Паразиты слова: слова-паразиты на самом деле очень полезны — Российская газета

Содержание

слова-паразиты на самом деле очень полезны — Российская газета

Уникальное исследование проводят филологи Иркутского госуниверситета с коллегами из других регионов и стран. Они оцифровывают устную речь. Цель — создать новую грамматику русского языка. Должно измениться и отношение к словам-паразитам.

Как готовится российская база для научных прорывов, «Российской газете» рассказала директор Института филологии, иностранных языков и медиакоммуникации Иркутского государственного университета Марина Ташлыкова. Проект иркутских филологов называется «Устный корпус как инструмент для лингвистических и междисциплинарных исследований». Корпус — это электронное собрание текстов звучащей речи.

Ну, значит, это самое

Марина Борисовна, а почему в устной речи слова-паразиты вдруг стали совсем не паразитами? Нас же с детства от них отучали.

Марина Ташлыкова: Традиционные грамматики и учебники написаны на материале письменного языка, причем рафинированного. Но когда мы обращаемся к устной речи, выясняется, что наше представление о языке очень одностороннее.

В ней даже границы предложений определяются иначе. А так называемые слова-паразиты (частицы «вот», «ну» и прочие), действительно, оказываются вовсе не паразитами. Они сигнализируют о затруднениях говорящего, о его попытках «настроиться» на слушающего. То есть передают информацию о процессах, происходящих в сознании того, кто говорит.

Мы, кстати, до сих пор недостаточно знаем о роли, которую играет интонационное членение, о строении диалога и полилога (разговора многих участников). О том, как несмотря на многочисленные взаимные перебивы, сбои, наложения реплик и другие шумы, люди все же понимают друг друга.

А зачем вам понадобилась оцифровка устной речи?

Марина Ташлыкова: В 70-е годы прошлого столетия, когда устную речь только начинали изучать, ученые ее записывали и расшифровывали, полагаясь только на свой слух.

Сейчас с помощью новых технологий и программ акустического анализа мы можем буквально разложить речь на «атомы» и сделать это доступным глазу. Мы видим все перебивы, движение тона, в миллисекундах можем измерить паузы и попытаться оценить их значимость.

Изучите вы устную речь. Конечная цель-то какая?

Марина Ташлыкова: Описание ключевых особенностей устной речи — это вклад в решение фундаментальной для современной лингвистики задачи, которую сформулировал директор Института языкознания РАН Андрей Кибрик.

Речь идет о разработке «новой естественной грамматики русского языка, в которой будет подвергнута ревизии грамматическая традиция, основанная на письменном употреблении вербальных средств».

Есть и еще одна интереснейшая задача! Тот материал, который мы изучаем, позволяет лингвистам оценить потенциал выживаемости диалектов как разновидностей национального языка. Они существуют только в устной форме и только на определенной территории.

«Чайкю с молочкём» выпьем?

Как же формируется ваше электронное собрание текстов звучащей речи?

Марина Ташлыкова: Материалом для него послужат две группы текстов. Первая — это аудиозаписи глубинных интервью, которые мы проводили с 2011 года. Это более 100 часов. Каждое интервью длится около часа, информанты отвечают на вопросы о своем прошлом, истории своей семьи, города и страны.

Вторая группа устных текстов собиралась с 2012 года в Баргузинском районе Бурятии в рамках изучения современного состояния сибирских говоров. Это около 92 часов. Нам было интересно посмотреть, в какой степени тот вариант национального языка, на котором здесь говорили, может выдержать натиск цивилизации.

Натиск интернета, наверное, все-таки не выдержал?

Марина Ташлыкова: Ошибаетесь! И люди с высшим образованием, и школьники в повседневной речи постоянно воспроизводят диалектную фонетику и особенности морфологии. Они до сих пор используют особые звуки, отличающиеся от общепринятых.

Сейчас с помощью новых технологий и программ акустического анализа мы можем буквально разложить речь на «атомы» и сделать это доступным глазу 

Например, на месте С» и Ш в словах типа «сено», «сидеть», «машина» употребляют звук, похожий на очень мягкий Ш» (так называемое шепелявенье). Или произносят после мягкого Ч мягкие Г, К («Чайкю с молочкём выпьем?»). Не различают творительный и дательный падеж («Как замахал рукам-ногам!») и тому подобное.

Поразительно, что такие особенности сохраняются в речи людей, регулярно пользующихся интернетом, мобильной связью и цифровым телевидением.

«Угу», «ага» и прочие странные звуки

Насколько современные технологии готовы к созданию «устного корпуса»?

Марина Ташлыкова: Чтобы изучать весь материал, о котором я вам говорила, его надо, во-первых, представить в письменном виде и, во-вторых, подготовить таким образом, чтобы компьютеру было «удобно» с ним работать.

Как, например, отмечать разнообразные «угу», «ага» и прочие странные звуки, для которых не хватает букв русского алфавита. И которые издает слушающий, сигнализируя говорящему о том, что он следит за мыслью, «не выпадает» из коммуникативного взаимодействия?

Необходима особая транскрипция — система записи устной речи, максимально точно передающая те ее особенности, которые интересуют лингвиста. Разумеется, такие системы существуют. Но новые материалы ставят перед исследователями новые вопросы. И на первом этапе мы сосредоточены на том, чтобы разработать полную, непротиворечивую и максимально удобную систему записи текстов, которые есть в нашем распоряжении.

Она даст возможность перейти к следующему шагу работы — разметке (аннотированию). Разметка — это приписывание текстам и их компонентам специальных меток, среди которых различают внешние и лингвистические. Первые — это, например, сведения о говорящем (возраст, пол, годы жизни и т.д.). Вторые — данные о грамматических, лексических и прочих языковых элементах текста.

Далее мы вместе с IT-специалистами должны подумать и решить, как совместить лингвистическую разметку с собственно машинной логикой. Другими словами, как будут обозначаться обрывы слов, паузы различного типа, как отражаться синтаксические особенности устной речи, неязыковые элементы — кашель, смех, паузы.

Кто ваши IT-партнеры? И какой их интерес в проекте?

Марина Ташлыкова: Все задачи мы решаем вместе со специалистами в сфере компьютерных технологий из Института солнечно-земной физики Сибирского отделения РАН. Для программистов корпус — это своеобразный «полигон» для проверки различных программных разработок в области обработки языковых данных как особой разновидности big data.

Справка «РГ»

Среди партнеров проекта — Государственный институт русского языка им. А. С. Пушкина, Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН, НИУ «Высшая школа экономки», НИУ «Томский государственный университет», Университет им. Кристиана Альбрехта (Киль, ФРГ), Университет им. А. Мицкевича (Познань, Республика Польша) и Народный университет Китая (Пекин).

научная дискуссия в стенах ЛЭТИ

Более 100 представителей вузов России и Монголии приняли участие в восьмой ежегодной конференции «Актуальные проблемы современной лингвистики».

23.04.2018 3750

17-18 апреля 2018 г. в Санкт-Петербургском государственном электротехническом университете «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина) состоялась VII Межвузовская научно-практическая конференция с международным участием «Актуальные проблемы языкознания». Организатором мероприятия выступила кафедра иностранных языков гуманитарного факультета СПбГЭТУ «ЛЭТИ».

Участниками конференции стали более 100 представителей вузов Санкт-Петербурга, Москвы, Екатеринбурга, Новосибирска, Нижнего Тагила, Улан-Удэ, Якутска и Монголии.

Мероприятие проводится ежегодно с целью предоставить возможность преподавателям, аспирантам и студентам заявить о своих научно-исследовательских изысканиях и разработках, раскрыть свои взгляды на актуальные проблемы современной лингвистики, поделиться информацией о последних научных достижениях в сфере языкознания.

В приветственном слове проректор по учебной работе СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Владимир Николаевич Павлов отметил, что профессорско-преподавательский состав университета с трепетом относится к проблемам лингвистики.

«В современном мире очень важно умение ясно сформулировать мысль на любом языке. Отрадно, что в техническом вузе уделяют большое внимание преподаванию лингвистических дисциплин, обучению студентов на разных языках и развитию научных исследований в области языкознания».

Проректор по учебной работе СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Владимир Николаевич Павлов

Заведующий кафедрой иностранных языков СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Андрей Арнольдович Шумков поблагодарил Владимира Николаевича за содействие при подготовке к государственной аккредитации образовательных программ, которую кафедра прошла успешно. Теплую атмосферу конференции поддержало награждение победителей и призеров ежегодной студенческой олимпиады по лингвистике, в которой приняли участие студенты как гуманитарных, так и технических специальностей. Третье место заняли Наталья Букреева (3-й курс ГФ) и

Диана Керуль (1-й курс ФЭЛ). На втором месте – Дмитрий Сорокин (4-й курс ГФ) и магистрант ФЭА 1-го года обучения Дмитрий Абдуллин. Победителями олимпиады стали Юлия Долгих (1-й курс ОФ) и Марк Лауцюс (1-й курс ФКТИ).

Старший преподаватель кафедры английской филологии и лингвокультурологии Санкт-Петербургского государственного университета Нина Феликсовна Щербак в своем докладе рассмотрела пространственно-временные особенности художественного нарратива в романе В.В. Набокова «Ада».

Доцент Высшей школы инженерной педагогики, психологии и прикладной лингвистики Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого

Александра Игоревна Дашкина рассказала о применении сервиса Context Reverso в качестве дидактического ресурса на занятиях по практике перевода. Автор доклада представила итоги эксперимента, который был проведен с целью сравнения эффективности выполнения задания по переводу в автономном режиме и в парах. Более высокие результаты финального теста в экспериментальной группе показали, что эффективнее всего студенты работают в команде, используя сервис Context Reverso.

Проблему употребления слов-паразитов осветила в своем докладе заведующая кафедрой русского языка СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Наталия Данииловна Стрельникова.

«Слова-паразиты всегда существовали с момента появления человеческой речи. Они засоряют речь, от них нужно избавляться. Однако нельзя не согласиться с противоположной точкой зрения лингвистов, которые утверждают, что шероховатости в устной речи неизбежны. Слова-паразиты несут ту же функцию, что и вводные слова в научном стиле речи. Основные причины использования слов-паразитов связаны не столько с недостаточным владением культурой речи, сколько с особенностями разговорной речи – неподготовленностью и спонтанностью».

