Ошибка по фрейду что означает: Оговорка по Фрейду: скрытое значение непроизвольной подмены слов

Содержание

Оговорки по Фрейду: что они означают на самом деле

Отражают ли нечаянно вылетевшие слова наши тайные желания или представляют собой невинные речевые ошибки? Обозреватель BBC Future исследует эту тему.


В 1988 году Джордж Буш-старший, который в то время занимал пост вице-президента США, прибыл с рабочим визитом в штат Айдахо. Согласно программе визита, он должен был выступить в прямом эфире на телевидении с краткой речью на тему сельскохозяйственной политики, отметив успехи, которых ему удалось достичь совместно с президентом США Рональдом Рейганом.

Неожиданно политик заявил: «У нас были победы. Были и ошибки — обычный недостаток секса хозяйственной… то есть сельскохозяйственной политики».

Даже после окончания политической карьеры президенту Джорджу Бушу-старшему еще долго припоминали эту знаменитую оговорку.

Ох уж эти оговорки по Фрейду! Хотим сказать одно, а получается совершенно другое — и добро бы какие-нибудь безобидные вещи, а то ведь с языка все время норовит сорваться какая-нибудь глупость, способная обернуться настоящей катастрофой.

Такие оговорки — самый страшный кошмар для любого оратора. Но что же заставляет нас допускать такие ошибки? И есть ли в них скрытый смысл?

Зигмунду Фрейду, основателю психоанализа, было недостаточно просто выяснить, о чем думает пациент. Он был уверен в том, что истинные желания можно узнать, лишь обращая внимание на обмолвки и другие проявления бессознательного.

Как гласит одно из шуточных определений оговорки по Фрейду, «имел в виду маму, а помянул мать».

Случайные речевые ошибки, которые объединяют термином «парапраксис», могут обнажить запретные порывы, глубоко сокрытые в нашем бессознательном — например, сексуальные желания или нецензурные выражения.

Речевые ошибки вовсе не случайны — это загадки, которые можно разгадать.

Проблема только в одном: эта идея, как и многие другие догадки Фрейда, не очень-то поддается проверке. Может быть, Зигмунд Фрейд и не менее знаменит, чем Чарльз Дарвин, но многие современные психологи, лингвисты и нейробиологи ставят под сомнение практически все его теории.

Но можно ли с уверенностью заявлять о том, что и его выводы о словесных ошибках тоже неверны?

Почему мы имеем в виду одно, а говорим другое?

Авторы одного из ранних исследований решили проверить эту гипотезу весьма оригинальным способом: при помощи сексапильной девушки и электрошокера.

Участников исследования (гетеросексуальных мужчин) разделили на три группы. В самом начале эксперимента первые две группы встретил профессор средних лет, а третью в кабинет проводила лаборантка в откровенном наряде.

«Мы подошли к самой границе дозволенного в университете: девушка была весьма привлекательна, и на ней была очень короткая юбка с полупрозрачной блузкой», — вспоминает Майкл Мотли, психолог Калифорнийского университета в Дейвисе (США) и один из авторов исследования.

Участников попросили прочесть про себя несколько пар слов, по одной в секунду. Они и не подозревали, что эти пары слов — так называемые «спунеризмы», то есть выражения, в которых люди часто случайно меняют местами слоги (например, «перепонная барабанка» вместо «барабанная перепонка»).

Это явление названо в честь профессора Оксфордского университета Уильяма Арчибальда Спунера, известного своей рассеянностью и склонностью к подобным перестановкам.

Время от времени участников просили прочесть словосочетание вслух, подавая им соответствующий звуковой сигнал.

Как и предположил бы Фрейд, в присутствии лаборантки мужчины делали намного больше оговорок с сексуальным подтекстом (например, «гладкий секс» вместо «сладкий кекс» или «голому повыть» вместо «голову помыть»), чем контрольная группа — при том, что общее число оговорок было примерно одинаковым.

В третьей группе к пальцам добровольцев прикрепили электроды, подключенные к аппарату, способному генерировать слабые электрические импульсы.
«Мы сказали участникам, что вероятность получить удар тока составляет 70%, — говорит Мотли. — Конечно же, это была неправда».

И в этой группе тоже совершались ошибки, показывающие, что было на уме у читающих (например, «Колин вольт» вместо «Волин кольт» и «ток Колька» вместо «кок Толька»).

В присутствии привлекательной лаборантки испытуемым было трудно избежать досадных ошибок

Затем ученые замерили уровень сексуального беспокойства участников. Оказалось, что те, у кого он выше, сделали больше всего оговорок с сексуальным подтекстом. Но почему?

Пытаясь подавить свои желания, эти мужчины могли попасть в ловушку под названием «проблема белого медведя», впервые подмеченную русским писателем Федором Достоевским: если изо всех сил пытаться не думать о чем-нибудь — например, о сексе или о белом медведе, — в голову будет лезть только это.

Именно на этом явлении основана популярная психологическая игра The Game («Игра»), главная цель которой — не думать о самой игре. Мысль о ней означает поражение.

Следуя правилам, о поражении необходимо заявить вслух — и тогда проигрывают все, кто это услышит. Победить в «Игре» пока не удавалось никому.

Еще в 1980-х американский психолог Дэниел Вегнер предположил, что причиной оговорок по Фрейду может быть как раз тот факт, что мы пытаемся их избежать.

Согласно его теории, в подсознании непрерывно происходит фильтрация мыслей, чтобы наши самые сокровенные желания не вырвались наружу.

Но, как это ни парадоксально, возникшая однажды коварная мысль, вместо того, чтобы быть подавленной, может попасть в сознание и будет прокручиваться в голове снова и снова.

Тайное непременно станет явным — это лишь вопрос времени. «Думая о чем-либо, мы подбираем подходящие слова и готовим их на случай, если нам нужно будет высказаться», — говорит Мотли.

При наличии множества вариантов то слово, которое мы в конце концов выберем, может нас выдать.

Чем глубже мы прячем мысль, тем вероятнее ее возвращение в наше сознание

Мотли провел еще один эксперимент, попросив участников закончить предложение: «Старик пек из муки большие…» и параллельно измеряя уровень их сексуального возбуждения.

Казалось бы, по значению сюда подходит много слов: калачи, пироги, буханки хлеба… Однако участники, чувствовавшие влечение к лаборантке, чаще выбирали слово «булки».

«Это слово — для двух разных ситуаций, и поэтому ему отдают предпочтение. Нам кажется, что нечто подобное происходит и с оговорками по Фрейду», — говорит Мотли.

Мы можем случайно сказать подруге, что она «толстенькая», желая назвать ее «тоненькой», ляпнуть «порнография» вместо «фотография» на деловой встрече или во время секса назвать партнера именем бывшего любовника. Так нас подводит наше бессознательное.

В довершение всех бед в условиях стресса вероятность совершить прискорбную ошибку повышается.

Однако не все ученые разделяют это мнение. При жизни Фрейда самым строгим его критиком был австрийский лингвист Рудольф Мерингер.

За время своей работы в Венском университете в конце XIX века Мерингер собрал, зафиксировал и тщательно проанализировал тысячи речевых ошибок, в большинстве своем услышанных им от коллег за обедом.

Ученые говорили по очереди, и если кто-нибудь оговаривался, разговор прекращался, пока оговорка не была тщательно задокументирована.

Изучив эти записи, Мерингер пришел к выводу, что оговорки — это путаница букв, а не значений.

Психолингвист Роб Хартсёйкер из Гентского университета (Нидерланды) уверен, что большинство подобных ошибок совершенно невинны.

Зачастую то, что кажется оговоркой по Фрейду, не отражает никаких скрытых желаний — это просто результат словесной путаницы

В качестве примера можно взять злополучную оговорку журналиста Джима Ноти в передаче Today на радиостанции BBC Radio 4 — он неправильно произнес фамилию тогдашнего министра культуры Великобритании Джереми Ханта, заменив первую букву на «к», в результате чего получилось грубое ругательство.

На первый взгляд эта ошибка выглядит как классическая оговорка по Фрейду. Однако на деле она, скорее, свидетельствует о том, как мозг регулирует функцию речи, нежели об отношении Ноти к политику.

Судя по результатам многочисленных экспериментов, если два слова обладают схожим контекстуальным значением и имеют в своем составе одинаковую гласную, очень высока вероятность спутать в них первые согласные.

«Уверен, что многие находят Джереми Ханта не очень приятным человеком, но в данном случае имела место подстановка звука ‘к’ из слова «культура», — говорит Хартсёйкер.

Это результат того, как наш мозг извлекает слова из глубин памяти.

Сначала он выбирает подходящее слово из группы близких по значению понятий. Именно так могла возникнуть пара «культура» — «Хант».

Как только слово определено, мозг подбирает звуки для его выражения — и на этой стадии может произойти подмена согласных.

«Это весьма распространенное явление, но Фрейд почему-то не уделил ему должного внимания», — говорит Хартсёйкер.

Как удачно отметил после досадной ошибки своего коллеги соведущий той самой программы, было весьма безрассудно назначить на пост министра культуры человека по фамилии Хант.

Несмотря на многочисленные вербальные ловушки, в среднем за день мы можем ошибиться не более чем в 22 словах из 15 000.

Томографическое исследование мозга показало, что большинство возможных конфузов обнаруживаются на том этапе, когда мы проговариваем слова про себя. Это позволяет нам отфильтровать их и не произносить вслух.

«В итоге мы произносим все правильно, но мозговые импульсы свидетельствуют о том, что в мыслях запретная ошибка все-таки имела место», — говорит Хартсёйкер, выступивший в качестве соавтора исследования.

Некоторые психоаналитики разделяют убеждения Фрейда и считают оговорки ключом к секретам, скрытым в нашем подсознании

Вероятно, мы более склонны к оговоркам, когда отвлекаемся или когда наша бессознательная «проверка орфографии» не работает должным образом — например, в состоянии нервного возбуждения, усталости или алкогольного опьянения.

Количество ошибок также может увеличиваться с возрастом или при повышении скорости речи.

Другими словами, оговорки могут продемонстрировать то, какие процессы происходят в мозге при формировании речи, и даже дать понять, о чем мы думаем в данный момент и о чем предпочли бы промолчать.

Однако способны ли они раскрыть наши самые сокровенные мысли — это большой вопрос.

Некоторые психоаналитики, среди которых Розин Перельберг из Университетского колледжа Лондона (Великобритания), уверены, что оговорки имеют большое значение.

«Они часто становятся предметом шуток, но на самом деле способны выявить то, о чем человек никогда не стал бы говорить сознательно, — считает она. — Лично я всегда отношусь к ним очень серьезно».

В качестве примера она приводит пациента, чья оговорка позволила обнаружить его подсознательные опасения по поводу того, что он может нанести вред своему будущему ребенку (мужчина сказал «бить» вместо «пить»).

Хартсёйкер скептически относится к подобным утверждениям. «Научные данные говорят о том, что настоящие оговорки по Фрейду очень и очень редки», — говорит он.

Другие ученые считают, что объяснение зависит от конкретной оговорки. «Согласен ли я с тем, что все без исключения оговорки — это результат работы бессознательного? Нет. Но согласен ли я с тем, что оговорки по Фрейду существуют? Да, согласен», — говорит Мотли.

Так к какой же категории можно отнести ошибку Джорджа Буша? Вряд ли мы когда-нибудь узнаем об этом. Скорее всего, она свидетельствует только о том, что они с Рейганом были половыми… простите, деловыми партнерами.

источник

Если вам понравился пост, пожалуйста, поделитесь ими со своими друзьями! 🙂

Корни ошибок Фрейда. Величие и ограниченность теории Фрейда

Корни ошибок Фрейда

Приложение этого принципа к мышлению Фрейда означает, что для понимания Фрейда нужно попытаться выявить, какие из его открытий действительно новы и креативны и в какой степени он был вынужден выражать их в искаженном виде и как, освободив его идеи от этих шор, можно сделать его открытия еще более продуктивными.

Обращаясь к тому, что вообще говорилось об учении Фрейда, задаешься вопросом: что было действительно немыслимо для Фрейда и тем самым оказалось препятствием, дальше которого он не смог пойти?

Пытаясь ответить на этот вопрос, я вижу всего две системы:

Теорию буржуазного материализма, в особенности в той форме, в которой она получила развитие в Германии в трудах Фогта, Молешотта и Бюхнера. В книге «Сила и материя» (1855) Бюхнер утверждал: нет силы без материи и нет материи без силы; эта догма была общепринятой во времена Фрейда. Догма буржуазного материализма в выражении Фрейда была той же, какой придерживались его учителя, в особенности самый значительный из них, фон Брюкке. Фрейд оставался под сильным влиянием учения фон Брюкке и буржуазного материализма в целом и поэтому не мог себе представить, что возможно существование могучих физических сил, специфические физиологические корни которых не могут быть продемонстрированы.

Истинная цель Фрейда заключалась в понимании человеческих страстей, которыми раньше занимались философы, драматурги и романисты – но не психологи и невропатологи.

Как же Фрейд разрешил эту проблему? Во времена, когда относительно немного было известно о гормональных влияниях на психику, существовал один феномен, применительно к которому связь между физиологией и психикой была хорошо известна: сексуальность. Если рассматривать сексуальность как корень всех побуждений, то требования теории были удовлетворены, физиологические источники психических сил обнаружены. Позже Юнг отказался от этой концепции и тем самым, на мой взгляд, сделал действительно ценный вклад в учение Фрейда.

Второй комплекс немыслимых вещей заключался в буржуазной и авторитарно-патриархальной установке Фрейда. Общество, в котором женщины были бы действительно равны мужчинам, в котором мужчины не правили бы по причине своего предполагаемого физиологического и психического превосходства, для Фрейда было просто немыслимым. Когда Джон Стюарт Милль, которым Фрейд восхищался, высказывал идею равенства женщин, Фрейд написал в письме: «В этом отношении Милль просто безумен». Слово «безумный» типично для определения немыслимых вещей. Большинство людей называет некоторые идеи безумными, потому что разумность заключена только в границах традиционного мышления. То, что выходит за эти границы, для среднего человека безумно (дело обстоит иначе, впрочем, если писатель или художник добивается успеха. Разве успех не свидетельствует о разумности?) Немыслимость для Фрейда идеи равенства женщин привела его к созданию женской психологии. Мне представляется, что его уверенность в том, что половина человечества биологически, анатомически и умственно стоит ниже другой половины, является единственным положением его учения, не имеющим ни малейшего оправдания, и представляет собой отражение его мужского шовинизма.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});

Однако буржуазный характер учения Фрейда отражается совсем не только в его чрезвычайной патриархальности. Существует очень немного мыслителей, радикально выходящих за пределы мышления своего класса. Фрейд к ним не принадлежал. Классовые истоки взглядов Фрейда видны практически во всех его теоретических построениях. Да и как могло быть иначе – ведь радикальным мыслителем Фрейд не был. Тут не на что было бы жаловаться, если бы не тот факт, что его ортодоксальные (и неортодоксальные) последователи поощрялись в своем некритичном отношении к обществу. Такая установка Фрейда также объясняет, почему его создание – которое было критической теорией, а именно критикой человеческого сознания, – привело к появлению всего лишь небольшой кучки радикально мыслящих политиков.

