Манипулятивный уровень общения: Деловой уровень общения — Отношения

Содержание

Уровни общения Конвенциональный Примитивный Манипулятивный Стандартизованный Игровой Деловой

Уровни общения Конвенциональный Примитивный Манипулятивный Стандартизованный Игровой Деловой Духовный выход

Конвенциональный уровень – это уровень, при котором общение протекает в духе равноправия партнеров и их обостренного внимания друг к другу. Конвенциональный уровень Взаимонаправленност ь Человек испытывает потребность в контакте, при этом он интуитивно готовится к равноправной пристройке “рядом” (забота о партнере, готовность стать на его место). В противном случае другой почувствует себя пристраивающимся “снизу”. меню выход Взаимоотражени е Установка партнерами их ролевых ожиданий друг к другу(собеседник улавливает актуальную роль партнера, а затем собственную его глазами). Взаимоинформирование Партнеры избирают путь конгруэнции (взаимосогласия), т. е. подтверждают взаимные ролевые ожидания (оба не забывают считаться друг с другом и ситуацией в целом).

Взаимоотключение Перед завершением беседы партнеры заготавливают прощальную реплику.

Примитивный уровень Для человека, который опустился до примитивного уровня в контакте, собеседник является не партнером, а предметом, нужным либо мешающим. Направленность на партнера Человек испытывает потребность в контакте, при этом он интуитивно готовится к пристройке “сверху” (Я говорю, ты слушаешь). Считает собеседника “предметом для слушания”. Другой вариант, когда человек не желает слушать. В этом случае партнер становится “говорящим предметом”. Отражение партнера Если актуальная роль партнера субъектом не улавливается, то взамен идут шаблоны восприятия, с помощью которых можно описать данный “предмет”: наружность, одежда, возраст, пол (например, “очкарик”, ”в шляпе”, “соплячка”). Взаимоинформирование Выражение симпатии к “предмету”, который нравится, и антипатии – который не нравится. Выражение симпатии в случае пристройки “снизу” льстивое, в случае пристройки “сверху” – беспардонное. Отключение от партнера Со слабым партнером разговор заканчивается ругательствами и насмешками, с сильным – извинениями или угрозами (конфронтация). При конгруэнции субъект не скрывает своей скуки. меню выход

Манипулятивный уровень На манипулятивном уровне для субъекта партнер является соперником в игре, которую надо выиграть. Направленность на партнера Манипулятор заранее изготавливается к подчинению себе собеседника, к пристраиванию к нему “сверху”. меню выход Отражение партнера Схватываются те особенности собеседника, которые можно использовать как его слабые места. Взаимоинформирование Когда человек не позволяет, чтобы к нему пристраивались “сверху”, тогда необходимо усыпить его бдительность, пристроившись “снизу”.

Стандартизованный уровень Направленность на партнера Человек не готовится к партнерству, а надевает маску, с помощью которой надеется обойтись минимум усилий(маска безучастности, маска вежливости, маска любезности). Отключение от партнера Отключение какое-то деревянное, безэмоциональное, если даже вежливое, то излишне церемонное. Отражение партнера Субъект озобочен тем, “чего ему от меня надо”. Взаимоинформирование Субъект, с помощью маски, которая заостряется, делается подчеркнутой, информирует партнера о своем стремлении как можно скорее свернуть контакт. меню выход

Игровой уровень Направленность на партнера Здесь заранее есть живой интерес к личным особенностям собеседника, интерес, проникнутый симпатией к человеку. Отражение партнера Заинтересованность наша собственная и приписываемая к партнеру. Партнеры “отражаются друг в друге”. Информирование партнера Субъекту хочется быть интересным для своего партнера, и он непроизвольно “играет”, чтобы “интересно выглядеть”. Взаимоотключение Не требует обоюдного исполнения прощальных ритуалов. Партнерам все ясно без слов. меню выход

Деловой уровень Направленность на партнера Собеседнику заранее обеспечивается возможность пристройки “рядом”. Партнер вызывает особый интерес как участник коллективной деятельности, как человек, который может помочь, или тот кому необходима ваша помощь в интересах общего дела. меню выход Взаимоотражение Здесь внимание привлекает степень умственной и деловой активности, включенность в общую задачу. То же происходит во Взаимоинфомирование Взаимоотключение Особые, обычно неявные связи, объединяющие людей в их совместной работе, заканчиваются внешней суховатостью прощаний, но чувствуется теплота.

Духовный уровень Для духовного уровня характерно то, что партнер воспринимается как носитель духовного начала, и это начало пробуждает в нас чувство, которое сродни благоговению. Взаимонаправленность Здесь есть вера в возможность приблизиться в беседе к постижению высочайших ценностей человечества. Духовное общение не может быть односторонним: либо его нет, либо в него вовлечены оба партнера (пристройка “снизу”). меню выход Во взаимоотражении, а затем во взаимоинформирова нии собеседники чувствительны к душевному состоянию друга, оба высоко спонтанны, для них характерна свобода самовыражения. Взаимоотключение Контакт обычно прерывается из-за обоюдной усталости или под напором неотложных житейских обязательств каждого. При этом люди благодарны другу и за взаимопонимание, и за разногласия.

СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ!

Программа тренинговых занятий «Психология общения»


Программа тренинговых занятий «Психология общения»

для студентов, обучающихся по специальностям среднего профессионального образования по направлению подготовки Гостиничное дело 101100
Сурикова Я.А., идентификатор 271-874-723
Содержание программы
Тема 1. Понятие общения, структура, виды, функции и уровни общения

Everyone sees to what you seem but a little who feels what you are

N Makiavelli (1469-1527)

План


  1. Общение: понятие и структура.

  2. Функции, этапы и средства общения.

  3. Виды общения.

  4. Уровни общения.

Упражнение «Разминка» (представление участников, создание настроя на работу)

Участники занятия, передавая друг другу игрушку против часовой стрелки, по очереди представляются и называют свой любимый цвет, время года и любимое занятие. После того, как круг был завершен, игрушка идет обратно, при этом участники должны назвать любимый цвет, время года и любимое занятие человека, который сидит слева от них.

Обсуждение: как бы вы назвали наши с вами действия. Что мы делали сейчас? Как вы думаете, в связи с этим, какова будет тема нашей встречи?
Общение — сложный, многоплановый процесс установления и развития контактов между людьми, включающий в себя: восприятие и понимание людьми друг друга, обмен информацией, взаимодействие.

Общение — важнейшая сфера человеческой жизнедеятельности.

Общительность – черта характера личности, выражающая потребность и способность человека к общению, контактам с другими людьми, установлению с ними взаимопонимания. Для общительного человека характерны: легкость контактов, способность и умение не теряться в ситуациях общения, стремление к инициативе, к лидерству в группе.

Упражнение «Принятие правил группы» (развитие коммуникативных навыков, создание условий для дальнейшей работы).

Участники обсуждают и коллективно принимают правила поведения в группе.

Примерные правила




Поделитесь с Вашими друзьями:

Уровни общения (2) — Реферат


За последние годы психология общения получила широкое распространение и применение, ибо проблема общения весьма неоднозначна. Деловая встреча, отношения с коллегами, даже просто общение с близким человеком требует некоторых навыков. Общение с деловым партнером не может проходить во фривольной манере; в то же время родственники не оценят вашего презентабельного тона во время ужина. Каждый из нас замечал, что при общении с людьми на работе, учебе, официальных встречах нередко возникает чувство формальности, неискренности общения. А мужчина, ухаживающий за женщиной, женщина, кокетничающая с мужчиной порой не подозревают, что ведут сложную, психологически обусловленную игру.

Общение дает человеку новый импульс, радость, наслаждение, которые помогают человеку справиться со скукой, рутиной бытовой жизни, поднимает его на новые уровни в его профессиональной деятельности. Общение – это сложнейший, многоуровневый процесс установления и развития отношений между людьми, который представляет собой обмен информацией, восприятие и понимание человеком другого человека.
Что такое «уровень общения»
Прежде чем рассказать о самих уровнях общения, давайте посмотрим, что же является определяющим для самого понятия «уровень общения», разберем его на основные составляющие, из которых как из кирпичиков складывается общение.
Первым показателем является способность выражать свои мысли. Согласитесь, очень трудно общаться с человеком, когда он не в состоянии даже объяснить, чего он хочет. Яркий жизненный пример – это общение человеком, находящимся в состоянии сильного алкогольного опьянения, философских мыслей у него, как говорится, хоть отбавляй, но способность их выразить практически равна нулю. Конечно, это лишь крайний случай. В повседневности каждый трезвомыслящий человек обладает минимально необходимым словарным запасом.
Давайте вспомним о том, с чем довольно часто сталкивается почти каждый из нас. Доводилось ли вам общаться с человеком, которому для выражения собственных эмоций, передачи своих впечатлений и просто в разговоре не хватает слов для обозначения тех образов и мыслей, которые крутятся в его голове?! При этом некоторые слова могут повторяться, в речь включаются выразительные паузы типа «ну-у-у», «эм-м-м» и тому подобных. А может быть вы и себя ловили на этом?? Что ж, тогда диагноз МирСоветов не радостный: в пункте «выражение мысли» у вас проблемка. Именно проблемка, т.е. небольшое и вполне преодолимое препятствие. И, конечно же, мы подскажем, как развить свои способности в этом деле.
Прежде всего, для того чтобы научиться гладко и последовательно выражать мысли, необходимо обладать достаточно большим словарным запасом. Лучшее, что можно предложить для пополнения своего лексикона – повышение степени начитанности (книги, журналы, газеты и пр. литературы), при этом у вас будут откладываться все слова, имеющие сходное значение, а каждое новое слово вы с интересом должны узнавать из словарей. Не меньше вы почерпнете и из общения с другими людьми, обсуждения с ними разнообразных тем.
Обширные запасы слов – несомненно, хорошее подспорье в общении, но при этом важно уметь выстраивать весь этот набор слов в гармоничную речь. Если для кого-либо это также является «пунктиком», то и здесь МирСоветов предложит несколько способов развития собственной речи. Нет, мы не отошлём вас на курсы ораторского искусства, это было, как минимум несправедливо. Предлагаем нашим читателям выполнять такие упражнения:
берите любое слово и давайте ему определение в форме связного законченного предложения, т.е. как бы спрашивайте сами у себя: «Что такое… улыбка?», «Что значит… дышать?», «Какой это… симпатичный?»;
загадывайте два-три любых, на первый взгляд ничем не связанных слова и старайтесь составить их помощью предложение. Чем больше предложений будет составлено на основе одних и тех же слов, тем лучше.
Например, «автомобиль» и «краски». Начиная от самого простого «Мы разукрасили папин автомобиль красками» до «Краски являются тем автомобилем, который привез из прошлых столетий множество произведений изобразительного искусства».
Особенно полезны эти упражнения, если выполнять их с ребенком с малых лет (на заметку мамам!).
Продолжая тему «выражения мыслей», нельзя не вспомнить о трудностях, возникающие, когда собеседник начинает говорить только ему одному понятными словами. Это может быть как научная терминология, так и набор жаргонных, часто переплетающихся с нецензурными выражений – в обоих случаях что-либо понять одинаково сложно. Только если во втором случае, скорее, проблема с культурой и образованием, то в первом проблема выражается в том, что человек в своей речи использует слова, значения которых непонятны остальным. В таких случаях необходимо чувствовать собеседника, видеть понимает ли он вас, и при необходимости пояснять значения отдельных слов. И тут мы подошли ко второму «кирпичику», составляющему уровень общения.
Второй важный момент – это подход к самому общению. Главное здесь – умение подбирать слова с учетом аудитории, в которой вы сейчас находитесь. В каком-то смысле это манера, стиль общения, но не только. Важно понимать, что в зависимости от вашего сиюминутного окружения необходимо перестраиваться не только на соответствующий стиль общения, но и использовать тот набор слов, который будет уместен и понятен в данном кругу людей. Например, когда вы находитесь на бизнес-совещании (пусть даже компаньоны вам хорошо знакомы) и в кругу друзей (даже если разговоры заходят о работе) – общение будет строиться на различных уровнях.

Чтобы определиться, уместны ли будут ваши слова, необходимо поставить себя на место того, к кому обращена ваша речь, оценить себя со стороны. Если же определиться с тем, будут ли ваши слова восприняты правильно и восприняты вообще, сложно, лучше использовать стандартные для конкретной ситуации фразы и выражения. Попробуйте-ка зайти на собеседование и громогласно поприветствовать работодателей: «Респект!». Если это только не собеседование на актерское мастерство, рискуете тут же вылететь за дверь. Куда более приятно будет звучать (хоть и банально): «Добрый день!»
Подход к общению является еще и выражением отношения к собеседнику, в том числе степени заинтересованности (или безразличия) его личностью.
Третье, не менее существенное составляющее нашего общения – это темп речи. Снова же во многом приходится ориентироваться на ситуацию. Где приходится говорить относительно быстро (характерная черта для горячих споров), где-то наоборот медленнее (при загадывании загадок, например).
Но в общем случае важно, чтобы речь была размеренной и ровной. Пусть даже это всплеск эмоций или, например, стремление раньше других сообщить интересную новость – даже тогда нужно стараться, чтобы слова не вылетали быстрее, чем мысли в вашей голове выстраиваются в связную речь.
Есть хорошее упражнение, позволяющее научиться излагать свои мысли в одинаковом темпе. Попробуйте при ходьбе говорить что-либо, необязательно вслух, на каждый шаг проговаривая одинаковое количество слов. Средняя скорость произношения слов – два слова в секунду, а потому за шаг можно также стараться произносить 1-2 слова.
В дополнение к умению четко выражать свои мысли темп речи также позволит избавиться от слов-паразитов («ну», «короче», «эм»), которые часто можно услышать от тех людей, которые стремятся говорить быстро, но при этом не обладают достаточным словарным запасом.
И, конечно же, нельзя не сказать о том, без чего не обходится любое общения – это чувство юмора. Вы наверняка вспомните не один пример, когда с помощью юмора удавалось разрядить довольно-таки напряженную обстановку. Даже в бизнес-кругах вовремя вставленная шутка может быть вполне уместной.
Итак, мы разобрались с тем, из чего же строится понятие «уровень общения», теперь перейдем к разговору о том, какие же бывают уровни.
Уровни общения
Во всем многообразии диалогов, их вариаций выделяют шесть уровней общения.

Примитивный
Собеседник настраивает контакт, не особо беспокоясь, насколько адекватно и правильно вы его воспримете. Пьяный без стеснения исповедуется незнакомому ему человеку в автобусе. Собеседник предпочитает больше говорить, чем слушать, он не заботится о рождении нужных чувств у окружающих. Подобное также можно наблюдать, когда приходится иметь дело с бюрократической системой или с невежливым продавцом. Заметьте, что словарный запас у таких людей обычно довольно скуден; темп речи непомерно быстр, потому как единственная цель – подавить вас, сбить с толку; а отношение к общению с вами, как к разговору со стулом, на котором вы сейчас сидите, т.е. никакое. Ваше обращение к такому собеседнику должно быть направлено на то, чтобы умерить его пыл, при этом не повышайте тон, говорите размеренно. Если вы проявите учтивость, но при этом будете тверды и где-то даже жесткими в своем обращении, сложно будет ответить на это агрессией. МирСоветов хотел бы подчеркнуть, что юмор с вашей стороны будет уместен только в случае, если не будут затронуты личные качества хоть и какого-никакого, но вашего собеседника.
Обычно главная ошибка людей состоит в том, что они используют не тот уровень общения, который требуется в конкретной ситуации. Например, часто чересчур воспитанные люди пытаются говорить с хулиганами дружелюбно и доверительно, что конечно, делать нельзя. Будьте жестким и даже невежливым, когда это необходимо. Юмор будет уместен только в случае, если не будут затронуты личные качества хулиганов.

Манипулятивный
Собеседник на этом уровне общения воспринимается как инструмент для достижения каких-либо целей, подобный уровень общения – неотъемлемая часть многих профессий (дипломат, менеджер по продажам). Зачастую манипуляция необходима для некоторых бытовых процессов (жена косвенно дает мужу понять, что ей нечего надеть, вынуждая его, таким образом, по своей воле приобретать новую шубу). Часто манипуляция характеризуется имитацией – заинтересованности, учтивости. Угроза и лесть тоже являются крайними формами манипулятивного уровня общения.
Манипулятивный уровень может надевать личину любого другого из уровней. Распознать манипуляцию можно по общей неестественности ситуации, например, человек, всем внешним видом определяемый как носитель примитивного типа общения, говорит на духовно-доверительном уровне.

Деловой
Собеседник внимателен к вашим личным взглядам, вкусам, он обращает внимание на ваш характер, возраст. Объединяющая вас цель обуславливает ваши взаимоотношения – поэтому это не является манипуляцией (впрочем, грамотный игрок сможет легко совместить сразу несколько уровней общения, исходя из его задач). Деловой уровень общения в повседневной жизни применим к людям, с которыми необходимо соблюдать определенную дистанцию. МирСоветов обращает ваше внимание на то, что деловитость – это еще и сознательное, серьезное восприятие собеседника, поэтому этот уровень общения в какой-то мере применим не только в деловых предпринимательских отношениях.
В семейной жизни этот уровень позволит избежать примитивных контактов. Например, спор из-за мытья посуды в семье будет улажен быстрее, если решать эту проблему на деловом уровне общения.

— Я устала ежедневно мыть посуду по пять раз в день!
— А я разве не устаю, когда каждый день хожу на работу?

Это – неправильная формула поведения, проблема не решается, контакт происходит на примитивном уровне, уровне чисто личных эмоций. Правильной формулой будет следующее поведение.

— Я устала ежедневно мыть посуду по пять раз в день!
— Я тебя понимаю, но я еще и ежедневно хожу на работу. Давай договоримся так, я буду мыть посуду на выходных, когда я свободен. Или, если хочешь, мы можем распланировать график, и чередоваться по четным и нечетным числам.

