Невербальность: что такое невербальная семиотика — все самое интересное на ПостНауке

Содержание

Невербальность: VIKENT.RU

Невербальность интуиции / творческого мышления по Роджеру Пенроузу

«Одно из главных утверждений, которое Адамар делает в своей работе о творческом мышлении — это убедительное опровержение популярного сегодня тезиса, который гласит, что вербализация необходима для формирования мысли. Вряд ли здесь можно привести возражение более убедительное, чем то, которое содержится в письме Альберта Эйнштейна Адамару:

«Слова или язык, как в устной, так и в письменной форме, по-видимому, не играют никакой роли в механизме моего мышления. Психические сущности, которые, по-видимому, и являются составляющими элементами мысли — это определенные знаки и более или менее отчетливые образы, которые могут „произвольно» воспроизводиться и комбинироваться по собственному желанию… В моем случае, упомянутые элементы носят визуальный и моторный характер. Общепринятые слова или другие знаки мне приходится подбирать только на второй стадии, когда упомянутые ассоциативные связи приобретают отчетливые очертания и могут быть воспроизведены по моей воле».

Ещё здесь стоит процитировать видного генетика Фрэнсиса Гальтона:

«Для меня серьёзную трудность представляет письмо, а ещёе большую — словесное изъяснение, так как размышления в словесной форме даются мне далеко не так легко, как в любой другой. Часто случается, что проделав большую работу и получив результаты, которые мне абсолютно ясны и вполне меня удовлетворяют, при попытке выразить их словами я сталкиваюсь с необходимостью переводить себя в совершенно иную интеллектуальную плоскость. Мне приходится перекладывать свои мысли на язык, который не слишком-то хорошо им соответствует. Поэтому я вынужден тратить уйму времени в поисках подходящих слов и фраз, и часто осознаю, что, выступая без подготовки, бываю не понят не из-за неясности содержания высказывания, а только лишь из-за неуклюжести своих вербальных конструкций. Это один из небольших, но досадных моих недостатков».

Нечто сходное пишет и сам Адамар:

«Я утверждаю, что слова полностью отсутствуют в моей голове, когда я действительно предаюсь раздумьям, и я нахожу случай Гальтона полностью идентичным моему личному опыту, поскольку и у меня самого даже после прочтения или выслушивания вопроса все слова исчезают в тот самый момент, когда я начинаю их обдумывать; и я полностью согласен с Шопенгауэром, когда он пишет: «Мысли умирают в момент, когда воплощаются в слова»».

Я цитирую эти примеры, потому что они очень хорошо согласуются с моим собственным способом мышления. Почти все моё математическое мышление визуализируется или протекает на уровне невербальных понятий. Хотя мысли очень часто сопровождаются пустыми и почти бесполезными словесными комментариями, такими как «вот это идёт с этим, а это — с этим». (Иногда я могу употреблять слова для выражения простых логических выводов.) Трудности, которые испытывали упомянутые учёные при переводе своих мыслей на язык слов, я часто испытывал и сам.

Причиной тому в большинстве случаев служило просто-напросто отсутствие адекватных терминов, способных выразить требуемые понятия. Действительно, я часто веду расчёты, используя специально разработанные диаграммы, которые представляют собой сокращённую запись определенных типов алгебраических выражений. Необходимость перевода таких диаграмм в слова — это очень трудоёмкий процесс, и я это делаю только в случае крайней необходимости, когда нужно подробно объяснить что-то другим.

И ещё одно наблюдение: я случайно заметил, что если сосредотачиваю всё своё внимание на математике и некоторое время занимаюсь только ей, а потом кто-то внезапно обращается ко мне, то в течение нескольких следующих секунд я почти не способен говорить.

Не могу сказать, что я никогда не думаю в словесной форме — просто я нахожу слова почти бесполезными для математического мышления. Другие виды рассуждений, возможно, такие, как философские, являются, вероятно, гораздо более подходящими для вербального выражения. Может быть, поэтому так много философов считают язык неотъемлемым средством интеллектуальной деятельности и сознательного мышления! Нет сомнения, что каждый человек думает по-своему — это подтверждает и мой собственный опыт, и мнения других математиков.

Наиболее полярными стилями математического мышления являются, как кажется, аналитический / геометрический. Интересно, что Адамар считал себя аналитиком, хотя использовал скорее визуальные, чем вербальные образы в своем математическом мышлении. Что касается меня, то я в значительной степени тяготею к геометрическим методам. Если же говорить обо всех математиках, то разброс здесь окажется весьма широк.

Но коль скоро мы согласились с тем, что значительная часть сознательного мышления, на самом деле, может иметь невербальный характер — а с моей точки зрения к другому выводу приведенные выше соображения привести не могут — тогда, наверное, читателю будет нетрудно поверить также и в то, что подобное мышление может иметь неалгоритмическую составляющую!»

Роджер Пенроуз,Новый ум короля: О компьютерах, мышлении и законах физики, «Едиториал УРСС», 2005 г., с. 362-363.

 

 

зачем нужны эмоджи — Будущее на vc.ru

На первый взгляд, это довольно забавный парадокс: социальные сети создают асоциальные люди. По крайней мере, являющиеся антиподами стереотипному представлению о целевой аудитории их проектов: Джек Дорси не похож на тролля, Павел Дуров — на школьника, Марк Цукерберг — на человека. Но, если подумать — связь между гиками-интровертами и текстовым общением онлайн, на которое, вслед за ними, перешёл почти весь мир — вовсе не случайна.

{«id»:80989,»type»:1,»typeStr»:»content»,»showTitle»:false,»initialState»:{«isActive»:false},»gtm»:»»}

{«id»:80989,»gtm»:null}

1225 просмотров

Человеческая коммуникация с тех самых пор, как предки человека впервые выговорили что-то членораздельное, велась на двух языках: человеческом, в котором для обмена информацией используются слова (вербальная коммуникация), и куда более древнем, чем люди, языке тела, в котором информация передаётся поведением (невербальная).

Сэр Патрик Стюарт этой картинкой как бы призывает не судить сразу по обложке

Впрочем, не всегда они давались людям с одинаковым успехом: в каждом, наверное, классе были свои нёрды — дети, которым, обычно, хуже других давалось обычное общение, но лучше — учёба.

И то, и другое, судя по всему — по одной причине: баланс понимания вербального и невербального языка был явно смещён в пользу первого — в результате, такие дети, смотря в книгу, видели в ней, на самом деле, буквы, слова и стоящий за ними смысл — тогда как добавление потока входящей невербальной информации, не помогал понять собеседника, а только затуманивал их смысл и требовал небольшой задержки на обработку всех сигналов на уровне сознания, зарабатывая репутацию тормознутых среди прочих детей, у которых невербальные сигналы обрабатывались моментально на подсознательном уровне.

Впрочем, хотя слыть тормозом было и не очень приятно, но скорости неформальных и невербальных контактов остальных детей, молниеносно находивших друг с другом общий язык практически без слов, я никогда не завидовал, и меняться бы ни за что с ними не стал, потому что подсознательная обработка информации означает подсознательную, иными словами — эмоциональную реакцию. Нет, спасибо, я лучше пойму, что происходит — точнее, произошло и уже закончилось, пока я тормозил.

Текстовый веб всё изменил. Были, конечно, ещё «эсэмэски», но 70 символов с abc-набором было недостаточно, чтобы ощутить сдвиг парадигимы.

{ «osnovaUnitId»: null, «url»: «https://booster.osnova.io/a/relevant?site=vc&v=2», «place»: «between_entry_blocks», «site»: «vc», «settings»: {«modes»:{«externalLink»:{«buttonLabels»:[«\u0423\u0437\u043d\u0430\u0442\u044c»,»\u0427\u0438\u0442\u0430\u0442\u044c»,»\u041d\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u0417\u0430\u043a\u0430\u0437\u0430\u0442\u044c»,»\u041a\u0443\u043f\u0438\u0442\u044c»,»\u041f\u043e\u043b\u0443\u0447\u0438\u0442\u044c»,»\u0421\u043a\u0430\u0447\u0430\u0442\u044c»,»\u041f\u0435\u0440\u0435\u0439\u0442\u0438″]}},»deviceList»:{«desktop»:»\u0414\u0435\u0441\u043a\u0442\u043e\u043f»,»smartphone»:»\u0421\u043c\u0430\u0440\u0442\u0444\u043e\u043d\u044b»,»tablet»:»\u041f\u043b\u0430\u043d\u0448\u0435\u0442\u044b»}} }

Текстовое общение онлайн — совсем другое дело: чисто вербальная комуникация без помех и искажений, вносимых невербальным сигналом, отсутствующим, как класс — и даже в живом чате небольшая задержка на сознательную обработку поступающей информации не превращалась в неуклюжую паузу, как в живом разговоре.

Тем временем, интернет демократизировался — и в него пришли обычные люди.

Люди, для большинства из которых невербалика была и является до сих пор необходимым и неотъемлемым, как хромосома, элементом здоровой комуникации — которым необходимо было видеть (или хотя бы слышать) эмоциональную реакцию собеседника — оказались наедине с этими страшными буквами, дезориентированные без необходимых им невербальных метаданных, пока на выручку им не пришли колобки — эмоджи.

Эмоджи: понять и простить

Именно так: смайлики — это было не только весело, это было необходимо — в вербальной коммуникации появился канал для невербальной информации хотя бы в самой утрированной форме. Вытсенившее их из разговорной речи «эмоджи» — даже более удачное название, потому что оно вполне точно отражает суть и назначение этого иероглифического письма.

Возможно, эмоджи служат как адаптационный механизм к переходу в вербальное коммуникационное пространство — как костыль для человека, который заново учится ходить после травмы спины.

С другой стороны, не менее вероятно, что эмоджи с нами, чтобы остаться — в пользу этого сценария развития событий говорит то, что не столько сейчас расширяется пространство вербального общения, сколько способы бмена информацией, включая анимоджи Apple, голосовые сообщения, видеозаписи, стори, стримы etc.

Плохо это или хорошо?

Во-первых, технологии для людей, а не люди для технологий.

Ничего хорошего от принуждения людей функционировать в неестественной для них обстановке я не вижу — у меня есть сильное подозрение, что значительная часть треш-коммуникации, заполонившей все борды и комменты интернета — это, во многом, эффект дезориентированности людей в вербальном пространстве без невербальных подсказок, без которых люди просто теряют чувство равновесия в диалоге, валясь, в итоге, кучей друг на друга.

Явно из той же категории и известное наблюдение, что личная встреча снижает градус агрессии по сравнению с накалом страстей в сети: no shit, Sherlock, при личной встрече перед тобой уже человек и его эмоции, процесс неосознанного распознания которых — включая момент, когда пора прекращать эскалацию, например — оттачивался миллионами лет эволюции.

Поэтому ничего страшного, если не все люди способны перейти на чисто вербальное общение онлайн — пусть пользуются эмоджи, анимоджи, шлют голосовые и общаются по видео — это никак не мешает мне писать буквами; я понимаю, что если симуляция невербалики онлайн упрощает коммуникацию для кого-то — то это, в конечном итоге, повышает эффективность коммуникации для всех.

Возможно, это поможет даже тем бизнесам, которые тащат комментарии как чемодан без ручки: почему бы кому-нибудь не попытаться привести комментарии в человеческий вид, позволив увидеть людей за комментариями?

