Нарушение личности: 10 признаков расстройства личности

Содержание

Расстройства личности и шизофрения

Взаимодействию эндогенного заболевания и конституциональных характерологических аномалий в аспекте процессуально обусловленной деформации структуры личности посвящены многочисленные исследования. Однако в большинстве публикаций эта проблема рассматривается в клинико-патогенетическом аспекте — в рамках обусловленного шизофреническим процессом дефекта или изменений личности по шизофреническому типу [3, 9]. Ряд особенностей (пассивность, недостаток спонтанности, социальная изоляция) в структуре шизоидного расстройства личности (РЛ), выступающего в преморбиде вне рамок эндогенного процесса, также интерпретируются некоторыми авторами [57] в плане связи с симптоматикой негативной шизофрении, т.е. в качестве изменений, сходных с дефицитарными (deficit-like). В других работах на первый план выдвигается проблема коморбидности РЛ, расположенных в DSM-ІV по оси ІІ, с психопатологическими расстройствами (в том числе с проявлениями шизофрении), отнесенными к оси І [61].

В данном исследовании предпринята попытка рассмотрения проблемы с позиций процессуально обусловленного видоизменения статики (дименсиональной и типологической структуры аномальной личности) и динамики РЛ. 

Указания на возможность квалификации проявлений динамики РЛ, связанных с болезненным процессом в качестве самостоятельного расстройства, выступающего в клинической картине параллельно с расстройствами психопатологического ряда, принадлежащих непосредственно эндогенному заболеванию, содержатся в трудах П.Б. Ганнушкина и его школы [14]. Б.Д. Фридман [38] также указывает на необходимость разграничения процессуально обусловленных психопатологических расстройств от процессуально измененных характерологических аномалий[1]

.

Можно выделить крайние варианты клинических проявлений воздействия эндогенного процесса на структуру характерологических аномалий: 1) врожденные свойства личности деформируются по мере развития заболевания; 2) формирование нажитых, ранее не свойственных, психопатических проявлений происходит в результате эндогенного процесса. Указание на существование таких вариантов характерологических аномалий содержится в трудах Д.Е. Мелехова [20], посвященных генезу психопатоподобных состояний при шизофрении.

Характерологическая патология, отнесенная к первому варианту, определяется в ряде исследований [21, 30], как результат реагирования личности, ее конституциональных свойств на эндогенное заболевание, т.е. как процессуально обусловленное развитие личности

[2] (постпроцессуальные развития личности, по А.В. Снежневскому [36]). Воздействие эндогенного процесса в этих случаях, хотя и видоизменяет проявления психопатии, а иногда и ее типологическую характеристику, однако не нарушает полностью осевых, квалифицируемых в некоторых публикациях в рамках врожденного темперамента конституциональных свойств.

При этом в ряде случаев происходит амплификация преморбидных патохарактерологических свойств, реализующаяся в рамках широкого круга РЛ: тревожного, истерического, пограничного, параноического, шизоидного и др. Такое усложнение психопатологической структуры РЛ может протекать в разном формате. В одних случаях оно реализуется в рамках реакций эндогенного типа [11] и проявляется усилением черт реактивной лабильности с фиксацией стойких кататимно окрашенных комплексов и диссоциативных расстройств (явления нажитой реактивной лабильности [19, 32, 34, 39]). В других — конституционально обусловленные истерические или ананкастные свойства выступают в форме грубых психопатических стигм, приобретающих подчас гротескный характер. На первый план выступают гипертрофированная демонстративность, эксплозивные реакции, сопровождающиеся брутальностью.

Чаще всего амплификация патопсихологических свойств наблюдается в рамках синергического типа коморбидности РЛ с малопрогредиентной шизофренией. Наиболее отчетливо, как показали С.В. Иванов [10], Д.В. Ястребов [41], а также ранее Г.П. Пантелеева [25], такой тип динамики свойствен РЛ, в психопатологическом пространстве которых выступают «симптомоподобные» («получерты»/«полусимптомы») — расстройства, близкие к психопатологическим феноменам оси I по DSM-IV [43].

К рассматриваемой группе конституциональных аномалий в первую очередь относится тревожное (избегающее) расстройство личности. Преморбидно свойственные этим лицам стеснительность, страх реально существующих социальных ситуаций усиливаются в условиях присоединяющегося шизофренического процесса до уровня стойкого социофобического комплекса (страх пребывания в обществе в связи с опасениями негативной оценки окружающими, опасения продемонстрировать интеллектуальную неполноценность, сенситивные идеи отношения, сочетающиеся с избегающим поведением).

Свойственные тревожным личностям неуверенность в себе, склонность к сомнениям в правильности совершенных действий, мнительность в отношении телесного благополучия при процессуально провоцированной трансформации приобретают форму избегающего поведения (отказ занять более высокую должность из-за страха не справиться; разрыв любовных отношений в связи с опасениями неспособности содержать будущую семью; избегание стрессов и перегрузок в связи с персистирующей тревогой о здоровье, с многократными медицинскими обследованиями или набором «необходимых» лекарственных средств как непременного атрибута жизни), а иногда могут достигать уровня амбивалентности, либо принимать форму навязчивостей повторного контроля с многократным тиражированием идеаторных и двигательных актов. Вместе с тем конституционально свойственная склонность к интроспекции, рефлексии принимает форму тревожных руминаций с навязчивым ретро- и проспективным анализом собственных действий [4].

В некоторых случаях наблюдается расщепление[3] (по механизму антиномного сдвига) психопатологического пространства РЛ. При этом (в отличие от механизма амплификации) на первый план выдвигаются патохарактерологические дименсии, антиномные доминирующей аномалии личности

[4].

Процессуально обусловленная динамика РЛ по типу антиномного сдвига чаще всего связана с шубообразным течением эндогенного процесса. При этом в случаях, когда патохарактерологическая деформация приходится на период стабилизации эндогенного процесса (совпадает с обратным развитием приступа, завершающегося полной редукцией манифестной симптоматики), сдвиг в соотношении дименсиональных составляющих завершается без нарушения типологической структуры личности.

Когда антиномный сдвиг провоцируется приступами, определяющими дебют эндогенного заболевания, принимающего в дальнейшем непрерывное либо приступообразное течение, смена доминант происходит в пределах одной дименсиональной структуры, однако реализуется более глубокой деформацией конституционального строя личности, сопровождающейся сменой ее типологической характеристики.

В качестве примера процессуально обусловленной смены личностных доминант, не нарушающей осевой структуры РЛ, выступает «сдвиг» в рамках психэстетической пропорции (сходное соотношение расстройств сенситивного и экспансивного полюса рассматривает Е. Кretschmer).

По данным, полученным А.Б. Смулевичем и соавт. [35], В.Г. Козюлей [15] и О.П. Нефедьевым [23], процессуально провоцированный антиномный сдвиг чаще всего реализуется в пределах преморбидной шизоидной структуры личности — в рамках основных патохарактерологических дименсий составляющих психэстетической пропорции и сопровождается усилением анестетических черт (экспансивная шизоидия) при исчезновении свойственных ранее сенситивности, робости, мечтательности, неуверенности в себе.

«Смещение» патохарактерологических свойств, реализующееся выдвижением на первый план в качестве облигатных расстройств стенического полюса, чаще всего наблюдается в юношеском возрасте после одного или серии приступов шизофрении и завершается становлением ремиссий тонического типа [37] с достаточно высокой социальной адаптацией. Такая сопровождающаяся нарастанием черт эмоциональной холодности, эгоцентризма, рационализма, достигающего уровня грубого прагматизма, формальности в интерперсональных отношениях динамика патохарактерологических проявлений рассматривается в ряде исследований как выражение психопатоподобного дефекта. F. Mauz [55], учитывая свойственную этому контингенту больных стеничность, настойчивость и другие «положительные» сдвиги, рассматривал их как одну из форм компенсации дефекта и адаптации «постшизофренической личности».

Оставляя в стороне оценку приведенных выше личностных сдвигов с патогенетических позиций в качестве обусловленных шизофреническим процессом психопатоподобного дефекта, рассмотрим сдвиги психэстетической пропорции в аспекте процессуально обусловленной динамики РЛ. Необходимо констатировать, что типологическая структура личности в целом (принадлежность к шизоидному кругу характерологических аномалий), несмотря на деформацию доболезненного склада, остается неизменной. Сохраняется основная ось личности — интерперсональная и эмоциональная дефицитарность, дискомфорт в области человеческих отношений, интровертированность

[5].

Процессуально обусловленный антиномный сдвиг в пределах одной дименсиональной структуры, сопровождающийся сменой типологической характеристики конституциональных аномалий, может наблюдаться в рамках РЛ обсессивно-компульсивного [24] и аффективного круга [23]. В соответствии с имеющейся в распоряжении нашей клиники клинической казуистикой смена личностных доминант с утратой типологической характеристики наблюдается у лиц преморбидно-истеровозбудимого круга (диссоциальное РЛ), перенесших транзиторный психоз по типу экзистенциального криза с последующим ипохондрическим развитием в рамках вялотекущей шизофрении [28, 33].

В качестве проявления антиномного сдвига выступает смещение в сфере патологии влечений — одного из наиболее стойких, врожденных свойств, сохраняющих свою дименсиональную структуру, несмотря на полярную смену личностных доминант.

Преморбидно свойственные жажда острых ощущений («sensation seeking» [26, 70]), влечение к самореализации в условиях экстремальных ситуаций (агрессивные виды спорта, профессиональные занятия, связанные с риском для жизни), обнаруживающееся в некоторых случаях стремление к аутоагрессии сменяется после перенесенного экзистенциального криза «медицинской аддикцией» (влечение к многократным обследованиям, обращения к врачам различного профиля, многократные госпитализации в лечебные учреждения общемедицинской сети, поиск все новых диагностических и лечебных методик).

Вместе с тем структура личности теряет свою типологическую специфичность. Нивелируются такие относящиеся к коренным свойства темперамента психопатий возбудимого круга черты личности, как эксплозивность, склонность к эмоциональным вспышкам, импульсивность, раздражительность и конфликтность.

Изменяются соматоперцептивные характеристики личности. Соматотония с толерантностью к высоким физическим нагрузкам вытесняется противоположным — соматопатическим радикалом (гиперестезия в сфере телесной перцепции с повышенной утомляемостью и астеническими реакциями). Доминирующее витальное ощущение собственной физической неуязвимости (при отсутствии рефлексии и страха смерти) сменяется тревогой за здоровье с обостренным самонаблюдением и танатофобией. На поведенческом уровне доминирует тенденция к самощажению со строго регламентированным жизненным стереотипом и избеганием вредностей.

В результате изменения основных личностных свойств и всего стиля жизни (ограничение круга интересов пространством собственного тела, постоянная озабоченность здоровьем и др.) истеровозбудимая структура РЛ, теряя свои типологические характеристики, принимает форму ипохондрического либо тревожного РЛ с ипохондрической акцентуацией [33].

При другом варианте воздействия эндогенного процесса на структуру личности актуализируется механизм полного «замещения» преморбидных (конституциональных) патохарактерологических свойств психопатологическими проявлениями предшествующего психоза. В случаях такого «замещения» состояние по мере редукции манифестных проявлений психоза определяется в рамках нажитого РЛ (нажитая психопатия)[6].

Упоминания о возможности формирования в постпсихотическом периоде «из обломков разрушенного здания рассудка» новой личности содержатся уже в трудах русского психиатра В.Ф. Саблера [29]. С.С. Корсаков [17], подчеркивая возможность кардинального, связанного с болезнью, изменения личностных свойств («сущность человека не та, что была раньше»), вводит термин — «психопатическая конституция после душевной болезни». В 1898 г. французский социолог и психолог G. Tard [62] описал случаи обращения в другую веру и полной смены профессиональной ориентации у перенесших бредовой психоз больных.

На современном уровне знаний проблема нажитых вследствие эндогенного заболевания личностных расстройств рассматривается не только в аспекте медицинской модели (проблемы длительных ремиссий, резидуальных состояний и др.), но и социально-психологической концепции «recovery» [6]. В работах этого направления в психологических терминах описывается процесс «выздоровления» путем «инкорпорации болезненного опыта в собственную идентичность», реализующийся у индивидуумов, не способных вернуться к прежней жизни вследствие связанных с перенесенной тяжелой болезнью изменений [47].

Наиболее отчетливо механизм «замещения» реализуется в рамках особой группы длительных стойких ремиссий, формирующихся при приступообразной с соучастием кататонических расстройств и параноидной шизофрении.

Речь идет о ремиссиях, проявления которых интерпретируются с различных позиций: структуры дефекта (синдром монотонной активности и ригидности аффекта), типологии межприступных периодов (гиперстенический, стенический и др.), пропорции позитивных и негативных расстройств (симптоматические/синдромальные ремиссии), психоаналитических (ремиссии типа новой жизни). Проявления этих ремиссий, сходные с наблюдениями, составившими материал данного исследования, рассматриваются цитированными выше авторами главным образом с бихевиористских и психологических (соответствующих учению о понятных связях) позиций[7], а также в зависимости от характеристик течения эндогенного процесса (ремиссии при одноприступной шизофрении, ремиттирующем течении заболевания и др.), уровня социальной адаптации и др. 

Однако, как показали исследования, проводившиеся в Отделе по изучению пограничной психической патологии и психосоматических расстройств Научного центра психического здоровья РАМН на протяжении более 20 лет [12, 13, 42], ремиссии, завершающиеся формированием нажитых психопатий, полностью замещающих конституциональную структуру личности, объединены общим свойством. Их клиническая картина определяется выступающими в трансформированном виде психопатологическими проявлениями перенесенного психоза. Речь идет не о «постшизофренических», выделенных в свое время F. Mauz [55] состояниях, предполагающих «расщепление» — сепарацию остаточных психопатологических расстройств и существование личности в двух параллельных измерениях: виртуальной (инкапсулированный бред) и реальной действительности (продольное разделение — Spaltung im Langeschnitt [27, 56]), а о синдромально организованных психопатологических расстройствах, целиком определяющих состояние.

Такая квалификация требует определенного допущения — возможности существования психопатологических расстройств в двух измерениях — в рамках как психотических, так и постпсихотических расстройств. W. Majer-Groβ [54], сопоставляя постпсихотические состояния при ремиссиях по типу «новой жизни» со структурой предшествующего психоза, отмечает, что определяющие картину приступа психопатологические расстройства не редуцируются полностью, но персистируют в регистре невротических расстройств.

Указания на возможность существования однозначных по формальной психопатологической квалификации клинических образований как в активной фазе болезни, так и на стадии резидуальных расстройств, т.е. существующих в различных психопатологических регистрах, содержатся в трудах А.В. Снежневского. При этом автор имел в виду аффективные (циклотимические фазы) РЛ, а также невротические расстройства широкого круга (астенические, психастенические, истерические) [36].

Если принять рассматриваемую рабочую гипотезу, то можно предположить, что и другие психопатологические образования, в частности кататонические и бредовые, также могут выступать в двух измерениях. Манифестируя в период активного течения эндогенного процесса и определяя клинические проявления психоза, эти психопатологические образования в последующем не подвергаются полному обратному развитию, но, оставаясь в синдромально завершенном виде, в период стабилизации редуцируются до уровня «малых психических расстройств» [36], т.е. пограничной психической патологии.

Приведенные ниже описания кататонической и параноидной личности имеют целью подтвердить изложенные выше положения.

Кататоническая личность. Клиническая картина нажитых психопатий определяется главным образом «кататоническим поведением» [22]. На первом плане — нарушения моторики, берущие начало от гипер- и акинетических симптомокомплексов (паракинетическое беспокойство, ригидность, манерность, персеверации, вычурные позы, эхолалия, логорея, вербиграции, стереотипии и др.) [60, 63], выступающие не в форме четко очерченных психопатологических феноменов (стереотипии и другие нарушения двигательной активности, характерные для манифестной кататонии), а в виде дискинетопатии[8] — расстройства психомоторики, хотя и обнаруживающего сходство с гипер- и акинетическими симптомокомплексами, но приобретающего характер нажитых перманентных свойств двигательной активности индивидуума, выступающих в регистре расстройств личности и распространяющихся на все сферы деятельности. Такого рода нарушения интерпретировались в категориях чисто негативных изменений — дефекта типа монотонной активности и ригидности аффекта [20], а еще ранее — «психомоторного резидуа» с преобладанием автоматической активности [59], «тонического спазма личности» [37].

Повседневная производственная активность больных приобретает монотонно однообразный, «персеверативный» [50] характер с автоматизированной деятельностью, реализующейся выполнением строго очерченного круга обязанностей, складывающихся преимущественно из элементарных операций. Раз и навсегда установленному стереотипу подчинены не только режим труда, но и общий уклад жизни, социальная активность, досуг и быт — неизменность маршрутов передвижения по городу, консерватизм в одежде и распорядке дня [12]. Педантизм больных (все их действия строго регламентированы, реализуются по определенной, рассчитанной до мелочей схеме; как совершенные, так и планируемые поступки фиксируются на бумаге) подчас достигает уровня обсессий, граничит с ритуалами.

