Образное воображение: Раскрытие феноменальных способностей памяти, внимания, образного мышления и воображения

Содержание

Раскрытие феноменальных способностей памяти, внимания, образного мышления и воображения

Вам известно, что потенциал человеческого мозга используется максимум на 10%?

Век постоянных изменений, высоких скоростей и потоков информации предъявляет повышенные требования к возможностям человека.
Как максимально развить свой потенциал, добиться успеха во всех областях жизни и справиться с информационным стрессом? Это очень просто!

Методика Татьяны Мазиной позволяет получить доступ к скрытым резервам вашей психики и эффективно использовать свой мозг. Участники семинаров Татьяны Мазиной раскрывают в себе феноменальные возможности своей памяти, мышления и внимания. Многие участники семинаров Мазиной говорят, что обрели способности, которые до обучения считали невозможными.

Татьяна Мазина (г. Москва): Методист по развитию образной памяти с 30-летним стажем, преподаватель Института практической психологии и педагогики. Один из наиболее востребованных бизнес-тренеров, её семинары расписаны на годы вперёд. Имеет большой опыт работы с военными, космонавтами, политиками, бизнесменами, учёными, врачами, психологами и многими другими.

Автор методик по развитию зрительной памяти, памяти на большое количество чисел, на иностранные слова. Ведущая корпоративных семинаров в банках, нефтяных компаниях, в АКБ им. Сухого, в ЦКП им. Ю.А. Гагарина, Philips, «Русский алюминий». Преподаёт в Польше, Голландии, Израиле.

«Мне очень хочется поделиться с людьми не просто техниками запоминания, а умением анализировать свои жизненные воспоминания, сделать выводы из сложных ситуаций, «стереть» негативные эмоции, а в позитивных черпать силы и опыт для дальнейшей жизни и двигаться дальше гармонично, спокойно, действенно».

Что мы запоминаем, а что нет? Чем забита наша голова? Ненужными телефонами десятилетней давности, обрывками назойливых песен или действительно важными фактами, деталями событий, датами, словами, образами? Как быстро мы можем запомнить и воспроизвести именно нужную нам информацию? А как мы можем избавиться от ненужных воспоминаний? Все, что мы когда бы то ни было слышали, видели, осознавали, навсегда остаётся с нами.

Наша память может помочь или помешать нам выстроить успешную карьеру, она определяет, насколько комфортно мы чувствуем себя в общении с другими людьми и наедине с собой. Память тесно связана с нашими творческими способностями, она влияет на наше душевное состояние и самочувствие.

Человеческий мозг устроен так, что лучше запоминает негативные, чем позитивные ситуации и события, это делает нас заложниками плохих воспоминаний и не даёт нам развиваться, двигаться вперёд! Но можно научиться систематизировать свою память, очищать от бесполезной и травмирующей информации. И именно такие и многие другие методики вы освоите на этом семинаре-практикуме.

Если вы думаете что для вас уже поздно что-то менять, то это не так. Ухудшение памяти с возрастом обусловлено только отсутствием тренировок. Овладев специальной методикой, запоминать большие объёмы информации в сжатые сроки можно и в 16, и в 50, и в 70 лет. Результаты научных исследований говорят о том, что регулярная тренировка памяти может замедлять биологическое старение и увеличивать интеллектуальные способности человека в пять раз. Это навыки, которые одинаково нужны и школьнику, и руководителю крупной компании, любому человеку, независимо от возраста, который стремится к личностному, творческому и карьерному росту.

Не стоит бояться встать в один ряд с космонавтами и известными бизнесменами.

Любой человек, если он правильно работает со своим сознанием и памятью, может достичь очень высоких результатов, — говорит автор практикума Татьяна Мазина.

На уникальном, авторском практикуме Татьяны Мазиной вы овладеете искусством управления своей памятью путём активизации правого полушария мозга. Именно оно ответственно за резервные возможности нашей памяти, интеллектуальные способности, за наше внимание и творчество.

Программа курса позволяет:

  • Эффективно работать с разнообразной информацией (цифры, изображения, тексты, иностранные слова, формулы и пр.).
  • Запоминать тексты любой степени сложности в полном объёме.
  • С лёгкостью изучать нескольких иностранных языков одновременно.
  • Быстро запоминать большие объёмы информации и надёжно хранить информацию любой срок.
  • Развить способности концентрации и распределения внимания.
  • Освоить навыки саморегуляции эмоционального состояния.
  • Развить творческие способности и интуицию.
  • Значительно повысить работоспособность и стрессоустойчивость.
  • Получить доступ к глубинным слоям памяти и детским воспоминаниям.
  • Управлять своей памятью.
  • Овладеть стратегией памяти успешных и счастливых людей — красочно запоминать позитивные события и стирать негативные эмоции, связанные с неудачами — что позволит вам стать гармоничней, действовать уверенней и в целом быть успешней.

Приобрести навыки эффективного управления своей работоспособностью, умениями быстрого настроя на работу, связанную с повышенной ответственностью, отдыхать за короткое время, управлять стрессом.

Использовать скрытые ресурсы вашего интеллекта… и многое другое!

Кроме того, на семинаре Татьяна Мазина учит управлять своей памятью и гармонизировать своё состояние:

Методика Т. Мазиной активизирует работу правого полушария головного мозга, открывая доступ к резервным возможностям памяти, внимания, креативности, саморегуляции.

«Развитие памяти и образного мышления напрямую связано с нашим здоровьем и активностью в жизни. В 1982 г. английские учёные получили Нобелевскую премию за исследования мозга человека. Было сделано два важных вывода: первый — человек, который постоянно держит в режиме тренировки свою образную память, замедляет биологические процессы старения, и второй — человек, который подключает к обработке информации своё правое полушарие, увеличивает свои интеллектуальные способности в пять раз».

Курс предназначен для:

— руководителей, менеджеров организаций, которым необходимо организовать свою память, чтобы преуспеть в работе, учёбе, связанной с большим потоком информации.
— профессионалов, которым важно повысить личностную и эмоциональную компетентность.
— и всех, для кого обучение, развитие и изменения стиль жизни и образ действия.

Отзывы участников семинара:

Помимо тренировки памяти, семинар, точнее сама Татьяна Николаевна, помогла раскрыть те ресурсы организма и мозга, о наличии которых я разве что только подозревал», — Иван Александрович

.

«Семинар делает жизнь осмысленнее, интереснее, свободнее, будит фантазию, воображение, делает людей здоровее физически и духовно. Очень интересно. Огромное спасибо за организацию и благодарность», — генеральный директор ООО «Политех-Аудит» (СПб).

«Уникальный семинар! После него понимаешь, что нет ничего невозможного для человека! Все ограничения в нас самих! Снимая ограничения, начинаешь по-другому ощущать жизнь! Ярче, чётче, радостнее, красивее!», — Коршак Наталья (Москва).

«Один из лучших и полезных семинаров в моей жизни. Мазина Татьяна — очень обаятельный, светлый человек. После семинара возникает желание свернуть горы! Спасибо вам огромное!»

, — Головачева Екатерина).

«Мазина позволяет сделать прорыв в жизни и в мышлении: сначала ты после 1 дня семинара понимаешь, что можешь легко запомнить набор из 30-100 цифр, после 2 дня — последовательность из 100 картин или карт, или текст любой сложности, после 3 дня — что можешь учить 3 языка одновременно или один, но за пару месяцев, потом переживаешь опыт управления своим психофизическим состоянием и многое, многое другое. Всё это — результат работы нашего мозга, и вся наша жизнь, всё материальное и нематериальное вокруг нас есть продукт наших мыслей. Ты на своём опыте убеждаешься в том, что «вначале было СЛОВО»»,Алексей Молвинский, бизнесмен, бизнес-консультант, автор и ведущий семинаров («Стратегии успешных компаний», г. Москва)

.

«Очень увлекательный, интересный тренинг. Насыщенный разнообразными заданиями, позволяющий действительно раскрыть в себе феноменальные способности памяти. Ощущения после пройденных двух модулей: ты можешь, ты — лучший, ты — умница. Спасибо огромное за переданные знания и умения», — Майстренко Наталья, г. Калининград.

«Спасибо большое за семинар! Много нового и полезного узнала! Открыла в себе новые, неожиданные способности. Очень нравится обучение у Татьяны, т.к. настроение улучшается и самооценка поднимается. Спасибо!!!», — Миронова Нина, г. Калининград.

«Благодарю за знания новые, которые мной были получены на тренинге. Очень быстро пролетели занятия, так как увлекательно и весьма полезно. Для меня на тренинге было открытием многие практики, которые я обязательно буду развивать и применять в своей жизни», — Шулепина Марина, г. Калининград.

«Жизненно необходимо получить мудрые советы всем. Спасибо огромное! Очень надеюсь на продолжение общения с Т.Н. Мазиной. В результате человек меняется, жизнь становится действительно гармоничной, наполняется позитивом. Меняется оценка собственных возможностей и способностей. И теперь точно нельзя останавливаться, хочется дальше и больше работать над собой, улучшать жизнь себе и окружающим. Спасибо!»

, — Мусина Инесса, г. Калининград.

«Общение с Татьяной Николаевной – это приобщение к пониманию о заложенных в тебе силах и возможностях; это вера в то, что тебе дано столько внутренних сил; это желание добра, проявление полноты Любви. И это повышение уважения к себе, своему окружению. Это открытие неведомых тебе клапанов для фейерверка твоей души. Спасибо», — Лузанова Зоя, г. Калининград.

«Татьяна, я благодарю Вас за Ваши знания, за Ваше терпение и чудо-настроение! То, что я чувствовала, не сравнить ни с чем. Ваши знания очень мне помогли и я буду делать и делаю свою жизнь счастливой. Буду всегда рада нашему общению. СПАСИБО ВАМ ОТ МОЕЙ ДУШИ! Я УЛЫБАЮСЬ!», — Исупова Ирина, г. Калининград.

Время проведения: 27 апреля с 14 до 20 час., 28-29 апреля с 10 до 18 час.
Место проведения: гостиница «Калининград», 1 этаж, конференц-зал

Звоните прямо сейчас: 8 909 776 49 94, 75-31-03 или направляйте заявку на [email protected] Также Вы можете зарегистрироваться на www.bdialog.net

На правах рекламы

Воображение как «образное мышление » — презентация на Slide-Share.ru 🎓

1

Первый слайд презентации: Воображение как «образное мышление »

Выполнила: Корнилова Александра группа ЗФ-109-072-4-1У

Изображение слайда

2

Слайд 2: Воображение

Это свойство психики создавать образы в сознании. Воображение как психический процесс составляет наглядно-образное мышление, благодаря которому человек может ориентироваться, искать решение задач без прямого вмешательства практических действий.

Изображение слайда

3

Слайд 3: Воображение как психический процесс имеет определенные функции, которые помогают человеку стать особенным

Изображение слайда

4

Слайд 4: Познавательная функция

содержится в расширении кругозора человека, получении им знаний, конструировании поведения человека в неопределенной ситуации, руководясь догадками и соображениями.

Изображение слайда

5

Слайд 5: Функция прогнозирования

предполагает, что свойства воображения помогают человеку представить конечный результат при незавершенном действии. Именно эта функция способствует формированию у людей мечтаний и грез.

Изображение слайда

6

Слайд 6: Функция понимания

отображается в возможности человека предположить, что сейчас переживает человек, какие эмоции его переполняют, какие чувства испытывает. Сходной к этой функции есть состояние эмпатии, когда человек способен проникнуть в мир другого и понять, что того волнует.

Изображение слайда

7

Слайд 7: Функция защиты

предполагает, что прогнозируя будущие события, раздумывая над ходом действий и следствий этих действий, человек может предупредить неприятности, оградить себя от возможных проблем.

Изображение слайда

8

Слайд 8: Функция саморазвития

отображается в способности человека к фантазированию, придумыванию и творению.

Изображение слайда

9

Слайд 9: Функция воспоминания

выражается в способности человека вспомнить минувшие события, воссоздать в голове кадры прошлого. Оно сохраняется в виде образов и представлений.

Изображение слайда

10

Слайд 10: Приёмы воображения

Агглютинация  – это создание нереальных, совершенно новых, сказочных объектов или явлений, что появляются под воздействием свойств и внешнего вида какого-то существующего предмета, оценивая и анализируя свойства которого человек создает предмет ему подобный. То есть существует исходный предмет, на основе которого формируется прототип. Такой прием очень популярен в создании сказок или мифов.

Изображение слайда

11

Слайд 11: Приёмы воображения

Акцентирование  – это процесс фиксирования на одной доминирующей характеристике, выделенной в каком-то объекте (человек, предмет, деятельность, явление) и ее гиперболизация. Акцентирование часто применяют в своих работах художники в создании шаржей и карикатур.

Изображение слайда

12

Слайд 12: Приёмы воображения

Типизация  – это процесс выделения основных характеристик в нескольких объектах, и сотворении из них образа, совершенно нового, но имеющего в себе частичку каждого из них. С помощью такого приема создаются литературные герои, персонажи.

Изображение слайда

13

Слайд 13: Виды воображения

Непроизвольное воображение  также называется пассивным. Это самый простой вид и он заключается в создании и комбинировании представлений, их компонентов в новый образ, когда человек не имеет прямого намерения это делать, когда сознание слабое, и контроль над течением представлений небольшой. Пассивное воображение  встречается у детей младшего возраста. Оно проявляется чаще всего, когда человек пребывает в дремотном, полусонном состоянии, тогда образы возникают сами по себе (поэтому произвольное), одни меняются на другие, они соединяются, принимают самые нереальные формы и виды.

Изображение слайда

14

Слайд 14: Виды воображения

Произвольное воображение, также называемое активным, представляет собой намеренное построение представлений соответственно поставленной задачи в определенной деятельности. Активное воображение развивается, когда дети начинают играть в роли (врача, продавца, учителя). Активное воображение  больше всего проявляется в творческой деятельности человека. В этом процессе человек ставит перед собой задание, которое есть исходным для развития процесса воображения.

Изображение слайда

15

Слайд 15: Виды воображения

Воссоздающее воображение  по психологической структуре является переведением второсигнального раздражителя в перевосигнальный образ. Воссоздающее воображение охватывает то, что создается то, что уже существует, и то, как оно существует. Воссоздающее воображение помогает человеку переноситься в другие страны, в космос, видеть исторические события и предметы, которые он никогда в жизни прежде не видел, но по воссозданию может себе представить. Данный процесс позволяет людям, читающим художественные произведения воссоздавать картины, события и персонажей в своей голове.

Изображение слайда

16

Слайд 16: Виды воображения

Творческое воображение  также причисляется к активному воображению, оно задействуется в формировании новых образов в творческой деятельности, искусстве, науке, технической деятельности. Творческое воображение также применяется в научной деятельности, которую нельзя трактовать, как обычное механическое познание явлений. Построение гипотез – это творческий процесс, который потом подтверждается практикой.