Игровой
Уровень общения, основывающийся на импровизационных формах, которые могут быть несерьезными, шутливыми, даже гротескными. Так, несколько приятелей, оживленно разговаривая и обмениваясь шутками, не замечают, как выстраивается достаточно длинная логическая цепочка. Кокетство женщин – также один из ярчайших примеров общения на уровне взаимной игры.
Этот уровень общения напрямую связан с чувством юмора, он очень важен для любых неформальных отношений. Например, семейные отношения вряд ли будут достаточно гармоничными и постоянно обновляющимися без взаимной игры и юмора.
Бывает, что люди с определенным типом характера и темперамента применяют игровой уровень в разговорах, требующих совсем другого уровня общения. Вовсе не значит, что эти люди не способны к серьезным действиям, просто это следствие определенного склада психики. Такие люди принадлежат к психотипу гипертимов (жизнерадостные, энергичные люди). К слову сказать, если нас чрезмерно раздражают подобные оптимисты, может это нам стоит задуматься, не слишком ли мы серьезно относимся к жизни?
Духовный
Название показывает, что данный уровень общения характеризуется наибольшей степенью раскрытия своей личности и погружения в личность собеседника. Этот уровень требует порою немалых внутренних усилий, на которые далеко не все способны. Духовный уровень общения используется некоторыми особенно близкими родственниками, друзьями. Исповедь священнику, искренний рассказ о себе непременно потребует особенно глубокого духовного уровня общения.
Особой чертой духовного уровня общения является неспешный темп речи, причиной которого является особое доверительное отношение к собеседнику, к общению с ним.
Ситуация: Она показывает Ему тетрадку своих школьных стихов, а Он, вместо того чтобы проявить заинтересованность, отпускает реплику: «Я-то думал, что ты о чем-то серьезном». Эта модель поведения в корне неверна. Она предлагает Ему общение на духовном уровне, Он же воспринимает это на уровне примитивно-деловом. «Хм, а у тебя получались неплохие сонеты» – должен сказать он, даже если это будет не совсем правдой.

Уровень масок
Каждый может насчитать у себя много масок. Собеседник поневоле надевает маску приветливости, серьезности, вежливости, так как иногда просто психологически невозможно вкладывать в общение все свои умственные ресурсы, обаяние. Также следует учесть контакты не только вербальные – ничуть не реже мы сталкиваемся с кем-то просто взглядом, молча жмем кому-то руку, на это тоже уходит энергия, и мы защищаемся при помощи масок (более подробно МирСоветов рассказывал об этом в материале «Невербальные средства общения»).
Заметьте, что когда вы говорите не совсем искренний комплимент, вы одеваете маску, чтобы не получить травму от собственной неискренности. Такое понятие как ложь непосредственно связано с системой масок. В уровень масок входит также и понятия «Формального уровня», «Уровня поддержания контакта», «Уровня стандартной беседы» (по Бюдженталю). Формальный уровень характеризуется поддержанием о себе определенного впечатления и сохранением определенной дистанции. Уровень поддержания контакта – общение людей в более непринужденной манере, общение на уровне фактов и мнений. Уровень стандартной беседы представляет собой повседневный диалог между близкими и знакомыми людьми.
Если необходимо – пользуйтесь масками, иногда ваше истинное настроение не стоит показывать собеседникам, так как любое отступление от нормы может быть неправильно воспринято. Ваше дурное настроение при общении с клиентом, или ваше излишне приподнятое настроение на поминках будут не совсем уместны.
Стоит отметить, что постоянное общение в маске зачастую очень мешает проявлениям собственного «Я». Предположим, если уместно быть вежливым и сдержанным на улице, то в общении с любимой, друзьями это будет даже опасно.
В буддистской и даосской философиях хорошо разработаны техники «надевания масок», и таким образом маска является путем к самосовершенствованию – подавление недостатков своего «Я» с помощью маски. Например, если вы хотите избавиться от застенчивости, вы надеваете на себя маску смелого, решительного, даже несколько наглого человека.
Общение в критической ситуации
Существует также особый уровень – общение в критической ситуации. Подобные ситуации способствуют снятию масок, более плодотворному субъективному контакту, совместному принятию решений.
Чем быстрее человек определяет, на каком уровне нужно общаться с собеседником, тем успешнее будет контакт. Определить то, на каком уровне произойдет беседа подчас невозможно, однако одежда и манеры человека – первое, что следует учитывать. При знакомстве лучше всего начинать беседу в маске сдержанной вежливости, в меру открытым и доброжелательным, но не в коем случае ни с панибратства, ни с угрюмой замкнутости. Очень важен момент рукопожатия. Оно не должно быть ни вялым, ни таким, чтоб у собеседника трещали кости – не стоит ставить цель заранее подавить партнера по общению. Женщинам руку лучше не жать, хотя это делается довольно часто, лучше ограничиться легким поклоном головы.
Конечно, общение является чрезвычайно сложной исследовательской задачей. Однако не стоит смотреть на проблему общения со страниц научных публикаций о психологии, возможно, следует подумать о том, что общаться – это еще и просто приятно!

Какие бывают уровни общения? — Domik.ua

Проблемы общения и психология общения начали сильно волновать специалистов в последнее время. Ведь именно общение позволяет человеку получить наслаждение, побороть такие негативные стороны в нашей жизни, как скука, рутина, плохое настроение.

Но бывает и так, что общение не приносит позитивного результата, в таком случае следует обратить внимание на самого себя и то, как вы общаетесь в той или иной ситуации.

Психологи выделяют такие уровни общения, как примитивный, манипулятивный, деловой, игровой, духовный и уровень масок. Все эти уровни предполагают, что собеседники будут использовать разные психологические приемы, другие слова и фразы, чтобы достичь максимального развития своей личности. Давайте рассмотрим разные уровни общения, чтобы понять, каким образом они отличаются друг от друга.

Примитивный уровень общения. В этом случае человек не может или не хочет настроить себя на контакт, его не волнует, как его собеседник будет воспринимать его, и насколько приятно и правильно он разговаривает. Примитивный уровень общения можно наблюдать во время разговора с пьяным или с невежливым, грубым человеком. Главной особенностью такого вида общения является скудный словарный запас и очень быстрая речь. Это должно сбить с толку собеседника, вывести его из душевного равновесия. При этом человек, который столкнулся с примитивным уровнем общения, должен попытаться успокоить своего собеседника, разговаривая с ним спокойно, ровно, иногда немного жестко или твердо. Такая позиция поможет избежать конфликта и сгладит острые углы общения.

Манипулятивный уровень. В таком случае собеседник является всего лишь инструментом для достижения каких-либо целей. Такой уровень общения часто можно встретить среди менеджеров, дипломатов, а также на фоне бытовой жизни (например, когда жена пытается напомнить мужу о чем-либо или подталкивает к покупке необходимого ей товара). Кроме того, в этом уровне общения можно рассматривать также такие жестокие меры, как лесть или запугивание.

Деловой уровень. Здесь необходимо обязательно обращать внимание на характер, возраст и личные взгляды вашего собеседника. Именно цель или средства ее достижения, которые вас объединяют, и обуславливают взаимоотношения между вами, поэтому такое общение нельзя назвать манипулятивным. Деловой уровень общение необходим тем людям, которые, в силу своей профессии , должны постоянно находиться на определенной дистанции. Кроме того, деловой уровень общения несет в себе не только деловитость, но и серьезность по отношению к своему собеседнику, поэтому такой уровень можно применять не только к своим партнерам, но и в личной, семейной жизни.

Игровой уровень общения. В этом случае общение проходит в немного игровой, неформальной, несерьезной форме. Такое общение чаще всего бывает между приятелями или друзьями. Еще одним ярким примером игрового уровня общения является флирт между мужчиной и женщиной, когда между ними проходит так называемая игра. Уровень игры связан с чувством юмора и возможностью неформально вести беседу.

Духовный уровень. При таком общении человек наибольшим образом открывает собеседнику свою личность, свою душу. Именно в ходе общения на духовном уровне возникает полное открытие себя настоящего, что требует особых внутренних усилий. Такой уровень общения можно увидеть в разговоре с близкими, родственниками, священником. Главной отличительной чертой духовного уровня общения является неспешность в речи, что показывает ваше особое расположение к собеседнику .

Уровень масок. Каждый человек имеет одну или несколько «масок», которыми он пользуется в разных ситуациях. Часто такой уровень можно наблюдать, если человеку неприятно общаться со своим собеседником, но он старается не задеть его чувства или быть более вежливым. Также мы можем надевать маску искренней радости, получив неинтересный или ненужный подарок. Если человек постоянно общается на уровне масок, ему становится все труднее открыть себя настоящего.

Конечно, несмотря на то, какой уровень общения был выбран, человек должен обладать достаточным запасом слов, чтобы суметь выразить свои эмоции, чувства и идеи. Очень важно не только иметь обширный словарный запас, но и избавиться от слов-паразитов , которыми так изобилует наша современная речь.

Помните, что правильное общение – это путь к успеху не только в деловой жизни, но и в жизни эмоциональной, поэтому следует прилагать максимум усилий, чтобы речь была понятной и простой, а также уметь правильно подбирать уровни общения в разных жизненных ситуациях.

Уровни общения — Студопедия

Введение

Умеете ли вы общаться? Уверена, что все скажут: «Да, конечно». Но в какой форме проходит это общение? Чаще всего это просто разговор, обмен информацией. В тоже время, всем известно, что понятие «общение» намного обширнее, чем наше обычное: «Привет!» — «Пока».

Если заглянуть в прошлое, то нам, считающим себя людьми современными, станет просто стыдно. Ведь люди, уже начиная с XVI-XVII веков, общались на таком высоком уровне, что нам и не снилось. Сейчас мы оправдываемся перед самими собой, мол «бешеный век, нам и присесть-то некогда, не то что поговорить». И, утешая себя этой мыслью, продолжаем общаться на том же низком уровне.

Предполагая, что «умею общаться» – означает: «умею правильно общаться», а только так и надо понимать поставленный вопрос, то ответ на него можно посчитать, как недостаточно скромный. Хотя речь и играет огромную роль в общении людей, но ведь все прекрасно знают, что люди, например, любящие, не нуждаются в словах, чтобы выражать свои чувства, мысли. Им вполне достаточно видеть друг друга. Этот факт имеет свое подтверждение в романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина», в сцене объяснения Кити и Левина, когда они, не произнося ни слова, пишут мелком на зеленом сукне столика для карточных игр лишь начальные буквы слов, составляющих весьма сложные по синтаксису и содержанию предложения.

Общение между людьми – важнейший признак именно человеческого существования. Без него невозможны деятельность, формирование и усвоение духовных ценностей, формирование и развитие личности. Общение сопровождает все эти процессы, способствует их осуществлению.

Общение многогранно, прежде всего, потому, что оно реализуется на разных уровнях: общаться могут страны и народы, партии коллективы и отдельные личности, соответственно этому и взаимодействие между сторонами в этом процессе будет различно по своей социальной значимости. Кроме того, общение может проявляться по-разному: быть непосредственным или опосредованным, различаться по видам и, наконец, в процессе него люди могут обмениваться мыслями, чувствами, опытом, трудовыми навыками и т.п.

Уровни общения

Во всем многообразии диалогов, их вариаций А. Б. Добрович выделяет шесть уровней общения.

«Примитивный» уровень — самый низкий уровень общения. В случае примитивного уровня партнер рассматривается не как собеседник, а как предмет, который может быть нужным и им нужно овладеть, либо мешающим и тогда его надо оттолкнуть.

Собеседник настраивает контакт, не особо беспокоясь, насколько адекватно и правильно вы его воспримете. Пьяный без стеснения исповедуется незнакомому ему человеку в автобусе. Собеседник предпочитает больше говорить, чем слушать, он не заботится о рождении нужных чувств у окружающих. Подобное также можно наблюдать, когда приходится иметь дело с бюрократической системой или с невежливым продавцом.


Заметим, что словарный запас у таких людей обычно довольно скуден; темп речи непомерно быстр, потому как единственная цель – подавить вас, сбить с толку; а отношение к общению с вами, как к разговору со стулом, на котором вы сейчас сидите, т.е. никакое. Наше обращение к такому собеседнику должно быть направлено на то, чтобы умерить его пыл, при этом не повышайте тон, говорите размеренно. Если вы проявите учтивость, но при этом будете тверды и где-то даже жесткими в своем обращении, сложно будет ответить на это агрессией.

Обычно главная ошибка людей состоит в том, что они используют не тот уровень общения, который требуется в конкретной ситуации. Например, часто чересчур воспитанные люди пытаются говорить с хулиганами дружелюбно и доверительно, что конечно, делать нельзя.Надо быть жестким и даже невежливым, когда это необходимо. Юмор будет уместен только в случае, если не будут затронуты личные качества хулиганов.

«Манипулятивный» уровень — для человека, использующего данный уровень общения («манипулятора») партнер является соперником в игре, которую непременно надо выиграть. Причем выигрыш всегда означает выгоду: если не материальную или житейскую, то хотя бы психологическую. Манипулятором всегда движут своекорыстные интересы.

Собеседник на этом уровне общения воспринимается как инструмент для достижения каких-либо целей, подобный уровень общения – неотъемлемая часть многих профессий (дипломат, менеджер по продажам). Зачастую манипуляция необходима для некоторых бытовых процессов (жена косвенно дает мужу понять, что ей нечего надеть, вынуждая его, таким образом, по своей воле приобретать новую вещь). Часто манипуляция характеризуется имитацией – заинтересованности, учтивости. Угроза и лесть тоже являются крайними формами манипулятивного уровня общения.


Манипулятивный уровень может надевать личину любого другого из уровней. Распознать манипуляцию можно по общей неестественности ситуации, например, человек, всем внешним видом определяемый как носитель примитивного типа общения, говорит на духовно-доверительном уровне.

«Деловой» уровень — имеются в виду не просто «деловые контакты» как род человеческих занятий. Партнер в данном случае вызывает особый интерес как участник коллективной деятельности, как человек, который может помочь, или как тот, кому необходима помощь в интересах общего дела. Данный уровень создает особый род близости в процессе совместной работы или сотворчества.

Собеседник внимателен к вашим личным взглядам, вкусам, он обращает внимание на ваш характер, возраст. Объединяющая вас цель обуславливает ваши взаимоотношения – поэтому это не является манипуляцией (впрочем, грамотный игрок сможет легко совместить сразу несколько уровней общения, исходя из его задач). Деловой уровень общения в повседневной жизни применим к людям, с которыми необходимо соблюдать определенную дистанцию.

В семейной жизни этот уровень позволит избежать примитивных контактов. Например, спор из-за мытья посуды в семье будет улажен быстрее, если решать эту проблему на деловом уровне общения.

— Я устала ежедневно мыть посуду по пять раз в день!

— А я разве не устаю, когда каждый день хожу на работу?

Это – неправильная формула поведения, проблема не решается, контакт происходит на примитивном уровне, уровне чисто личных эмоций. Правильной формулой будет следующее поведение.

— Я устала ежедневно мыть посуду по пять раз в день!

— Я тебя понимаю, но я еще и ежедневно хожу на работу. Давай договоримся так, я буду мыть посуду на выходных, когда я свободен. Или, если хочешь, мы можем распланировать график, и чередоваться по четным и нечетным числам.

«Игровой» уровень — данный уровень, обладая полнотой и человечностью конвенционального, превосходит его тонкостью содержания и богатством оттенков. Отличается состоянием праздничной приподнятости. Партнера на игровом уровне отличает живой, проникнутый симпатией, интерес к личным особенностям собеседника. Владение игровым уровнем контакта требует немалого артистизма.

Уровень общения, основывающийся на импровизационных формах, которые могут быть несерьезными, шутливыми, даже гротескными. Так, несколько приятелей, оживленно разговаривая и обмениваясь шутками, не замечают, как выстраивается достаточно длинная логическая цепочка. Кокетство женщин – также один из ярчайших примеров общения на уровне взаимной игры.

Этот уровень общения напрямую связан с чувством юмора, он очень важен для любых неформальных отношений. Например, семейные отношения вряд ли будут достаточно гармоничными и постоянно обновляющимися без взаимной игры и юмора.

Бывает, что люди с определенным типом характера и темперамента применяют игровой уровень в разговорах, требующих совсем другого уровня общения. Вовсе не значит, что эти люди не способны к серьезным действиям, просто это следствие определенного склада психики. Такие люди принадлежат к психотипу гипертимов (жизнерадостные, энергичные люди).

«Духовный» уровень. Партнер воспринимается, как носитель духовного начала, что побуждает видеть в нем больше, чем единичного человека, но носителя высочайших ценностей человечества. Партнеры нацелены на совместный поиск истины, проникнуты не просто интересом и симпатией, они чрезвычайно чувствительны к душевному состоянию друг друга, к малейшему «повороту» мысли друг друга.

Незрелая «духовность» общения — обнаружение собственных ценностей в другом.

Зрелая «духовность» общения — внимание к ценностям, духовным исканиям другого, вне зависимости от их сходства с моими собственными.

Название показывает, что данный уровень общения характеризуется наибольшей степенью раскрытия своей личности и погружения в личность собеседника. Этот уровень требует порою немалых внутренних усилий, на которые далеко не все способны. Духовный уровень общения используется некоторыми особенно близкими родственниками, друзьями. Исповедь священнику, искренний рассказ о себе непременно потребует особенно глубокого духовного уровня общения.

Особой чертой духовного уровня общения является неспешный темп речи, причиной которого является особое доверительное отношение к собеседнику, к общению с ним.

Ситуация: Она показывает Ему тетрадку своих школьных стихов, а Он, вместо того чтобы проявить заинтересованность, отпускает реплику: «Я-то думал, что ты о чем-то серьезном». Эта модель поведения неверна. Она предлагает Ему общение на духовном уровне, он же воспринимает это на уровне примитивно-деловом. «Хм, а у тебя получались неплохие сонеты» – должен сказать он, даже если это будет не совсем правдой.

«Стандартизированный» уровень — общение на этом уровне основывается на неких стандартах, а не на взаимном «схватывании» партнерами актуальных ролей друг друга. Это «контакт масок». Подлинного ролевого взаимодействия при этом уровне общения не происходит. Не расположенность к контакту может иметь несколько причин: чувство обиды и недоверия; страх общения; лень в отношении общения; безразличие к другим; усталость.

