Ответы по правовой подготовке сотрудников полиции 2018: Первоначальная подготовка в мвд \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

Содержание

Первоначальная подготовка в мвд \ Акты, образцы, формы, договоры \ Консультант Плюс

]]>

Подборка наиболее важных документов по запросу Первоначальная подготовка в мвд (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Первоначальная подготовка в мвд Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:
Статья: К 10-летию Федерального закона «О полиции»: некоторые аспекты истории создания и принятия
(Футо С.Р.)
(«Административное право и процесс», 2021, N 5)Однако еще до создания Оргкомитета большой пласт подготовительной работы был проведен сформированной распоряжением статс-секретаря — заместителя Министра внутренних дел Российской Федерации от 31 марта 2010 г. N 1/2614 на базе Правового департамента МВД России Рабочей группой по подготовке закона о полиции . В частности, именно ею была сформулирована его первоначальная концепция. В рамках подготовленного и утвержденного Плана мероприятий МВД России по подготовке проекта Федерального закона «О милиции» (N 1/1693 от 2 марта 2010 г.) в соответствии с распоряжением Министра внутренних дел Российской Федерации от 2 марта 2010 г. N 1/1694 были запрошены, а по поступлении систематизированы и проанализированы материалы научных центров МВД России (Академии управления МВД России, Московского, Санкт-Петербургского, Краснодарского университетов, Омской академии МВД России, ВНИИ МВД России).

Нормативные акты: Первоначальная подготовка в мвд
Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:

Приказ МВД России от 19.11.2013 N 919
(ред. от 28.10.2015)
«Об утверждении ведомственной целевой программы «Сельский участковый»В соответствии с пунктом 9.2 решения Коллегии ДГСК МВД России совместно с ГУОООП МВД России в настоящее время прорабатывается вопрос об увеличении количества обученных руководителей (их заместителей) подразделений по организации работы участковых уполномоченных полиции территориальных органов МВД России на районном уровне на базе образовательных учреждений системы МВД России в рамках реализации Плана первоначальной подготовки, повышения квалификации, профессиональной переподготовки и учебных сборов сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации в 2013 году (далее — план).

предубеждения и стереотипы старшеклассников города Екатеринбурга

%PDF-1.5 % 1 0 obj > /Metadata 4 0 R >> endobj 5 0 obj /Title >> endobj 2 0 obj > endobj 3 0 obj > endobj 4 0 obj > stream
  • Образ сотрудника полиции: предубеждения и стереотипы старшеклассников города Екатеринбурга
  • Шурова Е. С.1.52018-06-28T11:03:01+05:002018-06-28T11:03:01+05:00 endstream endobj 6 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] /XObject > >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents [96 0 R 97 0 R 98 0 R] /Group > /Tabs /S /StructParents 0 /Annots [99 0 R] >> endobj 7 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [100 0 R 101 0 R 102 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 103 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 1 >> endobj 8 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 104 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 5 >> endobj 9 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 105 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 6 >> endobj 10 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 106 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 7 >> endobj 11 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [108 0 R 109 0 R 110 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 111 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 8 >> endobj 12 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 112 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 12 >> endobj 13 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 114 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 13 >> endobj 14 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 115 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 14 >> endobj 15 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [116 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 117 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 15 >> endobj 16 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 118 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 17 >> endobj 17 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 119 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 18 >> endobj 18 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 120 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 19 >> endobj 19 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 121 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 20 >> endobj 20 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [122 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 123 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 21 >> endobj 21 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 124 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 23 >> endobj 22 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 125 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 24 >> endobj 23 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 126 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 25 >> endobj 24 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 127 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 26 >> endobj 25 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 128 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 27 >> endobj 26 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 129 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 28 >> endobj 27 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 130 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 29 >> endobj 28 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 131 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 30 >> endobj 29 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 132 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 31 >> endobj 30 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 133 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 32 >> endobj 31 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 134 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 33 >> endobj 32 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 135 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 34 >> endobj 33 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 136 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 35 >> endobj 34 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 137 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 36 >> endobj 35 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 138 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 37 >> endobj 36 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 139 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 38 >> endobj 37 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 141 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 39 >> endobj 38 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 142 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 40 >> endobj 39 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 143 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 41 >> endobj 40 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 144 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 42 >> endobj 41 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 145 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 43 >> endobj 42 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 147 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 44 >> endobj 43 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 148 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 45 >> endobj 44 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [149 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 150 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 46 >> endobj 45 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 151 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 48 >> endobj 46 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 152 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 49 >> endobj 47 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 153 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 50 >> endobj 48 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 154 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 51 >> endobj 49 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 155 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 52 >> endobj 50 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 156 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 53 >> endobj 51 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 157 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 54 >> endobj 52 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 158 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 55 >> endobj 53 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 159 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 56 >> endobj 54 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 160 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 57 >> endobj 55 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 161 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 58 >> endobj 56 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 162 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 59 >> endobj 57 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 163 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 60 >> endobj 58 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 165 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 61 >> endobj 59 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 166 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 62 >> endobj 60 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 167 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 63 >> endobj 61 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 168 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 64 >> endobj 62 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 169 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 65 >> endobj 63 0 obj > /ExtGState > /XObject > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 173 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 66 >> endobj 64 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 175 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 67 >> endobj 65 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 176 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 68 >> endobj 66 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 177 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 69 >> endobj 67 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 178 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 70 >> endobj 68 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 179 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 71 >> endobj 69 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [180 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 181 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 72 >> endobj 70 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [182 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 183 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 74 >> endobj 71 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 184 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 76 >> endobj 72 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /Annots [185 0 R 186 0 R 187 0 R 188 0 R 189 0 R] /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 190 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 77 >> endobj 73 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 191 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 83 >> endobj 74 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 192 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 84 >> endobj 75 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 194 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 85 >> endobj 76 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 196 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 86 >> endobj 77 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 197 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 87 >> endobj 78 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 198 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 88 >> endobj 79 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 199 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 89 >> endobj 80 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 200 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 90 >> endobj 81 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 201 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 91 >> endobj 82 0 obj > /ExtGState > /ProcSet [/PDF /Text /ImageB /ImageC /ImageI] >> /MediaBox [0 0 595.32 841.92] /Contents 202 0 R /Group > /Tabs /S /StructParents 92 >> endobj 83 0 obj > endobj 84 0 obj > endobj 85 0 obj > endobj 86 0 obj > endobj 87 0 obj > endobj 88 0 obj > endobj 89 0 obj > endobj 90 0 obj > endobj 91 0 obj > endobj 92 0 obj > endobj 93 0 obj > endobj 94 0 obj > endobj 95 0 obj > stream x

    Правовая культура сотрудника полиции как ответ на провоцирующее поведение граждан Текст научной статьи по специальности «Право»

    Полицейская деятельность

    Правильная ссылка на статью:

    Мантуров О.С., Нелюбин Р.В. — Правовая культура сотрудника полиции как ответ на провоцирующее поведение граждан // Полицейская деятельность. — 2019. — № 4. DOI: 10.7256/2454-0692.2019.4.30844 ЦЖЬ: htфs//nbpublishxomlbrary_read_artide.php?id=30844

    Правовая культура сотрудника полиции как ответ на провоцирующее поведение граждан

    Мантуров Олег Сергеевич

    кандидат философских наук

    старший преподаватель, кафедра общзй психологии и гуманитарных дисциплин, Уральский

    юридический институт МВД России

    620057, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, уп. Корепина, 66

    И [email protected]

    Нелюбин Роман Владимирович

    старший преподаватель, кафедра тактико-специальной подготовки, Уральский юридический институт

    МЗД России

    620057, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, уп. Корепина, 66

    И [email protected]

    Статья из рубрики «Полиция и институты гражданского общества»

    Аннотация.

    Статья посвящена исследованию провокации как одного из видов дискриминационных действий граждан, направленных на сознательное умаление чести, достоинства и авторитета сотрудника полиции. В ходе исследования выявлены причины осуществления провокаций со стороны граждан в отношении сотрудника полиции, недостаточность навыков сотрудников по пресечению провокационных действий, отсутствие в российском законодательстве норм, устанавливающих юридическую ответственность граждан за данные деяния. В статье анализируются значимые компоненты правовой культуры сотрудника полиции, позволяющей выстраивать взаимоотношения с гражданами в рамках правового поля. Методы, использованные в ходе исследования: анализ и синтез существующих научных концепций, посвященных сущности правовой культуры и способам формирования профессионального правосознания сотрудников полиции, контент-анализ как метод изучения текстов массовой коммуникации, позволивший установить и проблематизировать предмет исследования, выявить деструктивные стратегии взаимодействия граждан с сотрудниками полиции. Научная новизна исследования заключается в проблематизации провокации как одной из форм дискредитации сотрудника полиции со стороны граждан, установлении мотивов, лежащих в основе данного деструктивного поведения, а также причин, препятствующих эффективному противостоянию дискредитации в отношении отдельных сотрудников полиции. В статье проанализировано значение формирования правовой культуры сотрудника полиции при противодействии провоцирующему поведению граждан, даны рекомендации по совершенствованию правовой, морально-психологической, служебной подготовки сотрудников полиции, направленные на формирование у сотрудников

    навыков противодействия провокациям со стороны граждан.

    Ключевые слова: правовая культура, общественный контроль, дискредитация, провокация, провоцирующее поведение, правовой эгоцентризм, профилактика правонарушений, правосознание сотрудника полиции, служебная подготовка, профе с сиона льна я этика

    DOI:

    10.7256/2454-0692.2019.4.30844

    Дата направления в редакцию:

    20-09-2019

    Дата рецензирования:

    20-09-2019

    За последние годы мы все больше можем наблюдать картину, когда сотрудник полиции оказывается жертвой провоцирующего поведения со стороны граждан. Пренебрежительно-негативное отношение граждан к сотрудникам полиции за последние годы начинает приобретать форму неприкрытой агрессии, вызванной ощущением вседозволенности в правовом поле. Негативно-правовой радикализм, все более превращающийся в модель поведения отдельных представителей гражданского общества с сотрудниками полиции, приводит к тому, что граждане в целях привлечения внимания и получения сомнительной «славы» считают для себя возможным осуществлять провокации сотрудников полиции, направленные на публичную демонстрацию некомпетентности сотрудника в неординарных служебных ситуациях. Самый громкий случай, прозвучавший во всех новостных сводках страны: 6 мая 2018 г. на станции метро «Сухаревская» в Москве гражданин И. Малеков «в шутку» приподнял сотрудника Росгвардии и пронес его на руках несколько метров на глазах изумленных граждан. Жертвами подобных этой провокаций рискуют стать прежде всего те сотрудники, что взаимодействуют с гражданами в публичном пространстве — сотрудники ГИБДД, ППСП, Р ос гв а рдии и т.д.

    Как одна из форм дискредитации [см., напр., 1, с. 57], провоцирующее поведение граждан по отношению к представителям власти несет в себе ощутимую угрозу. Заметим, что речь в этом и подобных ему случаях идет не о применении физического насилия по отношению к сотруднику правоохранительной системы, которое так или иначе является фактором риска, сопровождающим правоохранительную деятельность во все времена. Речь идет именно о сознательном поведении граждан, рассчитывающих дискредитировать сотрудника полиции в глазах общественности, не причиняя ему существенного вреда и тем самым избегая уголовной ответственности. Несмотря на это, подобные провокации оказывают ощутимый вред как полиции в целом, так и отдельным сотрудникам, в отношении которых они были произведены. Так, к примеру, сотрудник Росгвардии, ставший объектом провокации со стороны Малекова, в скором времени уволился со службы в органах внутренних дел по собственному желанию.

    Изучение мотивов, лежащих в основе провокационного поведения граждан по отношению к сотрудникам полиции, позволит нам выявить основные стратегии по противодействию подобным поступкам. Большая их часть лежит в области психологии. Ж елание прославиться, получить определенную долю общественного внимания (измеряемого количественно в «лайках», если речь идет о соцсетях и видеохостингах), сделать себе имя — вот что движет большинством таких граждан. Многие из них пытаются продемонстрировать собственную храбрость, вступая в конфликт с представителем власти, заведомо занимая в таком конфликте позицию «жертвы» и защищаясь правами и законом. Большинство граждан, отваживающихся на провокацию сотрудника полиции с целью получения определенного видеоконтента, прекрасно разбираются в законах, заранее изучили ведомственные нормативно-правовые акты и прописанные в них обязанности сотрудника полиции, еще до начала общения с сотрудником настроены на нагнетание конфликтной ситуации в целях публичной демонстрации его профессиональной некомпетентности. Склонность граждан к злоупотреблению правом, применению права в рядовых жизненных ситуациях характеризует такую форму деформации правосознания, как правовой эгоцентризм: «При правовом эгоцентризме правовая информированность с точки зрения ее когнитивного компонента (правовых знаний) находится на высоком уровне, искажения происходят в мотивационном компоненте. Последний, обусловленный позицией имморализма и вседозволенности, придает правовым знаниям прагматичный характер. Это, в свою очередь, порождает изменения в деятельностном компоненте, который приобретает направленность утилитарного удовлетворения узкоэгоистических интересов.Ье» может принести владельцу страницы порядка двух долларов США. Сумма небольшая, но если провести анализ контента, размещенного на вышеназванном сайте, можно увидеть, что, к примеру, видеоролик «Драка с полицейским в метро» набрал 232 тысячи просмотров пользователей, ролик «Самый безграмотный сотрудник полиции» — 65 тысяч, «Лев против — беспредел сотрудников полиции» — 544 тысячи просмотров, а обозначенный нами в самом начале статьи ролик — более 70 тысяч просмотров только на одном из ресурсов. Есть большое число «антиполицейских» роликов, количество просмотров которых превышает 1 миллион (приводить их названия и адреса размещения не позволяет научная этика). Контент-анализ подобных ресурсов и материалов зримо показывает, что кроме славы авторы подобных материалов могут заработать достаточную сумму денег, которая «компенсирует» им моральный ущерб, полученный при общении с сотрудником полиции, выбранным в качестве «жертвы» провокации. Данные цифры могут означать, что с каждым годом количество граждан, сознательно осуществляющих провокацию в отношении представителя правоохранительной системы, будет только расти. Несмотря на то, что открытость и публичность являются одними из основных принципов деятельности полиции, подобный «контроль» представителей гражданского общества за исполнением служебных обязанностей отдельными сотрудниками полиции представляет ощутимую угрозу, подрывающую авторитет и формирующую негативный имидж всей правоохранительной системы.

