Кто такие сибариты: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Кто такие сибариты

Наверняка многие не раз слышали такое слово — сибарит, но далеко не все знают его происхождение и значение. В настоящее время сибаритом называют изнеженного избалованного человека, живущего в роскоши, удовольствиях и праздности. Слово это носит негативный оттенок, и хоть и не распространено в обиходе, но довольно часто используется в СМИ и литературных кругах. Так откуда же произошло это определение?

В первоначальном значении этого слова «сибариты» (греч. sybarites) — жители известной в древности греческой колонии Сибарис, основанной протогреческими племенами около 720 г. до н. э. в Лукании (Южная Италия) . Благодаря широким торговым связям Сибарис занял положение могущественного торгового центра. В период своего расцвета, Сибарису подчинялись более 20 городов и он мог выставить до 300 000 воинов против внешних врагов.

Богатые, избалованные роскошью сибариты, предаваясь праздному веселью, не подозревали, что слово «сибарит» станет когда-нибудь нарицательным. Но все хорошее, не может длиться вечно…

В 510 г. до н. э. во время правления тирана Телия сибариты начали войну с Кротоном, но были побеждены и город их разрушен до основания. Роскошь и дерзость сибаритов привели к тому, что за 70 дней кротонцы лишили их всего их счастья. Захватив город, они отвели на него реку и затопили. Сибарис утонул в роскоши, утонул в буквальном смысле слова. В середине V века (443 год) после нескольких попыток возродить город была создана при главенстве Афин общегреческая колония Сибарис, вскоре переименованная в Фурии.

В 284 г до н. э. город был занят римским гарнизоном, но во время пунических войн перешёл на сторону Ганнибала. Ганнибал первоначально принял решение усилить Сибарис, переведя сюда жителей города Ателл, но затем в 204 г до н. э. отдал на разграбление своему войску и переселил 3500 его жителей в Кротон. А в 194 году на месте бывшего Сибариса была основана небольшая римская колония Копия (Изобилие), чье имя тщетно взывало к памяти о баснословном богатстве.

Кто такие сибариты? — Общество

Рубрики

КулинарияДети и семьяШоу-бизнесПолитикаЗдоровьеПоказать всеМоя лентаЧАТЫОпросыБлогерыГлас народаПопулярноеОбсуждаемоеПоказать всеМессенджер МТО компанииО редакции ГлагоLНовостиПартнерамРекламодателямОбратная связьПожаловаться на спамСоглашениеМатериал, выбранный редакторами МиртесенМАЛЕНЬКАЯ СТРАНА МС

Кто такие сибариты?

7

Материал, выбранный редакторами МиртесенДОСТОЙНАЯ ЖИЗНЬ НА ПЕНСИИ

Копить или тратить?

Материал, выбранный редакторами МиртесенВся история

Ялтинская конференция. Как это было

Материал, выбранный редакторами МиртесенRT Russia

Тарасова поддержала идею Плющенко провести ледовое шоу в ДНР

Материал, выбранный редакторами МиртесенSibkray.ru

Температура воздуха на два градуса выше нормы: синоптики дали прогноз погоды на апрель и май

Материал, выбранный редакторами МиртесенАбсолютный рейтинг

Почему с русскими боятся воевать. И это вовсе не из-за ядерной бомбы

226

Материал, выбранный редакторами МиртесенЦарьград

В Ростовской области объявлено экстренное предупреждение из-за заморозков 5 и 6 апреля

Материал, выбранный редакторами МиртесенЦарьград

Когда в Петербурге завершится отопительный сезон и от чего это зависит

Материал, выбранный редакторами МиртесенТСН24

В Ясногорске водитель сбил пешехода

Материал, выбранный редакторами МиртесенМедвежий угол

Мэр украинского Днепра призвал убивать русских по всему миру

Материал, выбранный редакторами МиртесенОбщественная служба новостей

В России выросла популяция редчайшего дальневосточного леопарда

Материал, выбранный редакторами МиртесенВечерняя Москва

Конный прогулочный маршрут создадут в Битцевском лесу

Материал, выбранный редакторами Миртесенrostovgazeta

В Ростовской области объявлено штормовое предупреждение из-за заморозков на 6 апреля

Материал, выбранный редакторами МиртесенАбсолютный рейтинг

У Европы не будет ни еды, ни топлива. А скоро там будут банды

Материал, выбранный редакторами МиртесенПроба 2

10 психологических приемов, которые вы можете использовать, чтобы выигрывать каждый день

Материал, выбранный редакторами МиртесенРИА Новый день

Весна: на Зигальге проснулись муравьи

Материал, выбранный редакторами МиртесенАбсолютный рейтинг

Куда ушли запорожские казаки, когда их разгромили при Екатерине II

134

Материал, выбранный редакторами МиртесенС миру по нитке

Сундук на чердаке больше 100 лет скрывал от всех старую карту. Его решили выбросить и случайно открыли

Материал, выбранный редакторами МиртесенНижегородская правда

Летние электрички в Нижегородской области запустят с 9 апреля

Материал, выбранный редакторами МиртесенПроба 2

19 поразительных фактов о Монголии — самобытной стране, о которой обычный человек знает примерно ничего

Материал, выбранный редакторами МиртесенВся история

Три сестры : как сложилась судьба буфетчиц из Карнавальной ночи

Материал, выбранный редакторами МиртесенЖурнал «Профиль»

В Санкт-Петербурге объявили «желтый» уровень погодной опасности из-за сильного ветра

Материал, выбранный редакторами МиртесенСпутник

Сатановский сообщил о массовом бегстве «украинских героев» из Киева во Львов

Материал, выбранный редакторами Миртесенvostokmedia

Программа «1000 дворов» заглянула ещё по четырём адресам во Владивостоке

Материал, выбранный редакторами МиртесенВЕСТИ КРЫМ

В шести школах Севастополя стартовал капитальный ремонт

Материал, выбранный редакторами Миртесенudm-info

В Глазове начался объезд гарантийных дорог

Материал, выбранный редакторами МиртесенГазета.ру

В Битце создадут новый конный прогулочный маршрут

Материал, выбранный редакторами МиртесенПРОСТО о ПОЛИТИКЕ

Ещё одна «спящая» вскрылась и скрылась. О гендиректоре «Яндекса», свалившей в Израиль

Материал, выбранный редакторами Миртесен«Стархит» — журнал Андрея Малахова

Василиса Володина сделала прогноз на апрель: «Даты с 4-6 могут стать кульминационными для мира»

Материал, выбранный редакторами МиртесенЦарьград

В Новокузнецке вышли на линии 18 новых трамваев

Материал, выбранный редакторами МиртесенОбщественная служба новостей

Россияне рассказали о своих планах на майские праздники

Материал, выбранный редакторами Миртесен78.ru

В Петербурге объявлен «жёлтый» уровень опасности из-за сильного ветра

Материал, выбранный редакторами МиртесенПолитика как она есть

В Госдуму внесен законопроект, предусматривающий введение уголовной ответственности до 10 лет лишения свобо…

Материал, выбранный редакторами МиртесенAmic.ru Новости Барнаула и Алтайского края

Евгений Плющенко анонсировал проведение ледового шоу в ДНР

Материал, выбранный редакторами МиртесенГазета.ру

Плющенко рассказал о подготовке с Министерством спорта ледового шоу в ДНР

Материал, выбранный редакторами МиртесенСпутник

Постпред России при ООН Небензя представил доказательства постановки провокации в Буче

Материал, выбранный редакторами МиртесенОбщественная служба новостей

В Петербурге объявили «желтый» уровень опасности

Материал, выбранный редакторами МиртесенЖивая Кубань

В Краснодарском крае ночные температуры снова опустятся ниже нуля

Материал, выбранный редакторами МиртесенRT Russia

Плющенко рассказал о подготовке с Минспортом ледового шоу в ДНР

Материал, выбранный редакторами МиртесенFiNE-NEWS

Чудская «евроинтеграция». Победа в Ледовом побоище сохранила будущее Руси

Материал, выбранный редакторами МиртесенАбсолютный рейтинг

Так почему на самом деле погиб внук Назарбаева

66

Материал, выбранный редакторами МиртесенNeva.Today

В Петербурге объявлен «желтый» уровень погодной опасности из-за сильного ветра

Материал, выбранный редакторами МиртесенОбщественная служба новостей

Москвичей предупредили о сильном ветре

Материал, выбранный редакторами МиртесенРегион 29

5 апреля в Архангельске без электричества остались 19 домов, а без воды — Кегостров

Картина дня

Кто такие сибариты? — Сказки, легенды и мифы

Существует легенда об одной богатейшей колонии, которая была основана древними греками в 7 веке до н. э. на юге современной Италии. Город назывался Сибирис.

Достоверной информации о нем очень мало, однако точно известно, что теплый климат и плодородные почвы привели город к благополучию и процветанию, а развитая торговая система позволила объединить под своим началом 25 других городов поменьше. Во времена процветания население города достигало 300 000 человек.

Однако не всегда жизнь в довольстве и богатстве хорошо кончается, с жителями Сибариса произошло тоже самое, что произошло с людьми, населявшими библейские Содом и Гоммору.

Сибариты не гнушались использованием рабского труда и были хитрыми торговцами. Они любили вина, для изготовления которых использовался местный виноград. Но жители Сибариса были невероятно ленивы, они презирали всякие проявления трудолюбия и работы. Одна из легенд даже утверждает, что плотники и мастера, которые трудились в городе были выгнаны местной элитой, так как шумели и мешали им спать до обеда.

Очевидно, что именно от жителей этого города пошло слово сибарит — так начали называть ленивых людей, привыкших к праздному образу жизни.

С момента основания города прошло почти 200 лет, когда начался конфликт с другим богатым мегаполисом — городом Кротон. Из-за собственной безалаберности и беспечности генералы войска сибаритов не смогли одержать верх над противником, некоторые источники утверждают, что перед боем сибариты напились и начали танцевать. Некогда разрушен до основания, а остатки его жителей бежали.

Рядом с прежним городом был построен новый, жители которого тоже промышляли торговлей и производством вина, однако среди них почти не было коренных сибаритов.

Все это лишь легенда, которая дошла до нас с древних времен, настоящих фактов об этом народе осталось не так много. Долгое время археологи пытались найти разрушенные постройки Сибариса, однако все было безуспешно. Особенно осложняло поиски то, что Сибарис скрыт под слоем ила и сейчас расположен ниже уровня моря. Недавно с помощью специального сверхчувствительного детектора, который может обнаруживать инородные постройки глубоко под землей, ученым все же удалось найти какие-то строения. После этого была пробурена небольшая скважина, на дне которой нашли несколько монет и глиняных изделий. После проведения радиоуглеродного анализа оказалось, что эти предметы датируются эпохой города Сибарис. Так была найдена хотя бы часть того величия, которым обладал город.

КТО ТАКИЕ ЖАНДАРМЫ?


Читать еще…

Хурма

Для начала уточним, кто такие сибариты. Так называли жителей древнегреческой колонии Сибарис, основанной около 720 г. до н. э. в Южной Италии. Благодаря удобному местоположению Сибарис быстро превратился в крупнейший торговый центр Адриатики, а его граждане неимоверно разбогатели. Они погрязли в роскоши и удовольствиях. Так вот, даже для сибаритов деликатесным фруктом считалась именно хурма.

Эллины называли эти плоды «Огнем Зевса», или «Божественным даром с Олимпа». В своей поэме Гомер представил хурму, как «фрукт забвения». Если путешественники пробовали его, то… забывали далекую родину, семью, самих себя. Они бродили между деревьев, подбирали и ели сладкие плоды, заменившие им весь мир. А хитрый Одиссей удержался, так и не надкусил хурму, что позволило ему добраться до родной Итаки.

Известно, что автор «Илиады» и «Одиссеи» обожал сочную хурму и считал её лучшим из фруктов.

Точное происхождение хурмы неизвестно, но по традиции считается, что родина этой ягоды – Передняя Азия. Сегодня она растет как в дикой природе, так и культивируется по всему миру, распространившись на Восток до Японии, Китая и Кореи. Существует множество разновидностей хурмы. Плоды различаются по цвету — от желтого до сине-буро-черного — в зависимости от зрелости и имеют вкус одновременно сладкий и вяжущий. В большинстве плодов содержатся плоские коричневые косточки.

Хурму обыкновенную можно есть сырой или готовить, но, если плоды не полностью созрели, они могут быть слишком твердыми и терпкими. Спелая же хурма очень мягкая, желеобразная и имеет насыщенный сладкий, слегка пряный вкус. Плоды используют для приготовления варенья, добавляют в пудинги и другие фруктовые десерты. В Средней Азии хурму обыкновенную часто высушивают, и тогда она приобретает более узнаваемый, похожий на финик вкус.

Мякоть хурмы содержит много витамина А, а также такие микроэлементы, как железо, йод, кальций, магний, калий, фосфор, марганец. Хурма один из немногих фруктов, который реально снижает риск заболеваний щитовидной железы. Плоды рекомендованы при заболеваниях мочеполовой системы и язвенной болезни желудка. Антибактериальные свойства помогают бороться с патологичной кишечной флорой. Ягоды обладают умеренным мочегонным эффектом и полезны при заболеваниях сердца и сосудов.

Увы, хурма категорически запрещена людям, страдающим хроническими запорами и геморроем.

взлет и падение города – Мир Знаний

Слово «сибарит» происходит от названия древнегреческого города Сибарис, но давно уже стало нарицательным. Сибаритом называли «изнеженного человека, который живет для сладкой еды, житейских услад и утех». Сейчас это определение практически вышло из употребления, зато неимоверно выросло число этих самых сибаритов: практически каждый современный житель планеты, пользующийся благами цивилизации и мечтающий проводить дни в бесконечных развлечениях и ничегонеделании, может смело претендовать на это звание. Да, сами себя мы не считаем изнеженными, но лишь потому, что разучились ценить мелочи, которые нашим предкам казались настоящим чудом.

Правда о Сибарисе

Об этом городе сохранилось очень мало более-менее достоверных данных. Известно, что город-колония Сибарис (Сибарида) был основан в 720 году до нашей эры на юге Италии (в так называемой Великой Греции). Основатели — выходцы из Ахейи и Локриды — выбрали для поселения место не на побережье, а между двумя реками — Кратисом и Сибарисом. Стать его полноправным гражданином мог любой желающий, что было нетипично для греческих полисов, в которых чужаков обычно не жаловали. Благодаря такой политике город быстро рос и развивал торговлю. Так было положено начало могуществу и удивительному богатству Сибариса.

По свидетельству историка Страбона, полису подчинялись 25 других городов, а население составляло более 300 000 человек. Впрочем, как свидетельствует другой историк и мифограф Диодор Сицилийский, столько воинов Сибарис выставил против соседнего города Кротона, военный конфликт с которым произошел в 510 году до нашей эры, и в таком случае общая численность его населения должна была превышать полмиллиона.

Причиной гибели этого крупного полиса стала упомянутая выше война. Кротонцы не просто захватили и разрушили Сибарис, но и перенаправили русло Кратиса в черту города, чтобы окончательно стереть с лица земли даже воспоминания о нем.

И это им почти удалось: на территории города с тех пор никто не селился, а ученые долго считали Сибарис легендой. Впрочем, после обнаружения тоже якобы мифической Трои археологи стали с большим вниманием относиться к древним документам и в XX веке все-таки отыскали развалины древнего поселения. Раскопки там продолжаются до сих пор.

Город чудес

Зато до наших дней дошло немало баек и живописных историй, посвященных повседневному быту сибаритов. Видимо, их образ жизни на самом деле поражал воображение современников.

Начать с того, что в период наивысшего расцвета Сибарис превосходил размерами Иерусалим периода правления царя Ирода. Длина крепостных стен превышала девять километров. Некоторые из улиц города были крытыми, чтобы ни солнце, ни непогода не могли помешать комфорту гуляющих.

В отличие от других греческих полисов, в которых еще не додумались до понятий «богатый район — бедный район», в Сибарисе знать селилась отдельно. Рабочему люду вход в элитные кварталы был заказан, но и этого оказалось мало: всех, чье производство было связано с шумом или неприятным запахом, отселили в предместье. Туда же отправили и петухов, чтобы своим несвоевременным пением они не тревожили утренний сон богачей.

Гостей города поражала необычная пестрота одежд местных жителей. Красильщики в Сибарисе ценились настолько, что даже освобождались от налогов, так что в яркие ткани могла одеваться не только знать, но и простые горожане. Женщины к тому же щедро пользовались декоративной косметикой и щеголяли украшениями.