Изображение слайда

17

Слайд 17: Виды воображения

Мечтание  может быть полезным, но и вредным тоже. Когда мечта является запредельной, нереальной, не связанной с жизнью, она расслабляет волю человека, снижает его активность и замедляет психологическое развитие. Такие мечты пусты, бессмысленны, они называются грезами. Когда же мечта связана с действительностью, и потенциально реальная, она помогает человеку мобилизоваться, объединить усилия и ресурсы для достижения цели. Такая мечта стимул к активным действиям и быстрому развитию самых лучших качеств индивида.

Изображение слайда

18

Слайд 18: Развитие воображения

Развитие мышления – это целенаправленный процесс, основной задачей которого является развитие красочности и эффектности, оригинальности и глубины, и также продуктивность воображаемых образов. В своем развитии воображение как психический процесс, подчинен тем же законам, что и другие онтогенетические преобразования психических процессов. Воображение дошкольника развивается очень быстро, оно представлено в двух формах: порождение идеи и стратегия ее реализации. Также воображение дошкольника выполняет, кроме познавательно-интеллектуальной функции, еще и аффективно-защитную, которая выражается в защите слабой личности ребенка от слишком тяжелых душевных переживаний. Познавательная функция помогает лучше узнавать мир, взаимодействовать с ним, решать поставленные задачи.

Изображение слайда

19

Слайд 19: ПОНЯТИЕ «МЫШЛЕНИЕ» ПО Л.С.ВЫГОТСКОМУ

«Мышление – это способность на основе известных знаний и воображения добывать новую информацию». мышление неразрывно связано с речью; в основе мышления – обобщение фактов, знание законов, умение логически обрабатывать информацию. «Мышление помогает организовать деятельность и общаться с другими людьми».

Изображение слайда

20

Слайд 20: СТАДИИ ФОРМИРОНИЯ МЫШЛЕНИЯ

Изображение слайда

21

Слайд 21: КЛАССИФИКАЦИЯ МЫШЛЕНИЯ

Наглядно-действенное Наглядно-образное Абстрактно-логическое (словесно-логическое)

Изображение слайда

22

Слайд 22: ВИДЫ МЫШЛЕНИЯ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ

Наглядно-образное мышление  – это вид мыслительного процесса, который осуществляется непосредственно при восприятии окружающей действительности и без этого осуществляться не может. Данная форма мышления является доминирующей у детей дошкольного и младшего школьного возраста. Образное мышление – это вид мыслительного процесса, в котором используются образы. Эти образы извлекаются непосредственно из памяти или воссоздаются воображением. В ходе решения мыслительных задач соответствующие образы мысленно преобразуются так, что в результате манипулирования ими человек можем найти решение интересующей задачи.

Изображение слайда

23

Слайд 23: ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ОБРАЗНОГО МЫШЛЕНИЯ У МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ

Основная линия развития образного мышления заключается в формировании умения оперировать образами предметов или их частей.

Изображение слайда

24

Слайд 24: ОСНОВНОЙ ВИД МЫШЛЕНИЯ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ

В младшем школьном возрасте основной вид мышления — наглядно-образное. Специфика данного вида мышления заключается в том, что решение любой задачи происходит в результате внутренних действий с образами.

Изображение слайда

25

Слайд 25: РОЛЬ МЫСЛИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ

Развитие мышления во многом зависит от уровня развития  мыслительных  процессов: Р азвитие  анализа происходит от практически действенного к чувственному и в дальнейшем к умственному (от I к III классу). Анализ начинается как частичный и постепенно становится комплексным и системным. Синтез  развивается от простого, суммирующего к более широкому и сложному. Анализ для младших школьников является более легким процессом и развивается быстрее, чем синтез, хотя оба процесса тесно связаны. Сравнение   в младшем школьном возрасте развивается от несистематического, ориентированного на внешние признаки, к плановому, систематическому. При сравнении знакомых предметов дети легче замечают сходство, а при сравнении новых — различия.

Изображение слайда

26

Слайд 26: ОСОБЕННОСТИ МЫСЛИТЕЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ МЛАДШИХ ШКОЛЬНИКОВ

Развитие абстракции проявляется в формировании способности выделять общие и существенные признаки. Одной из особенностей абстракции учащихся младших классов является то, что за существенные признаки они принимают внешние, яркие признаки. Вместо обобщения младшие школьники часто синтезируют, объединяют предметы не по их общим признакам, а по некоторым причинно-следственным связям и по взаимодействию предметов. Мышление в понятиях нуждается в помощи представлений и на них строится. Чем точнее и шире круг представлений, тем полнее и глубже строящиеся на их основе понятия.

Изображение слайда

27

Последний слайд презентации: Воображение как «образное мышление «: Выводы

Развитие образного мышления — это сложный и длительный процесс. Главным изменением процесса мышления в младшем школьном возрасте является переход от наглядно-образного мышления к словесно-логическому. В процессе школьного обучения качественно изменяются, перестраиваются все сферы развития ребенка. Доминирующей функцией в младшем школьном возрасте становится мышление. Завершается наметившийся в дошкольном возрасте переход от наглядно — образного к словесно-логическому мышлению. Различия в мышлении детей требуют индивидуализации подбора заданий, упражнений, выполняемых в процессе познавательной деятельности, учета их специфики и направленности на развитие той или иной функции мышления.

Изображение слайда

Метафорические аспекты воображения. Роль воображения в решении познавательных задач на этапе наглядно-образного мышления Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

методологические основы преподавания филологических дисциплин

Л.В. Калашникова ORCID Ю: 0000-0002-4809-5446

Орловский государственный университет им. И.С. Тургенева, г. Орел, Россия

УДК 821.161.1:801.73

МЕТАФОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВООБРАЖЕНИЯ. РОЛЬ ВООБРАЖЕНИЯ В РЕШЕНИИ ПОЗНАВАТЕЛЬНЫХ ЗАДАЧ НА ЭТАПЕ НАГЛЯДНО-ОБРАЗНОГО МЫШЛЕНИЯ DOI: 10.29025/2079-6021-2018-3(31)-177-188

Статья посвящена актуальной проблеме — метафорическим аспектам воображения. Индивид, творя, использует опыт, знания предыдущих поколений, обогащая свой собственный и добавляя элемент самобытности, индивидуальности в мировой опыт. В процессе решения когнитивных задач пространственное воображение помогает субъекту создавать ментальные образы, не прибегая к их визуализации. На этапе наглядно-образного мышления воображение играет важную роль в когнитивной деятельности ребенка и вносит свой вклад в непрерывный процесс познания мира ребенком. Познавая действительность, общаясь со взрослыми, ребенок по-своему, в меру развития своего когнитивного опыта, пытается осмыслить окружающую его «метафорическую действительность» буквально, прибегая к собственной интерпретации и выстраиванию новых смыслов. Когнитивный опыт ребенка не так богат, как у взрослого, поэтому в процесс познания вносится элемент фантазии. Ребенок сравнивает свои немногочисленные ментальные модели с объектами реальности, моделируя собственную реальность на основании общих типичных признаков, «считывая» (сверяя) знакомую информацию и заполняя информативные пустоты. Все, что ребенок узнает, ложится в основу игр и рассказов, которые помогают ему усвоить вновь узнанное. Дети способны к самостоятельному построению некоторых метафорических конструкций, находя новые функции для знакомых предметов, которые позволяют выстраивать межфреймовые связи, обладающие мощной эвристической силой. Анализ языковой картины мира субъекта, представленной во фрагменте художественного произведения, позволил сделать вывод о том, что метафора является универсальным орудием мышления и познания мира во всех сферах деятельности.

Ключевые слова: метафора, метафорические аспекты, когнитивные структуры, реальность, репрезентация, воображение, ментальная модель, наглядно-образное мышление, концепт, образ.

Введение. Познавая мир, мы строим ментальные модели, которые основываются на предыдущем опыте и включают идеи, стратегии, способы понимания, — все то, что существует в уме человека и направляет его действия, объясняет причины и следствия, придает смысл жизненному опыту. Рамки и предписания этих моделей и эталонов накладывают свой отпечаток на восприятие, а значит, и на то, как мы воспринимаем окружающую нас реальность.

Обзор литературы. «Ментальные модели позволяют человеку делать умозаключения и предсказывать ход событий, понимать явления, принимать решения и следить за их исполнением, с их помощью язык создает репрезентации, сопоставимые с теми, что возникают из опыта непосредственного взаимодействия с миром, наконец, они служат связующим звеном между словами и миром» [24; 30; 31, р. 397].

Ментальные модели, не являющиеся результатом перцепции, могут представлять разные типы ситуаций — действительные, возможные и воображаемые. Такие модели в принципе могут быть как физическими, так и концептуальными, в большинстве случаев дискурс порождает концептуальную модель. Концептуальные модели предполагают наличие определенных механизмов для осуществления рекурсивного пересмотра самих себя, а также для представления сочинительных и условных связей, операций отрицания и квантификации [9].

По теории Косслинга, благодаря пространственному воображению, в процессе решения когнитивных задач, мы можем создавать ментальные образы, не прибегая к их визуализации [33]. Наша пространственная репрезентативная система создает репрезентации, являющиеся моделями физических или функциональных аспектов окружающего мира [25].

Окружающая действительность и ее образ, формируемый в сознании субъекта, не тождественны. Сознание конструирует сложные внутренние репрезентации в результате воздействия серии специфических символов, которые генерируют ответные внутренние реакции, в результате которых в самом упрощенном варианте воспринимаемые образы, впечатления подвергаются анализу. В ходе такого анализа объект абстрагируется, т.е. он представляется изолированным от других объектов, при этом происходит абстрагирование частей объекта. Эти образы далее подвергаются преобразованиям двух базовых типов. В процессе синтеза эти образы вступают в новые сочетания и связи, а далее сознание придает им совершенно новый смысл [16; 17].

Всякий творческий процесс основан на предшествующем опыте и включает его в виде отдельных составляющих элементов. Индивид, творя, использует опыт и знания предыдущих поколений, обогащая свой собственный и добавляя элемент самобытности, индивидуальности в мировой опыт.

Моделирование и разрешение ситуации проблемной в плане представлений лежит в основе наглядно-образного мышления. Согласно словарной дефиниции «с его помощью наиболее полно воссоздается все многообразие различных фактических характеристик предмета, ибо в образе может фиксироваться одновременно видение предмета с нескольких точек зрения» [7, с. 123]. Наглядно-образное мышление устанавливает непривычные, невероятные сочетания предметов и их свойств и сходно с воображением. Внесение элемента фантазии является особенностью продуктивного воображения.

Совершенно очевидно мнение Грегори Р.Л.: «если бы мозг не был способен заполнять пробелы и делать выводы на основании скудных данных, при отсутствии сенсорной информации, прекратилась бы всякая активность» [8, с. 247]. Память помогает субъекту извлечь из своих глубин информацию о прошлом опыте. Если предмет, явление, факт являются новыми для субъекта, или не существуют в реальной жизни, а память не располагает когнитивными структурами личного или коллективного опыта, включается воображение — умение формировать образы, приближенные к реальности, которыми можно управлять по своему усмотрению [9].

Природа воображения до сих пор во многом остается загадкой для ее исследователей, но его виды и функции описаны достаточно подробно. Предложенное Кантом И. разделение воображения на продуктивное и репродуктивное отражает лежащие в его основе мыслительные операции. Субъект с помощью репродуктивного воображения воспроизводит предмет или мысленно восстанавливает его, заимствуя отсутствующие детали у других предметов [11].

Воображение — познавательный высший процесс, психологическая деятельность, состоящая в создании представлений и мысленных ситуаций, никогда в целом не воспринимающихся человеком в действительности. В частности, М.Б. Беркинблит и А.В. Петровский считают, что «воображение — это не способность фантазировать без цели, а интуитивная способность видеть сущность параметров, их природную логику. Оно комбинирует образы того, что еще не существует, из материалов памяти и чувств, создает образ неизвестного как известного, то есть создает его предметное содержание и смысл, считает их действительными» [2].

В дискурсе художественного произведения репродуктивное воспроизведение основано на ассоциативно-образных свойствах воображения, например, метафорических переносах [12, с 35]. Метафорический перенос, как отмечают Лакофф Дж. и Джонсон М., «представляет собой сложную мыслительную операцию, состоящую в способности абстрагировать какой-либо признак от одного предмета и увидеть его в другом» [34, р. 394]. Чем более многопризнаковым, информативно-богатым и нерасчлененным

является образ, стоящий за словом, тем легче это слово метафоризируется. Образность таких слов велика. Обращение к когнитивным категориям: концептам, сценариям дает возможность подробно описать мотивы для метафорического переноса, выявить неоднородность содержания, значимость нестандартного употребления метафоры от экстралингвистических знаний. Метафора активно участвует в формировании концептуальной картины мира, играет крайне важную роль в интеграции вербальной и образно-чувственной систем человека (А.К. Баранов, Ю.Н. Караулов, Н.Д. Арутюнова, В.Н. Телия, Г.Г. Скляревская и другие).

Опыт коммуникации у маленьких детей (игры, прослушивание и чтение стихов, сказок, басен, притч, былин, просмотр мультфильмов, картинок и т.д.) позволяет переносить способности человека на другие предметы [10]. Дети, находясь в игровой плоскости, создают свой собственный мир, легко измеряя природу одной вещи свойствами другой [19]. Такая способность облегчает понимание метафор в доступной для них форме — в виде песенок, загадок, пословиц, поговорок. Познавая действительность, общаясь со взрослыми, ребенок по-своему, в меру развития своего когнитивного опыта, пытается осмыслить окружающую его «метафорическую действительность» буквально, прибегая к собственной интерпретации и выстраиванию новых смыслов и их онтологизации.

Когнитивный опыт маленького ребенка не так богат, как у взрослого, именно поэтому в процесс познания вносится элемент фантазии. Дети — большие фантазеры, они живут в двух параллельных мирах — настоящем и выдуманном. Ребенок сравнивает свои ментальные модели, пусть и немногочисленные, с объектами реальности, моделируя собственную реальность на основании общих типичных признаков, «считывая» (сверяя) знакомую информацию и заполняя информативные пустоты, той, что имеется в памяти, по принципу аналогии.

Нельзя не согласиться с мнением Е.Е. Сапоговой о «способности сознания отражать действительность путем осмысления предметов и явлений одной категории в терминах предметов и явлений другой категории: развитие метафорических аспектов сознания является составной частью процесса развития воображения» [21, с. 5-13].

Человек способен не только уловить неявное сходство, но и создать его силой своего воображения, сопоставляя несопоставимое и соизмеряя несоизмеримое. При этом сила воображения позволяет переосмысливать фрагменты и системы прошлого опыта, создавая новые модели — фрагменты осмысления объектов в терминах других, не свойственных им, систем. Метафора, по мнению Н.Д. Арутюновой позволяет «извлекать признаки из предмета, превращать мир предметов в мир смыслов» [1].

Методы исследования. В работе были использованы методы контрастивного, компаративного, сопоставительного анализа, дефинирование.

Результаты и дискуссия. В пределах формируемого образа мира метафора помогает субъекту познавать окружающую реальность, структурируя и систематизируя ее; «способствует образованию обладающих большой эвристической силой межфреймовых связей сращиванию отдельных областей знаний о действительности друг с другом, концептуализации системы индивидуальных представлений в картине мира и, в конечном итоге, к формированию новых фрагментов действительности» [1]. В произведении Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы в Стране чудес» на английском языке [27] Алиса, провалившаяся в кроличью нору, попадает в другой мир, мир воображения и фантазии.