    Большинство провокаций граждан по отношению к сотрудникам полиции осуществляются под видом «народного контроля» за их деятельностью. Но далеко не все представители гражданского общество знают законодательную базу, согласно которой данный контроль

    может осуществляться. Прежде всего, осуществление общественного контроля за государственными органами, включая правоохранительные, регламентируется Федеральным законом от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного

    контроля в Российской Федерации» Согласно данному закону, граждане вправе участвовать в осуществлении общественного контроля лично, но — в качестве общественных инспекторов и общественных экспертов. Устанавливает данный закон и формы общественного контроля, прописывает права и обязанности субъектов общественного контроля, но отдельные граждане в качестве субъектов общественного контроля не названы. Общественный контроль за деятельностью полиции регламентируется ст. 50 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ «О полиции» [4], однако и она никак не затрагивает отдельных граждан как субъектов такого контроля. Многие представители гражданского общества считают, что, провоцируя сотрудника полиции на нарушение законодательства в той или иной степени, они осуществляют благородную цель — недопущение совершения им правонарушений, осуществление профилактического надзора и т.д. Однако такие взгляды в корне противоречат положениям Федерального закона от 23 июля 2016 г. № 182-ФЗ «Об

    основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации» который также не предусматривает участие граждан в качестве отдельных субъектов осуществления профилактики правонарушений, в том числе таких форм профилактического воздействия, как правовое просвещение и правовое информирование, профилактическая беседа. Отдельного внимания заслуживает и тот факт, что до сих пор не закреплена законодательно юридическая ответственность граждан за совершение провокационных действий в отношении сотрудников полиции и иных представителей власти. Все это приводит к тому, что дискредитация полиции в той или иной форме становится удобной моделью поведения для отдельных представителей гражданского общества.

    В целях противодействия дискредитации сотрудников полиции в 2017 г. при Главном управлении собственной безопасности МВД России было создано подразделение по защите сотрудников от дискредитации. Тем не менее, в условиях открытого общества деятельность данного подразделения фактически не может обеспечить защиту сотрудника полиции от провокаций. Во многих случаях провокации сотрудников полиции со стороны граждан имеют своей целью создание видеороликов, направленных на получение большого общественного резонанса. Информация, выложенная гражданами в информационную сеть, молниеносно разлетается по социальным сетям и группам, в течение суток становится известной журналистам и получает огласку на информационных ресурсах с большим количеством пользователей, создавая общественный резонанс и в течение одного-двух дней формируя общественное мнение. Опровержение же этой информации, равно как и защита чести и достоинства отдельного сотрудника, дискредитированного гражданами, растягивается на месяцы: от проведения служебной проверки по факту компрометирования до передачи материалов в суд и вынесения им решения о публикации опровержения или наказании гражданина, осуществившего провокацию.

    Есть и объективные факторы, позволяющие гражданам осуществлять провокационные действия по отношению к представителю власти, не неся за это никакой ответственности, а значит, и повторять подобные деяния вновь и вновь. Прежде всего, до сих пор не создано четких алгоритмов по осмотру и фиксации нотариусом информации в сети интернет, могущей послужить доказательной базой для подачи искового заявления в суд. Если материал дискредитирует территориальный орган МВД России или конкретное

    подразделение, возможно выделение средств из бюджета органов внутренних дел по защите от подобной дискредитации, тогда как отдельный сотрудник, ставший жертвой провокации в целях дискредитации, зачастую вынужден самостоятельно оплачивать стоимость нотариальных услуг по фиксации порочащей его честь и достоинство информации. Учитывая малозначительность деяния и юридические сложности в привлечении граждан к уголовной ответственности, многие сотрудники предпочитают пренебречь своим правом на защиту чести, достоинства и деловой репутации. Конечно, играют свою роль и психологические факторы: мало кому из сотрудников захочется участвовать в судебном процессе, в ходе которого будут подробно разбираться их собственные морально-психологические качества, соответствие порочащих сведений действительности, профессиональное поведение и навыки. Не будем забывать и о служебной нагрузке на каждого сотрудника полиции, которая зачастую не позволяет найти свободное от выполнения непосредственных служебных обязанностей время для составления исковых документов, посещения судебных заседаний и т.д.

    Увы, страдает и правовая подготовка сотрудников полиции, которые в ситуациях конфликта с гражданами теряются и не могут осуществить свою деятельность, точно следуя букве закона и не пренебрегая ни одной из обязанностей, прописанных в нормативных актах. Незнание многими сотрудниками полиции дословных формулировок конкретных прав и обязанностей, норм закона, в ситуации указания на это гражданами вызывает стрессовую реакцию, которая приводит в конечном счете к эмоциональному возбуждению, потере контроля над своим поведением и речью, психологической и физической агрессии, вызвать которую и ставят цель многие из числа провокаторов. Подобная реакция происходит у многих сотрудников и при виде объектива видеокамеры или сотового телефона, нацеленного на них, особенно если это сопровождается просьбой гражданина представиться, назвав свою должность, звание и фамилию, предъявить на камеру служебное удостоверение или нагрудный знак сотрудника полиции.

    Трудно не согласиться с утверждением о том, что провокация гражданами сотрудника полиции «наносит серьезный вред авторитету правоохранительных органов, выставляет их в смешном и нелепом виде в неподходящих для этого ситуациях, мешает нормальной работе сотрудников, умаляет их достоинство. При внимательном рассмотрении случаев провокации бросается в глаза неумение сотрудников полиции действовать в подобных ситуациях, их растерянность, а также отсутствие нормы, на основании которой в рамках правового поля сотрудники полиции могут пресечь деятельность таких

    «правозащитников» и защитить свою честь и достоинство от посягательств» [6, с 28]. Все это говорит нам о том, что необходимо выработать четкие алгоритмы действия сотрудника полиции в ситуациях провоцирующего поведения граждан, следуя которым каждый сотрудник полиции может отстоять свои честь и достоинство, не вступая в конфликт с гражданами, а также не нанести ущерба органам внутренних дел в целом. Так или иначе, конструктивность действий сотрудника полиции при общении с провокатором будет напрямую зависеть от уровня сформированности у него правовой культуры. Тем самым мы можем заключить, что формирование правовой культуры сотрудников полиции является первоочередной целью, которая стоит перед органами внутренних дел в деле обеспечения общественного доверия и поддержки граждан.

    В научной литературе мы можем встретить более десятка определений понятия «Правовая культура». Обратимся к определению, данному Е. В. Богатовой: «Правовая культура — это процесс правового развития гражданина, отдельных групп общества, основанный на усвоении (осмыслении) накопленных знаний и их трансляции

    (воплощении, применении) как в обыденной (социальной), так и правовой жизни, а также претворении своих прав, свобод и законных интересов в правовую деятельность»

    ———33]. Сотрудников полиции как особых субъектов правоотношений отличает специфическое профессиональное правосознание, направленное на непримиримость к любого рода правонарушениям, и соответствующие ему особенности развития правовой культуры. Исходя из этого, под правовой культурой сотрудника полиции мы можем понимать «разновидность общей правовой культуры, отражающей определенный уровень правосознания, законности, совершенства законодательства, юридической практики и всецело охватывающей ценности, которые созданы людьми в области права» [8, с- 25″».

    Правовая культура сотрудника полиции характеризуется определенными детерминантами. Прежде всего, это знание сотрудником полиции законодательства и стремление осуществлять его в своей служебной и повседневной деятельности. Очень часто объектами для провокации граждан выступают сотрудники, нарушающие законодательство в рядовых служебных ситуациях, к примеру, паркующие служебный автомобиль в неположенном месте или нарушающие иные правила дорожного движения. В идеале необходимость следования закону должна стать не просто императивом служебного поведения, но и внутренней потребностью сотрудника, убежденного в необходимости и правильности соблюдения правовых предписаний: «Профессионалом может быть только специалист высокого уровня, который, кроме специальных знаний, умений и навыков, имеет высокий уровень моральных и нравственных качеств, сформированных и усвоенных профессионально-этических ценностей, которые не допустят возможного нарушения профессионально-этических норм, особенно ради удовлетворения индивидуальных потребностей» [9, с 106″1. При этом правовая культура сотрудника полиции связана не только со знанием законодательства и умением применять его в служебной деятельности, но и стремлением сотрудника к совершенствованию собственной правовой подготовки, регулярному отслеживанию изменений в законодательстве, обмену положительным опытом с коллегами по службе.

    Существенной характеристикой правовой культуры сотрудника полиции остается нормативность. Многие требования к служебному поведению сотрудника закреплены в нормативных правовых актах, поэтому на основе своих правовых знаний сотрудник полиции в своей деятельности должен научиться правильному пониманию осуществляемых им функций по отношению к гражданам, умению реализовывать нормы права при исполнении своих обязанностей и убедить граждан в необходимости следования данным нормам, точному и неукоснительному соблюдению законов.

    Нельзя забывать и о том, что, согласно федеральному закону от 7 февраля 2011 г.4″, назначением полиции служит прежде всего защита жизни, здоровья, прав и свобод граждан. Поэтому правовая культура сотрудника полиции характеризуется также неукоснительным соблюдением прав человека и гражданина, уважением его личности и достоинства, толерантным отношением к любым участникам правоотношений. Обеспечение прав и законных интересов граждан каждым сотрудником полиции — наилучшая стратегия по формированию положительного мнения граждан о деятельности полиции.

    Исходя из этого, мы можем заключить, что повышение уровня правовой культуры сотрудников полиции в настоящий момент времени является одним из наиболее эффективных способов защиты от провоцирующего поведения граждан и иных форм дискредитации. Эта задача может решаться только при проведении комплекса мероприятий.

    Правовая подготовка сотрудников полиции, помимо чтения лекций на актуальные социальные и политические темы, должна включать в себя публичный анализ действий конкретных представителей правоохранительной системы, нарушивших определенные нормы закона или требования к служебному поведению сотрудников полиции, допустивших необоснованное применение физической силы и специальных средств в отношении граждан, ставших жертвами провокации или иных видов дискредитации со стороны граждан. Ознакомление с изменениями в законодательстве должно дополняться разъяснением последовательности действий сотрудника в ситуациях, когда данные нормы закона необходимо применять на практике.

    При осуществлении морально-психологической подготовки в целях обеспечения подготовленности сотрудника полиции к возможным ситуациям совершения в отношении него провокационных действий необходимо разработать систему тренингов, моделирующих различные ситуации провоцирующего поведения граждан, с которыми сотрудник может столкнуться в реальной служебной деятельности. Эту задачу можно поставить перед образовательными организациями и научными центрами МВД России, инициируя комплекс научно-исследовательских работ по вопросам формирования правовой культуры сотрудника полиции, механизмов формирования общественного мнения о полиции в современном обществе, культуры профессионального общения сотрудников полиции с гражданами. Повышению уровня правовой культуры сотрудника полиции способствует и эстетическое воспитание, участие в культурно-массовой деятельности, отвечающей целям правовоспитательной работы.

    В рамках служебной подготовки необходимо выработать четкие алгоритмы действий сотрудника полиции в случае попыток граждан снять на видеокамеру осуществление им служебных обязанностей, которые не противоречили бы действующему законодательству и вместе с тем отвечали морально-нравственному стандарту поведения. Проведенная работа должна иметь своим результатом выработку методических рекомендаций, которые будут направлены в территориальные органы внутренних дел для ознакомления с ними сотрудников. Большое значение для сотрудников полиции будет иметь также доведение до личного состава информации о результатах деятельности органов внутренних дел в сфере защиты чести, достоинства и деловой репутации сотрудников полиции, ставших жертвой провокаций и иных видов дискредитации со стороны граждан.

