Конъюнктивный диссонанс что это: Что такое когнитивный диссонанс? — все самое интересное на ПостНауке

Содержание

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — это… Что такое КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС?

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС (лат. dissonans — нестройно звучащий, cognitio — знание, познание) — концепция в социальной психологии, объясняющая влияние на человеческое поведение системы когнитивных элементов, описывающая формирование под их воздействием мотиваций социальных действий. Теория К.Д. — одна из «теорий соответствия», основывающихся на приписывании личности стремления к связному и упорядоченному восприятию своего отношения к миру. Впервые сформулирована Ф. Хайдером (1944). Модель когнитивного поля субъекта описывается понятием баланса — ситуации, в которой воспринимаемые единицы и эмоции сосуществуют без стресса, поэтому нет давления к изменению ни когнитивной организации, ни эмоциональных проявлений. Основываясь на теории Хайдера, Т. Ньюком ввел понятие баланса в межличностную коммуникацию — было высказано предположение, что увеличение контактов способствует симметрии ориентации, т.е. балансу в группе. Ч. Ос-гуд и П. Танненбаум предприняли попытку предсказать изменение отношения, которое произойдет у личности под влиянием стремления установить соответствие внутри ее когнитивной структуры в зависимости от их интенсивности по определенной шкале. Собственно разработка теории К.Д. принадлежит Л. Фестингеру (1957): диссонанс понимается как существование отношения несоответствия между когниция-ми (знание, представление, мнение) в пределах социальной общности. Диссонанс проявляется как неудовлетворительное оправдание выбора, которое ведет к нарушению психологического комфорта. В свою очередь, обнаружение явлений К.Д. приводит к стремлению понизить (минимизировать) возникшие рассогласования (несоответствия) или к избеганию ситуаций, в которых диссонанс может повыситься. В 1970-е «диссонансные эффекты» были переосмыслены в информационных терминах и представлены как частный случай функционирования каузальных схем. В настоящее время теория К.Д. занимает одно из первых мест в исследовании закономерностей социального поведения и оказания коммуникативного воздействия в условиях массовой коммуникации.

Новейший философский словарь. — Минск: Книжный Дом. А. А. Грицанов. 1999.

Полезное


Смотреть что такое «КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС» в других словарях:

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — (англ. cognitive dissonance) переживание дискомфорта, возникающее из за действий, идущих вразрез с собственными убеждениями (аттитюдами). Внутренняя проблема, внутриличностный конфликт может разрешиться, если изменить убеждения или интерпретацию… …   Большая психологическая энциклопедия

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — (сognitive dissonance) Состояние, характеризующееся столкновением в сознании индивида противоречивых знаний, убеждений, поведенческих установок относительно некоторого объекта или явления. Человек стремится преодолеть когнитивный диссонанс путем… …   Словарь бизнес-терминов

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — интеллектуальный конфликт, возникающий, когда имеющимся мнениям и представлениям противоречит новая информация. Дискомфорт или напряжение, вызванные конфликтом, могут быть устранены при помощи одного из нескольких защитных действий: индивид… …   Философская энциклопедия

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — англ. dissonance, cognitive; нем. kognitive Dissonanz. По Л. Фестингеру состояние, характеризующееся столкновением в сознании индивида противоречивых знаний, убеждений, поведенческих установок относительно к. л. объекта или явления, вызывающих у… …   Энциклопедия социологии

  • когнитивный диссонанс — сущ., кол во синонимов: 1 • неадекватное состояние (1) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 …   Словарь синонимов

  • Когнитивный диссонанс — (от англ. слов: cognitive  «познавательный» и dissonance  «отсутствие гармонии»)  состояние индивида, характеризующееся столкновением в его сознании противоречивых знаний, убеждений, поведенческих установок относительно некоторого… …   Википедия

  • когнитивный диссонанс — pažinimo disonansas statusas T sritis švietimas apibrėžtis Asmenybės būsena, atsirandanti dėl žinojimo, įsitikinimų ir veiklos bei elgesio prieštaravimų. Esant pažinimo disonanso būsenai, išgyvenamas vidinis nepatogumas (diskomfortas) arba… …   Enciklopedinis edukologijos žodynas

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС

    — (cognitive dissonance) случай несовпадения, противопоставления или противоречия мыслей, отношений или действий, ведущий к ощущению напряженности я потребности в достижении согласия. Термин внедрен Фестингером (1957). Согласно его определению,… …   Большой толковый социологический словарь

  • КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС — (COGNITIVE DISSONANCE) Теория когнитивного диссонанса Л. Фестингера заключается в том, что люди находят неприемлемым диссонанс или отсутствие соответствия между своими установками или между установками и поведением, поскольку испытывают… …   Социологический словарь

  • Когнитивный диссонанс (cognitive dissonance) — Теория К. д. была выдвинута Леоном Фестингером и изложена в его книге «Теория когнитивного диссонанса» (A theory of cognitive dissonance). Фестингер основывает эту теорию на предположении о том, что чел. мотивирован поддерживать согласованность… …   Психологическая энциклопедия

Когнитивный диссонанс в адаптации личности к новой среде как проблема психологической науки (на примере военнослужащих, уволенных в запас) Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

УДК 159.955.1

КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС В АДАПТАЦИИ ЛИЧНОСТИ

К НОВОЙ СРЕДЕ КАК ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ (на примере военнослужащих, уволенных в запас)

© Евгений Александрович ГРИДНЕВ

Тамбовский государственный университет им. Г.Р. Державина, г. Тамбов, Российская Федерация, аспирант, кафедра психологии развития, e-mail: [email protected]

Актуальность проведенного исследования заключается в том, что в современном обществе все чаще обсуждаются вопросы о целостности процесса развития личности, ее самореализации в различных сферах жизни и деятельности, о поиске путей раскрытия индивидуальности. В связи с этим значимыми являются проблемы создания возможностей для реализации личностного потенциала в условиях, связанных со сменой профессиональной деятельности, рассогласования имеющихся навыков поведения и вновь приобретаемых. Наиболее ярко описанную ситуацию раскрывает увольнение офицеров с военной службы. Отсюда возникающие проблемы когнитивного диссонанса личности, адаптации личности к новой среде все больше и больше становятся областью научных интересов психологов, особенно военнослужащих, уволенных в запас, но обладающих большим личностным и профессиональным потенциалом для дальнейшего продолжения трудовой деятельности. Анализ научной литературы, основных психологических теорий позволил выявить признаки и психологические характеристики когнитивного диссонанса военнослужащих, уволенных в запас. Проведенный анализ эмпирических результатов дал возможность рассматривать когнитивный диссонанс как расхождение между ранее сложившейся у субъекта ментальной картиной окружающей действительности с реальными жизненными обстоятельствами. Это, в свою очередь, привело к выделению определенной группы стратегий преодоления такого вида диссонанса.

Ключевые слова: когнитивный диссонанс; адаптация; военнослужащие; уволенные в запас; социальные установки.

Жизнь и деятельность человека постоянно протекает в условиях его взаимодействия с внешней средой, одной из особенностей которого является то, что как среда, так и человек не представляют собой статические явления. Во всех случаях такого взаимодействия возникает процесс адаптации человека к среде путем изменения его психолого-физиологических характеристик или же активного преобразования среды.

Социальная среда, в свою очередь, выдвигает ряд требований, которым должен соответствовать современный человек, какими психологическими характеристиками он должен обладать, какое поведение он должен выстраивать, какими должны быть его взгляды и представления. Однако изменения в окружающем социальном мире сегодня происходят быстрее изменений в представлениях человека о нем. Отсюда соответствие нормам социального окружения создает устойчивое комфортное состояние человека в нем, нарушение этих норм приводит к когнитивному диссонансу.

Особо наглядно это проявляется в военной сфере, когда кадровые военнослужащие

вынуждены расставаться с Вооруженными силами и адаптироваться в новой социальной среде — гражданской жизни. Именно в этой ситуации и возникает когнитивный диссонанс.

Понятие «диссонанс» (от лат. dissonans -несоответствие, разлад, противоречие чему-либо) впервые упоминается Пифагором Са-мосским (около 580-500 гг. до н. э.), математически выразившим дисгармонию в музыке. В 1922 г. русский философ и психолог И.И. Лапшин в своей работе «Философия изобретения и изобретение в философии», рассматривая виды формальных чувствований интеллектуального порядка, использует термин «диссонанс».рШо -«познание» и dissonantia — «несозвучность, нестройность, отсутствие гармонии») — состояние психического дискомфорта индивида, вызванное столкновением в его сознании

конфликтующих представлений: идей, верований, ценностей или эмоциональных реакций [2].

Понятие «когнитивный диссонанс» было введено Л. Фестингером в 1956 г. [3, с. 485]. Основным постулатом теории когнитивного диссонанса является стремление к гармонии, согласованности и конгруэнтности когнитивных представлений внешнего мира и себя. В теории речь идет об отношениях противоречия между содержанием когнитивных элементов и мотивационными эффектами, стремящимся к согласованности между собой. Под элементами понимаются отдельные сведения, в т. ч. убеждения и ценности. Л. Фестингер поясняет: «Эти элементы означают то, что называется познанием, т. е. то, что субъект знает о себе, о своем поведении и о своем окружении. В таком случае они являются «знаниями» во множественном смысле этого слова. Некоторые из этих элементов — это знание о себе: что некто делает, чувствует, хочет или желает, чем он является и т. п. Другие элементы — это знание о мире, в котором некто живет: что и где происходит, что к чему ведет, что доставляет удовлетворение, а что причиняет боль, на что можно не обращать внимание, а что важно и т. д.» [4, с. 9].

Диссонанс может появиться по различным причинам: из-за логического несоответствия; «по причине культурных обычаев»; в том случае, если индивидуальное мнение не входит в состав более широкого мнения; из-за несоответствия прошлого опыта относительно настоящей ситуации и т. д. [5, с. 318].

Так как диссонанс переживается как нечто неприятное, возникает стремление разрешить его и восстановить согласованность. Вместе с попытками уменьшить этот диссонанс субъект избегает ситуаций и информации, которые могли бы его увеличить. В сущности, диссонанс можно снизить тремя способами: изменив один или несколько элементов в диссонансных отношениях; добавив новые элементы, согласующиеся с уже имеющимися, и уменьшив значимость дис-сонансных элементов.

Р. Зайонц сформулировал девять постулатов, отражающих содержание теории когнитивного диссонанса [6].

1. Когнитивный диссонанс является негативным состоянием.

2. В случае когнитивного диссонанса индивид пытается снизить его и старается действовать так, чтобы избежать событий, усиливающих это состояние.

3. При наличии согласованности субъект стремится избегать событий, порождающих диссонанс.

4. Глубина, или интенсивность, когнитивного диссонанса зависит от значимости соответствующих знаний и относительного количества знаний, находящихся друг с другом в отношениях диссонанса.

5. Сила тенденций является прямой функцией от глубины диссонанса.

6. Когнитивный диссонанс можно снизить или уничтожить, только добавив новые знания или изменив существующие.

7. Добавление новых знаний редуцирует диссонанс, если новые знания усиливают одну из сторон и тем самым уменьшают долю диссонансных когнитивных элементов или новые знания изменяют значимость когнитивных элементов, находящихся друг с другом в состоянии диссонанса.

8. Изменение существующих знаний редуцирует диссонанс, если новое содержание делает их менее противоречащими остальным знаниям или их значимость понижается.

9. Если новые знания не могут быть использованы или существующие изменены при помощи пассивных процессов, возникнет поведение, когнитивные последствия которого будут способствовать восстановлению согласованности.

Когнитивный диссонанс может быть вызван волевым решением разрешения конфликта [7]. Когда человек вынужден выбирать одну из двух альтернатив, положительные стороны отвергнутой альтернативы и отрицательные стороны избранной альтернативы создают диссонанс с принятым решением, напротив, отрицательные стороны отвергнутой и положительные стороны избранной альтернативы повышают согласованность решения. Это положение было доказано экспериментом Брэма, который сделал следующий вывод: чем больше имеется альтернатив, между которыми приходится выбирать, и чем качественнее они различаются, тем сильнее бывает зафиксированный эффект расхождения [8].

Наиболее изученная область феноменов когнитивного диссонанса относится к ситуации вынужденного согласия, ведущего к действиям, которые сам субъект не может для себя удовлетворительно обосновать. Диссонанс возникает не просто потому, что субъекта заставляют обещанием вознаграждения или угрозой наказания сделать нечто, чего он по своей воле не сделал бы, что с самого начала выступает для него как чистое принуждение. Выраженность диссонанса особенна велика, когда субъект постепенно и строго добровольно позволяет вовлечь себя в активность, которая по ее завершению оказывается недостаточно компенсированной вознаграждением и предстает как нечто, потребовавшее слишком больших усилий. Чтобы уменьшить возникающий в этой ситуации диссонанс, необходимо задним числом повысить ценность совершенного действия или обесценить его негативные аспекты. Тем самым согласие делается понятным и получает свое обоснование [9].

Дж. Брем и А. Коэн, проанализировавшие впоследствии данные по вынужденному согласию, выявили необходимое условие, которое должно присутствовать наряду с несоответствием значимости определенных знаний, чтобы могла произойти редукция диссонанса [8]. Речь идет о т. н. обязательстве субъекта по отношению к избранной альтернативе, осуществление которой вызывает когнитивный диссонанс. Недостаточно, чтобы между двумя содержательными элементами складывалось отношение диссонанса. Диссонанс возникает в результате действия, переживаемого субъектом именно как собственное, за которое он взялся и несет всю ответственность.

Обязательство как важное условие событий отчетливо прослеживалось и в экспериментах, проведенных Дж. Карлсмитом, Б. Коллинзом и Р. Хелмрейчем [10]. Согласно полученным ими данным снижение уровня диссонанса проявилось лишь тогда, когда испытуемые должны были внушить другому человеку отношение к эксперименту, отличное от испытанного ими на самом деле. Измеренное впоследствии изменение собственного отношения было тем сильнее, чем меньшее давалось вознаграждение. Если же активность осуществлялась не в форме социального действия, обнаруживался противо-

положный эффект — вместо редукции диссонанса возникал своеобразный феномен подкупа, т. е. чем большим было вознаграждение, тем сильнее менялось собственное отношение.

Д. Фрей и М. Ирле изучили влияние обоих компонентов обязательства: собственного решения и осуществления социального действия [11]. Они комбинировали друг с другом предоставление и непредоставление возможности выбора, с одной стороны, и открытое или анонимное действие — с другой. Уменьшение диссонанса имело место лишь при наличии обоих моментов: возможности выбора и социально открытого осуществления действия. При отсутствии этих условий возникал обратный эффект («эффект подкупа»): установка изменялась лишь при более высоком вознаграждении. В двух оставшихся случаях, когда присутствовал лишь один из двух компонентов обязательства, никакой зависимости ни от вознаграждения, ни от редукции диссонанса выявить не удалось.

Экспериментальные подтверждения взаимосвязи редукции диссонанса с органическими потребностями подробно описаны П. Зимбардо [12].

Специфическую возможность уменьшить возникающий после принятия решения диссонанс предоставляет отбор информации. Люди ищут и выбирают ту информацию, которая повышает ценность выбранной альтернативы поведения и обесценивает отвергнутую; противоположная информация при этом игнорируется. Первое исследование этого фактора принадлежит Д. Гутману, П. Шён-баху и Дж. Миллсу [13]. Правда, в дальнейшем выяснилось, что о поиске информации, редуцирующей диссонанс, можно говорить с большим основанием, чем об избегании информации, увеличивающей его [14]. Помимо прочих факторов важна возможность опровержения консонантной и диссонантной информации. Люди предпочитают трудно опровергаемую консонантную и легко опровергаемую диссонантную информацию и избегают легко опровергаемую консонантную информацию и трудно опровергаемую дис-сонантную. Об этом, по крайней мере, свидетельствует эксперимент Дж. Лоуина, согласно результатам которого даже если человек уделяет внимание определенной информа-

ции, качество ее восприятия может быть различным (С. Брок и Л. Бэллоун [15].

Р. Рикен и Л. Шехтер выделили три комплекса условий редукции диссонанса, которые в отличие от уже рассмотренных не учитывались Л. Фестингером в исходной формулировке теории диссонанса, а были выведены лишь позднее [16]. Первый комплекс условий связан с диспропорцией между значительной затратой усилий и неудачным результатом деятельности. Остальные два комплекса связаны с результатами деятельности, а именно с самооценкой и побочными последствиями.

