Маргиналами: Кто такой маргинал? Значение простыми словами

Содержание

«Мы не конкурируем с маргиналами» — Право на vc.ru

Привет! Мы продолжаем публиковать конспекты после выпусков программы «Право на цифру». В этот раз наш гость — Олег Афанасьев, он руководит продуктовым направлением в финтехе.

{«id»:327943,»type»:»num»,»link»:»https:\/\/vc.ru\/legal\/327943-my-ne-konkuriruem-s-marginalami»,»gtm»:»»,»prevCount»:null,»count»:1,»isAuthorized»:false}

{«id»:327943,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:327943,»gtm»:null}

В прямом эфире обсудили с Олегом, так ли опасны микрозаймы, как это показывают в фильмах, и что особенного в запуске аналогичных проектов за рубежом.

Участники эфира:

  • Людмила Харитонова, управляющий партнер юридической компании «Зарцын и партнеры»;
  • Олег Афанасьев, СРО в международном холдинге Robocash Group.

В этой статье — самое интересное из выпуска. Если тема заинтересовала, заходите посмотреть запись эфира. Она уже на нашем канале.

Сервис работает в Азии и Европе

Сначала представим гостя нашей программы. Олег Афанасьев отвечает за разработку и запуск продуктов в Robocash Group. Это холдинг с решениями для кредитования в разных странах.

Олег рассказал, как строилась компания, что у нее за продукты и кто клиенты. Такой рассказ лучше слушать, поэтому в конспекте даем только пару примеров из проектов бизнеса.

Олег и его команда запустили сервисы:

  • выдачи быстрых займов в Индии. Проект реализован совместно с Inditrade Capital;
  • микрофинансирования во Вьетнаме. Сервис работает автоматически и круглосуточно;
  • кредитования согласно принципам шариата в Индонезии.

Из-за плохой репутации МФО не всегда легко найти разработчиков

По словам Олега, основной продукт, с которым компания выходит на рынок, — это микрозаймы. И у них в России не лучшая репутация.

С одной стороны, хорошо, что регулятор стал наводить порядок в этой отрасли. В 2021 году потребитель гораздо лучше защищен, чем лет 5 назад.

С другой — появилось много страшилок, которые мешают работать финтех-компаниям в России. Оказывается, репутация МФО может отпугивать потенциальных сотрудников и им приходится объяснять, как именно работает компания и по каким принципам.

У микрофинансирования как бизнеса и правда негативный образ. Здесь хорошо сработали СМИ, даже есть фильм «Коллектор».

Мы замечаем, что, когда общаемся с кандидатами, есть недоверие к индустрии в целом. Поэтому мы откровенно рассказываем, как именно работает наш бизнес, на чем мы зарабатываем, какие особенности у рынка в других странах, и, собственно, о правилах работы нашего подразделения по взысканию долгов.

В результате откровенной беседы страшилки обычно уходят на второй план и нам удается доказать, что это все никогда не имело к нам отношения. Мы ведем бизнес максимально экологично и в рамках законодательства.

Олег Афанасьев, СРО в Robocash Group

Зато можно не конкурировать с маргиналами

В России постепенно выстраиваются правила игры. За них борются регулятор и крупные игроки, потому что в конечном счете все только выиграют после того, как с рынка уйдут компании с недобросовестными практиками.

{ «osnovaUnitId»: null, «url»: «https://booster.osnova.io/a/relevant?site=vc&v=2», «place»: «between_entry_blocks», «site»: «vc», «settings»: {«modes»:{«externalLink»:{«buttonLabels»:[«\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c»,»\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c»,»\u041d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u0417\u0430\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c»,»\u041a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c»,»\u041f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c»,»\u0421\u043a\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u041f\u0435\u0440\u0435\u0439\u0442\u0438″]}},»deviceList»:{«desktop»:»\u0414\u0435\u0441\u043a\u0442\u043e\u043f»,»smartphone»:»\u0421\u043c\u0430\u0440\u0442\u0444\u043e\u043d\u044b»,»tablet»:»\u041f\u043b\u0430\u043d\u0448\u0435\u0442\u044b»}} }

По мнению Олега, цивилизованность рынка помогает больше зарабатывать. Можно не тратить ресурсы на конкуренцию с «маргиналами» и вкладываться только в честную борьбу с теми, кто тоже работает в рамках ограничений законодательства.

Нельзя через MVP прикрывать дыры в продукте

Есть несколько подходов к запускам. Один из них — сначала предложить потребителям MVP, получить обратную связь и уже потом допиливать продукт до полной версии.

В программе мы разговорились с Олегом о том, какой смысл вкладывают в понятие MVP. По мнению Олега, проблема в том, что под соусом MVP пытаются продать просто неработающий продукт. Поэтому с понятием-то все в порядке, но его так затаскали, что уже непонятно, что реально ты получишь от продукта.

После обсуждений мы пришли вот к такому выводу. MVP — это когда ты предлагаешь продукт, который закрывает базовую потребность. Пусть в небольшом сегменте, его нельзя прямо сейчас масштабировать, но в любом случае речь о полностью работающем продукте.

Бизнес стал нетерпеливым к долгим запускам

Из-за пандемии многие процессы ускорились в разы. Кажется, этот тезис стал общим для бизнеса, но, раз пандемия повлияла и на запуск продуктов, мы решили обсудить эти изменения.

Самое важное в части продуктовой разработки — это сроки. Наше общее мнение с Олегом — что если раньше планирование на год было стандартной практикой, то сейчас сроки сократились. Если речь не о какой-то огромной трансформации, изменения запускаются за квартал или раньше.

Объявляют локдаун. Его контролируют военные, и люди не могут даже из дома просто так выйти

До пандемии бизнес тоже много что тестировал и запускал пилоты, но после локдаунов ставка делается на такие быстрые тесты. Тезис простой: лучше запуститься как есть, собрать обратную связь, получить результат, чем тратить год только на исследования. Времени на разгон просто нет.

Ты можешь заснуть с мыслью, что ура, завтра запускаешь роскошную рекламную кампанию в одной из азиатских стран. А утром весь твой выстроенный план ломается.

В стране объявляют локдаун. Его контролируют военные, и люди не могут даже из дома просто так выйти. И все.

И это — не абстрактный пример, а реальный случай. Поэтому сейчас работает только один подход: запускаться быстрее, запускаться в онлайне и иметь план Б, если запуск пойдет не по плану.

Олег Афанасьев, СРО в Robocash Group

Олег поделился опытом запусков сервисов в других странах с учетом волн ковида. Например, он с командой выстроил процесс так, что первую версию продукта они смогут выпустить через три месяца. За это время будет готова техническая часть и решены юридические вопросы.

В первой версии не будет классных систем лояльности, реферальной программы или других опций, но сервис будет выполнять свою основную функцию: принимать заявки на кредит, оценивать финансовую надежность клиента и выдавать деньги, если все в порядке. И это все в автоматическом режиме.

Кажется, что гонка за скоростью — это не вопрос возросших аппетитов: мол, после провального года хочется заработать побольше и прямо сейчас. А вопрос неизвестности. Хотя, конечно, возможности тоже появляются.

Если юрист пришел на этапе «что написать под галочкой в регистрации», ты уже опоздал

В конце программы обсудили больной вопрос: на каком этапе звать юриста в проект. У нас, как у юристов, ответ простой: сразу зовите. Вот как собрались запускать продукт и уже есть концепция — приглашайте. Чем раньше юрист оценит риски, продумает, что может пойти не так и как это решить, тем лучше.

У нас были примеры, когда клиенту приходилось переделывать логику использования приложения и половину интерфейса только потому, что компания не учитывала требования закона. Таких примеров много, если интересно — спрашивайте в комментариях, мы расскажем.

Можно классно запуститься, а потом так же классно отозвать продукт и заработать конфликт с нацбанком

Олег тоже рассказал, что думает о приглашении юристов. И здесь мы всей командой захотели его обнять.

По мнению Олега, юрист — необходимый винтик. Иначе можно классно и вроде как быстро запуститься, а потом так же классно через неделю отозвать продукт и заработать конфликт с местным нацбанком.

В компании Олега юрист участвует в разработке и запуске продукта практически сразу. В помощь уже уже разработаны выкладки, что, скорее всего, нужно учесть для такой-то страны, но юрист все равно проводит аудит и дает оценку. Например, какая лицензия нужна, что подходит в качестве согласия на кредит, как выполнить требования кредитования по шариату. Вопросов миллион.

Работу с юристами в нашей компании можно условно разделить на две части: разработка продукта до запуска и поддержка при реализации. В других странах законы тоже часто меняются, поэтому нам нужен тот, кто будет отслеживать, точно ли мы ничего не нарушаем.

Юрист для нас — такой верификатор адекватности того, что мы делаем. Он поднимает флажок, когда видит, что какой-то процесс ломается и пора вызывать «тяжелую артиллерию» топ-менеджеров для переговоров.

Олег Афанасьев, СРО в Robocash Group

Критерии запуска продукта, дружба стартаперов с большими банками и другие темы

Все конспекты программы «Право на цифру»

Как вы относитесь к кредитованию бизнеса? Вы бы посоветовали брать деньги взаймы? Или лучше развиваться только на свои?

как субкультура становится элементом культуры — Журнальный зал

Антон Николаевич Олейник (р. 1970) — социолог, сотрудник Института международных экономических и политических исследований Российской академии наук.

 

На внушительной по размеру полке книг, посвященных анализу тюремной субкультуры в России, пополнение (Ефимова Е. Современная тюрьма: Быт,
традиции и фольклор. М.: ОГИ, 2004. — 398 с.). В последние годы тюрьма стала основным сюжетом нескольких альбомов и книг, от научных до художественных. В чем секрет неугасающего интереса к этой предположительно малозначимой сфере российской повседневности?