    Наконец, борьба с провокационными действиями граждан в отношении сотрудников полиции не может быть эффективной без изменения действующего законодательства. Согласимся с выводами цитируемого нами ранее исследования Е. В. Лооса, который считает необходимым «ввести в юридический оборот понятие «провокация сотрудника полиции», под которым следует понимать умышленные действия, выражающиеся в создании помех для нормального выполнения сотрудниками полиции своих служебных обязанностей, оскорбительном приставании к ним при исполнении служебных обязанностей, а равно направленные на снижение авторитета сотрудников полиции как официальных представителей государственной власти, умаление их личного достоинства и профессиональной репутации. Соответствующие деяния предлагается квалифицировать по ст. 20.1 «Мелкое хулиганство» Кодекса Российской Федерации об

    административных правонарушениях» —с:—28]. Имеет смысле также внести соответствующие изменения в Федеральный закон от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ «Об основах общественного контроля в Российской Федерации», Федеральный закон от 23 июля 2016 г. № 182-ФЗ «Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации», Федеральный закон от 2 апреля 2014 г. N 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка», направленные на недопущение нарушений и

    злоупотреблений со стороны граждан при взаимодействии с сотрудниками полиции и осуществлении ими контроля за профессиональной деятельностью полицейских.

    Библиография

    1. Дьяченко Н. Н. Формы и виды дискредитации сотрудников органов внутренних дел // Научный портал МВД России. — 2013. — № 3. — С. 55-59.

    2. Осипов Р. А. Правовая информированность как средство противодействия деформациям правосознания личности // Вестник Волгоградской академии МВД России. — 2018. — № 1 (44). — С. 22-25.

    3. Об основах общественного контроля в Российской Федерации: федеральный закон от 21 июля 2014 г. № 212-ФЗ [Электронный ресурс]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_165809/ (дата обращения 02.09.2019).

    4. О полиции: федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ [Электронный ресурс]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_110165/ (дата обращения 02.09.2019).

    5. Об основах системы профилактики правонарушений в Российской Федерации: федеральный закон от 23 июля 2016 г. № 182-ФЗ. [Электронный ресурс]. — URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_199976/ (дата обращения 02.09.2019).

    6. Лоос Е. В. Провокация сотрудников полиции // Алтайский юридический вестник. -2019. — № 2 (26). — С. 25-28.

    7. Богатова Е. В. Правовая культура: статика и динамика понимания // Философия права. — 2017. — № 4 (83). — С. 30-33.

    8. Бондарев А. А. Правовая культура сотрудников полиции в контексте их профессиональной деятельности // Наука и практика. — 2015. — № 4 (65). — С. 2527.

    9. Вызулин Е. А. Проблемы формирования профессионально-этической культуры сотрудников полиции при прохождении службы // Вестник Калининградского филиала Санкт-Петербургского университета МВД России. — 2017. — № 2 (48). — С. 106-107.

    10. Башкатов С. Операция «видеопровокация», или Как защитить честь мундира // Объединенная редакция МВД России. — 18.10.2018. — URL:

    http://www.ormvd.ru/pubs/100/operation-videoprofile-or-how-to-protect-the-honor-of-the-uniform

    11. Сизов В. Е., Жуков В. Г. Основные проблемы формирования профессионального правосознания сотрудников полиции на современном этапе // Вестник Воронежского института МВД России. — 2019. — № 1. — С. 130-134.

    В Саратове полицейские присоединились к акции «Студенческий десант» | 18 января 2022, 15:28

    В Саратове стартовала всероссийская акция «Студенческий десант». В рамках проводимых мероприятий сотрудники городской полиции провели встречу с учащимися  профессионально-педагогического колледжа СГТУ им. Ю.А. Гагарина.

    Старший инспектор ПДН ОП 5 в составе УМВД России по городу Саратову капитан полиции Наталья Песчанская познакомила учащихся с работой сотрудников полиции. От ребят поступило множество вопросов о поступлении на службу в правоохранительные органы, специфике работы, социальных гарантиях, возможности поступления после колледжа в ВУЗы системы МВД, по всем вопросам ребята были подробно проинформированы.

    В рамках правовой лекции студентам напомнили о недопущении совершения правонарушений и ответственности за их совершение, о первостепенных мерах, позволяющих в значительной мере предупредить распространение наркомании. Кроме того, ребята узнали о наиболее популярных схемах мошенничества и получили профилактические листовки, разъясняющие способы защиты от преступлений, совершаемых в сфере информационно-телекоммуникационных технологий.

    Старший инспектор охраны общественного порядка Управления МВД России по городу Саратову капитан полиции Оксана Ваденеева рассказала о деятельности общественной организации Добровольная народная дружина, о том, как дружинники содействуют органам внутренних дел в охране общественного порядка, участвуют в предупреждении и пресечении правонарушений на территории города областного центра. Ребят интересовали требования к кандидатам, порядок подачи документов,  особенности работы в ДНД, нормативы по физической подготовке  и многое другое. На все вопросы сотрудниками полиции были даны исчерпывающие ответы.

    В завершение встречи студенты поблагодарили полицейских за то, что они помогли узнать им много интересного о своей службе, а некоторые выразили желание связать свою дальнейшую жизнь с работой в полиции.

    18 янв 2022, 15:28 456 Поделиться: 0

    Рассмотрение жалоб и заявлений. Взаимодействие с сотрудниками по-лиции в день голосования, находящимися на избирательном участке

    Рассмотрение жалоб и заявлений. Взаимодействие с сотрудниками по-лиции в день голосования, находящимися на избирательном участке

    1. Рассмотрение жалоб и заявлений

    Участковые комиссии обязаны рассматривать в пределах своей компетенции, поступившие к ним в период избирательной кампании жалобы и заявления (далее — обращения), проводить проверки по этим обращениям и давать лицам, направившим их, письменные ответы в пятидневный срок, но не позднее дня, предшествующего дню голосования, а по обращениям, поступившим в день голосования или в день, следующий за днем голосования, — немедленно.

    Обращение может быть подано в форме жалобы, заявления или в другой в форме в письменном виде, а также в устной форме любым лицом или группой лиц. Если обращение поступило в устной форме, член комиссии, принимающий обращение должен рекомендовать лицу, подавшему обращение, сформулировать это обращение в письменном виде.

    Поступившие обращения регистрируются в реестре учета жалоб (заявлений) на нарушения избирательного законодательства.

    Если лицо, подающее обращение, требует заверения копии поданного обращения, сверяется копия с оригиналом и на копии делается надпись: «Получено», дата, время получения, а также подпись и должность в комиссии.

    Обращения о нарушении избирательного законодательства, поданные в участковую комиссию в день голосования и при подсчете голосов, рассматриваются немедленно. В случае если немедленное рассмотрение обращения невозможно, например: из-за того, что это мешает голосованию избирателей, либо члены участковой комиссии проводят голосование избирателей вне помещения для голосования, рассмотрение обращения откладывается соответственно до момента убытия избирателей из помещения для голосования, возвращения членов участковой комиссии в помещение для голосования.

    Для рассмотрения обращения председатель участковой комиссии сначала объявляет членам комиссии о поступлении обращения, оглашает его содержание и предлагает членам комиссии, а также лицу, подавшему обращение, высказать свое мнение относительно проекта решения комиссии по данному обращению. После этого председатель комиссии формулирует поступившие предложения по проекту мотивированного решения, которое необходимо принять по результатам рассмотрения поступившего обращения. И проводит голосование по проекту данного решения.

    Ззаседание комиссии является правомочным, если на нем присутствует большинство от установленного числа членов комиссии с правом решающего голоса. Решение считается принятым, если за него проголосовало более половины членов участковой комиссии с правом решающего голоса, принимавших участие в голосовании.

    Решение по итогам рассмотрения обращения оформляется в письменном виде.

    По структуре решение участковой комиссии о результатах рассмотрения соответствующего обращения должно состоять из вводной, описательной и резолютивной частей.

    В таком решении должно быть указано:

    — дата и время подачи обращения;

    -фамилия, имя, отчество и статус лица, подавшего обращение;

    — изложение краткого содержания обращения;

    -обоснование правовой позиции, которой руководствуется комиссия при принятии решения с указанием соответствующей нормы закона;

    -в резолютивной части — полная формулировка принимаемого решения в соответствии с установленными пунктом 6 статьи 75 ФЗ «Об основных гарантиях…» требованиями к решениям по итогам рассмотрения обращений;

    — номер, дата и время принятия решения;

    — подписи председателя и секретаря комиссии;

    — печать участковой комиссии.

    В случае если обращение поступило в день голосования и до момента подписания протокола участковой комиссии об итогах голосования, один экземпляр решения участковой комиссии вместе с текстом соответствующего обращения прилагается к первому экземпляру об итогах голосования.

    О принятом решении информируется заявитель, по его требованию может быть выдана заверенная копия решения, на которой заявитель  проставляет дату, время и подпись с отметкой о получении данного решения.

    Лицо, подавшее обращение, имеет право присутствовать при его рассмотрении. Если рассмотрение отложено, комиссия обязана уведомить это лицо о том, когда будет происходить рассмотрение этого обращения, и обеспечить возможность присутствия указанного лица при рассмотрении его обращения.

    При проведении итогового заседания участковой комиссии  председатель комиссии оглашает общее количество обращений о нарушении избирательного законодательства, поступивших в комиссию в день голосования и при подсчете голосов, и общее количество принятых по этим обращениям решений. Если какие-либо обращения не были рассмотрены, комиссия рассматривает их на итоговом заседании.

    Обжалование принятого решения заявителем возможно в вышестоящую избирательную комиссию или суд.

    Решение комиссии, противоречащее закону либо принятое с превышением установленной компетенции, подлежит отмене вышестоящей комиссией или судом.

    Уважаемые участники семинара, обращаю Ваше внимание на необходимость соблюдения требований установленных пунктом 6 статьи 75 ФЗ «Об основных гарантиях…» в части очередности рассмотрения избирательными комиссиями поступивших жалоб. Вышестоящая избирательная комиссия не может приступить к рассмотрению жалобы, если обстоятельства, изложенные в ней, не были предметом рассмотрения нижестоящей комиссии.

    1. Взаимодействие с сотрудниками полиции в день голосования, находящимися на избирательном участке

    Сотрудники полиции при проведении выборов обеспечивают общественный порядок в помещении для голосования и на территории избирательного участка, безопасность граждан, деятельности членов участковой комиссии и оказывают содействие членам участковой комиссии в реализации их полномочий.

    Взаимодействие членов участковой комиссии с сотрудниками полиции начинается до дня голосования, заканчивается после сдачи протоколов участковой комиссии об итогах голосования с избирательной документацией в территориальную избирательную комиссию и осуществляется по следующим направлениям.

    1. По вопросу сохранности избирательной документации.
    2. По вопросу обеспечения порядка в помещении для голосования и на территории избирательного участка, безопасности лиц, находящихся на избирательном участке.
    3. По вопросам соблюдения запрета на проведение предвыборной агитации в день голосования, соблюдения избирательного законодательства при проведении голосования и подсчета голосов избирателей.

    С момента получения участковой комиссией избирательных бюллетеней помещение участковой комиссии в обязательном порядке берется под круглосуточную охрану сотрудниками полиции.

    Ответственность за получение, передачу и сохранность избирательных бюллетеней несут председатели участковых избирательных комиссий.

    Сотрудник полиции должен сообщить председателю комиссии о своем прибытии, представиться, уточнить график работы комиссии, свои функциональные обязанности, место своего нахождения.

    По окончании рабочего дня в присутствии сотрудника полиции председатель участковой комиссии убирает избирательную документацию в сейф, опечатывает его, после чего помещение комиссии принимается под охрану сотрудника полиции.

    В день голосования сотрудники полиции могут находиться в помещении участковой комиссии и в помещении для голосования, при этом в целях осуществления охраны общественного порядка сотрудникам полиции целесообразно распределиться — один может находиться в помещении для голосования, другой  в ином помещении участковой комиссии.

    Председатель участковой комиссии может рекомендовать сотруднику полиции занять определенное место в день голосования в помещении для голосования. Рекомендуемое место не должно затруднять сотруднику полиции обзор помещения или иным образом препятствовать осуществлению возложенных на него функций по охране общественного порядка.

    Председатель участковой комиссии должен довести до сведений сотрудника полиции информацию о количестве и правовом статусе лиц, в том числе наблюдателей, членов вышестоящих комиссий и работников их аппаратов, зарегистрированных кандидатов или их доверенных лиц, уполномоченных представителей  или доверенных лиц избирательного объединения, краевой список кандидатов которого зарегистрирован, и  иных лиц, присутствующих в помещении для голосования и имеющих право на это в соответствии  с действующим законодательством о выборах.

    Сотрудники полиции не вмешиваются в избирательные процедуры, не осуществляют консультаций избирателям по реализации ими избирательных прав, а при возникновении таких вопросов рекомендуют избирателям обратиться к председателю или членам участковой комиссии.