При желании проанализировать наиболее важные концепции Фрейда с точки зрения их классовых истоков[2] пришлось бы написать целую книгу. В пределах данной работы такое, несомненно, сделать невозможно. Однако приведем три примера.

1. Целью терапии Фрейда был контроль над инстинктивными побуждениями путем усиления Эго; инстинктивные побуждения сдерживались Эго и Суперэго. В этом отношении Фрейд близок к средневековой теологической системе мышления, хотя и с существенным отличием: в его системе нет места благодати и материнской любви, кроме как при вскармливании ребенка. Ключевое слово – контроль.

Психологическая концепция соответствует общественной реальности; точно так же, как социально большинство контролируется правящим меньшинством, считается, что психика контролируется авторитетом Эго и Суперэго. Опасность прорыва бессознательного несет с собой опасность социальной революции. Подавление есть репрессивный авторитарный метод защиты внутреннего и внешнего status quo. Это ни в коем случае не единственный способ справиться с проблемами социальных изменений. Однако угроза применения силы для подавления «опасности» – единственная возможность для авторитарной системы, главная цель которой – сохранение status quo. С другими моделями личностной и социальной структур можно экспериментировать. Окончательный анализ сводится к вопросу: какой отказ от счастья необходим в обществе для правящего меньшинства, чтобы властвовать над большинством? Ответ лежит в развитии производительных сил общества и, следовательно, в той степени, в которой индивид неизбежно испытывает фрустрацию. Вся структура «Суперэго, Эго, Ид» иерархична, что исключает возможность того, что общество свободных, то есть не эксплуатируемых людей может существовать гармонично без неизбежного контроля зловещими силами.

2. Не нужно и говорить, что гротескное изображение Фрейдом женщин (см. лекция 33 [26]) как в основе своей нарциссических, неспособных к любви и сексуально холодных, – мужская пропаганда. Представительница среднего класса была, как правило, сексуально холодной. Это задавалось собственническим характером буржуазного брака. От женщины как от собственности ожидалось, что в браке она будет «безжизненной». Только представительницам высших классов и куртизанкам разрешалось быть сексуально активными (или по крайней мере притворяться таковыми). Неудивительно, что в процессе завоевания мужчины испытывали вожделение; чрезмерно высокая оценка «сексуального объекта», согласно Фрейду, существовавшая только для мужчин (еще один недостаток женщин!), основывалась, насколько я могу судить, на удовольствии от преследования и, наконец, завоевания. Как только завоевание оказывалось обеспеченным первым сношением, женщине отводилась функция деторождения и успешного ведения домашнего хозяйства; она переходила из разряда объекта преследования в категорию не-личности[3]. Если бы у Фрейда было много пациенток из высших слоев французской и английской аристократии, его ригидное представление о холодной женщине могло бы измениться.

3. Возможно, самым важным примером буржуазных свойств кажущихся универсальными концепций Фрейда является концепция любви. Фрейд говорит о ней больше, чем его ортодоксальные последователи. Однако что он понимает под любовью?

Очень важно отметить, что Фрейд и его приверженцы обычно говорят об «объектной любви» (в противовес любви нарциссической) и об «объекте любви» (имея в виду того, кого любят). Однако существует ли в действительности такая вещь, как «объект любви»? Не перестает ли возлюбленный быть объектом, то есть чем-то внешним и противостоящим мне? Разве любовь не именно внутренняя активность, объединяющая двух людей, так что они перестают быть объектами (то есть собственностью друг друга)? Взгляд на объект любви как на владение, исключая любую форму личностности (см. [38]) – то же самое, что представление торговца о вложении капитала.

Во втором случае вкладывается капитал, в первом – либидо. Только логично встретить в психоаналитической литературе определение любви как «вложения либидо» в объект. Нужна банальность деловой культуры, чтобы низвести любовь к Богу, любовь мужчины и женщины, любовь к человечеству до уровня вложения; энтузиазм Руми, Экхарта, Шекспира, Швейцера показывает мелочность воображения тех людей, классовое сознание которых рассматривает вложения и прибыль как смысл жизни.

Теоретические предпосылки заставляют Фрейда говорить об «объектах любви», поскольку «либидо остается либидо, направлено ли оно на объект или на собственное Эго» [16; 420]. Любовь – это сексуальная энергия, направленная на объект; она всего лишь физиологически вызванный инстинкт, направленный на объект. Это побочный и излишний продукт биологической необходимости, удовлетворение которой требуется для выживания вида. «Любовь» человека по большей части – это тип привязанности, то есть привязанность к лицам, ставшим драгоценными благодаря удовлетворению других жизненных потребностей (в пище и в питье). Другими словами, любовь взрослого человека не отличается от любви ребенка; они оба любят того, кто их насыщает. Это, несомненно, верно для многих; такая любовь – нежная благодарность за насыщение. Хорошо, но сказать, что это и есть суть любви, – мучительно банально (женщинам, как сказано в работе Фрейда [26; 132f], недоступно это высокое достижение, потому что они любят «нарциссически»: в другом они любят себя).

Фрейд утверждает: «Любовь сама по себе, до тех пор пока она остается стремлением и лишением, понижает самоуважение, в то время как взаимность и обладание объектом любви снова его повышает» ([15]; 99. – Курсив мой. –

Э.Ф.). Данное утверждение – ключ к пониманию фрейдовской концепции любви. Любовь, предполагающая желание и лишение, понижает самоуважение. Тем, кто утверждает, что любовь приносит восторг и силу, Фрейд отвечает: «Вы все неправы! Любовь делает вас слабыми; вы делаетесь счастливыми, когда вас любят. А что значит „вас любят“? Это – обладание любимым объектом!»

Таково классическое определение буржуазной любви: счастье составляют обладание и контроль, будь это обладание материальной собственностью или женщиной, которая, принадлежа, владеет любовью своего владельца. Любовь начинается в результате кормления ребенка матерью. Она заканчивается, когда мужчина владеет женщиной, которая все еще должна насыщать его своей привязанностью, сексуальным удовлетворением и пищей. Здесь мы, возможно, находим корни Эдипова комплекса. Воздвигая соломенное чучело инцеста, Фрейд прячет то, что считает главной сутью мужской любви: вечную привязанность к матери, которая кормит ребенка и в то же время находится под контролем мужчины. То, что Фрейд говорит между строк, весьма, пожалуй, подходит патриархальному обществу: мужчина остается зависимым, но опровергает это, похваляясь силой и доказывая ее тем, что делает женщину своей собственностью.

Суммируя, можно сказать: главным фактором патриархальной мужской установки является зависимость от женщины и ее отрицание через контроль над женщиной. Фрейд, как это часто делается, трансформировал специфический феномен: превратил патриархальную мужскую любовь в универсальный человеческий принцип.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Оговорка по Фрейду. Что это означает? » «Взгляд» – рекламно-информационный вестник

 

Такое бывает с каждым. Хотел сказать одно, а с губ слетело другое. Что это — банальная речевая ошибка или случайно выданное тайное неосознанное желание? Австрийский психоаналитик Зигмунд Фрейд предположил и доказал, что человеческая психика имеет, подобно айсбергу, невидимую, неосознаваемую часть, которая не поддается контролю со стороны разума. Именно она отвечает за наши неосознанные действия и непроизвольные ошибки. Отсюда и пошло выражение «оговорка по Фрейду». Как понять, что именно она означает? Узнаем ответ на этот вопрос.

Фрейд любил блуждать по лабиринтам бессознательного. Большинство открытий сделано им в результате клинических наблюдений за людьми, страдающими истерией и другими психическими заболеваниями. Ослабленный или даже полностью отсутствующий контроль со стороны разума таких пациентов давал ему возможность наблюдать более явные проявления бессознательного.  А с помощью гипноза и некоторых других методов удавалось заглянуть чуть ли не на самое дно человеческой души. При этом многих удавалось излечить.

 

Вытесненные желания

Не все наши желания можно не только осуществить, но даже осознать и принять как допустимые. Господствующие в обществе предубеждения накладывают на многие из них жесткие табу. Но они никуда не деваются, а лишь вытесняются в подсознание, в ту часть психического, которая почти не детектируется разумом. Продолжая обитать в этом тихом уголке, они далеко не бездействуют, зачастую не только предопределяя многие поступки человека, но и доводя его до неврозов и непредсказуемых выходок. Оговорки и некоторые другие ошибочные действия есть, по мнению Фрейда, не что иное, как  проявления этих вытесненных желаний.

 

Классификация ошибок по Фрейду

Несмотря на устойчивое выражение про оговорки, ученый говорил не только о них, но и выделял целую классификацию незначительных с виду ошибок. Всех их он подразделял на четыре большие группы.

1 Ошибочное произнесение, прочитывание, написание и распознавание на слух символов, образов или слов.

2 Забывчивость и путаница в именах собственных, в чужих словах, полученных впечатлениях и событиях.

3 Упущение из виду главной сути, утрата основной мысли, запрятывание вещей.

4 Неправильные, ошибочные действия.

Самой понятной и общеизвестной является первая группа — именно о ней и пойдет речь.

 

Виды оговорок

Для распознавания речевых ошибок существуют специальные наработки, на которых основывается целый раздел психоанализа — психолингвистика. Основные их типы выглядят следующим образом:

Замена одних слов на другие согласно собственным мыслям, например «мы» вместо «ты» или «я».

Перестановка слов в предложении или словосочетании, например, «я для работы» вместо «работа для меня».

Перестановка слогов в слове.

Выбрасывание целых слов из предложения или его важных частей.

Оговорки лексического ряда (подбор слова, не вписывающегося в контекст).

Перестановка морфемных частей слова между собой.

Неверное произношение звуков.

Невольные каламбуры.  

 

Для того чтобы откопать во всем этом скрытый смысл и найти истоки, требуется квалифицированный специалист-психоаналитик. На их анализе строится лечение пациентов, страдающих различными неврозами. Сам Фрейд использовал для этого механизм неподконтрольных ассоциаций. Заключался он в том, что пациент, лежащий на знаменитой кушетке, без разбора проговаривал врачу все, что ему приходило в голову. Задача психоаналитика — составить правильный ассоциативный ряд и вывести проблему на поверхность

 

Чем поможет психотерапевт?

Не вдаваясь в подробности механизмов врачевания неврозов, приведем образный пример того, как работает с пациентом психотерапевт. Представим себе вечеринку в ресторане, на которой один из гостей ведет себя неадекватно: шумит, демонстрирует неприличные жесты, пристает к гостям. Его выводят и оставляют за закрытой дверью на улице. Заведение в этом случае играет роль нашего сознания, а улица, на которую был вытеснен нарушитель  — бессознательного. Сам изгнанный из зала символизирует наше вытесненное желание, которое  по каким-то причинам было признано запретным, неуместным или же просто невыполнимым. Что происходит далее? Изгнанник никуда не уходит, он стоит за дверью и пытается проникнуть внутрь при любой возможности. И вдруг, о чудо, охрана отвернулась, дверь оказалась открыта, и нарушитель снова оказался на публике. Его, разумеется, заметили  и снова вывели. Вот она, наша оговорочка по Фрейду! Однако существует и другой путь решения проблемы. Среди гостей или охраны находится посредник, который выходит на улицу и договаривается с нарушителем, что его пустят обратно, но вести себя он должен будет прилично. Они спорят, приходят к консенсусу — и мир восстановлен. Именно таким посредником в лечении выступает психотерапевт со своей аналитической проработкой того, что бесконтрольно говорит пациент.

 

И все же не стоит придавать своим речевым ошибкам, забытым фактам или нечаянно переставленным словам слишком уж большое значение. Иначе игра может затянуться и превратиться в «белого медведя» (известная установка, запрещающая думать об этом животном, а потому неизбежно вызывающая его образ). А кроме того, для того, чтобы понять свое подсознание, нужно слишком много: изучение психоанализа, мифологии,  ЦНС, иерархии символов и т. д. Поэтому, если проблема есть, с ней нужно идти к опытному специалисту, а если нет — не создавать ее на ровном месте из ничего.

 

Источник: http://ladyspecial.ru/samorazvitie/razvitie-dushi/samopoznanie/ogovorka-po-frejdu-chto-eto-oznachaet © LadySpecial.ru

 

скачать dle 11.0фильмы бесплатно

Почему мы испытываем дежавю и почему мы все забываем

Видеоэксперимент: как быстро мы все забываем? Можно ли стереть свои воспоминания? Когда мы перевираем прошлое, это мы виноваты или наш мозг виноват? Грандиозная беседа с психологом Марией Фаликман состоялась в рамках проекта InLiberty в парке «Музеон».

Мария Фаликман

Доктор психологических наук, старший научный сотрудник Центра когнитивных исследований филологического факультета МГУ, ведущий научный сотрудник психологического факультета МГУ, ведущий научный сотрудник лаборатории когнитивных исследований НИУ ВШЭ

— Как вообще началось изучение памяти и как человечество узнало о том, что память не лучший инструмент для правды и хороший инструмент для лжи?

— Память изучали еще в античности: например, Платон пытался сравнить память с восковой дощечкой и сразу приметил, что воск бывает чистый, а бывает загрязненный, и следы бывают, соответственно, точные, а бывают расплывчатые.

Но первые экспериментальные исследования памяти были проведены в XIX веке. И для этого пришлось очень постараться, потому что очевидно, что любая вещь, которую мы пытаемся запомнить, попадает в память, где очень много всего хранится: любые новые слова, любые новые сведения встраиваются в сложную сеть. Поэтому для того, чтобы изучать «чистую» память, психолог Герман Эббингауз придумал специальный материал — бессмысленные слоги, которые в эту сеть никак бы не встраивались. А дальше стандартная схема: некоторое время тратилось на заучивание этого бессмысленного материала, потом пропускался определенный период времени, и через разные периоды времени психолог проверял на себе, сколько из этих тысяч бессмысленных слогов он может вспомнить.