Заведующая кафедрой русского языка СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Наталия Данииловна Стрельникова

Ассистент кафедры иностранных языков СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Любовь Александровна Ульяницкая рассказала об изучении феномена наложения двух языковых систем – языковой интерференции, с использованием метода лингвистического моделирования.

Любовь Александровна представила краткий обзор существующих языковых моделей, одну из которых – формально-логическую – в настоящее время разрабатывает коллектив кафедры иностранных языков СПбГЭТУ «ЛЭТИ».

Студентка 3 курса гуманитарного факультета СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Маргарита Тренихина представила сообщение о лингвистических преградах на пути к преодолению разрыва в объяснении сознания. Проблема связана с невозможностью в полной мере описать третьему лицу чувства и ощущения, переживаемые человеком.

Программу первого дня продолжили секционные заседания, посвященные историческому языковедению, структурной лингвистике, языковым моделям, теории дискурса, взаимодействию языков, межкультурной коммуникации, переводческой деятельности, фоносемантическим исследованиям, преподаванию русского языка.

Во второй день конференции состоялись мастер-классы для студентов-лингвистов. Ассистент кафедры иностранных языков СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Александра Львовна Сопина рассказала о приемах, которые устные переводчики используют в своей профессии. Студентам, планирующим работать в сфере туризма, старший преподаватель кафедры ИНЯЗ Ирина Михайловна Теплыгина объяснила, как оптимально составить экскурсионную программу. Ассистент кафедры ИНЯЗ Любовь Александровна Ульяницкая представила способы решения лингвистических задач на примере заданий студенческой олимпиады по лингвистике, состоявшейся в СПбГЭТУ «ЛЭТИ». Ассистент кафедры ИНЯЗ

Георгий Кириллович Петренко охарактеризовал основы работы с крупнейшими корпусами русского и английского языка, которые являются незаменимыми для переводчиков и преподавателей.

Работу VII Межвузовской научно-практической конференции с международным участием «Актуальные проблемы языкознания» завершило первое заседание научного студенческого общества. Студенты-лингвисты 1-3 курсов обсудили доклады, представленные в течение первого дня мероприятия.

«Идею создания научного сообщества студенты предложили нам достаточно давно. На конференции «Актуальные проблемы языкознания» мы сделали первый шаг к ее реализации – провели встречу в формате дискуссионного клуба, на которой каждый узнал что-то новое и интересное для себя, нашел направления для дальнейшего развития».

Ассистент кафедры иностранных языков СПбГЭТУ «ЛЭТИ» Любовь Александровна Ульяницкая

Функции слов-“паразитов” в русской спонтанной речи

Функции слов-“паразитов” в русской спонтанной речи

 

 

 

Дараган Ю.В.

Москва

 

 

 

Хотя семантике различных дискурсивных маркеров уделяется в последнее время большое внимание, следует отметить, что класс слов, называемых обычно словами-“паразитами” остался довольно мало изученным. Отдельные попытки описания и  классификации этих слов были весьма немногочисленными и продолжения не получили. Об этом свидетельствует уже сам термин – вернее, сам факт отсутствия устоявшегося “наукообразного” термина. После того, как в конце 60-х – начале 70-х гг. повысился интерес к спонтанной речи и, в частности, к явлениям речевого колебания, в литературе появился ряд терминов, таких, как

“незнаменательная лексика”, “лишние слова” [Сиротинина 1971: 71, 73], “пустые частицы” [Розанова 1983: 36], “вставные элементы” [Ладыженская 1985], “слова-заменители” [Земская 1987: 91] (имеются в виду заполнители пауз хезитации), однако термины эти не прижились. Кроме того, они либо слишком широки, либо слишком узки. К “незнаменательной лексике” уже сама О.Б.Сиротинина относит, например, слово
такой
, когда оно употребляется “без опоры на признак”: “Дон Педро – это ТАКОЙ мужчина…” (Пример мой Ю.Д.). Термины “лишние слова” и “пустые частицы” обладают ненужными коннотациями, кроме того, в рассматриваемый нами класс попадают не только частицы, но и местоимения, которые сохраняют способность изменяться по роду, числу и падежу. К “вставным элементам” в интерпретации Б.Я.Ладыженской относятся не только собственно “слова”, но и невербальные элементы – междометия типа “м-м-м”, “э-э-э” и др. Наконец, в термине “слова-заменители” содержится нежелательная пресуппозиция, что эти слова связаны с паузами колебания. К тому же, к “заменителям” с этой функцией можно отнести и слова типа “штука”, “фиговина” и проч. Не пытаясь предложить собственного варианта, мы будем использовать термин
слова-“паразиты”
(далее СП), как интуитивно понятный.

Выше рассматриваемый класс слов уже был отнесен нами к “дискурсивным маркерам”. Действительно, СП (а) “не имеют денотата в общепринятом смысле” и (б) “устанавливают отношение между (…) составляющими дискурса”, и таким образом отвечают двум характерным критериям дискурсивных слов, предложенным К.Л.Киселевой и Д.Пайаром [Дискурсивные слова русского языка 1998: 5]. Однако в отличие от простых дискурсивных слов, которые так или иначе связаны с пропозициональным содержанием высказывания, СП связаны с самим процессом говорения и ничего нового в сообщаемое не вносят. Возможно, именно этому обстоятельству они и обязаны своей “дурной репутацией”.

О.Б.Сиротинина и Е.А.Земская в упоминавшихся выше работах связывают появление СП с речевым колебанием. Кв.Кожевникова [Кожевникова 1970] также указывает, что слова, подобные значит, вот, в общем и т.п. выполняют препаративную функцию, а именно обеспечивают говорящему время для “постепенного выяснения содержания и поисков подходящего словесного оформления”.

Нельзя не согласиться с тем, что паузы колебания и СП часто соседствуют, однако можно привести примеры, когда колебания нет, а маркер – есть:

(1) Девушка, у меня к вам просьба большая. Вы знаете, вот я вам адрес дам, а вы мне поможете с телефоном, а?

(2) (…) всех поставили, естественно, на хорошие места, ну а меня, как начинающего, там где-то, в уголок загнали, в самый край, значит. Ну, стой, сказали, здесь, если лось пойдет, стреляй, значит…

Н.Н.Розанова вводит еще одну функцию СП, а именно, “ритмическую организацию фразы”. Эта гипотеза может объяснить, почему в данном случае в данном месте должно было возникнуть безударное или слабоударное слово, однако она не дает ответа на вопрос, почему было употреблено именно это слово, а не другое. Кроме того, существуют случаи, аналогичные примеру (3), где СП оформлено как отдельная синтагма и в ритмической организации фразы участвовать не может. Пауз колебания здесь тоже не наблюдается:

(3) (…) а однажды отв… на целые 25 кг одного… зацепил // вот / ну правда конечно 25 рублев отдал // вот // и балык был хороший // вот //

Наконец, Б.Я.Ладыженская упоминает гипотезу о фатической функции СП (“вставных элементов”) при паузах колебания: говорящий “держит нить разговора в своих руках” и не дает слушающему отвлечься на время паузы. [Ладыженская 1985: 25]. Той же гипотезы придерживается Е.А.Атлас [Атлас 1998]. Отметим, что данная гипотеза верна, опять-таки, не для всех “паразитических” употреблений дискурсивных маркеров, к тому же она не объясняет выбора конкретных слов в конкретных случаях.

Целью данной работы стала классификация “паразитических” употреблений дискурсивных слов и выяснение функций, которые они выполняют в речи. Материалом послужили записи диалогов абонентов МГТС с операторами справочно-информационной службы 09 и неподготовленные монологические нарративные тексты — на тему, заданную исследователем.

1. СП и порождение высказывания

 

В основу исследования легла гипотеза о том, что СП отражают внутреннее программирование высказывания и мыслительные процессы, связанные с реализацией сценария его порождения. Исходя из модели порождения высказывания, предложенной А.А.Леонтьевым, которая состоит из:

“этапа мотивации высказывания,

этапа замысла (программы),

этапа реализации программы,

этапа сопоставления реализации замысла с самим замыслом”[1],

мы предположили, что употребление СП будет затрагивать второй, третий и четвертый этапы. В ходе анализа была получена классификация наиболее распространенных маркеров.

 

2. Классификация СП

 

2.1. Установочные маркеры

 

При анализе материала обнаружилось, что среди СП можно выделить три большие группы. К первой относятся установочные (ориентационные) единицы, отражающие коммуникативные и психологические установки говорящего:

(4)  … значит, первый раз я поехал на охоту, ну просто меня взяли более опытные товарищи…

(5) выплатили за мой чемодан, как положено, по рублю за килограмм…

2.2 Программирующие маркеры

 

Ко второй группе мы относим служебные, или программирующие, маркеры, которые, в свою очередь, можно разделить на пять подгрупп:

  1. Маркеры планирования (формирования сценария реализации замысла): так, ну.

(6) Девушка, вот мне нужен телефон… так… в Теплом Стане.

(7) Ну… что еще такого немножко рассказатьну, этим летом я… сначала жила тут в Москве, отрабатывала практику…

  1. Маркеры концептуализации (формирования в сознании говорящего понятия, соответствующего плану содержания одной или нескольких языковых единиц, которое затем будет вербализовано): как бы, такой, вот1.

(8) Ну, я хотела… ъ… всегда учиться в том месте, где, как бы, лучше образование… дают…

(9) … направление утром выписал (…) участковый доктор, направление такого, общего характера…

(10) Скажите, пожалуйста, как мне узнать телефон, вот, которые перевозят грузы?

  1. Маркеры контроля (отслеживание правильности реализации сценария): значит, вот2.

(11) – Акуманин Владимир Иванович, да? – Да. – Какой адрес? – Значит, адрес: улица летчика Бабушкина, дом 35, корпус1 квартира 12.

(12) Ну, приехала домой, там… было три дня жарко, потом сразу начались холода… вот… стало холодно… купаться нельзя… ничего нельзя, дождь там, ветер… вот… поэтому можно было только сидеть дома… вот… телик смотреть… вот…

  1. 4. Маркеры поиска (припоминание нужного слова в процессе реализации): это (самое), этот (самый).

(13) Девушка, скажите, как позвонить в 1-ю городскую больницу, в это… в справочную?