Скажем, если заменить текстовые ответы видеосообщениями, то даже комментарии на YouTube могут из гладиаторских боёв на подмосковной свалке превратиться во что-то более здоровое, когда люди, увидев друг друга, станут… вести себя как люди — что, по сравнению с текущим качеством онлайн-коммуникации, уже будет небольшим чудом.

Во-вторых, если людям для нормального общения в сети нужны эмоджи, аудио и видео — то новость здесь в том, что люди могут нормально общаться в сети; что люди вовсе не деградируют, что эмоджи — не доказательство отупения, комментариии — не доказательство озверения, что мы не перейдём на язык пиктограмм, иероглифов и пантомимы в сколь-нибудь обозримом будущем, а интернет в целом — не приговор цивилизации, не коллективный мистер Хайд и не приквел к «Идиократии», а просто ещё один инструмент, дающий человечеству возможность узнать себя получше.

Использование невербальной коммуникации на работе

«Самое главное в общении — слышать то, что не сказано» — Питер Ф. Друкер

Невербальная коммуникация — это способ передачи чувств или информации без использования слов. Она работает рука об руку с вербальной коммуникацией, но между ними существуют некоторые различия. Невербальная коммуникация включает:

— язык тела (поза, жесты, движения),
— зрительный контакт,
— тон и тембр вашего голоса,
— расстояние между людьми,
— прикосновения,
— внешний вид (цвета, символы и т. д.).

Эти невысказанные сигналы имеют большое значение, потому что они в 12-13 раз мощнее наших слов. Это означает, что, когда ваши коллеги и сотрудники слушают вас, ваши жесты, голос, позы и зрительный контакт на самом деле говорят громче.Люди подсознательно используют ваши невербальные сигналы в качестве дорожной карты, чтобы узнать ваши намерения, а затем сформировать мнение о вас. В таком случае после разговора с вами люди будут чувствовать себя позитивно, даже не зная почему. Это поможет вам установить доброжелательные отношения на рабочем месте и завоевать уважение сотрудников.

Самый большой минус невербального языка в том, что человек не может полностью его контролировать, так как в основном он проявляется бессознательно. Все это потому, что исторически люди использовали невербальное общение до того, как появился язык. Невербальный — это первая форма языка, который мы использовали, чтобы выразить наши потребности. Невербальный язык естественен для человек, тогда как вербальному — нужно учиться.
Вы когда-нибудь ловили себя в середине разговора, думая: «О, я должен жестикулировать, чтобы быть более открытым». Или «перестаньте осматривать комнату и посмотрите на меня!» Это правильно, но есть еще много нюансов. Во-первых, необходимо понять, как работает невербальный язык.

Функции невербальной коммуникации на 3 ключевых уровнях

1. Усиливает вербальное общение

Невербальные сигналы и жесты могут дополнять или акцентировать наши словесные сообщения. Например, такой жест, как удар кулаком по столу вместе с криком подчеркивает эмоции гнева. Использование рук делает ваши слова более запоминающимися.

2. Заменяет вербальное общение

Вам не всегда нужно говорить, чтобы что-то сказать. Выражение лица является универсальным. Вы можете прочесть чувства человека и понять, когда его улыбка «поддельна». Поэтому вам следует понимать, что выражение лица должно соотноситься с тем, что вы транслируете человеку. В противном случае вам будет сложно завоевать доверие людей и повести их за собой. 
Совет. Улыбайтесь сотрудникам утром, когда приходите на работу. У вас может и не быть времени на разговор, но люди будут знать, что вы счастливы работать с ними. Это заразит позитивом работников и поможет сформировать положительное впечатление о вас, не сказав ни слова.

3. Противоречит вербальному общению

Самое главное, наши невербальные сигналы могут противоречить нашим словесным сообщениям.
Это тот, на который руководители должны уделять особое внимание работе, потому что противоречивое общение порождает недоверие и побуждает ваших сотрудников подвергать сомнению ваш авторитет.
Никто не любит неоднозначные сообщения, особенно от лидера. Ответственность руководителя заключается в том, чтобы четко выражать свое сообщение. Говорить одно и делать другое — довольно частая ошибка руководства. Если устное сообщение и язык тела несовместимы, слушатели скорее будут реагировать на второе.

Когда невербальная коммуникация может дать сбой?

Невербальная коммуникация является мощным средством выражения своих чувств и эмоций. Однако она может ввести вас в заблуждение:
Ложная интерпретация. 
Например, если работник подпер голову рукой во время встречи, вы можете подумать, что ему скучно, когда на самом деле он может думать совсем о другом. Может быть, человек устал, или эта позиция помогает ему сосредоточиться. Этот пример показывает, как быстро мы делаем предположения, и что иногда важно копнуть глубже, чем кажется. 

Потеря доверия. 
Если ваш невербальный язык говорит об одной истории, а разговорный язык – о другом, люди могут подвергнуть сомнению ваш авторитет. Например, если вы даете положительные отзывы сотруднику, но делаете это низким монотонным голосом — он, вероятно, не поверят вашим словам и потеряет к вам доверие. Обращайте внимание на то, как вы сообщаете новости своим сотрудникам. Если они поймут, что ваши слова искренние, они будут намного охотнее выполнять свою работу на должном уровне.

Самопознание

Повышения навыков самопознания способствует улучшению вашего невербального общения. По данным Гарвардского университета ядром высокого эмоционального интеллекта является самосознание: если вы не понимаете своих собственных чувств и эмоций, почти невозможно развить понимание чувств и эмоций других людей.
Если вы хотите отправить правильное невербальное сообщение, вам нужно сначала осознать свои эмоции и понять, как они влияют на вас — внутри и снаружи. Например, мы знаем, что наш внутренний стресс влияет на наш внешний язык тела. Если мы научимся понимать, что мы чувствуем и что вызывает стресс, мы сможем лучше контролировать не только эмоции, но и наше тело.Когда эмоции активируются, они сопровождаются телесными изменениями, например, учащенное дыхание, мышечное напряжение, покраснение кожи и т. д. Эмоциональное самопознание — это познание собственного тела.
Совет. Задайте себе вопросы: В каких ситуациях вы чувствуете определенные эмоции? Меняется ли с этим чувством ваш язык тела? Попробуйте ежедневно отмечать свои эмоциями в ежедневном журнале, а затем ищите повторы. Понимание — это первый шаг к улучшению.

Плюсы вашего самопознания:
Вы сможете отправлять невербальные сигналы, соответствующие вашим словесным намерениям, что приводит к лучшему пониманию и к доверию со стороны сотрудников.
Вы научитесь читать невербальные сообщения своих сотрудников и будете лучше понимать их чувства и потребности. 

4 совета по невербальной коммуникации для менеджеров

1. Следите за своим языком тела (жесты, поза, движения)

Ваш язык тела передает эмоциональный посыл вашей аудитории. Он сообщает получателю, что вы открыты или закрыты для них. Если вы хотите построить положительные, доверительные отношения со своими коллегами и сотрудниками, ваш язык тела должен быть визуальной подсказкой для этого.

5 советов по языку для получения доверия:

  • Подайте корпус вперед, когда говорите или слушаете, чтобы показать заинтересованность.
  • Кивайте головой, чтобы показать, что вы слушаете.
  • Сидите прямо! Откинутая назад осанка демонстрирует незаинтересованность.
  • Держите руки нескрещенными, ноги и торс разверните к собеседнику, чтобы показать, что вы открыты.

2. Поддерживайте контакт глазами

Давно известно, что «глаза — это зеркало души». Мы действительно можем почувствовать эмоции людей через зрительный контакт (или его отсутствие). Поддержание зрительного контакта во время бесед с коллегами или сотрудниками поможет вам установить доверительные отношения. Это позволит им понять, что вы слушаете, и вам не все равно. Может это звучит достаточно банально, но человеку легко отвлечься, и его взгляд станет блуждать, поэтому приложить усилия к поддержанию зрительного контакта — хорошее начало для создания хороших отношений.

3. Помните о своем голосе (тон, интонация)

Ваш тон голоса может передать огромное количество информации, начиная от энтузиазма, заканчивая гневом. Обратите внимание, как ваш тон голоса влияет на реакцию других людей. Попробуйте изменять тон голоса, чтобы подчеркивать идеи, которые вы хотели бы сообщить. Говорите спокойно и уверенно. 

4. Держите свои руки там, где люди могут их видеть

Первое, что люди видят, глядя на вас, это совсем не ваше лицо, это ваши руки. Они многое говорят о человеке. Например, открытые руки являются признаком честности, в то время как скрещенные руки могут создать впечатление, что вам есть что скрывать. В вашей повседневной работе, будь то предоставление обратной связи работнику или презентация новой бизнес-стратегии для вашей команды — чтобы пробудить интерес и завоевать доверие, лучше держать свои руки там, где они могут увидеть их.

Помните, что работа над осознанием своих эмоций и языка тела поможет вам улучшить отношения со своими сотрудниками, партнерами и клиентами. 

Невербальное общение и коммуникация

Содержание:
Визуальный канал
Дистанция
Жесты
Зрительный контакт
Выражение лица
Межкультурные различия в интерпретации улыбки.
Паралингвистика.
Множественные каналы
Невербальное поведение и самопрезентация

Большая часть коммуникации между людьми происходит невербально, и влияния невербальной коммуникации на впечатления о других людях могут быть особенно сильными. В исследовании Эмэби и Розенталя (Amaby, Rosenthal, 1993) студентам демонстрировали 30-секундные видеоролики без звука, на которых были сняты лекции преподавателей колледжа, а затем просили их оценить преподавателей по ряду личностных качеств. Студенты смогли дать достоверные оценки качествам преподавателей — оценки, которые демонстрировали хороший уровень консенсуса и представляли собой достоверные прогнозы оценок, которые студенты давали преподавателям позднее, в конце семестра. Не возникает сомнения в том, что воздействие даже небольшого количества невербального поведения может быть очень существенным!

В целом люди сообщают информацию о себе главным образом тремя способами. Наиболее очевидный способ — вербальная коммуникация, т. е. содержание речи человека. Другие способы невербальны и предоставляют набор гораздо более трудноразличимых сигналов. Невербальная коммуникация представляет собой сумму тех способов, при помощи которых мы передаем информацию без использования речи.

Невербальная  коммуникация приходит к нам через визуальный канал, включающий в себя такие особенности, как выражение лица, жесты, поза и внешний вид. Она также поступает к нам через паралингвистический канал, а именно через речевые сигналы, остающиеся после того, как содержание удалено, а именно высоту тона, амплитуду, темп, качество звука и речевой контур.

Визуальный канал

Некоторые из основных невербальных сигналов визуального канала выражаются путем «соблюдения дистанции», жестов и зрительного контакта.

Дистанция.

Обычно чем более дружелюбные и личные чувства человек испытывает к другому человеку, тем ближе к нему он стоит. Друзья стоят ближе друг к другу, чем незнакомые люди; люди, которые хотят казаться дружелюбными, выбирают более короткую дистанцию; а люди, между которыми существует сексуальное влечение, стоят очень близко друг к другу. Несмотря на то что большинство людей не уделяют много времени размышлениям о своем личном пространстве, мы все осознаем, что если человек стоит близко к нам, это обычно расценивается как знак дружбы или интереса. Возможно, это один из наиболее важных и простых способов сказать тому, кого ты только что встретил, что он тебе нравится. Другой человек немедленно осознает ваш интерес, и, если его это не интересует, он, возможно, отодвинется на большее расстояние, чтобы продемонстрировать вам свое отношение.