Мимика обеднена, однообразна, не выражает ни гнева, ни радости. Речь немногословна (хотя иногда возможна назойливая болтливость), с однообразием, шаблонностью речевых оборотов, склонностью к повторению отдельных слов и даже целых предложений и ограниченностью словарного запаса, ответы кратки, чаще всего аграмматичны, выявляется неспособность развить мысль [12, 51, 52].

Кататоническая личность включает и другие дименсии — черты зависимости с беспомощностью как в быту, так и при решении производственных вопросов, с утратой инициативы и избеганием ответственности, что исключает возможность принятия самостоятельных, выходящих за рамки повседневных стереотипов, решений. Сходные признаки манифестируют еще в приступе акинетической кататонии в форме пассивной подчиняемости.

По ряду клинических характеристик кататоническая личность сопоставима с характерологическими аномалиями, формирующимися у лиц с детским аутизмом, перенесших приступ кататонии в раннем (либо школьном) возрасте и в последующем стигматизированных в плане нарушений психомоторики [2, 67].

Как показали катамнестические исследования, в юношеском и зрелом возрасте происходит реализующееся (как и в наших наблюдениях) на поведенческом уровне «наложение» аутистических симптомокомплексов (эмоциональные изменения, пассивность/индифферентность в социальном взаимодействии, инфантилизм, дефицит общения, коммуникативности и воображения) и признаков «малой кататонии» (бедность и замедленность речи, жестикуляции, трудности в инициации и завершении действий и др.) [68].

Параноидная личность. Картина нажитых психопатий гипопараноического типа определяется излишней прямолинейностью в суждениях, обостренной нетерпимостью к несправедливости, сверхценными образованиями, персистирующей диффузной подозрительностью, недоверчивостью, граничащей с идеями отношения, тенденциозностью в интерпретации актуально происходящих событий. При отсутствии конкретной бредовой фабулы (идеи преследования, отравления, бред религиозного содержания) больные оценивают свое положение и происходящее вокруг не на основе прошлого (доболезненного) опыта, а сквозь призму вновь сложившихся под влиянием проявлений перенесенного бредового психоза взглядов на структуру межличностных отношений.

При этом намечаются два пути (варианта) формирования нажитой патохарактерологической структуры. При первом из них по мере падения интенсивности психопатологических расстройств возникает не критическое отношение к бреду, а феномен отчуждения прежних параноидных представлений, близкий, по мнению Е.А. Шевалёва [40], к явлениям деперсонализации — ремиссии по типу новой [54], второй жизни [66]. При этом прошлый бредовой комплекс расценивается как нечто чуждое, крайне неприятное и мучительное, а сепарация перенесенных психопатологических образований реализуется ощущением «бегства» из бредового мира. На самом деле по мере дезактуализации прежней бредовой системы образуется новая параноическая структура, но на уровне более легких (относящихся к пограничным состояниям) психопатологических регистров: происходит формирование нового мировоззрения, сопровождающегося полным изменением самосознания личности. Еще C. Pascal [59] отмечала наблюдающуюся у «преследуемых» перестройку всей психической жизни, в результате чего их «я» замещалось другим.

В клиническом плане формирование параноического мировоззрения с изменением самосознания личности (ощущение прозрения, наполнение жизни новым смыслом, изменение самооценки и всего строя мышления) означает выдвижение на первый план новой патохарактерологической структуры личностных доминант, свойственных параноикам.

В рассматриваемых случаях весь строй жизни подчиняется одной идее — созданию новой (а соответственно радикальное разрушение системы прежних родственных, дружеских и социальных связей) структуры социальных, профессиональных и семейных отношений, призванной обеспечить стабильность состояния и предотвратить возврат бреда.

Характеристика таких личностных перемен отчетливо выступает в одной из публикаций [45] психоаналитического толка — в рамках самоотчета профессора психологии, перенесшего бредовой психоз и по существу находящегося в состоянии ремиссии типа «новой» жизни. Как пишет автор, для полного выздоровления (имеется в виду дезактуализация параноида, сопровождающаяся полным разрывом связей с родственниками, сослуживцами и знакомыми, а также организациями профессиональной и социальной сферы, ранее вовлеченных в систему паранойяльного бреда — А.С.) ему пришлось сменить город, работу и характер трудовой деятельности, круг друзей и контактов, партнера, стиль мышления… пересмотреть отношение к людям и, конечно, к богу [45].

Формирование нажитой психопатии в случаях, отнесенных ко второму варианту, также завершается сменой бредовых пограничными параноическими расстройствами. Однако психопатологические механизмы их формирования полярны по отношению к доминирующим при первом варианте.

Если при первом варианте преобладает отчуждение бредовых расстройств манифестного периода, то в качестве основного элемента относящихся ко второму варианту гипопараноических состояний, напротив, выступают производные параноида, определявшего манифестный этап заболевания, — сверхценные образования, содержащие тот же кататимно заряженный комплекс, что и предшествующие бредовые идеи (изобретательства, ревности, ипохондрические, религиозные и др.) — паранойяльно-мировоззренческий тип новой, сформировавшейся в рамках резидуального состояния личностной структуры [1]. Интеграция бредовых расстройств в структуру нажитых расстройств личности происходит постепенно, на протяжении 5-35 лет от начала заболевания по миновании нескольких приступов и обострений. Сверхценные образования, приходящие на смену бредовым симптомокомплексам, транcформируются по механизму амальгамирования в патохарактерологические структуры. Они (наподобие злокачественного новообразования) замещают в первую очередь базисные свойства личности — производные темперамента (кластеры второго порядка по C. Cloninger) и формируют патологические стратегии поведения, типологическую структуру и адаптивные возможности личности, определяя, по выражению F. Mauz [55], основное направление всей последующей практической жизни.

В связи с такой «перестройкой» личностных доминант, несмотря на регресс бредовых расстройств и восстановление к ним критического отношения[9], формируется патохарактерологическая структура, включающая не достигающие клинического уровня элементы бредового спектра. Клинико-патогенетическое обоснование интерпретации РЛ как субсиндромальной модели психоза (в нашем случае — параноида) предложено P. Tyrer и A. Bateman [65].

Соответственно пациенты продолжают жить в мире представлений перенесенного психоза. Так, например, на смену редуцирующемуся бреду ревности приходят сверхценные идеи, сфокусированные на проблеме семьи и брака, любви, взаимоотношений полов, складывающиеся в особое мировоззрение (все женщины легкомысленны, склонны к изменам и не заслуживают доверия), отражающиеся на всем жизненном укладе, близком к канонам Домостроя.

После психоза, клинические проявления которого определялись манихейским бредом религиозного содержания, возможно, в соответствии с наблюдениями Ф.В. Кондратьева [16], формирование нового самосознания, с новым, концептуализирующимся в рамках религиозного фанатизма пониманием смысла жизни.

Каково же клиническое значение психопатологических расстройств, определяемых в рамках нажитой психопатии? Эта проблема рассматривается в пределах альтернативы: ремиссия (субклиническое течение на уровне негативной шизофрении), предполагающая возможность последующих экзацербаций болезни, либо резидуальное состояние (резидуальные состояния без возврата ad integrum [46]), т.е. полная остановка процесса.

Данные о большой длительности постприступных состояний [12] при отсутствии даже транзиторных субклинических признаков обострения заболевания свидетельствуют в пользу второго предположения. В ряде исследований приведенные критерии рассматриваются в качестве достаточно убедительных для констатации резидуального состояния. Однако при этом нельзя игнорировать хорошо известный факт, что даже очень продолжительная ремиссия через много лет может быть прервана очередным приступом заболевания [44, 69]. Соответственно для констатации остановки процесса необходимо привлечь, помимо статистических, клинические данные.

Обратимся к психопатологической характеристике расстройств, определяющих картину нажитой психопатии. Как указывалось выше, речь идет о состояниях, дублирующих в синдромально завершенном виде манифестные проявления психоза.

Собственные наблюдения, а также анализ данных ряда публикаций позволяют (в порядке рабочей гипотезы) выдвинуть предположение, что формирование таких дублирующих структур отражает полярные прогредиентному течению тенденции в развитии болезненного процесса, свидетельствует об угасании его активности. О правомерности такого заключения свидетельствуют данные исследований, проведенных в развитие концепции переходного синдрома [48]. В соответствии с этой концепцией клинические проявления психопатологических расстройств, дублирующих (но в редуцированном виде) большие психозы, квалифицируются в рамках так называемых транзиторных (переходных) симптомокомплексов. По ряду психопатологических параметров синдромально завершенные пограничные психические расстройства в наших наблюдениях сопоставимы с транзиторными симптомокомплексами и подобно последним являются производными предшествующего психоза. Этот факт может быть использован при рассмотрении сформулированной выше альтернативы, так как в ряде публикаций показано, что транзиторные симптомокомплексы выступают в качестве симптомов-маркеров при оценке стойкости стабилизации процесса и формирования «постпроцессуальных» расстройств. В частности, в рамках транзиторных симптомокомплексов — постпсихотических расстройств — может квалифицироваться ряд психопатологических образований, «дублирующих» синдромальные структуры процессуального этапа эндогенного заболевания. Среди них — дефектная деперсонализация, «дублирующая» явления острого деперсонализационного синдрома, манифестирующего на стадии активного течения процесса (ауто-/алло-, соматопсихическая деперсонализация) [5, 31]; моторный перфекционизм (система стойких, не подверженных видоизменению ритуальных действий в рамках резидуальной шизофрении), «дублирующий» идеокомпульсивные расстройства с тревогой и овладевающими представлениями, определяющие приступ шизофрении [7].

Соответственно в качестве индикатора остановки процесса могут рассматриваться и представленные в настоящем исследовании симптомокомплексы, дублирующие психотические приступы, — нарушения двигательной активности, к отличительным свойствам которых относится «недостаток грации» [8], машинообразный характер деятельности и другие расстройства, выступающие в рамках нажитых РЛ, формирующихся по типу кататонической личности.

В качестве постпроцессуальных образований, дублирующих бредовые психозы, выступают, как было показано выше, сверхценные, кататимные комплексы, модифицирующие картину нажитой психопатии.

В пользу квалификации в качестве резидуальных состояний, дублирующих проявления психоза, свидетельствует и полная редукция острых проявлений последнего: идеаторного и психомоторного возбуждения, агрессии в рамках бредового поведения, аффекта тревоги, других аффективных расстройств; отсутствие признаков трансформации кататимных образований в сверхценный бред, тенденции к систематизации сверхценных идей и расширению их фабулы.

Указания на возможность квалификации сопоставимых с проявлениями активной фазы болезни (по формальной психопатологической квалификации), но редуцирующихся в рамках резидуальных состояний до уровня «малых психических расстройств», содержатся в трудах А.В. Снежневского [36], упоминавшего о «двузначности» ряда клинических образований. При этом автор имел в виду лишь аффективные/циклотимические фазы и невротические (астенические, психастенические, истерические) расстройства, а также РЛ. 

Если принять сформулированную выше рабочую гипотезу, то можно предположить, что и другие психопатологические образования, в частности кататонические и бредовые, также могут выступать в двух дименсиях. Манифестируя в период активного течения эндогенного процесса, определяя клинические проявления психоза, эти психопатологические образования в последующем не подвергаются полному обратному развитию, но, сохраняя синдромально завершенную форму, в период стабилизации редуцируются до уровня «малых психических расстройств» [36], характеризуя клиническую картину резидуальных состояний.

Возвращаясь к поставленному выше вопросу о клиническом значении психопатологических расстройств, определяемых в рамках нажитых РЛ, целесообразно провести некоторые параллели, относящиеся к клиническому значению аномалий личности в целом.

Общеизвестно, что Е. Kraepelin, а в последующем Е. Kretschmer, А.В. Снежневский и другие психиатры, придерживавшиеся медицинской модели психопатий, рассматривали РЛ как ростки будущей болезни, преморбид, корреспондирующий о потенциальной возможности манифестации болезненного процесса.

Судя по данным ряда исследований, в том числе представленным в настоящей публикации, клиническое значение нажитых психопатий полярно противоположно. Их формирование указывает не на возможную манифестацию или экзацербацию процесса, а напротив, его завершение. Таким образом, формирование «новой» личности, как правило, на фоне текущего процесса или даже ремиссии неосуществимо — в этих случаях (как это было показано выше) при послаблении процесса вероятна лишь деформация (амплификация, расщепление) «старой» личности.

В заключение представляется целесообразным вновь обратиться к высказываниям В.Ф. Саблера [29], относящимся к возможности формирования в постпсихотическом периоде новой личности «из обломков разрушенного здания рассудка».

Приведенные выше материалы позволяют ответить на вопрос, который на современном уровне знаний приобретает особую актуальность. На базе каких «обломков», пользуясь образным выражением В.Ф. Саблера, реализуется самовоссоздание личности? Как показывают наши наблюдения, это происходит на основе матрицы, отражающей резидуальные проявления эндогенного процесса. Этот процесс, «уничтожив» личность, позволяет ей в связи с завершением его активной фазы восстановиться, однако не на прежнем конституциональном материале, но по своему образу и обличью, т.е. на базе структур, предоставленных самим болезненным процессом.

Расстройства личности как условие, влияющее на совершение правонарушений Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

мационной компетенции преподавателя и студентов, приоритет самостоятельности в познавательной работе студента, ориентация преподавателя на роль управленца, консультанта, фасилитатора, тьютора.

Технология динамического построения дает возможность формализовать процесс прогнозирования, позволяет провести общий анализ того или иного компонента образовательного процесса, найти взаимосвязи его элементов и на этой основе установить принципы функционирования системы, ее особенности, возможные изменения в сторону ее эффективности.

Наши исследования позволили разработать динамическую модель построения образовательного процесса в вузе, определив ее базовые (этапы динамического построения образовательного процесса, деятельность преподавателя (преподавание), деятельность студентов (учение), (при статичной модели следует добавить устойчивый результат)) и вариативные составляющие (цель, принципы, образовательный процесс, состоящий из содержания учебного материала, методов обучения, средств обучения, организационных форм обучения, результата).

Апробация построения динамической модели имеет целью определить адекватность и эффективность реализации данной модели в образовательном процессе вуза.

Опытно-экспериментальная работа была направлена на исследование технологий построения образовательного процесса в вузе и проверку эффективности динамической модели образовательного процесса.

Организация построения динамической модели, должна осуществляется при соблюдении следующей последовательности этапов ее построения: ® прогнозно-диагностического — определение и постановка цели, требований, потребностей рынка образовательных услуг, диагностика рынка труда;

# аналитического — основан на анализе состояния образовательного процесса в вузе: содержание, технологии, структура управления, кадровое обеспечение и т.д.;

# моделирования — цель, принципы, функции, организация образовательного процесса, состоящая из содержания учебного материала, методов, средств и организационных форм обучения, деятельности преподавания и обучения, результат и взаимосвязи составляющих компонентов модели;

# конструкторского — Государственный образовательный стандарт, учебный план, рабочие программы, учебно-методические комплексы, раскрепление нагрузки по преподавателям, формы и методы контроля, оценочные средства;

# нормативного — выполняет следующие функции: а) прогностическую (целеполагание), связанную с определением образа планируемого результата, конкретизированного в задачах модели и достигаемого посредством реализации основных компонентов модели — содержания и технологий; б) нормативную (целедостижение), обеспечивающую арсенал технических, организационных, дидактических и методических средств достижения результата; в) критериальную (целеизмерение), направленную на контроль и оценку процесса и результатов опережающего обучения;

# практического — реализация разработанной модели построения образовательного процесса;

# оценочного — организация мониторинга: оценки результатов профессиональной подготовки и эффективности реализации динамической модели.

Динамическая модель построения образовательного процесса вуза обеспечивает повышение эффективности учебно-воспитательного процесса, ориентирует на развитие личностного потенциала студентов, раскрывает их творческие способности, а также формирует информационную компетенцию студентов.

РАССТРОЙСТВА ЛИЧНОСТИ КАК УСЛОВИЕ, ВЛИЯЮЩЕЕ НА СОВЕРШЕНИЕ ПРАВОНАРУШЕНИЙ

Н.И. САЗОНОВА,

кандидат юридических наук, докторант Всероссийского научно-исследовательского института МВД России

natalie. sazonova @yandex. т

Аннотация. Анализируются проблемы, существующие в оценке общественно опасного поведения лиц, страдающих психопатией, в частности свидетельствующие о том, что в совершении общественно опасных деяний нередко находят свое отражение те или иные стороны психики данной категории лиц, когда конфликтные отношения связаны в значительной мере с характерологическими особенностями этих больных.

Ключевые слова: расстройства личности, психопатия, психопатические личности, социально опасное поведение, агрессивность, мотивация противоправного поведения.

PSYCHOPATHY AS A CONDITION INFLUENCING PERPETRATION OF OFFENCES

N.I. SAZONOVA,

сandidate of law, all-union scientific research institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia

The summary. The article analyses problems, existing by evaluation of psychopaths’ socially dangerous behaviour. In particular, the problems prove that those or other parties of respective persons’ psyche quite often find their reflection in socially dangerous acts, when conflicted relations are substantially bound with distinctive features of these patients.

Key words: psychopathy, psychopaths, socially dangerous behaviour, aggressiveness, motivation of unlawful behaviour.

