Мне кажется что большинство людей: Клайв Стейплз Льюис цитата: Мне кажется, что большинство людей, которые вообще думают, получили большую …

Содержание

Я не знаю мне кажется, что большинство людей женятся потому, что им не хочется признаваться себе, что они никогда не любили настолько сильно, чтобы решиться связать свою жизнь с другим человеком. Это своего рода извращенный идеализм, желание доказать себе, что ты способен на наивысшие переживания.

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Большинство людей проводят жизнь в плену, потому что живут лишь будущим или прошлым. Они отрицают настоящее, хотя настоящее — это то, с чего все начинается.

Карлос Сантана (6)

Если большинство людей считает что-то неправильным, это не обязательно так.

Майкл Джексон (40+)

Я вдруг понял, что большинство людей не слушают. Они просто ждут своей очереди снова заговорить.

Неизвестный автор (1000+)

Воображение — это главный инструмент любого человека, потому что ты можешь сделать только то, что можешь себе представить.

Джордж Лукас (7)

Только дети знают, чего хотят. Они едят руками, потому что так весело. Они рисуют на обоях, делая свою комнату особенной. Им не хочется быть как все. Они делают самое сложное — остаются собой.

Неизвестный автор (1000+)

Люди могут забыть, что вы им говорили, но они никогда не забудут, что они с вами чувствовали.

Неизвестный автор (1000+)

И не снись мне так больше, прошу тебя! Не потому, что это не прилично, а потому, что мне потом не хочется просыпаться…!!!

Любовь и другие диссонансы (Януш Леон Вишневский) (20+)

Я никогда не отдам жизнь за свои убеждения, потому что я могу заблуждаться.

Бертран Рассел (100+)

Не столь опасно принять решение, как не решиться ни на что или решиться слишком поздно.

Франсуа Фенелон (20+)

Людям кажется, что они знают меня, а мне кажется, что они ошибаются.

Майкл Джексон (40+)

«Я думаю, что большинство людей по природе своей очень хорошие»

Если однажды ваш студент отдал вам свою «Золотую маску», а актеры вашего театра, завидев вас, всегда бросаются обниматься, если вы помните и любите своих родителей и гордитесь своими детьми, если вы катаетесь на квадроцикле по горам и не боитесь рисковать, если, выбирая между чем бы то ни было и человеком, вы всегда сделаете выбор в пользу человека, то вас зовут Иосиф Леонидович Райхельгауз, вы создатель и художественный руководитель московского театра «Школа современной пьесы», и мы поговорили с вами о вашей новой книге «Странные страны. Записки русского путешественника», которая недавно вышла в издательстве АСТ, и о многом другом.

– Иосиф Леонидович, спасибо, что согласились поговорить о вашей новой книге «Странные страны. Записки русского путешественника». Вы посвятили ее своему отцу – Леониду Мироновичу Райхельгаузу – «Леньке Бандиту, трактористу, танкисту, мотоциклисту, дальнобойщику, автомеханику, армейскому чемпиону… водителю». Похожи ли вы на своего отца – как сын и как отец?

– Я хотел бы быть похожим на него, потому что жизнь и судьба моего отца уникальны. Его биография – высокохудожественный, разножанровый, разносюжетный, грандиозный роман. Он родился в маленькой деревне под Одессой. С детства перебирал всякие железяки, школьником прыгал на трактор и на комбайн – водил рычагами, юношей ушел на фронт, но не просто так, а мотоциклистом-разведчиком, танкистом. Вот у меня сейчас висит его пиджак – он снизу доверху в орденах: два Ордена Славы, представление на третий Орден Славы, Красного Знамени, ордена за взятие всех европейских столиц… Сейчас открывали храм Воинской Славы, и я что-то не пошел, но наш театр пошел, и мои помощники сфотографировали биографию отца на стенде воинской славы. У меня лежит немецкая книжка про граффити русских солдат, там есть и автограф отца на Рейхстаге. Говоря об отце, мне тяжело сдержаться. Он мощнейший, в нем такое качество замечательное – он никогда не валял дурня, не обманывал. Говорил то, что есть на самом деле. Если плохо, он говорил – плохо, если хорошо – хорошо. Максимально мне и моей сестре попадало, если мы обманывали.


А что касается того, какой я отец – у меня две дочери, которыми я очень горжусь. Одна – выдающийся сценограф, высочайшего уровня, мирового. Я теперь сам пробиваюсь, чтобы с ней работать. Вторая окончила МГУ, филолог, замечательно пишет, а увлечена с детства флористикой. Собирает букеты, выигрывает какие-то конкурсы. Недавно приехала в наш загородный дом и собрала букет из полевых цветов. И я говорю: «Слушай, вот если бы я зашел в магазин, и стояли бы розы, тюльпаны, я бы выбрал этот букет». Удивительные девочки – что одна, что вторая. Теперь уже есть третья девочка – Соня.

Несколько дней тому назад я поехал к отцу на кладбище, там лежат большие камни, обычные глыбы – папе и маме. И знаете, умирать не хочется, но то, что понятно, что твой камень будет стоять рядом, это правильно, и от этого как-то, я вам как поэту могу сказать, если не покой наступает, то смирение. Ты понимаешь, что – да, будет так. Мало того, ты понимаешь, что каждый день, каждый человек, каждая ситуация – это колоссальное счастье.

– В предисловии вы рассказываете, как в детстве восхищались мотогонщиками по стене на Привозе в Одессе, братьями Косыми. И вот папа, выслушав в очередной раз ваши восторги, пошел к ним «за кулисы», а потом сел на мотоцикл и сам сделал несколько кругов по той самой стене, и в тот момент вы поняли, что круче вашего папы никого нет. Были ли после этого ситуации, истории, «перешибавшие» по ощущениям тот случай на Привозе? Я имею в виду, когда вы выросли, совершал ли ваш отец поступки, убеждавшие вас с той же или большей силой в его превосходстве?

– Конечно! У меня в Одессе есть квартира, которую мне 12 лет тому назад подарил мэр города – не только мне, но и другим прекрасным одесситам. Я очень горжусь, что попал в эту компанию – в ней Петр Ефимович Тодоровский, Михаил Жванецкий, Роман Карцев. Мощнейшая компания. Каждое лето я еду в Одессу. Еду сам, за рулем. На работе меня возит водитель на должностной. Но я очень люблю водить машину сам. И эта книга о том, что я вожу любой транспорт. У меня сейчас BMW, причем я ее купил только потому, что мой папа был победителем соревнований союзнических войск – англичане, французы, СССР – и папа выиграл эти соревнования и получил от Жукова мотоцикл с именной табличкой. Все это описано в книге. После войны папа завербовался на дальний север и водил там огромные фуры астрофиаты. А когда я уже был студентом, то он на огромном крытом КамАЗе приехал в Москву к нам в общежитие. Мы сидели 30 декабря, закусывали, немного выпивали. Но он стремился встретить новый год с мамой. У нас, кстати, сейчас идет спектакль «Фаина» (так звали мою маму), на афише и на флаерах – это ее фотография. И вот мой папа 31 декабря выехал в 6 утра и к Новому году он был с мамой. И таких фактов очень много.


– Меня потрясло, когда я читала книгу, что ваш отец, всю жизнь занимавшийся автомобилями, без всякого перехода стал налаживать компьютеры. Какое удивительное должно быть мышление у человека…

– Да-да, вы совершенно правы! Это меня тоже поразило. И всех вокруг. Он легко стал заниматься электронно-вычислительной техникой. Стояли еще эти огромные машины. И никто не верил, что у него нет высшего образования.

– А вам достались блестящие аналитические способности отца или все же вы больше гуманитарного склада?

– Конечно, я гуманитарий. Мне очень нравится физика как наука. Меня поражает и завораживает закон всемирного тяготения или теория относительности. Но в геометрии, алгебре я ничего не понимал. Электричество совершенно не понимаю – как это, что там идет по этим проводам? Или почему этот телефон разговаривает – для меня это такая же тайна, как для моей бабушки. Что там хранится в облаке, где это облако, как это вообще? То есть теоретически я все это могу рассказать. Но мне очень трудно это по-настоящему представить. Также трудно поверить во что-то необъяснимое. Я понимаю, что существуют необъяснимые вещи, но когда мне говорят, к примеру, Иисуса прибили гвоздиками, а потом он взлетел, то для меня это просто абсурд.

– Линейная логика в таких областях не работает. Требуются дополнительные смысловые измерения. И да – это такой скачок через абсурд.

– В том-то и дело! Я понимаю, что мы часть какого-то невозможного закона. Я его не понимаю, но понимаю, что это какой-то сверхзакон, сверх-сверх-сверх-сверх. Вот звездное небо. Я несколько раз в жизни бывал в пустынях. При том, что я очень люблю море, океан, горы, но, если говорить, какой ландшафт мне ближе всего – это ночная пустыня. Невероятно. Ощущение, что ты сидишь, лежишь, находишься в галактике. Такое количество звезд. Но как понять, что такое бесконечность? А если это заканчивается, то что там? Как соотнести со всем этим законы нашего быта и наших микроскопических устоев и условий, правил жизни, понятий? По мне, очень многие из них абсурдны. Если б мне предложили придумать конституцию, я бы исходил примерно из того же, что говорю своим студентам-артистам: «Когда вы выходите на сцену, вы должны быть совершенно свободны и открыты, на сцене можно делать все, что не угрожает жизни и здоровью. Нехорошо выпрыгнуть в окно или разбить кулаком стеклянный шкаф. А все остальное – это люди договорились, что так можно, а так нельзя. Например, кое-где договорились, чтобы быть добрее и благороднее, надо съесть Кука, а другие договорились, что это нормально, что у одного мужчины будет 20 жен. Нам это кажется диким, но кому-то где-то кажется диким закон, в котором мы живем сегодня. Извините, если это было не к месту.

– Ночью в пустыне в режиме озарения вы почувствовали нечто особенное: «Постепенно мозг расшифровывал и укоренял в сознании эмоциональные импульсы: это земная твердь, это купол неба, это моя планета. Как будто мне объясняли это на лекции в планетарии… Я физически ощутил, что Земля — это сфера, а вселенная бесконечна. Самые банальные сравнения оказались совсем не банальностью: да, я — частица вселенной…». Было ли в этом ощущении и осознании присутствие божественного или жизнь вполне может обойтись без того, чтобы вводить понятие Творца?  

– В творце – хоть триедином, хоть Иисусе, хоть Моше в иудейской традиции, хоть в Аллахе, хоть в Будде, по мне, нет, не нуждается. Я понимаю, что, безусловно, есть некий – не закон, а – нечто, частью чего мы являемся. Это нечто непознаваемо, и когда мы его пытаемся объяснить на нашем уровне, это художественная литература. Высокохудожественная. Если бы я называл книги своей жизни, то первой была бы (для меня это одна книга) Библия, Талмуд, Коран. Я понемногу из каждой пытался познать истину, однако так ничего и не познал. Но как высокохудожественная литература, где есть сюжет, многозначность, объем – она замечательна. Но это все равно книги человека о себе самом. Это книги людей. И в этом дело. В пустыне это очень и очень видно.


– Книге предпослано еще предисловие Анатолия Чубайса. Расскажите о вашей дружбе – как и когда вы познакомились, что вас связывает?

– Анатолий Борисович Чубайс – гениальный человек, и это не для красного словца. Я в жизни встречал нескольких гениев. Могу назвать 4-5 фамилий. И это люди, которые не поддаются анализу с точки зрения обычного человека и его бытового понимания. Так вот Чубайс – благороднейший, интеллигентнейший, честнейший, но я сейчас не об этом хочу сказать, а о том, как у него удивительно устроены мозги. Я где-то на Западе читал филологам цикл лекций «Драматургия А.П. Чехова и ее влияние на всю театральную технологию XX века». Собственно, Чехов спровоцировал появление режиссуры как профессии. И так получилось, что мы с Чубайсом ехали в джипе несколько дней, и он что-то спросил, а я ему начал рассказывать, и рассказывал дня два. Меня совершенно потрясло: то, что я ему недосказал, он нашел в интернете, соотнес и уже через несколько часов он пересказывал все это умнейшим людям, бизнесменам, которые что-то случайно сказали о Чехове. И я услышал рассуждения человека, который может на эту тему – не знаю – диссертацию защитить. Даже его жена удивилась, что это я ему такое наговорил, когда они поехали в Давос, где он выступал с докладом перед лидерами мировой экономики и политики, и, приводя какой-то пример, сказал: «Это вам не банальное поверхностное чтение текстов в виде реплик, это чеховская драматургия, где одновременно заложен смысл, состояние, действие, текст».


– У Пушкина было такое свойство – присваивать любую информацию, делать своей.

– Да, и я даже немного завидую этому его свойству. Но я сам тоже погружаюсь не только в книги, но и в разные занятия. Не то чтобы я этим горжусь, но не раз печатались мои рецепты изготовления каких-то блюд, причем в серьезных кулинарных книгах. Крупные повара издают книги и пишут, что вот это – рецепт Иосифа Райхельгауза. Я сочиняю эти рецепты.

– А вы сначала их продумываете и потом готовите или в процессе приготовления находите какие-то новые решения?

– Я знаю, как варить борщ, но я никогда не сварил два одинаковых борща. Если передо мной стоит виски, я могу в борщ немного виски подлить. Если вижу красивый лук, я могу две луковицы зажарить, а могу четыре. А если я вижу в томате не только фасоль, а еще и перец, то я положу перец. И каждый раз все, кто ест, восхищены. Я сам восхищен, потому что это очень хорошие продукты, и дело в сочетании. А вот что касается книг, есть литература для удовольствия, а есть литература для работы, и я, к большому сожалению, во многих аспектах нашей жизни очень скован рамками работы. Поэтому практически из ста страниц, прочитанных в день, я читаю 10 для удовольствия, а 90 – для работы.

– У нас получается немного нелинейное движение мысли, это хорошо, но вы начали очень интересно говорить о Чубайсе. Он написал предисловие к этой книжке, я бы хотела спросить о том, как вы с ним познакомились, что вас сейчас связывает.

– Это было то ли в 94, то ли 95 году, когда Гайдар пригласил Чубайса работать. Гайдар приходил вместе со своим папой Тимуром Аркадьевичем Гайдаром, знаменитым адмиралом флота, посмотреть спектакль «А чой-то ты во фраке», хохотал, ему очень понравился спектакль, и потом он привел все правительство. И там я встретил молодую красивую женщину Машу Вишневскую, мою знакомую по ленинградскому университету, и на следующий спектакль она пришла с мужем, это и был Чубайс. Но за квартал до театра их жигули заглохла, и я притащил ее на веревке, привязав к своим жигулям. А дальше он меня привлекал по работе, я участвовал в подготовке телевизионных передач и президентского послания, когда Борис Николаевич вышел после семимесячного отсутствия.


– Мы сейчас заходили поздороваться с актерами, и я видела, как неподдельно они вам рады, как они вас любят, бросаются навстречу. Как удалось создать в театре такую атмосферу и чья это заслуга?

– Моя. Я не стесняюсь этого говорить. Я окончил ГИТИС и начал работать в театре «Современник» с великим выдающимся строителем театра – с Галиной Борисовной Волчек. Художественный руководитель. Режиссер она средний, а строитель театра, руководитель – гениальный. О ней я могу книгу написать. А директором театра в то время был Олег Павлович Табаков. Выдающийся артист и фантастический директор. И я очень многому у них научился. А потом мне повезло снова, и я стал работать в театре на Таганке, и там я увидел руководителя другого класса и направления – Юрия Петровича Любимова. Он один всем руководил, и делал это блестяще. Дальше я начал ездить по миру, ставил спектакли в знаменитых театрах, поэтому я отлично представлял, какой хочу себе театр. У нас вообще нет конфликтов. Вы видели, я сейчас подошел к артистам, ко мне бросилась моя любимейшая Татьяна Циренина – мать четырех детей, а выглядит как девочка. Она педагог моей мастерской. И рядом с ней мои любимые студенты, которые уже сами другим студентам преподают. Это все грандиозно. И директор выдающаяся у нас – в прошлом солистка балета, она уникальная. Молодая, красивая, внятная, непосредственная, четкая, честная – идеальный директор. Конечно, иногда вдруг заводится какая-нибудь дрянь – такое бывает редко, обычно это кто-то со стороны. Для меня атмосфера товарищества, которая есть у нас в театре, крайне важна. У нас 9 народных, 7 заслуженных и остальные бывшие студенты разных лет, но многие из них знамениты по экрану, но на афишу у нас никто званий не пишет. Нам сейчас навстречу шел человек – это Сережа, он здесь работает 31 год!

– Ровесник театра!

– Да, ему ровно столько лет, сколько театру. Я в Театре Советской армии ставил спектакль, а он был там рабочим сцены, и я позвал его к нам. Он на тот момент был первым и единственным монтировщиком декораций. Сейчас он заведующий монтировочным цехом, хотя он давно уже пенсионер, но трудится. Вообще я очень люблю студентов, здесь либо мои друзья – Голибин, Алферова, Таня Васильева, либо студенты, выпускники моей мастерской, поэтому тут нет чужих.


– В юности вы угнали ГАЗ-51, чтобы прокатиться по полю со своими сокашниками, пока водитель на минуту отлучился. Но не нашли, где тормоз. Вас тогда первый раз отчислили из института. А сейчас вы импульсивный человек? Можете и сейчас спонтанно что-то сделать, недовыяснив какие-то детали? В каких случаях это качество вам помогало?

– Да, конечно. Я вообще очень доверяю интуиции. Вот я разговариваю с человеком полчаса, и у меня возникает ощущение близких родственных связей. Если я иду на рынок или в магазин, я практически на товар не смотрю. Нет, я вижу, что продают капусту или мясо. Но я смотрю на продавца и покупаю именно у продавца, а не конкретный товар. Меня убеждает либо не убеждает продавец. Потом у меня есть еще такое качество – не знаю, хорошее оно или плохое – я как-то очень быстро внутри себя доигрываю за человека, за партнера. И я часто вижу, что мы можем уже разговаривать по-другому, доверять по-другому, и удивляюсь, что это ему не понятно. Или у меня часто бывают ситуации, когда мы общаемся с кем-то, и я думаю, ну так, сейчас он попросит почитать его пьесу, потом будет так, а потом будет сяк, и я стараюсь с ним поскорее расстаться, чтобы всего этого пути не было. Иногда я проверяю, и это совпадает. Я много раз рассказывал в интервью историю, как я иду со своей младшей дочерью, вижу театр, который очень хорош, она смотрит, а это театр Пьера Кардена. И я говорю: «Отлично, надо, чтобы у нас здесь гастроли были». Почему я это говорю? Не понимаю. Потом мы с Пьером Карденом заключаем контракт и через полгода играем в этом театре. Меня иногда это пугает. А про газ-тормоз вы очень хорошо определили. Мне иногда интересно, хотя я понимаю, что перевернусь, газануть все-таки.


– Да, как раз была ситуация в горах, когда вы сели первый раз на квадроцикл и чудом преодолели пропасть, перепутав тормоз и газ. И Чубайс сказал вам, что в этом как раз высший пилотаж. А в жизни, преодолевая сложности, вы склонны жать на газ или на тормоз? И есть ли здесь такие же универсальные рекомендации, как для овладения мастерством езды на квадроцикле?

– Да, там надо было рвануть и перелететь через пропасть. Я совершенно уверен, что каждый человек автор своей жизни. Когда мы жалуемся, что мне не повезло с родителями, а мне не повезло с детьми, а мне не повезло с городом, а мне не повезло с образованием, а я в неправильной стране живу – это чушь собачья! Все, чего ты достиг, получил, отдал, в каком кругу ты находишься – это все ты сам. Я делаю то, что мне интересно и могу ошибаться, но никто за меня не отвечает. Я хочу попробовать? Да. Я хочу рискнуть? Да. Я пробую и рискую.

– Да-да, как в книге, над которой вы сейчас работаете – «Во всем виноват режиссер». Вы и в жизни, и в режиссуре на себя всегда берете всю ответственность, да?

– Да, и во всем виноват режиссер, это действительно так, я уверен.

– Вас уволили из театра Станиславского по абсурдной и несправедливой формулировке – из-за отсутствия прописки. Это была истинная причина или все же повод?

– Это, конечно, был повод. Банальная история. Хотя тогда это казалось мне трагедией. Анатолий Васильев, Борис Морозов и я стали руководить театром, но мы обманули и сказали, что руководить будет Андрей Алексеевич Попов, наш учитель, он дал нам эту возможность. И мы за сезон сделали замечательный театр. Они этого не могли пережить, как не могли пережить поэзию Бродского, книги Синявского, выступления Сахарова. В театр стали ломиться, каждый из нас поставил там лучшие свои спектакли. Естественно, они искали, как с кем расправиться. Поскольку я был заводилой и придумал наш режиссерский триумвират, и все это раскрутил, то со мной первым и расправились. Мне сказали: «Мы вам с Василием даем квартиру, вам надо выписаться из своей и прописаться в новую». Я в этом смысле достаточно доверчивый. Обо мне говорил Эфрос: «Иосиф – это такой наивный нахал». Действительно, с одной стороны, я могу пробить что угодно, а с другой стороны, мне можно сказать, что угодно, и я поверю. Вот я в возрасте не понимаю. Вы можете сказать, что вам 19 лет, а можете сказать, что 35 – и я поверю. Ну что 60 – не поверю. Нет, по поводу этого театра Станиславского можно очень долго рассказывать, я лучше дам вам книжку, в которой я все это описал.

– Часто ли с вами поступали несправедливо? Как лучше справляться с несправедливостью?

– Не могу сказать, что часто со мной поступают несправедливо. У меня есть такое качество, состоящее из двух взаимоисключающих частей. Я хорошо помню тех, кто делал мне добро, тех, кто мне помогал, их уже давно нет, а я помню и бесконечно отдаю им долг. И также, к сожалению, хорошо помню какую-то подлянку. Сам я стараюсь вообще не делать людям гадости. И стараюсь все говорить открытым текстом. Мне кажется, очень правильно. Почему меня в театре так любят? Я не обманываю их. Я говорю: «Ребятки, вот мы перестали с марта продавать билеты, и поэтому ваши зарплаты уменьшатся в три раза». Но я первым делом уменьшаю свою зарплату – они это знают, это скрыть невозможно. Мы давали зарплаты – только бюджетную составляющую, третью часть, потому что две части мы набираем сами. Но кому-то я больше прибавляю, если знаю, что у того – трое детей, у того – четверо. У нас есть молодая пара – мои студенты, у них уже ребенок родился, они в кредит взяли квартиру – им намного сложнее, чем мне. Я думаю, что большинство людей по природе своей очень хорошие. К сожалению, много неинформированных людей, много глуповатых людей, которые не хотят слышать ничего. Особенно с нашим телевидением, в котором я сам участвую регулярно – хожу к Соловьеву и на другие политические ток-шоу. Хожу, чтобы прокричать про театр прежде всего и озвучить альтернативное мнение. Но последнее время я редко хожу, хотя мне бесконечно звонят и зовут. Но что-то совсем не хочется.

– Наверное, говорить то, во что сам не веришь, это очень разрушительно.

– Можно себя убедить. Если спросить человека, который украл, он найдет способ оправдать свой поступок.


– Когда вы упали с квадроцикла, и он придавил вам ногу, Миша Абызов, прежде, чем освободить вас от 650 килограммов, позвал оператора, и они отсняли все, что считали удачным. Мне показалось, что вы рассказываете об этом без осуждения, а с восхищением и даже симпатией. На ваш взгляд, профессионализм ценнее, чем что бы то ни было?

