Нормативные кризисы: Нормативные кризисы развития в период взрослости Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

Содержание

Нормативные кризисы развития в период взрослости Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

В. Р. Манукян

НОРМАТИВНЫЕ КРИЗИСЫ РАЗВИТИЯ В ПЕРИОД ВЗРОСЛОСТИ*

Целью данной статьи является систематизация представлений о нормативных психологических кризисах взрослого периода развития. Мы рассмотрим эту проблему последовательно во взаимосвязи двух аспектов:

• понятия нормативного кризиса и его места в системе классификации психологических кризисов;

• специфики кризисов взрослого периода и анализа результатов эмпирических исследований.

Понятие нормативного кризиса и его место в системе классификации

психологических кризисов

В основе предлагаемой классификации лежит выделение двух классов кризисных явлений — нормативных и ненормативных кризисов. Нам представляется, что, рассматривая оба класса в сравнении, можно определить более четкие границы каждого типа кризиса.

Впервые понятие «нормативного кризиса» было употреблено Э. Эриксоном в его психосоциальной эпигенетической теории развития. Э. Эриксон отмечает, что «нормативные кризисы развития отличаются от навязанных, травматических или невротических тем, что каждый процесс роста приносит новую энергию, а общество — в соответствии с преобладающим в нем представлением о фазах жизни, — предлагает для ее использования новые и специфические возможности» [1, с. 162-163]. Тем самым он отделяет нормативные кризисы от прочих, акцентируя внимание на их связи с развитием, а именно — с физиологическими процессами роста и созревания, сочетающимися с определенными (нормативными) представлениями общества о возрастных этапах. Вследствие кризисов и сопутствующих им выборов происходит развитие идентичности человека, а характер выбора сказывается на дальнейшей успешности жизни человека.

Э. Эриксон пишет, что понятие кризиса употребляется им в контексте представлений о развитии для того, чтобы «выделить не угрозу катастрофы, а момент изменения, критический период повышенной уязвимости и возросших потенций» [1, с. 96].

В отечественной психологии близки к понятию нормативного кризиса Э. Эриксона представления о возрастных кризисах П. П. Блонского и Л. С. Выготского [9]. Они также полагали, что возрастные кризисы связаны с развитием — они ведут к формированию психологических новообразований, изменяющих структуру личности и ее отношений со средой на каждом этапе развития.

Таким образом, нормативные кризисы развития являются внутренне обусловленными: разноуровневые психологические новообразования человека «созревают» внутри него и изменяют существующую структурную организацию, а человек соответственно им производит изменения во внешней среде.

• Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ, проект №09-06-00702а © В. Р. Манукян, 2010

Классификация и взаимосвязь видов психологического кризиса

Ненормативные кризисы, напротив, детерминированы извне различными критическими ситуациями, предшествующими кризису, такими как смерть близких, переезды, разводы, тяжелое заболевание, отделение от родителей, семьи, друзей, изменение внешности, смена социальной обстановки, статуса и т.д. [8]. В этом случае внезапные и/или значительные изменения во внешней среде требуют существенной перестройки личности — ее системы отношений, образа мира и Я-концепции, ценностно-смысловой сферы. Образно говоря, в нормативных кризисах личность «ведет» за собой среду, в ненормативных — среда «ведет» за собой личность.

Ненормативные кризисы достаточно четко можно разделить на травматические кризисы и «кризисы адаптации» [11], различающиеся по силе внешних воздействий. Травматические кризисы — наиболее сильные — вызываются чрезвычайными и/или экстремальными ситуациями (террористическими актами, катастрофами, насилием, военными действиями) с угрозой потери здоровья или жизни, разрушают базовое чувство безопасности. Кризисы адаптации присутствуют в жизненном цикле любого человека (потери близких, переезды, разводы, болезни и т. д.), они вызываются резким изменением внешних и внутренних условий жизни человека и создают угрозу удовлетворению основных жизненных потребностей.

Отдельно нами выделены биографические кризисы (Р. А. Ахмеров, А. А. Кроник), под которыми понимаются «различные формы переживания человеком непродуктивности своего жизненного пути» [5]. Мы считаем, что биографические кризисные переживания включаются в определенной степени в переживание психологического кризиса различной детерминации в силу особенностей взрослого человека, осмысливающего свою жизнь как целое. Обобщенные представления о классификации и соотношении различных видов психологических кризисов представлены на схеме.

Специфика кризисов взрослого периода и анализ результатов эмпирических исследований

Особенности кризисов взрослого периода определяются следующими ключевыми моментами.

1. Кризисы взрослости обусловлены возрастно-ролевыми ожиданиями, в связи с чем существует возможность их прогнозирования, подготовки к новому этапу возрастного

развития и, следовательно, возможность нивелирования остроты кризисных переживаний. Данный подход отражен в «модели перехода», которая является альтернативой кризисной модели жизненного цикла (Г. Крайг, Х. Томе, J. Boom, A. Caspi, P. Heymans, R. Havighurst и др.). Исследователи здесь определяют «задачи развития» или «жизненные задачи» для каждого подпериода взрослости, которые представляют собой систему связанных с возрастом социально-психологических экспектаций и санкций и отражаются в социальном возрасте. Так, В. В. Бочаров пишет о «возрастном расписании» [7], существующем в каждой культуре. Л. И. Анцыферова касается этого вопроса, говоря о том, что кризисы зрелого возраста имеют общественно-историческую природу и вызываются «отставанием индивида в значимой для него области жизнедеятельности» [4]. Естественно, данный подход не применим к детям.

2. Кризисы взрослости носят возрастно-биографический характер, поскольку не могут быть рассмотрены только в рамках жизненного цикла, все большее значение приобретают особенности индивидуального жизненного пути, что подтверждается биографическими исследованиями Д. Левинсона [3], Д. Вейланта, Г. Шихи [12], Р. Гоулда [2].

3. Кризисы взрослости в меньшей степени привязаны к хронологическому возрасту, он становится все менее информативным и более условным. Хронологический возраст во взрослом периоде не может быть однозначно соотнесен ни с одной из линий развития человека — онтогенетической, субъектной, профессионально-личностной, духовной. Большое значение приобретают другие парциальные характеристики возраста: биологический, социальный и психологический.

4. Кризисы взрослого периода не могут быть рассмотрены в отрыве от половых особенностей. В период взрослости вступают в силу мужские и женские модели социального поведения и самореализации, следовательно, появляются гендерные различия в переживании кризисов.

5. Общей особенностью кризисов взрослости являются также и существенно возрастающие вариативность, осознанность, обусловленность стилевыми и индивидуальными особенностями, зависимость от предшествующего опыта решения возрастных задач. Есть мнение, что «с переходом к юности и зрелости индивидуальные различия обретают главенствующее по отношению к возрастным место. Сами возрастные закономерности и особенности начинают подчиняться индивидуальным, обусловливаться ими в части времени и выраженности своего проявления» [6].

Нами были поставлены задачи изучения психологического содержания основных кризисов средней взрослости (30 и 40 лет) с точки зрения предложенной нами классификации и половых различий в их переживании.

Для решения поставленных задач была разработана биографическая анкета кризисных переживаний, включившая признаки различных типов кризисов [10]. В исследовании, охватившем 175 взрослых 27-45 лет (60 мужчин и 115 женщин), с помощью факторного анализа биографической анкеты были выделены три фактора, отражающие качественно различные типы кризисов в структуре жизненного пути взрослого человека.

Первый из них отражает психологическое содержание нормативных кризисов средней взрослости и включает:

• биографические переживания: неопределенность и непредсказуемость будущего, обесценивание прошлых успехов, сожаление по поводу упущенных возможностей;

• признаки кризисов взрослости, связанные с осознанием возраста, — переживание убывания физических сил и привлекательности, страх приближения к середине жизни, переживание невозможности что-то изменить в жизни и т. д.;

• ряд признаков, связанных с трудностями профессионального развития субъекта деятельности — переживание отставания от большинства ровесников в профессиональной сфере, переживание ситуации выбора профессии, разочарование в выбранной профессии. Этот фактор был назван «возрастно-биографическим кризисом». Два других фактора — «травматический кризис», объединивший критические жизненные ситуации, предшествующие травматическому кризису, и трудности адаптации; а также фактор «внутриличностный конфликт», отражающий состояние внутреннего конфликта и депривации потребностей.

При анализе возрастных различий кризисных переживаний в группах тридцати-и сорокалетних выделились как общая возрастно-биографическая структура, отражающая общегрупповые тенденции, так и различные для двух возрастных групп признаки. Таким образом, оба кризиса имеют возрастно-биографический характер, однако у тридцатилетних переживания нереализованности в большей степени связаны с ориентацией на возрастно-ролевые ожидания и сопровождаются желанием достичь определенной профессиональной позиции и независимости. У сорокалетних осознание нереализованности ведет к пересмотру «Я-образа» и жизни в целом. Эти данные можно также трактовать как показатель большей глубины и тяжести протекания кризиса середины жизни по сравнению с кризисом тридцатилетия.

Для каждого из факторов была вычислена факторная оценка, позволившая произвести корреляционный анализ с другими показателями, в первую очередь — с показателями, отражающими эмоциональный и смысловой компоненты субъективной картины жизненного пути. По результатам корреляционного анализа, фактор «возрастно-биографический кризис» образует 25 корреляционных связей (0,01 < р < 0,05). Переживание возрастно-биографического кризиса тесно связано с эмоциональным отношением к прошлому, настоящему и будущему: отмечаются положительные связи со страхом в отношении к прошлому, страхом и тревогой в отношении к настоящему и страхом в отношении к будущему (р < 0,01), с тревогой в отношении к прошлому, индифферентностью в отношении к настоящему и тревогой в отношении к будущему (р < 0,05). Тесные отрицательные связи отмечаются с заинтересованностью и уверенностью в настоящем (р < 0,01), с оптимизмом в отношении к настоящему (р < 0,05).

Таким образом, переживание возрастно-биографического кризиса наиболее тесно связано с эмоциональным отношением к настоящему со всеми его сторонами: чем интенсивнее переживание кризиса, тем более выражены эмоциональные модальности страха, тревоги и индифферентности, тем меньше уверенности, заинтересованности и оптимизма. В отношении к прошлому и будущему переживаемый кризис связан с эмоциями страха и тревоги, но не затрагивает позитивные аспекты — уверенность, заинтересованность, оптимизм.

Переживание возрастно-биографического кризиса отрицательно связано с удовлетворенностью различными жизненными сферами, особенно тесно с удовлетворенностью семьей и с общей удовлетворенностью (р < 0,01). Чем острее переживание возрастно-биографического кризиса, тем ниже общая удовлетворенность жизнью. Та же закономерность наблюдается во взаимосвязях со смысложизненными показателями (тест СЖО Д. Леонтьева): чем интенсивнее переживание возрастно-биографического кризиса, тем они ниже (0,01 < р < 0,05). Иными словами, чем более остро переживается кризис, тем менее стенична и жизнестойка смысловая сфера личности, тем менее устойчива направленность жизнедеятельности человека на какой-либо смысл, ниже эмоциональная насыщенность и интерес к жизни, меньше удовлетворенность самореализацией и собственной результативностью. Чем более выражен кризис, тем меньше человек ве-

рит в свободу выбора, в то, что способен контролировать события своей жизни, тем в большей степени он фаталист.

Взаимосвязь кризисной симптоматики периода средней взрослости с изменениями в субъективной картине жизненного пути подтверждена сравнительными исследованиями групп взрослых в возрасте 30 лет с разной степенью выраженности кризисной симптоматики.

С помощью кластерного анализа были выделены две группы: с выраженными (37%) и невыраженными (63%) кризисными переживаниями, статистически значимо (0,01 < р < 0,05) различающимися по параметрам тревожности, осмысленности жизни и выраженности кризисных переживаний в целом.

Выделенные группы различаются по смысловым, эмоциональным и когнитивным компонентам субъективной картины жизненного пути. В группе с выраженными кризисными переживаниями снижается значимость различных жизненных сфер, направленность на цели и увлеченность процессом жизни, оценка результативности прожитой жизни 0,001 < р < 0,01, увеличивается страх и тревога в эмоциональном отношении к настоящему, прошлому, будущему, снижаются параметры удовлетворенности жизнью 0,001 < р < 0,04, а также снижается оценка реализованности в различных жизненных сферах 0,001 < р < 0,01. Таким образом, ряд исследований, выполненных с помощью различных диагностических и математико-статистических методов, свидетельствует о взаимосвязи кризисных переживаний взрослых с преобразованиями в субъективной картине жизненного пути.

Анализ половых различий показал, что у женщин кризисные переживания более выражены, в первую очередь за счет большей осмысленности и осознанности. Кроме того, это, возможно, связано и с тем, что мы рассматриваем данный кризис в возрастнобиографическом контексте, к которому женщины более чувствительны. Проиллюстрируем данный вывод.

В уже упоминавшемся исследовании субъективной картины жизненного пути и кризисов взрослости [10] были обнаружены различия между женщинами и мужчинами в восприятии жизненного пути, которые могут быть объяснены общими особенностями полового диморфизма. Половые различия состоят в том, что женщины более эмоциональны и противоречивы в восприятии своей жизни — ее настоящего, прошлого и будущего. Они в большей степени склонны ориентироваться на нормативные модели жизненного пути и через них оценивать собственную успешность. Возможно, в связи с этим жизненные цели женщин более структурированы. Мужчины менее эмоциональны в восприятии своей жизни, но зато более активны и оптимистичны. Они в меньшей степени структурируют будущее, их ценности, цели более разнообразны, что позволяет им быть более гибкими, меньше подверженными фрустрации. Максимально насыщенным периодом жизни для женщин является возрастной промежуток 15-20 лет, а для мужчин — 35-45 лет. Таким образом, если у женщин все лучшее позади, то мужчины в настоящем переживают наиболее насыщенный отрезок жизни.

Анализ половых различий в уровне выраженности кризисных переживаний различного типа показал, что для женщин в значительно большей степени, чем для мужчин, характерна ситуация внутриличностного конфликта (р < 0,04), выражающегося в конфликте одинаково значимых потребностей, целей. Это подтверждается и отличиями в удовлетворенности физиологических потребностей (р < 0,01): у женщин они более фрустрированы. Женщины острее, чем мужчины, переживают убывание физических сил и привлекательности (р < 0,02).3,р < 0,05). Личностная тревожность (по Дж. Тейлору) у них также выше (р < 0,02).

Эти факты нашли подтверждение и на другой выборке, состоящей из 61 человека в возрастных категориях «тридцатилетние» (28-33 года) и «сорокалетние» (38-45 лет), 23 мужчины и 38 женщин. Исследование проводилось с использованием опросника кризисных переживаний, сконструированного на основе биографической анкеты кризисных событий В. Р. Манукян. Статистически значимые половые различия были получены по шкалам: «биографические кризисные переживания» (р < 0,01), «экзистенциальный возрастной кризис» (р < 0,05) и общей выраженности кризисных переживаний (р < 0,03), а также по показателю тревожности. Женщины имеют более высокие значения по всем перечисленным показателям. Таким образом, женщинам более свойственно переживать непродуктивность и незначимость своего жизненного пути, переоценивать свое прошлое и настоящее, задумываться о будущем, испытывать трудности в построении целей будущего, переживать «пустоту» жизни, реагировать на сокращение возможностей самореализации. Женщины также более чувствительны к происходящим физическим изменениям, затрагивающим здоровье и внешность. Женщины значимо более тревожны, что может являться как фактором большей выраженности кризисных переживаний, так и следствием переживаемого кризиса.