Очевидно, что сложная социально-экономическая ситуация в обществе и государстве отражается не только на распространенности, характере клинических проявлений, течения психических расстройств, но и на формах поведения лиц, страдающих психической патологией, способствуя совершению ими действий криминального характера. Это подтверждается распространенностью расстройств личности в популяции от 3 до 135 случаев на 1 тыс. населения1.

В основных классификациях психических и поведенческих расстройств психопатии (расстройства личности) рассматриваются как относительно устойчивые комплексы симптомов, которые являются выражением характеристик стиля жизни и способа отношения к себе и другим2. Эти патологические состояния характеризуются дисгармоничностью психического склада, представляя собой постоянное свойство индивидуума, сохраняющееся в течение всей жизни.

Пограничные психические расстройства составляют группу расстройств с общими психопатологическими проявлениями и схожестью тенденций развития. Четкая граница как между состоянием здоровья и пограничными психическими расстройствами, так и между ними и психозами в клинической психиатрии отсутствует.

Расстройства личности — патологические состояния, характеризующиеся дисгармоничностью психического склада и представляющие собой совокупность постоянных, чаще врожденных, свойств индивидуума, отчетливо проявляющихся в эмоциональной и волевой сферах, а также в сфере влечений и в широком диапазоне социальных ситуаций и межличностного взаимодействия в детском или пубертатном возрасте и сохраняющихся на протяжении всей жизни. Характерологические изменения, относящиеся к расстройству личности, определяют структуру личности в целом. Они могут усиливаться или становиться менее явными (чаще в зрелом возрасте)3.

Разграничение типов расстройств личности проводится как на основе клинических, так и на базе социальных критериев. Примером социологического подхода к расстройствам личности является объединение лиц с признаками постоянной социальной дезадаптации в группу диссоциальных расстройств.

Наличие личностной патологии в определенных неблагоприятных условиях может привести к социальной дезадаптации больного, конфликтам с окружающими. Эти факторы, в свою очередь, создают предпосылки для криминального поведения, поэтому среди преступников велика доля психопатических личностей4.

Отечественные исследователи отмечают, что психопатические расстройства выступают как условие, а не причина преступности. Внешние факторы (социальные, экономические, культурные) в совокупности с особенностями их мышления и эмоционально-волевой патологией облегчают совершение преступления5. Криминогенность связана не с психопатическими расстройствами как с клиническим понятием, а с направленностью личности, определяющей социальное канализирование мотивов, формирующихся на основе личной патологии6. Делинквентное поведение (докриминальные мелкие правонарушения) у подростков можно определить как проявление личностной патологии (патохаракте-рологических реакций)7.

Следует отметить феномен так называемой антисоциальной личности, при котором часто наблюдается агрессивное поведение, характеризующееся стойкими нарушениями интерперсональных и социальных связей. Психопатические личности, объединяемые в эту группу, с ранних лет отличаются отсутствием каких-либо духовных интересов, распущенностью, эгоистичностью, импульсивностью. Они упрямы, лживы, жестоки — издеваются над младшими, мучают животных. У них рано формируется оппозиция к родителям. В школе они сквернословят, затевают драки; с подросткового возраста начинают совершать кражи, бродяжничать употреблять психоактивные вещества. Возможности социальной адаптации остаются низкими в течение ряда лет. Систематическая производственная деятельность для них непереносима. Их послужной список пестрит частыми прогулами и переменами места работы8.

Среди осужденных немало лиц, обнаруживающих признаки диссоциального расстройства. Для них также характерны патологическое доминирование, чувство собственной исключительности, демонстрация

силы, желание контролировать поведение окружающих, манипуляция ими, подозрительность, что определяет трудности их содержания в пенитенциарных учреждениях.

Согласно МКБ-10 диссоциальное расстройство личности (социопатическая личность) характеризуется следующими признаками:

бессердечное равнодушие к чувствам других; грубая и стойкая позиция безответственности; неспособность поддерживать взаимоотношения при отсутствии затруднений в их становлении; крайне низкая толерантность к фрустрациям, а также низкий порог разряда агрессии, включая насилие;

неспособность испытывать чувство вины и извлекать пользу из жизненного опыта, особенно наказания;

выраженная склонность обвинять окружающих или выдвигать благовидные объяснения своему поведению, приводящему субъекта к конфликту с обществом9.

Можно утверждать о двух главных подходах к динамике психопатии. Один из них связан с представлениями о компенсации — декомпенсации психопатий. Состояние психопатической личности рассматривается с учетом постоянной взаимозависимости с социальной средой, результатом такого взаимодействия является выработка приемлемого модуса поведения, активного или пассивного приспособления личности к окружающей среде. Вырабатываются вторичные компенсаторные характерологические особенности, скрывающие, маскирующие или замещающие обли-гатные психопатические признаки.

Под влиянием разных психических стрессовых ситуаций происходит срыв вторичных, нажитых, приобретенных свойств, обнажается структура личности с обострением постоянно присущих черт, т.е. благополучное состояние компенсации сменяется декомпенсацией. Следствием декомпенсации оказываются нарушение достигнутой прежде социальной адаптации и ухудшение состояния психопатической лич-ности10.

Ранее среди правонарушений, совершенных лицами с расстройствами личности, преобладали хулиганство (42,3%) и имущественные преступления (28,9%). В последние годы отмечается тенденция к увеличению количества агрессивно-насильственных правонарушений. Субъекты с расстройствами личности часто осуждаются за сексуальные правонарушения (изнасилование, непристойное обнажение, инцест), поджоги. У них нередко обнаруживается патологическое влечение к азартным играм.

Мотивация противоправных действий у психопатических личностей и у психически здоровых лиц имеет одни и те же механизмы развития и формирования. В зависимости от выраженности психических расстройств определяют три типа мотивации противоправных действий у психопатических личностей:

психологическую (реально-бытовую), психопатическую и психопатологическую11.

Мотивация противоправного поведения представляет собой цепь взаимосвязанных элементов (этапов, звеньев), в которую, кроме собственного мотива, включены цель, выбор путей ее достижения, принятие решения и др. Формирование мотива преступления является первым звеном реализации преступного акта, за которым следует принятие решения о совершении преступления, более или менее детальное планирование, а затем исполнение преступного намерения.

Симптомокомплекс «психопатической» мотивации:

# актуализация мотива, отражающая облигатные симптомы психопатии;

особенности целеобразования, заключающиеся в том, что цели, которые ставят себе психопатические личности и на которые направлены их действия, так же, как и мотивы, находятся в тесной связи со структурой психопатической дисгармонии и могут иметь психологически другой смысл, чем цели и действия психически здоровых лиц;

нарушения прогнозирования и опоры на прошлый опыт при формировании мотива и планирования действий.

В то же время нарушения прогнозирования на этапе реализации противоправных действий наблюдаются как у психопатических личностей, так и у психически здоровых лиц12.

Выделяют два основных механизма формирования мотивов противоправных действий у психопатических личностей: нарушения опосредования потребностей и нарушения их опредмечивания13.

По типу нарушений опосредования возникают и реализуются следующие мотивы криминального поведения:

# аффектогенные — обусловлены особенностями эмоциональных реакций психопатических личностей, характеризующиеся повышенной раздражительностью, застреванием на отрицательных переживаниях. В их возникновении играют роль содержание, сила и деятельность травмирующего переживания, его субъективная значимость для личности. Такие мотивы приводят к агрессивным, разрушительным действиям, причем повод для таких действий нередко бывает незначительным;

# ситуационно-импульсивные — реализуются, когда ситуация субъективно воспринимается как требующая немедленного удовлетворения потребности, несмотря на запреты, противодействия; не планируются заранее, их нередко провоцирует алкогольное опьянение;

анэтические — характеризуются сознательным игнорированием социальных, моральных и правовых норм.

Мотивы, связанные с нарушением формирования предмета потребности:

® мотивы-«суррогаты» — обусловлены формированием расстройства сексуального влечения, при этом преступные действия совершаются в отношении биологически неадекватных или запрещаемых социальными нормами объектов;

® психопатическая самоактуализация — главной движущей силой поведения становится определенная черта психопатической личности со стремлением к ее реализации;

® суггестивные — чаще проявляются в групповых преступлениях, их сущностью является внушающее воздействие, давление лидера группы и влияние всей иерархии взаимоотношений в группе на психопатическую личность, которая стремится сохранить свое место в значимой для нее группе и показать таким образом свою самооценку.

Следует отметить связь агрессивных проявлений с патологическими личностными чертами. Список признаков психопатии: болтливость и поверхностный шарм, сильное чувство собственной ценности, патологическая склонность ко лжи и обману, бессердечность и недостаток эмпатии (способность человека представить себя на месте другого человека, понять чувства, желания, идеи и действия другого), недостаточный контроль над поведением, импульсивность, неспособность принять ответственность за свои поступки. Исследования показывают высокую базовую агрессивность психопатических личностей и слабость тормозящих агрессию тенденций. Выделяя механизмы агрессивных преступлений, можно отметить, что для расстройств личности характерны следующие их типы: непосредственная реализация агрессивности; агрессия в состоянии декомпенсации; криминальная агрессия, совершенная под влиянием групповых воздействий; отсроченная и ситуативная агрессия14.

При рассмотрении агрессивного поведения следует обращать внимание на аутоагрессивные (агрессия, направленная на самого себя) явления, которые при некоторых типах расстройств личности, в частности при эмоционально неустойчивом, являются показателем динамических сдвигов, декомпенсации личностных расстройств. У психопатических личностей агрессивные и аутоагрессивные проявления взаимно дополняют друг друга, переплетаются, переходят одна в другую. Так, в одних случаях на первый план выступают гетероагрессивное поведение больных, которое имеет цель вызвать или спровоцировать на себя агрессию окружающих (опосредованная форма), в других происходит переключение неотреаги-рованной вовне агрессии на самого себя, и наоборот (трансагрессивный вариант)15.

При изучении динамических сдвигов при расстройствах личности Б.В. Шостакович выделяет два типа психопатических реакций. Реакции, однозначные типу психопатии, характеризуются обострением облигатных характерологических черт, отсутствием глубоких болезненных нарушений. Совершение пра-

вонарушения обусловлено не столько формой психопатии и ее выраженностью, сколько индивидуальной значимостью внешних факторов, что не исключает вменяемости таких лиц16.

При рассмотрении разных аспектов агрессии некоторые исследователи придерживаются концепции о разделении агрессивного поведения на эмоциональный (как реакцию на фрустрацию), инструментальный и мотивационный типы.

Эмоциональная агрессия является защитной формой реагирования в ответ на интенсивное психоэмоциональное воздействие жертвы на исследуемый субъект. Большое значение имеют личностные особенности и уровень фрустрационной толерантности (свойство личности противостоять разного рода жизненным трудностям без утраты своей психологической адаптации).

Инструментальная агрессия является средством достижения какой-либо цели, в данном случае корыстной, путем криминальных действий. Определяющее влияние на характер преступных деяний имеет агрессивность как глубинная личностная черта, сформированная в детско-подростковом возрасте.

Под мотивационной понимается агрессия, которая напрямую вытекает из иерархии ценностей и личностных смыслов субъекта, реализует его ведущие мотива-ционные линии. Цель криминальных действий — причинение вреда, ущерба или реализация собственной «миссии» в деструктивных поступках. По результатам исследования, проведенного в ГНЦ им. В.П. Сербского, можно констатировать следующее.

Лица с расстройствами личности, признанные вменяемыми: средний возраст на момент обследования — 28 лет. Анализ социо-демографических данных: невысокий уровень образования, многие не могли адаптироваться к условиям военной службы и трудовой деятельности, у них была нарушена семейная адаптация, внутрисемейные отношения были конфликтными. Вместе с тем они хорошо адаптировались в специфических субкультурах, в частности в криминальной.

Отмечались ранние и частые привлечения к уголовной ответственности; достоверно чаще воспитывались в условиях гипоопеки (стиль воспитания и взаимоотношений в семье, при которых ребенок оказывается предоставлен самому себе, лишен необходимых ему внимания и заботы), безнадзорности, отвержения со стороны родителей, подвергались физическим наказаниям, унижениям, отношения со сверстниками в детском и подростковом возрасте ровные, партнерские, либо они занимали лидирующие позиции. С детства имели место агрессивные и аутоагрессивные формы реагирования, которые проявлялись в повышенной раздражительности, драчливости, крикливости, жестоком обращении с животными, нанесении самоповреждений. При агрессивных формы реагирования характерны и «привычны»

для них, что обусловлено низким уровнем социализации и одобрением агрессивных форм поведения микроокружением. Агрессивные преступления носили чаще имущественный характер: грабежи, разбои, сопряженные с угрозой, физическим насилием, нередко убийством жертвы. В таких ситуациях их действия были особенно жестокими.

Криминальным действиям предшествовало употребление алкогольных напитков или наркотических средств, что облегчало наступление агрессии. Они нередко совершали запланированные преступления в группе лиц, выступая в роли лидера. Выявлялся высокий уровень агрессивности как глубинной личностной черты, что проявлялось в часто совершаемых криминальных действиях. При этом преступные агрессивные действия носили инструментальный характер для достижения корыстной цели. Ведущая роль в реализации агрессивных побуждений принадлежала агрессивности, импульсивности, демонстративности, эгоцентричности (неспособность понять и учитывать другие точки зрения и позиции), неустойчивости эмоциональных реакций, нарушении этических и правовых норм поведения.

Лица с расстройствами личности, признанные ограниченно вменяемыми: средний возраст на момент обследования — 30 лет. Анализ социо-демографических данных: промежуточное состояние; впервые были привлечены к уголовной ответственности в связи с настоящим правонарушением; чаще прослеживалась психопатологическая наследственность с преобладанием алкоголизма и наркомании; воспитывались в условиях гиперопеки (ребенка чрезмерно опекают и контролируют), отношения со сверстниками в детском и подростковом возрасте ровные, партнерские, либо они занимали лидирующие позиции.

Агрессивным криминальным действиям предшествовала психотравмирующая ситуация разной продолжительности и выраженности (частые конфликты с родственниками или близкими, знакомыми из-за неприязненных отношений, ревности, материальных споров, сопровождавшиеся вербальной или физической агрессией со стороны потерпевших). Это способствовало развитию стресса и субъективно сложной и искаженной переработке психогенных переживаний, что приводило к нарастанию эмоционального напряжения, накоплению отрицательных переживаний с реакциями самовзвинчивания, аффективным взрывом, ведущего к снижению критических и прогностических возможностей; переходило в жестокие стереотипные агрессивные действия, приводившие к гибели или тяжким последствиям для здоровья потерпевших.

Лица с расстройствами личности, признанные невменяемыми: средний возраст на момент обследования — 39 лет. Анализ социо-демографических данных: развивались в более благоприятных условиях, их отличал довольно высокий уровень образования и трудовой занятости, служба в армии протекала относительно

спокойно, однако семейная адаптация оставалась на низком уровне, их браки часто распадались; чаще встречались в анамнезе агрессивные правонарушения, что связано со структурой расстройств личности (отмечалось преобладание «нетяжелых» агрессивных преступлений, сопряженных с вербальной агрессией: клевета, оскорбления и др.). Чаще прослеживалась психопатологическая наследственность с преобладанием алкоголизма и наркомании; воспитывались в условиях гиперопеки.

Отношения со сверстниками в детском и подростковом возрасте — имели статус отверженного или подчиненного. Со временем становились еще более подозрительными и тревожными. Усиливались конфликты с коллегами по работе; актуализировалась сутяжная деятельность; возникали отрывочные идеи сексуальной неполноценности. Эти состояния приводили к социальной дезадаптации. Совершали агрессивные криминальные действия в результате выраженной декомпенсации психического состояния, что определяло формирование мотивов, побуждающих к агрессивным действиям.

Развитие мотивации проходило через стремление реализовать собственные патологические (сверхценные или бредовые) идеи, устранить мнимые препятствия к достижению цели, главной движущей силой поведения становилась определенная черта психопатической личности. Преобладали хулиганские действия и преступления, сопряженные с вербальной агрессией (угроза убийством, оскорбление, клевета) над убийствами и причинением тяжкого вреда здоровью.

У всех подэкспертных отмечалась повышенная чувствительность к внешним воздействиям, психологическому стрессу и внутренним биологическим изменениям организма, которые происходили на протяжении жизни. Подобные перемены в состоянии психопатических личностей известны как динамика расстройств личности, для которой характерны состояния компенсации и декомпенсации.

Среди декомпенсаций различают остро возникающие состояния заострения личностных черт — характерологические (психопатические) реакции — и относительно длительно формирующееся развитие личности (паранойяльное развитие, глубокая психопатия). Почти у 40% подэкспертных эта патология (декомпенсация) впервые выявлялась во время судебной или военной экспертизы. 30% обследованных состояли на учете в ПНД с диагнозом «расстройство личности»17.

Психопатологическая отягощенная наследственность, патология раннего периода развития, неблагоприятные социальные условия воспитания и развития способствовали появлению в детском и пубертатном возрасте частых патохарактерологи-ческих реакций. В такие периоды у подэкспертных отмечалось агрессивное поведение, они уходили из школы, бродяжничали, употребляли психоактивные

вещества. Дальнейшее усугубление патохарактеро-логических реакций формировали личностные расстройства18.

Результаты анализа агрессивного поведения определили сходство мотивов преступных действий здоровых субъектов и психопатических личностей, в частности при установлении инструментальной и аффективной агрессии.