По легенде, именно сибариты изобрели такую нужную вещь, как ночной горшок. Правда, их современники, не имевшие чести проживать в Сибарисе. этого не оценили. Им, привыкшим справлять нужду где придется, использование для этого специальных сосудов представлялось уже не просто изнеженностью, а настоящим извращением.

Так что не стоит удивляться тому, что над сибаритами посмеивались еще во времена расцвета города. Соседи без устали придумывали анекдоты об изнеженных богачах. Например, такие: «Один сибарит так долго наблюдал за работой своего раба, что заработал грыжу!», «Сибарит лег на постель из лепестков роз и к утру натер плечо до крови — один лепесток загнулся!»

Короли Пиров и «рабы собственных желудков»

Праздное и сытое существование неизбежно приводило к падению нравов. Не избежали этой участи и сибариты. Ни один из известных пороков не миновал их, а многие были возведены в ранг добродетели. Но лидировал в этом списке с большим отрывом грех чревоугодия, ставший просто визитной карточкой Сибариса.

Обжорство сибаритов высмеивается в древнегреческой комедии Фуриоперсы (жители Фурий, колонии на юге Италии, считались преемниками сибаритов в вопросах роскоши). Один из героев пьесы повествует о чудесной реке-самобранке: «Она (речка) приносит нам огромные ячменные лепешки, которые сами себя выпекли, а другой поток гонит волны сырных пирогов, жареного мяса и вареных скатов, которые у нас тут вертятся. По реченьке с одной стороны плывут жареные каракатицы, раки и лангусты, с другой — колбаски и рубленое мясцо; здесь анчоусы, там блины. Отбивные сами собой тушатся и прыгают в рот, а пирожные из нежной муки так и плавают вокруг».

Частота и роскошь пиров в Сибарисе являлась предметом состязания между знатными жителями. Наградой победителю становились титул Короля Пиров, присуждаемый ежегодно, и переходящая корона из чистого золота. Разумеется, обласканы были и повара, сумевшие удивить своих хозяев и их гостей. Авторы новых изысканных блюд даже получали на них патент с правом приготовления в любом доме.

Однако за пределами Сибариса их ценностей никто не разделял. Уже упоминавшийся Диодор Сицилийский без всякого почтения называл сибаритов «рабами собственных желудков». Трудно сказать, чего тут было больше — зависти или искреннего неприятия чуждого для большинства греков образа жизни.

Аскетизм против роскоши

Как часто бывает в истории, для столкновения разных культур был нужен только повод. И он появился.

Какой бы легкой и праздной ни была жизнь в Сибарисе, там тоже находились недовольные, случались народные волнения и восстания. В случае неудачи зачинщики бежали из города. И вот в 510 году до нашей эры такие беженцы объявились у ближайших соседей сибаритов — кротонцев. В Кротоне жили совсем по другим законам: там примером для подражания являлся почетный гражданин города — философ и математик Пифагор, известный своими аскетическими взглядами.

Выдать беглецов кротонцы отказались. И отправили в Сибарис делегацию с объяснениями своей позиции. Однако сибариты повели себя негостеприимно: убили послов, а тела кинули на растерзание птицам-падалыцикам. Это было равнозначно объявлению войны. Одержать в ней победу кротонцам помогла мудрость Пифагора. По преданию, философ, знавший, что сибариты обучают своих коней танцевать, приказал флейтистам в разгар битвы играть популярные в Сибарисе мелодии. Кони тут же затанцевали под знакомые звуки и перестали слушаться всадников, что определило исход битвы.

Через 500 лет после этих событий историк Страбон так написал о сибарокротонском конфликте: «Роскошь и дерзость сибаритов привели к тому, что за 70 дней кротонцы лишили их всего счастья. Захватив город, они направили на него реку и затопили».

Вперед, в прошлое?

Уклад жизни сибаритов намного опередил свое время. Сегодня они в любом городе чувствовали бы себя как дома и сошли за своих. Но позвольте… Получается, что человечество более двух тысяч лет стремились к идеалам, уже однажды воплощенным? Даже если отбросить сомнительную морально-этическую составляющую этих идеалов, становится обидно — почему мы не можем придумать ничего нового?

На самом деле, конечно, можем — и уже придумали много такого, о чем сибариты и другие древние греки даже не помышляли. Но если посмотреть на проблему шире… Взять хотя бы философию — античные мудрецы каким-то непостижимым образом сумели предвосхитить практически все существующие концепции. Мастерство их скульпторов также превзойти невозможно — его можно только попробовать повторить. Геометрия, архитектура, физика, театр — везде обнаруживаются древнегреческие корни. Даже признанная сегодня наиболее прогрессивной политическая система — демократия — и та была -обкатана» в античных полисах!

Так что же за удивительные люди жили в то время и в тех местах? На самом деле они были не более уникальны, чем жители Древнего Египта, Древнего Китая, Вавилона. Междуречья… Все эти цивилизации славились обширными теоретическими знаниями, самобытными практическими технологиями, богатыми культурными традициями — избыточными для того времени и образа жизни, который они вели. А мы до сих пор не смогли разгадать все секреты тех, кого считаем своими предшественниками на пути прогресса. Как такое возможно?

У официальной науки ответа нет. Но есть альтернативные гипотезы, согласно которым древние культуры — не первые, а, наоборот, последние островки некогда существовавшей мощной единой цивилизации, напоминавшей современную. В какой-то момент в результате неведомого катаклизма тесные торгово-транспортные связи между ее частями были утрачены, какие-то земли опустели, а жители остальных, не решаясь покидать безопасные места, жили прошлым величием, с каждым веком все более деградируя?

Какая именно беда заставила людей древности гак ограничь с но и остается только гадать. Да, это мог быть заразный и смертельный вирус, выкосивший население планеты (многие читатели наверняка об этом подумали), а могло быть что-то, вообще недоступное нашему воображению. Гораздо важнее другое: вместе со знаниями западная цивилизация, возможно, унаследовала судьбу погибшего мира и сейчас проживает заново его жизнь. А не придется ли пережить заново и его гибель?

Сибариты и троглодиты — Откуда берутся слова?

Вместо того чтобы долго говорить о характере и манере поведения человека, мы иногда характеризуем его всего одним словом: скажем, этот — сибарит, а тот — настоящий троглодит!

Какого человека рисует ваше воображение при слове «сибарит»? Ну конечно изнеженного, барствующего, праздного… Утехи, услады, удовольствия и наслаждения — вот смысл его жизни!

Червонцев я себе повытаскаю груду;

Так завтра же богат я буду —

И заживу как сибарит, —

читаем в басне Крылова «Бедный богач».

«В беспечности благой живёт как сибарит» — это уже из комедии Грибоедова «Молодые супруги».

В русской классической литературе немало сибаритствующих героев. Один Стива Облонский чего стоит!

Итак, смысл слова «сибарит» нам абсолютно ясен! Остается только выяснить, откуда это слово распространилось по миру. Кто ж такие эти сибариты, которым, право, хочется порой позавидовать? Оказывается, это жители богатейшей древнегреческой колонии Сибарис, основанной на юге Италии в 720 году до нашей эры. По свидетельству древних историков, Сибарис был райским местом на земле.

Благодаря обширным торговым связям город процветал, а его жители ни в чём не нуждались. Богатые, избалованные роскошью сибариты предавались праздному веселью, обожали пышные пиры. Гигантские устрицы, пурпурные улитки, крабы и омары были их излюбленной пищей.

Впрочем, кое-чему у сибаритов следовало бы поучиться. Они, например, запретили у себя шуметь по ночам и вывели за черту города кузницы и мастерские жестянщиков.

Жизнь Сибариса была роскошной, но… недолгой. В 510 году до нашей эры сибариты начали войну с соседним городом Кротоном. Как писал греческий историк Страбон, «роскошь и дерзость сибаритов привели к тому, что за 70 дней кротонцы лишили их всего счастья. Захватив город, они направили на него реку и затопили».

Выходит, Сибарис в буквальном смысле слова утонул в роскоши.

Сибарит уж точно что попало есть не будет! А вот обидным прозвищем «троглодит» мы называем того, кто не только прожорлив, но и всеяден. Кроме того, слово «троглодит» стало символом «дикаря» и невежды.

Впрочем, те, кто был в тунисском городе Матмата и видел настоящих троглодитов, думаю, о них совсем другого мнения.

Да-да, троглодиты — это не мифические маленькие злобные человечки из сказок, а вполне приличные люди. Только живут они уже полторы тысячи лет в пещерах. В переводе с греческого «троглодит» и означает — «пещерный человек».

Кстати, современные троглодиты пользуются в пещерах и телевизорами, и холодильниками, и даже Интернетом!

Один из домов в Матмате получил известность после того, как был снят в фильме «Звёздные войны» как родной дома Люка Скайуокера.

ПредыдущаяСодержаниеСледующая

«Сибариты» и «троглодиты» — ВОПРОС ЭКСПЕРТУ — Каталог статей

Вместо того чтобы долго говорить о характере и манере поведения человека, мы иногда характеризуем его всего одним словом: скажем, этот – сибарит, а тот – настоящий троглодит!

Какого человека рисует ваше воображение при слове «сибарит»? Ну конечно изнеженного, барствующего, праздного… Утехи, услады, удовольствия и наслаждения – вот смысл его жизни!

Червонцев я себе повытаскаю груду;

Так завтра же богат я буду —

И заживу как сибарит, —

читаем в басне Крылова «Бедный богач».

«В беспечности благой живёт как сибарит» – это уже из комедии Грибоедова «Молодые супруги».

В русской классической литературе немало сибаритствующих героев. Один Стива Облонский чего стоит!

Итак, смысл слова «сибарит» нам абсолютно ясен! Остается только выяснить, откуда это слово распространилось по миру. Кто ж такие эти сибариты, которым, право, хочется порой позавидовать? Оказывается, это жители богатейшей древнегреческой колонии Сибарис, основанной на юге Италии в 720 году до нашей эры. По свидетельству древних историков, Сибарис был райским местом на земле.

Благодаря обширным торговым связям город процветал, а его жители ни в чём не нуждались. Богатые, избалованные роскошью сибариты предавались праздному веселью, обожали пышные пиры. Гигантские устрицы, пурпурные улитки, крабы и омары были их излюбленной пищей.

Впрочем, кое-чему у сибаритов следовало бы поучиться. Они, например, запретили у себя шуметь по ночам и вывели за черту города кузницы и мастерские жестянщиков.

Жизнь Сибариса была роскошной, но… недолгой. В 510 году до нашей эры сибариты начали войну с соседним городом Кротоном. Как писал греческий историк Страбон, «роскошь и дерзость сибаритов привели к тому, что за 70 дней кротонцы лишили их всего счастья. Захватив город, они направили на него реку и затопили».

Выходит, Сибарис в буквальном смысле слова утонул в роскоши.

Сибарит уж точно что попало есть не будет! А вот обидным прозвищем «троглодит» мы называем того, кто не только прожорлив, но и всеяден. Кроме того, слово «троглодит» стало символом «дикаря» и невежды.

Впрочем, те, кто был в тунисском городе Матмата и видел настоящих троглодитов, думаю, о них совсем другого мнения.

Да-да, троглодиты – это не мифические маленькие злобные человечки из сказок, а вполне приличные люди. Только живут они уже полторы тысячи лет в пещерах. В переводе с греческого «троглодит» и означает – «пещерный человек».

Кстати, современные троглодиты пользуются в пещерах и телевизорами, и холодильниками, и даже Интернетом!

Один из домов в Матмате получил известность после того, как был снят в фильме «Звёздные войны» как родной дома Люка Скайуокера.

Мой визит в Sybaris — The Atlantic

Прошло много времени с тех пор, как я впервые заинтересовался Sybaris. У сибаритов дурная слава. Но прежде чем я услышал о них где-либо еще, я мучительно просматривал слова в трех или четырех драгоценных анекдотах о Сибарисе в старой греческой хрестоматии; и я уже составил мнение моего мальчика о сибаритах. Когда я узнал имя, которое они получили в другом месте, я не мог не сказать, что мир был очень несправедлив к ним!

О дорогой ! Теперь я вижу его — старую латинскую классную комнату, где мы обычно сидели и молотили по этому греческому языку после того, как маленькие мальчики уходили.Они пошли в одиннадцать; мы — поскольку нам было двенадцать лет — оставались до двенадцати. С одиннадцати до двенадцати мы сидели только с теми маленькими мальчиками, которых «держали» за их грехи, и с мистером Диллуэем. Комната была длинной и узкой; насколько длинным и узким вы можете убедиться, если пойдете и изучите модель «Бостона, каким он был» г-на Дюшена, и заплатите двадцать пять центов ричмондским школам. Ибо все это из прошлого; и в том же самом месте в космосе, где теперь раз в месяц Клуб экзаменаторов собирается у Паркера и обсуждает разницу между религией и суеверием, глупостью авторского права и происхождением вещей, мальчики, которые тогда не принадлежали к Клубу экзаменаторов , говорят Фокс, Кларк, Фернесс и Уолдо Эмерсон, пролистали своих греческих читателей «Бостон, каким он был» и узнали правду о Сибарисе! Я говорю, что это длинная узкая комната, стены которой, когда я впервые увидел их, были окрашены в рыжевато-оранжевый цвет, характерный для кухонь.Но мастерским мазком мистера Диллуэя эти стены в один из летних каникул окрасились в сиреневый или лиловый цвет. Мы сидели, чтобы читать, на длинных диванах цвета гороха, которые слегка качались на потертом полу. Там по часу в день, в то время как более способные мальчики, чем я, декламировали, я сидел час, размышляя, глядя на огромную «Греческую хрестоматию» Джейкобса и ожидая своей очереди. Если вы не слишком отводили взгляд от своей книги, вам не было нанесено никакого вреда. Итак, в час у вас было пятьдесят три минуты и несколько с лишним секунд мечтаний, шесть минут и треть оборота декламации, если только, что было необычно, какой-нибудь парень над вами не сломался, и мимо прошел вопрос внезапно напомнил вам о современной жизни.Я сидел на этом старом зеленом диване и в то же время ехал верхом в Вирджинии, через открытую лесистую местность, с одним из внуков лорда Фэйрфакса и двумя его хорошенькими кузенами, и тут вдали показалась лань. , когда из-за неудачи Хатчинсона или Уилера, стоящего чуть выше меня, бедный мистер Диллауэй должен был спросить меня: «Ингем, в каких глаголах отсутствует удвоение?» «Разговор о войне! Где разносторонность, иначе называемая присутствием ума, столь необходимая, как в декламации в публичной школе?

Ну вот, говорю, с Сибарисом познакомился.Нет, строго говоря, мои первые визиты в Сибарис состоялись именно тогда. То, что греческий читатель рассказывает о Сибарисе, содержится в трех или четырех анекдотах, вплетенных в это странное, бессвязное лоскутное одеяло «Географии». В этом месте собраны воедино высказывания Страбона и Афинея о двух вещах у Сибариса, которые, возможно, имели место быть с разницей примерно в восемьсот лет. Но что с того школьнику! Будут ли ваши потомки, дорогой читатель, в 3579 году нашей эры сильно обеспокоены, если в английском читателе того времени королеву Викторию заставят пить спартанский черный бульон с Вильгельмом Завоевателем из раковины в Новой Зеландии? ?

Что касается Сибариса, то старый греческий чтеец Джейкобса рассказывает следующие истории: «Сибариты отличались роскошью.Они не позволяли ремеслам, производившим громкий шум, например, медникам, плотникам и т. п., заниматься в центре города, чтобы их сон мог совершенно не тревожиться шумом. . . . . И один сиба-

обряд, который отправился в Лакедемон и был приглашен на общественную трапезу, после того как он сел на их деревянные скамьи и отведал их еды, сказал, что он был поражен бесстрашием лакедемонян, когда он знал это только по слухам; но теперь, когда он увидел их, он подумал, что они не превосходят других людей, потому что он думал, что любой храбрый человек скорее умрет, чем будет вынужден жить такой жизнью, как они.Затем среди «разных анекдотов» есть еще одна история о сибарите, которого спросили, хорошо ли он спал. Он сказал: «Нет, он думал, что ночью у него под ногами мятый лист розы». И есть еще один, один из них, который сказал, что у него болела спина, когда он видел, как копает другой человек.

Пока я пишу, я попросил Полли поискать эти рассказы в «Книге шуток» Марка Лемона. Там их нет в индексе. Но я осмелюсь сказать, что они есть у Коттона Мэзера и Джереми Тейлора. В любом случае, это кусочки очень дешевого греческого языка.Именно от этих историй, по-видимому, зависит репутация сибаритов в наше время.