Люди, принадлежащие к разным культурам, имеют различные традиции использования прикосновений и других невербальных коммуникаций во время случайного разговора. Например, эти две женщины, живущие в Северной Америке, чувствуют себя комфортно, не прикасаясь друг к другу, в то время как эти двое мужчин, идущие по улице в Испании, во время разговора находятся близко друг к другу и неоднократно дотрагиваются до собеседника 

Жесты.

 В последние годы было опубликовано множество книг на тему языка тела. Авторы этих книг утверждают, что можно с точностью определить, что думают другие люди, наблюдая за движениями их тел и позами. Открытая ладонь означает приглашение, скрещенные ноги демонстрируют попытку защититься и т. д. Несомненно, телодвижения и поза несут в себе определенную информацию. Существуют откровенные, прямые жесты и жесты, уловимые с очень большим трудом. Многие движения тела являются общепринятыми и передают определенную информацию или указания: примерами служат жесты, означающие «остановитесь» или «подойдите», а также жесты со смыслом «садитесь», «да», «нет», «уходите», «до свидания». Многие непристойные жесты имеют хорошо известные значения. В определенном смысле все они составляют язык знаков.

Жесты имеют значение главным образом тогда, когда наблюдатели и участники понимают контекст и в особенности когда они понимают данную культуру. Открытая ладонь не всегда означает приглашение: иногда вытянутая вперед рука с повернутой от себя ладонью означает «стой»; жест, направленный в другую сторону, когда ладонь повернута к себе, а пальцы двигаются в сторону тела, означает «подойдите» или «входите». Никто так и не создал достоверный словарь жестов. Популярные книги, рассказывающие о языке тела, обычно не основаны на научных исследованиях, и их следует читать с долей здорового скептицизма. Значение жестов зависит от контекста, от человека, совершающего действие, от культуры и от реципиента коммуникации.

В настоящее время значение невербальных коммуникаций и в особенности жестов начинает завоевывать свое место в массовой культуре. Специалисты средств массовой информации, которые «делают» политических кандидатов, часто работают над их жестами и другими средствами невербальной коммуникации так же серьезно, как и над содержанием их выступлений. Во время предвыборной кампании 1988 года газета Newsweek (Warner, Fineman, 1988, p. 19) процитировала слова Роджера Айлза (Ailes), консультанта по средствам массовой информации Джорджа Буша, которые он произнес во время репетиции одного из выступлений: «Снова вы идете с этой гребаной рукой. Вы похожи на гребаного гомика!» (цитируется по DePaulo, 1990).

Зрительный контакт

Зрительный контакт — наиболее интересная форма невербальной коммуникации. Как и в случае с другими формами коммуникации, зрительный контакт может обладать огромным количеством значений и зависеть от контекста. Но почти во всех социальных взаимодействиях зрительный контакт несет определенную информацию. Как минимум зрительный контакт свидетельствует об интересе или о его отсутствии. В кинофильмах влюбленные подолгу смотрят друг другу в глаза, чтобы показать любовь, привязанность или заботу. Несомненно, все мы знаем, что длительный зрительный контакт используется в качестве средства демонстрации тяги к кому-то. Даже случайный разговор может превратиться в выражение романтического интереса, если один из участников разговора поддерживает зрительный контакт. И наоборот, избежание или прерывание такого контакта обычно является признаком того, что человек не заинтересован в общении. Несомненно, что, когда во время разговора человек избегает зрительного контакта, мы склонны интерпретировать это как показатель того, что он не в полной мере вовлечен во взаимодействие. Однако из этого общего принципа существуют исключения. Зрительного контакта может избегать также человек, сообщающий плохие новости или говорящий что-то, причиняющее боль. Иногда отсутствие зрительного контакта может означать, что человек стесняется или напуган. Если человек испытывает чувства, которых он стесняется, он не хочет быть объектом прямого пристального взгляда. В исследовании, проведенном Эллсуортом, Фридманом, Перликом и Хойтом (Ellsworth, Friedman, Perlick & Hoyt, 1978), студенткам колледжа сказали, что им предстоит принять участие в обсуждении вопросов, касающихся «достаточно интимных, личных сторон жизни, вещей, о которых студенты колледжей обычно не любят говорить». Затем каждая студентка должна была ждать начала дискуссии в  присутствии подставного лица — помощника исследователя, который в течение 75% времени смотрел прямо на нее или же за все это время бросал на нее только один пристальный взгляд. Без сомнения, большинство участниц отдали предпочтение тому человеку, который не смотрел на них пристально. Но в случае с участницами эксперимента, не ожидавшими разговора, способного вызвать их смущение, все было по-другому. Прямой пристальный взгляд явно пугал смущенных женщин.

Более того, зрительный контакт может быть активно использован в целях запугивания. В другом эксперименте некий человек пристально смотрел на участника, который имел возможность при желании агрессивно реагировать на него. Участники, испытавшие на себе пристальный взгляд, были менее агрессивны, чем те, на кого не смотрели. По-видимому, продолжительный зрительный контакт может быть интерпретирован как угроза, что заставляет людей спасаться или действовать в примирительной манере. Возможно, все мы можем вспомнить тех преподавателей, которые использовали эту технику очень эффективно.

В том, что зрительный контакт может нести противоположные значения — дружелюбие и угрозу, — возможно, и нет ничего удивительного. В обоих случаях он указывает на более высокую степень вовлеченности и эмоционального содержания. То, является ли эмоция положительной или отрицательной, зависит от контекста; невербальные сигналы сами по себе не обладают фиксированным значением.

Выражение лица

Выражение лица также может иметь значение для установления контакта с другими людьми. Одно из интересных проявлений этого феномена — подражание. Наблюдения показали, что люди (как и шимпанзе) физически подражают реакциям других. Дарвин отмечал, что люди, в частности, имитируют страдания других. Возможно, что это подражание является проявлением симпатии к жертве; подражающий человек может руководствоваться желанием дать понять другому человеку, что он разделяет его болезненный опыт.

Для проверки этой идеи Бавелас, Блэк, Лемери и Муллетт показывали студенткам, каждой в отдельности, как человек случайно роняет тяжелый монитор на поврежденный палец, на который была наложена толстая повязка из бинтов. В некоторых случаях жертва, подставное лицо (сильно израненное!), смотрела на наблюдателя; в других случаях зрительный контакт не осуществлялся. Большинство наблюдателей в ответ демонстрировали выражение боли, но в случае отсутствия зрительного контакта оно быстро исчезало. Более того, когда зрительный контакт присутствовал, наблюдатели были в значительно большей степени склонны улыбаться, по-видимому, в попытке утешить пострадавшего. Выражения лиц наблюдателей в условиях зрительного контакта оценивались как более «понимающие» и «заботливые», чем лица тех, кто находился в условиях отсутствия зрительного контакта; это означает, что первые успешнее сообщали чувства сопереживания и сочувствия.

Межкультурные различия в интерпретации улыбки.

Каждый день посетители Департамента автомобильного транспорта (США) выстраиваются в очередь для того, чтобы сделать фотографию для идентификационных карт и водительских прав. Когда людей просят широко улыбнуться, большинство из них с готовностью делают это. Однако, как рассказывает фотограф Калифорнийского департамента автотранспорта, однажды, когда он попросил улыбнуться японца, тот отказался сделать это. Что же было не так? Ответ заключается в различии информации, передаваемой улыбкой.

В Соединенных Штатах улыбка обычно рассматривается с положительной точки зрения как показатель того, что улыбающийся человек добр и дружелюбен и что ему можно доверять. Историки высказали предположение, что поскольку Соединенные Штаты были обществом переселенцев, испытывающим недостаток официального правопорядка, возможность общаться с другим человеком, дружелюбным, не имевшим дурных намерений, вызывающим доверие, имела очень большое значение. Эта интерпретация, судя по всему, сохраняется, свидетельством чего является тот факт, что людей, живущих в Соединенных Штатах, обычно относят к самым дружелюбным людям на планете.

У жителей Азии, напротив, улыбка может передавать совершенно иную информацию. Японец, отказавшийся улыбаться при фотографировании на водительские права, считал, что улыбка будет указывать на то, что он недостаточно серьезно относится к своим обязанностям водителя. Фотография предназначалась для официального документа, и улыбка могла свидетельствовать о фривольном отношении к важному виду деятельности. Подобное же мнение выражает корейская пословица: «Мужчина, который много улыбается, не может быть настоящим мужчиной». Во многих азиатских обществах, включая Японию, Корею и Индию, люди могут улыбаться, когда они смущены, грустны, счастливы, извиняются, разгневаны или находятся в замешательстве. Таким образом, улыбка не имеет четких ассоциаций с дружелюбием или счастьем, как это происходит в Соединенных Штатах или России. Различия в культурных интерпретациях улыбки могут создавать проблемы (Dresser, 1994). Владельцы магазинчиков в Корее, которые, общаясь с покупателями из других стран, не улыбаются, иногда воспринимаются последними как настроенные враждебно. Жителей Соединенных Штатов иногда считают ребячливыми и немного глупыми из-за особенностей их поведения. Когда японские правительственные чиновники фотографируются с сановниками из Соединенных Штатов, они иногда улыбаются, но в основном потому что их учили, что такое поведение ценится американской аудиторией. Таким образом, такой простой акт поведения, как улыбка, может иметь многочисленные значения в различных культурах и может быть использован в качестве основы для формирования суждений о множестве личностных и культурных особенностей.

Паралингвистика.

Вариации речи, отличные от реального вербального контакта, называемые паралингвистикой, передают значительное количество значений, в особенности эмоциональных (Banse & Scherer, 1996). Высота тона, уровень громкости, ритм, изменение интонации и заикания несут в себе  конкретную информацию. Родители часто могут сказать по звуку плача своего ребенка о том, голоден ли он, рассержен или слегка капризничает. Собаки лают совершенно по-разному, и каждый тип лая имеет для человека, знакомого с этим животным, разное значение. И несомненно, выразительность и смысл речи взрослых людей частично зависит от этих паралингвистических факторов.

Такое простое высказывание, как «Ты хочешь переехать в Японию» может иметь абсолютно разный смысл в зависимости от ударения и интонации. Произнесите его вслух как невразумительное высказывание без каких-либо ударений, и оно будет звучать как простая констатация факта. Скажите его с изменением интонации (подъем голоса) на конце предложения, и оно поставит под вопрос мудрость решения отправиться в Японию; вы выразите сомнение в том, что это хорошее место для переезда. Скажите его с дополнительным ударением на первом слове, и оно превратится в вопрос о том, в какой мере квалифицирован человек, к которому обращаются; вы выражаете сомнения в том, способен ли этот человек найти свое место в этой стране. Короткая фраза «Ты мне нравишься» в зависимости от паралингвистических характеристик может указывать практически на что угодно — от умеренных чувств до пылкой страсти.