Лейтмотивом исследования Екатерины Ефимовой можно признать идею о маргинальном месте, занимаемом тюрьмой в постсоветском социуме. «Автора книги заключенные заинтересовали прежде всего как маргиналы» (с. 14). Соглашается с подобной постановкой вопроса и автор предисловия, Александр Белоусов: по его мнению, тюрьма — это «особый и принципиально маргинальный мир» (с. 9). Как объяснить в таком случае неослабевающий интерес к маргиналам, причем не только со стороны отдельных исследователей постфольклора (понимаемого как «третья культура, которая дистанцирована и от культуры элитарной, официально санкционированной, и от патриархально-сельской, “традиционно-фольклорной”»[1]), но и в массовом сознании?

Сегодня в российских тюрьмах содержится примерно 900 тысяч человек (из них примерно 200 тысяч находятся под следствием и ожидают вынесения судебного решения), что составляет около 0,8% всего взрослого населения Российской Федерации. Однако «маргинальная» тюремная субкультура не ограничивается кругом лиц, непосредственно соприкасающихся с тюрьмой. Например, на волну Радио «Шансон», в ротации которого лидирующие позиции занимают «блатные» или написанные в подобной стилистике песни, ежедневно только в Москве настраивается более 600 тысяч слушателей[2].

Еще шире использование в повседневной речи арготизмов, первоначально возникших в контексте тюрьмы. Такие слова, как «тусовка», «прикол», «мент», «мужик», «беспредел», прочно вошли в повседневную русскую речь и не требуют специального пояснения при их употреблении не только в беседе с бывалым сидельцем, но и практически с любым постсоветским человеком. Показательна в этом смысле комичная ситуация, возникшая на теледебатах между кандидатами в президенты во время предвыборной кампании весной 2004 года. Обсуждая нарушения, допущенные во время избирательной кампании, кандидат Ирина Хакамада упомянула о своей жалобе генеральному прокурору, ошибочно употребив арготизм «малява», на что ей сразу же было указано другим кандидатом, Олегом Малышкиным, и ведущим телеканала «Россия» Эрнестом Мацкявичусом. Действительно, жалоба официальному лицу никак не может быть «нелегальной запиской, письмом», зато может быть «телегой»[3]. Удивительно, но в подобных тонкостях участникам дебатов удалось разобраться легко и сразу, без привлечения экспертов по тюремной субкультуре.

Екатерине Ефимовой как антропологу и исследователю фольклора тезис о маргинальной и «закрытой» природе тюремной субкультуры дорог, по ее словам, потому, что «…локальный фольклор значительно консервативнее, чем постфольклор. […] Поэтому локальный фольклор оказывается значительно ближе к классическому фольклору, чем постфольклор. Он вполне укладывается в рамки фольклорной “классики”» (с. 224-225). Любой исследователь при определении своего предмета «вычленяет» его из более широкого контекста, абстрагируясь от усложняющих анализ и, как предполагается, менее значимых связей и явлений. В случае тюрьмы, как может показаться на первый взгляд, подобный методологический ход тем более обоснован, что от остального социума она отделена колючей проволокой, «запреткой» и караульными вышками. Да и сама тюремная субкультура трактуется автором как противопоставление, своеобразный вызов обществу в целом, принятым в нем нормам. «“Чужим” нормам — нормам, господствующим в обществе, — в тюрьме противопоставляются “свои”. Все они имеют смысл “антинорм”, и на начальном этапе приобщения к тюремному миру так и воспринимаются» (с. 59).

Противопоставление «здесь» и «там» привычно для антропологов. Но вот оправданно ли рассматривать в качестве сходных объектов анализа полинезийские и африканские племена, с одной стороны, и постсоветскую тюрьму, с другой? Тем более, что даже в антропологии со времен Бенедикт Рут известен прием, когда экзотическая культура описывается таким образом, что становится сходной до смешения с привычной, знакомой читателю по повседневной жизни: с песнями, транслируемыми в теле- и радиоэфире, арготизмами, ценностями и поведенческими образцами. Применяя такой прием, антрополог рассматривает «примитивные общества как искаженные изображения нашего общества в кривых зеркалах ярмарочного балагана»[4]. Акцентируя «экстремальную» природу тюремной субкультуры, ее статус «изгоя», мы упускаем из внимания то, что связывает тюремную субкультуру с окружающим социумом и с тем, что может быть условно названо городским постфольклором. Такими связующими звеньями между тюрьмой и постсоветским социумом выступают как представители отдельных социальных групп (наркоманы, преступники-рецидивисты), так и символы, зафиксированные в татуировках, устной словесности, письменном фольклоре, анализу которых и посвящена книга Екатерины Ефимовой. «Если тюрьма (как и сон) понимается неофитом как сообщение, имеющее смысл, “семиотическое окно”, возникает насущная потребность в истолковании этой системы “знаков без значения”, в переводе ее на язык общечеловеческого общения» (с. 40). Однако представляется, что большинство знаков, символов тюремной субкультуры невозможно адекватно интерпретировать и истолковать, если не выходить за узко понятые рамки тюрьмы и тюремного сообщества. Возьмем лишь несколько символов тюремной субкультуры, смысл которых может быть потерян при недостаточно корректном семиотическом «переводе» (lostintranslation).

Екатерина Ефимова справедливо отмечает особое место, которое в тюремных текстах занимает образ матери. Единственный постоянный признак этого образа, выделяемый автором, заключается в «страдании о сыне-арестанте» (с. 143), неотъемлемом атрибуте сентиментальных рассказов «о воле». Варлам Шаламов в очерке «Сергей Есенин и воровской мир» уделяет интерпретации образа матери в тюремном фольклоре несколько больше внимания. Он подмечает, что культ матери, слащаво-сентиментальное отношение к ней «совмещается с хамством к женщине вообще». Причем культ матери, понятный представителям тюремного мира, с наибольшей силой удалось выразить не им самим, а «постороннему» в этой среде Сергею Есенину. «Настроения поэзии Есенина в некоторой своей части с удивительно угаданной верностью совпадают с понятиями блатного мира»[5]. Отсюда две возможные стратегии прочтения символа, выраженного в стихах «аутсайдера». Первая — через связь тюремной субкультуры с традиционным, «крестьянским» фольклором, четко прослеживающуюся в случае Есенина. Вторая — через отождествление образа страдающей матери с архетипической жертвой насилия, «которая аккумулирует в себе невероятные потоки насилия, поднятые наружу общим состоянием коллапса идентичности в постсоветских странах»[6]. Современная тюрьма существует в условиях кризиса идентичности, вполне сопоставимого с кризисом идентичности 1920-1930-х годов, ставшим одним из факторов формирования тюремной субкультуры советского типа (и особенно остро переживавшегося Есениным). Кризис идентичности стимулирует рост насилия и, следовательно, страдания, ставшего едва ли не центральной темой тюремного фольклора (с. 110). Настоящий арестант понимает и уважает мать за роднящие их страдания (первый страдает за общую, воровскую идею, вторая — за сына, за неурядицы, вызванные его постоянным отсутствием). В итоге получается, что «подсказку» к интерпретации символа матери следует искать вне узко понятого контекста тюрьмы.

Собственность — вот еще одно знаковое для тюремной субкультуры понятие, вызывающее трудности при интерпретации. Екатерина Ефимова трактует частную собственность преимущественно как негативную ценность. Чтобы объяснить отторжение идеи частной собственности, автор ссылается на «принцип преобладания общего над индивидуальным, целого над частью» (с. 65). Но если попробовать рассмотреть вопрос о собственности в общем контексте исторического развития не столько тюрьмы, сколько российского социума в целом, то символ приобретает иное значение. «Географически составляя часть Европы, она [Россия. — А.О.], тем не менее, создала систему управления, напоминавшую восточную модель, которая долго, вплоть до Нового времени, не признавала законности частной собственности»[7]. Тюрьма в этой связи оказывается лишь частным случаем, когда неуважение к собственности принимает особенно явные формы. Более того, в отличие от окружающего социума, заключенные в тюрьме выработали целый ряд конвенциональных (то есть опирающихся не на закон, а на неформальные нормы, закрепленные в субкультуре) мер, направленных на защиту частного пространства и частной собственности! Именно так, например, следовало бы интерпретировать жесткие санкции против воровства в среде осужденных («крысятничества»), восприятие спального места («шконки») как суррогатного пространства privacy и так далее. К слову, автор ошибочно выводит стигматизацию «крысятничества» из неприемлемости покушений на общую собственность, «общак» (с. 74). «Крысятничество» из тумбочек наказывается не менее жестоко! Да и занавески между кроватями на фотографии, сделанной, вероятнее всего, в женской колонии (с. 367), могут выполнять ту же функциональную роль защиты частного пространства, а не отгораживать спальное место не существующих в таких колониях «обиженных».

Честь совершенно обоснованно признается еще одним понятием, играющим чрезвычайно символическую роль в тюремной субкультуре. «Для современной тюремной субкультуры значимой является оппозиция честь/бесчестье» (с. 107). Екатерина Ефимова дает преимущественно функциональную интерпретацию чести: «понятие чести существенно в ситуациях повышения статуса» (с. 83), то есть честь выступает своеобразным дифференцирующим фактором в тюремном сообществе. Верно подмечается, что в процессе сравнения чести всегда есть выигравший (чья честь оказывается выше) и проигравший, выигрыш обоих участников, по определению, исключен (с. 157). Отсюда бесконечные споры о том, что «авторитетнее», ибо абсолютного критерия чести и зависящего от нее авторитета просто не существует, он всегда относителен. Дальнейшая рефлексия знаковой роли чести позволяет предположить, что обостренное чувство чести обусловлено отсутствием механизмов реализации базовых прав заключенного. В Уголовно-исполнительном кодексе РФ закреплены следующие права заключенного: на получение информации о своих правах и обязанностях, на вежливое обращение со стороны персонала, на охрану здоровья, на социальное обеспечение, на личную безопасность, на свободу совести и вероисповедания и ряд других[8]. Действительно, если защита базовых прав обеспечивается каждому человеку, в данном случае — отбывающему наказание, то сумма этих прав и будет соответствовать минимальной, гарантированной чести. Если этого не происходит, то неизбежна бесконечная «спираль» защиты и сравнения чести. И вновь, как и в случае с предыдущими знаками, для понимания механизмов движения по этой спирали необходимо выйти за рамки собственно тюрьмы. Проблема механизмов защиты базовых прав значима для постсоветского общества в целом. Например, конфликты в предпринимательской среде вполне могут быть интерпретированы на основе предположения о приоритетности для постсоветских бизнесменов не столько максимизации дохода, сколько борьбы за свою честь[9].