– Нет, важнее все-таки человечность. Я когда-то очень давно давал интервью студентке ГИТИС’а театроведческого факультета. Вышло большое интервью, я понимал, что она очень талантливая. Она сейчас главный редактор журнала «Театр» и доктор искусствоведения – Марина Давыдова. И вот она из моего интервью для названия выбрала такую фразу «Иосиф Райхельгауз: театр не стоит жизни». Вот я и сейчас так думаю. Театр – это замечательно, это красиво. Театр, кино, телевидение, книга, но если моя любимая артистка Таня Циренина говорит: «У меня что-то с детьми, можно я опоздаю?». Конечно, можно. У нее четверо детей! Это счастье.

– Чубайс, по вашим наблюдениям, обладал «гениальной способностью быстро и крепко засыпать, где придется и как придется». Что вам обычно помогает заснуть, если заснуть почему-то не получается? Снятся ли вам сны и придаете ли вы им значение?

– Да, Чубайс и сейчас ей обладает, потому что всегда не досыпал. А мне всю жизнь сны практически не снились. И значения я им не придаю. В последнее время мне часто стал сниться папа. Мама реже. При том, что мама замечательная, я ее очень люблю и даже книжку ее поставил. У меня странная ситуация со сном – я чаще всего засыпаю от двенадцати до часу ночи под какой-нибудь текст, либо сам читаю книжку, либо слушаю какую-нибудь передачу – например, на «Звезде» читают художественную литературу. Просто так уснуть не могу – слишком много набираю за день. К большому сожалению, я практически всегда просыпаюсь в 6 утра, быстро слушаю новости, а дальше понимаю, что еще рано вставать и погружаюсь в дрему. Тогда у меня появляются разные сны, которые я сам программирую. Я начинаю о чем-то думать, фантазировать, предполагать, как бы могло развиваться какое-то событие, или мне приходит в голову что-то связанное с работой. И дальше в такой дреме провожу какое-то время. Не знаю, называется ли это сном. Часто, когда я вспоминаю эти свои сны, понимаю, что они связаны с тем, чем у меня в данный момент занята голова. У меня нет каких-то там пророческих снов. Вы, я вижу, напишете книгу!

– Это было бы неплохо! Иосиф Леонидович, в Википедии написано, что у вас 12 премий и наград. Но я так понимаю, что намного больше.

– Во-первых, намного больше, во-вторых, я их никогда не считал. Нет, конечно, намного больше. 12 – это, наверное, официальные государственные награды – я лауреат Государственной премии Москвы, заслуженный деятель искусств, народный артист, но мне смешно это все. Но 12 – это неверно, не потому что мало, а потому что неправда.

– Как, на ваш взгляд, следует относиться к внешним оценкам? Насколько это мешает и насколько помогает заниматься своим делом?

– Я скажу вам. С одной стороны, в этом есть неловкость, поэтому я стараюсь нигде звания не писать, не объявлять. Кто-то когда-то сказал, что звания – это неприлично, нехорошо, но хорошо, чтобы они были. Лучше их не афишировать, но пусть будут. В моем загородном доме есть гардеробная комната, и вот на стене в этой комнате я вывесил благодарности Ельцина, Лужкова, Собянина, в общем всех. Для того, чтобы получить любое звание, на него нужно подавать документы. И я это делаю на весь свой театр, а когда это театр делал на меня, я это молча поощрял. Ну, хорошо – теперь я еще буду этим или тем. Поэтому у меня есть несколько орденов. Где-то лет 5-6 тому назад я решил этого не делать. И в течение этого времени я не получил ни одной награды. И это забавно. Я бы мог позвонить министру и сказать – что такое, вот уже 6 лет ни одного ордена, давайте оформляйте. У меня их три – ну будет четыре. Меня активно узнают на улице, даже за рубежом. Поначалу это было странно, не могу сказать, что приятно, но интересно. А сейчас это никак. Иногда даже досаждает. Кто-то начинает заговаривать. Причем в основном положительные реакции, хотя я говорю в основном противоположные вещи. И в фейсбуке натыкаюсь. Много чего пишут. Артистка, которую я лет 20 назад не взял в театр, дала интервью «Каравану истории», где описывала какой-то большой диван в моем кабинете, на котором я предлагал ей остаться. Вот клянусь вам всем, чем могу, ничего такого не было в помине. Мало того, она написала еще о других – о Райкине, например. У меня нет на нее злости, потому что я понимаю, что ей просто нужно оправдать, почему она не работает ни в одном театре, почему не сыграла ни одной хорошей роли, только где-то в сериалах была. Но, возвращаясь к званиям, премиям, наградам, мне кажется, что самое главное – это твоя реальная самооценка. Ужасно из себя что-то корчить, казаться лучше, чем ты есть. Мне нравится, когда женщина не накрашена. Мои обе дочери не красятся. Я, когда вижу артистку не накрашенную, смотрю определенным образом – свет нужно сюда, здесь поднять, здесь убавить. И для меня всегда любой человек, будь то мужчина или женщина, который себя не подает, который разрешает себе чуть смазать, а не приподнять, симпатичнее. Запах чистого человека – лучше, чем запах самых замечательных духов.

– В репертуаре вашего театра есть спектакль по пьесе Виктора Шендеровича «Последний ацтек». Виктор Анатольевич ваш ученик по студии Табакова.

– Это он сказал, что ученик? Он часто говорит. Ну как ученик. Я преподавал мастерство актера в студии Табакова, где он учился. Ученик-Шендерович – это смешно.

– А как вы относитесь к Шендеровичу-писателю и драматургу? В чем его сильные стороны?

– Я очень хорошо отношусь к нему как к писателю и драматургу. Вот буквально сейчас дал его новую пьесу Тане Васильевой, если понравится, будем делать спектакль. Он очень талантливый человек. Очень. Он такой острый, жанровый, он слышит репризы, слышит иронию и, что сегодня очень важно – он очень культурный человек. Я очень Виктора люблю.

– В одном из интервью вы упомянули книгу Вальдемара Пансо «Труд и талант в творчестве актера», в которой систематизируются черты, отличающие гениев от способных, талантливых и выдающихся людей. И вот гений от выдающегося человека отличается верой в свое предназначение. Но разве не присуща в еще большей степени эта вера в себя и свое предназначение графоманам? В чем тут тонкость отличия?

– Ну вот я уже говорил сегодня, что знал нескольких гениев. С одним гением я прямо несколько лет жил в общежитии в одной комнате, учился на одном курсе. Это Анатолий Васильев. Мы все были обычными студентами, у всех было университетское базовое образование, но с первого дня обучения было понятно, что Васильев уже видит свое место в мировой культуре. Он вел дневник так, чтобы его можно было опубликовать, он наблюдал за мной как за персонажем и описывал мое поведение. Он соотносил свою жизнь и свое понимание жизни с некоей установкой, которую выработало человечество. Он верил и до сих пор верит в собственное предназначение.

– То есть эта черта отличает гения все-таки на фоне других каких-то данных?

– Мне кажется, да. Другое дело, что, как это у Пастернака: «Но пораженья от победы ты сам не должен отличать». И вообще – «Быть знаменитым некрасиво». Хотя это несколько другое уже. Мне кажется, что тот же Анатолий Борисович Чубайс что бы ни делал – был политиком, был экономистом – его мир признавал много лет подряд лучшим, был главой администрации президента, был крупнейшим энергетиком в России, он в каждом из занятий видит и чувствует предназначение, он этим живет и ничего выше и важнее не может быть для него в жизни. Не случайно люди гениальные очень сосредоточены на профессии, они в реальной жизни неудобны, необъяснимы, непонятны – мало того, мне кажется, что человек в определенный момент своей жизни может выбрать эту дорогу. Я совсем не гений, но я совершенно сознательно решил когда-то для себя, что театр, кино, книги, студенты – все это очень важно, но сама жизнь – важнее. И поэтому мне многого нельзя, а у гениев зачастую нет запретов. Поэтому я согласен с Вальдемаром Пансо. Если мне себя определять, я талантливый человек, профессиональный, но совсем не гений, потому что для меня выбор – всегда в сторону человечности. Люди для меня важнее дела.


– Что должно быть и чего не должно быть в пьесе, чтобы ее поставили в театре «Школа современной пьесы»?

– Это простой вопрос, я на него много раз отвечал. Я пропускаю огромное количество замечательных пьес, и наоборот беру пьесы, которые многим кажутся слабыми, никакими. Мне очень важно, чтобы была тема. Чтобы в этой пьесе было что-то, что интересует меня и еще кого-то. Это имеет отношение к моей жизни или не имеет? Она его сдерживает, а он ее преодолевает и т.д. Когда я это вижу, я понимаю, что это будет интересно зрителям. Первый зритель – это я. Я начинаю читать пьесу и сразу же представляю спектакль. Если пьеса совпадает с тем, что я знаю о людях, о жизни, я начинаю в ней разбираться. Поэтому я и артиста назначаю на роль не столько из внешних данных и умения создать образ, сколько из собственного содержания. Артист что-то знает и умеет, он думает об этом, и он это содержание готов предъявить людям, которые придут в зал. Это самое интересное. Для меня важно, что мою маму играет Елена Всеволодовна Санаева. Она для меня предельно убедительный человек – честный, благородный, интеллигентный, болеющий за многое. Я узнаю в ней – в том, как она разговаривает, смотрит, существует, реагирует – маму. И я счастлив, что зритель видит маму через Санаеву.


– Так получается потому, что они настолько совпадают?

– А я, собственно, и ставить начал потому, что случайно заметил это совпадение. Мама записала воспоминания, когда ей было 80 лет. А умерла в 92. Я ставил тогда другой спектакль и увидел Санаеву. Она так смотрела, так разговаривала, и кто-то мне сказал: «Как она похожа на Фаину». А потом мне еще кто-то сказал об этом же. И я принес ей мамину книжку. Она почитала и говорит: «Я стала бы это играть». И я начал придумывать спектакль, исходя из этого.

– Сильно ли поколения, которые сейчас сосуществуют, отличаются друг от друга? С кем у вас больше общего – с людьми вашего поколения или с вашими студентами, например?

– Каждое новое поколение лучше предыдущего. Я в этом уверен и вижу это. Поэтому мне интересны молодые, и чем моложе, тем интереснее. Когда я слышу от своих коллег в театре «Вот раньше…», для меня это признак их собственного старения, их несовпадения. Меня может что-то по форме раздражать в поведении моих студентов, в их проявлениях, но я убежден, что они изначально сильнее, талантливее, профессиональнее, чем предыдущие поколения. Я преподаю в ГИТИС’е с тех пор, как сам был студентом, и во ВГИКе много преподавал, и в других учебных заведениях. Я все время вижу молодых людей. И еще раз повторю – не сравнимы молодые со старыми, в пользу молодых.

– А каков ваш внутренний возраст?

– Я вижу себя в зеркале и очень себе не нравлюсь, особенно последние годы, после нескольких операций, когда меня изрезали всего, и я стал толстым. Я видеть этого не могу, мне это так тяжело, но мне кажется, что я относительно молодой. Но относительно чего? И сложно назвать точный возраст. Вообще, мне любой мой возраст был интересен, но я очень не хочу стареть и очень по этому поводу нервничаю. Мне обидно и жалко, когда меня молодые люди воспринимают папой или, не дай бог, дедушкой. Я огорчаюсь. Но я не безумный, я все равно понимаю, что это совсем другое поколение – в лучшем случае дети, а в худшем внуки. Очень расстраиваюсь. Хотя вроде не принято так говорить. Надо говорить, что все прекрасно. Моим детям сейчас за тридцать – Маше под сорок, Саше 30, но я ощущаю их своими сверстниками. Но и со студентами, которым 20 лет, у меня такое ощущение.

Хочу вернуться к вопросу о поэзии. Ставите ли вы спектакли на стихи современных поэтов? И кого, кроме Дмитрия Быкова и Вадима Жука для себя выделяете?

– Я поставил более 100 спектаклей и снял 15 телевизионных фильмов и много еще чего. И у меня даже был знак, символ, такая хорошая примета… Я обязательно в спектакль вставлял хоть строчку из Окуджавы – еще до того, как с ним лично познакомился. И мне это приносило – возможно, я себе это внушил – удачу. Спектакли, связанные с поэзией, я ставил давно, еще когда был студентом. Тогда вышла книга «Стихи поэтов, погибших в Великой Отечественной войне», и я тогда хорошо помнил стихи Когана, Кульчицкого, Майорова, Елены Ширман. И их живых однокурсников – Бориса Слуцкого, Давида Самойлова. И я еще ставил спектакль по поэзии в «Современнике». А потом я по нему снял телевизионный фильм. Он называется «1945». Я где-то выяснил, что погибших литераторов было около 2000, я подумал, что цифра победы 1945 – это количество погибших литераторов. Декорации к спектаклю мне делал великий художник, гений, один из тех нескольких, которых я знал, Давид Львович Боровский. Декорации были такие – цифры сделали огромными, раз в 10 выше человека, и на них надели гимнастерки. В этом спектакле было много поэзии. А сейчас я поэзию саму по себе не ставлю. Но Дима Быков написал пьесу «Медведь», и она у нас в театре шла. Я другое делаю – уже много лет в День Пушкинского лицея в нашем театре мы проводим вечер «Стих и я», и я приглашаю на этот вечер читать стихи тех, кто любит стихи, знает поэзию, но от кого этого мало кто ожидает. Поэтому на нашу сцену выходили читать стихи Юрий Петрович Любимов, Спиваков, Фоменко, много разных министров, экономистов, политиков. Правда, в последнее время – года три – ослаб интерес. И мы придумали с моим завлитом Катей Кретовой, что мы будем читать стихи с ненормативной лексикой. Оказалось, что у всех поэтов это есть. Мы попробовали, и опять резко возрос интерес. И современная поэзия, и классическая. Классическая – от Пушкина – до Есенина, Вознесенского, Быкова.


– А что для вас вообще значит ненормативная лексика? Есть замечательное эссе у Игоря Губермана «Кое-что о десятой музе», посвященное поэзии Баркова. Он там очень смешно и талантливо об этом пишет.

– Я ненормативную лексику воспринимаю полярно. Когда это лихо закручено в стихотворении Андрея Вознесенского или у Дмитрия Быкова в стихотворении «Граф Толстой» – это одно. Когда это талантливо зарифмовано. А когда я вижу 12-15-летних школьников, которые тянут пиво, курят (для меня курение хуже любой ненормативной лексики) и матерятся, то это отвратительно. Но когда я понимаю, что здесь нельзя было сказать другого слова, то это замечательно. У нас в спектаклях почти нет ненормативной лексики. Но иногда невозможно без нее обойтись. Вот идет пьеса Улицкой уже много лет «Русское варенье». Там невозможно без этого. Это реприза. Хотя некоторые жалуются.

– Что вы сейчас читаете?

– В моей жизни многое определили художники: Михаил Борисович Ивницкий, я с ним работал много, многим ему обязан, и его жена – Зоя Александровна. Они жили в Одессе, и с 12 лет я слышал от них стихи, музыку. И вот этот Михаил Борисович – выдающийся художник, с интереснейшей биографией, умер лет 20 тому назад, а его жена, которая умерла буквально полгода тому назад в Лос-Анджелесе, написала книжку о своем муже. Я читаю эту книжку. Это первое. Второе. Я читаю, как ни странно, книжку раввина всея Руси о сионизме как о течении. Читаю журнал «Дилетант», там мощнейшие научные статьи с обоснованием. У меня почти всегда открыта поэзия. Чаще всего классика. Совсем недавно я в восторге читал своей внучке «Нос» Гоголя. Николай Васильевич для меня очень значим. Я очень много, к сожалению, вынужден читать пьес. У меня они в телефоне. Очень много шлют, причем шлют те, кому нельзя отказать в чтении. Вот я сейчас читаю Шендеровича, который прислал несколько. Есть Миша Борщевский, известный по «Что? Где? Когда?», адвокат, советник при правительстве. Он при этом выпускает книжки. Я даже когда-то поставил один его рассказ. И сейчас он прислал очень любопытный рассказ, и я сейчас практически придумываю из него спектакль. Есть еще такой занятный журнал, я стал в нем публиковаться. «Русский пионер». Он мне интересен тем, что они дают тему. Они дают слово, и я из этого слова сочиняю текст. В каждом номере идут публикации. Я все время что-то просматриваю, мы каждый год издаем книги, к каждому сборнику я пишу предисловие. Я все время что-то пишу, но читаю тоже много.

– А сейчас вы готовите какую-то книгу?

– Сейчас я собираю книжку, которая почти написана, о которой вы упоминали, «Во всем виноват режиссер». Это такой полуучебник, полукомментарий для тех, кто решил стать артистом или режиссером. Тут недавно библиотека искусств предложила мне прочесть лекцию для тех, кто очень интересуется театром – актерским мастерством, режиссурой, но занят другой профессией. Я прочел такую лекцию на час, и они очень довольны. Я рассказывал о технологии работы актера, о методологии работы Станиславского, о существовании на сцене. Эта лекция есть у них на сайте. Я все время записываю театральные байки, они расходятся. Я иногда нахожу в интернете какие-то свои выступления, рассказы, разговоры, вдруг о себе читаю. У Марлена Хуциева во ВГИКе был курс, на котором я читал работу с актерами. Там учились Гриша Катаев, Илья Хржановский, Степа Михалков и многие другие. И Катаев пишет теперь мощные литературные эссе о том, чему Райхельгауз учил, и вот его уроки. И под его постами сотни отзывов. Это очень интересно. У меня во всех московских театрах работают мои ученики, и много среди них известных – всяких лауреатов. Года два тому назад у меня была приятная история. Студент, которого я отчислял, потом зачислял, потом пригласил работать в театр, был очень сложный, но очень талантливый – Марат Гацалов. Шло присуждение маски, и я почему-то не поехал. Он мне звонит где-то в 11 часов и спрашивает: «Можно я к вам подъеду, Иосиф Леонидович?». Я даже не понял, что это связано с вручением маски. Он приехал ко мне в полночь, вынул золотую маску и отдал ее мне. Фломастером написал: «Маска по праву принадлежит моему учителю». Оставил и уехал. Так что я очень горжусь своими студентами.

Беседовала Надя Делаланд

А-110

Введите Ваш логин:

Вам будет предъявлена серия утверждений. Оценивая каждое из них не тратьте слишком много времени на раздумья. Наиболее естественна первая непосредственная реакция. Здесь нет правильных или неправильных ответов. Старайтесь отвечать искренно, иначе Ваши ответы будут распознаны как недостоверные. Внимательно вчитывайтесь в текст, дочитывая до конца каждое утверждение и оценивая его как верное или неверное по отношению к Вам. Для каждого утверждения можно выбрать только один вариант ответа.


1.Мое слово всегда совпадает с делом. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
2.Если я хочу что-нибудь сделать, но окружающие считают, что этого делать не стоит, то я готов отказаться от своих намерений. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
3.Я думаю, что люди, которые говорят, что что-то вредно для здоровья, часто просто перестраховываются. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
4.Мне кажется, что без риска жизнь будет скучной. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
5.После того как я проиграю в какую-нибудь игру я долго не могу успокоиться. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
6.Меня охватывает беспокойство, когда я думаю о своих делах и заботах. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
7.Я всегда делаю и говорю одно и то же. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
8.Родители уважают во мне личность. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
9.Мои одноклассники приветливы и доброжелательны со мной. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
10.Я стараюсь быть в курсе всего происходящего вокруг меня. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
11.Мне легко долго сосредотачиваться на работе, которая мне не интересна. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
12.Везде и всегда я прихожу вовремя. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
13.Мне трудно сказать «нет», когда меня о чем-либо просят. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
14.Я думаю, что иногда здоровый образ жизни не так полезен, как кажется. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
15.Я часто испытываю потребность в острых ощущениях. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
16.Я скучаю при решении задач, требующих обдумывания. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
17.Я так сильно переживаю свои разочарования, что потом долго не могу о них забыть. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
18.Я никогда и никуда не опаздываю. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
19.Дома интересуются моей жизнью. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
20.У меня с одноклассниками хорошие отношения. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
21.У меня мало свободного времени. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
22.Обычно я сохраняю спокойствие в ожидании опаздывающего к назначенному времени друга или подруги. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
23.Я всегда сдерживаю свои обещания. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
24.Для меня мнение друзей или знакомых важнее, чем мое собственное. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
25.Я думаю, что пытаясь полностью следовать правилам, люди часто упускают новые возможности. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
26.Мне кажется, что бурная и опасная жизнь интереснее, чем спокойная и размеренная. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
27.Я часто говорю, не подумав. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
28.Я стараюсь избегать критических ситуаций и трудностей. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
29.Все что я обещаю, я всегда выполняю, даже если меня никто не проверяет. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
30.В семье считают, что я добьюсь больших успехов в жизни. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
31.Я думаю, что мои одноклассники относятся ко мне хорошо. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
32.Мне нравится участвовать в конкурсах и соревнованиях. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
33.Всегда стараюсь продумать способ достижения цели, прежде чем начинать действовать. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
34.Я всегда говорю только о том, в чем хорошо разбираюсь. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
35.Мне трудно принимать самостоятельные решения без помощи друзей или знакомых. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
36.Я считаю, что взрослые часто запрещают детям что-то не потому, что это действительно опасно, а потому, что это неудобно им. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
37.Мне нравится испытывать себя в разных ситуациях. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
38.Если мне не удается выиграть в какую-нибудь игру у моих сверстников, я обижусь и не буду больше играть. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
39.Я слишком переживаю из-за пустяков. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
40.Я всегда общаюсь только на темы, в которых хорошо разбираюсь. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
41.Если у родителей есть свободное время, то они стараются провести его вместе со мной. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
42.В классе я не чувствую себя лишним. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
43.Будет моя жизнь интересной или нет зависит от меня. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
44.Я всегда придерживаюсь своих планов, даже если приходится выбирать между ними и компанией друзей. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
45.Ко всем моим знакомым я отношусь с симпатией. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
46.Интересы, желания друзей или знакомых я часто ставлю выше своих собственных. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
47.Мне кажется, что самые лучшие вещи происходят, когда человек позволяет себе быть совершенно свободным от правил. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
48.Мне нравится делать что-либо «на спор». ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
49.Когда я раздражаюсь, то не могу сдержаться и говорю все, что думаю. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
50.Нередко я проигрываю из-за того, что недостаточно быстро принимаю решения. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
51.Мне нравятся все мои знакомые. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
52.Я знаю, что своим родителям я нравлюсь таким, какой я есть. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
53.Я думаю, что мои одноклассники будут жалеть, если мне придется перейти в другую школу. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
54.Моя жизнь наполнена интересными событиями и яркими впечатлениями. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
55.В случае неудачи я всегда стараюсь понять, что мною сделано неправильно. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
56.Я всегда говорю только правду. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
57.Мне важно, что обо мне думают друзья или знакомые. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
58.Я думаю, что большинство людей склонны солгать в своих интересах. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
59.Я считаю, что в жизни нужно уметь рисковать. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
60.Я часто себя ругаю за поспешные решения. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
61.Ожидаемые трудности, обычно, очень тревожат меня. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
62.Я никогда не обманываю. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
63.Родители считают, что во мне больше достоинств, чем недостатков. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
64.Мои одноклассники прислушиваются к моему мнению. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
65.Мне интересно знакомиться с новыми людьми. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
66.Я могу довести начатое дело до конца, если даже возникает желание его бросить. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
67.Я всегда соблюдаю правила при переходе улицы. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
68.У меня есть знакомый, просьбы и желания которого я выполню не задумываясь. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
69.Мне кажется, что большинство людей добиваются успеха в жизни не совсем честным путём. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
70.Неожиданности и экстрим дарят мне интерес к жизни. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
71.В повседневной жизни я часто действую под влиянием момента, не думая о возможных последствиях. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
72.Мне не хватает уверенности в себе. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
73.Даже, когда я сильно тороплюсь, я соблюдаю правила дорожного движения. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
74.Я чувствую, что родители меня любят. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
75.Я думаю, что моим одноклассникам интересно проводить со мной свободное время. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
76.Я постоянно пытаюсь улучшить или изменить что-нибудь в своей жизни. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
77.Мне легко заставить себя переделать что-либо, когда меня не устраивает качество сделанного. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
78.Начав дело, я всегда завершаю его. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
79.Когда мои друзья или знакомые принимают какое-либо решение, я стараюсь быть на стороне большинства, независимо от того правильное оно или нет. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
80.Я считаю, что большинство людей честны главным образом потому, что боятся попасться. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
81.Я могу сесть в автомобиль, если знаю, что у него могут быть неисправны тормоза. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
82.У меня вызывают раздражение люди, которые не могут быстро решиться на что-нибудь. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
83.Я часто нервничаю. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
84.Я всегда довожу начатое дело до конца. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
85.Моим родителям нравятся мои увлечения. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
86.В школе у меня редко возникают конфликты со сверстниками. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
87.Я довольно хорошо справляюсь с большей частью ежедневных обязанностей. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
88.При необходимости я могу заниматься своим делом даже в неудобной, неподходящей обстановке. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
89.У меня не бывает запрещенных желаний и мыслей. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
90.Мое поведение часто зависит от авторитетного мнения моих знакомых. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
91.Я думаю, что вполне допустимо обойти закон, если ты его прямо не нарушаешь. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
92.Мне нравится слушать рассказы о том, как можно экстремально провести время. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
93.Мне не свойственно долго перебирать разные варианты при принятии решения. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
94.Меня волнуют возможные неудачи. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
95.У меня не бывает мыслей, которые нужно скрывать от других. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
96.В семье уважают мое мнение и считаются с ним. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
97.В моем классе есть такой человек, которому я могу рассказать о своих проблемах. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
98.Я люблю заниматься спортом. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
99.Я всегда стараюсь выслушать собеседника не перебивая, даже если не терпится ему возразить. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
100.Я всегда соглашаюсь, когда мне указывают на мои ошибки. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
101.Я готов нарушить запрет, если его нарушат и мои товарищи. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
102.Я считаю, почти каждый солжет, чтобы избежать неприятностей. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
103.Мне нравятся занятия и увлечения, связанные с риском. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
104.Я «ерзаю» сидя на занятиях или представлениях. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
105.Я принимаю все слишком близко к сердцу. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
106.Я всегда охотно признаю свои шибки. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
107.Я чувствую, что дома мне доверяют. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
108.Мои одноклассники помогают мне, когда я нахожусь в сложной ситуации. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
109.Мне хочется быть впереди других в любом деле. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
110.Прежде чем начать какое-либо дело, я стараюсь собрать о нем как можно более полную информацию. ДА Скорее ДА, чем НЕТ Скорее НЕТ, чем ДА НЕТ
ЗАВЕРШИТЬ ТЕСТИРОВАНИЕКнопка станет доступна, когда Вы ответите на все вопросы.