Alice was not a bit hurt, and she jumped up on to her feet in a moment: she looked up, but it was all dark overhead; before her was another long passage, and the White Rabbit was still in sight, hurrying down it [27].

Сигналом перехода в плоскость воображения являются общепризнанные метафоры: длинный коридор «long passage» (в английском слове to pass — одно из значений — «переход») и Белый кролик. Алиса оказывается в зале, где много дверей (английское слово «door» — «дверь», «ворота», а в переносном значении — «дорога»), но они все заперты.

There were doors all round the hall, but they were all locked; and when Alice had been all the way down one side and up the other, trying every door, she walked sadly down the middle, wondering how she was ever to get out again [27].

Это — метафора реальности с ее загадками и тайнами, с которыми сталкивается ребенок.

Границы детского сознания очень подвижны. В повседневной жизни маленький ребенок, решая задачи разной степени сложности, ощущает себя или очень маленьким, или очень большим, поэтому

Алиса тоже постоянно становится то маленькой, то большой относительно занимаемого пространства, а точнее окружающей действительности.

Желание выбраться из темного коридора, т.е. из неведения, очень велико: «how she was ever to get out». Алиса находит маленький ключик, символ того, что выход все-таки есть.

…and Alice’s first thought was that it might belong to one of the doors of the hall [27]. Если есть ключ, то есть и дверь, которую он открывает. Дверь была слишком мала, а желание выбраться из темного зала слишком велико. Для передачи эмоционального состояния Алисы Л. Кэрролл использует риторическое восклицание и эмфатическую конструкцию «either …, or»:

…but, alas! either the locks were too large, or the key was too small, but at any rate it would not open any of them [27].

Девочка очень хочет попасть в чудесный сад, выбравшись из темной комнаты «longed to get out of that dark hall». Подразумевается оппозиция «get out» и «get in». В дискурсе — глагол «get out», подчеркивает цель Алисы — найти выход (а не «вход»). Способность к осознанию себя качественно повышает область сознания и расширяет одновременно область возможностей выхода за пределы настоящей ситуации.

How she longed to get out of that dark hall, and wander about among those beds of brightflowers and those cool fountains… [27]

Увы, дверь была так мала, что Алиса едва ли смогла просунуть туда голову.

…but she could not even get her head thought the doorway; «and even if my head would go through,’ thought poor Alice, it would be of very little use without my shoulders [27].

Выражение «be of very little use without my shoulders» («…что толку! Кому нужна голова без пле-чей?» перевод Н.М. Демуровой) очень похоже на русский фразеологизм «иметь голову на плечах» -быть умным, сообразительным [15]. Словарь английских фразеологизмов «Collins Cobuild Dictionary of Idioms» предлагает эквивалент «have a good head on one’s shoulders» [28].

Все предметы вокруг нее маленькие: «a little three-legged table; a tiny golden key». Запускается мыслительный процесс сравнения: «a little door about fifteen inches high; the locks were too large, or the key was too small». В английском языке используются прилагательные со значением «маленький, крошечный»; частица too и оппозиция «too large» — «too small». Алиса оценивает свое положение относительно пространства, определяет размеры, сравнивая себя и окружающие ее предметы:

…a small passage, not much larger than a rat-hole: she knelt down and looked along the passage into the loveliest garden you ever saw [27].

Метафора-сравнение «a rat-hole», эмфатическая конструкция «the loveliest garden you ever saw», обращение к невидимому собеседнику, и прилагательное в превосходной степени указывают на маленькие размеры двери, ведущей в прекрасный сад, и огромное желание Алисы. И вот тогда ребенок обращается к опыту решения задач и поиску набора стандартных ситуаций: «Oh, how I wish I could shut up like a telescope!».

Не располагая богатым когнитивным опытом в силу своего возраста, на основе интуитивного чувства схожести, через построение нового фрейма вокруг одного признака, так поступают все дети, девочка прибегает к метафоре, а точнее, создает ее (в сознании возникает образ складывающейся подзорной трубы) и находит оптимальное решение, не задумываясь. Она уверена, что смогла бы сложиться как подзорная труба, если бы знала с чего начать. Эмфатические конструкции, сослагательное наклонение в дискурсе отражают ее желание и эмоциональное состояние. Буквальное «out-of-the-way things» -единственное, что пришло на ум Алисе, чтобы определить необычные вещи, которые с ней происходят.

I think I could, if I only know how to begin.’ For, you see, so many out-of-the-way things had happened lately, that Alice had begun to think that very few things indeed were really impossible [27].

Выражение «really impossible» можно интерпретировать в прямом смысле: действительно, в реальной жизни такое невозможно. Тем не менее задача должна быть решена. Алиса, прибегая к внутренней речи, рассуждая, пытается сформировать сценарий своих действий, выбирая известные алгоритмы поведения. Она уверена, бездействовать нельзя, поэтому рассуждает весьма логически: 1. если один ключ не подходит, то должен быть другой:

There seemed to be no use in waiting by the little door, so she went back to the table, half-hoping she might find another key on it… [27]

2. если есть инструкция как нужно складывать подзорную трубу, то обязательно должна быть книга или инструкция по «складыванию» людей: «… or at any rate a book or rules for shutting people up like telescopes».

В ситуации появляется новый, неожиданный фактор, влияющий на поведение субъекта — маленькая бутылочка с бумажным ярлыком:

…this time she found a little bottle on it, («which certainly was not here before,’ said Alice,) [27]. Изменение условий влечет изменение поведения, типичного для стандартной ситуации: …and round the neck of the bottle was a paper label, with the words DRINK ME’ beautifully printed on it in large letters [27].

Осознание незнакомой ситуации изменяет субъективное восприятие действительности. Оппозиция «a little bottle» и «large letters» указывает на осложнение ситуации и необходимости поиска нового решения.

Внутренняя речь Алисы не только отражает мыслительный процесс поиска необходимой когнитивной структуры, но и характеризует ее как рассудительную, умную девочку, усвоившую правила безопасности «the wise little Alice», но теперь, по мере нарастания проблемы, Алиса ощущает себя маленькой и беспомощной. Для того, чтобы принять правильное решение, ребенку необходимо проанализировать, оценить ситуацию с точки зрения полезности и безопасности. Обычно такую роль советчика выполняют взрослые, но рядом с Алисой никого не было, поэтому она вступила во внутренний диалог с собой: задавая вопросы и отвечая на них, рассуждая, так как будто бы она разговаривала со взрослыми.

…It was all very well to say «Drink me,’ but the wise little Alice was not going to do THAT in a hurry. «No, I’ll look first,’ she said, «and see whether it’s marked «poison» or not’ [27].

Усвоенная ребенком из обучения форма задает устойчивый стандартный фрейм, малоподвижный контекст для рассмотрения предметов или явлений:

… for she had read several nice little histories about children who had got burnt, and eaten up by wild beasts and other unpleasant things, all because they WOULD not remember the simple rules their friends had taught them..

…and she had never forgotten that, if you drink much from a bottle marked «poison,’ it is almost certain to disagree with you, sooner or later [27].

В рассуждениях Алисы можно проследить причинно-следственную связь событий.

However, this bottle was NOT marked»poison,’ so Alice ventured to taste it, and finding it very nice, (it had, in fact, a sort of mixedflavour of cherry-tart, custard, pine-apple, roast turkey, toffee, and hot buttered toast,) she very soon finished it off [27].

Маленькие дети верят на слово. В данном случае возможно упомянуть об эффекте лингвистической относительности, проявляющейся в воздействии языка на мыслительные процессы и влекущей за собой принятие решения [23; 26, p. 7; 32].

Познавательный процесс начинается с удивления, которое появляется при встрече с необычными, противоречащими жизненному опыту или не укладывающимися в привычные представления вещами. «Удивление» — состояние, вызванное сильным впечатлением от чего-нибудь, поражающего неожиданностью, необычайностью, странностью или непонятностью. Это — «когнитивная эмоция, появляющаяся при возникновении неожиданной ситуации» [7]. Это — адекватная реакция на отклонение от нормы. Если неожиданная ситуация окажется опасной, то удивление переходит в страх. Если неожиданная ситуация окажется безопасной, то удивление переходит в интерес» [5; 10].

«What a curious feeling!’ said Alice; I must be shutting up like a telescope.’ [27]

Если неожиданная ситуация окажется приятной, то удивление переходит в радость, а положительный опыт — превращается в когнитивную структуру [5].

…her face brightened up at the thought that she was now the right size for going through the little door into that lovely garden [27].

Об этом сигнализирует появление метафоры «brightened up at the thought», указывающей на эмоциональное состояние и реакцию на принятие правильного решения для достижения цели. Воображение тесно связано с эмоциональной сферой. Эта связь имеет двойственный характер: с одной стороны, образ способен вызвать сильнейшие чувства, с другой — возникшая однажды эмоция или чувство может

стать причиной активной деятельности воображения [4]. По мнению Л.С. Выготского, «все фантастические и нереальные наши переживания, в сущности, протекают на совершенно реальной эмоциональной основе», а «фантазия является центральным выражением эмоциональной реакции» [3; 4].

Восприятие собственного «Я» является важной отправной точкой любой деятельности человека. Дети не готовы к полному осознанию собственных действий, поэтому восприятие собственного «Я» у детей нестабильно. По этой причине, сталкиваясь в процессе познавательной деятельности с проблемами, они ощущают себя то маленькими, то большими.

Решив проблему, Алиса становится такого размера, «что теперь легко пройдет сквозь дверцу в чудесный сад» (перевод Н.М. Демуровой).

Детское воображение измеряет неизвестные свойства объектов, используя систему координат и измерений уже знакомых вещей.

First, however, she waited for a few minutes to see if she was going to shrink any further; she felt a little nervous about this; for it might end, you know,’ said Alice to herself, 4n my going out altogether, like a candle… [27]

Постоянное изменение в размерах, неопределенность ситуации тревожит Алису и заставляет снова формировать новый фрейм. Появляется метафора свечи. Из опыта Алиса знает, что горящая свеча уменьшается, и очень боится исчезнуть вовсе. В силу небогатого когнитивного опыта девочка не может прогнозировать события:

… And she tried to fancy what the flame of a candle is like after the candle is blown out, for she could not remember ever having seen such a thing. [27]

Отсутствие когнитивного опыта компенсирует воображение. Алиса попыталась представить, как выглядит пламя свечи, когда свеча потухнет, но не смогла этого сделать, так как никогда этого не видела.

Осознание стабильности относительно пространства, т.е. ничего не случилось, придает уверенности девочке: цель достигнута, и она может попасть в сад.

After a while, finding that nothing more happened, she decided on going into the garden at once; but, alas for poor Alice! . [27]

Но, увы, ребенок не готов учитывать все внешние факторы, влияющие на решение поставленной задачи: ключ, видимый сквозь стекло, был недосягаем для Алисы.

When she got to the door, she found she had forgotten the little golden key, and when she went back to the table for it, she found she could not possibly reach it…

«Ключ» — метафора, несущая в себе мистический смысл. С одной стороны, — это символ освобождения, открытия, познания чего-либо, с другой стороны, — сокрытие чего-то от других, тайна, которую нужно разгадать.

Метафоры, которые встречаются в исследуемом фрагменте, — подзорная труба, свеча, ключ — симво-личны. Их можно отнести к категории визуальных образов, что обусловлено наглядно-образным мышлением у Алисы и детей ее возраста. Подзорная труба используется для рассматривания отдаленных предметов, которые кажутся больше, чем при рассматривании их простым (невооруженным) глазом [24]. Более того, такой оптический прибор дает перевернутое изображение удаленного предмета. Все именно так, как в мире фантазий: все логичное становится абсурдным и наоборот.

Свеча символизирует защиту, свет, и связанные с ним знания. Огонь свечи может помочь сконцентрировать ум и расшифровать самые серьезные загадки, решить давно назревшие проблемы, осознать существующее положение событий, чего так не хватало Алисе. И, наконец, для расшифровки тайн и загадок ключ — инструмент для достижения результата.

Попытка попасть в сад закончилась неудачей. Алиса заплакала. Дети всегда так поступают, когда им не удается сделать так, как хотелось; когда цель не достигается тем способом, какой они выбрали; когда они действуют неэффективно. В этом случае ребенок пытается найти выход из сложившейся ситуации, копируя поведение, речь взрослых и прибегая к внутреннему диалогу с самой собой:

«Come, there’s no use in crying like that!» said Alice to herself, rather sharply. «I advise you to leave off this minute!» [27]

С одной стороны, это объясняется преобладанием аудиального канала восприятия, а с другой — так ребенку проще осознать ситуацию и свои действия.

«Личная речь» — свидетельство того, что у Алисы сформировано самосознание, которое наиболее явно проявляется в самооценке, т. е. в том, как она оценивает свои достижения и неудачи, свои качества и возможности.

She generally gave herself very good advice (though she very seldom followed it), and sometimes she scolded herself so severely as to bring tears into her eyes; [27]

Разговаривая с самим собой, ребенок представляет своего собеседника, ругает его, поучает, дает советы; становится более уверенным. Это способ выражения индивидуальности и самоутверждения:

…and once she remembered trying to box her own ears for having cheated herself in a game of croquet she was playing against herself, for this curious child was very fond ofpretending to be two people.

«But it’s no use now, » thought poor Alice, «to pretend to be two people! Why there’s hardly enough of me left to make one respectable person!» [27]

«Проговаривая» свои мысли вслух, ребенок частично меняет структуру мышления, начинает мыслить и поступать иначе, осознавая любые свои действия [6].

По мере накопления опыта у ребенка формируется набор когнитивных структур и стереотип поведения, умение моделировать ситуацию. Когда Алиса увидела маленькую стеклянную коробочку, в которой лежал пирожок с надписью «съешь меня», она знала, что нужно делать. В ее сознании закрепился опыт: съев или выпив что-нибудь, она или уменьшится, или вырастет. Снова ребенок прибегает к личной речи для лучшего понимания ситуации и поиска оптимального решения, чтобы избежать неудачи как в прошлый раз. Активность Алисы приобретает направленный характер. Употребление предложения в будущем времени, сослагательного наклонения и модального глагола «can», означающего физическую возможность «I can reach the key»; «I can creep under the door», — все указывает на серьезные намерения и стремление к результату.

Well, I’ll eat it,’ said Alive, «and if it makes me grow larger, I can reach the key; and if it makes me grow smaller, I can creep under the door; so either way I’ll get into the garden, and I don’t care which happens! [27]’ Несмотря на то что «grow larger» (в значении «расти», «увеличение») — «grow smaller» (в значении «уменьшаться», «уменьшение») противоположны по своему значению, для Алисы в данном случае они не являются антонимами: независимо от процесса (у глагола «grow» также есть значение «превращаться», т.е. изменяться), результат — один. Алиса, как и все дети, очень часто ощущала себя то маленькой, то большой в зависимости от ситуации, в которой оказывалась. С точки зрения психологии прием уменьшения / увеличения — разновидность психических механизмов воображения-акцентирования [13; 18].