А в XX веке — очень интересные наблюдения, которые сделал, как ни удивительно, Зигмунд Фрейд. Фрейд первым попытался ответить на вопрос, почему мы забываем. Почему не можем вспомнить, например, чье-то имя, или какое-то иностранное слово, или дом, в котором двадцать раз бывали, а потом проходим по улице и не можем его найти. Или, может быть, что-то, что обещали кому-то сделать, какое-то собственное намерение. Вот так обещаем коллеге на работе принести какую-то книгу, день обещаем, не можем принести, неделю обещаем, никак не получается — и так далее. И он выдвинул такую спорную, но на тот момент вполне обоснованную гипотезу, что раз не можем вспомнить — значит, не хотим. А все потому, что соответствующее воспоминание или знание могло бы нас травмировать. Нам этот дом неприятен, потому что мы поругались в нем с любимым человеком. Или мы не можем принести книгу, потому что мы просто не хотим ее отдавать.

— Это такой определенный вид защиты?

— Да, вроде того. А в 1930-е годы в Кембриджском университете работал сэр Фредерик Чарлз Бартлетт — первый исследователь памяти как конструктивного процесса. У Бартлетта было два метода, которые, как оказалось, работают совершенно одинаково (идею подарил ему будущий создатель кибернетики Норберт Винер). Суть метода — пересказ людьми историй по цепочке, как в игре в «испорченный телефон». Либо один человек слушал историю во время эксперимента, потом приходил в лабораторию через пару дней, через неделю, через месяц и пересказывал то, что у него осталось от истории в памяти.

Что Бартлетт обнаружил? Что есть история сама по себе, независимая от слушателя, есть история в момент прослушивания (мы пытаемся понять, что там происходит) и есть история в момент воспроизведения, в момент припоминания — и все эти три истории друг от друга отличаются. А из-за чего? Из-за того, что на самом деле каждый раз мы историю строим. А по мере того, как мы ее каждый раз строим, с ней происходят закономерные изменения. Собственно, я это сейчас могу показать на эксперименте.

Эксперимент Фредерика Чарлза Бартлетта показывает, как быстро из памяти стираются детали истории и как легко можно переврать и саму историю

Первое, что мы заметили в эксперименте, — это то, что история очень сильно сократилась, а, сократившись, больше не менялась. Мы потеряли лишние детали вроде каких-то имен, названий, но самое главное, что изменилась и сама история. Она была несвязанная, нелогичная и постепенно, по мере пересказов, сгладилась и приблизилась к восприятию современного человека. Бартлетт назвал это явление конвенционализацией — подгоном под общепринятые представления. Теперь представьте, что в нашей жизни происходит абсолютно ежедневно: кто-то по телефону нам что-то рассказывает про наших знакомых, что-то мы слушаем по телевизору, по радио, не можем не поделиться этим с товарищами. Никто никого не обманывает — обманывает одна только память.

Подробности по теме

Как меняется общество: объясняют Панеях, Шульман и Петрановская

Как меняется общество: объясняют Панеях, Шульман и Петрановская

— Можно ли классифицировать ошибки памяти?

— Мы только что увидели ошибку, которая относится к типу так называемых конфабуляций — привнесения деталей или целых воспоминаний в наши рассказы о прошлом. Типичный пример конфабуляции — это барон Мюнхгаузен, который, абсолютно веря в то, что он сообщает, рассказывает, как он тащил себя за волосы из болота, как на лбу оленя выросло вишневое дерево и так далее. Это, с одной стороны, может быть ошибка, связанная с болезненными состояниями, когда у человека очень смутные воспоминания о прошлом, как, например, при корсаковском синдроме, вызываемом алкоголизмом, он просто пытается компенсировать эти провалы. Иногда это способ привлечения внимания к себе: рассказчик, увлекаясь, может дополнять воспоминания яркими, но неправдоподобными деталями, хотя сам он в них верит.

— Да, это тип ошибки, который свойствен хорошим рассказчикам. И причем чем они убедительнее в это верят, тем лучше у них получается история.

— Да, судьи и присяжные очень верят ярким и эмоциональным рассказам, даже когда свидетели совсем врут. Помимо этого мы можем соединять, слеплять воспоминания разрозненные в единое целое — такие ошибки называются контаминациями. Например, мы можем поход в школу в первый класс случайно слить с походом в школу во второй класс и вспоминать, как мы принесли в первый класс учительнице большой букет гладиолусов, хотя на самом деле этот букет мы принесли во второй класс, а в первый вовсе даже розы. Либо мы можем случайно соединить имя одного человека и фамилию другого, считая, что это какой-то один и тот же человек, особенно если это, допустим, какой-нибудь известный певец или артист.

— Ну а какая мотивация у такой ошибки памяти? Если в первом случае, понятно, это для классной истории, скажем так, то здесь почему это происходит, как вы думаете?

— Ну совершенно необязательно для классной истории. Иногда для большей логичности. Почему происходит контаминация? А как раз потому, что воспоминания не слишком сильно друг от друга отличаются. Вот поход в школу, поход в ресторан, свидание — за этим стоит общая схема, и, реконструируя на ее основе воспоминания некоторого отдельного события, мы невольно зацепляем детали другого события, соответствующего этой же самой схеме.
Еще одна интересная ошибка, которую очень много изучают и механизмов которой до сих пор не могут понять, — это феномен «уже виденного», «уже слышанного», феномен дежавю. Кстати, есть и похожий феномен «никогда не виденного» в знакомом месте — феномен жамевю, — но он более редкий. Поэтому изучают все именно дежавю — как более яркий, броский, хотя на самом деле тоже недостаточно частый, чтобы вот так вот его ловить и изучать.

— Дежавю в фильме «Матрица» объяснялось сбоем в системе. А как же объясняется в реальности дежавю?

— Ну на самом деле нам достаточно того же самого понятия схемы. Обстановка, событие, другой человек, которые совпадают в нашем воспоминании с тем, что происходит сейчас, по достаточному количеству точек, параметров, приводят к ложному узнаванию этого человека, или обстановки, или события. То есть, по сути дела, мы оцениваем сходство как тождество: не похожий, а тот же самый. И совершенно необязательно, чтобы похожее воспоминание в памяти хранилось. Мы могли его когда-то себе нафантазировать, навоображать, и, в конце концов, все города, все гостиничные номера, где эти феномены чаще всего наблюдаются, в чем-то похожи друг на друга. Типичные последовательности событий в том или ином общественном месте тоже. Мы приходим в ресторан, нам навстречу выходит официант. Если он похож на какого-то виденного нами ранее официанта или такого, которого мы могли бы себе помыслить просто на основе общей схемы прихода в ресторан, мы его ошибочно опознаем как уже виденного.

— То есть память просто набирает какие-то зацепки?

— Да, и когда этих зацепок достаточно, мы ошибочно опознаем похожее как уже хранящееся в нашей памяти.

— А как то, что вы назвали жамевю, работает?

— Зацепок недостаточно.

— Значит, я видел этот памятник при другом свете, с другим человеком, в другом настроении и под другую музыку в наушниках, и мне кажется, что этого памятника здесь никогда не стояло?

— Да, совершенно верно. А есть еще очень интересная ошибка, которую описал, кстати сказать, тот же самый Зигмунд Фрейд, — ошибка источника, связанная с тем, что мы что-то придумываем, что-то сочиняем, что-то порождаем, совершенно не ведая, что мы случайно украли чью-то чужую, некогда прочитанную, услышанную, а может быть, свою собственную мысль. Например, вот что-то такое гениальное сочинили, записали, оказалось, что пять лет назад мы это уже сочинили или записали. Или что такая строчка уже была у Пушкина или еще у кого-нибудь. Фрейд назвал эту ошибку ошибкой зашифрованного источника, или криптомнезией. То есть, по сути дела, это случай невольного плагиата.

Ну и скажем сразу, что есть ошибки памяти, которые вовсе даже не ошибки памяти, а, например, ошибки внимания. Мы что-то неправильно припоминаем из-за того, что не обратили на это должного внимания. Например, лицо собеседника или во что он был одет. Восприятие наше тоже схематично, и внимание выхватывает одни детали, упуская другие. Например, обширные университетские исследования показали, что студенты могут смотреть на лектора на протяжении полутора часов и, выходя из аудитории, уже не могут сказать, какого цвета у него была рубашка.

— А когда память становится общественной проблемой?

— Понятное дело, прежде всего в тех случаях, когда на основании воспоминаний, и только воспоминаний, решается судьба другого человека, то есть это прежде всего память свидетельских показаний.

На самом деле память как социальное явление существует еще в одном широко потребляемом виде — это мемуары известных людей, на которых, кстати, современники постоянно обижаются, что те пишут предвзято, неполно, неточно, причем делают это специально, хотя, как мы поняли, все может быть совершенно непреднамеренно.

Но память свидетельских показаний — это действительно очень серьезный вопрос, потому что, если свидетель неточно вспоминает ход событий или неверно опознает лицо подозреваемого как совершившего преступление, оказывается, что этот человек может невинно пострадать.
Вот в Соединенных Штатах Америки в последнее десятилетие эта проблема очень-очень активно обсуждается. Когда где-то в начале 2000-х годов начали проводить ДНК-экспертизу, выпустили 28 человек, и оказалось, что из этих выпущенных 80% были осуждены исключительно из-за ошибок памяти свидетеля. То есть это были именно ошибки припоминания и ничего другого. Но при этом свидетель тоже мало что может с собой поделать. Вот, пожалуй, самая известная исследовательница в этой области, американка Элизабет Лофтус даже написала такую острополемическую статью, где предложила заменить клятву «Клянусь говорить правду, только правду и ничего, кроме правды» на клятву «Клянусь говорить правду, только правду и то, что я считаю содержанием своей памяти».

— Существуют примеры такого массового заблуждения свидетелей?

— Ну на самом деле эти примеры очень красиво иллюстрируются экспериментами той же самой Элизабет Лофтус, экспериментами, которые впоследствии продолжили ее коллеги. В 70-х годах, взяв за основу судебный прецедент, она стала искать причины искажения воспоминаний. Опыт был очень простой. Студенческой аудитории показывали короткий фильм, в котором навстречу друг другу ехали две машины, сталкивались, после чего, условно говоря, проводился опрос свидетелей. Или машина ехала, врезалась в фонарный столб, опять же, проводился опрос свидетелей.

Что обнаружила Лофтус? Что основная причина искажения воспоминаний — это вопросы, которые задаются свидетелям. Например, в видеофрагменте две машины едут навстречу друг другу. И мы спрашиваем нашего участника эксперимента или свидетеля: «А вы помните, как машины соприкоснулись?» Человек говорит: «Помню». — «А скажите, было ли битое стекло?» Человек говорит: «Да нет». — «Скажите, а на какой они примерно скорости ехали?» Человек говорит: «Километров 20 в час». Либо мы можем так спросить: «А скажите, пожалуйста, а вы помните, как машины друг в друга вмазались?» Человек говорит: «Помню». — «А было ли битое стекло?» Скорее всего, человек скажет, что было. И скорость оценит раза в три выше. Лофтус даже выстроила целую линеечку градаций вот этих слов — от «соприкоснулись» до «вмазались» через «врезались» (ну и еще несколько английских синонимов), которая давала повышение субъективно воспринимаемой скорости и вот всех этих сопутствующих мятых крыльев, битых стекол и так далее.

Элизабет Лофтус обнаружила, что самая серьезная причина и самые серьезные эффекты искажения дают средства массовой информации. То есть даже очевидец события, человек, который присутствовал лично при событии, прослушав искаженное сообщение по телевизору, скорее всего, вспоминать впоследствии будет то, что он услышал, а не то, что он увидел своими глазами.

— А почему это происходит? Просто потому, что телевидение сформулировало за него его позицию?

— Я бы не сказала, что позицию. Там, опять же, были высвечены опорные точки, дана схема события, и все, что в наших с вами воспоминаниях туда не укладывалось, теряется навсегда. По сути дела — так.

А с другой стороны, Лофтус озадачилась вопросом: а можно ли создать у человека заведомо неверные воспоминания? По сути дела, имплантировать их — так, как имплантируют органы, зубы, что угодно. Это тоже был вопрос не на пустом месте. Он был спровоцирован огромной волной судебных разбирательств в тех же самых Соединенных Штатах Америки. Это были в основном иски подросших дочерей к своим отцам, дядям, учителям, педиатрам по поводу того, что те совершили над ними насилие в раннем возрасте. Иногда это были живые отцы, врачи и так далее, иногда уже ушедшие из жизни, с этими было легче, они не могли сопротивляться. Но выяснилось, что большинство вот этих вот дам, которые выступали с такими исками, проходили длительную психотерапию, где их стимулировали, собственно, прорабатывать свое детство, искать там травматические события.

Они ходили год, другой, десять лет к психотерапевту, а потом, соответственно, шли в суд и подавали иск по поводу вот этого пережитого насилия. И, собственно говоря, Элизабет Лофтус смогла показать, что можно создать у человека воспоминания о том, что не являлось частью его опыта, причем эти воспоминания вообще никак не будут отличаться ни по каким характеристикам — ни по количеству деталей, ни по насыщенности, ни по эмоциональности, ни по яркости — от тех событий, которые реально были пережиты человеком.

Сначала она воспользовалась вообще очень простенькой методикой, которую условно называют как «методика потерявшегося в супермаркете». Человека просто сначала спрашивали, что он помнит о своем детстве, параллельно опрашивая его семью о том, что с ним на самом деле бывало. Например, убедившись, что он никогда не терялся в супермаркете, рассказывали ему, что вот, какая-то троюродная тетушка поведала такую вот душещипательную историю о том, как он потерялся, и он начинал вспоминать: да, вокруг бегали люди, ездили тележки, он сидел на полу в углу и плакал — и, в общем, порождал огромное количество событий. Дальше Лофтус поступила так: она большой студенческой аудитории дала список примерно из сорока событий, чтобы люди оценили вероятность того, что эти события происходили с ними в детстве, — ну вроде той же ситуации потерявшегося в супермаркете, или поездки в Диснейленд, или каникул на ранчо, или что угодно. Люди оценивали вероятность этих событий, их на неделю отпускали, через неделю половину этих людей попросили вообразить, как эти события могли бы с ними происходить. Вот как бы они могли потеряться в супермаркете, как бы они могли провести каникулы на ранчо. Потом их отпускали еще на некоторое время, и когда все должны были уже все забыть, им второй раз выдавали этот опросничек снова с просьбой оценить вероятность того, что это с ними происходило. Естественно, вероятность всех воображаемых событий как принадлежащих к личному опыту завышалась по сравнению с первой серией эксперимента.