А теперь посмотрите на них. Этот сибарит в Спарте говорил, что на войне смерть часто бывает легче, чем тяготы жизни. Ну разве это не правда? Разве не тысячи храбрецов сказали это? Когда англичане и французы обосновались не на той стороне Севастополя, что сказал инженер-офицер «Фрепча» кому-то, кто пришел посмотреть его работы? Он говорил о Сен-Арно, их первом командире.«Хитрая собака, — сказал он, — она пошла и умерла». Смерть была легче жизни. Но никто никогда не называл его трусом или женоподобным из-за того, что он так говорил. Почему, если бы мистер Филдс позволил здесь экскурс в двенадцать номеров по этой теме, мы отложили бы Сибариса до 1 апреля 1868 года, пока мы иллюстрировали бы мужественную эпиграмму Сибарита, на которую эти глупые спартанцы могли только глазеть, но могли не понимаю

Тогда возьми сказку с розовым листом. Предположим, вам повезло, что вы завтракаете с генералом Грантом, или Пелисье, или герцогом Веллингтоном.Предположим, вы сказали: «Надеюсь, вы хорошо выспались», а великий воин ответил: «Нет, я не спал; Я думаю, что лист розы, должно быть, встал подо мной ребром». Не могли бы вы написать в своей книге о путешествиях, что американцы, французы или англичане — изнеженные искатели удовольствий только потому, что один из них пошутил? Хотели бы вы, чтобы имя «американец» вошло во все времена, определяемое так же, как Вебстер определяет сибарита?

AMĚR’I-CAN, n, [фр. Америка, Лат. Americanus, от лат. Америка, континент, известный изнеженностью и сладострастием своих жителей.] Человек, преданный роскоши и удовольствиям.

Считаете ли вы, что было бы вполне справедливо для потомка внука вашего правнука в двадцать седьмом удалении читать, кого будут наставлять о королеве Виктории и Вильгельме Завоевателе?

Хуже всего и чаще всего цитируется история медников. Говорят, что сибариты приказали всем медникам и меднолитейщикам жить в одной части города и стучать по своим металлам там, где соседи добровольно предпочли слушать стук.Что, если они сделали? Разве каждый промышленный город не делает практически то же самое? Что Николас Тиллинглиаст говорил мальчикам и девочкам в Бриджуотере? «Тенденция городов состоит в том, чтобы привести себя в порядок».

Разве Уолл-стрит в этот час не улица банкиров? Разве Бостонская Перл-стрит не улица кожаных мужчин? Разве мост во Флоренции не отдан ювелирам? Не был ли мой саквояж куплен в Риме на улице саквояжников? Разве не все книготорговцы любят собираться вместе, пока могут? И когда Тикнор и Филдс переместятся на несколько дюймов с Вашингтон-стрит на Тремонт-стрит, разве Рассел и Бейтс, Чайлдс и Дженкс, Де Врис и Ибарра не последуют за ними, как только будут готовы магазины?

«Но это же мотив», — трещит старый серый призрак приличия, затеявший эту ругань сибаритов в какой-то дурацкой спартанской лавке черной бульоны (по-английски cafe), две тысячи двести двадцать- два года назад, — о каком призраке я сейчас размышляю, — это мотив.Сибариты перенесли меднолитейщиков, потому что хотели спать после того, как меднолитейщики проснутся утром». Что, если они это сделали, ты, старая крыса в аррасе? Есть ли какой-нибудь закон, человеческий или божественный, который говорит, что в один и тот же час все люди в этом мире встанут с постели? Мой превосходный молочник, мистер Уит, встает с постели ежедневно в два часа. Если он этого не сделает, моя семья, включая Мэтью, Марка, Люка, Джона и Деяния, не получит свежего молока в 7:37, когда мы завтракаем или делаем вид, что завтракаем.Но поскольку он встает в два, должны ли мы все вставать в два и сидеть, жалко хныча, на своих походных стульях, ожидая, когда мистер Уит придет с благодарным напитком? Много раз, когда я наблюдал за больным ребенком в пять лет летним утром, когда малыш только что погрузился в благодарную утреннюю дремоту, я слушал и ждал, опасаясь прибытия утреннего экспресса Провидения. Потому что я знал, что в полутора милях от Бостона паровоз начнет издавать свой пронзительный свисток, полагаю, для того, чтобы призвать бостонских служащих к своим обязанностям.Три-четыре минуты этого скрэ-э-э-э должны быть там, когда этот поезд пронесся по нашему концу города. А надежда и желание никогда не приносили пользы; приедет поезд, и ребенок проснется. Разве это не великолепная сила для одного машиниста иметь перед утренним отдыхом тридцать тысяч спящих людей, потому что ты, старый спартанский горбыль, который, кажется, не может спать спокойно под землей, хочет, чтобы все проснулись в одно и то же время? утром. Когда я слышу этот свисток и пятьдесят других свистков фабрик, которые с тех пор последовали его своенравному и нелицензированному примеру, я не раз жалел, что у нас в Бостоне не было бы еще немного твердого правительства Сибариса.

Ибо если бы, как следует из этих примеров, Сибарис был городом, который разбогател и укрепился благодаря признанию личных прав каждого человека в государстве, — если бы Сибарис был республикой, где личность уважалась, имел свои права и не был оставлен на произвол судьбы большинства людей, — тогда Сибарис узнал то, чего не узнал ни один современный город и что, к сожалению, мы все забыли.

Я не говорю, что прошёл через все эти домыслы в латинской школе.

Я не продвинулся дальше, чем увидел, что сибариты получили очень дурную славу, и что причины не появились в греческом ридере. Я полагал, что где-то есть причины, которые не следует помещать в греческую читалку. Возможно, были. Но если и были, то я никогда их не находил, так как не очень хорошо знаком с линиями чтения, в которых должны их искать те, кто хочет их найти.

Что я нашел у Сибариса, когда научился читать по-гречески гораздо легче и получил доступ к приличным атласам, так это вкратце.

Далеко впереди, в ложбинке сводчатой ​​подошвы итальянского сапога, две речушки впадают в Тарентский залив. Одного звали Кратис, другого — Сибарис. Здесь стоял древний город Сибарис, основанный примерно во времена Ромула или Нумы Помпилия колонией из Греции. В течение двухсот с лишним лет — почти столько же, дорогая Атлантика, сколько существует твой любимый Бостон, — Сибарис процветал и был Римом этого региона, правившим им от моря до моря.

Он был столицей четырех штатов — своего рода Новой Англии, если вы обратите внимание, — и мог выслать на поле боя триста тысяч вооруженных людей.Стены города были шесть миль в окружности, а предместья покрывали берега Кратиса на протяжении семи миль. Наконец, соседний штат Кротона под предводительством Милона Атлета (тот, кто из теленка, быка и расколотого бревна), хинан или Джон Моррисси его дней, победил более утонченных сибаритов, обратил воды Кратиса на их процветающий город и разрушил его. Но с сибаритами такое случалось слишком часто, чтобы их обескураживать. Пять раз, говорят историки, Сибарис разрушали и пять раз отстраивали заново.На этот раз афиняне послали десять кораблей с людьми в помощь Лампону и Ксенокриту. И они вместе с теми, кто стоял у крушения, дали своему новому городу имя Турии. Среди новых колонистов были Геродот и оратор Лисий, который был тогда мальчиком. Дух, который дал Сибарису комфорт и огромное население, проявился в законодательстве нового государства. Он получил свои законы от ЧАРОНДА, одного из самых благородных законодателей мира. Изучите эти законы, и вы увидите, что в молодом Сибарисе индивидуум имел свои права, которые общество сохраняло за ним, хотя он и был совершенно в меньшинстве.Налицо явное определение, что человек будет жить, пока он живет, и это тоже в не чувственном истолковании слов.

Некоторые из законов, изданных Харондасом для нового Сибариса, сохранились.

I. Клеветник прошел по городу с позором, увенчанный тамариском. «В результате, — говорит схолиаст, — все они покинули город». О, за такой результат, от любого законодательства в наших современных Педлингтонах, большого или малого!

2. Всем запрещалось общаться с плохими.

3. «Он издал другой закон, лучший, чем эти, и пренебрегаемый старшими законодателями. Ибо он постановил, чтобы все сыновья горожан обучались грамоте, а город платил жалованье учителям. Ибо он считал, что бедняки, не имея возможности платить своим учителям из своего имущества, будут лишены самой ценной дисциплины». БЕСПЛАТНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ для вас, за две тысячи семьдесят шесть лет до даты вашей первой бесплатной школы в Массачусетсе; и полностью сформулирована теория бесплатного образования.

4. Дезертиры или трусы в бою должны были три дня сидеть в женских платьях на Форуме.

5. Что касается изменения законов, то любой мужчина или женщина, которые их продвигали, делали это с петлей на шее и вешались, если народ отказывался от этого. Таким образом, только три закона были изменены, и все они зафиксированы в истории. Заметьте, что женщины могут внести поправки, — и подумайте о простоте законодательства!

6. Закон предусматривал оплату наличными, и правительство не защищало тех, кто продавал в кредит.

7. Их общение с другими народами было совершенно свободным.

Я мог бы привести больше примеров. Я хотел бы рассказать несколько любопытных историй, иллюстрирующих это простое законодательство. Сам бедняга Харондас пал жертвой этого. Один из законов предусматривал, что ни один мужчина не должен носить меч на публичном собрании. Никаких Кромвелей! К сожалению, случайно Чарондас однажды надел туда свои. Храбрый товарищ! когда ему указали на ошибку, он покончил с собой.

Удивляешься ли ты, что город, в котором не было клеветников, долгих кредитов, счетов у бакалейщиков, драк на городских собраниях, поправок к законам, преднамеренного и открытого общения с распутниками и где все были образованы по состоянию на буквы, оказалось удобным местом для жизни? Именно о старом Сибарисе рассказывают истории о медниках и розовых листьях; и это был новый Сибарис, который издавал законы.Но разве ты не видишь, что в целом есть один дух? Это была нация, которая считала, что высшая работа нации состоит в том, чтобы обучать свой народ. Он не верил в борьбу, как Милон, Хинан или старые спартанцы; оно не верило в законодательство, как Массачусетс и Нью-Йорк; она не верила в торговлю, как Карфаген и Англия. Он верил в мужчин и женщин. Он уважал мужчин и женщин. Он воспитывал мужчин и женщин. Он дал свои права мужчинам и женщинам. И поэтому спартанцы называли их женоподобными.И греческий читатель высмеял их. Но, может быть, люди, жившие там, были равнодушны к мнению спартанцев и греческого чтеца. Геродот жил там до самой смерти; написал свою историю там, между прочим. Лисий, оратор, принимал участие в управлении. Будьте уверены, не от них вы получаете анекдоты, высмеивающие старый город Сибарис!

Нас с тобой, наверное, удовлетворила бы такая компания, как Геродот, Харонда и Лисий.Поэтому мы ищем историю, чтобы посмотреть, можно ли сдать там жилье этим летом, но только для того, чтобы обнаружить, что все это меркнет в невежестве наших дней. Имя меняется на Lupiæ; но там оказывается, что Павсаний сделал «странную ошибку» и должен был написать Copia, что было, может быть, Cossa, а иногда Cosa. Появляется Пирр, и Адриан что-то восстанавливает, а «ольтрамонтаны», кем бы они ни были, разоряют его, и, наконец, сарацины поджигают и грабят его; Итак, в последнем итальянском маршруте, который вы можете найти, рядом с ним нет почтовой дороги, только strada rotabile (колесная колея) по холмам; и, увы! даже rotabile наконец уступает дорогу, и вся карта будет принадлежать только strada pedonale, или пешеходной дорожке.Но карта имеет меньшее значение, если вы обнаружите, что человек, который ее редактировал, не имел более поздних дат, чем начало прошлого века, когда семья Серра передала титул Сибариса безымянной генуэзской семье, которая получали от него сорок тысяч дукатов в год и получили бы больше, если бы их агенты были более верными. Там это место исчезает из истории, и вы обнаруживаете в своем Суинберне, «что местность никогда не была тщательно исследована»; в вашем «Словаре Смита» сказано, что «вопрос в целом очень неясен и требует тщательного изучения»; в Cyclopædia говорится, что место Сибариса утеряно. Крейвен видел реки Кратис и Сибарис.Кажется, он не видел стены Сибариса, которая, как он предполагал, находилась под водой. Он говорит о Кассано, ближайшем к нему городе, что «никакое другое место не может похвастаться такими преимуществами». Короче говоря, ни один из ныне живущих людей, написавший об этом хоть одну книгу, не посмеет сказать, что кто-то наблюдал за этим местом Сибариса более ста лет. Если бы человек хотел написать мифическую историю, где бы он мог найти лучшую сцену?

Разве это не очень примечательно? Здесь был город, который под двумя своими именами Сибарис или Турий веками был царствующим городом во всей этой части мира.Он мог вызвать на поле боя триста тысяч человек — армию, намного большую, чем когда-либо давали Афины или Спарта. Это было гораздо более густонаселенное и могущественное государство, чем когда-либо были Афины, Спарта или вся Эллада. Он изобрел и ввел в действие бесплатное народное образование — подарок администрации свободного правительства больше, чем когда-либо делал Рим. Он принял и прославил Шарондаса, великого практического законодателя, из законов которого никто не скажет, сколько просочилось в Кодекс Наполеона или пересмотренные нью-йоркские статуты благодаря скромным исследованиям римских юристов.Он содержал в мире, процветании, счастье и, как говорят его клеветники, в комфорте огромное население. Если бы они не жили так хорошо, как раньше, если бы десятая часть из них каждый год получала милостыню, а десятая часть каждый год подвергалась порке в народных школах, каждый год отправлялся бы в тюрьму один из сорока, а в счастливом городе, который издает «Атлантик Ежемесячник», — тогда Сибарис, может быть, никогда не получил бы своей дурной славы из-за роскоши. Такой город жил, процветал, правил сотни лет.Все, что вы знаете о таком городе сейчас с уверенностью, это то, что его монета «лучше всего отделана в кабинетах древней чеканки»; и что ни один путешественник даже не претендует на то, чтобы быть уверенным, что он был на этом месте более ста лет. Это хорошо говорит о вашем девятнадцатом веке.

Теперь читатель, зашедший так далеко, поймет, что я, зайдя так далеко, за двадцать с лишним лет, прошедших с тех дней, когда я балансировал на зеленом диване, всегда держал Сибариса на заднем плане своей головы, как проблема, которая должна быть решена, и расследование, которое необходимо выполнить до его завершения.Вряд ли найдется в мире человек, более удовлетворенный тем, что стал героем приключения, которое я сейчас собираюсь описать.

ЕСЛИ читатель помнит что-нибудь о триумфальном вступлении Гарибальди в Порто-Кавалло на Сицилии весной 1859 года, он помнит, что между мартом и апрелем того же года великий вождь совершил в этой жалкой маленькой рыбацкой гавани длинная пауза, которую в то время не поняли ни журналы, ни их военные критики, и которая, действительно, до сих пор так и не была публично объяснена.Я полагаю, что знаю об этом столько же, сколько любой ныне живущий человек. Но я пишу не мемуары Гарибальди, да и свои собственные, за исключением того, что касается Сибариса; и никому не нужно спрашивать об этом задержании, если только это не заинтересует бывшего короля Неаполя, который может написать мне, если захочет, на имя Фредерика Ингама, эсквайра, Уотервиль, штат Нью-Хэмпшир. долго я тогда был в штабе Гарибальди. Судя по числу его штабных офицеров, которые с тех пор посетили меня в Америке, очень нуждаясь в паре брюк, или билете в Нью-Йорк, или чем-то, на что они могли бы купить стакан виски, я должен думать, что его один только штаб должен был составлять гораздо более значительную армию, чем Неаполь или даже Сибарис, когда-либо выведенные на поле боя.Но где были эти люди, когда я был с ним,

я не знаю. Я только знаю, что нас тогда была горстка, трудяги, добродушные и не выше своей работы. О его военных подробностях мы знали ужасно мало. Но так как артиллерии у нас не было, то невежество начальника артиллерии было менее опасным; так как у нас не было карт, которые нужно было рисовать, плохое качество чертежа не слишком смущало главного инженера. Для меня я был не чем иным, как помощником, и я был рад сделать все, что мне выпадало, так хорошо, как я умел.И, как всегда в человеческой жизни, я обнаружил, что хладнокровие, непоколебимая решимость, сосредоточенная цель и бескорыстная готовность повиноваться помогли мне пройти долгий путь. Я слушал, а не говорил, и таким образом получил репутацию знающего человека. Когда пришло время действовать, я действовал, не дожидаясь, пока волна отступит; и, таким образом, я прыгал во многие лодки всухую, в то время как люди, которые верили в то, что в народе называют благоразумием, упускали свой шанс и либо теряли лодку, либо падали в воду.