Так что же, противопоставление тюрьмы окружающему миру искусственно, раз для интерпретации символов тюремной субкультуры мы должны выходить за ее рамки? Думается, что противопоставление не только имеет место, но и действительно играет центральную роль в структурировании тюремной субкультуры, но это противопоставление касается не тюрьмы и окружающего социума, а двух полюсов власти: тех, кто обладает ею практически в неограниченных масштабах, и тех, кто ее практически полностью лишен. Предложенная интерпретация символического значения чести содержит весьма четкое указание на необходимость смены акцентов в противопоставлении. Сообществу заключенных противостоит не социум вне стен тюрьмы (который вполне понимает и «без словаря» символы, отраженные в блатных песнях, в тюремном арго и так далее), а власть, государство, неспособные гарантировать защиту минимального человеческого достоинства, чести.

Оппозиция заключенных администрации как представителям власти признается Екатериной Ефимовой, но ей отводится второстепенная роль по сравнению с оппозицией заключенных российскому социуму в целом, потому что иначе ставится под вопрос лежащее в основе исследования понимание субкультуры, лейтмотив всей книги. «Тюремная община находится в оппозиции к существующим властям» (с. 107). «Все, что, с точки зрения заключенных, отмечено признаком власти, категорически отвергается» (с. 115). В то же время книга содержит несколько весьма содержательных и информативных цитат из углубленных интервью, проведенных автором с заключенными и проливающих свет на причины отторжения власти. «В тюрьме никто не имеет права другому человеку указывать. […] Если он имеет власть, а люди здесь живут все-таки по тюремным понятиям, а он имеет власть над ними, то этого человека считают, что он покраснел, это стремная вещь» (из беседы с воспитанником Можайской воспитательной колонии, с. 112). «В арестантской жизни такую власть не признают, то есть — государственную. […] То есть неважно, кто сейчас в стране правит: коммунисты, демократы, хоть анархисты, хоть тот же вор придет к власти — он для них станет не авторитетом» (из беседы с заключенным в Тверской колонии строго режима, с. 115).

Власть, исключающая механизмы обратной связи и сводящаяся к указанию другим людям, что им делать, оказывается неприемлемой с точки зрения тюремной субкультуры. Такое понимание власти практически совпадает с классическим определением Макса Вебера, согласно которому власть — это «способность подчинить других своей воле, даже вопреки сопротивлению»[10]. Означает ли сказанное, что заключенные находятся в оппозиции к любой власти? Формулировка вопроса весьма лукава, потому что русский язык, в отличие от многих других европейских, не различает власть как навязывание, указание, подчинение (англ. power, фр.pouvoir) и власть как убеждение (англ.authority, фр.autorité). Заключенные выстраивают свою собственную иерархию власти, но кладут в ее основу власть через убеждение. Не случайно находящиеся на ее вершине воры в законе и авторитеты в идеале не имеют права навязывать свою волю, а должны убеждать в своей правоте, объяснять. Собственно, само название «авторитет» содержит в себе подсказку для правильной интерпретации их роли и позволяет провести вольную аналогию с authority как властью через убеждение[11]. Неограниченная власть, сводящаяся к одностороннему указанию, развращает и потому неприемлема с точки зрения носителей тюремной субкультуры (в этом смысле в тюремной субкультуре можно парадоксальным образом увидеть элемент гражданского общества). Напротив, властные отношения приемлемы до тех пор, пока они основаны на убеждении. Мандат власти истекает в тот момент, когда обрываются обратные связи между ее субъектами (ср. «хоть тот же вор придет к власти…»). Интересно, что именно вор в законе в беседе, состоявшейся в одной из колоний Мурманской области в октябре 2000 года, четко указал на опасности передачи президентской власти в России «наследнику». «А по стране чтобы все поменялось, это чисто такая глобальная проблема… А не то, чтобы там размахивать… Вот он, мой преемник — сейчас два срока будет преемник, выйдет — вот он мой преемник… За кого ни проголосуем — будет этот преемник…» (неопубликованное интервью, проведенное автором статьи). Какими бы ни были намерения конкретного человека, наделенного властными полномочиями, отсутствие ограничений и механизмов действенной обратной связи с гражданами будет способствовать сведению его власти к указанию и принуждению.

Почему же в «Современной тюрьме» оказались смещенными акценты, которые помешали автору в полной мере воспользоваться потенциалом богатого, а иногда и уникального эмпирического материала (заметим, что помещенные в приложения описания татуировок, образцы анекдотов и письменного фольклора составляют добрую половину объема книги)? Навряд ли дело только в ограниченности размеров выборки, в которую вошли три исполнительных учреждения, два из которых — для женщин и подростков, то есть имеющие свою, особую субкультуру, что признается и самим автором («Воровские понятия и законы проникают в женскую среду в крайне ослабленном виде», с. 113).

Попробуем «разглядеть», «услышать» автора через особенности построения текста, выделение в нем значимых или, наоборот, сознательно скрываемых символов и знаков[12]. Не претендуя на исчерпывающий анализ структуры текста книги, нетрудно заметить в нем ряд лакун, которые, возможно, появились в результате табуирования ряда сюжетов и источников. Так, нет ссылок на переведенные на русский язык и чрезвычайно важные для понимания природы насилия и власти работы Мишеля Фуко и Рене Жирара[13]. Старательно обходятся темы тюремного сленга, арго, а также блатных песен, что особенно странно для исследования фольклора. Указанные источники и темы как раз и могли бы подтолкнуть к идее смещения акцентов в противопоставлении тюрьмы окружающему социуму. Например, факт растворения в повседневном русском языке тюремного арго свидетельствует не об оппозиции тюрьмы и социума, а, наоборот, об их своеобразном «сродстве». Фуко объясняет это сродство тем, что и тюрьма, и социум пронизаны властными отношениями, «вписаны» в них. Чувствуется скрытая полемика Екатерины Ефимовой с этими и рядом других утверждений. Но эта полемика не принимает явных, эксплицитных форм, а приводит к появлению ряда табу. Видимо, только в тюрьме «на первый план […] выходит общение, понимаемое как основная форма деятельности члена тюремного социума» (с. 76). В науке же общение представляет собой действительную проблему, что подтверждается и дискуссией, развернувшейся на страницах первых трех номеров журнала «Общественные науки и современность» (под рубрикой «Диалог в науке и в обществе») за 2004 год. Пусть это будет критика, но в открытой, исключающей появление табу, форме. Пусть это будет игра («игра является стержнем воровской жизни», с. 89), но по прозрачным и понятным читателю и другим участникам научной дискуссии правилам. В конечном счете, оказывается, что, как это ни парадоксально звучит, и представителям «немаргинальной» научной субкультуры есть чему поучиться у «маргиналов» и «изгоев».

Маргиналы, ставшие основой общества — Ведомости

Слово «волонтер» в российском случае пока не стало общеупотребимым. Напротив, на Украине волонтерство за последние два года превратилось в институт, о котором знают и которому доверяют большинство граждан. Пожалуй, именно в различной роли волонтеров двух стран можно увидеть проявление их все более расходящихся траекторий развития. С одной стороны, это приобретающий абсолютный характер акцент на команды и контроль сверху в российском случае, а с другой – развитие низовых инициатив, идущих от самих граждан.

Волонтерство остается чуждым и непонятным россиянину. Среди наиболее часто встречающихся поисковых запросов с этим словом в рунете ссылки на иные, нероссийские реалии: АТО (официально принятое на Украине название войны в отдельных районах Донецкой и Луганской областей этой страны), «за границей», «в Европу», «Украина», «Беларусь» и «волонтер – это».

Когда в российских осинах заходит речь о волонтерах, возникает ощущение инородности данного социального тела. Волонтеры помогали спортивным чиновникам на Олимпиаде в Сочи и, вероятно, вновь понадобятся во время ожидаемого чемпионата мира по футболу. Но это международные мероприятия и заимствованная опять-таки из-за рубежа модель оптимизации расходов на их проведение.

Волонтерами становятся в некоторых случаях студенты – если того требует специфика программы (например, права человека, сестринское дело или социальная работа). Однако при этом волонтерство обусловлено требованиями образовательного процесса и потому редко происходит по инициативе самих студентов.

Случаи настоящего волонтерства – неоплачиваемой и добровольной помощи тем, кто в ней больше всего нуждается (онкологическим больным, детям-сиротам, людям с ограниченной мобильностью и им подобным), в России присутствуют, но находятся на периферии общественной жизни. Не случайно ни одного упоминания о волонтерах в ежегодных отчетах о жизни российского социума «Левада-центра» не найти. Волонтерство представляет собой в России бесконечно малую величину, невидимую в массовых опросах и игнорируемую общественным сознанием.

Ситуация с волонтерством на Украине до недавнего времени была весьма сходной. О нем слышали немногие, а те волонтерские инициативы, что существовали, зачастую имели зарубежные корни и поддержку от иностранных фондов.

Все радикально изменилось в конце 2013 – начале 2014 г. Волонтерство из экзотики превратилось в массовое движение, один из немногих институтов, которым граждане Украины действительно доверяют. По данным опроса Киевского международного института социологии (июнь 2016 г.), волонтерские организации находятся в тройке социально-политических институтов, пользующихся наибольшим доверием населения, наряду с церковью и вооруженными силами (ЗСУ). Волонтерским организациям, помогающим ЗСУ, полностью доверяет 14,7% респондентов, скорее доверяет 40,6%. Для волонтерских организаций, работающих с вынужденными переселенцами из Крыма и Донбасса, аналогичные цифры составляют 12,9 и 42,8%.

В России, по данным «Левада-центра» за 2015 г., сопоставимым уровнем доверия могут похвастаться только президент, правительство и Государственная дума. На Украине аналогичным социально-политическим институтам доверяют существенно меньше, чем волонтерам.