Закладки топ-менеджера Dell. Как не терять интерес к жизни и работе: Жизнь — Секрет фирмы

Когда я работаю из дома, у меня нет привычки реагировать на каждое сообщение. Рабочие задачи я решаю в рабочие часы в порядке приоритета. После окончания дня закрываю ноутбук и убираю его подальше. Если вечером нужно созвониться с коллегами из других стран, то включаю компьютер, делаю звонок и выключаюсь.

Если можно минимизировать количество почты — это нужно делать. У руководителей день порой превращается в чтение почты и ответы на звонки. С утра уже может быть сотня входящих — и кажется, что на это всё нужно отвечать. Но я предпочитаю структурировать рабочий день вокруг еженедельных целей. Также у меня стоят фильтры, чтобы во входящие попадали только письма, адресованные непосредственно мне, а те, в которых я стою в копии, отправлялись в отдельную папку и проверялись мною позже, когда будет время.

Более того, я считаю, что отвечать стоит только на те письма, на которые обязательно нужно отреагировать, — остальные можно обговорить в мессенджере, один на один, на общем собрании или просто сделав звонок. Особенно это касается тем, которые подразумевают обсуждение. Есть люди, которые гордятся, что они отвечают в течение пяти минут. Для чего это? Ты ответил, тебе ответили — в итоге каждый ответ генерирует новый ответ и получается длинная цепочка писем, которая отнимает всё больше и больше времени. Лучше выделить один-два слота в день для проверки почты.

Мой день достаточно структурирован: я начинаю и заканчиваю его в одно и то же время. Чтобы не заполнять календарь любителями поставить встречу поверх забронированного слота, на полгода вперёд делаю блоки out of office для времени, в которое я не работаю.

Это не значит, что они высечены в камне: всегда можно что-то убрать или изменить в расписании при необходимости, но такой способ защищает от нежелательных собраний. Кроме того, выделяю один день недели — четверг, — когда позже начинаю и заканчиваю работу.

Подход к задачам

Бывают задачи, которые неприятны и хочется их отложить. В таких случаях я провожу с собой диалог: почему задача вызывает неприязнь, в чём причины? Нужно разобраться в них, понять, что происходит, — такая вербализация обычно очень помогает. После этого выполнить задачу следует как можно быстрее, чтобы она не отнимала энергию.

Тревога и переживания тоже снижают уровень нашей энергии и не дают сконцентрироваться на важных вещах. Поэтому для продуктивной работы, безусловно, важно, чтобы во всех сферах всё было в порядке и чтобы работа приносила удовольствие.

Если работа — это сплошной стресс, тогда она всегда будет отнимать силы.

Порочный круг, или Чем живет большинство? | Психология

Большинство неспособно на какое-либо мало-мальски независимое мышление. Большинство, вообще, неспособно мыслить. Мышление требует значительных энергетических усилий и затрат. Времени, умственного напряжения, критического и самокритического отношения, сомнения в общепринятых истинах, душевного беспокойства… Максимум на что способно большинство — это выбирать их трех предложенных сверху вариантов (А, В, С — как сегодня на ЕГЭ) и не делать ни шагу дальше.

При этом большинство почти свято уверено в том, что это его выбор и что выбор его верный. Оно, большинство, предпочитает верить на слово другим, чем доискиваться собственных истин, делать собственные выводы. Или хотя бы руководствоваться опытом мудрых, а не популярных людей.

Человек — это все, что угодно: вера в бога, в технический прогресс, в инопланетян, своему президенту. Эмоции, суеверия, этика и нормы поведения в социуме. Устои и традиции. Но только не стремление к познанию истинности и подлинности вещей. И попытка вырваться за рамки общепринятого, полезного для элит послушания. Покорность мысли. Подчинение общепринятому. Принятому за него и без него. Ум и мышление не столь важны, сколько этические нормы и придерживание общепринятых норм морали, нравственности, законопослушание. Станислав Ежи Лец
Фото: Jan Popłoński, ru.wikipedia.org

С. Е. Лец как-то красиво сказал: «В каждом веке есть свое Средневековье». Имея в виду, что примерно раз в сто лет мы впадаем в помутнение рассудка, Инквизицию, мракобесие. На самом деле, мы и не выходили из Средневековья, несмотря на Интернет, смартфоны и пересадку сердца. Поменялись только атрибуты Средневековья: мы ездим не на телегах, а в автомобилях, не сжигаем возмутительные книги, а баним неугодных в Интернете, имеем рабов не на плантациях, за еду, а сами являемся рабами в офисах, за зарплату, у многих которой хватает также только на еду. И в головах у многих из нас тоже Средневековье с элементами современности и самообманов собственных контроля и выбора.

Вчера большинство преклонялось перед каменными и деревянными истуканами в широком поле или на лобных местах. Сегодня оно делает то же самое, с единственным отличием, что истуканы сегодня льются из бронзы и ставятся на площадях, их цифровые портреты вешаются в кабинетах, как когда-то выставлялись в виде миниатюрных болванчиков в пещерах и шалашах. Поменялись язык и манера поклонения, жертвоприношения. Пирамиды заменили памятниками и мавзолеями, сбрасывание на колья тюремным сроком на 25 лет, сумасшедшими как объявляли тогда, так объявляют и сегодня, с целью остракизма, изгнания из племени, эмиграции. Ф. А. Бронников, «Гимн пифагорейцев восходящему солнцу», 1869 г.
Фото: ru.wikipedia.org

Парадокс Гегеля, гласит: «История нас учит, что ничему не учит». А другой философ в этой связи сказал: «Беда человечества в том, что оно ничему не учится». Человек меняется мало, если меняется вообще. Меняются атрибуты его жизни в обществе. Одежда, машины, жилище… Но сам новый человек, приходящий в это мир, совершает те же ошибки, с тем же уверенным видом, что до него совершали его предки. И все те же еда, размножение и доминантность. И все то же отсутствие собственной мысли.

Большинство не учится, даже когда очевидные примеры — перед глазами. Еще вчера, оно, большинство, верило в бога Ленина, пионерию и комсомол. Носило на груди изображение своего вождя, ходило под одним красным флагом, пело одни песни. Сегодня вчерашние боги низвергнуты в пыль, вчерашняя идеология предана анафеме и большинство снова находится в поиске новых истуканов, знаков отличия, флагов, гимнов, смыслов… И оно снова верит в то, что новые боги, новые идеологии, новые гимны и флаги теперь будут настоящими, самыми-самыми. Ждет, когда их ему, большинству, преподнесут, чтобы было на кого молиться, кому верить, кому деньги отдавать.

А ведь это отрезок всего в несколько десятков лет, когда происходили такие полярные метаморфозы мышления большинства. Попытки мышления. А если вглядеться в тысячелетия? На каких богов, философии, идеологии, нормы, традиции и устои молились, а потом отменяли, а потом снова принимали под новым соусом, в новых, цветных одежда тогда? Фото: Depositphotos

То, за что штрафовали и наказывали вчера, сегодня является предметом гордости. То, что вчера презиралось, сегодня достается из нафталиновых сундуков и вывешивается с горделивым видом на радость всем. И большинство такие преобразования сознания, кажется, совсем не беспокоят. Вчерашние постыдные фарцовщики и спекулянты — сегодня успешные коммерсанты и бизнесмены. Вчерашние враги — сегодня браться, а братья — враги. И так далее.

Выйдите сегодня на улицу. Оглядитесь вокруг. На рынках, на остановках, на работе — везде вас окружают люди с одинаковым «общественным мнением» (различаться они могут только по вариантам А, В, С — не больше), одинаковыми желаниями. Одинаково выглядящие, говорящие, функционирующие… Вся разница только в А, В, С. Успех, деньги, квартира, машина, семья, любовь, дети, Египет, пиво, новое платье. И всё… И пустота…

Задайте им наивные, смешные, по их мнению, вопросы: зачем ты женился, зачем тебе дача, машина, почему ты должен отдавать какой-то долг Родине и кто это за тебя решил, почему ты обязан всю жизнь работать по 8 или 10 часов и выйти на пенсию за три года до своей среднестатистической смерти, а отдыхать только на выходные или месяц в году, пить спирт, разбавленный водой, или в воде сваренные хмелепродукты, носить модную одежду и жить в бетонном человейнике, выполнять хотелки своей лучшей половины, и кто так за тебя решил, а потом в 65 издохнуть от инфаркта…

Задайте. И вам улыбнутся в лицо, засмеются, скажут что-то банальное, что будет сводиться к «так делают все», но не скажут ничего вразумительного, своего, произведенного мыслью своего головного мозга и мыслительного процесса.

Потому что не знают. А знают лишь, что «так делают все», так живут все… Самый «весомый» аргумент здесь: «так делают все». Что можно было бы каждому вместо эпитафии на могилу: «Я делал, как все». И больше никаких мыслей…

Что еще почитать по теме?

Нужно ли думать своей головой? Некоторые признаки наличия человеческой глупости
Почему большинство людей прогибается под общество?
Почему полезно быть обычным человеком?

Что означают углеродная нейтральность и защита климата?

«Мы хотим взять ответственность за выбросы, которые создаем, — объясняет Улла Хуэппе, руководитель по устойчивому развитию подразделения Adhesive Technologies компании Henkel. — Но мы хотим пойти еще дальше, поставляя больше „безуглеродной“ энергии, чтобы другие также могли использовать ее для снижения уровня выбросов».

Луиджи Маффуччи, руководитель по устойчивому развитию и экологической эффективности в отделе производства и цепочки поставок подразделения Henkel Adhesive Technologies, занимается основными вопросами производства, логистики и транспортировки, связанными с этой долгосрочной целью.

Например, он говорит, что компания Henkel установила стационарные солнечные системы на различных производственных объектах, включая четыре новых установки в Китае, общей мощностью 1,64 мегаватт ‏(МВт), которые позволят этим объектам производить более 1700 мегаватт-часов ‏(МВт-ч) в год. По его словам, процесс внедрения таких установок значительно упрощается «благодаря более эффективным и конкурентоспособным технологиям и благоприятным нормативным и стимулирующим стандартам во многих странах».

Кроме того, в прошлом году компания Henkel заключила виртуальное соглашение о приобретении электроэнергии с ветряной электростанцией, которая в настоящее время находится на этапе строительстве в округе Би, штат Техас. Электричество, подаваемое в сеть от электростанции на основе возобновляемого источника энергии, превысит количество, потребляемое всеми 30 производственными объектами Henkel, а также офисными зданиями Henkel на всей территории США. Оставшаяся возобновляемая электроэнергия будет доступна для других пользователей. Луиджи Маффуччи говорит, что соглашение в действительности помогло выстроить инфраструктуру ветроэнергетики в этом регионе: это одна из причин, почему Henkel решила приобретать энергию, производимую новым заводом.

«Мы хотим помочь нашим клиентам снизить уровень выбросов углекислого газа», — объясняет Улла Хуэппе. Компания Henkel поставила перед собой цель к 2025 году сократить выбросы CO2 на 100 млн тонн совместно с потребителями, клиентами и поставщиками, оптимизировав всю цепочку создания стоимости. «Для этого мы разработали технологии склеивания, герметизации и обработки поверхностей, позволяющие, например, экономить энергию в зданиях, создавать облегченные конструкции автомобилей, использовать древесину в качестве экологичного строительного материала и повышать эффективность установок на основе возобновляемых источников энергии».

Компания Henkel также взяла на себя обязательство к 2030 году на 30% сократить углеродный след своего сырья и упаковки. По словам Уллы Хуэппе, эта цель согласуется с Инициативой научно-обоснованных целевых показателей ‏‏(Science Based Targets initiative, SBTi), в которой участвуют такие организации, как Carbon Disclosure Project (CDP), ООН и WWF. Эта инициатива призывает компании определять научно обоснованные цели в отношении снижения выбросов, которые соответствуют задаче Парижского соглашения сократить температуру на 1,5 °C.

Лучшее понимание основных концепций, связанных с глобальным потеплением, может помочь клиентам в принятии решений.

Обычному человеку, как правило, непросто разобраться в обещаниях, касающихся климата. Однако более глубокое понимание ключевых терминов, таких как углеродная нейтральность и положительное воздействие на климат, поможет потребителям принимать обоснованные решения и задействовать критическое мышление.

Йенс Тойблер, старший исследователь Института исследований климата, экологии и энергетических ресурсов в Вуппертале, рекомендует проверять данные, на основании которых сделаны заявления, и отслеживать тревожные сигналы. К ним могут относиться компании, не предоставляющие базовую информацию о том, какую часть цепочки создания стоимости они рассмотрели и как рассчитывали уровень [снижения] выбросов. Или компании, которые не сообщают о прогрессе и достижении промежуточных целей или делают неоднозначные заявления.

Корпоративные отчеты об устойчивом развитии сложно отнести к легкому чтению. Однако на данный момент они являются одним из самых важных инструментов, позволяющих четко понять, что стоит за заявлениями об углеродной нейтральности.

Нажмите здесь, чтобы узнать больше о том, как Henkel оказывает положительное воздействие на климат

«Меня очень огорчает, что в России большинство людей абсолютно безразличны к своей свободе»

В начале октября издательство «АСТ» выпускает «Рассказы просто так» Редьярда Киплинга в переводе Владимира Познера. Редактор журнала «Grazia» Денис Мережковский встретился с телеведущим, чтобы узнать, какое участие в новом проекте приняла его внучка, и почему эту детскую книгу должны прочитать взрослые.

— Почему вы взялись за перевод произведений именно этого автора?

— Среди первых книг, которые мама читала мне в пять лет, была и Just So Stories Редьярда Киплинга, или по-русски «Рассказы просто так». Я помню, что был в диком восторге, просто умирал от счастья! Могу сказать, что эти истории относятся к той категории текстов, которые сформировали меня, наряду с «Тремя мушкетерами», например.

— А как возникла идея заново издать сборник?

— Совершенно случайно. Летом мы плавали на лодках, там было много маленьких детей, которые безобразничали, шумели и всем мешали. Когда они окончательно мне надоели, я предложил всем выбросить детей за борт. Причем сказал это довольно резко, так что не все были уверены, что я шучу. Вдруг малыши замерли, и я сказал им: «Либо я отправляю вас в воду, либо вы очень внимательно будете слушать кое-какие истории». Они с недоверием сели, притихли, и я рассказал им «Слона-ребенка». Дети прямо завизжали: «Еще!» Следующим стал «Кот, который гуляет сам по себе». На тот момент вокруг нас собрались уже и взрослые, и одна дама поинтересовалась, не хочу ли я издать этот сборник Киплинга. Я подумал, а почему бы и нет! Но для начала все это нужно было перевести.

— А что самое главное в литературе для детей?

— Точно не картинки. Скорее интересный сюжет, потому что он увлекает. А вот мораль как таковая не должна читаться: дидактику не любит никто, в том числе и малыши. Но если книга внушает какие-то чувства — любви, нежности, возмущения, просто замечательно. Кстати говоря, я нахожу, что в русской классике очень мало произведений для детей, которые способны захватить воображение и научить дружбе или отваге без назиданий. Мастерство писателя в этом и заключается — преподносить какие-то вещи так, что они становятся понятны без объяснений.

— Ваши дети и внуки уже довольно взрослые. Им тоже будет полезно прочитать «Рассказы просто так»?

— Мне кажется, что такие книги формируют человека, его характер, отношение к жизни и ко всему, что окружает. Они рождают в тебе любовь к одним вещам и неприязнь к другим. На мой взгляд, такие произведения влияют на нас самым лучшим образом. Вот почему их надо читать.

— С возрастом ваши отношения с детьми как-то меняются?

— Моей дочери исполнилось 55 лет, сыну — 54 будет в ноябре, внучке Маше – 31, Коле — 20, самому младшему — 17. Все они состоявшиеся люди. И у меня с ними прекрасные и, самое главное, дружеские отношения.

— К книге прилагается диск с песнями, которые исполняет ваша внучка, а музыку к ним написала ваша дочь. Вам нравится заниматься совместным творчеством с родными?

— Я очень люблю общаться со своей семьей. Мы обожаем рассуждать на какие-то темы, у нас у всех есть мнение. Можем послушать музыку или посмотреть кино. При всем при этом я довольно не коллективный человек, но все-таки весьма семейный. Мне очень повезло, что все мы дружим и испытываем огромное удовольствие, когда просто разговариваем друг с другом. Так сложилось, что моя дочь и внуки живут в Германии, и я вижу их не так часто, как хотелось бы. Мы с женой много работаем и бываем дома вместе только вечерами, по чуть-чуть. Но есть такое чувство, которое больше, чем просто понимание, я бы назвал его близостью.

— Вас считают одним из лучших интервьюеров современности. А бывает так, что в ходе разговора вы теряете интерес к своему герою или вдруг он становится вам крайне неприятен?

— Бывает даже, что во время беседы неприязнь к человеку нарастает, и я должен следить за собой, сдерживаться, потому что в принципе не могу показывать свое отношение. Конечно, это получается не всегда — все-таки все мы люди, и эмоции иногда дают о себе знать.

— И тогда такие моменты вырезают из передачи?

— Я вообще за прямой эфир. И у моей программы именно такой формат. Правда, только на Дальнем Востоке — уже потом можно что-то смонтировать. Но я категорически возражаю против этого — за годы существования нашей программы такое случилось только три раза. У меня есть договоренность с Константином Эрнстом (генеральным директором «Первого канала» — ред.) о том, что если попытки вырезать некоторые части разговора будут повторяться, то я, скорее всего, закрою передачу. Ведь магия телевидения в том, что на экране все происходит в реальном времени. И никто не знает, что будет через секунду: ни ведущий, ни гость, ни аудитория. А запись можно сравнить с просмотром футбольного матча в повторе — когда результат игры уже заранее известен.

— Каждая справка о вас начинается со слов «советский и российский телеведущий». В чем принципиальная разница?

— Дело в том, что в СССР журналистики как таковой не было. Это надо сказать прямо. И корреспондента или редактора называли «солдатом идеологического фронта». А настоящие СМИ обязаны давать человеку объективную, честную и как можно более полную информацию. Такую задачу в Советском Союзе не то чтобы не ставили, а вообще не предполагали. Так что я работал пропагандистом. Это грех, и я давно его признал. К счастью, в России я смог быть журналистом.

— Промолчать или сказать неправду — для вас есть разница?

— Конечно. Солгать — всегда преступление. Ничего не сказать — не всегда, но иногда тоже.

— Вас называют совестью нации. Она сейчас болит из-за чего-то?

— Есть много вещей, которые мешают мне жить. Они самые разные. Почему появляются мигранты? Люди покидают свой дом и куда-то бегут — это же для них неестественно! Почему дети в той же Африке пухнут от голода? А еще меня очень огорчает, что в России большинство людей абсолютно безразличны к своей свободе, к пониманию чувства собственного достоинства, ответственности за все, что происходит вокруг. В советские годы я, по сути, занимался греховным делом. Я очень сильно переживал и поклялся себе, что впредь никогда не стану участвовать в политической пропаганде и не соглашусь работать ни на какое государство, ни на какую власть. У меня есть долг только перед моими зрителями, и я буду говорить правду — насколько это возможно, потому что, как и все, могу ошибаться. Я так устроен: не могу относиться безразлично к бедам. Понятно, что одному со всем не справиться, но молчать и делать вид, что каких-то вещей попросту нет, по-моему, нельзя.

Фото и текст: Журнал «Grazia»

Что нравится и не нравится людям во всем мире в американском обществе и политике

Как показали опросы Pew Research Center, глобальная репутация Соединенных Штатов за последние два десятилетия резко изменилась, часто улучшаясь или ухудшаясь в зависимости от того, кто находится в Белом доме и какую внешнюю политику они проводят. В то же время многие другие факторы продолжали формировать то, как люди видят США, в том числе их обширный культурный охват, их экономическая модель и их политика, вызывающая разногласия.Обзор 17 стран с развитой экономикой подчеркивает сложность международного имиджа Америки. Люди в других странах находят в США много поводов для восхищения, но они также видят и много проблем. Американцы, со своей стороны, также видят в своем обществе как сильные, так и слабые стороны.

Этот анализ исследовательского центра Pew Research Center фокусируется на взглядах на Соединенные Штаты, в том числе взглядах на их политическую систему и их культурный экспорт. Для этого отчета мы провели общенациональные репрезентативные опросы 16 254 взрослых с 12 марта по 26 мая 2021 года в 16 странах с развитой экономикой.Все опросы проводились по телефону со взрослыми в Канаде, Бельгии, Франции, Германии, Греции, Италии, Нидерландах, Испании, Швеции, Великобритании, Австралии, Японии, Новой Зеландии, Сингапуре, Южной Корее и Тайване.

В США мы опросили 2596 взрослых с 1 по 7 февраля 2021 года. Каждый, кто принял участие в опросе в США, является членом группы American Trends Panel (ATP) Центра, группы онлайн-опросов, которая набирается через национальные, случайные выборка адресов проживания.Таким образом, почти все взрослые имеют возможность выбора. Опрос взвешен, чтобы быть репрезентативным для взрослого населения США по полу, расе, этнической принадлежности, партийной принадлежности, образованию и другим категориям.