Но на самом деле самые интересные, на мой взгляд, эксперименты были с имплантацией принципиально невозможных воспоминаний. Там было несколько разных серий, и самая яркая, наверное, была с кроликом Багз Банни — продуктом компании «Уорнер Бразерс». Брали таких испытуемых, которые в детстве бывали в Диснейленде, об этом немножко разговаривали, они что-то припоминали, потом показывали людям видеоролик якобы компании «Дисней» со всеми знакомыми героями: Микки-Маус, Дональд Дак — в общем, что там положено, — и среди них этот самый Багз Банни, которого там быть никак не могло просто потому, что вот это конкурирующая компания. Показывали этот ролик, через некоторое время снова просили припомнить, как люди были в Диснейленде, кого они там видели. Многие… но не слишком многие, между нами, на самом деле имплантации воспоминаний поддается не больше четверти, по самым высоким оценкам — трети, в этом эксперименте это было 16%, но вот эти 16% вспоминали, что они видели Багз Банни, кто-то пожимал ему лапку, кто-то трогал его за хвостик, кто-то с ним обнимался, кто-то вместе фотографировался. То есть, по сути дела, человек порождал воспоминание, которое в принципе не могло никаким образом быть частью его опыта, будучи довольно-таки уверенным в том, что все так и было.

— Да. На всякий случай еще раз уточню, что Багз Банни — это «Уорнер Бразерс», в то время как Микки-Маус — это «Дисней». Хотя, может, за последнее время кто-то кого-то купил, это очень сложно понять. Собственно, в таком случае логичный вопрос: как мне отделить ложные воспоминания от настоящих?

— Да практически никак. Единственный статистический эффект, который поймали (подчеркну — именно статистический): в ложных воспоминаниях человек немножко меньше уверен, чем в истинных. На самом деле по части уверенности там тоже очень много сомнений, потому что самое, пожалуй, великое исследование в этой области провел в 1995 году известный когнитивный психолог Ульрик Найссер. Он опросил группу студентов на следующий день после взрыва космического корабля «Челленджер». Это было такое довольно яркое событие в американской истории, много обсуждавшееся. И меньше чем через сутки после события участникам эксперимента был задан ряд вопросов: что они делали, когда услышали о взрыве, о чем думали, чем занимались, ну и около того. Люди писали ответы на эти вопросы, после чего их отпускали и два с половиной года спустя (нашли, правда, уже половину только участников первого эксперимента, но тем не менее выборка была довольно большая) попросили вновь ответить на те же самые вопросы и оценить степень своей уверенности в ответах.
Ну начнем с того, что вообще только четверть участников эксперимента вспомнила, что их опрашивали первый раз, остальные напрочь об этом забыли. Тем не менее обнаружилась удивительная вещь: в ответах участников только в среднем 40% сведений совпадают с их первоначальными ответами. При этом, по-моему, около двух десятков человек вообще не показали ни одного совпадения.

— Вопросы одинаковые задавались?

— Да, вопросы были те же самые. То есть это был абсолютно идентичный опросник. При этом вот кто-то не дал ни одного одинакового ответа, в среднем где-то процентов 40 совпадений. Но при этом средняя оценка уверенности в собственных воспоминаниях составляла примерно 83%. Люди были очень уверены, многие давали стопроцентную уверенность и приходили в изумление, когда им показывали их собственный листочек, написанный два с половиной года назад, отказывались верить, что это писали они. То есть на самом деле степень уверенности в том, что мы все помним так, как оно было, особенно там, где дело касается так называемых «воспоминаний-вспышек», воспоминаний по типу запечатления всех подробностей некоего яркого события, может оказаться довольно высокой. Поэтому, поскольку ни яркость, ни эмоциональность, ни насыщенность, ни даже уверенность по большому счету нам помочь не могут, единственное, что реально годится для оценки воспоминаний, — это их географическая, биологическая, историческая и так далее возможность: а вообще могло быть так или нет? В большинстве этих судебных разбирательств все время всплывают как раз, если аккуратно анализировать материалы дела, какие-то детали, показывающие, что так быть не могло. Например, совершивший насилие проживал совсем в другом городе, или насилие было совершено в такой день и в такой год, когда жертве не было полугода, и, соответственно, там в принципе не может, опять же по тому, что мы знаем из психологии, быть никаких совершенно воспоминаний об этом событии, и тем не менее они имеются. Или какие-то искажаются последовательности событий. Но проблема в том, опять же, что судьи и присяжные, если это суд присяжных, больше верят как раз деталям и эмоциональности вспоминающего, нежели берутся скрупулезно проверять возможность описываемых событий. А иногда и такой возможности нет.

— Как вы считаете, вообще несет ли человек ответственность за ложные воспоминания?

— Тут двойственный ответ: одновременно и да и нет. Потому что, с одной стороны, есть прецеденты в судебной системе, когда человек нес ответственность за ложные обвинения. Например, огромные иски, которые истерические дамы выдвигали против своих врачей и учителей, в некоторых случаях оканчивались штрафом для несчастных дам, которые были абсолютно убеждены в том, что рассказывают. Кстати сказать, та же самая Лофтус по той же самой схеме с двойным опросом и получасовым сеансом психотерапии — срежиссированной, естественно, — показала, что психотерапия может формировать ложные воспоминания. А можно ли осуждать человека за лжесвидетельство в случае ошибок памяти, таких прецедентов не было.

Все, что мы знаем о памяти, говорит нам о том, что, скорее всего, человек расскажет так, как он помнил. Нам сегодня в эксперименте все рассказывали про события вокруг кокосов так, как они запомнили. И это было абсолютно честно, искренне и так далее. То есть это скорее вопрос к судебной системе, как учитывать, насколько доверять и насколько проверять. И скорее все-таки проверять, чем доверять, потому что память — инструмент очень ненадежный, особенно в том случае, если других источников нет.

— Но, в принципе, в том, что я что-то неправильно запомнил, виноват не совсем я, а мое устройство?

— На самом деле это очень хороший, эффективный, тысячелетиями складывавшийся в эволюции механизм работы памяти, который позволяет ей быть гибкой и адаптироваться к событиям. Просто проблема в том, что в принципе любое припоминание — абсолютно любое припоминание — это всегда перезаписывание. Даже по данным на животных с использованием методов молекулярной биологии уже абсолютно ясно показано, что воспроизведение какого-то следа (у животного это обычно поведенческие последовательности: например, они учатся выходить из лабиринтов, искать кормушку), любое воспроизведение — это перезаписывание и, соответственно, стирание предыдущего следа.

4 лучших вопроса из зала

— Правда ли, что люди во время своей жизни запоминают почти все, что с ними происходит, и потом с помощью специальных методик можно вытащить из них какую-то информацию?

— Когда-то известный нейрохирург Уайлдер Пенфилд проводил такие эксперименты с вживлением электродов во время операции на открытом мозге, в которых получал якобы спонтанное воспроизведение рассказов о событиях из прошлого: кто-то мог рассказывать, как стоит во время какого-то праздника на крыльце и держит большую связку шариков. То есть человек рассказывал о чем-то, о чем он никогда в жизни не рассказывал и, судя по воспоминаниям родственников, не слышал, но это никогда и не могло быть проверено. Потому что он мог рассказывать о чем-то, что воображал, о чем-то, что ему приснилось. Что за процесс был реально запущен этим раздражением нервной клетки электродами (или группы нервных клеток), никто до сих пор не знает.

По поводу гипнотических техник тоже неизвестно, порождается воспоминание или порождается некоторая реконструкция рассказа, стимулируемая экспериментатором. То есть гипотеза не может быть названа ни доказанной, ни опровергнутой. Может быть, мы все помним, но пути к этим воспоминаниям, увы и ах, теряем — из-за этой путаницы, из-за сходства, из-за того, что не обращаемся к ним ежедневно, ну и еще по самым разным причинам, включая фрейдовские мотивационные.

— Когда мне было лет 45, я попала в Египет, и когда мы шли вокруг статуи жука-скарабея, у меня возникло такое ощущение, такое чувство, будто я уже там была и это все видела. Откуда могло это возникнуть? В 17 лет я целый день провела в зале Древнего Египта в Эрмитаже. Еще у меня была книга о Египте. Права ли я, что память сыграла со мной такую шутку с подменой впечатлений?

— Это как раз чудесное, замечательное описание феномена дежавю, который вы сами для себя и объяснили. Проблема психологов заключается в том, что они этот феномен никак не могут взять тепленьким. То есть человека он настигает где-то, и все отчеты о нем оказываются ретроспективными, то есть обращенными в прошлое. Сколько-то лет назад со мной такое случилось, это было очень ярким и удивительным, для него есть какие-то основания, но что там, собственно, в этот момент происходит, так до сих пор никто и не знает. Хотя, скорее всего, за ним действительно просто стоит вот это вот сходство увиденного реально с тем, что раньше представлялось, творилось в воображении.

— Как формируются детские воспоминания и как они пропадают потом? Допустим, есть две девочки сходного возраста, они были на одном событии вдвоем, через год одна может вспомнить все в подробностях и в деталях, кто во что был одет, что они ели, куда ходили и о чем разговаривали, вторая вообще не помнит этого события.

— На самом деле есть здесь, конечно, фактор генетический, хотя нельзя сказать, что наследование хорошей памяти так или иначе изучалось детально. В чем может заключаться биологический вклад? Есть в психологии такое понятие эйдетической памяти, когда запечатлевается, сохраняется без искажений полная картина происходящего. Эта эйдетическая память, считается, есть у детей практически у всех в возрасте 2–3–4 лет. Это не всегда можно проверить, потому что не все дети одинаково хорошо говорят и могут описать. Но постепенно она теряется и замещается культурной формой памяти, памятью-рассказом, которая заставляет выделять главное, отбрасывать лишнее, переводить эту картинку в речевую форму. Но у некоторых эйдетическая память сохраняется дольше, у некоторых до взрослого возраста. Вот время от времени появляются описания таких людей с феноменальной памятью, но не памятью, вооруженной средствами, а просто способностью, например, посмотреть на картинку и мысленно ее «сфотографировать». Я знаю, что такие особенно ценятся в медицинских университетах во время сдачи экзаменов по анатомии.

Классик российской психологии Александр Романович Лурия даже описал единичный яркий случай человека с такой феноменальной памятью. Эта книжка очень небольшая, очень легко написанная, научно-популярная, так она и называется: «Маленькая книжка о большой памяти». Прочитайте обязательно. Там, с одной стороны, о достоинствах, невероятных возможностях памяти человека, а с другой стороны, об оборотной стороне такой феноменальной памяти, о тех проблемах, которые она может вызвать. Собственно, не исключено, что у одной из этих девочек мы имели дело со случаем эйдетической памяти, а у другой нет. Но наверняка можно сказать, естественно, только видя девочек, видя, как они припоминают, рассказывают о событии. То есть в одном случае, возможно, это действительно запечатление с возможностью сканирования вот этого запечатленного образа (вот вам и одежда, и прически, и все что угодно), в другом случае только общая схема события, а может быть, и полное отсутствие воспоминания о нем. Точно так же как участники эксперимента с «Челленджером» не помнили, что они участвовали в таком эксперименте.

— Можно ли стирать свои воспоминания — почти как в фильме «Вечное сияние чистого разума»?

— Точно так же как мы можем запоминать, используя так называемые мнемотехники, начиная от примитивных узелков на платке и заканчивая усложненными, например, «Каждый охотник желает знать, где сидит фазан», точно так же человечество давным-давно изобрело летотехники, или техники забывания. Записать — стереть, сжечь. Как индейцы завязывали узелки на веревочке по количеству грехов и сжигали, чтобы об этих грехах забыть навсегда.
Про эти летотехники пишет тот же самый Лурия в «Маленькой книжке о большой памяти». Но в принципе можно и научиться забывать то, что хочется забыть, и манипулятивными техниками сделать так, чтобы свидетель не вспомнил о том, что нужно. Вот мы задали ему пять вопросов, не задав пять других. То, о чем мы его спросили, он, скорее всего, запомнит, потому что проговорил, представил и так далее; то, о чем не спросили, с высокой вероятностью ускользнет, если не сразу, то через неделю точно.

Что означает парапраксис?

Автор вопроса: Делорес Эбшир
Оценка: 4,7/5 (7 голосов)

Краткий справочник. В психоанализе незначительная ошибка в речи или действии , такая как оговорка, описка, оговорка в действии или оговорка в памяти.

Что такое пример Parapraxis?

н. ошибка, которая, как считается, выражает бессознательные желания, отношения или импульсы.Примеры таких ошибок включают описки, оговорки и другие формы словесной утечки , забывание значимых событий, неправильное размещение объектов с неприятными ассоциациями, непреднамеренные каламбуры и мотивированные несчастные случаи.

Что вызывает парапраксис?

В психоанализе оговорка по Фрейду, также называемая парапраксисом, представляет собой ошибку в речи, памяти или физическом действии, которая возникает из-за вмешательства бессознательного подавленного желания или внутреннего хода мыслей .

Как использовать Parapraxis в предложении?

Примеры предложений со словом parapraxis из вдохновляющих источников на английском языке

  1. «Я спросил ее, не мог ли это быть случай парапраксиса — термин Фрейда для провалов памяти, оговорок и других незначительных подавлений сознания, которые происходят в повседневной жизни». …
  2. Это тоже парапраксис или кто-то должен вызвать полицию?

Что означает слово Фрейд?

Изучающие английский язык Определение фрейдистского

: относящегося к теориям Зигмунда или следующих им Фрейда.: относящийся к очень глубоко скрытым желаниям или чувствам или происходящий из них. См. полное определение слова «Фрейд» в Словаре для изучающих английский язык. Фрейд. имя прилагательное.

Найдено 34 похожих вопроса

Какой пример оговорки по Фрейду?

Эти бланки предположительно раскрывают тайные мысли и чувства, которые питают люди. Типичные примеры включают человека, который называет своего супруга по имени бывшего , произносит неправильное слово или даже неверно истолковывает написанное или произнесенное слово.