Эти вариации часто имеют большое значение при передаче эмоций. В действительности они настолько важны, что часто их необходимо добавлять к письменному языку. Для того чтобы показать, что кто-то считает Японию неудачным выбором, предложение могло бы читаться следующим образом: «»Ты хочешь переехать в Японию?» — сказал он с недоверием». Для передачи чувства, стоящего за высказыванием «Ты мне нравишься», можно написать: «»Ты мне нравишься», — страстно прошептала она». Без этих паралингвистических признаков трудно интерпретировать данные высказывания. Одна из трудностей изучения паралингвистики (и большинства других видов невербального поведения) состоит в том, что эти признаки не имеют фиксированного значения. Все мы сходимся во взглядах на значения слов. Мы все знаем, что означает слово «Япония», и, с некоторыми вариациями, мы знаем, что если человек говорит, что вы ему «нравитесь», он имеет в виду положительные чувства. И напротив: люди придают паралингвистическим признакам весьма разнящиеся значения. В понятии некоторых людей пауза может быть использована для ударения; для других она может означать неуверенность. Более высокая тональность может означать волнение или ложь; громкость может указывать на гнев, сочувствие или волнение. Определенное значение зависит от контекста. Трудно интерпретировать сообщение, когда говорящий разговаривает с вами более громко. Если человек сжимает руку в кулак, показывает ли он свой гнев? Если человек сжимает вас в объятиях, является ли это свидетельством любви? Интерпретация зависит как от индивидуальных привычек и характеристик, так и от этнических обычаев.

Множественные каналы

Какой из трех каналов коммуникации — вербальный, визуальный или паралингвистический — обеспечивает наибольшую информацию о реальных эмоциях человека? Обычно, и это неудивительно, люди стремятся сформировать более точные суждения о другом человеке, обладая доступом ко всем каналам коммуникации. Исследователи способов невербального общения высказывают предположение о том, что невербальная коммуникация играет важную роль при формировании суждений об истинном состоянии человека, в особенности при передаче эмоциональной информации. Однако эмпирические исследования ставят это заключение под сомнение. В целом вербальный канал, т. е. информация, которую люди сообщают о себе, представляется гораздо более важным для всех типов суждений о людях, в том числе и суждений об их эмоциональном состоянии .

Вопрос о том, какой из каналов передает более значимую информацию, становится особенно актуальным, когда наблюдатель из разных каналов получает противоречивые сигналы. Как вы интерпретируете чувства вашей подруги, если она говорит, что любит вас, а сама отодвигается в сторону и не смотрит на вас? Ее вербальная и наблюдаемая вами коммуникация, похоже, вступают в противоречие. А что, если ваша соседка по комнате кричит вам во всю силу своих легких, что на самом деле она нисколько не сердится на вас за то, что вы разбили ее любимую кофейную чашку? Противоречия между каналами имеют особенное значение при интерпретации явно обманчивых коммуникаций.

Действительно ли в конфликтных ситуациях можно с максимальной уверенностью положиться на невербальную и в особенности наблюдаемую коммуникацию, как утверждают некоторые из исследователей? В ходе одного из исследований Краусс, Эппл, Моренси, Уэнцель и Уинтон (Krauss, Apple, Morency, Wenzel & Winton, 1981) показывали участникам записи телевизионных дебатов, состоявшихся в 1976 году между Уолтером Мондейлом (Mondale) и Робертом Доулом (Dole), двумя кандидатами на пост вице-президента. Начало дебатов было приятным, но затем дискуссия приобретала возбужденный и враждебный характер. Исследователи отобрали 12 отрывков из выступлений каждого оратора, в половине из которых демонстрировались положительные эмоции, а в половине — отрицательные. Затем каждому участнику были показаны эти отрывки в одном из четырех условий:

  1. аудио-визуальном — стандартная версия, записанная на видео-кассету;
  2. только вербальном — письменная расшифровка стенограммы, представленная в NewYork Times,
  3. только видео — с выключенным звуковым каналом; и
  4. паралингвистическом — только звуковая дорожка, но с отфильтрованным содержанием, что делало речь непонятной, в то время, как такие невербальные особенности, как высота тона, уровень громкости, темп и т. д., были сохранены.

Таблица 1

Правильность восприятия истинных чувств воспринимающего по отношению к объекту

  Вербальное содержание
  доступно недоступно
Выражение лица доступно для наблюдения +8,5 +7,4
Выражение лица недоступно для наблюдения +8,4 +3,1

Примечание. Отметка представляет собой восприятие истинного чувства воспринимающего к понравившемуся объекту минус восприятие истинного чувства воспринимающего к непонравившемуся объекту, каждое из которых оценивается по 9-балльной шкале.

Источник: Zuckerman, Amidon, Bishop & Pomerantz (1982), p. 353.

 

Вербальное содержание оказалось решающим для определения того, какие эмоции выражались: позитивные или негативные; т. е. вербальная информация была наиболее важной, что противоречит предположениям о значении невербальных коммуникаций. Данные, полученные в ходе этого исследования, представлены в табл. 1. Визуальный канал мало что привнес в суждения наблюдателей. Паралингвистическая информация действительно сделала свой вклад в суждения об уровнях эффективности и активности выступлений ораторов. То есть наблюдатели, которым был представлен неразборчивый звуковой ряд, сформировали такие же  суждения о силе эмоций, что и те, кому была представлена полная аудио-визуальная информация. Значение полученных результатов заключается в том, что паралингвистическая информация, такая как зрительный контакт, может оказаться достаточной для определения энергичности эмоции и вовлеченности, даже если она недостаточна для определения конкретного типа выражаемой эмоции.
Таким образом, в целом можно отметить, что невербальные сигналы — как пара- лингвистические, так и видимые — не являются очень точными проводниками, способными привести к пониманию эмоциональных чувств у других людей. В невербальных коммуникативных сигналах нет ничего магического или безусловного. Большинство из них могут передавать множество сообщений в зависимости от контекста. Прикосновение к руке привлекательной женщины, с которой вы недавно познакомились, означает нечто совершенно иное, чем такое же прикосновение бездомного на станции метро. Невербальные сигналы могут быть информативными, но в основном это происходит тогда, когда они прочно вписаны в знакомый контекст, когда мы знаем, какова роль другого человека, когда мы имеем некоторое представление о его общих целях, когда мы имеем представление о нормах, существующих для этой ситуации, и т. д.

В отсутствие понятного или знакомого контекста — например когда мы путешествуем за границей — мы часто чувствуем себя потерянными, и невербальные сигналы имеют для нас мало смысла. Причина заключается в том, что многие сигналы, понятные нам в рамках нашего культурного контекста, в ином культурном контексте имеют совершенно иное значение.

Невербальное поведение и самопрезентация

Итак, в ходе нашего обсуждения возникло предположение о том, что невербальное поведение является или самопроизвольным и неосознанным, или представляет собой потенциальный источник утечки информации об обмане. Однако  невербальное поведение подвластно саморегуляции (DePaulo, 1992). Когда у людей присутствует мотивация произвести определенное впечатление, они часто делают это, в частности управляя своим невербальным поведением.

Вспомните, что происходило, когда ваш друг в последний раз делился с вами своими проблемами. Если вы терпеливо и сочувственно слушали, как это делают большинство из нас, по меньшей мере в начале разговора, вы, возможно, сознательно произносили правильные слова, такие как «Это очень плохо» или «Так ужасно нельзя обращаться ни с кем». Вероятно, вы также сознательно использовали соответствующие формы невербального поведения, например установление зрительного контакта с другом, когда он говорил, и сочувственно кивали. Вы знали, к примеру, что нельзя улыбаться, а нужно выглядеть серьезно, и что не следует вскрывать и просматривать свою почту, пока он объясняет суть своей проблемы. Несмотря на то что у вас не было намерения каким-либо образом обманывать вашего друга, формы вашего невербального поведения находились под четким контролем, по крайней мере в определенной степени, так что вы выражали соответствующие чувства и реакции на откровения вашего друга.

В течение жизни мы много узнаем о самопрезентации невербального поведения — столько, что когда мы взрослеем, она становится почти автоматической. Например, уже во время обучения в колледже мы, скорее всего, не думаем, что нам следует прекратить суетиться, долго смотреть кому-то в глаза и выглядеть сочувственно, когда другой человек рассказывает нам о своих проблемах. Эти формы поведения могут проявляться, в сущности, спонтанно, как реакции на страдание друга. Культурные нормы, определяющие, как человек передает эмоции другим людям, являются упорядоченными и следуют нормам, которые психологи называют правилами демонстрации (Ekman, 1992а, 1992b). Правила демонстрации определяют не только то, какая эмоция должна быть передана в определенной ситуации, но и то, как это должно быть сделано.

Невербальное поведение также может быть использовано и для будущих социальных целей. Когда мужчина разговаривает с женщиной, которой он хочет назначить свидание, он много улыбается, устанавливает с ней длительный зрительный контакт, стоит довольно близко и может упереться рукой в стену за спиной своей предполагаемой партнерши. Будучи вынужденным разговаривать с кем-то, кто его не привлекает, он стоит на большем расстоянии от собеседника, время от время обводит глазами комнату, сохраняет более серьезное выражение лица и держит руки прямо перед собой.

Люди отличаются друг от друга тем, насколько эффективно они используют свою невербальную коммуникацию. В частности, при использовании невербального поведения проявляются половые различия. Девушки и женщины обычно  более экспрессивны, в большей степени вовлечены в свои межличностные взаимодействия и более свободно выражают эмоции. Им свойственно в большей степени использовать невербальное поведение во взаимодействии с другими людьми, например такие его проявления, как прикосновения, зрительный контакт, выразительные движения тела, улыбка и пристальный взгляд. Кроме того, женщины точнее интерпретируют и невербальные сигналы, чем мужчины. В передаче различных эмоций также существуют тендерные различия. Женщины гораздо лучше передают счастье, в то время как мужчины более способны к передаче гнева.

Гендерные различия легко интерпретировать с точки зрения половых ролей. Обычно женщин считают специалистами в социальной и эмоциональной сферах жизни, и в этом плане невербальное поведение может оказать им явную помощь. Однако отдельные исследования показывают, что данные половые различия развиваются в очень раннем периоде жизни, даже в возрасте 3 месяцев. Соответственно бывает сложно определить роль природы и воспитания при попытке понять эти важные половые различия.

В заключение можно отметить, что из всего вышесказанного следует, что при наличии мотивации к передаче своих собственных эмоций в процессе социального взаимодействия люди пытаются сделать это, в частности, контролируя формы своего невербального поведения. Несмотря на то что иногда люди используют это поведение для обмана других, более обычным служит их использование для передачи в определенной ситуации правильного впечатления о себе и своих чувствах. Более того, люди осуществляют этот невербальный контроль достаточно успешно, пока не совершают попыток передать ложное впечатление.

Невербальность мысли. Новый ум короля [О компьютерах, мышлении и законах физики]

Невербальность мысли

Одно из главных утверждений, которое Адамар делает в своей работе о творческом мышлении — это убедительное опровержение популярного сегодня тезиса, который гласит, что вербализация необходима для формирования мысли. Вряд ли здесь можно привести возражение более убедительное, чем то, которое содержится в письме Альберта Эйнштейна Адамару:

«Слова или язык, как в устной, так и в письменной форме, по-видимому, не играют никакой роли в механизме моего мышления. Психические сущности, которые, по-видимому, и являются составляющими элементами мысли — это определенные знаки и более или менее отчетливые образы, которые могут „произвольно“ воспроизводиться и комбинироваться по собственному желанию… В моем случае, упомянутые элементы носят визуальный и моторный характер. Общепринятые слова или другие знаки мне приходится подбирать только на второй стадии, когда упомянутые ассоциативные связи приобретают отчетливые очертания и могут быть воспроизведены по моей воле».