Эти и другие данные побудили К. Ло-уренса и Л. Фестингера сделать следующий вывод: если организм, перерабатывая информацию, которая сама по себе привела бы к прекращению определенной активности, продолжает ее, то у активности или ее последствий появляется дополнительная привлекательность, которая сама по себе становится добавочным оправданием сохранения данного поведения [7].

Так, успех или неудача в выполнении определенного задания формирует у людей, соответственно, высокую или низкую самооценку их способности справиться с этим заданием. Затем они получают обратную, не соответствующую ожиданиям, информацию об успехе или неудаче, которая противоречит сформированной самооценке своих способностей в лучшую или в худшую сторону. В обоих случаях, по Аронсону, должен возникать когнитивный диссонанс, актуализирующий тенденцию к его редукции.

Так, М. Ирле и Дж. Кролаге обнаружили в ходе собственного эксперимента, что при положительном отклонении результатов теста от ожидаемых самооценка повышается сильнее, чем она понижается при отрицательном отклонении [17]. Это согласуется с многочисленными данными о служащей поддержанию самооценки пристрастности в атрибуции успеха и неудачи. При положительном отклонении от ожиданий собственные усилия и валидность теста оцениваются выше, чем при отрицательном отклонении. Чем сильнее противоречащий ожиданиям результат отличается от самооценки, тем хуже он запоминается. Средние результаты по тесту, ожидаемые от членов референтной группы, приравниваются к собственным ре-

зультатам. Было обнаружено, что самооценка взаимодействует с отклонением от ожиданий: наиболее сильный диссонанс был у испытуемых с высокой самооценкой и негативным отклонением, а также у испытуемых с низкой самооценкой и позитивным отклонением.

Таким образом, в теории когнитивного диссонанса логически противоречивым знаниям об одном и том же предмете приписывается статус мотивации, призванной обеспечить устранение возникающего при столкновении с противоречиями чувства дискомфорта за счет изменения существовавших знаний или социальных установок.

В.П. Трусов, проведя критический анализ теории когнитивного диссонанса, указал на одну детерминанту условий возникновения когнитивного диссонанса — на недостаточное оправдание своего поведения [18].

Как замечает П.Н. Шихерев, «основные трудности и проблемы социально-психологического исследования коренятся в довольно тривиальном на первый взгляд обстоятельстве: объект исследования — в конечном итоге человек… Способность человека как существа, наделенного сознанием, хотеть одного, осознавать другое, говорить третье, а поступать как-то иначе представляет для социальной психологии проблему номер один» об особенностях методов социально-психологических исследований в США [19].

Учитывая различные побудительные причины того или иного поведения индивида в группе, социальные силы, а также характерные для ситуаций взаимодействия индивида и группы противоречия, Р.Г. Халитов вводит понятие психосоциального диссонанса. Как он отмечает, любые требования социальных групп, общностей, общества способствуют возникновению состояний напряженности, что связано с социальным сравнением, оценкой, соблюдением норм той или иной социальной группы. При совпадении нормативных характеристик личности и группы происходит идентификация с группой, в противном случае, при несовпадении представлений о нормах (формальных и неформальных), возникает психосоциальный диссонанс.

Состояние диссонанса является для личности проблемной ситуацией, мотивирующей определенные адаптивные процессы. И для освобождения от этого диссонанса люди

спонтанно используют те же основные адаптивные стратегии, что и при разрешении других проблемных ситуаций.

Одной из них является адаптация с сохранением проблемной ситуации. При такой адаптации личность претерпевает значительно более глубокие изменения, чем при применении стратегии, направленной на ликвидацию объективной проблемной ситуации. Вторая стратегия в лучшем случае приводит к «ликвидации» проблемной ситуации субъективно, на уровне сознания личности.

Эти две адаптивные стратегии ликвидации диссонанса не обязательно приводят к успеху. Они могут быть неудачными, вследствие чего диссонанс даже усиливается, порождая новые фрустрации. Кроме того, как писал Л. Фестингер, есть силы, оказывающие сопротивление смягчению диссонанса при использовании каждого из способов его. Например, изменение поведения и знания об этом поведении часто меняются, но встречаются также случаи, когда это трудно или связано с потерями.

В некоторых случаях человек не в состоянии выполнять новые действия, поэтому переход от старых к новым формам поведения невозможен: новые формы поведения не соответствуют его личностным особенностям или не являются частью репертуара его социального поведения. В других случаях диссонанс порождается такими действиями человека, которые необратимы, и он уже не может вернуться к первоначальному положению.

Диссонанс могут вызывать некоторые знания, касающиеся внешнего мира. Если они касаются четко воспринимаемых реальностей, тогда эти когниции практически изменить нельзя. Сильным фактором, вызывающим сопротивление к изменению данной когниции, вызывающей диссонанс, является вхождение этого знания в более широкую систему знаний: если оно консонантно с большим числом других знаний, тогда его изменение привело бы к новым диссонансам. Именно поэтому возникает сильное сопротивление попыткам его изменения.

Во многом такие ситуации возникают в условиях конфликтов. Так, К. Левин исходил из того, что мотивированная своими потребностями личность ведет себя одним из следующих главных способов: или приближает-

ся к цели, способной удовлетворить ее актуализированную потребность, или же удаляется от нее, избегая встречи с ней. Человек начинает переживать конфликтную ситуацию тогда, когда эти две тенденции активизируются одновременно. Можно выделить на основании типов конфликтных ситуаций четыре вида конгитивного диссонанса. Первый — «приближение — приближение» образно можно сравнить с ситуацией «Буриданова осла», который умирает от голода между двумя одинаковыми охапками сена. Этот тип ситуации быстро нарушается: как только индивид приближается к одной из ценностей, ее притягательная сила становится преобладающей. Вследствие этого он продолжает двигаться к этой цели, все больше и больше удаляясь от точки равновесия.

Вторая ситуация — «избегание — избегание», когда две отрицательные ценности имеют примерно одинаковую силу и в которой приходится выбрать «меньшее из зол».

Третий вид диссонанса можно обозначить «приближение — избегание». В такую ситуацию попадает человек, который вынужден за вознаграждение выполнять неприятную работу.

И ситуация «парных притяжений — отталкиваний», когда по каждому параметру одна цель привлекательна, а другая непривлекательна, хотя по ряду параметров обе цели могут оцениваться одинаково.

Социально-психологическую адаптиро-ванность можно охарактеризовать как такое состояние взаимоотношений личности и группы, когда личность без длительных внешних и внутренних конфликтов продуктивно выполняет свою ведущую деятельность, удовлетворяет свои основные потребности, в полной мере идет навстречу тем ролевым ожиданиям, которые предъявляет к ней эталонная группа, переживает состояния самоутверждения и свободного выражения своих творческих способностей.

Социально-психологические аспекты изучения феномена адаптации предполагают определение ее в качестве становления личности, выделение стадий этого процесса, факторов, оказывающих на него свое воздействие, исследование образа жизни личности и коллектива.

В зарубежной психологии значительное распространение получило необихевиорист-

ское определение адаптации, которое используется двояко: а) как состояние, в котором потребности индивида, с одной стороны, и требования среды, с другой — полностью удовлетворены; б) процесс, посредством которого это гармоничное состояние достигается.

Согласно интеракционистской концепции адаптации, которую развивает, в частности, Л. Филипс, все разновидности адаптации обусловлены как внутрипсихическими, так и средовыми факторами. В этом смысле адаптация означает, что человек успешно пользуется создавшимися условиями для осуществления своих целей, ценностей и стремлений. Такая адаптированность может наблюдаться в любой сфере деятельности. Адаптивное поведение характеризуется успешным принятием решений, проявлением инициативы и ясным определением собственного будущего.

Общая адаптация является результатом последовательного ряда ситуативных адап-таций к повторяющимся ситуациям.

Анализ теоретических позиций большинства авторов показывает, что наиболее существенными в плане адаптации являются следующие личностные характеристики: общий уровень адаптивности, включающий личностный адаптационный потенциал, нервно-психическую устойчивость, коммуникативные способности, моральную нормативность. Социальная адаптация рассматривается как процесс овладения военнослужащим новыми ценностями и ролями для замены ранее освоенных, но не соответствующих условиям новой социальной среды.

Специфика условий и содержания профессиональной деятельности военнослужащих формирует принципиальные социокультурные отличия военной и гражданской жизни. Без квалифицированной помощи бывшим военным трудно адаптироваться к нормам гражданской жизни, освоить новые социальные роли, адекватно воспринять себя и окружающую действительность, а также обрести новые стратегии поведения [20].

Среди проблем, с которыми сталкиваются уволенные из Вооруженных сил и члены их семей — вопросы занятости и профессиональной переподготовки, обеспечение жильем; низкий уровень социальной обеспеченности, падение экономической стабильности;

психологическая адаптация, социальная реабилитация и т. д.

Острая необходимость организации социально-психологической адаптации бывших военнослужащих к условиям гражданской жизни определяется тем, что специфика социального статуса, условий и содержания их профессиональной деятельности достигают в большинстве случаев такой глубины, что можно говорить о принципиальных социокультурных отличиях военной и гражданской жизни, особенностях ценностно-нормативного регулирования социального и профессионального поведения.

Как правило, при увольнении кадровых военнослужащих в запас или отставку происходит рассогласование новых условий и уровня психологической готовности бывшего военнослужащего к изменениям. Профессионально-психологические качества, приобретенные на военной службе, могут препятствовать становлению отставников в новой социальной роли. Как следствие в жизни уволенных в запас или в отставку кадровых военнослужащих неизбежен особый период, связанный с дезинтеграцией или перестройкой ранее сложившихся стереотипов на всех уровнях (когнитивном, эмоциональном и поведенческом), что провоцирует возникновение когнитивного диссонанса.

В современных условиях существенное влияние на процесс социально-психологической адаптации оказывают следующие факторы: несоответствие представлений о гражданской жизни реальному положению дел; психологическая неготовность к перемене вида деятельности; неуверенность в завтрашнем дне; трудности в получении работы по специальности; незнание основных процессов функционирования экономических структур; крайне недостаточная информация о потребностях в специалистах их профессий в стране.

Помимо трудностей психологического характера большая часть уволенных из армии выделяют и типичные проблемы социально-бытового устройства: жилищный вопрос, низкий уровень пенсии, невнимание к себе со стороны гражданских структур власти, а самое главное — отсутствие реальной помощи в трудоустройстве и реализации себя в новом качестве со стороны органов военного и государственного управления. Мно-

гочисленные исследования подтверждают, что военнослужащие запаса и их жены не ощущают поддержки со стороны государства и общества, тяжело воспринимают происходящие перемены. Все это только усиливает диссонанс, возникающий у военнослужащих при адаптации к гражданской жизни.

На основе проведенного теоретического анализа заявленной проблемы когнитивный диссонанс представляет собой расхождение между ранее сложившейся у субъекта ментальной картиной окружающей действительности с реальными жизненными обстоятельствами.

1. Лапшин И.И. Философия изобретения и изобретение в философии. М., 1999.

2. Большой психологический словарь / под ред. Б.Г. Мещерякова, В.П. Зинченко. М., 2003.

3. Когнитивный диссонанс // Всемирная энциклопедия: Философия. Москва; Минск, 2001.

4. Festinger L. A theory of cognitive dissonance. Stanford, 1957.

5. Фестингер Л. Теория когнитивного диссонанса / пер. с англ. А. Анистратенко, И. Знае-шева. СПб., 1999.

6. Zayonc R.B. Cognitive Theory in Social Psychology / G. Lindzey, E. Aronson (eds.) // The Handbook of Social Psychology. 1968. Vol. 1.

7. Festinger L. Conflict, decision, and dissonance. Stanford, 1964.

8. Brehm J.W., Cohen A.R. Explorations in cognitive dissonance. N. Y., 1962.

9. Festinger L., Carlsmith J.M. Cognitive consequences of forced compliance // Journal of Abnormal and Social Psychology. 1959. Vol. 58. Р. 203-210.

10. Carlsmith J.M., Collins B.E., Helmreich R.L. Studies in forced compliance: I. The effect of pressure for compliance on attitudes change produced by face-to-face role playing and anonymous essay writing // Journal of Personality and Social Psychology. 1966. Vol. 4. P. 1-13.

11. Frey D., Irle M. Some conditions to produce a dissonance and an incentive effect in a «forced-compliance» situation // European Journal of Social Psychology. 1972. Vol. 2. Р. 45-54.

12. Zimbardo P.G. The cognitive control of motivation. Glenview, 1969.

13. Guttman D., Schonbach P., Mills J. Postdecision exposure torelevant information // Journal of Abnormal and Social Psychology. 1957. Vol. 54. P. 98-102.

14. Wicklund R.A., Brehm J.W. Perspectives on cognitive dissonance. Hillsdale; New Jersey, 1976.

15. Brock С., Timothy C., Balloun L. Behavioral receptivity to dissonant information // Journal of Personality and Social Psychology. 1967. Vol. 6 (4, Pt. 1). Р. 413-428.

16. Festinger L. A theory of cognitive dissonance. Stanford, 1957.

17. Irle M., Krolage J. Kognitive Konsequenzenirr-tumlicher Selbsteinschâtzung // Zeitschriftfur Sozialpsychologie. 1973. Vol. 4. S. 36-50.

18. Трусов В.П. Социально-психологические исследования когнитивных процессов: по материалам зарубежных экспериментальных работ / под ред. В.А. Ядова, Н.В. Кузьминой. Л., 1980.

19. Методология и методы социальной психологии / отв. ред. Е.В. Шорохова. М., 1977.

20. Федоров Н.Ю. Социальные возможности кадровых военнослужащих запаса и проблема их реализации (по результатам социологических исследований 1993-1998 гг.) // Социальная адаптация. 2000. № 2. С. 27-32.

1. Lapshin I.I. Filosofiya izobreteniya i izobretenie v filosofii. M., 1999.

2. Bol’shoy psikhologicheskiy slovar’ / pod red. B.G. Meshcheryakova, V.P. Zinchenko. M., 2003.

3. Kognitivnyy dissonans // Vsemirnaya entsiklopediya: Filosofiya. Moskva; Minsk, 2001.

4. Festinger L. A theory of cognitive dissonance. Stanford, 1957.

5. Festinger L. Teoriya kognitivnogo dissonansa / per. s angl. A. Anistratenko, I. Znaesheva. SPb., 1999.

6. Zayonc R.B. Cognitive Theory in Social Psychology / G. Lindzey, E. Aronson (eds.) // The Handbook of Social Psychology. 1968. Vol. 1.

7. Festinger L. Conflict, decision, and dissonance. Stanford, 1964.

8. Brehm J.W., Cohen A.R. Explorations in cognitive dissonance. N. Y., 1962.

9. Festinger L., Carlsmith J.M. Cognitive consequences of forced compliance // Journal of Abnormal and Social Psychology. 1959. Vol. 58. P. 203-210.

10. Carlsmith J.M., Collins B.E., Helmreich R.L. Studies in forced compliance: I. The effect of pressure for compliance on attitudes change produced by face-to-face role playing and anonymous essay writing // Journal of Personality and Social Psychology. 1966. Vol. 4. P. 1-13.

11. Frey D., Irle M. Some conditions to produce a dissonance and an incentive effect in a «forced-compliance» situation // European Journal of Social Psychology. 1972. Vol. 2. P. 45-54.

12. Zimbardo P.G. The cognitive control of motivation. Glenview, 1969.

13. Guttman D., Schonbach P., Mills J. Postdecision exposure torelevant information // Journal of Abnormal and Social Psychology. 1957. Vol. 54. P. 98-102.

14. Wicklund R.A., Brehm J.W. Perspectives on cognitive dissonance. Hillsdale; New Jersey, 1976.

15. Brock S., Timothy C., Balloun L. Behavioral receptivity to dissonant information // Journal of Personality and Social Psychology. 1967. Vol. 6 (4, Pt. 1). P. 413-428.

16. Festinger L. A theory of cognitive dissonance. Stanford, 1957.

17. Irle M., Krolage J. Kognitive Konsequenzenirr-tumlicher Selbsteinschatzung // Zeitschriffur Sozialpsychologie. 1973. Vol. 4. S. 36-50.