Каждый может насчитать у себя много масок. Собеседник поневоле надевает маску приветливости, серьезности, вежливости, так как иногда просто психологически невозможно вкладывать в общение все свои умственные ресурсы, обаяние. Также следует учесть контакты не только вербальные – ничуть не реже мы сталкиваемся с кем-то просто взглядом, молча жмем кому-то руку, на это тоже уходит энергия, и мы защищаемся при помощи масок.

Заметьте, что когда вы говорите не совсем искренний комплимент, вы одеваете маску, чтобы не получить травму от собственной неискренности. Такое понятие как ложь непосредственно связано с системой масок. В уровень масок входит также и понятия «Формального уровня», «Уровня поддержания контакта», «Уровня стандартной беседы» (по Бюдженталю). Формальный уровень характеризуется поддержанием о себе определенного впечатления и сохранением определенной дистанции.

Уровень поддержания контакта – общение людей в более непринужденной манере, общение на уровне фактов и мнений.

Уровень стандартной беседы представляет собой повседневный диалог между близкими и знакомыми людьми.

«Конвенциональный» уровень («конвенция» или согласие) — партнеры при этом взаимно направлены, общение выстраивается в духе равноправия партнеров и их обостренного внимания к друг другу. Общение на данном уровне требует от партнеров высокой культуры общения. Конвенциональный уровень общения считается оптимальным для разрешения личных и межличностных проблем.

Характеризуется тем, что человек или испытывает потребность в контакте и в ней возникает установка на внешнюю коммуникацию, которая усугубляется тем, что есть реальный партнер, или такой потребности человек не чувствует, но поскольку к ней обратились, она побуждает себя переключиться на того, кто к ней обратился. По условие контакта индивидом заранее принимается тот факт, что он будет то слушателем, то говорящим, ведь стимулируя кого-то к разговору, следует обеспечить ему равноправные возможности в общении. При этом важно уловить актуальную роль партнера, а также собственную актуальную роль его глазами.

Другими словами, нужно установить, какие ролевые ожидания партнеров друг к другу. Однако каждый из партнеров имеет право подтвердить или не подтвердить эти ожидания. Итак, взаимное информирование может приобретать вид конфронтации или конгруэнции (взаимного согласия). Если участники выбирают конфронтацию, то общение постепенно угасает, оставляя за партнерами право на собственное мнение. Если же они выбирают путь конгруэнции, т.е. подтверждают взаимные ролевые ожидания, то это обязательно приводит к растущему раскрытия своего «ролевого веера» (набор психологических ролей, которые выполняет человек при взаимодействии с другим человеком) каждым из партнеров.

Однако, завершая разговор, каждый из партнеров заботится о том, чтобы не навязывать свою персону другому. Конечно, контакт на конвенциональному уровне требует от партнеров высокой культуры общения и его можно считать оптимальным для решения личных и межличностных проблем.

«Интимный» уровень — предполагает интимность — доверительность, открытость каждого партнера друг для друга.

Условия сохранения интимности:

1. Чувствовать и дать почувствовать, что партнер — самый главный, самый привлекательный и самый желанный человек. Отсутствие сравнений.

2. Иметь желание дарить партнеру радость. Думать не только о себе.

3. Осознать и дать понять партнеру, что не надо стыдиться друг друга ни в чем, что в любых своих проявлениях оба остаются дорогими и желанными. Позволять другому быть самим собой.

4. Знать, что отношения друг с другом составляют тайну, которой никогда не коснется другой человек.

Оно возможно только когда партнеры внутри возникшей ситуации чувствуют себя на равных, одинаково заинтересованы в установлении и поддержании доверительного и глубокого контакта. Чаще всего такое общение возникает между близкими людьми и в значительной степени является результатом предшествующих взаимоотношений.

Введение

Умеете ли вы общаться? Уверена, что все скажут: «Да, конечно». Но в какой форме проходит это общение? Чаще всего это просто разговор, обмен информацией. В тоже время, всем известно, что понятие «общение» намного обширнее, чем наше обычное: «Привет!» — «Пока».

Если заглянуть в прошлое, то нам, считающим себя людьми современными, станет просто стыдно. Ведь люди, уже начиная с XVI-XVII веков, общались на таком высоком уровне, что нам и не снилось. Сейчас мы оправдываемся перед самими собой, мол «бешеный век, нам и присесть-то некогда, не то что поговорить». И, утешая себя этой мыслью, продолжаем общаться на том же низком уровне.

Предполагая, что «умею общаться» – означает: «умею правильно общаться», а только так и надо понимать поставленный вопрос, то ответ на него можно посчитать, как недостаточно скромный. Хотя речь и играет огромную роль в общении людей, но ведь все прекрасно знают, что люди, например, любящие, не нуждаются в словах, чтобы выражать свои чувства, мысли. Им вполне достаточно видеть друг друга. Этот факт имеет свое подтверждение в романе Л.Н. Толстого «Анна Каренина», в сцене объяснения Кити и Левина, когда они, не произнося ни слова, пишут мелком на зеленом сукне столика для карточных игр лишь начальные буквы слов, составляющих весьма сложные по синтаксису и содержанию предложения.

Общение между людьми – важнейший признак именно человеческого существования. Без него невозможны деятельность, формирование и усвоение духовных ценностей, формирование и развитие личности. Общение сопровождает все эти процессы, способствует их осуществлению.

Общение многогранно, прежде всего, потому, что оно реализуется на разных уровнях: общаться могут страны и народы, партии коллективы и отдельные личности, соответственно этому и взаимодействие между сторонами в этом процессе будет различно по своей социальной значимости. Кроме того, общение может проявляться по-разному: быть непосредственным или опосредованным, различаться по видам и, наконец, в процессе него люди могут обмениваться мыслями, чувствами, опытом, трудовыми навыками и т.п.

Уровни общения

Во всем многообразии диалогов, их вариаций А. Б. Добрович выделяет шесть уровней общения.

«Примитивный» уровень — самый низкий уровень общения. В случае примитивного уровня партнер рассматривается не как собеседник, а как предмет, который может быть нужным и им нужно овладеть, либо мешающим и тогда его надо оттолкнуть.

Собеседник настраивает контакт, не особо беспокоясь, насколько адекватно и правильно вы его воспримете. Пьяный без стеснения исповедуется незнакомому ему человеку в автобусе. Собеседник предпочитает больше говорить, чем слушать, он не заботится о рождении нужных чувств у окружающих. Подобное также можно наблюдать, когда приходится иметь дело с бюрократической системой или с невежливым продавцом.

Заметим, что словарный запас у таких людей обычно довольно скуден; темп речи непомерно быстр, потому как единственная цель – подавить вас, сбить с толку; а отношение к общению с вами, как к разговору со стулом, на котором вы сейчас сидите, т.е. никакое. Наше обращение к такому собеседнику должно быть направлено на то, чтобы умерить его пыл, при этом не повышайте тон, говорите размеренно. Если вы проявите учтивость, но при этом будете тверды и где-то даже жесткими в своем обращении, сложно будет ответить на это агрессией.

Обычно главная ошибка людей состоит в том, что они используют не тот уровень общения, который требуется в конкретной ситуации. Например, часто чересчур воспитанные люди пытаются говорить с хулиганами дружелюбно и доверительно, что конечно, делать нельзя.Надо быть жестким и даже невежливым, когда это необходимо. Юмор будет уместен только в случае, если не будут затронуты личные качества хулиганов.

«Манипулятивный» уровень — для человека, использующего данный уровень общения («манипулятора») партнер является соперником в игре, которую непременно надо выиграть. Причем выигрыш всегда означает выгоду: если не материальную или житейскую, то хотя бы психологическую. Манипулятором всегда движут своекорыстные интересы.

Собеседник на этом уровне общения воспринимается как инструмент для достижения каких-либо целей, подобный уровень общения – неотъемлемая часть многих профессий (дипломат, менеджер по продажам). Зачастую манипуляция необходима для некоторых бытовых процессов (жена косвенно дает мужу понять, что ей нечего надеть, вынуждая его, таким образом, по своей воле приобретать новую вещь). Часто манипуляция характеризуется имитацией – заинтересованности, учтивости. Угроза и лесть тоже являются крайними формами манипулятивного уровня общения.

Манипулятивный уровень может надевать личину любого другого из уровней. Распознать манипуляцию можно по общей неестественности ситуации, например, человек, всем внешним видом определяемый как носитель примитивного типа общения, говорит на духовно-доверительном уровне.

«Деловой» уровень — имеются в виду не просто «деловые контакты» как род человеческих занятий. Партнер в данном случае вызывает особый интерес как участник коллективной деятельности, как человек, который может помочь, или как тот, кому необходима помощь в интересах общего дела. Данный уровень создает особый род близости в процессе совместной работы или сотворчества.

Собеседник внимателен к вашим личным взглядам, вкусам, он обращает внимание на ваш характер, возраст. Объединяющая вас цель обуславливает ваши взаимоотношения – поэтому это не является манипуляцией (впрочем, грамотный игрок сможет легко совместить сразу несколько уровней общения, исходя из его задач). Деловой уровень общения в повседневной жизни применим к людям, с которыми необходимо соблюдать определенную дистанцию.

В семейной жизни этот уровень позволит избежать примитивных контактов. Например, спор из-за мытья посуды в семье будет улажен быстрее, если решать эту проблему на деловом уровне общения.

— Я устала ежедневно мыть посуду по пять раз в день!

— А я разве не устаю, когда каждый день хожу на работу?

Это – неправильная формула поведения, проблема не решается, контакт происходит на примитивном уровне, уровне чисто личных эмоций. Правильной формулой будет следующее поведение.

— Я устала ежедневно мыть посуду по пять раз в день!

— Я тебя понимаю, но я еще и ежедневно хожу на работу. Давай договоримся так, я буду мыть посуду на выходных, когда я свободен. Или, если хочешь, мы можем распланировать график, и чередоваться по четным и нечетным числам.

«Игровой» уровень — данный уровень, обладая полнотой и человечностью конвенционального, превосходит его тонкостью содержания и богатством оттенков. Отличается состоянием праздничной приподнятости. Партнера на игровом уровне отличает живой, проникнутый симпатией, интерес к личным особенностям собеседника. Владение игровым уровнем контакта требует немалого артистизма.

Уровень общения, основывающийся на импровизационных формах, которые могут быть несерьезными, шутливыми, даже гротескными. Так, несколько приятелей, оживленно разговаривая и обмениваясь шутками, не замечают, как выстраивается достаточно длинная логическая цепочка. Кокетство женщин – также один из ярчайших примеров общения на уровне взаимной игры.

Этот уровень общения напрямую связан с чувством юмора, он очень важен для любых неформальных отношений. Например, семейные отношения вряд ли будут достаточно гармоничными и постоянно обновляющимися без взаимной игры и юмора.

Бывает, что люди с определенным типом характера и темперамента применяют игровой уровень в разговорах, требующих совсем другого уровня общения. Вовсе не значит, что эти люди не способны к серьезным действиям, просто это следствие определенного склада психики. Такие люди принадлежат к психотипу гипертимов (жизнерадостные, энергичные люди).

«Духовный» уровень. Партнер воспринимается, как носитель духовного начала, что побуждает видеть в нем больше, чем единичного человека, но носителя высочайших ценностей человечества. Партнеры нацелены на совместный поиск истины, проникнуты не просто интересом и симпатией, они чрезвычайно чувствительны к душевному состоянию друг друга, к малейшему «повороту» мысли друг друга.

Незрелая «духовность» общения — обнаружение собственных ценностей в другом.

Зрелая «духовность» общения — внимание к ценностям, духовным исканиям другого, вне зависимости от их сходства с моими собственными.

Название показывает, что данный уровень общения характеризуется наибольшей степенью раскрытия своей личности и погружения в личность собеседника. Этот уровень требует порою немалых внутренних усилий, на которые далеко не все способны. Духовный уровень общения используется некоторыми особенно близкими родственниками, друзьями. Исповедь священнику, искренний рассказ о себе непременно потребует особенно глубокого духовного уровня общения.

Особой чертой духовного уровня общения является неспешный темп речи, причиной которого является особое доверительное отношение к собеседнику, к общению с ним.

Ситуация: Она показывает Ему тетрадку своих школьных стихов, а Он, вместо того чтобы проявить заинтересованность, отпускает реплику: «Я-то думал, что ты о чем-то серьезном». Эта модель поведения неверна. Она предлагает Ему общение на духовном уровне, он же воспринимает это на уровне примитивно-деловом. «Хм, а у тебя получались неплохие сонеты» – должен сказать он, даже если это будет не совсем правдой.

«Стандартизированный» уровень — общение на этом уровне основывается на неких стандартах, а не на взаимном «схватывании» партнерами актуальных ролей друг друга. Это «контакт масок». Подлинного ролевого взаимодействия при этом уровне общения не происходит. Не расположенность к контакту может иметь несколько причин: чувство обиды и недоверия; страх общения; лень в отношении общения; безразличие к другим; усталость.

Каждый может насчитать у себя много масок. Собеседник поневоле надевает маску приветливости, серьезности, вежливости, так как иногда просто психологически невозможно вкладывать в общение все свои умственные ресурсы, обаяние. Также следует учесть контакты не только вербальные – ничуть не реже мы сталкиваемся с кем-то просто взглядом, молча жмем кому-то руку, на это тоже уходит энергия, и мы защищаемся при помощи масок.

Заметьте, что когда вы говорите не совсем искренний комплимент, вы одеваете маску, чтобы не получить травму от собственной неискренности. Такое понятие как ложь непосредственно связано с системой масок. В уровень масок входит также и понятия «Формального уровня», «Уровня поддержания контакта», «Уровня стандартной беседы» (по Бюдженталю). Формальный уровень характеризуется поддержанием о себе определенного впечатления и сохранением определенной дистанции.

Уровень поддержания контакта – общение людей в более непринужденной манере, общение на уровне фактов и мнений.

Уровень стандартной беседы представляет собой повседневный диалог между близкими и знакомыми людьми.

«Конвенциональный» уровень («конвенция» или согласие) — партнеры при этом взаимно направлены, общение выстраивается в духе равноправия партнеров и их обостренного внимания к друг другу. Общение на данном уровне требует от партнеров высокой культуры общения. Конвенциональный уровень общения считается оптимальным для разрешения личных и межличностных проблем.

Характеризуется тем, что человек или испытывает потребность в контакте и в ней возникает установка на внешнюю коммуникацию, которая усугубляется тем, что есть реальный партнер, или такой потребности человек не чувствует, но поскольку к ней обратились, она побуждает себя переключиться на того, кто к ней обратился. По условие контакта индивидом заранее принимается тот факт, что он будет то слушателем, то говорящим, ведь стимулируя кого-то к разговору, следует обеспечить ему равноправные возможности в общении. При этом важно уловить актуальную роль партнера, а также собственную актуальную роль его глазами.

Другими словами, нужно установить, какие ролевые ожидания партнеров друг к другу. Однако каждый из партнеров имеет право подтвердить или не подтвердить эти ожидания. Итак, взаимное информирование может приобретать вид конфронтации или конгруэнции (взаимного согласия). Если участники выбирают конфронтацию, то общение постепенно угасает, оставляя за партнерами право на собственное мнение. Если же они выбирают путь конгруэнции, т.е. подтверждают взаимные ролевые ожидания, то это обязательно приводит к растущему раскрытия своего «ролевого веера» (набор психологических ролей, которые выполняет человек при взаимодействии с другим человеком) каждым из партнеров.

Однако, завершая разговор, каждый из партнеров заботится о том, чтобы не навязывать свою персону другому. Конечно, контакт на конвенциональному уровне требует от партнеров высокой культуры общения и его можно считать оптимальным для решения личных и межличностных проблем.

«Интимный» уровень — предполагает интимность — доверительность, открытость каждого партнера друг для друга.

Условия сохранения интимности:

1. Чувствовать и дать почувствовать, что партнер — самый главный, самый привлекательный и самый желанный человек. Отсутствие сравнений.

2. Иметь желание дарить партнеру радость. Думать не только о себе.

3. Осознать и дать понять партнеру, что не надо стыдиться друг друга ни в чем, что в любых своих проявлениях оба остаются дорогими и желанными. Позволять другому быть самим собой.

4. Знать, что отношения друг с другом составляют тайну, которой никогда не коснется другой человек.

Оно возможно только когда партнеры внутри возникшей ситуации чувствуют себя на равных, одинаково заинтересованы в установлении и поддержании доверительного и глубокого контакта. Чаще всего такое общение возникает между близкими людьми и в значительной степени является результатом предшествующих взаимоотношений.

Культура общения как феномен человеческого взаимодействия Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

УДК 159.9: 316.77

О.Л.Бериева

КУЛЬТУРА ОБЩЕНИЯ КАК ФЕНОМЕН ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

В статье рассматривается вопрос культуры общения через призму индивидуальных характеристик личности. Отражено влияние индивидуальных характеристик на выбор стилей и уровней общения в контексте четырех фаз поведения личности.

Ключевые слова: культура общения, стили общения, уровни общения, «ситуативная культура» личности.

Berieva O.L. COMMUNICATIONAL CULTURE AS A PHENOMENON OF HUMAN INTERACTION

This article deals with the problem of the communicational culture through the prism of personal characteristics of an individual. The influence of personal characteristics on the choice of communication styles and levels in the context of the four stages of person’s behavior is also presented here.

Key words: communicational culture, communication styles, communication levels, «contextual culture» of the person.

Анализируя феномен культуры общения, мы пришли к выводу, что, помимо коммуникативной компетенции или коммуникативной культуры личности, включающей знания и реализацию социальных норм речевого поведения, культура общения включает в себя огромный пласт индивидуальных характеристик, основанных на ситуативных проявлениях качеств личности, так называемая «ситуативная» культура.

Индивидуальные характеристики личности во взаимодействии с другими людьми проявляются в выборе стиля общения, в неконтролируемых речевых ситуациях. Под стилем общения понимается система принципов, норм, методов, приемов взаимодействия и поведения личности. В большинстве литературных источников авторы различают три стиля общения: авторитарный, либеральный и демократический.