В реализации инструментальной агрессии первичную (основную) роль можно отвести агрессивности как глубинной личностной черты и стремлению удовлетворить потребность (чаще материальную) посредством агрессивных действий. Характерологические особенности психопатических личностей накладывали «отпечаток» на такую криминальную активность (жестокость, стереотипность, порой импульсивность действий), однако не лишали их возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Аффективная агрессия является результатом воздействия интенсивной психогенно-травмирующей ситуации, вызвавшей фрустрационное состояние, выраженное эмоциональное напряжение со стремлением субъекта к устранению фрустрирующего фактора (физической расправы обидчика).

Патологическая (мотивационная) агрессия определяется психопатологическими механизмами, когда на первый план выступает актуальное психическое состояние больного (паранойяльное развитие, глубокая психопатия) со стремление к реализации «болезненного» мотива также посредством агрессивных действий, что влечет за собой невменяемость субъекта.

Агрессивность как личностная черта формируется в детско-подростковом возрасте на фоне неблагоприятных факторов (в основном микросоциальных и психологических) и усугубляет динамику личностного расстройства. Результаты клинического и социально-психологического анализа позволили выявить факторы, детерминирующие агрессивное криминальное поведение субъектов с расстройствами личности: неправильное воспитание, неблагоприятная психотравмирующая обстановка в семье с жестоким обращением к детям; злоупотребление психоактивными веществами; неоднократные криминальные действия в анамнезе; острые и хронические психотравмирующие ситуации, предшествовавшие агрессивному деликту, отрицательные динамические сдвиги.

Лицам с расстройствами личности присущи следующие три типа агрессивного поведения:

1) «инструментальная агрессия» — чаще встречается у лиц с эмоционально неустойчивым и истерическим расстройствами личности. Присущие с детско-подросткового возраста и одобряемые микроокружением агрессивные формы поведения приобрели универсальный характер, агрессивность подэкспертных рассматривалась как ведущая лич-

ностная черта, определяющая мотивационную сферу и поведение. Они чаще совершали имущественные правонарушения, сопровождавшиеся агрессией; их поведение в тот период носило упорядоченный характер. Личностные расстройства не сопровождались выраженными нарушениями мышления, интеллекта, памяти, воли, критических способностей, что определяло формирование экспертных выводов о вменяемости;

2) «аффективная агрессия» — присуща в основном субъектам со смешанным расстройством личности, поведение которых — реакция на фрустрацию. Преступления такими лицами чаще совершаются по аф-фектогенным мотивам против жизни и здоровья лиц из ближайшего окружения. Личностные расстройства в психотравмирующей ситуации в сочетании с выраженным эмоциональным напряжением ограничивали возможность подэкспертных осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими;

3) «патологическая (мотивационная) агрессия» — характеризуется влиянием выраженной декомпенсации психического состояния у субъектов с параноидным и шизоидным типами расстройств личности: правонарушения совершали в результате актуализации собственных идей, носивших сверхценный характер, реже — по бредовым мотивам на фоне выраженных эмоционально-волевых расстройств со значительным снижением критических и прогностических способностей, которые лишали подэксперт-ных возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими19.

Необходимость комплексного воздействия (медикаментозная терапия, психологическая и социальная адаптация) на агрессивное поведение обусловлено переплетающимися взаимосвязями биологических предикторов, особенностей психопатологической симптоматики и уровнем социализации каждого больного. «Крайне маловероятно, чтобы даже очень продолжительное медицинское лечение устраняло общественную опасность закоренелых преступников-рецидивистов или даже снижало ее. У таких преступников-рецидивистов, которые уже подошли к концу своей преступной карьеры, противоправность настолько «внедряется» в их сознание и личность, что какое-либо воспитательное воздействие на них с целью долговременного снижения уровня рецидива не представляется обнадеживающим. Вмешательство в плане психологической обработки должно осуществляться в самом начале преступной карьеры, то есть в детском или в подростковом возрасте»20.

1 Смулевич А.Б. Расстройства личности (психопатии): руководство по психиатрии / под ред. А.С. Тиганова. М., 1999. Т 2. С. 558—606.

2 Психиатрия: национальное руководство / под ред. ТБ. Дмитриевой, В.Н. Краснова, Н.Г. Незнанова, В.Я. Семке, А.С. Тиганова. М., 2009. С. 331—332.

3 Психиатрия: национальное руководство. С. 333, 336, 557.

4 Антонян Ю.М. Причины преступного поведения. М., 1992.

5 Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика. Поведение. Ответственность: О природе антиобщественных поступков и путях их преодоления. М., 1982. С. 56—78; Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М., 1991. С. 124—129.

6 Печерникова Т.П., Гульдан В.В. Вопросы мотивации противоправного поведения психопатических личностей // Первый съезд психиатров социалистических стран / под ред. Г.В. Морозова. М., 1987. С. 381—385.

7 ЛичкоА.Е. Подростковая психиатрия. Л., 1985.

8 Смулевич А.Б. Указ. соч. С. 558—606.

9 Психические расстройства и расстройства поведения (F00—F99) / Класс V МКБ-10, адаптированный для использования в Российской Федерации / ред. В.Б. Голланд, ТБ. Дмитриева, Б.А. Казаковцев. М., 1998. С. 197—220.

10 Шостакович Б.В. Проблема динамики психопатий и судебно-психиатрическое значение динамических состояний психопатических личностей // Психопатии и психопатопо-добные состояния в судебно-психиатрической практике / под ред. Г.В. Морозова: сб. науч. тр. М., 1982. С. 3.

11 Нохуров Б.А. Судебно-психиатрическая оценка расстройств личности у подэкспертных, совершивших агрессивные правонарушения: автореф. … канд. мед. наук. М., 2005. С. 16.

12 Гульдан В.В. Вопросы мотивации общественно опасных действий при психопатиях // Психопатии и психопа-топодобные состояния в судебно-психиатрической практике / под ред. Г.В. Морозова. С. 23—24 .

13 Гульдан В.В. Основные типы мотивации противоправных действий у психопатических личностей // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1984. № 1. С. 31—45.

14 Сафуанов Ф.С. Психологические механизмы криминальной агрессии: мотивационный аспект // Современная психология мотивации / под ред. Д.А. Леонтьева. М., 2002. С. 327—342.

15 Агазаде Н.В. Аутоагрессивные явления в клинике психических болезней: автореф. … д-ра мед. наук. М., 1989. С. 32—34, 39—40.

16 Шостакович Б.В. Судебно-психиатрический аспект динамики психопатий: автореф. … д-ра мед. наук. М., 1971.

17 Нохуров Б.А. Указ. соч. С. 120—131.

18 Рохлин Л.Л. Соотношение биологического и социального в клинике психопатий // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. М., 1974. Вып. 2. С. 1672— 1679.

19 Нохуров Б.А. Указ. соч. С. 133, 139.

20 Шнайдер Г.Й. Криминология: пер. с нем. / под ред. и с предисл. Л.О. Иванова. М., 1994. С. 416—417.

ВЛИЯНИЕ РЕЛИГИИ НА ВОСПИТАНИЕ ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЫ КУРСАНТОВ ВУЗОВ МВД РОССИИ

Ю.В. СЫСОЕВ,

профессор кафедры психологии Московского университета МВД России, доктор педагогических наук, профессор, академик РАЕН, заслуженный работник физической культуры

В.Ф. СЛЕПКАНЕВ,

главный хранитель фондов музея Московского университета МВД России,

заслуженный работник культуры РФ А.А. РОЖКОВ,

ст. преподаватель кафедры психологии Московского университета МВД России,

кандидат педагогических наук, член-корреспондент РАЕН

Аннотация. Рассматриваются вопросы влияния церкви на воспитание духовной культуры курсантов вузов МВД России. На основе статистических данных дается характеристика существующего преобладающего отношения курсантов к религии, выявляется их мнение о значении религии в жизни. Обосновывается позиция о необходимости использования всеобщих идеологических ориентиров, выработанных многовековой историей человечества, где основным проводником и идейным вдохновителем была и остается церковь.

Ключевые слова: религия, духовное воспитание, религия в МВД России, духовность курсантов МВД России.

Расстройства личности — это… Что такое Расстройства личности?

Специфические расстройства личности
МКБ-10F60
МКБ-9301
000939

Расстро́йство ли́чности (Ли́чностное расстро́йство, устар. психопа́тия [от греч. ψυχή, psyche — душа и πάθος, pathos — болезнь]) — вид психического расстройства в клинической психологии и психиатрии. Тяжелое нарушение характерологической конституции и поведенческих тенденций индивидуума, вовлекающее обычно несколько сфер личности и почти всегда сопровождающееся личностной и социальной дезинтеграцией. Личностное расстройство возникает обычно в позднем детстве или подростковом возрасте и продолжает проявляться в периоде зрелости. Поэтому диагноз личностного расстройства вряд ли адекватен до 16-17-летнего возраста. [1]

Термин «расстройство личности» заменил собой устаревший термин «психопатия», использовавшийся российскими психиатрами до официального перехода на МКБ-10. В отличие от расстройств личности, психопатии обычно считались «обусловлеными врожденной неполноценностью нервной системы, вызванной факторами наследственности, вредностями, воздействующими на плод, родовой травмой и т. п.»[2] В определении расстройства личности подход несколько смягчён, и о его происхождении ничего не говорится, что скорее всего связано с разногласиями между сторонниками различных теорий.

Отличия от сходных явлений

от нарушений восприятия, реакций и поведения

Следует различать поведение, обусловленное расстройством личности и аналогичное поведение, обусловленное иными поражающими факторами или заболеваниями, коих может быть целый ряд, начиная от повреждений мозга и кончая шизофренией.[1] Любой повреждающий фактор, действующий на центральную нервную систему, может в том или ином проценте случаев приводить к подобному поведению.

от акцентуаций, пограничных состояний и психозов

Термин «расстройство личности» в значительной степени пересекается с термином «акцентуация характера», но, так как был разработан для классификаторов болезней (МКБ-10), не включает в себя акцентуации с низким уровнем «нарушенности» и десоциализации. В ещё большей степени он пересекается с термином «пограничное состояние» но в отличие от него описывает качественную, а не количественную специфику психического расстройства: «пограничное состояние» не может сочетаться с «психозом», а «расстройство личности» — может быть для психоза фоном. Кроме того, несмотря на то, что один и тот же человек может обладать и расстройством личности и психозом, это не пересекающиеся понятия, описывающие качественно разные вещи.[3]

от болезней

В то время как болезнь представляет собой динамический процесс (имеющий возникновение, течение и исход) расстройство личности — это особенная структура личности человека, в течение жизни динамики практически не имеющая. Другое принципиальное отличие расстройства личности от заболевания — это критерий постановки этого диагноза. В отличие от заболевания, при определении которого главным критерием выступает биологический, главным критерием (признаком) расстройства личности является социальная дезадаптация.

Диагностические критерии

Основные критерии, которыми пользуются современные российские психиатры и клинические психологи при постановке диагноза, описаны в Международном Классификаторе Болезней 10й редакции. Так же представляют интерес критерии, описанные в американском МКБ-10.

МКБ-10

Во всей классификации используется термин «расстройство», поскольку термины «болезнь» и «заболевание» вызывают при их использовании еще большие сложности. «Расстройство» не является точным термином, но здесь под ним подразумевается клинически определенная группа симптомов или поведенческих признаков, которые в большинстве случаев причиняют страдание и препятствуют личностному функционированию. Изолированные социальные отклонения или конфликты без личностной дисфункции не должны включаться в группу психических расстройств.

— МКБ-10: Класс V, Проблемы терминологии, Расстройство

Состояния, не объясняющиеся прямым образом обширным повреждением или заболеванием мозга или другим психическим расстройством и удовлетворяющие следующим критериям:

  • А) заметная дисгармония в личностных позициях и поведении, вовлекающая обычно несколько сфер функционирования, например, аффективность, возбудимость, контроль побуждений, процессы восприятия и мышления, а также стиль отношения к другим людям; в разных культуральных условиях может оказаться необходимой разработка специальных критериев относительно социальных норм;
  • Б) хронический характер аномального стиля поведения, возникшего давно и не ограничивающегося эпизодами психической болезни;
  • В) аномальный стиль поведения является всеобъемлющим и отчетливо нарушающим адаптацию к широкому диапазону личностных и социальных ситуаций;
  • Г) вышеупомянутые проявления всегда возникают в детстве или подростковом возрасте и продолжают свое существование в периоде зрелости;
  • Д) расстройство приводит к значительному личностному дистрессу, но это может стать очевидным только на поздних этапах течения времени;
  • Е) обычно, но не всегда, расстройство сопровождается существенным ухудшением профессиональной и социальной продуктивности.

Для отнесения личностного расстройства к одному из определённых в МКБ-10 подвидов (постановки диагноза), необходимо чтобы оно удовлетворяло по крайней мере трём определённым для этого вида критериям.[1]

DSM-IV

Только когда индивидуальные черты личности являются не приспосабливаемыми, не адаптируемыми и приводят к значительному ухудшению жизни, они могут быть названы расстройством личности.

  • A. Внутренний опыт и поведение, значительно отклоняющиеся от требований, накладываемых культурой, к которой принадлежит личность. Это проявляется в двух или более из следующих сфер:
  1. Познавательной (то есть путь постижения, интерпретации себя, других людей или событий)
  2. Аффективной (степень, интенсивность, лабильность и адекватность эмоциональных реакций)
  3. Особенности внутреннего функционирования личности
  4. Контроль импульсивности
  • B. Паттерны демонстрируют негибкость и распространяются на широкий круг личных и социальных ситуаций.
  • C. Паттерны ведут к серьёзному клиническому дистрессу или проблемам в общественной, профессиональной или другой важной сфере жизни.
  • D. Паттерны имеют стабильность во времени, и их можно проследить до ранней юности или начала зрелости.
  • E. Паттерны не могут быть сочтены проявлением или следствием другого психического расстройства.
  • F. Паттерны не являются результатом непосредственного воздействия веществ или общего состояния здоровья, например травмы головы.

Лица моложе 18 лет, подходящие под критерии, не могут быть диагностированы соответсвующим расстройством. Для постановки диагноза в таком возрасте, симптомы должны регистрироваться в течении не менее одного года. Антисоциальное личностное расстройство, вообще не может быть диагностировано до 18 лет.[4]

Терапия личностных расстройств

Поскольку считается, что расстройство личности это «нарушение характерологической конституции», то есть, фактически, особенная структура личности, то терапия направлена не на её изменение, а на смягчение и компенсацию негативных проявлений, адаптацию человека к обществу, снижение уровня тревожности и т. п. Предпочтительные методики работы зависят от вида расстройства личности.

Классификация личностных расстройств

Независимо от того, какая классификация используется, обычно считается, что различные расстройства личности могут, с определёнными ограничениями, одновременно присутствовать в одном человеке. Диагностируют, чаще всего, самое сильно выраженное.

МКБ-10

Выделяются следующие специфические расстройства личности:

  • Параноидное расстройство личности (F60.0)
  • Шизоидное расстройство личности (F60.1)
  • Диссоциальное (антисоциальное) расстройство личности (F60.2)
  • Эмоционально неустойчивое расстройство личности (F60.3)
  • Истерическое расстройство личности (F60.4)
  • Ананкастное расстройство личности (оно же «Обсессивно-компульсивное расстройство личности») (F60.5)
  • Тревожное (уклоняющееся) расстройство личности (F60.6)
  • Расстройство типа зависимой личности (F60.7)
  • Другие специфические расстройства личности (F60.8)
    • эксцентричное расстройство личности — характеризуется переоценкой своих привычек и мыслей, сверхценным отношениям к ним, фанатичным упорством в отстаивании своей правоты.
    • расторможенное расстройство личности («безудержное») — характеризуется плохим контролем (или его отсутствием) потребностей, побуждений и желаний, особенно в сфере нравственности.
    • инфантильное расстройство личности — характеризуется отсутствием эмоционального равновесия, воздействия даже небольших стрессов вызывают расстройство эмоциональной сферы; выраженностью черт, свойственных для раннего детского возраста; плохим контролем чувств враждебности, вины, тревоги и др., проявляющихся очень интенсивно.
    • нарциссическое расстройство личности
    • пассивно-агрессивное расстройство личности — характеризуется общей угрюмостью, склонностью вступать в споры, выражать злобу и зависть к более успешным людям, жаловаться, что окружающие их не понимают или недооценивают; склонностью преувеличивать свои неприятности, жаловаться на свои несчастья, негативно относятся к требованиям чем-либо заниматься и пассивно им сопротивляются; противодействием притязаниям окружающих с помощью встречных претензий и оттяжек;
    • психоневротическое расстройство личности (невропатия) — характеризуется наличием повышенной возбудимости в сочетании с сильной истощаемостью; сниженной работоспособностью, плохой концентрацией внимания и усидчивостью; соматическими расстройствами, такими как общая слабость, ожирение, похудание, снижение сосудистого тонуса.
  • Расстройство личности неуточненное (F60.9)[1]

DSM-IV

Группирует расстройства личности в три группы:

  • Кластер A (необычные или эксцентричные расстройства)
    • параноидное
    • шизоидное
    • шизотипическое
  • Кластер B (театральные, эмоциональные, или колеблющиеся расстройства)
  • Кластер C (тревожные и панические расстройства)

Классификация психопатий по П. Б. Ганнушкину

До принятия в России решения об ориентации на МКБ, отечественная психиатрия использовала свою собственную классификацию личностных расстройств, или психопатий как они тогда назывались. В основном использовалась классификация, разработанная известнейшим российским психиатором Петром Борисовичем Ганнушкиным ещё в начале XX века.