18. Trusov V.P. Sotsial’no-psikhologicheskie issle-dovaniya kognitivnykh protsessov: po materia-lam zarubezhnykh eksperimental’nykh rabot / pod red. V.A. Yadova, N.V. Kuz’minoy. L., 1980.

19. Metodologiya i metody sotsial’noy psikhologii / otv. red. E.V. Shorokhova. M., 1977.

20. Fedorov N.Yu. Sotsial’nye vozmozhnosti kadro-vykh voennosluzhashchikh zapasa i problema ikh realizatsii (po rezul’tatam sotsiologicheskikh issledovaniy 1993-1998 gg.) // Sotsial’naya adaptatsiya. 2000. № 2. S. 27-32.

Поступила в редакцию 12.12.2014 г.

UDC 159.955.1

COGNITIVE DISSONANCE IN THE ADAPTATION OF PERSONALITY TO NEW ENVIRONMENT AS A PROBLEM OF PSYCHOLOGICAL SCIENCE (at the example of military men, discharged)

Evgeny Aleksandrovich GRIDNEV, Tambov State University named after G.R. Derzhavin, Tambov, Russian Federation, Post-graduate Student, Psychology of Development Department, e-mail: [email protected]

The relevance of the research is concluded in the fact that in today’s society increasingly discussed questions about the integrity of the process of personal development, its self-realization in various spheres of life and activities of finding ways to disclose identity. In this regard, significant problems are creating opportunities for the realization of personal potential in the conditions associated with the change of the professional activity, the mismatch of available skills and behavior-of the newly acquired. Most vividly described the situation reveals the dismissal of officers from military service. The problems which raise of cognitive dissonance in the individual personality adaptation to a new environment are increasingly becoming an area of research for psychologists. Especially the military men, transferred to the reserve, but with extensive personal and professional potential for further continuation of employment. The analysis of the scientific literature, the main psychological theories revealed signs and psychological characteristics of cognitive dissonance of military men discharged. The analysis of the empirical results made it possible to consider cognitive dissonance as the difference between the previously established in the subject of mental picture of reality with real life circumstances. This led to a distinguished recommend measures of a certain group of strategies to overcome this kind of dissonance.

Key words: cognitive dissonance; adaptation; military men transferred to the reserve; social settings.

Что такое когнитивный диссонанс и как он помогает нам оправдывать свои ошибки

Борьба с когнитивными диссонансами доведена в нас до такого автоматизма, что мы научились десятками в день удалять раздражающие ментальные колючки, не отдавая себе в этом отчета. Выяснение способов, с помощью которых люди, сами того не замечая, оправдывают свои решения, и является основной задачей ТКД.

Прежде чем мы перейдем к рассказу о типичных примерах самообмана и самооправдания, скажем, что формула «предупрежден — значит вооружен» тут не работает. Применение жульнических приемов в борьбе с когнитивными диссонансами — неотъемлемая часть процесса мышления. Вести эту ежедневную войну честно у нас никогда не получится, и слава богу. Нам же нужно спокойно спать по ночам.

Средства оправдывают цель

Помнишь мышей, которые плакали, кололись, но продолжали грызть кактус? Так вот, потом в своих отзывах на сайте заведения, где происходила трапеза, они писали о «незабываемом знакомстве с экзотической кухней», «невероятных вкусовых ощущениях», «не вызывающей сомнений аутентичности блюда». Одна из мышей даже отметила, что ужин ее «духовно обогатил». И никто из них не поставил меньше пяти звезд.

ТКД объясняет это так: чем больше неприятных моментов переживет человек в процессе получения вещи, тем он сильнее будет ею удовлетворен. Точнее, заставит себя в это поверить.

В 1959 году ученые Эллиот Аронсон и Джадсон Миллс поставили следующий эксперимент. Две команды студентов были приглашены присоединиться к закрытой группе, занимающейся психологией секса. В качестве своеоб­разного обряда вступления от членов первой команды потребовали пересказать со всеми подробностями самые вызывающие сексуальные сцены из романа «Любовник леди Чаттерлей». Вторую команду попросили просто зачитать из словаря термины, имеющие отношение к сексу. Затем обеим командам дали послушать дискуссию, якобы записанную во время заседания закрытой группы, в которую студентов агитировали вступить. Тема записи была намеренно скучной: вторичные половые признаки у птиц. Участники диспута делали долгие паузы, экали и мекали, недоговаривали начатые предложения, перебивали друг друга, а один из говоривших и вовсе признался, что ничего не изучил по предмету обсуждения и не готов говорить о птицах.

После прослушивания команды попросили оценить запись. Те, кто во время «инициации» всего лишь зачитывал слова, сочли дискуссию о пернатых унылой и бессмысленной, а ее участников неинтересными занудами. Особенно досталось остолопу, который даже не почесался, чтобы подготовиться к теме. Зачем вообще таких берут в закрытые группы?

А вот команда, которой пришлось пройти через унижение, пересказывая пятьдесят оттенков взаимоотношений леди Чаттерлей и ее любовника-лесника, нашли полемику о птицах захватывающей, а запинающихся ораторов увлекательными рассказчиками. Что до безответственного бедолаги, не сделавшего домашнее задание, то его охарактеризовали как честного человека, который не боится признаться в своих недочетах. А это очень ценное качество!

Такой разброс мнений легко объясняется ТКД. Все дело в самооправдании. Мы считаем себя здравомыслящими и неглупыми людьми, и тут появляется диссонирующее чувство, что мы ввязались в какую-то глупейшую затею ради неясной цели, в данном случае — ради вступления в закрытую группу. И вдруг это избранное сообщество оказывается полной шляпой… Нет! Так быть не должно! Мы, такие умные, не могли участвовать в нелепом действе, чтобы в итоге выслушать часовую лекцию о длине перьев у самцов куропаток. Поэтому мы докажем, что все было не зря, а если какие-то факты говорят об обратном, мы их проигнорируем или интерпретируем в выгодном свете.

Если ради обладания чем-то мы потратили нервы, усилия, деньги, мы с большой вероятностью внушим себе, что полученная награда гораздо ценнее, чем она есть. Без системы пригласительных «Клабхаус» забылся бы еще раньше. Если бы в романе Уоллеса «Бесконечная шутка» было не 1000 страниц, а 250, рецензии на него оказались бы менее восторженными. Женщина, которая в минуту слабости переспала с тобой, не испытывая ни тени влечения, позже найдет в тебе сотню положительных качеств.

Так что высказывание о том, что лучший подарок — это подарок, сделанный своими руками, судя по всему, придумал не тот, кто получил лебедя из шины, а тот, кто две недели, пыхтя, вырезал его вечерами в гараже.

Слишком хорошо, чтобы быть неправдой

Единственная формула из наследия гениального советского математика Андрея Николаевича Колмогорова, которая может быть понятна неспециалисту, это «формула женской логики»: если из P следует Q и Q приятно, то P — истинно. Сексизм застил глаза Колмогорову, и он не смог понять, что его формула в равной степени верна для обоих полов.

Оживим сухие буквенные обозначения наглядным примером.

  • Ты встречаешь заголовок «ЮрКисс был в шоке, когда узнал, из чего на самом деле сделана его шоколадная медаль „За заслуги перед Отечеством“!» (P).

  • От мысли, что ЮрКисс в шоке, на душе у тебя становится как-то тепло и радостно (Q приятно).

  • Ты охотно веришь тому, что изложено в статье (P истинно).

В психологии этот феномен называется «предвзятость подтверждения». Любую информацию, которая созвучна нашим воззрениям, мы заглатываем с крючком, червячком и поплавком, а факты, вызывающие когнитивный диссонанс, встречаем в штыки.

4 способа общаться с теми, c кем не согласен

Александра Киракасянц

узнала о новых приемах ведения дискуссии

Профиль автора

Нередко споры о политике приводят к конфликтам.

Кажется, что вторая сторона ничего не понимает и не готова прислушиваться к разумным аргументам. Но все же есть способы не поругаться при разных взглядах — мы о них уже писали. Наш список дополнили читатели Тинькофф Журнала: они рассказали, какой тактики придерживаются в разговорах на чувствительные темы.

Это комментарии читателей из Сообщества. Собраны в один материал, бережно отредактированы и оформлены по стандартам редакции.

Способ № 1

Демонстрировать уважение

Моя тактика формируется от обратного. Я точно представляю, чего не надо делать в дискуссиях.

Начать стоит с вопроса самому себе. Мне действительно необходимо, чтобы мой собеседник разделил мою точку зрения? И если да, то следует воздержаться от демонстрации на публике его неудачных высказываний. Для меня это выглядит так, словно я показываю пальцем на юродивого на улице и предлагаю всем посмеяться над ним.

Еще стоит воздержаться от демонстрации снисхождения и улыбки. Это вообще какой-то запрограммированный с детства способ показать: тебе тяжелая дискуссия дается так легко и просто, что ты улыбаешься. Мнимое ощущение неуязвимости.

И еще мне помогает проговаривать, как обсуждаемый вопрос касается конкретно меня и почему мне очень важно то, что я говорю и к чему призываю.


Никого не убеждаю. Всегда присоединяюсь к мнению другого человека, каким бы абсурдным оно ни было. Это позволяет мне наладить контакт с человеком. А ему — расслабиться и не видеть во мне оппонента. Потом через уточняющие вопросы приходим к какому-то общему знаменателю. Есть ли вообще смысл обсуждать то, в чем ни одна из сторон не компетентна?

Есть у меня родственник — ярый противник вакцинации. Приводит мне кучу доводов. Я сама за вакцинацию — и вместе с тем соглашаюсь, что его точка зрения имеет место быть. В моей семье дело дошло бы до развода, если бы мы с мужем были противоположных мнений относительно вакцинации наших детей. Благо тут мы солидарны.

ГДЕ СЛЕДИТЬ ЗА СИТУАЦИЕЙ

Главные новости — в нашем Телеграме

Подпишитесь, чтобы следить за разборами новых законов и анализом финансовой ситуации

Подписаться

Самый эффективный способ — соглашаться, доводя до абсурда сказанное собеседником. Всегда так делаю — и негатива нет, и собеседник в офигении 🙂


Я обычно стараюсь излагать аргументы так, чтобы оппоненту было максимально трудно увидеть во мне шаблонный образ идеологического врага, рисуемый пропагандой, которую он потребляет. Я строю аргументацию с позиции человека, который разделяет его ценности, но смотрит на ситуацию под совершенно иным углом; развиваю его же логику так, чтобы приблизить к моей позиции.

Тут еще помогает культурная мимикрия: например, отсылки к советской культуре позволяют добиться расположения у поклонников СССР. Такой разрыв шаблона, когда вроде как идейно близкий тебе человек бросает вызов твоей картине мира, сильно ограничивает оппонента в возможности защиты заготовленными пропагандистскими мантрами и позволяет дать ему новый угол зрения. Это уже само по себе создает в нем когнитивный диссонанс, для устранения которого оппоненту вряд ли удастся обойтись без действительно самостоятельных размышлений, что уже неплохо.

Но можно не останавливаться и, пользуясь этой временной брешью, накидать еще информации для размышления. Это, конечно, не гарантирует никакого результата, но вода камень точит.

Способ № 2

Предлагать больше информации

С родственниками общаться сложно обычно, поэтому стараюсь не влезать. Правда, когда речь заходит про другие страны, я обычно крою тем, что я много где был и реально что-то видел, а они — нет. И все их аргументы идут мимо.

С друзьями у нас часто разные точки зрения, но как-то так получилось, что для нас это не имеет особого значения. Можем обсуждать что угодно, и никто это близко к сердцу не воспримет никогда.


Чтобы объяснить себе свое поведение и поведение окружающих, можно вспомнить про принцип работы нейросетей — тех самых программ, которые распознают текст, картинки и так далее. И принять тот факт, что человек — это и есть большая нейросетка. Упрощенно, конечно.

А главный принцип такой: выход напрямую зависит от объема и качества информации на входе. Дали на вход массив фото кошек и собачек — умеем различать кошек и собачек. Не дали — не умеем.

Так и с людьми. Они просто не получили каких-то знаний, а получили другие. Просто скармливайте им большие объемы информации. Долго и упорно. Они сами переобучатся.

Способ № 3

Не навязывать свою позицию

Мне помогает принцип декомпозиции. Когда сложный процесс разбирается до простых бытовых ситуаций, доступных для понимания любому человеку. По сути, это антипод пропаганды, которая тяготеет к максимальным обобщениям, хлестким формулировкам и полному пренебрежению к деталям.

Полная версия истории


Я не проповедник и своих взглядов никому не навязываю. Просто высказываю свою позицию, и все.

Способ № 4

Не касаться чувствительных тем

Уважение — вот спасение семейной жизни. Супруги не разделяют политических взглядов друг друга? Не обсуждайте!

Мой муж терпеть не может мою работу. Я люблю мужа и свою работу. Мы просто договорились не обсуждать ее дома.

В чем, я считаю, стоит иметь общую точку зрения, — это семейные ценности, традиции, бюджет, методы воспитания детей, сексуальные предпочтения. Политика и религия — на грани.


Один раз поругались сильно с женой. С тех пор договорились, что политику друг с другом не обсуждаем.


Лучше политику вообще не обсуждать. Бессмысленные споры, где каждый останется при своем мнении, а отношения могут ухудшиться. Политика, религия и деньги — табу для споров.


Ссоры и дискуссии о политике надо просто пресекать. Никогда ничем хорошим это не заканчивается. За три недели умудрилась ни с кем не поссориться. Считаю, что моя тактика работает.

Значение, Определение, Предложения . Что такое когнитивный диссонанс

Мы должны сконцентрироваться на молекулах, а не отвлекаться на PR-представления, не отвлекаться на когнитивный диссонанс возможности улучшения экологии с сохранением сегодняшней ситуации.
Это называется когнитивный диссонанс.
Это когнитивный диссонанс.
Да, у меня такой же когнитивный диссонанс возник.
Потому, что сейчас весь когнитивный диссонанс этого опыта придется осмыслить.
По этой причине когнитивный диссонанс считается состоянием влечения, которое порождает мотивацию для достижения созвучия и уменьшения диссонанса.
Когнитивный диссонанс очень силен, когда он связан с конкуренцией и я-концепцией.
Вместо этого участники активно снижали когнитивный диссонанс, вызванный чтением об иррациональном или лицемерном поведении их любимого кандидата.
Человек, испытывающий внутреннюю противоречивость, склонен испытывать психологический дискомфорт и стремится уменьшить когнитивный диссонанс.
Исследователи Нобуо Масатака и Леонид Перловский пришли к выводу, что музыка может подавлять когнитивные процессы, снижающие когнитивный диссонанс.
Опять же, группа с высоким выбором воспринимала наклон как более мелкий, чем группа с низким выбором, чтобы уменьшить когнитивный диссонанс.
Поскольку когнитивный диссонанс является относительно новой теорией, некоторые скептически относятся к этой идее.
Однако даже при таком противоречии когнитивный диссонанс все еще считается наиболее вероятной теорией, которую мы имеем на сегодняшний день.
И наоборот, когда наказание невелико, а когнитивный диссонанс высок, люди должны внутренне оправдывать свои причины отказа от запрещенного поведения.
Когнитивный диссонанс — это состояние напряжения, возникающее всякий раз, когда человек придерживается двух противоречивых когнитивных установок.
Если у людей слишком много внешних оправданий для своих действий, когнитивный диссонанс не возникает, и, следовательно, изменение отношения вряд ли произойдет.
Эта модель объединяет эти три области, чтобы предложить целостное объяснение реакции индивида на когнитивный диссонанс.
Партийные активисты, жестоко обращавшиеся с голодающими сельчанами, впадали в когнитивный диссонанс, рационализируя свои действия с помощью идеологии.
Существующие социально-психологические теории, включая когнитивный диссонанс, не могли полностью объяснить эти явления.
Низкие вознаграждения, соответствующие этим трем условиям, скорее всего, приведут к раскаянию покупателя через когнитивный диссонанс.
Разве когнитивный диссонанс не является тем, что происходит с психопатами или людьми, близкими к психопатам, в то время как люди, испытывающие эмоции, испытывают смущение?
Люди, которые являются психопатами, не могут чувствовать смущения, поэтому вместо этого у них возникает когнитивный диссонанс.
Это не похоже на то, что люди обнаружили когнитивный диссонанс.
Насколько важен когнитивный диссонанс в сравнении с анализом затрат и выгод при употреблении мяса?
Но я нахожу неправильной характеристику того, что когнитивный диссонанс может быть вызван только фактами.
Другие результаты
Исследователи Фестингер и Карлсмит предположили, что испытуемые испытывали диссонанс между конфликтующими когнитивными процессами.
Согласно теории когнитивного диссонанса Фестингера, мы знаем, что диссонанс может быть уменьшен изменением в когнитивном процессе.
Теория когнитивного диссонанса предполагает, что у людей есть мотивационное стремление уменьшить диссонанс.
Это пример продвинутого когнитивного диссонанса Бэгвелла.
Тебя, наверное, разрывало от когнитивного диссонанса.

