления, который позволяет индивидууму выбирать из ряда альтернатив задачу, которую он будет выполнять, или стимул, который он будет обрабатывать, и когнитивную стратегию, которую он примет для выполнения этих операций.

Предпосылкой является бодрствование и бдительность. К основным чертам внимания относятся направленность и избирательность психических процессов.Существует тесная физиологическая связь между бдительностью, вниманием и восприятием.

Структуры головного мозга, привлекающие внимание, включают переднюю поясную извилину, дорсолатеральную префронтальную кору, нижнюю теменную дольку, центромедианное и парафацикулярное ядра таламуса, таламическое ретикулярное ядро, ретикулярную формацию покрышки среднего мозга и верхние холмики. Одностороннее поражение мезэнцефальной покрышки может привести к игнорированию контралатерального полупространства, возможно, из-за сниженной активации более ростральных структур.Дофаминергическая и норадренергическая системы играют важную роль в реакциях внимания. Двигательная невнимательность возникает в результате поражения дорсолатеральной лобной области. Акинетический мутизм, состояние, при котором животное кажется бодрствующим, но не реагирует на раздражители, может быть вызвано поражением центромедианных и парафасцикулярных ядер таламуса.

Hebb, 8 , вдохновивший на значительный прогресс в нейрофизиологических исследованиях и кибернетическом моделировании активности мозга, связанной с обработкой информации, предложил следующее для ассоциативного обучения: когда аксон клетки A находится достаточно близко, чтобы возбудить клетку B, и многократно и настойчиво участвует в его возбуждении, в одной или обеих клетках происходит некоторый процесс роста или метаболические изменения, так что эффективность А как одной из клеток, запускающих В, увеличивается.Таким образом, усиление синаптических связей или функциональных механизмов, вероятно, лежит в основе различных форм обучения и памяти.

Функция памяти состоит из отдельных подсистем, некоторые из которых связаны с сознанием. Хотя рабочую память описывали по-разному, общим определением является кратковременное удержание ограниченного числа элементов, удерживаемых в сознании, для немедленного использования. Было обнаружено, что поражения префронтальной коры у обезьян нарушают зрительно-пространственную рабочую память. 9 Отдаленные или ретроградные воспоминания обслуживаются другими нервными системами, чем те, которые участвуют в формировании новых (антероградных) воспоминаний. Это различие было первоначально сделано Scoville и Milner 10 , которые изучали пациента, у которого медиальные височные структуры были удалены с двух сторон. Это привело к потере антероградной памяти, но относительному сохранению отдаленных воспоминаний (заложенных до резекции). Был идентифицирован ряд структур, составляющих цепь антероградной памяти: гиппокамп, парагиппокампальная извилина, субикулум, энторинальная и периринальная кора, сосцевидные тела, дорсомедиальное таламическое ядро, поясная кора, свод и волокнистые пути. соединяющие эти структуры (рис. 1).

Даже субъекты с глубокой амнезией, такие как пациент Сковилла и Милнера, могут запоминать, запоминать и извлекать определенный материал, не вспоминая пережитое (имплицитная памятка). Примеры включают приобретение новых сенсомоторных навыков или восстановление информации о конкретных предметах, если предоставлены соответствующие сигналы. Имплицитные воспоминания, по-видимому, не опосредованы структурами гиппокампа, а обрабатываются и развиваются в другом месте. Амнестического человека, не способного хранить сознательные, явные воспоминания, нельзя считать находящимся в бессознательном состоянии, поскольку сохраняется бдительность, и человек все еще взаимодействует с окружающей средой.Однако отсутствует важный компонент мыслительной деятельности, позволяющий сознательно связывать прошлое и настоящее.

Moscovitch 11 предположил, что явные, но не неявные воспоминания сопровождаются сознанием. Явный характер припоминания связан со связыванием и интеграцией нейронных событий гиппокампом и связанными с ним структурами. Сознание связывается с информационными элементами явного следа памяти и восстанавливается вместе с памятью.Сознательное воспоминание происходит постоянно и дает нам ощущение знакомости и преемственности. Напротив, пациент без текущей эксплицитной памяти был описан как «изолированный в одном моменте бытия, со рвом лакуны вокруг него… Это человек без прошлого (или будущего), застрявший в постоянно меняющемся мире». бессмысленный момент». 12

Мотивационные побуждения помогают определить поведение после того, как человек или животное обратили внимание на стимул и оценили его значимость в отношении конкурирующих внутренних или внешних факторов.Мотивационная система тесно связана с грубым сознанием, восприятием, целенаправленной деятельностью и эмоциями. Эмоциональное познание, включая мотивацию, зависит от сети структур, лимбических и нелимбических, а также нейромедиаторных систем, и не может быть изолировано от одного независимого объекта.

Важными структурами в формировании внутренних чувств и мотивации являются миндалевидное тело, гипоталамус и связанные с ними лимбические структуры. Гиппокамп и миндалевидное тело на каждой стороне мозга получают параллельно-конвергентные проекции от различных сенсорных систем.Гиппокамп объединяет информацию в память и получает доступ к хранилищам недавних воспоминаний в неокортексе. 13 Миндалевидное тело благодаря своим связям с различными структурами коры придает сенсорной информации аффективный и эмпирический оттенок, а также выражение эмоций через свои связи с гипоталамусом. 14 Другие лимбические структуры также играют роль в эмоциональном опыте и поведении. Поражения задней островковой доли вызывают асимболию боли, при которой болевые раздражители не воспринимаются эмоционально и не действуют на них. 15 Это может быть связано с нарушением мультисинаптических связей между лимбической системой и неокортексом.

Гипоталамус играет важную роль во внешнем выражении эмоций — вегетативных явлениях и поведении. Эта небольшая диэнцефальная структура получает афференты от различных отделов головного мозга, в том числе других компонентов лимбической системы (как миндалевидно-промежуточного, так и гиппокампально-сводово-маммилярного отделов), коры больших полушарий и ретикулярной формации.Гипоталамус также чувствителен к внутренней среде организма и в значительной степени отвечает за поддержание гомеостаза посредством эндокринных, вегетативных и поведенческих входов и выходов. Разнообразные функции гипоталамуса связаны с конечными путями различных активностей, важных для организма.

Познание и фокусировка сознания

Познание, как и сознание, трудно дать удовлетворительное определение.Мысль зависит от всех компонентов сознания, обсуждавшихся ранее, а также включает в себя осознание собственной когнитивной деятельности, хотя мы осознаем лишь некоторые операции и результаты когнитивной обработки. 16

Было предложено несколько моделей для объяснения фокусировки когнитивного сознания. Одним из самых простых является «картезианский театр», который постулирует единый локус осознания через внутренний механизм просмотра. 17 Тем не менее, нет никаких анатомических или физиологических доказательств наличия такого единственного места сознания.

Более правдоподобная модель включает в себя сеть многочисленных взаимосвязанных модульных процессоров в обширных областях коры головного мозга (с взаимными связями с подкорковыми структурами), которые обеспечивают параллельную обработку информации. Kinsbourne 18 предполагает, что наиболее распространенной закодированной нейронной активностью является та, которая достигает сознания в это время, доминирующий паттерн нейронного действия или гипотеза доминирующего фокуса. Некоторые явления, например боль, могут иметь мощное подавляющее влияние.Доминирующий фокус — это тот, который управляет другими областями в синхронном возбуждении нейронов или ритмах. Если это достигает критической величины, оно воспринимается как сознание.