В целом мы можем говорить о том, что представленные эмпирические данные свидетельствуют о возрастно-биографическом характере кризисов средней взрослости, как кризиса 30-летия, так и кризиса 40-летия, и о половых различиях в выраженности возрастно-биографических переживаний. Результаты факторного анализа биографических кризисных событий подтверждают предложенную нами классификацию кризисов, в которой одну группу составляют нормативные возрастно-биографические кризисы взрослости, а вторую — ненормативные, травматические и адаптационные кризисы, связанные с влиянием жизненных событий на человека.

Два аспекта, рассмотренные нами в рамках проблемы нормативных кризисов взрослого периода, являются взаимосвязанными. Действительно, приведенная классификация, хоть и построена на общепсихологических основаниях, но включает биографические кризисы, переживание которых возможно только в период взрослости. В связи с большим значением жизненного контекста развития в период взрослости возрастает «интегрированность» кризисных явлений, т. е. их взаимосвязь, взаимообусловленность. Так, например, в результате переживания нормативного кризиса взрослый человек может сам провоцировать наступление кризисов адаптации (переезды, разводы, изменения внешности), и наоборот, переживание адаптационных кризисов может обострять возрастно-биографический аспект переживаний. В этой связи становится важным различать источники кризиса, его ведущие и второстепенные компоненты как в теоретическом, так и в прикладном аспектах. Рассмотрение специфики нормативных кризисов взрослости открывает перед нами еще одну проблемную область — необходимость изучения вклада общевозрастных, индивидуальных, типологических, культурных и ситуационных факторов в развитие нормативных кризисов взрослого периода развития.

1. Erikson E. H. Identify. Youth and crisis. New York, 1968. 336 p.

2. Gould R. L. Transformations, growth and change in adult life. New York, 1978. 388 p.

3. Levinson D. A conception of adult development // American psychologist. 1986. N 41. Р. 3-13.

4. Анциферова Л. И. Психологические закономерности развития личности взрослого человека и проблема непрерывного образования // Психологический журнал. 1980. Т. 1, №2. С. 57.

5. Ахмеров Р. А. Биографические кризисы личности: Автореф. дис. … канд. психол. наук. М., 1994. С. 1.

6. Бережковская Е. Возрастное и индивидуальное в психическом развитии // Школьный психолог. 2004. №36. С. 3.

7. Бочаров В. В. Антропология возраста: Учеб. пособие. СПб., 2000. С. 17-21.

8. Василюк Ф. Е. Психология переживания: анализ преодоления критических ситуаций. М., 1984. 200 с.

9. Выготский Л. С. Собрание сочинений: В 6 т. М., 1982. Т. 4. 432 с.

10. Манукян В. Р. Субъективная картина жизненного пути и кризисы взрослого периода: Дис. … канд. психол. наук. СПб., 2003. 220 с.

11. Осухова Н.Г. Психологическая помощь в трудных и экстремальных ситуациях. М., 2005. С. 105.

12. Шихи Г. Возрастные кризисы — ступени личностного роста. СПб., 1999. 435 с.

Статья поступила в редакцию 17 сентября 2009 г.

Нормативные и ненормативные кризисы в жизни семьи. Автор: Яковлев Д.Л.

Нормативные и ненормативные кризисы в жизни семьи. Автор: Яковлев Д.Л.

Для начала стоит определиться с самим понятием кризиса. С древнегреческого языка это слово переводится как «решение, поворотный пункт, перелом, пора переходного состояния» и т.д.

С различного рода кризисами в той или иной степени сталкивается каждая семья. И некоторые из них являются общими для всех. Приведу пример: у каждого из нас с детства формируются представления о том, что такое семья, какие ценности более важны, а какие менее; мы бессознательно впитываем в себя различные стереотипы поведения, существующие в нашей родительской семье. Первый, так называемый, нормативный кризис, т.е. существующий в норме в развитии семьи — это кризис на стадии создания молодой семьи, так называемой «диады». Состоит он в том, что происходит столкновение этих самых ценностей и стереотипов семейного функционирования. И наилучший вариант выхода из него — это разумное сочетание ценностей каждого из супругов, что, к сожалению, удается не всем.

Рождение ребенка — это, кроме счастья, тоже кризис, так как надо поменять многие правила. На этом этапе дистанция между партнерами увеличивается, появляется «третий», которому необходимо внимание и забота. Чаще всего молодые папы принимают эту изменившуюся ситуацию. Включаются в заботу о семье, по-своему проявляют свое участие. Но бывает и так, что отец чувствует отчуждение и погружается в работу или, в худшем случае, во что-то негативное, например, начинает злоупотреблять алкоголем. Впоследствии, когда дети вырастают и, вроде бы, супруги могут вновь стать ближе, этого не происходит, так как уже нет общих интересов, и каждый живет сам по себе, так как единственное, что сплачивало — это общие дети.

И таких критических точек много на пути каждой семьи. К сожалению, не всегда можно заранее знать, как повлияет на семью очередной переходный период. Ведь они обнажают то, что было скрыто, те «дремлющие», не очень заметные дисфункции семейного функционирования. Конечно, такие критические точки имеют и положительные стороны, заставляя членов семьи меняться и получать новый обогащающий их жизненный опыт. И если семья справляется с изменениями и гибко принимает их, усваивая новые формы общения и новые правила, то происходит ее дальнейшее развитие, открываются новые перспективы.

Теперь о том, через какие именно пороги придется «переправиться» каждой семье.

Так, например, В. Сатир, известный семейный психотерапевт (цит. по Олифирович Н.И., Зинкевич-Куземкина Т.А., Велента Т.Ф.) выделяет десять критических точек в развитии семьи:

  1. Зачатие, беременность и рождение ребенка
  2. Начало освоения ребенком человеческой речи
  3. Ребенок налаживает отношения с внешней средой
  4. Ребенок вступает в подростковый возраст
  5. Ребенок становится взрослым и покидает дом
  6. Молодые люди женятся, и в семью входят невестки и зятья
  7. Наступление климакса у женщины
  8. Уменьшение сексуальной активности у мужчин
  9. Родители становятся бабушками и дедушками
  10. Умирает один из супругов

Кроме нормативных кризисов — трудностей, связанных с прохождением семьей основных этапов жизненного цикла, — семейная система может переживать и ненормативные кризисы.

Ненормативный кризис — это кризис, возникновение которого потенциально возможно на любом этапе жизненного цикла семьи и связано с переживанием негативных жизненных событий, определяемых как кризисные. Р. Хилл выделил три группы факторов, приводящих к возникновению семейных кризисов:

  1. Внешние затруднения (отсутствие собственного жилья, работы и т.д.)
  2. Неожиданные события, стрессы (семья или один из ее членов становиться жертвой какого-либо несчастного случая или катастрофы
  3. Внутренняя неспособность семьи адекватно оценить и пережить какое-либо семейное событие, рассматриваемое ею в качестве угрожающего, конфликтного или стрессового.

Таковы особенности и различия нормативного и ненормативного кризисов. Конечно, каждая семья сама выбирает, идти ей к психотерапевту или пробовать справляться самим. И, многие, действительно, могут справиться самостоятельно. Но иногда кризис захватывает настолько, что без помощи специалиста не обойтись. И тогда, чтобы избежать ещё больших проблем, стоит прийти на прием к психотерапевту.

Используемая литература: Олифирович Н.И., Зинкевич-Куземкина Т.А., Велента Т.Ф. «Психология семейных кризисов». Издательство: » Речь», 2006 г.

Яковлев Д.Л.

[ssba]

Stream Возрастные нормативные кризисы by Otvet.co

published on

В новом подкасте Вероника поговорила с Юлией Анпилоговой о возрастных кризисах – неминуемых поворотных точках на пути каждого человека. И оказалось, что от того, как мы проходим эти испытания, зависит многое. Как сказала в начале беседы Юлия – в китайском языке иероглиф, обозначающий кризис, также обозначает и слово «шанс». И в этом заложен, пожалуй, первостепенный смысл кризиса – это возможность все изменить. Кризисные точки мы проживаем в разных возрастах – в младенчестве, в детстве, в юности, затем в зрелом возрасте. Каждый раз в этот момент мы проходим процесс сепарации или индивидуации – мы отторгаем прежнее и ищем новые, подходящие для нас формы и решения. И каждый раз это происходит болезненно, так что если бы нас спросили и дали выбор, то, наверное, мы сказали бы – давайте-ка я в этот раз пропущу, оставим все, как есть. Именно поэтому нормативные возрастные кризисы неизбежны и настигают всех, в схожие временные периоды. Кризис 30-35 лет часто становится поводом для визита к психологу. Люди приходят в терапию с ощущением того, что у них нет больше сил жить так, как они жили. Так происходит потому что внутри человека все настойчивее звучит вопрос – кто я такой? Кто я, без убеждений моих родителей, моей семьи? Что я делаю со своей жизнью? Это первый возрастной кризис, который человек сам осознает именно как кризис, и поэтому он переживается особенно болезненно. Но здесь особенно важно вспомнить, что в этот самый момент нам предоставляется щедрый шанс все сделать по-своему. А значит, есть возможность самому построить новый, устойчивый каркас своей жизни. Такая ответственность страшит, но если зажмуриться, вместо того, чтобы посмотреть в глаза переменам, то нереализованная необходимость в изменениях никуда не исчезнет, она перейдет в иную форму. И этой формой может стать депрессия. Мысль о том, что кризисы неизбежны и являются частью пути, а не сигналом того, что с вами что-то не так – кажется очень успокоительной. Нет человека на свете, который не проходил бы через эти напряженные моменты, а значит, нет того, кому не выпал бы шанс все изменить к лучшему. Приятного прослушивания! Юлия Анпилогова в гостях у Вероники Сидоровой. Знакомьтесь с командой «Ответ» на нашем подкасте и выберите того, кто вам по душе. Удачи на этом непростом, но невероятно увлекательном пути к себе! «Ответ» в Инстаграм: www.instagram.com/otvet.co/ Инстаграм Вероники: www.instagram.com/veronika14/ Записаться на консультацию к психологу: https://otvet.co +7 985 123-44-32 [email protected]

License: all-rights-reserved

Детские (ненормативные) психологические кризисы

Психологические кризисы можно разделить на нормативные и ненормативные. Нормативные кризисы предсказуемы, через них, как правило, проходят все люди, они протекают в определённый возрастной период (например кризис 3-х лет) или при определённом изменении социальной ситуации (например начало учебной деятельности). Ненормативные кризисы происходят неожиданно и возникают не у всех людей.

В детском возрасте, как и во взрослом, также случаются неожиданные трудные ситуации, которые приводят к кризисным переживаниям. Но эти кризисные переживания имеют свою специфику, определяемую особенностями развития. Основными причинами возникновения ненормативных детских кризисов являются:

1) смерть близкого человека, объекта привязанности;

2) развод родителей;

3) тяжёлая соматическая болезнь;

4) длительная разлука с родителями;

5) насилие.

Рассмотрим протекание ненормативного детского кризиса через призму трёх составляющих: когнитивная, эмоциональная и поведенческая.

Когнитивная составляющая

В силу недоразвития процессов мышления и речи дети не всегда способны осознать, что именно происходит, и выразить это. Детям не всегда удаётся соотнести своё актуальное эмоциональное состояние и поведенческие реакции с ситуацией, имевшей место некоторое время назад. Не всегда удаётся структурировать события и выявить причинно-следственные связи. Осложняется это тем, что родители, люди, которые ранее помогали в структурировании мира, сейчас тоже могут быть включены в эту кризисную ситуацию и не обладают достаточными психическими ресурсами, чтобы найти в себе силы объяснить ребёнку, что именно происходит, почему изменилась их жизнь, что значат те или иные события. В некоторых случаях родители табуируют обсуждения кризисной ситуации с целью обезопасить ребёнка, «не бередить раны». Вследствие такого ухода от болезненных тем ребенок остается наедине со своими мыслями, с которыми чаще всего не всегда способен разобраться. Это может повлечь за собой формирование новых убеждений, ведущих к еще большей деструктуризации окружающего мира. В психологической работе с детьми в кризисной ситуации довольно часто используют методы арт-терапии, позволяющие переработать эмоциональную составляющую, которая актуальна для ребёнка, но в данный момент в силу ряда причин недоступна для осознания и/или вербализации.

Эмоциональная составляющая

Дифференциация собственных эмоций и переживаний – процесс сложный, трудоёмкий и формируется постепенно в ходе онтогенеза. В результате детям не всегда понятно, что именно с ними происходит, свои эмоции они зачастую делят на положительные и отрицательные, а точнее, на приятные и неприятные. Своё состояние они могут описывать фразами «мне плохо» или «мне так не нравится». Задачей взрослых становится разведение и объяснение ребёнку его состояния: боль, страх, обида, гнев, отчаяние и т.п. Как правило, в кризисных ситуациях дети испытывают следующий спектр эмоций:

1. Чувство незащищённости и беспомощности.

Ощущение безопасности и субъективного контроля ситуации являются одними из базовых компонентов гармоничного развития психики ребёнка. В результате травмирующих событий эти компоненты нарушаются.

2. Чувство тревоги, страхи.

Кризисные ситуации случаются неожиданно, представляют собой сильные перемены в жизни. Мир принёс ребёнку неожиданные изменения, которые ему очень не нравятся, следовательно, он становится более настороженным, появляется / увеличивается страх, что могут произойти новые неожиданные изменения, которые будут столь же неприятны, как и предыдущие. Отсутствие предсказуемости повышает уровень тревожности.

3. Чувство стыда.

Чувство стыда – социальное чувство, основанное на предположении об оценки окружающими своих действий, ситуации, в которой находишься. Поскольку обсуждение горя с окружающими, как правило, табуируется, то возникает ощущение собственной инаковости, непохожести на окружающих детей, а, следовательно, «хужести».

4. Чувство обиды.

Дети воспринимают окружающий мир в упрощённой модели, которая предполагает в том числе, что «мир справедлив» Как раз в результате ощущения нарушения этой справедливости и возникает чувство обиды. Чувство обиды может иметь объект, на который направлено, например, обида на родителей, которые разводятся. А может и не иметь конкретного объекта. «Это нечестно!» –типичная детская фраза.

5. Чувство вины.

Чувство вины довольно часто сопровождает жертв насилия, и физического, и сексуального, и психического, вне зависимости от возраста жертвы. Это чувство регулярно сопровождает переживание утраты близкого человека. Один из возможных механизмов формирования столь неожиданной, на первый взгляд эмоции, для кризисных ситуаций выглядит следующим образом: я в чём-то виноват → я мог что-то изменить → я могу на что-то влиять → в дальнейшем я могу повлиять на события и избежать аналогичных ситуаций. Также чувство вины у детей возникает особенно часто в силу присущего детскому возрасту эгоцентризма мышления, восприятие себя как изначальной точки отсчёта, первопричиной всего происходящего, а, следовательно, и причиной данной сложной ситуации. Так, например, дети могут испытывать чувство вины при разводе родителей: «Если бы я лучше учился, я бы не расстраивал родителей, они бы не ссорились и поэтому не развились бы».