Авторитарный стиль общения — это навязывание мнения сверху, т.е. навязывание своей точки зрения, своего мировоззрения другому. Собеседник считает, что только он знает, как поступить правильно, и категорически пресекает любое индивидуальное развитие личности. Такой стиль общения не может способствовать многостороннему развитию личности, ее творческой индивидуальности.

Либеральный стиль общения предполагает уход от самостоятельного принятия решения. В системе отношений собеседников всегда присутствует некоторое заискивание, т.е. кто-то идет на поводу у другого, происходит так называемая «пристройка снизу» одного речевого партнера к другому. Подобный стиль общения свойственен слабохарактерным и некомпетентным людям.

Демократический стиль общения позволяет участникам общения (или коллективу, группе) чувствовать себя личностями. Для него свойственны коллегиальное принятие решений, поощрение активности участников коммуникативного процесса, широкая информированность всех, кто участвует в дискуссии о решаемой проблеме, о выполнении намеченных задач и целей. Общение происходит «на равных» между всеми членами группы.

Все это способствует тому, что каждый из участников общения добровольно берет на себя ответственность за выполнение задания и осознает его значимость в достижении общей цели. При этом участники обсуждения проблемы, в условиях демократического стиля взаимодействия, — это не только исполнители чужих решений, а люди, которые имеют свои ценности и интересы, проявляют собственную инициативу. Именно поэтому названный стиль способствует росту инициативности собеседников, количества творческих нестандартных решений, улучшению морально-психологического климата в группе.

Стиль общения имеет как объективную, так и субъективную основу. С одной стороны, он зависит от моральных норм, социокультурных, социально-экономических и политических факторов, сложившейся системы отношений, а с другой, — от личностных особенностей человека, проявляющихся в неконтролируемых ситуациях общения.

Кроме стилей общения, важным показателем культуры общения личности являются уровни общения. Для нашего исследования наибольший интерес представляют уровни общения, разработанные А. Добровичем.

Анализируя особенности диалога, А.Добрович предлагает выделить семь уровней общения: конвенциональный, примитивный, манипуляционно-эффективный, стандартизированный, игровой, деловой и духовный. Каждый из указанных уровней рассмотрим в контексте четырех фаз поведения индивида:

• первая фаза — направленность на партнера;

• вторая — психическое отражение партнера;

• третья — информирование партнера о чем-то и приеме ответной информации от него;

• четвертая — отключение от партнера, если побудительные мотивы контакта с ним исчезли, или возврат ко второй фазе, если они сохранились.

Учитывая то обстоятельство, что партнеры действуют в контакте, первую фазу коммуникативного акта ученый называет фазой взаимонаправленности, вторую — фазой взаимоотражения, третью — фазой взаимоинформирования, четвертую — фазой взаимоотключения [1, с.87-88].

Конвенциональный уровень характеризуется тем, что человек или испытывает потребность в контакте и в нем возникает установка на внешнюю коммуникацию, которая усугубляется тем, что есть реальный партнер, или такой потребности человек не чувствует, но поскольку к нему обратились, он побуждает себя переключиться на того, кто к нему обратился.

При условии контакта индивидом заранее принимается тот факт, что он будет то слушателем, то говорящим, ведь стимулируя кого-то к разговору, следует обеспечить ему равноправные возможности в общении. При этом важно уловить актуальную роль партнера, а также собственную актуальную роль его глазами. Другими словами, нужно установить, какие присутствуют ролевые ожидания партнеров друг к другу. Однако каждый из партнеров имеет право подтвердить или не подтвердить эти ожидания.

Итак, взаимное информирование может приобретать вид конфронтации или конгруенции (взаимного согласия). Если участники выбирают конфронтацию, то общение постепенно угасает, оставляя за партнерами право на собственное мнение. Если же они выбирают путь конгруенции, т.е. подтверждают взаимные ролевые ожидания, то это обязательно приводит к растущему раскрытию своего «ролевого веера» (набор психологических ролей, которые выполняет человек при взаимодействии с другим человеком) каждым из партнеров. Однако, завершая разговор, каждый из партнеров заботится о том, чтобы не навязывать свою персону другому. Конечно, контакт на конвенциональном уровне требует от партнеров высокой культуры общения и его можно считать оптимальным для решения личных и межличностных проблем. Реальная практика общения дает уровни, которые располагаются выше и ниже конвенционального уровня. Самым низким уровнем общения А. Б. Добрович называет примитивный, а между примитивным и конвенциональным уровнями есть еще два: манипулятивный и стандартизированный [1, с.92].

Характеристику человека, который опускается до примитивного уровня общения, можно обозначить следующим образом: для него собеседник является не партнером, а нужным или ненужным предметом, из этого следует, что актуальная роль партнера субъектом не улавливается. Поэтому в ход запускаются шаблоны восприятия, с помощью которых можно описать данный «предмет», например, большой он или маленький, какая у него одежда, возраст и т.д. Эти внешние признаки чрезвычайно важны, ведь если, к примеру, собеседник маленький, с ним можно не церемониться, а уверенно занимать позицию «сверху». То есть субъект выражает свою симпатию тому, кто нравится, и не симпатизирует тому, кто не нравится. Конечно, если в ходе обмена информацией имела место конфронтация, то со слабым собеседником субъект заканчивает контакт ссорами и насмешками, а с сильным — извинениями и угрозами (угрозы делаются тогда, когда партнер отошел на безопасное расстояние). В случае конгруенции субъект получил требуемое от собеседника и не скрывает своей скуки.

Субъект, который избирает манипулятивный уровень общения, по своим подходам к другому партнеру близок к примитивному участнику диалога, а по своим исполнительским возможностям приближается к конвенциональному уровню общения. Общая характеристика манипулятора имеет следующий вид: для него партнер — соперник в игре, которую обязательно необходимо выиграть. При этом выигрыш означает выгоду: если не материальную или жизненную, то хотя бы психологическую.

Стандартизированный уровень общения очень отличается от примитивного и манипулятивного уровней общения, но «не дотягивает» до конвенционального по той причине, что настоящего ролевого взаимодействия на этом уровне не происходит. Само название уровня говорит о том, что общение здесь происходит по определенным стандартам, а не по взаимному улавливанию партнерами актуальных ролей друг друга. Иными словами, речь идет о «контакте масок»: «маска нуля» (я вас не трогаю — вы меня не трогайте), «маска тигра» (маска агрессивности), «маска зайца» (чтобы не навлечь на себя гнев или насмешек других) и др.

Игровой уровень общения расположен «над» конвенциональным. Он наделен полнотой и человечностью последнего, но превосходит его глубиной содержания и богатством оттенков. На этот уровень люди выходят лишь с теми, которых хотя бы немного знают и к которым есть определенное чувство — если не взаимное, то такое, что не омрачено разочарованиями.

В фазе направленности на партнера заранее есть живой интерес к личностным особенностям собеседника, к его «ролевому вееру», проникнутому симпатией к человеку. В фазе отражения партнера происходит обостренное восприятие его «ролевого веера». В фазе информирования партнера субъект пытается быть интересным своему партнеру, а потому он самопроизвольно «играет», чтобы «иметь интересный вид». Реагировать можно по-разному: радостно воспринимать суждения собеседника, не разрушать контакта (такова конгруенция) или же пойти на конфронтацию с партнером, ущипнуть его, заставить разозлиться, удивиться и др. По внешним признакам, «игра»-конфронтация похожа на манипуляцию, однако ощущения, которые субъект имеет к партнеру, существенно отличаются: манипулятор равнодушен или нелюбезен к другому, выигрыш и самоутверждения для него -самоцель, огорчение партнера его только радует, а « игрок » строит контакт на неравнодушии другого собеседника. На четвертой фазе — взаимного исключения — партнерам все ясно без слов, то есть здесь не требуется обоюдного выполнения прощаль-ных ритуалов. Как правило, в общении на игровом уровне партнеры «погрязают один в одном», в их контакте возникает «второй план» — то, что чувствуется, но не называется словами.

Деловой уровень общения предусматривает не обычные деловые контакты, а вид человеческих занятий. Поэтому реальные деловые контакты совсем не обязательно происходящие на этом уровне, они нередко имеют форму общения на манипулятивном или стандартизированном уровне.

Особенности собственно делового общения [1, с.106] четко прослеживаются во время анализа фаз контакта. Первая фаза (направленность на партнера) характеризуется тем, что у собеседника партнер вызывает особый интерес как участник совместной деятельности, как человек, который может помочь. Вторая фаза (взаимного отображения) показывает чуткость партнеров друг к другу, заостренность восприятия с обеих сторон умственной и деловой активности собеседников, их привлечение к решению общей проблемы. Именно в таких условиях люди перестают думать о том, какой вид они имеют и свои индивидуальные роли раскрывают, главное — дело. Это является важным и на третьей фазе — взаимного информирования. Четвертая фаза характеризуется внешней сухостью, за которой чувствуется внутренняя теплота.

В целом, общаясь на деловом уровне, люди выносят из контактов не только определенные «плоды» совместной деятельности, но и устойчивое чувство доверия, взаимной привязанности. И если общение на игровом уровне преимущественно праздничное, то на деловом уровне оно намного серьезнее, глубже и одновременно отличает будничность.

Духовный уровень считается самым высоким уровнем человеческого общения, ведь на этом уровне партнер воспринимается как носитель духовного начала, которое пробуждает высокие чувства: от дружбы к возможности приблизиться к наивысшим ценностям человечества. При этом духовность обеспечивается не подбором тем для разговора, а глубиной диалогического проникновения людей в помыслы друг друга, т.е. беседа на обыденную тему может быть более духовной, чем разговор о литературе.

В целом, подводя итог анализа уровней, следует подчеркнуть, что в реальном взаимодействии общение происходит не на одном уровне или перепрыгивает с одного на другой. Это зависит от личностных качеств речевых партнеров, их взаимоотношений, а также речевой ситуации.

На основании вышеизложенного культура общения определена нами как единство высокоразвитой коммуникативной культуры личности, включающей знания и реализацию социальных норм речевого поведения и «ситуативной» культуры личности, предполагающей умение человека устанавливать гуманистические, личностно-ориентированные взаимоотношения с речевыми партнерами в неконтролируемых речевых ситуациях, используя вербальные и невербальные средства общения.

Литература

1. Добрович, А.Б. Воспитателю о психологии и 1. Dobrovich, A.B. Vospitatelju o psihologii i psihogigiene

психогигиене общения. — М.: Просвещение, 1987г. — obshhenija. — M.: Prosveshhenie, 1987g. — 207s.

207с.

2. Егидес, А. Лабиринты общения. — М., 2000г. — 2.Egides, A. Labirinty obshhenija. — M., 2000g. — 324s.

324с.

Читать «Тренинг влияния и противостояния влиянию. 3-е издание» — Сидоренко Елена «Гретелль» — Страница 6

Манипуляция располагается между варварским уровнем взаимодействия и цивилизованным уровнем.

Варварское и цивилизованное влияние можно было бы сопоставить с примитивным и конвенциональным уровнями общения, выделенными А. Добровичем (Добрович А., 1996). «Словом конвенция, или согласие, в психологии обозначают свод правил поведения, большей частью неписанных, но все же передаваемых из поколения в поколение, потому что в этих правилах закреплен уговор людей друг с другом относительно того, какие формы поведения, согласно коллективному опыту, наиболее приемлемы и для субъекта, и для общества» (Добрович А., 1996, с. 94).

Таблица 1.1. Уровни общения по А. Добровичу (Добрович А., 2001)

А. Добрович выделяет также третий уровень общения – духовный, а также четыре промежуточных уровня – манипулятивный, стандартизованный, игровой и деловой (Добрович А., 1996).

Описания А. Добровича поражают своей точностью. Однако попробуем определить, действительно ли уровни общения в его классификации расположены один над другим по какой-либо одной оси. Предположим, что это ось бездуховности – духовности. В этом случае игровой уровень должен был бы оказаться ниже манипулятивного, так как психологическая игра, например, ниже манипуляции, ибо она, по Э. Берну, неосознанна. Это противоречие обходится автором путем объявления психологической игры манипуляцией (Добрович А., 1996, с. 72). Другое противоречие состоит в том, что деловой уровень может быть достигнут, минуя игровой. В сущности, игровой и деловой уровни – это не разные уровни, а разные стили.

Допустим далее, что ось, на которой располагаются разные уровни данной классификации, – это ось «этической безупречности» (выражение А. Добровича). В этом случае возникают те же противоречия, что и в первом случае. Игра не менее этически безупречна, чем манипуляция, а деловое общение – не более безупречно, чем игровое, и т. п.

Если считать осью «тонкость содержания и богатство оттенков» (Добрович А., 2001, с. 161), то манипулятивный уровень вполне может оказаться выше делового.

Таким образом, уровни общения у А. Добровича, это, вероятно, скорее разные стили общения.

В классификации психологического влияния на варварское, манипулятивное и цивилизованное есть единая ось – ось цивилизованности. Сопоставим ее с классификацией уровней межличностных отношений, предложенной Е. Л. Доценко, опиравшегося на типологии В. Н. Сагатовского и Г. А. Ковалева (Доценко Е. Л., 1996; Сагатовский В. Н., 1980; Ковалев Г. А., 1987; 1989).

Рис. 1.1. Шкала межличностных отношений (по: Доценко Е. Л., 1996, с. 102)

По Доценко, «от доминирования к содружеству происходит переход от крайне несимметричных отношений, когда один субъект властвует над другим, до равноправных, позволяющих совместно объединяться для решения возникающих проблем. Те же изменения происходят и с силой: сначала она грубая и простая, направленная на/против другого, затем становится все более мягкой, утонченной, даже одухотворенной» (Доценко Е. Л., 1996, с. 103).

Краткое описание каждого из уровней дано в табл. 1.2.

Два полюса на шкале Е. Л. Доценко обозначают так же, как полюса объектного и субъектного отношения к человеку. На самом же деле речь идет скорее о равноправии интересов. Интересы другого сначала игнорируются (доминирование и манипуляция), затем учитываются в той мере, в какой это диктуется задачами борьбы (соперничество), затем согласовываются (партнерство), а затем – происходит стремление к объединению (здесь авторский текст лаконичен, и из него не вполне ясно, что происходит с интересами).

Однако в действительности и принуждение, и манипуляция могут использоваться именно во имя интересов другого человека, а не вопреки им, и иногда даже наперекор собственным интересам. Далее, у человека могут быть разнообразные, и в том числе противоречивые, интересы, и он сам не всегда и не вполне понимает свои истинные интересы.

Таблица 1.2. Описание уровней межличностных отношений (по: Доценко Е. Л., 1996, с. 102–103)

Например, мать может принуждать сына переделывать заданный на дом урок, потом проверять его и вновь заставлять его переделать, в то время как в других ее интересах было бы спокойно поужинать всей семьей, наслаждаться беседой с домашними, расслабиться, посмотреть детектив по телевизору, заняться собственной работой и т. п. При этом сын не осознает, что мать действует в его интересах. По крайней мере в этот момент он переживает нарушение своих планов и нарушение своих интересов.

Далее, насилие и подавление могут совершаться человеком импульсивно, а не сознательно, и абсолютно наперекор собственным интересам. Поэтому левый (или, если угодно, нижний) полюс шкалы межличностных отношений – это необязательно концентрация на собственных интересах и игнорирование интересов другого и необязательно объектное отношение.

При этом правый (или верхний) полюс шкалы, несомненно, включает в себя признание интересов другого человека. Итак, интересы могут признаваться и на одном, и на другом полюсе шкалы, другой человек может выступать как ценность при использовании и тех, и других методов. Это означает, что полюса шкалы, по-видимому, не вполне точно обозначены. На мой взгляд, они должны быть обозначены как варварство и цивилизованность. Между ними располагается манипуляция. Что же касается соперничества, то оно вообще взято «с другой оси». Соперничество может быть и варварским, и манипулятивным, и цивилизованным. Что же касается партнерства, то оно предполагает цивилизованное взаимодействие – договор, обмен, продажу. В тренинге это именно тот уровень, который мы исследуем. Этот уровень может быть операционализирован, в то время как уровень содружества, или духовный уровень, по Добровичу, не может быть операционализирован в принципе. Поэтому, вероятно, так скуп в описании способов взаимодействия на уровне содружества Е. Л. Доценко, а А. Добрович считает, что сущность духовного уровня общения «невозможно передать вне самого контакта на духовном уровне» (Добрович А.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Когда общение становится манипуляцией?

 

На этой неделе один из моих студентов в HEC Paris спросил меня, в какой момент общение становится манипуляцией. В конце концов, многие риторические приемы и приемы рассказывания историй, используемые в спичрайтинге и дизайне презентаций, аналогичны тем, которые используют гипнотизеры, рекламщики или продавцы.

Это предполагает, что существует континуум с коммуникацией на одном конце и манипулированием на другом конце, и чем больше устройств влияния вы используете, тем больше вы приближаетесь к концу шкалы «манипулирования».

Не согласен. Проще говоря, вся коммуникация — это попытка повлиять на аудиторию, и если вы собираетесь это делать, то можете делать это эффективно. Для меня выбор того, сколько или сколько инструментов влияния вы используете, — это только часть картины, и эта шкала находится не между коммуникацией и манипуляцией, а между неэффективной и эффективной коммуникацией.

Предприниматель, выступающий перед инвестором, стремится повлиять на этого инвестора. Это манипуляция? Предприниматель делает все возможное, чтобы инвестор расстался с деньгами, а в начале питча кошелек инвестора надежно закрыт.

Продавец всегда стремится влиять на мысли покупателей. Они не только заставляют вас хотеть их продукт или услугу там, где раньше вы, возможно, этого не хотели (или не осознавали, что хотите этого), но они также заставляют вас хотеть именно их предложение, а не предложения ваших конкурентов. Это манипуляция? Или это только манипуляция, если она сделана хорошо?

Давайте приведем словарное определение манипуляции. Dictionary.com определяет «манипулировать» как:

.

умело управлять или влиять, особенно несправедливым образом: манипулировать чувствами людей.