(14) Скажите, пожалуйста, Москворецкий рынок, этот, хозяйственный, какой телефон туда, а?

(15) Девушка, мне нужен этот, рынок Калининский, это на Авиамоторной улице…

  1. Маркеры коррекции (коррекция реализации – оговорки и т.п. – или самого сценария – оформление вставных конструкций): ну, это.

(16) … уставший и истрепавший нервы… ну, не нервы, а-а… потративший время, значит, но довольный…

(17) … у нас нет даже общего даже языка, ну, потому что по-русски , то есть, по-английски, не очень хо… не только по-русски, но и по-английски не очень хорошо говорит…

(18) Скажите, пожалуйста, вот куртка, молнию где заменить можно поближе, мы вот Ворошиловоградский, это, Ворошиловоградского района..

 

2.3. “Гипертекстовые” маркеры

 

К  третьей группе относятся слова, не связанные непосредственно с процессами программирования и реализации дискурса, но предоставляющие Слушающему дополнительную информацию об отношении Говорящего к произносимому им тексту. Сюда в первую очередь относятся:

а) оценочные маркеры, выражающие оценку говорящим собственных высказываний с точки зрения удачности реализации (как бы, так сказать, скажем), важности сообщаемой информации, а также степени ее актуализованности (вот, там) и проч.

Примеры:

(19) – Как называется, “Олимп”? – “Олимп”. – Вот, телефончик дайте, пожалуйста.

(20) – Так “Стройматериалы” или “Хозяйственный”? – “Стройматериалы”, где плинтусами торгуют там, дверями…

(21) … может быть, он там один, так сказать, телефоновладелец. Он там счет платит?

б) маркеры-апеллятивы, передающие те или иные требования/просьбы Говорящего к Адресату, в частности, отказ от детализованного представления ситуации (короче, в общем) и имплицитная просьба к Адресату самостоятельно домыслить ситуацию и сделать выводы, исходя из представленных данных (вот, такой).

Примеры:

(21) потом я какое-то время, опять-таки в июне тусовалась еще в Москве… ходила в “Синтон”, в общем… особо ничего не делала. Вот…

(22) …когда мы уезжали… из “Монастыря”… я, вот, чувствовала, что наша команда, она очень слаженная, очень крепкая такая, дружная…

 

Дополнительно на выбор того или иного слова в данном контексте могут влиять эмоциональное состояние говорящего, его отношение к собеседнику, скорость речи, тип реплики, в которой встречается это слово (инициирующая, реагирующая или продолжающая) и другие факторы. При выборе между так и значит, например, так будет употребляться скорее в том случае, когда говорящий сам определяет темп речи и может позволить себе остановиться в любой момент:

(23) Так. Скажите, пожалуйста, телефон бюро ремонта Тушинского телефонного узла.

(24) – Акуманин? – Да, Владимир Иванович. Так, я могу даже адрес сказать…

Слово значит появляется предпочтительно в тех случаях, когда говорящий торопится и старается говорить “по существу”:

 (25) [ Абонент набрал “09” — справочная — вместо “03” — скорая помощь ] Алло! Будьте добры, помогите мне, пожалуйста. Значит, родственница у меня есть. Есть направление… (нрзб.) … левого глаза… значит, направление утром выписал этот… Ну, ну, этот, участковый доктор, направление такого… общего характера, вроде как, будет хуже, как они сказали, вызывайте скорую помощь, и они вас отправят. Значит, в этом, у меня все отечность нарастает…

Тип реплики часто определяет выбор между ну и это в начале высказывания. Если это преобладает в инициирующих репликах[2], то ну чаще употребляется в реагирующих и продолжающих:

(26) – (…) приехали… в город какой-то там, не помню, как его называют… потом в город Кандалакша… на поезде… на поезде… (мы тоже) долго ехали… – Это… а катамараны куда?

(27) – (…) потом я приехала на две недели домой… две недели дома пожила… и приехала опять в Москву… ну что, еще что-нибудь рассказать? – Ну… что-нибудь еще немножко… – Ну… что еще такого немножко рассказать…

 

Еще Земская отмечает, что некоторые “слова-заменители” встречаются у всех говорящих и воспринимаются нормально, а некоторые – “могут свидетельствовать (…) о недостаточной речевой культуре”[Земская 1987: 91]. Рассмотрим список тех слов, которые чаще всего относят к “некультурным”:

  • значит,
  • как бы,
  • в принципе,
  • в общем,
  • это,
  • это самое,
  • так сказать

(приведенный список взят из работы Земской и дополнен из Устава Клуба практической психологии “Синтон” [Козлов 1997: 298]). В список попали  маркеры планирования и поиска (значит, как бы, это(самое)), практически всегда связанные с задержкой речи, паузой колебания, а также ряд сложных вводных слов, которые в силу своей сравнительно сложной структуры более заметны для слушающего. Возможно, именно большая по сравнению с другими выделенность в потоке речи и послужила поводом для “обескультуривания” именно этих слов.

Заключение

Итак, мы рассмотрели ряд особенностей класса дискурсивных слов, которые обычно называют словами-“паразитами”. Мы установили, что, хотя эти слова часто заполняют паузы хезитации и принимают участие в ритмической организации фразы, это не является из основной функцией. Мы также выяснили, что слова-“паразиты” отражают внутреннюю речь при программировании высказывания, и рассмотрели ряд факторов, от которых зависит выбор того или иного слова. Дальнейшее изучение слов-“паразитов” позволит больше узнать о процессе порождения речи с одной стороны и о семантике соответствующих дискурсивных  слов (в т.ч. и в “непаразитическом” употреблении) – с другой, а изучение индивидуальных особенностей их употребления может предоставить дополнительные штрихи к языковому портрету говорящего, и таким образом оказаться полезным в таких прикладных областях, как, например, лингвокриминалистика и психодиагностика.

Литература

Атлас Е.А. Функции пауз в русской спонтанной речи. Дипломная работа. – М., РГГУ, 1998 (Научный руководитель — Т.В.Базжина).

Дискурсивные слова русского языка: опыт контекстно-семантического описания. – М. 1998.

Земская Е.А. Русская разговорная речь: лингвистический анализ и проблемы обучения. – М., 1987.

Кожевникова Кв. Спонтанная устная речь в русской эпической прозе.–  Praha, 1970.

Козлов Н.И. Истинная правда, или учебник для психолога по жизни. – М., 1997.

Ладыженская Б.Я. Особенности организации устной спонтанной речи (вставные элементы в речевом потоке). дис. канд. наук. – М., 1985

Розанова Н.Н. Суперсегментная фонетика \\ Русская разговорная речь: фонетика, морфология, лексика, жест. – М., 1983.

Сиротинина О.Б. Современная русская разговорная речь и ее особенности. – М., 1971

 

[1] Цит. по [Атлас 1998: 12]

[2] Было обнаружено 50 употреблений, все в инициирующих репликах.

Как перестать «мычать» во время выступлений и переговоров

Личные качества и навыки
Ноа Зандан
Фото: EMMA INNOCENTI/GETTY IMAGES

Э-э-э… М-м… Ну… В общем… Короче… Вот… Как бы…

Когда мы волнуемся, отвлекаемся или не знаем, о чем говорить дальше, наша речь наполняется словами-паразитами. Они дают время, чтобы собраться с мыслями и в некоторых случаях сообщают аудитории, что на следующую мысль нужно обратить особое внимание. Но если таких слов чересчур много, они лишь мешают. Говоря по-научному, происходит потеря беглости речи. Слова-паразиты делают ее менее убедительной и отвлекают от главной мысли.

На основании исследований в области поведенческих наук, искусственного интеллекта и данных, специалисты компании Quantified Communications, которой я руковожу, выяснили, что приемлемо использовать одно слово-паразит в минуту. В среднем же люди вставляют по пять таких слов в минуту, то есть раз в двенадцать секунд.

Давайте посмотрим, что говорят данные о словах-паразитах, и обсудим, чем они грозят говорящему и как исключить их из лексикона.

Проблема слов-паразитов

Все мы знаем, как сложно внимательно слушать речь человека, если каждое третье слово в ней — паразит. Сложнее понять, как именно эти словесные помехи влияют на ее восприятие. Мы проанализировали 4000 примеров устной речи из нашей базы данных, чтобы определить, насколько часто говорящие заполняют паузы словами-паразитами и как эти слова влияют на восприятие речи слушателями. Мы обнаружили, что злоупотребление словами-паразитами по многим причинам плохо сказывается на восприятии. Среди них можно выделить три фактора.

1. Чтобы донести до слушателей суть вашей речи, нужно, чтобы они были постоянно вовлечены. Аудитория перестанет следить за вашими словами, если в них будет слишком много паразитов. Они помешают рассказать эмоциональную историю или поделиться интересными выводами исследования.

2. Слушатели хотят поверить, что вы говорите спонтанно, как при личной встрече. Конечно, в обыденной речи мы часто слышим слова-паразиты. Но если они раздаются из микрофона, то не дают оратору раскрыть свою личность. Человек кажется нервным и несосредоточенным, а его речь — неестественной.

3. Если вы хотите, чтобы аудитория вам поверила, нужно говорить понятно, логично и просто. К сожалению, чтобы вычленить суть из обилия слов-паразитов, требуется больше когнитивных усилий, чем готовы прилагать слушатели. Скорее всего, они перестанут вас слушать и переключатся на более простые когнитивные задачи (например, обдумывание списка своих дел).

Почему же мы теряем беглость речи? Согласно исследованиям, мы вербализуем заминки, потому что привыкли заполнять пробелы, даже когда в них ничего и не должно быть. Например, мы говорим «э-э-э» и «м-м», чтобы не потерять нить разговора, пока формулируем следующие фразы («М-м» заполняет короткую паузу, а «э-э-э» — более длинную).

Паузы вместо слов-паразитов

Есть и хорошие новости: недостаток превратится в преимущество, если вы будете заменять слова-паразиты паузами.

Исследователи выяснили, что в разговорной речи присутствуют короткие (0,2 секунды), средние (0,6 секунды) и длинные (более 1 секунды) паузы. Выдающиеся ораторы делают паузы в две-три секунды или даже более. По нашим данным, в среднем человек делает всего 3,5 паузы за минуту.