Что означает Пенфилд?

Имя Пенфилд изначально было англо-саксонским именем, которое было дано хранителю приюта, где содержались животные . … Профессиональные названия, которые произошли от обычных ремесел средневековой эпохи, вышли за европейские культурные и языковые границы.

Что говорил Фрейд об ошибках?

Согласно Фрейду, фрагменты бессознательного просачиваются в сознательное поведение, и это побуждает вас сказать нечто, отличное от того, что вы намеревались.Эти провалы в памяти и ошибки происходят, когда мысли или желания, которые вы либо подавляли (сознательно отталкивали), либо подавляли (похоронили, не задумываясь) , всплывают на поверхность .

Чем теория Лакана отличается от теории Фрейда?

В то время как Фрейд предвидел возможность исследования темных глубин бессознательного с помощью света сознания, Лакан полагает, что обычное сознание может на законных основаниях осознавать только свою собственную неспособность .

Что является примером репрессий?

Примеры репрессий

Взрослый страдает от укуса отвратительного паука в детстве и у него развивается сильная боязнь пауков в более позднем возрасте, при этом он не помнит, что пережил в детстве. Поскольку память об укусе паука подавлена, он или она может не понять, откуда берется фобия.

Что такое психосексуальные стадии?

Во время пяти психосексуальных стадий, а именно оральной, анальной, фаллической, латентной и генитальной стадий, эрогенная зона, связанная с каждой стадией, служит источником удовольствия.Психосексуальная энергия, или либидо, описывалась как движущая сила поведения.

Тебе сегодня одиноко Парапраксис?

Гладуэлл сосредотачивается на парапраксисе, который, казалось, имел место во время исполнения в конце 60-х и начале 70-х годов песни Элвиса «Are You Lonesome Tonight?», которая содержит минутный раздел произнесенных слов, направленный на давно потерянного любовника. Хотя Элвис много раз исполнял эту песню, он постоянно спотыкался об интерлюдию.

Что такое теория бессознательного Фрейда?

В психоаналитической теории личности Зигмунда Фрейда бессознательное определяется как резервуар чувств, мыслей, побуждений и воспоминаний, находящихся за пределами сознательного осознания .

Что такое настоящая философия?

В психоанализе и философии Реальное есть то , что является подлинной, неизменной истиной .Его можно считать изначальным, внешним измерением опыта, называемым бесконечным, абсолютным или ноуменальным, в отличие от реальности, зависящей от чувственного восприятия и материального порядка.

Что такое теория Лакана?

центральным столпом психоаналитической теории Лакана является то, что «бессознательное структурировано подобно языку» , что он обосновывает в эссе «Настойчивость буквы в бессознательном»…. Лакан опирается на Соссюра и подчеркивает, что значение представляет собой сеть различий.

Что такое реальное по Лакану?

РЕАЛЬНОЕ (Лакан): Естественное состояние, от которого мы навсегда отделены нашим входом в язык . Только в младенчестве мы были близки к этому естественному состоянию, состоянию, в котором нет ничего, кроме потребности. … Реальное работает в противоречии с воображаемым порядком и символическим порядком.

Каковы три стадии психоаналитической теории Фрейда?

Психоаналитическая теория личности Зигмунда Фрейда утверждает, что человеческое поведение является результатом взаимодействия между тремя составными частями разума: Ид, Эго и Супер-Эго .

Говорил ли Фрейд, что ошибок не бывает?

Ничто не приходит «на ровном месте»: Фрейд открыл, что случайностей и совпадений не бывает .Даже «кажущиеся случайными» чувства, идеи, импульсы, желания, события и действия несут в себе важные, часто бессознательные смыслы.

Что ты имеешь в виду под взбалмошным?

1 : быстрый. 2 : отсутствие стабильности или уравновешенности: а : легко расстраивается : изменчивый вспыльчивый характер. б : легко возбуждается : пугливая непостоянная лошадь. c : капризный, глупый.

Что означает Берн?

Существительное.1. Берн — столица Швейцарии ; расположен на западе Швейцарии. Берн, столица Швейцарии. Schweiz, Suisse, Svizzera, Швейцарская Конфедерация, Швейцария — не имеющая выхода к морю федеративная республика в Центральной Европе.

Каковы 3 уровня ума?

Фрейд разделил человеческое сознание на три уровня сознания: сознательный, предсознательный и бессознательный. Каждый из этих уровней соответствует и перекрывается с идеями Фрейда об ид, эго и суперэго.

Почему теория личности Фрейда называется психосексуальным развитием?

На каждой стадии сексуальная энергия (либидо) выражается по-разному и через разные части тела. Они называются психосексуальными стадиями , потому что каждая стадия представляет собой фиксацию либидо (грубо говоря, как половые влечения или инстинкты) на различных участках тела .

Какие три уровня сознания?

Знаменитый психоаналитик Зигмунд Фрейд считал, что поведение и личность возникают в результате постоянного и уникального взаимодействия противоречивых психологических сил, действующих на трех различных уровнях сознания: предсознательном, сознательном и бессознательном .

Пел ли когда-нибудь Элвис Only You?

Бинго! ФАКТ: Элвис пел «Only You» во время своего концерта в Ла-Кроссе 1956 года (и ряда других концертов), что подтвердил интервьюер (4:20).

Почему Элвис засмеялся? Тебе одиноко?

Во время пения «Ты одинок сегодня вечером» Элвис начал смеяться…. В своей биографии Элвиса Пресли Питер Гуральник пишет, что именно звук фоновой певицы Сисси Хьюстон, матери Уитни , рассмешил Элвиса. Ее партию сопрано в этой мелодии сравнивают со звуком качающегося лезвия пилы.

что кроется за простой ошибкой • musanews

Забыть имя . Перепутал целое предложение, потому что было сказано одно слово вместо другого .Забыть, что вы выполнили простые действия или где были размещены определенные объекты . Все это можно рассматривать как обычную ежедневную забывчивость , возможно, продиктованную одним беспокойным образом жизни или стрессом особенно хаотического периода.


На самом деле, уже в начале двадцатого века отец психоанализа Зигмунд Фрейд обозначал любую такую ​​ошибку как оговорку , известную сегодня как оговорка по Фрейду .

 

Что означает оговорка по Фрейду

До исследований, проведенных Зигмудом Фрейдом, ошибки, допущенные в ходе разговора, забывчивость и привычная невнимательность рассматривались как результат простого отвлечения . Однако в 1901 г. отец психоанализа подробно остановился на этом предмете в своем трактате Психопатология повседневной жизни , , где он пытается дать другое объяснение всем этим повседневным действиям, получившим поэтому название оговорок.

Поэтому под термином оговорка по Фрейду подразумеваются все те действия, которые образуют выражение бессознательного . Через оговорки стал бы явным психический конфликт между сознанием и всем тем, что, с другой стороны, обычно вытесняется, то есть бессознательной частью нашей психики.

Ошибка по Фрейду© Getty Images

Проявление бессознательного через неудавшиеся действия: характеристики

Как мы увидим позже, оговорки по Фрейду бывают разных типов: лингвистические, мнемонические, связанные с написанием и чтением , а также связанные с потерей предметов .Во всяком случае, эти ошибки, продиктованные противопоставлением сознательного и бессознательного, имеют некоторые общие черты . На самом деле оговорка по Фрейду имеет тенденцию всегда проявляться внезапно , когда вы меньше всего этого ожидаете. Точно так же его частота случайна : между одним эпизодом скольжения и другим может пройти много времени, а затем два с интервалом в несколько дней.

Итак, исследования Фрейда выявили, что такая ошибка является совершенно непредсказуемой и особенно непроизвольной .Бессознательное проявляется незаметно для непосредственно заинтересованного индивидуума и привлекает его внимание к тому, что по самым разным причинам замалчивается в глубинах его разума. Психоаналитик дал интерпретацию так называемых « неудавшихся актов »: промахи были бы не только проявлением одного влечения бессознательного , которое возникает и находит удовлетворение, но также составляли бы канал , через который мысли находят выход , ценности и ощущения, которые иначе остались бы удаленными от цензуры нашего я.

— Реклама —



 

Оговорка по Фрейду© Getty Images

Различные типы оговорок по Фрейду

Хорошо известно, что оговорки обычно «сопровождают» нас, даже когда мы не обращаем на них особого внимания. Как уже упоминалось, существует различных видов , которые, хотя и проявляют общие черты непроизвольности и непредсказуемости , но различаются по своему проявлению. Давайте посмотрим в деталях наиболее часто встречающееся , тщательно изученное на протяжении многих лет в области психологии, даже эссеистом Себастьяно Тимпанаро .

Вербальный ляпсус

Оговорка наверное Самая известная . Это ошибка, которую мы совершаем в ходе разговора, произнося одно слово вместо другого . Без интерпретации Фрейда все это выглядело бы как результат классической невнимательности, но после его исследований возникла совсем другая картина. С оговоркой проявляют себя мысли, личные суждения и, может быть, желания которые, как правило, хотелось бы скрыть от других. Слова, сказанные «по ошибке», на самом деле являются тем, что мы бессознательно склонны подавлять и подвергать цензуре . Причины этой жалобы могут быть разными: вы не хотите обидеть вашего собеседника, вы боитесь его мнения или не хотите обнародовать страх , огорчение, неприятное воспоминание или даже а «запретное» желание .

 

Ошибка по Фрейду © Getty Images

Лапсус письма и чтения

Процесс, стоящий за чтением и письмом, листок похож на лингвистическую ошибку, продиктованную бессознательным.Эти оговорки обычно считаются менее частыми, чем связанные с речью, потому что сами по себе эти действия требуют более «точных» рассуждений и менее спонтанны, чем разговор, но это не так. Давайте подумаем, когда мы читаем текст: сколько раз нам случалось читать одно слово вместо другого e , изменяя таким образом смысл предложения ? По Фрейду, слово, которым мы заменяем реально написанное, для нас полно значения .Корни этого феномена лежат в бессознательном, и для их проявления часто необходима психоаналитическая работа , тогда как в других случаях объяснение более непосредственное . Конечно, это относится и к писательству.

 

Ошибка по Фрейду © Getty Images

Память lapsus

Для психоанализа они являются частью «категории» мнемонических оговорок всех тех, кто проявляется как пустая память и они могут относиться к разным ситуациям, например забыть имя человека которого мы хорошо знаем, забыть сделать одно дело когда мы умели быть важными и даже стереть из памяти на мгновение слова иностранного языка которые мы очень часто употребляли в прошлом.За эпизодами этого типа, которые они несут с собой чувство недоумения и растерянности , всегда всплывает на поверхность бессознательного которое блокирует нас от обстоятельства, которое мы невольно знаем не будучи полностью желанным .

Для забывания имен сам Фрейд констатировал: «Механизм забывания имен […] состоит в нарушении желаемого воспроизведения имени рядом посторонних идей, не осознаваемых в этот момент.[…] Среди причин этих нарушений вырисовывается намерение избежать возникновения сожаления через память» .

 

Ошибка по Фрейду © Getty Images

Утрата предметов

Наконец, промахи могут возникать не только на уровне языка или письма, но и в самом «конкретном» действии потери предметов . Часто эпизоды этого типа выдаются за богов невнимательности или провалов памяти возможно из-за чрезмерной поспешности, но они могут скрывать более глубокие причины .По существу, когда мы забываем, куда положили определенную вещь, это происходит по причинам, связанным с неудовольствием или потому, что мы невольно связываем это с неприятным воспоминанием . Сам Фрейд показал, что если наше суждение изменится в положительную сторону , легко найти объект, который считается потерянным .

Что такое оговорка по Фрейду

Вот вы, просто восхищаясь чрезвычайно впечатляющим прессом Ронды Роузи, когда вы написали своей подруге, что хотите собственную упаковку из шести штук.К сожалению, вместо этого вы сказали «секс-пакет» (и нет, это не ошибка автозамены). Если вы человек, то, вероятно, это происходит не в первый раз. Но действительно ли эти досадные ошибки — известные как оговорки по Фрейду — раскрывают какую-то тайну о вас? Зигмунд Фрейд, изобретатель психоанализа, думал, что эти маленькие оплошности были частью вашего темного, отвратительного и одержимого сексом подсознания, пробуждающегося в обычных разговорах. Он в основном подозревал, что то, что вы сказали, но не хотели говорить, намекало на вытесненные мысли, которые вы не планировали раскрывать.(Или, согласно типичному определению, оговорка по Фрейду — это когда вы говорите одно, но имеете в виду свою мать.) Однако в наши дни исследователи не слишком доверяют многим идеям Фрейда (истерия, кто-нибудь?), и оговорки не исключение. Вместо этого когнитивные психологи склонны полагать, что парапраксис, технический термин для фрейдистской оговорки, открывает окно не в ваши самые глубокие и темные секреты, а в то, как ваш мозг обрабатывает язык. И, конечно же, иногда это означает, что ваш учитель биологии может сказать «оргазм» вместо «организм».» Одно из первых исследований, посвященных проверке этой идеи, было опубликовано в журнале Journal of Speech, Language, and Hearing Research еще в 1979 году. Некоторым участникам исследования (все они были гетеросексуальными мужчинами) пришлось прочитать список пар. бессмысленных слов в присутствии привлекательной лаборантки: женщины, одетой в «очень короткую юбку и что-то вроде полупрозрачной блузки», — объяснил Би-би-си Майкл Мотли, доктор философии, один из авторов исследования. тот же тест, но в присутствии пожилого мужчины.Участники сексуально заряженного сценария сделали примерно такое же количество ошибок, как и участники контрольного условия. Но они чаще совершали ошибки, связанные со словами, связанными с сексом, например, говоря «хорошие ноги», а не «крутые геги». Однако в другом эксперименте в рамках того же исследования некоторым участникам сказали, что они получат удар током (не волнуйтесь, они этого никогда не сделали) во время выполнения словесного теста. Тревоги от предвкушения шока было достаточно, чтобы заставить их делать ошибки в словах, например говорить «плохой шок», а не «шад бок».«Так что эти ошибки определенно не чисто сексуального характера. Как пишет Джена Пинкотт в Psychology Today , оговорки по Фрейду — это «просто банановая кожура на пути предложения, случайные сдвиги языковых единиц». общих букв и звуков, таких как «лучший» и «грудь», а не два совершенно не связанных между собой слова — когнитивные пути, которые приводят вас к этим словам, очень похожи. Мы также с большей вероятностью совершаем эти лингвистические ошибки, когда находимся в состоянии стресса, устали или пьяны.По сути, всякий раз, когда наша нормальная сознательная защита от глупых слов притупляется, подобные словесные ошибки могут вылезти наружу. Тем не менее, есть некоторая ценность в том, чтобы увидеть фрейдистские оговорки так, как предполагал Фрейд. Например, ваш психотерапевт может захотеть разобраться в любых языковых ошибках, которые вы делаете во время терапевтических сеансов, когда то, как мы интерпретируем наши ошибки, часто важнее, чем сами ошибки. Так что, если вы думаете, что в вашем промахе может быть что-то более серьезное, это определенно стоит изучить.Но вы можете быть уверены, что в следующий раз, когда вы случайно скажете своему официанту, что хотите «постель» вместо «хлеба», это не обязательно будет признаком того, что вы тайно влюблены в него.