Словарь английского языка My Chambers определяет «манипулировать» как:

обращение к собственной цели или выгоде

Таким образом, ключевым фактором является не количество используемых техник воздействия, а намерение говорящего. Влияние на аудиторию в своих корыстных интересах считается манипуляцией и имеет негативный оттенок.

Политические выступления в основном касаются манипуляций. Политики пытаются влиять на избирателей, журналистов и часто друг на друга, как правило, в своих корыстных целях.(К сожалению, такие самоотверженные политики, как Вацлав Гавел, являются исключением, а не правилом.)

Вся реклама, конечно же, манипулирует. Рекламщики используют все описанные в книге приемы, чтобы влиять на наши мысли, почти всегда в своих интересах.

Однако не у всех корыстные намерения. Возьмем, к примеру, родителей.

Однажды, когда я был мальчиком, я крутил вокруг себя резинки, и мой отец попросил меня остановиться. Он сказал мне, что однажды он видел, как кто-то дернул резинку, которая выбила кому-то глаз, т.е.е. это было очень опасно, и я не должен был этого делать. Эта история была намного сильнее, чем просто фраза «перестань, сынок» — она определенно помешала мне щелкать резинками, и я до сих пор помню эту историю спустя 30 лет. Мой отец использовал технику рассказывания историй, чтобы повлиять на меня, но для моей же пользы, чтобы я избегал опасной деятельности.

Теперь я отец, и я постоянно использую сказки, чтобы влиять на своих детей – для их блага. Это далеко не ново. Люди тысячелетиями использовали истории, чтобы передавать знания и влиять на молодые поколения, чтобы они избегали ошибок своих предков.Басня о мальчике, который кричал «волк», гораздо эффективнее, чем просто говорить детям не лгать.

Таким образом, хотя у вас действительно может быть континуум между неэффективным и эффективным общением, есть еще один, который не менее важен: между альтруизмом на одном конце шкалы — общением исключительно для блага аудитории — и эгоизмом на другом конце.

Мы не можем все время быть альтруистами. Но мы можем, по крайней мере, стремиться к середине шкалы: взаимный интерес.

Давайте посмотрим, что это означает, в Матрице коммуникативного влияния выше.В левом нижнем углу у вас неэффективная и эгоистичная коммуникация — это то, что плохие продавцы предлагают многострадальным покупателям. В верхнем левом углу у вас неэффективное, но альтруистическое общение, пример которого может быть в большей степени поучительным, которое идет на пользу аудитории, но слишком часто оказывается неэффективным из-за плохого использования методов влияния.

Затем в правом нижнем углу у вас есть эффективная и эгоистичная коммуникация, которая может быть хорошей рекламой или, например, мощной политической речью.В середине справа у вас есть эффективное общение для взаимного интереса, к чему будут стремиться хорошие продавцы. Хороший продавец искренне верит, что ее клиент получит выгоду от покупки ее продукта или услуги, и сосредотачивается на этих выгодах, эффективно общаясь с ним и не забывая об интересах своей компании. Вспомните запуск любого продукта Стива Джобса.

И в правом верхнем углу у вас есть эффективное альтруистическое общение, и хотя я мог бы разместить там рекламу общественных услуг, я горжусь тем, что поместил своего отца и его истории в этот угол.Однажды, я надеюсь, мои собственные дети тоже посадят меня туда.

Выводы для докладчиков

Как докладчик, подумайте, как вы можете помочь своей аудитории. Если вы продавец, делайте презентацию не о своем продукте или услуге, а о проблеме вашего клиента и о том, как ее можно решить. Возможно, вам удастся убедить их купить ваш последний виджет, но это будет в их интересах.

Если вы предприниматель, расскажите, почему ваш стартап предлагает прекрасную возможность для инвестора.Вы не просто идете к ним с просьбой о деньгах: вы предлагаете им возможность заработать большую кучу денег. Вы пытаетесь повлиять на них, конечно, но в их интересах так же, как и в ваших.

Весь фокус в том, чтобы их интересы совпадали с вашими. Если клиент счастлив решить свою проблему, это хорошо для вас, потому что он использует для этого ваш виджет. Если инвестор готов инвестировать, потому что это отличная возможность, это также хорошо для вас, потому что это означает, что у вас есть деньги для расширения вашей компании.

Собственный интерес аудитории — волшебная составляющая любой презентации. Если вы всегда сможете четко действовать в интересах аудитории, вас никогда не обвинят в манипуляции, сколько бы приемов воздействия вы ни использовали. И если вы сможете найти способ удовлетворить их потребности, одновременно удовлетворяя и свои, то выиграют все.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Эта запись была опубликована в пятницу, 29 июня 2012 г., в 11:57 и размещена в разделе Передовая практика, общие положения.Вы можете следить за любыми ответами на эту запись через ленту RSS 2.0. Вы можете оставить отзыв или вернуться со своего сайта.

Почтовая навигация

» Предыдущий пост Следующее сообщение »

Убеждение, продажа и манипулирование: иерархия эффективного общения

Имея многолетний опыт работы в этой области, я обнаружил, что существует иерархия способов убедить другого человека в чем-то. Понимание этой иерархии имеет решающее значение для эффективной коммуникации от уровня C вниз.

Иерархия эффективного общения

Манипуляция: отсутствие таких черт характера, как честность, порядочность и вежливость

Низший план общения, включающий более темные мотивы, — это манипуляция, когда кто-то пользуется уязвимостью другого. Например:

  • Эмоциональная уязвимость, такая как недавняя эмоциональная травма
  • Неуместная сентиментальность
  • Интеллектуальная уязвимость, такая как невежество или слабость критического мышления

Манипуляция обычно включает преднамеренное использование дезинформации (от прямой лжи до представления спекуляций, замаскированных под информацию) или преднамеренное сокрытие соответствующей информации, которая является правдивой, но вредной для аргументации.Манипуляции также могут включать применение силы, причинение вреда или угрозу и того, и другого. Другими словами, манипулированию не хватает таких черт характера, как честность, порядочность и вежливость.

Продажа: важный навык, которым нужно обладать

Продажа — это также способ убедить кого-то согласиться с вами в сделке. Это важный навык, с которым большинство людей знакомы на каком-то уровне. Почему? Потому что чем бы вы ни занимались, 50% вашей работы — это продажи. Один из методов продаж, который я изучил, — это «ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ» подход: функции, преимущества и выгоды.

  • Независимо от того, продаете ли вы идею или продукт, есть определенные особенности, которые дают преимущества.
  • Эти преимущества создают преимущества.
  • Люди покупают преимущества, а не возможности и преимущества.

При продаже — независимо от того, начинаете ли вы с этого или заканчиваете — вам необходимо сообщать о преимуществах.

Убеждение: повышение стойкости в ловкости

Убеждение — это еще более широкое понятие, чем продажа. В то время как продажа — это скорее корыстная сделка, убеждение не является транзакцией.Это зачисление кого-то в идею или точку зрения. Хотя возможная транзакция может существовать, а может и не существовать, убеждение живет за пределами сделки: оно долговечно.

В то время как продажа и убеждение требуют эффективной беседы, достижение прочного убеждения требует, чтобы вы были настолько искренне открыты для убеждения, насколько вы готовы убеждать.

Почему вам нужно искать более высокие планы общения

Почему важны эти различия? Когда вы пытаетесь кого-то в чем-то убедить, вы должны быть начеку.Легко перейти от убеждения к манипулированию, особенно если вы делаете проблему более важной, чем отношения. Это распространенная ошибка, когда кто-либо, наделенный властью, пытается выдвинуть ошибочный аргумент или плохую позицию перед кем-либо, находящимся под властью.

Суть такова: манипулирование подрывает доверие, а доверие — это смазка ловкости. Это сводит на нет трения в отношениях, рабочих или иных.

Сила эффективного общения в команде

Для того чтобы любая инициатива, такая как Agile, работала, на первом месте должна оставаться надежная коммуникация.Если у вас возникают проблемы с командным общением или с правильным внедрением Agile в вашей организации, свяжитесь с нами, отправив нам сообщение сегодня.

Манипуляции со СМИ, стратегическое усиление и ответственная журналистика | Данах Бойд

Это краткое изложение выступления, которое основатель и президент Data & Society Данах Бойд произнес на конференции Online News Association в Остине, штат Техас, 18 сентября 20 сентября.Чтобы посмотреть видео выступления, нажмите здесь .

В начале сентября 2018 года на слушаниях в Конгрессе Facebook и Twitter были обвинены в антиконсервативной предвзятости. Многим из вас в этом зале это должно показаться знакомым, поскольку вас тоже в политических целях обвиняли в том, что вы являетесь «либеральными СМИ». Суть этого нарратива — трюк, придуманный медиа-манипуляторами, призванный вызвать возмущение среди консерваторов и заставить новости и социальные сети отреагировать.

Работает. За последние два года как социальные сети, так и новостные организации отчаянно пытались доказать, что они не предвзяты. На карту поставлено не то, ограничивают ли эти организации дискуссии, касающиеся экономики свободного рынка, или не позволяют услышать консервативные взгляды. На карту поставлено то, как маргинальные группы могут извратить логику СМИ, чтобы распространять конспирологические и ненавистные сообщения под своим ложным флагом консерватизма.

Обвинения в антиконсервативной предвзятости не оцениваются с помощью доказательств, потому что реальность для них не имеет значения.Вот что делает этот трюк таким эффективным. Новостные организации и технологические компании не имеют возможности «доказать» свою невиновность. Что заставляет конспирологические сообщения работать, так это то, как они извращают улики . Простейший метод состоит в том, чтобы объединить корреляцию и причинно-следственную связь. Конспирологи указывают на данные, свидетельствующие о том, что и журналисты, и инженеры Кремниевой долины чаще голосуют за кандидатов от Демократической партии. Или что у них более высокий уровень образования, чем у среднего американца, и они с большей вероятностью будут жить в голубых штатах.

Как отмечает моя коллега Франческа Триподи, обвинение технологий в антиконсервативной предвзятости также усиливает непонимание того, как работают поисковые системы и социальные сети. Как она отмечает: «Люди считают, что Google взвешивает факты, а не упорядочивает результаты, соответствующие введенным ключевым словам». Когда цель состоит в том, чтобы вбить клин среди общественности, нетрудно побудить людей увидеть предвзятость.

Иллюстрация: Джим Кук

Современный экстремизм призван усилить поляризацию.Одна из тактик — скручивание кадров. Например, «идеологическое разнообразие» использовалось, чтобы предположить, что люди, придерживающиеся консервативных взглядов, испытывают потерю возможностей, как и те, кто столкнулся с системным расизмом и сексизмом. Но это не история экономического неравенства в США. Это собачий свисток. Речь идет об использовании номинального консерватизма в качестве прикрытия для пропаганды токсичной мужественности и превосходства белых . Речь идет об экстремистах, использующих консерваторов. И речь идет о намеренном искажении исторического давления с целью разнообразить отделы новостей и Силиконовую долину, чтобы открыть окно Овертона.По сути, это метод захвата власти путем газлайтинга публики и превращения реальности в нечеткую.

Не поймите меня неправильно. Журналистика исторически играла центральную роль в формировании общественного дискурса. Посредством редакционных процессов новостные организации служили привратниками и выбирали, что распространять. И многие критики на протяжении многих лет подвергали сомнению способность СМИ делать это. В идеале редакции отражают нормы общества, но это не значит, что в прошлом это работало идеально.Кроме того, этот процесс стал намного сложнее за последние 25 лет, поскольку появились новые инструменты для усиления.

Пока мы сидим здесь сегодня, как новостные организации, так и технологические компании изо всех сил пытаются выяснить свою роль в распространении и продвижении различных видов речи. Как и университеты и аналитические центры, их загоняют в угол, которого они не понимают. В ответ и из-за страха быть обвиненными в антиконсервативной предвзятости промоутеры конференции приглашают на сцену спикеров, чтобы поделиться сообщениями о токсичной мужественности и превосходстве белых под рубрикой «выслушать обе стороны».«Новостные организации изображают экстремистов законными голосами, чтобы создать версию нейтралитета, основанную на ложной эквивалентности. А компании, работающие в социальных сетях, не решаются блокировать людей, которые грубо и с ненавистью нарушают их условия обслуживания, опасаясь, что их причислят к цензорам.

Как мы сюда попали? Суровая реальность такова, что нас всех разыграли. А мы продолжаем играть.

Свобода слова

В Соединенных Штатах Первая поправка к Конституции неприкосновенна.Итак, давайте напомним себе именно то, что сказано:

«Конгресс не должен издавать законов, касающихся установления религии или запрещающих свободное ее исповедание; или ограничение свободы слова или печати; или право народа мирно собираться и обращаться к правительству с петициями об устранении недовольства».

Конгресс не должен принимать законы, ограничивающие свободу слова. Конгресс не должен принимать законы, ограничивающие свободу печати.

Конечно, в общественном воображении Первая поправка превратилась в разговорное представление о том, что никто — ни средства массовой информации, ни социальные сети, ни преподаватели, ни организаторы конференций, ни университеты — не должен участвовать ни в каких действиях, которые каким-либо образом ограничивает чью-либо способность говорить. В результате кто-то обычно обвиняет кого-то другого в нарушении их первой поправки, даже если это абсурдно. Никто не является Конгрессом.

Это неправильное толкование Первой поправки быстро становится неприменимым.Конференция, подобная этой, имеет ограниченное количество выступлений. Не каждый голос или каждая точка зрения могут быть представлены. То же самое верно и для первой страницы газеты. Редакторы должны принимать кураторские решения. Выбор того, что следует усилить, не равнозначен ограничению чьей-то способности говорить.

Выбор того, что следует усилить, не то же самое, что ограничение чьей-то способности говорить.

Одержимость пузыря доткомов электронной коммерцией затмила одержимость Силиконовой долины созданием инструментов для онлайн-сообществ, общения и доступа к информации.Приверженность свободе слова в технологиях восходит к давним временам. В 1970-х и 80-х гики создавали Usenet и BBS, чтобы усиливать свои голоса между собой, не полагаясь на печатный станок. Они (проблемно) представляли себя расширяющими американскую границу, а не новыми губернаторами. После краха социальные сети и поисковые системы заняли центральное место. Хотя теперь мы можем оглянуться назад на эзотерический отрывок постановления 1996 года, известный как Закон о порядочности в общении (CDA-230), как ключ к тому, чтобы платформы могли быть платформами без страха перед судебным преследованием, суровая реальность такова, что никто, кто был Создавая раннее программное обеспечение для ведения блогов или сайты социальных сетей, предполагалось, что они делают что-то кроме того, чтобы давать людям возможность говорить .Они считали эти инструменты подарком, предназначенным для того, чтобы люди могли общаться новыми способами, естественным продолжением журналов и пиратского радио.

Мои коллеги создавали инструменты для ведения блогов, чтобы они могли делиться своим взглядом на актуальные вопросы, даже несмотря на то, что уважаемые журналисты отвергли нас как «веб-дневников». Признавая долгую историю этнических СМИ, бросающих вызов основным средствам массовой информации, мои коллеги усердно работали, чтобы открыть диапазон голосов, которые можно было услышать. Такие инструменты, как Slashdot, Global Voices и Reddit, были разработаны для увеличения диапазона голосов, которые могут слышать люди.Мы поняли, что нишевые сообщества могут распространяться в Интернете, даже если они не могут собрать достаточно большую аудиторию, чтобы заслужить освещение в основных СМИ.

Даже в самых смелых фантазиях создатели крупных социальных сетей не представляли себе, что их инструменты усиления будут использоваться в качестве оружия для радикализации людей в сторону экстремизма, газлайтинга общественности или использования в качестве средств жестокого преследования.

За последние 25 лет технологическая индустрия твердо придерживалась своего обязательства создавать новые пути для людей, которые исторически не имели доступа к инструментам масштабируемой коммуникации. Но в этот самый момент те, кто создавал эти инструменты и воображал, что расцветут тысячи цветов, отступают назад и недоумевают: что мы сделали? Подобно ACLU и другим стойким защитникам свободы слова, мы все понимали, что нам нужно будет мириться с определенным количеством непристойных высказываний. Но никогда в своих самых смелых фантазиях создатели основных социальных сетей не осознавали, что их инструменты усиления будут использованы в качестве оружия для радикализации людей в сторону экстремизма, газлайтинга общественности или использования в качестве средств жестокого преследования.

Стремление к поиску

В начале августа основные технологические платформы наконец признали, что им необходимо заблокировать известного теоретика заговора, который стратегически, намеренно и грубо нарушал их условия обслуживания. Apple, Facebook, Spotify и YouTube удалили многочисленные подкасты и видеоканалы, которыми он управлял. Эти сайты ранее давали ему предупреждения за нарушение принципов сообщества, но ему было все равно. Что больше всего беспокоило технологические компании, так это то, что его блокировка отразится на его повестке дня.Они видели, как это происходило раньше.

Изображение: Гетти — из сообщения Франчески Триподи Medium «Нет, большие технологии не заставляют замолчать консерватизм».

Летом 2016 года Twitter, наконец, заблокировал другого провокатора после того, как он выставил напоказ свои нарушения их Условий использования и участвовал в длительной кампании расистских преследований. Он знал, как перевернуть с ног на голову любые усилия, направленные на то, чтобы обвинить его в вредном поведении, чтобы дать понять, что на самом деле его притесняют. Так, когда его забанили в Твиттере, он плакал жертвой, аргументируя это тем, что его забанили за консервативные убеждения.Новостные агентства изо всех сил пытались ответить на его заявления, но дали ему огромное эфирное время и чернила. В процессе они сделали его известным. Во время съезда RNC 2016 года он публично поблагодарил Twitter за то, что он помог ему стать знаменитостью. Даже после потери контракта с книгой, запрета на основных платформах, запрета на выступления и публичного осуждения за свои слова, этот провокатор по-прежнему гораздо более силен в формировании взглядов, чем он был до того, как его запретили в Твиттере.