советуем прочитать

Майкл Дэвид,  Сток Джордж

Джанпьеро Петрильери

Войдите на сайт, чтобы читать полную версию статьи

«ПАРАЗИТЫ» | Наука и жизнь

«СЛОВО/SLOVO» — одно из первых российских частных независимых издательств (создано в Москве в 1989 году). Сейчас география зарубежного сотрудничества «Слова» чрезвычайно широка. Многолетние деловые контакты связывают его с издательствами Великобритании, Италии, США, Германии, Франции, Бельгии. Книги издательства переводятся на многие иностранные языки. С 1991 года «СЛОВО/SLOVO» — постоянный участник и экспонент крупнейших международных книжных ярмарок во Франкфурте, в Лейпциге, Болонье, Чикаго, Москве. В марте 1997 года серия поэтических книг издательства «Самые мои стихи» получила премию Комиссии ЮНЕСКО на конкурсе «Самые красивые книги мира». В 2000 году «Типографика в терминах и образах» В. Кричевского стала «Книгой года» на ММКВЯ. А в 2001 году «Книгой года» назвали книгу-альбом Г. Н. Рождественского «Треугольники». Тогда же детская энциклопедическая серия «Что есть что» стала победителем в номинации «Мир детства». Летом 2002 года на «Невском книжном форуме» лучшей книжной серией названа «Большая библиотека «СЛОВА»». В 2003 году на конкурсе «Лучшие книги года» дипломом и премией АСКИ награждена «Хроника России. ХХ век». Энциклопедическими изданиями «Слова» «Хроника человечества» и «Атлас мира» пользуются тысячи людей, альбомы по искусству украшают библиотеки серьезных политиков, выдающихся ученых, известных деятелей искусства. А серии «Большая библиотека «Слова»» и «Что есть что» стоят на книжных полках школьников и студентов. Но кому бы ни предназначались эти книги, их всегда можно отличить по высокой культуре, отличной полиграфии и оригинальному дизайну. Статья «Слова-паразиты» — фрагмент из книги О. Северской «Говорим по-русски», которая готовится к выходу в издательстве «Слово/Slovo» .

«… У каждого времени есть свой вербальный вирус, нечто вроде лихорадки на губе. У нашего поколения это словечко «как бы». Все реже человек говорит, все чаще — как бы хочет сказать…» — это слова одного из замечательных современных поэтов, Сергея Соловьева. Символом нашей культурной эпохи называет «как бы» и тонкий критик Владимир Новиков, замечая, что это — «словечко-паразит, обитающее исключительно в интеллигентских языковых организмах».

Попробуем с этим «как бы» разобраться.

Вообще-то, частица «как бы» должна относиться ко всему «условно-предположительному» в ситуации сравнения одного с другим — так это определяет словарь Ожегова-Шведовой. Вот, например, у Ф. Тютчева «весенний первый гром, как бы резвяся и играя, грохочет в небе голубом» — здесь все понятно, гром описан как расшалившийся ребенок… Но в разговорной речи многие из нас сталкиваются с формулировками вроде: «Я как бы хотел тебе позвонить, но потом как бы закрутился…» И тогда возникают сомнения: так все же хотел позвонить или выдает за действительное желаемое?

Одна из постоянных слушательниц программы, которая идет на радиостанции «Эхо Москвы», призналась: «Я два года не была в России, сейчас мне так странно, особенно от молодежи, слышать слово «как бы». Оно означает «как будто бы». Но они говорят так: «Я как бы пошел (или пошла) на работу…»»

Получается не совсем «на работу»… То есть — якобы пошел на работу, а на самом деле… Не думаю, что человек сознательно ставит под сомнение правдивость своих слов или не понимает, что же с ним на самом деле происходит. И фраза звучит комически. В принципе, над такими «высказываниями» только и остается, что смеяться сквозь слезы, как это когда-то сделал В. Войнович в ответ на откровения одной актрисы: бедняжка сказала, что «вышла замуж и как бы счастлива», а писатель мысленно посоветовал ей… немедленно разводиться.

В разговорной речи «как бы» указывает на неточность формулировки, в сущности — это вариация на тему «так сказать», которое тоже в свое время «вставляли через слово». Специалист по арго, жаргонам и сленгу, а также по всяким приходящим и уходящим «словечкам» В. Елистратов в эфире «Эха Москвы» объяснял распространение этого «как бы» не только характерной для современного человека философией ухода от ответственности за слова и дела, но и тем, что русский язык вообще не любит определенности: «Во сколько ты придешь?» — «Ну часов в семь». Мы никогда не скажем точно. Так же, как индусы, например. Вы знаете, если индусу сказать точно: «Приходи в семь», — это будет выглядеть нарушением прав человека. Ему надо дать люфт: туда-сюда полчаса. Немца, наоборот, оскорбишь, если не точно скажешь. Действительно, мы любим говорить «часов в семь», «где-то в районе семи», переставляем слова, чтобы получилось «человек пять», а не «пять человек» — вроде бы пять, но вдруг мы ошиблись?» «Русские вообще очень не любят точно определять значение слов, — считает В. Елистратов. — Слушают, например, выступление премьер-министра и не слушают, что он говорит, а стараются уловить настроение… нам нравится выявлять значение слов по ассоциациям, по общей образности. Думаю, «как бы» из этой же оперы, это наша ментальность». Кстати, однажды ученый провел эксперимент: попросил студентов-гуманитариев определить, что такое «дефолт». Так вот: 95 процентов ответили, что это… «как бы революционная ситуация»!

В заметках «Ноблесс оближ. О нашем речевом поведении» В. Новиков ставит «как бы» рядом с неопределенным местоимением «некий» и задается вопросом: может быть, нашему языку просто не хватает артиклей, вот он и подыскивает эквивалент англо-франко-немецким an, un, ein? Или дело в том, что все мы — во власти эстетики, которая делает наивно-реалистическое восприятие любого события просто невозможным. «Наше время, — продолжает эту мысль В. Елистратов, — не любит решительных глаголов и оценочно-выразительных эпитетов. Могли бы прямо сказать, но почему-то боимся». Не будем искать виноватых, лучше попробуем придумать, что с этим «паразитом» делать. Одни считают, что призывать к избавлению от лишних и заведомо бессмысленных слов наивно. Другие советуют попытаться для начала вытеснить «как бы» чем-то другим — например, оборотом «если можно так сказать». Журнал «Cosmopolitan» тоже советовал употреблять что-то совсем уж бессмысленное — например, «зеленый горошек» вместо любимого в народе «блин».

Но мне кажется, нужно просто задуматься: что же на самом деле, а не «как бы» сказано? И это «как бы» само из речи уйдет.

И, кстати, что происходит «на самом деле»?

В то время как одни как бы живут и как бы разговаривают, другие становятся прямо-таки «гиперреалистами»: на самом деле, как пелось когда-то, «встречаются, влюбляются, женятся», на самом деле воспитывают детей, в самом деле ходят на работу… И каждую свою фразу такие поборники «трезвого взгляда на жизнь» начинают вроде бы с развенчания всего сказанного раньше: «На самом деле…» Мол, все вы тут фантазеры, невесть что придумываете, а мы любим чеканную четкость формулировок и стараемся всегда говорить чистую правду.

Скорее всего, это «на самом деле» возникло в нашей речи как противовес условному «как бы». И, увы, со временем тоже стало речевым «паразитом».

Между выражением «на самом деле» и столь же часто встречающимся сегодня «в самом деле» есть все же небольшая разница: «на самом деле» — предполагает опровержение заблуждения, иллюзии, обмана («Нам кажется, что Земля плоская, на самом деле это не так»), «в самом деле» — это, как правило, вводные слова к доказательству или приглашение читателя подумать вместе с автором («Покажем, что если A=B, то и В=А. B самом деле, отношение равенства обладает свойством симметричности…»). На самом деле (простите, не удержалась!) различий между этими выражениями еще больше.

Несмотря на то что в Словаре синонимов и сходных выражений они на первый взгляд совмещены в одно («в (на) самом деле — в действительности, взаправду, вне (всякого) сомнения, воистину, вправду»), синонимы у них разные. «На самом деле» можно заменить выражением «в действительности», а «в самом деле» — наречием «действительно», нередко употребляющимся как вводное слово. Чувствуете нюанс? В первом случае и впрямь «восстанавливается истина», во втором — всего лишь подчеркивается соответствие сообщаемого истинному положению дел.

Как вводное выражение «в самом деле» употребляется в том же значении, что и утвердительные частицы «да», «так», «и вправду». Вот А. Пушкин говорит в «Повестях Белкина»: «В самом деле, в рукописи г-на Белкина над каждой повестию рукою автора надписано: слышано мною от такой-то особы…». А это уже из рассказа Чехова «Марья Ивановна»: «В самом деле, могу ли я писать интересное и только нужное, если мне скучно…»

В самостоятельном употреблении «в самом деле» становится уже констатацией факта. Вот В. Одоевский одобрительно высказывается об одной из пьес Н. Полевого: «На сцене эта драма в самом деле не дурна… я не подозревал в Полевом такого таланта, дурен лишний пятый акт, но первые четыре, без сомнения, выше драм…» У А. Пушкина в «Анджело» прочтем: «…и судя по розовым щекам, уверен я, что вы девица в самом деле…». Впрочем, иногда не сразу и поймешь, что стоит за выражением — что-то вроде «право слово» или некое «прозрение» относительно того, что происходит в действительности. Как, например, в эпизоде из «Жития одной бабы» Н. Лескова: «Да что ты в самом деле ду-ра-чишь-ся-то! — крикнула барыня и толкнула Настасью кулаком в спину».

Ну а про «на самом деле» добавить, в общем-то, нечего. Разве что цитату? Опять из Н. Лескова, но уже из рассказа «Овцебык»: «Все думаешь, что там слово такое, как нужно, знают и только не верят тебе, оттого и не доберешься до живца. — Ну а на самом деле? — А на самом деле -буквоеды, вот что…»

И в заключение разговора о том, что происходит на самом деле, позвольте дать совет: чтобы изгнать из речи «паразита», попробуйте разнообразить выражение своей точки зрения на происходящее и использовать другие слова: в действительности, действительно, без сомнения, и вправду, безусловно, конечно…

Из этого же ряда выражения «достаточно хорошо» и «достаточно плохо». Как правильно их употреблять?