Дети всегда преувеличивают. Акцентирование в сторону усиления какого-либо признака (преувеличение) принято называть гиперболой; напротив, в сторону уменьшения значения (преуменьшения) -литотой. По определению гиперболизация — преувеличение или преуменьшение предметов, соотношения их качеств и элементов и создание на этой базе образа воображения [13].

Особый интерес представляет выражение «grow smaller» (можно представить: «расти,увеличиваться, становиться больше» + «меньше»), состоящее из двух слов, противоположных по смыслу, которое можно рассматривать как оксюморон. Словарь литературоведческих терминов определяет оксюморон как «вид тропа: словосочетание, составленное из слов, противоположных по смыслу, основанное на парадоксе» [22]. Для оксюморона характерно намеренное использование противоречия для создания стилистического эффекта. С психологической точки зрения оксюморон представляет собой способ разрешения необъяснимой ситуации [14]. Снова Алиса сталкивается с неопределенностью:

She ate a little bit, and said anxiously to herself, Which way? Which way?’, holding her hand on the top of her head to feel which way it was growing [27]

Дети всегда фантазируют, воспринимая мир фантазии и реальный мир как единое целое, не имеющее границ. Алиса была очень удивлена тому, что с ней ничего не случилось, когда она откусила пирожок. «В реальной жизни так всегда и бывает, когда ешь пирожки» (перевод Н.М. Демуровой).

…and she was quite surprised to find that she remained the same size: to be sure, this generally happens when one eats cake.. [27]

В мире своих фантазий Алиса успела привыкнуть к тому, что вокруг происходит одно только удивительное «out-of-the-way things»; ей показалось скучно и глупо, что жизнь опять пошла по-обычному:

…but Alice had got so much into the way of expecting nothing but out-of-the-way things to happen, that it seemed quite dull and stupid for life to go on in the common way… [27].

Эмфатическая конструкция «nothing but» указывает на грань между фантазией и реальностью, ведь действительно жизнь скучна и обыденна, когда ничего в ней не происходит. Неожиданная ситуация, в которой оказалась Алиса, заинтересовала ее, и в ожидании чего-то необычного, любопытная Алиса доела пирожок: «So she set to work, and very soon finished off the cake».

Детское воображение не имеет границ, маленькому фантазеру совсем необязательно создавать условия для «переключения» реальности и фантазии. Такое состояние Н.Д. Арутюнова называет «вторжением синтеза в зону анализа, представления (образа) в зону понятия, воображения в зону интеллекта, единичного в зону общего, индивидуальности в страну классов» [1].

Заключение. Таким образом, на этапе наглядно-образного мышления воображение играет важную роль в процессе решения ребенком познавательных задач, возникающих в процессе его когнитивной деятельности. Анализ языковой картины мира субъекта фрагмента художественного произведения дал основания для следующих выводов.

Ребенок познает мир в процессе игровой деятельности, в которой он или подражает взрослым, персонажам, или действует «понарошку», в этом случае игра приобретает символический характер. Решение познавательных задач всякий раз ставит ребенка в ситуацию выбора оптимального решения, направленного на положительный результат. В ходе решения задачи ребенку приходится прибегать к поиску необходимого алгоритма поведения, внимание направлено не на форму, а на содержание деятельности. Дискурс фрагмента анализируемого произведения изобилует инверсированными предложениями, эмфатическими конструкциями, предложениями с двойным отрицанием, восклицательными предложениями, усилительными и ограничительными словами и т.д.

Восприятие собственного «Я» является важной отправной точкой любой деятельности человека. Дети не готовы к полному осознанию собственных действий, поэтому восприятие собственного «Я» у детей нестабильно. Это проявляется в ощущении себя то большими, то маленькими, подвижном эмоциональном фоне, создании необычных образов. В анализируемом фрагменте нам удалось обнаружить интересные, необычные метафоры, заключающие в себе глубокие символические значения.

Очень часто в сложных ситуациях, сталкиваясь с проблемой выбора, дети прибегают к личной речи, местами переходящей во внутреннюю. В процессе принятия решения речь (личная, внутренняя) представляет собой способ рассуждения, выбора алгоритма поведения субъекта, выполняя «функцию своеобразных инструкций, в соответствии с которыми слушающий осуществляет ментальное конструирование смысла на когнитивном уровне» [29, p. 62].

C одной стороны, ограниченность набора ментальных моделей, отсутствие стереотипного мышления, которое предполагает выбор алгоритма поведения, с другой — нестабильное восприятие собственного «Я» в отношении окружающей действительности, игровая деятельность, подвижный эмоциональный фон, поиск новых функций для знакомых предметов в попытке «приостановить обыденную референцию» [20, с. 283-285] дают ребенку свободу «переключения» между образами и поиску неожиданных аналогий. Метафора синтезирует новые концепты, включает работу воображения и является универсальным орудием мышления и познания мира во всех сферах деятельности, создание новых метафорических конструкций позволяет устанавливать межфреймовые связи, обладающие мощной эвристической силой.

Библиографический список

1. Арутюнова Н.Д. Метафора и дискурс // Теория метафоры / общ. ред. Н.Д. Арутюновой и М.А. Журинской. М.: Прогресс, 1990. С. 5-32.

2. Беркинблит М.Б., Петровский А.В. Фантазия и реальность. М.: Политиздат, 1968. 126 с.

3. Выготский Л.С. Воображение и творчество в детском возрасте: Книга для учителя. М.: Просвещение, 1991. 93 с.

4. Выготский Л.С. Психология искусства. Анализ эстетической реакции. М.: Лабиринт, 1998. 347 с.

5. ГадаевА.В. Реакция на внезапное, неожиданное событие [Электронный ресурс]. URL: http://www. proza.ru/2013/01/25/688 (дата обращения: 18.06.2018).

6. Гвоздев А.Н. Вопросы изучения детской речи. М.: ВЛАДОС, 2007. 244 с.

7. Головин С.Ю. Словарь практического психолога. М.: АСТ, Харвест, 1998. 660 с.

8. Грегори Р.Л. Глаз и мозг. Психология зрительного восприятия. М.: Прогресс, 1970. 271 с.

9. Джонсон-Лэрд Ф. Процедурная семантика и психология значения // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. М., 1988. С. 234-257.

10. Калашникова Л.В. Особенности детской языковой картины мира как способа восприятия и организации знаний о мире на примере фрагмента художественного произведения // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. Северо-Осетинский государственный университет, Владикавказ. Владикавказ: Изд-во СОГУ 2017. № 2(26). С. 95-106.

11. Калашникова Л.В. Виртуализация языковой картины мира на примере повести Аксакова К.С. «Облако» // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. Северо-Осетинский государственный университет, Владикавказ. Владикавказ: Изд-во СОГУ 2018. № 1(29). С. 51-61.

12. Кассирер Э. Сила метафоры // Теория метафоры / общ. ред. Н.Д. Арутюновой и М.А. Журинской. М.: Прогресс, 1990. С. 33-43.

13. Козубовский В.М. Общая психология: Познавательные процессы: учебное пособие. Минск: Амалфея, 2008. 368 с.

14. КоротченкоЕ.С. Визуальный аналог оксюморона // Вопросы психологии. М., 2006. № 4. С. 3-21.

15. Кунин А.В. Большой англо-русский фразеологический словарь / А.В. Кунин. 5-е изд., исправл. М.: Живой язык, 1998. 944 с.

16. Маланов С.В. Психологические механизмы мышления человека. С.В. Маланов. Изд-во «Московский психолого-социальный институт», 2003.

17. НемовР.С. Психология. Изд-во «Владос», 2003.

18. Общая психология. Психологические механизмы воображения [Электронный ресурс]. URL: http:// studbooks.net/16242/psihologiya/psihologicheskie_mehanizmy_voobrazheniya (дата обращения: 26.06.2018).

19. Пропп В.Я. Исторические корни «Волшебной сказки». Л., 1986. 361 с.

20. Рикёр П. Понимание и объяснение // Новая философская энциклопедия: в 4 т. / под ред. В.С. Сте-пина. М.: Мысль, 2010. С. 283-285.

21. Сапогова Е.Е. Вниз по кроличьей норе: метафора и нонсенс в детском воображении // Вопросы психологии. 1996. № 2. С. 5-13.

22. Словарь литературоведческих терминов. 2012 [Электронный ресурс]. URL: https://slovar.cc/lit/ term/2145249.html (дата обращения: 26.06.2018).

23. Уорф Б.Л. Отношение норм поведения и мышления к языку // Новое в лингвистике. Вып. 1. М., 1960. С. 198-223.

24. Anderson J.R. Arguments Concerning Representations for Mental Imagery // Psychological Review. 1978. № 85(4). С. 249-276.

25. Bryant D.J., B. Tversky, et al. Internal and External Spatial Frameworks for Representing Described Scenes // Journal of Memory and Language. 1992. № 31. С. 74-98.

26. Carroll J.B. Language, Thought, and Reality; Selected Writings of Benjamin Lee Whorf. Published jointly by Technology Press of MIT, John Wiley and Sons, Inc., Chapman and Hall, Ltd., London, 1956. 7.

27. Carroll Lewis. Alice’s Adventures in Wonderland [Электронный ресурс]. URL: http://englishfrom-home.ru/books/alice_in_wonderland.php (дата обращения: 25.06.2018).

28. Collins COBUILD Idioms Dictionary. Harper Collins Publishers, 2006. 511 p.

29. Fauconnier G. Quantification, roles, and domains / U. Eco, M. Santambrogio, P. Violi (eds). Meaning and mental representation. Bloomington; Indianapolis, 1988. Pp. 61-80, 88.

30. John H. Holland, Keith J. Holyoak, RichardE. Nisbett, Paul R. Thagard. Induction: Processes of inference, learning and discovery. MIT Press; Cambridge, MA, 1986. 416 p.

31. Johnson-Laird P.N. Mental Models: Towards a Cognitive Science of Language, Inference and Consciousness. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1983. 513 p.

32. Kennison Shelia. Introduction to language development. Los Angeles: Sage, 2013.

33. KosslynS.M. Image and brain: The resolution of the imagery debate. Cambridge, MA: MIT Press. 1994.

34. Lakoff G., Johnson М. Metaphors We Live By. Chicago: L., 1980. 420 p.

Калашникова Лариса Валентиновна, доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВО «Орловский государственный университет им. И.С. Тургенева», институт иностранных языков, кафедра английского языка, профессор. Орел, ул. Комсомольская, 95; e-mail: [email protected]

Для цитирования: Калашникова Л.В. Метафорические аспекты воображения. Роль воображения в решении познавательных задач на этапе наглядно-образного мышления // Актуальные проблемы филологии и педагогической лингвистики. 2018. № 3(31). С. 177-188. DOI: 10.29025/2079-6021-2018-3(31)-177-188.

METAPHORICAL ASPECTS OF IMAGINATION. IMAGINATION ROLE IN COGNITIVE PROBLEM SOLUTION AT THE STAGE OF EYE-MINDEDNESS DOI: 10.29025/2079-6021-2018-3(31)-177-188

Larisa V. Kalashnikova ORCID iD: 0000-0002-4809-5446 Orel State University named after I.S. Turgenev,

Orel, Russia

The article is devoted to the essential problem — metaphorical aspects of imagination. An individual in the creative process uses experience, knowledge of the previous generations enriching own experience and adding the element of distinctiveness and individuality to the world’s experience. During the process of cognitive problem solution, spatial imagination helps an individual to create mental images without their visualization. At the eye-mindedness stage, the imagination plays a very important role in the cognitive activity of a child and makes its own contribution to the continuous process of the child’s world cognition. Cognizing the reality, communicating with adults a child tries to comprehend the surrounding «metaphorical reality» literally, in his own way and to the extent of his cognitive experience development, referring to his own interpretation and creating new meanings. A child’s cognitive experience is not as rich as an adult’s experience that is why the fantasy element is introduced into the cognitive process. A child compares his inconsiderable in number mental models with the reality objects, simulating his own reality based on the general typical features, «reading» (checking) the known information andfilling in the informative gaps with new one. Everything that a child learns forms the basis for his games and stories that help him to appreciate new information. Children are able to build independently some metaphorical constructions, finding new functions for familiar objects, which allow establishing of inter-frame connections possessing heuristic power. Analysis of the subject’s linguistic worldview presented in the literary workfragment allows making the conclusion that metaphor is a universal tool of the intellection and the world cognition in all activity spheres.

Key words: metaphor, metaphorical aspects, cognitive structures, reality, representation, imagination, mental model, eye-mindedness, concept, image.

References

1. Arutyunova N.D. Metafora i diskurs [Metaphor and discourse], Teoriya metafory. Obshchaya redakciya N. D. Arutyunovoj i M. A. ZHurinskoj [Theory of metaphor. General editorship of M.D. Arutyunova andM.F. Zurinskaya], Moscow: Progress, 1990, pp. 5-32.

2. Berkinblit M.B., Petrovskij A.V Fantaziya i real’nost’ [Fantasy and reality], Moscow: Politizdat, 1968, 126 p.

3. Vygotskij L.S. Voobrazhenie i tvorchestvo v detskom vozraste: Psihologicheskij ocherk [Imagination and creation in childhood. Psychological study], Moscow: Prosveshhenie, 1991, 93 p.

4. Vygotskij L.S. Psihologiya iskusstva. Analiz ehsteticheskoj reakcii [Psychology of art. Aesthetic reaction analysis], Moscow: Labirint, 1998, 347 p.

5. Gadaev A.V. Reakcija na vnezapnoe, neozhidannoe sobytie (Reaction to sudden and unexpected event) Available at http://www.proza.ru/2013/01/25/688 (access at 18 June 2018).

6. Gvozdev A.N. Voprosy izuchenija detskoj rechi [Problems of child speech study], Moscow: VLADOS, 2007, 244 p.

7. Golovin S.Ju. Slovar’ prakticheskogo psihologa [Dictionary of practical psychologist], Moscow: AST, Harvest, 1998, 660 p.

8. Gregori R.L. Glaz i mozg. Psihologija zritel’nogo vosprijatija [Eye and brain. Psychology of visual perception], Moscow: Progress, 1970, 271 p.

9. Dzhonson-Lerd F. Procedurnaja semantika i psihologija znachenija [Procedural semantics and psychology of meaning], Novoe v zarubezhnoj lingvistike [New in Foreign Linguistics], Moscow: Progress, 1988, no XXIII, pp. 234-257.

10. Kalashnikova L.V Osobennosti detskoj jazykovoj kartiny mira kak sposoba vospri-jatija i organizacii znanij o mire na primere fragmenta hudozhestvennogo proizvede-nija [Peculiarities of children linguistic worl-dview as the way ofperceiving and world knowledge organization as an example of literary work fragment], Aktual’nye problemy filologii i pedagogicheskoi lingvistiki [Current Issues in Philology and Pedagogical Linguistics], 2017, no 2(26), pp. 95-106.

11. Kalashnikova L.V. Virtualizaciya yazykovoj kartiny mira na primere povesti Aksakova K.S. «Obla-ko» [Linguistic worldview virtualization exemplified by K.S. Aksakov ‘s story «Cloud»], Aktual’nye problemy filologii i pedagogicheskoi lingvistiki [Current Issues in Philology and Pedagogical Linguistics], 2018, no 1 (29), pp. 51-61 (In Russ.). DOI: 10.29025/2079-6021-2018-1(29)-51-61.