Еще здесь стоит процитировать видного генетика Фрэнсиса Гальтона:

«Для меня серьезную трудность представляет письмо, а еще большую — словесное изъяснение, так как размышления в словесной форме даются мне далеко не так легко, как в любой другой. Часто случается, что проделав большую работу и получив результаты, которые мне абсолютно ясны и вполне меня удовлетворяют, при попытке выразить их словами я сталкиваюсь с необходимостью переводить себя в совершенно иную интеллектуальную плоскость. Мне приходится перекладывать свои мысли на язык, который не слишком-то хорошо им соответствует. Поэтому я вынужден тратить уйму времени в поисках подходящих слов и фраз, и часто осознаю, что, выступая без подготовки, бываю не понят не из-за неясности содержания высказывания, а только лишь из-за неуклюжести своих вербальных конструкций. Это один из небольших, но досадных моих недостатков».

Нечто сходное пишет и сам Адамар:

«Я утверждаю, что слова полностью отсутствуют в моей голове, когда я действительно предаюсь раздумьям, и я нахожу случай Гальтона полностью идентичным моему личному опыту, поскольку и у меня самого даже после прочтения или выслушивания вопроса все слова исчезают в тот самый момент, когда я начинаю их обдумывать; и я полностью согласен с Шопенгауэром, когда он пишет: „Мысли умирают в момент, когда воплощаются в слова“».

Я цитирую эти примеры, потому что они очень хорошо согласуются с моим собственным способом мышления. Почти все мое математическое мышление визуализируется или протекает на уровне невербальных понятий, хотя мысли очень часто сопровождаются пустыми и почти бесполезными словесными комментариями, такими как «вот это идет с этим, а это — с этим». (Иногда я могу употреблять слова для выражения простых логических выводов.) Трудности, которые испытывали упомянутые ученые при переводе своих мыслей на язык слов, я часто испытывал и сам. Причиной тому в большинстве случаев служило просто-напросто отсутствие адекватных терминов, способных выразить требуемые понятия. Действительно, я часто веду расчеты, используя специально разработанные диаграммы, которые представляют собой сокращенную запись определенных типов алгебраических выражений (см. Пенроуз и Риндлер [1984]). Необходимость перевода таких диаграмм в слова — это очень трудоемкий процесс, и я это делаю только в случае крайней необходимости, когда нужно подробно объяснить что-то другим. И еще одно наблюдение: я случайно заметил, что если сосредотачиваю все свое внимание на математике и некоторое время занимаюсь только ей, а потом кто-то внезапно обращается ко мне, то в течение нескольких следующих секунд я почти не способен говорить.

Не могу сказать, что я никогда не думаю в словесной форме — просто я нахожу слова почти бесполезными для математического мышления. Другие виды рассуждений, возможно, такие, как философские, являются, вероятно, гораздо более подходящими для вербального выражения. Может быть, поэтому так много философов считают язык неотъемлемым средством интеллектуальной деятельности и сознательного мышления! Нет сомнения, что каждый человек думает по-своему — это подтверждает и мой собственный опыт, и мнения других математиков. Наиболее полярными стилями математического мышления являются, как кажется, аналитический/геометрический. Интересно, что Адамар считал себя аналитиком, хотя использовал скорее визуальные, чем вербальные образы в своем математическом мышлении. Что касается меня, то я в значительной степени тяготею к геометрическим методам. Если же говорить обо всех математиках, то разброс здесь окажется весьма широк.

Но коль скоро мы согласились с тем, что значительная часть сознательного мышления, на самом деле, может иметь невербальный характер — ас моей точки зрения к другому выводу приведенные выше соображения привести не могут — тогда, наверное, читателю будет нетрудно поверить также и в то, что подобное мышление может иметь неалгоритмическую составляющую!

Напомню, что в главе 9 («Где обитает сознание?») я упоминал о часто встречающейся точке зрения, согласно которой только одно полушарие мозга — то, где находится центр речи (левое у большинства людей) — способно также и на сознательное мышление.

После ознакомления с вышеизложенным читателю должно быть ясно, почему я считаю эту точку зрения совершенно неприемлемой. Я не знаю, используют ли, как правило, математики одно полушарие чаще, чем другое; но нет сомнения в том, что для истинного математического мышления необходим высокий уровень сознания. В то время как аналитическое мышление, по всей видимости, сосредоточено в левой половине мозга, геометрическое мышление, напротив, часто приписывают правой половине; так что вполне разумной является предположение о том, что значительная часть сознательных математических рассуждений проводится все-таки в правом полушарии!

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

«Невербальная культура в деловых отношениях»

Министерство образования и науки РФ

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Казанский национальный исследовательский технологический университет

Выполнила: студент

гр. 93-002 Ахунова Алия

Проверила: Коровина Т.Ю.

Казань 2013г.

Содержание

Введение

1.Невербальное общение – вид общения без использования слов

2. Роль невербального общения

3. Этикет невербального общения

4. Жесты в деловом общении

4.1.Типы жестов

5. Невербальное поведение и национальные традиции

Заключение

Список использованной литературы.

ВВЕДЕНИЕ

Деловое общение — это, прежде всего коммуникация, т.е. обмен информацией, значимой для участников общения .Все средства общения делятся на две большие группы: вербальные (словесные) и невербальные.

А. Пиз в своей книге «Язык телодвижений» приводит данные, полученные А. Мейерабианом, согласно которым передача информации происходит за счет вербальных средств (только слов) на 7%, звуковых средств (включая тон голоса, интонации звука) — на 38%, а за счет невербальных средств — на 55%. К таким же выводам пришел и профессор Бердвиссл, который установил, что словесное общение в беседе занимает менее 35%, а более 65% информации передается с помощью невербальных средств .

Деловое общение – необходимая часть человеческой жизни, важнейший вид отношений с другими людьми. Вечным и одним из главных регуляторов этих отношений вступают этические нормы, в которых выражены наши представления о добре и зле, справедливости и несправедливости, правильности или неправедности поступков людей. Общаясь в коллективе с коллегами по работе или деловыми партнерами каждый, так или иначе, опирается на эти представления. Но в зависимости от того, как человек понимает эти моральные нормы. Какое содержание в них вкладывает, в какой степени он их вообще учитывает в общении. Он может, как облегчить свое деловое общение, сделать его более эффективным, так и затруднить это общение или даже сделать его невозможным.

Целью настоящей работы является рассмотрение невербального поведения и невербальных средств общения.

Для достижения этой цели мною будут рассмотрены следующие вопросы:

1)Невербальное общение – вид общения без использования слов

2)Роль невербального общения;

3)Этикет невербального общения;

4)Жесты в деловом общении;

5)Невербальное поведение и национальные традиции.

Невербальное общение – вид общения без использования слов.

В настоящее время в процессе общения и взаимопонимания людей не последнее место отводится так называемому «невербальному общению» — языку жестов и телодвижений. Мы очень часто обращаемся к этому способу передачи информации, общаясь с друзьями, родственниками, деловыми партнерами, сослуживцами и с теми, с кем лишь на мгновение сталкиваемся нас повседневная жизнь. Он во многом определяет как реакцию на окружающих, так и их отношение к нам. Стоит только сознательно отнестись к этим безмолвным сигналам, которые мы одновременно и подаем, и принимаем, как мы тут же откроем для себя возможность более эффективного и действительного их использования.

Ученые до сих пор спорят о том, в какой степени способность к языку жестов является врожденной, как быстро она развивается в тот период, когда человек учится говорить, и какою роль в ее развитии играет подражание окружающим. Самые современные представления позволяют думать, что способность читать чужие мысли свойственна всем людям. Проще говоря, самые разные внешние признаки, такие как выражение лица или направление взгляда, помогают нам догадаться о чувствах других людей и об их намерениях по отношению к вам.

С тех пор как ученые впервые заинтересовались невербальной коммуникацией, было выявлено множество поразительных вещей. Пожалуй, самое удивительное – это то крайне незначительное количество слов, являющихся значимыми в разговоре лицом к лицу, по сравнению с огромным количеством сигналов, передаваемых с помощью жестов и связанных с ними символов.

Общаясь, мы слушаем не только словесную информацию, но и смотрим в глаза друг другу, воспринимаем тембр голоса, интонацию, мимику, жесты. Слова передают нам логическую информацию, а жесты, мимика, голос эту информацию дополняют.

Невербальное общение часто возникает бессознательно. Оно может либо дополнять и усиливать словесное общение, либо ему противоречить и ослаблять. Хотя невербальное общение и является часто бессознательным процессом, в настоящее время оно достаточно хорошо изучено и для достижения нужного эффекта с успехом может контролироваться.

Невербальное общение – наиболее древняя и базисная форма коммуникации. Наши предки общались между собой при помощи наклона тела, мимики, тембра и интонации голоса, частоты дыхания, взгляда. Мы и сейчас часто понимаем друг друга без слов. Этот язык настолько мощный и общий, что часто мы без труда понимаем собаку, что она хочет. Собака же предугадывает многие наши поступки, например, заранее знает, когда мы идем с ней гулять, а когда отправляемся на улицу без нее.

Невербальное общение – не так сильно структурировано, как вербальное. Не существуют общепринятые словари и правила компоновки (грамматика) жестов, мимики, интонации, при помощи которых мы в состоянии однозначно передать свои чувства. Такая передача зависит от очень многих факторов и часто происходит неоднозначно. Намеренная передача – творческий процесс, которым профессионально занимаются артисты кино и театра. При этом каждый артист передает одну и ту же роль по-разному. При помощи невербального языка мы выражаем свои чувства: любви и ненависти, превосходства и зависимости, уважения и презрения.

Часть невербального языка универсальна: все младенцы одинаково плачут и смеются. Другая часть, например жесты, различается от культуры к культуре. Невербальное общение обычно возникает спонтанно. Мы обычно формулируем свои мысли в виде слов, наши же поза, мимика и жесты возникают непроизвольно, помимо нашего сознания.