    Проведение агитации в день голосования и в предшествующий ему день голосования, а также размещение агитационных печатных материалов (листовок, плакатов и др.) на зданиях, сооружениях, в которых размещены комиссии, помещения для голосования, и на расстоянии не менее 50 метров от входа в эти здания – запрещены избирательным законодательством.

     С целью предупреждения провокаций и правонарушений по согласованию с председателем участковой комиссии целесообразно организовать патрулирование территории вблизи участковой комиссии.

     При выявлении правонарушений за проведение агитации вне агитационного периода и в местах, где ее проведение запрещено, лицами, которым участие в ее проведении запрещено, уничтожении или повреждении информационных печатных материалов, протоколы об административных правонарушениях вправе составлять сотрудники полиции, а также незамедлительно пресекать противоправные действия. 

    Кроме изложенного председатель участковой комиссии вправе поручить сотруднику полиции принять необходимые меры в случае, если в день голосования гражданами перед помещением участковой комиссии, помещением для голосования организовываются незаконные публичные акции с призывами к голосованию, происходит подкуп избирателей путем раздачи им подарков, денег, оказания безвозмездных услуг, сопровождающихся призывами голосовать за тех или иных кандидатов, то или иное избирательное объединение, избирателям за вознаграждение предлагается получить и вынести из помещения для голосования незаполненный избирательный бюллетень для организации схемы, получившей название «карусель».

    В случае получения сообщения о заложенном в помещении для голосования, ином помещении комиссии взрывном устройстве  председатель участковой комиссии незамедлительно сообщает об этом сотруднику полиции, осуществляющему дежурство на избирательном участке для принятия мер реагирования.

    По окончании времени голосования и закрытия помещения участковой комиссии в нем должны находиться два сотрудника  полиции, которые во взаимодействии с председателем участковой комиссии удаляют лиц, которые не должны находиться в этих помещениях после окончания голосования, после чего один сотрудник полиции должен взять под наблюдение входную дверь, а второй сотрудник полиции обеспечивает наблюдение за общественным порядком непосредственно в помещении для голосования.

    Если кто-то из присутствующих своими действиями мешает работе комиссии, пытается изъять избирательные документы, требует непосредственного участия в подсчете голосов избирателей, не имея на это права, то председатель участковой комиссии может обратиться к сотруднику полиции для принятия мер по наведению порядка.

    По окончании подсчета голосов протокол участковой комиссии  и вся опечатанная избирательная документация доставляются председателем или иным членом участковой комиссии в территориальную избирательную комиссию в сопровождении сотрудников полиции на автотранспорте участковой комиссии либо с использованием автомобиля сопровождения, маршрут доставки избирательной документации согласовывается заранее.

    Отстранение от участия в работе членов участковой комиссии, а также удаление наблюдателей и иных лиц из помещения для голосования производится на основании решения суда по месту нахождения участковой комиссии. Исполнение соответствующего судебного решения обеспечивают сотрудники полиции.

    В ВИПК МВД России прошёл «круглый стол» на тему взаимодействия полиции и институтов гражданского общества

    18 мая 2017 года в соответствии с Планом научной деятельности в ВИПК МВД России состоялся «круглый стол» на тему: «Актуальные вопросы взаимодействия полиции и институтов гражданского общества».

    В работе «круглого стола» приняли участие представители УОС МВД России, ФКУ «Объединённая редакция МВД России»,  ГУ МВД России по Москве, ГУ МВД России по Московской области, Московского университета МВД России им. В.Я. Кикотя, Общественной палаты г.о. Домодедово и г.о. Подольска, Домодедовского районного отделения Всероссийской общественной организации ветеранов «БОЕВОЕ БРАТСТВО», ДО МБУ «Центр содействия семейному устройству детей, подготовки и сопровождения замещающих семей» им. Талалихина, профессорско-преподавательский состав Института, в режиме видеоконференцсвязи Брянский и Пензенский филиалы ВИПК МВД России.

    С приветственным словом к участникам «круглого стола» от имени начальника ВИПК МВД России генерал-лейтенанта полиции Ю.Н. Демидова обратилась заместитель начальника (по научной работе) полковник полиции Л.В. Иванова, которая отметила, что главной целью «круглого стола» является обмен положительным опытом и знаниями в сфере взаимодействия полиции и институтов гражданского общества.

    В своем докладе Л.В. Иванова отметила, что реформирование российской государственности связано с развитием конструктивного взаимодействия полиции и институтов гражданского общества в сфере обеспечения конституционных прав и свобод человека и гражданина. Как показывают в последнее время результаты изучения общественного мнения, граждане нашей страны требуют от сотрудников органов внутренних дел, прежде всего, высокопрофессионального подхода к защите их жизни, здоровья, чести и достоинства. Влияние институтов гражданского общества на полицию может выражаться в осуществлении общественного (гражданского) контроля, правозащитной деятельности, противодействии коррупции. Помимо этого, важное значение могут иметь институт общественных наблюдателей, гражданские инициативы.

    ВИПК МВД России, в свою очередь, также вносит значительный вклад в формирование положительного образа сотрудника полиции и во взаимодействие с общественными объединениями, организациями и гражданами.

    Так, Институт, являясь ведущей организацией дополнительного профессионального образования в системе МВД России, осуществляет подготовку более 3 тысяч сотрудников органов внутренних дел, которые будут задействованы в обеспечении безопасности в период проведения чемпионата мира по футболу FIFA 2018 года, Кубка конфедераций FIFA 2017 года.

    Другой стороной деятельности ВИПК МВД России в организации взаимодействия с институтами гражданским обществом является культурно-просветительная работа, направленная как на повышение общей культуры, воспитание художественных и этических взглядов сотрудников полиции, так и нравственное, патриотическое воспитание граждан городского округа Домодедово, воспитанников подшефного детского дома им. Талалихина; детей-подростков, стоящих на учете в УМВД по г.о. Домодедово, общественной организации «Боевое братство» г.о. Домодедово и др.

    Председатель комиссии по общественному контролю открытости власти по противодействию коррупции Общественной палаты г.о. Домодедово Д.В. Кочетов в своём докладе остановился на некоторых проблемах взаимодействия институтов гражданского общества и полиции. Выделил ряд направлений работы, осуществляемой в городском округе Домодедово и влияющей на положительную динамику взаимодействия общественных организаций и полиции. Данное выступление вызвало живую дискуссию у членов «круглого стола», что позволило обменяться накопленным опытом по указанной проблематике.

    Представитель Брянского филиала выступил с докладом по вопросам взаимодействия с гражданским обществом. В доклад вошли материалы исследования, проведенного кафедрой общеправовых дисциплин БФ ВИПК МВД России.

    Профессор кафедры подготовки сотрудников полиции для подразделений по охране общественного порядка ВИПК МВД России полковник полиции, д.ю.н. профессор М.В. Костенников подробно проанализировал состояние дел в сфере борьбы с коррупцией в Российской Федерации.

    Председатель комиссии по миграционной политике, межнациональным и межконфессиональным отношениям Общественной палаты г.о. Подольск Валитов Ринат Фатехович в своём докладе рассказал о роли общественных организаций в профилактике правонарушений в иммиграционной среде и  выделил положительные тенденции, существующие в городском округе Подольск и влияющей на положительную динамику взаимодействия общественных организаций и полиции.

    Помимо этого в ходе работы «круглого стола» был рассмотрен ряд актуальных вопросов, требующих изучения, а именно: роль общественных организаций в профилактике правонарушений в миграционной среде, участие институтов гражданского общества в оценке профессиональной служебной деятельности сотрудников ОВД, особенности общения сотрудников ОВД с маломобильными гражданами.

    Интерес у собравшихся вызвал доклад инспектора по пропаганде безопасности дорожного движения 7 батальона ДПС ГИБДД ГУ МВД России по г. Москве старшего лейтенанта полиции И.С. Лариохиной, которая рассказала о формировании активной гражданской позиции во взаимодействии ОВД.

    По завершении «круглого стола» подведены итоги работы, вручены сертификаты.

    Этот научно-практический форум помог обсудить актуальные вопросы, возникающие в деятельности сотрудников полиции при взаимодействии с институтами гражданского общества.

    Материалы «круглого стола» планируется активно использовать в деятельности Института и его филиалов, в том числе в учебном процессе.

     

    Источник: Отдел социальных коммуникаций администрации Городского округа Подольск

     

    Вопросы и ответы | Банк России

    Обновлено: 24.12.2021

    При наступлении страхового случая по действующему договору ОСАГО в случае, если страховая организация признана несостоятельной (банкротом), ее клиент вправе обратиться с заявлением в страховую организацию виновника ДТП, приложив необходимые документы. В случае если соблюдены условия прямого возмещения, следует обратиться с заявлением к своему страховщику, приложив необходимые документы, даже если Банк России отозвал лицензию у страховой организации виновника ДТП.

    В случае если страховая организация виновника ДТП признана банкротом и условия прямого возмещения убытков не соблюдены, либо в случае признания обоих страховщиков несостоятельными, вы вправе обратиться с заявлением (требованием) о компенсационной выплате в Российский союз автостраховщиков, приложив необходимые документы.

    Дополнительно сообщаем, что как только страховая компания признается банкротом, и начинается процедура ее банкротства, Агентство по страхованию вкладов сообщает об этом на своем сайте, в газете «Коммерсант» и в местных СМИ. Информация о факте банкротства обязательно размещается в Едином федеральном реестре сведений о банкротстве, который ведет Федеральная налоговая служба.

    В случае введения процедуры банкротства — конкурсного производства в отношении страховой организации вы можете в течение двух месяцев с даты опубликования сведений об этом зарегистрировать требования в реестре требований кредиторов, который ведется конкурсным управляющим (информация о нем указывается в решении суда). При предъявлении требований необходимо указать их точный размер в денежном выражении и приложить обосновывающие его документы.

    Сообщаем, что выплату денежных сумм кредиторам ликвидируемого юридического лица производит ликвидационная комиссия в порядке очередности, установленной Гражданским кодексом Российской Федерации, на основании промежуточного ликвидационного баланса, начиная со дня его утверждения.

    Обращаем внимание, что Банк России не ведет реестр требований кредиторов.

    В процессе эксплуатации • Обучение MPI

    В процессе эксплуатации • Обучение MPI перейти к содержанию

    В эксплуатации — 2021/2022

    • Психическое здоровье сотрудника правоохранительных органов
    • Управление стрессом в критических ситуациях
    • Офицер правоохранительных органов Предотвращение самоубийств
    • Реагирование на чрезвычайные ситуации с участием психически больных
    • Культурная компетентность и реагирование на массовые собрания
    • Деэскалация и применение силы
    • Торговля людьми
    • Юридические обновления и многое другое!
    Посмотреть курсы

    В эксплуатации — 2020/2021

    • Неявное смещение
    • Юридические обновления
    • Внутренний терроризм
    • Обязанности, связанные с пандемией
    • Офицер Велнесс
    • Первый ответчик
    • Оборонительная тактика
    • Плюс дополнительные программы «Локальная опция»!
    Посмотреть курсы

    В эксплуатации — 2019/2020

    • Полицейское выживание
    • Исследования с участием животных
    • Юридические обновления
    • Первый ответчик
    • Оборонительная тактика
    • Полицейское преследование
    • Плюс дополнительные программы «Локальная опция»!
    Посмотреть курсы

    В эксплуатации — 2018/2019

    • Взаимодействие полиции с психически больными
    • ИКАТ
    • Межведомственное реагирование на активных стрелков
    • Юридические обновления
    • Плюс дополнительные программы «Локальная опция»!
    Посмотреть курсы

    В эксплуатации — 2017/2018

    • Стресс (стигма и выживание) в полиции
    • Процессуальное правосудие/законность – Часть II
    • Осведомленность о насильственном экстремизме
    • Юридические обновления
    • Плюс дополнительные программы «Локальная опция»!
    Посмотреть курсы

    В эксплуатации — 2016/2017

    • Лица с болезнью Альцгеймера и деменцией
    • Динамика зависимости
    • Взаимодействие полиции с молодежью
    • Юридические обновления
    • Плюс дополнительные программы «Локальная опция»!
    Посмотреть курсы

    В эксплуатации — 2015/2016

    • Опознание очевидца
    • Первый ответчик
    • Юридические обновления
    • Оборонительная тактика
    • Справедливая и беспристрастная полиция
    Посмотреть курсы

    Дополнительные тренинги «Местная опция»

    • Безопасная эксплуатация автомобиля
    • Офицер безопасности — остановки движения и информация о дорогах
    • В стенах полицейской культуры
    • ЛГБТ и полиция
    • Плюс Дополнительные программы обучения!
    Посмотреть курсы

    Заархивированные тренинги без отрыва от производства

    • Предыдущие архивные программы обучения!
    • Архивировано 2014/2015
    • Архивировано 2013/2014
    • Архивировано 2012/2013
    • Архивировано 2012 — 2009
    Посмотреть курсы

    Применение силы полицией возглавляет учебный курс Lexipol для сотрудников правоохранительных органов 2018 года

    Концепция разумности применительно к применению силы полицией возглавляла список учебных тем, освещаемых в программе Lexipol Daily Training Bulletin (DTB) в 2018 году.Формулировки «разумно полагает» или «разумно необходимо» в отношении применения силы проистекают из решения Верховного суда Грэм против Коннора , которое было стандартом для оценки применения силы полицией в течение почти 30 лет. Офицеры, признанные Судом, должны принимать решения о жизни и смерти за доли секунды при ограниченной информации, и поэтому действия офицера следует оценивать с точки зрения разумного офицера на месте происшествия, а не с точки зрения ретроспективы.