12. Kassirer Je. Sila metafory. Teoriya metafory / Obshchaya redakciya N.D. Arutyunovoj i M.A. Zurinskoj [Theory of metaphor. General editorship of M.D. Arutyunova and M.F. Zurinskaya], Moscow: Progress, 1990, pp. 33-43.

13. Kozubovskij V. M. Obshchaya psihologiya: Poznavatel’nye processy. [Generalpsychology: cognitive processes], Minsk: Amalfeya, 2008, 368 p.

14. Korotchenko E.S. Vizual’nyj analog oksyumorona [Visual analogue of oxymoron], Voprosy psihologii [Problems of psychology], 2006, no 4, pp. 3-21.

15. Kunin A.V. Bol’shoj anglo-russkij frazeologicheskij slovar’ [Big English-Russian idioms dictionary], Moscow: ZHivoj yazyk, 1998, 944 p.

16. Malanov S.V Psihologicheskie mekhanizmy myshleniya cheloveka [Psychological mechanisms of human reasoning], Moscow: Moscow psychological social institute publishing house, 2003.

17. Nemov R.S. Psihologiya [Psychology], Moscow: VLADOS, 2003.

18. Obshchaya psihologiya. Psihologicheskie mekhanizmy voobrazheniya (General psychology. Psychological mechanisms of imagination). Available at: http://studbooks.net/16242/psihologiya/psihologicheskie_ mehanizmy_voobrazheniya (access at: 26 June 2018).

19. Propp V.Ja. Istoricheskie korni «Volshebnoj skazki» [Historicalroots of «Fairy tale»], Leningrad, 1986, 361 p.

20. Rikyor P. Ponimanie i ob»yasnenie [Comprehension and explanation], Novaya filosofskaya ehncik-lopediya: v 4 t. / pod redakciej V.S. Stepina [New philosophical encyclopedia in 4 vol. edited by VS. Stepin], Moscow: Mysl’, 2010, pp. 283-285.

21. Sapogova E.E. Vniz po krolich’ej nore: metafora i nonsens v detskom voobrazhenii [Down the rabbit’s hole: metaphor and nonsense in child’s imagination], Voprosy psihologii [Problems of psychology], 1996, no 2, pp. 5-13.

22. Slovar’ literaturovedcheskih terminov, 2012 (Literary terms dictionary 2012). Available at: https:// slovar.cc/lit/term/2145249.html (access at: 26 June 2018).

23. Uorf B.L. Otnoshenie norm povedeniya i myshleniya k yazyku. [The relation of habital thought and behavior to language], Novoe v lingvistike [New in linguistics], 1960, no 1, pp. 198-223.

24. Anderson J.R. Arguments Concerning Representations for Mental Imagery, Psychological Review, 1978, no 85(4), pp. 249-276.

25. Bryant D.J., B. Tversky, et al. Internal and External Spatial Frameworks for Representing Described Scenes, Journal of Memory and Language, 1992, no 31, pp. 74-98.

26. Carroll J.B. Language, Thought, and Reality; Selected Writings of Benjamin Lee Whorf. Published jointly by Technology Press of MIT, John Wiley and Sons, Inc., Chapman and Hall, Ltd., London, 1956, 7.

27. Carroll Lewis. Alice’s Adventures in Wonderland. Available at: http://englishfromhome.ru/books/al-ice_in_wonderland.php (access at: 25 June 2018).

28. Collins COBUILD Idioms Dictionary. Harper Collins Publishers, 2006. 511 p.

29. Fauconnier G. Quantification, roles, and domains / U. Eco, M. Santambrogio, P. Violi (eds). Meaning and mental representation, Bloomington; Indianapolis, 1988, pp. 61-80, 88.

30. John H. Holland, Keith J. Holyoak, Richard E. Nisbett, Paul R. Thagard. Induction: Processes of inference, learning and discovery. MIT Press; Cambridge, MA, 1986, 416 p.

31. Johnson-Laird P.N. Mental Models: Towards a Cognitive Science of Language, Inference and Consciousness. Cambridge, MA: Harvard University Press, 1983, 513 p.

32. Kennison Shelia. Introduction to language development, Los Angeles: Sage, 2013.

33. Kosslyn S.M. (1994). Image and brain: The resolution of the imagery debate, Cambridge, MA: MIT Press.

34. Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live By. Chicago: L., 1980. 420 p.

Larisa V. Kalashnikova, Doctor of Philology, Professor, Federal State Budgetary Educational Establishment of Higher Education «Orel State University named after I.S. Turgenev», English language department, professor; the address: Orel, Komsomolskaya St., 95; e-mail: [email protected]

For citation: Kalashnikova L.V. Metaphorical aspects of imagination. Imagination role in cognitive problem solution at the stage of eye-mindedness. Aktual’nye problemy filologii i pedagogiceskoj lingvis-tiki [Current Issues in Philology and Pedagogical Linguistics], 2018, no 3(31), pp. 177-188 (In Russ.). DOI: 10.29025/2079-6021-2018-3(31)-177-188.

Мышление и воображение

МЫШЛЕНИЕ И ВООБРАЖЕНИЕ

Вопросы для изучения


  1. Понятие о мышлении. Обобщенность и опосредованность мышления

  2. Виды мышления

  3. Основные мыслительные операции

  4. Формы мышления

  5. Понятие о воображении. Связь мышления и воображения

  6. Виды воображения

  7. Психологические приемы воображения

1. Понятие о мышлении. Обобщенность и опосредованность мышления

Предметом исследования психологии является мышление конкретного человека в его реальной жиз­ни и деятельности. Первую информацию о мире дают ощущения и восприятия. Однако чувствен­ная картина мира недостаточна. Там, где оказывается уже недоста­точным или даже бессильным чувственное познание, начинается мышление. Оно выходит за пределы чув­ственно данного и тем самым расширяет границы нашего познания. Расширение познания достигается в силу специфической возможности мышления — от­ражать бытие в его связях и отношениях, в многооб­разных опосредованиях. Мышление — познавательный психический процесс обобщенного и опосредованного отражения действительности.

Обобщенность мышления означает, что мышление — это, прежде всего, осознание и понима­ние общих свойств и закономерностей, которые прямо, непосредственно, наглядно человеку в его опыте не даны. Они связаны с открытием нового знания, решением проблем на основе переработки полученной информации. Любое слово, понятие, которое мы употребляем в своей речи содержит уже обобщенные признаки предметов, имеющихся в опыте человека (стол, кошка, лето и др.). Опосредованность мышления связана с тем, что для возникновения процесса мышления человеку не обязательно непосредственно воспринимать предмет (ситуацию), он может представить его образ, вспомнить его и размышлять об этом предмете. Таким образом мышление опосредуется через знания человека об этом предмете, представления (образы) о нем.

Виды мышления

Классификация видов мышления производится по разным основаниям. По основанию развития мышле­ния в онтогенезе выделяют: 1) практически-действенное, 2) наглядно-образное и 3) словесно-логическое (понятийное) мышление.

На уровне наглядно-действенного мышления за­дачи решаются с помощью реального, физического действия с предметами. Эта форма мышле­ния появляется уже у детей 3-х лет. Ребенок анализирует познаваемые объекты, манипулируя ими, выполняя с ними различные действия..Любознатель­ные дети ломают свои игрушки именно с целью выяс­нить, «что там внутри». Ребенок еще не ставит перед собой цели и не планирует своих действий. Он мыс­лит, действуя. Движение руки на этом этапе опережа­ет мышление. Поэтому этот вид мышления еще назы­вают ручным.

Наглядно-образное мышление связано с опериро­ванием образами, в опоре на воспринимаемые, наблю­даемые образы. В простейшей форме это мышление проявляется у дошкольников в возрасте 5—7 лет. Что­бы мыслить об объекте, ребенку не обязательно тро­гать его руками, но ему необходимо его воспринимать. Именно наглядность является характерной особенно­стью мышления ребенка в этом возрасте. Взрослые также пользуются наглядно-образным мышлением. Обычно это случается, если нужно придать форму изображения таким вещам и их отношениям, которые сами по себе невидимы. Так были созданы глобус, карта земного шара, изображения атомного ядра, внутрен­него строения Земля и т. д.

Понятийное (словесно-логическое) мышление реализуется путем использования поня­тий, логических конструкций, которые иногда не имеют прямого образного выражения (например, скорость, честность, гордость и т. д.). Благодаря этому мышлению человек может устанавливать общие закономерности, прогнозировать развитие процессов в природе и обще­стве. Это мышление развивается у детей в школьном возрасте в процессе обучения.

Структурная единица практическ-действенного мышлениядействие; наглядно-образного — образ; словесно-логического — понятие.

В зависимости от глубины обобщенности различа­ют эмпирическое и теоретическое мышление.

Эмпирическое мышление (от греч. — опыт) дает первичные обобщения на основе опыта. Эмпирическое мышление не следует смешивать с практическим мышлением.

Теоретическое мышление выявляет всеобщие от­ношения, его результат — построение тео­ретических моделей, создание теорий, обобщение опы­та, раскрытие закономерностей развития различных явлений.

Все виды мышления тесно связаны между собой. Обычно у человека задействованы все возможные компоненты мышления и следует говорить об относи­тельном преобладании того или иного вида.
Основные мыслительные операции

Как познавательный процесс мышление состоит из ряда операций — мыслительных действий. Основными мыслительными операциями являются анализ, синтез, сравнение, абстракция, конкретизация и обобщение.

Анализ — это мысленное деление целого на час­ти или мысленное выделение из целого любых его признаков. Анализ бывает практическим (если мыслительный процесс непосредственно вклю­чен в речевую деятельность) и теоретическим (ум­ственным).

Синтез — это мысленное объединение частей, свойств, действий в единое целое. Результатом синте­за является новый образ, новое представление, новое знание. Анализ и синтез протекают всегда в единстве (в единой параллели), обеспечивая логический строй мышления. Процесс познания начинается с первично­го синтеза — восприятия нерасчлененного целого, далее на основе первичного анализа осуществляется вторичный синтез.

Сравнение — мыслительная операция сопоставле­ния предметов и явлений по их сходству и различию, (по сопоставимым признакам). Интересно, что в онтоге­незе первичным является сравнение по чертам разли­чия— оно легче. На основе срав­нения делаются обобщения.

Обобщение — центральная мыслительная опера­ция, состоящая в объединении предметов в одну группу на основе выделения существенных общих призна­ков. К примеру, существенным при­знаком класса птиц считается их пернатость. Объеди­нение по данному признаку есть обобщение.

Абстрагирование (от лат. отвлече­ние) — операция выделения отдельных признаков предметов и отвлечение от остальных признаков (например: «белизна»). Абстрагирование важно в научных ис­следованиях, как «очищение» изучаемого явления от побочных признаков, и в технических изобретениях, как заимствование признака или свойства и создание на его основе нового устройства.

Классификация — группировка объектов по различным признакам. Например различные цветы, собранные в букет можно классифицировать по таким признакам как цвет, время цветения, характер соцветия и т.д.

Логические формы мышления

Мышление в высших его проявлениях реализует­ся с помощью слова. Слово — та форма, в которую облачается мысль, в которой она материализуется. Любопытно, что все богатство и разнообразие мыслей человека выражается всего в трех формах. Это понятия, сужде­ния и умозаключения.

Понятие — форма выражения мысли с помощью слова или словосочетания (например: «Морозит», «Новый год» и др.). Каждое слово обобщает (кроме имен собственных). Оперируя понятием, мы представляем себе предмет вообще, лишенным индивидуальных признаков, и мыслим о нем, исключая все мешающее.

Суждение — мысль, выраженная с помощью связи нескольких понятий. Формирование суждения проис­ходит как формирование мысли. Суждение раскрывает содержание понятий. Знать какой-нибудь предмет или явление — значит, уметь высказать о нем правильное и содержательное суждение, т. е. уметь судить о нем. Суждение — такое предложение, в котором утверж­дается взаимосвязь объекта и его свойства. Суждения бывают истинные или ложные. Например: «В июне всегда идет снег» (Л), «Зимой часто идет снег» (И).

Умозаключение — это вывод, сделанный на основе сопоставления и ана­лиза различных суждений. Вывод может быть сделан на основе анализа частных закономерных свойств или индуктивно. Индуктивное умозаключение отражает движение от частного к общему. Пример: «Студент Иванов увлекается психологией. Студент Петров увле­кается психологией. Студент Сидоров увлекается пси­хологией. Значит, все студенты увлекаются психоло­гией». Возможно, мы допустили поспешное обобщение без достаточных оснований. Это, кстати сказать, час­то встречающаяся ошибка в индуктивных суждениях.

Обратное движение — от общего закономерного к частному — дедуктивное умозаключение. Используем тот же пример: «Все студенты увлекаются психологи­ей. Иванов, Петров, Сидоров — студенты, значит, они увлекаются психологией».

Итак, в мышлении моделируются объективные существенные свойства и взаимосвязи явлений, они закрепляются в форме суждений, умозаключений и понятий.
Понятие о воображении. Связь мышления и воображения

Воображение, как и мышление, принадлежит числу высших познавательных процессов, где ясно обнаруживается специфически человеческий характер деятельности. Воображение необходимо в любой дея­тельности— не представив себе готовый результат труда, нельзя приниматься за работу.

Воображать — значит, преображать, В пси­хологии воображением (фантазией) называют познавательный психический процесс, основанный на комбинирующей способности мозга преобразовывать и создавать новые образы. Психология отводит воображению очень важ­ное место в жизни человека и всего человечества в целом. Несомненно, сохранение и воспроизведение прежнего опыта имеет для человека огромное значе­ние, но не будь творческой деятельности, человек был бы существом, обращенным только к прошлому, и не умел бы обращаться к будущему.

Благодаря воображению люди преобразуют мир. Воображение позволяет человеку представить себе картину того, чего он в действительности никогда и не видел; и даже то, чего вообще не было (предвосхищая, пожег быть, будущее).

Восприятие действительности часто преобразу­ется воображением под влиянием чувств, желаний, симпатий и антипатий. Сложная связь существует между продуктами фантазии и явлением действитель­ности. Не обязательно побывать в пустыне, чтобы иметь представление о ней и использовать ее образ в своей фантазии. Здесь помогает чужой или соци­альный опыт. В этом смысле воображение важно для личности, ведь оно помогает усваивать этот опыт. Во­ображение и опыт, таким образом, взаимозависимы.

Одной из наи­более значительных его функций является гностичес­кая, заключающаяся в том, что воображение активно способствует познанию. Как часто школьнику или сту­денту, чтобы понять неизвестное явление, приходится вообразить его. Созданный воображением образ облег­чает процесс усвоения, особенно если учащийся име­ет образное мышление. Таким образом, воображение достаточно часто «подменяет» мышление, помогая субъекту познавать и понимать. В этом смысле можно оценить шутливое определение А.Р. Лурии, назвавше­го воображение ВРИО (временно исполняющим обя­занности) мышления.