Это кстати.Именно при таких обстоятельствах я получил приказ, совершенно секретный и неожиданный, немедленно сесть в лодку, пройти проливы и переплыть Тарентский залив, чтобы связаться в Галлиполи с кем бы то ни было. Возможно, я собирался в «Замок Отранто». Через сто лет любой, кто выберет, узнает. Между тем, если в Отранто будет реакция, я не стану укорачивать ему шею.

Итак, было пять часов пополудни, ближе к закату в то время года. Я пошел к старому доброму Фрэнку Чейни, веселейшему из веселых англичан, исполнявшему обязанности генерал-квартирмейстера, и сказал ему, что мне нужен транспорт.Я вижу его и слышу его теперь, — как он сидел на своей бочонке, курил свой мерзкий тунисский табак в своей любимой короткой пенковой пенке, которая осталась у него с тех пор, как он был в Бонне, как он притворялся, студентом у принца Альберта. . Он не ругался, я не думаю, что он когда-либо ругался. Но он выглядел достаточно озадаченным, чтобы выругаться. И очень забавным было мерцание его глаз. Правда заключалась в том, что всякое судно, способное плыть, и каждый несчастный рыбак, который мог плыть на нем, были, как он знал, и как я знал, в то же самое утро были отправлены на рандеву в Каррару, для контингента. который, как мы надеялись, ускользнул от притворного нейтралитета Кавура.И вот ему приказ обеспечить меня «перевозкой» в прямо противоположном направлении.

«Ты сам что-нибудь знаешь, Фред? » сказал он.

— Не гроб, — сказал я.

— Шеф что-нибудь предложил?

— Не в двух словах, — сказал я.

— Не могли бы вы поехать по телеграфу? — сказал Фрэнк, указывая на старый немой семафор, в башне которого он устроился. «Или у вождя нет ковра желаний? Или ты не можешь поехать в Галлиполи? Вот несколько превосходных белохвостых мулов, достаточно хороших для Пиндара, которых Кольвокорессис только что привел из монастыря.«Транспорт на одного!» Есть что вернуть? Селитра, порох, свинец, барахло, сукно, мулы, лошади, свиньи, полента, или olla podrida, или другие военные запасы?

Нет; нечего было вернуть, кроме себя. Достаточно повезло, если я вернулся, чтобы рассказать свою собственную историю. И вот мы поднялись на палубу башни, чтобы посмотреть.

Блаженный святой Лазарь, начальник Неаполя и нищих! маленькая фелюга как раз обогнула Конскую Голову и вошла в бухту, крыло-крыло.Рыбаки в ней и не думали, что когда-нибудь попадут в Атлантику. Может быть, они никогда не слышали ни об Океане, ни о Ежемесячнике. Разве это возможно? Фрэнк кивнул, и я тоже. Он заправился тунисцами, поманил ординарца, и мы спустились к пристани, чтобы встретить их.

« Вива Италия !» — закричал Фрэнк, когда они подошли достаточно близко, чтобы услышать.

« Вива Гарибальди!» закричал шкипер, отбросив шкот и повернув его к истертым камням.Они совершили хорошее путешествие, он и два его смуглых, оборванных мальчика. Рыбки большие и маленькие, розовые, голубые, желтые, оранжевые, полосатые и пестрые, извивались вместе и хлопали хвостами в колодце лодочки. Их было даже слишком много, чтобы лежать и корчиться. Дно лодки было усеяно ими, и, если бы она не нагнала достаточно волн, чтобы охладить их, мальчишка Баттиста вычерпал бы их немало. Отец и сын поспешили на берег, и Баттиста на борту стал сбрасывать к ним чешуйчатых существ.

Очень маленькое судно должно было удвоить все эти плащи, пройти через проливы и протянуться через залив. Если бы я должен был «дать ответ», то я, несомненно, сделал бы так, что я видел бы повешенным квартирмейстера и его начальство, прежде чем я рискнул бы в такой колымаге. Но так как, к несчастью, мне было идти туда, куда меня послали, то я только велел денщику выбрасывать рыбу с мальчиками, а сам стал говорить с отцом.

Как ни странно, именно в этот момент у меня возникло ощущение, что я, как выпускник Университета, должен был поставить этих красно-бело-синих чешуйчатых ребят, которые там так резво шлепались, и отправить их в спирте к Агассису.Но есть так много обязанностей такого рода, которыми пренебрегают в трудолюбивом мире! Как выпускник я обязан ежегодно присылать библиотекарю колледжа список всех выпускников, умерших в городе, в котором я живу, с именами их отцов и матерей и мотивами, которые привели их в колледж, с анекдоты из их карьеры и дату их смерти. Их, кажется, две тысячи триста сорок пять, и я ни разу не прислал ни одного полуанекдота об одном! Такое невыполнение долга заставило меня мрачно улыбнуться, когда я не остановился и не поставил этих рыб в спирт, а также засыпал потерявшего сознание шкипера расспросами о его лодке.«Была ли она когда-нибудь на улице? — О синьор, сегодня она была на улице. Вы не поймаете тонн , пока не пройдете оба мыса, — меньше всего такой прекрасной рыбы, как эта, — и он пнул беднягу. Неужели, как говорит К., эти их умирающие крылышки являются для них изысканной роскошью, потому что они впервые наполняются кислородом? «Бывал ли он когда-нибудь за пределами Пелоро? О да, синьор; моя жена Катерина сама была из Мессины», — и в дни великих святых они часто бывали там.Бедняга, день его великого святого решил его судьбу. Я кивнул Франку, — Франк кивнул мне, — и Франк вежливо сообщил ему, что по приказу генерала Гарибальди тотчас же возьмет этого джентльмена на борт, пройдет с ним пролив, «а потом пойдет, куда он вам скажет». ”

Южный итальянец имеет репутацию труса, полученную от Тома Мура. Когда я говорил в школе,

«Ай, в прах с ними, — рабы как они есть!» —

топнул ногой в «пыль», я, конечно, подумал, что это очень подлая банда.Но я осмелюсь сказать, что у неаполитанских школьников есть подобные школьные сочинения о восстаниях соотечественников Тома Мура, которые, конечно, не увенчались большим успехом, чем бедная маленькая неаполитанская революция, которую он изволил высмеять. Так или иначе, Виктор Эммануил в этот час является королем Неаполя. Трус он или нет, но этот молодец рыбак не дрогнул. По моему личному мнению, он не так боялся этого предприятия, как я. Я сделал это наблюдение в тот момент с некоторым удовлетворением, послал человека Фрэнка к себе на квартиру с запиской, приказывающей спустить мои собственные ловушки, и через час мы уже растянулись в сумерках через маленькую бухту.

Нет ! Я избавлю тебя от путешествия. Сибарис — это то, что нам нужно все это время, если только мы сможем добраться туда. Мне было бы очень легко дать вам дешевые сведения из «Энеиды» о Палинуре, Сцилле и Харибде. Ни Сцилла, ни Харибда не беспокоили меня, — когда мы пролетали между ними крыло-крыло под порывистым северным ветром. У меня был с собой маленький Охотничий Вергилий, и я прочитал все путешествие, — и совершенно смутил Баттисту, пытаясь заставить его вспомнить что-нибудь о Палинуро, о котором он никогда не слышал.Примерно то же самое я впоследствии спросил у своего негра-официанта в форте Монро о генерале Вашингтоне в Йорктауне. — Никогда о нем не слышал, сэр, — он служил в регулярной армии? Так что Баттиста подумал, что Палинуро, должно быть, ловил рыбу на итальянском флоте, с которым сицилийские лодочники были плохо знакомы. Мессина не возражал против нас. Может быть, если бы стоявший там военный шлюп знал, кто лежит в шлюпке под ее орудиями, я мог бы не писать сегодня этих слов. Баттиста сошел на берег, взял лимоны, макароны, черствый хлеб, поленту для себя, Giornale di Messina для меня и еще тунисского; и, чтобы не потерять этот великолепный бриз, мы трещали весь день, миновали Реджио, мужественно прижимались к берегу, хотя он был бурным, пробежали вплотную под теми утесами, которые являются самым концом Апеннин, — потрясет ли скромный читатель, если Я говорю, самые ногти на итальянской ноге? — тянуло все дальше и дальше на восток, сделало Спартивенто синим вдалеке, сделало его пурпурным, сделало коричневым, сделало его зеленым, продолжая превосходно бежать, — десять узлов в час мы, должно быть, развили между четырьмя и пятью часами дня, — и к Когда маяк в Спартивенто запылал, мы поравнялись с ним и могли начать плыть дальше на север, так что, хотя нам предстоял долгий путь, мы, наконец, должны были плыть почти прямо к цели нашего путешествия, Галлиполи.

В этот момент — как это часто бывает в любом море, если выйти из более закрытого русла в более крупный водоем — ветер как будто переменился. В самом деле, я полагаю, мы попали под устойчивый юго-западный ветер, который, вероятно, весь день дул в сторону Адриатики. Еще через два часа мы добрались до маяка Стило, и тогда я так устал, что сполз вниз в ужасно вонючую маленькую каду, и, завернув ноги в тяжелую штормовую куртку Баттисты, немного заснул.

Но ненадолго. Я ударил часы в три часа ночи. И воздух был так недостоин этого имени, — это была такая густая масса, казавшаяся мне скорее смесью смолы, масла, свежей рыбы, разложившейся рыбы и трюмной воды, чем самим воздухом, — что я проголосовал три утра, и вылез на свет звезд, — как это было прекрасно, и свежий влажный ветерок так весело омывал мне лицо! — и я велел Баттисте идти вниз, а я буду лежать там и следить за штурвалом.Если бы… если бы он сделал то, что я предложил, то я, наверное, не писал бы этих строк; но отец, добрый малый, сказал: «Нет, синьор, еще нет. Видите ли, мы покидаем берег и направляемся к широкому заливу; а если ветер повернет на юг, нам, возможно, придется пойти по другому пути. Мы все останемся здесь, пока не увидим, какой может быть глубоководный ветер. Так что мы лежали там, напевая, напевая и рассказывая истории, а позади все еще бушевал юго-западный ветер, как будто все силы Средиземноморья хотели поддержать мою миссию в Галлиполи.Лодка шла прямо перед ним. Мы храбро вытянулись в залив; но перед ветром поразительно, как легко бежал люггер. Однако в конце концов он сказал мне, что этим курсом мы бежим с подветренной стороны от нашей цели; но что это было лучшее место для его лодки, и если ветер удержится, он продержится так еще час и доверится утреннему ветру, который скатится с противоположного берега залива.

«Если» снова. Ветер не унимался. Либо полярная звезда, и ковш, и все остальные взбунтовались и дрейфовали на запад, — и так казалось; или этот устойчивый юго-западный ветер заканчивался; или, как я уже сказал, мы попали под удар еще более сильного течения, льющегося от левантийских берегов Средиземного моря до самого Тарентского залива.Не прошло и десяти минут после того, как шкипер заговорил, как нам обоим стало достаточно ясно, что лодка должна идти по кругу, хотим мы того или нет, и мы разбудили другого мальчика, чтобы отправить его вперед, прежде чем смирились с необходимостью. Полусонный, он встал, учтиво отклонил мою попытку помочь ему со мной, когда он пересекал лодку, обошел вокруг меня по планширу позади меня, когда я сидел, а затем, то ли пошатнувшись, то ли по какой-то оплошности, зацепился ногой за румпель, как крепко держал его отец, и рухнул прямо за самим Баттистой, и, как я думал, в море.Я бросился с подветренной стороны, чтобы бросить ему что-то вдогонку, и действительно нашел его в море, но он висит обеими руками на планшире, достаточно безопасно, и через минуту, с помощью Баттисты и моей, снова на борту. Помню, как мне было приятно, что отец его не бранился с ним, а только мило смеялся, и велел ему поторопиться и шагнуть вперед; а затем, повернувшись к рулю, который он на время оставил свободным, он даже не выругался, а воскликнул: «Санта-Мадре! », когда он обнаружил, что там не было румпеля.Нога мальчика изрядно вырвала его не только из руки отца, но и из руля, — и пропала!

Мы крепко держали старика за ступни и ноги, пока он лежал на корме лодки, опустив голову, осматривая состояние руля. Отчет не был благоприятным. Я сам возобновил расследование в той же неудобной позе. Фосфоресценция моря была всего лишь зыбким светом, но достаточно светлым, чтобы показать то, что при дневном свете едва ли можно было сделать более достоверным, а именно, что гаечный ключ, который был дан для прогнивших старых приспособлений, в лучшем случае достаточно шаткий, расколол головку руля, так что ось болталась на своем ложе, и нам не на что было навесить присяжный румпель.Это открытие, по мере того как оно становилось все более и более ясным для каждого из нас, четырех человек подряд, постепенно ослабляло залпы советов, которые мы давали, и отсылало нас обратно к нашей более спокойной «Санта-Мадрес» или к размышлениям о том, «что было рядом с нами». Лучший.»

Тем временем лодка шла под парусом, который у нее был раньше, прямо по ветру, вверх по Тарентскому заливу.

Если вы не можете иметь то, что вам нравится, в конечном мире лучше любить то, что у вас есть. И в то время как старик выносил из корзины свой жалкий и никчемный набор шестов, концов веревок и кусков железа и уныло разглядывал их, как бы спрашивая тех, кто хотел бы принять форму руля и румпеля, его фея-крестная появлялась на мгновение на вершине мачты, я засыпала мальчишек вопросами, что будет с нами, если мы удержимся с такой скоростью и бросимся вверх по бухте к ее вершине.Мальчики знали не больше, чем знали о Палинуро. Действительно, мы были достаточно далеко от их прихода. Старик наконец отложил кусок меди, который он спас от какого-то старого беспризорника, и слушал меня, пока я указывал им на моей карте курс, которым мы шли, и, не отвечая мне ни слова, рухнул на землю. на колени и принялся многословно молиться, прерываемый лишь всхлипами нескрываемой агонии. Мальчики были удивлены почти так же, как и я. И пока он молился и рыдал, лодка мчалась дальше!

Санта-Мадре, Сан-Джованни и Сант-Антонио, — нам нужна была вся их помощь, хотя бы для того, чтобы заставить его замолчать; и когда, наконец, он поднялся с колен и пришел в себя достаточно, чтобы немного погладить простыни, я спросила как можно скромнее, что придает столь острую остроту его горю или его благочестию.Затем появились такие истории о хобгоблинах, ведьмах, дьяволах, великанах, эльфах и феях в этом конце залива! — ни один человек, приземлившийся там, никогда не возвращался; его отец и отец его отца велели ему, его братьям и двоюродным братьям никогда не соблазняться на путешествие туда и никогда не бежать в эти бухты, даже если косяки золотых рыбок будут впереди. Только в этот момент, пытаясь заставить его взглянуть на карту, я прочел там слова в устье реки Кратис: «Руина Сибариса.

Действительно, этот воющий Евроклидон — для Евроклидона он теперь был — нес меня и моих прямо к Сибарису!

И вот этот набожный старый рыбак подтверждает слова Смитовского словаря, когда там говорится, что никто не был там и не возвращался из поколения в поколение.

Со скоростью дюжина узлов в час я шел к Сибарису! И я не был много часов от него. Ибо в тот момент мы были не более чем в тридцати пяти милях от берега, где менее чем за четыре часа Евроклидон выбросил нас на берег.

Память о старых зеленых диванах, о Хатчинсоне, Уилере и других учениках латиноамериканской школы поддержала меня во время нависшего бедствия. И я не думаю, что в глубине души мальчики чувствовали себя так плохо, как их отец, из-за джиннов и дьяволов, сил земли и сил воздуха. Может быть, в юношеском уме есть страсть к тому, чтобы немного «увидеть безумие» жизни в этом направлении? Тем не менее мы присоединились к нему в снаряжении самого длинного трала, который у нас был на корме, туго привязывая его под небольшим поручнем, на который мы опирались, и делая осторожные эксперименты, насколько этот импровизированный руль может развернуть лодку против ветра.Ерунда в целом. К тому времени Евроклидон уже был на нас, так что я никогда бы не стал пускать ее в ход, даже если бы у нас было самое лучшее снаряжение, с которым я когда-либо сталкивался, и наши эксперименты увенчались успехом только для того, чтобы показать, что мы настолько бессильны, насколько могут быть люди. Тем временем день только начинал рассветать. Я успокаивал старика такими набожными выражениями, какие мог позволить себе еретик. Я пытался обратить его от грядущего зла к настоящей необходимости. Я посоветовался с ним, не будет ли безопаснее взять паруса и плыть по течению.Но от этого он возражал. Достаточно времени, чтобы поднять паруса, когда мы знали, к какому берегу приближаемся. У него действительно не было ни крюка, ни крюка, ни веревки, которые могли бы удержать лодку от такого шторма. Мы бы выбросили ее на берег, если бы это было угодно Деве; а если бы мы не могли, — покачал он головой, — то ведь и Деве было бы приятно.