Это исследование было проведено в местах, где можно провести общенациональные репрезентативные телефонные опросы. Из-за вспышки коронавируса личное собеседование в настоящее время невозможно во многих частях мира.

Вот вопросы, использованные в отчете, а также ответы.Дополнительную информацию о методах опроса за пределами США см. в нашей базе данных методологий. Для респондентов в США см. дополнительную информацию о методологии ATP.

Наиболее положительные элементы имиджа Америки связаны с некоторыми из ее самых известных экспортных товаров, при этом США получают высокую оценку за свои технологии и популярную культуру. Когда респондентов просят сравнить американские технологические инновации с инновациями других развитых стран, респонденты положительно отзываются о Силиконовой долине.Среди 16 респондентов, опрошенных за пределами США, в среднем 72% говорят, что американские технологии являются лучшими или выше среднего. США, конечно же, также являются домом для Голливуда, и большинство опрошенных высоко оценивают развлечения в США, такие как фильмы, музыка и телевидение. В среднем 71% считают американские развлечения лучшими или выше среднего.

США также широко известны своей военной мощью: в среднем 45 % опрошенных 16 опрошенных назвали вооруженные силы США выше среднего, а в среднем 26 % назвали их лучшими.Кроме того, американские университеты во многом хвалят (43% выше среднего, 16% — лучшие).

Однако мнения об уровне жизни американцев неоднозначны. В большинстве стран многие говорят, что по сравнению с другими развитыми странами уровень жизни в США средний, хотя в Греции, Испании, Южной Корее и Тайване около половины говорят, что он выше среднего или лучший. В Швеции, Нидерландах и Австралии более четырех из десяти считают, что он ниже среднего или худший.

У.Система здравоохранения S. получает плохие отзывы: в среднем 48% говорят, что она ниже среднего, а 18% считают ее худшей среди развитых стран. За последние два года опросы исследовательского центра Pew Research Center показали, что иностранная общественность широко критикует то, как США справились с пандемией COVID-19, и те, кто считает, что США плохо справились с кризисом, особенно склонны поставить системе здравоохранения США низкие рейтинги.

Отношение к этим элементам образа Америки различается среди опрошенных: Греция, Тайвань, Южная Корея, Испания, Италия и Япония дали U.S. одни из самых положительных отзывов, в то время как Германия, Нидерланды, Австралия, Новая Зеландия и Швеция дают США одни из самых низких оценок.

Опрос, который был проведен менее чем через год после того, как вспыхнули международные протесты после убийства Джорджа Флойда полицейским Миннеаполиса, обнаружил широко распространенную критику текущего состояния гражданских прав в Америке. Подавляющее большинство считает, что дискриминация людей по признаку расы или этнического происхождения является серьезной проблемой в США.S., и в большинстве стран большинство считает это очень серьезной проблемой. И хотя многие говорят, что дискриминация также является серьезной проблемой в их собственных странах, они постоянно говорят, что дискриминация в США хуже, чем в их стране.

Респонденты, которые относят себя к левому краю идеологического спектра, чаще всего называют дискриминацию в США очень серьезной проблемой. Например, 81% левых канадцев считают, что это очень серьезная проблема, по сравнению с 66% представителей центра и 52% канадцев правых политических взглядов.

Как сообщалось ранее, общий имидж Америки значительно улучшился после избрания президента Джо Байдена, но многие, тем не менее, выражают серьезные сомнения в здоровье американской демократии. Мало кто верит, что демократия в США, по крайней мере, в ее нынешнем состоянии, служит хорошей моделью для других стран. В среднем всего 17% говорят, что демократия в США является хорошим примером для подражания, в то время как 57% считают, что раньше она была хорошим примером, но в последние годы перестала быть таковой. Еще 23% не верят, что это когда-либо было хорошим примером.Американцы в основном разделяют мнение, что их демократия больше не является образцом: 72% говорят, что демократия США раньше была хорошим примером для других, но в последнее время это не так. Демократы и независимые сторонники Демократической партии в два раза чаще, чем республиканцы и независимые сторонники республиканцев, говорят, что США никогда не были хорошей моделью.

Американцы критически относятся и к другим аспектам жизни своего общества. Примерно четверо из десяти (42%) считают дискриминацию по расовому или этническому признаку очень серьезной проблемой, а 32% говорят, что это довольно серьезная проблема.Чернокожие (93%) и латиноамериканцы (82%) значительно чаще, чем белые взрослые (68%), описывают дискриминацию как по меньшей мере серьезную проблему. Демократы (94%) также почти в два раза чаще, чем республиканцы (49%), говорят, что расовая и этническая дискриминация является серьезной проблемой в США

И хотя они более позитивно, чем иностранцы, относятся к системе здравоохранения США, примерно четыре из десяти американцев говорят, что она либо ниже среднего (32%) по сравнению с другими развитыми странами, либо худшая (7%).На самом деле американцы дают американским университетам более низкие оценки, чем иностранная общественность: всего 47% в США говорят, что их университеты выше среднего или лучшие, по сравнению со средним показателем 59% среди тех, кто был опрошен за пределами США. положительно относятся к их технологическим достижениям, развлечениям и военным. Республиканцы, как правило, более позитивно относятся к этим различным аспектам американского общества, хотя демократы дают более благоприятные отзывы о фильмах, музыке и телевидении страны.Подробнее о том, как взгляды США на американское общество сравниваются с международными взглядами, см. «Американцы отличаются от людей в других странах по некоторым аспектам «жесткой» и «мягкой» силы США».

Молодые американцы часто менее позитивно оценивают аспекты своего общества, включенные в опрос. Лица в возрасте от 18 до 29 лет реже, чем лица в возрасте 65 лет и старше, считают, что уровень жизни, система здравоохранения, военные и технологические достижения в Соединенных Штатах выше среднего или являются лучшими.Напротив, молодые люди во многих местах за пределами США, как правило, с большей вероятностью видят некоторые из этих аспектов образа Америки в положительном свете.

Тем не менее, молодые люди как в США, так и за их пределами особенно любят американскую массовую культуру. В каждом опрошенном обществе, включая США, люди в возрасте от 18 до 29 лет чаще, чем люди в возрасте 65 лет и старше, оценивают развлечения в США как выше среднего или как лучшие. Например, 84% жителей Тайваня в возрасте от 18 до 29 лет придерживаются этой точки зрения, по сравнению с 39% в возрасте 65 лет и старше.

Таковы основные выводы исследования Pew Research Center, проведенного с 1 февраля по 26 мая 2021 года среди 18 850 взрослых в 17 странах с развитой экономикой. Опрос также показал, что примерно шесть из десяти опрошенных граждан говорят, что правительство США уважает личные свободы своего народа. В странах, где есть тенденции, люди обычно ставят более высокие оценки США за уважение личных свобод, чем в 2018 году, во время президентства Дональда Трампа. Однако в некоторых странах U.S. по-прежнему получает больше негативных оценок по этому вопросу сегодня, чем во время пребывания у власти бывшего президента Барака Обамы.

Наиболее хвалебные американские технологии, развлечения, военные и университеты

Примерно половина или более в каждом опрошенном обществе за пределами США описывают американские технологические достижения как выше среднего или лучшие по сравнению с другими развитыми странами. За пределами Германии, где об этом говорят только 52%, во всех опрошенных странах с развитой экономикой такого мнения придерживаются около двух третей или более.В Греции 45% конкретно называют лучшими американские технологические достижения, в Южной Корее — 38%, на Тайване — 31%. Лишь немногие или вообще никто не описывают американские технологические достижения как ниже среднего в любом из опрошенных мест.

Американские развлечения, включая фильмы, музыку и телевидение, также пользуются уважением: около двух третей или более опрошенных опрошенных описывают их как минимум выше среднего. Около трети в Греции, Японии и Сингапуре даже называют американский культурный экспорт лучшим, в то время как около четверти или более говорят то же самое в Испании, Бельгии, Южной Корее и Канаде.Ни в одном из опрошенных примерно каждый десятый или более не говорит, что уровень американских развлечений ниже среднего.

Примерно шесть из десяти или более опрошенных в каждой стране с развитой экономикой описывают вооруженные силы Америки как минимум выше среднего. Союзники США в Азиатско-Тихоокеанском регионе несколько чаще хвалят американские вооруженные силы: например, 42% южнокорейцев называют их лучшими, а 37% на Тайване, 29% в Сингапуре и 27% в Японии разделяют эти взгляды. . Среди европейцев четверть или более жителей Греции, Испании, Италии и Швеции также называют U.С. военный как высший в мире.

Примерно половина или более из 15 из 16 опрошенных неамериканцев описывают американские университеты как минимум выше среднего. Греки, южнокорейцы, японцы и сингапурцы особенно экспансивны: около четверти или более назвали университеты США лучшими по сравнению с другими развитыми странами. Немцы и австралийцы, с другой стороны, дают более смешанные оценки, выделяясь как единственные два места, где менее половины характеризуют высшие учебные заведения США как выше среднего.Тем не менее, не более 14% считают, что американские университеты находятся ниже среднего среди опрошенных.

Оценки уровня жизни американцев неоднозначны, и мало кто хвалит систему здравоохранения

Не более 15% опрошенных считают уровень жизни в Америке лучшим среди развитых стран. И только на Тайване, в Южной Корее и Испании более половины характеризуют его как минимум выше среднего. Скорее, примерно в половине опрошенных мест большинство называет американский уровень жизни твердо «средним», в том числе около половины тех, кто дает ему такую ​​оценку в Германии и Сингапуре.Около половины шведов и голландцев даже называют уровень жизни в США «ниже среднего» или «худшим» по сравнению с другими развитыми странами, в то время как более четверти в Австралии, Бельгии, Новой Зеландии, Канаде, Германии и Франции говорят то же самое.

Что касается американской системы здравоохранения, оценки еще хуже. В большинстве мест большинство говорит, что американская система здравоохранения, по крайней мере, ниже среднего, в том числе около двух из десяти в Австралии, Бельгии, Испании, Великобритании, Франции, Германии, Новой Зеландии и Швеции говорят, что она худшая. среди развитых стран.Только на Тайване, в Греции, Японии и Сингапуре не менее четверти респондентов считают его выше среднего или лучшим.

Когда дело доходит до оценок США по этим измерениям, выделяются несколько закономерностей. Во-первых, молодые люди, как правило, более комплиментарны, чем пожилые. Например, молодые люди с большей вероятностью описывают американские развлекательные продукты как выше среднего, чем люди старшего возраста. Возрастные различия могут быть значительными: например, на Тайване 84% взрослых в возрасте до 30 лет описывают американские развлекательные продукты как выше среднего, по сравнению с 39% людей в возрасте 65 лет и старше, которые говорят то же самое.

Более молодые люди в некоторых местах также несколько чаще хвалят американские военные, университеты и технологические достижения. Например, две трети новозеландцев моложе 30 лет считают американские университеты лучшими или выше среднего, в то время как только четверо из десяти в возрасте 65 лет и старше говорят то же самое.

Люди с более высоким уровнем образования также склонны видеть Америку в более позитивном свете. Это особенно относится к американским технологическим достижениям и развлечениям, но также верно и для некоторых людей, особенно в Азиатско-Тихоокеанском регионе, когда речь идет об оценке американских университетов или их вооруженных сил.Более состоятельные люди также склонны оценивать все эти параметры более позитивно, чем те, кто менее обеспечен в финансовом отношении.

Мужчины также несколько чаще, чем женщины, описывают многие вещи в Америке как выше среднего. (Женщины также несколько реже отвечают на некоторые из этих вопросов.)

Те, кто считает, что в США существует серьезная проблема с дискриминацией, также чаще негативно оценивают американскую систему здравоохранения и уровень жизни.В северной соседке Америки, Канаде, 74% тех, кто считает, что в США существует очень серьезная проблема с дискриминацией людей по признаку расы или этнического происхождения, говорят, что американское здравоохранение ниже среднего, в то время как только 48% тех, кто считает, менее серьезная проблема согласен. Канадцы, считающие расовую и этническую дискриминацию в США очень серьезной проблемой, также более чем в три раза чаще говорят, что уровень жизни в Америке ниже среднего, чем те, кто говорит, что это не такая уж большая проблема (40% и 12% соответственно). ).

Взгляды на политическую систему США

Рейтинги политической системы в США в целом невысокие в 16 опрошенных странах с развитой экономикой. Мнения людей о том, как функционирует политическая система США, разделились: в среднем 50% говорят, что она работает хорошо, а 48% не согласны. Оценки сильно различаются: от 80% в Южной Корее, которые положительно оценивают политическую систему США, до всего 30% в Новой Зеландии.

И очень немногие из опрошенных считают, что американская демократия является хорошим примером для других стран.Такого мнения придерживаются в среднем всего 17%. Большинство людей говорят, что демократия в США раньше была хорошим примером, но в последние годы это не так (в среднем 57%). В среднем около четверти (23%) говорят, что американская демократия никогда не была хорошим примером для других стран. (Подробнее о взглядах на политическую систему США и ее демократию см. в статье «Имидж Америки за рубежом восстанавливается с переходом от Трампа к Байдену».)

Тем не менее, общественность утверждает, что правительство США уважает личные свободы своего народа.Около половины или более опрошенных согласны с тем, что личные свободы американцев защищены их правительством. Но существенное меньшинство — 16 человек в среднем из примерно четырех из десяти — считают, что США не уважают личные свободы, в том числе почти половина в Австралии и Новой Зеландии.

Эти цифры представляют восходящий тренд. В период с 2013 по 2018 год во многих опрошенных местах наблюдалось неуклонное снижение доли тех, кто заявил, что США уважают личные свободы своих граждан, достигнув своего минимума в конце этого периода.Но в Канаде и по всей Европе доля тех, кто говорит, что правительство США уважает личные свободы, значительно увеличилась с тех пор, как в последний раз задавался этот вопрос. Этот отскок был особенно значительным в Испании, где количество тех, кто говорит, что правительство уважает свободы американцев, увеличилось примерно вдвое в период с 2018 по 2021 год

.

Большинство американцев (63%) считают, что их правительство уважает личные свободы, хотя значительное меньшинство (35%) говорит, что это не так. Демократы и сторонники Демократической партии (71%) чаще, чем республиканцы и независимые сторонники республиканцев (56%), говорят, что США.Правительство С. уважает права своих граждан. Те, у кого есть хотя бы степень бакалавра или выше, чаще, чем те, у кого меньше образования, говорят, что в США уважают личные свободы (72% против 57%).

Тем не менее, несмотря на относительно положительное отношение к личным свободам американцев, общественность выражает большую обеспокоенность по поводу дискриминации людей по признаку расы и этнического происхождения в США. земной шар, вызванный убийством полицией Джорджа Флойда и других чернокожих американцев.

От 82% до 95% населения за пределами США считают этот вид дискриминации по крайней мере серьезной проблемой, и более четырех из десяти называют ее очень серьезной. В среднем только 9% говорят, что дискриминация в США не является слишком серьезной или вообще не является проблемой.

Уровень дискриминации людей по расовому или этническому признаку плохо отражается на политической системе США.Правительство С. уважает личные свободы своего народа. И в каждом опрошенном обществе люди, которые считают дискриминацию очень серьезной проблемой в США, реже, чем другие, говорят, что политическая система работает хорошо, и думают, что демократия в США является хорошим примером для других стран.

Во многих местах взрослые моложе 30 лет и женщины чаще говорят, что дискриминация по признаку расы или этнического происхождения является очень серьезной проблемой в США, чем пожилые люди и мужчины, а также люди, позиционирующие себя в левой части политического спектра.В среднем 71% левых говорят, что дискриминация является очень серьезной проблемой в США. Для сравнения, такого мнения придерживаются в среднем 49% представителей правых. Например, в Швеции 60% тех, кто относит себя к идеологическим левым, говорят, что дискриминация в США является очень серьезной проблемой, по сравнению с 35% правых, которые говорят то же самое.

Общие рейтинги США улучшились после избрания Байдена

Помимо отношения к американскому обществу и политике, мнения об У.Президенты США и их внешняя политика также могут влиять на то, как люди воспринимают США. Как показано в предыдущем отчете, общий международный имидж Америки значительно улучшился после избрания президента Байдена.

В 12 странах, опрошенных как в 2020, так и в 2021 году, в среднем 75% сказали этой весной, что они уверены в том, что Байден поступит правильно в мировых делах, в то время как в среднем всего 17% сказали это о Трампе в 2020 году. для США также существенно улучшилось — в среднем 62% в 12 странах заявили, что положительно относятся к США.с., по сравнению с 34% в 2020 году.

Сравнивая Байдена с Трампом, люди видят лидерские качества нынешнего президента в гораздо более благоприятном свете. Они гораздо чаще считают Байдена высококвалифицированным и сильным лидером и гораздо реже называют его высокомерным или опасным.

Большинство поддерживает ключевые элементы первоначальной внешнеполитической программы Байдена. Когда его спросили о четырех конкретных внешнеполитических целях Байдена, большинство опрошенных выразили одобрение каждой из них.Поддержка возвращения США во Всемирную организацию здравоохранения является самой высокой: в среднем 89% говорят, что они одобряют эту политику, за которой следует поддержка повторного присоединения США к Парижскому соглашению по климату и проведения саммита по вопросам демократии. Политика Байдена по допуску большего количества беженцев в США также вызывает одобрение в среднем на уровне 76%. (Опрос был проведен до решения Байдена вывести войска из Афганистана к 31 августа 2021 года. Чтобы узнать больше о реакции американцев на эту политику, см. «Байден сдает позиции общественности по вопросам, личным качествам и утверждению работы».»)

Несмотря на широкую поддержку повторного присоединения США к Парижскому соглашению, взрослые в большинстве опрошенных людей чаще говорят, что США плохо справляются с изменением климата, чем говорят, что США делают хорошую работу, и, по крайней мере, пятая из 12 стран говорит, что США делают очень плохую работу. Шведы и немцы особенно критичны: три четверти в обеих странах не одобряют реакцию США на изменение климата. Только в Сингапуре и США.Сами США примерно наполовину говорят, что США хорошо справляются со своей задачей.

Доверие американцев к правительству, друг к другу, лидерам

ЛИ РЕЙНИ, СКОТТ КИТЕР И ЭНДРЮ ПЕРРИН

(Hero Images)

Доверие — необходимый эликсир для общественной жизни и добрососедских отношений, и когда американцы думают о доверии в наши дни, они беспокоятся. Две трети взрослых считают, что другие американцы мало или совсем не доверяют федеральному правительству. Большинство считает, что доверие общественности к СШАправительству и друг другу сокращается, и большинство считает, что недостаток доверия к правительству и другим гражданам затрудняет решение некоторых ключевых проблем страны.

В результате многие считают необходимым очистить атмосферу доверия: 68% говорят, что очень важно восстановить уровень доверия общества к федеральному правительству, а 58% говорят то же самое о повышении доверия к соотечественникам-американцам.

Более того, некоторые считают угасание доверия признаком культурной болезни и национального упадка.Некоторые также связывают это с тем, что они считают повышенным одиночеством и чрезмерным индивидуализмом. Около половины американцев (49%) связывают снижение межличностного доверия с убеждением, что люди уже не так надежны, как раньше. Многие приписывают ослабление доверия политической культуре, которая, по их мнению, подорвана и порождает подозрения и даже цинизм в отношении способности других отличать факты от вымысла.

В комментарии, типичном для взглядов, выраженных многими людьми разных политических взглядов, возрастов и образования, один из участников нового опроса Pew Research Center сказал: «Многие люди больше не думают, что федеральное правительство действительно может быть силой добра или изменение в их жизни.Такого рода апатия и отстраненность приведут к еще худшему и менее представительному правительству». Другой касался проблемы угасания межличностного доверия: «Для демократии, основанной на принципе E Pluribus Unum, тот факт, что мы разделены и не можем доверять достоверным фактам, означает, что мы потеряли доверие друг к другу».

Несмотря на то, что сегодня многие американцы выражают печальное мнение о состоянии доверия, они верят, что ситуацию можно изменить. Полностью 84% считают, что уровень доверия американцев к федеральному правительству может быть улучшен, а 86% считают, что улучшение возможно, когда речь идет об уверенности американцев друг в друге.Среди решений, которые они предлагают в своих открытых комментариях: приглушить политическую партийность и групповой трайбализм, переориентировать освещение новостей с оскорбительных ток-шоу и сенсационных историй, перестать уделять так много внимания цифровым экранам и проводить больше времени с людьми. и практикуйте эмпатию. Некоторые считают, что их районы — ключевое место, где можно восстановить межличностное доверие, если люди будут работать вместе над локальными проектами, в свою очередь излучая доверие в другие секторы культуры.

Новый опрос 10 618 взрослых жителей США, проведенный с 27 ноября по декабрь. 10 сентября 2018 г., используя общенациональную репрезентативную панель американских тенденций Центра, охватывает широкий круг вопросов, связанных с доверием, и добавляет контекст к дебатам о состоянии доверия и недоверия в стране. Погрешность выборки для полной выборки составляет плюс-минус 1,5 процентных пункта.

В дополнение к традиционным вопросам о том, доверяют ли американцы институтам и другим людям, опрос исследует связи между институциональным доверием и межличностным доверием, а также изучает степень, в которой, по мнению общественности, нация скована этими проблемами.Это исследование является частью обширной и постоянной работы Центра над вопросами, связанными с доверием, фактами и демократией, а также их взаимодействием.

Вот некоторые из основных выводов.

Уровни личного доверия связаны с расовой и этнической принадлежностью, возрастом, образованием и семейным доходом. Чтобы исследовать эти связи, мы задавали вопросы об общем доверии или недоверии людей к другим, их ощущении эксплуататорских тенденций или справедливости других, а также их оценке общей готовности помочь или эгоизма других.Затем мы построили шкалу личного доверия и распределили людей по спектру от наименее доверчивых до наиболее доверчивых. Около пятой части взрослых (22%) демонстрируют постоянно доверчивое отношение к этим вопросам, и примерно треть (35%) выражают постоянно настороженное или недоверчивое отношение. Около 41% придерживаются неоднозначных взглядов на основные вопросы о личном доверии.

Существуют некоторые заметные демографические различия в уровнях личного доверия, которые даже в этих новых контекстах следуют историческим тенденциям, зафиксированным Центром и другими исследователями.Доля белых, проявляющих высокий уровень доверия (27%), вдвое превышает долю негров (13%) и выходцев из Латинской Америки (12%). Чем старше человек, тем больше вероятность, что он склонится к более доверчивым ответам. Чем выше уровень образования американцев и чем больше их семейный доход, тем выше вероятность того, что они занимают высокие позиции в спектре личного доверия. Те, у кого меньше доходов и образования, заметно более склонны к низкому доверию.

Другими словами, личное доверие оказывается подобным многим другим личным качествам и благам, которые распределяются в обществе неравномерно, следуя той же общей схеме, что, например, владение домом и богатство.Американцы, которые могут чувствовать себя ущемленными, менее склонны выражать общее доверие другим людям.

Поразительно, но почти половина молодых людей (46%) относятся к группе с низким уровнем доверия, что значительно выше, чем среди пожилых людей. Также нет заметных партийных различий в уровнях личного доверия: республиканцы и демократы распределяются по шкале одинаково.

Конечно, стоит отметить, что, хотя социальное доверие рассматривается как добродетель и связующее звено в обществе, слишком большое доверие может стать серьезной помехой.Неразборчивые доверенные лица могут стать жертвами самых разных способов, поэтому осторожность и сомнения имеют место в хорошо функционирующем сообществе.

Уровни личного доверия, как правило, связаны с более широкими взглядами людей на институты и гражданскую жизнь. Склонность взрослых американцев доверять или не доверять друг другу связана с их размышлениями по всевозможным вопросам. Например, те, кто менее доверчив в межличностной сфере, также, как правило, менее доверяют институтам, менее уверены в том, что их сограждане будут действовать так, чтобы это было хорошо для гражданской жизни, и менее уверены в том, что уровень доверия может повыситься в будущем.