Система с ограниченной емкостью может допускать конечную информацию, которую мы можем воспринимать и хранить в рабочей памяти в любой момент времени. 19 Baars 20 предполагает, что мозг работает аналогично компьютерным моделям глобального рабочего пространства, допуская конкуренцию ряда параллельных процессов. Выбранные действия достигают осознания.Он предположил, что ретикулярно-активирующая система ствола мозга и ретикулярное ядро ​​таламуса являются примерами биологических систем, работающих по этому принципу; они вместе, а также другие системы, например, теменная и височная области коры, могут быть необходимы и достаточны для этой модели.

Дополнительно или в качестве альтернативы система фокусировки, обеспечивающая устойчивое познание, может получать указания от исполнительной (лобной доли) области, а не от потоков обработки, просто конкурирующих друг с другом. 21 Исполнительная функция лобных долей влияет на многие аспекты сознательного опыта. Knight и Grabowecky 22 описывают пациентов с префронтальным повреждением, у которых наблюдались поведенческие нарушения, включая потерю тормозного контроля и обнаружения новизны, что приводило к отвлекаемости, шумной внутренней среде, нарушению внимания, плохому временному кодированию и отсутствию устойчивых когнитивных функций. Таким образом, в повседневной жизни у этих людей нарушена сознательная оценка и соответствующая корректировка поведения.Moscovitch 11 предполагает, что эффективное функционирование памяти, интегрированное в целенаправленную когнитивную деятельность, включает самоорганизацию, стратегическое вмешательство и мониторинг. Считается, что лобные доли организуют входные данные, разрабатывают стратегии поиска, проверяют выходные данные и помещают их в соответствующий исторический контекст. Затем префронтальные области используют эту информацию для дальнейшего мнемонического поиска, а также для направления и планирования дальнейших действий.

Аспекты когнитивной осведомленности, вероятно, не распределены диффузно и однородно по всему мозгу.Поражения лобной, нижней теменной и верхней височной областей нарушают интеграцию когнитивных и аффективных компонентов сознания. 23 Распознавание и осознание частей себя или окружающего мира могут быть серьезно нарушены, по крайней мере остро, из-за недоминантных теменных поражений, которые часто сопровождаются гемианопсией, дезориентацией, расстройством настроения и нарушением абстрактного мышления. Поражения первичных сенсорных областей сами по себе обычно не вызывают такой потери осознания тела, пространства или самого дефицита.Вероятно, для этого необходимо поражение полимодальных областей процессинга.

На более высоком уровне самосознание, включающее в себя самооценку, представление об отличии себя от остального общества и, более интроспективно, о собственных мыслях (скрытность), являются аспектами сознания. 16 Функции самосознания мозга развиваются онтологически и, вероятно, являются супрамодальными, т. е. функционально выше унимодальных и мультимодальных блоков обработки. 16 ,21

Языковая функция представляет собой высокоразвитую познавательную деятельность, имеющую большое значение для человека. Левая височно-теменная область играет важную роль в преобразовании обработанной информации в символы в языковой форме, что позволяет вести внутренний разговор и формулировать понятия. Однако люди с тяжелой афазией по-прежнему бдительны и осведомлены и могут взаимодействовать с другими осмысленными и сложными способами; Таким образом, языковая функция не является существенной для человеческого познания.

Будущие направления: теоретические и практические приложения

Слияние нейрофизиологических, философских и психологических концепций может привести к более глубокому пониманию сознания. В любом случае может потребоваться научная революция со сменой парадигм (принятых моделей), прежде чем загадка сознания сможет быть полностью решена.

С клинической неврологической точки зрения следует рассматривать первую бдительность или способность к пробуждению как предпосылку для большинства других аспектов сознания. Настороженность зависит от активирующей роли восходящей ретикулярной формации функций ростральных структур, выполняющих задачи, связанные с осознанием и без него. Далее следует рассматривать осознанность как многокомпонентную функцию, зависящую от инфраструктуры внимания, позволяющей сосредоточить мыслительную деятельность.Осознание внешнего мира (для всего, кроме обоняния) требует теменной коры для сенсорной обработки и интерпретации после первоначального восприятия в первичных сенсорных областях. Чтобы сенсорная обработка имела смысл, она должна направляться в лимбическую систему через височные доли, особенно миндалевидное тело. Связи с хранилищами памяти позволяют оценить актуальность или важность современного опыта. Мотивация, самосознание и связь с двигательной системой связаны с широкой интеграцией различных корковых и подкорковых областей.Лобные доли выполняют важную исполнительную роль в направлении и поддержании внимания, а также в планировании поведения.

Сознание сложно и представляет собой нечто большее, чем сумма его частей, но когда оно расстроено, лучше всего определить, какие компоненты затронуты. Термин нарушение сознания слишком расплывчатый, чтобы быть клинически полезным. В каждом отдельном случае нам необходимо знать, какие аспекты сознания нарушены (например, бдительность, внимание или различные компоненты сознания) и в какой степени они затронуты.

Принято к публикации 7 апреля 1998 г.

Перепечатка: Г. Брайан Янг, доктор медицинских наук, Лондонский центр медицинских наук, 375 South St, Лондон, Онтарио N6A 4G5, Канада.

1.

Джеймс W Принципы психологии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, издательство Macmillan Publishing Co Inc., 1890 г.;

2.Моруцци GMagoun HW Ретикулярная формация ствола мозга и активация ЭЭГ.  Электроэнцефалогр Клин Нейрофизиол. 1949;1455- 473Google ScholarCrossref 3.Bennett GWBallard ТМ Уотсон CDFone KCF Влияние нейропептидов на когнитивную функцию. Опыт Геронтол. 1997;32451- 469Google ScholarCrossref 4.Bremer F Cerveau isolé et physiol du sommei. CR Soc Biol. 1935;1181235- 1242Google Scholar5.Многосторонняя целевая группа по PVS, Медицинские аспекты стойкого вегетативного состояния. N Engl J Med. 1994;330 ((часть 1)) 1499– 1508Google ScholarCrossref 6.Джеффрис Дж. Г. Р. Трауб РДВиттингтон MA Нейронные сети для индуцированных ритмов «40 Гц».  Trends Neurosci. 1996;19202- 208Google ScholarCrossref 7.Moscovitch M Обработка информации и полушария головного мозга. Газзанига MSed.  Справочник по поведенческой нейробиологии: нейропсихология , том 2, Нью-Йорк, NY Plenum Publishing Corp, 1979;379–446Google Scholar8.

Хебб DO  Организация поведения . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк John Wiley & Sons Inc., 1964;

9.Голдман-Ракич PS Клеточная и схематическая основа рабочей памяти в префронтальной коре нечеловеческих приматов.  Прог Мозг Res. 1990;85325- 336Google Scholar10.Scoville У.Б.Милнер B Потеря недавней памяти после двустороннего поражения гиппокампа. J Нейрол Нейрохирург Психиатрия. 1957;2011-21Google ScholarCrossref 11.Moscovitch M Модели сознания и памяти. Газзанига MSed  Когнитивные нейронауки. Cambridge, Mass MIT Press, 1995; 1341– 1356Google Scholar12.