Включает в себя:

Примечания

  1. 1 2 3 4 МКБ-10, «F60. Специфические расстройства личности».
  2. «Мир психологии», Психологический словарь, Психопатии
  3. Ненси Мак-Вильямс, «Психоаналитическая диагностика: Понимание структуры личности в клиническом процессе», глава «Уровни развития организации личности», изд. «Класс», 1998.
  4. 1 2 American Psychiatric Association (1994). Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders. Washington, DC: American Psychiatric Association. pp. 645–650. ISBN 0-89042-061-0

Wikimedia Foundation. 2010.

что это такое и как с ним справиться

Пограничное расстройство личности (ПРЛ) — это нарушения в состоянии психического здоровья, которые характеризуются трудностями в регуляции эмоций, проблемами с поддержанием стабильной самооценки и управлением поведенческими импульсами. Если говорить простым языком, то люди с ПРЛ испытывают более интенсивные эмоции и не могут вернуться в спокойное состояние без посторонней помощи.

Пограничные расстройства личности, как правило, возникают в подростковом возрасте. Причем женщины страдают от нарушения в 2 раза чаще, чем мужчины. Наиболее ярко симптомы проявляются в подростковый и юношеский период. С возрастом большинству больных становится лучше. Люди с ПРЛ часто думают о самоубийстве, могут испытывать сильные приступы гнева, депрессии и необъяснимого беспокойства.

Причины, из-за которых возникает пограничное расстройство личности

На данный момент не было доказано прямой причинно-следственной связи между перечисленными ниже причинами и развитием ПРЛ. Однако есть факторы, которые приводят к пограничному расстройству личности в большем проценте случаев.

1. Генетика

Пограничное расстройство личности не признано наследственным заболеванием. Однако точно известно, что людям, у которых биологические родители страдали от ПРЛ, аналогичный диагноз ставили в пять раз чаще.

2. Психологические травмы

Многие (но далеко не все) люди с ПРЛ часто имеют в анамнезе психотравмы. Особенно часто к расстройству личности приводит сексуальное насилие в детстве. Тем не менее прямой доказанной взаимосвязи между двумя факторами нет.

3. Неврологические заболевания

Иногда к расстройству личности приводят реальные нарушения в долях мозга, отвечающих за контроль эмоций и принятие решений.

К сожалению, невозможно предугадать что именно приведет к развитию болезни. Но лучше всего узнать о симптомах отклонения, особенно родителям эмоционально нестабильных подростков, личность которых еще не сформировалась.

Признаки психического расстройства

При пограничном расстройстве личности у человека не получается радоваться жизни, достигать удовлетворения от отношений, работы, учебы. Симптомы обычно проявляются в подростковом возрасте, хотя первые признаки могут быть обнаружены и в раннем детстве. 

Поводом для обращения к специалисту за возможным лечением должны стать следующие проявления:

1. Эмоциональная нестабильность

Самое главное проявление патологии: внезапные изменения в отношении к другим, себе и окружающему миру. Иррациональные эмоции, в том числе неконтролируемый гнев, страх, тревога, ненависть, печаль и любовь, часто и внезапно сменяют друг друга.

2. Нарушение ранее устоявшихся моделей мышления

При пограничном расстройстве личности человек становится с подозрительным, много размышляет и рассуждает о мотивах других. В состоянии стресса человек теряет связь с реальностью. Одним из характерных симптомов является острая параноидная реакция в ответ на новые условия. Реже, человек может переживать состояние, известное как диссоциация (ощущение оторванности от своего окружения).

3. Импульсивное поведение

Эпизоды безрассудной агрессии, драки, склонность к азартным играм, злоупотреблению психоактивными веществами и распущенному половому поведению являются популярными признаками ПРЛ. Каждый по отдельности симптом также требует лечения.

4. Саморазрушающее поведение

При пограничном расстройстве человек демонстрирует склонность к суициду, может осознанно наносить себе порезы.

5. Неясное или меняющееся представление о себе

При ПРЛ выясняется, что личность пациента несформированная даже в зрелом возрасте. Самооценка, чувство собственного достоинства крайне нестабильны. Иногда человек хорошо относится к себе, но чаще ненавидит себя. При более глубоких проработках выясняется, что пациент не имеет четкого представления о том, кто он и чего хочет от жизни. В реальной жизни симптом может проявляться частой сменой работы, круга общения, ценностей или даже сексуальной идентичности.

Еще одним признаком ПРЛ являются эмоциональные отношения с другими людьми. Пограничному расстройству присущи частые конфликты, драматические угрозы. При более глубокой проработке психолог выясняет, что пациент страдает от сильного страха быть покинутым близкими. Поэтому всеми способами пытается избежать реального или воображаемого отвержения. 

Лечение затрудняется тем, что ПРЛ часто путают с биполярным расстройством. Но это два разных состояния, хотя и с некоторыми схожими признаками.

Методы лечения

Если родители, друзья или родственники видят, что у их близкого человека проявляются признаки пограничного расстройства личности, то необходимо организовать консультацию с психологом или психиатром. Сам больной редко осознает проблему. Если специалисты в области психического здоровья подтвердят, что у человека есть нарушения, то назначается лечение.

Программа терапии при расстройстве разрабатывается индивидуально. Обычно достаточно амбулаторного лечения, но если были суицидальные намерения, то возможно помещение под наблюдение в стационар на несколько недель.

Наилучшие результаты показывает психотерапия. Регулярные сессии с терапевтом помогают пережить негативные вспышки, а также снижают риск суицидальных исходов. А вот медикаментозная терапия является вариантом второго выбора. Какого-то определенного лекарства для лечения ПРЛ нет. Но в зависимости от симптомов могут быть назначены антидепрессанты, стабилизаторы настроения (нормотимики) или атипичные нейролептики. Лекарства обязательно следует использовать в сочетании с психотерапией.

Хотя негативные проявления пограничного расстройства личности могут быть неприятными и даже травмирующими, психическое заболевание имеет достаточно высокий уровень ремиссии. Лечение можно назвать общедоступным, ведь практически у каждого есть доступ к интернету. А значит, любой может организовать себе сессию с психотерапевтом. Длительность периода ремиссии значительно увеличивается, если больной не забывает периодически проходить профилактические психотерапевтические сеансы. Избавиться ото всех проявлений ПРЛ к зрелому возрасту реально, главное найти хорошего специалиста.

Пограничное расстройство личности (ПРЛ) — причины, диагностика и лечение в GMS Clinic

Симптомы

Из-за страха одиночества, который постоянно сопровождает людей с пограничным расстройством личности, пациенты могут впадать в состояние паники или агрессии когда чувствуют себя покинутыми. Поводом для панического эпизода может стать малейшее опоздание значимого для них человека или отмена встречи. «Я плохой, поэтому со мной не хотят иметь дело», — так пациент с расстройством интерпретирует отказы близких людей.

Для пациентов также характерна резкая смена точки зрения, а также идеализация партнера в начале отношений и его обесценивание в дальнейшем. Как только человек с ПРЛ сочтет, что ему уделяют недостаточно внимания, его мнение меняется на резко негативное, он начинает унижать и оскорблять близких. То есть, заболевание дает категоричность суждений: мир в глазах пациента «черно-белый»: окружающие либо «плохие», либо «хорошие».

Проявление заботы, эмпатии эти люди готовы выказывать только в том случае, если объект их внимания будет доступен постоянно, по первому требованию.

Перечень основных симптомов пограничного расстройства личности:

  • Неумение контролировать гнев. «Пограничная личность» проявляет агрессию к близким, причем после проявлений ярости и гнева они испытывают чувство вины.
  • Скачки настроения, целей, круга общения. В один момент человеку с ПРЛ требуется повышенное внимание, в другой момент он может счесть это слишком навязчивым, а обращение с собой «неправильным», из-за чего случается приступ ярости.
  • Ощущение внутренней пустоты. Самооценка больных с пограничным расстройством обычно довольно низкая, а иногда они и вовсе чувствуют себя невидимками, например, если не получают желаемой заботы или считают ее недостаточной.
  • Склонность к саботированию себя. Когда пациент приближается к намеченной цели, он может бросить все.
  • Импульсивность. У людей с ПРЛ есть склонность к азартным играм, необдуманным тратам, перееданию, злоупотреблению наркотическими веществами, они могут вступать в незащищенные половые связи.
  • Диссоциативные эпизоды. Во время эпизодов человека с расстройством преследуют параноидальные мысли, могут наблюдаться психопатические симптомы, вызванные стрессом, чаще всего — реальным или воображаемым страхом одиночества.
  • Склонность к самоповреждению ради привлечения внимания к своей личности и самоубийству — причиной таких действий становится разочарование в близких, отвержение. Также пациенты с пограничным расстройством наносят себе вред ради компенсации (я плохой — сделаю себе больно) или для подтверждения собственной чувствительности во время диссоциативного эпизода.

Важно: в результате самоубийства погибает 8-10% больных с пограничным расстройством личности, поэтому так важна своевременная диагностика и лечение заболевания.

Пациенты с ПРЛ могут испытывать сложности с концентрацией, также склонность к диссоциации может быть истолкована как отключение внимания, из-за чего возникают сложности с усвоением новой информации.

Пограничное расстройство личности. признаки и шансы на спасение

Что такое пограничное расстройство личности

Термину “пограничное состояние” больше века. Прежде, чем оформиться в современном понятии, он проделал большой и нелегкий путь. Сегодня диагноз подразумевает под собой психическое расстройство, с характерными особенностями продолжительного действия: эмоциональной нестабильностью, импульсивностью, высокой степенью тревожности, с частичным отсутствием самоконтроля и трудностями в социализации.

В МКБ-10 обозначается как эмоционально неустойчивое расстройство личности и зашифровывается кодом F60.3. Также диагноз включен в руководство по диагностике и статистике психических расстройств DSM-5.

Люди с синдромом пограничного расстройства личности очень зависимы от мнения окружающих, их главный страх — одиночество.

По статистике, от ПРЛ страдает до 2% населения Земли. Очень часто патология встречается в дисгармоничных семьях, где активно практикуется критика, неуважение и отсутствуют тёплые отношения. Также ученые заметили, что у женщин пограничные состояния психики наблюдаются в три раза чаще, чем у мужчин.

Из-за чего появляются психические расстройства

Как и в случае со многими другими психическими расстройствами, истинные причины возникновения ПРЛ до сих пор остаются неизвестными. Однако, учёные выделяют ряд факторов, которые могут спровоцировать эмоционально нестабильное расстройство личности:

  • наследственность – большинство проблем с психикой передаётся по наследству от кровных родственников;
  • психологические травмы – сюда можно отнести все случаи насилия над ребёнком – физические и эмоциональные – а также любые сильно ранящие душу события;
  • особенности характера – у “пограничников”, как правило, занижена самооценка, плохая стрессоустойчивость, повышен уровень тревожности и достаточно пессимистический взгляд на мир;
  • взаимоотношения в семье – здесь идёт речь о том, что ребёнку не хватает родительского внимания, ласки, заботы, эмоциональной привязанности, а также об элементах воспитания: например, подавление эмоций или завышенные ожидания от чада могут очень негативно сказаться на его психике;
  • физиологические причины – есть исследования, где утверждается взаимосвязь ПРЛ и повышенной активности лимбической системы мозга.

Обратите внимание! Что бы не являлось причинами возникновения диагноза, люди с пограничным расстройством личности нуждаются в серьезной медицинской помощи!

Симптомы и признаки ПЛР

Психическое состояние под названием пограничное расстройство личности начинает проявлять себя ещё в детстве и подростковом возрасте. Вот несколько признаков, по которым можно заподозрить диагноз:

  • постоянные перепады настроения;
  • видение мира только в чёрно-белых красках, т. е. либо всё хорошо, либо всё плохо, каких-то промежуточных вариантов просто нет;
  • категоричность по отношению к людям и событиям, неспособность оценить ситуацию с разных точек зрения;
  • трудности с выстраиванием романтических и дружеских отношений;
  • страх и избегание любых форм отказа;
  • искаженная самооценка;
  • импульсивность;
  • рискованные поступки – человек склонен совершать необдуманные, опасные действия, из-за чего может подвергнуть опасности и себя, и окружающих;
  • склонность к алкоголю, курению и разным видам наркотиков;
  • суицидальные наклонности;
  • иногда неконтролируемое поведение;
  • жалобы на чувство пустоты и одиночества;
  • социофобия и проблемы с доверием к людям;
  • разговоры о том, что человек в буквальном смысле слова видит себя со стороны либо испытывает ощущение нереальности происходящего.

Агишев Дамир Адгемович

врач – невролог

Нестабильная психика может проявляться лишь несколькими из вышеперечисленных признаков, но самое главное, на что стоит обратить внимание, – все они затяжные и могут длиться до нескольких недель. Наши психологи проведут необходимые консультации по телефону или видеосвязи, помогут интерпретировать симптомы и запишут на детальное обследование.

Из-за чего возникает нарушение

Из-за недостаточных сведений о причинах развития патологии, выстроить схему формирования патогенеза невозможно. Есть много версий на этот счёт, но большинство ученых склоняется к версии, что главная роль в ПРЛ принадлежит генетической предрасположенности.

Классификация патологии

Интересную классификацию разработал американский психолог Теодор Миллон, который долгое время изучал расстройства личности. Он выделил четыре вида пограничного расстройства:

Унылое

Для него характерны скромность, покладистость, верность, уступчивость, ранимость. Люди ощущают постоянную тревогу и отовсюду ждут опасность. Они настроены весьма пессимистично, часто беспомощны и чем-то угнетены.

Обидчивое

Для него характерны беспокойство, упрямство, демонстративное поведение, нетерпеливость, пессимизм, постоянное чувство разочарования и полное противодействие всему. Такие люди редко улыбаются и выглядят достаточно угрюмыми.

Импульсивное

Люди с таким диагнозом достаточно капризны, поверхностны и ветрены. Они очень легко выходят из равновесия и начинают волноваться по любому поводу. По отношению к противоположному полу часто ведут себя в роли соблазнителей, но при этом они раздражительны, нервозны и периодически имеют суицидальные настроения.

Самоповреждающее

Характерные особенности таких людей: они замкнуты, не любят общение, стараются уединиться, часто сердиты и угрюмы, могут заниматься самобичеванием и самонаказанием. Вместе с тем, они обходительны и вежливы по отношению к некоторым людям, склонны к заискиванию. Есть суицидальные наклонности.

Эмоционально неустойчивое расстройство личности пограничного типа делят на три степени тяжести:

Степень тяжести

Характеристика

Легкая степень

При этой разновидности человеку немного трудно выстраивать отношения с окружающими, больной не всегда способен быть хорошим сотрудником и семьянином; он практически безопасен как для себя, так и для посторонних.

Средняя степень

Тмеет все признаки легкой степени, но в более выраженном проявлении; способны навредить себе и окружающим без угрозы жизни.

Тяжелая степень

У человека серьёзные проблемы с коммуникацией, которые сказываются на всех сферах жизни; есть большой риск того, что такой «пограничник» может стать опасным для себя и окружающих, угрожая жизни и имуществу.


Пример из практики: Девушка обратилась за консультацией к нашему психиатру. Она познакомилась с молодым человеком, но боится его «странностей»: постоянные разговоры про то, что в случае расставания он выбросится из окна; отсутствие друзей; получение удовольствия от уколов себя булавками и игр с ножом. Парень часто меняет место работы и нигде долго не задерживается. Описанные симптомы подходили под признаки ПРЛ.

Осложнения ПРЛ

Практически всегда пограничное расстройство личности сопровождается смежными проблемами:

  • паническими и тревожными расстройствами,
  • депрессией,
  • навязчивыми состояниями,
  • маниакально-депрессивным психозом,
  • прочими расстройствами личности,
  • алкоголизмом,
  • наркоманией,
  • мазохизмом и суицидальными наклонностями.

Непосредственно к осложнениям можно отнести следующие патологии:

  • суицид,
  • травмы себя и окружающих,
  • материальный ущерб,
  • алкоголизм и наркомания,
  • лишний вес,
  • зависимость от азартных игр,
  • расстройства пищевого поведения,
  • бродяжничество,
  • хронические стрессы.

Агишев Дамир Адгемович

врач – невролог

Суициды людей с ПРЛ связаны не с желанием умереть, а с желанием привлечь к себе внимание. Как только вы стали замечать проблемы у близкого человека, нужно не теряя времени обращаться к специалистам. Первичную консультацию психолога вы можете получить дистанционно в любое удобное для вас время — врачи на связи с вами круглосуточно.

Диагностика патологии

Если вы заметили признаки пограничного расстройства личности у себя или у своих близких, как можно раньше нанесите визит врачу. Диагноз должен поставить психиатр. Чтобы сделать соответствующее заключение, специалисту потребуется:

  • опросить родственников пациента и его окружение – это необходимо для установления времени начала заболевания;
  • изучить семейный анамнез пациента – чтобы понять, были ли похожие случаи в роду;
  • беседа с заболевшим и наблюдение за ним – через них врач сможет заметить симптомы диагноза;
  • провести специальное психологическое тестирование – чтобы составить полную картину о состоянии пациента.