    В прошлом году

    агентств, использующих программу Lexipol Daily Training Bulletin (DTB), получили доступ к 360 уникальным учебным бюллетеням для правоохранительных органов по этой и другим темам, в общей сложности 12 часов обучения.Многие штаты предоставляют кредит POST для завершения DTB.

    В сводном отчете Lexipol за 2018 год учебные темы разбиты на 14 основных категорий и более 150 подтем. В тройку основных категорий вошли «Полевые исследования», «Персонал» и «Эксплуатация транспортных средств». Самые популярные подтемы:

    1. Разумность
    2. Устройство TASER
    3. Политика преследования
    4. Подготовка отчета
    5. Некриминальные инциденты/публичные контакты
    6. Техническое обслуживание/осмотры транспортных средств
    7. Неправомерное использование/повреждение имущества агентства
    8. Профилактика травм/заболеваний/СИЗ
    9. Наручники
    10. Электронная почта/компьютеры отдела/мобильный терминал данных

    DTB используют проверенную систему надежного, реалистичного, непрерывного и поддающегося проверке обучения, чтобы знакомить сотрудников с политиками агентства и помогать им применять политику в реальных ситуациях.Бюллетени подготовлены группой обучения Lexipol и используют сценарии для воплощения политики в жизнь и улучшения понимания ее политики сотрудниками.

    «Члены нашей учебной группы — действующие и бывшие сотрудники правоохранительных органов, инструкторы и администраторы, поэтому они обладают обширными практическими знаниями по таким важным темам, как безопасность офицеров, применение силы и деэскалация», — говорит Дон Уивер, директор по обучению. для Лексипол. «Мы разрабатываем наши учебные бюллетени, чтобы сосредоточиться на конкретном аспекте политики агентства, и представляем их в виде сценариев, потому что мы знаем, что это помогает повысить эффективность обучения — сотрудников просят подумать, как их политика работает в реальном мире.

    Многие DTB вдохновлены текущими событиями. Уивер говорит, что в 2018 году, как и в прошлые годы, сценарии, основанные на сообщениях в СМИ и судебных решениях, использовались для обучения офицеров интерпретации и применению политики.

    Чтобы получить доступ к полному списку тем 2018 года, нажмите здесь.

    Как психология может улучшить отношения полиции и общества? Использование психологических наук и адвокации для поиска решений

    Область психологии сыграла роль в продвижении и продвижении государственной политики, связанной с вопросами социальной справедливости, которые способствуют улучшению жизни и благосостояния общества.Американская психологическая ассоциация и ее члены использовали психологическую науку, чтобы помочь людям принимать обоснованные решения. Это не означает, что психология и психологи лишены ошибок. Как профессия психологи совершали меньше, чем этически обоснованные ошибки. Например, в конце 19-го и начале 20-го веков психологи опубликовали серию исследований, в которых использовались сенсорные измерения, исходя из предпосылки развития науки, что придавало правдоподобие мифу о «неполноценности» афроамериканцев (Gutherie, 1976).Эти исследования были дискредитированы и считаются «злоупотреблением наукой» (Sinclair, 2017). Кодекс этики APA предоставляет психологам основу для улучшения психологической науки и предоставления услуг, которые влияют на сообщества и отдельных лиц. Более того, в Кодексе этики говорится, что психологи должны «…уважать достоинство и ценность всех людей…» и «…признавать, что честность и справедливость дают всем людям право доступа к вкладу психологии и получения от него пользы». Учитывая текущее положение дел между правоохранительными органами и многими сообществами по всей стране, потребность психологов и психологов вносить свой вклад в решения становится все более важной с каждым днем.Психологическая наука, знания и опыт действительно могут способствовать эффективному поведению и стратегиям правоохранительных органов.

    У правоохранительной системы долгая история натянутых и сложных отношений с сообществами и цветными людьми. Часто взаимодействие приводит к неблагоприятным исходам и смертельным последствиям для отдельных лиц и цветных сообществ, в то время как противоположным результатом является опыт сотрудников правоохранительных органов. В 2001 году Совет представителей АПА принял в качестве политики Резолюцию о расовом/этническом профилировании и других расовых/этнических различиях в деятельности правоохранительных органов и правоохранительных органов.В этой резолюции отмечается, что «офицеры могут использовать стереотипные представления для определения предполагаемых подозреваемых в преступном поведении в различных обстоятельствах». Он также призывает АПА защищать и продвигать исследования и программы, направленные на улучшение отношений между полицией и общественностью.

    В недалеком прошлом у психологов была возможность давать показания в ходе психологических исследований персоналу и персоналу на Капитолийском холме, на мероприятиях АПА и в других местах о том, как взаимодействие полиции и общества влияет на психологическое функционирование цветных людей, особенно афроамериканцы.Тернер (2017) обнаружил, что «…несправедливая политика и жестокость полиции часто оказывают более негативное влияние на цветные сообщества, чем их белые коллеги, что может привести к тревоге, депрессии или посттравматическому стрессовому расстройству. Этот вывод усиливает аргумент о том, что психология должна не только найти лучшие способы уменьшить негативные отношения между полицией и обществом, но и выявить улучшения в том, как более эффективно справляться с психологическими трудностями, которые могут возникнуть в результате таких столкновений.

    По всей стране уже несколько десятилетий ведутся разговоры об этнических и расовых различиях в правоохранительных органах. Были созданы инициативы и сделаны некоторые улучшения. Тем не менее, эти усилия, как правило, были локализованы в некоторых правоохранительных департаментах и ​​агентствах. Мы знаем, что неявная расовая предвзятость играет роль во взаимодействии полиции и общества. Исследование предоставило существенные доказательства, подтверждающие расовую предвзятость в восприятии цветных людей как «угрожающих, крупных или агрессивных».«Во время президентства Барака Обамы он назначил целевую группу по работе полиции в 21 веке для определения передового опыта и рекомендаций по снижению предвзятости в отношении полицейских, а также стратегий по укреплению доверия общества. Было предоставлено несколько рекомендаций, в том числе по улучшению подготовки и образования офицеров, уменьшению предвзятости, усилению обучения кризисному вмешательству, а также поощрению сострадания и культурной чувствительности. Хотя многое еще предстоит сделать, некоторые правоохранительные органы принимают более эффективную политику.В Техасе одно полицейское управление в городе Миссури приняло это во внимание и провело двухдневный тренинг для офицеров, именуемых расовой разведкой. Обучение расовому интеллекту направлено на то, чтобы научить сотрудников правоохранительных органов понимать свои собственные эмоции, эффективно общаться и делать акцент на поведении, которое может эффективно снизить эскалацию сложных и часто смертельных ситуаций в правоохранительных органах. Непрерывные усилия по этому и связанному с ним обучению и обучению сотрудников правоохранительных органов должны продолжаться и расширяться.Точно так же следует учитывать и реализовывать обмен информацией и более активное взаимодействие с цветными сообществами.

    В будущем психология может сыграть важную роль в реформе уголовного правосудия и улучшении отношений между полицией и общественностью. Поскольку резолюция APA 2001 года о расовом/этническом профилировании и других расовых/этнических различиях в деятельности правоохранительных органов и правоохранительных органов находится на пересмотре, настало время подумать о том, как эта область может использовать свой опыт и знания для участия в усилиях по государственной политике и защите интересов на уровне местном и национальном уровнях.Это особенно важно, учитывая существующую точку зрения и требуемые действия по реформе уголовного правосудия. Ниже приведены несколько соображений и соображений, которые могут помочь устранить неравенство в правоохранительных органах:

    • Необходимо провести исследование, чтобы лучше понять распространенность жестокости полиции, полицейских перестрелок и системного насилия в цветных сообществах.
    • Совместное исследование на базе сообщества также может быть полезным для вовлечения членов сообщества в выявление факторов, способствующих травмам, и путей улучшения отношений между полицией и населением.
    • Следует поощрять усилия по привлечению сотрудников правоохранительных органов к обучению последствиям насилия не только для сообщества и отдельных жертв, но и для сотрудников полиции, подвергающихся насилию.
    • Психологическая наука должна использоваться в усилиях по повышению культурной компетентности при обучении местной полиции.
    • APA должна координировать ресурсы для оказания помощи общественным организациям в их усилиях по изменению политики.
    • Также необходимо активизировать пропагандистскую деятельность для финансирования поведенческого и психиатрического лечения для поставщиков услуг обучения и обеспечения лечения по месту жительства.

    Ссылки

    Гатри, Р.В. (1976) Даже крыса была белой: исторический взгляд на психологию. Нью-Йорк: Харпер и Роу.

    Синклер, К. (2017). Этика в психологии: вспоминать прошлое, признавать настоящее и смотреть в будущее. Canadian Psychology/Psychologies canadienne, 58 (1), 20–29.

    Тернер, Э.А. (2017). Стресс, связанный с расой, и агрессивная работа полиции среди афроамериканцев. Устная презентация на серии спикеров, посвященной 125-летию Американской психологической ассоциации.Получено 24 апреля 2018 г. с http://www.apa.org/about/apa/archives/speakers-series-policing.

    Об авторе

    Эрлангер «Эрл» Тернер, доктор философии, доцент психологии Хьюстонского университета в центре города. Тернер является председателем Совета APA по развитию психологии в общественных интересах в 2017 году.

    Какие самые большие проблемы стоят перед полицией в 2019 году?

    Каждый год правоохранительные органы сталкиваются с новыми проблемами, которые переопределяют профессию.Термин «обычный бизнес» никогда не применяется в полиции, поскольку ситуация может измениться в одно мгновение.

    Чтобы быть в курсе тенденций, руководители полиции должны постоянно читать и обрабатывать информацию из множества источников, потому что одно можно сказать наверняка — если не читать на кофейной гуще, то можно получить обстрел.

    В этой статье основное внимание уделяется пяти критическим проблемам (в произвольном порядке), которые могут стать проблемой для полиции в 2019 году.

    Протестующие несут плакаты во время митинга перед зданием иммиграционной и таможенной службы в центре Лос-Анджелеса в понедельник, 2 июля 2018 г. (AP Photo/Richard Vogel)

    Связанные статьи

    Связанная функция

    2018 в обзоре

    Переворачивая страницу 2018 года, давайте вспомним самые важные моменты в работе полиции.

    1. Реакция активного стрелка

    Во всяком случае, 2018 год показал нам, что сотрудники правоохранительных органов должны действовать без колебаний, реагируя на ситуацию с активным стрелком. Во многих случаях хвалили за немедленное устранение угрозы, не заботясь о собственной безопасности, и критиковали, когда офицеры не реагировали достаточно быстро, чтобы предотвратить ранения или гибель людей.

    В то время как пожарных предупреждают о том, когда и как врезаться в горящее здание, изменения политики диктуют, что полицейские должны бежать в «горящее здание», несмотря на риски. К сожалению, мы наблюдаем случаи, когда офицеры были ранены или убиты в этой спешке, чтобы вступить в бой с активным стрелком. Общественное давление, похоже, диктует политику полиции, подрывая при этом основные принципы безопасности офицеров в некоторых ситуациях.

    Ответ на эту дилемму находится где-то между тем, где профессия была до Колумбины, и тем, где мы находимся сегодня.Каждый инцидент с активным стрелком должен быть проанализирован и проанализирован, а извлеченные уроки должны быть широко распространены, чтобы снизить смертность офицеров. Возможно, пришло время сделать шаг назад и пересмотреть существующие протоколы активных стрелков, чтобы снова сместить акцент на безопасность офицеров, не опасаясь общественного контроля и осуждения. Хотя четкого ответа нет, диалог — хорошее начало.

    2. Прозрачность полиции и публичные записи

    Обычный полицейский, вероятно, скажет вам, что он прекрасно знает, что телефоны его отдела, электронная почта, текстовые сообщения и тому подобное являются достоянием общественности.Но если вы спросите об их личных телефонах, они, скорее всего, скажут, что такие устройства не являются общедоступными.

    К сожалению, нет жесткого прецедента, который защитил бы любую информацию, которой государственный служащий делится в ходе выполнения своих обязанностей. Наоборот, суды переходят к позиции, при которой ВСЯ информация является общедоступной независимо от источника. Термин «разумное ожидание конфиденциальности» становится все более устаревшим.С этой целью устройства потенциально могут быть вызваны в суд, если они содержат доказательства, которые могут считаться оправдывающими по своему характеру. Как будто этого недостаточно, добавьте к этому нательные камеры и связанные с ними требования к публичному раскрытию информации, которые различаются в зависимости от юрисдикции.