Поведенческая составляющая

Поведенческий репертуар реагирования в кризисных ситуациях весьма разнообразен:

Регрессия.

Регрессия предполагает возвращение человека на более ранние стадии развития психики, когда он чувствовал себя комфортнее и безопаснее. У детей это может проявляться в появлении энуреза или сосании большого пальца, участившиеся капризы, повышение тональности голоса, инфантильные интонации речи.

Протестные реакции.

Поскольку окружающая среда меняется и меняется непредсказуемо для ребёнка, то с целью достижения субъективного контроля над ситуацией и повышения предсказуемости ребёнок может перестать слушаться родителей, учителей, делать всё наперекор, капризничать.

Демонстративное поведение.

В основе демостративного поведения лежит потребность привлечения внимания к себе, к своему состоянию, к своим проблемам. Например, дети начинают нарушать правила таким образом, чтобы это обязательно заметили взрослые.

Гетероагрессивное поведение.

В кризисной ситуации внутреннее напряжение накапливается и зачастую находит выход в агрессивном поведении. Агрессивное поведение, как правило, направлено на сиблингов, сверстников, неодушевлённые предметы. Проявляется оно в учащающихся драках с ровесниками, сознательной порчей вещей.

Аутоагрессивное поведение.

При возникновении сильного чувства вины, возникает потребность наказать себя. Ребёнок начинает чаще обычного травмироваться, натыкаться на углы в квартире, ошпариваться кипятком. Самонаказание не является осознанным, эти действия происходят «случайно».

Травматические игры.

Дети в игровой форме воспроизводят травматическую ситуацию. Такие игры носят регулярный характер, не изменяются, сопровождаются негативными эмоциями детей. Игра «перезахоронение» является примером травматической игры. Дети находили и хоронили умерших крыс, птиц, кошек и собак. Потом раскапывали могилы мёртвых животных и хоронили в новых местах. Действия происходили в Грузии вскоре после геополитических конфликтов (1991-1993 гг.). Подростки, игравшие в эту игру, были беженцами, которые в период переездов в более безопасные регионы наблюдали, как многие люди умирали и взрослые хоронили их прямо у дороги, обещая непременно вернуться и перезахронить их на родной земле (Сарджвеладзе и др., 2005).

Нарушение сна.

Повышенный уровень тревожности приводит в том числе и к тому, что детям становится сложно засыпать одним, без родителей, или без света. Страхи проявляются в ночных кошмарах.

Психосоматические заболевания.

Такие заболевание как бронхиальная астма, энурез, логоневроз, нейродермит носят зачастую психосоматический характер и нуждаются в лечении не только соматический симптоматики, но и психологической причины. Важно помнить, что поведение человека носит комплексный характер. Приведённые выше типы поведения (регрессия, протестная реакция и т.д.) являются частью схемы. А схемы, как известно, не описывают реальность во всей её сложности и полноте. В реальном поведении ребёнка можно увидеть одновременно многие, или даже все вышеперечисленные типы реакций.

Маша, 5 лет. После появления в семье новорожденной сестры огорчилась тому, что родители стали меньше уделять ей внимания. Как следствие, через какое-то время, девочка начала часто болеть, требуя родительского ухода, стала хуже слушаться родителей, капризничать, отказывается иногда ходить в детский сад. В детском саду тоже на неё начали чаще жаловаться воспитатели: отказывается ложиться спать во время «тихого часа», чаще ссорится с другими детьми, может подраться.

В связи с тем, что дети сами не всегда понимают, что с ними происходит, а, следовательно, не могут ни объяснить окружающим своё поведение, ни отрегулировать его, окружающие взрослые зачастую неверно трактуют поведение детей, тем самым усугубляя ситуацию. Например, учитель в школе, отметив, что ученик стал сосать большой палец на уроках, может начать пытаться корректировать это поведение, привлекая внимание одноклассников этого ученика к этому факту, тем самым только усугубляя ситуацию. При работе с детьми важно помнить, что девиантное поведение является признаком того, что ребёнок нуждается в первую очередь в помощи, а не наказании.

Другой отличительной чертой протекания кризиса у детей является сильная зависимость от восприятия этой ситуации другими людьми – в первую очередь родителями. Дети во многом познают мир (структурируют события, оценивают их – «хорошо/плохо», «нормально/ненормально»), ориентируясь на оценки своих родителей. Причём важна реакция родителей, как вербальная, так и невербальная. В связи с этим протекание кризиса у ребёнка очень сильно зависит от отношения к событию, которое вызвало этот кризис, родителей. Например, если семье умирает один из супругов и второй родитель, озабоченный состоянием ребёнка, отправляет его на приём к психологу, то работа с ребёнка будет менее эффективна, если сам родитель тоже не воспользуется услугами психологом. В связи с тесной эмоциональной связкой между детьми и родителями, дети часто «отзеркаливают» эмоциональное состояние своих родителей, даже в случае, если последние не вербализуют своих переживаний. Или тяжело переживая серьёзное соматическое заболевание своих детей, родители, сами того не ведая, могут вторично стигматизировать своих детей.

Протекание кризиса у детей может осложняться тем, что дети с, одной стороны, не всегда понимают, чем именно вызвано их поведение, а, с другой стороны, находятся в зависимости от взрослых. Отреагирование психотравмирующих ситуаций у детей может принимать асоциальные формы, взрослые, не видя в этом симптома, стараются просто купировать эти проявления. Например, запрещают сосать большой палец на руке, наказывают за драки с ровесниками. И не предлагая альтернативных способов выражения своих эмоций, не дают возможности ребёнку отреагировать кризисную ситуацию.

Таким образом, ненормативные кризисы возникают, как у взрослых людей, так и у детей, и ведут к переструктурированию картины мира и представлений о себе.

Алла Жукова, психолог Центра Тренинга и Консультирования «12 коллегий».

Коллективная монография: «Психология кризисных и экстремальных ситуаций: агрессия и экстремизм; индивидуальные кризисы». под ред. Хрусталёва Н. С. (в печати)


Soundstream: Возрастные нормативные кризисы — слушать аудиоподкаст онлайн

В новом подкасте Вероника поговорила с Юлией Анпилоговой о возрастных кризисах – неминуемых поворотных точках на пути каждого человека. И оказалось, что от того, как мы проходим эти испытания, зависит многое. Как сказала в начале беседы Юлия – в китайском языке иероглиф, обозначающий кризис, также обозначает и слово «шанс». И в этом заложен, пожалуй, первостепенный смысл кризиса – это возможность все изменить. Кризисные точки мы проживаем в разных возрастах – в младенчестве, в детстве, в юности, затем в зрелом возрасте. Каждый раз в этот момент мы проходим процесс сепарации или индивидуации – мы отторгаем прежнее и ищем новые, подходящие для нас формы и решения. И каждый раз это происходит болезненно, так что если бы нас спросили и дали выбор, то, наверное, мы сказали бы – давайте-ка я в этот раз пропущу, оставим все, как есть. Именно поэтому нормативные возрастные кризисы неизбежны и настигают всех, в схожие временные периоды. Кризис 30-35 лет часто становится поводом для визита к психологу. Люди приходят в терапию с ощущением того, что у них нет больше сил жить так, как они жили. Так происходит потому что внутри человека все настойчивее звучит вопрос – кто я такой? Кто я, без убеждений моих родителей, моей семьи? Что я делаю со своей жизнью? Это первый возрастной кризис, который человек сам осознает именно как кризис, и поэтому он переживается особенно болезненно. Но здесь особенно важно вспомнить, что в этот самый момент нам предоставляется щедрый шанс все сделать по-своему. А значит, есть возможность самому построить новый, устойчивый каркас своей жизни. Такая ответственность страшит, но если зажмуриться, вместо того, чтобы посмотреть в глаза переменам, то нереализованная необходимость в изменениях никуда не исчезнет, она перейдет в иную форму. И этой формой может стать депрессия. Мысль о том, что кризисы неизбежны и являются частью пути, а не сигналом того, что с вами что-то не так – кажется очень успокоительной. Нет человека на свете, который не проходил бы через эти напряженные моменты, а значит, нет того, кому не выпал бы шанс все изменить к лучшему. Приятного прослушивания! Юлия Анпилогова в гостях у Вероники Сидоровой. Знакомьтесь с командой «Ответ» на нашем подкасте и выберите того, кто вам по душе. Удачи на этом непростом, но невероятно увлекательном пути к себе! «Ответ» в Инстаграм: www.instagram.com/otvet.co/ Инстаграм Вероники: www.instagram.com/veronika14/ Записаться на консультацию к психологу: https://otvet.co +7 985 123-44-32 [email protected]

Нормативные кризисы в браке | Онлайн-школа Михаила и Екатерины Бурмистровых

Отзывы

Отзыв Юлии

 

Мне 38 лет, трое детей, двое от первого брака (12 и 9 лет), один от второго (год и 10 месяцев). Второму браку 2,5 года. 

 

Я пришла на курс с проблемой, что наши отношения окончательно развалились и мы не живем живем ноколо 2х месяцев.

 

Узнала, что бывают нормативные конфликты, и что в нашей семье так и есть — одно и то же каждый раз (наступаем на одни и те же грабли и даже не осознаем это, кажется, что просто «все плохо»).

 

Второе открытие: что в конфликтах нельзя решить проблему. 

В моей родительской семье все проблемы пытались решить в конфликтах, терпят, а говорят только тогда, когда прорвало. Потом могут попросить прощения, но разбираться не принято.

 

Так и в моей семье сейчас — я молчу (а не говорю спокойно, я же могу еще потерпеть), а потом прорывает — обвинениями, слезами, истериками! А муж на это реагирует как на то, что он плохой, его не считают за человека, раз я так ору на него. Он обижается, я обижаюсь в ответ, и наступает полная разруха…

 

Сейчас наблюдаю за нашими конфликтами (пока в переписке в основном, потому что живем раздельно), составляю карту конфликтов, составляю триггеры. Многое становится понятно. Начинаю наблюдать за тем, что если мне как-то по-другому удается себя повести, то муж тоже как бы идет навстречу. Это микрошаги пока, но все равно шаги — к лучшему!

 

Отзыв Юлии М.

 

После всего, что было у нас с мужем ужасного (обиды, крики, драки, ссоры), появилась надежда, что если мы (я) сможем перестроить свои реакции и вести себя в сложных ситуациях по-другому, то мы спасем свой брак.

 

Хотя бы просто остановиться и не требовать от мужа желаемого поведения, понимать, что он не может сейчас вести себя по-другому, как бы мне хотелось, потому что он как бы в «ловушке».

 

Спасибо вам за эту возможность под другим углом посмотреть на, казалось бы,

безвыходную ситуацию, и увидеть свет в конце тоннеля. 

 

Это будет сложно, я понимаю, но этот выход есть!

Я его увидела!

 

Отзыв Марины П.

 

Благодарим Екатерину Бурмистрову за ее семинары, которые помогают мне и моему мужу искать и находить выходы из сложных ситуаций как в области воспитания детей, так и в отношениях друг с другом.

 

С ее помощью мы учимся переживать кризисы — личные и семейные — с минимальными потерями, видеть даже в сложных ситуациях возможности для роста и созидания, находить контакт с близкими и возможность конструктивного общения.

 

Семинары, с одной стороны, много новой полезной, часто неожиданной, информации.

А с другой стороны — эта информация очень сбалансированная и понятная, она из жизни, ее хочется применять. 

 

Еще очень важно, что общение с Екатериной всегда дарит позитивное, спокойное настроение и вдохновляет!

 

Отзыв Софьи

 

Лекции и семинары Екатерины формировали мое материнское и женское начало и, надеюсь, продолжают формировать. 

 

Я смело могу сказать, что воспитывала детей «по Бурмистровой». 

Хотя, думаю, самой Екатерине такая формулировка не понравится. Она как раз против диктатуры психолога. 

 

Её статьи и выступления наполнены не высокомерным всезнайством, а любовью и состраданием к страждущим, искренним желанием, чтобы нуждающиеся в гармонии и покое обрели их.

 

Обладая огромным личным и профессиональным опытом, Екатерина сохранила потрясающее и, к сожалению, редкое для профессионала качество: она умеет увидеть и услышать ДРУГОЙ опыт, чужую ситуацию, принять человека или семью в полноте их собственных обстоятельств. Принять как нечто самоценное. 

 

Она не только так работает – она так живёт!

 

Отзыв Юлии

 

Я осознала, что надо уходить от ощущения, что муж — враг. 

Что, на самом деле, он мне не противник. 

 

Это очень тяжело, но понимание , что “ведь правда — он же не враг”, уже начинает помогать не свалиться в сильную ссору. 

 

Еще одно важное открытие было про болевые зоны, которые сразу же, мгновенно, превращаются в зону боевых действий. 

 

У нас с мужем такие есть. Появилось понимание, что мы застряли в зоне конфликтов, и у нас возникло «замораживание отношений», о котором говорит Михаил во втором уроке. 

 

В эти моменты кажется, что всё — это конец брака! Хочется просто уйти от этого партнера. Но это понимание, что такое бывает и что у нас сейчас именно так — открывает новые возможности отношениям. 

 

В зоне боевых действий все разыгрывается как по нотам, я уже заранее знаю, как я поведу себя, а как муж, и это приведет к раздуванию конфликта и глобальной ссоре, как обычно. 

 

И главное, что поразительно, одно и то же каждый раз — мы, как заложники, но сами этого не понимали, и только теперь начинаем понимать.

 

Отзыв Анастасии Я.

 

Проходила этот тренинг в Москве. 

После семинаров мы, участники, расходились радостные, окрыленные уверенностью в себе. 

 

Ведь, помимо новых знаний, каждый имел возможность говорить, шутить, возражать, и быть услышанным! Атмосфера приятия слушателей всегда царит на семинарах Екатерины.

 

Все, о чем она говорит, имеет под собой не только основание в виде опыта консультирования и личной жизни. 

Умение видеть глубинные течения в жизни больших и маленьких людей, способность обобщить множество фактов, начиная от разломанного печенья и вплоть до социальных катаклизмов, и вписать нас всех в единую картину современного мира — вот редкие качества, которыми обладает Екатерина. 

 

И, конечно же, открытость, диалог, желание делиться опытом, расширение личностных границ всегда будут визитной карточкой этого специалиста!

 

Отзыв Марии

 

Вчера дослушала последний урок курса “Путеводитель по семейной жизни” и хочу сказать огромное спасибо Екатерине и Михаилу!

 

У нас молодая семья, нам всего три года, а нашему ребенку два. 

Так что совпали два непростых периода взросления и иногда казалось, что все летит в тартарары. 

 

Лекции дали возможность взглянуть на ситуацию по-новому и другими глазами посмотреть на себя и на супруга. Появилось желание работать над собой, взрослеть и укреплять отношения. 