Виды воображения

В психологии выделяют пассивное и активное воображение. При пассивном воображении трансфор­мация образов может происходить произвольно и не­произвольно. Произвольную трансформацию образов называют грезами — намеренно вызванными образа­ми фантазии, не связанными с желанием воплотить их в жизнь. Непроизвольная трансформация образов состоит в том, что они всплывают перед воображени­ем, а не формируются им. Человек находится во вла­сти этих образов, не оперируя ими. На низших уров­нях сознания, в дремотных состояниях и сновидениях образами движут аффективные потребности, влечения (3. Фрейд). При активном воображении образы сознательно формируются в соответствии с поставленными целя­ми творческой деятельности. Этот вид можно подраз­делить на воссоздающее и творческое. Воссоздающим называется то воображение, которое воссоздает обра­зы по описанию, на основе текста, рассказа, на основе ранее воспринимавшихся образов. При творческом воображении происходит самостоятельное создание новых образов. По характеру образов воображение может быть конкретным и абстрактным. Конкретное оперирует единичными, вещными, с деталями образа­ми. Абстрактное оперирует образами в виде обобщен­ных схем, символов. Но эти два вида нельзя противо­поставить, т. к. между ними существует множество взаимопереходов.

Ценность человеческой личности во многом зави­сит от того, какие виды воображения преобладают в ее структуре. Если преобладает творческое воображение, реализуемое в деятельности, то это говорит о высоком уровне развития личности.

Одним из высших видов творческого воображения является мечта. Мечта — образ желаемого будущего. В этой связи мечта человека — одна из его содержательных характерис­тик. В мечте отражаются направленность личности и степень ее активности.

Психологические приемы воображения

Для создания об­разов человек пользуется достаточно огра­ниченным количеством приемов.

1. Комбинирование — сочетание данных в опыте элементов в новых комбинациях (обычно это не случайный набор, а подбор определенных черт). Этот способ очень распространен и применяет­ся в науке, техническом изобретательстве, искус­стве, художественном творчестве. Частным слу­чаем комбинирования является агглютинация — «склеивание» различных деталей, свойств, не соеди­нимых в реальной жизни. Примерами агглютина­ции могут служить сказочные и фантастические образы — избушки на курьих ножках, ковра-само­лета, русалки, кентавра, человека-амфибии и т. п.

2. Гиперболизация — преувеличение предмета; изме­нение количества частей предмета и их смещение — драконы, многорукие богини, Змей-Горыныч и т. п.

3. Акцентуирование — выделение, подчеркивание каких-либо черт и сторон предмета или явления. Акцентирование активно используется писателя­ми-сатириками, художниками при создании дру­жеских шаржей, выразительных образов.

4. Типизация — специфическое обобщение, для кото­рого характерно выделение существенного, повто­ряющегося в однородных фактах и воплощение их в конкретном образе. Типизация широко используется в искусстве, художественной литературе. К приме­ру, образ «Героя нашего времени» М.Ю. Лермонтов создавал, объединив типичные черты современни­ков, образ Наташи Ростовой, по воспоминаниям Л.Н. Толстого, включает типичные черты его соб­ственного идеала женщины.



Поделитесь с Вашими друзьями:

Изучение изобразительного языка от Ребекки…

Могу ли я сравнить тебя с летним днем? Каким же образом небо подобно пациенту, находящемуся на столе под эфирным наркозом? Если две дороги расходятся в лесу, то какое мне до этого дело?

Почему поэты не могут просто сказать, что они имеют в виду ? Вы, наверное, слышали это раньше, в классе или за его пределами. Возможно, вы даже сами говорили это после того, как поборолись с особенно трудным стихотворением. Это звучит как простая просьба о ясности, но вопрос указывает на ряд предположений о том, как мы общаемся не только как поэты, но и как люди.Он показывает предпочтение простой, фактической речи и предполагает, что все образные выражения, которые так любят поэты, — метафоры, сравнения и многое другое — слишком вычурны и кричащи. Но в реальной жизни образный язык повсюду, и мы никогда не говорим полностью то, что имеем в виду, потому что язык часто нас подводит. Например, каждый раз, когда мы пытаемся сказать людям, как сильно мы их любим, например, действительно очень любим их, слова кажутся ужасно неадекватными для этой задачи. Мало того, мы можем чувствовать, что они были сказаны ранее бесчисленное количество раз бесчисленным количеством других.Они действительно не выполняют работу. Мы хотим максимально оригинально выразить свои чувства, чтобы придать им силу слов, которую мы чувствуем в себе. И здесь может помочь образный язык.

Все эти вычурности и роскошь, которые мы часто встречаем в поэзии, на самом деле являются чем-то, с чем вы уже достаточно знакомы. Мы постоянно слышим метафоры и сравнения в эстрадных песнях, а наша повседневная речь приправлена ​​ образным языком. На самом деле, мы настолько зависим от него, чтобы выразить себя, что кто-то, кто его не использовал, показался бы довольно странным.Научная фантастика полна персонажей, которые не могут или не хотят использовать образный язык. Мистер Спок и Дейта из «Звездного пути» очень буквальные ораторы, которые подчеркивают человечность окружающих. Совсем недавно, в фильме « Стражи Галактики », у Дракса Разрушителя возникли небольшие проблемы с метафорами; Ракетный Енот говорит: «Метафоры проходят мимо его [Дракса] головы», на что Дракс отвечает: « Ничто не проходит через мою голову! Мои рефлексы слишком быстры; Я бы поймал.«Эта фраза вызывает смех, потому что образный язык является неотъемлемой частью того, как мы общаемся как люди. Без образного языка мы — роботы-аутсайдеры человеческого опыта.

Вы постоянно используете и понимаете образный язык в своем повседневном разговоре, даже не задумываясь об этом. Например, если с вами случилось что-то ужасно неловкое, например, вы разговаривали со своим возлюбленным с кусочком шпината, приклеенным к передним зубам, вы могли бы сказать другу: «Я даже не могу». Это aposiopesis , фигура речи, когда вы намеренно оставляете свою мысль незавершенной.Вы зависите от вашего слушателя или читателя, чтобы заполнить пробелы. Это отличный способ показать, насколько вы безмолвны. Ваш друг отвечает: «Да, ты самая элегантная», что является примером сарказма : между тем, что он говорит, и тем, что он имеет в виду, большой разрыв. «Не говоря уже о том, что все в школе тоже это видели», — продолжает ваш друг, который может быть придурком. Это паралейпсис ; ваш друг делает вид, что не хочет ничего говорить о вашем публичном унижении, и тем самым привлекает к нему ваше внимание.Вы вздыхаете и закрываете лицо руками, говоря: «Я умер. Я просто умер.» Это гипербола , когда мы преувеличиваем. Ваш друг, распознающий образный язык, знает, что вы не сдались (еще одна образная фраза!). Это лишь некоторые из способов, которыми мы используем образный язык в нашей повседневной речи, и когда вы настроитесь на то, насколько он распространен, вы заметите, как трудно может быть , а не использовать образный язык.

Когда мы думаем о образном языке, мы почти всегда думаем о метафорах и сравнениях, поэтому мы сосредоточимся на этих двух техниках.Они звезды образного языка. Оба являются сравнениями, но метафора больше похожа на уравнение («Я паровой каток, детка»), тогда как сравнение использует «нравится», или «как», или «чем», чтобы создать связь («качай тебя, как ураган». »). В конечном счете они очень похожи, хотя, на мой взгляд, метафора больше требует от читателя. Поскольку метафора уравнивает две непохожие вещи (я, каток), она требует от читателя прыжка веры. С другой стороны, сравнение имплицитно признает, что сравнение не равно (я как паровой каток, но на самом деле я им не являюсь).По этой причине метафора чуть более рискованна, а выигрыш выше.

Метафоры и сравнения состоят из двух частей. Есть тенор (исходный объект, который мы пытаемся описать) и транспортное средство (сравниваемый объект, у которого мы заимствуем качества). Итак, если мы посмотрим на стихотворение Роберта Бернса «Красная, красная роза», мы увидим: «О, моя любовь подобна красной, красной розе». Любовь была бы тенором (темой), а роза была бы проводником (объектом). Метафоры и сравнения работают только тогда, когда они освещают, то есть помогают нам лучше понять или увидеть что-то в сравнении.Они должны быть одновременно подходящими и удивительными — жесткий баланс! Если тенор и транспортное средство кажутся слишком похожими, сравнение не будет удивительным или просветляющим для читателя. Вы действительно хотите сравнить яблоки с апельсинами, а не яблоки Фуджи с Макинтошами. Или, еще лучше, попробуйте сравнить яблоки с птенцами.

Допустим, вы должны были написать: «Гроб был темным саваном. Поскольку и гробы, и саваны — это предметы, которые покрывают мертвых, слово «саван» здесь не слишком далеко уводит нас, и мое представление о гробе не сильно изменилось после прочтения этого сравнения.Но если бы вы написали: «Гроб был черной лодкой», то ваш читатель мог бы немного больше удивиться. Во-первых, сравнение кажется удачным — и гробы, и лодки — своего рода контейнеры. Во-вторых, лодка вводит идею путешествия или перевозки, и эта идея отражается обратно на предмете, гробе. Вводится идея загробной жизни или перехода от жизни к смерти. Теперь мы знаем о гробе больше, чем раньше, и думаем о нем по-новому.

Ваши метафоры должны содержать всю информацию, которая нужна вашему читателю, и не более того. Обучение тому, как судить об этом, требует времени и опыта. Когда мы оцениваем наши метафоры или сравнения, мы хотим учитывать не только то, что наиболее уместно (гроб/саван против гроба/лодки), но и то, что важно. Например, давайте посмотрим на эти строки:

их мечты разбиты как яблоки
упал в саду, конец сентября
года никто не хочет их забрать.

Что здесь важно? Сны разбитые, как яблоки, ясно.Что-то, что должно быть питательным и сладким, было повреждено. Сад также важен, потому что он добавляет контекст и дает нам понять, что эти яблоки предназначены для использования, а не просто растут в диком виде. Поскольку яблоки никогда не собирали, здесь возникает идея расточительства или пренебрежения. Это добавляет дополнительный нюанс к метафоре.

Здесь я уделяю большое внимание выбору правильной метафоры и тому, как лучше всего ее представить, но я не намерен обескураживать вас. Нельзя судить о том, работает ли метафора в стихотворении, пока вы не попробуете, и упражнения, которые я предлагаю в конце этой статьи, побудят вас поэкспериментировать.Но многие образные выражения, которые сразу же приходят на ум, когда мы думаем о чем-то вроде «любви», например, исходят не только из культурных традиций, но и из коммерческого сектора. Когда вы сравниваете свою любовь с цветком, вы ченнелингуете не только Роберта Бернса, но также FTD и Hallmark. Думая о том, как сбалансировать уместность и неожиданность, и принимая во внимание истинную направленность вашей метафоры, вы сможете избежать использования клише.

Если кто-то говорит вам: «Я рассердился», вы действительно имеете лишь широкое понимание этой эмоции.Вы можете опираться на свой собственный опыт гнева, но что, если у вас никогда не было причин злиться так, как у этого человека? Или что, если этот человек использует слово «сердитый», когда на самом деле он имеет в виду что-то вроде «раздраженного»? Но если бы этот человек сказал: «Мне показалось, что кто-то поджег меня», то вы бы не только гораздо лучше поняли, насколько он зол, но и лучше поняли бы его чувства беспомощности, обиды. , и затяжная боль. Это настоящий подарок, который дает нам образный язык — он позволяет нам лучше понять чужой опыт, даже если наш собственный опыт напрямую не совпадает.

Вот несколько упражнений, которые помогут вам попрактиковаться в использовании образного языка. Некоторые из них основаны на игре, а некоторые более серьезны. Оба необходимы. Экспериментируйте, затем оценивайте и смотрите, что у вас есть!

1. Сначала прогреем наши двигатели. Следующее упражнение «Безумная метафора» — отличный способ начать думать о метафорах, не слишком беспокоясь о результате! Заполните эти предложения и дайте волю своему творчеству.

             Мое свидание танцевало как __________________ (животное)  
________________ (глагол) на ______________ (существительное).

             Дождь обволакивает мою кожу, как _________________(существительное/лицо)
________________ (глагол) a/его/ее ______________ (существительное).

             Мир — это _____________________ (существительное), пытающийся
_______________________ (фразовый глагол).

             Романтические комедии — это ____________________ (существительное)
____________________________ (существительное).

             Ветер ___________________ (глагол) как
________________ (существительное) ____________________ (глагол)
существительное).

             Люби меня так сильно, как ___________________ (профессия)
любит _________________ (глагол/фраза).

Теперь, когда вы их заполнили, вернитесь и посмотрите, не показались ли вам какие-либо из них особенно подходящими или забавными. Выберите один и посмотрите, сможете ли вы написать стихотворение, используя его в качестве первой строки.

Заполнив пробелы и позволив себе временно отказаться от того, что «имеет смысл», вы можете обнаружить, что пишете более дикие и нелепые стихи.Многие современные стихотворения используют образный язык столь же свободно. Вы можете прочитать «Поэму к некоторым из моих недавних стихотворений» Джеймса Тейта или «Размышление о катастрофическом воображении» Люси Брок-Бройдо и подумать о том, как их образный язык служит контрапунктом или дополнением к их тематическим проблемам. Например, в песне Венди Сюй «И тогда это было менее мрачно, потому что мы так сказали» восторженный образный язык, такой как «Ваш язык конфетти взрывается / в эйсид-джаз», постепенно уступает место более меланхолическому тону.

2. Поэт Кэти Смит Бауэрс предлагает взглянуть на оды Пабло Неруды и использовать их в качестве образца для собственного стихотворения. Неруда написал множество од неодушевленным предметам. Например, в «Оде большому тунцу на базаре» он описывает рыбу как «торпеду/из океана/глубин,/ракету», которая теперь «одинокий боевой человек/среди этих хилых овощей» магазин. Прочитайте все стихотворение несколько раз, затем просмотрите и обведите все места, где вы видите метафоры, сравнения или другие формы образного языка.Вы обнаружите, что их довольно много! Образный язык Неруды и широкое воображение позволяют нам увидеть рыбу живо такой, какой она была при жизни, делая признание смерти рыбы еще более трогательным. Теперь, вдохновившись Нерудой, попробуйте написать собственную оду неодушевленному предмету, используя образный язык, чтобы оживить его.

3. Это последнее упражнение от поэта Жака Ранкура немного больше фокусируется на образе в целом, но оно все равно потребует от вас подумать о метафоре и/или сравнении.Взгляните на стихотворение «В отсутствие» В.С. Мервин. Какие образы использует Мервин, чтобы пробудить идею отсутствия, не упоминая ее напрямую в стихотворении? Затем выберите одну из этих семи абстракций: любовь, отчаяние, невинность, одиночество, радость, правда или доверие. Уделите несколько минут мозговому штурму образов для каждого из них. Дайте волю своему воображению и причудливому — может быть, «невинность» наводит вас на мысль о двух амурских тиграх, спящих под дождем! — но старайтесь избегать слишком часто используемых образов (таких как роза для любви). Изображения еще не должны иметь смысла; доверяй странностям своего ума.Теперь просмотрите свои списки изображений и выберите то, которое действительно кажется вам удивительным, странным и интересным. Напишите стихотворение, исследующее этот образ, но не упоминайте вдохновляющую абстракцию (или любые другие абстракции) в своем стихотворении. Вместо этого используйте абстракцию в качестве названия, как это делает Мервин.