Психологическое тестирование – является комплексным и призвано выявить все особенности личности пациента.

Лечение пограничного расстройства личности

Несмотря на то, что диагноз должен поставить психиатр, заниматься лечением, с большой долей вероятности, будет психотерапевт либо клинический психолог, т. е. люди, имеющие право назначать лекарственные препараты.

Медикаментозные средства, применяемые в лечении пациентов с ПРЛ, призваны снять симптоматику заболевания и избавить человека от сопутствующих патологий и осложнений.

Когнитивно-поведенческая терапия пограничного расстройства личности призвана отрегулировать эмоциональные проявления пациента и научить его жизни в социуме. Делается это через диалектическую поведенческую терапию, а также системный тренинг по эмоциональной предсказуемости и решению проблем.

Прогноз. Профилактика от заболевания

Согласно многим исследованиям, при качественном и своевременном лечении, прогноз по заболеванию достаточно благоприятный. Но важно понимать, что процесс ремиссии не будет быстрым — в среднем требуется не менее двух лет, чтобы человек выздоровел.

Что касается мер профилактики, то, как и в случае с другими психическими расстройствами, их выработать невозможно.

Не всегда странности в поведении означают психические отклонения, но есть признаки, на которые всё-таки стоит обратить внимание. Пограничное расстройство личности сегодня успешно корректируется. Важно относиться к нему как к диагнозу, потому что сама по себе проблема не исчезнет.

Частые вопросы

Что такое синдром бордерлайн?

+

Это аналог названия “пограничное расстройство личности”. “Borderline” в переводе с английского означает “пограничный”

Бывает ли пограничное расстройство личности у подростков?

+

Да. Это не приобретённое нарушение, а врождённое. Первые симптомы могут появиться либо в детстве, либо в подростковом возрасте.

Можно ли вылечить ПРЛ?

+

Можно добиться стойкой ремиссии патологии. Но для этого потребуется много времени и сил.

Нужно ли пить лекарства при пограничном расстройстве личности?

+

Схему терапии должен разрабатывать лечащий врач на основе имеющихся у него данных о пациенте. Очень часто медикаментозное лечение позволяет устранить сопутствующие симптомы и облегчить состояние человека.

Заключение эксперта

Пограничное расстройство личности  — это психическое расстройство, с характерными симптомами и проявлениями, которые длятся достаточно продолжительное время. Человек с ПРЛ эмоционально нестабилен, импульсивен, тревожен, у него искажена самооценка, он склонен совершать рискованные поступки.

Лекарства назначает только психиатр. Медикаментозное лечение должно снимать тревожные симптомы, уменьшать осложнения и помогать человеку вести нормальный образ жизни.

есть ли оно у вас? — Нож

Диагноз ПРЛ

В последней версии DSM-IV-TR перечисляется девять категорических критериев ПРЛ, пять из которых должны присутствовать для постановки диагноза. На первый взгляд может показаться, что эти критерии не соотносятся друг с другом или связаны только косвенно. Однако при более глубоком анализе все девять симптомов оказываются замысловато переплетены, так что один симптом вызывает проявление другого.

Эти девять критериев можно обобщить следующим образом (каждый из них подробно описывается в главе 2):

  1. Настойчивые попытки избежать реального или воображаемого одиночества.
  2. Нестабильные и напряженные межличностные отношения.
  3. Недостаточное или отсутствующее осознание собственной идентичности.
  4. Импульсивность в проявлениях потенциально саморазрушительного поведения, такого как злоупотребление алкоголем и наркотиками, кражи в магазинах, неосторожное вождение, переедание.
  5. Повторяющиеся угрозы суицида или суицидальные жесты, намеренное нанесение себе телесных повреждений.
  6. Резкие смены настроения и чрезмерная реакция на ситуационные стрессы.
  7. Хроническое ощущение опустошенности.
  8. Частые и неуместные проявления злости.
  9. Проходящее, связанное со стрессами ощущение нереальности или паранойя.

Этот набор из девяти симптомов можно сгруппировать в четыре сферы, на которые зачастую направлено лечение.

  1. Нестабильность настроения (критерии 1, 6–8).
  2. Импульсивность и опасное неконтролируемое поведение (критерии 4 и 5).
  3. Межличностные психопатологии (критерии 2 и 3).
  4. Искажения мышления и восприятия (критерий 9).

Эмоциональная гемофилия

За клинической номенклатурой на деле скрываются настоящие мучения, испытываемые пограничными личностями, их семьями и друзьями.

Для людей с ПРЛ большая часть жизни — это непрекращающаяся поездка по эмоциональным американским горкам без какого-либо конечного пункта. Тем, кто живет вместе с пограничными личностями, любит их, заботится о них, эта поездка может казаться такой же дикой, безнадежной и утомительной.

Дженнифер и миллионы других пациентов с ПРЛ легко довести до состояния неконтролируемой ярости, направленной на самых любимых людей. Они чувствуют себя беспомощными и опустошенными, им кажется, что их личность расколота непримиримыми эмоциональными противоречиями.

Перемены настроения происходят резко, взрывным образом, низвергая пограничную личность с высот радости в пучину депрессии. Бурливший от злости час назад и уже спокойный сейчас, человек зачастую понятия не имеет, почему он так разгневался. Неспособность понять происхождение таких эпизодов провоцирует еще большее презрение к себе и депрессию.

Пограничные личности страдают от своего рода эмоциональной гемофилии: у них отсутствует механизм сворачивания, который усмирял бы приливы эмоций. Стоит только уколоть тонкую «кожу» такого человека, как он истечет эмоциями до смерти. Долгие периоды удовлетворенности для пограничных личностей редки. Хроническая опустошенность истощает их до тех пор, пока они не решаются что-то сделать, чтобы ее избежать.

Охваченный такими проблемами пациент склонен к массе импульсивных саморазрушающих действий: употреблению алкоголя и наркотиков, марафонам переедания, припадкам анорексии, булимическим «чисткам», приступам игромании и шопоголизма, сексуальной неразборчивости и нанесению себе физического вреда.

Пограничные личности могут совершать попытки суицида, причем зачастую не с целью умереть, а просто чтобы почувствовать хоть что-то, чтобы доказать себе, что они живы.

«Я ненавижу то, как я себя чувствую, — признался один пациент с ПРЛ. — Когда я думаю о суициде, он кажется таким заманчивым, таким привлекательным. Иногда это единственное, что мне хочется делать. Мне трудно не хотеть навредить себе. Как будто, если я причиню себе боль, страх и страдания уйдут».

Принципиально важной чертой пограничного расстройства является недостаточное осознание своей идентичности. Люди с ПРЛ описывают себя сбивчиво и противоречиво, в отличие от других пациентов, у которых обычно есть куда более ясное понимание того, кто они такие. Для преодоления своего неопределенного и по большей части негативного представления о себе пограничные личности, как актеры, постоянно ищут «хорошие роли», законченных «персонажей», с помощью которых они могут заполнить вакуум своей идентичности. Таким образом, они зачастую, подобно хамелеонам, приспосабливаются к текущей окружающей среде, ситуации или людям, прямо как герой фильма Вуди Аллена «Зелиг», в буквальном смысле перенимающий личность и внешность окружающих его людей.

Приманка экстатических переживаний, получаемых через секс, наркотики или иные средства, иногда слишком сильно действует на пограничных пациентов. В экстазе они могут возвращаться к первобытному состоянию, где «я» и внешний мир сливаются в одно — своего рода второе детство. В периоды крайнего одиночества и опустошенности пограничные личности могут пускаться во все тяжкие с наркотиками, уходить в запой или совершать сексуальные эскапады (с одним или несколькими партнерами), причем иногда такие периоды могут затягиваться на много дней. Это выглядит так, как будто, когда битва за поиск собственной идентичности становится невыносимой, оптимальное решение для них — либо потерять ее окончательно, либо достичь ее подобия через боль или оцепенение.

Семейная история пограничных личностей часто отмечена алкоголизмом, депрессией и эмоциональными проблемами.

Детство таких людей нередко становится выжженным полем боя, на котором оставляют свои шрамы безразличие, неприятие или отсутствие родителей, эмоциональные лишения и систематические обиды.

Большинство исследований в результате обнаруживали за плечами многих пограничных пациентов историю серьезного психологического, физического и сексуального насилия. И действительно, от других пациентов психиатров пограничные личности отличаются в первую очередь тем, что у них в памяти хранятся случаи жестокого обращения, они становились свидетелями насилия или их переживания обесценивались родителями или теми, кто в первую очередь за ними ухаживал.

Такие нестабильные взаимоотношения переносятся в подростковый период и во взрослую жизнь, когда романтические привязанности обычно бывают крайне эмоциональными, но кратковременными. Человек с ПРЛ может неистово добиваться кого-то, а на следующий день послать с вещами на выход. Более долгие любовные отношения — в этом случае речь идет скорее о неделях или месяцах, чем о годах, — обычно бывают бурными, яростными, удивительными и волнующими.

Расщепление: черно-белый пограничный мир

В мире пограничной личности, как и в мире ребенка, есть только герои и злодеи. Будучи ребенком по уровню эмоционального развития, пациент с ПРЛ не выносит непоследовательности и двусмысленности в людях; он не может примирить в своем сознании хорошие и плохие черты другого человека и связать их в последовательное и неизменное понимание этого индивида.

В любой отдельно взятый момент человек может быть либо «хорошим», либо «плохим» — никаких оттенков серого, никаких промежуточных положений.

Если пограничная личность и распознает нюансы и оттенки, то с большим трудом. Любовники и супруги, матери и отцы, братья и сестры, друзья и психотерапевты могут в один день чуть ли не обожествляться, а на следующий совершенно обесцениваться и отвергаться.

Когда идеализированная фигура наконец чем-то разочаровывает пограничную личность (а все мы рано или поздно это делаем), ей приходится полностью менять структуру своего строгого и жесткого концептуального представления. В итоге либо идол изгоняется в темницу, либо сам пациент изгоняет самого себя во имя сохранения «положительного со всех сторон» образа другого человека.

Такой тип поведения называется «расщеплением» и является первичным защитным механизмом, к которому прибегают люди с ПРЛ. Чисто технически расщепление — это строгое разделение позитивных и негативных мыслей и чувств в отношении себя и других, по сути, неспособность синтезировать эти чувства в единое целое.

Большинство людей могут испытывать неоднозначные чувства и воспринимать одновременно два противоречащих друг другу эмоциональных состояния; для пограничной личности же характерно метание вперед и назад, так как она совершенно не имеет понятия о первом эмоциональном состоянии, будучи погруженной во второе.

Расщепление дает запасной выход для тревожности: человек с ПРЛ обычно воспринимает близкого друга или родственника (назовем его Джо) как двух совершенно разных людей в зависимости от ситуации. В один момент он может безоговорочно восхищаться «Хорошим Джо», считая его абсолютно положительным персонажем; его негативные качества в это время просто не существуют; все они были отсеяны и приписаны «Плохому Джо». В другой же момент он может ни за что ни про что начать презирать «Плохого Джо», беззастенчиво злясь на его отрицательную сущность, — и в этот момент у Джо не существует никаких положительных черт; он полностью заслуживает обрушившуюся на него ярость.

Механизм расщепления изначально направлен на защиту пограничной личности от шквала противоречивых чувств и образов — и, собственно, от тревоги, вызванной попытками примирить в сознании эти образы; но зачастую по иронии судьбы он приводит к прямо противоположному эффекту: истончившиеся участки ткани личности становятся полноценными разрывами, а восприятие собственной идентичности и идентичностей других меняется еще резче и чаще.

Буря в отношениях

Несмотря на постоянные мучения, причиняемые другими людьми, пограничные личности ищут новых отношений, так как уединение и даже временное одиночество для них куда более невыносимо, чем жестокое обращение. Избегая одиночества, они будут стремиться в бары для знакомств, в объятия недавно пытавшихся заигрывать с ними новых знакомых, куда-нибудь — куда угодно, — где можно встретить хоть кого-то, кто способен избавить от пытки собственными мыслями. Пограничная личность находится в постоянных поисках мистера Гудбара (по аналогии с американским фильмом «В поисках мистера Гудбара», где главная героиня ищет «идеального мужчину», которого называет «мистером Гудбаром». — Примеч. пер.). В своем неустанном стремлении найти в жизни структурированную роль для себя пограничные люди обычно притягиваются к партнерам с взаимодополняющими чертами характера — и сами притягивают их. Так, например, доминирующий и самовлюбленный муж Дженнифер без лишних усилий загонял ее в рамки четко очерченной роли. Он мог дать ей идентичность, даже если ее суть предполагала повиновение и покорность при жестоком обращении.

Однако отношения с пограничными личностями быстро распадаются. Сохранение близости с таким человеком требует понимания сути синдрома и готовности долго и с большим риском идти по канату, натянутому над пропастью.

Чрезмерная близость грозит удушением для пограничной личности. В то же время отстраненность или попытка оставить ее одну — даже на короткий период времени — возвращает ее к ощущению заброшенности, знакомому еще с детства. В любом из этих случаев реакция пограничной личности будет бурной.

В каком-то смысле человек с ПРЛ — это исследователь мира эмоций, у которого при себе есть только набросок карты межличностных отношений; ему чрезвычайно сложно измерять оптимальное физическое расстояние между собой и другими, и особенно теми, кто ему важен. Чтобы компенсировать эту проблему, он скачет туда-сюда: от зависимости до яростной манипуляции, от приливов благодарности до приступов иррационального гнева.

Он боится одиночества и поэтому цепляется за людей; он боится быть поглощенным и поэтому отталкивает их от себя. Он жаждет близости, но в то же время боится ее. Заканчивается все тем, что он отпугивает тех, с кем больше всего хочет сблизиться.

Psychiatry.org — Что такое расстройства личности?

Личность – это способ мышления, чувствования и поведения, который отличает человека от других людей. На личность человека влияют опыт, окружающая среда (окружение, жизненные ситуации) и унаследованные характеристики. Личность человека обычно остается неизменной с течением времени. Расстройство личности — это способ мышления, чувств и поведения, который отклоняется от ожиданий культуры, вызывает дистресс или проблемы с функционированием и сохраняется с течением времени. 1

Существует 10 специфических типов расстройств личности. Расстройства личности — это длительные модели поведения и внутренних переживаний, которые значительно отличаются от ожидаемых. Паттерн опыта и поведения начинается в позднем подростковом или раннем взрослом возрасте и вызывает дистресс или проблемы в функционировании. Без лечения расстройства личности могут быть длительными. Расстройства личности затрагивают как минимум две из следующих областей:

  • Способ мышления о себе и других
  • Способ эмоционального реагирования
  • Способ общения с другими людьми
  • Способ управления своим поведением

Типы расстройств личности

  • Антисоциальное расстройство личности : модель игнорирования или нарушения прав других.Человек с антисоциальным расстройством личности может не соответствовать социальным нормам, может неоднократно лгать или обманывать других или действовать импульсивно.
  • Избегающее расстройство личности : крайняя застенчивость, чувство неадекватности и крайняя чувствительность к критике. Люди с избегающим расстройством личности могут не желать связываться с людьми, если они не уверены, что им нравятся, не озабочены тем, чтобы их критиковали или отвергали, или могут считать себя недостаточно хорошими или социально неприспособленными.
  • Пограничное расстройство личности: модель нестабильности в личных отношениях, интенсивных эмоций, плохой самооценки и импульсивности. Человек с пограничным расстройством личности может пойти на многое, чтобы не быть брошенным, совершать неоднократные попытки самоубийства, проявлять неуместный сильный гнев или иметь постоянное чувство опустошенности.
  • Зависимое расстройство личности: модель потребности в заботе, а также покорное и цепкое поведение.Люди с зависимым расстройством личности могут испытывать трудности с принятием повседневных решений без уверенности со стороны других или могут чувствовать себя некомфортно или беспомощно в одиночестве из-за страха неспособности позаботиться о себе.
  • Истерическое расстройство личности : чрезмерные эмоции и поиск внимания. Людям с истерическим расстройством личности может быть некомфортно, когда они не находятся в центре внимания, они могут использовать внешний вид, чтобы привлечь внимание к себе, или испытывать быстро меняющиеся или преувеличенные эмоции.
  • Нарциссическое расстройство личности : потребность в восхищении и отсутствие сочувствия к другим. Человек с нарциссическим расстройством личности может иметь грандиозное чувство собственной важности, чувство собственного достоинства, использовать других в своих интересах или не иметь сочувствия.
  • Обсессивно-компульсивное расстройство личности : стремление к упорядоченности, совершенству и контролю. Человек с обсессивно-компульсивным расстройством личности может быть чрезмерно сосредоточен на деталях или расписании, может чрезмерно работать, не оставляя времени для отдыха или друзей, или может быть негибким в своей морали и ценностях.( Это НЕ то же самое, что обсессивно-компульсивное расстройство. )
  • Параноидальное расстройство личности : склонность подозрительно относиться к другим и видеть в них злых или злобных. Люди с параноидальным расстройством личности часто предполагают, что люди причинят им вред или обманут, не доверяют другим и не сближаются с ними.
  • Шизоидное расстройство личности: отстранен от социальных отношений и мало выражает эмоций. Человек с шизоидным расстройством личности, как правило, не ищет близких отношений, предпочитает одиночество и, кажется, не заботится о похвале или критике со стороны других.
  • Шизотипическое расстройство личности: паттерн очень неудобных близких отношений, искаженное мышление и эксцентричное поведение. У человека с шизотипическим расстройством личности могут быть странные убеждения, странное или своеобразное поведение или речь, а также чрезмерная социальная тревожность.