 

Отзыв  ??

 

После семинаров как будто все встает на свои места, пазл складывается, и ты все знаешь: как себя вести, где добавить, где убавить (как правило, убавить у детей, добавить мужу — внимания, времени, заботы).

 

Да, это важный момент, на котором Екатерина всегда акцентирует внимание — отношения родителей, уход от детоцентризма, время вдвоем… 

 

И тогда, отбросив вину, ты пристраиваешь детей и идешь в театр с мужем! И постепенно это входит в жизнь семьи как Правило, потому что понимаешь, что это тот самый глоток, который дает и силы жить, и ресурс на повседневные дела, и свежий, незамыленный взгляд.

 

Видео-отзыв Елены 

https://youtu.be/wgcNs-kjTJw 

 

Для Елены курс оказался невероятно полезным, возникло понимание, что происходит и как это устроено. Раньше она не верила, что “сундук с наследством” из ее детства может оказывать влияние на ее сегодняшние отношения в паре. Она поняла, что с этим делать и как строить семейную жизнь и развивать отношения в браке, понимая, что кризисы — это нормально. 

Жизненные кризисы: сколько вы прошли?

Нормативные возрастные кризисы — что это такое? В психологии так называют ураганы, которые периодически врываются в жизнь и выбивают землю из-под ног. Слово “нормативный” указывает, что такие жизненные кризисы нормальны, закономерны и наступают в определенное время.

Дело в том, что в жизни мы проходим ряд этапов. На каждом из них предстоит решать новые задачи и осваивать новые роли. Если этот переход проходит остро, развивается кризис.

Некоторые возрастные жизненные кризисы почти незаметны. Человек даже может не знать, что переживал что-то особенное. Другие требуют глобальной перестройки, заставляют поворачивать жизнь на 180 градусов. Иногда кризис не удается пройти вообще.

У детей нормативные кризисы наступают примерно в одном возрасте. У взрослых возраст наступления кризиса условный и привязан скорее к этапу жизни.

Знать, какие бывают жизненные кризисы,  —  совсем не бессмысленная информация. Если вы понимаете, на каком этапе находитесь и какие задачи пытаетесь решить, пройти кризис будет легче. В этой статье коротко расскажу о каждом возрастном кризисе.

Возрастные жизненные кризисы у детей: список

Детство наполнено нормативными кризисами развития. Кажется, они наступают почти без перерыва. Так происходит, потому что ребенок развивается очень интенсивно.

Кризис новорожденного

В мамином животе ребенок практически никогда не чувствовал дискомфорта, голода, холода или других неприятностей. После рождения все меняется.

В жизни теперь появился кто-то другой. От него в буквальном смысле зависит вся жизнь. Этого другого нужно узнать, довериться ему и научиться сообщать о своих потребностях.

Идеальное разрешение этого жизненного кризиса  —  когда установлены отношения доверия и выработан язык, достаточный для взаимопонимания. Не уверена, что в жизни бывают задачи посложнее. Многие психологи считают, что результаты прохождения этого этапа в дальнейшем влияют на всю жизнь.

Кризис одного года

В период младенчества родители заменяли собой весь мир. По мере взросления ребенок становится менее зависимым от родителей. Теперь он может самостоятельно исследовать мир. В это время дети делают первые попытки по отстаиванию своей самостоятельности. Но в полной мере этот жизненный кризис разворачивается на следующем этапе.

Кризис трех лет

По сути, это первый возрастной кризис, о котором многие родители смогут уверенно сказать: “У моего ребенка он был!”. Дается он часто с большим трудом  —  и ребенку, и родителям.

Ребенок вдруг начинает отстаивать свою независимость с невероятным упорством. Дети кричат “Я сам!”, делают все наоборот, устраивают истерики и категорически не идут на переговоры.

В этом кризисе ребенок решает очень важную и не по годам сложную дилемму. Он уже начинает осознавать себя как отдельную личность. В то же время, остается очень уязвимым и зависимым. Возникает болезненный конфликт. Зависимость и независимость  —  два противоположных понятия, которые ребенку предстоит соединить вместе. По крайней мере, на время.

Возрастной кризис 4-6 лет

Кризис, о котором редко пишут, но наблюдать его можно достаточно часто. К возрасту 4-6 лет самосознание ребенка развивается настолько, что однажды он осознает, что жизнь конечна. Обычно к такому выводу ребенка что-то подталкивает: смерть члена семьи или питомца, сцены из фильмов или разговоры старших. В это время дети могут задавать разные вопросы о смерти, переживать интенсивный страх. Кризис может безболезненно и быстро разрешиться, если родители спокойно и просто ответят на волнующие вопросы.

Кризис перехода в школу

Может проходить явно или совсем не проявляться. Связан со сменой социальных ролей и изменениями привычных условий жизни.

Подростковый кризис

Второй “большой” возрастной жизненный кризис после кризиса трех лет. По сути, это его повторение  —  только уже на новом уровне развития.

Подростки решают сразу несколько глобальных задач. Половое созревание значительно меняет тело, восприятие себя, взаимоотношения с людьми. Расшатывается и перестраивается самооценка.

Взрослеющему ребенку важно отделиться от родителей, почувствовать свои отличия от них. Поэтому подростки часто примыкают к разным субкультурам, порядки которых полностью противоположны порядкам в семье.

Выражается подростковый кризис примерно так же, как и в 3 года, только возможности ребенка к протесту и самовыражению значительно выросли 🙂

Если подростковый кризис был пройден, можно немного выдохнуть  —  до вступления в раннюю взрослость.

Возрастные жизненные кризисы у взрослых

Взрослому человеку отведено всего 4 нормативных жизненных кризиса. Но они могут растягиваться во времени на долгие годы  —  до тех пор, пока не будут пройдены.

Кризис 21 года (кризис 20 лет)

Обычно этот кризис наступает в период студенчества. У молодых людей слишком много вызовов и слишком мало опыта, чтобы быть уверенными в своих силах. Начиная с подросткового возраста, ребенок знал, “как правильно жить” ему самому, окружающим и всему миру. Он был уверен, что его жизнь сложится лучше, чем у других. Теперь за свои слова приходится отвечать делом.

Основной вопрос этого кризиса звучит примерно так: “Смогу ли я справиться со всеми жизненными задачами, с которыми справляются другие?”. Если раньше сомнений не было, то теперь все иначе. В который раз перед человеком встает проблема сепарации и взросления.

Читайте также: Самооценка и качество жизни

Студенты учатся 5-6 лет, получают степень магистра. Но при отсутствии опыта многим приходится начинать с неквалифицированной работы. Часто по специальности устроиться не получается. Отказы на собеседованиях приходится переживать снова и снова. Возникает конфликт между амбициями и реальными возможностями. Приходится снизить планку и пересмотреть представление о себе. Это бьет по самооценке, вызывает чувства стыда, растерянности, недовольства собой.

Этот кризис затрагивает не только работу, но и личную жизнь, жилье и прочие сферы. В это время люди могут заново начать поиски себя, переосмыслить свои ориентиры и представление о жизни.

Жизненный кризис 30 лет

Прошло еще около 10 лет и теперь жизнь идет относительно ровно. Удалось найти работу, решить (по крайней мере, частично) вопрос с жильем, создать семью и, вероятно, родить ребенка.

В одних случаях может возникать тревога, что двигаться больше некуда. Другие люди задумываются, что, возможно, жизнь такой и будет всегда. Сложности не закончатся, денег никогда не будет хватать, а выспаться так и не удастся. Здесь уже слышен отголосок кризиса среднего возраста: зачем я живу?

На этом этапе приходит время подвести промежуточные итоги. Люди пересматривают свои подходы к жизни и ценности, стараются сделать ее полнее и разнообразнее, найти новые направления развития. Примерно в это время люди заводят еще одного ребенка или наоборот, расстаются, меняют работу, профессию, место жительства.

Кризис среднего возраста

Пожалуй, это наиболее сложный кризис по двум причинам. Во-первых, он является экзистенциальным и проходится в одиночку. Во-вторых, кризис середины жизни может растянуться на годы или не быть пройденным никогда. В чем его суть?

Однажды человек осознает, что он вышел на плато своих возможностей. Будущее едва ли даст что-то большее, чем было до этого. К 40-50 годам большинство людей достигают пика карьеры. У женщин близится менопауза. Дети вырастают и создают свои семьи. Собственные родители стареют и уходят. Впереди  —  еще половина жизни, но теперь все словно идет на убыль: время, физическое здоровье, количество вариантов и путей…

Читайте также: Страх одиночества глазами психолога

Кризис среднего возраста  —  это период глубокой ревизии и пересмотра самых фундаментальных основ жизни человека. Время пересмотра ценностей, подведения итогов, подсчета достижений и неудач. Центральная тема, которая мучает людей,  —  это поиск смысла уже прожитой жизни и той ее части, которая еще впереди.

Те люди, которым удается разрешить кризис середины жизни, в буквальном смысле переживают вторую молодость. Несмотря на то, что солнце начинает клониться к закату, жизнь становится полнее и богаче.

Замечу, что сегодняшний динамичный мир и большое разнообразие возможностей позволяют отодвинуть кризис середины жизни на более поздний возраст. Сейчас он может наступить после 50 лет и позже.

Кризис поздней взрослости

К вступлению в пожилой возраст все основные жизненные задачи реализованы. Дети выросли и уехали из родительского дома. Профессиональная деятельность закончена или вот-вот закончится. Физические возможности с каждым годом убывают. Жизнь стремительно начинает пустеть. Не случайно у пожилых людей самый высокий процент депрессии.

В пожилом возрасте перед человеком стоит задача в который раз заново найти себя и свою новую роль. Это может быть воспитание внуков, помощь детям, общественная деятельность или отдых, общение с друзьями, любимое хобби. Такая задача может даваться не просто. Здесь важны и степень удовлетворенности прожитой жизнью, и навыки совладания со сложностями, и физическое здоровье, и определенная доля безнадежности перед неизбежным концом жизни.


В следующих статьях я подробнее расскажу о каждом из нормативных кризисов у взрослых.

Нормативное нарушение | Кэри Коглианезе

Под редакцией Кэри Коглианезе

288 страниц | 6 х 9 | 24 илл.
Ткань 2012 | ISBN 9780812244601 | 65 долларов | За пределами Америки £52.00
электронных книг можно приобрести у избранных онлайн-продавцов.
Посмотреть оглавление

«После финансового краха 2008 года и разлива нефти в Мексиканском заливе Нормативное нарушение отвечает на два жизненно важных вопроса: почему происходят катастрофические сбои? Каковы надлежащие ответные меры регулирующих органов? увлекательные и тщательные тематические исследования и анализы в этом наполненном знаниями томе.»—Роберт А. Каган, Калифорнийский университет, Беркли,

«Все говорят о несоответствии нормативных требований, но мало кто решает эту проблему. В этой книге исследуются утверждения о нарушениях нормативно-правовой базы в Соединенных Штатах и ​​даются полезные подсказки относительно того, что можно сделать». — Джерри Машоу, Йельская школа права,

Нарушение нормативно-правовой базы: кризис доверия к нормативно-правовому акту США дает свежий взгляд и аналитическую строгость. к тому, что стало одной из самых спорных областей американской внутренней политики.Критики со стороны левых обвиняют слабое регулирование в обрушении жилья и финансовом кризисе, не говоря уже о крупных бедствиях в области общественного здравоохранения, начиная от разлива нефти на побережье Мексиканского залива и заканчивая взрывом на шахте Аппер-Биг-Бранч. В то же время правые критики пренебрежительно отзываются о чрезмерно строгой и дорогостоящей системе регулирования, препятствующей восстановлению экономики. С такими поляризованными представлениями о регулировании и его эффективности нация сейчас больше, чем когда-либо, нуждается в беспристрастном и строгом исследовании, которое можно найти в этой книге.

Главы, написанные некоторыми ведущими экономистами, политологами и правоведами страны, Регуляторный анализ вносят ясность в жаркие дебаты о регулировании, анализируя разрозненные причины текущего кризиса, а также анализируя многообещающие решения того, что беспокоит Система регулирования США. Этот том показывает политикам, исследователям и общественности, почему им нужно подвергать сомнению общепринятые представления о регулировании — будь то левые или правые, — и демонстрирует ценность проведения систематического анализа перед принятием политических реформ после стихийного бедствия.

Кэри Коглианезе — профессор права Эдварда Б. Шилса в Пенсильванском университете, директор Пенсильванской программы по регулированию и соредактор Безопасность импорта: Регуляторное управление в мировой экономике , также доступно в Пенсильванском университете Нажимать.

Посмотреть корзину | Просмотрите названия Penn Press в области политологии, государственной политики | Присоединяйтесь к нашему списку рассылки

Регуляторный кризис преодоление последствий риска стихийных бедствий и кризисов | Сравнительная политика

Используя новое понятие — «кризис регулирования» — в этой книге исследуется, как крупные кризисы могут влиять или не влиять на регулирование.Авторы проводят подробный анализ избранных известных бедствий, отслеживая многочисленные переплетенные источники влияния и конкурирующие нарративы, формирующие кризисы и их последствия. Их результаты бросают вызов влиятельным в настоящее время представлениям о «сбое регулирования», «обществе риска» и процессе извлечения уроков из бедствий. Они утверждают, что интерпретации бедствий и кризисов и меры реагирования на них изменчивы, социально обусловлены и открыты для множества влияний. Официальное осмысление можно слишком легко принять за чистую монету.Неумение управлять рисками может не иметь решающего значения или даже не быть необходимым для возникновения нормативно-правового кризиса в результате стихийного бедствия; и последствия для регулирующего органа могут стать независимыми от надвигающейся катастрофы или кризиса.

‘Это подробный и детальный отчет о кризисе регулирования, который одновременно проливает свет и удивляет. Хаттер и Ллойд-Босток показывают, как регулятивные кризисы могут возникать, усугубляться или исчезать в результате сложного взаимодействия событий, институтов и отдельных лиц. Их анализ избегает мягкого повествования в пользу богатства деталей, которые обеспечивают читателю глубину и авторитетность понимания.’ Фиона Хейнс, Мельбурнский университет, Австралия,

«Всем будущим исследователям стихийных бедствий, стихийных или иных, придется ознакомиться с этим широкомасштабным сравнительным исследованием сложных и множественных сил, которые стремятся игнорировать, исправлять или эксплуатировать этот важнейший вид общественной опасности. неприятности. Я не знаю ни одной работы, которая соответствовала бы ей с точки зрения тщательной документации и охвата такого широкого спектра случаев». Harvey Molotch, New York University

«Регуляторный кризис открывает новые горизонты в понимании риска и регулирования, показывая, как стихийные бедствия и кризисы могут стать кризисом для регулирующих органов.Сравнивая пять громких дел, новый подход авторов раскрывает, как разворачиваются ранее невидимые организационные и политические последствия кризиса, влияющие на обыденную рутину и понимание отдельных регулирующих органов и в то же время угрожающие легитимности регулирующей организации. Большое достижение, анализ и последствия книги очень актуальны для ученых в области изучения бедствий, рисков и регулирования, регулирующих органов и специалистов по политике». Дайан Вон, Колумбийский университет, Нью-Йорк,

«Как человек, переживший кризис вулканического пепла, я нахожу эту книгу очаровательной тем, что в ней разделены регулятивные задачи, связанные с управлением серьезным риском, и последующий кризис, который может возникнуть в связи с легитимностью сам регулятор.В частности, я нашел анализ движущих сил, которые часто лежат в основе регулятивной реформы после кризиса, освещающим и полезным. Эта книга дает много информации и бросает вызов всем тем, кто интересуется регулированием, включая политиков, бизнес, общественность и регулирующие органы, и является вдумчивым вкладом в понимание регулирования и регуляторного давления». Дама Дейдра Хаттон, председатель Управления гражданской авиации

Важность регулирования во время кризиса

Необходимость финансового регулирования редко бывает более очевидной, чем во время кризиса.Этот принцип оставался верным во время COVID-19.