В дополнение к тем, на которых я сосредоточился здесь, существует множество видов образного языка. Как только вы освоитесь с метафорами и сравнениями, попробуйте перейти к другим техникам, которые вы можете найти в нашем Глоссарии поэтических терминов.Полезным инструментом может оказаться персонификация или метонимия и синекдоха. Вы также можете рассмотреть фигуры речи, которые меньше концентрируются на значении и больше на порядке слов, такие как анафора, антитезис и хиазм. Я надеюсь, что эти упражнения помогут вам понять, что, используя образный язык, мы можем не говорить то, что имеем в виду буквально, но мы вкладываем смысл в то, что говорим.

 

физ. против.Образный? — Размышления Мэгги

«Сама способность видеть физический мир с точки зрения ценностей уменьшилась. Так называли символизм в 20 в. «потерянный» или «забытый» язык. (Бейли Фромм)».

Эта цитата из присвоения символов очень сильно засела у меня в голове. Концепции, представленные в этом разделе чтения, совпадают с личной «мыльницей» (символ!), где, черт возьми, воображение!?

Так много людей, с которыми я разговариваю, не принимают во внимание важность письма и чтения и фантастический мир, скрытый в физическом мире.Воображение считается детским, но эта статья, кажется, видит это. Последние несколько занятий только подтвердили тот факт, что воображение и образный мир так важны!

В предыдущем посте я писал о письме как о способе человека постичь вселенную и существование. На основе чтения понимание связано с символами. Символы — это макрокосм, видимый через микрокосм.

Воображение и символы идут рука об руку. Без воображения как символы могут что-то значить? Четырехлистный клевер не может символизировать удачу, если у вас нет воображения, что удача существует и может быть выражена в жетоне.Кто-то сказал: «Это растение редкое». Они взяли редкость и сказали «редко повезло, и поэтому этому растению повезло». Они вложили свои ценности в клевер. По сей день четырехлистный клевер является символом удачи.

Очень важно видеть физический мир с точки зрения ценностей. Это использование воображения и творчества. Наука и физика важны, но если бы мы анализировали все и ничего не придавали значения, то мы были бы роботами, и это было бы скучно. Аромат жизни исходит из ценности, которую мы вкладываем в объекты.Это происходит от видения мира в физическом и образном. Взять физическое и придать ему смысл — значит соединить микрокосм с макрокосмом. Это дает всему причину, и мы делаем это благодаря нашей магической силе, воображению.

 

 

Что такое изображения? Полное руководство

Литературный прием — это прием, который писатель использует для передачи идей и сообщений своим читателям. Это означает, что нам как читателям необходимо понимать и использовать литературные приемы, чтобы полностью понять основные темы произведения!

Сегодня мы подробно рассмотрим, как использовать изображения для анализа текста. Мы начнем с определения изображения, прежде чем говорить о том, почему это важный инструмент для анализа текста. Затем мы познакомим вас с некоторыми примерами образов в поэзии и художественной литературе и покажем, как именно анализировать образы в каждом из них.

К концу этой статьи вы сможете говорить об образах в литературе как профессионал, так что давайте начнем.

 

Серьезно. Как только вы поймете, что ищете, вы увидите это повсюду!

 

Что такое изображения? Определение и объяснение

Читали ли вы когда-нибудь книгу, которая заставляет вас чувствовать, что вы видите, чувствуете, обоняете или пробуете на вкус то же самое, что и персонаж, о котором вы читаете? (У нас был такой опыт, когда Гарри Поттер впервые попробовал сливочное пиво в Хогсмиде.) Если у вас есть, вы можете поблагодарить образы за этот опыт!

Образность — это акт использования языка для создания образов в сознании читателя .Писатели используют описательные слова и фразы, чтобы помочь читателю почувствовать, что они… ну, там, где автор хочет их видеть! По сути, писатель пытается создать «ментальный образ» для читателя с помощью выбранных им слов. Вот как один из величайших писателей ужасов всех времен Стивен Кинг описывает образы:

Изображения не появляются на странице автора; это происходит в сознании читателя. Описать все — значит дать фотографию словами; указать моменты, которые кажутся вам, писателю, наиболее яркими и важными, значит дать возможность читателю воплотить ваш набросок в портрет.

Другими словами: вы можете думать об изображениях как о рисовании словами, чтобы подпитывать воображение читателя!

Простой способ обнаружить образы в тексте — обратить внимание на слова, фразы и предложения, которые связаны с вашими пятью чувствами (зрение, обоняние, вкус, осязание и звук). Это потому, что писатели знают, что для того, чтобы привлечь внимание читателя, им нужно взаимодействовать с ним умственно, физически и эмоционально.

Поскольку изображения предназначены для связи читателя с текстом, это один из самых мощных инструментов, которыми писатель может передать свои темы и сообщения.

 

 

Два типа образов

Всякий раз, когда писатель воздействует на чувства читателя, он использует образы… а это значит, что образы — это очень широкое литературное средство. Однако в целом образы делятся на две большие категории: буквальные и образные.

 

Буквальные образы: примеры и объяснение

С помощью буквальных образов писатель буквально описывает вещи читателю. (Довольно просто, да?)

Писатели часто используют буквальные образы для описания обстановки, персонажей и ситуации для читателя. Буквальные образы помогают читателю представить, где находятся персонажи, понять, что они делают, и даже предсказать, что может произойти дальше. (Например, если персонаж находится в темном грязном переулке, он, вероятно, находится в более опасной ситуации, чем если персонаж прыгает через поле с ромашками.)

Давайте взглянем на пример буквальных образов из « Парка Юрского периода » Майкла Крайтона, чтобы вы поняли, что мы имеем в виду.В этой сцене доктор Алан Грант, Лекс Мерфи и Тим Мерфи пытаются спрятаться от тираннозавра:

Теперь они были ближе к водопаду, рев был намного громче. Камни стали скользкими, тропа грязной. Был постоянный висячий туман. Это было похоже на движение сквозь облако. Тропа, казалось, вела прямо в бурлящую воду, но когда они подошли ближе, то увидели, что она на самом деле уходит за водопад.

 

Тираннозавр все еще смотрел вниз по течению, повернувшись к ним спиной.Они поспешили по тропинке к водопаду и уже почти скрылись за падающей водой, когда Грант увидел, как тираннозавр обернулся. Затем они оказались полностью за водопадом, и Грант не мог видеть сквозь серебряную пленку.

Теперь, когда вы прочитали этот отрывок, закройте глаза и представьте сцену. Вы, наверное, представляете гигантский водопад, голодного тираннозавра и много опасностей, верно? Это потому, что буквальные образы в этом отрывке рисуют очень конкретную, буквальную картину, которая помогает вам представить, что происходит в данный момент!

Магия, да? Не совсем. Образность работает, потому что писатель использует описательные слова и фразы, чтобы помочь нарисовать картину. Давайте еще раз взглянем на первые несколько строк и выберем часть описательного языка, который помогает сформировать сцену:  

Они были уже ближе к водопаду, рев был намного громче. Камни стали скользкими, тропа грязной. Был постоянный висячий туман. Это было похоже на движение сквозь облако.

Эти строки являются почти исключительно описанием, и Крайтон использует такие фразы, как «камни стали скользкими» и «постоянно висит туман», чтобы помочь вам точно представить, что происходит. Хороший способ выделить буквальные образы — найти существительные, а затем посмотреть, как они описываются. Например, существительное «водопад» описывается как имеющее «рев», который становится «громче» по мере приближения персонажей!

С точки зрения анализа, эти буквальные образы работают вместе, помогая создать настроение или тон сцены. В данном случае образность сцены способствует ее напряженному и тревожному тону.Окружающая среда коварна — не только скалы скользкие, но и персонажи плохо видят сквозь туман и воду. Одно неверное движение, и они станут вкусной закуской для голодного динозавра!

 

  Используйте это изображение как источник вдохновения для поиска подтекста! (Все это станет понятным через секунду.)

 

Фигуративные образы: примеры и объяснение  

В отличие от буквальных образов, фигуративных образов использует не буквальное — или метафорическое — значение слов, чтобы нарисовать картину для читателя. Почти все слова имеют два значения: их денотат и коннотацию. Обозначение слова есть его буквальное, словарное определение. Фигуративные образы, с другой стороны, опираются на коннотацию — или подразумеваемое значение — слов и фраз, чтобы помочь сформировать темы и идеи текста.

Чтобы увидеть, как работают фигуративные образы, давайте посмотрим на первую строчку «Сонета 130» Шекспира, где говорящий описывает свою возлюбленную:  

Глаза моей госпожи совсем не похожи на солнце;

Хорошо.Давайте сосредоточимся на слове «солнце». Согласно Мерриам-Вебстер, буквальное определение слова «солнце» — это «светящееся небесное тело, вокруг которого вращаются земля и другие планеты, от которого они получают тепло и свет, состоящее в основном из водорода и гелия». Но говорящий не имеет в виду буквально, что глаза его любовницы не похожи на газовый шар!

Так что же он имеет в виду? Чтобы понять это, давайте посмотрим на фигуративные образы здесь. Найдите минутку и подумайте о некоторых подразумеваемых или метафорических значениях слова «солнце».Это слово может натолкнуть вас на мысли о тепле и счастье. Это также может натолкнуть вас на мысли о других образах, таких как горение, сияние или огненная яркость.

Имея в виду этот образный образ, эту строку лучше читать как «глаза моей госпожи не яркие, теплые или счастливые». Фигуративные образы не только придают этой строке больше смысла, но и подсказывают читателям смысл стихотворения: вы можете распознать чьи-то недостатки и по-прежнему любить их и находить их красивыми.

Еще одно небольшое замечание: поскольку вы хорошо читаете , вы, вероятно, поняли, что эта строка из Шекспира также является метафорой , , которая представляет собой сравнение между двумя, казалось бы, не связанными между собой объектами (в данном случае « глаза» и «солнце»). Писатели часто используют другие литературные приемы, такие как метафоры, сравнения и олицетворения, чтобы помочь читателю создать яркие образы. Так что не удивляйтесь, если увидите наложение образов на другие литературные приемы!

 

Может ли пример изображения быть и буквальным, и образным одновременно?

Абсолютно! На самом деле довольно часто можно увидеть, как писатели используют буквальные и образные образы одновременно. Возьмите первую строфу стихотворения Уильяма Вордсворта «Нарциссы»:

. Я бродил одиноко, как облако

Что плывет высоко над долинами и холмами,
Когда вдруг я увидел толпу,
Множество золотых нарциссов;
У озера, под деревьями,
Порхая и танцуя на ветру.

В этой строфе сочетаются буквальные и переносные образы. Буквально образы в этой строфе помогают нам увидеть, как говорящий бродит в одиночестве, пока не наткнется на участок нарциссов, растущих у озера. Этот образ важен для понимания поэзии Вордсворта, которая часто исследует отношения между природой и человеком.

Фигуративные образы помогают нам узнать немного больше о говорящем, который является посторонним. Мы можем заключить это из-за образов, которые он нам дает; он воображает себя облаком, парящим над всем, способным видеть, что происходит, но не способным участвовать.Нарциссы, с другой стороны, представляют общество. Образы здесь счастливые (нарциссы «золотые» и «танцующие»), так говорящий рассматривает общество как человека со стороны, смотрящего внутрь.

 

 

 Образы в поэзии: «Надежда — это перья» Эмили Дикинсон

Теперь, когда вы знаете больше об образах, давайте посмотрим на стихотворение, в котором образы используются для передачи основных тем:

«Надежда» — это штука с перьями.

Что сидит в душе —
И напевает без слов —
И никогда не останавливается — совсем —

И сладостнее всего — в буре — слышно —
И жестока должна быть буря —
Что могла смутить маленькую Птичку
Которая столько согрела —

Я слышал это в самой холодной земле —
И в самом странном Море —
Еще — никогда — В Крайности,
Он просил крошку — от меня.

Образы могут сделать что-то абстрактное, например эмоцию или теорию, более конкретным и осязаемым для читателя. Используя образы, писатели могут вызывать чувства, о которых они хотят рассказать, у своих читателей… и, заставляя своих читателей чувствовать, писатели также могут помочь читателям понять смысл своих произведений.

В этом примере Эмили Дикинсон берет абстрактную идею «надежды» и сравнивает ее с птицей. Дикинсон рисует образы надежды, делающей все то же самое, что и птица: она «сидит на насестах», «поет» и «согревает многих» своими перьями.И, несмотря на все эти дары, надежда никогда не «просила ни крохи» взамен. Используя образы, чтобы взять абстрактную идею (надежду) и сделать ее конкретной (птица), Дикинсон помогает читателям понять природу надежды. Для Дикинсон надежда — это то, что стоит недорого, но дает нам утешение в самых сложных жизненных ситуациях.

 

 

Образы в художественной литературе: Дракула Брэма Стокера

Образы могут быть не менее мощным инструментом и для писателей-фантастов. В Дракула, Брэм Стокер использует образы, чтобы передать ужас романа. Давайте взглянем на одну особенно выдающуюся сцену, где Артур Холмвуд должен убить свою бывшую невесту Люси Вестенру, обращенную в вампира:

Существо в гробу корчилось; и ужасный, леденящий кровь визг сорвался с раскрытых красных губ. Тело тряслось, дрожало и корчилось в диких судорогах; острые белые зубы скрежетали друг о друга, пока губы не перерезались, а рот не покрылся малиновой пеной.Но Артур никогда не колебался. Он был похож на фигуру Тора, когда его недрожащая рука вздымалась и опускалась, все глубже и глубже вбивая милосердный столб, в то время как кровь из пронзенного сердца хлынула и хлынула вокруг него. Его лицо было застывшим, и в нем, казалось, светилась высокая обязанность; вид его придавал нам смелости, так что наши голоса, казалось, звенели в маленьком своде.

 

Помните, как мы говорили о том, как изображения могут задавать тон или настроение? Здесь, безусловно, так.Люси визуально описывается не как женщина, а как «вещь», а «леденящий кровь визг», который она издает, — отличный пример того, как слуховые образы — или звук сцены — могут способствовать общему восприятию. эффект. (В данном случае это усиливает ужас некогда деликатной англичанки, превращающейся в кровожадного зверя.) Именно образы, связанные с Люси, показывают читателям, какой злой и животной она стала, что неудивительно: она присоединилась к Дракуле. армия нежити.

Теперь взгляните на образы, окружающие Артура, бывшую невесту Люси, и посмотрите, как они соотносятся с описанием Люси. Даже когда он убивает Люси, Артур описывается как «образ Тора» — это означает, что он сильный, героический и хорошо владеет молотом. Стокер особо отмечает, что Артур «не колеблется» в своей задаче; несмотря на свой ужасный характер, его стойкость демонстрирует его приверженность защите своей страны от угрозы вампиров … даже когда это означает вонзить кол в сердце его возлюбленной.Кроме того, его лицо имеет «сияние» долга, что является намеком на светящиеся ангельские ореолы ангелов. Храбрость и свет Артура контрастируют с темной, демонической природой Люси, и Стокер специально использует образы, чтобы показать читателям, как добро может победить зло.