Мешки O  Мужчина, который принял жену за шляпу . Нью-Йорк, NY Summit Books, 1985; 29

13. Зола-Морган SSquire LR Нарушения памяти у обезьян после поражения гиппокампа.  Behav Neurosci. 1986;100155Google ScholarCrossref 14.LeDpux JE Эмоции и миндалевидное тело. Эглтон JPed. Нейробиологические аспекты эмоций, памяти и умственной дисфункции миндалевидного тела. New York, NY Wiley-Liss1992;339-351Google Scholar15.Бертье Старкштейн Слейгуарда R Асимволия боли: синдром сенсорно-лимбического отключения. Энн Нейрол. 1982;2441Google ScholarCrossref 16.

Автобус AH  Личность: эволюционное наследие и особенности человека . Хиллсдейл, Нью-Джерси Lawrence Erlbaum Associates1988;13– 15

17.

Малкольм N Проблемы разума: от Декарта до Витгенштейна . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк Harper & Row1971;

18.Кинсборн M Интегрированная модель коркового поля сознания.  Ciba Found Symp. 1993;17443- 50Google Scholar20.Baars BJ Как серийный, интегрированный и очень ограниченный поток сознания возникает из нервной системы, которая в основном бессознательна, распределена параллельно и имеет огромные возможности?  Ciba Found Symp. 1993;174282- 290Google Scholar21.

Бенсон F Неврология мышления . Нью-Йорк, NY Oxford University Press, 1994; 254- 260

22. Найт РТГрабовецкий M Бегство от линейного времени: префронтальная кора и сознательный опыт.Газзанига MSed.  Когнитивные нейронауки. Cambridge, Mass MIT Press, 1995; 1357– 1371Google Scholar23.Prigatano GP Анозогнозия, бред и измененное самосознание после черепно-мозговой травмы: историческая перспектива.  BNI Q. 1988;440Google Scholar

Сознание и самосознание — Этика животных

Как объяснялось на странице, посвященной проблеме сознания, сознание можно определить как состояние наличия переживаний. Сознательные состояния, или ментальные состояния, — это ситуации, в которых человек испытывает какой-либо опыт, будь то сенсорный опыт, мысль, эмоция или что-то еще.

Самосознание, особая форма сознания, — это широкий термин, который используется для обозначения различных форм осознания себя и своих переживаний. То, как мы понимаем концепцию самости, зависит от того, какое значение самосознания мы используем. Ниже перечислены некоторые из наиболее часто используемых. 1

Различные значения самосознания
  • Самосознание, или базовое самосознание: осознание себя отличным от остального мира.То есть иметь опыт быть самим собой.
  • Телесное (телесное) самосознание: осознание своего тела как отличного от остального мира.
  • Чувство собственности: осознание того, что когда кто-то двигает частью своего тела, движется именно его тело (связано с телесным самосознанием).
  • Чувство свободы действий: осознание того, что человек действует с намерением.
  • Ощущение себя во времени: осознание того, что ты существо, которое существует в разное время и будет существовать в будущем.
  • Мета-самоосознание: осознание себя, а также осознание того, что осознаешь, а не просто переживание осознания.
  • Концептуальное самосознание: представление о себе как обладающем определенными чертами, отличающими себя от остального мира.
  • Я-концепция, или нарративное Я: сложная концепция и точка зрения, в рамках которых человек рассматривает свою ситуацию и историю по отношению к другим, что включает в себя представление о своей роли в обществе как отличной от ролей других.

Первые три типа самосознания иногда называют дорефлексивным самосознанием, тогда как последние пять являются примерами рефлексивного самосознания. Дорефлексивное самосознание требует лишь того, чтобы был некоторый опыт самости в любой форме. Рефлексивное самосознание требует некоторого размышления, некоторого осознания самого осознания. Можно иметь способность к рефлексивному самосознанию, но не применять ее на практике и, таким образом, функционировать на уровне дорефлексивного самосознания. 2

Иногда утверждают, что существо, обладающее сознанием, должно быть и самосознательным, что невозможно иметь одно без другого. Аргумент состоит в том, что любой опыт должен сопровождаться осознанием того факта, что этот опыт является собственным. Согласно этому аргументу, хотя мы и можем провести логическое различие между тем, что значит быть просто сознательным, и тем, что значит быть сознающим себя, на практике это различие исчезает, и все те, кто сознательны, также сознательны. 3

Защита этого взгляда зависит от используемого значения самосознания. Поскольку, строго говоря, когда появляются самые основные формы самосознания, уже есть какая-то форма самосознания, и поскольку многие нечеловеческие животные явно обладают осознанием своего тела или собственного опыта, то в основном смысле , многие нечеловеческие животные обладают самосознанием. Тем не менее, вполне правдоподобно думать, что могут быть существа, обладающие сознанием, даже если они не обладают самосознанием.

Важно отметить, что только сознание имеет значение, когда мы рассматриваем, каким существам можно причинить вред или принести пользу. Если возможно быть сознательным, не будучи самосознательным, тогда самосознание не имеет отношения к тому, может ли быть причинен вред или польза существу, хотя оно может повлиять на то, каким образом существо может быть повреждено. Самосознание так или иначе связано с осознанием себя. И это отличается от простого осознания.


Дополнительная информация

Антоний, М.V. (2001) «Является ли «сознание» неоднозначным?», Journal of Consciousness Studies , 8 (2), стр. 19-44.

Армстронг, Д. М. (1981) «Что такое сознание?», в Армстронг, Д. М. (ред.) Природа разума и другие эссе , Итака: Издательство Корнельского университета, стр. 55-67.

Бейн Т. (2004) «Самосознание и единство сознания», The Monist , 87, стр. 219-236.

Блок, Н. (1995) «О путанице в отношении функции сознания», Behavioral and Brain Sciences , 18, стр.227-247.

Bermúdez, JL (1998) Парадокс самосознания , Кембридж: MIT Press.

Чейни, Д.Л. и Сейфарт, Р.М. (2008) Метафизика бабуинов: эволюция социального разума , Чикаго: University of Chicago Press, с. 205.

Галлахер, С. (2000) «Философские концепции личности: значение для когнитивной науки», Trends in Cognitive Sciences , 4, стр. 14-21.

Галлахер, С. (2005) Как тело формирует разум , Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Дженнаро, Р. (1995) Сознание и самосознание: защита теории мышления высшего порядка о сознании , Амстердам: Джон Бенджаминс.

Жаннерод, М. (1997) Когнитивная неврология действия , Оксфорд: Блэквелл.

Lycan, WG (1987) Сознание , Кембридж: MIT Press.

Морин, А. (2006) «Уровни сознания и самосознания: сравнение и интеграция различных нейрокогнитивных взглядов», Сознание и познание , 15, стр.358-371.