Интерактивные веб-учебники Учебники и вопросы для интервью Ответы, неверный запрос URL.

Запрошенный URL-адрес не найден.
Или сообщите нам о неработающей ссылке или запрошенной странице, не найденной по адресу [email protected]ком
Приглашаем вас правильно начать обучение далеко, как HTML Tutorial , Учебник по XML , Учебник XSLT , CSS Учебник , SEO Учебник , Учебник JavaScript , Учебник SQL, Статьи базы данных, Интернет Руководство по хостингу и многое другое. Наиболее распространенные технологии используется при создании веб-страниц, взаимодействии с базой данных и т. д.  Мы будем помочь вам изучить ресурсы Всемирной паутины и развить свои навыки от основ к продвижению.Мы будем направлять все, что вам нужно. ГГЛ Технологии поможет вам стать профессиональным веб-разработчиком, хорошо подготовленным к будущее. С помощью наших продвинутых редакторов вы можете редактировать примеры и экспериментировать с кодом. он-лайн в ближайшее время.

H , прежде чем мы предоставим все виды HTML, JavaScript, XML, CSS и веб-разработки. руководство, от абсолютного материала для начинающих до более продвинутого материала.
Если вы новичок в веб-разработке и ищете учебники по простому английскому HTML, тогда вы пришли в нужное место. Здесь вы быстро научитесь сделать страницу быстро и легко, полностью с нуля без особых ПО вообще. При желании вы можете перейти прямо к первый путеводитель по сайту.
Если вы уже знакомы с основами и хотите немного более продвинутого материала, тогда во что бы то ни стало осмотритесь. SiteMap дает более полный список все, что здесь.GGL Technologies работает над тем, чтобы научить новичков веб-программированию особенно как использовать HTML с Java Script и CSS. Приглашаем вас начать учебники прямо сейчас, чтобы развить свои навыки, потому что мы Skilling Peoples бесплатно.

Вопросы и ответы для интервью. Какую тему вам нравится исследовать? Оцените свои способности в HTML, XML, C++, работа в сети, CSS, базы данных, JavaScript, PHP, SQL, VB и многое другое. методы веб- и настольного программирования. GGL предоставляет вам возможность поделиться интервью вопросы, комментарии и любые вопросы. Начните свой выбор вопросов и ответов для интервью.
 

Язык JavaScript это простой язык программирования, встроенный в Netscape 2.0 и выше. Он интегрирован с HTML и встроен в него. Это позволяет лучше контролировать веб-страницу поведение, чем один только HTML. Давайте начнем подробное руководство по JavaScript и наслаждаемся. JavaScript используется на веб-сайтах для улучшения их внешнего вида, проверки форм, браузеров. определение версии, файлы cookie и обработка исключений и многое другое, это язык программирования на стороне клиента. Подробности доступны в разделе Учебник по JavaScript. Изучайте JavaScript с сотнями примеров.
 

CSS означает каскадные таблицы стилей. CSS — это просто текст файлы (.css), состоящие из строк кода, которые сообщают браузерам, как отображать HTML-страница.К изучая CSS, можно отделить содержимое HTML от его внешнего вида, отличать стиль от структуры и может лучше оптимизировать веб-сайт. Изучайте CSS от начала до конца.
 

SQL (язык структурированных запросов) это компьютерный язык, используемый для хранения, управления, и извлекать данные, хранящиеся в базах данных.Изучайте SQL на сайте Global Guide Line. Почти все современные системы управления реляционными базами данных, такие как MS SQL Server, Microsoft Access, MSDE, Oracle, IBM DB2, Sybase, MySQL, Postgres и Informix используют SQL в качестве стандартного языка баз данных. Стандарты для SQL существуют. Однако SQL, который сегодня можно использовать в каждой из основных СУБД, в разных вкусах. В этом Учебник по SQL, такие различия отмечены там, где это уместно. Все детали доступны в разделе Учебник по SQL. Нажмите здесь, чтобы узнать об основах SQL и развить свои навыки.
 

Деменция у собак: симптомы, причины, лечение и ожидаемая продолжительность жизни

Синдром когнитивной дисфункции собак (CCD) — это состояние, связанное со старением мозга собаки, что в конечном итоге приводит к изменениям сознания, нарушениям обучения и памяти, а также снижению реакции на стимулы.

Хотя начальные симптомы расстройства слабо выражены, со временем они постепенно ухудшаются, что называется «снижением когнитивных функций».

На самом деле, клинические признаки синдрома когнитивной дисфункции обнаруживаются почти у каждой третьей собаки в возрасте старше 11 лет, а к 16 годам почти все собаки обнаруживают по крайней мере один признак.

Вот все, что вам нужно знать о деменции у собак, от симптомов, причин и ожидаемой продолжительности жизни до лечения и профилактики.

Симптомы когнитивной дисфункции у собак

Наиболее распространенные симптомы деменции у собак:

  • Дезориентация/замешательство

  • Беспокойство/беспокойство

  • Крайняя раздражительность

  • Снижение желания играть

  • Чрезмерное лизание

  • Кажущееся пренебрежение ранее изученным обучением или домашними правилами

  • Медленно осваивает новые задачи

  • Невозможность следовать знакомыми маршрутами

  • Чрезмерный лай

  • Отсутствие ухода за собой

  • Недержание кала и мочи

  • Потеря аппетита (анорексия)

  • Изменения в цикле сна (например,г., ночные бодрствования, сон днем)

Причины деменции у собак

С возрастом у собак мозг атрофируется, а это означает, что клетки умирают. Вероятно, это влияет на работу мозга. Небольшие инсульты и другие накопленные повреждения также могут играть роль в снижении когнитивных функций собак.

Точные причины неизвестны, но многие из тех изменений, которые вызывают проблемы с возрастом у людей, вероятно, также будут вызывать проблемы с возрастом у наших питомцев.

Диагностика

Вам нужно будет подробно рассказать ветеринару о состоянии здоровья вашей собаки, включая начало и характер симптомов, а также возможные инциденты, которые могли спровоцировать необычное поведение или осложнения.

Затем они проведут полное медицинское обследование, чтобы оценить общее состояние здоровья вашей собаки и ее когнитивные функции.

Рутинные анализы крови, УЗИ и рентген также используются для исключения других заболеваний, которые могут привести к поведенческим изменениям, связанным с синдромом когнитивной дисфункции собак.

Лечение деменции у собак

Собаки с синдромом когнитивной дисфункции собак нуждаются в пожизненной терапии и поддержке. Тем не менее, вы можете изменить мир к лучшему, когда дело доходит до улучшения когнитивных функций вашей собаки.

Например, хотя это не «вылечит» вашу собаку, поддержание здоровой и стимулирующей окружающей среды поможет замедлить прогрессирование снижения когнитивных функций. Обычно это включает в себя введение ежедневного распорядка упражнений, игр и тренировок (переобучения).

Также может помочь сделать ваш дом более доступным и безопасным для вашей пожилой собаки:

  • Ночные фонари помогут вашей пожилой собаке ориентироваться в темноте.

  • Подушечки для горшков рядом с дверью дают щенку место, куда он может пойти, если он не сможет прийти, пока вы не вернетесь домой или не проснетесь.

  • Ортопедические поролоновые кровати (с моющимися чехлами) сделают сон более комфортным.

Кроме того, можно использовать лекарства и поведенческую терапию, чтобы помочь вашей собаке чувствовать себя комфортно и активно.

Ветеринар может также порекомендовать вам использовать специальную сбалансированную диету для улучшения когнитивных функций вашей собаки с точки зрения памяти, способности к обучению и т. д.

Эта диета также обычно дополняется антиоксидантами, витаминами Е и С, селеном, флавоноидами, бета-каротином, каротиноидами, омега-3 и карнитином, которые считаются превосходными для улучшения когнитивных функций собаки.

Ожидаемая продолжительность жизни собак с деменцией

Поскольку когнитивная дисфункция собак является дегенеративным процессом, который возникает у собак в пожилом возрасте, подобно болезни Альцгеймера у людей, прогноз ожидаемой продолжительности жизни может быть сложным.

Если в остальном собака здорова, то деменция в конечном итоге снизит качество жизни вашей собаки, но конкретные сроки не установлены.

Лучший способ следить за здоровьем и когнитивными функциями вашей собаки — это работать с вашим ветеринаром и отслеживать качество жизни вашей собаки.Это поможет вам определить, когда ваша собака дает вам знать, что пришло время.

Ветеринарные осмотры собак с деменцией

Ваш ветеринар будет периодически осматривать вашу собаку, чтобы следить за ее реакцией на терапию и прогрессированием симптомов.

Однако, если вы заметили какие-либо изменения в поведении вашей собаки, немедленно сообщите об этом своему ветеринару.

У пожилых собак любые изменения могут быть серьезными, поэтому важно обратиться к ветеринару при первых признаках. Для стабильных пациентов достаточно осмотров два раза в год, если только не возникнут новые проблемы.

Избранное изображение: iStock.com/Atlantagreg

Применение процессов аддитивной комбинаторики и пересмотра убеждений для разрешения трудноразрешимых разногласий и когнитивного диссонанса

по
Даллас Ф. Белл младший

1. Аддитивная комбинаторика

Теория групп – это изучение группы или алгебраические структуры в абстрактной алгебре, производные от числа теория, геометрия и алгебраические уравнения. Группы перестановок были разработаны из поиска общих решений сложных полиномиальных уравнения.В теории групп сплетение — это специализированное произведение. произведение двух групп на основе полупрямого произведения.

Полупрямой продукт – это конкретный метод объединения двух подгрупп, одна из которых является нормальной подгруппой. Полученное полупрямое произведение является обобщенным произведением, если бы оно было новым. объект добавляется к уже известным объектам. Полупрямой продукт является декартовым произведением как множество с определенной операцией умножения. Декартово произведение — это прямое произведение множеств.

Группа перестановок — это группа чьи элементы являются перестановками данного множества и чья групповая операция представляет собой композицию перестановок в этой группе.Перестановка группа обычно означает подгруппу симметрической группы. Применение группа перестановок для переставляемых элементов (групповое действие) направлен на изучение комбинаторики в математике и физике.

Основные направления аддитивной комбинаторики об аддитивных свойствах конечных подмножеств аддитивной группы. Эта группа может быть конечной или бесконечной. Бесконечная группа может быть сводится к конечной группе с помощью проектора Ружи (из работ Имре З. Ружа). Например, набор x бесконечных целых чисел можно вложить x в конечную циклическую группу без потеря любой комбинаторной информации, если кого-то интересуют суммы не более двух элементов размером x вовремя.Кроме того, конечное множество x может быть смоделировано таким образом. задается равным множеством в конечной группе. Этот проекционный метод имеет несколько важных применений в аддитивной комбинаторике и особенно в структуре пересмотра убеждений в паранепротиворечивой логике.

2. Пересмотр убеждений

Два противоречивых предложения, в реальном смысле не может быть одновременно истинным. Закон непротиворечия. Но для конечных существ разумно структурировать группу противоречивых и нетривиальные теории подмножеств в процессе достижения порога доказательных доказательств за или против всеобъемлющего утверждения, как видно в аддитивной комбинаторике конечных и бесконечных групп.Логический системы, удовлетворяющие этому требованию, называются паранепротиворечивыми логиками.

Попытки паранепротиворечивой логики бросить вызов логическому принципу, ex противоречие quodlibet (ECQ), все следует из противоречивых предпосылок и имеет дело с противоречиями дискриминационным образом. Принцип взрыва ECQ в большинство логик можно выразить посылкой ( X Λ ¬ X ), конъюнктивное устранение ( X ), ослабление ( X V Y ), конъюнктивное исключение (¬ X ), дизъюнктивный силлогизм ( Y ) и заключение (поэтому Y ).Параконсистентный логика — это логика, последствия которой не обязательно взрывоопасны и отказывается хотя бы от одного из общих логических процессов. Много Логисты предпочитают отвергать дизъюнктивный силлогизм. Идея в том, что если не X , то X исключается, поэтому единственный X или Y могли бы быть истинными, если бы Y были истинными. Но если х и не х могут оба быть истинными одновременно, рассуждение терпит неудачу.(Общие символы в логике для «утверждений» являются p, q и r.)

В истинном смысле оба X а не X не могут быть одновременно истинными. Однако, в действительности наблюдения могут указывать на то, что подмножества обеих групп X и группа не X может быть правдой. Таким образом, когда конечные наблюдения считаются верными для группы, их необходимо выровнять, переместив подмножество (я) на соответствующую сторону матрицы X или не X матрицы.Это сформирует непротиворечивую логику, что либо X верно, либо не . X ложно или X ложно, а не X истинно. Шаги для обращения к неизвестному: (1) признать возможность неизвестного, (2) различить его группу либо по набору X истинно, либо по набору не X верно, (3) наблюдать, (4) построить набор X и установить не X , (5) и сделать вывод, когда порог будет воспринят как достигнутый. скрещены, что либо X верно, либо нет X верно.

Группа может быть сущностью определяется его подмножествами, начиная от характеристик концепций физики черных дыр к теологическим атрибутам бесконечного Бога первопричина всех следствий. Например, группа существование черных дыр будет иметь наборы X (черные дыры существуют из свидетельство математических доказательств Хокинга и др.), а не X (черные дыры не существуют из-за свидетельств нарушения законов квантовой физики Лафлин, Чаплайн и профессора Университета Кейс Вестерн Резерв, и т.п.).

В пьесе А. П. Чехова по имени Иванов персонаж Анна Петровна превращает к русским православным из иудаизма. Пересмотр убеждений обычно предназначены для отражения таких моделей обновления рациональных убеждений удерживаемые когнитивными агентами. ( Предыдущее определение было взято из из переписки по электронной почте между Грэмом Пристом, автором статей по паранепротиворечивой логике и стать профессором Городского университета Нью-Йорка. Йорк в 2009 году и Даллас Ф. Белл-младший в октябре 2008 года. )

В случае черных дыр, когнитивными агентами являются вышеупомянутые физики, обновление информации являются новые открытия, которые теперь кажутся противоречащими первоначальные убеждения в существовании черных дыр ( X ) или их несуществовании черных дыр (не X ). Другим примером может быть рациональное автор научной книги, вероятно, считает, что его текст верен, но также знает, что самые сложные произведения содержат неправду по целому ряду причин.Этот автор был бы рациональным, если бы несколько непоследовательно полагал, что его книга и верна до некоторой степени, и в то же время неверна время.

Не должно быть неразрешимых разногласия (среди рациональных агентов) до тех пор, пока не существует простое исключение одной из аксиом. ( Предыдущее мнение выразил Владимир Воеводский, обладатель Филдсовской медали 2002 года, в переписке по электронной почте с Далласом Ф. Беллом-младшим в октябре 2008 г. ) К сожалению, некоторые атеисты теперь согласны с тем, что следствия могут возникать без причины. тем самым пытаясь неправомерно добавить к своему набору не X для предпосылки существования Бога.Такое, кажется, истинная природа неразрешимых разногласий.

3. Неразрешимый Разногласия

Утверждалось, что неразрешимая разногласия существуют из-за вставок третьих лиц, которые неестественно вызвать неразрешимый дискурс. На поверхностном уровне, который включает противоположные личные интересы, такое объяснение может иметь некоторые достоинства. Мы знаем, что в нашем мире, наполненном ценностями, есть непреложные истины. 2 + 2 = 4. Если кто-то решит не принимать истину о том, что 2 + 2 = 4, то у них были бы неразрешимые разногласия с теми, кто верьте реальности.На этом простом математическом примере очевидно что вина лежит на том, кто верит, что 2 + 2 не равно 4. сбой является либо недостатком информации, либо преднамеренной ошибкой, либо какой-либо иррациональный ответ.