После того, как теоретик заговора был удален с основных платформ в разгар августа, появилось безумие новостей, сообщающих об удалении, анализирующих решение, призывающих другие технологические платформы удалить его контент, анализирующих ответы технических лидеров, и в более широком смысле обсуждение политики свободы слова и Интернета.Телеведущие часами привлекали экспертов для анализа ситуации. В каждой новостной статье назывались конспиролог и его канал. Неудивительно, что этот поток бесплатной рекламы пошел на пользу конспирологу. Желая узнать больше, тысячи людей загрузили его приложение, нашли его веб-сайт и иным образом искали его сообщения, чтобы узнать, о чем он. Новостные агентства поспешили подчеркнуть, что запрет стоил ему значительных доходов, и это правда. Но это не было его приоритетом. Его цель — производить трюки, которые мотивируют людей рассматривать СМИ как инструмент цензуры . Он хочет создать сеть людей, которые будут заниматься самоанализом. Другими словами, его цель — убедить людей посмотреть.

Медиа-манипуляторы разработали стратегию, состоящую из трех частей, которая опирается на то, как устроена текущая медиа-экосистема:

1. Создайте зрелище, используя социальные сети для освещения в средствах массовой информации.

2. Обрамляйте зрелище с помощью фраз, которые побуждают новую аудиторию находить ваши кадры через поисковые системы.

3. Станьте «цифровым мучеником», помогая радикализировать других.

Эти шаги основаны на отношениях между социальными сетями, новостными СМИ и поисковыми системами. Давайте углубимся в это на примере.

Иллюстрация: Джим Кук

Прозелитизм теорий заговора

Неясно, кто первым спросил, была ли бойня в Сэнди-Хук розыгрышем, но это мнение циркулировало по радио среди хорошо зарекомендовавших себя теоретиков заговора в течение нескольких дней после мессы. стрельба.Заговор соединил несколько хорошо проторенных рамок, в первую очередь наличие глубинного государства, которое хотело ограничить доступ к оружию, и идею о том, что средства массовой информации действуют от имени администрации Обамы. Поскольку мыслители-заговорщики и другие цифровые деятели были одержимы этой историей, они придумали термин, чтобы уволить людей, которые появлялись на телевидении. Они называли этих людей «актёрами кризиса».

Эта концепция связана с более ранним явлением, которое задокументировала Уитни Филлипс: троллинг RIP.На различных досках объявлений люди жаловались на то, что они называли «туризмом горя», имея в виду склонность благонамеренных людей публиковать сообщения на чьей-то странице после их смерти, даже если они не знали этого человека. В ответ тролли использовали жестокие комментарии, нездоровые шутки и преследование, чтобы атаковать любого, кто добавлял к медиа-спектаклю вокруг смерти человека. Покойся с миром, троллинг был формой преследования, но он также был способом высмеивать то, как социальные сети и средства массовой информации создают зрелище вокруг смерти.

Называя тех, кто стал свидетелем террористического акта с применением огнестрельного оружия, «участниками кризиса», сторонники теории заговора не просто стремились подорвать авторитет тех, кто делился их историями. Они хотели потроллить СМИ. У некоторых была политическая повестка дня; другие просто хотели высмеять СМИ за их «туризм горя». Но коллективно они хотели посеять у общественности сомнения в честности сообщений СМИ .

Такие фразы, как «участник кризиса», не распространяются естественным образом через сарафанное радио, даже в социальных сетях.Чтобы сделать их общедоступными, манипуляторы СМИ должны убедить основных усилителей СМИ работать от их имени. За последние шесть лет сети онлайн-антагонистов хватались за каждую массовую трагедию, чтобы манипулировать средствами массовой информации и продвигать этот термин в мейнстрим. Они используют поддельные учетные записи в социальных сетях, чтобы общаться с журналистами, спрашивая журналистов, есть ли правда в том, что свидетели на самом деле являются действующими лицами кризиса. Они искажают записи в Википедии. Они пытаются манипулировать популярными темами и автозаполнением поиска.Но алгоритмические системы не являются их целью. Настоящей целью их цифровых махинаций являются журналисты.

Манипуляторы не пытаются заставить журналистов сказать, что свидетели насилия с применением огнестрельного оружия и терроризма на самом деле являются участниками кризиса. Их цель — заставить средства массовой информации опровергнуть этот фрейм — и отвергнуть заговорщиков, которые распространяют этот фрейм. Это может показаться нелогичным, но когда средства массовой информации отрицают конспирологический фрейм, люди, наиболее открытые для такого заговора, захотят провести собственное расследование именно потому, что они не доверяют средствам массовой информации.В результате отрицание приводит к эффекту бумеранга .

Алгоритмические системы не являются их целью. Настоящей целью их цифровых махинаций являются журналисты.

Введение термина в публичный лексикон — это только первый шаг. Конечно, весело отмечать попытки манипулировать ведущими новостями. Но второстепенная цель — заставить людей искать термин, который они никогда раньше не рассматривали. Как только средства массовой информации начинают отрицать концепцию кризисного актора, количество поисковых запросов по этому термину резко возрастает.Что они нашли, когда провели этот поиск? Например, в первые дни после Parkland они обнаружили сообщения в блогах и онлайн-разговоры, организованные для насмешек над средствами массовой информации и травли общественности.

Например, видео от вышеупомянутого конспиролога, посвященное кризисным актерам, начинается словами: «Мы говорим, что стрельбы не было? Мы говорим, что они все актеры и что они притворяются, что что-то произошло? Нет. Об этом говорят СМИ. Мы говорим о том, [что] «выживший в школе, ставший активистом, отец Хогга в ФБР, похоже, был обучен.Затем это конкретное видео продолжает подразумевать, что Андерсон Купер является известным оперативником ЦРУ, и описывает, как CNN фальсифицирует вещи… и все это для того, чтобы доказать, что Дэвид Хогг по сути является оперативником Демократической партии. Зрители могут не верить всему, но они погружаются в кадры, которые никогда не рассматривали . И это то, что побуждает людей искать.

Использование поиска в ваших интересах зависит от того, что Майкл Голебевски из Bing называет «пустыми данными». Когда люди ищут фразу, которая не дает естественных информативных результатов, манипуляторам легко контролировать результаты.Возьмем, к примеру, «существовал ли Холокост?» Если никто не создает контент для борьбы с этим фреймом, то, что люди получают, когда они ищут эту фразу, является заговорщическим. Медиа-манипуляторы проектируют и используют пробелы в данных. Они активизируют фразы, создают цифровой контент вокруг этой фразы, а затем работают над тем, чтобы протолкнуть эти фразы в основной лексикон, используя инстинкт средств массовой информации, чтобы освещать что-то новое. Когда дело касалось «актеров кризиса», они знали, какие результаты поиска окажутся вверху, особенно на YouTube.

Google и Bing в значительной степени полагаются на законный новостной контент, чтобы скрыть пробелы в данных о важных темах. Но YouTube — это катастрофа. Во-первых, на YouTube гораздо меньше контента, а значит, проблематичный контент быстрее появляется в топе. Во-вторых, YouTube — это не просто поисковая система; это также механизм рекомендаций, который побуждает людей смотреть больше видео и отправляться в путешествие. Это отлично подходит для открытия музыки, но не так хорошо, когда манипуляторы используют систему рекомендаций, чтобы создать пути к экстремистскому контенту.В-третьих, в то время как отделы новостей и создатели текстов научились SEO в Google и Bing, они слабы с YouTube, даже несмотря на то, что это основная поисковая система для людей моложе 25 лет.

Моя коллега Бекка Льюис собирается опубликовать отчет, в котором показано, как медиа-манипуляторы использовали пробелы в данных, рекомендательные процессы на YouTube и интерес потенциальных новобранцев к самоанализу, чтобы увести людей от квази-мейнстримных дебатов к экстремизму. Благодаря комментариям, ссылкам и стратегическому перекрестному участию те, кто хочет заняться самоанализом, следят за навигационными цепочками, которые были разработаны для пропаганды заговора и ненависти .К сожалению, большинство медиа-организаций не задумываются о сетевой природе видео или о важности создания высококачественного и легко находимого контента на YouTube.

Предстоящий отчет исследователя данных и общества Ребекки Льюис, который будет опубликован во вторник, 18 сентября. Иллюстрация: Джим Кук

Помимо игры с алгоритмическими системами, медиа-манипуляторы используют психологический процесс, известный как «апофения». Создавая связи между случайными идеями, манипуляторы искажают культурное воображение. Приглашая людей увидеть искусственные паттерны, они вовлекают потенциальных рекрутов в то, чтобы они увидели реальность с их точки зрения . В рамках процесса идеологической обработки они хотят, чтобы те, кто занимается самоанализом, начали рассматривать манипуляторов СМИ как преследуемых за раскрытие реальности, которую другие стремятся подавить.

Цифровое мученичество

Мученичество существует в большинстве древних религий. Люди насильственно и символически умирали за свою веру, чтобы другие могли следовать религиозным идеалам, в которые верил мученик.В наше время мученичество усложнилось. С одной стороны, наблюдается рост того, что можно понимать как политическое мученичество, поскольку люди покончили с собой, чтобы привлечь внимание общественности к делу. С другой стороны, мы наблюдаем распространение массовых убийств с целью устрашения, совершаемых под ложным предлогом религиозного мученичества.

Когда мы говорим о мученичестве, мы говорим о смерти или конце земного существования. Учитывая серьезный характер этих актов, трудно использовать это понятие метафорически.Но учитывая искажение мученичества за последние 20 лет, чтобы максимизировать страх в обществе, я считаю уместным также говорить о тех видах цифрового мученичества, которые мы наблюдаем.

Большинство пользователей социальных сетей, получивших предупреждения о нарушении Условий использования, быстро меняют свое поведение. Это не относится к манипуляторам СМИ. Они знают правила, намерены их выставлять напоказ и активно позволяют платформам связываться с ними. Они считают, что распятие в цифровом формате принесет им долгосрочную выгоду, особенно если средства массовой информации будут освещать их цифровую казнь .Поэтому они давят и давят, причиняют вред другим людям и отказываются адекватно реагировать на ограничения. Они нарушают правила, используют иронию в своих интересах и участвуют в риторических играх, так что их трудно прижать к стене. Они знают, что делают.

Они усвоили, что ключ к их успеху — стать достойным освещения в вашей памяти.

Их практика во многом напоминает мне то, что делал ненавистный гомофобный министр из Канзаса, когда он протестовал против похорон ЛГБТ-людей и пикетировал гей-прайд.Он знал закон, но он также знал, как обманом заставить тех, кто выступал против него, нарушить закон. Точно так же, как законодатели изо всех сил пытались разработать законы, которые остановили бы его ненавистные действия, технологические компании изо всех сил пытаются найти политику, которая предотвратит злоупотребление токсичными веществами. Медиа-манипуляторы знают, как использовать границы . И они умеют утверждать, что технологические компании не поддерживают свободу слова, когда их запрещают. Что еще более важно, они узнали, что ключ к их успеху — стать достойным освещения в ваших умах.

Журналистский идеализм

Я никогда не встречал журналиста, который пошел бы в профессию по гнусным причинам. Черт, я тоже никогда не встречал журналиста, который вышел бы на поле, чтобы зарабатывать деньги. Как и педагоги, большинство журналистов страстно желают предоставить людям доступ к информации. Большинство поддерживает идеалы журналистики в условиях демократии. И давайте будем честными, этот идеализм необходим для выживания в постоянном потоке нападок.

Журналистский идеализм мне очень знаком.Сейчас легко критиковать крупные технологические компании и обвинять инженеров в том, что они творят зло за деньги, но технологическая отрасль, в которую я пришел в 1990-х, была полна идеализма. Полная веры в изменение мира к лучшему.

Обратной стороной идеализма является то, что трудно быть рефлексивным, выслушивать критику или принимать вызов . Вот почему так эффективно обвинять журналистов и инженеров в антиконсервативной предвзятости — ни один из них не хочет считать себя предвзятым. Поэтому они запутываются в узлах, чтобы бросить вызов такой критике.В результате я понимаю, что трудно не занять оборонительную позицию, когда кто-то вроде меня предполагает, что вы можете быть частью проблемы, будь вы журналистом или инженером.

Понимание уязвимостей в средствах массовой информации, которые видят манипуляторы, может помочь вам усилить свой подход.

Я был осторожен при подготовке этой речи, потому что слишком критично отношусь к профессии, находящейся под огнем. Но я надеюсь, что ты слышишь, что я говорю. Потому что наша демократия зависит от того, признаете ли вы, что вами манипулируют.Понимание уязвимостей в средствах массовой информации, которые видят манипуляторы, может помочь вам усилить свой подход.

Иллюстрация: Джим Кук

ROI Капитализм и журналистика

Учитывая это, нам нужно поговорить о капитализме. В этой стране мы социализированы в повествовании о капитализме, которого больше не существует. Капитализм прошлого подчеркивает, как эффективные рынки могут способствовать инновациям и росту, принося при этом всевозможные социальные выгоды. Капитализм всегда требовал, чтобы люди шли на финансовый риск, но за последние 40 лет мы стали свидетелями появления нового набора финансовых инструментов, которые оторваны от производимых услуг и продуктов.Финансовый сектор становится все более добывающим инструментом, обеспечивающим новый тип капитализма, который делает упор на краткосрочную окупаемость инвестиций. Эта версия капитализма губительна, и без надлежащих сдержек и противовесов она сформировала каждый сектор общества.

Ситуация усложняется тем, что не только финансисты зависят от созданной системы. Мы все делаем. Университетские пожертвования, пенсионные фонды и 401K привязаны к этой финансовой системе. Мы все хотим, чтобы фондовый рынок продолжал расти.Но капитализм в стиле быстрой окупаемости имеет свои издержки. Это означает, что каждая публичная компания вынуждена зарабатывать больше денег квартал за кварталом. Рассмотрим такую ​​​​компанию, как Facebook, в рамках этой модели. Конечно, Цукерберг может владеть контрольным пакетом акций компании, но его способность удерживать инженерные таланты зависит от роста курса акций. Для этого у Facebook есть три варианта. Им нужно либо найти больше пользователей, либо заработать больше денег на пользователя, либо диверсифицировать свой портфель услуг, приносящих доход.Только так много из этого можно сделать, не споткнувшись о край в эксплуатации.

Но не только Facebook обязан этой форме капитализма. Индустрия новостей также была подорвана финансовым сектором . Когда вы спрашиваете большинство людей о том, почему журналистика в настоящее время испытывает трудности, они быстро указывают на индустрию высоких технологий. Нет никаких сомнений в том, что Craigslist и Google изменили рекламную индустрию, а Интернет и мобильные телефоны изменили то, как люди потребляют информацию.Но финансовая неустойчивость новостной индустрии началась задолго до этих изменений. Хедж-фонды и фонды прямых инвестиций начали захватывать отделы новостей в 1980-х годах. Их не интересовал новостной бизнес. Им нужна была твоя драгоценная недвижимость. Не в их интересах сразу закрыть вас, но они и не заинтересованы в вашей устойчивости.

Большинство американцев не доверяют журналистике. Но это не из-за твоего отчета. Это потому что ты абстракция. Это из-за потери местной журналистики.

Многие отделы новостей сбились в кучу, чтобы успокоить финансистов — урезали расходы, отменили пенсии, сократили персонал и т. д. Но этого всегда было недостаточно, не так ли? Публично торгуемые компании в Соединенных Штатах не ценятся за двойную прибыль. Если вы не зарабатываете больше каждый квартал, вы в конечном итоге потерпите крах в этом финансовом контексте. Пытаясь умиротворить, индустрия удвоила рекламу, не понимая, как вода закипает . Поэтому, когда произошли радикальные изменения в рекламе, было легко обвинить технологии в падении журналистики.Но это была не техника. Это была не просто ваша финансовая модель. Это была вся финансовая инфраструктура, созданная финансиализированным капитализмом. Хотя есть способы, с помощью которых редакции могут быть финансово устойчивыми, здоровая практика журналистских расследований несовместима с рентабельностью инвестиций, которую ожидает улица.

Я не знаю, осознавали ли частные инвестиционные и хеджевые фонды, которые использовали местные новостные организации, сколько общество заплатит за потерю местной журналистики. Но я знаю, что мы чувствуем эту боль прямо сейчас.Большинство американцев не доверяют журналистике. Но это не из-за твоего отчета. Это потому что ты абстракция. Это из-за потери местной журналистики.

Хотя он присутствовал на всех заседаниях Конституционного собрания, Джордж Вашингтон не участвовал ни в одном из состоявшихся дебатов. Кроме одного. После того, как в раннем проекте Конституции предлагалось, чтобы каждый член Палаты представителей представлял 40 000 человек, он утверждал, что это число следует сократить до 30 000.Он знал, что хрупкая американская демократия зависит от людей, знающих своих представителей, и чувствовал, что любое число, превышающее 30 000, создаст элитный класс управления и вызовет недоверие в обществе. Сегодня каждый член Палаты представляет более 700 000 человек. И большинство американцев не доверяют нашему федеральному правительству.

Доверие коренится в сетях. Если вы не знаете журналиста — или знаете кого-то, кто знает журналиста — почему вы должны доверять профессии? Тридцать лет назад большинство людей знало кого-то в своем районе, который работал в газете.Сегодня это не так.

Почему телевизионные новости приобрели такой большой вес в середине 20-го века? Многие американцы чувствовали, что знают Эдварда Мерроу и Уолтера Кронкайта. Телеведущие вошли прямо в вашу гостиную. Психологи называют это парасоциальным взаимодействием, когда аудитория чувствует, что знает кого-то как реального человека. Это отличный трюк для работы с реальными социальными сетями. В этом причина успеха новостных комментаторов. Именно поэтому всевозможные ученые мужи, теоретики заговора и ядовитые комментаторы регулярно создают подкасты и каналы на YouTube.

Вы не сможете завоевать доверие американской публики, удвоив свои строгие репортажи. Или сосредоточившись на бренде вашей организации. Или отчаянно пытаясь успокоить тех, кто обвиняет вас в «антиконсервативном уклоне». Вы завоюете доверие американской публики только тогда, когда снова станете частью американской ткани. Когда люди в сообществах по всей стране знают вас. Когда они понимают ваши методы, потому что вы являетесь частью их сообщества. Когда вы являетесь частью их повседневной жизни.