Хотя COVID-19 является в первую очередь кризисом общественного здравоохранения, его последствия оказываются далеко идущими. В последние месяцы на экономику были нанесены значительные негативные последствия, которые оказали чрезвычайное давление на наше правительство и личную казну. Надежная нормативно-правовая база и надзор могут частично смягчить это давление, стабилизируя финансовую систему и защищая потребителей от последствий кризиса.

Канадцы не испытывали такой неопределенности в своей финансовой безопасности со времен последнего финансового кризиса (т.э., обвал рынка 2008 г.). Согласно опросу Sun Life, почти 50% канадцев чувствуют себя менее финансово защищенными с тех пор, как начался COVID-19 1 . По мере того, как мы приближаемся ко второй волне пандемии, которая, по прогнозам многих представителей здравоохранения, будет хуже, чем первая, маловероятно, что настроения в отношении текущей и будущей финансовой стабильности улучшатся в ближайшее время. Пространство консультирования по вопросам благосостояния сталкивается с тяжелой битвой, как с точки зрения восстановления благосостояния клиентов в долгосрочной перспективе, так и, что, возможно, более важно, помогает подавить беспокойство клиентов в ближайшей перспективе.Хотя этот период представляет собой значительную возможность для консультационного пространства — для улучшения взаимодействия с клиентами и предложения продуктов для них — он также представляет собой период повышенной уязвимости.

Заслуживающие доверия и заслуживающие доверия советы для клиентов имеют решающее значение для обеспечения стабильности на рынке в целом и укрепления доверия инвесторов. До COVID-19 канадские регулирующие органы занимались вопросами поведения и защиты прав потребителей; однако влияние пандемии на финансовое благополучие канадцев ускорило необходимость в усилении надзора, чтобы консультанты могли справляться с неизбежными проблемами, с которыми сталкиваются их клиенты, и реагировать на растущие темпы изменений на более широком рынке.Это мнение разделяют наши южные соседи, при этом Комиссия по ценным бумагам и биржам отметила в своем предупреждении о рисках за август 2020 года, что «волатильность рынка, связанная с COVID-19, могла повысить риски неправомерных действий в различных областях, которые, по мнению персонала, заслуживают дополнительного внимания». ». 2

К сожалению, темпы и объем изменений также усиливают давление на регулирующие органы в плане управления возникающими и конкурирующими приоритетами, в то время как последствия COVID-19 также истощают их организации и ресурсы.

Таким образом, регулирующие органы должны расставить приоритеты в своих усилиях, особенно там, где они, скорее всего, укрепят доверие и стабильность на рынке и улучшат защиту канадцев. Мы предлагаем регулирующим органам рассмотреть следующее:

  1. Сосредоточьте надзорные усилия на наиболее уязвимых: Финансовые последствия COVID-19 увеличивают объем и скорость рисков для уязвимых инвесторов и потенциально расширяют определение «уязвимых». Кроме того, некоторые защитники интересов инвесторов обеспокоены тем, что COVID -19 Послабления, введенные администраторами ценных бумаг Канады, могут усугубить риски для уязвимых инвесторов 3 .Мы не будем рассматривать этот вопрос здесь, но он подчеркивает, что регулирующие органы должны уделять больше внимания защите инвесторов сейчас, чем когда-либо, поскольку отрасль и инвесторы стремятся к восстановлению. Сейчас не время для регулирующих органов вносить радикальные изменения или вводить новые меры. Скорее, регулирующие органы должны внимательно следить за взаимодействием между консультантами и уязвимыми канадцами, особенно там, где запланированные усовершенствования системы защиты прав потребителей еще не реализованы (например, реформы, ориентированные на клиента).
  2. Содействие инновациям: В обозримом будущем инвесторы и их клиенты будут продолжать взаимодействовать виртуально. Таким образом, «технология взаимодействия с клиентами стала неотъемлемым инструментом взаимодействия с клиентами для консультантов». 4 Там, где есть новая технология, неизбежно возникает потенциал повышенного риска. Регуляторным органам придется столкнуться с необходимостью быстрого утверждения новых технологий для удовлетворения потребностей клиентов, ограничивая при этом потенциальные риски для физических лиц и финансового рынка, связанные с этими решениями.Канадские регулирующие органы, как правило, отстают от наших глобальных коллег в реализации решений этих конкурирующих задач. В частности, Управление финансового надзора Великобритании с 2016 года использует свою «регулятивную песочницу», преимущества которой включают расширенное взаимодействие регулирующих органов с финтех-компаниями и выявление возможностей для упрощения регулирования 5 . Мы видим доказательства того, что по крайней мере один канадский регулятор (например, OSC LaunchPad) примет аналогичный подход. Поскольку спрос на инновационные решения для виртуального обслуживания клиентов, скорее всего, сохранится, всем регулирующим органам в этой области следует рассмотреть решения, принятые их международными коллегами, чтобы гарантировать, что их нормативно-правовая база позволит им идти в ногу со временем.
  3. Подчеркните потребность в надежной контрольной среде: Многие бизнес-лидеры считают, что работа на дому может стать нашей новой реальностью. В ответ на это ускорились усилия по расширению использования автоматизации и технологий. Хотя эти изменения дают возможность предоставлять более качественные и быстрые услуги клиентам, они могут увеличить риск несоблюдения требований в тех случаях, когда среда внутреннего контроля не согласована. Для регулирующих органов это будет означать обеспечение того, чтобы операционный мониторинг, контроль и соответствие соответствовали изменениям операционной модели.

Эти цели не будут новыми для большинства регулирующих органов, но скорость, с которой они должны выполняться, остается неизменной. К счастью, канадские регулирующие органы оказались чуткими и адаптивными во время предыдущих кризисов. Хотя этот кризис существенно отличается от предыдущего, фундаментальное значение регулирования остается прежним. По мере того, как инвесторы и их клиенты переживают этот шторм, они будут обращаться к регулирующим органам за предоставлением прозрачных указаний и последовательного информирования об ожиданиях. Внимательные и целенаправленные меры помогут регулирующим органам удовлетворить эти требования, обеспечат стабильность рынка и защитят канадское богатство в эти трудные времена.

Благодарности

Хизер Кей
Старший менеджер, Консультант по рискам
Тел.: 416-202-2878

Каталожные номера

  1. Sun Life, «Недавний опрос Sun Life показывает, что почти половина всех канадцев (45%) чувствуют себя менее финансово обеспеченными с тех пор, как начался COVID-19», 8 сентября 2020 г. — https://www.sunlife.ca/en /о-нас/отдел новостей/выпуски новостей/объявление/почти-половина-всех-канадцев-чувствуют-менее-финансово-защищенность-из-за-ковид-19/123452/
  2. Office of Compliance Inspections and Examinations, «Выберите риски соответствия COVID-19 и соображения для брокеров-дилеров и инвестиционных консультантов», 12 августа 2020 г., https://www.sec.gov/files/Risk%20Alert%20-%20COVID-19%20Compliance.pdf.
  3. Джеймс Лэнгтон, «Необходима усиленная защита инвесторов: защитники интересов инвесторов обеспокоены неподходящими продажами фондов DSC», Investment Executive, 1 мая 2020 г., https://www.investmentexecutive.com/newspaper_/news-newspaper/enhanced-investor-protection -нужный/.
  4. Deloitte, Управление капиталом и консультирование во время коронавируса. Мнение Deloitte о влиянии COVID-19 на отрасль (Deloitte LPP, 2020), стр.грамм. 3. — https://www2.deloitte.com/ca/en/pages/financial-services/articles/wealth-management-and-advice.html
  5. .
  6. Deloitte Center for Regulatory Strategy, Путешествие по регулятивной песочнице FCA: преимущества, проблемы и дальнейшие шаги (Лондон: Deloitte LPP, 2008 г.), стр. 2, https://www2.deloitte.com/content/dam/ Deloitte/uk/Documents/financial-services/deloitte-uk-fca-regulatory-sandbox-project-innovate-finance-journey.pdf.

Циклы регулирования: пересмотр политической экономии финансовых кризисов

Еще в начале 2017 года, когда фондовый рынок бил рекорды, новая администрация США пообещала значительно отменить недавно введенные правила в рамках закона Додда-Франка.Мы видели, как движение к дерегулированию принимает форму на разных фронтах. По мнению большинства, новые назначенные регулирующие органы сигнализируют о переходе к более мягкому подходу к финансовому регулированию. На законодательном фронте, после неудачной попытки Палаты представителей отменить основные финансовые правила в соответствии с DFA, Сенат на прошлой неделе проголосовал за законопроект, который предлагает регулятивные послабления малым и средним банкам.

За последние два десятилетия США прошли цикл регулирования.Финансовый сектор был дерегулирован во время бума, охватившего конец 1990-х — середину 2000-х годов, а затем перерегулирован после краха 2008 года (например, Goldstein 2009). В настоящее время кажется, что регуляторный маятник качается в другую сторону. В недавней статье я исследую политическую экономию финансовой политики во время десяти самых печально известных финансовых бумов и спадов с 18 века (Dagher 2018). Я полагаюсь на множество исследований по каждому эпизоду, чтобы показать, что проциклические правила являются повторяющейся чертой с первых дней существования финансов и в разных странах.Финансовые бумы — и принятие риска во время этих эпизодов — часто усиливались политическими регуляторными стимулами, кредитными субсидиями и все более легким подходом к финансовому надзору. Финансовые кризисы приводили к массовой негативной реакции со стороны регулирующих органов, что иногда приводило к удушению финансов. Реакция регулирующих органов лучше всего может быть понята в контексте политических последствий таких кризисов.

Большая литература о глобальном кризисе 2008 года, как правило, сосредоточена на выявлении ошибок в регулировании, которые привели к краху.Я утверждаю, что не менее важно понимать причины этих провалов в регулировании, и что политика обычно лежит в основе истории.

Краткий рассказ о трех веках регуляторных циклов

Вернуть время вспять до 1725 года, когда пузырь Южных морей был на подъеме в Англии. Это был один из первых хорошо задокументированных пузырей на фондовом рынке. Политические элиты приветствовали фондовую манию, пока она не рухнула. Политическая реакция была существенной, и многие члены парламента были брошены в тюрьму.Англия унаследовала от «Пузыря Южных морей» негативную реакцию «Закона о пузыре», репрессивного закона, который ставил огромные препятствия для выхода компаний на биржу. Закон оставался в силе в течение целого века. Затем он был отменен на пике следующего большого пузыря, в 1825 году. Документально подтверждено, что отмена стала результатом лоббирования и торговли влиянием. Реакция на последовавший крах и банковский кризис преобразовала и модернизировала финансовые рынки Англии.

Тем, кто знаком с финансовой историей США, это может показаться звоночком или двумя.Рыночная эйфория в конце 1920-х пришла вслед за периодом дерегулирования, бездействия регулирующих органов и роста субсидий жилищному сектору. Президент Гувер в то время смутно относился к федеральным постановлениям и надзору и назначал регулирующих органов, которые разделяли эту точку зрения. Крах 1929 года и последовавшая за ним Великая депрессия привели к серьезному переосмыслению роли правительства, что привело к впечатляющему возвращению демократов в Конгресс. Новый курс изменил финансовый ландшафт США и ввел более строгие правила и надзор.Закон Гласса-Стигалла 1933 года разделил коммерческий и инвестиционный банкинг, чтобы защитить вкладчиков. Закон оставался в силе на протяжении большей части оставшегося 20-го века, но затем был отменен в 1999 году в разгар колоссального бума на фондовом рынке. В 1990-е годы Конгресс также смягчил законы о ценных бумагах, но затем они были ужесточены в соответствии с законом Сарбейнса-Оксли несколько лет спустя, после краха доткомов — короткого цикла регулирования, ограниченного рынком ценных бумаг. Но дерегулирование и легкий подход в банковском секторе продолжались и усиливались в разгар огромного жилищного бума.Кредитному буму способствовали государственные субсидии и спонсорство как при администрациях Клинтона, так и при администрациях Буша. Через два года после ее краха в 2008 году президент Обама подписал закон Додда-Франка, самый значительный регулятивный пересмотр со времен Нового курса.

Стилизованные факты

Эти регуляторные циклы можно наблюдать во времени и в разных странах. В дополнение к эпизодам, упомянутым выше, в моей статье рассматриваются несколько печально известных финансовых кризисов, в том числе банковский кризис в Швеции и финансовый кризис в Японии в начале 1990-х годов, корейский финансовый кризис в конце 1990-х годов, а также ирландский и испанский финансовые кризисы в конец 2000-х.Я полагаюсь на обширную литературу по каждому отдельному эпизоду, чтобы оценить, в какой степени финансовая политика, как считается, послужила стимулом для бума, например, за счет снижения барьеров против рискованного кредитования либо посредством новых законов, либо посредством изменений в правоприменении. действующие законы.

Анализ выявил несколько стилизованных фактов. Во-первых, этап финансового бума шел рука об руку с периодом значительного дерегулирования. В эти периоды правительства ослабили существующие правила, смягчили надзор и часто предлагали кредитные субсидии, которые усиливали бум.Дерегулирование предшествовало каждому эпизоду после кризиса 1825 года. Регуляторные стимулы для каждого бума принимали различные формы: кредитные субсидии часто предназначались для жилищного сектора, в то время как смягчение финансового надзора обсуждалось в литературе на протяжении большинства эпизодов. Хотя такие эффекты трудно измерить количественно, эпизоды, по которым можно получить надежные данные, свидетельствуют о снижении уровня надзора во время бума, за которым последовал всплеск после кризиса, с точки зрения либо финансирования, либо кадрового обеспечения финансовых агентств.На рис. 1 представлены некоторые примеры.

Рисунок 1 Бюджетные и кадровые ресурсы федеральных регулирующих органов в США, Японии и Испании в зависимости от соответствующих индексов фондового рынка.

Примечание : дополнительные сведения см. в Dagher (2018).

Во-вторых, в большинстве эпизодов наблюдается заметный рост коррупции и симбиотических отношений между политиками и финансистами. Много написано на эту тему по каждому отдельному эпизоду.Среди кризисов 20-го и 21-го веков эта закономерность особенно ярко выражена в случае японского, корейского, испанского и ирландского кризисов.