Солипсизм – это философское положение, что только собственный опыт может быть известен. Понятие заключается в том, что «я» (разум/душа) — это единственное, о существовании чего мы можем знать. Эта псевдоинтеллектуальная теория часто используется в научных кругах и легко опровергнут. Если мы создали всю музыку, то мы должны быть в состоянии играть все музыкальные инструменты, но мы не можем.Если бы мы создали всю поэзию мы могли бы писать с той же сложностью, что и все стихотворения, но мы не можем. Если бы мы были всем, что существует, нам не понадобился бы ни язык, ни словарный запас, как используется в стихах, чтобы общаться с самим собой. Поскольку мы люди не все, что существует, (моральные) стандарты не лишены смысла, и это важно иметь цели для поиска истины. Этот квест будет вероятно, приведет к разногласиям.

Это эпистемологически важно исследовать богословские наборы на предмет самых трудноразрешимых разногласий.Группа существования Бога первопричины всех следствий может состоять из следующих двух наборов.

Комплект X (Бог существует)

—бесконечный

—вездесущий

—всеведущий

—вечность, неизменность

—Физические законы природы (истина, информация, гравитация и т. д.)

—Естественные законы свободы воли (не убийство, не ложь, не воровство и т.д.)

—интеллект, цель, личность, мудрость, благодать

—душа, спасение, искупление, справедливость, любовь, милосердие

—надежда

Набор не X (Бога не существует)

—нет бесконечности

—нет вездесущности

—нет всеведения

—нет вечности, нет неизменности

— нет физических законов природы (нет правды, нет информации, нет гравитации и т.)

— нет естественных законов свободы воли (без убийства, без лжи, без воровства и т.д.)

—нет интеллекта, нет цели, ни личности, ни мудрости, ни благодати

—ни души, ни спасения, ни искупления, ни справедливости, ни любви, ни пощады

—нет надежды

Эти бесконечные наборы подмножеств представленные в конечном диапазоне, достигают порога веры от симбиотических логика, наблюдательность и опыт (включая такие сочинения, как Фарисейская Древности Иосифа Флавия евреев), и откровение (Библия).Набор X рационально принимается как истина, а не X не может быть рационально принята за истину. Человеческие души, подтвержденные сознанием и т. д., могут взаимодействовать с Богом на основе на подмножествах или атрибутах живого Бога-творца. Тем не менее там много людей, которые имеют уши, но не слышат, и имеют глаза, но делают не видят доказательств (Мф. 13:13-23). У них будет неразрешимая разногласия с верующими, если не будет сделан пересмотр убеждений.

Иисус знал женщину в хорошо искал искупительного спасения от Мессии.Когда Иисус представил ей новую информацию о том, что Он был Мессией, она и многие другие пережили пересмотр веры и получили спасение. (Джон 4:4-42). С другой стороны, Иисус не участвовал в дебатах, начатых законниками и фарисеями ради пересмотра своей веры. Он победил их логику для пересмотра веры других (Луки 10:23-37). Иисус ответил сатане, которого Иисус назвал отцом фарисеев: в пустыне, будучи правдивым и самоотверженным по Божьему слова, прославляющие Бога Отца (Мф.4:3-11). проповедь Павла в Mars Hill стремился обратиться к своим слушателям, которые искали новую информацию о неведомом Боге. Он заявил, что это был Бог первопричины всех следствий (Деяния 17:18-34).

Известно, что люди будут склонны защищать статус-кво своих убеждений, если их потребности и стремления учитываются в аргументе. Недавняя статья предполагает, что люди придают значительную будущую ценность победе на аукционах над ставками других людей даже себе в убыток но так себя не ведите когда противником является нечеловеческий компьютер.

Преимущества и особенности в пользу пересмотр убеждений должен быть сделан в ходе дебатов. Известно, что если их статус-кво веры подвергается нападению, они отступают в неприступную оборонительная поза. Это сделает пересмотр убеждений менее вероятным. результат и сделать неразрешимое разногласие более вероятным результатом, даже если новая информация вызывает когнитивный диссонанс. это опыт Филиппа Джонсон, Беркли профессор права/автор и опытный спорщик, этот логический аргумент не убеждать никого изменить основную позицию.Цель состоит в том, чтобы убеждать тех, кто открыт для убеждения. ( Мнение Филиппа Джонсона было выражено в переписке по электронной почте с Далласом Ф. Беллом младший в ноябре 2008 г. .)

4. Когнитивный диссонанс

Когнитивный диссонанс описывает психологическое состояние, когда убеждения расходятся. Стресс от это обстоятельство мотивирует людей на решение противоречивого вопроса. Социальные психологи специализируются на применении когнитивного диссонанса. для личности в обществе.( Это мнение выразил Пол Блум, соавтор исследования когнитивного диссонанса в Йельском университете, в переписке по электронной почте с Далласом Ф. Беллом-младшим в октябре 2008 г. )

Дети и обезьяны были изучались, чтобы выяснить, как они рационализируют свой выбор, чтобы избежать когнитивного диссонанс. В одном исследовании обезьянам был предоставлен выбор: из трех цветных конфет M&M; один красный, один зеленый и один синий. Если обезьяна выбирала красный вместо синего, ей давали другой выбор. между синим и зеленым.Почти две трети времени синий M&M, который был отклонен в первый раз, был отклонен снова, и был выбран зеленый M&M. Считалось, что этот выбор был из-за нежелания думать, что было принято неправильное решение с первый выбор, чтобы отказаться от синего M&M.

Толкование обезьяны исследование с M&Ms было омрачено игрой Монти Холла. В В этой игре игрок выбирает одну из трех дверей в качестве приза. Одна из оставшихся двух дверей будет открыта хозяином, чтобы показать меньший приз.Второй выбор делает игрок: оставить дверь выбранной первой или переключить ее на оставшуюся дверь. Шансы на лучший приз благоприятствуют переключению на последнюю дверь, но большинство люди, кажется, остаются с первоначально выбранной дверью, даже если думают, что они имеют меньше шансов получить лучший приз.

Когнитивный диссонанс может быть избегается новой информацией, такой как статистические данные. Метод была разработана для принятия более эффективных групповых решений под названием Delphi. Три пять разнородных экспертов в разных областях принимают решение для курс действий.К сожалению, съезды — это группы избранных должностные лица, не имеющие опыта в областях, в которых они должны принимать решения об и ожидаемо принять многочисленные законы, которые вредят общественной эффективности. Система присяжных ближе к процессу Delphi. ( информация о методе Дельфи была взята из переписки по электронной почте. с Мюрреем Туроффом, соавтором Delphi и военным аналитиком США, и Далласом Ф. Белл-младший в октябре 2008 г. )

Книга 1908 года «Православие» Гилберта К.Честертон ссылки Христианство к продвижению государственной системы демократии. Честертон объясняет, как человек может прийти к христианской вере и не тратит усилий на попытки показать, почему это должно быть верил. Он считал, что это не произвольная истина извне. границы человеческого опыта. Наоборот, христианство ответ на естественные потребности человека.

5. Заключение

Аддитивная комбинаторика может использоваться в качестве инструмента для групп.Пересмотр убеждений — естественный процесс для принятия новой информации. Когда новая информация отвергается как видно из вымышленной истории, могут возникнуть неразрешимые разногласия. Достоевского Великий Инквизитор (найдено в работе Братья Карамазовы ) где был арестован Иисус и столкнулся со священником-антихристом, который является фарисеем последних дней. Алгоритм Ричарда Докинза в его книге Слепой часовщик, делает того же «фаустианца» (из произведения Иоганна В. Гёте) ошибка как алгоритм Вольфрама для опровержения существования творческих интеллект и цель (Бог).Как ни странно, их алгоритмы требовали каждый из их целеустремленных интеллектов должен быть создан. Они слышат, но не разумеют, и видят, но не разумеют (Ис. 6:9). Это обстоятельство вызывает ненужное состояние когнитивного диссонанса.

Царь Соломон писал: «что что было, то и теперь, и то, что должно быть, уже было, и Бог требует того, что было в прошлом, потому что Он будет судить праведных и нечестивых» (Еккл. 3:15-17).

————— ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ © 2008 DALLAS F.БЕЛЛ МЛАДШИЙ —————-

Против диспозиционализма: вера в когнитивную науку

Причинность

Желание теории убеждений состоит в том, чтобы объяснить, как убеждения вызывают поведение (либо путем взаимодействия с желаниями, либо сами по себе). У диспозиционалистской теории есть принципиальные проблемы при этом. Диспозиции вызывают действия только в сочетании с событием: сама по себе хрупкость стекла не заставит его разбиться — для этого вам нужно событие, например удар по стеклу.Точно так же предрасположенность к поведению не вызывает поведение без ментального события, такого как активация ментального представления. Без этого не может быть диспозиционной каузальности. Footnote 9

У диспозиционалиста есть два способа ответить на это беспокойство. Во-первых, утверждается, что не диспозиции каузальны, а их категориальные основания. Но если категориальные основания являются причинной связью, то возникает вопрос, что это за основания. Естественные варианты — нервные или психологические.Что касается первого, то программа редукции своего убеждения в то, что р, к какой-либо нейронной области (или типу) полностью мертва: похоже, нет никаких обобщений относительно того, какие области соответствуют убеждениям. Таким образом, тот, кто хотел бы уменьшить отношение к нервным состояниям, остался бы с убеждениями, эквивалентными огромной непроецируемой дизъюнкции. Если именно эта дизъюнктивная категориальная база выполняет причинную работу, становится трудно понять, как убеждения могут когда-либо генерировать поведение надежным и предсказуемым образом. Footnote 10

Но если это не нейрокатегориальная база, то она должна быть психологической. Этот вариант не лучше, поскольку окружающие варианты являются ментальными репрезентациями. Но если именно ментальные репрезентации выполняют причинную работу, которую должны выполнять убеждения, тогда неясно, в каком смысле эта теория больше диспозиционалистская. По крайней мере, дебаты между репрезентационалистами и диспозиционалистами станут приобретать словесный характер.

Швицгебель мог бы апеллировать к своему поверхностному взгляду и отрицать причинность убеждений, и в этом случае не было бы проблем рассматривать их как диспозиции.Но этот поверхностный диспозиционализм заходит в объяснительные тупики. Например, Швитцгебель признает, что убеждения служат предпосылками для умозаключений (см. обсуждение «когнитивных» диспозиций, например, в Schwitzgebel 2002, 252). Но вывод — это каузальный процесс, посредством которого (например) убеждение в том, что Р и Если Р, то Q заставляет человека поверить в то, что Q. Другими словами, неразборчивость в выводе требует, чтобы убеждения были причинными. Но если убеждения каузальны, то поверхностный ответ не годится, и в этом случае диспозиционалист не может объяснить каузальные силы убеждений, не прибегая к репрезентативизму.В отличие от репрезентативизма, диспозиционализм не постулирует конкретных ментальных особенностей, которые причинно взаимодействуют в соответствии с психологическими законами, порождая новые убеждения. В той мере, в какой объяснительная работа выполняется такими сущностями, теория является репрезентационалистской.

Этот последний пункт важен для точного понимания того, почему дебаты между репрезентационалистами и диспозиционалистами носят не просто словесный характер. Последний может одобрить существование репрезентаций и постулировать их для объяснения низкоуровневых субличностных психических феноменов.Но антирепрезентативная метафизика веры не может допустить, чтобы репрезентации давали законопослушное причинное объяснение основных черт веры. Метафизика, которой мы должны придерживаться (по крайней мере, в отношении сущностей, подпадающих под сферу естественных наук), — это метафизика, определяемая постулатами, фигурирующими в успешных объяснениях. Если лучшее объяснение того, почему различные обобщения в отношении веры верны, — это принципиально репрезентационистское объяснение, то мы обязаны поддерживать репрезентативную метафизику веры.Уступка объяснительной основы репрезентациям несовместима с утверждением, что репрезентации являются внешними по отношению к природе самой веры.

В оставшейся части этого раздела будут изложены различные обобщения относительно убеждений, как из когнитивной науки, так и из здравого смысла, и будет доказано, что постоянное обращение к представлениям обеспечивает наилучшее объяснение таких обобщений.

Сортировка

Классический контрпример к бихевиористскому теоретизированию вытекает из базового случая с богатой родословной: сортировки.Субъекты, которых просят отсортировать эквивалентные классы, ведут себя по-разному в зависимости от того, как они понимают задачу. Так, например, люди, которым дали колоду карт и попросили составить стопку, состоящую из пик и треф, намного быстрее и менее подвержены ошибкам, чем те, кого просят составить стопку из не бубен и не червей (Брунер и др., 1956). Эти экстенсионально эквивалентные сортировки приводят к совершенно разным поведениям в зависимости от того, как человек представляет задачу. Хорошо известный эффект отрицания увеличения вычислительной нагрузки приводит к замедлению времени и снижению производительности.Все, что мы хотим добавить к этому, это то, что этот базовый поведенческий факт в случае сортировки также является фактом о убеждении . То, как человек воспринимает свою задачу, диктует, как он ее выполняет: если вы считаете, что ваша задача состоит в сортировке не бубнов и не червей, вы будете вести себя иначе, чем если бы вы верили, что сортируете трефы и пики.

Репрезентативный подход к вере может объяснить этот факт, а диспозиционалист — нет. Почему эти инструкции должны влиять на производительность? Для репрезентациониста репрезентации, сортирующие пики и трефы и сортирующие не бубны и не черви, экстенсионально эквивалентны, но концептуально (и синтаксически) различны.Последний включает операторы отрицания, присоединенные к предикатам ромбы и сердца, в то время как первый не включает отрицания. Называйте сортировщики пик и треф «положительными сортировщиками», а сортировщики без бубнов и червей «отрицательными» сортировщиками. Когда ему предъявляют пику, положительный сортировщик классифицирует ее как пиковую, сопоставляет эту категорию со своим убеждением, что он должен сортировать пики и трефы, и сортирует ее соответствующим образом. Отрицательный сортировщик по-прежнему, вероятно, автоматически классифицирует пику как пику, а затем должен преобразовать пику в не алмаз и не сердце, чтобы выполнить задачу.Именно потому, что эти представления имеют разные репрезентативные структуры, они приводят к различному поведению в случаях положительной и отрицательной сортировки. Footnote 11

С другой стороны, диспозиционалист не может ссылаться здесь на репрезентативную структуру. Хотя диспозиционалисты могут постулировать субличностные репрезентации, они отрицают, что сами наши убеждения на уровне личности являются репрезентативными. Только что набросанное репрезентационистское объяснение сортировки не просто постулирует субличностные репрезентации; скорее, он постулирует логически структурированные, лингвистически выразимые концептуальные представления, которые объясняют, почему убеждение в том, что задача состоит в сортировке не ромбов и не сердец, замедляет поведение.Как показано в дилемме, поставленной в предыдущем подразделе, диспозиционалисты могут допустить репрезентации только в том случае, если они второстепенны по отношению к объяснениям обобщений о вере. Репрезентационалистское объяснение предлагаемой сортировки в этом смысле не является второстепенным. Здесь репрезентации устанавливаются специально для того, чтобы объяснить, как наши представления о задаче влияют на наше выполнение задачи.

За исключением репрезентативных объяснений, можно было бы ожидать, что, когда быть X и быть Y являются взаимоисключающими и исчерпывающими, предрасположенность к сортировке X и предрасположенность к сортировке не-Y будут идентичными.Какая диспозиция может быть использована для объяснения данных? Возможно, диспозиционалист сказал бы: верить в то, что нужно сортировать пики и трефы, значит просто быть расположенным сортировать пики и трефы быстро и безошибочно, в то время как верить, что нужно сортировать не бубны из не-сердца должны быть расположены сортировать их медленно и плохо. Но откуда берутся эти установки? Сноска 12

Этот пример подчеркивает скользкость точки зрения Швитцгебеля.Например, он пишет: «Как только диспозиции полностью охарактеризованы, вопрос о том, во что верит субъект, закрыт» (2002, 273). Его идея состоит в том, что категориальные основания убеждений не имеют значения, как только мы отмечаем склонности субъекта. Но сами носители репрезентации (частично) диктуют склонность человека к поведению, поэтому репрезентации не могут выпасть из картины в пользу диспозиций. Напротив, эффект — влияние того, во что субъект верит , на то, как он себя ведет, — следует объяснять с точки зрения различий в структурных особенностях репрезентативных транспортных средств.