Кроме того, взгляды американцев на межличностное доверие дают четкое представление о том, как, по их мнению, их сограждане будут реагировать на различные гражданские обстоятельства; их доверие к группам, начиная от военных и заканчивая учеными, профессорами колледжей и религиозными лидерами; и стратегии, которые они используют для взаимодействия с другими. Например, люди с низким уровнем доверия гораздо чаще, чем люди с высоким уровнем доверия, говорят, что скептицизм — лучший способ мышления в большинстве ситуаций (так считают 63% людей с низким уровнем доверия по сравнению с 33% людей с высоким уровнем доверия).Они также чаще, чем люди с высоким уровнем доверия, говорят, что лучше полагаться на собственные силы, чем работать вместе с другими (33% против 24%).

Когда американцы понимают, что доверие к федеральному правительству снижается, они правы. Длительные опросы показывают, что общественное доверие к правительству резко упало в 1960-х и 70-х годах, несколько восстановилось в 80-х и начале 2000-х годов и сегодня находится вблизи исторического минимума. Хотя широко распространено мнение, что доверие к другим людям также резко упало, не так ясно, произошло ли это на самом деле, отчасти потому, что в опросах вопросы о личном доверии задаются реже или постоянно.

В целом американцы считают нынешний низкий уровень доверия к правительству оправданным. Только каждый четвертый (24%) считает, что федеральное правительство заслуживает большего общественного доверия, чем оно получает, а 75% считают, что оно заслуживает большего общественного доверия, чем , а не . Точно так же среди взрослых американцев, которые считают, что доверие друг к другу упало, многие считают, что для этого есть веская причина: более чем в два раза больше американцев говорят, что они потеряли доверие друг к другу, «потому что люди не так надежны, как раньше». (49% поддерживают это утверждение), чем придерживаются противоположной точки зрения, говоря, что американцы потеряли доверие друг к другу, «хотя люди так же надежны, как и всегда» (так говорят 21%).

Ситуация с доверием не совсем безрадостна: большинство американцев уверены, что другие будут поддерживать основные гражданские добродетели, хотя и не во всех случаях. Явное большинство американцев уверены, что их сограждане будут действовать в ряде важных програжданских способов. Это включает в себя сообщение властям о серьезных местных проблемах, соблюдение федеральных законов и законов штата, оказание помощи тем, кто в ней нуждается, и честное сообщение о своих доходах при уплате налогов.

Однако этот уровень уверенности не распространяется на все виды гражданской деятельности.Кажется, что она рухнет, как только в дело вступит политика. Взрослые американцы выносят неоднозначный вердикт относительно того, могут ли они рассчитывать на то, что соотечественники примут результаты выборов, независимо от того, кто победит: 53% выражают «изрядную» или «большую» уверенность в том, что другие примут результаты, а 47% говорят у них «не слишком много» или «совсем нет уверенности» в том, что другие согласятся с результатами выборов. Американцы также расходятся во мнениях относительно того, могут ли они полагаться на других, чтобы пересмотреть свои взгляды после получения новой информации (49% имеют хотя бы некоторую уверенность, 50% мало или совсем не доверяют), быть в курсе важных вопросов и событий (49% против 49%).51%) и уважать права людей, которые на них не похожи (48% против 52%).

Более того, в некоторых областях американцы а не ожидают, что другие будут действовать в интересах общества. Около 58% взрослых не уверены, что другие могут вести вежливые беседы с людьми, у которых другие взгляды, а 57% не уверены, что другие проголосуют на выборах информированно.

Одним из примечательных открытий в пользу доверия является то, что, по крайней мере в принципе, больше взрослых поддерживают сотрудничество, чем индивидуализм.На вопрос о том, как лучше ориентироваться в жизни, 71% ответили, что в большинстве ситуаций людям лучше работать вместе с другими, по сравнению с 29%, которые сказали, что лучше быть самостоятельным.

Кроме того, склонность американцев выражать разный уровень доверия в зависимости от обстоятельств отражается в их взглядах на различные институты и виды лидеров. Военные пользуются «большим» или «достаточным» доверием среди 83% взрослого населения США, как и ученые (83%). Не отстают директора общеобразовательных школ К-12 (80%) и сотрудники полиции (78%).Доверие к журналистам составляет 55%.

Эти поддерживающие взгляды контрастируют с общим недоверием населения к выборным должностным лицам и лидерам корпораций: 63% выражают небольшое доверие выборным должностным лицам, а 56% придерживаются такого же скептического мнения о лидерах бизнеса.

Демократы и республиканцы по-разному думают о доверии, но обе группы хотят, чтобы оно росло. Хотя сторонники двух основных политических партий страны имеют одинаковый уровень личного доверия, демократы и те, кто склоняется к демократам, чаще, чем республиканцы и сторонники республиканцев, выражают беспокойство по поводу состояния доверия в Америке.Например, сторонники Демократической партии чаще говорят, что доверие к федеральному правительству снижается (82% против 66%), а низкое доверие к федеральному правительству затрудняет решение многих проблем страны (70% против 57%). %).

В то же время существует двухпартийное соглашение о важности повышения доверия как к федеральному правительству, так и к соотечественникам-американцам, а также о том, что для этого есть способы.

Существуют также некоторые партийные разногласия, когда дело доходит до уверенности в том, что американцы действуют в некоторых случаях, полезных для общества.Например, 76% республиканцев и 63% демократов (включая независимых, которые склоняются к каждой партии) уверены, что люди сделают все возможное, чтобы помочь нуждающимся. Точно так же 56% республиканцев и 42% демократов уверены, что американский народ уважает права людей, не похожих на них.

Партийные различия также проявляются в уровне доверия к различным лидерам, включая военных, религиозных лидеров и лидеров бизнеса (группы, к которым республиканцы относятся более благосклонно, чем демократы), а также к ученым, директорам государственных школ, профессорам колледжей и журналисты (группы, которые в целом пользуются большим доверием у демократов, чем у республиканцев).

Существует разрыв между поколениями в уровнях доверия. Молодые люди гораздо более пессимистичны, чем пожилые люди, в некоторых вопросах доверия. Например, молодые люди наполовину так же полны надежд, как и их старшие, когда их спрашивают, насколько они уверены в том, что американский народ уважает права тех, кто не похож на них: около одной трети (35%) людей в возрасте от 18 до 29 человек уверены, что американцы питают такое уважение, по сравнению с двумя третями (67%) людей в возрасте 65 лет и старше.

Существует также пробел, когда дело доходит до уверенности в том, что американцы сделают все возможное, чтобы помочь другим нуждающимся.Более четырех из десяти молодых людей (44%) уверены, что американский народ примет результаты выборов независимо от того, кто победит, по сравнению с 66% пожилых людей, которые так считают.

В то же время пожилые американцы чаще считают, что американцы потеряли доверие друг к другу, потому что люди не так надежны, как раньше: 54% людей в возрасте 65 лет и старше занимают эту позицию по сравнению с 44% тех, кто с 18 по 29.

Большинство считает, что федеральное правительство и средства массовой информации скрывают важную и полезную информацию.И известные цифры говорят, что они изо всех сил пытаются понять, что правда, а что нет, когда они слушают выборных должностных лиц. Доверие людей к ключевым учреждениям связано с их взглядами на то, как эти учреждения обрабатывают важную информацию. Около двух третей (69%) американцев говорят, что федеральное правительство намеренно утаивает от общественности важную информацию, которую оно могло бы безопасно опубликовать, и около шести из десяти (61%) говорят, что средства массовой информации намеренно игнорируют истории, важные для общества. общественный.Те, кто придерживается такого мнения о том, что информация скрывается, с большей вероятностью, чем другие, больше обеспокоены состоянием доверия.

Значительные доли также утверждают, что сталкиваются с трудностями при отделении правды от ложной информации, когда они слушают выборных должностных лиц и используют социальные сети. Около 64% ​​говорят, что им трудно отличить правду от неправды, когда они слышат выборных должностных лиц; 48% говорят то же самое об информации, с которой они сталкиваются в социальных сетях.

Что касается общенациональных проблем, то вопросы, связанные с доверием, далеко не первые в списке забот американцев. Но люди связывают недоверие с основными проблемами, которые они видят, такими как озабоченность по поводу этики в правительстве и роли лоббистов и особых интересов. В ходе многочисленных опросов Центр задавал вопросы о том, как американцы оценивают серьезность некоторых ключевых проблем. Этот опрос показал, что 41% взрослых считают уровень доверия общества к федеральному правительству «очень большой проблемой», что примерно соответствует их оценке масштабов проблем, вызванных расизмом и нелегальной иммиграцией, а не терроризмом. и сексизм.Около 25% говорят, что уровень доверия американцев друг к другу является очень большой проблемой, которая является низкой по сравнению с широким спектром других вопросов, которые американцы считают серьезными проблемами.

Однако важно отметить, что некоторые американцы рассматривают недоверие как фактор, провоцирующий или усугубляющий другие проблемы, которые они считают важными. Например, в своих открытых письменных ответах на вопросы многие американцы говорят, что, по их мнению, существует прямая связь между растущим недоверием и другими тенденциями, которые они считают серьезными проблемами, такими как партизанский паралич в правительстве, чрезмерное влияние лоббистов и финансовые интересы. , путаница, возникающая из-за выдуманных новостей и информации, снижение этики в правительстве, неразрешимость дебатов об иммиграции и климате, рост расходов на здравоохранение и увеличивающийся разрыв между богатыми и бедными.

Многие ответы в открытых письменных ответах отражают суждения, подобные этому мнению 38-летнего мужчины: «Доверие — это клей, который связывает людей вместе. Без этого мы меньше сотрудничаем друг с другом, и это влияет на переменные нашего общего качества жизни (например, здоровье и удовлетворенность жизнью)».

Американцы предлагают широкий спектр идей о том, что случилось с доверием, последствия недоверия и как исправить эти проблемы. В открытых вопросах опроса респондентам предлагалось написать своими словами, почему, по их мнению, доверие к США.эрозия правительства США и соотечественников, какое влияние растущее недоверие оказывает на деятельность правительства и личные отношения, и есть ли способы восстановить доверие. Некоторые из основных выводов:

Почему доверие к федеральному правительству ухудшилось в прошлом поколении: Около 76% американцев считают, что доверие к федеральному правительству снизилось за последние 20 лет. На вопрос о том, что произошло, респонденты предлагают широкий спектр диагнозов, некоторые из которых чаще цитируются республиканцами, другие — демократами.В целом, 36% ссылаются на что-то, связанное с тем, как работает правительство США — делает ли оно слишком много или слишком мало, делает ли оно что-то неправильно или вообще ничего не делает, — включая то, как деньги развратили его, как корпорации контролируют его, и общие ссылки на « болото.» Президент Дональд Трамп и его администрация упоминаются в 14% ответов, а деятельность средств массовой информации упоминается в 10% ответов. Кроме того, 9% этих респондентов говорят, что недоверие к правительству возникает из-за больших социальных сил, которые охватили культуру, таких как растущее неравенство и распространение индивидуализма.Другие отмечают неразрешимость таких проблем, как изменение климата или нелегальная иммиграция, а также растущую поляризацию общества и его лидеров.

Республиканцы и те, кто склоняется к республиканцам, чаще, чем демократы и те, кто склоняется к ним, упоминают проблемы в работе правительства и коррупцию (31% против 24%). Но демократы чаще называют действия Трампа причиной проблем, связанных с доверием к федеральному правительству (24% против 3%).

«В наше время люди пресыщены.Выборным чиновникам нельзя доверять. Существует огромный разрыв между демократами и республиканцами. Социальные сети позволяют людям выносить сор из избы. Люди уже не такие дружелюбные и добрососедские, как были много лет назад. Общество резко изменилось!» Женщина, 46 лет

Почему доверие американцев друг к другу ухудшилось за последние 20 лет: Около 71% считают, что доверие между людьми снизилось. Тех, кто занимает эту позицию, спросили, почему, выявив длинный список социальных и политических проблем: 11% считают, что американцы в целом стали более ленивыми, жадными и нечестными.Около 16% респондентов связывают то, что они считают плохой работой правительства, особенно тупиком в Вашингтоне, и тем, что оно нанесло ущерб сердцам их сограждан. Примерно каждый десятый из этих респондентов говорит, что винит средства массовой информации и их внимание к разногласиям и сенсационному освещению.

«Культурный отход от сплоченных сообществ. Смотреть на все через сверхпартийные политические линзы. Утрачено искусство компромисса. Эмпатия, а также попытки понять друг друга и помочь друг другу находятся на тревожно низком уровне.Люди быстро нападают и очерняют других, даже без явных доказательств, исключительно на основании обвинений или по партийной линии». Мужчина, 44

Что может повысить уровень доверия населения к федеральному правительству: Около 84% американцев считают возможным повысить уровень доверия людей к правительству. Их письменные ответы призывают к различным политическим реформам, начиная с более подробного раскрытия того, что делает правительство, а также ограничения сроков полномочий и роли денег в политике.Около 15% ответивших на этот вопрос указывают на необходимость лучшего политического руководства, включая большую честность и сотрудничество среди представителей политического класса. Небольшая часть полагает, что доверие повысится, когда Трамп уйдет со своего поста. Кроме того, некоторые предлагают конкретные дорожные карты для восстановления доверия, часто начиная с решений на уровне местных сообществ, которые поднимаются вверх до регионального и национального уровней.

«1. Если бы члены каждой партии меньше беспокоились о своей власти и следующих выборах и больше заботились бы о том, как они могут служить своему народу.Срок ограничивает возможность. 2. Правила о лоббистах/корпоративных деньгах, влияющих на политиков. 3. Важность законов об этике и их соблюдение для нарушителей. 4. Продвижение основанного на фактах законодательства. 5. Улучшение отношений между партиями и лидерами; это не война». Женщина, 63 года

Что могло бы повысить уровень доверия американцев друг к другу: Полностью 86% верят, что можно повысить доверие между людьми по всей стране, и ряд их ответов сосредоточен на том, как местные сообщества могут быть лабораториями для укрепления доверия, чтобы противостоять партизанские противоречия и преодоление межплеменных разногласий.Каждый десятый утверждает, что лучшие лидеры могут вызвать большее доверие между людьми. Некоторые предполагают, что другой подход к новостям — тот, который делает упор на то, как люди сотрудничают для решения проблем, — имел бы тонизирующий эффект.

«Познакомьтесь с местным сообществом. Делайте небольшие шаги к улучшению повседневной жизни, даже если это просто сбор мусора. Если люди чувствуют себя связанными со своим окружением и друг с другом, и они могут работать вместе даже в мелочах, я думаю, это закладывает основу для совместной работы над более важными вопросами.Женщина, 32 года

Почему низкое общественное доверие американцев друг к другу и к федеральному правительству является «очень большой» проблемой: Около 25% думают так, и большинство тех, кто объясняет свои взгляды, ссылаются на свое беспокойство по поводу широких социальных вопросов, включая снижение доверия соседей друг к другу, политическая предвзятость и трайбализм сказываются на межличностных отношениях, рост эгоизма или снижение вежливости и морального поведения. Некоторые упоминают политических лидеров.

«Отсутствие доверия сказывается на всем, а движущей силой падения доверия является глава федерального правительства. Доверие невозможно восстановить без правды, которой не хватает». Женщина, 56 лет

Проблемы, которые не могут быть эффективно решены, потому что американцы не доверяют федеральному правительству: Почти две трети (64%) говорят, что низкое доверие к федеральному правительству затрудняет решение многих проблем страны. Около четырех из десяти тех, кто затем дает дополнительные ответы (39%), ссылаются на социальные проблемы, в первую очередь на вопросы иммиграции и границы, здравоохранения и страхования, расизма и расовых отношений или оружия и насилия с применением оружия.Некоторые также ссылаются на экологические проблемы, налоговые и бюджетные вопросы или политические процессы, такие как право голоса и мошенничество.

«*Все* общее функционирование общества. Доверие к федеральному правительству низкое, на мой взгляд, из-за того, что им управляют неквалифицированные люди, которые часто нечестны. Когда вы не можете доверять избранным и назначаемым чиновникам, это мешает, по сути, всему, что находится в сфере компетенции правительства, работать должным образом». Мужчина, 30

людей любят вас больше, чем вы думаете, новое исследование предполагает

Возможно, у вас не будет второго шанса произвести первое впечатление, но недавнее исследование показывает, что он вам, скорее всего, и не нужен.

Исследование, опубликованное в журнале Psychological Science , показывает, что люди часто недооценивают, насколько сильно они нравятся другому человеку после первой встречи.

«У меня всегда есть скрытое подозрение, что, возможно, мой собеседник не любил меня или не наслаждался моей компанией так, как я любил их или наслаждался их обществом», — говорит Гас Куни, социальный психолог из Гарвардского университета, соавтор исследования. статья с Эрикой Бутби, исследователем психологии с докторской степенью в Корнельском университете.»Это только я?» — спросил он. — Или это все?

Исследование Куни предполагает, что последнее. Исследователи провели серию экспериментов, в ходе которых два человека впервые встретились и поговорили, а затем оценили свои разговорные способности и разговоры другого человека. Исследователи обнаружили, что в разговорах разной продолжительности, в одних с заданными темами, а в других нет, люди постоянно оценивали своего собеседника как более приятного и приятного в общении, чем они сами.

Получите наш информационный бюллетень о здоровье. Подпишитесь, чтобы получать последние новости о здоровье и науке, а также ответы на вопросы о здоровье и советы экспертов.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили электронное письмо с подтверждением на указанный вами адрес.Нажмите на ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени. Если вы не получили подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Застенчивые люди были особенно склонны к «разрыву симпатий», говорит Куни, но это происходило с разными типами личности. Были даже доказательства, собранные в ходе исследования, в ходе которого в течение учебного года опрашивались однокурсники колледжа, что неправильное восприятие сохраняется после первого взаимодействия и может длиться месяцы и более.

Поскольку оба собеседника в разговоре не могут быть более симпатичными, Куни говорит, что это открытие свидетельствует о том, что мы относимся к новым знакомым более доброжелательно, чем к себе, и что люди любят нас больше, чем мы думаем.

Разрыв в симпатиях, вероятно, вызван несколькими факторами, говорит Куни. Во-первых, люди могут быть настолько сосредоточены на своей стороне разговора, что не могут точно оценить, что чувствует другой человек.«Мы не знаем, что думают другие люди, и поэтому мы подменяем то, что думают другие люди, своими мыслями о себе», — объясняет Куни. «В основном мы проецируем то, что мы думаем о нашей собственной работе, и предполагаем, что другие люди думают о нас».

Люди, как правило, более требовательны к себе, чем к новым знакомым. После разговора вы можете оглянуться на все, что вы сказали неправильно, и мысленно исправить это или вспомнить случаи, когда вы были смешнее, добрее или красноречивее.У вас нет такого же ментального каталога для кого-то, кого вы только что встретили, поэтому вы можете «принимать их за чистую монету и быть гораздо более милосердным», — говорит Куни.

Это потенциальная проблема, поскольку недооценка себя в обществе может вызвать уныние и тревогу или привести к тому, что вы упустите ценное личное общение, говорит Куни. Хотя в исследовании не рассматривались стратегии преодоления разрыва в симпатиях, Куни говорит, что просто знать, что он существует, — это хорошее начало.

«Этот вскрытие всегда у нас с собой.Этот тихий голос в вашей голове включается, и вы начинаете думать о своем разговоре», — говорит Куни. «Относитесь с подозрением к этому голосу и его точности».

Еще одно новое исследование, опубликованное в журнале Nature Human Behavior, поддерживает этот тип социальной поддержки. Было обнаружено, что когда человек производит положительное первое впечатление, другой человек запоминает его, но когда первая встреча проходит плохо, другой человек готов изменить свое мнение и дать ему еще один шанс.

Это исследование было основано на гипотетическом сценарии, в котором незнакомец либо ударил другого человека электрическим током, чтобы получить деньги, что произвело совершенно негативное первое впечатление, либо отказался от наличных, беспокоясь о другом человеке. Исследователи обнаружили, что участники исследования были готовы дать даже электрошокерам второй шанс произвести хорошее впечатление, поэтому после обычного разговора, лишенного ударов током, вы, вероятно, будете в порядке.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Пишите Джейми Дюшарму на [email protected]

Большинство людей считают себя выше среднего в моральном плане

В городке Лейк-Вобегон в Миннесоте, принадлежащем Гаррисону Кейлору, «все женщины сильны, все мужчины красивы, а все дети выше среднего». Хотя город и его персонажи являются вымышленными, часть непреходящей привлекательности «Новости с озера Вобегон » заключается в том, как Кейлор передает человеческий опыт — вплоть до того факта, что все дети выше среднего.

Действительно, десятилетия исследований подтверждают, что все мы выше среднего — по крайней мере, в нашем собственном сознании. Сравнивая себя с другими людьми, мы, как правило, оцениваем себя выше по целому ряду положительных показателей, включая интеллект, честолюбие, дружелюбие и скромность (ха!). Это открытие иногда называют эффектом «самоулучшения».

Этот эффект самосовершенствования является наиболее сильным для моральных характеристик. В то время как мы обычно представляем себя в положительном свете по сравнению с нашими сверстниками, прежде всего мы верим, что мы более справедливы, более заслуживаем доверия, более нравственны, чем другие.Эта самодовольство может быть разрушительным, потому что снижает нашу готовность к сотрудничеству или компромиссу, создает дистанцию ​​между нами и другими и может привести к нетерпимости или даже насилию. Чувство морального превосходства может играть роль в политических разногласиях, социальных конфликтах и ​​даже терроризме.

Бен Таппин и Райан Маккей из Лондонского университета задались вопросом, почему люди твердо верят в то, что они добродетельны и нравственны, но в то же время считают, что средний человек в меньшей степени таков.Таппин и Маккей провели исследование, в котором участники рассматривали 30 различных черт характера, включая черты, связанные с моралью (например, искренность, честность), общительностью (например, теплота, симпатичность) и активностью (например, компетентность, креативность). Участники оценили степень, в которой каждая черта описывала их самих, описывала обычного человека и была социально желательной. Затем они использовали умные рассуждения, чтобы выяснить, насколько иррационально люди считают себя выше среднего в каждой из этих категорий.Они обнаружили, что мы наиболее иррациональны, когда рассматриваем моральные качества.

Как они определяли, насколько рациональны люди? Таппин и Маккей отмечают, что некоторая степень самосовершенствования на самом деле рациональна. Когда мы судим о себе и других, мы имеем гораздо больше информации о своих действиях и поведении, чем о среднем человеке. Тогда имеет смысл, что мы более осторожны — или менее экстремальны — в наших оценках других по отношению к себе.

Ключом к оценке рационального компонента самосовершенствования является понимание того, как человек может делать выводы о характеристиках других.Для этого Таппин и Маккей адаптировали Индекс социальной проекции (SPI). Эта мера признает, что статистически большинство людей находятся в большинстве большую часть времени, поэтому, чтобы делать точные суждения о других, мы должны в некоторой степени проецировать то, что мы знаем о себе. Конечно, степень этой проекции будет разной: она зависит от того, насколько необычен человек на самом деле. Люди рациональны, утверждают авторы, когда точно осознают, насколько они похожи на среднего человека, и пользуются этим.Другими словами, если вы очень похожи на других людей, ваши оценки других должны быть такими же, как вы оцениваете себя. Но если вы действительно отличаетесь от других людей, у вас может быть больше оснований давать другим оценки, отличные от оценок, которые вы даете себе.

Для иллюстрации рассмотрим следующий пример. Допустим, самооценка Джейн очень похожа на среднюю самооценку других людей. Она достаточно типична. В ее случае было бы разумно предположить, что у других оценки такие же, как у нее.И, наоборот, для нее было бы нерационально считать, что она лучше других. Предположим, что Джек, с другой стороны, оценивает себя способами, которые нетипичны для средней самооценки, сделанной другими. Он объективно необычен. В его случае для него было бы рациональнее предположить, что он в чем-то лучше других.