Итак, Евроклидон поторопил нас на Сибарис.

Солнце взошло, О, как великолепно! Есть ли место, где можно встретить рассвет, как в Средиземном море? И если человек не может быть на вершине Катадина, есть ли место для восхода солнца, подобное самому уровню моря? Калабрийские горы на нашем западном горизонте уже казались серыми на фоне неба.Кто-то из нас все время выдвигался вперед, пытаясь разглядеть, по каким склонам сопки спускаются к морю. То ли базальтовая скала, то ли тростниковое болото должно было принять нас. В конце концов я настоял на уменьшении паруса. Ибо я был уверен, что он едет под предчувствием рока, который заставляет его отваживаться на самое худшее. Я был совершенно прав, потому что теперь лодка легче поднималась по воде и была гораздо более сухой.

Возможно, ветер немного стих, когда взошло солнце. Во всяком случае, он проявил мужество, которого я никогда не терял.Я заставил его мальчика найти нам апельсины. Я заставил их смеяться, съев с ними холодную поленту. Я даже заставил его признаться, когда позвал его на корму и послал Баттисту вперед, что берег, к которому мы приближались, выглядел низким. Ибо мы были уже достаточно близко, чтобы увидеть кедровые сосны и каштаны. Кто-нибудь видел башни Сибариса?

Не башня! Но, с другой стороны, не гном, ведьма, Голова Норны или другие намеки на преисподнюю. Берег был похож на многие другие итальянские берега. Это мало чем отличалось от того, что мы, янки, называем солончаком.Во всяком случае, мы не должны биться головой о стену! Не буду я и рассказывать о наших тревогах, меняющихся, как волны, на которых мы так легко поднимались и опускались. Пока она продвигалась вперед, стало ясно, что, по крайней мере, к некоторым странникам Сибарис проявлял некоторое гостеприимство. В море вдавалась длинная, низкая коса, на которой никогда не было домов, а только бурые, покрытые бурями кусты, над линией которых росли кедровые сосны и каштаны, впервые придававшие характер берегу. Тяжело нам, если бы нас вышвырнуло наружу из этой косы.Но мы не были. Иначе я не писал бы сюда сегодня. Мы прошли его на расстоянии пятидесяти морских саженей. Разумеется, под его защитой находилась наша гавань. Баттиста моментально отпустил фалы, и мокрые паруса загрохотали. Старик, мальчик, Баттиста и я взяли лучшие из оставшихся у него зачисток. По двое с каждой, работая с одной и той же стороны, мы повернули ее голову так быстро, как она могла выдержать в этом страшном море. Дюйм за дюймом мы продвигались к более гладкой воде и, наконец, вздохнули свободно, когда оказались под частичной защитой дружественного берега.

Затем Баттиста и его брат подняли парус настолько, чтобы дать лодке такой ход, который, как мы думали, смогут контролировать наши тралы. И мы ползли по берегу целый час, не видя ничего, кроме камыша, да то и дело далекого буйвола, когда, наконец, очень сильный удар о камень, которого мальчик впереди не видел под водой, подтолкнул доски, так что мы поняли, что это опасная игра; и без дальнейших просьб старик высадил лодку на берег в маленькой бухточке, где тростник уступил место журчащему ручью.Я сказал им, что они могут приземлиться или нет, как им заблагорассудится. Я сойду на берег и получу помощь или информацию. Старик явно думал, что я попрошу помощи у самого отца лжи. Но он смирился с моей волей, — сказал, что дождется моего возвращения. Я разделся и вышел на берег в одежде на голове, оделся так быстро, как только мог, и оттолкнулся от берега на невысокую возвышенность.

Очевидно, я был в цивилизованной стране. Не то чтобы там была виселица, как гласит старый анекдот; но на гальке пляжа были следы, показывающие, где были колеса, и они привели меня к гусенице между высокими зарослями того средиземноморского тростника, который постоянно растет в этих низких равнинах.Когда вы вошли, один из камышов висит на крюках над моим ружьем в холле. Я шел по тропе, но не видел ни сарая, ни дома, ни лошади, ни человека, может быть, с четверть мили, когда вот, —

Не след человека! что касается Робинзона Крузо; —

Не виселица, а повешение! как в упомянутой выше истории моряка; —

Но железная дорога! Очевидно, конно-железная дорога.

«Конно-железная дорога в Италии!» — сказал я вслух. «Конно-железная дорога в Сибарисе! Должно быть, он изменился со времен медников! И я бросился на кучу тростника, которая лежала там, и стал ждать.

Через две минуты я услышал быстрый топот лошадей, как я и предполагал; еще через минуту из-за угла выскочили четыре мула, и по дороге мчалась «конка». Я шагнул вперед и махнул рукой, но водитель почтительно поклонился, указал назад, а затем на доску на крыше своей машины, и я прочитал, пока он проносился мимо меня, слово

Пλήρον,

, полностью выставленное над ним. ; как можно прочитать Complet в парижском омнибусе.

Теперь Pλήρον по-гречески означает «полный». — В Сибарисе не позволяют конным железным дорогам тереть лица пассажиров, — сказал я.«Не так уж сильно изменились со времен медников». А через минуту снова четвероногие звуки, еще мулы и еще одна машина, которая остановилась по моему сигналу. Я вошел и обнаружил дюжину или более пассажиров, сидевших спиной к спине на сиденье, которое тянулось посередине вагона, как в ирландской прогулочной машине. Таким образом, кондуктор не мог пронести стоящего пассажира, пассажир не мог простудиться через треснутое окно и пассажир мог видеть пейзаж из окна.«Возможно ли, — сказал я, — что традиции Сибариса действительно сохранились здесь? ”

Я сел совсем в переднюю часть машины, чтобы увидеть судьбу моего первого друга Пλήρον, — полная машина. Через несколько минут он сошел с нашего пути, предоставив нам еще подбирать наш отряд, а потом я увидел, что он бросил своих мулов и был прикреплен на боковом пути к бесконечной цепи, которая повлекла его за собой. с гораздо большей скоростью, так что вскоре он скрылся из виду. Я обратился к своему следующему соседу по этому поводу на греческом языке, который сделал бы мое состояние в те старые времена зеленых диванов.Но он, кажется, не придал этому большого значения, но на достаточно хорошем итальянском языке сказал мне, что, как только мы наполнимся, мы будем точно так же привязаны к цепи, которая приводится в движение стационарными двигателями на пять или шесть стадий. друг от друга, и так оно и оказалось. Мы подобрали одну или двух продавщиц, пару молодых художников и маленького мальчика. Когда ребенок вошел, на лицах людей были кивки и улыбки; мой следующий сосед сказал мне, Pλήρον, как будто с видом облегчения; и действительно, еще через минуту мы летели со скоростью 2.20 шагов, ни мула, ни паровоза в поле зрения, останавливаясь примерно раз в милю, чтобы в случае необходимости высадить пассажиров, и, очевидно, приближаясь к Сибарису.

Все это время были дома, каждый с симпатичным садом, наверное, в акр, без заборов, потому что скота на свободе не было. Интересно, знают ли жители Вайнленда, что они переняли эту идею у Сибариса! Все дома были одноэтажными — вытянутыми, как, если вы помните, вилла Плиния, если Уэр и Ван Брант когда-либо показывали вам ее планы, — или как Эрастус Бигелоу строит фабрики в Клинтоне.Я узнал потом, что строителям лестниц и рабовладельцам запрещено жить в Сибарисе той же статьей основного закона. Это объясняет, среди прочего, крепкое здоровье их женщин. Я предположил, что это всего лишь привычка пригорода, и, хотя дома подходили все ближе и ближе, тем не менее, так как два дома не соприкасались в квартале, я не знал, что мы въехали в город, пока все пассажиры не вышли из машины и проводник вежливо сказал мне, что мы подошли к концу нашего путешествия.

Когда это случается с вами в Бостоне, и вы выходите из машины, вы оказываетесь на крутом наклонном тротуаре, под дождем или снегом, с сотней или более других пассажиров, все нетерпеливые, все интересующиеся, все непредусмотренные.Но я нашел в Сибарисе большую станцию ​​со стеклянной крышей, от которой лучами расходились другие ряды соседних вагонов, в которых женщины и даже маленькие дети переходили с маршрута на маршрут под руководством вежливых и интеллигентных людей, которые, как ни странно, , сделали своим делом возить этих людей туда и сюда и не считали своим долгом оскорблять путешественника. На мгновение мой разум вернулся к контрасту дома; но не долго. Пока я стоял, любуясь и забавляясь одновременно, ко мне подошел шустрый шустрый человечек и спросил, какова моя цель и в какую сторону я пойду.Сначала он заговорил по-гречески, но, видя, что я не уловил его смысла, снова перешел на очень сносный итальянский, не уступающий моему.

Я сказал ему, что потерпел кораблекрушение и пришел в город За помощью. Он выразил сочувствие, но, не теряя ни минуты, повел меня к своему начальнику в контору с одной стороны, который дал мне карточку с адресом офицера, в обязанности которого входило встречаться с незнакомцами, и сказал, что в свою очередь представит меня начальнику судостроителей; а потом сказал, как бы извиняясь за свою быстроту,

Xρὴ ξεȋνoν πaρεóντɑ ϕ ιλεȋν, ἐθέλoντɑ δὲ πέμπειν» «Приветствуйте грядущего, поспешите уходящего гостя.

Он подозвал ко мне кондуктора красной линии, сказал Ξ έος, , что мы переводим как гость, но которое я нашел в данном случае означает «мертвый», или «свободный», поклонился, и я увидел его больше не надо.

— В самом деле, в странную страну я попал, — сказал я, думая о паспортах Чивита Веккья, о равнодушии Сколлейз Билдингс и о угрюмости Спрингфилда. «А это Сибарис!

МЫ послали буксир к бухте, которую я указал на их топографической карте, и к ужасу старого рыбака и его сыновей, которым я отправил записку, которую они не могли прочитать, наша лодка была отбуксирована. до городской набережной, и был поставлен на ремонт.Последний удар о скрытую скалу был ее худшей травмой, и прошла неделя, прежде чем я смог уйти. Именно в это время я получил сведения, которые должен сообщить, частично из моих собственных наблюдений, частично из того, что мне рассказали Георгий Проксен или его брат Филипп, — больше из того, что я получил от очень приятного человека, жены еще один брат, у которого я часто бывал в гостях и чьи мальчишки, славные ребята, очень любили говорить со мной об Америке. Они говорили по-английски очень забавно и как маленькие школьные учебники.Корабельный плотник, человек по имени Александр, был очень интеллигентным человеком; и в самом деле, все общественное устройство этого места было так просто, что мне казалось, что я очень быстро сдружился и узнал многих из них за очень короткое время.

Однажды я сказал Джорджу, что был удивлен тем, что он уделяет мне так много времени. Он рассмеялся и сказал, что вполне может в это поверить, поскольку я сказал, что вырос в Бостоне. «Когда я был там, — сказал он, — я видел, что все ваши люди достаточно гостеприимны, но что люди, годные на все, созданы для выполнения всей работы vauriens, и действительно не имеют времени для дружба или гостеприимство.Помню, один ваш историк, который пересекался со мной, сказал, что через Бостонский залив, от одного форта к другому, должен быть протянут девиз со словами: «Вход запрещен, кроме как по делам».

Мне не более чем наполовину понравилось это подшучивание над Бостоном, и я спросил, как они справляются с делами в Sybaris.

— Видите ли, — сказал он, — мы довольно строго придерживаемся старых законов Харонда, о которых вы, может быть, что-то знаете; вот копия шифра, если хочешь посмотреть, — и он вынул один из кармана.«Мы по-прежнему очень осторожничаем с поправками к уставам, так что на законодательство тратится очень мало времени; у нас нет векселей в магазинах, а долгов мало, и это все по чести, так что счетов и тяжб не много; вы знаете, что бывает со сплетниками, — в других местах сплетни отнимают уйму времени, — и каким-то образом каждый выполняет свою часть работы, так что у всех нас есть изрядное количество того, что вы называете «досугом». Ли, — добавил он. задумчиво, «в мире, в который Бог поместил нас, чтобы мы могли любить друг друга и учиться любить, — будь то время, которое мы проводим в обществе, или время, которое мы проводим в клетке за нашими офисными столами, — это время, которое следует называть посвященным к «делу жизни», это еще предстоит увидеть.—

— Как вы попали в Бостон, — сказал я, — и когда?

— О, нам всем нужно путешествовать, — сказал Джордж, — если мы хотим попасть в администрацию. А мне администрация понравилась. Я заметил, что вы назначаете иностранного посла, потому что он может произнести хорошую лживую речь в Кентукки. Но со времен Шарондаса в основе нашей системы лежало обучение. И ни один человек не мог бы предложить себя здесь для работы в школьном комитете, если бы он не знал, как другие народы управляют своими школами».

— А если бы он сам делал учебники? — сказал я.

«Нет!» — засмеялся Джордж, — потому что он мог бы их познакомить. У нас ни один профессор не может преподавать по учебнику, который он сам сделал, если только это не прикажет высший совет по образованию; и по тому же принципу мы никогда не должны выбирать книгопродавца в школьный комитет. Итак, чтобы вернуться, — сказал он, — когда мой отец обнаружил, что администрирование — моя страсть, он отправил меня в большой тур. Я многому научился в Америке и очень люблю американцев. Но я никогда раньше не видел никого здесь».

Я не спрашивал, чему он научился в Америке, потому что мне больше хотелось самому узнать, как они управляют государством в Сибарисе.

Гостиницы в Сибарисе не очень большие, они не выходят далеко за пределы большого частного дома. Мой хранила женщина. Когда мы сидели и курили на площади, в первый же вечер, когда я был там, я спросил Джорджа об управлении конно-железной дорогой и о методах, которые они применяли для обеспечения личного комфорта.

Он сказал, что мой вопрос был очень краток, потому что ответ на самом деле включал изучение всей их системы. — Я много думал об этом, — сказал он, — когда был в Сент-Луисе.в Петербурге, в Англии и Америке; и, насколько я могу судить, наша особенность во всем состоит в том, что мы уважаем — мне иногда казалось, что мы почти боготворим — права, даже понятия или прихоти отдельного гражданина. У нас первой задачей государства как организации является забота об отдельном гражданине, будь то мужчина, женщина или ребенок. Мы считаем, что государство создано для лучшего и высшего воспитания людей, подобно тому, как ваши богословы говорят, что церковь. Таким образом, вместо того, чтобы смешивать наших граждан и давать Дженни Линд и Тому Хинану одинаковую дозу государственного образования, вместо того, чтобы говорить, что то, что является соусом для гуся, является соусом для гусака, — мы пытаемся увидеть, что каждый человек защищен в наслаждении не тем, что нравится большинству, а тем, что он выбирает, пока его выбор не причиняет вреда другому человеку.

Я сразу подумал о Стюарте Милле и о медниках.

— Из этой теории выросла наша конно-железная дорога, — продолжал он. «Еще во времена Геродота люди жили здесь в домах высотой в один этаж, а между ними сады. Но несколько поколений тому назад молодой человек по имени Аполлидор, побывавший в Эдинбурге, снес дом своего отца и построил на его месте блок того, что вы называете домами. Они были пятиэтажными, с подвалами и так далее, с окнами спереди и сзади и, разумеется, без окон по бокам.Старики выглядели ошеломленными. Но он нашел много дураков, чтобы нанять их. Но жильцов не было и недели, как Категорос, окружной прокурор, привлек его «за то, что он отнял у гражданина то, что не смог вернуть». .