«Достаточно» — еще одно распространившееся сегодня слово-«паразит» и своего рода синоним все тому же «как бы»: достаточно хорошо — как бы хорошо, но не вполне, достаточно плохо — как бы плохо, но не очень. В общем, в употреблении слова «достаточно» сказывается нелюбовь к определенности, замаскированная внешним стремлением к точности. «Достаточный», как утверждает словарь Ожегова-Шведовой, значит «удовлетворяющий определенным потребностям или необходимым условиям», то есть соответствующий некоему эталону. Если вас на работе попросят быстро выполнить какое-то ответственное задание, вы, скорее всего, постараетесь себя успокоить: «Ну, все же срок достаточный. Да и сил — достаточно…» Если приятель пригласит в кафе, чтобы поболтать, — давно не виделись! — вы с удовольствием приглашение примете и скажете другу «Ладно, повод для встречи достаточный». Такие высказывания соответствуют норме. А вот обороты вроде «достаточно стар» и «достаточно беден» вне контекста звучат нелепо. «Достаточно… для чего? — спрашивает П. Клубков, уделяя внимание этим выражениям в книге «Говорите, пожалуйста, правильно», и продолжает: — В контексте они, впрочем, могут быть оправданны: достаточно старый, чтобы считаться патриархом, достаточно бедный, чтобы получать материальную помощь». Это объяснение годится, если контекст можно восстановить. Но, как мне кажется, говоря, что кто-то достаточно стар или достаточно беден, человек подразумевает то, что ему этот индивид кажется таким, в то время как другие могут его воспринимать иначе.

И опять-таки можно посоветовать заменять время от времени ставший привычным оборот синонимами: довольно, относительно…

«Речь совсем без слов-паразитов не воспринимается» | Образование | Общество

— Есть ли сейчас слово-паразит, которое определяет наше время? Раньше говорили о сочетании «как бы» как о некоем символе зыбкости и неуверенности.

— Есть. Я бы сказала, что это слово-паразит «по ходу». Это очень странное слово, я его очень не люблю. Оно довольно вульгарное, его все время употребляют разные люди в огромных количествах. Это совершенно типичное слово-паразит. Ведь слова-паразиты для чего нужны? Для того, чтобы обозначить то, что человек ищет слово и заполняет паузу, либо для того, чтобы снять ответственность за неточную номинацию («как бы» и «типа» — из этой же серии).  Когда человек говорит «по ходу», это значит, что он боится ответственности за содержание собственной речи и помечает, что это не всерьез говорит, а между прочим, «по ходу». Что еще интересно с этим словом, что очень многие интеллигентные люди независимо друг от друга утверждают, что это искаженное «похоже».

— Я вообще-то это слово слышу преимущественно в речи молодежи.

Ирина Левонтина, лингвист, автор книги «Русский со словарем»

— Нет, не только. Это объяснение — что это искаженное «похоже» — я встречала очень много раз, причем мне оно кажется совершенно фантастическим. Абсолютно непонятен был бы механизм такого искажения. Тем не менее интеллигентные носители языка, видимо, приспосабливают это слово к себе, вот так его переосмысливая, считая, что это интеллигентное «похоже», которое мало кто употребляет, просто немножко испорченное.

— Получается, что боязнь ответственности — это одна из примет времени, которая проявляется в речи?

— Да, мы хотим говорить безответственно, мы хотим что-то такое ляпать, лепить, но при этом чтобы никто нам это не ставил в вину и не говорил: «А как же так вы сказали». А я это сказал вот так, не всерьез, а кстати. Ведь когда человек говорит «кстати», это значит, что он что-то некстати хочет сказать.

— Если рисовать какую-то кривую частотности употребления слов-паразитов, можно проследить, в какие периоды они употребляются чаще, а в какие — реже? От чего это зависит?

— Дело в том, что ведь язык очень сложно устроен. Вернее, даже не язык, а бытование языка. Он же не един, он существует в разных слоях. И это так сложно и неравномерно, что какую-то одну тенденцию сложно выделить. Просто бывает, что в какие-то годы выплескивает неподготовленная, спонтанная речь.

Хлынула отовсюду спонтанная речь — и сразу показалось, что стало больше слов-паразитов.  Просто люди перестали читать по бумажке

— Но, скажем, в 90-е стало наверняка больше слов-паразитов?

— Не то чтобы стало больше слов-паразитов, а стало больше неподготовленной речи. Потому что до этого было четкое разделение:  уличная, домашняя речь и речь, которую можно было услышать с экрана телевизора. И вдруг хлынула отовсюду спонтанная речь – и сразу показалось, что стало больше слов-паразитов.  Просто люди перестали читать по бумажке.

— Сейчас их много?

— Это зависит от среды. Сейчас, по-моему, довольно много людей, которые хорошо говорят.  Но другое дело, что мы видим очень многих людей, которые говорят ужасно. Раньше мы их в таких количествах не видели, а теперь они повылезали изо всех щелей.

— Вы можете назвать горячую десятку самых популярных, самых ходовых слов-паразитов?

— Конечно, это «как бы» и «типа», они как были, так и остаются «в топе».  Выражение «так сказать». И, пожалуй, самое тупое – «это самое». Еще «на самом деле», это очень жеманное выражение, смешное. Про «по ходу» я уже сказала.

— А «ну» и «вот»?

— Это даже не совсем слова-паразиты, это заполнители пауз, почти природные звуки. Но они популярны всегда, конечно.

— А слово «такой/ая» — это паразит? «Я иду такая вся в Дольче Габбана…» Его же постоянно употребляют.

—  Я бы не сказала, что это слово-паразит, это интересный феномен грамматический. В этой песне это совсем не паразит, его ведь даже нельзя выкинуть, оно здесь грамматически встроено во фразу. Слово «такая» очень часто играет роль двоеточия и кавычек: «А я такая ему говорю, а он такой…», это когда человек пересказывает диалог. В этом слове есть очень важная идея …

— Идея приглашения посмотреть?

— Да, именно, изобразительности. Примерно такая же, какая есть в форме настоящего исторического времени: «Иду я вчера по улице и вижу…» Кстати, вот еще вспомнила! Из относительно новых слов-паразитов – слово «прикинь». Его действительно 20 лет назад не было. На него мода сейчас уже схлынула немного.

Есть набор дежурных ошибок. «Как бы» тоже досталась роль дежурного слова-паразита

— Можно ли слова-паразиты условно поделить на «плохие» и «хорошие»? Те, в которых есть какой-то смысл и идея, и те, в которых нет.

— Ну что значит плохие и хорошие? В словах-паразитах есть две важные вещи: в них есть смысл, то есть та установка, которая стоит за каждым словом, и есть социальная окраска, эмоциональная, индивидуальная… И вот она может быть очень несимпатична. Раздражает очень часто именно социальная чуждость.

— Да, это то, о чем мы всех спрашиваем в нашей рубрике «Слово и антислово» — деление лексики на свою и чужую.

— Кроме того, социальная окраска меняется. Со словами «как бы» и «типа» получилось смешно. Потому что слово «как бы» возникло в качестве слова-паразита (так сказать, паразита) в позднесоветское время как сугубо интеллигентное слово под влиянием, по-видимому, Достоевского, у которого это как раз одно из любимых слов. У него такая зыбкая реальность, все непонятно, и это маркируется словом «как бы». Интеллигенция очень любила это слово, я прекрасно помню те времена. Нужно было как-то себя противопоставить тоталитарному дискурсу: чрезмерной уверенности, настойчивости, агрессивности. И интеллигент себя противопоставлял этому всему, употребляя слово «как бы». Это был другой дискурс — подчеркнуто ненавязчивый, не давящий. Еще сочетание сугубо книжных слов с матерными — это было то, что противопоставляло интеллигента, с одной стороны, ханжескому, а с другой стороны, жутко агрессивному официальному дискурсу. Из этой же серии было слово «как бы».

— Но ведь потом его значение и социальная окраска сильно изменились.

— В том-то и дело. И это очень быстро произошло, с началом перестройки. Слово, как это часто бывает, спустилось из верхних слоев, и его подхватили. И в первую очередь это сделали такие жеманные барышни, которые этим словом пытались показать, какие они нежные и эфемерные. Знаменитая формулировка «Я как бы беременна».

— Сейчас сочетание «как бы» многие, в первую очередь, считают признаком речевой бедности, разве нет?

— Да, это такая красная тряпка. Дело в том, что есть набор дежурных ошибок. Все знают, что неправильно говорить «звОнит». И как только человек начинает рассуждать о том, как все неправильно говорят, он обязательно вспоминает это слово. «Как бы» тоже досталась роль дежурного слова-паразита.

— Это козел отпущения такой?

— Совершенно верно. Причем люди не замечают кучу всего вокруг. Они говорят, что никогда не слышали слова «по ходу», хотя оно звучит вокруг. Они запомнили «как бы» и каждый раз, когда говорят о падении нравов и порче языка, возмущаются: «Что это за ужас? Почему все говорят «как бы»?»

— Наши политики употребляют слова-паразиты? У них какой-то особенный набор или они пользуются общим?

— Понимаете, если рассматривать современную ситуацию, то меня больше пугают не политики, которые говорят косноязычно и употребляют слова-паразиты, а политики новой формации. Они говорят как раз очень гладко. Слово за слово, красиво говорят, и видно, что речь совершенно не опосредуется не только сердцем, но и головой тоже, что она как-то порождается отдельной машинкой.

— Как сказал нам в интервью Юрий Сапрыкин, «говорит не человек, а речевой тренинг».

— Абсолютно! Очень приятно совпасть с Сапрыкиным. И это ужас какой-то — эти молодые политики из понятно какой партии, это просто невозможно! Но главное — им самим так это все нравится, они считают, что так красиво говорят.

Помните замечательные лекции Лотмана «Беседы о русской культуре»?  Сколько там этих самых паразитов!

— «И говорит, как пишет!»

— Но смысла ноль. Просто связывание слов. Поэтому человек, который что-то старается сказать, может быть, косноязычно, вставляя эти глупые слова, но видно, что у него есть мысль и он хочет ее донести, мне более симпатичен. Я против того, чтобы оценивать речь человека по критерию гладкости. Кстати, помните замечательные лекции Лотмана «Беседы о русской культуре», которые снимали в начале перестройки? Ведь если его послушать, это что-то совершенно невероятное. Сколько там этих самых паразитов! Он экает, мекает, хмыкает, но это совершенно не мешает. Потому что видно, что он с вами разговаривает и пытается для вас как можно лучше сформулировать, чтобы вы поняли, что он прямо сейчас это придумал и прямо при вас додумает и сформулирует. Это такой тип дискурса, очень приятный и симпатичный. Другое дело, что есть люди менее симпатичные, которые просто косноязычны, и их слова действуют совсем не так, как слова Лотмана.