Получается в некотором смысле зеркальная картина. В одном случае, российском, основой всего и вся являются государственные институты. Доброе дело если когда и делается, то по команде сверху. В случае украинском волонтерство как особое проявление гражданского общества стало самостоятельной и самодостаточной силой, где-то подменяющей государство, где-то его контролирующей и ограничивающей. Гражданское общество, остающееся абстрактным термином из переведенных учебников в России, приобрело вполне реальные формы на Украине. Формы волонтерских инициатив, появляющихся в результате самостоятельного выбора самих граждан.

Поначалу, в 2014 г., волонтеры попросту подменяли несостоятельное на тот момент украинское государство и его институты: армию (отсюда добровольческие батальоны на первом этапе вооруженного конфликта) и систему ее материально-технического снабжения (от обмундирования и питания бойцов до ремонта военной техники и даже разработки новых видов вооружений, например, дронов и компьютерной системы корректировки артиллерийского огня), службу по вопросам чрезвычайных ситуаций (эвакуация людей из зоны боевых действий, подчас под обстрелами) и министерство социальной политики (помощь переселенцам, раненым и другим социально незащищенным группам). Позднее, когда государственные структуры начали предоставлять хотя бы минимальный объем услуг по своему профилю, волонтеры постепенно перешли к выполнению функций контроля и надзора.

В среде волонтеров, которые во многом и обеспечили выживание Украины в 2014–2015 гг., все чаще можно услышать мнение об определенном кризисе движения. Люди стали меньше перечислять деньги на волонтерские инициативы (через руки наиболее известных волонтеров прошли добровольные пожертвования, эквивалентные миллионам долларов), сами волонтеры начали уходить в другие сферы деятельности – бизнес (в том числе по производству тех товаров и услуг, на предоставлении которых они ранее специализировались бескорыстно), политику (в качестве депутатов или их помощников), на государственную службу (как чиновники или их советники) и общественную работу на профессиональной основе (становясь руководителями крупных неправительственных организаций, получающих зарплату и имеющих офис).

Видимо, этот процесс будет продолжаться и дальше. Физически невозможно отдавать всего себя 20 часов в сутки, как это делают наиболее активные волонтеры (автор в этом убедился сам, проведя вечер в компании одного из них), не получая за это ни копейки. Люди элементарно перегорают (а ведь речь идет зачастую о тех, у кого есть семья и дети).

Однако при всех сожалениях относительно неповторимой атмосферы волонтерства на такую эволюцию можно смотреть и с оптимизмом. Всплеск низовой социальной энергии, произошедший на Украине в 2014–2015 гг. и материализовавшийся в волонтерстве, сейчас постепенно находит выход в других формах. Энергия наиболее активной части волонтерства теперь имеет шансы пойти на реформирование изнутри институтов бизнеса (социально ориентированного в результате не принуждения чиновников, а осознанного выбора), государства и неправительственного сектора (который учится жить не только на зарубежные гранты, но прежде всего за счет поддержки населения и национального бизнеса).

В некотором смысле можно провести параллель с возникновением корпораций и местного самоуправления на базе ассоциативных структур переселенцев на первых этапах американской истории. Этот процесс превращения гражданских инициатив в коммерческие и протогосударственные находился в центре внимания экономического историка, нобелевского лауреата Дагласа Норта, например.

Да, этот этап развитые страны Запада прошли пару веков назад. Но для молодой нации, которая до 1991 г. не имела государственности, подобный этап представляется неизбежным. Ожидание того, что его можно перепрыгнуть, в некотором смысле и привело к протестам конца 2013 – начала 2014 г. Большие скачки и в коммунизм, и в капитализм одинаково губительны.

Что же касается России, то, не пройдя аналогичного этапа низовой социальной мобилизации, представляется невозможным переориентировать существующие институты власти и бизнеса с обслуживания интересов элиты на защиту интересов граждан. Гражданское общество не возникает по желанию спонсоров или либерально настроенной интеллигенции. Оно рождается снизу, в том числе через волонтерские инициативы самих граждан.

Автор – ведущий научный сотрудник ЦЭМИ РАН, профессор университета «Мемориал», Канада

Выселить сложно, но можно. Как воронежцам бороться с соседями-маргиналами. Последние свежие новости Воронежа и области

Адекватность соседей во многом определяет комфорт и спокойствие человека дома. Но это лотерея – никогда не знаешь наверняка, кто окажется за твоей стенкой: собиратель помоечных реликвий, любитель ночных дискотек или приличный человек. А может случиться и так, что в доме или на лестничной площадке появится притон.

На встрече в Доме журналистов воронежские эксперты рассказали, какие существуют законные способы борьбы с соседями-маргиналами.

Организатор мероприятия – Гильдия аналитических журналистов.

Фото – Михаил Кирьянов (из архива)

Что такое притон?

Казалось бы, с этим определением все понятно. Однако, как выяснилось, не любую квартиру, где собираются зависимые или асоциальные люди, можно назвать притоном. Съемное жилье, к примеру, таковым не является. Необходимое условие для подобной формулировки: собственник жилья регулярно собирает под своей крышей неких людей, которые каким-то образом отравляют жизнь окружающим.

Квартира – это жилое помещение, которое можно использовать только для проживания. Для других целей, которые нарушают интересы соседей, – нет.

Как бороться с притоном?

– Жилищный кодекс позволяет выселять такого рода неблагополучных людей, нарушающих условия проживания и опасных для других. Подобные судебные решения хоть и нечасто, но случаются. Однако это длинный и тернистый путь, – предупредила юрист, заместитель генерального директора ООО «Росизвесть» Оксана Пальчикова. – Если решились на него, запаситесь терпением. Без этого собрать убедительные доказательства, которые позволят суду принять столь радикальное решение, не получится. Каждое свое слово в суде нужно будет доказывать. К примеру, предъявить суду акт управляющей компании о том, что вас залили, причинили еще какой-то вред. Показать полицейские протоколы, составленные по вызовам соседей, допустим, на шум. Лучше, если подобные факты фиксировались неоднократно и жильцами разных квартир. Характеризовать ваших оппонентов могут неоплаченные коммунальные счета – можно запросить такие сведения в управляющей компании. Вы должны аргументированно объяснить суду, что несоблюдение порядка гостями и хозяином притона может привести к тяжелым последствиям. Должны продемонстрировать ваши обращения во все заинтересованные инстанции и ответы на них. Видео и фото тоже могут использоваться в качестве доказательств. Если будут коллективные письма и остальные жильцы будут готовы подтвердить ваши слова в суде, шанс избавиться от таких соседей возрастет многократно.

Фото – Виталий Грасс

В каком случае нужно вызывать полицию?

Одного вашего недовольства соседями для вызова полиции недостаточно, считает замначальника отдела организации деятельности участковых уполномоченных полиции ГУ МВД по Воронежской области Александр Межов.

Фото – из архива

– Ваших подозрений, что в соседней квартире проживает потенциальный преступник с тяжелым прошлым, мало, чтобы вызвать полицию. Жилище человека неприкосновенно, и без веского повода вторгаться туда непозволительно даже полицейскому. Поэтому кроме подозрений должно быть что-то более убедительное. К примеру, человек нарушает закон о тишине и покое. В этом случае можно вызывать правоохранителей, они составят протокол, но решение о наказании принимает административная комиссия. Если подобные вызовы системны, то это повод обратиться в суд. Если в семье есть несовершеннолетние дети, а там постоянно происходят пьянки, это тоже повод вызвать полицию. Представители ПДН, образования, органов опеки могут прийти и проверить, в каких условиях живут дети. Если эти условия неудовлетворительные – это так же служит поводом для принятия мер.

Стоит ли устраивать разборки с нарушителями спокойствия?

– Нельзя этого делать. Подобное может плохо закончиться, – заметил Александр Межов. – Можно потерять здоровье. Или свободу – если в драке вы окажетесь сильнее и нанесете противнику травму. Из потерпевшего вы можете запросто превратиться в обвиняемого.

Фото – Роман Демьяненко (из архива)

Эксперт убежден, что лучше обратиться в полицию:

– Если обращения будут частыми, участковый займется профилактикой. Механизмы воздействия могут быть разными – начиная от бесед и заканчивая более серьезными мерами. Например, если человек освободился по УДО, то его УДО может закончиться.

Могут ли на ситуацию повлиять управляющие компании?

Директор управляющей компании Советского района Владимир Чаплынских рассказал о своем опыте:

– У нас был случай, когда людей, годами не плативших за жилье и отравлявших жизнь соседям, пришлось выселять. Сначала мы отрезали квартиру ото всех благ – воды, канализации, отопления, а потом заварили двери. Квартира осталась в собственности этих людей, но им туда ограничили доступ. Окончательное выселение из квартиры происходит, конечно, только по решению суда, но в исключительных случаях можно решить ситуацию и такими полумерами.

А если попробовать договориться?

Руководитель компании «Система комплексной безопасности «Крепость»» Яков Милюков рассказал, что самая большая проблема в борьбе с такими квартирами, на его взгляд, – равнодушие окружающих.

Фото – Виталий Грасс (из архива)

– Карательных мер в борьбе с такого рода соседями много, проблема в том, что люди не готовы брать на себя ответственность: писать заявления, обращаться в полицию и суд. Бывает страшно связываться с подобными неприятными людьми. От безнаказанности они наглеют. С другой стороны, плохо, когда люди могут только давить. Я считаю, что нужно давать шанс. Пытаться понять причины. Учиться идти на компромиссы и договариваться.

Доцент кафедры психиатрии с наркологией Воронежского государственного медуниверситета имени Бурденко Максим Пальчиков считает, что за каждым притоном и раздражающей нас квартирой, как правило, стоит человеческая трагедия:

– Она глушится алкоголем, наркотиками. Иногда люди в этих квартирах остро нуждаются в помощи, часто и недобровольной. Но с тех пор, как отменили принудительное лечение зависимых людей, оказать эту помощь крайне проблематично.

Фото – Виталий Грасс

По словам Максима Пальчикова, стоит постараться установить с оппонентами обратную связь.