«Конечно, было достаточно легко показать, что жильцы шли добровольно; он показал немых официантов, и я не знаю, какие адские приспособления внутри. Но показать, что у жильцов были северные и южные окна, он не мог, потому что их не было.Правительство, со своей стороны, показало, что люди созданы для того, чтобы дышать свежим воздухом, и что он не может проветривать свои дома, как если бы они были открыты со всех сторон; они показали, что женщины не созданы для того, чтобы подниматься и спускаться по лестницам и жить на подмостках на их вершинах; и он тщетно пытался убедить присяжных, что это лазание полезно для маленьких детей. Он заманил этих граждан в места, опасные для здоровья, роста, силы и комфорта. И поэтому он был вынужден воздвигнуть статую, типичную для силы, и небольшую больницу для младенцев в качестве наказания.Тот бойкий Геракл, что стоит перед рынком, был частью его штрафа.

«Конечно, после такого решения о концентрации жителей не могло быть и речи. Каждая кафедра Сибариса полыхала проповедями на текст: «Каждый человек должен сидеть под своей виноградной лозой и под своей смоковницей». Все видели, что дом без собственного сада — мерзость, а легкое сообщение с пригородом — необходимость.

«Действительно, было достаточно легко показать, как это сделал городской инженер, что сила, затрачиваемая на подъем людей вверх и, если уж на то пошло, вниз по лестнице в пятиэтажном доме, за один день доставит все эти люди, я не знаю, сколько миль по ровной железной дороге за меньшее время.Таким образом, то, что вы называете конными железными дорогами, стало необходимостью.

Я сказал, что они здорово поругались с нами.

— Да, — сказал он, — я видел. У нас государство владеет и ремонтирует колею, как вы делаете колею любой обычной дороги. У нас никогда не бывает трудностей.

— Видите ли, — прибавил он после паузы, — у нас, если кондуктор вывихнет лодыжку гражданину, это дело государственного. У вас гражданин должен сам быть прокурором и практически никогда им не является.Вы заметили красивого крылатого Меркурия возле станции, куда вы пришли?

Я это заметил.

«Это было сделано, я не знаю, как Джонг назад, в зачаточном состоянии этих вещей. Однажды ночью они угнали машину без предварительного уведомления. Один старик ехал на ней на свадьбу своей дочери. Он пропустил связь в Маленьком Крастисе и потерял полчаса. Вниз пришли Kategoros. Компания взяла у гражданина то, что не смогли восстановить, а именно полчаса.

Джордж закурил еще одну сигару и от души расхохотался. «Это отличный случай в наших отчетах», — сказал он. «Компания рискнула подать на него в суд. Они надеялись, что смогут отменить старые решения, которые были так стары, что никто не знает, когда они были приняты, — так же стары, как пляшущие лошади, — сказал он, смеясь. «Говорили, что время — это не вещь, а отношение идей; что его не было на небе; что их нельзя заставить страдать, потому что они не вернули того, что никто никогда не видел, не трогал и не пробовал.Что было полчаса? Но жюри было безжалостно. Знаете, многие бизнесмены знали цену времени. Какое им дело до метафизики? И компании было велено поставить соответствующую статую стоимостью в десять талантов перед их станцией, как напоминание всем своим людям, что время гражданина чего-то стоит».

Это был первый визит Джорджа ко мне; Таким образом, я впервые наблюдал странную вещь. Как раз в этот момент он довольно внезапно встал и пожелал мне доброго вечера.Я умолял его остаться, но мне пришлось дважды повторить свое приглашение. Его рука была на ручке двери, прежде чем он обернулся. Потом он сел, и мы продолжили разговор; но вскоре он сделал то же самое снова, а затем еще раз. Наконец я разозлился и сказал: «Каковы обычаи вашей страны? Вы должны гулять каждые одиннадцать минут с четвертью?

Джордж снова засмеялся, и действительно покраснел. «Вы знаете, что такое скука? » сказал он.

«Увы! Я знаю, — сказал я.

— Ну, — сказал он, — здесь повсеместный обычай, что незваный гость, зашедший к другому по своему делу, встает по прошествии одиннадцати минут и предлагает уйти. И суды очень твердо постановили, что должно быть добросовестное усилие. Мы так привыкли к этому, что с тобой я действительно сделал это неожиданно. Этот обычай так же стар, как Клисфен и его свадьба. Но некоторым решениям не больше двух-трех веков, и они очень забавны.

«В целом, — добавил он, — я думаю, что это работает хорошо. Конечно, между друзьями это абсурдно, но это отличная защита от класса людей, которые думают, что их собственные заботы — единственная ценность. Видите ли, вам стоит только сказать, когда человек входит, что вы благодарите его за то, что он пришел, что вы хотите, чтобы он остался, или взял его шляпу или его трость, — вам нужно только сделать его приглашенным гостем, — и тогда правило не выполняется».

«Ах! — сказал я. — Тогда я приглашаю вас проводить со мной каждый вечер, пока я здесь.

«Береги себя», сказал он; «Правительственный альманах печатается и распространяется безвозмездно за счет штрафов на зануд. Их средства в отделе истощаются, и они будут очень требовательны к твоим друзьям. Так что вам не нужно быть расточительными в своих приглашениях».

ЭТОТ разговор был ключом ко многим вещам, которые я видел, пока был в городе. Я никогда не был в месте, где было так много изящных, милых маленьких удобств для всех. В квадрантах, где пересекаются улицы, всегда находилось милое маленькое крытое сиденье для четырех или пяти человек — затененное, набитое, сухое, и всегда утренние и вечерние газеты и реклама времен лодок и поездов, для любой, кто может ждать машину или друга.Иногда это были вотивные подношения, где общественный дух говорил в знак благодарности. Чаще они заказывались за счет кого-то, кто взял у гражданина то, что он не мог вернуть. Частное лицо может часто сомневаться в том, стоит ли преследовать зануду, неприятного человека или тщеславного сотрудника компании. Но Kategoroi не скрывал этого. Они вызвали гражданина в качестве свидетеля, а преступнику дали напоминание, которое благоговейно восприняли потомки. Их точка зрения, как они мне всегда объясняли, состоит в том, что здоровье и сила гражданина необходимы государству.Государство не может допустить, чтобы его искалечили, как не может допустить, чтобы он был пьян или невежествен. Индивидуум, конечно, не может заниматься своими отдельными жалобами с людьми, ущемляющими его права. Но общественный обвинитель может и делает.

У нас государственные служащие, которые знают, что они государственные служащие, всегда услужливы и вежливы. Я не просил бы у себя дома лучшего обращения, чем в Капитолии, Государственной палате или мэрии. Только когда попадаешь в какое-нибудь убогое подбюро, где над тобой может издеваться слуга слуги государственного деятеля, только и приходишь в ярость.Например, штат Массачусетс прямо сейчас запрещает корпорациям работать с детьми более десяти часов в день. корпораций подчиняются. Но надзиратели в комнатах, которых нанимают корпорации, работают с детьми по одиннадцать часов или столько, сколько пожелают. В Sybaris такого бы не выдержали.

Однажды я гулял с одним из смышленых мальчиков, о котором я говорил, и я спросил его, как и его отца, не отвлекаю ли я его от его обычного занятия. Разве он не должен быть в школе?

«Нет,» сказал он; «Это мой отсрочка.

«Пожалуйста, что это? «Разве ты не знаешь? Мы ходим в школу только три месяца зимой и три летом. Я думал, ты сделал это в Америке. Я знаю, что это сделал мистер Вебстер. Я читал это в его жизни».

Я хотел было сказать, что теперь мы знаем, как тренировать более могущественных мужчин, чем мистер Вебстер, но слова застряли у меня в горле, и мальчик продолжал хрипеть.

«Учителя должны быть рядом все время, за исключением тех случаев, когда они уединяются. Они по очереди отступают. Но мы в двух хорой; Я сейчас хоросбой, Джеймс антихорос.У Чороса есть школа в январе, феврале, марте, июле, августе, сентябре. В следующем году я буду антихоросом».

«Что тебе больше нравится, внеурочное или школьное?» — сказал я.

— О, оба так же хороши, как один. Когда либо начинается, нам это нравится. Нам надоедает и то, и другое еще до истечения трех месяцев».

«Что вы делаете в свободное от работы время? — сказал я, — на рыбалку?

— Нет, конечно, — сказал он, — кроме Стрепа, и Хиппа, и Чала, и тех мальчишек, потому что их отцы — рыбаки.Нет, мы должны быть в кабинетах наших отцов, мы, большие мальчики; маленькие люди, они позволили им остаться дома. Если бы я был здесь без вас сейчас, этот офицер-прогульщик, которого мы только что проходили, застал бы меня дома раньше этого времени. Видите ли, они думают, что мы учимся бизнесу, и я полагаю, что так оно и есть. Я знаю, что да, — сказал он, — и иногда я думаю, что хотел бы быть Проксеном, когда вырасту, но я не знаю.

Я спросил об этом Джорджа в тот же вечер. Он сказал, что мальчик был почти прав.Они пришли к выводу, что наем детей только потому, что их заработная плата ниже, чем у мужчин, представляет собой очень опасную экономию. Скорее всего, дети были переутомлены и их конституция была фатально нарушена. «Мы не хотим, чтобы здесь были дети, обученные в Манчестере». Затем они обнаружили, что постоянная работа мозга у девочек в зрелом возрасте в конечном счете была почти медленным убийством. Девочек не пускали в школу с какой-либо настойчивостью после двенадцати или четырнадцати лет.После того, как им исполнилось двадцать, они могли изучать то, что выбрали.

«Но главное различие между нашей школой и вашей, — сказал он, — состоит в том, что от вашего учителя ожидают только того, что он выслушает урок. Ожидается, что наш учитель также научит этому. Таким образом, у вас в Америке на одного учителя приходится шестьдесят ученых. Мы не претендуем на то, чтобы на одного учителя приходилось больше двадцати. Мы делаем это тем легче, что не позволяем ребенку ходить в школу более половины времени; ни, даже с самыми сильными, более четырех часов в день.

— Да ведь, — сказал он, — однажды я учился в колледже в Америке, где с прекрасными математиками только один человек преподавал любую математику в течение тридцати лет. И он путешествовал по Европе, когда я был там. Остальные слушали только декламации тех, кто мог учиться без обучения».

«Я был там однажды,» сказал я.

Ремонт лодки все еще затягивался, и в воскресенье маленький Фил. пришел с запиской от матери, чтобы спросить, не пойду ли я с ними в церковь. Если бы я предпочел пойти в собор или куда-нибудь еще, Фил указал бы мне дорогу.

Я предпочел пойти с ним и с ней вместе. Это была хорошенькая маленькая церковь, вполне открытая и воздушная, как нам казалось, — прекрасная возможность увидеть пляшущие лозы, или летящих птиц, или падающий дождь, или другие «метеоры снаружи», если проповедник окажется скучным или гимны будут неблагочестивыми. . Но я обнаружил, что мое внимание хорошо удерживается внутри. Не то чтобы проповедь была чем-то, что можно было бы повторить. Проповедь была короткой, непритязательной, но живой и набожной. Это был сонет на одну тему; эта тема давила, давила, снова давила, и вдруг с проповедником было покончено.«Вы говорите, что знаете, что Бог любит вас», — сказал он. «Я надеюсь, что вы это сделаете, но я собираюсь сказать вам еще раз, что он любит вас, и еще раз, и еще раз». Что меня во всем этом радовало, так это определенное единство служения от начала до конца. Пение прихожан, казалось, намекало на молитву; молитва как бы продолжалась в органной симфонии; и пока я был в задумчивости, орган умолк; но, как было приказано, проповедь подхватила тему моих мечтаний, и так одна тема прошла через все.Служба состояла не из десяти частей, как десять частей концерта, это был один акт общения или поклонения. Частично это было связано, я думаю, с тем, что мы находились в маленькой церкви, сидели или преклоняли колени рядом друг с другом, достаточно близко, чтобы возникло ощущение причастия, — не расставаясь, впрочем, никоим образом. Мы разговаривали вместе, пока стояли на церковном дворе перед началом службы, и когда мы собрались в церкви, чувство симпатии сохранилось. Я сказал Клеоне, что мне нравится ощущение домашнего уюта в церкви, и она была довольна.Она сказала, что боится, что я предпочел бы собор. Там было четыре больших собора, открытых, как и церкви, для всего города; и все священнослужители, какого бы чина они ни были, по очереди совершали в них службу. В то воскресенье в каждом из них было по семь последовательных служб. Но у каждого священнослужителя была своя особая забота, я думаю, не больше сотни семей. И эти семьи, обычно соседи по городу, казалось, вполне естественно, перерастали друг в друга в очень близкие личные отношения.

Однажды я СПРОСИЛ Филиппа, как долго его брат Джордж будет занимать пост хозяина, или Проксена. Филип несколько резко повернулся ко мне и спросил, есть ли у меня претензии, так как я, в сущности, довольно вспыльчивый человек. Я успокоил его, объяснив, что все, о чем я спрашивал, касалось пребывания в должности в их системе, и он извинился.

“ Вероятно, он будет там столько, сколько захочет. Теоретически он остается до тех пор, пока большинство избирателей, то есть взрослые мужчины и женщины, не присоединятся к петиции о его удалении.Тогда его сразу уберут. Правительство назначит временного заместителя и прикажет избрать его преемника».

«Вы имеете в виду, что дня выборов нет?

«Никаких», — сказал Филип. «Мы всегда голосуем. Когда мы только что остановились, я вошел, чтобы проголосовать за олдермена нашего округа вместо человека, который ушел в отставку. Жаль, что я не взял тебя с собой, хотя смотреть было не на что. Всего три или четыре большие книги, каждая из которых озаглавлена ​​именем кандидата.Я написал свое имя в книге Эндрю Второго. Он вообще лучший человек. Книги будут открыты три месяца. Никто, конечно, не может голосовать более одного раза, и по истечении этого времени будет проведен подсчет и будет провозглашено. Потом об удалении ; любой, кто недоволен государственным служащим, ставит его имя во главе книги в избирательной комиссии. Конечно, всегда есть десятки книг. Но если нет реальной недееспособности, никого это не волнует. Иногда, когда один человек хочет занять чужое место, он поднимает сильный ветер, об этом улавливают газеты, и всех опрашивают, кто может добраться до места.Но очень трудно получить компетентного офицера. Если же через три месяца во всех регистрах большинство избирателей изъявят желание убрать человека, то он должен выйти. Практически раз в неделю я заглядываю в этот офис, чтобы узнать, что происходит. Это нечто, когда вы голосуете в своих клубах».

«Ты сказал не только мужчин, но и женщин? — сказал я. Видите ли, список — это список не только избирателей, но и солдат.Для человека отступить — значит сказать, что он трус и не осмеливается рискнуть на войне. Иногда женщине не нравится военная служба, и если она снимет фамилию, я не думаю, что общественное отношение к ней будет такое же, как к мужчине. У нее могут быть дела дома. — Но ты хочешь сказать, что большинство женщин служат в армии? — сказал я.

— Конечно, — сказал он. «Они хотели голосовать, поэтому мы включили их в список. Вы их редко видите. Большинство женских полков — это тяжелая артиллерия в фортах, с которыми могут работать как менее, так и более мускулистые люди, если у вас их достаточно.Каждый полк нашей службы дежурит месяц, а в резерве шесть. Ты же знаешь, что у нас нет дальних постов.

— У нас в Америке очень много близоруких мужчин, — сказал я, — которые не могут служить в армии.

«Мы заставляем наших близоруких работать с тяжелыми орудиями, служить в легкой артиллерии или, в очень тяжелых случаях, направляем их на полицейскую работу в лагеря», — сказал он. Глухонемых мы назначаем для обслуживания военных телеграфов. Они хорошо хранят секреты. Слепые служат в отрядах.А мужчины без ног ездят в колясках в парадных шествиях. Все где-то служат».

— Вот почему, — сказал я со вздохом, — почему у всех так много времени в Сибарисе!

НО читателю этого хоть отбавляй. В противном случае я напечатал бы свой журнал «Неделя в Сибарисе». К четвергу лодку починили. Я разыскал старого рыбака и его мальчиков. Он был готов пойти туда, куда велит мое превосходительство, но сказал, что его ребята хотят остаться. Они хотели бы жить здесь.

«Среди чертей? — сказал я. Старик признался, что место для бедняков было лучшим местом, которое он когда-либо видел; рынки были дешевы, работа легка, постоялые дворы опрятны, люди вежливы, музыка хороша, церкви бесплатны, а священники не лгут. Он считал, что причина, по которой никто никогда не возвращался из Сибариса, заключалась в том, что никто этого не хотел.

Проксен кивнул, довольный.

«Итак, Баттиста и его брат хотели бы остаться на несколько месяцев; и он обнаружил, что может привести и Катерину, когда мое превосходительство вернется из Галлиполи; Или мое превосходительство думало, что, когда Гарибальди прогонит Бурбонов, весь мир станет таким, как Сибарис?