— А где начинается та грань, за которой человек осознает, должен осознать, что ему надо бороться со словами-паразитами?

— Я думаю, если человек послушает себя в записи и ему это не понравится, то ему надо бороться.

— А вообще-то с ними надо бороться?

— Понимаете, язык — очень сложная вещь. Как и вообще жизнь. Никогда нельзя сделать никакого утверждения, которое было бы абсолютно верно и ко всему применимо. Дело в том, что если речь совсем без слов-паразитов, если нет никаких маркеров того, что человек задумался, что он порождает мысль, если он говорит, как машинка, то это совершенно не воспринимается. Потом слушаешь, вроде все понимаешь, а пересказать не можешь.

— Сейчас нас читатели этого интервью обвинят в том, что мы защищаем слова-паразиты. Я чувствую, что у них уже накопилось к концу беседы.

— Конечно, обвинят! Лингвистов постоянно обвиняют в подобных вещах. Нас часто спрашивают: «Как правильно?» И мы начинаем рассказывать, что есть разные варианты, тенденция такая, тенденция сякая… И многих это раздражает. Люди считают, что лингвист должен стукнуть кулаком по столу и сказать: «Так — и всё!» Да, жи-ши действительно пишется с буквой и, но таких простых случаев мало. А простые ответы, как правило, дают не лингвисты, а непрофессионалы, которые считают, что в языке очень хорошо разбираются.

— В таком случае спрашиваю: можно ли дать простой ответ на вопрос «Что делать со словами-паразитами»?

— Вообще любая вещь в языке хороша к месту и в меру. Конечно, если какого-то слова очень много, это плохо. Я вовсе не за то, чтобы все говорили косноязычно и через каждое слово вставляли «как бы» или «типа». Тут что самое важное? В чем я вижу смысл моих интервью, книг, колонок, выступлений? Очень важно, чтобы люди обращали внимание на то, как они говорят, придавали этому какое-то значение. Чтобы им было интересно, чтобы они это обсуждали. Если люди начнут обращать внимание на собственную речь и на слова-паразиты в частности и если им это не будет нравиться, тогда они просто будут за этим следить  и прикусывать язык всякий раз, когда хочется опять сказать «воот» или  «на самом деле». Но, к сожалению, есть люди, которые не хотят слышать ни себя, ни других. Если они захотят это сделать – будет уже очень хорошо.

Слова-паразиты, которые расскажут о вас всю правду

 

«Ну, это», «короче» и многие другие слова-паразиты помогают заполнить паузы в разговоре и выиграть время для построения целостного, обдуманного предложения. По словам исследователей, те или иные «паразиты», которые засоряют нашу речь, могут описать человека, красноречивей любых слов.

 

«Короче» – это не только показатель спешки, но и агрессивного настроения, излишней нервозности. Если человек часто употребляет это слово, знайте, перед вами вспыльчивая личность или болтливая особа, которая не умеет бороться со своими плохими привычками.

 

«Это самое» ‒ демонстрируют не самые лучшие человеческие качества: лень, ненадежность и чрезмерную импульсивность. Если человек часто говорит «это самое», скорее всего, на него нельзя положиться или довериться. Также слово-паразит используют любителя оправдывать себя, при этом перекладывая всю свою вину на других.

 

«Вообще-то» – признак неуверенности в себе. Такие личности не тихони, они жуткие скандалисты и могут затеять ссору на ровном месте. Причина такого поведения одна – неуверенность.

 

 

«Как бы» – демонстрирует человека, живущего в воображаемом мире, неохотно контактирующего с социумом. Слово присуще творческим натурам, а, как известно, это люди сложные и отстроенные.

 

«Просто» ‒ пример инфантильности и нежелания нести даже минимальную ответственность. Человек-«просто» любит часто оправдываться и раз за разом своими действиями роняет себя в глазах окружающих.

 

«На самом деле» ‒ встречается в лексиконе эгоистичных и чрезмерно самоуверенных людей. С такими и дружбу сложно заводить, и любые другие межличностные отношения. «Непоколебимый авторитет», «истина в последней инстанции» и другие выражения, как нельзя лучше характеризуют такую личность. Вы только публика для красноречивых выступлений неповторимого и единственного эгоиста.

 

 

«Кстати» – добавлять в свой разговор это слово склонны люди с дефицитом внимания. Приходя в компанию, они чувствуют себя зажато и неловко, а «кстати» помогает скрыть неуверенность в себе.

 

«Типа» ‒ перед вами агрессивный консерватор, который не только не принимает нового, но и готов ссориться из-за своих убеждений, доказывая с пенной у рта, как надо жить.

 

«Значит»  ‒ также указывает на агрессора, который не потерпит, если с его мнением не соглашаются все люди, которых он встречает на своем пути.

 

 

 

Паразит Определение и значение | Британский словарь

паразит /ˈperəˌsaɪt/ существительное

множественное число паразиты

множественное число паразиты

Определение слова ПАРАЗИТ в британском словаре.

[считать]

: животное или растение, которое живет внутри или на другом животном или растении и получает от него пищу или защиту — сравнить 1 хост 3 неодобрительный : человек или вещь, которые берут что-то у кого-то или чего-то другого и ничего не делают, чтобы это заработать или заслужить
  • Она паразит , которая живет с ним только из-за денег.

  • Эти новые компании являются паразитами , питающимися успехом тех, кто потратил последнее десятилетие на создание отрасли.

определение паразита в The Free Dictionary

Но еще противнее мне все лизоблюды; и самое противное человеку животное, которое я нашел, я окрестил паразитом: оно не любило бы и все же жило бы любовью.Что касается марьянника, который питается определенными деревьями, у которого есть семена, которые должны быть перенесены определенными птицами, и у которого есть цветки с раздельными полами, абсолютно требующие участия определенных насекомых для переноса пыльцы с одного цветка на другой, Столь же нелепо объяснять строение этого паразита с его связью с несколькими отдельными органическими существами действием внешних условий, или привычкой, или волей самого растения. комок, который, казалось, был паразитом на ветке, по которой я ползал.Паразитические маленькие многоквартирные дома со судорогой во всем их каркасе, от карликовой двери прихожей на гигантском макете Его Светлости на площади до зажатого окна будуара, господствующего над навозными кучами в конюшнях, делали вечер унылым. Сама природа иногда неудобным паразитом на животном, к которому у нее в остальном нет недоброжелательности. По крайней мере, здесь он был и был в любое время за последние десять лет чем-то вроде мрачного паразита на иностранце в Париже. Дом был зарос плющом, его дымоход расширен ветвями паразита до вида разрушенной башни.Любовь была как паразит в его сердце, питая ненавистное существование кровью его жизни; оно так сильно поглощало его существование, что он не мог получать удовольствия ни от чего другого. Покойный сэр Томас Лоуренс, P.R.A., несомненно, был самым искусным и бескомпромиссным льстецом, который когда-либо сглаживал все естественные характерные пятна на лице натурщицы; но даже этот законченный паразит обнаружил бы, что мистер Славные люди — презрение мудрецов, восхищение глупцов, идолы паразитов и рабы собственного тщеславия.Они знают по опыту, что иногда ошибаются; и удивительно то, что они так редко ошибаются, как и постоянно, опутанные уловками тунеядцев и подхалимов, ловушками честолюбцев, жадных, отчаянных, ухищрениями людей, которые обладают их доверием. больше, чем они этого заслуживают, и тех, кто стремится обладать, а не заслужить». у нас нет свободных рук.

паразитов — определение и значение

  • Несмотря на уничижительное название, все согласны с тем, что кормить паразитов — это справедливо и гуманно.

    Real Social Security, Арнольд Клинг | ЭконЛог | Библиотека экономики и свободы

  • Зевок… один набор паразитов , поедающих налоги, заменяется другим набором, с некоторыми незначительными изменениями в их склонности высвобождать своих сардаукаров.

    Беспристрастный фашист « Блог Antiwar.com

  • Один из самых распространенных кожных паразитов камышевка (он же волк) обычно исчезает поздней осенью.

    как узнать, можно ли есть хлопчатобумажных кроликов как узнать, можно ли есть хлопчатобумажных кроликов?

  • Один из самых распространенных кожных паразитов камышевка (он же волк) обычно исчезает поздней осенью.

    как узнать, можно ли есть хлопчатобумажных кроликов как узнать, можно ли есть хлопчатобумажных кроликов?

  • Проблема этих паразитов заключается в том, что с помощью Интернета вы можете продавать вещи бесплатно, даже если это нелегко.

    Что ждет крупные лейблы?

  • Это один из наиболее распространенных в мире паразитов , вызывающих заболевания головного мозга, и основная причина судорог головного мозга.

    Think Progress » Гингрич: Если республиканцы закроют правительство, это будет вина Обамы

  • Одна мысль «дикая» рыба часто содержит паразитов , грибок и различные другие заболевания.

    Почему вашему ребенку нужен аквариум

  • Само количество рационализаций от апологетов паразитов поражает.

    Мэтью Иглесиас » Зерно

  • Одна мысль «дикая» рыба часто содержит паразитов , грибок и различные другие заболевания.

    Почему вашему ребенку нужен аквариум

  • Далее мы будем сбрасывать паразитов из банковской отрасли.

    Что ждет крупные лейблы?

  • Кишечные паразиты человека — PMC

    Паразитарные инфекции, вызываемые кишечными гельминтами и простейшими паразитами, являются одними из наиболее распространенных инфекций человека в развивающихся странах. В развитых странах простейшие паразиты чаще вызывают желудочно-кишечные инфекции, чем гельминты.Кишечные паразиты вызывают значительную заболеваемость и смертность в эндемичных странах.