Вы завоюете доверие американской публики только тогда, когда снова станете частью американской ткани.

Короче говоря, вы должны активно стремиться понять социальный граф американской общественности и построить реляционную кампанию прямого взаимодействия, которая не сильно отличается от того, что пытаются сделать новаторские политики. Или то, что, по мнению моей коллеги Нэнси Бэйм, было необходимо музыкантам. Чтобы быть эффективным журналистом, вам нужно найти способ стать частью социальной ткани Америки, и вам нужно связать эту ткань воедино с помощью своих связей .Это новшество, которое является наиболее важным — и наиболее незнакомым — для тех, кто работает в новостном бизнесе.

Стратегическое усиление

Тем временем вы сталкиваетесь с другой проблемой. Если манипуляторы пытаются использовать вас, чтобы помочь поляризовать американское общество, как вам не попасться на удочку? Как не допустить усугубления проблемы доверия?

Во-первых, признайте, что рубрика, с помощью которой вы решаете, чему посвятить время, не является нейтральной. Я не имею в виду это в снисходительном или уничижительном смысле.Я имею в виду: признают тот факт, что то, что делает что-то заслуживающим внимания, является субъективным . Это зависит от силы действующих лиц. Это зависит от норм вашей аудитории. Это зависит от последствий для конкретных сообществ или стран. Многие из вас натренировали мышцы, чтобы сосредоточиться на одних историях, а не на других. Тем не менее, вы также должны найти зацепку, чтобы сделать заслуживающую внимания историю актуальной для ваших читателей. Вы должны руководствоваться деловыми интересами наряду с признанием того, что измученная публика может предпочесть нездоровую пищу.Кроме того, поскольку ваши организации уходят корнями в отрасль и культуру конкуренции, вы вынуждены быть внимательными к тому, что другие считают заслуживающим освещения в печати. Везде есть драконы. Но, подобно йогу или джедаю, ваша задача состоит в том, чтобы постоянно улучшать свое понимание давления и противников, с которыми вы сталкиваетесь, и развивать свою стратегию преодоления их.

Далее, признайте, что в сетевую эпоху любой организационный и коммуникативный процесс можно использовать. Когда журналистика была основным информационным привратником в обществе, истории было трудно «сломаться» без участия журналистов.Но теперь, точно так же, как алгоритмические манипуляторы научились заниматься поисковой оптимизацией и играть в трендовые темы Твиттера, медиа-манипуляторы придумали, как обманом заставить вас рассказать свою историю. Примите это и перехитрите их .

Иллюстрация: Джим Кук

Тематические исследования часто полезны для выявления ловушек. Итак, давайте посмотрим на один. В 2010 году экстремистский антиисламский пастор по имени Терри Джонс начал использовать социальные сети, чтобы публично угрожать сжечь Коран, чтобы привлечь внимание к своей вере в то, что «ислам от дьявола.Его целью было привлечь внимание основных средств массовой информации, которые, по большому счету, изначально игнорировали его. Блоггеры и небольшие новостные площадки этого не сделали. Он использовал освещение менее известных блоггеров, а также алгоритмические системы, лежащие в основе Yahoo! Новости, чтобы оказать давление на журналистов, чтобы они освещали эту историю как заслуживающую освещения в печати. В конце концов, это сработало. По мере того, как это обострялось, средства массовой информации освещали заявление госсекретаря Клинтон: «Прискорбно, что пастор в Гейнсвилле, штат Флорида, с церковью, насчитывающей не более пятидесяти человек, может осуществить этот возмутительный, мучительный, позорный план и привлечь, знаете ли, внимание всего мира.К этому моменту религиозные и политические лидеры публично просили его отменить свои планы. Он поклялся не сжигать Коран, но затем освещение в СМИ исчезло. Итак, в марте 2011 года он наблюдал за сожжением Корана, что, конечно же, освещалось всеми новостными агентствами, которые были готовы уделить ему внимание. В Афганистане вспыхнули ожесточенные протесты, в результате которых погибли не менее 12 человек, в том числе не менее 7 сотрудников Организации Объединенных Наций.

Не все носители одинаковы. Да, пост в блоге может стать вирусным.Но когда крупное новостное издание решает осветить историю, которая получила кислород только от блоггеров, они распространяют сообщение для более широкой аудитории. Решения в основных новостях имеют значение. Даже в мире социальных сетей . То, что вы решите усилить, имеет значительные последствия в том, что люди обсуждают, чем делятся и что исследуют. В своем блестящем отчете «Кислород усиления» моя коллега Уитни Филлипс использовала собственные слова и опыт журналистов, чтобы подробно описать, как средства массовой информации были захвачены, чтобы распространять сообщения групп ненависти, используя те же методы, что и маркетинговые фирмы, и ненавистный пастор. использовал.

Когда Джоан Донован и я изо всех сил пытались дать совет журналистам в свете манипуляций со СМИ, мы тянули за нити истории. Она раскрыла подробности того, как редакции научились реагировать на свое признание того, что, когда они освещали Ку-клукс-клана в середине 20-го века, они служили целям организаторов митингов ненависти. Я был более одержим историей эффекта Вертера, которая очень ясно показывает, что то, как выпуск новостей освещает смерть в результате самоубийства, может повлиять на вероятность подражания.(Примечание: как член правления Crisis Text Line я очень разочарован тем, как освещались смерти Кейт Спейд и Энтони Бурдена.) В научной литературе метод, который журналисты могут использовать для минимизации вреда, описывается как «стратегическое молчание». Поэтому мы использовали этот термин. Тем не менее, как бы мы ни подчеркивали стратегический компонент этой практики, те, кто занимается новостями, неизменно возмущались тем, что мы доказывали, что им следует молчать.

Показательный пример. Когда я затронул эту тему с издателем уважаемой газеты, он сказал мне, что Пентагон регулярно говорит ему не публиковать информацию и что он несет ответственность за то, чтобы общественность услышала то, что ей нужно услышать.Я полностью согласен с ним. Но когда Пентагон дышит ему в затылок, я могу пообещать вам, что его адвокаты были вызваны и что он и его редакционная команда расставили все точки над i и перечеркнули каждую букву. Они осторожны, потому что сделали очень трудный выбор и расплачиваются за свои ошибки. Они сделали очень стратегический звонок. И они хотят, чтобы публика ясно услышала сообщение.

Другими словами, новостные организации уже участвуют в стратегическом расширении .Вы регулярно предпочитаете освещать истории, которые слишком критичны, слишком заслуживают освещения в печати, чтобы их игнорировать. И вы долго и упорно думали о том, как рассказать эту историю, потому что не хотите, чтобы какая-либо оплошность подорвала вашу цель — донести важную информацию до общественности. Я хочу не замалчивать истории, а чтобы вы осознали, что так же важно быть чувствительным к кадрам, которые приносят пользу манипуляторам СМИ, так же важно быть внимательным к тем, которые расстраивают правительства или корпорации , которые могут подать на вас в суд.

Вы занимаетесь стратегическим усилением. Есть все виды вещей, которые эффективно замалчиваются в процессе. Некоторые не считаются заслуживающими освещения в печати. Кошки сидят на коленях у людей. Но есть также заслуживающие внимания истории, которые не освещаются, потому что трудно убедить общественность в том, что это важно. Все, кто освещает Сирию, знают, что то, что происходит в Идлибе, — это готовящаяся катастрофа, но найти способ сделать эту новость на первых полосах чертовски сложно. Если вы можете признать свою свободу действий и силу в выборе того, что следует усиливать, то какой смысл в усилении сообщений, предназначенных для поляризации, радикализации или поддержки тех, кто распространяет ненависть?

То, как вы рассказываете историю, также имеет значение.Я бы сказал, что вы можете эффективно освещать истории, не обслуживая интересы экстремистов, если вы понимаете, что они пытаются сделать. Приведу конкретный пример.

Когда 25-летний парень навел ужас на улицах Торонто, проехав на фургоне людей, этот инцидент, несомненно, заслуживает освещения в печати. Журналисты искали улики. Вскоре после этого в Facebook появился гневный пост, предполагающий связь с более ранней стрельбой в Калифорнии. То, что связывало этих двух молодых людей, оказалось общим женоненавистническим отношением.Они оба, кажется, участвовали в онлайн-форумах, полных разгневанных мужчин, которые считают, что кто-то другой виноват в их одиночестве. Обычно они обвиняют феминисток, утверждая, что они должны иметь право на «женщину», и что феминистки отняли у них это право. Они выступают за принудительную моногамию и отвергают идею о том, что изнасилование — это плохо. Их ненавистнические взгляды поддерживаются в смягченных формах более законными фигурами, в том числе профессором Университета Торонто, находящегося на другом конце города от того места, где произошел акт автомобильного терроризма.Они также связаны термином, термином, за который журналисты ухватились и расширили его, чтобы преувеличить серьезность террористического акта. Термин, который не был известен большинству публики до освещения в СМИ. Термин, который приглашал ваших читателей отправиться на поиски и найти мир глубокой токсичности, который только вырос после Торонто.

Я понимаю, что термин «инчел» был провокационным и побудил бы ваших читателей узнать больше, но те из вас, кто распространял этот термин, намеревались открыть портал в ад? Что сделало распространение этого термина заслуживающим освещения в печати? Вы могли бы передать ту же информацию, не давая людям поисковый запрос, который служил средством вербовки для тех, кто пропагандирует токсичную мужественность .Решение не распространять ненавистные термины вербовки не является цензурой. Вы бы не дали своим читателям номер телефона, чтобы присоединиться к Ку-клукс-клану, так зачем давать им цифровую визитную карточку?

Иллюстрация: Данные и общество

На мой взгляд, речь идет об умной отчетности. Вам не нужно посылать людей в пустоты данных или предлагать бесплатную рекламу группам ненависти, чтобы рассказать историю о террористическом акте, коренящемся в ядовитой мужественности. Я понимаю, что вы считаете важным освещать «обе стороны» истории. Но с каких это пор нетерпимость и ненависть стали легитимной «стороной»? Сосредоточив внимание на наблюдателях и тех, кто стал жертвой ненависти, вы можете рассказать историю, не усиливая насилие.Экстремисты научились использовать иронию и скользкую риторику, чтобы маскироваться под консерваторов и утверждать, что они жертвы. Игнорируйте их игры с вниманием и сосредоточьтесь в своих репортажах на широком спектре не вызывающих ненависти политических взглядов в этой стране, которые не кричат ​​громко, чтобы привлечь ваше внимание. Нет необходимости давать кислород маргинальным группам, которые ведут себя как хулиганы в классе 3-го класса. Информируйте общественность, не помогая вербовке экстремистов. Это не о новостях. И неэтично оправдывать себя тем, что другие используют этот термин.Или что люди могли найти эту информацию в социальных сетях или поисковых системах. Ваш бизнес заключается в том, чтобы усилить то, что важно. Так что не бросайте полотенце.

В 1927 году судья Верховного суда Луис Брандейс заявил, что лекарством от сквернословия является больше слов, а не принуждение к молчанию. В то время было широко распространено мнение, что речь может и должна быть обуздана, когда она представляет «явную и реальную опасность». В деле Уитни против Калифорнии Брандейс утверждал, что несправедливо преследовать в судебном порядке женщину, обвиняемую в помощи Коммунистической рабочей партии в содействии насильственному свержению правительства.Он чувствовал, что политическая речь — даже опасная речь — необходима для демократии.

Из-за подобных случаев Брандейс стал известен как один из величайших защитников свободы слова. Но в то время как Брандейс считал, что каждый имеет право выражать свои взгляды, он не считал, что кто-либо имеет право быть расширенным .

Что еще более важно, он не верил, что любой, у кого есть средства, чтобы засунуть сообщение кому-то в глотку, имеет на это право. В деле 1932 года, известном как Packer Corporation v.Юта, Брандейс утверждал, что Юта имеет право накладывать ограничения на рекламные щиты со стороны табачной промышленности. Он утверждал, что к рекламным щитам нужно относиться иначе, чем к журналам, потому что у первых есть «захваченная аудитория». Другими словами, люди могли выбирать, смотреть им журнал или нет, но чтобы избежать рекламного щита, им пришлось бы намеренно отводить взгляд.

Медийный ландшафт значительно изменился за последние 86 лет, но нюансы аргументов Брандейса остались.Брандес признал, что ключом к поддержанию приверженности свободе слова является глубокое понимание того, как люди могут злоупотреблять своей властью или манипулировать системой, чтобы контролировать то, что слышат другие . Он также признал, что по мере изменения медиаландшафта должен меняться и наш подход к реализации Первой поправки.

Сейчас, более чем когда-либо, нам нужна пресса, движимая идеалами, решительными для распространения того, что наиболее важно для информирования граждан.

Эта страна исходила из необходимости свободной прессы.Журналистика является неотъемлемой частью нашей демократии не из-за ее финансовой мощи, а из-за ее способности информировать общественность, чтобы обеспечить самоуправление. Уникальная роль прессы в нашей стране коренится в ее исторически уникальной способности распространять информацию. Тем не менее, тот факт, что средства массовой информации больше не являются единственным привратником, не означает, что их ответственность перед демократическим управлением можно игнорировать. Сейчас, более чем когда-либо, нам нужна пресса, движимая идеалами, решительными для распространения того, что наиболее важно для обеспечения информированности граждан.Не то, что принесет клики или успокоит владельцев хедж-фондов. Нам нужны голоса, которые являются приверженцами информации и полны решимости объяснять сложные вопросы общественности.

Я не предлагаю вам игнорировать общественность. Наоборот, начните с их вопросов. Создавайте поясняющие видео. Помогите людям соединить точки между Сирией и изменением климата, стратегически связывая контент вместе, чтобы люди могли идти по пути с помощью убедительного контента, основанного на фактических данных, и узнавать больше о сложных темах.

Многие из вас вдумчиво критиковали технологическую отрасль за распространение дезинформации, заявляя при этом, что ее платформы являются нейтральными участниками информационного ландшафта. Действительно, в алгоритмической системе нет ничего нейтрального. Алгоритмические системы в основном функционируют, создавая сети и позволяя другим делать это. И в тот момент, когда алгоритмическая система влияет на то, к какой информации люди получают доступ, кто-то будет работать, чтобы манипулировать этой системой для достижения своих информационных целей.

Вы не алгоритмы. Но вы тоже не нейтральны . И поскольку у вас есть возможность усиливать сообщения, люди также хотят манипулировать вами. Это нормально. И в наши дни ваш номер есть не только у корпораций, правительств и пиарщиков. Точно так же, как американским военным нужно было изменить тактику, чтобы бороться с племенным, сетевым и распределенным противником, вы должны это сделать. Сосредоточьтесь на сетях — помогите людям получить информацию.Создавайте сети для информации и людей. Будьте встроенной частью социальной ткани этой страны.

Демократия зависит от вас.

Мини-курс #3: массовая коммуникация и манипулирование

Опубликовано Пьером-Николя Швабом 23 апреля 2020 г.

Серия «Курсы Mini-com» родилась из плодотворного воображения моего друга Эммануэля Турпе во время кризиса с коронавирусом. Эммануэль — известный профессор коммуникации и философии; он также является программным директором ARTE (отсюда ссылка на этот канал в его тексте).Его мини-курсы по коммуникациям, изначально опубликованные в его профиле на Facebook, заслуживают того, чтобы ими поделились как можно больше людей. Я благодарю его за то, что он согласился опубликовать их здесь.

После мини-курса по разным уровням общения (№1) и курса по убеждению без манипулирования (№2) это третий опус, который мы предлагаем вам сегодня.



Курс MMini-com №3:

Шприц для подкожных инъекций и другие истории с лягушками

Гарольд Дуайт Лассуэлл

Памятный анекдот: изобретатель «политической коммуникации» является и выдающимся теоретиком «пропаганды».Ах-ах, то есть… Его зовут Гарольд Лассуэлл (1902-1978).

Все студенты-коммуникаторы знакомы с Lasswell «5 W» (или 5 Q по-французски), которые позволяют вам разбить сообщение, каким бы оно ни было, на 5 вопросов, чтобы задать себе: Кто говорит, что кому, на каком носителе с каким эффектом? Это позволяет проверить, учтены ли все элементы связи. Например: когда я пишу электронное письмо, я должен помнить, что на этом носителе мои эмоции не выражаются: это «холодный» носитель, который поддается множественным интерпретациям, поскольку читатель должен будет представить мое душевное состояние.

Но Лассвелл также является вдохновителем mind contro l. Именно он выдвинул некоторые из самых важных теорий о том, как манипулировать толпой через средства массовой информации. Он назвал эффект пресса «шприцем для подкожных инъекций»: иглой, которая вводит свое содержимое незаметно для окружающих. Другая, более популярная версия — известная история о живых лягушках, которых медленно варят в воде, постепенно нагревая.

Идея

Лассуэлла состоит в том, что сообщения , передаваемые в средствах массовой коммуникации, постепенно проникают в сознание людей, даже если они этого не осознают. Простой пример: одержимость телевизионных новостей (кроме Arte! 😇) одним только Коронавирусом заставляет нас постепенно терять ощущение других реальностей: мигрантов, припаркованных в Греции, невольничьих рынков в Ливии или даже того, что происходит в странах, отличных от нашей. В основе лежит послание, которое постепенно проходит через наши умы.

Это относится ко всему набору элементов нашей повседневной культуры: наше отношение к деньгам, этике, работе и семье формируется незаметно для нас очень небольшой средой.Парижские или брюссельские журналисты, которые внушают нам свое видение мира.

Пусть это заключение станет возможностью пересмотреть наши образы мышления и обучиться средствам массовой информации: просматривая или читая другие источники информации, чем обычно (Arte, Courier international…). Мы должны убить внутри себя Будду БФМ. Все можно отложить в сторону и переосмыслить. Это шанс против шприца для подкожных инъекций.

 

Теги: общение

Поведение и психическое здоровье — IPWSO

Поведение как форма общения

Если мы попытаемся рассмотреть поведение как форму общения — что человек пытается сказать нам что-то такое, что у него может не быть словесных способностей или понимания, чтобы сделать это, тогда мы можем отделить поведение от человека и посмотреть, что они пытаются сказать.Любое поведение — это форма общения: именно то, как мы воспринимаем и интерпретируем это поведение, ведет к успеху или неудаче. Это немного похоже на изучение другого языка. Мы все воспринимаем по-разному, поэтому и общаемся по-разному.