– Если вы общаетесь со своим обидчиком, избегайте категоричных формулировок. Начинать разговор лучше без агрессии, стараясь сглаживать углы, не нападая, не предъявляя претензии, а объясняя свою проблему. Если вы видите вменяемую обратную связь, нужно пытаться договариваться. Если ее нет, то придется идти длинным путем – через сбор доказательств, вызовы полиции и походы в суд. В суде, если до этого все же дошло, картину может дополнить психолого-психиатрическая экспертиза.

У Алексея Канапухина, замдиректора по внешней работе Благотворительного фонда святителя Антония Смирницкого, не лучший личный опыт в этой теме. Так что однозначного мнения о том, реально ли провести мирные переговоры, у него нет.

Фото – Виталий Грасс

– В своем подъезде договориться с такого рода людьми у меня не получилось. Там живут больные люди, – признался Алексей Канапухин. – С отменой принудительного лечения вообще трудно что-то предпринять. Те, кто употребляет те же «фуфырики», очень быстро деградируют. Даже если предположить, что они вдруг бросят пить, в их мозгу уже произошли необратимые изменения, и возврата к нормальной жизни, скорее всего, не будет. Должны работать какие-то рычаги, чтобы влиять на ситуацию. А их нет. Должны произойти изменения на законодательном уровне, возможно, даже на местном. К примеру, возможно, есть смысл вернуться к практике лечебно-трудовых профилакториев. Путь выселения через суд настолько затратный (этому нужно посвятить часть жизни), что я не могу его посоветовать никому. В моей практике бывали случаи, когда у зависимых людей возникало сильное желание изменить свою жизнь и они твердо принимали решение завязать с дурными привычками. В нашем центре в Костенках – около 15 человек: бывшие наркозависимые, заключенные, бездомные – они из таких. Мы проводим отбор и принимаем только желающих действительно пройти курс реабилитации, а не просто отсидеться. Если есть такого рода желающие, милости просим к нам.

О том, можно ли наверняка узнать, что сосед – наркоман, приравнивается ли криминальное прошлое или психическая болезнь к опасности для общества и что делать, если сосед специально разбил вам окно, машину или причинил какой-то другой ущерб, – в более раннем материале РИА «Воронеж» по теме.

Заметили ошибку? Выделите ее мышью и нажмите Ctrl+Enter

Мединский назвал маргиналами поклонников «Гражданской обороны»

Министр культуры Владимир Мединский оценил активность поклонников «Гражданской обороны» во время голосования за право назвать аэропорт Омска в честь основателя «ГО» Егора Летова, однако назвал их маргиналами. Цитату чиновника привел «РЕН ТВ».

Вы знаете, что некоторые довольно узкие, можно даже сказать, маргинальные аудитории, например, представляющие поклонников группы «Гражданская оборона», исключительно активны. Этот, на первый взгляд, бестолковый хайп служит популяризацией хорошего дела. А дело это очень хорошее, потому что наша топонимика должна тоже играть на популяризацию исторического наследия

Владимир Мединский

Министр культуры

Кроме фанатов «Гражданской обороны» министр отметил фан-группы и других деятелей культуры, ученых, военачальников, исторических и общественных деятелей. Однако активности поклонников музыканта не хватило, чтобы имя Летова попало в шорт-лист общенационального конкурса «Великие имена России». В тройку финалистов вошли генерал Дмитрий Карбышев, авиаконструктор Андрей Туполев и актер Михаил Ульянов. Социологи объяснили, что вариант с Летовым не получил поддержки среди старшего поколения и «не поклонников рок-музыки».

Проект «Великие имена России» был запущен 11 октября. В его рамках рамках граждане выбирают имена выдающихся соотечественников, которые присвоят 47 аэропортам. Так, московские аэропорты могут получить имена Михаила Ломоносова, Константина Циолковского, Дмитрия Менделеева и других. Петербургский аэропорт Пулково может быть назван в честь Александра Пушкина, Петра I или Александра Невского. Финальное голосование, в результате которого определятся личности, чьими именами будут названы 47 российских аэропортов, продлится до 30 ноября.

Одни «маргиналы» располагаются в железных скобках власти, а другие — сознательно или невольно — за скобками — Газета.Ru

Российскую оппозицию, выходящую на улицы, обитатели Кремля, а также находящиеся у них на подтанцовках парламентарии, политтехнологи и журналисты обычно обзывают «политическими маргиналами». Но в сегодняшней России, как и в каждом государстве, где власть сознательно обнуляет базовые демократические принципы, политическими маргиналами являются все, кто не принимает решений. И даже отчасти те, кто их принимает. Просто одни «маргиналы» располагаются в железных скобках власти, а другие — сознательно или невольно — за скобками.

Буквальный смысл слова «маргинал» — человек, находящийся вне группы или социального слоя. Так что для человека это скорее хвала, чем ругательство: сохранять индивидуальность в любые времена и при любых обстоятельствах — несомненное, может быть, даже главное достижение. Но если смотреть не на отдельных людей, а на те самые группы и социальные слои, управляющие страной, быстро выясняется, что, например, «Единая Россия» не менее маргинальна, чем «Другая Россия», независимо от численности, статуса этих организаций и места по разные стороны баррикад. Потому что «единороссы» определяют политическую повестку российской жизни не в большей, если не в меньшей (учитывая неадекватную реакцию властей на «Марши несогласных» и все более значительный резонанс каждого последующего «Марша» по сравнению с предыдущим) степени, чем оппозиционеры.

Реальной власти у «Единой России» не больше, чем у «Другой». Борис Грызлов может повлиять на кандидатуру следующего президента России не сильнее, чем Гарри Каспаров или Эдуард Лимонов

Более того, даже самые убежденные и сознательные поклонники нынешней российской власти не станут утверждать, что президент Путин и его администрация реализуют программу правящей партии, каковой формально является «Единая Россия».

Да что там партии, маргинальными в нынешней российской структуре власти стали целые государственные институты — парламент, правительство и большинство входящих в него министерств, региональные законодательные собрания. Они не принимают фундаментальных решений в рамках своей компетенции, эти решения принимаются окружением главы государства, его администрацией. Но и эти, пусть не слишком известные населению пофамильно, реальные хозяева России тоже маргинальны — уже в прямом смысле, поскольку находятся вне групп и слоев. Не считать же социальной группой семь, десять или пятнадцать друзей, однокашников, сослуживцев или соседей по дачному кооперативу главы государства. По такой логике почти у всех нас есть подобная «социальная группа».

Надо ли говорить, что за скобки российской политической системы выведен сам народ, хотя по Конституции Россия — пока демократическая республика, и формой правления в ней является народовластие. Последние оставшиеся серьезные выборы, теоретически способные поменять расклад сил во власти, — думские и президентские — потому и вызывают такие неприятные чувства в Кремле, что придется на время голосования допустить «маргинальный» народ к процессу руления страной.

Конечно, народную волю можно и существенно исказить посредством манипуляций с избирательными бюллетенями, но все равно, совсем отказаться от выборов — как это удалось проделать с губернаторами — на федеральном уровне пока не получается.

Кстати, вы не задумывались, почему в России до сих пор не отменили всякие выборы? Конечно, есть политтехнологи и государственные СМИ, которые хотели бы пилить госбюджеты под пропагандистские кампании, самой главной из которых является выборная. Не поддерживать же власть из чистого энтузиазма — каждый труд должен достойно оплачиваться. Ну так, в конце концов, безо всяких выборов можно было бы провозгласить нынешнего российского президента царем Владимиром I, а политтехнологи с провластными журналистами и руководителями телеканалов просто переквалифицировались бы в придворных шутов и скоморохов. Показывали бы то же самое, что показывают сейчас, писали бы и говорили то же самое, только без спущенной сверху геморроидальной задачи — во что бы то ни стало «обеспечить преемственность курса».

Проблема как раз в том самом народе, который так настойчиво и сознательно превращали в политического маргинала. По всем социологическим опросам, интерес россиян к политике и так неуклонно падает.

Но вот ведь беда: власть, с одной стороны, хочет, чтобы народу было до нее как можно меньше дела, а с другой, не может, чтобы народу не было до нее дела вовсе.

Кем же править, если власть сама по себе, а народ сам по себе? Одного покорного молчания народных ягнят или дежурного восторженного хора придворных политиков, чиновников и журналистов власти мало. Ей хочется и народного внимания. Раз в четыре года. На выборах тех, кого уже заранее выбрала сама власть.

Впрочем, это не наши проблемы. Нам-то что, мы маргиналы, люди за скобками. Наша проблема — устроить свою жизнь максимально независимо от нынешней власти, чтобы она получила то заслуженное полное одиночество, которого так настойчиво добивается все эти годы. И сама почувствовала себя маргинальной, как, в конце концов, случается со всякой властью, стремящейся к несменяемости и авторитарному стилю правления.

Бороться с маргиналами, чтобы победить националистов

Борьбу с преступлениями, в основе которых лежит расовая, национальная и религиозная вражда, новый прокурор Москвы Юрий Семин, отвечая на вопрос корреспондента «НГ», назвал одним из приоритетных направлений работы столичных прокуроров. Но тут же оговорился, что тем инструментарием, которым располагают правоохранительные органы, его не искоренить. По мнению прокурора, это явление имеет социальные корни, а «в нашем обществе очень значительный маргинальный слой, и он продуцирует эти явления изо дня в день». Как утверждает Юрий Семин, нужно делать все, «чтобы маргинальность у нас уходила из жизни». «Уйдет маргинальность – уйдет база этого опасного явления, – подчеркнул он. – Без этого борьба с ним будет напоминать состригание травы».

Слова прокурора столицы, который, по его собственному признанию, находится на должности без семи дней месяц, стали своеобразным ответом на вчерашнее обращение президента Дагестана Муху Алиева к руководству МВД России и столичных правоохранительных органов. Лидер республики потребовал непредвзятого и объективного расследования по факту нападения скинхедов на двух дагестанцев в московской электричке, выразив беспокойство по поводу того, что преступление может быть квалифицировано как хулиганская выходка (как, надо заметить, случалось уже не раз).