Диагностика расстройства личности требует, чтобы специалист по психическому здоровью изучал долгосрочные модели функционирования и симптомы. Диагноз обычно ставится лицам в возрасте 18 лет и старше.У людей моложе 18 лет обычно не диагностируют расстройство личности, потому что их личность все еще развивается. Некоторые люди с расстройствами личности могут не распознавать проблему. Кроме того, у людей может быть более одного расстройства личности. По оценкам, 9 процентов взрослого населения США имеют по крайней мере одно расстройство личности. 2

Лечение

Некоторые виды психотерапии эффективны для лечения расстройств личности. Во время психотерапии человек может получить представление и знания о расстройстве и о том, что способствует симптомам, а также может говорить о мыслях, чувствах и поведении.Психотерапия может помочь человеку понять влияние своего поведения на других и научиться управлять симптомами или справляться с ними, а также уменьшить поведение, вызывающее проблемы с функционированием и отношениями. Тип лечения будет зависеть от конкретного расстройства личности, его тяжести и индивидуальных обстоятельств.

Обычно используемые виды психотерапии включают:

  • Психоаналитическая/психодинамическая терапия
  • Диалектическая поведенческая терапия
  • Когнитивно-поведенческая терапия
  • Групповая терапия
  • Психообразование (обучение индивидуума и членов семьи болезни, лечению и способам преодоления)

Не существует лекарств, специально предназначенных для лечения расстройств личности.Тем не менее, лекарства, такие как антидепрессанты, успокаивающие препараты или препараты, стабилизирующие настроение, могут помочь в лечении некоторых симптомов. Более тяжелые или продолжительные симптомы могут потребовать группового подхода с участием врача первичной медико-санитарной помощи, психиатра, психолога, социального работника и членов семьи.

В дополнение к активному участию в плане лечения людям с расстройствами личности могут быть полезны некоторые стратегии самопомощи и преодоления трудностей.

  • Узнать о состоянии. Знания и понимание могут помочь расширить возможности и мотивировать.
  • Будьте активны. Физическая активность и упражнения могут помочь справиться со многими симптомами, такими как депрессия, стресс и тревога.
  • Избегайте наркотиков и алкоголя. Алкоголь и запрещенные наркотики могут ухудшить симптомы или взаимодействовать с лекарствами.
  • Получите обычную медицинскую помощь. Не пренебрегайте осмотрами или регулярным лечением у семейного врача.
  • Присоединяйтесь к группе поддержки людей с расстройствами личности.
  • Напишите в журнале , чтобы выразить свои эмоции.
  • Попробуйте методы релаксации и управления стрессом , такие как йога и медитация.
  • Оставайтесь на связи с семьей и друзьями; избегать изоляции.

Источник: адаптировано из Mayo Clinic, расстройства личности

Члены семьи могут сыграть важную роль в выздоровлении человека и вместе с лечащим врачом определить наиболее эффективные способы помощи и поддержки.Но наличие члена семьи с расстройством личности также может вызывать беспокойство и стресс. Членам семьи может быть полезно поговорить с психиатром, который поможет справиться с трудностями.

Ссылки

  1. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание (DSM-5). Американская психиатрическая ассоциация. (2013).
  2. Lenzenweger MF, Lane MC, Loranger AW, Kessler RC. 2007. Расстройства личности DSM-IV в репликации национального обследования сопутствующих заболеваний.Биологическая психиатрия, 62(6), 553-564.

Обзор врача Автор:

Рэйчел Робитц, MD
ноябрь 2018

Пограничное расстройство личности | MentalHealth.gov

Пограничное расстройство личности (ПРЛ) — это состояние психического здоровья, при котором у человека наблюдаются длительные паттерны нестабильных или бурных эмоций. Эти внутренние переживания часто приводят к импульсивным действиям и хаотическим отношениям с другими людьми.

Причины

Причина пограничного расстройства личности неизвестна.Считается, что определенную роль играют генетические, семейные и социальные факторы.

Факторы риска ПРЛ включают:

  • Отказ от ребенка в детском или подростковом возрасте
  • Разрушенная семейная жизнь
  • Плохая коммуникация в семье
  • Сексуальное, физическое или эмоциональное насилие

Это расстройство личности чаще встречается у женщин и среди госпитализированных психиатрических пациентов.

Симптомы

Люди с ПРЛ часто не уверены в своей личности.В результате их интересы и ценности могут быстро меняться. Они также склонны рассматривать вещи с точки зрения крайностей, например, либо все хорошо, либо все плохо. Их взгляды на других людей могут быстро измениться. На человека, на которого сегодня смотрят свысока, завтра могут смотреть свысока. Эти внезапно меняющиеся чувства часто приводят к напряженным и нестабильным отношениям.

Другие симптомы ПРЛ включают:

  • Сильный страх быть брошенным
  • Не выносит одиночества
  • Частое чувство пустоты и скуки
  • Частые проявления неуместного гнева
  • Импульсивность, например, при злоупотреблении психоактивными веществами или сексуальных отношениях
  • Повторяющиеся кризы и акты самоповреждения, такие как порез запястья или передозировка

Экзамены и тесты

ПРЛ диагностируется на основании психологической оценки, которая оценивает историю и тяжесть симптомов.

Лечение

Индивидуальная разговорная терапия может успешно лечить ПРЛ. Кроме того, иногда может помочь групповая терапия.

Лекарства играют меньшую роль в лечении ПРЛ. Но в некоторых случаях они могут улучшать перепады настроения и лечить депрессию или другие расстройства, которые могут возникнуть при этом состоянии.

Outlook

Перспективы лечения зависят от того, насколько тяжелым является состояние и готов ли человек принять помощь. При длительной разговорной терапии состояние человека часто постепенно улучшается.

Возможные осложнения

Получить помощь

Обратитесь к своему лечащему врачу, если у вас или у кого-то из ваших знакомых есть симптомы пограничного расстройства личности. Особенно важно немедленно обратиться за помощью, если у вас или у кого-то из ваших знакомых возникают мысли о самоубийстве. Найдите дополнительные ресурсы, чтобы получить помощь для себя или близкого вам человека.

Страх отказа, низкая самооценка

  • Пограничное расстройство личности часто подвергается стигматизации и неправильному пониманию.
  • Расстройство может развиться как механизм преодоления, когда ребенок физически или эмоционально брошен.
  • Став взрослыми, люди с ПРЛ жаждут близости, но часто отталкивают других из-за низкой самооценки.
LoadingЧто-то загружается.

Приблизительно 1.6% американцев живут с пограничным расстройством личности, состоянием, при котором человек действует, когда знает или ошибочно полагает, что кто-то собирается бросить его эмоционально или физически.

Это в значительной степени неправильно понятое состояние, потому что о нем меньше говорят, чем о других расстройствах личности, таких как нарциссическое расстройство личности, сказал Энтони Смит, лицензированный консультант по психическому здоровью с 17-летним опытом диагностики психических заболеваний в судебной системе Массачусетса.

Изображение в СМИ пограничного расстройства личности, как, например, персонаж Глен Клоуз Алекс в «Роковом влечении», также усиливает стигматизацию и неправильное понимание этого состояния, сказал он.

Смит сказал, что все расстройства личности происходят из-за воспитания ребенка и его отношений в раннем возрасте, и гены также могут играть роль. С пограничным расстройством личности человек, которого бросили, — например, ребенок родителя, приговоренного к пожизненному заключению, или тот, чей родитель постоянно отказывался оказывать эмоциональную поддержку, — учится верить, что все его бросят.

«Итак, они развили эту чувствительность к покинутости и неприятию и идут по жизни, пытаясь убедиться, что это не повторится с ними снова», — сказал Смит.

Он добавил, что люди с пограничным расстройством личности часто говорят себе: «Я недостаточно хорош. Если бы я был достаточно хорош, со мной бы этого не случилось, и папа все еще был бы здесь», чтобы объяснить боль. как ребенок.

По словам Смита, во взрослом возрасте эти подсознательные истории остаются с ними и влияют на их отношения.

Только медицинский работник может диагностировать у кого-то ПРЛ, но признаки могут быть такими, как отказ от близких отношений и неконтролируемые вспышки гнева.

Они жаждут близких отношений, но, кажется, отталкивают их.

Люди с пограничным расстройством личности часто обнаруживают, что в своих отношениях, будь то платонические или романтические отношения, они находятся в состоянии двухтактной динамики, говорит Смит.

Если они думают, что их бросят, независимо от того, есть ли на это доказательства или нет, они переключатся на то, чтобы рассматривать кого-то, кто им дорог, как «злодея».

Смит привел пример человека с пограничным расстройством личности, который согласился, что она и ее партнер по очереди звонят друг другу по телефону каждый вечер в 8 часов вечера. Однажды ночью ее партнер не звонит, и она с тревогой смотрит на часы. Спустя несколько мгновений она, вероятно, подумает, что ее партнер изменяет ей и собирается уйти навсегда, даже если он скажет ей, что просто забыл, сказал Смит. о своем партнере или словесно оскорблять его.Через несколько дней они могли бы извиниться за свои действия, но зачастую ущерб уже нанесен, и отношения закончились, сказал Смит.

У них бывают неконтролируемые вспышки гнева, когда их провоцируют.

По словам Смита, у людей с пограничным расстройством личности также возникают проблемы с контролем гнева.

Он сказал, что люди с этим заболеванием настолько чувствительны к отказу, что используют гнев, чтобы защитить себя от того, что они действительно чувствуют, то есть от страха быть покинутым.

Они плохо видят нюансы и смотрят на людей как на «спасителей» и «злодеев».

Если кто-то с пограничным расстройством личности чувствует себя так, как будто его пересек друг, и у него есть средства, он может пойти на крайние меры, например подать иск, солгать о вас на работе или выгнать вас из школьного совета, сказал Смит.

По словам Смита, последовательная и долгосрочная терапия, а также отношения с людьми, которые устанавливают границы твердым, но сострадательным образом, могут помочь людям с пограничным расстройством личности изменить свое мышление и контролировать свое поведение.

Имеют склонность к самолечению, членовредительству или эмоциональному перееданию

Люди с пограничным расстройством личности часто сначала обращаются за помощью в связи с проблемами зависимости, которые возникают у них в результате этого состояния, что в конечном итоге приводит к постановке диагноза ПРЛ, Смит сказал.

Поскольку люди с пограничным расстройством личности часто оказываются в цикле негативного разговора с самим собой, это может увековечить такое поведение, как чрезмерное употребление алкоголя, злоупотребление наркотиками, членовредительство, эмоциональное заедание и депрессия , по словам Смита.

«Тем не менее, они обычно не обращаются за лечением, потому что признают: «У меня есть страх быть брошенным/отверженным, что порождает неприятный, беспокойный стиль межличностного общения, который создает проблемы для меня и других», — сказал Смит.

Пограничное расстройство личности — американский семейный врач

1. Либ К., Занарини МЦ, Шмаль С, и другие. Пограничное расстройство личности. Ланцет . 2004;364(9432):453–461….

2. Куладжаоглу Ф., Козе С. Пограничное расстройство личности (ПРЛ): среди уязвимости, хаоса и благоговения. Науки о мозге . 2018;8(11):201.

3. Сансон Р.А., Сансон Л.А. Пограничное расстройство личности в медицинских учреждениях: суггестивное поведение, синдромы и диагнозы. Innov Clin Neurosci . 2015;12(7–8):39–44.

4. Гросс Р, Олфсон М, Геймерофф М, и другие.Пограничное расстройство личности в первичной медико-санитарной помощи. Медицинский стажер Arch . 2002;162(1):53–60.

5. Сансон Р.А., Фарухи С, Видерман М.В. Использование врачей первичной медико-санитарной помощи при пограничной личности. Генерал Хосп Психиатрия . 2011;33(4):343–346.

6. Дубовский А.Н., Кифер ММ. Пограничное расстройство личности в условиях первичной медико-санитарной помощи. Med Clin North Am . 2014;98(5):1049–1064.

7. Ленценвегер МФ, Лейн МЦ, Лорангер А.В., и другие. Расстройства личности DSM-IV в репликации национального обследования сопутствующих заболеваний. Биол Психиатрия . 2007;62(6):553–564.

8. Зиттель Конклин С, Уэст-Энд. Пограничное расстройство личности в клинической практике. Am J Психиатрия . 2005;162(5):867–875.

9. Палли Р. Нейробиология пограничного расстройства личности: синергия «природы и воспитания». J Психиатрическая практика . 2002;8(3):133–142.

10. Вестфаль М, Олфсон М, Бравова М, и другие. Пограничное расстройство личности, воздействие межличностной травмы и сопутствующие психиатрические заболевания у городских пациентов первичной медико-санитарной помощи. Психиатрия . 2013;76(4):365–380.

11. Гундерсон Дж.Г. Клиническая практика. Пограничное расстройство личности. N Английский J Med . 2011;364(21):2037–2042.

12.Южный МВт, Чивенс Дж.С. Выявление основных дефицитов в многомерной модели особенностей пограничного расстройства личности: сетевой анализ. Клиническая психология . 2018;6(5):685–703.

13. Темес К.М., Занарини МС. Продольное течение пограничного расстройства личности. Психиатрическая клиника North Am . 2018;41(4):685–694.

14. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам. 5-е изд. Американская психиатрическая ассоциация; 2013: 663.

15. Занарини МЦ, Вуянович АА, Парачини Э.А., и другие. Мера скрининга ПРЛ: Инструмент Маклина для скрининга пограничного расстройства личности (MSI-BPD). J Pers Disord . 2003;17(6):568–573.

16. Морган Т.А., Циммерман М. Является ли пограничное расстройство личности недодиагностированным и биполярным расстройством гипердиагностируемым? В: Чой-Каин Л.В., Гундерсон Дж.Г., ред. Пограничные расстройства личности и настроения: коморбидность и споры.Спрингер; 2015: 65–78.

17. Zanarini MC, Гундерсон Дж. Г., Франкенбург FR, и другие. Пересмотренное диагностическое интервью для пограничных лиц: отличие ПРЛ от других расстройств оси II. J Pers Disord . 1989;3(1):10–18.

18. Первый М.Б., Скодол А.Е., Бендер Д.С. и др. Руководство пользователя для SCID-5-AMPD: структурированное клиническое интервью для альтернативной модели DSM-5 для расстройств личности. Издательство Американской психиатрической ассоциации; 2018.

19. Eaton NR, Крюгер РФ, Киз КМ, и другие. Сопутствующее заболевание пограничного расстройства личности: связь с интернализирующей-экстернализирующей структурой распространенных психических расстройств. Психол Мед . 2011;41(5):1041–1050.

20. Бискин Р.С., Франкенбург FR, Фицморис GM, и другие. Боль у пациентов с пограничным расстройством личности. Личное психическое здоровье . 2014;8(3):218–227.

21. Герлах Г., Лобер С, Герперц С. Расстройства личности и ожирение: систематический обзор. Обес Ред. . 2016;17(8):691–723.

22. Администрация службы по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психиатрической помощи. Основные показатели употребления психоактивных веществ и психического здоровья в Соединенных Штатах: результаты Национального исследования по употреблению наркотиков и здоровью 2018 года. Министерство здравоохранения и социальных служб США; 2019.

23. Гудман М, Ройфф Т, Оукс А.Х., и другие.Суицидальный риск и лечение при пограничном расстройстве личности. Curr Psychiatry Rep . 2012;14(1):79–85.

24. Москардини Э.Х., Хилл РМ, Додд К.Г., и другие. Планирование безопасности при суициде: подготовка врачей, комфорт и использование плана безопасности. Int J Environ Res Общественное здравоохранение . 2020;17(18):6444.

25. Спирс А.П., Салливан С, Марин ЛК, и другие. Суицидальный риск и лечение при пограничном расстройстве личности. Арх Медрес . 2018;6(10).

26. Стэнли Б., Браун Г.К., Карлин Б. и др. Руководство по плану безопасности для снижения риска самоубийства: ветеранская версия. Департамент по делам ветеранов; 2008.

27. Уорд РК. Оценка и лечение расстройств личности. Семейный врач . 2004;70(8):1505–1512. По состоянию на 4 ноября 2020 г. https://www.aafp.org/afp/2004/1015/p1505.html

28. Arkowitz H, Miller WR. Изучение, применение и расширение мотивационного интервьюирования.В: Арковиц Х., Вестра Х.А., Миллер В.Р. и др., ред. Мотивационное интервьюирование в лечении психологических проблем. 1-е изд. Гилфорд Пресс; 2008: 1–25.

29. Searight HR. Эффективные методы консультирования для врача первичной медико-санитарной помощи. Первичный уход . 2007;34(3):551–570, vi–vii.