Непрозрачность и возможность оценки истины

Два основных аспекта веры естественным образом объясняются, если считать веру репрезентативной: непрозрачность и возможность оценки истины. Хорошо известно, что можно верить, что X есть F, но не верить, что Y есть F, даже если X и Y идентичны. Случаев Фреге множество, и теория веры должна, по крайней мере, дать набросок того, как решить проблему. Репрезенталист предлагает ответ: можно иметь две репрезентации с одинаковым содержанием, не зная, что они корреферентны (Fodor 1998; Edwards 2014).Диспозиционалист просто говорит, что вы склонны вести себя по-разному в отношении X и Y, даже если они соэкстенсивны, и не предлагает объяснения случаев Фреге. Schwitzgebel (2002, 265) утверждает, что случаи Фреге — это еще один пример промежуточного убеждения, когда мы как бы верим или не верим в то, что X есть F. чем объяснить это; различия в репрезентативной форме порождают непрозрачность, в то время как различия в поведенческих установках являются просто следствием непрозрачности. Footnote 13

Точно так же объяснение убеждений должно учитывать тот факт, что убеждения поддаются оценке истины — одни убеждения истинны, а другие нет. Репрезентационалистский взгляд может легко объяснить этот факт. Репрезентации могут репрезентировать или искажать, а структуры, подобные предложениям, сами по себе являются истинными. Неясно, в каком смысле диспозиции поддаются истинностной оценке, и в этом случае трудно понять, как диспозиционалисты могут объяснить, как убеждения поддаются истинностной оценке.Диспозиционалисты могут сказать, что просто конститутивным элементом веры является то, что это истина, которую можно оценить, поэтому диспозиции, реализующие веру, ipso facto могут быть оценены как истина, — и они могут попытаться предложить некоторую дополнительную теорию оценки истины. Репрезентационист, однако, может одновременно подтвердить требование конститутивности, а также одним махом дать более глубокое объяснение непрозрачности и оцениваемости истины, поскольку репрезентации имеют истинно оцениваемое содержание, а репрезентации, отличающиеся от типов, могут кореферировать.

Сходство убеждений с другими пропозициональными установками

Хотя убеждения отличаются от других пропозициональных установок, существуют трюизмы, возникающие между установками и служащие желаемым для теории убеждений. Например, убеждения могут быть сосредоточены на том же содержании, что и любая другая пропозициональная установка. Можно верить, что Р, или сомневаться в Р, или надеяться, что Р, и так далее. Как упоминалось в предыдущем разделе, репрезентационист может легко объяснить, почему это так: каждая пропозициональная установка есть просто отношение к данной репрезентации.Различия между установками — это различия в типе отношений, которые конкретизируются. Таким образом, репрезентативистская теория дает содержательное объяснение того факта, что наши различные установки могут касаться одних и тех же пропозиций. Диспозициональная теория не противоречит этим данным, но и не может их объяснить.

Более того, существует любопытная параллель между тем, что можно сказать, и тем, во что можно поверить (см. обсуждение «состояния Вендлера» в Fodor 1978).Короче говоря, получается, что во все, что вы можете сказать, вы также можете поверить, и наоборот. Сноска 14 Опять же, если убеждения являются отношениями к (подобным языку) ментальным представлениям, это легко объяснить, поскольку и мысль, и язык состоят из представлений, а лингвистические представления выражают соответствующие концептуальные представления. Неясно, как диспозиционалист мог бы объяснить это данное, поскольку диспозиционализм не позволяет убеждениям демонстрировать какую-либо языковую структуру.

Диссонанс и изменение убеждений

Повсюду мы проводили количественную оценку отношения к ментальным представлениям. Пришло время немного сказать о том, что представляют собой эти отношения, поскольку мы предпочитаем не просто репрезентационистский взгляд, а психофункционалистский . Психофункционализм есть ответ на вопрос, какой тип отношений отличает один тип пропозициональной установки от другого. Он говорит, что отношения должны быть даны из подобных закону обобщений, раскрытых в когнитивной науке (в противоположность, скажем, аналитическому функционализму, который говорит, что отношения должны быть даны из банальностей здравого смысла).

Как мы видим, основная проблема, с которой столкнулись классические версии психофункционализма (например, Блок и Фодор, 1972; Блок, 1980), заключалась в том, что обобщений не предполагалось; единственный, когда-либо постулируемый, казалось, был практическим силлогизмом. Но это было не из-за какого-то глубокого факта — это была просто функция философов, не исследующих соответствующие данные социальной психологии. Footnote 15 Тем не менее, существует огромная, важная наука о вере, которая предоставляет данные, которые должна объяснять любая теория веры.

Рассмотрим теорию диссонанса (например, Festinger 1957; Cooper 2007). Абстрактно теория диссонанса говорит вам, что если кто-то верит, что Р, и получает информацию, которая не является Р, эта опровергающая информация 90 412 навредит 90 413 (Эллиот и Дивайн, 1994). В частности, это поставит агента в состояние отрицательной валентности (диссонанс), из которого агент будет мотивирован бежать из-за его болезненной природы. Для этого нужно смягчить диссонанс, разобравшись с непоследовательностью.Теория основывает свои предсказания на множестве способов уменьшения диссонанса. Сноска 16 Одной из парадигм является индуцированная уступчивость , когда субъекты манипулируют поведением, которое идет вразрез с их устоявшимися убеждениями. В классическом случае (Фестингер и Карлсмит, 1959) испытуемые тратят время на выполнение скучной и бессмысленной задачи (поворачивание нескольких ручек на 90 градусов, пока они полностью не повернутся в исходное положение). После выполнения задания испытуемых затем просят (но, что важно, не заставляют) сказать другим испытуемым, которые ждут возможности принять участие в исследовании, что исследование было действительно увлекательным; то есть испытуемых просят солгать своим сверстникам.В обмен на ложь испытуемым давали либо большое вознаграждение (20 долларов), либо маленькое вознаграждение (1 доллар). Наконец, испытуемых просят оценить, насколько им понравилось исходное задание.

Вопреки предсказаниям теории подкрепления, испытуемые, которым платят меньше денег, сообщают, что задание им нравится больше . Теория подкрепления ошибочно предсказывает, что чем больше награда, тем больше субъекту понравится задание, но сторонник теории диссонанса правильно понимает, что самооправдание является ключом к пониманию того, как меняются убеждения.Прежде чем солгать, все испытуемые одинаково ненавидели это задание. Те, кому заплатили 20 долларов, продолжают считать, что задача была ужасной. Они знают, что солгали другим, но сделали это по уважительной причине: 20 долларов сейчас приличная сумма денег (а в 1959 году это была куча денег). С другой стороны, испытуемые, которым заплатили 1 доллар, также солгали, но 1 доллара недостаточно, чтобы оправдать, почему они солгали (сравните: 1000 долларов оправдали бы скольжение на электротяге посреди вагона метро, ​​а один пенни — нет). . Если эти субъекты верят, что лгали, и верят, что делали это без всякой реальной причины, то они, должно быть, солгали, потому что были плохими людьми.Но теория диссонанса утверждает, что почти все считают себя морально хорошими, поэтому группа за 1 доллар, таким образом, чувствует диссонанс: они знают, что они неплохие люди, но у них есть доказательства того, что они сделали что-то плохое. Они уменьшают этот диссонанс, меняя свое отношение к задаче: они больше не верят, что задача была скучной, а вместо этого считают, что задача была веселой. Таким образом, диссонанс смягчается, потому что испытуемые с низкой наградой больше не считают себя лжецами. Тот же механизм бессознательных самооправдательных рассуждений играет роль в других хорошо известных эффектах, таких как оправдание усилий (Aronson and Mills, 1959) и написание эссе, противоречащее установкам.

Уменьшение диссонанса совершенно общее и повсеместное. Оно появляется почти каждый раз, когда мы делаем свободный выбор. Более того, рассуждение бессознательно — те, кто не может явно вспомнить свои первоначальные отношения, демонстрируют больше движения, чем те, кто это делает. Возьмем парадигму «распространения альтернатив» (или «свободного выбора»), когда испытуемых просят ранжировать элементы. Скажем, И. Дж. дают 12 альбомов Билли Джоэла (или бытовую технику, или мотивационные плакаты и т. д.) и просят ранжировать их в порядке желательности, как есть.EJ ранжирует Незнакомец и Нейлоновый занавес 6 и 7, так что у него очень мало различий во мнениях между ними. Затем ему говорят, что он может выбрать один, чтобы забрать домой, что он и делает. Если позже его попросят снова переоценить его выбор, альбом, который он выбрал, поднимется в его рейтинге, а тот, который он не выбрал, опустится вниз (Brehm 1956). Но это верно только для людей, которые не помнят свои первоначальные рейтинги. На самом деле, эффект значительно сильнее, если вы используете людей с антероградной амнезией, которые не могут формировать никаких явных новых воспоминаний, как ваши испытуемые (Lieberman et al.2001).

Подведем итоги, вернувшись к одному из упомянутых выше примеров Швицгебеля: случай (b). В этом случае мать сына-подростка косвенно подозревает, что он курит марихуану, и показывает это, ведя себя подозрительно и испытывая страх, когда ее сын приходит домой поздно с налитыми кровью глазами. Тем не менее, в большинстве случаев она не может заставить себя сознательно рассмотреть такую ​​возможность. Но стоит обратить внимание на приятную, тонкую деталь, которую добавляет к делу Швицгебель: мать открыто сожалеет о воспитании своей подруги, потому что ребенок ее подруги курит травку.Эта деталь кажется настолько знакомой и разумной, что нам легко пройти мимо нее, но это не просто случайное добавление. Скорее, это предсказывается теорией диссонанса. Когда матери напоминают о подростках, курящих травку, у нее активируются два релевантных диссонирующих убеждения: убеждение, что ее сын курит травку, и убеждение, что он не курит травку. Сноска 17 Это вызывает диссонанс. Затем она устраняет диссонанс, не разрешая несоответствие, а скорее посредством способа проекции: особенно осуждая свою подругу.Швицгебель признает, что это нормальный, предсказуемый способ поведения, но его теория не объясняет, почему так происходит. У психофункционалиста есть ответ: это потому, что убеждения — это конкретные партикулярии, обладающие каузальной силой, управляемые, среди прочего, , законами диссонанса.

Законы диссонанса в общих чертах утверждают, что убеждения, которые вызывают негативный, мотивационный, феноменологически заметный дискомфорт всякий раз, когда кто-то сталкивается с доказательствами, противоречащими установкам. Тогда мы будем стремиться утолить это чувство не самым рациональным доступным путем, а вообще любым легко доступным путем.Мы также видели, что этот механизм лучше всего работает в бессознательном состоянии. Но, конечно же, все эти доказательства предполагают, что вера является состоянием, и глубоким состоянием, в котором есть законы о том, какие вещи она вызывает и что заставляет ее изменяться. И таких свидетельств гораздо больше.

Убеждения приводят к эффектам внимания: если вы верите в X, вы будете выборочно избегать информации, которая плохо отражает X, и в то же время искать информацию, которая согласуется с вашими убеждениями (Brock and Balloun, 1967).Убеждения также ведут к поляризации: если вы очень сильно верите в X и получаете информацию против X, то, вопреки интуиции, вы увеличиваете свою веру в X (Festinger et al., 1956). Скажем, вы присоединились к секте и сказали всем своим друзьям и семье, что это самая великая и самая благотворная группа из когда-либо существовавших. Если вам будут представлены недвусмысленные и неопровержимые доказательства недостатков культа, вы не сможете просто принять их и отказаться от своей веры — вместо этого вы укрепите свою веру в культ, сосредоточившись на культе больше, и это хорошо. качества (Мандельбаум мс).Фактически, размышление о предложении не только повысит его доступность (Krosnick and Petty 1995, 10), но и простое размышление о предложении («мой культ хорош!») усилит вашу веру в предложение (Tesser 1978). ). Footnote 18 Даже убеждения, которые вы якобы отвергли, часто со временем растягивают свои логические щупальца. Допустим, вы читали, что Обама мусульманин, но поскольку источником является New York Post, вы сразу же отвергаете эту информацию. Тем не менее, «эффект спящего» диктует, что со временем это убеждение оторвется от своего источника и усилится, даже если изначально оно было отвергнуто (Кумкале и Альбаррасин, 2004).Неясно, как или почему предрасположенность будет усиливаться с течением времени, если эта предрасположенность никогда не реализуется. Более того, есть некоторые основания полагать, что убеждения приобретаются автоматически, даже если субъекты не могут их сознательно одобрить (Мандельбаум, 2014), что вместе с эффектом спящего может помочь объяснить, почему большой процент людей, в остальном рациональных, имеют странные убеждения (см. Мандельбаум и др.). Quilty-Dunn 2015, например).

Все это обобщения о вере, и темп поверхностников (таких как Деннет и Швицгебель), они контринтуитивны и глубоки.Такие обобщения — хлеб с маслом зрелого психофункционализма. Точно так же они подрывают объяснительную полезность поверхностного диспозиционализма.

Понятия, вывод и репрезентативная теория разума

Примеры, обсуждавшиеся до сих пор, относились к убеждениям. Это соглашается с диалектикой, как ее устанавливает Швицгебель: репрезентационализм и диспозиционализм являются двумя подходами к пропозициональным установкам, и спор должен разрешаться путем обращения к свидетельствам, характерным для пропозициональных установок.Хотя мы согласны с тем, что данные о вере являются наиболее важными для спора, другие данные также имеют значение. Репрезентативность установок является частью более общей репрезентативной теории разума. Ключевое утверждение репрезентативной теории разума состоит в том, что ментальные состояния строятся из репрезентаций. Теперь мы обратимся к свидетельствам в пользу репрезентативной теории разума применительно к мыслям (и, следовательно, к пропозициональным установкам, таким как убеждения).

Два классических аргумента в пользу структурированных представлений — это аргументы систематичности и продуктивности (т.г., Фодор 1987). Способность формировать мысль (независимо от ее отношения), что тигр видит мышь, имеет тенденцию сосуществовать со способностью формировать мысль, что мышь видит тигра. Тот факт, что способность мыслить мысли в форме aRb сочетается со способностью мыслить мысли в форме bRa, объясняется точкой зрения, согласно которой мысли буквально имеют форм и состоят из атомов, которые могут составлять различные другие формы. мысли. То же самое относится и к производительности, т.е.д., способность мыслить по-новому. Эту способность можно объяснить способностью создавать атомарные представления новыми способами.

Споры о систематичности и продуктивности избиты, и мы не хотим в них ввязываться. Вместо этого мы хотели бы сосредоточиться на недооцененном аргументе в пользу идеи о том, что мысли состоят из понятий: на существовании семантического прайминга. Семантический прайминг — один из самых надежных и проверенных эффектов в когнитивной науке.Когда испытуемый читает слово «доктор», а затем должен отличать слова от не-слов (например, нажимать клавишу «ДА» в ответ на «хлеб» и клавишу «НЕТ» в ответ на «драбе»), время ее реакции будет быстрее в определении семантически связанных слов, таких как «медсестра», чем в определении неродственных слов, таких как «дерево» (например, Мейер и Шваневельдт, 1971).

Одно из правдоподобных объяснений прайминга состоит в том, что ментальные представления хранятся в ассоциативных сетях, так что активация одного представления (путем, например,г., чтение выражающего его слова) активизирует связанные с ним представления в сети. Базовый аппарат, используемый для объяснения семантического прайминга, включает репрезентации, которые (буквально) хранятся в семантических сетях и объединяются в более крупные репрезентации, выражающие пропозициональное содержание (вот почему, например, вы с большей вероятностью будете думать о врачах, если вы только что прочитал слово «доктор»). Этот аппарат, по-видимому, использует ту же самую архитектуру, которая используется для объяснения систематичности и продуктивности.И хотя систематичность и продуктивность вызывают споры (подробности см. в Gendler Szabo 2012), существование семантического прайминга является данностью для всех (хотя поведенческий прайминг, конечно, совсем другая история; см. Doyen et al. 2012).