Мое превосходительство на это надеялся ; но не смел обещать.

— Теперь вы понимаете, — сказал Джордж, — почему вы так мало слышите о Сибарисе. К нам приходит достаточное количество людей. Но вы единственный человек, которого я когда-либо видел покидающим Сибарис, который не собирался возвращаться.

— А я, — сказал я, — неужели вы думаете, что я больше сюда не приду?

«Тебе показалось, что это трудная гавань», — сказал Проксенус. «Мы не публиковали навигационных указаний с тех пор, как Святой Павел прикасался сюда, а те, которые он написал — он отправил их туда коринфянам — ни они, ни кто-либо другой, похоже, не поняли.

«До свидания».

«Да благословит вас Бог! До свидания.» И я отплыл в Галлиполи.

Выходной день: Иль Сен-Луи, Париж — Аллея Сибаритов — Путешествие

ПАРИЖАНЕ не ходят за витринами. Скорее, когда наступают выходные, массы прогуливаются мимо бутиков и, как они говорят, «faire du leche-vitrine» (идут облизывать витрины).

Выражение приобретает смысл, как только вы мельком видите горы колбасных изделий, круги кустарных сыров, разноцветные банки с экзотическими приправами и подносы с драгоценными десертами, которые манят за витринами на улице Сент-Луис.-Луи-ан-л’Иль — сибаритский переулок, заставляющий толпы в твидовых куртках и норковых одеждах пускать слюни бойкой непосредственностью Павловского колокола.

Французские президенты, звезды экрана и Ротшильды выстроились в очередь на усыпанном опилками кафельном полу одноименной мясной лавки Жана-Поля Гардиля (44, rue St.-Louis-en-l’Île; 33-1-43 -54-97-15).

Фирменное блюдо Parme à l’os (66 евро за килограмм, или 99 долларов за два с четвертью фунта по цене 1,50 доллара за евро) представляет собой превосходную вяленую ветчину, выдержанную в течение трех лет.Тонко нарезанное, как папиросная бумага, розовое мясо тает на языке, как сахарная вата. Вы можете дополнить непревзойденный assiette de charcuterie ломтиками, нарезанными из похожих на буханки горок шпик (46 евро за килограмм), классической французской сухой колбасой в розетке (36 евро за килограмм) и нежным чоризо из черных свиней (36 евро за килограмм).

Затем нырните в утку, La Petite Scierie (№ 60; 33-1-55-42-14-88). Крошечный бутик с каменными стенами служит парижской торговой точкой для ассортимента деликатесов из утки, приготовленных на сельской ферме Катрин и Поля Дуэ.

По стенам стоят банки со свежей уткой конфи (шесть бедрышек за 32 евро), утиными рулетиками (10,50 евро), уткой в ​​квашеной капусте (от 12 евро до 32 евро) и классической утиной фуа-гра (60 евро за 320 граммов или просто более 11 унций). Все продукты, как отмечает менеджер Ева Жюсков, полностью изготавливаются Дой вручную. «Мы далеки от индустриального мира».

La Ferme Saint-Aubin (№ 76; 33-1-43-54-74-54) предлагает сыры de rigueur. Благодаря собственному погребу для созревания, магазин предлагает всевозможные выдержанные закуски, в том числе покрытые синей плесенью маконне (2.90 евро за штекер размером с чайную свечу). Внутри эти маленькие кусочки козьего сыра более твердые, землистые и более настойчиво терпкие, чем их более пушистые собратья.

Для любителей твердого сыра толстый и клиновидный конте фруте (31,50 евро за килограмм) выходит из хранилища через 26 месяцев с мягким, гладким и ореховым вкусом. Также стоит попробовать тягучие и сдержанные наггетсы le trou du cru, тип эпуасса (2,50 евро за 60 грамм, или чуть более двух унций) и острый, сытный Brillat-Savarin (11.50 евро за дверной стопорный диск), бри с тройным кремом.

Самая впечатляющая алхимия острова выставлена ​​по адресу L’Epicerie (№ 51; 33-1-43-25-20-14). Подобно Франкенштейнам еды, владельцы используют свою лабораторию в Анже на западе Франции, чтобы изготавливать приправы из необычных и неожиданных ингредиентов. Любой, кто злоупотребляет горчицей (5,50 евро за 420-граммовую банку, около 15 унций), рискует получить вождение в нетрезвом виде из-за таких добавок, как пиво, белое вино, виски и другие спиртные напитки.

Джемы, тем временем, готовят из всего: от клубники и шампанского (7,90 евро за 420 граммов) до зеленых помидоров (7,90 евро за 420 граммов).

Если это не удовлетворит вашу тягу к сладкому, поищите фонтан шоколада, достойный Вилли Вонка, за витриной Cacao et Chocolat (№ 63; 33-1-46-33-33-33).

Внутри небольшая коробка плиток темного шоколада с добавлением кофе, китайского жасминового чая или текилы с лимоном (4,80 евро).Это и десерты, и дижестивы в одном флаконе.

Маргерум Сибарит Совиньон Блан 2020

Алкоголь : 12,7%

Виноград(ы): Совиньон Блан

Местоположение : Санта-Барбара, Калифорния, США

Дегустационные заметки : Амбициозные сложные фруктовые ароматы, варьирующиеся от лайма, мяты до дыни и тропических фруктов, окруженные легкой травянистостью. Плотный, фруктовый, пикантный, с намеком на кремовую мягкую текстуру во вкусе.Вино со слоями сланца, грейпфрута, дыни, ананаса; оттенки лемонграсса. Очень вкусно. Классический Совиньон Блан в стиле Луары.

Гастрономическая сочетаемость : Это вино идеально подходит для подачи в качестве аперитива. Нам нравится с моллюсками и салатами, конечно, хорошо сочетается с вашими любимыми сырами. Также хорош в конце трапезы в качестве освежающей альтернативы сладким винам.

Arrowine Cheesemonger’s Selection : Pecorino Marzolino (Италия), Gruyère 20 Month (Франция), Cutlass (Мэриленд, Вирджиния)

Примечания: Слово СИБАРИТ происходит от Сибариса, древнегреческого города на юго-востоке Италии, известного роскошью и стремлением к удовольствиям многих его жителей.СИБАРИТЫ — это люди, тяготеющие к чувственной роскоши.

Домен:  Margerum Wine Company стремится работать с лучшими виноградниками в округе Санта-Барбара для производства небольших партий вин премиум-класса. Винодельня расположена в Лос-Оливосе, в самом сердце красивой долины Санта-Инес в Калифорнии. Мы являемся частью растущей группы виноделов, стремящихся вернуть виноделие к его прежней форме производства — ручному и личному. Владелец Дуг Маргерум и винодел Дуг «Скотти» Скотт производят вино мирового класса в здании с регулируемой температурой, в котором находятся резервуары, бочки и холодильная камера, идеально подходящая для нашего производства.

Мы стремимся создавать вина ручной работы, соответствующие нашим собственным стандартам. Мы работаем с коннотациями природы, подчеркивая индивидуальность и производя продукцию в человеческом масштабе. Мы стремимся делать вина, которые нравятся нам лично, и мы надеемся, что они понравятся и другим. Подход к этому является антитезой массовому производству.

Представляем Maison Sybarite — Блог Scentbird

Maison Sybarite был основан Аннабель и Катей в 2019 году.Стремясь избежать вредных ингредиентов и уменьшить воздействие на окружающую среду, они вместе со знаменитым французским мастером-парфюмером Антуаном Ли разработали первые духи на водной основе.

Благодаря своей молочной консистенции и увлажняющим свойствам эта инновационная формула прекрасно ощущается при втирании в кожу, как лосьон, и пахнет еще лучше.

«Я не верю, что на свете есть более прекрасное место, чем равнина, где стоял Сибарис. Все прекрасное объединяется: веселая зелень юга Италии, необъятность величественных альпийских пейзажей, солнце и море Греции»

Франсуа Ленорман

Вдохновленный винодельческими традициями Sybaris, аромат раскрывает интенсивный аромат винограда, фруктовые ароматы, богатые специи и соблазняет тех, кто любит роскошные запахи.

Эта ликёрная смесь для всего тела обладает беспрецедентным сладострастным ощущением. Многогранный аромат иланг-иланга удачно уравновешивает сливовую сладость. Теплые ноты сандала и сухие ноты кедра создают соблазнительную древесную базу. Пряный шафран добавлен к восточному аккорду, чтобы еще больше подчеркнуть его и усилить характер.

Попробуйте с Scentbird: https://www.scentbird.com/perfume/opulent-wood

Этот аромат обращается к самой душе добра.Как только духи станут вашим союзником, они всегда будут поднимать вам настроение.

Легенда гласит, что сибариты ложились на ложе из лепестков роз, но не могли заснуть, потому что один из лепестков был свернут. Эта женственная смесь представляет собой чувственное и искрящееся сочетание элегантного свежего бергамота с легким оттенком шафрана. Пудровый ирис сочетается с универсальной розой, создавая очень романтичный аккорд. Толу завершает утонченную гармонию, придавая объем, славу и благородство.

Попробуйте с Scentbird: https://www.scentbird.com/perfume/bed-of-roses

Сибарис был описан Геродотом как могущественный, но богатый и роскошный город, основанный в 720 г. до н.э. на Ионическом побережье, ныне Калабрия на юге Италии.

Насыщенные пряности и ценная древесина воссоединяются в чувственной смеси для страстных любителей жизни. Пикантный березовый деготь и ароматная лаванда переплетаются с опьяняющими нотами пачули, создавая мощный животный аккорд. Этот утонченный гендерно-нейтральный аромат представляет собой свидетеля происхождения.Подобно дирижеру, он создает яркие вариации, чтобы переосмыслить каждую благоухающую симфонию.

Попробуйте с Scentbird: https://www.scentbird.com/perfume/720

Подпишитесь на @Scentbird  в Instagram, чтобы узнавать о новых ароматах и ​​новинках в 2021 году, закулисных новостях, продуктах и ​​предложениях, а также о новых выпусках мая 2021 года и в центре внимания Maison Sybarite

Ознакомьтесь со всем нашим каталогом здесь: https://www.scentbird.com/subscription/

Нужна помощь в выборе аромата? У нас есть вы.

Не забывайте, что все участники имеют доступ к парфюмерии и одеколонам всех ваших любимых брендов!

Чтобы узнать больше о майских новинках, поступлениях, коллекциях и летних ароматах, нажмите здесь: https://www.scentbird.com/new-arrivals

УДИВИТЕЛЬНЫЙ ЗАПАХ С SCENTBIRD

Scentbird — это ваш интернет-магазин парфюмерии, средств по уходу за кожей, макияжа, велнеса и многого другого — обновляется ежемесячно. Обновите свою игру с ароматами: пробуйте что-то новое каждый месяц.

Couture Swallow Sybarite от Superdoll

Художники Десмонд Лингард и Чарльз Феген создавали изделия от-кутюр для множества различных линий кукол с момента основания их компании по дизайну одежды Superfrock, Ltd в 1999 году.В 2005 году Лингард и Феген расширили свой бизнес, включив в него Superdoll Collectibles, производство кукол, которое представило миру новую линейку 17-дюймовых модных кукол с шаровыми шарнирами из полимера под названием Sybarites.

Sybarite — такое классное и уникальное название для линия куклы. Бесплатный онлайн-словарь говорит мне, что сибарит — это «человек, преданный удовольствиям и роскоши, сластолюбец». Первая часть очень полезна, но сластолюбец ? Должен сказать, мне нравится это слово, но я никогда не слышал его раньше.Мерриам Вебстер говорит, что сластолюбец — это человек, заинтересованный в роскоши и «удовлетворении чувственных желаний». Ну хорошо тогда. Это похоже на то, что подходит для этих кукол.

Мне очень повезло, что у меня есть две куклы Сибарита. Один из них, «Раджа», я получил на распродаже из ныне исчезнувшего магазина журналов Haute Doll. Когда я ее купил, Raja не пользовался особой популярностью и продавался примерно за 450 долларов. Другой мой сибарит, которого вы здесь встретите, тоже является эксклюзивом журнала Haute Doll.Она была выпущена ограниченным тиражом в 250 экземпляров (большой тираж для этих кукол) и стоила 725 долларов. Это огромная цена за 17-дюймовую куклу, но некоторые коллекционеры готовы платить гораздо больше за этих высокомерных модных див. когда появятся новые куклы.  Быстро за 5 минут.  Если ваши пальцы достаточно быстры, вы станете одним из 50 или около того счастливчиков, которые получат новую куклу примерно за 500–600 долларов.  Если вы моргнете и пропустите релиз, Вы можете найти Sybarites на eBay почти каждый день примерно за 1000 долларов.На самом деле у Superdoll есть базовая кукла по имени Тальк, которая все еще продается на веб-сайте примерно за 530 долларов.

Стоят ли они конкурентного стресса и высокой цены? Кому ты рассказываешь. Знакомьтесь: «Ласточка от кутюр:»


ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ: Прежде чем прыгнуть, имейте в виду, что эта кукла намного резче, чем другие куклы, о которых я говорил, как в одежде, так и без нее. Хотя я стараюсь делать вещи со вкусом и артистично, фотографии, скорее всего, не подходят для работы и могут не всем понравиться.
К тому времени, когда я увидела статью о Ласточке в Haute Doll…

… Я уже потратил деньги, чтобы сделать предварительный заказ на нее, и был предан делу. Очень жаль, что Haute Doll перестали выпускать свой журнал, потому что мне очень нравились все эти большие глянцевые фотографии, статьи о новых куклах и интересных коллекционерах… и даже реклама. Тем не менее, статья о Ласточке не давала много информации, и, поскольку это была моя первая покупка Сибарита, я надеялся получить еще несколько подсказок о том, какой она будет на самом деле.

Видите ли, когда перед камерой стоит такая красивая кукла, как Сибарит, возникает искушение сделать ее вычурные снимки, а не снимки, документирующие все мелкие детали:

Я постараюсь избежать этого побуждения всего на секунду, чтобы воссоздать то, на что это было похоже, когда я впервые увидел Ласточку. Она пришла в огромной глянцевой черной коробке, обитой розовым атласом:

.
FBR = «Мода вне разума»
Маленький черный ящик в верхнем левом углу предназначен для ее обуви.Она также идет с подставкой.
Она пришла в изысканном черном двухслойном платье:

Верхний слой имеет корсет с кожаными ремешками и переливающуюся верхнюю юбку, украшенную черными пластиковыми силуэтами ласточек.

Представьте себе шнуровку корсета со всеми этими крошечными дырочками…

На ней жакет-болеро с черными пластиковыми подвесками, напоминающими птичьи перья.Это зрелищно:

Ее ярко-рыжие волосы в парике собраны сзади в сетчатый пучок, который украшен теми же пластиковыми силуэтами ласточек, что и ее юбка:
У ласточек желтые глаза-бусинки.

Как я уже упоминала, задняя часть корсета с кожаными ремешками зашнуровывается. Это на самом деле сложно сделать, и вам придется расшнуровывать все это, чтобы снять платье. Я уверен, что на этих фотографиях она выглядит не так хорошо, как когда она только приехала!

У нее царапины на спине, предположительно от нападения ласточки.Очень Хичкок!
Это лучший кусок пирога, который я когда-либо видел… настоящий или нет.

Под верхним платьем с кожаным корсетом Ласточка носит искусно сделанное нижнее платье из тюля:

Верх со швом «принцесса»,
низ со сборками и поднят с одной стороны

Я думаю, что предпочитаю более мягкий вид только нижнего белья без кожаных ремешков.Это очень царственно и лестно, но определенно не то, что вы наденете на выпускной вечер.

Под платьем из тюля вы можете начать понимать, как выглядит тело Сибарита. Она идет с кожаным нижним бельем с подвязками, кружевными чулками до бедра и кожаными ботинками на шпильках со шнуровкой:

Я не могу полностью надеть эти замечательные ботинки. Я не уверен, что это из-за того, что я слишком слаб, чтобы давить достаточно сильно (что, если я сломаю ей ногу??!), или из-за того, что ботинки просто не очень хорошо сконструированы.Они конечно выглядят красиво….

Ее тело сделано из тонкой матовой смолы с резинкой. Вес куклы Сибарит в ваших руках действительно не имеет себе равных среди других кукол такого размера. Она кажется тяжелой и солидной. Она чувствует себя дорогой .