30. Пэрис Дж. Лечение пограничного расстройства личности: влияние исследований на диагностику, этиологию и исход. Annu Rev Clin Psychol .2009; 5: 277–290.

31. Сторебё О.Ю., Стофферс-Винтерлинг Дж. М., Фёлльм Б.А., и другие. Психологическая терапия для людей с пограничным расстройством личности. Кокрановская база данных Syst Rev . 2020;(5):CD012955.

32. Кристя И.А., Джентили С, Котет CD, и другие. Эффективность психотерапии пограничного расстройства личности: систематический обзор и метаанализ. JAMA Психиатрия .2017;74(4):319–328.

33. Стофферс-Винтерлинг Дж., Сторебё О.Ю., Либ К. Фармакотерапия пограничного расстройства личности: обновление опубликованных, неопубликованных и текущих исследований. Curr Psychiatry Rep . 2020;22(8):37.

34. Стэнли Б., Бродский Б, Нельсон Дж.Д., и другие. Краткая диалектическая поведенческая терапия (DBT-B) при суицидальном поведении и несуицидальных самоповреждениях. Arch Suicide Res .2007;11(4):337–341.

35. Стофферс Дж. М., Фёлльм Б.А., Рюкер Г, и другие. Психологическая терапия для людей с пограничным расстройством личности. Кокрановская база данных Syst Rev . 2012;(8):CD005652.

36. Илиакис Э.А., Илаган Г.С., Чой-Каин Л.В. Показатели отсева из психотерапевтических испытаний пограничного расстройства личности: метаанализ. Личное расстройство . 2021;12(3):193–206.

37. Стофферс Дж., Фёлльм Б.А., Рюкер Г, и другие. Фармакологические вмешательства при пограничном расстройстве личности. Кокрановская база данных Syst Rev . 2010;(6):CD005653.

38. Кроуфорд М.Дж., Санатиния Р, Баррет Б, и другие. Ламотриджин для людей с пограничным расстройством личности: РКИ. Оценка медицинских технологий . 2018;22(17):1–68.

39. Йовелл Ю., Бар Г, Машиах М, и другие.Ультранизкие дозы бупренорфина как ограниченное по времени лечение тяжелых суицидальных мыслей: рандомизированное контролируемое исследование [опубликованное исправление опубликовано в Am J Psychiatry. 2016; 173(2): 198]. Am J Психиатрия . 2016;173(5):491–498.

40. Черный DW, Занарини МЦ, Ромин А, и другие. Сравнение низких и средних доз кветиапина пролонгированного действия при пограничном расстройстве личности: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Am J Психиатрия . 2014;171(11):1174–1182.

41. Альтамура А.С., Сальвадори Д, Мадаро Д, и другие. Эффективность и переносимость кветиапина при лечении биполярного расстройства: предварительные данные 12-месячного открытого исследования. J Affect Disord . 2003;76(1–3):267–271.

Ресурсный центр по пограничным расстройствам личности

Ресурс для тех, кто нуждается в уходе и поддержке

Пограничное расстройство личности (ПРЛ) — это психическое заболевание, которое влияет на то, как человек воспринимает себя и других, и может вызвать серьезные проблемы в его повседневной жизни.Жизнь с ПРЛ может быть очень сложной для пациентов и их близких. Когда у кого-то ПРЛ, страдает вся семья.

NewYork-Presbyterian создал Ресурсный центр по пограничным расстройствам личности (BPDRC) в память о Памеле Тузиани, молодой женщине, которая жила с ПРЛ. Этот онлайн-ресурс обучает людей, страдающих ПРЛ, и связывает их с лечением и поддержкой в ​​их местных районах.

Связанный с Институтом расстройств личности Нью-Йоркской пресвитерианской больницы Вестчестерского центра поведенческого здоровья, BPDRC возглавляют новаторы в области исследования и лечения расстройств личности, в том числе Отто Ф.Кернберг, доктор медицины, FAPA, клинический директор, который широко известен как ведущий мировой эксперт по ПРЛ и патологическому нарциссизму. Доктор Кернберг также является директором Института расстройств личности и профессором психиатрии в Weill Cornell Medicine.

Как узнать, есть ли у вас пограничное расстройство личности?

Пограничное расстройство личности характеризуется нестабильностью настроения, поведения, функционирования, самооценки и отношений. Узнайте больше о критериях диагностики пограничного расстройства личности.

Чем мы можем вам помочь

Многие люди, страдающие ПРЛ, с трудом находят адекватную информацию в Интернете, а также квалифицированного специалиста в области психического здоровья. BPDRC предоставляет информацию о симптомах ПРЛ, распространенных вариантах лечения и ресурсах для пациентов, их семей и медицинских работников. BPDRC также ведет базу данных поставщиков медицинских услуг по всей стране, имеющих опыт лечения ПРЛ и сопутствующих заболеваний.

Найти поставщика BPD

Ваш терапевт должен быть вашим партнером на пути к выздоровлению.В базе данных BPDRC перечислены психиатры, психологи и социальные работники, а также агентства, учреждения и программы по всей стране, имеющие право оказывать помощь этой уникальной группе пациентов, в том числе:

  • Знающие специалисты в области психического здоровья с опытом лечения ПРЛ и других расстройств личности
  • Программы стационарного и амбулаторного лечения
  • Стационарные лечебные центры
  • Ресурсы, которые помогут вам понять BPD
  • Вспомогательные услуги для вас и вашей семьи

Пожертвование BPDRC

Ваше щедрое пожертвование Ресурсному центру пограничного расстройства личности гарантирует, что мы сможем продолжать предоставлять эту полезную услугу людям, страдающим ПРЛ.Любая сумма приветствуется. Пожертвования не облагаются налогом.

Позвоните нам по телефону 888-694-2273 или отправьте чек по адресу:

.

Ресурсный центр по пограничным расстройствам личности
NewYork-Presbyterian Hospital Westchester Behavioral Health Center
21 Bloomingdale Road
White Plains, NY 10605

Ресурсы

В этом разделе вы можете узнать, где найти дополнительную информацию о ПРЛ в книгах и на веб-сайтах. Если вы заботитесь о ком-то с ПРЛ, мы предоставляем информацию, которая поможет вам понять это расстройство и поддержать вашего близкого человека.

Пограничное расстройство личности | Больницы и клиники Университета Айовы

Что такое пограничное расстройство личности?

В четвертом издании «Руководства по диагностике и статистике», которое используется для диагностики всех психических расстройств, пограничное расстройство личности описывается как включающее как минимум пять из следующих:

  • Беспокойство по поводу того, что вас бросят, и крайности, чтобы не дать кому-то уйти
  • Нестабильные, бурные отношения с серьезными сдвигами в мышлении о другом человеке, например, от убеждения, что кто-то является верным другом, до убеждения, что этот человек не заслуживает доверия или причиняет вред
  • Нестабильное представление о себе, переход от уверенности в том, кто вы есть, к ощущению, будто вы зло или даже не существуете
  • Самоповреждающее, импульсивное поведение, такое как злоупотребление психоактивными веществами, переедание, безрассудные траты или другое поведение, которое может привести к серьезным последствиям
  • Частые суицидальные мысли, угрозы, попытки или самоповреждающее поведение, такое как нанесение порезов
  • Быстро меняющееся, сильное настроение
  • Чувство пустоты
  • Сильный гнев, который может привести к дракам или порче имущества
  • Во время стресса он или она может полагать, что другие намеренно пытаются усложнить ему жизнь; в другое время они могут чувствовать, что теряют связь с реальностью

Другой способ думать о пограничном расстройстве личности состоит в том, что это расстройство эмоциональной регуляции.Те, кто страдает от этого расстройства, испытывают очень сильные эмоции и с трудом их регулируют. Некоторые люди предложили назвать это расстройство расстройством эмоциональной напряженности (EID). Это расстройство чрезвычайно болезненно для людей, у которых оно есть, и для тех, кто живет с ними и заботится о них.

Насколько распространено пограничное расстройство личности?

Пограничным расстройством личности, по оценкам, страдают от 2 до 3 процентов населения в целом, но им страдают 11 процентов пациентов, наблюдаемых в амбулаторных клиниках, и до 20 процентов госпитализированных психиатрических пациентов.Люди, страдающие пограничным расстройством личности, активно пользуются услугами психиатрической помощи из-за частых госпитализаций и посещений отделений неотложной помощи из-за суицидальных мыслей и попыток. От 8 до 10 процентов людей с этим расстройством умирают от самоубийства. Наличие этого расстройства усложняет лечение других расстройств, таких как большая депрессия, биполярное (маниакально-депрессивное) расстройство, расстройства пищевого поведения и злоупотребление психоактивными веществами.

Какие факторы способствуют развитию пограничного расстройства личности?

Как и в случае с другими психическими расстройствами, считается, что пограничное расстройство личности может быть результатом сочетания факторов, включая биологическую или генетическую уязвимость, которая взаимодействует со стрессовыми событиями в раннем семейном окружении.У других членов семьи могут быть пограничное расстройство личности, расстройства настроения, такие как большая депрессия или биполярное расстройство, или проблемы со злоупотреблением психоактивными веществами.

Как лечится пограничное расстройство личности?

Лекарства могут играть определенную роль в уменьшении симптомов депрессии, беспокойства, раздражительности и параноидальных мыслей. Традиционно психотерапия была очень длительным процессом с неопределенными результатами. Пациенты с пограничным расстройством личности и их терапевт часто разочаровываются из-за стресса, связанного с поддержанием тесного рабочего союза достаточно долго, чтобы психотерапия подействовала.Программы управляемого ухода неохотно платят за услуги по лечению этого диагноза. В последние несколько лет научные исследования продемонстрировали эффективность когнитивно-поведенческой терапии, которая обучает пациентов с этим расстройством навыкам регулирования эмоций и улучшает их образ жизни. Сочетание тщательного медикаментозного лечения и когнитивно-поведенческой терапии, включающей обучение навыкам регулирования эмоций, рассматривается как многообещающее лечение, которое может позволить пациенту увидеть значительный прогресс в течение нескольких месяцев.Ценность образования для членов семьи и профессиональных опекунов признается.

Расстройство личности

Сотрудник с обсессивно-компульсивным расстройством личности работает помощником администратора в кабинете врача.

После того, как ее наняли, она сообщает о своем состоянии и запрашивает приспособления в виде письменных инструкций, контрольных списков и личного рабочего места. Работодатель соглашается на размещение. Через несколько недель после начала работы сотрудница говорит своему руководителю, что ей не нравится система документации, которую использует офис, и она будет вносить изменения по своему усмотрению.Начальник объясняет, что это недопустимо, что ей нужно следовать их протоколу, но сотрудница доводит дело до конца, внося свои собственные изменения. Начальник принимает дисциплинарные меры и сообщает сотруднице, что если она продолжит нарушать протокол работодателя, ее могут уволить. Сотрудник отвечает, написав электронное письмо руководителю, в котором излагает, как его способ ведения дел лучше и почему работодатель должен внести изменения, которые он предлагает. Работодатель настаивает на том, что не будет вносить изменения, и работник должен подчиниться.Работник продолжает игнорировать инструкции работодателя и уволен.

Сотрудник с пограничным расстройством личности работает парикмахером в салоне красоты.

Иногда она очень расстраивается и резко уходит с работы. Начальник встречается с ней по поводу этих случаев, и сотрудница сообщает о своей инвалидности и объясняет, что из-за ее графика работы она не может посещать терапию и приемы у психиатра, что привело к обострению ее симптомов.Работодатель предлагает составить для нее постоянное расписание, позволяющее ей использовать раннюю часть дня для визитов к терапевту и врачу. Работодатель также соглашается разрешить работнику брать два дополнительных неоплачиваемых перерыва в смену. В результате сотрудница получает необходимое лечение, что позволяет ей продолжать успешно работать на своей должности.

Сотрудник с антисоциальным расстройством личности работает на стройке.

Однажды на работе сотрудник говорит коллеге, что он ему не нравится и что коллега должен прикрывать его спину.Сотрудник сообщает об этом руководителю, который затем обращается к сотруднику с комментарием. Начальник спрашивает, в чем проблема, а сотрудник отвечает только тем, что ему просто не нравится коллега. Начальник говорит сотруднику, что если он снова будет угрожать своему коллеге, его уволят. Через неделю сотрудник снова угрожает коллеге. Начальник увольняет сотрудника. В ответ сотрудник сообщает, что у него антисоциальное расстройство личности. Работодатель не обязан отменять увольнение, поскольку оно произошло до того, как работник сообщил об этом.

Сотрудник с шизоидным расстройством личности два года проработал в колл-центре представителем службы поддержки клиентов.

В связи с деловой необходимостью работодатель реструктурирует должность сотрудника, включив в нее личное взаимодействие с клиентами. Работодатель начинает получать жалобы от клиентов на то, что сотрудник ведет себя грубо и в целом недружелюбно. Когда этот вопрос поднимается во время оценки эффективности, сотрудник раскрывает свое шизоидное расстройство личности и объясняет, что оно влияет на его способность проявлять соответствующее влияние.Обычно он выглядит без энтузиазма, независимо от того, что происходит. В результате он может показаться грубым или незаинтересованным при личном общении с клиентами. Работодатель переназначает работника на должность, на которой он снова может работать исключительно на телефонах.

Сотрудник с избегающим расстройством личности работает профессиональным специалистом в страховой компании по инвалидности.

Первоначально должность сотрудника позволяла ему работать из дома полный рабочий день.Недавно компания решила начать перевод некоторых своих сотрудников, работающих удаленно, обратно в офис. Сотрудник раскрывает свое состояние и просит разрешить ему продолжать работать из дома в качестве приспособления. Сотрудник предоставляет медицинскую документацию, объясняющую, что он испытывает сильные чувства неадекватности и дискомфорта в присутствии других людей и не сможет работать на том же уровне в офисе, что и дома. В результате работодатель позволяет сотруднику продолжать работать из дома.

Сотрудник с истерическим расстройством личности работает в кабинете обработчиком страховых случаев.

Она регулярно болтает и отвлекает своих коллег, иногда говорит об очень личных проблемах и плачет. В других случаях сотрудник будет очень физически относиться к коллегам, обнимать и говорить о том, как сильно ей нравится быть рядом с ними. Поведение сотрудницы, как правило, носит разрушительный характер, и когда руководитель говорит ей об этом, сотрудница раскрывает свое состояние.Сотрудница предоставляет медицинскую документацию, в которой говорится, что ей было бы полезно работать в более уединенном месте, где ей не так легко разговаривать с коллегами и слушать музыку в наушниках, выполняя работу по телефону. Работодатель может предоставить эти приспособления, которые оказываются эффективными.

Сотрудник с шизотипическим расстройством личности только начал работать кассиром в небольшом универмаге.

В течение трех недель работодатель получает четыре комментария от клиентов по поводу поведения сотрудника, о том, что сотрудник начал говорить с ними о странных вещах, в том числе об инопланетянах и различных теориях заговора.Работодатель встречается с работником, чтобы обсудить эти случаи, после чего работник раскрывает свою инвалидность. Сотрудник предоставляет медицинскую документацию, в которой говорится, что время от времени у работника будут возникать эпизоды, когда он будет думать и говорить о вещах, не имеющих отношения к реальности, и что, хотя лекарства могут помочь предотвратить такие случаи, они неизбежно будут происходить почти ежедневно. Поскольку способность эффективно общаться с клиентами является важной функцией, а эксцентричное поведение сотрудника не соответствует стандартам поведения работодателя, работодатель определяет, что сотрудник не подходит для этой должности.Поскольку работник не был квалифицирован для этой должности с момента найма, работодатель не обязан рассматривать вопрос о переводе, но все равно делает это, переназначая работника на должность складского клерка, что требует гораздо меньшего взаимодействия с клиентами.

Сотрудник с нарциссическим расстройством личности нанят на должность руководителя проекта в компанию по разработке программного обеспечения.

Сотрудник сообщает своим подчиненным, что через два года сменит «некомпетентного» президента компании, так что им лучше уважать его.Один из его подчиненных сообщает вице-президенту компании, который сообщает президенту. Президент назначает сотруднику испытательный срок, объясняя, что следующее такое нарушение поведения приведет к увольнению. Три месяца спустя руководитель проекта рассылает всем членам своей команды служебную записку, в которой рассказывает о своих достижениях и о том, как он заслуживает похвалы членов своей команды и компании. Он заканчивает меморандум, подписываясь как будущий президент компании. Меморандум доходит до президента, который затем увольняет сотрудника.Затем сотрудник сообщает, что у него расстройство личности. Работодатель выполняет увольнение, поскольку он не обязан оправдывать ранее совершенные нарушения поведения, которые произошли до того, как работодатель узнал об этом условии.

Человек с параноидальным расстройством личности работает финансовым консультантом в крупной маркетинговой фирме.

Из-за своего состояния ему часто кажется, что коллеги и начальники ищут способы навредить ему или саботировать его. Он ходил на терапию и осознает, что по крайней мере некоторые из его убеждений неверны.Он решает сообщить о своей инвалидности и требует более частых взаимодействий с руководителем, чтобы обеспечить эффективную коммуникацию, возможность присутствия помощника для оценки работы и гибкий график, позволяющий продолжать приемы терапии.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.