Морселла, Э.; Барг, Дж. А. и Голлвитцер, П. М. (ред.) (2009) Оксфордский справочник по человеческой деятельности , Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Панксепп, Дж. и Нортофф, Г. (2009) «Междувидовое ядро ​​Я: появление активных культурных и нейроэкологических агентов посредством самообработки в подкорково-корковых срединных сетях», Сознание и познание , 18, стр. 193-215.

Филиппи, К.Л. (2011) «Динамическое я: изучение критической роли сети режима по умолчанию в самореферентной обработке», докторская диссертация, Айова: Университет Айовы.

Ресслер, Дж. и Эйлан, Н. (ред.) (2003) Свобода действий и самосознание , Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Стивенс, Г. Л. и Грэм, Г. (2000) Когда ломается самосознание: чужие голоса и вставленные мысли , Кембридж: MIT Press.


Примечания

1 См. по этому поводу: Антоний, М. В. (2002) «Понятия сознания, виды сознания, значения «сознания»», Philosophical Studies , 109, с.1-16; Бен-Арци, Э.; Микулинсер, М. и Глаубман, Х. (1995) «Многогранная природа самосознания: концептуализация, измерение и последствия», Воображение, познание и личность , 15, стр. 17-43.

2 См. Легран, Д. (2006) «Телесное я: сенсомоторные корни дорефлексивного самосознания», Феноменология и когнитивные науки , 5, стр. 89-118.

3 Эта точка зрения была защищена, например, Дэвидсоном Д. (1982) «Рациональные животные», Dialectica , 36, с.317-327. Он использовался для защиты спесишистских позиций, но то, что мы видели выше, показывает, что есть причины сомневаться в его правильности.

Я-концепция – Принципы социальной психологии

Цели обучения

  1. Дайте определение и опишите самооценку и ее влияние на обработку информации.
  2. Опишите концепцию самосложности и объясните, как она влияет на социальное познание и поведение.
  3. Просмотрите меры, которые используются для оценки самооценки.
  4. Различать различные типы самосознания и самосознания.

Некоторые нечеловеческие животные, в том числе шимпанзе, орангутаны и, возможно, дельфины, обладают по крайней мере примитивным чувством собственного достоинства (Boysen & Himes, 1999). Мы знаем это благодаря некоторым интересным экспериментам, проведенным с животными. В одном исследовании (Gallup, 1970) исследователи нарисовали красную точку на лбу анестезированных шимпанзе, а затем поместили животных в клетку с зеркалом.Когда шимпанзе проснулись и посмотрели в зеркало, они коснулись точки на своем лице, а не точки на лице в зеркале. Это действие предполагает, что шимпанзе понимали, что смотрят на себя, а не на других животных, и, таким образом, мы можем предположить, что они способны осознавать, что существуют как личности. Большинство других животных, включая собак, кошек и обезьян, никогда не осознают, что видят в зеркале самих себя.

Простой тест на самосознание — способность узнавать себя в зеркале.Люди и шимпанзе могут пройти тест; собаки никогда не делают.

Младенцы с похожими красными точками, нарисованными на лбу, узнают себя в зеркале так же, как это делают шимпанзе, и делают это примерно к 18-месячному возрасту (Asendorpf, Warkentin, & Baudonnière, 1996; Povinelli, Landau, & Периллу, 1996). Знания ребенка о себе продолжают развиваться по мере взросления ребенка. К 2 годам младенец начинает осознавать свой пол мальчика или девочки. В возрасте 4 лет самоописание, скорее всего, будет основано на физических характеристиках, таких как цвет волос, и примерно к 6 годам ребенок способен понимать основные эмоции и концепции черт, будучи в состоянии делать такие утверждения, как « Я хороший человек» (Хартер, 1998).

К тому времени, когда они пойдут в начальную школу, дети узнают, что они уникальные личности, и они могут думать и анализировать свое собственное поведение. Они также начинают проявлять осведомленность о социальной ситуации — они понимают, что другие люди смотрят на них и судят их так же, как они смотрят и судят других (Doherty, 2009).

Развитие и характеристики Я-концепции

Частью того, что развивается у детей по мере их взросления, является фундаментальная когнитивная часть личности, известная как я-концепция .Я-концепция — это представление знаний, которое содержит знания о нас, включая наши убеждения о наших личностных чертах, физических характеристиках, способностях, ценностях, целях и ролях, а также знание о том, что мы существуем как личности . В детстве и юности я-концепция становится более абстрактной и сложной и организуется в множество различных когнитивных аспектов , известных как Я-схемы. У детей есть я-схемы об их успехах в школе, внешнем виде, их навыках в спорте и других видах деятельности и многих других аспектах, и эти я-схемы направляют и информируют их обработку релевантной для себя информации (Harter, 1999).

К тому времени, когда мы становимся взрослыми, наше самоощущение резко возрастает. Помимо того, что мы обладаем широким разнообразием я-схем, мы можем анализировать свои мысли, чувства и поведение, и мы можем видеть, что у других людей могут быть мысли, отличные от наших. Мы осознаем свою собственную смертность. Мы планируем будущее и учитываем потенциальные результаты наших действий. Иногда ощущение себя может показаться неприятным — когда мы не гордимся своей внешностью, действиями или отношениями с другими, или когда мы думаем и боимся возможности собственной смерти.С другой стороны, способность думать о себе очень полезна. Знание нашего прошлого и способность размышлять о будущем является адаптивным — оно позволяет нам изменять свое поведение на основе наших ошибок и планировать будущие действия. Например, когда мы плохо сдаем экзамен, мы можем усерднее готовиться к следующему или даже подумать о смене специальности, если у нас по-прежнему будут проблемы с выбранной специальностью.

Один из способов узнать о я-концепции человека и многочисленных я-схемах, которые она содержит, — это использовать показатели самооценки.Одним из них является обманчиво простая мера заполнения пропусков, которая использовалась многими учеными для получения картины Я-концепции (Rees & Nicholson, 1994). Все 20 пунктов измерения абсолютно одинаковы, но человека просят заполнить разные ответы для каждого утверждения. Этот показатель самоотчета, известный как тест двадцати утверждений, может многое рассказать о человеке, поскольку он предназначен для измерения наиболее доступных — и, следовательно, наиболее важных — частей его самооценки.Попробуйте сами, хотя бы пять раз:

  • Я (пожалуйста, заполните поле) __________________________________
  • Я (пожалуйста, заполните поле) __________________________________
  • Я (пожалуйста, заполните поле) __________________________________
  • Я (пожалуйста, заполните поле) __________________________________
  • Я (пожалуйста, заполните поле) __________________________________

Несмотря на то, что каждый человек имеет уникальную самооценку, мы можем выделить некоторые характеристики, которые являются общими для ответов разных людей на вопросник. Физические характеристики являются важным компонентом самооценки, и многие люди упоминают их, когда описывают себя. Если в последнее время вас беспокоит, что вы набираете вес, вы можете написать: «У меня избыточного веса. «Если вы думаете, что вы особенно хорошо выглядите («Я привлекательный »), или если вы думаете, что вы слишком маленького роста («Я слишком низкий »), эти вещи могли быть отражены в ваших ответах. . Наши физические характеристики важны для нашей самооценки, потому что мы понимаем, что другие люди используют их, чтобы судить о нас.Люди часто перечисляют физические характеристики, которые отличают их от других, как в положительную, так и в отрицательную сторону («Я блондин », «Я низкий »), отчасти потому, что они понимают, что эти характеристики бросаются в глаза и, следовательно, могут использоваться другими при оценке их (McGuire, McGuire, Child, & Fujioka, 1978).