    Жажда средств массовой информации и общественности получения дополнительных подробностей о деятельности на местах, вероятно, возрастет в 2019 году и в последующий период. Умные руководители полиции уже обсуждают в своих рядах перспективы повышения прозрачности и разработки политики и протоколов, отражающих это.Занавес отодвинулся, и общественное мнение мало что прощает.

    3. Набор офицеров

    Поскольку борьба за новых рекрутов и удержание опытных офицеров продолжается, возможно, настало время для лидеров полиции признать, что они способствуют собственному кризису найма благодаря своим стратегиям найма.

    Вот несколько неудобных вопросов для руководителей агентств:

    • Сколько хороших кандидатов были дисквалифицированы по требованиям/параметрам, которые сильно беспокоят агентство?
    • Если правоохранительные органы по всей стране уверены в своих соответствующих процессах проверки, почему все еще есть сотрудники, которые нарушают закон и совершают преступления после проверки?
    • Сколько кандидатов, признанных неподходящими, могли бы на самом деле стать лучшими полицейскими, чем выбранные?
    • Являются ли критерии стандартов отбора полицейских движущимися мишенями в зависимости от потребностей сообщества и их геополитической среды?
    • Есть ли в агентствах «привратники», которые могут мешать лучшим кандидатам добиться успеха в результате личных предубеждений или предпочтений?

    Это сложные вопросы, на которые необходимо ответить, и 2019 год — хорошее время, чтобы пересмотреть внутренние процессы проверки.Первым шагом может быть то, что руководители полиции потратят время на просмотр недавно отклоненных кандидатов, чтобы определить, можно ли спасти некоторые заявления.

    4. Законы об иммиграции и убежище

    Нет другого способа решить вопросы, связанные с законами об иммиграции и убежище, кроме как констатировать очевидное: это большой беспорядок. Некоторые штаты принимают законы, нарушающие федеральный закон, местные муниципалитеты принимают законы, нарушающие законы штатов, федеральное правительство угрожает тем, кто нарушает федеральные законы и законы штатов, и предъявляет иски федералам.

    Лучшее предложение на данном этапе — поощрять подробное внутреннее документирование всех ситуаций (арестов, задержаний, освобождений и т. д.), где это применимо. Хорошим началом также является информирование общественности об ограничениях, предусмотренных действующим законодательством и судебными постановлениями.

    5. Применение полицией силы и политика деэскалации

    Фильм 1993 года «Разрушитель» с Сильвестром Сталлоне и Уэсли Снайпсом рассказывает о футуристическом обществе, в котором полиция не применяет силу, а все критически важные решения на местах принимаются командным составом посредством прямой видеотрансляции в штаб-квартиру полиции.Снайпс сыграл закоренелого преступника, который применяет крайнюю смертоносную силу против полиции, которая бессильна отреагировать. На момент выхода этого фильма он казался надуманной фантастикой. В настоящее время можно предположить, что полиция движется в направлении, в котором применение физической силы правоохранительными органами будет строго ограничено, а живое видео вскоре может заменить индивидуальное принятие решений.

    Полицейская инициатива XXI века (21CPI) находится на стадии реализации уже более трех лет.Многие элементы 21CPI, касающиеся отношений между полицией и населением, были проверены и кажутся эффективными во многих отношениях. Однако элементы, касающиеся применения силы, не были столь гладкими в переходный период. Стала ли сегодня работа полиции лучше, чем до 21CPI? Не используется ли термин «деэскалация» слишком часто и сбивает с толку? Кто-нибудь безопаснее? Если да, то кто? Полиция? Общество?

    Слон в комнате с 21CPI — это несоответствие между прошлым, настоящим и будущим применением силы полицией.Этот ужас вызывает следующие вопросы:

    • Не пора ли вернуться к силовому аспекту 21ИПЦ теперь, когда переменились политические течения?
    • Каковы неизменно приемлемые «правила взаимодействия»?
    • Офицеры колеблются, прежде чем действовать, подвергая себя и/или общественность риску?

    Контраргумент 21CPI предполагает, что деэскалация уже была учтена в существующем обучении полиции, и любые изменения подвергают офицеров большему риску.Одно можно сказать наверняка: если профессия в целом не прояснит путаницу, законодатели штатов примут закон, чтобы переопределить оправдание применения силы. Это уже происходит в штатах по всей стране. Возможно, пришло время перегруппироваться.

    Заключение

    Несомненно, в наступающем году вас ждут новые и непредвиденные испытания.В настоящее время руководители полиции должны сосредоточиться на этих и других проблемах, которые останутся с 2018 года. Мы не можем предсказать, какие будущие кризисы ждут эту благородную профессию, но мы должны сделать все возможное, чтобы не допустить повторения ошибок прошлого. будущее без вмешательства.

    Эффективность полицейских программ обучения кризисному вмешательству

    Приблизительно 1000 человек в Соединенных Штатах были застрелены полицейскими в 2018 году, и примерно 25 процентов этих смертей были связаны с людьми с психическими заболеваниями (PMI). 1 Этот показатель оставался примерно постоянным в период с 2015 по 2018 год. 2 Полиция часто первой реагирует на PMI в случае острого стресса, а иногда и только она. 3 За последние два десятилетия одной из доминирующих парадигм в США для взаимодействия полиции и PMI.Согласно Watson et al. , 4 Первоначальная основная цель CIT заключалась в снижении травматизма офицеров и граждан. В исследовательской литературе существуют разногласия по поводу того, в какой степени внедрение CIT снизило риск серьезных травм или смерти для лиц с психическими заболеваниями во время экстренного взаимодействия с сотрудниками полиции. В этой статье описывается история модели CIT и проводится обзор исследовательской литературы о том, в какой степени она достигает своих целей, включая снижение травматизма среди офицеров и граждан.

    Методы

    Ключевые слова для поиска были собраны путем опроса экспертов по теме и обзора ключевых статей, которые имели относительно высокие факторы воздействия или которые были выделены в ходе консультаций с экспертами. Поиск литературы проводился с использованием базы данных MEDLINE Национальной медицинской библиотеки США, Google Scholar, Excerpta Medica dataBASE (EMBASE), The Cochrane Library, Web of Science, ProQuest Dissertations and Theses, PsycINFO, Sociological Abstracts, OpenGrey и New Отчет о серой литературе Йоркской медицинской академии.Поисковые запросы включали CIT, кризисное вмешательство, полицию, психическое здоровье, LEO, психиатрию, чрезвычайную ситуацию, кризис, мобильность и логические комбинации. Критерии включения включали документы, касающиеся вмешательства полиции в PMI, а также отчеты об объективных измерениях или опросах. Приоритет отдавался тем статьям, в которых сообщается или анализируется экспериментальный или квази-экспериментальный план с вмешательством и контролем, исследованиями с подобранной когортой или методом случай-контроль, или исследованиями со сбором данных до и после тестирования. Приоритет отдавался статьям, опубликованным с 1989 года (т.э., развертывание первого CIT) и те, что написаны на английском языке. Материалы, не прошедшие рецензирование, такие как диссертации, как правило, исключались из основных результатов. После дедупликации поиск выявил 198 основных статей, связанных с CIT. Из них два недавних систематических анализа были признаны значимыми. 5,6

    Происхождение

    CIT началось в ответ на инцидент, который произошел в Мемфисе, штат Теннесси. Полиция столкнулась с 27-летним Джозефом Дьюэйном Робинсоном на улице возле дома его матери, когда они отреагировали на вызов экстренной службы экстренной помощи, вызванный мистером Джокером.Мать Робинсона, 24 сентября 1987 г. 7,8 Мать г-на Робинсона позвонила в полицию и сообщила, что ее сын, у которого, как сообщалось, были психические заболевания и злоупотребление психоактивными веществами, употреблял кокаин, резал себя и угрожал людям . По словам сотрудников полиции, г-н Робинсон не ответил на устные запросы и «бросился» на сотрудников полиции, которые несколько раз выстрелили в него.

    В ответ на этот инцидент общественные организаторы, гражданские администраторы, университеты Мемфиса и Теннесси, а также полицейское управление Мемфиса объединились, чтобы организовать группу экстренного реагирования полицейского управления Мемфиса.Его рекомендации стали Мемфисской моделью CIT с целью снизить смертность во время столкновений полиции с людьми с психическими расстройствами / злоупотреблением психоактивными веществами (т.е. PMI) и перенаправить таких людей, когда это уместно, из системы уголовного правосудия в гражданскую. система лечения. В сообщениях прессы в 1999 г. отмечалось, что в Мемфисе в период до 1987 г. в среднем семь человек с психическими заболеваниями в анамнезе ежегодно были смертельно ранены полицейскими, тогда как к 1999 г. было зарегистрировано только два таких случая смерти людей по вине полиции. с психическим заболеванием. 8

    Местное отделение Национального альянса по борьбе с психическими заболеваниями (NAMI) в Мемфисе в 1988 г. содействовало проведению дискуссий между полицией и населением, обучению и работе с общественностью. Сегодня национальная организация NAMI выступает за программы CIT и предоставляет ресурсы для и запускать такие программы на всей территории Соединенных Штатов. С самого начала подход CIT распространился на национальном и международном уровнях. 9 Мемфисская модель CIT, сформулированная в 1988 г. и постепенно обновляемая, представляет собой шаблон для развертывания CIT.

    Модель CIT

    Кодификация конкретных мер реагирования полиции на PMI является примером проблемно-ориентированной полицейской деятельности, 10 , которая представляет собой подход к снижению вероятности применения силы посредством исследований, вмешательства и анализа результатов. Вслед за Хейлсом и Борумом 11 (после работы Дина и др. 12 ) действия полиции в чрезвычайных ситуациях с участием PMI на национальном и международном уровнях обычно подпадают под трехстороннюю типологию:

    • Реагирование специализированной полиции на базе полиции: Присяжные офицеры проходят специальную подготовку для взаимодействия с PMI.Офицеры действуют в качестве первых респондентов на вызовы службы экстренной помощи в сообществе и координируют свои действия с местными общественными службами охраны психического здоровья. CIT относится к этой категории.

    • Специализированные меры по охране психического здоровья на базе полиции: Неприсяжные сотрудники полицейского управления, прошедшие обучение в области психического здоровья, проводят выездные или удаленные консультации и советы присяжным офицерам на местах. Это часто связано с централизованным центром ресурсов и ранее было распространенной моделью. 13

    • Специализированное реагирование на психические заболевания, основанное на психиатрической помощи: Полицейские управления координируют свои действия с независимыми системами психического здоровья и работниками для сотрудничества в реагировании на чрезвычайные ситуации на местах, при этом психиатрические работники являются основными агентами.К этой категории относятся мобильные кризисные подразделения, а также координация помощи по месту жительства и сортировка на улицах. 14

    Программа CIT модели Memphis, перечисленная в основных элементах CIT, определяет несколько компонентов. 15 Первый компонент – это обучение для самостоятельно отобранных сотрудников полиции, включающее 40 часов инструктажей с местными психиатрическими работниками, PMI и их семьями, адвокатами и полицейскими, знакомыми с CIT. Университет Мемфиса предоставляет примерную учебную программу, подходящую для рекомендуемого 40 часов обучения.Существует множество местных реализаций, спонсируемых или финансируемых агентствами штатов или через федеральные агентства, такие как Управление по борьбе со злоупотреблением психоактивными веществами и психиатрической помощи.

    Второй компонент включает в себя обучение и специальное кодирование диспетчеров, чтобы они могли распознавать отчеты сообщества с высокой вероятностью участия PMI и предпочтительно направлять туда сотрудников CIT. Это важно, поскольку исследования показывают, что характеристики призыва к службе, инициирующего контакт, являются сильным фактором, определяющим вероятность применения силы в будущем. 16

    Третий компонент, централизованное учреждение психиатрической помощи с высадкой с политикой автоматического приема для минимизации времени перевода полицейского, был определен в 2000 году Steadman et al. 17 как важный элемент успешного развертывания CIT. В крупных мегаполисах развернуто несколько объектов в географически разбросанных районах. Сельские условия представляют собой особые проблемы. 18

    Цели CIT по-разному определяются различными заинтересованными сторонами.На своем веб-сайте Университет Мемфиса описывает CIT как отвлечение от тюремного заключения до ареста для тех, кто находится в кризисе психического заболевания. Он добавляет, что целью CIT является предоставление системы услуг, дружественной к людям с психическими заболеваниями, членам их семей и сотрудникам полиции. 19 На своем веб-сайте Департамент полиции Мемфиса описывает CIT как общественное партнерство, работающее с потребителями услуг в области психического здоровья и членами их семей. 20 Он добавляет, что цели CIT включают в себя установление стандарта качества для своих сотрудников в отношении лечения PMI и объединение полиции и общества для достижения общих целей безопасности, понимания и обслуживания людей с психическими заболеваниями и их семьи. 20 NAMI описывает CIT как модель общественной полиции, которая объединяет правоохранительные органы, психиатров, отделения неотложной помощи больниц, людей с психическими заболеваниями и их семьи. 21 Добавлено, что целью CIT является улучшение реагирования на кризисные ситуации.