Но задачей номер один для московской прокуратуры, как признался вчера журналистам Юрий Семин, – усилить правозащитную функцию прокуратуры. «Эта функция должна стать системообразующей в нашей деятельности», – подчеркнул он. Кроме того, по его словам, прокуратура должна более эффективно способствовать реализации национальных проектов. Также будет взят курс на усиление координации деятельности правоохранительных органов, борьбы с коррупцией и должностными преступлениями, развития международного сотрудничества, а также создание режима открытости и прозрачности в деятельности прокуратуры.

Юрий Семин отметил, что за прошедшие полгода в Москве зафиксировано 123 тыс. преступных проявлений – это самый высокий показатель уровня преступности в стране. Рост, по мнению прокурора, объясняется совокупностью причин, в том числе и тем, что правоохранительные органы в основном сосредоточились на предупреждении терактов. Тем временем возросло число обычных уличных преступлений, квартирных краж. «Конечно, это менее опасные преступления, но их совокупность дает очень тяжелый криминальный фон», – сказал Юрий Семин. По его мнению, значительно влияет на эту статистику миграционный фактор. Да и сама статистика стала вестись по-иному – в настоящее время полнота регистрации преступлений стала значительно выше.

Юрий Семин не жаловался на недостаток сил и средств, наоборот, подчеркнул, что столичная прокуратура достаточно обеспечена квалифицированными кадрами. Но мешало работе то, что оценка деятельности настолько сильно зависела от некоторых цифровых показателей, что «погоня за цифрами» стала заслонять качество работы. Новый прокурор столицы обещал освободить работников прокуратуры от излишней отчетности и не опекать по мелочам. «Мы будем ставить только основные, стратегические цели, а тактику, средства исполнения прокуроры на местах будут выбирать самостоятельно», – заявил он.

Комментарии для элемента не найдены.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • По: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «криком»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • По Каролина Девушка на 10-12-19

Изгоев

Средневековые манускрипты хранят романтические истории, веру и знания, но их роскошные иллюминации также могут выявить скрытые предубеждения.Такие книги, обычно созданные для привилегированных классов, тем не менее дают представление об маргинализированных и бессильных, отражая их незначительное положение в обществе. Отношение к евреям и мусульманам, беднякам, тем, кого считают сексуальными или гендерными девиантами, и народам за пределами Европы можно различить по карикатурным и полемическим образам, а также по следам стирания и цензуры. Для современного зрителя яркие образы и вездесущие подтексты иллюстрированных рукописей могут служить ярким напоминанием о силе риторики и опасности предубеждений.

Присоединяйтесь к обсуждению в нашем блоге или @#MedievalOutcasts


Распятие (фрагмент с Экклесией и Синагогой), из Миссала Штаммхейма, Хильдесхайм, вероятно, 1170-е годы, автор неизвестен. Музей Дж. Пола Гетти» }, { позиция: 1, src: «/art/exhibitions/outcasts/images/2_x1024.jpg», ширина: «351px», стиль: «15px;», alt: «Руссильон идет на помощь Мартелю (фрагмент), лист из «Истории Шарля Мартеля», Брюгге, около 1467–1472 гг., Лойсет Льеде и Пол Фрут.Музей Дж. Поля Гетти
Смерть Брунгильды, королевы Франции (фрагмент на полях), из «Судьб выдающихся мужчин и женщин», Париж, около 1413–1415 гг., Мастер Бусико. Музей Дж. Пола Гетти», шапка: »

Стереотип воинствующего мусульманина, изображающего мужчин как воинов или монстров, часто использовался в качестве пропаганды для поддержки современных политических программ. , Брюгге, ок. 1467–1472 гг., Лойсет Лейдет и Пол Фрут.Музей Дж. Поля Гетти
Смерть Брунгильды, королевы Франции (фрагмент на полях), из Судьбы выдающихся мужчин и женщин , Париж, ок. 1413–1415, Мастер Бусико. Музей Дж. Пола Гетти» }, { позиция: 2, src: «/art/exhibitions/outcasts/images/3_x1024.jpg», ширина: «351px», стиль: «15px;», alt: «Святой Мартин, делящий свой плащ (фрагмент), из Молитвенника Карла Смелого, Гент и Антверпен, 1469 г., Ливен ван Латем.Музей Дж. Пола Гетти», шапка: «

Состоятельные меценаты включали в свои книги изображения христианского милосердия, но такие изображения часто появлялись рядом с сатирическими изображениями бедняков и инвалидов. Гент и Антверпен, 1469 г., Лейвен ван Латем. Музей Дж. Пола Гетти » }, { позиция: 3, src: «/art/exhibitions/outcasts/images/4_x1024.jpg», ширина: «351px», стиль: «15px;», alt: «Инициал D: Монахиня, кормящая прокаженного в постели (фрагмент), из псалтыря, Энгельберг, Швейцария, около 1275–1300 гг., Художник неизвестен.Музей Дж. Пола Гетти», шапка: »

Даже в Средние века медицинская помощь была доступна тем, у кого уже были заболевания и неизлечимая болезнь. Тем не менее, клеймо болезни коснулось всех социальных классов.


Инициал D: Монахиня кормит прокаженного в постели ), из псалтири, Энгельберг, Швейцария, ок. 1275-1300 гг., автор неизвестен. Музей Дж. Пола Гетти» }, { позиция: 4, src: «/art/exhibitions/outcasts/images/5_x1024.jpg», ширина: «351px», стиль: «15px;», alt: «Смерть Брунгильды, королевы Франции (фрагмент), из «Судьб выдающихся мужчин и женщин», Париж, около 1413–1415 гг., Мастер Бусико. Музей Дж. Поля Гетти», шапка: »

Раннесредневековая королева Брунгильда пала жертвой женоненавистничества более поздних авторов, которые представили ее как архетип «злой женщины» — безжалостной и мстительной. Судьбы прославленных мужчин и женщин , Париж, ок. 1413–1415, Мастер Бусико.Музей Дж. Пола Гетти» }, { позиция: 5, src: «/art/exhibitions/outcasts/images/6_x1024.jpg», ширина: «351px», стиль: «15px;», alt: «Посольство герцога Брабантского перед королем Франции и герцогом Беррийским (фрагмент), из Хроник, книга 3, Брюгге, около 1480–1483 гг., Мастер Гетти Фруассар. Музей Дж. Поля Гетти» , шапка: »

Автор Жан Фруассар «разоблачил» герцога Беррийского слухами и слухами о внебрачных гомосексуальных влечениях и романе с мальчиком при дворе.


Посольство герцога Брабантского перед королем Франции и герцогом Беррийским (фрагмент), из Хроник , книга 3, Бержес, ок. 1480-1483, Магистр Гетти Фруассар. Музей Дж. Пола Гетти» }, { позиция: 6, src: «/art/exhibitions/outcasts/images/7_x1024.jpg», ширина: «351px», стиль: «15px;», alt: «Секс Авраама и Агари (фрагмент) из Всемирной хроники, о Регенсбурге, 1400–1410 гг., Художник неизвестен.Музей Дж. Пола Гетти», заглавная буква: »

Это стертое изображение предполагает способность образов вызывать моральные суждения; в частности, эротические встречи с людьми, считающимися чужими или «другими».


Половой акт Авраама и Агари (фрагмент), из Всемирной хроники , о Регенсбурге, 1400–1410, художник неизвестен. Музей Дж. Пола Гетти» }, { позиция: 7, src: «/art/exhibitions/outcasts/images/8_x1024.jpg», ширина: «351px», стиль: «15px;», alt: «Первоначальный вопрос: Два солдата, ведущие двух мавров перед королем (фрагмент), из Feudal Customs of Aragon, Huesca (Испания), около 1290–1310, художник неизвестен.Музей Дж. Пола Гетти», крышка: «

Феодальные законы в Королевстве Арагон (Испания) запрещают евреям и христианам возвращать порабощенных мусульман или чернокожих африканцев на их родину. Feudal Customs of Aragon , Уэска ​​(Испания), ок. 1290–1310, художник неизвестен. Музей Дж. Пола Гетти» }, { позиция: 8, src: «/art/exhibitions/outcasts/images/9_x1024.jpg», ширина: «351px», стиль: «15px;», alt: «Инициал E: Соломон и царица Савская (фрагмент), из Библии, Кельн, около 1450 г., художник неизвестен. Музей Дж. Пола Гетти», шапка: »

Часто идентифицируемая как африканка, обычно эфиопка, библейская царица Савская часто «белилась»; то есть представлена ​​в виде белой европейской царицы


Инициал E: Соломон и царица Савская (фрагмент), из библии, Кёльн, ок. 1450 г., художник неизвестен.Музей Дж. Пола Гетти» }, { позиция: 9, src: «/art/exhibitions/outcasts/images/10_x1024.jpg», ширина: «351px», стиль: «15px;», alt: «Поклонение волхвов (фрагмент), из часовой книги, Прованс, около 1480–1490 гг., Жорж Трюбер. Музей Дж. Пола Гетти», шапка: »

Черный африканский маг был олицетворением цветного человека в средневековом искусстве в период, когда европейцы занимались жестокой торговлей африканскими рабами.


Поклонение волхвов (фрагмент), из часовой книги, Прованс, ок. 1480-90, Жорж Трюбер. Музей Дж. Пола Гетти» }, ];

для Нетфликса? «Изгои» сменили «Дрянных девчонок», но надолго ли это?

Что ж, нам всем понадобился Виктория Джастис , чтобы сыграть последнего измученного подростка.Нам всем нужно было услышать, как она выпалит: «Какого хрена?» как Nickelodeon или Disney Channel не было рядом, чтобы сказать ей не делать этого.

«Изгои» высвобождает правосудие, Эден Шер из сериала «Ближний» (он же Майим Бялик, «Следующее поколение») и разные телевизионные подростки в школьной комедии с рейтингом PG-13 о буллинге, травле хулиганов, мальчиках, мести и отдача.

Меньшего и не ожидаешь от детей в старшей школе Ричарда Милхауса Никсона, пригородной стране «самосегрегированных группировок и стереотипной тоски» — с точки зрения кино, море красивых белых или, по крайней мере, почти полностью не черных лиц.