Конечно, одной из проблем при рациональной самооценке является знание того, насколько вы типичны (или нетипичны) на самом деле. Для любого человека это догадка.Вы можете хорошо знать себя, но можете переоценивать или недооценивать, насколько вы похожи на других. Однако Таппин и Маккей смогли более точно измерить типичность людей, используя ответы в своем эксперименте. Сначала они рассчитали профиль «типичного Джо», усредняя оценки самооценки всех участников. Затем для каждого участника они оценили степень, в которой индивидуальная самооценка совпала с самооценкой «типичного Джо» — показатель, известный как «коэффициент подобия».Ожидается, что люди с высоким коэффициентом подобия (например, Джейн) будут иметь одинаковые оценки себя и других, в то время как люди с низким коэффициентом подобия (например, Джек) будут иметь менее схожие оценки себя и других. Для каждого участника Таппин и Маккей использовали коэффициент подобия, чтобы вычислить предполагаемые самооценки — как участники должны были бы оценивать себя, если бы их оценки были рациональными.

Таппин и Маккей не только рассмотрели несоответствие между фактической самооценкой и предполагаемой самооценкой; они также рассмотрели степень, в которой на эти оценки по-разному влияла желательность черт.Иррациональное мышление проявляется, когда желательность черт более точно предсказывает фактическую самооценку, чем предполагаемая самооценка. Другими словами, вы иррациональны, когда считаете черту очень привлекательной и позволяете этой привлекательности влиять на вашу самооценку таким образом, что вы искажаете сходство между собой и другими.

Таппин и Маккей обнаружили, что иррациональный компонент эффекта самосовершенствования был больше для черт морали, чем для черт активности или общительности.Участники были наименее склонны точно использовать свои суждения о себе при проецировании суждений о других при рассмотрении черт морали, а желательность черт предсказывала фактические суждения о морали в гораздо большей степени, чем предполагаемые суждения о морали.

Итак, мы считаем себя более нравственными, чем другие, и выносим эти суждения иррационально. Каковы последствия? С положительной стороны, чувство морального превосходства теоретически может защитить наше благополучие.Например, есть опасность ошибочно полагать, что люди более надежны или лояльны, чем они есть на самом деле, и подход к другим с моральным скептицизмом может снизить вероятность того, что мы станем жертвой лжеца или мошенника. С другой стороны, самовозвышение морального превосходства может подорвать наше собственное этическое поведение. Данные связанных исследований показывают, что самовосприятие морали может «лицензировать» будущие аморальные действия. Например, человек, который вызвался доставлять еду для «Еды на колесах», позже может счесть приемлемым брать с работы офисные принадлежности.Этот эффект морального лицензирования был задокументирован во многих областях, включая поведение потребителей, рабочее место, межрасовые отношения и благотворительные пожертвования. Когда наше моральное представление о себе устоялось (через действия или эффект самосовершенствования), мы можем чувствовать себя менее обязанными следовать строгому этическому кодексу. Таким образом, тот факт, что мы склонны полагать, что мы выше среднего морального уровня, по иронии судьбы может сделать нас ниже.

Синди Мэй — профессор психологии Чарльстонского колледжа.Она исследует пути улучшения когнитивных функций у студентов колледжей, пожилых людей и людей с ограниченными интеллектуальными возможностями. Она также работает над тем, чтобы способствовать включению учащихся с ограниченными интеллектуальными возможностями в классы со своими здоровыми сверстниками от детского сада до колледжа.

Краткая история глобальных условий жизни и почему это важно, что мы знаем об этом

Глобальная бедность является одной из самых больших проблем в современном мире. Можно ли добиться прогресса в решении этой проблемы? Чтобы увидеть, откуда мы пришли, мы должны отправиться далеко назад во времени.30 или даже 50 лет мало. Когда вы рассматриваете только то, как мир выглядел во время нашей жизни, легко представить себе мир как статичный — более богатые части мира здесь и более бедные регионы там — и сделать ложный вывод, что он всегда был таким и что он всегда был таким. будет так.

Посмотрите на более длинную перспективу, и станет ясно, что мир вовсе не статичен. Мы можем изменить мир. Страны, которые сегодня богаты, всего несколько поколений назад были очень бедны.

Чтобы не изображать мир статичным — Север всегда намного богаче Юга — мы должны начать на 200 лет назад, до того момента, когда условия жизни действительно резко изменились.

Организация Объединенных Наций измеряет «крайнюю бедность» как жизнь менее чем на 1,90 доллара в день. Это чрезвычайно низкая черта бедности, которая привлекает внимание к самым бедным людям в мире.

Эти показатели бедности учитывают неденежные формы дохода – для бедных семей сегодня и в прошлом это важно, особенно потому, что многие из них ведут натуральное хозяйство и живут в основном за счет собственного производства продуктов питания.Показатель крайней бедности также корректируется с учетом различных уровней цен в разных странах и корректируется с учетом изменения цен с течением времени (инфляции) – бедность измеряется в так называемом «международном долларе». В результате этих корректировок один международный доллар имеет такую ​​же покупательную способность, как один доллар США в 2011 году.

На первой диаграмме показаны оценки доли мирового населения, живущего в условиях крайней нищеты. В 1820 году лишь крошечная элита имела более высокий уровень жизни, в то время как подавляющее большинство людей жили в условиях, которые сегодня мы назвали бы крайней нищетой.С тех пор доля крайне бедных постоянно снижалась. Все больше и больше регионов мира индустриализировались и, таким образом, повышалась производительность, что позволяло вырваться из бедности большему количеству людей: в 1950 году две трети населения мира жили в условиях крайней нищеты; в 1981 г. он был еще 42%. В 2015 году — последнем году, за который у нас есть данные, — доля населения мира, живущего в условиях крайней нищеты, упала ниже 10%.

Черта бедности в $1,90 очень низка и касается самых бедных в мире.Мир также добивается прогресса в борьбе с бедностью по сравнению с более высокими чертами бедности. Фактически, независимо от того, какую черту бедности вы выберете, доля людей, живущих за этой чертой бедности, во всем мире сократилась (см. здесь).

Это огромное достижение, для меня как для исследователя, занимающегося вопросами экономического роста и неравенства, пожалуй, самое большое достижение за последние два столетия. Это особенно примечательно, если учесть, что население мира увеличилось в 7 раз за последние два столетия — выключите переключатель «Относительно» в этой визуализации, чтобы увидеть число людей, живущих в бедности и выходящих из нее.В мире без экономического роста 7-кратный рост населения привел бы к все меньшему и меньшему доходу для всех, этого было бы достаточно, чтобы загнать всех в крайнюю нищету. Однако произошло прямо противоположное. Во времена беспрецедентного роста населения наш мир смог обеспечить процветание большему количеству людей и постоянно вытаскивать больше людей из крайней нищеты.

Повышение производительности было важно, потому что оно сделало жизненно важные товары и услуги менее дефицитными: больше еды, лучшую одежду и менее тесные жилища.Производительность — это соотношение между результатом нашей работы и вкладом, который мы в нее вкладываем; по мере роста производительности мы выигрывали от увеличения производительности, но также и от уменьшения затрат — количество рабочих часов в неделю сократилось очень существенно.

Экономический рост был важен еще и потому, что он изменил отношения между людьми. В течение долгого времени, когда мир жил в мире, где не происходило роста, единственный способ стать лучше, чтобы кто-то другой стал хуже. Это была экономика с нулевой суммой. Твоя собственная удача была неудачей твоих соседей.Экономический рост изменил это, рост сделал возможным то, что вы стали лучше, когда другие стали лучше. Изобретательность тех, кто создал технологию, повышающую производительность, — современный транспорт, производственное оборудование и коммуникационные технологии — сделала некоторых из них очень богатыми и в то же время повысила производительность и доходы других. Трудно переоценить, насколько различна жизнь в экономике с нулевой суммой и в экономике с положительной суммой.

К сожалению, средства массовой информации чрезмерно одержимы сообщениями об отдельных событиях и вещах, которые идут не так, и почти не уделяют достаточного внимания медленным событиям, которые меняют наш мир.Имея эти эмпирические данные о сокращении бедности, мы можем конкретизировать, как будут выглядеть СМИ, сообщающие о глобальном развитии. Заголовок может быть «Количество людей, живущих в условиях крайней нищеты, сократилось на 130 000 человек со вчерашнего дня», и такой заголовок будет появляться не один раз, а каждый день с 1990 года, поскольку в среднем каждый день в условиях крайней нищеты становилось на 130 000 человек меньше. . Если вы предпочитаете полагаться на более высокую черту бедности, цифры будут еще более впечатляющими. Ежедневный заголовок указывал бы, что число людей, живущих более чем на 10 долларов в день, увеличилось на четверть миллиона в любой средний день за последнее десятилетие.

Важно знать, что можно добиться прогресса в борьбе с бедностью, потому что даже после двух столетий прогресса бедность остается одной из самых больших проблем в мире. Большинство населения мира, составляющее человек, до сих пор составляет человек, живет в бедности: каждый десятый человек живет менее чем на 1,90 доллара США в день, а две трети живут менее чем на 10 долларов США в день. В богатых странах человек считается бедным, если он или она живет менее чем на 30 долларов в день; если мы полагаемся на это определение бедности, то мы обнаружим, что 85% населения мира живет в бедности. 1 Требуется гораздо больше прогресса.

я думаю, что большинство людей — Перевод на английский — примеры русский

Эти примеры могут содержать нецензурные слова, основанные на вашем поиске.

Эти примеры могут содержать разговорные слова на основе вашего поиска.

Я думаю, что большинство людей понимают, что за этим стоит.

Что ж, Я думаю, что у большинства людей нет конкретного ответа на вопросы, приведенные выше, как вещи соотносятся.

I think most people would be amazed to learn that today more eighth-grade students use drugs than 20 years ago.

我认为大多数人 会感到惊讶地了解到,今天更多的八年级学生使用药物比20年前。

I am sorry but I think most people would have done the same, most of you would never know how it would feel to be that exhausted.

很抱歉, 我认为大多数人 会这么做的,你们中的大多数不会理解,那种精疲力竭是种怎样的感觉。

I think most people actually look past to the horizon.

I think most people would say that he was providing a public service.

«About income, I think most people deserve more than what they get.»

I think most people will agree that chimps are capable of much more complex, elaborate and flexible behaviors than cows are.

我想大多数人 会同意相比于牛来说,黑猩猩具有更加复杂和细节,以及灵活的行为。

I think most people , at least in America, believe that when they put $1,000 into their bank, the bank is holding $1,000 in its vault for them.

I think most people in this country know of the influence of money and industry on politics, and we see it clearly with this industry in particular.

我想大多数人 在这 国知的影响 金钱和业界 政治上,我们看得很清楚 这个行业尤其如此。

KC: Okay, so you’re saying that it’s not the poppy, the opium trade that has people in Afghanistan… which is what I think most people think.

KC: Okay, 你的意思是说,并不是什么罂粟或者鸦片贸易使人们进入阿富汗的… 我觉得大部分人 会认为是那样的。

(The county’s unemployment rate was 11.1% in October.) » I think most people just want to get this prison open,» explains Jon Whitney, publisher of the local weekly and the great-great-grandson of one of Thomson’s first settlers.

(10月份,小镇的失业率达11. 1%。)» 我想大多数人 是希望这个监狱开放的,» 汤姆逊小镇第一位定居者的玄孙,当地周报的发行人Jon Whitney(惠特尼乔恩)解释说。

This is where we’re at, is people really looking for a safety net that’s frayed well beyond what I think most people think.

这是我们在,是人 真的找一个安全网 这是磨破远远超出了 我想大多数人 的想法。

I think most people would agree that a certain level of pay that allows you to meet your needs is critical.However, beyond that level, relative pay becomes an issue and with it, perception of pay or pay satisfaction.

«能满足你生活需要的一定水平的薪酬很重要。 我想大多数人 会认同这一点。但除了这一标准外,相对薪酬就显得很重要了,还有对薪酬或薪酬满意度的感知。»

The notion of «multi-cloud» doesn’t seem to require coordination across different clouds — though, I think most people want that and most vendors are delivering it — but instead focuses on the portability of your application and your organizational knowledge.

«多重云»这种想法似乎并不需要在不同云之间进行协调,但是 我觉得大部分人 还是需要这一点的,大部分供应商也正在提供这样的功能,但用户需要更为关注应用程序和组织知识的可移植能力。

What does emotion cause? I think most people ‘s answer is to bring themselves out of calm. Yes, in most cases, emotions will not cause us a lot of trouble. However, in certain situations, emotions are amplified to hurt ourselves and others.

情绪会引发什么事情? 我想大多数人 的回答是引发自身脱离平静的状态。没错,绝大多数情况下,情绪不会给我们带来很大的麻烦。然而在特定的情况,情绪会被放大从而伤害我们自己以及他人。

But for many within the technology industry, this new, more mature White House is cause for concern.» I think most people don’t want him to succeed at all,» said Laszlo Bock, who until last year was a senior vice president at Google. «No matter how Trump manages the White House, what he believes in is the opposite of Silicon Valley values. We don’t want him to learn from us.»

但对于许多科技产业人士来说,这个更成熟的新白宫是令人担忧的。» 我想大多数人 不希望他成功,»拉兹洛·博克(Laszlo Bock)说,他直至去年一直担任谷歌的高级副总裁。»无论特朗普如何管理白宫,他所相信的东西同硅谷价值观恰恰相反。我们不希望他向我们学习。»

You see, I think most people just have a fundamentally flawed view of money.

Upon finding out the news that I would be giving a TEDx Talk, I did what I think most people do and watched about 50 TED talks back-to-back, and read «Talk like TED» by Carmine Gallo for some inspiration.

当我得知我将要在TEDx做演讲时,我做了 我认为大多数人 会做的事情,一口气连续看了50个TED演讲,并阅读卡米恩.加罗发表的 一本叫«Talk like TED»的书来找灵感。

While I think most people would expect a music teacher (that would be I) to expound the virtues of music education (which are many, and yes, I believe music is the key to success,) I thought that perhaps it would be helpful to hear from some of PearsonTMs music students about the benefits they have reaped from their time in music programs.

虽然 我想大多数人 都会想到一个音乐老师 (这将是我) 来阐述音乐教育的美德 (这是许多, 是的, 我相信音乐是成功的关键 , ) 我想,也许这将是一些皮尔逊的音乐学生的好处,他们已经从他们的音乐节目时收获听到有帮助.

Most People Think This Is A Smart Habit, But It’s Actually Brain-Damaging | by Michael Simmons | Accelerated Intelligence

This is the mental equivalent of eating McDonald’s every day.

Have you ever wondered why the Internet seems to be making people stupider rather than smarter? Even the smartest, most successful, most disciplined people are being affected.

Подумай об этом.

Теперь у нас есть мгновенный бесплатный доступ ко всем лучшим знаниям человечества. У нас есть гении, которые делятся своими мыслями через подкасты, YouTube, Audible и множество других приложений бесплатно (или почти бесплатно).

Имея доступ ко всей этой мудрости, разве мы не вступаем в золотой век? Кембрийский взрыв интеллекта, когда люди берут знания, делают их своими, применяют их в своей жизни и видят положительные результаты, которых раньше не было?

Вместо этого тот, кто посвящает время онлайн-обучению, с большей вероятностью получит повреждение мозга, чем станет сверхинтеллектуальным.

И это не преувеличение. Исследования показали, что информация, которую мы потребляем, буквально меняет структуру и функционирование нашего мозга в лучшую или худшую сторону. В одном увлекательном исследовании лондонских таксистов у испытуемых, прошедших исчерпывающий процесс обучения, гиппокамп был значительно больше, чем у тех, кто выбыл из программы обучения. Это исследование показывает, что программа обучения была причиной роста.

Что случилось с Интернетом, который нам обещали?

«Информация, которую мы потребляем, имеет такое же значение, как пища, которую мы употребляем в пищу.Это влияет на наше мышление, наше поведение, на то, как мы понимаем свое место в мире. И как мы понимаем других». — Эв Уильямс, соучредитель Twitter

Многие связывают проблемы Интернета исключительно с социальными сетями. И они думают о жертвах как о наивных или ленивых — куча слабовольных людей, постоянно проверяющих социальные сети.

Однако на деле все обстоит наоборот. Социальные сети на самом деле являются лишь одним из симптомов гораздо более серьезной проблемы. И больше всего пострадали люди, которые наиболее усердно относятся к онлайн-обучению.

Чтобы что-то стало эпидемией, оно должно обладать двумя качествами:

  • Значительный вред
  • Распространенность

Эпидемия ненужного обучения соответствует этим двум качествам в полной мере. Это также объясняет, почему мы все испытываем одни и те же симптомы:

Симптом № 1: Ложное обучение

Мы читаем «интересные» вещи, которые заставляют нас чувствовать, что мы учимся, но на самом деле не улучшают нашу жизнь. Это часто происходит потому, что информация, которую мы потребляем:

  • Очень быстро устаревает
  • На самом деле не соответствует действительности или не полезна
  • На самом деле не применяется в нашей жизни

В результате мы тратим годы своей жизни на потребление информации думая, что мы улучшаем нашу жизнь, когда это не так.Это как есть салат из капусты каждый день на протяжении всей жизни, думая, что он вам помогает, а потом осознавая, что на самом деле он вреден для вас.

Симптом № 2: Потеря памяти

За последние несколько лет я научил тысячи студентов учиться и лично тренировал сотни. Один из самых популярных вопросов, которые мне задают, звучит так: «Как лучше запомнить прочитанное?»

Если вы когда-либо читали что-то интересное или полезное, но через несколько дней не можете вспомнить ключевые моменты, вы понимаете, о чем я говорю.

Это почти как амнезия. В очередной раз потеряно время.

Симптом № 3: информационная перегрузка и FOMO

Мы используем слово информационная перегрузка, чтобы описать одно общее чувство, но на самом деле есть несколько основных причин. Мы перегружены…

  • Отвлекающим контентом, не связанным с чем-либо важным для нас.
  • Интересный контент, который мы хотели бы использовать, но на который у нас нет времени.
  • Контент поверхностного уровня без связи с более глубокими ментальными моделями.(Это как в шкафу без вешалок для одежды.)

Это чувство постоянной перегруженности вызывает у нас беспокойство, чувство вины и приводит к усталости от принятия решений.

Симптом № 4: Зависимость и постоянное отвлечение

Мы находимся на переломном этапе, когда дело доходит до телефонной и интернет-зависимости. В настоящее время большинство людей понимают, что это реальная вещь. Кроме того, довольно сложно, если не невозможно, доказать, что проверка новостных статей, электронных писем и социальных сетей более 100 раз в день является продуктивной.

Симптом № 5: Деменция реальности

«Тот, кто ничего не знает, ближе к истине, чем тот, чей разум наполнен ложью и заблуждениями».

— Томас Джефферсон

Как ни странно, чем больше информации мы потребляем в Интернете, тем более искаженной обычно становится наша модель реальности.

Вот почему…

Процент информации, которую мы на самом деле видим в Интернете, по сравнению со всей существующей информацией ничтожно мал. Это как пропустить реку через игольное ушко.Контент, который мы видим, — это только тот контент, который прошел через три фильтра, искажающих реальность (подробнее об этих фильтрах позже).

Это создает огромное слепое пятно. Например, теперь мы понимаем, что, когда мы видим в Instagram людей, которые красиво выглядят и ведут удивительную жизнь, мы видим только их лучшие моменты. Мы не видим десятки фотографий, которые были отклонены. Мы не видим фото без макияжа. Фотографии с плохим освещением. Мы не видим вне очень узкой рамки.

Источник: Кристина Анстед Instagram

Тем не менее, мы не в состоянии оценить, что это слепое пятно красоты в Instagram крошечное по сравнению с информационным слепым пятном, создаваемым Интернетом в целом.(подробнее о последствиях этой слепой зоны далее в статье)

Мы особенно видим последствия предубеждений или слепых зон, когда дело доходит до политики. Так много людей, кажется, буквально неспособны даже рассмотреть другую точку зрения, даже если им будут предоставлены все доказательства в мире. Другими словами, в результате ненужного обучения они не могут взаимодействовать с реальностью. Следующий заголовок из статьи New Yorker отражает ситуацию:

И предвзятость не только живёт и здравствует в политике.Предвзятость есть везде, и часто она незаметна. Например…

  • Люди в академических кругах могут подумать, что деловые люди все думают о деньгах. Деловые люди могут подумать, что люди в академических кругах витают в облаках.
  • Художники могут смотреть свысока на холодное, жесткое математическое мышление науки о данных. В то время как специалисты по данным смотрят свысока на нечеткое мышление художников.

Одно единственное предубеждение изменило мой бизнес к худшему. Одна из идей, которую я усвоил в детстве, заключалась в том, что продажи — это плохо.Эта единственная идея буквально изменила мой мозг и сделала меня невосприимчивым к информации о том, как улучшить этот жизненно важный деловой навык. Мне пришлось пройти через множество финансовых трудностей, прежде чем я, наконец, решил отказаться от этой идеи. После этого мой бизнес быстро рос.

У всех нас есть подобные предубеждения в нашей личной и профессиональной жизни: ложные убеждения, неточное восприятие, просто «плохая информация», которую нам дали и вокруг которой мы построили какой-то аспект нашей жизни. Это наши слепые пятна, и пока мы их не удалим, мы действуем в рамках ложного ощущения реальности, что функционально эквивалентно повреждению мозга.

Симптом № 6: Излишняя самоуверенность

Мир, в котором мы живем, чрезвычайно сложен. Такие темы, как здравоохранение, терроризм, изменение климата, расизм и наша экономика, требуют глубокого понимания, чтобы найти оптимальное решение.

Когда мы видим короткие статьи на сложные темы, происходит несколько вещей…

Во-первых, мы становимся жертвами эффекта Даннинга-Крюгера, когда небольшое количество информации может сделать нас самоуверенными. Эта самоуверенность приводит к синдрому «я это уже знаю».

Согласно одному исследованию, Интернет порождает эту чрезмерную уверенность через новостную ленту:

Мы утверждаем, что новостная лента Facebook сама по себе, с ее короткими превью статей, предоставляет достаточно политической информации для обучения. Однако у этого обучения есть дополнительное следствие: зрители, которые читают только превью статей, думают, что знают больше, чем на самом деле, особенно люди, которые мотивированы искать эмоции.

Во-вторых, наши знания дробятся.Мы уподобляемся притче о слепцах, которые касаются разных частей слона и уверены, что понимают слона целиком.

Источник: Бланка Марти для Equilibre

Эти пять симптомов — ложное обучение, переполнение информацией, потеря памяти, зависимость и слабоумие от реальности — не являются ошибками современного Интернета. Они являются логическим результатом того, как это было разработано. И этот дизайн разрушает мозги целого поколения. Точно так же, как нездоровая пища приводит к физическому ожирению, симптомы нездорового обучения приводят к ожирению ума.

В этой статье я:

  • Объясню, как Интернет был разработан как машина для обучения ненужным вещам
  • Предложу радикальный план преодоления эпидемии ненужного обучения у вас есть инструменты, необходимые для более быстрого обучения и принятия лучших решений, чтобы построить свой бизнес, вывести свою карьеру на новый уровень и оказать большее влияние.

    Интернет изначально НЕ предназначен для обучения.Ваша команда не занимается оптимизацией для достижения ваших целей.

    Скорее, он предназначен для информационно-развлекательных целей — предоставления вам интересной информации, которая заставляет вас чувствовать, что вы учитесь, но на самом деле отвлекает и монетизирует ваше внимание.