    Гельминты — многоклеточные черви. Нематоды (круглые черви), цестоды (ленточные черви) и трематоды (плоские черви) относятся к наиболее распространенным гельминтам, обитающим в кишечнике человека. Обычно гельминты не могут размножаться в организме человека. Простейшие паразиты, имеющие только одну клетку, могут размножаться внутри человеческого тела. Существует четыре вида кишечных гельминтозов, также известных как геогельминты и гельминты, передающиеся через почву: Ascaris lumbricoides (аскариды), Trichiuris trichiuria (власоглав), Ancylostoma duodenale и Necator americanicus (анкилостомы ).Эти инфекции наиболее распространены в тропических и субтропических регионах развивающегося мира, где отсутствуют адекватные условия водоснабжения и санитарии (1,2). По последним оценкам, A. lumbricoides могут заразить более миллиарда человек, T. trichiura — 795 миллионов, а анкилостомы — 740 миллионов человек (3). Другие виды кишечных гельминтов не получили широкого распространения. Кишечные гельминты редко вызывают смерть. Вместо этого бремя болезни связано с меньшей смертностью, чем с хроническими и коварными последствиями для здоровья и статуса питания хозяина (4,5).Помимо воздействия на здоровье, кишечные гельминтозы также нарушают физическое и умственное развитие детей, мешают успеваемости и экономическому развитию (6,7).

    Наиболее распространенными кишечными простейшими паразитами являются: Giardia кишечная, Entamoeba histolytica, Cyclospora cayetanenensis и Cryptosporidium spp. Заболевания, вызываемые этими кишечными простейшими паразитами, известны как лямблиоз, амебиаз, циклоспориаз и криптоспоридиоз соответственно и связаны с диареей (8). G. кишечная палочка является наиболее распространенной паразитарной причиной диареи в развитых странах, и эта инфекция также очень распространена в развивающихся странах. Амебиаз является третьей ведущей причиной смерти от паразитарных заболеваний во всем мире, с его наибольшим воздействием на население развивающихся стран. По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), около 50 миллионов человек во всем мире ежегодно страдают от инвазивной амебной инфекции, что приводит к ежегодной смерти от 40 до 100 тысяч человек (9,10).Криптоспоридиоз становится наиболее распространенным как в развитых, так и в развивающихся странах среди больных СПИДом и среди детей в возрасте до пяти лет. За последнее десятилетие было зарегистрировано несколько вспышек диарейных заболеваний, вызванных C. cayetanensis (11). Распространение этих простейших паразитов в развивающихся странах в основном происходит через фекальное загрязнение в результате плохой канализации и плохого качества воды. Имели место вспышки этих простейших паразитов, передающихся через пищу и воду, а инфекционная форма цист паразитов относительно устойчива к хлору (12).Другие виды простейших паразитов также могут быть обнаружены в кишечнике человека, но они не являются патогенными, за исключением Microsporidia sp.

    В статье, опубликованной в этом номере журнала, Jacobsen et al. изучали распространенность кишечных паразитов у детей раннего возраста кечуа в высокогорных или сельских районах Эквадора (13). Они обнаружили высокую распространенность кишечных паразитов, особенно кишечных простейших паразитов. Они использовали традиционную микроскопическую технику для диагностики кишечных паразитарных инфекций.Всего было исследовано 203 образца стула детей в возрасте 12-60 месяцев и установлено, что 85,7% из них имели хотя бы паразита. Общая распространенность кишечных простейших паразитов составила: 90 020 E. histolytica/E. dispar 57,1%, Escherichia coli 34,0%, G. enteralis 21,1%, C. parvum 8,9% и C. mesnili 1,7%, в то время как распространенность кишечных гельминтозов составила 20 в этом исследовании90: А. lumbricoides 35,5%, Т.trichiura 0,5 %, H. diminuta 1,0 % и S. stercoralis 0,7 %. Недавнее исследование в Никарагуа среди бессимптомных лиц показало, что 12,1% (58/480) были положительными на E. histolytica/E. dispar при микроскопии, но E. histolytica и E. disapr были положительными с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) только в трех и четырех образцах стула соответственно среди микроскопически положительных образцов (неопубликованные данные). Это исследование еще раз доказывает, что диагноз E.гистолитика/Э. dispar не является ни чувствительным, ни специфичным при микроскопии. Чтобы понять реальную распространенность инфекции, ассоциированной с E. histolytica , для ее диагностики необходимо использовать молекулярный метод.

    За последние несколько лет появились новые подходы к диагностике, лечению и профилактике кишечных простейших паразитов. Однако диагностика и лечение кишечных гельминтозов мало изменились, и для их диагностики можно использовать традиционный микроскопический метод.В настоящее время коммерчески доступны тесты на обнаружение антигенов для диагностики всех трех основных кишечных простейших паразитов. Диагноз E. histolytica уже нельзя поставить с помощью микроскопии, так как этот паразит морфологически подобен непатогенному паразиту E. dispar . E. histolytica -специфический тест для обнаружения антигена теперь коммерчески доступен от TechLab, Блэксбург, Вирджиния, для обнаружения антигена E. histolytica в образцах стула (14,15).В нескольких исследованиях этот E. histolytica -специфический тест на обнаружение антигена использовался для специфического обнаружения E. histolytica (16,17). Эти исследования показали, что этот тест на обнаружение антигена является чувствительным и специфичным для обнаружения E. histolytica . В исследовании, проведенном в Бангладеш, тест на определение E. histolytica , специфичный к антигену, выявил E. histolytica у 50 из 1164 бессимптомных детей дошкольного возраста в возрасте 2–5 лет (18). В исследовании, проведенном в Никарагуа среди пациентов с диареей, штаммов E.histolytica -специфический тест показал, что распространенность E. histolytica составила 0,5% (19). В исследовании, проведенном в когорте бангладешских детей, было обнаружено, что распространенность E. histolytica в образцах стула при диарее составила 8,0% (20). Ни в одном исследовании, проведенном до настоящего времени с использованием специфического диагностического теста E. histolytica , не сообщалось о распространенности E. histolytica более 10%. Помимо теста на обнаружение антигена, несколько тестов на основе ПЦР, специфичных для E.histolytica были разработаны и использовались для специфического обнаружения E. histolytica (21,22). Сообщалось также о экспресс-диагностическом тесте для обнаружения антигена E. histolytica в образцах стула (23).

    Диагностику лямблиоза лучше всего проводить при обнаружении антигена Giardia в кале, поскольку классическое микроскопическое исследование менее чувствительно и специфично. Недавнее сравнение девяти различных тестов на обнаружение антигена показало, что все они обладают высокой чувствительностью и специфичностью, за исключением одного (24). Тесты для выявления антигена, специфичного к Giardia , в настоящее время также коммерчески доступны от нескольких диагностических компаний, и их эффективность достаточно высока, за исключением нескольких. В дополнение к тестам на обнаружение антигена также сообщалось о тесте на основе ПЦР для обнаружения G. enteralis (25). Популяционная генетика Giardia сложна. Тем не менее, недавнее исследование генетического сцепления подтвердило разделение Giardia на два основных типа (26). Эти два основных генотипа/комплекса G.кишечные широко известны как: сборка А и сборка В G. кишечного . Дифференциация этих двух комплексов G. intestalis может быть проведена только с помощью тестов на основе ПЦР. Опубликованы результаты крупнейшего на сегодняшний день исследования типа «случай-контроль», посвященного взаимосвязи между генотипами G. enteralis и симптомами у пациентов (27). Это исследование показало, что инфекция группы А Giardia связана с диареей.Напротив, инфекция, вызванная Giardia ассоциацией B, в значительной степени связана с бессимптомной инфекцией, ассоциированной с Giardia , которая, как было обнаружено, встречается со значительно более высокой частотой (18,0%), что было обнаружено с помощью теста на обнаружение антигена (27). Подход, основанный на ПЦР, позволил разрешить инфекцию до уровня генотипа и внес некоторую ясность в результаты бессимптомного лямблиоза. Аналогичные крупномасштабные исследования типа «случай-контроль» необходимо провести на других континентах, чтобы лучше понять связь скоплений Giardia с диареей/дизентерией.

    Диагностика криптоспоридиоза также лучше всего проводится путем обнаружения Cryptosporidium spp. антигена в образцах кала, поскольку классическое микроскопическое исследование менее чувствительно и требуется модифицированное кислотоустойчивое окрашивание. Cryptosporidium spp.-специфический тест на обнаружение антигена использовался в нескольких исследованиях и оказался более чувствительным и специфичным по сравнению с классическим микроскопическим исследованием и тестом на основе ПЦР (28,29). Существует два основных вида Cryptosporidium , поражающих человека: C.hominis (генотип I) и C. parvum (генотип II). Тест на основе ПЦР необходим для дифференциации этих двух видов Cryptosporidium spp. (30). И C. hominis , и C. parvum были обнаружены у людей. Есть несколько других видов Cryptosporidium , которые также можно обнаружить у людей (31–33). Экспресс-тесты для выявления G. lamblia и Cryptosporidium spp. также сообщалось (34,35).Мультиплексный тест на основе ПЦР для обнаружения E. histolytica , G. intestalis и Cryptosporidium spp. уже сообщалось, и разработка мультиплексного теста для обнаружения антигена для этих трех распространенных и патогенных кишечных простейших паразитов ведется в TechLab, Блэксбург, Вирджиния (36, Herbain J. Personal Communication, 2007). Эти современные тесты на обнаружение антигенов и тесты на основе ПЦР необходимо использовать для понимания фактической распространенности и эпидемиологии этих простейших паразитов.

    Передающиеся через почву гельминтозы неизменно более распространены среди беднейших слоев населения в эндемичных районах развивающихся стран. Цель состоит в том, чтобы снизить заболеваемость гельминтозами, передающимися через почву, до таких уровней, чтобы эти инфекции больше не имели значения для общественного здравоохранения. Дополнительная цель состоит в том, чтобы улучшить развитие, функциональные и интеллектуальные способности больных детей (37). Доступные в настоящее время высокоэффективные и безопасные однодозовые препараты, такие как альбендазол, могут распределяться через службы здравоохранения, школьные программы здравоохранения и общественные мероприятия, направленные на уязвимые группы (38).Поскольку эти инфекции эндемичны в бедных сообществах, более постоянный контроль будет возможен только в том случае, если химиотерапия будет дополнена улучшением водоснабжения и санитарии, усиленным санитарным просвещением. В долгосрочной перспективе этот тип постоянного контроля передачи будет возможен только при улучшении условий жизни за счет экономического развития. Кишечные простейшие быстро размножаются в своих хозяевах, и, поскольку эффективных вакцин не хватает, химиотерапия была единственным практикуемым способом лечения людей и снижения передачи инфекции.Современные методы лечения кишечных простейших паразитов включают метронидазол, йодохинол, дилоксанида фуроат, паромомицин, хлорохин и триметоприм-сульфаметоксазол (39). В двойном слепом исследовании, проведенном в Мексике, сообщалось, что нитазоксанид, антипаразитарное средство широкого спектра действия, лучше плацебо при лечении криптоспоридиоза (40). Геномы этих трех важных простейших паразитов уже опубликованы (41–43), и в настоящее время ведутся исследования для понимания защитного иммунитета к этим простейшим паразитам с целью разработки вакцин против них.