Невербальная выразительность учителя — презентация онлайн

1. Невербальная выразительность учителя

13. Невербальное общение в педагогическом взаимодействии

Речь учителя
Основное средство , позволяющее приобщить
учеников к культурному наследию , обучить их
как способом мышления , так и его
содержанию. При этом учитель должен
обладать высокой языковой культурой, богатым
словарным запасом, владеть экспрессивными
возможностями и интонационной
выразительностью речи, иметь четкую дикцию.
Как видно из приведенного определения,
основной акцент в нем делается на речь, то есть
вербальный компонент общения. Вместе с тем,
в последнее время появляется все большее
количество публикаций, связанных с различными
аспектами невербального общения.
Е.А Петрова утверждает:
«Жест, мимика, взгляд, поза подчас оказываются более выразительными
и действенными, чем слова»,
Невербальные аспекты общения играют существенную роль и в
регулировании взаимоотношений, установлении контактов,
во многом определяют эмоциональную атмосферу и самочувствие как
учителя, так и ученика.
Во взаимодействии учителя с детьми, как, впрочем,
любых субъектов общения, невербальное общение осуществляется
по нескольким каналам:
мимика;
прикосновение;
жест;
дистанция общения;
визуальное взаимодействие;
интонация.
Мимическая сторона общения крайне важна — по лицу
человека можно иногда узнать больше, чем он может
или хочет сказать, а своевременная улыбка, выражение
уверенности в себе, расположенности к общению могут
существенно помочь в установлении контактов.
Практически бесконечное многообразие мимических
движений и их сочетаний (Е.А. Петровой отмечается,
что их всего более 20000) дает возможность педагогу
выразить свое эмоциональное состояние и отношение
к определенному ученику, его ответу или поступку:
отразить интерес, понимание или равнодушие и т.д.
А.С.Макаренко писал по этому поводу следующее:
«Не может быть хорошим воспитатель, который не владеет
мимикой, не может дать своему лицу необходимого
выражения или сдержать свое настроение»
Следующий канал невербального общения — прикосновение, обозначаемое
иногда как тактильная коммуникация. Использование прикосновения очень
важно при работе с детьми особенно младшего школьного возраста.
С помощью прикосновения можно привлечь внимание, установить контакт,
выразить свое отношение к ребенку. Свободное передвижение учителя на
уроке по классу облегчает использование этого приема.
Не прерывая урока, он может вернуть к работе отвлекшегося ученика,
коснувшись его руки, плеча; успокоить возбужденного; отметить удачный
ответ.
Особое место в системе невербального
общения учителя занимает взгляд,
которым он может выразить свое отношение
к учащемуся, его поведению, задать вопрос,
дать ответ и т.д.
Существует некоторый оптимальный ритм обмена взглядами с
детьми на уроке, когда индивидуальный зрительный контакт
чередуется с охватом глазами всего класса, что создает рабочий круг
внимания. Чередование, переключение взгляда важно и при
выслушивании ответа. Учитель, взглядывая на отвечающего, дает
понять, что он слышит ответ. Глядя на класс, учитель привлекает
внимание всех остальных детей к отвечающему. Внимательный,
доброжелательный взгляд при выслушивании ответа позволяет
поддерживать обратную связь.
Особое место в системе невербального общения учителя
занимает система жестов.
Жестикуляция педагога является для учеников одним из
индикаторов его отношений к ним. Жест обладает свойством
«тайное делать явным», о чем учитель всегда должен помнить.
Большую роль жесты играют и в обеспечении внимания учащихся,
являющегося важнейшим условием эффективного обучения.
Значительными
возможностями
сосредоточения
внимания
слушателей обладает именно жест, эмоциональная насыщенность
которого, как правило, приковывает внимание аудитории. Среди
средств организации внимания почти каждым учителем активно
используются такие жесты, как жесты указания, жесты имитации,
жесты подчеркивания и т.д.

22. Вывод

Невербальный аспект общения занимает значительное место в процессе
взаимодействия учителя с детьми. Для того, чтобы облегчить свою
работу, учитель должен уметь общаться с детьми даже не разговаривая,
должен брать во внимание не только речь ученика, но и каждый его
жест, взгляд, каждое движение, в свою очередь строго контролировать
свое невербальное поведение.

определение невербального в The Free Dictionary

Гигуцианская риторика, таким образом, усложняет идентификацию и дополняет неидентификацию, демонстрируя, как лишенные прав и возможностей могут использовать невербальные средства для формулирования взаимосвязей через границы и для дальнейшего продвижения к более влиятельному положению. Исследования ясно показывают роль невербальной коммуникации в политике (Ahler, Citrin , Dougal, & Lenz, 2017; Bailenson, Garland, Iyengar, & Yee, 2006; Dumitrescu, 2016; Kemmelmeier & Winter, 2008), а также его влияние на аудиторию во время телевизионных политических дебатов (Bucy, 2016; Druckman, 2003; Краусс, 1996).Выражение эмоций через невербальное поведение при посещении врача. Добавьте к этим примерам лишь несколько из множества невербальных действий — тон голоса при движении рук, пожимание плечами, одежда определенного цвета, украшение дома в определенном цвете, слушать определенный тип музыки или даже иметь в комнате ароматическую свечу. Собеседники могут демонстрировать сотрудничество по разным каналам: (а) через невербальное поведение, сигнализирующее о намерении сотрудничать, (б) через прямые вербальные сообщения и (в) через их фактическое кооперативное или некооперативное поведение при принятии решений.Невербальное общение врача или «язык тела» задает траекторию лечения с того момента, как пациент впервые видит врача. «Культурные нормы и невербальное общение: иллюстрация». Преподаватель по общению. Как медсестры, мы считаем себя квалифицированными в оценке симптомов пациентов, однако часто можем упускать сигналы от нашего персонала, основанные на их невербальном общении. В некоторых случаях невербальные ответы выполняются тихо (неслышно), как в случае протянутая рука в направлении проповедника во время невербального неслышного прямого призыва первой леди Уильямс или невербального неслышимого косвенного тихого крика, который демонстрируют многие прихожане.Обобщая исследования, обсуждения и сотрудничество исследователей и клиницистов со всего мира, психологи Корнольди, Маммарелла и Файн стремятся объединить и формализовать многие общие идеи в области невербальной неспособности к обучению (ННО), чтобы заложить основу для дальнейших исследований и обмена информацией. знание.

Невербальность | Братская любовь

Я уже изучил два способа, которыми я описываю своего брата в этом блоге: аутист, горячая тема повсюду; низкофункционирующие (ранее известные как умственно отсталые), поэтому сегодняшний пост будет о качестве «невербального».

Кажется, существует целый ряд словесных выражений — термин, который я только что придумал. В «шкале Джека», которую я тоже только что составил, диапазон простирается от многословных до немых со следующими промежуточными состояниями: многословие, многословие, чрезмерная болтливость, молчаливость и угрюмость.

Говорит слишком быстро

In Seminars in General Adult Psychiatry , » Термин «растянутость» используется для описания более легких нарушений речи при мании.[1] Smith и Ghaemi описывают многословие с точки зрения гипомании: «При гипомании наблюдается повышенное давление речи с многословием, ненормальная живость выразительных движений, поверхностная суетливая активность и склонность к спорам и раздражительности, если им мешают. в любом случае. Больной интересуется всем, начинает много дел и не заканчивает ни одного. . . приподнятое настроение ведет к ошибочным суждениям и невниманию к другим». (Фиш, цитируется Гамильтоном, 1974: с.73)». [2]

Возможно, вы замечали, что очень быстро говорите, когда восторженно относитесь к излюбленной идее или пытаетесь донести идею, которой вы увлечены. Есть радость быть успешным с этим усилием.

Нормальный темп речи

Нормальный темп речи, вероятно, зависит от окружения. Если вокруг много быстро говорящих, вы также должны говорить быстро, чтобы вас услышали. Есть также случаи, когда требуется быстрый разговор один на один: 1) подача идеи человеку, способному продвинуть вашу цель; 2) представление статуса, обновлений или других отчетов людям, на которых вы работаете.В обоих этих случаях у объекта речи мало времени, и его можно легко отвлечь. Четкая речь важна, но важнее идеи.

Для участия в заурядной беседе: 1) мне нужно что-то добавить; 2) Мне нужно думать, что меня услышат. Умение слушать является важным фактором в любом типе разговорной речи.

Меня в колледже прозвали Медлительным. Я редко участвовал в разговорах (вслух). Я всегда думал о том, что собирался сказать, думал о возможных ответах, считал их неудовлетворительными и воздерживался от того, что собирался сказать.Во многом это было из-за застенчивости, на мой взгляд.

С.     Т.     О.     А.

Просто для улыбки, если у вас когда-нибудь будет возможность, послушайте фишку Боба и Рэя с интервью с Медленными…….Говорящими……из………….Америки. Это примерно так близко, как можно приблизиться к нижним пределам темпа речи. Чуть медленнее, и мы на грани немоты.

Серьезно…

Мой брат Майк не немой. У него есть анатомическое оборудование для вокализации, что он и делает.Некоторые из его звуков кажутся радостными (т. е. И-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-ЕЕ-ЕЕ-ЕЕ-ЕЕ-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е-Е——————-), некоторые — задумчивыми (его хрюканье), некоторые — я не знаю, что и придумать (т. е. дигадигадига).

Нужна ли речь для мышления?

Я не знаю, думает ли мой брат. Когда я пишу это, у меня нет под рукой строгого определения «мышления», но мое собственное определение таково: мышление — это внутренний (ментальный) нарратив, цель которого — предвидеть будущие ситуации и планировать хорошие результаты. Нужен ли для этого язык? Может быть и так, но есть и другие модусы языка, помимо тех, которые пишутся или произносятся, например визуальные и музыкальные.Темпл Грандин ясно дает понять, что она «мыслит образами». Я считаю, что связь между отдельными идеями, выраженными в словах, музыкальных фразах или визуальных образах, составляет повествование.

Майк

Трудно представить внутренний нарратив Майка. Сомневаюсь, что он очень сложный. Но на очень низком уровне он может сообщать о своих потребностях другим. Например, если он не может открыть дверь, он схватит чью-то руку и поднесет ее к дверной ручке этой двери; если он хочет пойти погулять, он точно так же возьмет человека за руку и поведет его или ее к двери, ведущей наружу.А однажды, я был этому свидетелем, он даже выучил знак языка жестов «жаждущий»!! Это поведение быстро исчезло, как будто оно было ему не нужно.

Итак, вот оно, мой брат Майк: аутист, плохо функционирующий и невербальный.


[1] Стейн, Г. и Уилкинсон, Г., ред. Семинары по общей взрослой психиатрии   RCPsych Publications (2007)

[2] Smith, D.J., Ghaemi S.N. Гипомания в клинической практике. Достижения в области психиатрического лечения (2006 г.), том.12, 110–120

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

(PDF) Невербальное событие как часть рассказа о вере и действие. Колумбия: Издательство Университета Южной Каролины.

Гири, Виджай Н. 2009.Теории невербального общения. В: Стивен В. Литтлджон

и Карен А. Фосс (ред.) Энциклопедия теории коммуникации. Тысяча дубов:

Публикации SAGE. http://dx.doi.org/10.4135/9781412959384.n262.

Hiiemäe, Reet 1997. Eesti katkupärimus. [Эстонские знания о чуме.] Monumenta Estoniae

Antiquae II. Mütoloogilised Haigused I. Тарту: EKI folkloristika osakond & EKM

Eesti Rahvaluule Arhiiv.

Hiiemäe, Reet 2004. Работа с коллективным страхом в фольклоре.Фольклор: Электронный журнал

фольклора, Vol. 26, стр. 65–80. DOI: 10.7592/FEJF2004.26.hiiemae.

Хонко, Лаури 1972. Uskontotieteen näkokulmia. [Взгляды религии.] Хельсинки:

WSOY.

Хаффорд, Дэвид Дж. 1989. Ужас, который приходит ночью: опыт, ориентированный на

Изучение традиций сверхъестественных нападений. Филадельфия: Университет Пенсильвании –

vania Press.

Хатто, Дэниел Д. 2008. Народные психологические рассказы: социокультурная основа понимания

причин.Массачусетс: Массачусетский технологический институт.

Kapper, Sille 2013. Muutuv pärimustants: kontseptsioonid ja realisatsioonid Eestis

2008–2013. [Изменение традиционного народного танца: концепции и реализации в

Эстонии, 2008–2013 гг.] Дисс. (кандидатская диссертация). Таллинн: Tallinna Ülikool, Eesti Hu-

manitaarinstituut. Доступно на http://e-ait.tlulib.ee/341/1/kapper_sille.pdf, последний номер

, по состоянию на 18 апреля 2016 г.