    Я постепенно пришел к этому выводу в течение нескольких лет, когда я:

    И хотя я прикладывал все свои знания и силу воли в попытке на самом деле учиться в Интернете , я все еще поддавался рассеянности, зависимость, FOMO, ложное обучение, переполнение информацией и потеря памяти.По мере того, как я лучше понимал, каков оптимальный подход к обучению, я, наконец, понял, что Интернет безжалостно отказывается от этого подхода. В конце концов я понял, что проблема была не во мне и не в тысячах учеников, которых я обучал. Это был Интернет!

    Пытаться учиться онлайн — это все равно, что пытаться приготовить полезный салат, когда ваш холодильник забит пирожными, конфетами и газировкой, а вы уже устали и голодны. Иногда вам это удается, но чаще всего интернет вас подводит.

    Многие люди правильно понимают симптомы, но неправильно ставят диагноз. Многие винят три вещи:

    • Себя в недостаточной силе воли
    • Социальные сети за кликбейт и ложную информацию
    • Рекламные модели контента для поверхностных, фейковых новостей

    На самом деле это лишь поверхностные проявления настоящей проблемы.

    Таким образом, простое отключение социальных сетей, покупка контента по подписке или увеличение силы воли не решит основную проблему.Это может даже сделать его хуже.

    Настоящими и скрытыми виновниками являются четыре стандарта, которые были популяризированы в социальных сетях, а затем приняты во всем Интернете.

    В то время как каждая из этих функций сама по себе кажется безобидной, их последствия в сочетании чрезвычайно пагубны…

    • Далее: Сортирует контент по тому, что нам нравилось в ПРОШЛОМ. Это незаметно удерживает нас от того, чтобы сосредоточиться на том, что важно для нас СЕЙЧАС или в БУДУЩЕМ.
    • Лента новостей: Сортирует контент по новизне.Это удерживает нас от сосредоточения внимания на самом ценном контенте ЗА ВСЕ ВРЕМЯ и заставляет нас сосредоточиться на контенте, созданном за последние 24 часа.
    • Бесконечная прокрутка: Делает так, чтобы всегда было новое содержимое для просмотра. Это также относится к миру видео. Как только видео YouTube или шоу Netflix останавливается, следующее начинается в течение 5 секунд. Бесконечная прокрутка — это «гигантский размер» Интернета. Точно так же, как большие пакеты приводят к большему количеству еды, бесконечная прокрутка приводит к большему потреблению контента, а не к большему количеству действий или размышлений.
    • Кнопка «Нравится»: Сортирует контент по популярности. Это отвлекает людей от изучения редких навыков и знаний, которые выделят их среди других.

    В совокупности эти четыре фильтра представляют собой соль, сахар и жир информации.

    Они ценят количество больше, чем качество, и пассивное потребление, а не активное размышление. Они используют наши врожденные когнитивные предубеждения, чтобы оставаться в курсе того, что происходит, и потреблять контент, подтверждающий то, во что мы уже верим.Они приносят больше вреда, чем пользы.

    Теперь вы можете сказать: «Да, но я курирую свою ленту в Твиттере, чтобы включать только умных людей. Я слежу за лучшими подкастами. Эти часы — продуктивное обучение».

    Вот что я хотел бы сказать в ответ….

    Даже сайты, которые мы считаем изначально образовательными и которые я очень ценю, такие как Amazon, TED Audible и подкасты, алгоритмически структурированы, чтобы мы сосредоточились на том, что является новым и популярным, а не на том, что поможет нам узнать больше.

    Печальная реальность такова, что если мы хотим максимизировать обучение, мы должны использовать ТОЧНО противоположные фильтры, которые Интернет использует по умолчанию.Мы должны сосредоточиться на:

    • Лучший контент за все время (а не только за прошедший день). Гораздо лучше сосредоточиться на проверенных и достоверных знаниях, чем на содержании, которое есть сегодня, а завтра уже нет.
    • Контент, который расширяет и даже противоречит тому, что мы узнали в прошлом. Мы узнаем больше, доказывая свою неправоту, чем доказывая свою правоту. Это основная идея научного метода.
    • Контент скорее редкий, чем популярный. Если вы знаете то, что знают все остальные, вы станете товаром. Но, если у вас есть полезные знания, которыми обладают лишь единицы, вы будете востребованы.

    Итог: Интернет фильтрует контент на основе новизны, популярности и прошлых интересов. Вместо того, чтобы способствовать размышлениям и действиям, это способствует большему потреблению контента. Поэтому Интернет принципиально не предназначен для обучения.

    Так что нам с этим делать? Вот что нам нужно сделать в первую очередь…

    «[Положительные] изменения — это конечный результат любого истинного обучения.”

    ― Лео Бускалья

    Настоящее качественное обучение имеет две характеристики:

    • Настоящее обучение дает реальные результаты. То, чему мы учимся, должно иметь практический положительный результат в нашей жизни и мире вокруг нас. Стандарт умности не должен заключаться в том, чтобы чувствовать себя умнее — точно так же стандартом человеческого общения не должны быть лайки и комментарии, а стандартом производительности не должно быть простое вычеркивание элементов из вашего списка дел.Добавление «фильтра результатов» немедленно выявляет развлечения, маскирующиеся под информацию — то, что я называю информационно-развлекательными.
    • Настоящее обучение приносит наибольшую пользу. Поскольку в мире так много информации и так мало времени, нам приходится делать трудный выбор в отношении того, что мы узнаем. Решение изучить что-то одно — это решение НЕ изучать миллион других вещей. Кроме того, некоторая информация в 1000 раз более ценна, чем другая информация. Поэтому наше внимание должно быть сосредоточено на НАИБОЛЕЕ ЦЕННОЙ информации, а не на НЕКОТОРОЙ ЦЕННОЙ информации.Разница между некоторым значением и самым большим значением — это ночь и день.

    Вот почему мы все должны использовать именно это определение обучения.

    Допустим, вы в течение часа слушаете или читаете длинную статью о художниках 18 века (здесь нет ничего против искусства). В конце вы, возможно, почувствуете себя умнее, но спросите себя:

    • Какую часть прослушанного вы вспомните через неделю?
    • Как информация повлияла на то, как вы принимаете решения?
    • Какие действия вы предприняли в связи с этим контентом?
    • Как изменилась ваша жизнь или жизнь окружающих вас людей?

    А теперь подумайте, что бы вы могли послушать вместо этого.Прямо сейчас где-то в мире есть абзац, глава или книга, которая навсегда изменит вашу жизнь, если вы ее прочтете. Когда вы потребляете информационно-развлекательные услуги, вы отказываетесь от прорывных знаний.

    Представьте, что у вас есть два человека:

    • Один человек в основном потребляет информационно-развлекательную/мусорную информацию.
    • Другой в первую очередь питается прорывными знаниями.

    Со временем первый человек будет лучше на семейных викторинах.У второго человека будет значительно более успешная, полноценная и впечатляющая жизнь.

    Ходят слухи, что Уоррен Баффет берет свой список дел , обводит несколько действительно важных дел и записывает все остальное в список «избегать любой ценой». Мы должны сделать то же самое с обучением.

    Это подводит нас к важному вопросу:

    Если большинство людей изучают вещи, которые разрушают их разум, как вы можете изучать вещи, которые сделают вас гением?

    «Неграмотными в XXI веке будут не те, кто не умеет читать и писать, а те, кто не умеет учиться, разучиваться и переучиваться.— Элвин Тоффлер

    Вот что мы знаем наверняка. Никто, заинтересованный в реальном обучении, не может разработать систему, подобную той, что есть у нас. Вместо этого подход будет принципиально другим. Он будет состоять из четырех важных компонентов, которые…

    • Определите, какая информация является «самой ценной» (т. е. суперпродуктом обучения).
    • Покажите, как найти этот суперпродукт.
    • Помочь вам обдумать и применить эту информацию в вашей жизни.
    • И самое главное, добивайтесь важных реальных результатов.

    Эта система будет активной и преднамеренной, а не бессознательной и пассивной.

    1. Во-первых, у каждого должна быть структура, определяющая, что является самой ценной информацией в мире — суперпродуктом обучения.

    В конце концов, если вы не знаете, что на самом деле ищете, подойдет любая информация. Я называю эту сверхценную информацию «суперпищей» обучения.

    2. Далее у каждого будет стратегия поиска этого «суперпродукта».

    Вместо фильтрации Интернета на основе того, что нового и популярно, основное внимание будет уделяться поиску того, что является наиболее ценным.

    Это имеет большое значение. Во-первых, вместо того, чтобы начинать поиск с входа в новостную ленту, я спрашивал: «Где я, скорее всего, найду суперфуд?»

    Допустим, я хотел поучиться у инвестора, автора и исследователя Нассима Талеба. Какая стратегия будет наиболее эффективной?

    • Нежелательный подход к обучению: Следите за ним в социальных сетях и заходите в свою ленту новостей несколько раз в день, чтобы узнать, есть ли у него какие-либо обновления. Комментируйте, ставьте лайки или делитесь, если вас вдохновила какая-либо из его публикаций.
    • Подход к обучению с помощью суперпродуктов: Рассмотрите все, что он написал за свою карьеру, и определите наиболее ценные знания для начала. Это, вероятно, привело бы к тому, что он начал с одной из своих книг, которую он потратил годы на исследование, написание и уточнение. Это также привело бы к ее перечитыванию, детальным заметкам и методичному применению.

    Я бы сказал, что подход с суперпродуктами как минимум в 1000 раз эффективнее с точки зрения обучения.

    3. Затем все автоматически и систематически размышляли и действовали в соответствии с «суперпродуктами».

    «Понимание зависит не от знания множества фактов как таковых, а от наличия правильных концепций, объяснений и теорий». — физик Дэвид Дойч

    Стандартный подход к ненужному обучению — ничего не делать после потребления информации. Если вы чувствуете вдохновение, следующий подход — поставить лайк, прокомментировать или поделиться. Нельзя утверждать, что этот подход даже близок к оптимальному для максимального обучения.

    Обучение — это НЕ просто получение информации. Глядя на текст и ожидая, что он что-то выучит, все равно, что смотреть на еду и ожидать, что она получит питательные вещества. Нам нужно переваривать свой жизненный опыт так же, как мы перевариваем пищу. Без какой-либо формы активной обработки почти все, что мы читаем, теряется в течение нескольких недель.

    Поглощение информации — это только первый шаг в универсальном процессе обучения…

    Информация, которую мы поглощаем, должна быть преобразована в нашем мозгу, чтобы сделать ее понятной и пригодной для использования. Затем мы должны действовать в реальном мире, чтобы получить результаты.Наконец, обратная связь из реального мира помогает нам улучшить весь процесс обучения, прежде чем мы снова пройдем цикл.

    4. Наконец-то все получат результаты, которые изменят жизнь.

    «Когда умные люди читают, они задают себе простой вопрос: что я планирую делать с этой информацией?» ― Райан Холидей

    И это самый важный момент .

    Обучение не должно измеряться тем, заставляет ли оно вас чувствовать себя умнее.

    И это не должно измеряться только действием.

    Его следует измерять тем, действительно ли он приносит результаты в вашей жизни, которые важны для вас с течением времени.

    • Отсутствие действий = отсутствие результатов
    • Плохое действие = плохие результаты
    • Хорошее действие = хорошие результаты ← (это настоящее обучение)

    В конце концов, когда будущие поколения оглянутся на это, они говорят, нас развлекали, но не воспитывали.

    Информационно-развлекательная система — это неплохо.Мне также нравится слушать подкасты и выступления TED. Но ключевое отличие заключается в том, что я не путаю информационно-развлекательную систему с реальным обучением.

    Источник: Сила позитива

    В результате я стараюсь, чтобы мое информационно-развлекательное время не вытесняло мое обучение, ориентированное на результат. Я всегда следую правилу 5 часов и посвящаю не менее 5 часов в неделю обдумыванию, «суперпродуктовому» обучению, и обычно в 3–4 раза больше.

    Так где этот суперфуд? Как нам…

    1. Определить
    2. Найти (как иголку в стоге сена информационно-развлекательной системы)
    3. Использовать это, чтобы действительно улучшить свою жизнь и жизнь других

    Это вопрос, который я задаю себе уже много лет .И я думаю, что нашел ответ — изучая группу людей, которые, как мы все согласны, получили самые большие, самые изменяющие жизнь и мир результаты нашего времени.

    Большинство книг и статей о карьерном успехе и обучении на самом деле являются формой ненужного обучения. Другими словами, если вы зайдете в книжный магазин, зайдете в отдел саморазвития и возьмете случайную книгу, скорее всего, вы принесете себе больше вреда, чем пользы. Вы либо сделаете что-то активно вредное, либо что-то, что будет просто пустой тратой времени.

    Например, когда я узнал о предпринимательстве в бизнес-школе, почти все занятия были посвящены составлению бизнес-плана как ключу к успеху. Оглядываясь назад, вместо того, чтобы писать бизнес-планы на 40 страниц, я должен был общаться с клиентами. Это отбросило меня на годы назад!

    Мусорное обучение в области успеха и саморазвития происходит по двум предсказуемым причинам:

    • «Эксперты» на самом деле не являются экспертами. Либо они успешны благодаря удаче, а не благодаря умению.Или они притворяются более успешными, чем они есть на самом деле.
    • «Эксперты» не являются хорошими учителями. По мере того, как мы становимся все более и более экспертными в любой области, мы получаем возможность автоматически работать на уровне мирового класса. Цена этого автоматизма заключается в том, что мы забываем основные строительные блоки, из которых состоят наши навыки. Это делает нас худшими учителями и известно как проклятие знания.
    • У «экспертов» есть хорошие советы, но не очень хорошие. К сожалению, между хорошим советом и хорошим советом разница между днем ​​и ночью.Разница между хорошим результатом и отличным результатом может быть 100-кратной.

    Чтобы сузить группу до нужных людей для изучения, я сознательно отобрал людей, добившихся успеха благодаря своим навыкам, а не благодаря удаче, наследству, связям или известности. Мы определили горстку лучших предпринимателей, лидеров, инвесторов и деловых людей в мире, а затем изучили их модели обучения.

    К моему удивлению, критерии действительно сработали лучше, чем я ожидал.У группы людей, которых я выбрал, был очень уникальный подход к обучению и принятию решений. Кроме того, копирование их подхода сделало меня умнее, чем все, что я делал раньше.

    Ниже приведены критерии, которые мы использовали…

    1. Они оказали огромное влияние на мир. Я хотел учиться у образцов для подражания, людей, которые вдохновили меня на то, чтобы оставить след во вселенной за короткое время на этой планете… Основатели, которые начали с нуля и сделали что-то, что улучшило жизнь других людей, или использовали свои заработки, чтобы улучшить жизнь других людей. .
    2. У них многолетний послужной список успешной карьеры. С течением времени рынки то растут, то падают. Среда и парадигмы меняются. Сосредоточившись на людях с большим послужным списком, я удалил людей, которые просто оказались в нужном месте в нужное время в какой-то момент своей жизни.
    3. На протяжении всей своей карьеры они тратили более 5 часов в неделю на целенаправленное обучение. Другими словами, они очень высоко ценят знания. Несмотря на то, что они были так заняты и на них работали тысячи самых умных людей в мире, они все же находили время для обучения.
    4. Они серийные миллиардеры, добившиеся успеха сами…. не у всех миллиардеров стоит учиться, а деньги сами по себе не являются ни хорошими, ни плохими… но я обнаружил, что изучение людей, которые создали невероятное богатство с нуля более одного раза, не унаследовав его, как правило, является одним из самые находчивые и новаторские люди на планете и имеют одни из лучших моделей для карьерного успеха.
    5. Они активно делились своими уроками со всем миром. Я сузил список до людей, которые написали книги, у которых много интервью, или которые публично поделились своими мыслями другими способами.

    По этим критериям я сократил список из 2000 выдающихся учеников мира примерно до 50 знаменитостей, таких как: (основатель Amazon, самый богатый человек в мире)

  • Илон Маск (основатель PayPal, Tesla, SpaceX)
  • Опра Уинфри (ведущий ток-шоу №1 в истории)
  • Чарли Мангер (партнер в Berkshire Hathaway)
  • Рид Хастингс (основатель Netflix)
  • Рэй Далио (основатель Bridgewater Associates, крупнейшего хедж-фонда в мире)
  • Джудит Фолкнер (основатель Epic Systems 29 903
  • ) Андреессен (основатель Netscape, первого в мире интернет-браузера)
  • Стив Джобс (основатель Apple)
  • Сара Блейкли (основатель of Spanx)
  • Джек Ма (основатель Alibaba)
  • Томас Эдисон (самый успешный изобретатель в истории США)
  • Фолоруншо Алакия (женщина-миллиардер из Африки)
    • 901 PayPal)
    • Дрю Хьюстон (основатель Dropbox)
    • Патрик Коллисон (основатель Stripe)
    • Тори Берч (основатель Tory Burch)

    Светлые ученики.”

    Естественно, у этих Лучших Учеников есть общие черты, которые вы найдете в любой книге по саморазвитию — трудолюбие, масштабное мышление, преодоление препятствий, постановка целей и т. д. , я заметил кое-что странное — что-то общее у них всех, о чем, кажется, никто раньше не писал…

    Когда они разговаривают, кажется, будто они говорят на другом языке.

    Только посмотрите на это интервью, где Илон Маск описывает, как он думает:

    «Я смотрю на будущее с точки зрения вероятностей.Это похоже на ветвящийся поток вероятностей, и есть действия, которые мы можем предпринять, чтобы повлиять на эти вероятности или ускорить одно или замедлить другое. Я могу внести что-то новое в поток вероятностей».

    Необычно, правда?

    Один писатель, взявший у Маска интервью, описывает его мыслительный процесс следующим образом:

    «Маск рассматривает людей как компьютеры, и он считает свое программное обеспечение для мозга самым важным продуктом, которым он владеет — и поскольку нет компаний, разрабатывающих программное обеспечение для мозга , он разработал свой собственный, бета-тестирует его каждый день и делает постоянные обновления.

    Главным приоритетом Маска является разработка программного обеспечения в его мозгу. Вы когда-нибудь слышали, чтобы кто-то еще так описывал свою жизнь?

    Luminary Learner Рэй Далио не менее «странный». В своей книге « Принципы » он описывает, как он думает: «Природа — это машина. Семья — это машина. Жизненный цикл подобен машине».

    Компания Далио, крупнейший хедж-фонд в мире, записывает каждый разговор (встречу или телефонный звонок) внутри компании и создала несколько пользовательских приложений, которые позволяют любому сотруднику оценивать другого сотрудника в режиме реального времени.Затем данные добавляются в профили, которые может видеть каждый сотрудник, а затем передаются в систему искусственного интеллекта, которая помогает сотрудникам принимать более обоснованные решения.

    Далио описывает свой день совершенно иначе, чем вы ожидаете от генерального директора:

    «Я очень сильно отступаю. У меня гораздо больше шансов перейти на то, что я называю более высоким уровнем. Есть метель, в которой все обычно бывают, и именно здесь они застигнуты всеми этими вещами, приближающимися к ним.А я предпочитаю идти выше метели и просто организовывать».

    Чарли Мангер использует «контрольный список когнитивных искажений» перед принятием инвестиционных решений, чтобы убедиться, что он правильно применяет правильные ментальные модели. Уоррен Баффет использует деревья решений. Джефф Безос считает, что Amazon находится на первом дне, хотя ей уже более 20 лет.

    Со временем я понял, что причина, по которой эти Ученики Света говорят по-другому, заключается в том, что они думают по-другому. Другими словами, у них есть «инструменты мышления» — способы использования своего мозга, у которых мы все можем учиться, — чтобы мы сами становились умнее, успешнее и эффективнее.

    Интересно, что несмотря на то, что все эти Luminary Learners уникальны, в их мышлении наблюдается удивительное постоянство. Они разделяют определенные ментальные модели мира, которые уникальны и редки.

    И из-за взрыва средств массовой информации мы все можем заглянуть внутрь их разума в первый раз. Мы можем провести с ними сотни часов бок о бок в качестве их виртуального «когнитивного» ученика.

    И вот что я сделал…

    Чем больше я изучал инструменты мышления этих Лучших Учеников, тем больше я, естественно, начал использовать их в своей жизни и бизнесе вне письменной деятельности, и тем лучших результатов я достиг.Это изменило правила игры для меня.

    Результаты, которые я получал, были не просто лучше. Это не было небольшим изменением на 5% или 10%. Это не было даже 100% улучшением. Это было 10x, а в некоторых случаях 100x. Это было большое дело.

    Вот трансформация, которую я испытал…

    Я увидел реальность на гораздо более глубоком уровне — и на принципиально другом уровне. Я оглянулся на многие свои старые ошибки и подумал про себя: «Боже мой! Если бы я только знал ту или иную ментальную модель…» Я не просто изучал новые стратегии или приемы.

    На каком-то уровне я мог относиться к некоторым из моих любимых киногероев сразу после взрыва их интеллекта…

    Во-первых, я сэкономил более ста тысяч долларов…

    Например, 12 лет назад я занял друзей, продавцов и банков (под высокие процентные ставки), чтобы сохранить созданный мною веб-сайт. Вместо того, чтобы столкнуться с очевидными признаками того, что идея не работает, я продолжал удваивать ставки. Я был влюблен в свою идею и не хотел признавать поражение.Компания умирала медленной и мучительной смертью.

    Теперь, когда я понимаю ментальные модели, я понимаю, как плохая ментальная модель — «ошибка необратимых затрат» — стала причиной моего плохого принятия решений.

    Сегодня, когда я обдумываю новые бизнес-идеи, вместо того, чтобы просто представлять, какими замечательными они будут, я также предполагаю, что может пойти не так — хорошая ментальная модель — экономя много времени и денег заранее. Например, несколько месяцев назад у меня возникла идея создать краткий обзор месячного клуба, где я буду еженедельно писать подробный обзор книги, которая изменит мою жизнь.Я был очень взволнован этим и провел 10 часов, думая о том, как здорово это будет. Через несколько дней планирования я решил сделать шаг назад и честно оценить недостатки. Почти сразу же я начал видеть какие-то сверкающие дорожные заграждения, и новый блестящий объект уже не был таким захватывающим. Вскоре после этого я решил просто сосредоточиться на нашем основном бизнесе. Я очень рад, что мы это сделали. Двенадцать лет назад я бы сразу же вскочил.

    Кроме того, виральность нашей статьи зашкаливала…

    Успех нашего бизнеса напрямую связан с количеством просмотров каждой статьи.Таким образом, иметь возможность получать сотни тысяч посетителей в месяц, не платя за рекламу, — это большое дело.

    Узнав о правиле 80/20 (которое сейчас является одной из моих любимых ментальных моделей), я начал спрашивать самых успешных авторов статей, какие 20% действий приносят им 80% результатов. Почти все они упомянули, что титулы были ключевыми. Раньше я рассматривал заголовки как нечто запоздалое.

    Из-за этого понимания мы с моей командой перестроили весь процесс создания статей:

    • Теперь мы создаем заголовки, прежде чем писать статьи.
    • Вместо того, чтобы тратить 5 минут на заголовки статей, мы посвящаем каждой статье 5–10 часов.
    • Для каждой статьи мы выбираем более 30 заголовков, а не несколько.
    • Мы проверяем названия статей перед их публикацией.

    Наша команда потратила более 1000 часов на изучение шаблонов заголовков и тестирование почти 5000 заголовков. В результате у нас есть принципиально другое и лучшее понимание того, что делает статьи вирусными.

    Это одна из ментальных моделей, которые я использую для того, чтобы мои статьи просматривались десятки миллионов раз… в среднем статья просматривается более 150 000 раз.

    Наконец-то я начал зарабатывать намного больше денег.

    • Меня наняли по шестизначным контрактам на консультационные услуги.
    • Я начал брать 500 долларов в час в качестве тренера и консультанта.
    • Я даже получил пятизначную говорящую гиг из статьи.
    • Когда я основал новую компанию, мы смогли создать бизнес-стратегию, основанную на «прорывных знаниях», которые трудно воспроизвести. Одна только эта стратегия принесла нам более чем семизначный доход .