Вторая характеристика самооценки отражает наше членство в социальных группах, к которым мы принадлежим и о которых заботимся. Общие ответы на этот счет включают такие, как «Я художник », «Я еврей » и «Я студент Аугсбургского колледжа. » Как мы увидим позже в этой главе, наше членство в группе формирует важную часть самооценки, потому что оно дает нам нашу социальную идентичность — ощущение нашего «я», которое включает в себя наше членство в социальных группах.

Остальная часть Я-концепции обычно состоит из личностных черт — специфических и стабильных личностных характеристик, описывающих индивида (« я дружелюбный, » «Я застенчивый, » «Я настойчивый «).Эти индивидуальные различия (человеческая часть взаимодействия человека и ситуации) являются важными детерминантами нашего поведения, и этот аспект Я-концепции отражает эти различия среди людей.

Самосложность обеспечивает защиту от негативных эмоций

Я-концепция — это богатое и сложное социальное представление. В дополнение к нашим мыслям о том, кто мы есть прямо сейчас, я-концепция включает мысли о нашем прошлом «я» — нашем опыте, достижениях и неудачах — и о нашем будущем «я» — наших надеждах, планах, целях и возможностях (Oyserman, Bybee , Терри и Харт-Джонсон, 2004 г.).Я-концепция также включает в себя мысли о наших отношениях с другими людьми. Вы, несомненно, думаете о своей семье и близких друзьях, которые стали частью вас самих. В самом деле, если вы какое-то время не видите людей, которые вам действительно дороги, или если вы так или иначе потеряете их, вы, естественно, почувствуете печаль, потому что, по сути, вы теряете часть себя.

Хотя каждое человеческое существо имеет сложную я-концепцию, тем не менее, существуют индивидуальные различия в самосложности, степень, в которой люди имеют много различных и относительно независимых способов думать о себе (Linville, 1987; Roccas & Brewer, 2002 ).Некоторые личности более сложны, чем другие, и эти индивидуальные различия могут иметь важное значение для определения психологических результатов. Наличие сложного «я» означает, что у нас много разных способов думать о себе. Например, представьте себе женщину, чья я-концепция включает в себя социальную идентичность студентки, подруги, дочери, психолога и теннисистки , и которая столкнулась с самым разнообразным жизненным опытом. Социальные психологи сказали бы, что у нее высокая внутренняя сложность.С другой стороны, о человеке, который воспринимает себя исключительно как студента или только как члена хоккейной команды и имеет относительно узкий жизненный опыт, можно сказать, что у него низкая самокомплексность. Для людей с высокой самосложностью различные аспекты самости разделены, так что положительные и отрицательные мысли о конкретном аспекте себя не перетекают в мысли о других аспектах.

Исследования показали, что по сравнению с людьми с низким уровнем самосложности люди с более высоким уровнем самосложности испытывают более положительные результаты.Было обнаружено, что люди с более сложной Я-концепцией имеют более низкий уровень стресса и болезней (Kalthoff & Neimeyer, 1993), большую терпимость к фрустрации (Gramzow, Sedikides, Panter, & Insko, 2000), более позитивные и менее негативные. реакции на события, которые они переживают (Niedenthal, Setterlund & Wherry, 1992).

Преимущества самосложности возникают потому, что различные области самости помогают нам защищаться от негативных событий и помогают нам наслаждаться позитивными событиями, которые мы переживаем.Для людей с низкой самооценкой негативные результаты в отношении одного из аспектов личности, как правило, оказывают большое влияние на их самооценку. Если единственное, что волнует Марию, — это поступление в медицинскую школу, она может быть опустошена, если не сможет этого сделать. С другой стороны, Марти, который также увлечен медицинским вузом, но имеет более сложную самооценку, возможно, сможет лучше приспособиться к такому удару, обратившись к другим интересам. Люди с высокой самооценкой также могут воспользоваться положительными результатами, которые происходят в любом из важных для них аспектов.

Несмотря на то, что высокая самосложность в целом кажется полезной, похоже, она не помогает всем в равной степени, а также не помогает нам одинаково реагировать на все события (Rafaeli-Mor & Steinberg, 2002). Преимущества самокомплексности, кажется, особенно сильны в реакциях на позитивные события. Люди с высокой самооценкой, по-видимому, более позитивно реагируют на хорошее, что с ними происходит, но не обязательно менее негативно на плохое. И положительные эффекты самокомплексности сильнее для людей, у которых есть и другие положительные аспекты личности.Этот буферный эффект сильнее проявляется у людей с высокой самооценкой, чья самокомплексность связана с положительными, а не отрицательными характеристиками (Koch & Shepperd, 2004), а также у людей, которые чувствуют, что контролируют свои результаты (McConnell et al., 2005). ).

Изучение Я-концепции

Поскольку я-концепция является схемой, ее можно изучать с помощью методов, которые мы использовали бы для изучения любой другой схемы. Как мы видели, один из подходов заключается в использовании самоотчета, например, когда людей просят перечислить то, что приходит им на ум, когда они думают о себе.Другой подход заключается в использовании нейровизуализации для непосредственного изучения себя в мозгу. Как вы можете видеть на рис. 4.1, исследования нейровизуализации показали, что информация о себе хранится в префронтальной коре, там же, где хранится другая информация о людях (Barrios et al., 2008). Это открытие предполагает, что мы храним информацию о себе как о людях так же, как мы храним информацию о других.

Рисунок 4.1

На этом рисунке показаны области человеческого мозга, которые, как известно, важны для обработки информации о себе.К ним относятся прежде всего области префронтальной коры (области 1, 2, 4 и 5). Данные взяты из Lieberman (2010).

Еще один подход к изучению себя состоит в том, чтобы исследовать, как мы обращаем внимание и запоминаем то, что связано с собой. В самом деле, поскольку я-концепция является самой важной из всех наших схем, она оказывает необычайное влияние на наши мысли, чувства и поведение. Вы когда-нибудь были на вечеринке, где было много шума и суеты, и все же вы были удивлены, обнаружив, что вы могли легко услышать свое собственное имя, упоминаемое на заднем плане? Поскольку наше собственное имя является такой важной частью нашей самооценки, и поскольку мы высоко ценим его, оно очень доступно.Мы очень бдительны и быстро реагируем на упоминание собственного имени.

Другое исследование показало, что информация, связанная со схемой «я», запоминается лучше, чем информация, не связанная с ней, и что информация, относящаяся к «я», также может обрабатываться очень быстро (Lieberman, Jarcho, & Satpute, 2004). В одном классическом исследовании, продемонстрировавшем важность Я-схемы, Роджерс, Койпер и Киркер (1977) провели эксперимент, чтобы оценить, как студенты колледжа вспоминают информацию, которую они усвоили в различных условиях обработки.Всем участникам был представлен один и тот же список из 40 прилагательных для обработки, но благодаря использованию случайного распределения участники получили один из четырех различных наборов инструкций о том, как обрабатывать прилагательные.