Фрейд и психодинамическая перспектива

Цели обучения

  • Опишите предположения психодинамической точки зрения на развитие личности, включая ид, эго и суперэго
  • Дайте определение и опишите защитные механизмы
  • Дайте определение и опишите психосексуальные стадии развития личности

Зигмунд Фрейд (1856–1939), вероятно, самый спорный и неправильно понятый теоретик психологии.Читая теории Фрейда, важно помнить, что он был врачом, а не психологом. В то время, когда он получил образование, не было такой вещи, как степень в области психологии, что может помочь нам понять некоторые споры по поводу его теорий сегодня. Тем не менее, Фрейд был первым, кто систематически изучал и теоретизировал работу бессознательного в той манере, которую мы связываем с современной психологией.

В первые годы своей карьеры Фрейд работал с Йозефом Брейером, венским врачом.В это время Фрейд был заинтригован историей одной из пациенток Брейера, Берты Паппенгейм, которую называли под псевдонимом Анна О. (Launer, 2005). Анна О. ухаживала за своим умирающим отцом, когда у нее появились такие симптомы, как частичный паралич, головные боли, нечеткость зрения, амнезия и галлюцинации (Launer, 2005). Во времена Фрейда эти симптомы обычно называли истерией. Анна О. обратилась за помощью к Брейеру. Он провел 2 года (1880–1882), леча Анну О., и обнаружил, что предоставление ей возможности рассказать о своем опыте, по-видимому, приносит некоторое облегчение ее симптомов.Анна О. назвала его лечение «лечением разговором» (Launer, 2005). Несмотря на то, что Фрейд никогда не встречался с Анной О., ее история послужила основой для книги 1895 года « исследований истерии », которую он написал в соавторстве с Брейером. Основываясь на описании Брейером лечения Анны О., Фрейд пришел к выводу, что истерия была результатом сексуального насилия в детстве и что эти травматические переживания были скрыты от сознания. Брейер не согласился с Фрейдом, из-за чего их совместная работа вскоре прекратилась. Однако Фрейд продолжал работать над совершенствованием разговорной терапии и построением своей теории личности.

Уровни Сознания

Чтобы объяснить концепцию сознательного и бессознательного опыта, Фрейд сравнил разум с айсбергом (рис. 1). Он сказал, что только одна десятая часть нашего разума сознательна, а остальная часть нашего разума бессознательна. Наше бессознательное относится к той умственной деятельности, о которой мы не знаем и к которой не имеем доступа (Фрейд, 1923). Согласно Фрейду, неприемлемые побуждения и желания удерживаются в нашем бессознательном посредством процесса, называемого вытеснением.Например, иногда мы говорим вещи, которые не собираемся говорить, непреднамеренно заменяя то слово, которое мы имели в виду, другим словом. Вы, наверное, слышали об оговорке по Фрейду, термин, используемый для описания этого. Фрейд предположил, что оговорки на самом деле являются сексуальными или агрессивными побуждениями, случайно выскальзывающими из нашего бессознательного. Подобные речевые ошибки встречаются довольно часто. Рассматривая их как отражение бессознательных желаний, современные лингвисты обнаружили, что оговорки, как правило, происходят, когда мы устали, нервничаем или не достигаем оптимального уровня когнитивных функций (Motley, 2002).

Рисунок 1 . Фрейд считал, что мы осознаем лишь небольшую часть деятельности нашего разума и что большая ее часть остается скрытой от нас в нашем бессознательном. Информация в нашем бессознательном влияет на наше поведение, хотя мы этого не осознаем.

Согласно Фрейду, наша личность развивается в результате конфликта между двумя силами: нашими биологическими агрессивными влечениями и стремлением к удовольствиям против нашего внутреннего (социализированного) контроля над этими влечениями. Наша личность является результатом наших усилий уравновесить эти две конкурирующие силы.Фрейд предположил, что мы можем понять это, представив три взаимодействующие системы в нашем сознании. Он назвал их ид, эго и суперэго (рис. 2).

Рисунок 2 . Работа эго, или самости, состоит в том, чтобы сбалансировать агрессивные/ищущие удовольствия побуждения Ид с моральным контролем Суперэго.

Бессознательное id содержит наши самые примитивные влечения или побуждения и присутствует с рождения. Он направляет импульсы голода, жажды и секса. Фрейд считал, что Оно действует по тому, что он называл «принципом удовольствия», согласно которому Оно стремится к немедленному удовлетворению.Через социальные взаимодействия с родителями и другими людьми в окружении ребенка развиваются эго и суперэго, помогающие контролировать ид. Суперэго развивается по мере того, как ребенок взаимодействует с другими, изучая социальные правила правильного и неправильного. Суперэго действует как наша совесть; это наш моральный компас, который говорит нам, как мы должны себя вести. Он стремится к совершенству и оценивает наше поведение, вызывая чувство гордости или — когда мы не в идеале — чувство вины. В отличие от инстинктивного Ид и суперэго, основанного на правилах, эго является рациональной частью нашей личности.Это то, что Фрейд считал самостью, и это часть нашей личности, которую видят другие. Его работа состоит в том, чтобы сбалансировать требования ид и суперэго в контексте реальности; таким образом, он действует на основе того, что Фрейд называл «принципом реальности». Эго помогает Ид реалистично удовлетворять свои желания.

Ид и Суперэго находятся в постоянном конфликте, потому что Ид хочет мгновенного удовлетворения независимо от последствий, но Суперэго говорит нам, что мы должны вести себя социально приемлемым образом.Таким образом, задача эго состоит в том, чтобы найти золотую середину. Это помогает удовлетворить желания Ид рациональным способом, который не приведет нас к чувству вины. Согласно Фрейду, человек с сильным эго, способным уравновесить потребности Ид и Супер-Эго, обладает здоровой личностью. Фрейд утверждал, что дисбаланс в системе может привести к неврозам (склонность испытывать негативные эмоции), тревожным расстройствам или нездоровому поведению. Например, человек, над которым доминирует его Ид, может быть самовлюбленным и импульсивным.Человек с доминирующим Супер-Эго может находиться под контролем чувства вины и отказывать себе даже в социально приемлемых удовольствиях; и наоборот, если суперэго слабое или отсутствует, человек может стать психопатом. Чрезмерно доминирующее эго можно увидеть у чрезмерно контролируемого человека, чье рациональное понимание реальности настолько сильно, что он не осознает своих эмоциональных потребностей, или у невротика, который чрезмерно защищается (чрезмерно использует защитные механизмы эго).

Защитные механизмы

Фрейд считал, что чувство тревоги возникает из-за неспособности Эго опосредовать конфликт между Ид и Супер-Эго.Когда это происходит, Фрейд считал, что эго стремится восстановить равновесие с помощью различных защитных мер, известных как защитных механизма (рис. 3). Когда определенные события, чувства или стремления вызывают индивидуальную тревогу, человек желает уменьшить эту тревогу. Для этого подсознание человека использует механизмы защиты эго, бессознательные защитные действия, направленные на уменьшение беспокойства. Эго, обычно сознательное, прибегает к бессознательным усилиям, чтобы защитить эго от подавления тревогой.Когда мы используем защитные механизмы, мы не осознаем, что используем их. Кроме того, они действуют различными способами, которые искажают действительность. Согласно Фрейду, все мы используем защитные механизмы эго.

Рисунок 3 . Защитные механизмы — это бессознательные защитные действия, направленные на уменьшение беспокойства.

Хотя все используют защитные механизмы, Фрейд считал, что чрезмерное их использование может быть проблематичным. Например, предположим, что Джо Смит — школьный футболист. В глубине души Джо испытывает сексуальное влечение к мужчинам.Его сознательное убеждение состоит в том, что быть геем аморально и что, если бы он был геем, его семья отреклась бы от него, и он подвергся бы остракизму со стороны сверстников. Следовательно, существует конфликт между его сознательными убеждениями (быть геем неправильно и приведет к изгнанию) и его бессознательными побуждениями (влечением к мужчинам). Мысль о том, что он может быть геем, вызывает у Джо чувство беспокойства. Как он может уменьшить свою тревогу? Джо может обнаружить, что ведет себя как «мачо», отпускает гейские шутки и придирается к школьному сверстнику-гею.Таким образом, бессознательные импульсы Джо еще больше подавляются.

Существует несколько различных типов защитных механизмов. Например, при вытеснении вызывающие тревогу воспоминания из сознания блокируются. В качестве аналогии предположим, что ваша машина издает странный шум, но поскольку у вас нет денег, чтобы ее починить, вы просто включаете радио, чтобы больше не слышать странный шум. В конце концов, вы забываете об этом. Точно так же в человеческой психике, если воспоминание слишком подавляющее, чтобы с ним можно было справиться, оно может быть вытеснено и, таким образом, удалено из сознания (Фрейд, 1920).Эта подавленная память может вызывать симптомы в других областях.

Другим защитным механизмом является формирование реакции , при котором кто-то выражает чувства, мысли и поведение, противоположные его склонностям. В приведенном выше примере Джо высмеивал сверстника-гомосексуалиста, в то время как сам испытывал влечение к мужчинам. В регрессии человек действует намного моложе своего возраста. Например, четырехлетний ребенок, который возмущается появлением новорожденного брата или сестры, может вести себя как младенец и снова пить из бутылочки.В проекции человек отказывается признать свои собственные бессознательные чувства и вместо этого видит эти чувства в ком-то другом. Другие защитные механизмы включают рационализацию , смещение и сублимацию .

Стадии психосексуального развития

Фрейд считал, что личность развивается в раннем детстве: детские переживания формируют нашу личность, а также наше поведение во взрослом возрасте. Он утверждал, что в детстве мы развиваемся через ряд стадий.Каждый из нас должен пройти через эти этапы детства, и если у нас не будет надлежащего воспитания и воспитания на каком-то этапе, мы застрянем или зациклимся на этом этапе, даже будучи взрослыми.

На каждой психосексуальной стадии развития стремление ребенка к удовольствию, исходящее от Ид, фокусируется на другой области тела, называемой эрогенной зоной. Стадии: оральная, анальная, фаллическая, латентная и генитальная (табл. 1).

Теория психосексуального развития Фрейда весьма противоречива.Чтобы понять истоки теории, полезно ознакомиться с политическим, социальным и культурным влиянием эпохи Фрейда в Вене на рубеже 20-го века. В ту эпоху климат сексуального подавления в сочетании с ограниченным пониманием и образованием, касающимся человеческой сексуальности, сильно повлиял на точку зрения Фрейда. Учитывая, что секс был запретной темой, Фрейд предположил, что негативные эмоциональные состояния (неврозы) возникают в результате подавления бессознательных сексуальных и агрессивных побуждений.Для Фрейда его собственные воспоминания и интерпретации переживаний и сновидений пациентов были достаточным доказательством того, что психосексуальные стадии были универсальными событиями в раннем детстве.

Таблица 1. Стадии психосексуального развития Фрейда
Сцена Возраст (лет) Эрогенная зона Крупный конфликт Пример фиксации для взрослых
Оральный 0–1 Рот Отлучение от груди или бутылочки Курение, переедание
Анал 1–3 Анус Приучение к туалету Аккуратность, беспорядок
Фаллический 3–6 Гениталии Комплекс Эдипа/Электры Тщеславие, чрезмерное честолюбие
Задержка 6–12 Нет Нет Нет
Генитальный 12+ Гениталии Нет Нет

Оральная сцена

На оральной стадии (от рождения до 1 года) удовольствие сосредоточено на рту.Прием пищи и удовольствие, получаемое от сосания (соски, пустышки и большого пальца), играют большую роль в первый год жизни ребенка. Примерно в возрасте 1 года младенцев отлучают от бутылочки или груди, и этот процесс может вызвать конфликт, если опекуны не справятся с ним должным образом. Согласно Фрейду, взрослый, который курит, пьет, переедает или грызет ногти, фиксируется на оральной стадии своего психосексуального развития; она могла быть отнята от груди слишком рано или слишком поздно, что привело к этим тенденциям фиксации, которые все стремятся ослабить тревогу.

Анальная сцена

После прохождения оральной стадии дети вступают в то, что Фрейд назвал анальной стадией (1–3 года). На этом этапе дети испытывают удовольствие от движений кишечника и мочевого пузыря, поэтому вполне логично, что конфликт на этом этапе связан с приучением к туалету. На этом этапе развития дети работают над тем, чтобы научиться контролировать себя. Фрейд предположил, что успех на анальной стадии зависит от того, как родители относятся к приучению к туалету. Родители, которые хвалят и вознаграждают, поощряют положительные результаты и могут помочь детям почувствовать себя компетентными.Жесткие родители в приучении к туалету могут заставить ребенка настолько бояться испачкаться, что он чрезмерно контролирует и зацикливается на анальной стадии, что приводит к развитию анально-удерживающей личности. Анально-сохраняющая личность скупа и упряма, имеет навязчивую потребность в порядке и аккуратности и может считаться перфекционистом. Если родители слишком снисходительны в приучении к туалету, ребенок может не развить достаточный самоконтроль, зациклиться на этом этапе и развить анально-экпульсивную личность.Анально-изгнательная личность неряшлива, небрежна, неорганизованна и склонна к эмоциональным вспышкам.