Мы не уверены, что Швицгебель сказал бы об этом данном или о систематичности и продуктивности, если уж на то пошло. У диспозиционализма нет ресурсов, чтобы сказать, почему мысль композиционна — диспозиционализм даже не допускает идеи, что мысли имеют составные части! Каковы будут составляющие диспозиции? И почему думают, что они вообще могут сочинять, не говоря уже о том, как это делают мысленные представления?

Швицгебель мог бы ответить, что его теория не предназначена для объяснения этих особенностей мышления.Это достаточно справедливо, но что-то должно их объяснять, и наиболее вероятным кандидатом являются структурированные мысленные представления. Учитывая, что у нас уже есть независимая причина обращаться к ментальным репрезентациям для объяснения хорошо известных особенностей мышления, и учитывая, что пропозициональные установки, в конце концов, являются видами мыслей, объяснение, истолковывающее пропозициональные установки в терминах структурированных ментальных репрезентаций, имеет некоторую независимую проверку. .

Союз между репрезентативным подходом к убеждениям и репрезентативной теорией сознания в более общем плане становится особенно очевидным, когда мы вновь обращаемся к природе умозаключения.Возможно, нет лучшего кандидата на конститутивную черту убеждения, чем тот факт, что убеждения беспорядочны в умозаключениях. Если вы верите, что тигры полосатые, и вы верите, что X — это тигр, то у вас есть все материалы, необходимые для вывода, что X полосатый. В то время как сознательные рассуждения часто ощущаются как вихрь «ментального хаоса» (Siegel 2017, 99), бессознательные выводы кажутся автоматическими и синтаксическими. Когда испытуемым предъявляют семантически разреженное, но синтаксически правильно построенное предложение, например «Если есть 3, то есть 8», а затем подсознательно предъявляют «3», они демонстрируют облегчение для «8» (Reverberi et al.2012). Однако подсознательное представление «8» не способствует «3».

Результаты, подобные этим, предполагают, что вывод оперирует представлениями в отношении их синтаксических, формально определяемых свойств: любые мысли в форме P и ЕСЛИ P, ТО Q вызовут вывод о Q, поскольку правило ментальной логики определяет типы составных структур, которые соответствовать чему-то вроде modus ponens (Quilty-Dunn and Mandelbaum 2017). И снова диспозиционалист кажется без объяснения причин.В этом случае ментальные репрезентации не могут быть отброшены как независимые от пропозициональных установок. Именно структурные особенности этих ментальных репрезентаций объясняют основную черту убеждений, а именно неразборчивость в умозаключениях. Дедуктивная неразборчивость убеждений объясняется тем же самым синтаксическим аппаратом, замешанным на семантическом прайминге и другими данными, наводящими на размышления о концептуальной композиционности. Таким образом, диспозиционалист не может принять репрезентативные объяснения в центральном познании, но отрицает их роль в объяснении основных черт пропозициональных установок.Репрезентативные структуры, объясняющие эти различные обобщения, не являются просто субличными спутниками подлинной веры. Именно потому, что убеждения сами по себе имеют репрезентативные структуры, они демонстрируют эти обобщения. Нам нужны структурированные ментальные репрезентации в уме вообще, и они нужны нам также и в метафизике веры.

Учебное пособие MKT 3510 — весна 2017 г., окончательная версия

Заключительный лист исследования поведения потребителей, 12-е издание

1.Опишите каждый компонент трехкомпонентной модели (модель ABC). Обсудить

принцип когнитивной согласованности.

а. Аффект, поведение, познание: АФФЕКТ — описывает, как потребитель относится к

объектов отношений; ПОВЕДЕНИЕ — относится к намерению принять меры по этому поводу, намерение

не всегда приводит к реальному поведению; ПОЗНАНИЕ- во что он или она верит

, чтобы быть правдой об объекте отношения. Модель ABC подчеркивает

взаимосвязей между знанием, чувством и действием.Не может определить

90 258 отношения потребителей к продукту, если мы просто идентифицируем познания или убеждения 90 048

об этом. Принцип когнитивной согласованности — мы ценим гармонию среди наших

мыслей, чувств и поступков и необходимость поддерживать единообразие среди

эти элементы мотивируют нас. Это желание значит при необходимости меняем наш

мыслей, чувств или поведения, чтобы привести их в соответствие с другим опытом.

2. Насколько сильно или слабо потребитель привержен определенному отношению к

степень его вовлеченности в объект отношения (продукт).Опишите

сила приверженности, связанная с каждым из следующего, и приведите примеры в своем

ответ.

а. Существует три уровня приверженности: соблюдение, идентификация и

интернализация. Во время соблюдения, самого низкого уровня, мы формируем отношение

, потому что это помогает нам получать награды и избегать наказаний. Такое отношение очень

поверхностный; это может измениться, когда другие перестанут следить за нашим поведением или

, когда станет доступен другой вариант.Идентификация происходит, когда мы формируем

отношение к oдля к другим людямs/ группаs epeотношенияs. Рекламируйте, что

изображает ужасные социальные последствия, когда мы выбираем некоторые продукты вместо

.

другие полагаются на склонность потребителей имитировать поведение желаемого

модели. Интернализация — это высший уровень вовлеченности, при котором глубоко укоренившиеся

90 258 установок становятся частью нашей системы ценностей (усваиваются). Эти отношения

очень сложно изменить, потому что они так важны для нас.

3. Сравните и сопоставьте использование эмоциональной привлекательности секса, юмора и страха в

реклама. Укажите сильные и/или слабые стороны каждого из них.

а. Секс, как правило, привлекает внимание к рекламе, однако может быть контрпродуктивным.

и отвлекать потребителей, заставляя их забыть о продукте, может помешать

вспоминают и обрабатывают, вызывают негативные чувства женских намерений. Юмор в

реклама привлекает внимание и отвлекает.Юмор

субъективны и могут мешать обработке. Юмор можно интегрировать с

информация о продукте. Смешная реклама может вызвать возражения, когда

дополнительные ресурсы можно найти на сайте oneclass.com

дополнительные ресурсы можно найти на сайте oneclass.com

Границы | Формализация эвристик в процессе принятия решений: перспектива квантовой вероятности

Одной из самых влиятельных исследовательских программ в психологии является программа Тверски и Канемана (1973, 1983) по эвристикам и предубеждениям при принятии решений.Две характеристики этой программы: во-первых, убедительные эмпирические демонстрации того, что в некоторых ситуациях принятия решений наивные наблюдатели нарушают правила классической теории вероятностей (КП), и, во-вторых, соответствующее поведение можно объяснить с помощью простых эвристик. Работа Тверски и Канемана привела к появлению обширной литературы о том, что лежит в основе психологического процесса при принятии решений. Обратите внимание, что их работа, какой бы впечатляющей она ни была, не разрешила спор о том, подходит ли теория CP для моделирования познания или нет.Модели КП вызывают огромный интерес, и они часто обеспечивают превосходное освещение когнитивных процессов (например, Oaksford and Chater, 2007; Griffiths et al., 2010; Tenenbaum et al., 2011).

Идея эвристики привлекательна. Во-первых, они простые. Предположение о том, что человеческое познание основано на эвристике, частично позволяет избежать проблем неразрешимости вычислений, которыми страдают некоторые формальные подходы (см. Sanborn et al., 2010). Во-вторых, они часто позволяют понять один процесс с точки зрения теории, разработанной для других когнитивных процессов.Рассмотрим эвристики репрезентативности и доступности. Согласно эвристике репрезентативности, суждения о частоте основаны на сходстве, а в соответствии с эвристикой доступности — на простоте идентификации связанных экземпляров в памяти. Таким образом, с этими эвристиками объяснение принятия решения становится объяснением сходства или памяти. В-третьих, эвристика часто имеет сильную эмпирическую поддержку. Подход Тверски и Канемана заключался в том, чтобы мотивировать объяснения, основанные на эвристике, путем предоставления убедительных демонстраций нарушений стандартных подходов (при принятии решений, теории CP).Другие сторонники эвристических подходов утверждали, что эвристические схемы приводят к лучшим результатам (например, Gigerenzer and Todd, 1999).

Нет ничего плохого в эвристических подходах. Но в определенном смысле теоретики склонны к когнитивным моделям, основанным на формальных структурах, будь то байесовская теория вероятности, формальная логика или теория квантовой вероятности (QP), которую мы обсуждаем (см. Elqayam and Evans, 2011). . Свойства формальных рамок взаимосвязаны.Например, все выражения в классической теории вероятностей основаны на нескольких аксиомах. Таким образом, нельзя принять психологическую значимость одного выражения, но отвергнуть другое: все они связаны друг с другом. Напротив, эвристики, какими бы успешными они ни были, в некоторой степени взаимозаменяемы. Постулирование релевантности эвристики репрезентативности не требует актуальности эвристики доступности (Pothos and Busemeyer, 2009a).

Исследовательская программа QP в психологии частично возникла как попытка примирить нарушения людьми теории CP в ситуациях принятия решений с формальной теорией и изучить, возможно ли формально выразить некоторые из ключевых эвристик в процессе принятия решений.Теория QP — это теория присвоения вероятностей наблюдаемым (Isham, 1989). Физики рады использовать теорию СР в большинстве случаев, но они считают, что в конечном итоге теория КП является более подходящим выбором. Теория CP работает, определяя выборочное пространство и выражая вероятности в терминах подмножеств этого пространства. Ключевым свойством этого подхода является коммутативный характер событий и последующая независимость от порядка вероятностей, приписываемых совместным событиям. QP — это геометрический подход к вероятности.События соответствуют разным подпространствам, и вероятности вычисляются с помощью проекций на эти подпространства (обратите внимание, что проекции обсуждались ранее в психологии; Sloman, 1993). Важно отметить, что это делает оценку вероятности потенциально зависимой от порядка и контекста и, например, (подходящее определение), конъюнкция может не соответствовать коммутативности. Этот и связанные с ним интерференционные эффекты приводят к интересным предсказаниям теории КП.

В знаменитом эксперименте с Линдой (Тверски и Канеман, 1983) участникам рассказывают о Линде, которая звучит как феминистка, а затем просят оценить вероятность утверждений о ней.Важное сравнение касается утверждений «Линда — кассир в банке» и «Линда — феминистка и кассир в банке». Первое утверждение крайне маловероятно. Второе утверждение является конъюнкцией первого утверждения и другого. Таким образом, согласно теории СР, P (кассир банка) ≥ (кассир-феминистка). Но результаты нарушают теорию CP, так как большинство участников считают утверждение «Линда — банковский служащий и феминистка» более вероятным (это называется ошибкой конъюнкции).Объяснение Тверски и Канемана заключалось в том, что когнитивный процесс не основан на теории CP, скорее, участники используют эвристику репрезентативности. Они считают Линду очень типичной феминисткой, так что характеристика «кассир и феминистка» вполне вероятна, независимо от роли банковского кассира. Можно также использовать эвристику доступности (как позже сделали Тверски и Келер в 1994 г.), согласно которой высказывание «кассир банка и феминистка» активирует экземпляры памяти, подобные Линде.

Рисунок 1 иллюстрирует теорию КП, объясняющую ошибку конъюнкции.Вектор состояния обозначен как Пси и соответствует тому, что участники узнают о Линде из рассказа. Одно подпространство 1D соответствует феминистке Линды, а другое — банковскому кассиру. Мы вычисляем вероятность для каждой возможности, проецируя вектор состояния на соответствующее подпространство и возводя в квадрат длину проекции. Если участников просят оценить вероятность того, что Линда просто банковский служащий или просто феминистка, это очень маловероятно и вероятно соответственно. В теории КП конъюнкция обычно определяется как последовательная операция, т.е.е., Prob( A B ) ≡ Prob( A ∧ тогда B ). Предположим, что при принятии решения сначала оценивается более вероятное утверждение (это означает, что более вероятные утверждения с большей вероятностью будут включены в процесс принятия решения; см. Gigerenzer and Todd, 1999). Затем вычисление вероятности включает проецирование сначала на луч феминизма, а затем на луч банковского кассира. Первая проекция довольно большая, мы это уже знали. Критическим моментом является то, что луч феминистки теперь имеет значительную проекцию на луч банковского кассира.Таким образом, если прямая проекция на банковского кассира была небольшой, то косвенная проекция (через феминистский луч) гораздо больше. Такая схема может объяснить нарушения ошибки конъюнкции (и многие другие связанные эмпирические результаты; Busemeyer et al., 2011).

Рисунок 1. Простое объяснение того, как теория КП может объяснить ошибку соединения .

Что подразумевается под психологическим процессом в модели квантовой теории? В классической теории вероятностей должно быть так, что Вероятность (кассир банка ∧ феминистка) = Вероятность (феминистка ∧ банковский служащий) ≤ Вероятность (кассир банка).Но в теории КП при рассмотрении возможностей, представленных подпространствами под косыми углами, как на рис. 1, оценка любой возможности зависит от оценки предыдущих возможностей. В случае конъюнктивного утверждения в задаче о Линде оценка возможности того, что Линда является банковским кассиром, зависит от предыдущего рассуждения о том, что Линда является феминисткой. Ясно, что история Линды делает очень маловероятным, что Линда работает кассиром в банке. Но у феминисток может быть множество разных профессий, и хотя профессия банковского кассира, возможно, не самая вероятная, это все же правдоподобная профессия.Таким образом, как только участница признает, что Линда феминистка, становится легче думать о разных профессиях Линды, в том числе о банковском кассире. То есть, согласно квантовой модели, принятие Линды как феминистки позволяет системе установить сходство между исходным представлением (исходной информацией о Линде) и представлением для банковского кассира. С точки зрения квантовой теории репрезентативность, будучи процессом подобия, подвержена цепным и контекстным эффектам, и именно это происходит в примере с Линдой.Альтернативная точка зрения состоит в том, что восприятие Линды как феминистки увеличивает доступность другой связанной информации о Линде, например, Линда может быть банковским кассиром. Вкратце, это объяснение ошибки конъюнкции квантовой теорией (Busemeyer et al., 2011).

Квантовая теория вероятностей применялась и в других ситуациях принятия решений (например, Трублад и Буземейер, 1992; Атманспехер и др., 2004; Хренников, 2004; Аэртс, 2009). Далее мы рассмотрим приложение, иллюстрирующее другой аспект теории.В соответствии с принципом уверенности, если вы намереваетесь сделать А, когда Б верно, и вы намереваетесь сделать А, когда Б неверно, то вы все равно должны намереваться сделать А, даже если вы не знаете, истинно Б или нет. Принцип уверенности следует из закона полной вероятности теории CP: P ( A ) = P ( A B ) + P ( A 4 2 not ). Удивительно, но Шафир и Тверски (1992) сообщили о нарушениях принципа уверенности в задаче с дилеммой заключенного.В их эксперименте матрица выплат была настроена таким образом, что участники предпочитали сбежать, зная, что другой человек уже сбежал, и зная, что другой человек сотрудничал. Однако многие участники изменили свое мнение и решили сотрудничать, когда они не знали действий другого игрока. Такой вывод можно частично объяснить теорией когнитивного диссонанса (например, Festinger, 1957), согласно которой люди меняют свои убеждения, чтобы они соответствовали своим действиям.Таким образом, если участники склонны к сотрудничеству, в состоянии «неизвестно» они могут сотрудничать, потому что воображают, что другой человек тоже готов сотрудничать (Шафир и Тверски, 1992, назвали эту идею принятием желаемого за действительное). Можно также применить предположение Тверски и Шафира (1992) о том, что нарушения принципа уверенности могут возникать из-за несостоятельности последовательных рассуждений (эта идея была выдвинута для двухэтапной задачи азартных игр). В ситуации известного дефекта есть веская причина для отказа, а также в ситуации известного — сотрудничать.Но в неизвестных условиях это как если бы (отдельные) веские причины для отказа при каждом известном условии уравновешиваются (Бусемейер и Бруза, 2011, глава 9)!