Участников, которым было поручено структурное задание , условие , попросили оценить, напечатано ли слово прописными или строчными буквами. Участников фонематического задания (условие ) спросили, рифмуется ли слово с другим заданным словом.В условии семантической задачи участников спрашивали, является ли слово синонимом другого слова. А в условии задания на самореференцию участники указывали, является ли данное прилагательное истинным или нет по отношению к ним самим. После выполнения указанного задания каждому участнику было предложено вспомнить столько прилагательных, сколько он сможет вспомнить.

Рисунок 4.2 Эффект самореференции

На диаграмме показана доля прилагательных, которые учащиеся смогли вспомнить при каждом из четырех условий обучения.Одни и те же слова вспоминались значительно лучше, когда они обрабатывались по отношению к себе, чем когда они обрабатывались другими способами. Данные Роджерса и соавт. (1977).

Роджерс и его коллеги предположили, что разные типы обработки по-разному влияют на память. Как вы можете видеть на рис. 4.2 «Эффект самореференции», учащиеся, участвовавшие в задании на самореференцию, вспомнили значительно больше прилагательных, чем учащиеся в любом другом состоянии. Обнаружение того, что информация, которая обрабатывается по отношению к себе, особенно хорошо запоминается , известное как эффект самореференции, является убедительным доказательством того, что я-концепция помогает нам организовывать и запоминать информацию.В следующий раз, когда вы будете готовиться к экзамену, вы можете попробовать связать материал со своим собственным опытом — эффект самореференции предполагает, что это поможет вам лучше запомнить информацию.

Самосознание

Как и любая другая схема, я-концепция может различаться по своей текущей когнитивной доступности. Самосознание относится к степени, в которой мы в настоящее время фиксируем наше внимание на нашей собственной я-концепции . Когда я-концепция становится очень доступной из-за нашего беспокойства о том, что нас могут наблюдать и потенциально осуждать другие, мы испытываем публично индуцированное самосознание, известное как самосознание (Duval & Wicklund, 1972; Rochat, 2009).

Я уверен, что вы можете вспомнить случаи, когда ваше самосознание повышалось и вы становились застенчивыми — например, когда вы делали презентацию в классе и, возможно, с болью осознавали, что все смотрят на вас, или когда вы что-то публичное, что смутило вас. Такие эмоции, как тревога и смущение, возникают в значительной степени потому, что я-концепция становится очень доступной, и они служат сигналом для контроля и, возможно, изменения нашего поведения.

Не все аспекты наших я-концепций одинаково доступны во все времена, и эти долгосрочные различия в доступности различных я-схем помогают создавать индивидуальные различия, например, с точки зрения наших текущих забот и интересов.Вы можете знать некоторых людей, для которых физический компонент Я-концепции очень доступен. Они проверяют прическу каждый раз, когда видят зеркало, переживают, хорошо ли они выглядят в одежде, и делают много покупок — для себя, конечно. Другие люди больше сосредоточены на членстве в своей социальной группе — они склонны думать о вещах с точки зрения своей роли христианина или члена теннисной команды. Вспомните на мгновение начало этой главы и подумайте о танцующем Мэтте Хардинге.Как вы думаете, какие его Я-схемы наиболее доступны?

В дополнение к изменениям в долгосрочной доступности, самость и ее различные компоненты также могут быть временно сделаны более доступными посредством прайминга. Мы лучше осознаем себя, когда стоим перед зеркалом, когда на нас направлена ​​телекамера, когда мы говорим перед аудиторией или когда слушаем собственный записанный на пленку голос (Kernis & Grannemann). , 1988). Когда знание, содержащееся в я-схеме, становится более доступным, оно также становится более вероятным для использования в обработке информации и с большей вероятностью влияет на наше поведение.

Биман, Кленц, Динер и Сванум (1979) провели полевой эксперимент, чтобы выяснить, повлияет ли самосознание на честность детей. Исследователи ожидали, что большинство детей считают воровство неправильным, но они с большей вероятностью будут действовать в соответствии с этим убеждением, когда будут лучше осознавать себя. Они провели этот эксперимент вечером Хэллоуина в домах Сиэтла. Когда дети, которые разыгрывали угощение, приходили в определенные дома, их приветствовал один из экспериментаторов, показывал большую миску конфет и велел каждому взять только по одной конфете.Исследователи ненавязчиво наблюдали за каждым ребенком, чтобы увидеть, сколько кусочков он на самом деле взял.

За конфетницей в некоторых домах было большое зеркало. В других домах не было зеркала. Из 363 детей, за которыми наблюдали в исследовании, 19% не слушались инструкций и брали больше одной конфеты. Однако дети, находившиеся перед зеркалом, значительно реже воровали (14,4%), чем те, кто не видел зеркала (28,5%). Эти результаты показывают, что зеркало активизировало самосознание детей, что напомнило им об их вере в важность быть честным.Другое исследование показало, что самосознание оказывает сильное влияние и на другие виды поведения. Например, люди с большей вероятностью будут придерживаться своей диеты, есть более качественную пищу и действовать более нравственно в целом, когда они осознают себя (Baumeister, Zell, & Tice, 2007; Heatherton, Polivy, Herman, & Baumeister, 1993). Это означает, что когда вы пытаетесь придерживаться диеты, усерднее учитесь или занимаетесь другими сложными видами поведения, вы должны попытаться сосредоточиться на себе и важности поставленных целей.

Социальные психологи заинтересованы в изучении самосознания, потому что оно оказывает такое важное влияние на поведение. Люди теряют самосознание и с большей вероятностью нарушают приемлемые социальные нормы, когда, например, надевают маску на Хэллоуин или совершают другие действия, скрывающие их личность. Члены воинствующей организации сторонников превосходства белой расы Ку-клукс-клан носят белые мантии и шляпы, когда встречаются и проявляют расистское поведение. А когда люди находятся в большом скоплении людей, например, во время массовой демонстрации или бунта, они могут настолько стать частью группы, что утратят свое индивидуальное самосознание и испытают деиндивидуализацию — потерю самосознания и индивидуальной ответственности. в группах (Festinger, Pepitone, & Newcomb, 1952; Zimbardo, 1969).

Примеры ситуаций, которые могут привести к деиндивидуализации, включают ношение униформы, скрывающей личность, и алкогольное опьянение.

Было обнаружено, что важны два конкретных типа индивидуальных различий в самосознании, и они связаны с заботой о себе и заботой о других, соответственно (Fenigstein, Scheier, & Buss, 1975; Lalwani, Shrum, & Chiu, 2009). . Частное самосознание относится к склонности к самоанализу наших внутренних мыслей и чувств .Люди с высоким уровнем самосознания, как правило, много думают о себе и соглашаются с такими утверждениями, как «я всегда пытаюсь разобраться в себе» и «я обычно внимателен к своим внутренним ощущениям». Люди с высоким уровнем личного самосознания, скорее всего, будут основывать свое поведение на своих внутренних убеждениях и ценностях — они позволяют своим внутренним мыслям и чувствам руководить своими действиями — и они могут быть особенно склонны стремиться к успеху в измерениях, которые позволяют им продемонстрировать свои личные достижения (Lalwani, Shrum & Chiu, 2009).