Kendon, Adam 1981. —

связь».В: Адам Кендон (ред.) Невербальное общение, взаимодействие,

и жесты. Подходы к семиотике 41. Haag: Mouton Publishers, стр. 1–54.

DOI: 10.1515/9783110880021.1.

Kimmel-Tenjes, Silvi 1993. Mitteverbaalsest kommunikatsioonist. [О невербальном общении

.] Akadeemia, Vol. 3, стр. 535–560.

Kõuts-Klemm, Ragne 2007. Inimeseta teooria: Sissejuhatus Niklas Luhmanni

autopoieetilistesse sotsiaalsetesse süsteemidesse.[Теория без человека:

Введение в автопоэтические социальные системы Никласа Лумана.] Akadeemia,

Vol. 11 (224), стр. 2412–2442.

Лаагус, Айно 1973. Фольклористика ситуации. [О ситуационном анализе

в фольклористике.] Keel ja Kirjandus, Vol. 7, стр. 404–412.

Lintrop, Aado 2014. Suuline pärimus uskumuste kujundajana. [Устная традиция как

фактор, формирующий верования.] Loomisaja lood: Uurimusi ja tõlkeid Põhja-Euraasia

rahvaste usundist.[Исследование и переводы верований

народов Северной Евразии.] Eesti Rahvaluule Arhiivi toimetused 32. Tartu:

EKM Teaduskirjastus, стр. 13–21. Доступно на http://www.folklore.ee/era/pub/

les/ERAT32valik.pdf, последний доступ 18 апреля 2016 г.

Лотман, Михаил 2012. Struktuur ja vabadus I: Semiotika vaatevinklist. 1.1. Tartu-

Moskva koolkond: Tekstist semiosfäärini. [Структура и свобода I: с точки зрения

семиотики.1.1. Тартуско-московская школа: от текста к сфере семио-

.] Bibliotheca controversiarum. Таллинн: Tallinna Ülikooli Kirjastus.

Невербальные синонимы, невербальные антонимы — FreeThesaurus.com

«Очень важно знать, как общаться с такими пациентами вербально и невербально», — сказал он. Способность эффективно общаться — как вербально, так и невербально — требует практики и намерения, особенно для тех, кто занимает руководящие должности и может постоянно испытывать нехватку времени.Эта форма общения, которая дает людям возможность обмениваться информацией как вербально, так и невербально, может быть основой для более интенсивного обмена идеями, что повышает продуктивность генерации идей. Маттар пришел из Уттар-Прадеша, его выращивали в основном женщины; вспомним их служение нашей жизни; все говорят нам: «Это мое тело, бери и ешь, это моя кровь, бери и пей»; потом у нас есть крольчатина из нашего собственного крольчатника; полдюжины кроликов сегодня отдали свои жизни за всех нас; они приготовлены с их кровь; в воображении мы можем визуализировать, как они говорят нам невербально: «Это мое тело, возьми и съешь; это моя кровь, возьми и выпей»; затем у нас есть омлеты из нашей курицы; давайте с благодарностью признаем тех прекрасных кур, которые пожертвовали их детеныши в этих яйцах для нас».Уважительное общение на всех уровнях, как вербальное, так и невербальное, а также поддерживающие межличностные отношения постоянно связаны с позитивным отношением к рабочей среде, что приводит к удовлетворенности работой, повышению производительности труда и увеличению удержания. . Любит заботиться о себе. Важно следить за своими чувствами и реакциями, потому что они могут (даже невербально) «усилить или ослабить чувство родительской компетентности в то время, когда остается мало возможностей быть хорошим родителем» (Hinds и другие., 2009). Недавно Шон Хэннити из Fox News дал длинное интервью Трампу на верхней палубе роскошного вестибюля отеля, а публика собралась недалеко на второй палубе — обстановка невербальная. передал образ человека власти, положения и собственности, что очень помогло его кампании. Возможность невербального общения со штурмовыми группами принесла огромные дивиденды, поскольку весь элемент мог плавно перемещаться по азимуту, а затем плавно менять направление без каких-либо нарушений в импульс или сила действия.Как и в случае с письмом и устной речью, окружающие могут неправильно понять все, что вы сообщаете невербально. Если вы скрестите руки, потому что так вам удобно, люди подумают, что вы злитесь. Но образец голоса — отличный способ понять, что людям нужно в данный момент, потому что они часто не говорят нам устно: они говорят нам невербально. Крейг — это другая версия Колина, и все дело в том, какие внешние знаки вы накладываете на это — другой язык тела, потому что мы невербально выражаем многое из того, что пытаемся проецировать на себя.Ветеринар и давний любитель животных Линда Бендер описывает свой опыт невербального общения с животными в «Мудрости животных». Конечно, это означает, что невербальное общение американских консультантов так же важно, как и все, что они говорят. народной традиции означивания, прямой критики, невербальной насмешки над фирменными ходами соперника.

10 вещей, о которых нужно помнить * Общение

Многих из нас никогда не просили быть в центре разговора, но многие из нас борются с этим.

Может быть сложно передать эмоции или общаться без использования внешнего языка, особенно если вы невербальный человек.

Вот 10 вещей, которые вы должны знать об использовании невербальной коммуникации в электронной почте.1.

Ваши письма должны быть невербальными.

Большинство электронных писем невербальные, и вам следует относиться к ним как к разговору.

Невербальное общение — это когда вы произносите слова и действия, которые естественны для вас, без следа эмоций или эмоционального языка.

Если вы хотите, чтобы ваше электронное письмо было нейтральным, используйте не существительные, такие как «привет», «привет» и «мне очень жаль».2.

Ваше электронное письмо не должно иметь осуждающего тона.

Важно, чтобы вы не использовали один и тот же тон во всех своих электронных письмах, поэтому, если вы хотите передать свои эмоции или личную точку зрения, используйте тон, который не мешает тому, что вы хотите от получателей. .

Это может показаться странным предложением, но оно работает.3.

При использовании невизуальной коммуникации четко указывайте сообщение, которое вы пытаетесь передать.

Вам следует избегать отправки сообщений о политике или бизнесе, а также избегать использования таких терминов, как «слушание» или «слушания».4.

Держите вашу электронную почту неличной.

Вы не хотите, чтобы вас воспринимали как манипулятора, и если вы этого не сделаете.

Если ваше электронное письмо содержит контент, которым вы хотите поделиться с кем-либо, рассмотрите возможность включения строки темы в текст электронного письма.

Таким образом, ваш получатель сможет понять, почему вы пишете, и поделиться этим.5.

Сосредоточьтесь на содержании электронной почты.

Невербальное общение хорошо работает не только в электронном маркетинге, но и в других сферах жизни, таких как встречи, социальные сети, продажи и бизнес.6.

Если получателю вашего сообщения не нравится содержание или сообщение, отправьте еще одно.

Если им будет комфортно, тогда они перестанут делиться.7.

Вы можете использовать невербальные сообщения в своем бизнесе.

Это поможет вашим потенциальным клиентам чувствовать себя комфортно, когда они задают вопросы или участвуют в вашем бизнесе, что может помочь вашему бренду в целом и бренду, который вы представляете.8.

Будьте избирательны в отправляемом контенте.

Это помогает обдумать тему, но вы также можете использовать его как способ обмена идеями, такими как идея стажировки.

Если есть большая вероятность, что ваше электронное письмо не дойдет до адресата, вы можете использовать невербальную форму общения, чтобы обсудить вашу идею или предложить ее в качестве опции.9.

Вы неплохой человек, если используете невербальные выражения в своем электронном письме.

Если получателю не нравится ваше сообщение, он может чувствовать себя некомфортно, используя ту же форму невербального или визуального общения, и может даже прекратить использовать невербальные средства.

Поэтому важно учитывать потенциальное влияние ваших невербальных сообщений на восприятие получателем вас и компании, с которой вы общаетесь.10.

Может показаться, что использование неслова не имеет большого значения, но если у вас много контента и вы не чувствуете, что можете передать его невербально, вам следует подумать об использовании неслова.

Этот тип коммуникации, называемый визуальной коммуникацией или «вербальным сообщением», может быть эффективным, если ваша аудитория знакома с вашим языком, вашей темой и вашим контентом.

Невербальный: Параязык | Двенадцать уроков от Disney

Общение на 90% невербальное. Но что именно означает быть невербальным?

Невербальное общение — безусловно, один из самых интересных видов межличностного общения. Это так двусмысленно — у каждого из нас есть свой способ показать нашу невербальность, но все равно все вместе они одинаковы.

Невербальный — это любой тип взаимодействия или общения, который дается без слов.Это зависит от очень многих различных квалификаций. Начнем с параязыка.

Вы знаете фразу « это не то, что вы говорите, а как вы это говорите «? Это то, что мы называем параязыком , то есть невербальными голосовыми сообщениями — то, как вы озвучиваете сообщение, определяет, что оно на самом деле означает. Параязык — это основа того, как строятся комедия и сарказм, потому что, хотя сообщение может быть простым, то, как вы его подчеркиваете и озвучиваете, — это то, что действительно дает сообщение.Тон, словесное выделение, высота звука, громкость, паузы, неточности (всегда популярное использование «гм», «э-э» и т. д.) — это то, что усиливает, противоречит или создает отношение, в соответствии с которым сообщение должно быть выпущено. Попробуйте произнести это предложение саркастически, буквально и с энтузиазмом: «Это мое любимое». Обратите внимание на то, как это предложение меняется в зависимости от сообщения. Вы заметили тон ? Как насчет акцент ?

Параязык в разговоре состоит из качеств, обозначенных как регуляторов .Регуляторы определяются как невербальные действия, которые поддерживают и регулируют двусторонний характер разговора. Это вербальные сигналы, которые есть у людей в разговоре, которые говорят другому продолжать, повторять, уточнять, давать другому возможность высказаться и т. д. Это демонстрирует другому коммуникатору в разговоре уровень интереса, который он проявляет к предмету, и как они реагируют на это, чтобы поддержать разговор, чтобы он не был односторонним. Вы когда-нибудь замечали, как, когда кто-то рассказывает предложение, каждое предложение медленно выстраивается в предложение после него, так что вы знаете, что история продолжается? Используя тон, вот как это делается.Он регулирует время человека, чтобы говорить в разговоре. Как только история начинает замедляться и подходит к концу, это заставляет другого человека вмешиваться в разговор. Именно те сигналы, о которых мы не думаем, поддерживают разговор. Кроме того, регуляторы также могут использоваться в качестве языка тела. Такие движения, как кивание головой, зрительный контакт и ерзание, дают говорящему подсказку, является ли то, что он говорит, уместным и интересным. Иногда, когда с нами разговаривает человек, мы хотим выйти из разговора, но не можем в силу того, что считается социальными нормами.В данном случае социальные нормы — это вежливость в разговоре, когда кто-то разговаривает с нами. Поэтому мы ведем себя вежливо в ответ и слушаем. Но мы совершаем действия, например, проверяем часы на своих телефонах или оглядываем комнату на других, и это дает понять другому человеку, что мы закончили слушать его разговор.

Как коммуникаторы, мы часто лучше всего реагируем на то, что общение считается похожим на наше собственное. Люди, которые говорят с большой скоростью, склонны подчиняться и понимать других, говорящих с такой же скоростью.Если кто-то говорит медленно, применяется то же правило. Поскольку не может быть установленного правила для всех, некоторые люди не могут участвовать в этих правилах, так как они могут столкнуться с похожими личностями. Слушатели обычно более позитивно реагируют на тех, кто использует параязык в похожем стиле — нам нравится то, к чему мы привыкли. В связи с этим вербальные акценты оказывают такое же влияние, как один вербально реагирует на другого.