    Университет Мемфиса заявляет, что результаты программ CIT включают в себя способность эффективно перенаправлять людей, находящихся в кризисе психического здоровья, из тюрьмы в соответствующие психиатрические учреждения, а также быть мощным средством преодоления негативных стереотипов и стигмы, связанных с психическим заболеванием. 22 На своем веб-сайте Департамент полиции Мемфиса заявляет, что результат CIT заключается в том, что сотрудники, прошедшие обучение CIT, могут предложить более гуманный и спокойный подход. 20 На своем веб-сайте NAMI излагает конкретные претензии к CIT, заявляя, что он повышает безопасность сотрудников, позволяет сотрудникам правоохранительных органов сосредоточиться на преступности и сокращает расходы на общественные нужды. 21

    Успех CIT

    Во времена правления администрации Обамы Служба полиции, ориентированная на население (COPS) Министерства юстиции США, публиковала информацию о местных полицейских методах и численности.По данным Целевой группы президента по полицейской деятельности в 21 веке, 23 , на конец 2015 года в Соединенных Штатах насчитывалось 17 985 полицейских агентств. В 2013 году Бюро юстиции заявило, что в стране насчитывается 15 388 полицейских органов. 24 Различные федеральные или межштатные инициативы, такие как Сотрудничество полиции и психического здоровья Министерства юстиции США 25 или Служба связи правоохранительных органов и психического здоровья Центра юстиции, 26 , пытаются предоставить централизованные ресурсы для обучения и направления.

    Фрагментированная и дублирующая друг друга система правоохранительных органов США создает проблемы с точки зрения надзора и мониторинга, в том числе и сбора статистики. Хотя власть полиции принадлежит отдельным штатам и есть некоторые полицейские силы штата, большинство полицейских США работают в небольших местных департаментах с ограниченными ресурсами. 27 Половина всех агентств имеет менее десяти сотрудников, а почти 75 процентов имеют менее 25 сотрудников. Свидетельские показания, записанные в отчете президентской целевой группы о полицейской деятельности в 21 веке, описывают значительные трудности с обеспечением обучения и оборудования для таких небольших отделов, а также проблемы с местными муниципальными границами и традициями, которые не позволяют многим агентствам объединять силы с соседями.Небольшие отделы могут столкнуться со значительными трудностями при развертывании или последовательной эксплуатации модели CIT, которая точно соответствует основным элементам мемфисского подхода.

    Согласно Deane et al. , 12 в 1990-х годах только 45 процентов из 174 ответивших полицейских управлений сообщили о какой-либо специальной реакции на PMI, и из них отчетливое меньшинство ( n = 6, или 3%) сообщило об использовании модели CIT. С тех пор освоение CIT было быстрым. В комплексном качественном анализе CIT в 2008 г. Compton et al. 28 отметил, что в Соединенных Штатах действует около 400 программ CIT. В 2019 году Центр CIT Университета Мемфиса сообщает о 2700 программах CIT в Соединенных Штатах. 22 Эта цифра по стране, состоящая из 2700 программ CIT, хотя и составляет лишь от 15 до 17 процентов от общего числа полицейских агентств, вероятно, занижает абсолютное количество людей, взаимодействующих с сотрудниками, прошедшими обучение по CIT, из-за относительной легкости внедрения CIT в более крупных, городские агентства (по сравнению с более мелкими, сельскими или более рассредоточенными агентствами).Форма развертывания CIT также варьируется, и некоторые из них могут более или менее точно соответствовать элементам модели Мемфиса.

    Распространение CIT не ограничивается только Соединенными Штатами. Двое из основателей Мемфисской модели CIT в 1988 году (т. е. майор Сэм Кокрейн (в отставке) из полицейского управления Мемфиса и доктор Рэндольф Дюпон из Мемфисского университета) входят в совет директоров CIT International, организации по защите интересов и обучению. группа. CIT International и Университет Мемфиса CIT размещают на своих веб-сайтах «Основные элементы группы кризисного вмешательства» 15 .Этот документ предоставляет шаблон для создания и эксплуатации CIT в модели Мемфиса. Несмотря на очень разные полицейские режимы во всем мире, международное признание в странах общего права прогрессирует. Программы CIT теперь можно найти в Канаде, Великобритании и Австралии.

    Эффекты и восприятие CIT

    Учитывая широкое внедрение CIT на национальном и международном уровнях, важна оценка эффектов и преимуществ CIT. Как отмечают многие исследователи, на этот вопрос сложно ответить, но он важен с точки зрения распределения ресурсов и социальной справедливости.Большинство исследований по CIT включают анализ планирования, развертывания и процедурного функционирования самого процесса CIT, включая отбор, обучение, 31 операции, 32 и измерение 33 или самостоятельную -отчет 34 офицеров, прошедших обучение по CIT.

    Ранее высказывались опасения по поводу измерения исходов, основанных на фактических данных, для подхода CIT. Обзор Compton et al. 2008 г. 28 ограничился повествовательным синтезом из-за нехватки подходящих исследований, а также неоднородности методологии и данных.Этот обзор вызвал критический отклик Геллера, 35 , который сравнил поддержку обучения сотрудников полицейских управлений психическим заболеваниям и службам охраны психического здоровья с поддержкой материнства и яблочного пирога. Обеспокоенность по поводу некритического принятия CIT повсеместно носит многофакторный характер. Существует обеспокоенность по поводу отсутствия доказательств эффективности для конкретных целей и опасения по поводу альтернативных издержек использования этой модели в ущерб другим. Кроме того, были опасения по поводу возможности того, что программа замены тюрьмы, такая как CIT, может переложить бремя расходов с бюджета полиции (как правило, относительно политически благоприятствуемого) на бюджеты общественного психического здоровья (потенциально менее относительно политически благоприятствуемые).Это относительное предпочтение одной бюджетной инициативы по сравнению с другими может объяснить некоторый рост CIT по сравнению с другими альтернативами, такими как специализированное реагирование на основе психического здоровья или уличная сортировка.

    В нескольких недавних обзорах и метаанализе была предпринята попытка обобщить результаты исследований эффектов CIT с определенными конкретными количественными целями. В то время как опубликованные исследования CIT в небольших, относительно однородных регионах, которые близко соответствуют параметрам модели Мемфиса, часто бывают положительными, более крупномасштабные многоцентровые анализы неоднозначны.Основной элемент CIT включает 40 часов обучения, обычно для офицеров, которые выбираются добровольно и самостоятельно. 36 Другие агентства приняли универсальный подход к обучению, при котором обучение рекомендуется или даже является обязательным для всех офицеров. Иногда денежные премии предлагаются в качестве поощрения офицеров к участию и поддержанию сертификата специалиста по CIT. Другие элементы могут быть недоступны или настроены по-другому, например, диспетчеры, ориентированные на CIT (и кодирование), и интегрированные ресурсы сообщества, такие как безотказный и быстрый центр поведенческого здоровья.Точность некоторых или всех этих основных элементов может иметь основополагающее значение для обеспечения поддающихся количественной оценке и воспроизводимых результатов CIT между различными развертываниями. 37

    Результаты

    Многочисленные исследования показали улучшение отношения и снижение стигмы у полицейских, прошедших обучение в области психического здоровья. 38,39 Имеются убедительные доказательства положительного влияния на результаты на уровне офицеров, такие как удовлетворенность офицеров и самоощущение сокращения применения силы. 40,–,42 Опрос сотрудников полиции показал, что сотрудники, прошедшие подготовку по CIT, считали себя менее склонными к эскалации до применения силы при гипотетическом кризисе психического здоровья. 43

    Имеются также данные о влиянии CIT на предварительное заключение под стражу. Одно исследование, в котором приняли участие 180 офицеров (примерно 50% прошли подготовку по CIT) из нескольких отделов и сообщило о 1063 инцидентах, продемонстрировало эффект CIT от увеличения устных переговоров как самого высокого уровня применяемой силы, с более вероятным направлением в психиатрические отделения и арестом. менее вероятно. 44 Однако в том же исследовании было отмечено, что не было заметной разницы в применении силы между офицерами, прошедшими подготовку по CIT, и теми, у кого ее не было. Другие исследования также обнаружили отсутствие доказательств снижения травм, связанных с вовлечением CIT. 45 Одна разумная гипотеза состоит в том, что воздействие окружающей среды может препятствовать обнаружению возможных благоприятных эффектов CIT с точки зрения снижения летальности при столкновениях между полицейскими и PMI.

    Исследователям было сложно ввести в действие, а затем оценить относительную эффективность различных моделей CIT по сравнению с аналогичными специализированными вмешательствами.Недавний систематический обзор литературы, проведенный Kane et al. 6 рассмотрено несколько вмешательств: CIT; подход, называемый «связь и перенаправление», основной целью которого является перенаправление, когда в местах содержания под стражей в полиции или в судах работают специалисты, прошедшие подготовку в области психического здоровья; и подход под названием «уличная сортировка», основной целью которого является своевременный доступ к службам охраны психического здоровья с привлечением мобильных кризисных бригад и специализированного персонала, прошедшего подготовку в области психического здоровья, который направляется на место в соответствии с индивидуальными протоколами.Кейн и др. 6 не обнаружил в рассмотренных исследованиях четких доказательств превосходства одного подхода над другими с точки зрения выгоды для различных результатов уголовного правосудия, таких как количество арестов или дней, проведенных под стражей, или для основных исходов для здоровья, таких как выявление психических заболеваний на ранней стадии. 46 Каждая из структурированных программ дала некоторые положительные эффекты по сравнению с контрольными группами в рамках соответствующих исследований. Однако зарегистрированные эффекты различались между программами, а значительная неоднородность результатов затрудняла количественное сравнение.CIT был признан лучшей программой с точки зрения сокращения повторных правонарушений и улучшения результатов психического здоровья. Было высказано предположение, что это связано с тем фактом, что CIT была единственным вмешательством, которое предлагало интегрированную услугу, сочетающую первоначальный вызов и сортировку ответных действий со специально обученными полицейскими и вмешательством специалистов в области психического здоровья.

    Трудность получения четких доказательств эффективности CIT в снижении травматизма офицеров и граждан иллюстрируется систематическим обзором и метаанализом исследований CIT на нескольких сайтах, проведенным Taheri в 2016 году. 5 Трудности с точки зрения неоднородности и отсутствия анализов намерения лечить, с которыми столкнулось более раннее исследование Compton et al. 28 сохраняется. По-прежнему сложно найти согласие между исследованиями в отношении того, что именно представляет собой звонок о кризисе психического здоровья. Отдельные программы демонстрируют различия в терминологии и пороговых значениях, позволяющих идентифицировать столкновение с кризисом психического здоровья.

    Отсутствие высококачественных исследований исходов CIT, подходящих для анализа данных, было проиллюстрировано проблемой Taheri в определении подходящих кандидатов. 5 Из 820 записей для потенциального включения в анализ только восемь соответствовали критериям, подходящим для оценки поддающихся количественной оценке результатов арестов, травм полицейских или применения силы. Цель мета-анализа измерения результатов травм офицеров не может быть достигнута из-за отсутствия стандартизированного измерения в исследованиях, удовлетворяющих критериям включения. Ни одно из проанализированных исследований не показало положительного влияния CIT на результаты применения силы. Анализ объединенных исследований показал, что сотрудники CIT значительно реже арестовывали PMI по сравнению с контрольной группой сотрудников, не являющихся сотрудниками CIT.Однако этот результат был основан на самоотчетах участников исследования, тогда как анализ официальной статистики арестов не показал последовательного влияния CIT ни на увеличение, ни на снижение частоты арестов за PMI.

    Обсуждение

    Несмотря на отсутствие доказательств эффективности с точки зрения первоначальной цели снижения летальности во время столкновений полиции с людьми с психическими расстройствами и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ, было показано, что CIT имеет некоторые измеримые положительные эффекты, в основном в области результаты офицерского уровня.К ним относятся повышение удовлетворенности офицеров и самоощущение сокращения применения силы. Программы CIT также были продвинуты для увеличения направления в психиатрические службы, а не в тюрьмы, и для снижения затрат. Исследования конкретных программ CIT обнаружили некоторые положительные, но неоднозначные результаты или тенденции к статистической значимости с точки зрения увеличения числа обращений в психиатрические службы в целом. 47 Это может привести к снижению затрат. Например, одно исследование влияния CIT на стоимость в городе с населением около 600 000 человек выявило умеренное снижение затрат, главным образом за счет сокращения дней госпитализации и направлений на стационарное лечение из мест лишения свободы.И это несмотря на значительные затраты на экстренную психиатрическую экспертизу. 48,49

    CIT может влиять на распространенность и частоту амбулаторных психиатрических направлений на ранних стадиях. Такая сортировка служб неотложной помощи может привести к общему снижению затрат на психиатрическую помощь за счет сокращения значительно более дорогих стационарных или больничных услуг. Это может представлять собой аналог профилактической медицинской помощи, когда деньги, потраченные ранее, могут принести большую пользу, чем деньги, потраченные позже в процессе заболевания.Вариативность, эффективность и вертикальная координация психиатрических служб, доступных для PMI, направленных после вмешательства CIT, трудно поддаются количественной оценке. Обязательно должны существовать важные факторы, зависящие от местоположения и страховки, которые влияют на то, реагируют ли такие люди на лечение или возобновляют поведение, которое может привести к повторным взаимодействиям с CIT. Эти неизвестные переменные могут также объяснить сложность демонстрации многих последовательных, измеримых результатов CIT для здоровья.