Когда начинается поведение?

Так называемое вызывающее поведение обычно не встречается в течение первых нескольких лет жизни. В подростковом и юношеском возрасте мы обычно наблюдаем более сложное поведение. По мере того, как человек достигает возраста 30 лет и старше, он, как правило, менее сложен, но может иметь больше медицинских проблем.

Почему мы называем поведение сложным?

Возможно, это потому, что мы (как родители или опекуны, братья и сестры, бабушки и дедушки — фактически все, кто занимается уходом за человеком с СПВ, независимо от возраста) находим такое поведение необычным — они Это не «нормально», они могут смущать, мы их не понимаем, они могут быть пугающими и даже опасными и могут быстро перерасти в полную вспышку и истерику, прежде чем вы успеете обернуться.

Поведение может быстро перейти от ничего необычного к словесным выпадам и оскорблениям, физическому насилию, приступам плача или шипения, насилию, членовредительству и травле.

Это может быть очень страшно.

У успеха есть цель – она проста: нам нужно завоевать доверие, уважение и привязанность человека, чтобы достичь успеха. (на самом деле это справедливо для любых отношений!)

«Вызывающее общение» было описано как «появление разрушительного или деструктивного поведения часто является способом общения человека с непостижимым и невосприимчивым миром» (Donellon, Mirenda, Mesaros & Fassbender, p.18.1985)

Итак, научиться интерпретировать поведение как коммуникацию — это ключ.Дело в том, что мы интерпретируем поведение каждого в соответствии с нашими собственными представлениями — нравится нам человек или нет, по чему мы его судим, как он оценивается и т. д. Ну, угадайте, что? Люди с СПВ также интерпретируют поведение каждого, но, конечно, в соответствии со своим собственным восприятием. И мы знаем, что у людей с СПВ очень конкретное восприятие! Мы знаем, что они принимают решения независимо от того, правы они или нет, мы знаем, что им нравится иерархия, и мы знаем, что как только они интерпретируют ваше сообщение, они также осудят вас.

Мы интерпретируем поведение в соответствии с нашими собственными социальными кодами; мы знаем, как следить за своим поведением, как скрывать свои чувства, как быть вежливыми, мы понимаем, как рассуждать, делать поблажки, идти на компромисс, прощать. У людей с СПВ не будет такого же социального кода, как у вас, и их поведение часто называют манипулятивным.

Я бы попросил вас задуматься над словом «манипулятивный». Это означает получение желаемого, как правило, нечестными или коварными путями и средствами. Но мы узнали несколько вещей об этом синдроме и о том, как он влияет на людей: мы знаем, что человек с СПВ очень эгоцентричен, у него мало возможностей для «самоконтроля».Мы знаем, что их мир становится «они сами», мы знаем, что большинство моделей поведения можно проследить до того, как и почему они добывают пищу. Мы также знаем, что СПВ — это «синдром голодания», а выживание для человека означает прием пищи.

Итак, является ли поведение манипулятивным или это просто способ выживания в противоречивом и часто пугающем мире? Если мы воспринимаем поведение PWS как манипулятивное, то то, как мы с ним работаем, поддерживаем его и реагируем на него, будет искажено нашим восприятием того, что нами манипулируют.

Нарушение связи

Людям с СПВ нравятся конкретные результаты, им нравятся визуальные интерпретации – что-то, что они могут увидеть, произойдет определенным образом: сотрудник (или учитель) будет там в определенное время, в определенный день, и они будут делать определенные вещи . Люди с СПВ плохо разбираются в догадках, поэтому, если можете, постарайтесь сделать свое общение наглядным и конкретным, чтобы их ожидания не противоречили друг другу.

Большинство «поведений с СПВ», которые приводят к потере самоконтроля (будь то вербальный или физический), происходят из-за нарушения коммуникации и усугубляются тревогой.Тревога, таким образом, является самым большим предвестником (или ключом) к тому, что может произойти дальше. Это лучшее предупреждение, которое мы получим, поэтому научитесь распознавать, что вызывает у человека с СПВ тревогу. Это может быть из-за мелочей: когда это произойдет, кто будет там, что от меня ожидается, я не могу этого сделать, я не понимаю… пойманный? почему мне нельзя больше? Я ненавижу тебя — я ухожу».

Беспокойство

Все мы знаем, каково это быть встревоженным, расстроенным, раздраженным или напряженным.Мы знаем, как легко повышается уровень нашей тревожности, а наше поведение становится резким, резким, даже гневным до такой степени, что мы выходим из себя, говорим неправильные вещи и часто усугубляем ситуацию. Тревога, если ее не контролировать, приведет к эскалации поведения.

То же самое, если не больше, для людей с СПВ. Тревога для них – это невозможность управлять и без того непростым миром. Мы знаем, что они очень эгоцентричны, что мир вращается вокруг них, поэтому подумайте, как легко все может выйти из-под контроля для них.

Интенсивность многих видов поведения увеличится, и многие из них станут легко узнаваемыми:

  • Уклонение или несоблюдение
  • Отказ
  • Упорство, путаница
  • Разочарование
  • Аргументативный
  • Падение уровней связи
  • Компульсивное поведение

Если вы заметите рост любого из этих видов поведения, вы будете знать, что где-то на линии связи произошел сбой.Пришло время повернуть время вспять и выяснить, что пошло не так.

Можно использовать различные стратегии:

Избегание/несоблюдение:  Предложите варианты и предложите помощь в выполнении задачи или предложите альтернативные решения и проявите творческий подход. Убедитесь, что задача понятна, проверьте уровень способностей вокруг этой задачи, разбейте задачу на управляемые части.

Отрицание:  Отрицание часто используется в качестве самозащиты (это не я, это не я делал!), и, откровенно говоря, нет смысла в обвинении, если вы не поймали человека с поличным; просто отметьте свои подозрения и передайте информацию («Я думаю, что из моей машины была взята купюра в 10 долларов — пожалуйста, следите за новыми покупками…»).Не используйте открытые или закрытые вопросы и ожидайте точного ответа — этого не произойдет. Вы можете предпочесть игнорировать ситуацию, чем вступать в спор.

Настойчивость/запутанность:  Найдите время, чтобы ответить полностью и убедитесь, что человек понял вас — попросите его рассказать вам, что от него требуется. Разбейте задачу на управляемые компоненты. Перенаправлять на одну задачу за раз. При необходимости используйте наглядные пособия. Ограничьте время допроса. Убедитесь, что вы не предоставили человеку слишком много вариантов выбора — это верный способ вызвать тревогу.

Разочарование:  Найдите время, чтобы вернуться назад. Задавайте простые закрытые вопросы (где ответ «да» или «нет» поможет вам быстро понять). Убедитесь, что ваше сообщение было понято. Предоставьте хорошие, логичные детали и причины и убедитесь в своих фактах. Людям с СПВ нравится, когда им сообщают полные факты, а не ответ «просто так».

Аргументативный:  Вы не выиграете спор, поэтому не отвечайте, как бы заманчиво это ни было. Сделайте перерыв, особенно если человек становится громким и оскорбительным.Спросите, не хотят ли они немного побыть наедине. Постарайтесь разрядить обстановку, задавая вопросы типа «расскажи мне, что случилось, чтобы мы могли попытаться во всем разобраться». Постарайтесь найти решение или компромисс и при необходимости привлечь третье лицо для выслушивания.

Иногда аргументы исходят совершенно из левого поля, особенно при отрицании, и тогда, внезапно, человек с СПВ сделал себя жертвой и обвиняет всех в том, что они его не понимают, что они несправедливы и неправильно поняты.Каким-то образом, когда всем остальным совершенно очевидно, что человек с СПВ не прав, они ловко перевернули столы против вас, и вы — «плохой парень». Это лишь доказывает, что конкретный результат еще не достигнут. Лучше оставить все на время, чем вступать в дальнейшие споры.

Иногда вы можете договориться о крылатой фразе, которая будет удобна человеку («это никуда не денется, пусть оба немного отступят» или «вы можете найти способ решить эту проблему для меня?»).Это хороший способ дать человеку возможность найти способ достичь компромисса.

Падение уровня общения: Это не обычное дело, большинство предпочитает повышать уровень общения! Однако, когда это все же произойдет, вы заметите, что человек как бы уходит в себя, может быть, начинает плакать. Сделайте небольшой перерыв, дайте человеку время собраться. Затем дайте им что-то важное — задание, которое может им понравиться. Не настаивайте, если они не хотят, но оставьте вариант открытым.

Компульсивное поведение:  Это иногда связано с аутистическим поведением (подробнее об этом) и может проявляться как собственничество, абсолютная настойчивость, накопление имущества, повторяющееся поведение, которое может показаться иррациональным. Задача, которая может показаться простой, становится чрезвычайно трудоемкой и может быть выполнена только так, как они хотят. Это может часто происходить, когда вы выходите из дома, собираетесь что-то сделать и т. д. Рассуждение может быть невозможным, и иногда человеку нужно учиться на своих ошибках, и если он пропустит прогулку, пусть будет так.Но убедитесь, что у вас есть план Б!

Выбросы и расплавления:  Такое случается. Независимо от того, насколько хорошо, по вашему мнению, вы подготовлены, насколько хорошо вы спланировали свои стратегии, срывы и провалы случаются. Возможно, вы пропустили предвестник или триггер, не заметили нарушения связи, а к тому времени, когда вы это осознали, было слишком поздно.

Во время расплавления убедитесь, что человек находится в безопасности, у него нет доступа к острым инструментам, бьющимся предметам и так далее.Убедитесь, что все остальные (включая вас) в безопасности. Вам придется подождать с этим — он сгорит, если будет время. На этапе восстановления у вас есть только одна обязанность — следить за тем, чтобы ситуация не разгорелась снова! Сохраняйте спокойствие, дайте человеку пространство, включите тихую музыку, продолжайте вести себя так, как будто все в порядке. Это может быть трудно сделать, но это лучший способ вывести человека из кризиса. И, пожалуйста, не забывайте — здесь работает этот синдром.

Когда все успокоится — может быть, человек с СПВ выспался — вы, вероятно, обнаружите, что он извинится за свое поведение.Почти каждый человек с СПВ, которого я когда-либо встречал (а их было много!) извиняется и просит прощения. Спокойно примите извинения. Сейчас самое время спросить, хотят ли они поговорить об этом – если ответ отрицательный, не настаивайте.

Манипулирование социальными сетями политическими акторами — проблема промышленного масштаба — Оксфордский отчет

Организованные кампании по манипулированию социальными сетями были обнаружены в каждой из 81 опрошенной страны, что на 15% больше, чем в 70 странах в 2019 году. Правительства, фирмы по связям с общественностью и Согласно отчету, политические партии производят дезинформацию в промышленных масштабах.Это показывает, что дезинформация стала общепринятой стратегией: более 93% стран (76 из 81) рассматривают дезинформацию как часть политической коммуникации.

Манипулирование общественным мнением в социальных сетях представляет собой растущую угрозу демократиям во всем мире

Профессор Филип Ховард, директор Оксфордского института Интернета и соавтор отчета, говорит: «Наш отчет показывает, что дезинформация стала более профессиональной и в настоящее время производится в промышленных масштабах.Сейчас, как никогда ранее, общественность должна иметь возможность полагаться на достоверную информацию о государственной политике и деятельности. Компании, работающие в социальных сетях, должны улучшить свою игру, активизировав свои усилия по выявлению дезинформации и закрытию поддельных учетных записей без необходимости вмешательства правительства, чтобы у общественности был доступ к высококачественной информации». наращивая свои усилия по выявлению дезинформации и закрытию поддельных учетных записей без необходимости вмешательства правительства, чтобы у общественности был доступ к высококачественной информации правительства и политические партии тратят миллионы на «кибервойск» частного сектора, которые заглушают другие голоса в социальных сетях.Гражданские влиятельные лица используются для распространения манипулируемых сообщений. К ним относятся волонтеры, молодежные группы и организации гражданского общества, которые поддерживают их идеологию.

Выпускница OII, д-р Саманта Брэдшоу, ведущий автор отчета, говорит: «В нашем отчете за 2020 год подчеркивается, как правительственные учреждения, политические партии и частные фирмы продолжают использовать социальные сети для распространения политической пропаганды, загрязняя экосистему цифровой информации и подавляя свободу. слова и свободы печати.Большая часть этой деятельности стала профессиональной, а частные фирмы предлагают услуги по распространению дезинформации по найму». , при этом исследователи выявили государственных субъектов, работающих с такими фирмами в 48 странах.

  • Почти 60 миллионов долларов было потрачено на фирмы, которые используют ботов и другие стратегии распространения информации, чтобы создать впечатление, что они являются популярными политическими сообщениями.
  • Социальные сети стали основным полем битвы: такие фирмы, как Facebook и Twitter, предпринимают шаги по борьбе с «кибервойсками», около 10 миллионов долларов было потрачено на политическую рекламу в социальных сетях. В период с января 2019 года по ноябрь 2020 года платформы удалили более 317 000 учетных записей и страниц субъектов «кибервойск».

    Кибервойска часто напрямую связаны с государственными органами.Согласно отчету, «в 62 странах мы обнаружили доказательства того, что правительственное агентство использует компьютерную пропаганду для формирования общественного мнения». оппозиционные партии», — говорят оксфордские исследователи.

    Согласно отчету, «в 61 стране мы обнаружили доказательства того, что политические партии или политики, баллотирующиеся на посты, использовали инструменты и методы компьютерной пропаганды в рамках своих политических кампаний.Действительно, социальные сети стали важнейшим компонентом цифровых кампаний». стал важнейшим компонентом цифровой кампании

    Д-р Брэдшоу добавляет: «Активность кибервойск в демократических странах может выглядеть иначе, чем в авторитарных режимах. Избирательным органам необходимо учитывать более широкую экосистему дезинформации и компьютерной пропаганды, включая частные фирмы и платных влиятельных лиц, которые становятся все более заметными действующими лицами в этом пространстве.

    В отчете рассматриваются инструменты и методы компьютерной пропаганды, в том числе использование поддельных учетных записей — ботов, людей и взломанных учетных записей — для распространения дезинформации. Он находит:

    • 79 стран использовали учетные записи людей,
    • 57 округов использовали учетные записи ботов и
    • 14 стран использовали взломанные или украденные учетные записи.

    Исследователи изучили, как кибервойска используют различные коммуникационные стратегии для манипулирования общественным мнением, такие как создание дезинформации или манипулирование СМИ, нацеливание на данные и использование оскорбительных стратегий, таких как клеветнические кампании или онлайн-преследования.В отчете указано:

    • 76 стран использовали дезинформацию и манипулирование СМИ в рамках своих кампаний,
    • 30 стран использовали стратегии сбора данных для нацеливания на конкретных пользователей политической рекламы,
    • 59 стран использовали спонсируемых государством троллей для нападок на политических оппонентов или активистов в 2019 году по сравнению с 47 странами в 2019 году.

    Отчет за 2020 год основан на четырехэтапной методологии, используемой оксфордскими исследователями для выявления доказательств глобально организованных манипулятивных кампаний.Это включает в себя систематический контент-анализ новостных статей о деятельности кибервойск, обзор вторичной литературы по публичным архивам и научным отчетам, подготовку тематических исследований по конкретным странам и консультации экспертов.

    Исследовательская работа проводилась исследователями из Оксфорда в период с 2019 по 2020 год. Исследования проекта Computational Propaganda опубликованы по адресу  https://comprop.oii.ox.ac.uk/publications/

    Манипулятивный стиль общения | Основы самоуверенности

    • Вторичный стиль общения. Человек активирует различные уровни агрессивных элементов, предназначенных для изменения прав, желаний и потребностей других.

    ОСНОВНЫЕ УБЕЖДЕНИЯ И МЫСЛИ

    • Этот стиль является формой агрессивного стиля общения, поэтому он включает в себя все связанные с ним функции.
    • Они считают себя выше других людей, более достойными и будут стараться прослыть такими же умелыми.
    • Другие люди менее важны, чем они.
    • Они чувствуют, что контролируют свою жизнь, но также пытаются контролировать жизнь других.
    • Они попытаются создать социальный образ лидера.

    СВЯЗЬ

    • Они будут выражать любые мнения, желания и потребности, если это служит их целям.
    • Они будут предлагать модифицированную обратную связь, положительную или отрицательную, чтобы изменить поведение другого человека и отношение к ним.
    • Они часто смешивают подлинную и поддельную информацию в одном и том же сообщении, пытаясь выдать поддельную информацию за достоверную.
    • Они могут спровоцировать конфликт, если это служит их цели.Они воспользуются обеими позициями, инициатором или жертвой.
    • Притворный переменчивый тон голоса.
    • Невербальные сигналы также могут быть изменены, чтобы предполагаемое сообщение выглядело аутентичным.

    ДОСТИЖЕНИЕ ЦЕЛИ

    • Преимущественно манипулятивные люди следуют только достижению своих собственных целей, игнорируя негативные последствия, которые они могут произвести в жизни других.
    • Обычно они не помогают другим в достижении их целей, если только процесс не приносит им пользы.

    ЭМОЦИИ

    • Могут сильно различаться, но в основном это эмоции, связанные с Агрессивным стилем общения.
    • Может также симулировать выражение различных эмоций, чтобы вызвать определенные реакции у других.
    • В зависимости от своей цели они могут вызвать реакцию поддержки и сострадания, а также неприятие и гнев.
    • Много возможных положительных эмоций при успешном осуществлении задуманного.
    • Отрицательные эмоции высокой интенсивности, когда их планы терпят неудачу или если их поймают.

    Манипулятивный стиль общения в долгосрочной перспективе оказывается неэффективным, особенно в качестве основного стиля, поскольку не дает долговременных аутентичных результатов. То, что человек строит с помощью манипуляций, может быть отнято у него за секунду. И много раз именно так и происходит.

    Подробнее: Пять стилей общения и поведения.

    .
  • Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.