Pothos и Busemeyer (2009a,b) создали квантовую и классическую модель нарушений принципа уверенности. Обе модели предполагали, что вектор состояния в неизвестном случае представляет собой выпуклую комбинацию состояний в случаях известного дефекта и известного сотрудничества. Далее идет процесс эволюции состояния по относительной отдаче различных вариантов и принципу когнитивного диссонанса.Как в случае QP, так и в случае CP вероятность отказа определяется этим развитым состоянием. Но в классическом случае, каким бы ни был процесс эволюции, развитое представление (вектор) по-прежнему является выпуклой комбинацией случаев известного дефекта и известного сотрудничества, а это означает, что модель CP всегда ограничена законом полной вероятности . Напротив, в случае QP вероятности определяются из вектора состояния с помощью операции возведения в квадрат. Например, | а + б | 2 = а 2 + б 2 + а * б + б * а последние два термина могут быть отрицательными и интерференция а + б | 2 < a 2 + b 2 , что нарушает закон полной вероятности.Таким образом, модель QP позволяет выразить идею о том, что по отдельности совершенно хорошие основания или причины (высокие a 2 , высокие b 2 ) могут частично компенсировать друг друга. Обратите внимание, далее, что, хотя представление полезности в квантовой модели простое (есть параметр полезности, аналогичный параметру в более стандартных моделях принятия решений, таких как Канеман и Тверски, 1979, теория перспектив), возможность интерференционных эффектов допускает: например, постоянное предпочтение рискованного варианта надежному (т.д., стабильное предпочтение риска).

Это многообещающие результаты для теории КП. Его особенности, которые вселяют в нас оптимизм, заключаются в том, что оценка вероятности зависит от контекста и порядка, так что более ранние компоненты процесса могут влиять на более поздние. На самом деле такие функции подразумеваются некоторыми мощными эвристиками, такими как репрезентативность и доступность. Квантовая теория обещает, что интуиция для таких эвристик может быть описана в формальной структуре.

Каталожные номера

Артс, Д.(2009). Квантовая структура в познании. Дж. Матем. Психол. 53, 314–348.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Буземейер, Дж. Р., и Бруза, П. (2011). Квантовые модели познания и принятия решений . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

Фестингер, Л. (1957). Теория когнитивного диссонанса . Стэнфорд: Издательство Стэнфордского университета.

Гигеренцер Г. и Тодд П. М. (1999). Простые эвристики, которые делают нас умнее . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

Гриффитс Т.Л., Чейтер Н., Кемп К., Перфорс А. и Тененбаум Дж. Б. (2010). Вероятностные модели познания: изучение представлений и индуктивных предубеждений. Тенденции Cogn. науч. 14, 357–364.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Ишам, CJ (1989). Лекции по квантовой теории . Сингапур: Мировой научный.

Канеман Д. и Тверски А. (1979). Теория перспектив: анализ решения в условиях риска. Эконометрика 47, 263–291.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Хренников А.Ю. (2004). Информационная динамика в когнитивных, психологических, социальных и аномальных явлениях . Клювер Академик.

Оксфорд, М., и Чейтер, Н. (2007). Байесовская рациональность: вероятностный подход к человеческому мышлению .Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

Pothos, EM, and Busemeyer, JR (2009a). Заблуждение нормативизма: влюбиться в себя. Случай ограниченного предписывающего нормативизма. Поведение. наук о мозге.

Pothos, EM, and Busemeyer, JR (2009b). Квантово-вероятностное объяснение нарушений «рациональной» теории принятия решений. Проц. Р. Соц. В 276, 2171–2178.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Сломан, С.А. (1993). Индукция на основе признаков. Познан. Психол. 25, 231–280.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Тененбаум, Дж. Б., Кемп, К., Гриффитс, Т. Л., и Гудман, Н. (2011). Как вырастить ум: статистика, структура и абстракция. Наука 331, 1279–1285.

Опубликовано Резюме | Опубликован полный текст | Полный текст перекрестной ссылки

Трублад, Дж. С., и Буземейер, Дж. Р. (1992). Сравнение модели корректировки убеждений и модели квантового вывода как объяснения эффектов порядка в человеческом выводе. Познан. науч. 1166–1171.

Тверски, А., и Канеман, Д. (1973). Доступность: эвристика для оценки частоты и вероятности. Познан. Психол. 5, 207–232.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Тверски, А., и Канеман, Д. (1983). Экстенсиональные и интуитивные рассуждения: конъюнктивная ошибка в вероятностных суждениях. Психология. Ред. 90, 293–315.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Тверской А.и Келер, Д. Дж. (1994). Теория поддержки: неэкстенсиональное представление субъективной вероятности. Психология. Ред. 101, 547–567.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Тверски, А., и Шафир, Э. (1992). Эффект дизъюнкции при выборе в условиях неопределенности. Психология. науч. 3, 305–309.

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Формализация эвристики в принятии решений: перспектива квантовой вероятности

Одной из наиболее влиятельных исследовательских программ в психологии является программа Тверски и Канемана (1973, 1983) по эвристикам и предубеждениям в принятии решений.Две характеристики этой программы: во-первых, убедительные эмпирические демонстрации того, что в некоторых ситуациях принятия решений наивные наблюдатели нарушают правила классической теории вероятностей (КП), и, во-вторых, соответствующее поведение можно объяснить с помощью простых эвристик. Работа Тверски и Канемана привела к появлению обширной литературы о том, что лежит в основе психологического процесса при принятии решений. Обратите внимание, что их работа, какой бы впечатляющей она ни была, не разрешила спор о том, подходит ли теория CP для моделирования познания или нет.Модели КП вызывают огромный интерес, и они часто обеспечивают превосходное освещение когнитивных процессов (например, Oaksford and Chater, 2007; Griffiths et al., 2010; Tenenbaum et al., 2011).

Идея эвристики привлекательна. Во-первых, они простые. Предположение о том, что человеческое познание основано на эвристике, частично позволяет избежать проблем неразрешимости вычислений, которыми страдают некоторые формальные подходы (см. Sanborn et al., 2010). Во-вторых, они часто позволяют понять один процесс с точки зрения теории, разработанной для других когнитивных процессов.Рассмотрим эвристики репрезентативности и доступности. Согласно эвристике репрезентативности, суждения о частоте основаны на сходстве, а в соответствии с эвристикой доступности — на простоте идентификации связанных экземпляров в памяти. Таким образом, с этими эвристиками объяснение принятия решения становится объяснением сходства или памяти. В-третьих, эвристика часто имеет сильную эмпирическую поддержку. Подход Тверски и Канемана заключался в том, чтобы мотивировать объяснения, основанные на эвристике, путем предоставления убедительных демонстраций нарушений стандартных подходов (при принятии решений, теории СР).Другие сторонники эвристических подходов утверждали, что эвристические схемы приводят к лучшим результатам (например, Gigerenzer and Todd, 1999).

Нет ничего плохого в эвристических подходах. Но в определенном смысле теоретики склонны к когнитивным моделям, основанным на формальных структурах, будь то байесовская теория вероятности, формальная логика или теория квантовой вероятности (QP), которую мы обсуждаем (см. Elqayam and Evans, 2011). . Свойства формальных рамок взаимосвязаны.Например, все выражения в классической теории вероятностей основаны на нескольких аксиомах. Таким образом, нельзя принять психологическую значимость одного выражения, но отвергнуть другое: все они связаны друг с другом. Напротив, эвристики, какими бы успешными они ни были, в некоторой степени взаимозаменяемы. Постулирование релевантности эвристики репрезентативности не требует актуальности эвристики доступности (Pothos and Busemeyer, 2009a).

Исследовательская программа QP в психологии частично возникла как попытка примирить нарушения людьми теории CP в ситуациях принятия решений с формальной теорией и изучить, возможно ли формально выразить некоторые ключевые эвристики в процессе принятия решений.Теория QP — это теория присвоения вероятностей наблюдаемым (Isham, 1989). Физики рады использовать теорию СР в большинстве случаев, но они считают, что в конечном итоге теория КП является более подходящим выбором. Теория CP работает, определяя выборочное пространство и выражая вероятности в терминах подмножеств этого пространства. Ключевым свойством этого подхода является коммутативный характер событий и последующая независимость от порядка вероятностей, приписываемых совместным событиям. QP — это геометрический подход к вероятности.События соответствуют разным подпространствам, и вероятности вычисляются с помощью проекций на эти подпространства (обратите внимание, что проекции обсуждались ранее в психологии; Sloman, 1993). Важно отметить, что это делает оценку вероятности потенциально зависимой от порядка и контекста и, например, (подходящее определение), конъюнкция может не соответствовать коммутативности. Этот и связанные с ним интерференционные эффекты приводят к интересным предсказаниям теории КП.

В знаменитом эксперименте с Линдой (Тверски и Канеман, 1983) участникам рассказывают о Линде, которая звучит как феминистка, а затем просят оценить вероятность утверждений о ней.Важное сравнение касается утверждений «Линда — кассир в банке» и «Линда — феминистка и кассир в банке». Первое утверждение крайне маловероятно. Второе утверждение является конъюнкцией первого утверждения и другого. Таким образом, согласно теории CP, P (кассир банка) ≥ (кассир феминистка). Но результаты нарушают теорию CP, так как большинство участников считают утверждение «Линда — банковский служащий и феминистка» более вероятным (это называется ошибкой конъюнкции).Объяснение Тверски и Канемана заключалось в том, что когнитивный процесс не основан на теории CP, скорее, участники используют эвристику репрезентативности. Они считают Линду очень типичной феминисткой, так что характеристика «кассир и феминистка» вполне вероятна, независимо от роли банковского кассира. Можно также использовать эвристику доступности (как позже сделали Тверски и Келер в 1994 г.), согласно которой высказывание «кассир банка и феминистка» активирует экземпляры памяти, подобные Линде.

На рисунке показано объяснение ошибки конъюнкции с помощью теории КП.Вектор состояния обозначен как Пси и соответствует тому, что участники узнают о Линде из рассказа. Одно подпространство 1D соответствует феминистке Линды, а другое — банковскому кассиру. Мы вычисляем вероятность для каждой возможности, проецируя вектор состояния на соответствующее подпространство и возводя в квадрат длину проекции. Если участников просят оценить вероятность того, что Линда просто банковский служащий или просто феминистка, это очень маловероятно и вероятно соответственно. В теории КП конъюнкция обычно определяется как последовательная операция, т.е.е., Prob( A  ∧  B ) ≡ Prob( A  ∧ затем B ). Предположим, что при принятии решения сначала оценивается более вероятное утверждение (это означает, что более вероятные утверждения с большей вероятностью будут включены в процесс принятия решения; см. Gigerenzer and Todd, 1999). Затем вычисление вероятности включает проецирование сначала на луч феминизма, а затем на луч банковского кассира. Первая проекция довольно большая, мы это уже знали. Критическим моментом является то, что луч феминистки теперь имеет значительную проекцию на луч банковского кассира.Таким образом, если прямая проекция на банковского кассира была небольшой, то косвенная проекция (через феминистский луч) гораздо больше. Такая схема может объяснить нарушения ошибки конъюнкции (и многие другие связанные эмпирические результаты; Busemeyer et al., 2011).

Простое объяснение того, как теория КП может объяснить ошибку соединения .

Какой вывод о психологическом процессе подразумевается в модели квантовой теории? В классической теории вероятностей должно быть так, что Prob(кассир ∧ феминистка) = Prob(феминистка ∧ банковский служащий) ≤ Prob(кассир банка).Но в теории КП при рассмотрении возможностей, которые представлены подпространствами под косыми углами, как на рисунке , оценка любой возможности зависит от оценки предыдущих возможностей. В случае конъюнктивного утверждения в задаче о Линде оценка возможности того, что Линда является банковским кассиром, зависит от предыдущего рассуждения о том, что Линда является феминисткой. Ясно, что история Линды делает очень маловероятным, что Линда работает кассиром в банке. Но у феминисток может быть множество разных профессий, и хотя профессия банковского кассира, возможно, не самая вероятная, это все же правдоподобная профессия.Поэтому, как только участница признала, что Линда феминистка, становится легче думать о разных профессиях Линды, в том числе о банковском кассире. То есть, согласно квантовой модели, принятие Линды как феминистки позволяет системе установить сходство между исходным представлением (исходной информацией о Линде) и представлением для банковского кассира. С точки зрения квантовой теории репрезентативность, будучи процессом подобия, подвержена цепным и контекстным эффектам, и это именно то, что происходит в примере с Линдой.Альтернативная точка зрения состоит в том, что восприятие Линды как феминистки увеличивает доступность другой связанной информации о Линде, например, Линда может быть банковским кассиром. Вкратце, это объяснение ошибки конъюнкции квантовой теорией (Busemeyer et al., 2011).

Квантовая теория вероятностей применялась и в других ситуациях принятия решений (например, Trueblood and Busemeyer, 1992; Atmanspacher et al., 2004; Khrennikov, 2004; Aerts, 2009). Далее мы рассмотрим приложение, иллюстрирующее другой аспект теории.В соответствии с принципом уверенности, если вы намереваетесь сделать А, когда Б верно, и вы намереваетесь сделать А, когда Б неверно, то вы все равно должны намереваться сделать А, даже если вы не знаете, истинно Б или нет. Принцип уверенности следует из закона полной вероятности в теории CP, P ( A ) = P ( P ( A B ) + г ( A ∧ не B ). Удивительно, но Шафир и Тверски (1992) сообщили о нарушениях принципа уверенности в задаче дилеммы заключенного.В их эксперименте матрица выплат была настроена таким образом, что участники предпочитали сбежать, зная, что другой человек уже сбежал, и зная, что другой человек сотрудничал. Однако многие участники изменили свое мнение и решили сотрудничать, когда не знали о действиях другого игрока. Такой вывод можно частично объяснить теорией когнитивного диссонанса (например, Festinger, 1957), согласно которой люди меняют свои убеждения, чтобы они соответствовали своим действиям.Таким образом, если участники склонны к сотрудничеству, в состоянии «неизвестно» они могут сотрудничать, потому что воображают, что другой человек тоже готов сотрудничать (Шафир и Тверски, 1992, назвали эту идею принятием желаемого за действительное). Можно также применить предположение Тверски и Шафира (1992) о том, что нарушения принципа уверенности могут возникать из-за несостоятельности последовательных рассуждений (эта идея была выдвинута для двухэтапной задачи азартных игр). В ситуации известного дефекта есть веская причина для отказа, а также в ситуации известного — сотрудничать.Но в неизвестных условиях это как если бы (отдельные) веские причины для отказа при каждом известном условии уравновешиваются (Бусемейер и Бруза, 2011, глава 9)!

Pothos и Busemeyer (2009a,b) создали квантовую и классическую модель нарушений принципа уверенности. Обе модели предполагали, что вектор состояния в неизвестном случае представляет собой выпуклую комбинацию состояний в случаях известного дефекта и известного сотрудничества. Далее идет процесс эволюции состояния по относительной отдаче различных вариантов и принципу когнитивного диссонанса.Как в случае QP, так и в случае CP вероятность отказа определяется этим развитым состоянием. Но в классическом случае, каким бы ни был процесс эволюции, развитое представление (вектор) по-прежнему является выпуклой комбинацией случаев известного дефекта и известного сотрудничества, а это означает, что модель CP всегда ограничена законом полной вероятности . Напротив, в случае QP вероятности определяются из вектора состояния с помощью операции возведения в квадрат. Например, | а + б | 2 = A = A 2 + B + B 2 + A * B + B * A Последние два Условия имеют помехи, и они могут быть отрицательными, так что | а  +  б | 2  <  a 2  +  b 2 , что нарушает закон полной вероятности.Таким образом, модель QP позволяет выразить идею о том, что по отдельности совершенно хорошие причины или причины (высокие a 2 , высокие b 2 ) могут частично компенсировать друг друга. Обратите внимание, далее, что, хотя представление полезности в квантовой модели простое (есть параметр полезности, аналогичный параметру в более стандартных моделях принятия решений, таких как Канеман и Тверски, 1979, теория перспектив), возможность интерференционных эффектов допускает: например, постоянное предпочтение рискованного варианта надежному (т.д., стабильное предпочтение риска).

Это многообещающие результаты для теории КП. Его особенности, которые вселяют в нас оптимизм, заключаются в том, что оценка вероятности зависит от контекста и порядка, так что более ранние компоненты процесса могут влиять на более поздние. На самом деле такие функции подразумеваются некоторыми мощными эвристиками, такими как репрезентативность и доступность. Квантовая теория обещает, что интуиция для таких эвристик может быть описана в формальной структуре.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.