Джастис играет Джоди, старшеклассницу, которая звучит, одевается и, кажется, думает как 20-летняя девушка, мечтающая сыграть «крутую девчонку, только что закончившую колледж» или что-то в этом роде, что-то более далекое от «Победоносца», чем «Изгои».

Шер — рассказчик-Минди, направленная в Массачусетский технологический институт, в то время как Джоди, дочь овдовевшего отца ( Фрэнк Уэйли, , помните его?) направляется «на работу с минимальной заработной платой, чтобы я могла присоединиться к версии крепостного права 21-го века».

«Когда вы начали говорить как Троцкий

У Минди есть цели и ожидания, а у мистераСэмюэлс, поддерживающий учитель естественных наук. Джоди? Она видит реальный мир через своего папу-почтальона, которого она называет «Херб». Она поет свои собственные песни перед несуществующей онлайн-аудиторией и злится.

Значит, НЕ она предлагает: «Я думаю, мы должны попросить Уитни («Королеву Биотч») прекратить мучить нас». И эта «крутая детская» вечеринка, на которую их пригласили? Адмирал Акбар знает, и Джоди тоже.

Блондинка Уитни ( Клаудия Ли, Злая) не смогла стать королевой, не овладев эпическим, ничем не спровоцированным ожогом.Из Красивых Людей только Дэйв (Эван Джогиа) с волосами, как у рок-звезды, кажется, раздражен ненавистью Адольфа Уитлера. Каждому поколению нужен свой не-WASP Эндрю Маккарти.

«Теория большого взрыва» и ее «курчавая болонка» не могут быть равными Уитни. Не иметь его. Так начинается «победа над фашистами в их собственной игре», когда они «свергают поколения укоренившихся школьных социальных слоев», чтобы отомстить.

План? «Союз изгоев». Как и легионы таких комедий до них.

Я цитирую здесь множество фрагментов диалогов, потому что в этом заключается сила этой непритязательной и неторопливой молодежной комедии.

«Как дела, ребята?»

«Ну, мы еще не накрылись ».

Престижность сценаристам Доминику Феррари и Сюзанне Врубель за то, что они дали дамам, по крайней мере, что-то смешное, что Джастис с ее челкой и низким голосом не может скрыть тот факт, что ей 25 лет, и она слишком неестественна, чтобы не попасть в камбэки, изюминки и содержательные афоризмы слишком сложны.

Они населяют «изгоев» обычной смесью слишком красивых, но игнорируемых, преуспевающих, черных революционеров, эмо, фанатов группы, паиньок и девственных неудачников, которые ВСЕГДА подают в этих фильмах.

Нет, не все изгои одинаковы. Но в фильмах они все «типы», одни и те же типы. Здесь, за редким исключением, все живут «как богатые белые люди».

Азиатские стереотипы «как разбогатеть к 18 годам», стереотипы «злой черной девушки», научно-фантастические ботаники в очках, бородатые короли «фантастического косплея», у нас есть все.И их необходимо завербовать в родном «племени» и среде обитания. Довольно смешно. Даже если сцены слишком остроумны и слишком сильно задевают их смех.

Вирджиния, отличница с техническими способностями, играет Эшли Рикардс из «Killer App» и телевизионного «Awkward. «Тед МакГинли — директор Уитмор, потому что, конечно, так оно и есть.

Здесь нет ничего слишком глубокого, хотя сценаристы могли бы намекнуть на гомофобную жестокость или антисемитский остракизм.Я имею в виду, что наших героинь зовут Шелленбергер и Липшиц — звучит как юридическая фирма Бока-Ратон или команда соведущих NPR.

Напротив, вознаграждение мягкое, небрежное и жеманное. Громкие выступления в спортивных фильмах, благодарственные удары кулаками, и мы создали Альянс эмо/готов/ботаников/умников-повстанцев. Идет издевательство? Кого собираешься позвать? Эм, текст?

Затем Дрянные девчонки (много криков Тины Фей) наносят ответный удар. И затем «Мы становимся теми, кого раньше ненавидели», что, честно говоря, подростковые комедии обычно не учитывают.Не всегда, но обычно.

Настроения и сюжет вполне приемлемые, исполнение? Медленный, вялый, лишенный чувства юмора и безжизненный. «Изгои» останавливаются как вкопанные на полпути и уже никогда не приходят в себя.

Есть формулы фильма, а есть сценарии производственной линии, такие как «Изгои» — сцена за сценой, персонаж за персонажем, задания по вырезанию и вставке, добавление «вставить до минуты язвительные диалоги» и начать съемку.

«Изгои» рано достигают кульминации и поздно отправляются на выпускной бал.Потому что, конечно, это так. К каким бы чувствам он ни стремился, он чувствует себя втиснутым.

И последнее замечание: должен быть принят закон, запрещающий открывать/устанавливать кадры еще одного входа с колоннами в портик старшей школы Энитаун для школьных фильмов. Серьезно, 40 лет и сотни версий этого достаточно.

Рейтинг MPAA:  PG-13 за грубый и непристойный контент, ненормативную лексику и подростковые вечеринки

В ролях: Виктория Джастис, Иден Шер, Эшли Рикардс, Кэти Чанг, Эван Джогиа, Клаудия Ли, Уилл Пельтц, Пейтон Лист

Кредиты: Режиссер Питер Хатчингс, сценарий Доминик Феррари, Сюзанна Врубель.Релиз Red Granite/Netflix.

Продолжительность: 1:34

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Halo: Изгои — роман — Halopedia, вики Halo

«У НАС ПОЛУЧИЛСЯ НОВЫЙ КОНТАКТ, НЕИЗВЕСТНАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ!»

Эта статья может содержать информацию, основанную на готовящемся, невыпущенном или недавно выпущенном содержимом, и может быть неполной.Кроме того, информация может быть изменена, если она основана на предварительных материалах. Пожалуйста, обновите его, как только появятся какие-либо актуальные и точные материалы.

Halo: Outcasts — предстоящий печатный роман Троя Деннинга, выход которого запланирован на 18 октября 2022 года. усилия по восстановлению слухов об артефакте на Нетеропе, который может остановить Кортану, не подозревая, что ими манипулирует кто-то другой.Фокус романа на Нетеропе следует из создания планеты и важных особенностей в предыдущих романах Деннинга Silent Storm и Oblivion .

Официальное резюме[править]

» 2559. В прошлом один из величайших и самых грозных воинов Ковенанта, Арбитр Тел ‘Вадам теперь в союзе со своими бывшими врагами среди людей, глубоко укоренившись в стремлении привести народ сангхейли к новой эре объединения. Но его стремления находятся под постоянной угрозой, будь то опасные, враждующие группировки соперничающих сангхейли, или безжалостная тень угнетения, распространяемая отступническим искусственным интеллектом Кортаной.

Возможность разорвать цепи Кортаны внезапно представилась благодаря слухам о существовании древнего артефакта, расположенного во враждебном мире Нетероп. Спартанка Олимпия Вейл, обученная навыкам жизни и процветания среди сангхейли, также признает этот инопланетный приз важным средством, помогающим человечеству достичь той же цели — свободы. Но за кулисами и ‘Вадамом, и Вейлом манипулирует таинственная фигура со своими собственными планами. И что еще хуже, все участники неосознанно вступают в опасные противоречия с силами за пределами их понимания. [2]

Краткое описание сюжета[править]

Этот раздел нуждается в расширении. Вы можете помочь Галопедии, расширив ее .

Появления[править]

  • На существование романа впервые намекнули в пасхальном яйце на многопользовательской карте Halo Infinite Streets. Различные книги, расположенные рядом с игровой комнатой карты, ссылаются на настоящие романы Halo , в одном конкретном названии есть слово «Изгой».

Галерея[править]

  • Полная обложка без логотипов.

Источники[править]

2022 — Галопедия, вики Halo

января

года

февраля

  • 15 февраля : Halo: The Television Series продлен на 2 сезон. [3]

Март

апрель

  • 7 апреля: «Появление», третья серия первого сезона телесериала Halo , вышла в эфир. [4]
  • 12 апреля:
    • Halo: The Rubicon Protocol должен был выйти в этот день, [6] [7] , прежде чем его снова перенесли на 28 июня. [8]
    • Выпущена Энциклопедия Halo (издание 2022 г.) . [9]
  • 14 апреля: «Возвращение домой», четвертый эпизод первого сезона телесериала Halo , выходит в эфир. [4]
  • 21 апреля: «Расплата», пятый эпизод первого сезона телесериала Halo , выходит в эфир. [4]
  • 28 апреля: «Утешение», шестой эпизод первого сезона телесериала Halo , выходит в эфир. [4]

Май[править]

  • 03 мая: Второй сезон многопользовательской игры Halo Infinite ; Сезон 02: «Одинокие волки» готовится к запуску. [10]
  • 05 мая: «Наследие», седьмой эпизод первого сезона телесериала Halo , выходит в эфир. Саймон и Шустер , Halo: Outcasts (проверено 9 февраля 2022 г.) [архив]

Изгои (сериал) — ТВ-тропы

Изгои — британское научно-фантастическое шоу, транслируемое BBC в 2011 году и созданное в сотрудничестве с южноафриканскими и немецкими партнерами.

Сериал рассказывает о группе колонистов, пытающихся выжить на планете под названием «Карпатия» после того, как Земля подверглась ядерной бомбардировке во время Третьей мировой войны, которая, по-видимому, была вызвана крупным противостоянием между США и Китаем из-за Тайваня. Твердость SF неуклонно снижается в течение серии. Первоначальное напряжение возникает из-за споров между людьми о наилучшем способе выживания и организации, когда большинство колонистов во главе с президентом Тейтом хотят создать стабильное сообщество, а военные экспедиции во главе с Митчеллом Хобаном хотят ударить дальше в неизвестную территорию.Но есть еще более серьезные противоречия между стандартными людьми и «усовершенствованными сортами», генетически модифицированными людьми, созданными для того, чтобы иметь больше шансов выжить во враждебной среде. А еще возникает вопрос, действительно ли планета необитаема разумной жизнью.