Публичное самосознание, напротив, относится к тенденции сосредотачиваться на нашем внешнем общественном имидже и особенно осознавать, в какой степени мы соответствуем стандартам, установленным другими . Люди с высоким уровнем публичной самосознательности соглашаются с такими утверждениями, как «Меня беспокоит, что другие люди думают обо мне», «Перед тем как выйти из дома, я проверяю, как я выгляжу» и «Меня очень волнует, как я представляю себя». себя другим». Это люди, которые проверяют прическу в зеркале, мимо которого проходят, и тратят много времени на то, чтобы собраться по утрам; они более склонны позволять мнению других (а не собственному мнению) определять свое поведение и особенно заботятся о том, чтобы произвести хорошее впечатление на других.

Исследования выявили культурные различия в общественном самосознании, например, у людей из восточноазиатских коллективистских культур общественное самосознание выше, чем у людей из западных индивидуалистических культур. Стив Хайне и его коллеги (Heine, Takemoto, Moskalenko, Lasaleta, & Henrich, 2008) обнаружили, что когда студенты из Канады (западная культура) заполняли анкеты перед большим зеркалом, они впоследствии становились более самокритичными и менее более склонны к жульничеству (во многом подобно тому, как мы обсуждали вышеперечисленные угощения), чем канадские студенты, не сидевшие перед зеркалом.Однако наличие зеркала не повлияло на студентов из Японии. Это взаимодействие человека и ситуации согласуется с идеей о том, что люди из восточноазиатских культур обычно уже обладают высоким общественным самосознанием по сравнению с людьми из западных культур, и поэтому манипуляции, направленные на повышение общественного самосознания, оказывают на них меньшее влияние.

Переоценка взглядов других

Хотя я-концепция является самой важной из всех наших схем, и хотя люди (особенно обладающие высоким самосознанием) осознают себя и то, как их видят другие, это не означает, что люди всегда думают о самих себя.На самом деле люди обычно не сосредотачиваются на своей я-концепции больше, чем на других вещах и других людях в своем окружении (Csikszentmihalyi & Figurski, 1982).

С другой стороны, самоосознание более мощно для человека, который его испытывает, чем для других, которые наблюдают за ним, и тот факт, что я-концепция так легкодоступна, часто приводит к тому, что люди переоценивают степень, в которой другие люди ориентируясь на них (Гилович, Савицкий, 1999).Хотя вы можете сильно стесняться того, что вы сделали в конкретной ситуации, это не означает, что другие обязательно уделяют вам столько внимания. Исследование, проведенное Томасом Гиловичем и его коллегами (Gilovich, Medvec, & Savitsky, 2000), показало, что люди, которые общались с другими, думали, что другие люди уделяют им гораздо больше внимания, чем эти другие люди сообщали об этом на самом деле.

Подростки, как правило, очень застенчивы, часто полагая, что другие постоянно наблюдают за ними (Goossens, Beyers, Emmen, & van Aken, 2002).Поскольку подростки так много думают о себе, они особенно склонны полагать, что другие должны думать и о них (Rycek, Stuhr, McDermott, Benker, & Swartz, 1998). Неудивительно, что все, что делают родители подростка, внезапно вызывает у них смущение, когда они находятся на публике.

Люди также часто ошибочно полагают, что их внутренние состояния показывают окружающим больше, чем они есть на самом деле. Гилович, Савицкий и Медвец (1998) попросили группы из пяти студентов вместе поработать над задачей «обнаружения лжи».По одному каждый студент вставал перед другими и отвечал на вопрос, который исследователь написал на карточке (например, «Я встретил Дэвида Леттермана»). В каждом раунде карточка одного человека указывала, что он должен дать ложный ответ, тогда как остальным четырем было приказано говорить правду.

Рисунок 4.3 Иллюзия прозрачности

После каждого раунда студенты, которых не просили солгать, указывали, кто из студентов, по их мнению, на самом деле солгал в этом раунде, а лжеца просили оценить количество других студентов, которые правильно угадали, кто был лжецом.Как вы можете видеть на рис. 4.3 «Иллюзия прозрачности», лжецы переоценили обнаруживаемость своей лжи: в среднем они предсказывали, что более 44% их товарищей-игроков знали, что они лжецы, но на самом деле только около 25 % смогли точно их идентифицировать. Гилович и его коллеги назвали этот эффект «иллюзией прозрачности».

Ключевые выводы

  • Я-концепция — это схема, содержащая знания о нас. Он в основном состоит из физических характеристик, принадлежности к группе и черт характера.
  • Поскольку я-концепция настолько сложна, она оказывает необычайное влияние на наши мысли, чувства и поведение, и мы можем хорошо запоминать связанную с ней информацию.
  • Самосложность, степень, в которой люди имеют множество различных и относительно независимых способов думать о себе, помогает людям более позитивно реагировать на события, которые они переживают.
  • Самосознание относится к степени, в которой мы в настоящее время фиксируем наше внимание на нашей собственной я-концепции.Различия в доступности различных самосхем помогают создавать индивидуальные различия, например, с точки зрения наших текущих забот и интересов.
  • Когда люди теряют самосознание, они испытывают деиндивидуализацию, и это может привести к тому, что они будут действовать в нарушение своих личных норм.
  • Личное самосознание относится к тенденции к самоанализу наших внутренних мыслей и чувств; общественное самосознание относится к тенденции сосредотачиваться на нашем внешнем общественном имидже и стандартах, установленных другими.
  • Существуют культурные различия в самосознании, так что общественное самосознание обычно может быть выше в восточных культурах, чем в западных.
  • Люди часто переоценивают то, насколько другие обращают на них внимание и точно понимают их истинные намерения в публичных ситуациях.

Упражнения и критическое мышление

  1. Каковы наиболее важные аспекты вашей самооценки и как они влияют на ваше поведение?
  2. Рассмотрите людей, которых вы знаете, с точки зрения их самосложности.Какое влияние эти различия оказывают на их чувства и поведение?
  3. Можете ли вы вспомнить, каким образом ваше личное и публичное самосознание повлияло на вас?
  4. Как вы думаете, вы когда-нибудь переоценивали то, насколько люди обращают на вас внимание на публике?

Каталожные номера

Asendorpf, JB, Warkentin, V., & Baudonnière, PM. (1996). Самосознание и сознание других. II: Зеркальное самопознание, осознание социальных обстоятельств и синхронное подражание. Психология развития, 32 (2), 313–321.

Барриос, В., Кван, В.С.Ю., Ганис, Г., Горман, Дж., Романовски, Дж., и Кинан, Дж.П. (2008). Выяснение нейронных коррелятов эгоистического и моралистического самосовершенствования. Сознание и познание: международный журнал, 17 (2), 451–456.

Baumeister, RF, Zell, AL, & Tice, DM (2007). Как эмоции облегчают и нарушают саморегуляцию. В JJ Gross & JJE Gross (Eds.), Справочник по регулированию эмоций (стр.408–426). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

Биман, А.Л., Кленц, Б., Динер, Э., и Сванум, С. (1979). Самосознание и трансгрессия у детей: два полевых исследования. Журнал личности и социальной психологии, 37 (10), 1835–1846.