В-третьих, финансовые кризисы имели глубокие политические последствия, как это задокументировано в литературе (например, Mian et al. 2014). За исключением эпизода 1825 г., политическая смена происходила вскоре после каждого кризиса. Но в большинстве эпизодов политические последствия выходили далеко за рамки этого. В Японии разразился политический кризис, приведший к далеко идущим политическим реформам.Формирование новых влиятельных политических партий или коалиций, иногда с популистской направленностью, также наблюдалось в Японии, Южной Корее, Испании и Ирландии. Великая рецессия привела к периоду усиления поляризации и политического тупика.

В-четвертых, кризисы вызвали огромную негативную реакцию со стороны регулирующих органов и существенную перестройку нормативно-правовой базы. В большинстве случаев реакция происходила вскоре после кризиса, за исключением Японии, где крупный политический кризис привел к печально известному периоду снисходительности регулирования, а реформы были отложены до конца 1990-х годов.В некоторых случаях этап повторного регулирования, последовавший за финансовым кризисом, описывался как чрезмерная рефлекторная реакция, особенно в США после Великой депрессии, краха доткомов и Великой рецессии.

Хотя в шведском эпизоде ​​действительно наблюдался цикл регулирования и политическая негативная реакция, он отличается от других эпизодов тем, что существует ограниченное количество свидетельств неэффективного государственного вмешательства. Поэтому возникает вопрос, может ли сильный уровень управления помочь смягчить некоторые непривлекательные черты регуляторных циклов.

Возможные теории

Эти регуляторные циклы кажутся неэффективными и загадочными. Понимание их политической подоплеки требует теоретической работы, которая выходит за рамки этой статьи. Однако из эмпирических наблюдений можно извлечь уроки, которые могут помочь в будущих теоретических исследованиях.

Прежде всего, любое объяснение этих циклов не может игнорировать изменения общественного мнения по отношению к финансам в течение цикла. Эйфория, сопровождающая подъемы, хорошо обсуждалась в литературе (Reinhart and Rogoff, 2009), а политическая реакция на финансовые кризисы указывает на серьезный сдвиг в общественном мнении о финансовой системе.Это можно проиллюстрировать результатами опроса в США, в ходе которого домохозяйствам задавали вопрос об их доверии к банкам и компаниям (рис. 2). В Dagher (2018) я также привожу данные межстранового регрессионного анализа, показывающие, что более высокие затраты налогоплательщиков на банковский кризис являются предвестником более жесткой регулятивной реакции после кризиса, на основе данных Laeven and Valencia (2012) и опрос, проведенный Всемирным банком.

Рисунок 2 Процент респондентов с большим доверием к банкам и крупным компаниям

Источник : Общее социальное исследование, подготовленное Национальным центром изучения общественного мнения при Чикагском университете.

Однако можно возразить, что дело не только в настроении избирателей. Финансовые правила стали свидетелями больших и быстрых поворотов. В Dagher (2018) я также представляю последовательные доказательства политического давления, оказываемого на регулирующие органы, и важную роль торговли влиянием и лоббирования. В недавней статье Almasi et al. (2018), сочетает сигнальную модель выборов с простой моделью финансового регулирования для изучения того, как общественное мнение, финансовые инновации и стимулы политиков формируют финансовое регулирование.Хотя изменения в восприятии избирателями финансовых инноваций сами по себе могут привести к процикличности, в документе также показано, что эта цикличность может быть значительно усилена предвыборными стимулами политиков.

Примечание автора. Мнения, выраженные в этой колонке, принадлежат автору и не обязательно отражают точку зрения МВФ, его Исполнительного совета или руководства МВФ.

Ссылки

Алмаси, П., Дж. Дагер и К. Прато (2018 г.), «Регуляторные циклы: модель политической экономии», рабочий документ.

Дагер, Дж. (2018 г.), «Регуляторные циклы: пересмотр политической экономии финансовых кризисов», Рабочий документ МВФ, WP 18/8.

Гольдштейн М. (2009 г.), «Реформирование финансового регулирования, надзора и надзора: что делать и кто должен это делать», VoxEU.org, 24 февраля.

Лаевен, Л. и Ф. Валенсия (2012 г.), «База данных о системных банковских кризисах: обновление».

Миан, А., Суфи А. и Требби Ф. (2014), «Устранение чрезмерной задолженности: политические ограничения после финансовых кризисов», Американский экономический журнал: макроэкономика , 6 (2), 1-28.

Рейнхарт, К. М. и К. Рогофф (2009), На этот раз все по-другому: восемь веков финансовой глупости, Издательство Принстонского университета.

Центральное значение устойчивого, доступного и инклюзивного рынка жилья

В эту десятую годовщину финансового кризиса было проведено много ретроспективных обзоров реакции правительства США на эту катастрофу, и это еще не все. Комментарии на сегодняшний день в основном сосредоточены на чрезвычайных мерах, принятых для предотвращения гораздо более глубокого краха американской и мировой экономики.Были приняты меры для преодоления непосредственного кризиса и снижения вероятности его повторения. Оба оказали значительное влияние. Но при изучении кризиса и реакции на него важно помнить, что он был спровоцирован и в значительной степени обусловлен дисфункциональным рынком жилья. Немедленная помощь уменьшила глубину обвала рынка жилья. Последующие нормативные меры и защита прав потребителей сделали сегодняшний рынок жилья намного более безопасным и устойчивым. Тем не менее, можно было бы сделать больше, чтобы помочь домовладельцам в условиях кризиса, и предстоит еще многое сделать, чтобы обеспечить семьи достаточным доступным и устойчивым жильем на сегодняшний день и в ближайшие годы.При рассмотрении реакции на кризис ключевая роль, которую жилье играет как в финансовом благополучии семьи, так и в здоровье национальной экономики, должна стать одним из центральных уроков. Вносятся предложения по корректировке или сворачиванию посткризисных реформ, и важно сохранить основные наработки, которые были реализованы. Самое главное, критические вопросы остаются нерешенными, и они открывают большие возможности для продвижения устойчивого и доступного рынка жилья, который поддерживает семьи, сообщества и экономику в целом.

Четыре ключевых вопроса выделены для обсуждения ниже. То, как они будут решаться, существенно повлияет на будущее жилья в Америке. Прежде чем перейти к этим четырем, кратко рассмотрим роль жилья в возникновении кризиса и реакцию политиков (и отсутствие реакции) на решение проблем на рынке жилья.

Разрушение жилья вызывает и продлевает кризис

В основе кризиса лежала неустойчивая жилищная ипотека в сочетании с общей недостаточной капитализацией и недостаточными гарантиями в финансовой системе.Несмотря на докризисное представление о том, что цены на жилье в Соединенных Штатах только росли, на самом деле рынок жилья в США представлял собой историю движения цен на жилье вверх и вниз. Реальные цены на жилье росли и падали в национальном масштабе более чем на десять процентов в разные периоды 1980-х и 90-х годов. Однако инфляция замаскировала большую часть понижательного воздействия на номинальные цены на жилье в этих корректировках. Однако в 2000-х уровень оценки был намного выше, чем в предыдущие циклы; реальные цены на жилье выросли в национальном масштабе более чем на 60% (рис. 1).Этому способствовал взрывной рост продуктов, продвигаемых ипотечными брокерами и кредиторами, которые искусственно занижали первоначальные ежемесячные платежи по ипотечным кредитам. Он начался с кредитов только под проценты, а затем расширился до тизерных платежей и кредитов с отрицательной амортизацией, при этом заемщик оценивался только по способности произвести первоначальный стартовый платеж и часто без документации, подтверждающей это. Эти ссуды значительно снизили первоначальные платежи по ипотечным кредитам, но эта структура работала только тогда, когда ипотечные кредиты можно было рефинансировать до наступления срока погашения в полном объеме.

Рисунок 1. Рыночная стоимость домов по медианной цене с поправкой на инфляцию, 1970–2014 гг.

Источник: jparsons.net/housingbubble

Возможность рефинансирования зависела от продолжающегося неустойчивого повышения стоимости жилья. В конце концов, рост цен на жилье замедлился, а просроченные платежи и потери права выкупа начали накапливаться. Затем цены на жилье резко упали, ввергнув всю экономику в глубокую рецессию. Это выявило недостатки в капитализации и надзоре за финансовыми учреждениями, угрожая полным экономическим коллапсом.Последствия падения цен на жилье распространились за счет секьюритизации с высокой долей заемных средств, которая увеличила прибыль, а теперь увеличила убытки. Бум роста цен на жилье также финансировал массовое изъятие собственного капитала, который финансировал расходы потребителей, превышающие их возможности дохода. Доступность этих средств рефинансирования с обналичиванием иссякла в одночасье, что заметно сократило потребительские расходы — наибольшую часть экономики (рис. 2).

Рисунок 2. Изъятие собственного капитала в долларах и в процентах от дохода от выбытия

Источник: рассчитанный риск.blogspot.com

Ответ на кризис

Перед чиновниками, ответственными за реагирование на финансовый кризис, стоит непростая задача. Экономика находилась в состоянии свободного падения, нормативно-правовая база была неадекватна для предотвращения кризиса, а также не обеспечивала необходимых инструментов для его сдерживания. В политическом плане перед регулирующими органами стояла непопулярная задача предотвратить крах основных институтов, многие из которых способствовали кризису. Хотя сообщение американцам о том, что экономике угрожает катастрофический крах, могло усилить поддержку радикальных интервенций, это также повысило бы риск того, что семьи и компании усугубят крах, продолжая отказываться от экономической деятельности.Регуляторы должны были принять решительные меры, одновременно заверяя общественность в том, что депрессия не наступит и что вкладчики не должны забирать свои сбережения из своих банков. Риск ограбления банка был реальным.

В этих условиях успех интервенций заслуживает похвалы. Дальнейшего финансового коллапса удалось избежать, и финансовая система осталась работоспособной. Более того, как часто указывалось, правительству полностью возместили оказанную им помощь плюс возврат на эту помощь.Тем не менее, Программа помощи проблемным активам (TARP), которую чаще называют «санитарной помощью», была и остается крайне непопулярна среди населения. 1  Отчасти это отклонение связано с проблемами, описанными выше. Кроме того, несмотря на вмешательства и их влияние, общественность по-прежнему испытывала глубокую боль, в том числе 8,7 миллиона рабочих мест были потеряны, 2 более 8 миллионов домов были лишены права выкупа, а более 500 местных банков были закрыты.  Пострадали даже те, кто не пострадал напрямую: по оценкам, 95 миллионов домохозяйств лишились собственного капитала из-за лишения права выкупа соседей. 4   Восстановление было последовательным, но часто медленным, и основная часть прироста заработной платы и благосостояния приходилась на богатые домохозяйства. 5   Сообщения регуляторов о кризисе, такие как отсутствие критики финансовых компаний и их руководителей, а тем более привлечение их к уголовной ответственности, еще больше усугубили общественную оценку.

Ответы, направленные на рынок жилья, поддерживали функционирующий рынок для наиболее квалифицированных заемщиков и оказывали существенную, но недостаточную помощь семьям, столкнувшимся с потерей права выкупа.Во-первых, Федеральное жилищное управление (FHA) и спонсируемые государством предприятия (GSE) вмешались при государственной поддержке, чтобы обеспечить поставку нового ипотечного финансирования, когда финансирование безопасности частных торговых марок испарилось. Без этого важного домашнего финансирования FHA и GSE кризис был бы намного глубже и дольше, а восстановление — намного медленнее. Программа Home Affordable Refinance Program (HARP) также помогла миллионам семей рефинансировать свои кредиты, снизив процентные ставки и ежемесячные платежи.Для миллионов семей, столкнувшихся с потерей права выкупа, Программа модификации доступного жилья (HAMP) помогла модифицировать ссуду и так называемые модификации ипотечного кредита, не входящие в HAMP, но частично подстрекаемые ею, охватившие еще миллионы семей.

Однако эти программы столкнулись с внешними и внутренними проблемами. Во-первых, индустрия обслуживания кредитов была разработана как система для сбора платежей с большим объемом и минимальным вмешательством, а не как система для исправления проблемных кредитов. Операции по обслуживанию кредитов были перегружены объемом и характером необходимых услуг.Сообщений о неотвечающих кредитных службах и неоднократно потерянных заявках на внесение изменений было предостаточно. 6   Конфликты интересов были обычным явлением, при этом сервисеры часто не несли кредитный риск по ссуде, а модификации обходились обслуживающему персоналу дороже, чем лишение права выкупа. Эти факторы привели к тому, что многие дома были лишены права выкупа, когда модификация была бы лучше для заемщика и кредитора, несущего убытки.

Положения и структура помощи домовладельцам также ограничивали ее эффективность.Средства для помощи домовладельцам и наиболее пострадавшим сообществам были включены в пакет на 750 миллиардов долларов, созданный Конгрессом в рамках программы TARP. Но отсутствовали два ключевых элемента: требование об обязательном участии в программах помощи домовладельцам — по крайней мере, для банков, получающих помощь TARP, — и положения, позволяющие домовладельцам реструктурировать свои ипотечные кредиты в случае банкротства.

Это способствовало созданию схемы предоставления банкам сотен миллиардов долларов капитала, который был необходим для поддержания нашей экономики на плаву, при этом не налагая на банки соответствующих взаимных обязательств.HAMP предоставила важную помощь, но она была ограничена тем фактом, что это была добровольная программа. Программа жила под постоянной угрозой, что, если это будет слишком сложно для банков, они могут уйти. В результате, оказывая важную помощь многим домовладельцам, HAMP существенно не достиг своих целей. 7

Федеральный ответ на кризис также не оказал поддержки семьям в реструктуризации их ипотечных кредитов в случае банкротства. В то время как предприятия могут воспользоваться этой ключевой процедурой для своих ипотечных и других долгов, домовладельцам запрещено использовать эту процедуру.Сторонники настаивали на том, чтобы этот вариант реструктуризации был привязан к одному из обязательных законопроектов, проходящих через Конгресс с облегчением, которое получали банки, например, к законопроекту, существенно увеличивающему сумму депозитов, покрываемых Федеральной корпорацией страхования депозитов. 8    Если бы у домовладельцев был этот инструмент, это дало бы кредиторам дополнительный стимул рассмотреть возможность погашения кредита до обращения взыскания. В конечном итоге эта мера была внесена в качестве отдельного законопроекта, не связанного с банковской помощью, и была отклонена Сенатом из-за флибустьеров. 9

В отличие от добровольного подхода федерального правительства, в 2008 г. и начале 2009 г. в Калифорнии были приняты законы с обязательными требованиями для кредиторов и обслуживающих организаций. Недавнее исследование показывает, что эти требования принесли существенные дополнительные преимущества помимо добровольной программы HAMP. Законы Калифорнии требовали, чтобы кредиторы прилагали разумные усилия для изменения кредитов, прежде чем они могли начать процедуру обращения взыскания. Исследование показало, что эти положения сократили количество случаев обращения взыскания на 16 процентов, что предотвратило возникновение дополнительных 124 000 обращений взыскания. 10    Поскольку потери права выкупа заложенного имущества еще больше снижают цены на жилье, это сокращение количества случаев потери права выкупа также сохранило более 310 миллиардов долларов жилищного богатства в Калифорнии. 11

Во время кризиса прозвучали призывы увеличить помощь домовладельцам и сделать помощь домовладельцам требованием финансовой индустрии. Шейла Баир, председатель Федеральной корпорации по страхованию депозитов, неоднократно выражала обеспокоенность домовладельцев. Кроме того, она стала пионером упрощенных модификаций кредита, чтобы преодолеть непреодолимые препятствия, с которыми сталкивались домовладельцы, пытаясь сохранить свои дома. 12  Она также призвала к большей взаимной ответственности со стороны крупных банков и финансовых компаний, получающих государственную помощь.