Фаллическая сцена

Третьей стадией психосексуального развития Фрейда является фаллическая стадия (3–6 лет), соответствующая возрасту, когда дети осознают свое тело и узнают различия между мальчиками и девочками. Эрогенной зоной на этом этапе являются половые органы. Конфликт возникает, когда ребенок испытывает влечение к родителю противоположного пола, а также ревность и ненависть к родителю своего пола.У мальчиков это называется Эдиповым комплексом, включающим стремление мальчика к своей матери и его стремление заменить своего отца, который рассматривается как соперник за внимание матери. В то же время мальчик боится, что отец накажет его за его чувства, поэтому он испытывает кастрационную тревогу . Эдипов комплекс успешно разрешается, когда мальчик начинает идентифицировать себя со своим отцом как косвенный способ иметь мать. Неспособность разрешить Эдипов комплекс может привести к фиксации и развитию личности, которую можно охарактеризовать как тщеславную и чрезмерно амбициозную.

Девочки переживают аналогичный конфликт на фаллической стадии — комплекс Электры. Комплекс Электры, хотя его часто приписывают Фрейду, на самом деле был предложен протеже Фрейда Карлом Юнгом (Jung & Kerenyi, 1963). Девушка жаждет внимания отца и хочет занять место матери. Фрейд также говорил, что девочки сердятся на мать за то, что она не дала им пенис — отсюда термин зависть к пенису . Хотя изначально Фрейд рассматривал комплекс Электры как параллель Эдипову комплексу, позже он отверг его, тем не менее он остается краеугольным камнем теории Фрейда, отчасти благодаря ученым в этой области (Freud, 1931/1968; Scott, 2005).

Период ожидания

За фаллической стадией психосексуального развития следует период, известный как латентный период (6 лет до полового созревания). Этот период не считается стадией, потому что сексуальные чувства бездействуют, поскольку дети сосредотачиваются на других занятиях, таких как школа, дружба, хобби и спорт. Дети обычно участвуют в мероприятиях со сверстниками того же пола, что способствует закреплению гендерно-ролевой идентичности ребенка.

Генитальная стадия

Заключительной стадией является генитальная стадия (начиная с полового созревания).На этой стадии происходит сексуальное пробуждение, когда вновь всплывают инцестуозные побуждения. Молодой человек перенаправляет эти побуждения на других, более социально приемлемых партнеров (которые часто напоминают родителя другого пола). Люди на этой стадии имеют зрелые сексуальные интересы, что для Фрейда означало сильное влечение к противоположному полу. Люди, которые успешно завершили предыдущие стадии, достигнув генитальной стадии без фиксаций, считаются уравновешенными, здоровыми взрослыми.

Хотя большинство идей Фрейда не нашли поддержки в современных исследованиях, мы не можем сбрасывать со счетов тот вклад, который Фрейд внес в область психологии.Именно Фрейд указал, что большая часть нашей психической жизни находится под влиянием переживаний раннего детства и происходит вне нашего сознательного понимания; его теории проложили путь другим.

В то время как внимание Фрейда к биологическим влечениям привело его к подчеркиванию влияния социокультурных факторов на развитие личности, его последователи быстро поняли, что одна только биология не может объяснить разнообразие, с которым они столкнулись по мере распространения практики психоанализа во время нацистского Холокоста.Антисемитизм, преобладавший в этот период времени, возможно, побудил основных психоаналитиков сосредоточить внимание в первую очередь на универсальности психологических структур разума.

Теории Фрейда сегодня

Эмпирические исследования по оценке психодинамических концепций дали смешанные результаты: одни концепции получили хорошую эмпирическую поддержку, а другие не очень. Например, представление о том, что мы выражаем сильные сексуальные чувства с самого раннего возраста, как предполагает модель психосексуальной стадии, не выдержало эмпирической проверки.С другой стороны, идея о том, что существуют зависимые, ориентированные на контроль и конкурентные типы личности — идея, также вытекающая из психосексуальной сценической модели, — кажется полезной.

Многие идеи с психодинамической точки зрения были изучены эмпирически. Люборски и Барретт (2006) проанализировали большую часть этого исследования; другие полезные обзоры предоставлены Bornstein (2005), Gerber (2007) и Huprich (2009). А пока давайте рассмотрим три психодинамические гипотезы, получившие убедительную эмпирическую поддержку.

  • Бессознательные процессы влияют на наше поведение, как предсказывает психодинамическая точка зрения. 90–196 Мы воспринимаем и обрабатываем гораздо больше информации, чем осознаем, и большая часть нашего поведения формируется чувствами и мотивами, о которых мы в лучшем случае лишь частично осознаем (Bornstein, 2009, 2010). Доказательства важности бессознательных влияний настолько убедительны, что стали центральным элементом современной когнитивной и социальной психологии (Robinson & Gordon, 2011).
  • Все мы используем средства защиты эго, и они помогают определить нашу психологическую адаптацию и физическое здоровье. Люди действительно различаются по степени, в которой они полагаются на различные защиты эго, настолько, что исследователи теперь изучают «стиль защиты» каждого человека (уникальный набор защит, которые мы используем). Оказывается, одни защиты более адаптивны, чем другие: рационализация и сублимация более здоровы (с точки зрения психологии), чем вытеснение и реактивное формирование (Cramer, 2006).Отрицание в буквальном смысле вредно для вашего здоровья, потому что люди, которые используют отрицание, склонны игнорировать симптомы болезни, пока не становится слишком поздно (Бонд, 2004).
  • Ментальные представления о себе и других действительно служат чертежами для последующих отношений. Десятки исследований показали, что мысленные образы наших родителей и других значимых личностей действительно формируют наши ожидания в отношении будущих дружеских и романтических отношений. Представление о том, что вы выбираете романтического партнера, похожего на маму или папу, является мифом, но это правда, что вы ожидаете, что другие будут относиться к вам так же, как к вам относились ваши родители в раннем возрасте (Silverstein, 2007; Wachtel, 1997).

Подумай об этом

  • Какие примеры защитных механизмов вы использовали сами или видели, как их использовали другие?

Глоссарий

анальная стадия: психосексуальная стадия, на которой дети испытывают удовольствие от дефекации и опорожнения мочевого пузыря

сознание: умственная деятельность (мысли, чувства и воспоминания), к которым мы можем получить доступ в любое время

защитный механизм:  бессознательное защитное поведение, направленное на снижение эго-тревожности

смещение: защитный механизм эго, при котором человек переносит неуместные побуждения или поведение на более приемлемую или менее опасную цель

эго: аспект личности, представляющий самость или часть личности, видимая другим

генитальная стадия: психосексуальная стадия, на которой основное внимание уделяется зрелым сексуальным интересам

id: аспект личности, состоящий из наших самых примитивных побуждений или побуждений, включая импульсы голода, жажды и секса

латентный период: психосексуальная стадия, на которой сексуальные чувства дремлют

невроз:  склонность испытывать негативные эмоции

оральная стадия: психосексуальная стадия, на которой удовольствие младенца сосредоточено на рту

фаллическая стадия: психосексуальная стадия, при которой основное внимание уделяется гениталиям

проекция: защитный механизм эго, при котором человек, столкнувшийся с тревогой, маскирует свои неприемлемые побуждения или поведение, приписывая их другим людям

стадии психосексуального развития: стадии развития ребенка, на которых стремление ребенка к получению удовольствий сосредоточено на определенных участках тела, называемых эрогенными зонами

рационализация:  механизм защиты эго, при котором человек, столкнувшийся с тревогой, оправдывает свое поведение

формирование реакции: защитный механизм эго, при котором человек, столкнувшийся с тревогой, меняет неприемлемые побуждения или поведение на противоположные

регрессия:  механизм защиты эго, при котором человек, столкнувшийся с тревогой, возвращается к более незрелому поведенческому состоянию

вытеснение: защитный механизм эго, при котором мысли и воспоминания, связанные с тревогой, сохраняются в бессознательном

сублимация: механизм защиты эго, в котором неприемлемые побуждения направляются в более подходящие виды деятельности

суперэго:  аспект личности, служащий моральным компасом или совестью

бессознательное: умственная деятельность, о которой мы не знаем и не можем получить доступ

Поддержите!

У вас есть идеи по улучшению этого контента? Мы будем признательны за ваш вклад.

Улучшить эту страницуПодробнее

Оговорка по Фрейду — это непреднамеренная оговорка

Оговорка по Фрейду — это непреднамеренная оговорка

Индекс социологии

Оговорка по Фрейду является непреднамеренной, особенно речевая ошибка, которая, кажется, раскрывает подсознательные чувства, а эти оговорки по Фрейду раскрывают наши скрытые желания и желания. Психоаналитик Зигмунд Фрейд утверждал, что наши скрытые или подавленные мысли имеют тенденцию неожиданно проявляться в том, что кажется обычными языковыми ошибками или ошибки памяти, называемые оговоркой по Фрейду.Есть определенное удовольствие в том, чтобы поймать человека на «оговорке», так называемая оговорка по Фрейду. Непреднамеренно говорящий впустил нас в его сокровенные мысли и обнаруживали скрытое, иногда глубокое восприятие.

Зигмунд Фрейд был первым обратить внимание на значение бессознательных процессов в норме и невротик поведение, и было основоположник психоанализа как теории личности и терапевтической практики.Через его концепцию Оговорка по Фрейду Зигмунд Фрейд предположил существование бессознательного элемента в разум, воздействующий на сознание, и конфликты в нем между различными наборы сил.

Описание оговорки по Фрейду при чтении и письме — Ричард С. Рух, Департамент коммуникации и организационного поведения, General Motors институт. Аннотация: В наших усилиях по более эффективному общению, оговорка по Фрейду — явление, которое часто напоминает нам о том, что мы несовершенны. коммуникаторы.Мы не всегда имеем в виду то, что говорим, или говорим то, что имеем в виду. Эта бумага представляет собой продолжение книги «Анализ оговорок по Фрейду и ошибок в речевой коммуникации». Целью этой статьи является чтобы проиллюстрировать возникновение оговорки по Фрейду при чтении и письме.

Возвращение к оговорке по Фрейду: случай ошибочной идентификации в «Поминках по Финнегану».
МакМахон, Барбара — Язык и общение, v15 n4 p289-328, октябрь 1995 г.
Аннотация: фокусируется на концепциях и аргументах психоанализа и представляет собой пример контраргумент об оговорке или оговорке по Фрейду.В статье очерчены психолингвистические отчеты о речевых ошибках, показывающие, как эти отчеты могут улучшить сравнение трех образцов литературных и нелитературных словесных замен, разъясняющих требования, предъявляемые к теории литературы.

Анализ оговорки по Фрейду и ошибок в речевом общении
Ричард С. Рух, Колледж прикладных наук, Университет Западного Мичигана, Каламазу, Мичиган. Журнал технического письма и коммуникаций, том 2, номер 4 / Октябрь 1972 года.
Аннотация: Оговорка по Фрейду — распространенное, но малоизученное явление речи. коммуникация. Хотя обычно мы можем легко определить оговорку по Фрейду, большинство из нас незнаком с тем, как, почему и где происходит оговорка по Фрейду. Во всех своих работах Фрейд никогда не обращался к оговорке по Фреду как таковой. Это фрейдистская трактовка я бы тем не менее, это позволяет нам установить рабочее определение оговорки по Фрейду и исследовать различия между оговоркой по Фрейду и ошибками в речи.Центральный Цель этой статьи — попытаться сформулировать теорию оговорки по Фрейду и речевые ошибки в контексте модели теории информации.

От личности к обществу — Зигмунд Фрейд: конфликт и культура

Поскольку Фрейд расширил сферу своих исследований, включив в нее основные вопросы моральной и политической жизни, он вдохновил интеллектуалов и художников на распространение его теорий о конфликтах, желаниях и бессознательном в новых областях.Многим казалось, что эти теории открывают многообещающие новые пути для понимания успехов и неудач современного общества. Другие думали, что эти пути ведут прямо к обману — или еще хуже. Первая часть этого раздела посвящена профессиональной экспансии психоанализа и критической реакции на эту экспансию. Затем выставка исследует теории общества Фрейда, от его рассуждений о его происхождении до его взглядов на современный мир. Жестокие кризисы, потрясшие мир в конце жизни Фрейда, являются предметом заключительной части этого раздела.

Расширение и критика

Энергичное распространение психоанализа при жизни самого Фрейда, с первых дней его Общества по средам в Вене до основания Международной психоаналитической ассоциации, сопровождалось столь же энергичной критикой и оспаривалось ею. Поскольку он стремился защитить свои идеи посредством институционализации и теоретической ортодоксальности, Фрейд иногда обращался с аналитиками, с которыми он не соглашался, как с диссидентами или даже еретиками.По мере того, как психоанализ быстро распространялся в медицине (особенно в Соединенных Штатах) и в других формах терапии, социальных науках, искусстве, литературе и массовой культуре, критика идей Фрейда и его практик не отставала. Перед лицом разногласий Фрейд помнил о создании и контроле своего интеллектуального наследия. Он попытался сделать это в трудах о происхождении своих собственных концепций и движения, которое он основал.

Ранняя организация

В 1902 году небольшая группа врачей, писателей и критиков начала собираться по средам вечером в резиденции Фрейда для обсуждения его идей и планов.Эти встречи положили начало Венскому психоаналитическому обществу. По мере роста организации Фрейд создал внутренний круг преданных последователей, так называемый «Комитет».

«Комитет:» (сидят слева направо) Фрейд, Шандор Ференци и Ханнс Сакс (стоят), Отто Ранк, Карл Абрахам, Макс Эйтингон и Эрнест Джонс. Берлин, 1922 г. Беккер Маас, фотостудия. Отдел печати и фотографий.Библиотека Конгресса (124) (LC-USZ62-119779)

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj124

Нет ни одного исследования, на которое можно было бы с уверенностью указать и сказать: «Вот окончательное подтверждение того или иного фрейдистского представления».

Х. Дж. Айзенк и Г. Д. Уилсон, 1973 г.

Приезд в Америку

Фрейд и его коллеги приехали в Массачусетс в 1909 году, чтобы читать лекции о своих новых методах понимания психических заболеваний.Фрейд читал лекции на немецком языке по записям, а позже опубликовал эти выступления для широкой публики. Среди присутствовавших были некоторые из самых важных интеллектуальных деятелей страны, такие как Уильям Джеймс, Франц Боас и Адольф Мейер. Это должна была быть единственная поездка Фрейда в Соединенные Штаты.

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj116

Фрейд — единственный живой человек за пределами баптистской церкви, который продолжает серьезно относиться к человеку.