Бойсен, С.Т., и Хаймс, Г.Т. (1999). Текущие проблемы и новые теории познания животных. Ежегодный обзор психологии, 50, 683–705.

Чиксентмихайи, М., и Фигурски, Т.Дж. (1982). Самосознание и аверсивный опыт в повседневной жизни. Journal of Personality, 50 (1), 15–28.

Доэрти, М. Дж. (2009). Теория разума: Как дети понимают мысли и чувства других. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Psychology Press.

Дюваль С. и Виклунд Р. А. (1972). Теория объективного самосознания . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Academic Press.

Фенигштейн, А., Шайер, М.Ф., и Басс, А.Х. (1975). Общественное и частное самосознание: оценка и теория. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 43 , 522–527.

Фестингер, Л., Пепитон, А., и Ньюкомб, Б. (1952). Некоторые последствия деиндивидуализации в группе. Журнал ненормальной и социальной психологии, 47, 382–389.

Гэллап, Г.Г., младший (1970). Шимпанзе: самопознание. Наука, 167, 86–87.

Гилович Т. и Савицкий К. (1999). Эффект прожектора и иллюзия прозрачности: эгоцентрические оценки того, как нас видят другие. Современные направления психологической науки, 8 (6), 165–168.

Гилович Т., Медвец В. Х. и Савицкий К. (2000). Эффект прожектора в общественном суждении: эгоцентрическая предвзятость в оценках значимости собственных действий и внешнего вида. Журнал личности и социальной психологии, 78 (2), 211–222.

Гилович, Т., Савицкий, К., и Медвец, В. Х. (1998). Иллюзия прозрачности: предвзятые оценки способности других читать эмоциональное состояние человека. Журнал личности и социальной психологии, 75 (2), 332–346.

Гуссенс, Л., Бейерс, В., Эммен, М., и ван Акен, М. (2002). Воображаемая аудитория и личная басня: факторный анализ и одновременная достоверность мер «нового взгляда». Журнал исследований подросткового возраста, 12 (2), 193–215.

Грамзов, Р. Х., Седикидес, К., Пантер, А. Т., и Инско, К. А. (2000). Аспекты саморегуляции и самоструктуры как предикторы предполагаемого эмоционального дистресса. Бюллетень личности и социальной психологии, 26 , 188–205.

Хартер, С. (1998). Развитие представлений о себе. В W. Damon & N. Eisenberg (Eds.), Справочник по детской психологии: социальное, эмоциональное и личностное развитие (5-е изд., Том 3, стр. 553–618). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: John Wiley & Sons.

Хартер, С. (1999). Построение себя: перспектива развития . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

Heatherton, T.F., Polivy, J., Herman, C.P., & Baumeister, RF (1993).Самосознание, невыполнение задачи и расторможенность: как сосредоточение внимания влияет на прием пищи. Journal of Personality, 61, 138–143.

Хайне, С. Дж., Такемото, Т., Москаленко, С., Ласалета, Дж., и Хенрих, Дж. (2008). Зеркала в голове: культурные различия в объективном самосознании. Бюллетень личности и социальной психологии, 34 (7), 879–887.

Kalthoff, R.A., & Neimeyer, R.A. (1993). Самокомплексность и психологический дистресс: тест модели буферизации. International Journal of Personal Construct Psychology, 6 (4), 327–349.

Кернис, М. Х., и Граннеманн, Б. Д. (1988). Частное самосознание и восприятие собственной непротиворечивости. Личность и индивидуальные различия, 9 (5), 897–902.

Кох, Э. Дж., и Шепперд, Дж. А. (2004). Связана ли самокомплексность с лучшим совладанием? Обзор литературы. Journal of Personality, 72 (4), 727–760.

Лалвани, А.К., Шрум, Л.Дж. И Чиу, С.-Ю. (2009). Мотивированные стили ответа: роль культурных ценностей, нормативной направленности и самосознания в социально желательном реагировании. Журнал личности и социальной психологии, 96, 870–882.

Либерман, доктор медицины (2010). Социальная когнитивная нейробиология. В ST Fiske, DT Gilbert, & G. Lindzey (Eds.), Справочник по социальной психологии (5-е изд., Том 1, стр. 143–193). Хобокен, Нью-Джерси: John Wiley & Sons.

Либерман, доктор медицины, Ярчо, Дж. М., и Сатпут, А. Б. (2004). Самопознание, основанное на фактах и ​​интуиции: исследование фМРТ. Журнал личности и социальной психологии, 87 (4), 421–435.

Линвилл, П. В. (1987). Самокомплексность как когнитивный буфер против болезней и депрессии, связанных со стрессом. Журнал личности и социальной психологии, 52 (4), 663–676.

МакКоннелл, А. Р., Рено, Дж. М., Дин, К. К., Грин, С. П., Ламоро, М. Дж., Холл, К. Э.,… Райдел, Р.Дж. (2005). В любом случае, чье я? Контроль самоаспекта смягчает связь между самосложностью и благополучием. Журнал экспериментальной социальной психологии, 41 (1), 1–18. doi: 10.1016/j.jesp.2004.02.004.

McGuire, WJ, McGuire, CV, Child, P., & Fujioka, T. (1978). Выраженность этничности в спонтанной Я-концепции как функция своей этнической самобытности в социальной среде. Журнал личности и социальной психологии, 36 , 511–520.

Niedenthal, PM, Setterlund, MB, & Wherry, MB (1992). Возможна самокомплексность и аффективные реакции на оценку, относящуюся к цели. Журнал личности и социальной психологии, 63 (1), 5–16.

Ойсерман, Д., Байби, Д., Терри, К., и Харт-Джонсон, Т. (2004). Возможные «я» как дорожные карты. Журнал исследований личности, 38 (2), 130–149.

Повинелли, Д. Дж., Ландау, К. Р., и Периллу, Х. К. (1996). Самопознание у маленьких детей с использованием обратной связи с задержкой по сравнению с живой: свидетельство асинхронности развития. Развитие ребенка, 67 (4), 1540–1554.

Рафаэли-Мор, Э., и Стейнберг, Дж. (2002). Самокомплексность и благополучие: обзор и синтез исследований. Обзор личности и социальной психологии, 6 , 31–58.

Рис, А., и Николсон, Н. (1994). Тест «Двадцать утверждений». В C. Cassell & G. Symon (Eds.), Качественные методы в организационных исследованиях: практическое руководство (стр. 37–54). Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications.

Роккас, С.и Брюэр, М. (2002). Сложность социальной идентичности. Обзор личности и социальной психологии, 6 (2), 88–106.

Роша, П. (2009). Другие в виду: Социальные истоки самосознания. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

Роджерс, Т.Б., Койпер, Н.А., и Киркер, В.С. (1977). Самореференция и кодирование личной информации. Журнал личности и социальной психологии, 35 (9), 677–688.

Райчек, Р. Ф., Штур, С.Л., Макдермотт Дж., Бенкер Дж. и Шварц, доктор медицины (1998). Подростковый эгоцентризм и когнитивное функционирование в позднем подростковом возрасте. Подростковый возраст, 33 , 746–750.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.