У нее 17 точек артикуляции, а самые интересные суставы находятся в ее бедрах и туловище. Все суставы покрыты замшей, но некоторые области, такие как ее колени, локти и особенно ее запястья, кажутся заигрывающими со смолой на смоле, царапающей или даже скалывающей, когда вы их сгибаете.Я просто боюсь шевелить ее запястьями.




Я не могу легко поставить ее стоя с ее собственной подставкой (ее ноги не касаются основания!), И я не могу заставить работать подставку AvantGuard. Это очень неприятно… особенно с тяжелой куклой. Она хочет броситься вперед прямо с трибуны, и это было бы плохо. Так она много сидит.

Она без проблем работает на стуле…

Ее ногти окрашены в желтый цвет с красными кончиками…

В руках хорошая детализация, но расположение пальцев не очень выразительное:

Я держу ее руку в этом положении.

Ласточка может делить одежду с обычными куклами Тоннера. У нее большие бедра и ягодицы, поэтому некоторые брюки и более узкие юбки не очень хорошо работают… особенно если она хочет сесть. Платье Тоннер Тайлер «Casino Jade» идеально ей подходит…и идеально сочетается с ее ярко-зелеными глазами:



Я думаю, у Ласточки раздвоение личности. Посмотрите на картинку выше. Она выглядит свирепой. Страшно-лютый. Теперь посмотрите на ее профиль ниже (и это работает только с левым профилем):


Мило и невинно, правда? Или, по крайней мере, более милой и невинной, чем прямо смотрящая в твою душу Ласточка.

Нижняя линия? Каждый коллекционер модных кукол должен хотя бы попытаться подержать в руках сибарита.Это завораживающие произведения искусства. Кроме того, они стали золотым стандартом, по которому измеряются все остальные модные куклы. Я даже не могу думать о каких-либо других модных BJD, пока не упомяну хотя бы сибаритов.

Скульптуры лица часто повторяются (Ласточка — это голова «Клона 777»), и поэтому я не чувствую острой необходимости иметь больше этих кукол в своей коллекции, но я должен сказать, что рисование лица часто настолько уникальный и творческий, что я даже не могу распознать, что скрывается за скульптурой лица.Я также обнаружил, что, как и в случае с другими видами искусства, я довольно просто смотрю, а не обязательно владею. Сибариты превращают любого человека в фэшн-фотографа, а любую камеру — в сосуд для художественного самовыражения, поэтому в Интернете есть бесчисленное множество великолепных фотографий сибаритов, которыми я могу наслаждаться издалека.

Совсем не зная о человеческой модной сцене, я чувствую, что коллекции Sybarite очень близки к параллели с инновациями и передовыми рисками мира полноразмерной моды.Каждая коллекция представляет собой новую концепцию или фантазию, которая раздвигает границы, бросает вызов умам и представляет очаровательные новые модные элементы и детали, которые не оставят равнодушными коллекционеров. Один набор кукол шел с противогазами. Другой пришел с самыми крошечными (работающими) акцентами английской булавки, которые я когда-либо видел. Последняя коллекция продемонстрировала сказку о Красной Шапочке… но не так, как вы когда-либо видели ее раньше.

В конце концов, меня увлекает именно творчество. Снова и снова коллекции Sybarite излучают творчество своих дизайнеров.Что еще лучше, так это то, что они пробуждают маленькие искры творчества, которые спрятаны внутри меня. Это все, о чем я когда-либо просил любую куклу.


Скромный сибарит. — Surviving and Thriving

( Как и было обещано в феврале этого года без трат или с небольшими расходами, я опубликовал пост «Возврат в четверг», чтобы поощрить экономные занятия. Выбор на этой неделе призван напомнить нам о необходимости заботиться о себе, не разоряя банк. Первоначально эта статья была опубликована 15 июля 2015 900 20 гг.)

Некоторые привычки, которые я считаю роскошными, могут вызвать усмешку у других людей. Каждому свое, наверное. Лично я считаю, что принять долгую горячую ванну с хорошей книгой в (сухой) руке — это огромная роскошь, особенно если под рукой есть стакан чая со льдом или диетическая кола.

(Подсказка: даже если безалкогольный напиток уже остыл, поместите его в морозильную камеру примерно на 15 минут, прежде чем набирать ванну. Контраст горячей воды и ледяного напитка восхитителен. .)

Развешивание белья для сушки на солнце приводит к еще одной роскоши: засыпанию в окружении аромата солнца и ветра.Кто-то скажет, что солнце не пахнет. Позволю себе не согласиться.

Мы с Д.Ф. иногда шутим о том, что мы «бережливые сибариты». Дело в том, что роскошный образ жизни не обязательно требует большого количества знаков доллара.

Например, эти горячие ванны не очень дорогие, но стоит вам опустошить, а затем снова наполнить водонагреватель и довести новую воду до температуры. Если бы у меня был очень ограниченный бюджет, я бы большую часть времени принимал душ в темно-синем цвете, просто чтобы иметь возможность время от времени отмокать.

То же самое и с нашей сауной, которую DF построил в подвале много лет назад: она определенно высасывает энергию. Мы не используем его каждую ночь или даже слишком часто. Когда мы это делаем, это сплошное наслаждение: устойчивое, обжигающее тепло, которое облегчает боль и полностью расслабляет. Переехать из сауны в душ и в постель с высушенным на воздухе постельным бельем? Полное блаженство.

Освежитель воздуха Nature’s

Кстати, белье мы вывешиваем круглый год, будь то после стирки или просто для хорошей порции свежего воздуха.Наши подушки и одеяла так приятно пахнут после прогулки на свежем воздухе.

А если вы живете в квартире, в которой запрещены бельевые веревки? Накиньте постельное белье на стол или несколько стульев чуть ниже уровня перил вашего балкона. То, чего члены правления не видят, не может повредить им.

Мы хотим, чтобы в помещении пахло так же приятно, поэтому известно, что даже зимой мы ненадолго распахиваем окна. Всего несколько минут свежего воздуха имеют поразительное значение. (Из-за проблем с пыльцой мы не открываем их весной до 10 утра.м. или после 16:00)

В солнечные, ветреные зимние дни простыни иногда сохнут на улице. В темные и безветренные дни свежевыстиранное белье (и другую одежду) мы кладем на сушилки возле каминной топки. Пожары обычно начинаются около 17:00, а к утру большая часть или все белье высохнет.

Просмотр огненного фильма

Эта вставка — еще одно огромное зимнее удовольствие. На самом деле это удовольствие в любое время; мы бежали костер еще в начале июня. Мы чувствовали себя немного грустными, но жара была высоко оценена, так как это был дождливый день с температурой ниже 40 градусов.Полагаю, это лучше, чем включить обычный нагрев.

Топливо для камина поступает из вырубок на нашем и чужих дворах. Нам пришлось потратить около ста баксов на аренду дровокола, но это стоило каждой копейки. Мы с Д.Ф. много часов сидим возле него, читаем, пишем или просто «смотрим огненный фильм», как выразился мой внучатый племянник.

К слову о чтении: книги доставляют огромное удовольствие, и любой скромный сибарит, достойный этого звания, получит читательский билет. Издатели присылают мне книги по почте из-за моей работы, и мы также получаем их из комиссионных магазинов, а также из магазина подержанных книг под названием Title Wave.В последнем мы торгуем книгами; в настоящее время у нас есть кредит на сумму более 200 долларов.

Некоторые люди ходят в книжные клубы. Вот скромный обходной путь:

  • Одолжите любимые вещи другу или друзьям.
  • Пригласите этого человека/несколько человек поговорить о прочитанном.
  • Организуйте обед или мероприятие «принеси свою любимую закуску/закуску». Бонусные баллы за удовольствие, если еда/закуски каким-то образом отражают книгу, например, мексиканская еда для чудесного романа «Поцелуй в рот Девы».

Подготовлено и передано с любовью

Вот еще одна вещь, которую знает бережливый сибарит: если это работает, не чини это. Наши формы для выпечки несколько обесцвечены и имеют несколько вмятин или царапин тут и там. Домашний йогурт готовится в старой посуде для суфле, поставленной на подогреваемый поднос. Мой халат немного потрескался от долгой носки и стирки.

Но знаете что? Наша еда имеет прекрасный вкус, йогурт не содержит пектина и консервантов, а мой халат обеспечивает мне уют.Честно говоря, мне все равно, что могут подумать Рэйчел Рэй или Марта Стюарт.

Эта еда доступна по цене, полезна и вкусна. Такие приемы, как пакет для кипячения, покупка муки и дрожжей в Costco для домашнего хлеба и булочек, приправы, сушеные бобы, купленные оптом, и любовь к использованию (и повторному изобретению) остатков делают столешницу интересной. Миска зелени из нашего сада, за которой следует блюдо домашнего супа, — это превосходная еда, тем более что, как говорит Д. Ф., они приготовлены и разделены с любовью.

Об этом обмене: Мы не проглатываем нашу еду, чтобы вернуться в Интернет или, не дай Бог, проверить электронную почту/отправить текстовые сообщения, пока мы едим. Мы используем приемы пищи для воссоединения, а не позволяем технологиям отвлекать нас от еды или друг от друга.

Сладкие (хотя и скромные) привычки

Как правило, мы тоже делаем себе угощения. Зачем платить 5 долларов за капкейк, если те же 5 долларов пойдут на ингредиенты для некоторых очень снисходительных деликатесов?

В последнее время Д. Ф. был на грани ломкости арахиса — например, он получает такой кайф от того, что не только ест, но и делится им.Его мама большая поклонница, как и мои племянники (может быть, это должно быть в меню в Café Awesome), моя подруга Линда Б. и мой налоговый инспектор.

Сегодня утром я проснулась от запаха печенья, который меня не удивил. DF решил, что он хочет, чтобы в доме всегда пахло вкусно каждый раз, когда приходит его внучка, потому что он помнит ароматы хорошей еды в доме своей бабушки. Оказывается, он сделал два вида: обычное овсяное печенье с мини-шоколадной стружкой и отдельную партию, в которую он добавил корицу, имбирь и кайенский перец.

Результат настолько хорош, что пришлось оторваться от кухни. Покалывание и жжение специй вместе со сладостью шоколада и овса были неописуемо хорошим сочетанием. (DF называет их «Горячие шотландцы».) Я сказал ему, что он должен участвовать в Pillsbury Bake-Off.

У Национального совета по попкорну есть несколько поразительных рецептов, которые превращают обычное зерно в изысканную закуску. Эти угощения также можно сочетать с фильмами, такими как «Масала Кукуруза» с болливудским мюзиклом. Он не намного дешевле попкорна.

Угощения не должны нарушать бюджет или диету. Используйте деньги из раздела «развлечения» вашего бюджета и пригласите нескольких друзей, чтобы испечь и украсить кексы (а затем отправить их домой с вкусностями). Испеките партию печенья с друзьями (или своими детьми, или сами) и доставьте большинство из них — вместе со «спасибо!» примечание – в пожарную часть или в учительскую в школе по соседству.

Как вы понимаете «веселье»?

Говоря о развлечениях: бережливый сибарит может определять «развлечение» иначе, чем другие.(См. «Фильм о пожаре» выше.) Чтение, садоводство, прогулки, открытия галерей, школьный концерт племянника и игра в криббидж — вот некоторые из способов, которыми мы с Д.Ф. развлекаемся.

Не то чтобы мы всегда остаемся дома. Время от времени я делаю обзоры театров, что означает два бесплатных билета плюс зарплата в размере 75 долларов, и я также начал делать обзоры ресторанов. Сегодня вечером мы идем в кино: HD-ретрансляция Метрополитен-оперы «La Fille du Regiment (Дочь полка)». Но мы получаем 20-процентную скидку, расплачиваясь подарочными картами со скидкой, и DF использует тариф кинотеатра для пожилых людей.Поскольку билеты в Метрополитен стоят около 25 долларов, двойные скидки имеют большое значение.

Подарочные карты со скидкой можно приобрести в билетных агентствах, ресторанах и других развлекательных заведениях. Известно, что я использовал ночи «плати, сколько сможешь», ваучеры социальных покупок и подарочные карты, полученные наличными от Swagbucks, чтобы развлечь себя и других.

О, а если вы всей кучей хотите посетить одно и то же шоу? Позвоните заранее и запросите групповую скидку. Некоторые театральные труппы предлагают такие ценовые скидки и/или скидки для пенсионеров и студентов.

Или как насчет старомодной воскресной прогулки? Если вы можете позволить себе несколько дополнительных галлонов бензина, это может быть восхитительным изменением темпа. Мы сделали это несколько дней назад, потому что DF был обеспокоен тем, что я застрял дома и в последнее время был слишком сосредоточен на работе. А еще потому, что сейчас лето, и нам нужно смотреть на него не со своего двора, а откуда-то еще.

Как всегда привод ожил. Путешествуя теплым солнечным днем, когда голубое небо образует идеальный фон для гор и идеальное дополнение для Turnagain Arm, я подумал о людях, которые работают и откладывают годами (или десятилетиями), чтобы иметь возможность провести одну или две недели на Аляске.

Здесь мы будем жить. Благословенный!

Читатели: Какие виды недорогой роскоши/удовольствий делают вас счастливыми?

Связанное чтение :

Итак, почему «Сибарит»? — Афродизия

Время от времени вашего скромного хозяина спрашивают, почему Афродисия находится в «сибаритском саду». Почему такое неясное слово и почему не то, что люди уже имеют какое-то значение?

Итак, давайте обсудим основную идею: этот маленький уголок Сети посвящен приятному обсуждению всех существенных удовольствий и их совпадения.Например, сами афродизиаки — это сочетание еды и любви. Нам нужно слово, которое охватывает подобные вещи в общем смысле. Обратите внимание, что слово «афродизиак» и его варианты достаточно часто используются в качестве доменных имен. Кроме того, было бы неплохо указать более широкий интерес. Беда в том, что большинство других слов либо неправильные, либо несут багаж:

эпикуреец: человек, который получает особое удовольствие от изысканной еды и питья. Это хороший вариант, хотя он и слишком часто используется, даже если в наши дни он конкретно относится к съедобным продуктам.Еще совсем недавно это означало «посвященный чувственным удовольствиям» — что почти идеально! Однако я отказался от этого не только из-за его чрезмерного использования в доменных именах, но и потому, что, как упоминалось в другом месте, настоящая еда и напитки в знаменитом саду Эпикура были довольно безвкусными. Откровенно говоря, его очень плохо использовали потомки, и его враги представили его в ложном свете. Я большой поклонник Эпикура, но из-за двух очень разных версий его наследия, каждая из которых приятна, его имя слишком сложно использовать без путаницы.

сластолюбец: человек, преданный роскоши и чувственным удовольствиям. Это абсолютно идеально, по крайней мере, по определению. Однако — и это только моя вина — мне никогда по-настоящему не нравилось звучание этого слова. Он несет в себе коннотации, которые я не могу точно определить, но которые мне не очень нравятся. Я считал, что «чувствовать» — это слово, которое просто означает, что вещь имеет физические ощущения, поскольку его также можно использовать (неясно) как синоним сладострастия. Но нет, это не очень хорошее использование.

сенсуалист: человек, предающийся потворству своим чувствам или аппетитам.Это очень хорошее слово, синоним большинства перечисленных здесь, по крайней мере, в таком определении. Однако сенсуализм является еще и философской концепцией, объявляющей чувства важнейшей формой познания. Я не обязательно не согласен, но я так быстро залез в сорняки, пытаясь понять, применимо ли это, что решил, что это сбивает с толку.

гедонист: человек, считающий, что погоня за удовольствиями — самое главное в жизни. Очевидно, что это определение вполне подходит для списка тем нашего Сада.Однако, как и многие другие записи, она имеет очень сильные коннотации бессмысленного поиска удовольствий, глупого животного разврата, и я бы предпочел уклониться от этого, если смогу. О «Распутнике» не может быть и речи по тем же причинам.

сибарит: человек, потакающий своим пристрастиям к чувственной роскоши. Сибариты (уроженцы Сибариса, древнегреческого города на юге Италии) считались искателями удовольствий и роскоши, и это слово до сих пор используется как прилагательное, обозначающее, по сути, гедонизм.На этом этапе моих поисков меня начинало раздражать, что все лучшие слова либо тщательно взяты, либо несут в себе сильно негативные (или, по крайней мере, неправильные) коннотации. Относительно немногие люди даже слышали слово «сибарит», поэтому ни одна из проблем не была на уровне других вариантов. Таким образом, ответ на первоначальный вопрос состоит в том, что я выбрал , потому что — это неясное слово и, следовательно, не имеет дополнительных привязанностей к читателю.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.