Долгосрочный ущерб от жилищного кризиса включает в себя уровень домовладения в США, который упал до самого низкого уровня за многие десятилетия, намного ниже, чем в других развитых странах. 13   Кроме того, Великая рецессия усугубила и без того большой расовый разрыв в владении жильем: количество домовладельцев среди чернокожих упало до уровня, существовавшего до принятия Закона о справедливом жилье более 50 лет назад. 14   Кредиторы во время бума ипотечных кредитов нацеливались на цветных заемщиков, и последующие потери права выкупа закладных ударили по районам, где цветные домовладельцы были сконцентрированы больше всего. Это повреждение имело долгосрочные последствия. Текущий уровень домовладения для черных семей составляет всего 41,6% по сравнению с 72,9% для белых семей. 15

В целом, ипотечные кредиты сегодня являются сложной задачей для многих семей с надежной кредитной историей, чтобы получить, при этом средний кредитный рейтинг для кредитов FHA и кредитов GSE намного выше исторических норм.По оценкам Urban Institute, по сравнению с обычными рынками жилья, существовавшими в 2000 году, до бума, после кризиса было выдано на миллионы меньше качественных ипотечных кредитов, в основном для заемщиков с более низким кредитом. 16   Кроме того, рынок индивидуального жилищного строительства медленно восстанавливается после кризиса. 17   В то время как строительство нового жилья непосредственно перед кризисом было на неприемлемо высоком уровне, строительный рынок фактически рухнул и только сейчас начинает приближаться к нормальному уровню производства.Обычно жилье, которое составляет 20% всего хозяйства, выводит экономику из рецессии. В данном случае это тормозило общее восстановление экономики.

Рынок стартового жилья по более скромной цене для тех, кто впервые покупает жилье, особенно напряжен. Одним из факторов, усугубляющих этот дефицит скромных домов, является продажа проблемных активов, начатая FHA и GSE во время кризиса. Эти организации накопили большое количество кредитов, подлежащих взысканию. Вместо того, чтобы продавать их по отдельности, как это сделал бы местный банк, они продавали их с аукциона большими пулами.Хотя это помогло FHA и GSE быстрее увеличить свои резервы и капитал, хедж-фонды — крупнейшие покупатели этих пулов — преобразовали многие из в конечном итоге лишенных права выкупа кредитов в арендную недвижимость. Это сократило предложение скромных домов для покупки отдельными лицами и изменило характер районов, где процент домовладельцев снизился. Продажа этих проблемных пулов продолжается, и хедж-фонды объявили о планах расширить свои программы конвертации. 18   Это, наряду с другими факторами, ограничивающими строительство новых стартовых домов, включая нехватку рабочей силы и материалов, а также увеличение стоимости и того, и другого, привело к нехватке этих стартовых домов и серьезному барьеру для семей, пытающихся стать собственниками жилья. 19

Доступное арендное жилье переживает аналогичный кризис. С 2008 года дефицит доступного жилья вырос, процент семей, обремененных стоимостью аренды, остается высоким, и проблема актуальна и по сей день. Даже в годы жилищного бума многие семьи боролись с недоступной арендной платой. Процент обремененных издержками арендаторов, которые платят более 30% своего дохода за аренду, вырос с 40% в 2001 г. до 46% в 2007 г. сегодня.Еще более тревожным является то, что уязвимые домохозяйства часто сильно обременены арендной платой, отдавая более половины своего дохода только за аренду. Сегодня более половины семей, зарабатывающих менее 30 000 долларов в год, и более половины семей в возрасте 65 лет и старше, имеющих арендную плату, несут серьезное бремя арендной платы. И более 30% всех чернокожих арендаторов и 28% всех латиноамериканских арендаторов платят за аренду более половины своего дохода. 21   После кризиса увеличилось строительство многоквартирного жилья, но в основном это было строительство элитного арендного жилья.В целом, после кризиса объем доступного жилья сократился, и все больше единиц жилья стало недоступным или продается по недоступной цене. Федеральная поддержка доступного жилья в течение многих лет была намного ниже необходимого уровня и продолжает отставать. Доступные жилищные субсидии достигают лишь небольшой части семей, которые обременены арендной платой. Забегая вперед, основной источник финансирования доступного жилья, налоговая льгота на жилье для малоимущих, столкнется с проблемами, связанными с недавними изменениями в налогообложении.Снижение ставки корпоративного налога привело к уменьшению стоимости жилищного налогового кредита. Чтобы добиться прогресса, необходимо резко увеличить поддержку доступного арендного жилья.

Здесь есть проблема Catch-22, которую нужно решить. Семьи с низким достатком сегодня сталкиваются с кризисом как в доступном домовладении, так и в арендном жилье, но доступ к этим активам имеет важное значение для накопления богатства и финансовой стабильности для аренды или покупки. Даже на сегодняшнем все более дорогом рынке жилья покупка жилья остается относительно доступной по сравнению с предыдущими рынками.Во многом это связано с исторически низкими процентными ставками по ипотечным кредитам. Кроме того, расходы на жилье в домовладении часто ниже, чем расходы на аренду для семьи. Тем не менее, высокая арендная плата не позволяет многим семьям претендовать на получение ипотечного кредита, особенно в возможности откладывать значительные первоначальные взносы.

Четыре ключевых вопроса, которые определят будущее рынка жилья

Многочисленные жилищные вопросы находятся на рассмотрении сегодня или не были решены после кризиса.То, как они будут решены, во многом определит будущее жилья для американских семей. Во-первых, многие из нормативных положений, введенных в действие после кризиса, пересматриваются, и администрация стремится сократить количество нормативов. Правила ипотечного кредитования являются одними из них. Возможность погашения резервов и справедливые правила кредитования, введенные после краха, имеют основополагающее значение для обеспечения большей безопасности и справедливости на рынке жилья и не должны быть отменены. Во-вторых, необходимо решить проблему нехватки доступного жилья для продажи.Наконец, что касается жилищного финансирования, два дополнительных вопроса не были решены после жилищного кризиса и в настоящее время требуют решения: ответственность по Закону о ложных претензиях и федеральная поддержка вторичного рынка жилищной ипотеки, включая GSE. То, как будут решены эти четыре вопроса, сильно повлияет на будущее жилищного строительства в стране, а также окажет широкое влияние на экономику и общество в целом.

1. Платежеспособность и справедливые правила кредитования

Двумя столпами устойчивой и инклюзивной жилищной структуры являются правило «Возможность погашения/квалифицированная ипотека» (QM) и правила «справедливого кредитования», включая стандарты кредитования «Утвердительное продвижение справедливого жилья» и «Несоизмеримое воздействие».Как обсуждалось выше, ипотечные кредиты с непосильными платежами стали движущей силой кризиса. Последовавшая за этим коррекция цен на жилье не только устранила нереалистичную оценку стоимости жилья, но и лишила заемщиков возможности постоянно рефинансировать кредиты с новой ставкой и избегать непозволительных, полностью амортизирующих платежей. Наиболее важной реформой на рынке жилья было требование, чтобы кредиторы определяли и документировали способность заемщика погасить кредит на основе полностью амортизирующего платежа.Это положение защищает заемщиков, которые в значительной степени полагаются на советы кредиторов и брокеров относительно того, что они могут позволить себе для ежемесячного платежа по ипотеке. Не менее важно то, что он восстанавливает необходимый контроль над пузырями на рынке жилья с неустойчивым ростом цен на жилье, поскольку в результате увеличение платежей по ипотечным кредитам ослабит спрос и вернет рынок к устойчивому ценовому тренду. Текущий период роста цен на жилье был долгим и резким, в значительной степени подпитываемым исторически низкими процентными ставками по ипотечным кредитам.Однако последние данные показывают, что рост ставок по ипотечным кредитам и более высокие цены на жилье начинают снижать спрос, что должно происходить в условиях нормально функционирующего рынка. 22  Правило возможности погашения гарантирует, что эти необходимые корректировки рынка не будут нарушены ипотечными кредитами, которые искусственно занижают первоначальные платежи покупателей по ипотечным кредитам, но являются неустойчивыми в долгосрочной перспективе.

Наиболее важной реформой на рынке жилья было требование, чтобы кредиторы определяли и документировали способность заемщика погасить кредит на основе полностью амортизирующего платежа.

Предпринимаются попытки, в том числе уже реализованные, ослабить эту необходимую защиту. 23   Повторяются аргументы о том, почему кредиторы, естественно, захотят определить доступность, и поэтому некоторые утверждают, что в правиле нет необходимости. Но эти аргументы игнорируют историю кризиса и природу ипотечного рынка. Во-первых, кредиторы не устанавливают стандарты изолированно. Чтобы оставаться конкурентоспособными, кредиторы должны удовлетворять предложения других компаний, а заемщики по-прежнему в значительной степени сосредотачиваются на первоначальных ежемесячных платежах, чтобы принять решение об ипотеке.Это может привести к гонке на выживание, как это было в преддверии кризиса; кредиторы конкурировали за предоставление самых низких первоначальных ежемесячных платежей, жертвуя долгосрочной устойчивостью. Во-вторых, кредиторы на ипотечном рынке часто продают кредит, не неся при этом риска его потери. Это побуждает расширять границы, чтобы квалифицировать заемщиков. Наконец, многие кредиты представляют собой рефинансирование со значительным собственным капиталом заемщика. С помощью этих кредитов кредиторы защищены собственным капиталом заемщика в случае невозврата кредита.

Несмотря на то, что, как и все правила, по мере накопления опыта можно вносить уточнения, правило «Способность погашать» хорошо зарекомендовало себя и является основой устойчивого внутреннего рынка. Исследования неоднократно показывают, что кредиты, отвечающие стандартам QM, показали себя намного лучше во время кризиса, сократив убытки вдвое или более. 24  Эти гарантии являются основой устойчивого рынка жилья, и попытки значительно ослабить их должны быть отвергнуты.

Второй столп сильного рынка жилья — инклюзивность — зависит от усилий по преодолению истории расизма в Америке.Жилье в Америке отражает многие десятилетия неравного доступа и сегрегации. Например, после Второй мировой войны FHA подняло миллионы белых семей до уровня среднего класса с помощью доступных ипотечных кредитов. В то же время чернокожие заемщики и районы были буквально исключены из этих ссуд, а в руководствах и картах FHA эти сообщества были обозначены как не имеющие права на получение ссуд FHA. Сегодняшний рынок жилья, хотя и гораздо более инклюзивный, по-прежнему несет в себе наследие этой практики: цветные семьи имеют гораздо меньше средств для первоначального взноса и финансовой подушки и по-прежнему сталкиваются с дискриминацией на рынке.Кроме того, жилье остается крайне изолированным. 25

В связи с этими обстоятельствами Департамент жилищного строительства и городского развития (HUD) издал свое давно назревшее и официально установленное Правило положительного продвижения справедливого жилья, требующее от местных сообществ разработки планов по смягчению сегрегации. Правило было выпущено в 2015 году после нескольких лет разработки и пересмотра. В августе 2018 года HUD объявил, что пересматривает это правило, и даже раздаются призывы отменить его. 26  Но ослабление правила было бы большим шагом назад и задержало бы объединение сообщества и справедливость.Точно так же раздаются призывы затормозить или даже отменить использование разрозненного анализа воздействия и правоприменения в кредитовании. 27   Этот анализ показывает, что когда практика оказывает несоизмеримое негативное влияние на группы, ее следует продолжать только в том случае, если в этой практике есть деловая потребность, а альтернативный подход недоступен. Сохранение этого подхода особенно важно, учитывая экспоненциальный рост использования искусственного интеллекта при принятии решений, включая право на получение кредита.Машинное обучение имеет большие перспективы, но оно также может привнести дискриминационные и ненужные факторы. Несопоставимый анализ воздействия поощряет творческие подходы, которые одновременно повышают эффективность и инклюзивность. Этот процесс и ценность разрозненного анализа воздействия были недавно отмечены и одобрены крупнейшей кредитной компанией в стране, Lending Club, в ее ответах на запросы CFPB. 28  Забота о выходе на быстрорастущие рынки цветных заемщиков при структурировании деловой практики является хорошим бизнесом.И ошибочно считать, что инклюзивность несовместима с ростом и эффективностью.

2. Поставка жилья

Предоставление устойчивых кредитов для жилищного кредитования — это только половина уравнения здорового рынка жилья: для финансирования также должно быть достаточное количество жилья. На рынке стартового жилья, как обсуждалось выше, наблюдается острая нехватка домов. Структурные препятствия не позволяют исправить дефицит, особенно на растущих рынках, и несколько факторов снижают количество доступного скромного жилья.Самым большим фактором является неудовлетворенная потребность в дополнительных новых домах, чтобы не отставать от растущего числа домохозяйств, и естественное устаревание домов, которые больше не пригодны для использования. В целом рынок жилищного строительства восстанавливался после рецессии очень медленно, и только сейчас его объемы приблизились к нормальным уровням, существовавшим до жилищного бума и кризиса. Однако строители сосредотачиваются на более крупных домах, которые являются более прибыльными. Действительно, средние размеры новых домов продолжают расти до рекордных уровней. Во-первых, это отражает значительные фиксированные затраты на разработку и строительство нового дома, которые пропорционально ложатся большим бременем на дома меньшего размера. 29   Во-вторых, строителям было сложно получить землю и разрешения на новое строительство, особенно на строительство с высокой плотностью застройки. Это привело к тому, что Калифорния ввела новые ограничения на право местных сообществ блокировать дополнительное жилье. Необходимы дальнейшие усилия для поощрения и содействия новому строительству для удовлетворения растущего спроса на доступное жилье. Большая часть этой реформы должна происходить на государственном и местном уровне. Вторым рассмотренным выше фактором, который сокращает предложение скромных домов для продажи, является значительное количество – часто скромных – домов, изъятых из рынка собственности в результате массовой продажи проблемных кредитов FHA и GSE.Хотя давление эпохи кризиса могло оправдать эти меры для более быстрого восстановления финансовой стабильности этих организаций, сегодня эти организации, представляющие общественный интерес, должны возвращать собственность обратно на рынок собственности, чтобы сохранить как этот рынок, так и сообщества, в которых расположены дома.