    Еще один фактор, который следует учитывать, заключается в том, что при развертывании тысяч программ CIT может иметь место предвзятость публикации, приводящая к снижению вероятности публикации или распространения исследований, выявляющих нулевой эффект или неблагоприятное увеличение затрат или сдвиги, связанные с конкретным программа ЦИТ.

    Еще одной важной целью программ CIT является повышение безопасности сотрудников и граждан. Этот результат труднее продемонстрировать. После 20 лет учебных программ CIT и недавнего роста распространения крупномасштабные исследования количественных преимуществ CIT в отношении снижения летальности и влияния на общую частоту арестов остаются ограниченными. 50 Некоторые исследования продемонстрировали незначительное различие между офицерами, прошедшими обучение по CIT, и офицерами, не прошедшими обучение, с точки зрения характеристик PMI, направленных в психиатрические службы неотложной помощи. 51 Исследования не показали постоянного снижения риска смертности или летального исхода во время взаимодействия с полицией в экстренных случаях.

    Эти исследования, однако, ограничены различиями в том, как CIT реализуется в разнородных полицейских системах США, и тем фактом, что государственные и федеральные базы данных, как правило, занижают количество смертельных случаев, совершенных офицерами, с большим отрывом от 30 до 50 процентов. 52,53 Эта неточность данных может ограничить чувствительность определения улучшения, связанного с CIT.Полиция сама по себе применяет смертоносную силу относительно редко, 54 , и этот низкий базовый показатель в сочетании с относительно слабыми исследованиями создает повышенный риск ошибки типа II (т. е. ложноотрицательной ошибки).

    В американском обществе также могут действовать более серьезные тенденции, эффекты которых скрывают или противодействуют эффектам CIT, в том числе: влияние расы 55 на перестрелки с участием офицеров, где вероятность того, что афроамериканцы будут убиты, почти в три раза выше полиция, чем белые американцы; 56 офицерские характеристики; 57 усиление милитаризации полиции; 58 и схемы владения оружием. 59 В одном исследовании сделан вывод о том, что существуют две существенные характеристики соседства, которые играют важную роль в решениях офицеров о применении силы. Одним из факторов был фактический уровень угрозы в районе, измеряемый количеством случаев активного сопротивления со стороны жителей. Другим фактором был воспринимаемый офицерами уровень угрозы, измеряемый процентом небелых жителей. 60 Высокая коморбидность употребления психоактивных веществ в PMI 61 означает, что многие люди, участвующие в экстренных случаях, могут находиться в состоянии алкогольного опьянения. 62 Интоксикация является дополнительным фактором риска насилия и серьезным предиктором применения силы во время взаимодействия с полицией. 63,64 Вероятно, это связано с усилением агрессивности и предполагаемой угрозой насилия. 65,66 Полицейские выполняют опасную работу в обществе, отличающемся относительно высоким уровнем убийств, высоким уровнем владения оружием и сопутствующими убийствами с применением огнестрельного оружия. 67,–,69 Индивидуальные характеристики столкновения часто упоминаются офицерами в качестве основного элемента, определяющего решение о применении силы. 70,71 Это решение о применении смертоносной или травмирующей силы во время столкновения может в значительной степени зависеть от частоты столкновений с высоким риском и может оставаться относительно нечувствительным к предварительной подготовке, такой как CIT. 72

    Другая проблема, связанная с использованием программ CIT, связана с экономической эффективностью и альтернативными издержками, т. е. с тем, чтобы не тратить деньги на альтернативы. Эти альтернативы могут включать в себя более широкое использование специализированной помощи в области психического здоровья или уличной сортировки, 73 увеличение финансирования комплексных или ассертивных программ работы с населением или увеличение количества коек в стационарных учреждениях для неотложной помощи или долгосрочных стационарных учреждениях.Альтернативы также могут включать усиление внимания и вмешательство в социальные детерминанты психического здоровья или выделение дополнительных ресурсов на профилактику психического здоровья. 74,75 В своем недавнем систематическом обзоре литературы Kane et al. 6 пришел к выводу, что, в целом, программы дивергенции привели к снижению затрат на уголовное правосудие и увеличению затрат на вмешательство, финансируемое за счет средств здравоохранения. Даже если CIT может снизить общие затраты системы уголовного правосудия, это необходимо соизмерять с потенциальными затратами, перенесенными на системы охраны психического здоровья по месту жительства, в связи с успешным переключением на лечение. 76 Необходимы дальнейшие исследования для измерения поддающихся количественной оценке результатов CIT и рассмотрения альтернативных издержек по сравнению с преимуществами продолжения расширения программ CIT.

    Общественный колледж Макомба — Полицейская академия

    Технические стандарты приема, обучения и выпуска

    Целью Отделения здравоохранения и общественных услуг является подготовка каждого учащегося к критическому мышлению и компетентной и сострадательной практике в быстро меняющихся условиях.Все усилия направлены на накопление знаний, расширение практических навыков и обеспечение безопасности пациентов и населения. Кроме того, программа предназначена для укрепления профессиональной честности и, в конечном итоге, для улучшения результатов в отношении здоровья и защиты пациентов, семей и сообществ в непрерывном процессе оказания медицинской помощи и практики. Студенты должны обладать определенными функциональными способностями, необходимыми для оказания безопасной, эффективной клинической помощи и защиты населения во время клинической и стажировки в полевых условиях.Таким образом, факультет определил, что для поступления, прохождения и окончания программ здравоохранения и общественных услуг (HPS) требуются определенные технические стандарты.

    В дополнение к обучению в классе, клиническое обучение и стажировка проводятся в рамках программ HPS и включают в себя соображения (такие как безопасность пациентов и населения, а также безопасность клинических и стажировок), которые не учитываются при размещении в классе. Кандидатам или студентам, заинтересованным в программах HPS, которые ищут приспособления до или сразу после зачисления в колледж, настоятельно рекомендуется также запросить оценку типов разумных приспособлений, необходимых для клинических и/или интернатурных компонентов программы.

    Человек должен быть в состоянии самостоятельно, с разумными приспособлениями или без таковых, соответствовать следующим техническим стандартам общих способностей: (1) наблюдательность;
    (2) связь; (3) двигательные навыки; (4) интеллектуальные, концептуальные и количественные способности; (5) основные поведенческие и социальные атрибуты; и (6) способность справляться со стрессовыми ситуациями. Лица, которые не могут соответствовать этим техническим стандартам, с разумным приспособлением или без него, не смогут завершить программы, и им рекомендуется выбрать альтернативную карьеру.

    ЗАЯВЛЕНИЕ О СПЕЦИАЛЬНЫХ УСЛУГАХ: Студенты могут индивидуально обсудить основные функции и технические стандарты с консультантом колледжа из нашего отдела специальных служб. В соответствии с разделом 504 Закона о реабилитации 1973 года и Американским законом об инвалидах 1991 года, учащимся, имеющим документально подтвержденную инвалидность, могут быть предоставлены академические приспособления.

    Для получения дополнительной информации посетите специальные службы.

    4 признака того, что вам стоит заняться карьерой в правоохранительных органах

    от ЮТЭП Коннект

    Не на всех работах можно жить и работать, но те немногие, которые позволяют, часто приносят наибольшую пользу.Если вы подумываете о карьере в правоохранительных органах, вы, вероятно, глубоко привержены справедливости и защите людей и систем, которые поддерживают закон и порядок в нашем обществе. Когда вы начнете обдумывать свое будущее и онлайн-программы, которые могут помочь вам в этом, возможно, пришло время подумать о карьере в правоохранительных органах, о том, как этого добиться и куда это может вас привести.

      

    1. Вы вкладываетесь в свое сообщество и общественную безопасность людей в нем

    Карьера в правоохранительных органах — это будущее на службе у других.Это приверженность справедливости и служению высшему благу. Это клятва защищать окружающих и приобретать навыки, подготовку и опыт сотрудников правоохранительных органов, чтобы эффективно делать это. Изо дня в день местные жители доверяют правоохранительным органам, которые помогают поддерживать закон, бороться с преступностью и защищать идеалы справедливости, на которых была основана эта страна. Хотя работа в правоохранительных органах часто может быть напряженной и потенциально опасной, она также невероятно полезна, потому что затрагивает множество жизней.

    Многие люди, работающие в правоохранительных органах, могут использовать свои природные навыки общения, сопереживания и осведомленности для защиты своих сообществ. Это, в сочетании с подготовкой, которую они получают в рамках программы уголовного правосудия или другой программы на получение степени, может подготовить их к карьере от полицейских до детективов, прокуроров, агентов, администраторов и т. д.

     

    2. Вы заинтересованы в работе в определенных правоохранительных органах

    Типы правоохранительных органов могут сильно различаться, у каждого из них своя сфера деятельности и юрисдикция.Возможно, будет полезно решить, на каком уровне вы хотели бы работать, когда вы начинаете планировать свою карьеру в правоохранительных органах. В то время как некоторые люди больше всего заинтересованы в помощи своему непосредственному сообществу или округу, другие предпочитают работать с более широкой аудиторией на уровне штата или федеральном уровне. Примеры федеральных агентств, с которыми вы, возможно, знакомы, включают:

    Государственный департамент США: Государственный департамент США управляет американской дипломатией, защитой интересов и безопасностью на международной арене.Должности правоохранительных органов в этом агентстве включают дипломатическую безопасность и различные должности агентов, занимающихся защитой американцев за границей.

    Министерство юстиции США: Министерство юстиции занимается правоохранительными органами на федеральном уровне, включая Федеральное бюро расследований (ФБР), Управление по борьбе с наркотиками (DEA), Службу судебных приставов США, Федеральное бюро тюрем. и Бюро алкоголя, табака, огнестрельного оружия и взрывчатых веществ (ATF).

    Департамент внутренней безопасности: DHS является домом для многих из самых известных федеральных правоохранительных органов, в том числе U.S. Таможня и пограничная служба, Иммиграционная и таможенная служба США (ICE), Секретная служба США (USSS), Береговая охрана США (USCG) и Управление транспортной безопасности (TSA).

    На уровне штата вы можете работать в правоохранительных органах, присоединившись к полиции вашего штата, дорожному патрулю или патрульным офицерам. Еще более локально возможности могут существовать в частной охране, в качестве детектива или шерифа.

    3. Вас интересует любая из следующих профессий

    Изучение преступлений и систем их предотвращения может привести вас к нескольким карьерным путям.Некоторые карьеры в правоохранительных органах (например, помощники юристов и прокуроры) больше сосредоточены на соблюдении закона; другие (например, полицейские или сотрудники службы пробации) сосредоточены на реагировании на тех, кто нарушает закон. Есть те, кто работает сразу после преступления (например, следователи на месте преступления, детективы и т. д.), и другие, которые выполняют более профилактические функции, например, охранники.

    Другие потенциальные рабочие места в этой области включают: агент пограничной службы, агент ЦРУ, сотрудник исправительного учреждения, агент ФБР, сотрудник полиции, государственный служащий, частный детектив, сотрудник службы пробации, следователь на месте преступления, агент TSA, агент иммиграционной/таможенной службы, судебный пристав, Специалист по расследованию мошенничества или аварийный диспетчер.Хотя эти карьеры затрагивают все уголки правоохранительной сферы, все они являются одной частью головоломки, когда речь идет о защите наших граждан и сообществ от преступности, угроз и вреда.

     

    4. У вас уже есть степень в области уголовного правосудия или криминологии


    Если вы изучали уголовное правосудие или криминологию (или если вы планируете начать!), у вас есть уникальная возможность использовать свой опыт и знания, чтобы изменить ситуацию в области правоохранительной деятельности.

    Уголовное правосудие, область, также доступная через UTEP Connect, представляет собой исследование систем, созданных обществом в ответ на преступность. Студенты этой дисциплины узнают о многих подразделениях системы уголовного правосудия, о том, как они могут обеспечивать соблюдение законов и как они работают, чтобы предотвратить их нарушение.

    Криминология, однако, не совсем то же самое. Суффикс «-ология» означает «учение о преступлении». С этим типом степени студенты могут получить глубокое понимание того, что заставляет людей совершать преступления, когда они, скорее всего, будут иметь место, и обстоятельства, которые делают преступление.

    Любая из этих степеней может помочь студентам лучше понять состояние и психологию преступности и, таким образом, внести свой вклад в борьбу с ней на различных уровнях на протяжении всей своей карьеры.

    Если вы готовы начать свой профессиональный путь в правоохранительных органах, рассмотрите возможность получения степени, которая поможет вам начать работу. Техасский университет в Эль-Пасо предлагает конкурентоспособный, 100% онлайн-бакалавр искусств в области уголовного правосудия. Свяжитесь с вами, и консультант по вопросам регистрации свяжется с вами напрямую, чтобы ответить на любые ваши вопросы.

    НАЧАТЬ

    .

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.