Несмотря на то, что шоу привлекло внимание некоторых фанатов, оно получило несколько резко негативных отзывов от других фанатских комментаторов научной фантастики и в целом враждебную реакцию со стороны основных обозревателей прессы. Начиная с шестого эпизода, он был перемещен из своего первоначального буднего дня в прайм-тайм в беспорядочный воскресный вечерний слот, что позволяет предположить, что BBC в значительной степени отказалась от этого.Второй сезон вряд ли был заказан.

Не путать с западным сериалом США 1968–69 годов Изгои .


Изгои приводит примеры:
  • Девушка-боевик: Флер, которая без колебаний стреляет в людей или преследует подозреваемых.
  • Экшн Мама: Джози Хантер определенно подходит.
    • Стелла способна быть одной из них, как мы видим в пятом эпизоде, но на самом деле она больше интеллектуальная.
  • Alien Sky: У Карпатии есть две гигантские луны, которые по какой-то причине видны только днем. Они больше, чем земная луна, или ближе, или и то, и другое, но не вызывают очень высоких приливов в морях.
  • Полностью натуральный полироль для драгоценных камней: Карпатия, кажется, наводнена идеально ограненными бриллиантами.
  • Искупитель: Касс.
  • Доброжелательный Босс: Тейт пытается быть этим. У него не совсем получается. Тем не менее, Стелла более или менее попадает в цель, если вы не переступаете ей дорогу.
  • Био-аугментация: как физического, так и ментального вида.
  • Своенравная дочь-подросток: Лили, вплоть до дуться и воровать внимание.
  • Гениально, но лениво: Типпер, самопровозглашенный вундеркинд. Похоже, он единственный на Карпатах, кто может решать сложные математические формулы и уравнения.
  • Неверный ответ: Джози Хантер в 6-м эпизоде ​​со стороны Блюза клонирования.
  • Собака-компаньон: собака Пака (кто бы она ни была).
  • Colony Drop: Возможно, то, что должно произойти через 2 секунды после финальных титров, когда массивный десантный корабль вслепую направляется прямо к Фортхейвену.
    • Скорее всего, это был военный корабль с оккупационными войсками.
  • Цветовая маркировка для вашего удобства: Офицеры PAS носят синюю одежду, XP — бело-коричневую. Вы можете сказать, что Бергер злой, потому что он любит носить розовые и пурпурные цвета.
  • Уютная катастрофа
  • Полицейский-ковбой: Касс, часто. Хотя его отступления от свода правил часто мотивированы верой в невиновность того, кого, по мнению его начальства, нужно посадить в тюрьму.
    • Джек граничит с опасным примером этого.Его приказ об убийстве Руди может быть его Моральным Горизонтом Событий.
      • В конце концов, с ним все в порядке, когда он останавливает Бергера, используя свою власть временного президента.
  • Curse Cut Short: От пилота-

    Типпер : Я голос свободы.

    Касс : Ну, я голос ф-

    Стелла : Глубокая визуализация мозга, ты слышал об этом, Типпер?

  • Темное и беспокойное прошлое: Кэсс, которая явно чем-то обязана Тейт.
    • … что скрывает его настоящую личность: Том Старлинг, осужденный за убийство детей. Он бы никогда не сел в транспорт, если бы не Тейт.
  • Прогулка по мертвой звезде: Джейми Бамбер в роли Митчелла Хобана.
  • Дисней Смерть: Мари Догерти, когда Стелла решает сделать ей кесарево сечение.
  • Двойник: дубликат Джози.
    • Тейт получает один в эпизодах 7 и 8. Судя по всему, это форма жизни, которая может выглядеть как любой .
  • Земля, которая была
  • Биолог-эволюционист: Тейт, за создание AC.
  • Фальшивый поцелуй: Касс и Флер, эпизод 8.
  • Фантастический расизм: Вся ситуация с «Усовершенствованным сортом».
  • Следуйте за лидером: огромное тональное, визуальное и сюжетное сходство с Battlestar Galactica двадцать первого века. Кто-то явно был впечатлен.
  • Предзнаменование: Несколько человек сказали, что они «знают, кто такая [Касс] на самом деле», включая Митчелла. Это, наконец, достигает апогея в 7-й серии, где выясняется, что он бывший преступник, виновный в убийстве.
    • Мертвые дети Ричарда, которых он видел? Они не галлюцинация. Это планетарная сущность, пытающаяся проникнуть в его голову.
  • Генная инженерия — новая ядерная бомба
  • Золотая лихорадка: Пак преднамеренно вызывает вспышку с помощью своих алмазов.
  • Heel-Face Вращающаяся дверь: Джек, в эпизоде ​​8. Он у Бергера? Он у Тейт? Он переворачивается примерно три раза до кульминации.
  • Ситуация с заложниками
  • Горячий ученый: Стелла.
  • Я сделал то, что должен был сделать: Пока что Тейт, похоже, полностью состоит из этого и использует его как оправдание в отношении его крайне схематичного обращения с AC.
  • Предполагаемый холокост: вряд ли кто-то выживет после удара этого транспортного корабля.
  • Разногласия между юрисдикциями: Предположительно, PAS (Защита и безопасность, возглавляемые Стеллой и Касс) контролируют все внутри Фортхейвена, в то время как XP (Экспедиционные силы, возглавляемые Митчеллом и Джеком) контролируют все снаружи.Излишне говорить, что это не работает так гладко.
  • Главные герои делают все: Вероятно, неизбежно, учитывая небольшое количество людей в колонии.
  • Мама Медведица: Джози.
  • Май-декабрь Романтические отношения: Стелла и Типпер, хотя, возможно, это было всего лишь один раз.
  • Многозначительное имя: Кассиус Кромвель, невиновный человек, названный в честь двух величайших предателей в истории (Кассиус, убийца Юлия Цезаря; Оливер Кромвель, диктатор-геноцид).
  • Проектор мысленных изображений
  • Горный человек: Пак.
  • Моя величайшая неудача: Тейт изгоняет и пытается уничтожить A C после того, как создал их в первую очередь. Кэсс работает на картели на Земле и убивает мальчика.
  • Многопрофильный ученый: Стелла, которая кажется неврологом, метеорологом, врачом и генетиком, и Тейт, которая разбирается в биологии, медицине и сельском хозяйстве, но также называется «генетиком». Возможно, побочный эффект «Главные герои делают все».
  • Наши президенты разные: президент Тейт — президент представительный на первый взгляд, но внутри он экстремист с благими намерениями.
  • Родительский отказ: Лили чувствует, что Стелла бросила ее на пятнадцать лет.
  • Священник-педофил: Несколько язвительных инсинуаций насчет Бергера.
  • Фигурка разумного авторитета: Тейт и Стелла.
  • Переработано В КОСМОСЕ!: содержит элементы Потеряно В КОСМОСЕ!.
  • Романтизм против Просвещения: Тейт как Просвещение, Хобан и усовершенствованные сорта как романтизм.
  • Садистский выбор: В эпизоде ​​​​6 Стелла должна решить, спасти ли Мари, когда она впадает в шок, или сделать кесарево сечение, которое имеет менее 50% шансов спасти ее, но спасет ее ребенка.
  • Страшный черный человек: Джек и Элайджа.
  • Поселение на границе: Основой сюжета шоу является поселение Карпаты.
  • Поддразнивание корабля: Касс и Флер. Тейт и Стелла. Бергер и Стелла, хотя это более односторонне и политически мотивировано со стороны Бергера.
  • Зловещий министр: Бергер, что с манией величия, накоплением политической власти и последствиями педофилии. В эпизоде ​​​​5 выясняется, что он определенно Крот, а также Дракон для нового транспортного корабля.
  • Sleep Cute: Кэсс и Флер во время путешествия с Паком.
  • Космический вестерн: Никаких Стетсонов, но сильный подтекст в сеттинге и философские разногласия между персонажами.
  • Останься со мной, пока я не умру: мотивация Пака.
  • Папа команды: Тейт
  • Мама команды: Стелла
  • Помидор в зеркале: Флер, которая была генетически модифицирована, как AC.
  • Подержанное будущее
  • Утопия оправдывает средства: И Ричард Тейт, и Джулиус Бергер верят в это, но совершенно противоположны в том, как следует управлять упомянутой утопией.
  • Злодей-мечтатель: Бергер.
  • Что это за вещь, которую вы называете «любовью»?: Дубликат Джози. Все планетарные сущности.
  • Какая мера является нечеловеческой?: В отношении AC и в эпизоде ​​​​8 в отношении Омеги, таких как Флер.

Исследование изгоев | Молодежное служение LeaderTreks

Исследование изгоев | Молодежное служение LeaderTreks Поболтай с нами, на базе LiveChat

Посторонние приветствуются.

Мы каждый день видим изгоев — людей, которые подходят под другой стереотип, не похожи на нас, любят то, что нам нравится, или верят в то же самое. Легко уйти от отверженных, навсегда оставив их в этой категории, но Иисус никогда этого не делал. Вместо этого он столкнулся с трудностями их жизни, чтобы дать им высший инсайдерский опыт — принадлежность к его семье.

Во время быстрой остановки у колодца в жаркий день Иисус показывает нам, как это делается. И теперь мы призваны идти к изгоям и приводить их.В конце концов, все мы когда-то были изгоями.

Скачать образец

ЧТО ВКЛЮЧАЕТ ВАШЕ ОБУЧЕНИЕ 49 ДОЛЛАРОВ США!

  • 4 урока в малых группах: загружаемых руководства для учителей и неограниченный доступ к нашей бесплатной системе управления учителями.
  • 4 Руководства по выступлениям в больших группах: простых или подробных плана в соответствии с вашим стилем.
  • Медиа для больших групп: вступительных и заключительных видео, анимация, промо-видео, графика для социальных сетей, изображения PowerPoint и многое другое — у нас есть все для вас!
  • Ресурсы для родителей: вооружить родителей простыми в использовании ресурсами для обучения их детей.
  • Полный доступ к инструментам Disciple Now, советам и обучению в системе управления учителями!

ЧТО ЕЩЕ ВАМ НУЖНО?

  • Учебники для учащихся для использования во время мероприятия (+4 дополнительных молитвенных часа включены бесплатно!)
  • Тематические футболки из Sunday Cool , потому что одной проблемой меньше.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.