Зельда Фицджеральд, 1932

Психоанализ выходит на международный уровень

Через несколько лет после визита в Соединенные Штаты была основана Международная психоаналитическая ассоциация. Фрейд назначил Карла Юнга своим преемником, чтобы возглавить Ассоциацию, и отделения были созданы в крупных городах Европы и в других местах. Регулярные встречи или конгрессы проводились для обсуждения теории, терапии и культурных приложений новой дисциплины.

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj123

Вы можете быть лаканианцами; что касается меня, то я фрейдист.

Жак Лакан, н.д.

Вернуться к началу

Психоаналитическая пресса

Издательство Международной психоаналитической ассоциации распространяло основные работы Фрейда, а также брошюры, клинические дискуссии и эссе различных психоаналитиков о культурной жизни.Эти публикации обсуждались не только в журналах по психологии, но и в основных газетах и ​​журналах по всему миру.

  • Сигм. Фрейд Гезаммельте Шрифтен. [Собрание сочинений Фрейда]. 1924. Избранные рекламные объявления и публикации Международного психоаналитического издательства. Музей Зигмунда Фрейда, Вена (146a)

  • Д-р Э. Хитшманн и д-р Э. Берглер.Die Geschlechtskälte der Frau. [Фригидность женщины] 1934. Избранные рекламные объявления и публикации Международного психоаналитического издательства. Музей Зигмунда Фрейда, Вена (146d)

  • Вера Шмидт. Psychoanalytische Erziehung в Sowjetrussland. [Психоаналитическое образование в Советской России]. Лейпциг: 1924. Избранные рекламные объявления и публикации Международного психоаналитического издательства. Музей Зигмунда Фрейда, Вена (146 г)

Добавить этот товар в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj146a

Гринвич-Виллидж прошла через радикализм, вседозволенность, фрейдизм, свободную любовь и синтетический джин — и со всем этим покончила.

Перо, 1921

Конфликт и распад

Некоторые из самых творческих коллег Фрейда в области психоанализа не довольствовались тем, что были просто последователями, и развивали различные идеи, которые, по мнению основателя, не соответствовали его собственным.Альфред Адлер и Карл Юнг, например, преуменьшали значение сексуальности в пользу других бессознательных сил. Фрейд столкнулся с полемикой внутри психоаналитического движения и со стороны критиков из различных областей медицины, гуманитарных и социальных наук.

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj131

Я , поэтому предпочитает Юнга, не так ли? Он намного более духовен.

Уолдо Франк, Праздник, 1923

Похоже, анализ был третьей из тех «невозможных» профессий, в которых можно быть уверенным в неудовлетворительных результатах.Два других, гораздо более старых, — это воспитание детей и управление нациями.

Зигмунд Фрейд, 1937

Я все еще в основном фрейдист.

Бенджамин Спок, 1989

Создание наследия

В дополнение к вводным объяснениям психоанализа Фрейд опубликовал отчеты о его теоретическом развитии и его росте как движения. Он был озабочен созданием институциональной основы для психоанализа, которая сохранится после его смерти, и формированием интеллектуального наследия на будущее.

  • «Некоторые элементарные уроки психоанализа», написанные для Британской энциклопедии. Голографическая рукопись, 1926 г. Отдел рукописей. Библиотека Конгресса (141)

  • «Автобиографическое исследование». Рукопись с голографическим переплетом, 1925 г. Отдел рукописей. Библиотека Конгресса (140)

  • «Очерк психоанализа». Голографическая рукопись, 1938 год.Отдел рукописей. Библиотека Конгресса (143)

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj141

Как может автобиографическое письмо в бездне непрекращающегося самоанализа породить всемирное учреждение?

Жак Деррида, 1980

Каждый час каждого дня. . . есть люди, которые не могут забыть имя, или оговориться, или впасть в депрессию; кто не может начать любовную связь или расторгнуть брак, не задаваясь вопросом, в чем может быть «фрейдистская» причина.

Альфред Казин, 1947

Кто может быть психоаналитиком?

По мере роста движения вопрос о том, кто может стать психоаналитиком, приобрел экономическую и интеллектуальную актуальность. В этой работе Фрейд выступал против того, чтобы сделать медицинскую степень обязательным условием для психоаналитического обучения. Суть тренинга заключается в том, чтобы самому пройти анализ.

Добавить этот товар в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj137

Вернуться к началу

Происхождение

Фрейд видел, что общество создает механизмы, обеспечивающие социальный контроль над человеческими инстинктами. Он считал, что в основе этих контролирующих механизмов лежит запрет на инцест. Далее он предположил, что это табу возникло из-за вины, проистекающей из убийства могущественного патриарха: после того, как тиранический отец убит, сыновья продолжают следовать патриархальным предписаниям, по которым они всегда жили.Для Фрейда прошлое — это не то, что может быть полностью переросло ни индивидуумом, ни обществом, а скорее то, что остается жизненно важной и часто разрушительной частью существования. Акцент на том, что прошлое живет в настоящем, является центральной темой психоаналитических подходов к личности и обществу.

Эволюция и Наследование

В своих трудах о происхождении общества Фрейд объединил свои собственные теории психологического конфликта с дарвиновскими взглядами на то, как самые ранние люди жили организованными группами.Фрейд свободно заимствовал из современной антропологии. Он даже воспринял идеи, которые уже потеряли научную достоверность, например представление о том, что мы физически наследуем аспекты опыта наших предков.

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj160

[The] примитивные этапы всегда можно восстановить; первобытный разум, в самом полном смысле этого слова, непреходящ.

Зигмунд Фрейд, 1915

Болезнь человека в конечном счете вызвана и поддерживается болезнью его цивилизации.

Герберт Маркузе, 1955

Научная ценность книги Фрейда [ Групповая психология ] состоит, вероятно, в том факте, что если она и есть что-либо, то это reductio ad absurdum словесных объяснений общества.

Американский журнал социологии, 1924 г.

В начале было дело

В этой работе Фрейд намеревался дать описание табу инцеста и запретов вообще.Он руководствовался идеей, что группы запрещают только то, чего действительно желают люди. По его словам, за законами, структурирующими человеческое общество, стоит ужас инцеста, а за этим ужасом — желание инцеста и убийственная способность действовать в соответствии с этим желанием.

Предметы из глубин

Фрейд был очарован древними предметами — как будто они были свидетелями глубочайших импульсов человечества, скрытых за тысячелетним цивилизационным процессом. Присутствие этих предметов, казалось, говорило ему о далеком, но все еще активном прошлом.

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj154

Эдипово видение демонстрирует явный патриархальный уклон: оно сводит политику к деятельности отцов и сыновей, в то время как женщинам отводится роль пассивных объектов мужского желания.

Хосе Бруннер, 1998 г.

Вернуться к началу

Следуй за лидером

Вопросы, которые Фрейд задавал о группах, лежат в основе всей политической философии: почему люди следуют за лидерами и почему люди отказываются от некоторых своих желаний, чтобы жить вместе? Рассмотрение Фрейдом этих вопросов привело его к мысли, что жизнь в обществе обязательно расстраивает некоторые из наших фундаментальных желаний.

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj158

Наука не иллюзия. Но было бы иллюзией полагать, что мы могли бы получить где-то еще то, что оно не может нам дать.

Зигмунд Фрейд, 1927

Проблемы культуры

Фрейд понимал культуру, как и сновидения и симптомы, как выражение желаний, находящихся в конфликте друг с другом и с обществом.Он считал, что религия, искусство и наука могут принести огромную пользу. Но он подчеркивал, что культура является продуктом импульсов, лишенных прямого сексуального или агрессивного удовлетворения. Если эти культурные практики не могут смягчить конфликты, лежащие в основе человеческой психики, то каковы тогда, спрашивает Фрейд, последствия для индивидуума? Если формы социальной жизни не удовлетворяют базовые психологические потребности, то каковы же последствия этих неудовлетворенных желаний для общества? Для Фрейда они оставались жизненно важными вопросами об отношениях между нашей цивилизацией и нами самими.

Артефакты и архаика

Фрейд, возможно, преувеличил, говоря, что он больше читал археологию, чем психологию, но он был глубоко поглощен археологическими исследованиями и артефактами других культур. После смерти отца Фрейд начал собирать артефакты, проводя собственный самоанализ. Всю оставшуюся жизнь он будет все больше привязываться к этим объектам, которые, казалось, и провоцируют мысли, и доставляют удовольствие.

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj162

Книга [Будущее иллюзии] свидетельствует о том, что гений экспериментальной науки не обязательно соединяется с гением логики или обобщающей силы.

Т.С. Элиот, 1928

Религиозные стремления

Для Фрейда религия была примитивной попыткой справиться с пугающими реалиями мира и невозможностью удовлетворить наши фундаментальные желания.Религия, по его мнению, была ответом на этот страх и тоску. Он считал, что любовь к отцу и страх перед ним нашли символическое выражение в основных религиозных традициях.

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj172

[Это] легко, как мы видим, для варвара быть здоровым; для цивилизованного человека задача трудна.

Зигмунд Фрейд, 1938

Искусство лиц

Глядя на портреты известных художников и ученых в Национальном портрете в Лондоне, Фрейд искал в их лицах признаки их характера.Он восхищался культурными достижениями как творческими трансформациями или сублимациями основных желаний. Он задавался вопросом, остались ли следы этих превращений на лицах портретов.

«Леонардо да Винчи и воспоминания о его детстве». Голографическая рукопись, 1910 г. Отдел рукописей. Библиотека Конгресса (164)

Добавить этот товар в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj164

Таким образом, Фрейд разрушает гуманистическую надежду на то, что сама высокая культура может заменить религию в качестве источника морального контроля.

Филипп Рифф, 1966 г.

Искусство понимания

Фрейд неоднократно возвращался в своих трудах к библейским историям об Иосифе и Моисее. Фрейд объясняет, что Моисей Микеланджело одновременно и зол на неверность своих последователей, и страстно желает подарить им великий дар, полученный им на горе Синай.Представление Микеланджело об этой амбивалентности, по-видимому, спровоцировало собственные чувства Фрейда по поводу его места в психоаналитическом движении.

Добавить этот элемент в закладки: //www.loc.gov/exhibits/freud/freud03.html#obj168

Я никогда не сомневался в том, что религиозные феномены следует понимать только по образцу известных нам отдельных невротических симптомов.

Зигмунд Фрейд, 1939

Вернуться к началу

ОДНА ТЕОРИЯ, ОБЪЯСНЯЮЩАЯ ОШИБКИ ПО ФРЕЙДУ – Chicago Tribune

Оговорка могла иметь катастрофические последствия.Профессор Даниэль Вегнер писал записку об изменении своих планов на обед коллеге, который ему не особенно нравился. Но вместо того, чтобы написать: «Надеюсь, ты сможешь пообедать без меня», он нечаянно написал: «Надеюсь, ты сможешь умереть без меня».

Вегнер, преподающий в Университете Вирджинии, вовремя заметил свою ошибку. Но как часто было сказано или сделано что-то грубое именно в тот момент, когда обидчик изо всех сил старается быть вежливым?

Еще со времен Фрейда психоаналитики считали такие оговорки побочным продуктом подсознания, и теперь Вегнер и его коллеги провели лабораторные эксперименты, подтверждающие эту гипотезу.Они также разработали теорию, объясняющую, почему такие колоссальные ошибки чаще всего происходят во время сильного стресса.

«Много раз мы заканчиваем тем, что говорим совершенно не то, что хотим, именно потому, что пытаемся подавить эту мысль», — сказал Вегнер, профессор психологии, чье последнее исследование по подавлению мыслей опубликовано в декабрьском номере Journal of Personality. и социальная психология.

Согласно противоречивой теории Вегнера, два психических процесса работают вместе, чтобы помочь людям контролировать свои мысли.Намеренный операционный процесс — это сознательная попытка контролировать мысли; процесс автоматического мониторинга — это подсознательный процесс, который постоянно ищет сбои в сознательном процессе.

Например, когда мы пытаемся создать хорошее настроение, мы можем начать сознательно думать о счастливых или приятных событиях. Но в то же время подсознательный монитор ищет нежелательные мысли, чтобы предупредить сознание об их присутствии.

Проблема возникает, когда сознание перегружается или отвлекается, что часто происходит, когда мы находимся в условиях дефицита времени или эмоционального стресса.Наше сознание забывает думать о радостных мыслях или вести вежливую болтовню, и нежелательные мысли, которые наша подсознательная сканирующая система держит на переднем плане ума, внезапно всплывают в сознании и вылетают из наших уст.

Психоаналитики говорят, что открытия Вегнера четко согласуются с тем, во что уже давно верит психоаналитическое сообщество: оговорки по Фрейду — это проявления бессознательного. Но те, кто исходит из более бихевиористской, менее аналитической точки зрения, не придают большого значения идеям Вегнера.

Вегнер говорит, что два эксперимента подтверждают его теорию. В первом он и его коллега Ральф Эрбер из Университета Де Поля попросили 56 студентов мужского и женского пола (которые не знали истинной цели исследования) либо убрать, либо сосредоточиться на определенном слове, например, «дом».

Затем они попросили студентов сказать, что пришло им на ум, когда они упомянули несколько слов, тесно связанных с домом, таких как «дом», «дверь» или «крыша». В нормальных условиях те студенты, которым было сказано не произносить слово «дом», не говорили «дом».Но в условиях сильного дефицита времени (на ответ у них было 3 секунды вместо 10) подавляющие студенты, как правило, выпаливали слово «дом» даже быстрее, чем те, кому было приказано сосредоточиться на том же слове и не подавлять его.

Во втором эксперименте 36 мужчин и женщин попросили пройти тест, обычно используемый психологами-экспериментаторами для определения того, какие мысли легче всего приходят в голову, — тест Струпа на интерференцию цветов и слов. разные цвета, и испытуемых просят назвать цвет, а не слово.Оказывается, для тех слов, к которым люди особенно чувствительны, например, для имени, они медленнее называют цвет, чем для слов, не имеющих для них особого значения.

В ходе этого эксперимента Вегнер и Эрбер обнаружили, что учащиеся медленнее называли правильный цвет, когда на экране мигало слово, которое их попросили скрыть, а не слово, на котором их попросили сосредоточиться.

«Это говорит о том, что мы более чувствительны к подавленным идеям, чем к вещам, о которых пытаемся думать намеренно», — сказал Вегнер.«И хотя люди обычно могут подавить мысль в нормальных условиях, когда они находятся в цейтноте или думают о чем-то другом, они менее способны контролировать свои мысли и в конечном итоге выбалтывают те самые мысли, которые пытаются выразить.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.