    Однажды я слышал, как один коуч говорил о том, как изменить мировоззрение клиента так, что он снесет ему крышу. Когда он смотрел в глаза своему клиенту и видел, что тот или она действительно понимает это, он говорил: «Теперь ты в моей реальности!»

    Вот что я чувствовал.

    Реальность каким-то образом кажется другой на эстетическом уровне — как будто я прорезаю уровни иллюзий и шума, которые мы обычно видим, и получаю более прямое представление.

    Лучше всего я могу описать это так: — это как носить очки дополненной реальности, которые постоянно дают вам актуальную информацию о ситуации, в которой вы находитесь в .

    «Ментальные модели для вашего мозга, как приложения для вашего смартфона». — Джейми Хоффман

    Согласно исследованиям, все мы используем ментальные модели в своем мышлении.

    Вы можете думать о ментальной модели просто как: «То, как вы думаете, что вещи работают в определенной области».

    Это ваше представление о том, как что-то работает. На самом деле, все мы бессознательно создаем модели того, как устроен мир, как работает экономика, как работает политика, как работают другие люди, как мы работаем, как работает наш мозг, как должен проходить наш день и так далее.

    Если у вас плохая модель, значит, у вас плохое мышление. Если ваша модель точна, то ваше мышление (и способность принимать решения, и способность предсказывать) намного точнее. Это так просто.

    Разница между действительно умными мыслителями (например, Luminary Learners) и средними мыслителями заключается в том, что для средних мыслителей процесс использования моделей является бессознательным и реактивным. Для умных мыслителей это сознательно и активно.

    Luminary Learners и другие умные мыслители собирают наиболее эффективные модели по всем дисциплинам, подвергают их стресс-тестированию и творчески применяют в своей повседневной жизни.Ментальные модели настолько ценны, что единственная книга миллиардера Рэя Далио полна его лучших ментальных моделей. Единственная книга Чарли Мангерса также полна его лучших ментальных моделей.

    Один из самых распространенных советов, которые дает Илон Маск, — исходить из первых принципов. Ментальные модели и первые принципы схожи в том, что каждая из них моделирует более глубокие уровни реальности. В то время как большинство людей думают о знании только горизонтально (то есть — в разных областях), эти умные мыслители также думают о знании вертикально с точки зрения глубины.Маск объясняет глубокое знание в Reddit AMA…

    «Важно рассматривать знание как своего рода семантическое дерево — убедитесь, что вы понимаете фундаментальные принципы (Маск называет их «первыми принципами»), то есть ствол и большие ветви, прежде чем вы перейдете к листьям / деталям, иначе им не за что будет держаться ».

    В другом интервью Маск приводит пример…

    «Я склонен подходить к вещам с точки зрения физики. Физика учит рассуждать исходя из первых принципов, а не по аналогии.

    Вот наглядный способ, показывающий разницу между мышлением по горизонтали (1D) и мышлением по горизонтали и вертикали (2D)…

    Когда вы думаете по вертикали и по горизонтали, поля, которые казались разъединенными, вдруг оказываются связанными. Вот пример…

    На приведенном ниже одномерном изображении, где мышление только горизонтальное, продуктивность, прием на работу и тренировки кажутся совершенно не связанными областями.

    На приведенном ниже 2D-изображении, горизонтальном и вертикальном, эти три поля связаны мысленной моделью — правилом 80/20:

    • 20 % упражнений создают 80 % результатов.
    • 20% сотрудников создают 80% стоимости.
    • 20% взломов производительности создают 80% ценности.

    Поскольку Маск потратил много времени на изучение разных областей и более глубокого уровня, его дерево знаний огромно…

    Благодаря размеру и сложности своего дерева Илон Маск может точно видеть, насколько разные «листья» и «ветви» взаимодействовать друг с другом. Это дает ему большие сверхспособности:

    • Он может многократно использовать фундаментальные знания.
    • Он может переносить идеи с одной стороны дерева на другую.
    • Он может определить небольшие действия с высокой эффективностью, которые могут значительно улучшить общее качество всего, что он делает.

    Теперь сравните это со средним человеком, который может видеть только один лист за раз. Этот человек:

    • Использует свои знания только в той области, в которой они их изучили.

    Физик Дэвид Дойч объясняет это еще дальше…

    «Природа основ такова, что основы в одной области являются также основами в других областях… Путь, которым мы достигаем многих истин, заключается в более глубоком понимании вещей и поэтому шире.Такова природа концепции фундамента… как и в архитектуре, все здания буквально стоят на одном фундаменте; а именно земля. Все здания стоят на одной теоретической базе».

    Понимая вертикальность и глубину, вы можете увидеть, как изучение ментальных моделей связывает вещи, которые ранее были разделены и не связаны между собой. Подобно тому, как каждый лист на дереве связан ветками, которые связаны ветвями, которые связаны стволом дерева, так и идеи связаны все более и более глубокими идеями.

    Одной из наиболее эффективных и универсальных ментальных моделей является правило 80/20: идея о том, что 20 процентов входных данных могут привести к 80 процентам результатов. Та же самая идея 80/20 может быть применена к нашей личной жизни (производительность, диета, отношения, физические упражнения, обучение и т. д.) и нашей профессиональной жизни (наем, увольнение, управление, продажи, маркетинг и т. д.). Таким образом, вы можете видеть, как Правило 80/20 связывает множество разрозненных областей. Это то, что делают все ментальные модели.

    Чтобы применить правило 80/20, в начале дня мы можем спросить себя: «Из всех дел в моем списке дел какие 20 процентов принесут 80 процентов результатов?» Когда мы ищем, что почитать дальше, мы можем спросить себя: «Из всех миллионов книг, которые я мог бы купить, какие действительно могут изменить мою жизнь?» Раздумывая, с кем провести время, мы можем спросить себя: «Какая горстка людей в моей жизни дает мне больше всего счастья, больше всего смысла и самую большую связь?» Короче говоря, последовательное использование правила 80/20 может помочь нам получить рычаги влияния, сосредоточив внимание на нескольких вещах, которые действительно важны, и игнорируя большинство того, что не имеет значения.

    «Голыми руками вы не сможете много столярничать, и вы не сможете много думать голым мозгом». — Бо Дальбом, философ и ученый-компьютерщик

    Эволюция настолько медленна, что ребенок, родившийся сегодня, — биологически — неотличим от ребенка, родившегося 30 000 лет назад. Но вот я печатаю на макбуке, а мои предки большую часть времени проводили за сбором ягод, метанием копий и дроблением камней. Так в чем же разница между человеком, родившимся 30 000 лет назад, и мной?

    Инструменты.

    Между тем и сейчас произошел беспрецедентный взрыв и эволюция инструментов, которые коллективно создали современное общество.

    Мы все это интуитивно понимаем. Мы все знаем, что если бы у нас не было основных инструментов, таких как огонь или плуг, или более сложных, таких как Macbook или автомобиль, наша жизнь была бы совершенно другой. Посмотрите любой постапокалиптический телесериал или фильм, и вы увидите, как мир быстро разваливается, когда инструменты выходят из строя.

    Но когда дело доходит до понимания инструментов, у людей есть большая слепая зона. Многие люди не ценят нефизические инструменты — инструменты, которые они не могут потрогать, услышать или увидеть. Но ментальные инструменты столь же мощны и сложны, как и физические инструменты. Например, рассмотрим алфавит: западный алфавит — это умственный инструмент, который не был изобретен примерно до 1100 г. до н.э. (графические системы письма, такие как иероглифы, были изобретены намного раньше). Сейчас мы воспринимаем это как должное, но в то время это был передовой инструмент. Хотя поначалу он внедрялся медленно — только 30 процентов населения умели читать и писать до изобретения печатного станка в 1440 году — как только он начал распространяться, грамотные люди получили огромное преимущество.Фактически, грамотность сейчас настолько важна, что является национальным приоритетом для всех правительств. В этом сила эффективного умственного инструмента.

    Только поняв значение алфавита, мы можем понять и значение ментальных моделей…

    • Ментальные модели следует изучать в самом начале жизни, потому что почти все остальное строится на них. Другими словами, они являются фундаментальными и критическими.
    • Ментальные модели взрывают нашу креативность. Модели представляют собой большие куски реальности, которые можно комбинировать для создания еще более сложных и полезных «супермоделей». Это похоже на то, как буквы могут быть объединены в слова, которые могут быть объединены в предложения. Точно так же, как алфавит дает нам безграничное творчество с языком, ментальные модели дают нам безграничное творчество с идеями.

    Ментальные модели запускают мышление высшего порядка. Это похоже на то, как грамотность запускает целый ряд мыслительных способностей более высокого порядка, известных как эффект алфавита.

    По мере развития общества оно становится все более и более сложным. Есть больше людей, больше инструментов и больше знаний, и все это глобально связано сложным образом. Следовательно, люди, способные смоделировать, как работает эта более сложная реальность, будут гораздо успешнее ориентироваться в ней. Или, как говорит Рэй Далио в своей книге…

    «Правда — или, точнее, точное понимание реальности — является важнейшей основой любого хорошего результата».

    Прежде чем архитектор сможет построить дом, он должен спроектировать модель этого дома.Этот архитектор должен иметь представление о том, как электрика, сантехника, дизайн, материалы, цены и т. д. объединяются, чтобы создать безопасное, красивое здание по правильной цене, которую купит рынок.

    Тот, кто проектирует небоскреб, должен иметь гораздо более сложную структуру ментальных моделей, чем тот, кто моделирует дом с двумя спальнями.

    Люди, способные смоделировать в уме то, как работает сложный бизнес, с большей вероятностью станут успешными бизнес-лидерами, поскольку они должны понимать сложные тонкости финансов (балансовый отчет, отчет о движении денежных средств и отчет о прибылях и убытках), HR (набор и управление игроками A+), разработка продуктов, маркетинг/продажи и то, как все они взаимодействуют со своими ментальными моделями своих различных заинтересованных сторон (сообщество, клиенты, поставщики, сотрудники, инвесторы).

    Кроме того, по мере продвижения по карьерной лестнице люди должны развивать количество, разнообразие и качество своих ментальных моделей, если они хотят добиться все более высокого уровня успеха и влияния:

    «Возможно, вы заметили студентов, которые просто постарайтесь вспомнить и отбить то, что запомнилось. Ну, они терпят неудачу в школе и в жизни. Вы должны повесить опыт на решетку моделей в своей голове». — Чарли Мангер (Luminary Learner)

    Так как же строить сложные и точные ментальные модели? Поясню на простом примере: собаки.Давайте гипотетически представим на мгновение, что мы понятия не имеем, что такое собака. Мы никогда не видели и не слышали о них раньше.

    Однажды мы видим собаку, и кто-то говорит нам, что это собака. «А, я понял», — говорим мы. «Теперь я знаю, что такое собака».

    Но если мы видели только одну собаку, технически мы не знаем, что такое собака. Только на этом единственном примере наше определение собаки будет таким: большое черно-коричневое животное с заостренными ушами, которое садится и высовывает язык.Возьмите померанского шпица, и, имея в виду только эту ментальную модель, вы, вероятно, спросите: «Что это?»

    Фото предоставлено: AAA Lab в Стэнфордском университете

    Многочисленные модели собак справа (контрастные случаи) пример) показывают нам, что собаки могут быть самых разных цветов, размеров и форм. В то же время мы можем видеть основной элемент «собачьего поведения», который они все разделяют. Этот возникающий элемент «собачьего поведения» представляет собой более глубокую ментальную модель, и люди придумали слово «собака», чтобы символизировать эту ментальную модель.Используя эту мысленную модель, вы можете идентифицировать животное как собаку, даже если вы никогда раньше не видели собак определенной породы.

    Что мы можем вынести из этого примера, относящегося к нашей жизни?

    Многие мировые проблемы возникают из-за того, что люди чрезмерно обобщают упрощенные модели, как наша гипотетическая универсальная «собака». Вот три ярких примера:

    • Черно-белое мышление (вы либо хороший человек, либо плохой человек, между которыми нет серой зоны)
    • Мы/Иное мышление (люди вне вашей личной религии, национальности или системы убеждений это враг).
    • Всевозможные стереотипы — раса, пол, политика, этническая принадлежность и т. д.

    Чрезмерное применение одной модели в слишком многих местах ничем не отличается от плотника, пытающегося построить целый дом одним единственным молотком. Все модели, какими бы блестящими они ни были, несовершенны. Прелесть использования множественных и разнообразных моделей заключается в том, что многие несовершенства компенсируют друг друга, позволяя вам создать новую «эмерджентную» модель, превосходящую все другие модели.

    Умные мыслители улучшают свое мышление, усваивая большее количество информации и разрабатывая большее разнообразие моделей.Например, начинающий шахматист может знать только название каждой фигуры и то, как она движется по доске. Но гроссмейстер запомнил не менее 50 000 фрагментов (ментальных моделей) возрастающей сложности, включая дебюты, закрытия, паттерны на протяжении всей игры и то, как один единственный ход может привести к конкретному результату через 10 или более ходов по линии.

    Множество разнообразных моделей также способствуют развитию творческих способностей. Нет ничего по-настоящему оригинального. Все получается путем объединения существующих строительных блоков.

    Дети рождаются, когда мужчина и женщина занимаются сексом. Новые инструменты создаются, когда уже существующие инструменты имеют «инструментальный секс». Новые идеи создаются через «секс идей». Точно так же мы можем строить более сложные ментальные модели, комбинируя простые ментальные модели. Например, лучше понимая причинно-следственные ментальные модели, мы можем более эффективно расставлять приоритеты, что важно для нас сделать сейчас, чтобы вызвать то, что мы хотим в будущем. Чем больше наша база ментальных моделей, тем больше творческих комбинаций мы можем сформировать.Чем более уникальны наши ментальные модели по сравнению с другими людьми, тем больше мы можем думать способами, которые они даже не могут понять.

    Благодаря постоянному и разнообразному обучению мы можем органично строить более совершенные и разнообразные модели реальности. И эти модели помогут нам ориентироваться в мире гораздо эффективнее и творчески. Подобно тому, как план необходим для строительства стабильного здания, ментальные модели того, как устроен мир, помогают нам построить лучшую — и более стабильную — жизнь.

    «Образование — это не изучение фактов, а тренировка мышления.— Альберт Эйнштейн

    Давайте представим на секунду…

    Что, если бы вы могли заглянуть в сознание миллиардера?

    И украсть их лучшие «инструменты мышления»?

    Как это отразится на вашей карьере? Ваш бизнес? Твоя жизнь?

    Справедливости ради скажем, что вы узнали только 0,01% их основных ментальных моделей, которые сделали их успешными. 001% x 1 миллиард долларов = шестизначный доход.

    И, даже более консервативно, скажем так, вы узнаете от них только одну идею.Это может быть все, что вам нужно, чтобы перейти на следующий уровень карьеры и успеха в бизнесе. (Например, достаточно одной инвестиции в Google, Facebook или Uber, чтобы стать успешным инвестором.)

    Если вы хотите учиться у самых успешных миллиардеров и значительно увеличить свой успех, вот следующий шаг…

    Я уже сделал всю тяжелую работу за вас. Последние несколько лет я провел…

    • , изучая Luminary Learners.
    • Создание крупнейшей базы данных лучших ментальных моделей ведущих миллиардеров.
    • Сужу список до самых полезных и универсальных.
    • Создание наиболее подробных и действенных объяснений для них, которые когда-либо делались.

    За последние несколько лет я определил, что считаю наиболее ценными и полезными ментальными моделями в бизнесе и жизни. И что еще более важно, я начал обучать им серьезную группу идейных лидеров, предпринимателей, инвесторов и других профессионалов.

    Если вы начинаете понимать силу ментальных моделей и готовы перейти на следующий уровень и изучить самые важные ментальные модели для достижения успеха в вашей жизни, то я хотел бы пригласить вас присоединиться наш клуб ментальных моделей.

    Внутри, каждый месяц вы узнаете одну из самых важных ментальных моделей и узнаете, как применить ее в своей жизни — всего за 1–2 часа в месяц.

    Клуб ментальных моделей — это онлайн-курс, сообщество и членство, которые научат вас самым ценным и полезным ментальным моделям, которые есть у Luminary Learners . У нас почти 1500 участников со всего мира, и мы быстро растем.

    В Клубе ментальных моделей вы…

    • Изучите ключевые ментальные модели, которые наиболее важны для профессионального успеха, самореализации, гармонии между работой и личной жизнью и оказания положительного влияния на мир (не чувствуя себя перегруженным всю отвлекающую информацию)
    • Автоматически применяйте ментальные модели в своей профессиональной и личной жизни, не вспоминая то, что вы узнали
    • Каждый раз используйте правильную ментальную модель в правильной ситуации, чтобы вы могли думать быстрее, умнее, принимайте лучшие решения, получайте желаемые результаты
    • Избегайте болезненных размышлений и ошибок при принятии решений, которые отбрасывают нас назад (большинство людей даже не подозревают об этом, потому что они скрыты в их сознании)
    • Будьте уверены, что делаете правильный выбор в жизни там, где это важнее всего (больше не сомневайтесь)

    ✔ Ваш мастер ual

    Каждый месяц вы получаете одну ментальную модель в виде высококачественного подробного руководства.Я называю это вашим Мастерским Руководством.

    Это самое сжатое и глубокое объяснение любой ментальной модели, которая существует во всем мире. Мы берем лучшее из того, что когда-либо было сказано о ментальной модели, вырезаем все лишнее и организуем ее так, чтобы ее было легко и быстро освоить.

    В каждом Руководстве по мастерству вы узнаете…

    • A 101 Обзор ментальной модели (почему она важна, как она работает, словарный запас и т. д.) затем подробный отчет с более подробным объяснением
    • Примеры, приемы и лайфхаки, которые вы можете использовать для применения ментальной модели во всех сферах вашей жизни и карьеры
    • Упражнения, ресурсы и шаблоны , которые вы можете использовать ежедневно, чтобы интегрировать уроки в руководство и получать результаты в своей жизни.

    ✔ Ежемесячный мастер-класс

    Чтобы помочь вам быстрее освоить ментальную модель, вы также получите предварительно записанный мастер-класс высокого качества по ментальной модели месяца.

    Ежемесячный мастер-класс специально разработан как самостоятельный ресурс, чтобы вы могли сразу же получить отдачу — ну, всего за один час его прослушивания .

    Вот что вы получите на каждом предварительно записанном мастер-классе:

    • Краткий обзор ментальной модели «80/20»: Чтобы помочь вам понять и применить ментальную модель на более глубоком уровне, я объясню наиболее важные идеи. .
    • Пошаговое руководство по упражнениям с ментальной моделью: Я отбираю упражнения из Руководства по мастерству и обучаю вас их использованию.
    • Мои ответы на вопросы других членов Клуба ментальных моделей: Это часто задаваемые вопросы о ментальной модели.

    Ранее в этом году мы опросили более 1500 наших участников и спросили, кого из Luminary Learners они хотели бы, чтобы мы подробно изучили, чтобы изучить их лучшие ментальные модели.

    Больше, чем кто-либо другой, мы вернули двух человек — Джеффа Безоса и Илона Маска.

    С одной стороны, мы были взволнованы. Джефф Безос и Илон Маск — два предпринимателя, которыми мы больше всего вдохновляемся. С другой стороны, мы были обеспокоены. Они оба уже так много освещались в СМИ: «Как бы у нас был уникальный ракурс?» мы задавались вопросом.

    Но по мере того, как мы исследовали — копаясь во всех их письмах акционерам, интервью, профилях и биографиях несколько раз , мы обнаружили следующие дыры:

    • никогда не были предпринимателями. Поэтому в центре внимания объявления компаний, интересные истории из их жизни и бульварные слухи. Фактический совет, который вы можете взять с собой, минимален.
    • Почти все советы по ним — поверхностные хаки. Содержание не проникает глубоко в их мышление, не говоря уже об их ментальных моделях.
    • Почти все недавнее освещение было посвящено их маленьким ошибкам, а не огромным победам. СМИ легче снести Маска. Но для нас, как для читателей, более ценно учиться на их беспрецедентных достижениях.

    И вот мы решили потратить десятки часов на каждый отчет, чтобы получить в их голове «карту успеха», о которой никто никогда не говорит. Конечным результатом стали два отчета, которые изменили нашу жизнь и, я думаю, вам тоже понравятся.

    Каждый отчет предназначен для того, чтобы помочь вам быстрее учиться, принимать более эффективные решения, создавать продукты/услуги, которые нравятся вашим клиентам, нанимать команду мирового класса и управлять ею, а также создавать больше богатства и удовлетворения в своей жизни.

    Помимо того, что мы делимся их ментальными моделями, мы также предлагаем вам упражнения и практические шаги, чтобы вы могли действовать легко и немедленно — начните думать, как они!

    Когда вы сегодня попробуете Mental Model Club, вы получите эти два руководства бесплатно.

    «Я был учителем, тренером, администратором и, в конечном счете, стал предпринимателем. Из Ментальных Моделей я узнал больше, чем что-либо еще за последнее время. Руководства по мастерству формулируют концепции таким образом, что они не только дополняют мои знания, но и дают мне гораздо лучший язык для объяснения концепций другим. Клуб ментальных моделей предлагает полезные идеи по очень разумной цене. Мне нравится быть первым из моих друзей, кто порекомендовал клуб, так как это заставляет меня чувствовать себя умнее, чем все остальные, кто еще не нашел его.

    — Джульет Ми, учитель, инструктор, администратор, предприниматель

    «Как предприниматель-самоучка, который создал пять организаций (в которых работает более 60 человек) по преобразованию образования, чтобы включить формирование характера и развитие навыков, я в восторге от контента в Mental Model Club. Прочитав сотни книг, я, без сомнения, обеспечиваю наиболее полную подготовку по ментальным моделям в мире. Как педагог я считаю, что мы должны учить всех ментальным моделям. »

    — Тийл Кендеринк, предприниматель

    «Я присоединился к клубу ментальных моделей, чтобы быстрее расти в личной жизни и карьере. Самое большое преимущество, которое я получил от членства, — это осознание того, как мало я использую свой потенциал и насколько больше я способен. В результате модуля 80/20 мой утренний распорядок стал 80/20. То, что раньше вызывало стресс и беспокойство, теперь стало краеугольным камнем отличного дня и стало краеугольным камнем привычки.В результате модуля постановки целей я теперь наслаждаюсь более высоким качеством жизни, проводя больше времени на природе и больше времени с моей женой. В море интеллектуальной посредственности и информационной перегрузки Клуб ментальных моделей — это мой 80/20 в кубе получения практической информации , которую я могу получить, чтобы добиться реального успеха в своей жизни».

    — Дэвид Пита, менеджер проекта, цифровое агентство

    «Я присоединился к Клубу ментальных моделей всего месяц назад и не только моя ясность резко возросла , так как мне больше не нужно читать много книг и много Информация.Потому что я знаю, что понимаю ментальные модели и мыслительные процессы, стоящие за ними. Благодаря этому клубу мои бизнес-решения стали в 10 раз лучше, потому что я использую контрольные списки ментальных моделей, предоставленные . Поскольку в этом году я рассчитываю на 7-значную цифру, этот клуб просто необходим для меня. Это поддерживает мое мышление и образ мышления, когда я сталкиваюсь с некоторыми проблемами, возникающими при расширении масштаба».

    — Серхио Эстевес, предприниматель​

    По мере того, как вы становитесь более успешными в жизни, вам приходится делать разные вещи, чтобы перейти на следующий уровень.

    Вы можете продолжать использовать метод проб и ошибок, строя свои знания на потенциально шатком фундаменте. Продолжайте рисковать делать ошибки в своей карьере, бизнесе и жизни.

    ИЛИ

    вы можете сделать это с первого раза, инвестируя в Mental Model Club сегодня.

    Когда вы зарегистрируетесь сейчас, вы начнете с изучения того, что мы считаем самой мощной ментальной моделью.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.