 

 

3 вопроса, которые следует задать при анализе изображений

Эти примеры показали вам, как находить и анализировать изображения, но вам придется делать это самостоятельно, когда вы будете сдавать экзамен AP по литературе.Но не волнуйтесь — теперь, когда вы стали экспертом, поиск и анализ изображений станет легкой задачей! Но на случай, если вы застрянете, вот три вопроса, которые вы можете задать себе, чтобы лучше анализировать образы в литературе и поэзии.

 

Вопрос 1: Что я представлял, пока читал?

Самое сложное в анализе изображений — найти их. Как мы упоминали ранее, хороший способ сделать это — искать существительные и слова, которые их описывают.Затем вы можете начать спрашивать себя, являются ли эти описания образными образами (т. е. имеют ли эти слова какое-либо подразумеваемое или метафорическое значение).

Но когда у вас поджимает время, вы можете вернуться к проверенному методу использования своего воображения. Какие части текста заставили вас представить что-то в своем воображении? Поскольку изображения разработаны , чтобы пробудить ваше воображение, есть большая вероятность, что этот раздел содержит какие-то изображения!

 

Вопрос 2: Что изображения говорят о ситуации?

Этот вопрос поможет вам очень быстро добраться до сути вашего анализа. Как только вы найдете фрагмент изображения, спросите себя, что это показывает вам . Это может быть описание важной обстановки, сюжетной точки или персонажа. Убедитесь, что вы спрашиваете себя, есть ли фигуративные образы в работе.

Если вы боретесь с этим, вы всегда можете вернуться к «мысленной картине», о которой мы говорили в первом вопросе. Что вы видите на этом изображении? Есть большая вероятность, что то, что вы представляете, каким-то образом имеет значение. Как только этот образ возникнет у вас в голове, вы можете начать спрашивать себя, почему именно этот образ важен.

Вот что мы имеем в виду: подумайте о примере Jurassic Park , о котором мы говорили ранее. Образы там говорят нам некоторые буквальные вещи о том, что происходит в сцене, но они также добавляют опасности и неопределенности затруднительного положения главных героев. То же самое можно сказать и об отрывке из «Нарциссов», только вместо раскрытия сюжетной линии образность дает читателю важное представление о рассказчике стихотворения.

 

Вопрос 3. Как образ влияет на настроение текста?

Как только вы найдете хорошее изображение, спросите себя, какие чувства оно у вас вызывает. Это обнадеживает? Страшный? Депрессия? Сердитый? Чувства, связанные с образностью произведения, часто могут раскрыть тему текста.

Возьмите стихотворение Эмили Дикинсон. Какие чувства связаны с образами, окружающими «надежду»? Что ж, птицы ручные и нежные, и птица, которую описывает Дикинсон, сладко поет в свирепых жизненных бурях.Надежда, безусловно, успокаивающая, нежная, воодушевляющая вещь. Спросив себя , почему Дикинсон считает, что надежда — это хорошо, вы сможете начать понимать некоторые идеи стихотворения!

 

 

Что дальше?

Проверьте свои новые способности к рисованию, самостоятельно проанализировав стихотворение! Мы думаем, что песня Дилана Томаса «Не уходи нежно в эту спокойную ночь» — отличное место для начала. Полный текст стихотворения, а также дополнительный анализ вы можете найти здесь.

Литературный анализ — это больше, чем просто умение обращаться с образами! Убедитесь, что вы знакомы с наиболее важными литературными приемами, такими как олицетворение, , прежде чем вы приступите к тесту AP.

Тест AP по литературе состоит из двух частей: секция с несколькими вариантами ответов и секция сочинения. Некоторые студенты так беспокоятся о письменной части теста, что забывают готовиться к вопросам с несколькими вариантами ответов! Не позволяйте этому быть вашей ситуацией.Убедитесь, что вы готовитесь ко всему тесту, прочитав это руководство, чтобы освоить часть экзамена AP по литературе с несколькими вариантами ответов.

 

Примеры и определение персонификации

Определение персонификации

Персонификация — это фигура речи, в которой идея или вещь наделяются человеческими качествами и/или чувствами или о них говорится, как если бы они были людьми. Олицетворение — это распространенная форма метафоры, в которой человеческие характеристики приписываются нечеловеческим вещам.Это позволяет писателям создавать жизнь и движение внутри неодушевленных предметов, животных и даже абстрактных идей, приписывая им узнаваемое человеческое поведение и эмоции.

Олицетворение — литературный прием, часто встречающийся в детской литературе. Это эффективное использование образного языка, потому что персонификация опирается на воображение для понимания. Конечно, на логическом уровне читатели знают, что нечеловеческие существа не могут чувствовать, вести себя или думать, как люди. Однако персонификация нечеловеческих вещей может быть для писателя интересным, творческим и эффективным способом проиллюстрировать концепцию или донести мысль.

Например, в своей книжке с картинками «День, когда перестали рисовать мелки» Дрю Дейуолт использует персонификацию, чтобы позволить мелкам выразить свое недовольство тем, как они используются (или не используются). Этот литературный прием эффективен для создания воображаемого мира для детей, в котором цветные карандаши могут общаться как люди.

Распространенные примеры персонификации

Вот несколько примеров персонификации, которые можно найти в повседневном выражении:

  • Сегодня утром на меня прокричал будильник.
  • Я люблю лук, но они не любят меня.
  • Табличка на двери оскорбляла мой интеллект.
  • Сегодня мой телефон не работает со мной.
  • Этот автобус едет слишком быстро.
  • Мой компьютер работает очень тяжело.
  • Однако на этой неделе почта работает необычно медленно.
  • Хотел получить деньги, но банкомат умер.
  • В этой статье говорится, что шпинат полезен.
  • К сожалению, когда она наступила на Lego, ее нога заплакала.
  • Подсолнухи повесили головы.
  • Эта дверь встала у меня на пути.
  • Школьный звонок позвал нас снаружи.
  • Кроме того, буря растоптала город.
  • Я не могу заставить свой календарь работать на меня.
  • Эта реклама говорит со мной.
  • Страх охватил пациента в ожидании диагноза.
  • Шкаф скрипит, когда его открываешь.
  • Ты видишь, что звезда подмигивает тебе?
  • Книги помогают детям.

Примеры персонификации в речи или письме

Вот несколько примеров персонификации, которые можно найти в повседневном письме или разговоре:

  • Мое сердце забилось, когда он вошел в комнату.
  • Волосы на руках встали после спектакля.
  • Почему твоё растение дуется в углу?
  • Снаружи шепчет ветер.
  • Кроме того, эта картинка говорит о многом.
  • Ее глаза не улыбаются нам.
  • Кроме того, мой мозг сегодня работает недостаточно быстро.
  • Эти окна смотрят на нас.
  • Наша кофеварка желает нам доброго утра.
  • Солнце поцеловало меня в щеки, когда я вышел на улицу.

Известные примеры персонификации

Думаете, вы не слышали ни о каких известных примерах персонификации? Вот некоторые известные и узнаваемые заголовки и цитаты с этой фигурой речи:

Заголовки

  • «Храбрый маленький тостер» (роман Томаса М.Дисч и адаптированный анимационный сериал)
  • «This Tornado Loves You» (песня Neko Case)
  • «Happy Feet» (анимационный музыкальный фильм)
  • «Time Waits for No One» (песня The Rolling Stones)
  • «Паровозик, который мог» (детская книга Уотти Пайпера)

Цитаты

  •    «В тот день море разозлилось, друзья мои, — как старик, пытающийся отправить обратно суп в гастрономе». (сериал Seinfeld)
  •    «Жизнь движется довольно быстро.(фильм «Выходной день Ферриса Бьюллера»)
  •    «Блюдо убежало вместе с ложкой». («Эй, дудл, дудл» Матушки Гусыни)
  •    «Сердце хочет, чего хочет, иначе ему все равно» (Эмили Дикинсон)
  •    «Жило-было дерево, и она любила маленького мальчика». («Дающее дерево» Шел Сильверстайн)

Разница между персонификацией и антропоморфизмом

Персонификацию часто путают с литературным термином антропоморфизм из-за фундаментального сходства.Однако между этими двумя литературными приемами есть разница. Антропоморфизм — это когда человеческие характеристики или качества применяются к животным или божествам, а не к неодушевленным предметам или абстрактным идеям. Как литературный прием антропоморфизм позволяет животному или божеству вести себя как человек. Это отражено в греческих драмах, в которых боги появлялись и участвовали в человеческих действиях и отношениях.

Помимо богов, писатели используют антропоморфизм для создания животных, обладающих человеческими чертами или сходствами, такими как ношение одежды или речь.Есть несколько примеров этого литературного приема в популярной культуре и литературе. Например, Микки Маус — это персонаж, иллюстрирующий антропоморфизм в том, что он носит одежду и разговаривает как человек, хотя технически он является животным. Другими такими примерами являются Винни-Пух, Медвежонок Паддингтон и Паровозик Томас.

Таким образом, в то время как антропоморфизм ограничен животными и божествами, персонификация может более широко применяться как литературный прием, включая неодушевленные предметы и абстрактные идеи.Олицетворение позволяет писателям приписывать человеческие характеристики нечеловеческим вещам, не превращая эти вещи в человекоподобных персонажей, как это делается с антропоморфизмом.

Письмо Олицетворение

В целом, как литературный прием, олицетворение функционирует как средство создания образов и связей между живым и неодушевленным для читателей. Поэтому олицетворение позволяет писателям творчески и поэтично передать смысл. Эти фигуры речи улучшают понимание читателем понятий и сравнений, интерпретацию символов и тем, а также удовольствие от языка.

Вот случаи, в которых эффективно использовать олицетворение в письменной форме:

Демонстрация творчества

Персонификация демонстрирует высокий уровень творчества. Чтобы быть ценными как фигура речи, человеческие атрибуты, приписываемые нечеловеческим вещам посредством персонификации, должны каким-то образом иметь смысл. Другими словами, человеческие качества нельзя просто приписать любому неодушевленному предмету как литературному приему. Между ними должна быть какая-то связь, которая находит отклик у читателя, требуя творчества со стороны писателя, чтобы найти эту связь и разработать удачную персонификацию.

Упражнение поэтического мастерства

Многие поэты полагаются на персонификацию для создания ярких образов и запоминающихся символов. Например, в стихотворении Эдгара Аллана По «Ворон» поэт умело олицетворяет ворона, позволяя ему говорить одно слово «никогда» в ответ на вопросы рассказчика. Это мощное использование олицетворения, поскольку рассказчик в конечном итоге проецирует на птицу более сложные и запутанные человеческие характеристики, поскольку стихотворение продолжается, хотя ворон говорит только одно и то же слово.

Создание юмора

Персонификация может быть отличным инструментом в создании юмора для читателя. Это особенно верно для молодых читателей, которые склонны ценить комедийный контраст между нечеловеческим существом, изображаемым как обладающее человеческими характеристиками. Олицетворение позволяет создавать юмор, связанный с несоответствием и даже абсурдом.

Развитие воображения

В целом, персонификация — это литературный прием, который позволяет читателям развивать свое воображение, «веря», что нечто неодушевленное или нечеловеческое может вести себя, думать или чувствовать как человек.На самом деле люди склонны персонифицировать вещи в своей повседневной жизни, приписывая человеческое поведение или чувства домашним животным и даже предметам. Например, ребенок может присвоить любимой мягкой игрушке эмоции, которые соответствуют его собственным чувствам. Кроме того, владелец кошки может представить, что его питомец разговаривает с ним, и ответить ему. Это позволяет писателям и читателям увидеть отражение человечества через воображение. Читатели также могут глубже понять человеческое поведение и эмоции.

Примеры персонификации в литературе

Пример #1:

Дом на улице Манго (Сандра Сиснерос)

Но дом на улице Манго совсем не такой, как о нем рассказывали.Он маленький и красный, с узкими ступенями впереди и такими маленькими окнами, что можно подумать, будто они затаили дыхание.

В первой главе книги Сиснерос рассказчик Эсперанса описывает дом, в который она и ее семья переезжают. Родители пообещали ей, что найдут для своей семьи просторный и гостеприимный дом, подобный тому, что Эсперанса видела по телевизору. Однако их экономическая незащищенность не позволила им получить дом, олицетворяющий американскую мечту.

Сиснерос использует персонификацию, чтобы подчеркнуть ограничивающие обстоятельства семьи Эсперансы. Эсперансе окна дома кажутся «затаившими дыхание» из-за своего небольшого размера, создавая образ удушья. Это олицетворение не только усиливает описание дома на улице Манго для читателя, но и отражает чувства Эсперансы по отношению к дому, ее семье и ее жизни. Как и окна, Эсперанса тоже затаила дыхание, надеясь на лучшее будущее и опасаясь, что ее мечты не станут реальностью.

Пример №2: 

Бывший баскетболист (Джон Апдайк)

В свободное от работы время он слоняется вокруг закусочной Мэй.

Жирно-серый и как бы свернутый, он играет в пинбол,

Курит эти тонкие сигары, питается лимонными фосфатами.

Флик редко говорит Мэй ни слова, только кивает

За ее лицом к ярким аплодирующим ярусам

Вафель Necco, перьев и бусин жужу.

В своем стихотворении о бывшем баскетболисте по имени Флик Апдайк воссоздает толпу на арене, наблюдающую за тем, как Флик играет в пинбол, изображая коробки с конфетами в обеденном зале.Контейнеры для закусок «аплодируют» Флику, поскольку он проводит свое свободное время, играя в игру, которая изолирует его и не требует никаких спортивных навыков. Однако олицетворение в стихотворении Апдайка является отражением того, как изменилась жизнь Флика с тех пор, как он играл и устанавливал рекорды за свою баскетбольную команду в старшей школе.

Поклонники Флика были заменены упаковками сладких закусок с небольшим содержанием, а не реальными людьми, которые ценят его навыки и подбадривают его. Как и ценность его аудитории, собственная ценность Флика как человека превратилась в безвестность и обыденность теперь, когда он стал бывшим баскетболистом.

Пример №3: 

Насколько жестока история Евы (Стиви Смит)

Это всего лишь легенда,
Вы говорите? Но что
Смысл легенды
Если не
Женщин больше всех порицать
И больше всех наказывать?
Таков смысл легенды, окрашивающей
Все мысли человеческие; среди животных не встречается.

Как жестока история Евы,
Какую ответственность она несет
В истории
За невзгоды.

В своем стихотворении Смит олицетворяет историю Евы, изложенную в первой книге Библии, Бытие .Смит приписывает этой истории несколько человеческих качеств, таких как жестокость и ответственность. Следовательно, это усиливает более глубокий смысл стихотворения, заключающийся в том, что Ева не виновата в своих действиях, по существу приведших к «падению» человека и изгнанию из Рая. сталкивались на протяжении всей истории и восходят к Еве.

«История» или «легенда» Евы в поэме обвиняется поэтом в том, что она окрашивает «всю человеческую мысль.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.