3. Закон о ложных требованиях

Закон о ложных требованиях (FCA), статут времен Гражданской войны, предусматривает тройные штрафы для тех, кто подает мошеннические требования правительству для оплаты, включая оплату требований по государственной страховке.После кризиса расследования показали, что многие ипотечные кредиты, которые были проданы или гарантированы на вторичном рынке, были плохо гарантированы. Юридически они не выполнили заявлений и гарантий, предоставленных при продаже или гарантировании кредитов. Частные лица, GSE и ссуды FHA повлекли за собой многочисленные судебные разбирательства в соответствии с Законом о ложных исках. Чтобы было ясно, было много небрежных, безрассудных и даже мошеннических кредитов, выданных и переданных другим, и эти действия лишили частные и государственные стороны их законного права на получение кредитов, которые соответствовали обещаниям продавца.Восстановление подходит для тех, кто пострадал от этих практик. Однако в случае с FHA и Законом о ложных претензиях чрезмерно широкая сфера ответственности и потенциально катастрофические убытки вытеснили многих крупных кредиторов в значительной степени или полностью с рынка FHA. Реформа имеет решающее значение для восстановления пропорциональности и сбалансированности этого правоприменительного механизма. 30

В контексте FHA кредиторы обязаны предоставлять сертификаты, когда они представляют ссуды в FHA для страхования.К ним относятся заявления о том, что кредит соответствует стандартам приемлемости FHA, которые довольно обширны и оставляют мало места даже для канцелярских ошибок. FCA не требует умысла на мошенничество, поэтому эти ошибки влекут за собой потенциальную ответственность, даже если они практически не влияют на безопасность кредита. И эта потенциальная ответственность огромна. Например, для ссуды, застрахованной FHA, на сумму 100 000 долларов США, на которую обращено взыскание, сумма, возмещенная в результате обращения взыскания, составляет около 50 000 долларов, или половину стоимости ссуды.В соответствии с Законом о ложных претензиях, если в андеррайтинге или представленных документах была допущена ошибка, кредитор может нести ответственность в размере, в три раза превышающем сумму страховки, или в данном случае 300 000 долларов США, за вычетом 50 000 долларов США, возмещенных в результате обращения взыскания, с чистым штрафом в размере 250 000 долларов. Когда это применяется к кредиторам, которые каждый год представляют тысячи кредитов в FHA, потенциальная ответственность даже при низком уровне ошибок становится катастрофической.

Кредиторы заплатили миллиарды долларов, чтобы урегулировать эти претензии, предъявленные Министерством юстиции.В результате кредиторы предприняли несколько шагов, чтобы избежать этой ответственности. Некоторые крупные кредиторы полностью отказались от кредитования FHA. Многие добавили «кредитные наложения» — не выдавая кредиты семьям с более низким кредитным рейтингом, даже если кредиты являются надежными кредитами, потому что они все еще имеют более высокий риск дефолта, а ответственность FCA наступает только в случае дефолта по кредиту. Другие добавили дополнительные сборы к кредитам, чтобы попытаться компенсировать стоимость этого обязательства.

Основная проблема заключается в том, что FHA остро нуждается в дополнительных ресурсах для обновления устаревших технологий и добавления ключевого персонала. 31   Компания разработала так называемую таксономию дефектов, которая классифицирует различные ошибки и предоставляет соответствующие пропорциональные средства правовой защиты, но у нее не было ресурсов для работы этой системы. Этот целенаправленный контроль качества более эффективен для предоставления высококачественных кредитов, чем катастрофический штраф FCA, который представляет собой подход «все или ничего». К счастью, полномочия по устранению этой проблемы возложены на FHA, которое может изменить сертификацию и реализовать рациональный набор мер. Это должно сочетаться с дополнительным одобренным Конгрессом финансированием FHA, потенциально возмещаемым за счет скромной платы за кредит, которая была предложена для кредитов FHA, чтобы могла работать эффективная и справедливая система контроля качества.

4. Финансирование вторичного рынка жилья

Наконец, вопрос, который окажет наибольшее влияние на рынок жилья, — это будущий дизайн федеральной поддержки жилищного финансирования через его покупку и гарантии по кредитам на вторичном ипотечном рынке. Два GSE приближаются к десятой годовщине их помещения под опеку, промежуточный статус, который никто не планировал и не ожидал, что продлится так долго. В настоящее время предпринимаются значительные усилия по урегулированию этого статуса с помощью административных действий, законодательных действий или их комбинации.Ключевые вопросы включают в себя вопрос о том, следует ли продолжать GSE, и если да, то в какой форме и в какой роли. Из-за кризиса и более мягких спадов частные фонды вторичного рынка стали дефицитными и дорогими. GSE и FHA предоставили необходимое финансирование во время последнего кризиса, когда оно было в значительной степени недоступно или было недоступно на рынке ценных бумаг частных торговых марок. Эта контрциклическая роль имеет решающее значение для рынка жилья и общей экономической стабильности. В то же время есть опасения, что GSE имели в прошлом и могут в будущем стремиться расширить свой бизнес за счет расширения в областях, которые хорошо обслуживаются частными предприятиями.По этим причинам многие, в том числе Центр ответственного кредитования, призвали к продолжению работы GSE, но с существенной реформой, включая их структурирование как коммунальные предприятия, с регулируемой нормой прибыли и обязательным утверждением новых продуктов и услуг. Это сохраняет эффективность и ключевую антициклическую роль, которую они играют, защищая частные компании от недобросовестной конкуренции. Он также основан на существенной реформе GSE, которая произошла благодаря принятию закона о строгом надзоре, Закона о жилищном строительстве и восстановлении экономики, принятого в 2008 году, и последующих административных реформ, которые устранили прошлую рискованную практику. 32

Один из самых сложных вопросов в дебатах по жилищному финансированию заключался в том, как обеспечить, чтобы GSE поддерживали широкий рынок жилья, а не только обслуживали самых богатых и прибыльных заемщиков. В настоящее время это делается с помощью нескольких механизмов, включая более ровную оценку гарантийного взноса, взимаемого GSE, явную обязанность обслуживать недостаточно обслуживаемые рынки, а также показатели и цели доступного жилья. 33   Здоровый рынок жилья, особенно в ближайшие годы, требует, чтобы этот сильный акцент на доступное жилье продолжался.Как показывает текущий рынок, более скромные ипотечные кредиты труднее обслуживать, потому что они сопряжены со значительными фиксированными затратами и менее состоятельными заемщиками, которым может потребоваться дополнительная работа по страхованию. Заглядывая вперед, рынок жилья все больше состоит из большего числа семей, не имеющих такого большого богатства, передаваемого из поколения в поколение. На цветные домохозяйства, особенно латиноамериканские семьи, сегодня приходится наибольший прирост домохозяйств, поэтому их обслуживание становится все более важным.

Еще одной ключевой ролью GSE является финансирование доступного арендного жилья.Они являются крупнейшим источником финансирования многоквартирного жилья, и эта поддержка особенно важна в условиях нынешнего кризиса арендного жилья. Звучали призывы сократить или отменить эту поддержку, но это усугубит и без того бедственный рынок арендного жилья и вызовет дополнительный стресс у семей, пытающихся найти достойное место для жизни.

Что не менее важно для доступного жилья, прозвучали призывы сократить объем FHA. FHA предоставляет большую долю кредитов на покупку жилья впервые, и большинство этих кредитов для цветных заемщиков, поэтому сокращение этой поддержки значительно повлияет на доступное кредитование. 34  Обслуживание этих заемщиков важно как для воздействия на эти семьи, так и для той роли, которую эти кредиты играют на рынке в целом. Кроме того, FHA, как и GSE, предоставила необходимое финансирование для жилищной ипотеки во время кризиса и во время предыдущих спадов. Ради своих заемщиков и экономики FHA должно оставаться постоянным источником финансирования доступного жилья. Стартовые дома являются одновременно точкой входа для новых домовладельцев и ступенькой лестницы для тех, кто переезжает в следующий дом. Без доступного финансирования обе части рынка оказываются в тупике и тянут рынок в целом вниз.Таким образом, определение роли GSE и FHA будет основным фактором, определяющим, обслуживает ли наша система жилищного финансирования широкую группу квалифицированных семей, которые стремятся стать домовладельцами. 35

Должны существовать широкие, инклюзивные и устойчивые возможности владения жильем, чтобы добиться существенного прогресса в устранении крайнего расового разрыва в уровне благосостояния в стране.

Наконец, домовладение продолжает оказывать сильное влияние на увеличение благосостояния семей, переходящих в средний класс, особенно это касается цветных семей.Это возможность как получить стабильное жилье, так и постепенно наращивать капитал. Исследования показывают, что это основное средство, с помощью которого большинство семей создают богатство, и это верно даже во время катастрофического финансового кризиса. Это была успешная стратегия для подавляющего большинства семей, которые стали домовладельцами в годы, предшествовавшие кризису, причем подавляющее большинство этих семей получили существенную выгоду от владения жильем даже при резком снижении цен на жилье. 36  Большая часть богатства цветных семей приходится на собственный капитал, и часто это единственный существенный актив. 37   Сегодня чернокожие семьи в среднем составляют менее пятнадцати процентов богатства белых семей, а латиноамериканские семьи имеют двадцать процентов богатства белых. 38   Увеличение числа домовладельцев само по себе не устранит большой разрыв в расовом богатстве, для этого потребуется несколько стратегий, но это одна из наиболее эффективных мер для решения этой проблемы. Должны быть широкие, инклюзивные и устойчивые возможности владения жильем, чтобы добиться существенного прогресса в решении проблемы крайнего расового разрыва в уровне благосостояния в стране.

Заключение

По мере продолжения анализа и обзора кризиса жилье и его центральная роль должны быть подчеркнуты. Ясный урок финансового кризиса заключается в том, что стабильное предложение устойчивых, доступных ипотечных кредитов и инклюзивный рынок необходимы для финансового здоровья семей и экономики в целом. Неспособность оказать дополнительную помощь домовладельцам во время кризиса снизила эффективность и общественную поддержку всех осуществленных чрезвычайных мер.В будущем мы должны сохранить меры, принятые после кризиса, которые поддерживали это жилье, и, что наиболее важно, дополнительные решения, которые необходимо принять в отношении того, как предоставляются дома и жилищные кредиты, должны способствовать цели полного обслуживания американских семей и обеспечения стабильного внутренний рынок и экономика в целом.

Автор не получал финансовой поддержки от какой-либо фирмы или лица для этой статьи или от какой-либо фирмы или лица, имеющих финансовый или политический интерес к этой статье.В настоящее время он не является должностным лицом, директором или членом правления какой-либо организации, имеющей финансовый или политический интерес к этой статье.

Системный риск, кризисы и макропруденциальное регулирование

  • Использование макропруденциальной политики для поддержания финансовой стабильности, в то время как денежно-кредитная политика по-прежнему ориентирована на достижение стабильности цен, является текущей мантрой. Но, подобно мальчику, которого учили репродукции, но который никогда не встречал девушку, смогут ли власти, предпочтительно центральные банки, превратить теорию в эффективную практику, когда придет время, вопреки множеству политико-экономических ограничений? Авторы этой прекрасно написанной и ясной книги тщательно знакомят нас с теорией и ограниченным практическим опытом как системного риска, так и компенсирующей макропруденциальной политики.Но ни они, ни мы пока не можем знать многих ответов. Но центральные банки, регулирующие органы, банкиры, финансисты и экономисты будут намного лучше подготовлены к будущим проблемам с финансовой стабильностью, если они сначала прочитают эту прекрасную книгу.

    Чарльз А. Э. Гудхарт

    Почетный профессор банковского дела и финансов и директор Исследовательской программы финансового регулирования Группы финансовых рынков Лондонской школы экономики, бывший член Комитета по денежно-кредитной политике Банка Англии

  • В условиях постепенного стирания границ между центральным банком и финансовым регулятором от лиц, определяющих политику, все чаще требуется применять опыт в решении пересекающихся задач денежно-кредитной, макропруденциальной и микронадзорной политики и политики регулирования.Для этой задачи Системный риск, кризисы и макропруденциальное регулирование представляет собой идеальный справочник и руководство к тому, что известно как ученым, так и практикам о том, что работает, а что нет. Обширная недавняя литература составлена ​​мастерски и таким образом, что, хотя и избегая чрезмерного упрощения, она удивительно доступна. Вдумчивые защитники финансов захотят иметь этот том под рукой, когда будут искать решения, позволяющие избежать или справиться со следующей волной кризисов.

    Патрик Хонохан

    Управляющий Центрального банка Ирландии

  • «Системный риск» и «макропруденциальное» регулирование — новые модные словечки в макроэкономической и банковской литературе.После недавнего кризиса ученые занялись составлением списков всего, что может пойти не так в финансовой системе, и всего, что политики могут предпринять для предотвращения проблем. Однако накопление списков уравнивает все потенциальные угрозы и ответные меры политики и игнорирует затраты на усложнение существующей денежно-кредитной политики и пруденциального регулирования путем введения множества новых циклических инструментов регуляторной политики. Напротив, Фрейшас, Лавен и Пейдро на практике борются с системным риском; сочетая теорию и доказательства, авторам удается быть как всеобъемлющими, так и выборочными.В этой обязательной к прочтению книге дается тщательное определение системного риска, рассматриваются все его аспекты, выявляются крупнейшие источники системного риска (кредитный бум) и предлагается простой подход к политике, который позволяет избежать ошибок, характерных для менее вдумчивого анализа макропруденциального регулирования.

    Чарльз В. Каломирис

    Генри Кауфман Профессор финансовых институтов Колумбийского университета

  • Политика регулирования и кризис COVID-19

     

    В рамках более широких усилий ОЭСР по оказанию помощи странам в преодолении кризиса, вызванного COVID-19, Отдел политики регулирования проводит ряд мероприятий, чтобы подвести итоги фактических данных и практики стран и помочь политикам и регулирующим органам информировать их о принятии решений:

     

    Регуляторные решения имеют жизненно важное значение почти на каждом этапе разрешения кризиса в области здравоохранения и его социальных и экономических последствий.Нынешняя ситуация делает особенно острой потребность в надежном, основанном на фактических данных, скоординированном на международном уровне и хорошо соблюдаемом регулировании. В нем подчеркивается важность регулирования как одного из наиболее важных рычагов действия правительства, наряду с налогообложением, расходами и информированием, а также актуальность инструментов и процедур, рекомендованных в Рекомендации ОЭСР по политике регулирования и управлению 2012 г., для поддержания ее качества даже в во время кризиса.

     

    • Опираясь на рамочный документ, Отдел политики регулирования разрабатывает  новую серию документов  в семи областях: 
    1. Реагирование регулирующих органов на пандемию COVID-19 в Юго-Восточной Азии
    2. Устранение административных барьеров, улучшение нормативно-правовой базы
    3. Реакция международного сотрудничества в области регулирования на кризис
    4. Использование новых технологий для расширения регулятивного потенциала (см. блог Всемирного банка о технологиях помогает укрепить регулятивный потенциал стран для реагирования на COVID-19)
    5. Использование инструментов регуляторного управления во время кризиса
    6. Регулирование сектора во время кризиса COVID-19 (см. также сообщение в блоге)
    7. Анализ поведения для быстрого принятия решений

     

    • Веб-семинары:  Отдел нормативно-правовой политики организовал серию виртуальных мероприятий для обмена мнениями и практиками в этих различных областях и получения рекомендаций относительно дальнейших действий:

     

    Пожалуйста, присылайте любые вопросы по адресу [email protected]орг .

     

     

    .

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.