Урок Диснея

В Аладдин Аладдин замаскирован под принца Али Абабву и стоит на балконе Жасмин, пытаясь найти минутку, чтобы поговорить с ней.В дополнение к тому, что он пытается привлечь ее внимание, джинн шепчет ему на ухо полезные советы о том, что ей сказать, поскольку он явно не в ладах со своей риторикой. Жасмин говорит ему уйти и спрыгнуть с балкона, а Джин шепчет ему на ухо, чтобы он был самим собой. Аладдин отвечает джинну, который саркастически говорит ему «да, верно » . Когда Жасмин подслушивает это, он меняет тон своего голоса, заявляя «ты прав» ей, но меняя контекст так, чтобы это имелось в виду более искренне и в согласии.Простое изменение тона того, что говорится, явно меняет высказываемое сообщение. Здесь Аладдин сказал одну и ту же цитату двум разным людям, но изменил не то, что он сказал, а то, как он сказал, что имело значение.

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Чувствительность параноидальных пациентов к невербальным сигналам.

Журнал ненормальной психологии 1978, Vol. 87, No. S, 463-471

Чувствительность пациентов с паранойей к невербальным сигналам Лукреция ЛаРуссо Региональный колледж Шамплейн, Сент-ЛуисЛамберт, Квебек, Канада. Чтобы проверить гипотезу об особой чувствительности части параноидальных пациентов к невербальным сигналам, были подготовлены две видеокассеты для просмотра 24 параноидальными пациентами и 24 нормальными субъектами. Половина каждой группы смотрела видеокассету с подлинными стимулами, а половина — видеокассету с имитацией стимулов. Стимулы состояли из 40 6-секундных кадров одних и тех же четырех человек на каждой ленте. Были показаны лица людей, когда они наблюдали за двумя огнями, служащими сигналами. В случае с настоящей лентой инициатор подвергался воздействию электрического тока при прекращении красного света, но не после белого; для смоделированной ленты субъекты-стимулы излагали свои ожидания.Наблюдая за испытуемыми, судили, ожидал ли человек на видеозаписи при каждом предъявлении стимула или не ожидал удара током. Пациенты с паранойей продемонстрировали значительно более высокую точность, чем нормальные люди, для подлинных стимулов, в то время как нормальные субъекты были значительно более точными, чем пациенты для смоделированных стимулов. Нормальные испытуемые были более точными в отношении смоделированных стимулов, чем в отношении подлинных стимулов, а пациенты — нет. Данные интерпретируются как подтверждающие гипотезу.Обсуждаются последствия для терапии и психологических исследований в целом. Клиницисты иногда указывают на особую чувствительность больных шизофренией к невербализованному эмоциональному тону межличностного общения (Lidz, 1973; Turner, 1964). До сих пор не было никаких экспериментальных доказательств, подтверждающих это наблюдение. До сих пор только Тернер (1964) и Ванденберг (1962) исследовали вопрос о разнице между шизофрениками и нормальными людьми в точности суждения о невербальных сигналах, выражающих эмоциональное состояние.Ванденберг (1962) предположил, что шизофреники менее точны, чем нормальные люди, в суждениях о выражении эмоций на лице. Задача, которую он поставил перед своими испытуемыми (нормальными людьми, параноидальными шизофрениками, непараноидальными шизофрениками и непсихотическими психическими пациентами), состояла в том, чтобы обозначить эмоции, выраженные на журнальных фотографиях лиц ряда людей. Шизофреники оказались менее точными, чем

.Ламберт, Квебек, Канада J4P 3P2.

нормальных субъекта, используя в качестве стандарта ярлыки, согласованные с выбранными оценщиками. Процедура, использованная Ванденбергом (1962), может иметь два недостатка. Во-первых, отсутствовали объективные критерии для определения истинного переживания, отраженного в выражении лица раздражителя. Вместо этого Ванденберг выбрал оценщиков из обычного населения, по крайней мере половина из них были профессионалами. По сути, для установления стандарта точности использовалась согласованная проверка выборкой из той же популяции, что и контрольная группа.Но из-за диагноза уже было обнаружено, что психотическая популяция действует за пределами общепринятой валидации, действующей для нормальных людей. Без объективных критериев никто не может считаться экспертом в этой задаче. Специалисты по психическому здоровью, возможно, не лучшая группа, из которой можно выбирать оценщиков для оценки эмоционального выражения. Труакс и Митчелл (1971), например, обнаружили, что средний балл по шкале эмпатии Труакса, полученный аспирантами по клинической психологии и психологии консультирования, составлял 2.5 по 9-балльной шкале, оценка ниже требуемого 5,0

Copyright 1978 Американской психологической ассоциации, Inc. программа обучения терапевта. Результаты Ванденберга коррелируют с диагнозом шизофрении, но не показывают, что шизофреники объективно менее точны в своих суждениях, чем нормальные люди. Во-вторых, использование меток связано с несколькими ловушками.Одно-единственное выражение лица может быть результатом сложного эмоционального состояния, для которого могут быть обоснованно признаны подходящими несколько ярлыков. Ярлыки имеют тенденцию накладываться друг на друга и поэтому могут вызвать путаницу у субъекта, которому требуется выбрать только один; они также предполагают слишком сильную опору на вербальный материал, что может вызвать у шизофреников неизвестные ассоциации (Turner, 1964). В исследовании Тернера использовались бессмысленные предложения, прочитанные актером, имитирующие шесть различных эмоций. Его испытуемые-шизофреники (как параноидальные, так и непараноидальные) не смогли так же точно, как нормальные люди, определить, какие эмоции выражались.Как заметил Тернер, эту неудачу можно объяснить двумя факторами. Во-первых, нельзя предполагать, что бессмысленные слова одинаково нейтральны для шизофреников и нормальных людей. На самом деле, некоторые из испытуемых Тернера, страдающих шизофренией, сформулировали свой метод суждения, основанный на ассоциациях со словами-стимулами, фактор, который мешал выполнению задачи, намеченной экспериментатором. Во-вторых, оказалось, что фактор симуляции эмоционального выражения мешает правильному суждению, особенно у параноидальных субъектов.Некоторые из этих испытуемых сосредоточились на симулированном характере показаний и не хотели выбирать безоговорочную метку для эмоции. Один из них дошел до того, что предварял все свои ответы оговоркой «симуляция» (например, «симуляция гнева», «симуляция страха»). Возможность разрешения этих методологических трудностей появилась в работах Миллера (1967), Миллера, Бэнкса и Кувахары (1966) и Миллера, Бэнкса и Огавы (1962, 1963). В ходе расширенных исследований на макаках-резусах Миллер и его коллеги разработали экспериментальную парадигму, заслуживающую подробного описания.Обезьян сначала индивидуально обучали избегать поражения электрическим током, нажимая на рычаг, когда

предъявляли условный стимул, сигнализирующий о применении электрического тока при его прекращении. Другой условный раздражитель сигнализировал об отсутствии шока. После этого одну обезьяну поместили в комнату с условными раздражителями (две лампы) перед ней, но без рычага для избежания удара током. В другой, отдаленной комнате, вторая обезьяна, прошедшая предварительную подготовку, была помещена перед телеэкраном с замкнутым контуром, на котором было видно только лицо первой обезьяны.Эта вторая обезьяна, однако, имела доступ к рычагу, чтобы избежать ожидаемого удара током, и, нажимая на него, могла избежать удара током как себя, так и первой обезьяны. Результаты показали, что вторая обезьяна чаще нажимала на рычаг, когда той обезьяне, чье лицо она видела, предъявляли условный раздражитель шока. Несколько исследователей адаптировали экспериментальную методику Миллера для людей (Buck, Miller & Caul, 1974; Buck, Savin, Miller & Caul, 1969, 1972; Gubar, 1966; Lanzetta & Kleck, 1970).Все эти исследования предполагают помещение испытуемого в четко определенную ситуацию и требуют, чтобы наблюдатель мог судить, только взглянув на лицо испытуемого, какой из заданного набора альтернативных стимулов предъявляется в каждом испытании испытуемому. человек, которого он рассматривает. Таким образом, опыт наблюдаемого человека может быть операционально определен, а неточные ярлыки устранены. Настоящее исследование было разработано для изучения точности параноидальных и нормальных субъектов в оценке выражений лица людей в реальных и смоделированных условиях.Параноидальные субъекты были выбраны по нескольким причинам. Во-первых, поскольку известно, что параноидальные и непараноидальные шизофреники по-разному выполняют психологические экспериментальные задачи (Сильверман, 1964), их не следует составлять в одну экспериментальную группу. Во-вторых, известно, что параноики обычно меньше всего страдают от нарушений интеллектуального функционирования (Ginett & Moran, 1964; Moran, Gorham, & Holtzman, 1960). В-третьих, именно эту группу Тернер (1964) обнаружил наиболее склонной к сотрудничеству и способной сформулировать смоделированный характер стимулов.Трудность реагирования на смоделированные стимулы, продемонстрированные испытуемыми Тернера, позволила предположить, что плодотворные результаты могут быть получены путем сравнения поведения параноидальных и нормальных субъектов на два вида стимулов, смоделированные и настоящие. Мы предположили, что более высокая чувствительность к невербальным сигналам у параноидальных субъектов приведет к более высокой точности, чем у нормальных субъектов, при оценке подлинных стимулов. Однако мы предположили, что более высокая чувствительность к невербальным сигналам вызовет больший конфликт у параноидального субъекта, когда ему предъявляются смоделированные или смоделированные стимулы, и приведет к снижению точности, если поза или смоделированное выражение лица использовались в качестве основы для правильного ответа. .Таким образом, мы предположили, что параноидальные субъекты будут менее точны, чем нормальные субъекты, в оценке симулированных стимулов. Кроме того, мы ожидали, что нормальные испытуемые получат более высокие баллы за смоделированные стимулы, чем за настоящие. Это было основано на выводе Гельфанда (1956) о том, что нормальные люди более восприимчивы к стереотипному социальному представлению, а также на выводах Готтшальдта (1961), которые показали повышение точности суждения об эмоциональном выражении при использовании постановочного материала.Наконец, была введена третья переменная. Губар (1966) обнаружил большую точность у тех испытуемых, которые перед тестированием получали образец электрического тока, наносимого испытуемым-раздражителю. Мы включили эту переменную в исследование и ожидали аналогичных результатов от наших испытуемых. Метод. Субъекты Двадцать четыре подопытных (пациенты, проходящие лечение в больнице Дугласа в Вердене, Квебек, Канада) сравнивали с 24 нормальными контрольными субъектами. Были отобраны пациенты, которые были госпитализированы для психиатрического лечения, в настоящее время находятся на лечении и у которых в какой-то момент с момента поступления в больницу до момента тестирования проявлялись симптомы паранойи, достаточные для того, чтобы они были в центре внимания лечения.Выбранные симптомы были обнаружены Venables и O’Connor (19S9) как коррелирующие с диагнозом параноидной шизофрении в отличие от других форм шизофрении. Это были следующие: мания преследования, мания величия, мания внешнего контроля и идеи отношения.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.