    Паразиты | Ответы в Бытие

    Последнее, что вы когда-либо приглашали в свой дом, — это бездельник. И все же мы не можем уйти от них. Паразиты: наш мир наполнен маленькими монстрами, и они могут быть довольно неприятными. Откуда в мире они взялись?

    Все мы когда-либо подвергались воздействию паразитов. Возможно, ваш собака или кошка пришли домой с анкилостомами или круглыми червями, или даже вам сказали вы были невольным хозяином вшей или блох! Они повсюду.На самом деле далеко паразитов населяет нашу планету больше, чем непаразитов, и трое из каждого пять человек принимают как минимум одного. Какая жалкая мысль!

    Как это возможно? Такие неприятные вещи действительно беспокоят тех, кто думает, что Бог творение — это один большой «яркий и красивый» банкет щедрости. Конечно, Господь не включал таких отвратительных вещей в Свое первоначальное творение.

    И все же они кажутся слишком сложными, чтобы возникнуть случайно. Их существование заставляет желудок сворачиваться и заламывать руки веками, но это не должно быть так.

    Прежде чем рассматривать происхождение паразитов, необходимо точно понять что такое «паразит». Слово паразит происходит от греческого слова, означающего «человек, который ест за чужим столом». Это относится к любому животному (или растению), которое живет вместе в тесном, невзаимном общении с другим, обычно более крупным, животное (или человек), называемое хозяином. Как креационисты объясняют такое нежелательное гости за нашим столом?

    Малярия — классический пример паразита

    Рассмотрим классический пример: паразит, вызывающий малярию.Эти одноклеточные животные поселяются в печени жертвы и эритроцитах после человека укусил инфицированный комар. Крошечные паразиты поедают красный пигмент в клетки крови, а затем размножаются под защитой собственной иммунной системы жертвы. В настоящее время инфицировано более 650 миллионов человек, и миллион человек умирает. каждый год.

    Как и большинство других паразитов, малярийные паразиты легко перемещаются из одной среды к другому.Они зависят от других животных или природных ресурсов для их транспортировки. и дайте им безопасное место для размножения. Жизненные циклы невероятно сложны, по мере перехода паразита от человека к самке комара и обратно.

    Светскому сообществу очень мало известно о происхождении паразитов, их предполагаемой эволюции или их сложной биологии: «Сложные жизненные циклы остаются одним из самых загадочных особенностей паразитов, и многое еще предстоит узнать об их эволюции.”1

    На протяжении веков люди думали, что малярия передается при вдыхании «плохого воздуха» или mal aria , такие как то, что встречается вокруг болот. Но после десятилетий кропотливой исследования и острое соперничество между учеными, последняя часть малярии головоломка наконец была поставлена ​​на место в 1898 году. Действительно, история понимания малярия читается как захватывающий детективный роман2. Но понимание «что есть» — уже трудная цель — не говорит нам, «как это произошло.

    Подсказки из Слова Божьего о паразитах

    Креационисты утверждают, что эволюционисты никогда по-настоящему не поймут паразитов потому что они начинают с ошибочной предпосылки: предполагаемой эволюции. Эволюционисты игнорировать Бытие 1 , где Бог объявил в конце шестидневной недели творения что все, что Он сотворил, было «хорошо весьма» (стих 31). Согласно Бытие 1:29–30 , первые люди и все животные были вегетарианцами, а первоначальный мир был действительно идеально.Но в Бытие 3 мы читаем, как бунт Адама принес тление и проклятие этому идиллическому творению. В результате у нас теперь есть вся эта нечисть вещи — паразиты, питающиеся за чужим столом, свирепые животные, убивающие, и генетические мутации, которые уродуют и разрушают.

    Библия дает ученым-креационистам некоторые интригующие идеи относительно происхождения паразитов.

    Апостол Павел объясняет, что «вся тварь стенает и трудится», потому что о вхождении греха в мир ( Римлянам 8:22 ).В этом стенающем мире паразиты являются уродливыми напоминаниями о «законе греха и смерти», который сейчас правит миром ( Римлянам 8:2 ). Смерть — враг Бога, и она началась с Адама. Но мы не должны быть обескураженный. Спасительное дело Христа на Кресте обрекло на смерть, и когда-нибудь «там проклятия больше не будет» ( Откровение 22:3 ).

    Библия дает ученым-креационистам некоторые интригующие идеи относительно происхождения паразитов. В результате Проклятия, описанного в Бытие 3, Бог мог позволила некоторым полезным структурам существ превратиться в разрушительные эффекты, которые мы имеем сегодня, включая сорняки и яды.Или современные существа, таких как малярийный организм, могут быть небольшими генетическими вариациями их непаразитарных предков, живших до грехопадения.

    Библия не говорит нам, что именно Бог изменил, когда проклял землю после грехопадения Адама, но это может включать изменение рисунков животных. Бытие 3:14 говорит, что Бог сказал змею, что он проклят больше всех скотов и над всеми полевыми зверями, показывая, что эти звери были прокляты, как хорошо.Бог также сделал это с растениями, которые теперь растут терниями и волчцами, чтобы причинить вред. боль.

    Так как же это может помочь нам понять происхождение паразитов и их сложное жизненные циклы сегодня?

    Рассмотрим один пример: существо, переносящее малярийного паразита, — комар. У самок есть специально разработанные игольчатые структуры (стилеты). позвольте им пронзить плоть и получить пищу из крови. Бог, возможно, поправил оригинальный дизайн этих существ во времена Проклятия, позволяющий им питаться другими существами.Или, возможно, самки комаров питались продуктами с высоким содержанием белка. экстракты растений перед грехопадением, используя ротовой аппарат, чтобы проникнуть в растительные ткани.

    Интересно, что у одноклеточного малярийного паразита есть необычная часть (называемая апикопласт), который очень похож на фотосинтезирующие части растений и водоросли (называемые пластидами), которые производят пищу без солнечного света. время грехопадения или позже, эта сложная способность производить свою собственную пищу был утерян, и эти существа затем стали паразитировать.

    Этот тип мышления, основанный на библейской перспективе, поможет нам решить происхождения паразитов. Похоже, что Проклятие включало в себя ослабление Божьего оригинальные биологические средства контроля, которые удерживали существ от причинения вреда или смерти. Генетические ошибки (мутации) могли способствовать этим изменениям. Творчество зоологи еще не имеют ответов на все вопросы, но мы должны начать с исторической факты, которые Бог открывает в Писании. На основании этих фактов мы можем предположить и проверить теории о происхождении жизненных циклов паразитов.

    Некоторые зоологи-креационисты предполагают, что свободноживущие существа (другими словами, непаразиты) стали паразитами после грехопадения. Это едва ли неправдоподобно. Как недавно заявили некоторые эволюционисты, «свободноживущие виды могут стать паразитами». без существенных анатомических или физиологических изменений»4. красивая роль для паразита после грехопадения могла быть маленькой.

    Фрэнк Шервин был спикером с Институтом креационных исследований с 1996 года, ранее преподавал биологию. в христианском колледже Пенсаколы.Он опубликовал исследование в Journal of Parasitology и является соавтором с Джоном Моррисом, доктором философии, The Fossil Record .

    Лямблии у собак | Домашние животные и паразиты: ресурс о паразитах владельцев домашних животных

    Лямблии Трофозоиты. Предоставлено доктором Крисом Адольфом, Ветеринарная больница Саутпарка

    Giardia — это одноклеточный паразит, который живет в кишечнике вашей собаки. Он заражает старых собак, но чаще заражает щенков.Собаки заражаются при проглатывании Giardia , которые могут присутствовать в воде или других веществах, загрязненных фекалиями.

    Как Giardia повлияет на мою собаку?

    Многие собаки, зараженные Giardia , не заболевают. Лямблиоз, заболевание, вызванное инфекцией Giardia , обычно приводит к диарее. Наличие лямблиоза в течение длительного времени может привести к потере веса; плохое состояние; и даже смерть.

    Как мне предотвратить заражение моей собаки Giardia?

    Лучший способ предотвратить заражение Giardia — убедиться, что у вашей собаки есть безопасная и чистая питьевая вода.Важно не позволять собакам пить воду из мест, где другие животные оставили свои фекалии.

    Ваш ветеринар может провести анализ фекалий вашей собаки, чтобы определить, есть ли у нее лямблиоз. Если ваша собака заражена Giardia , ваш ветеринар может назначить безопасное и эффективное лечение для контроля болезни.

    Чтобы предотвратить распространение Giardia (и других паразитов), немедленно соберите фекалии, оставленные вашей собакой, и выбросьте их в мусорное ведро. Обязательно избегайте контакта с фекалиями, используя перчатки, мешок на руке или черпальное устройство.

    Могут ли лямблии нанести вред человеку?

    Giardia является частой причиной диареи у людей, но считается, что собака Giardia не передается от животных человеку. В то время как человек Giardia может инфицировать собак, а затем передаваться человеку, большинство случаев заболевания человека имеют человеческое происхождение

    Для специалистов-ветеринаров более подробную информацию о Giardia можно найти по адресу https://www.capcvet.org/guidelines/giardia/.

    Почему некоторые черви-паразиты сохраняются в организме человека — ScienceDaily

    Когда проходят концерты, публика становится жесткой.

    Более 1 миллиарда человек являются носителями паразитических червей, которые поселяются в их кишечнике. Для большинства это краткосрочное пребывание, поскольку иммунная система выселяет червей за дни или недели и не оставляет никаких следов присутствия паразитов.

    Тем не менее, у небольшого процента людей и других животных черви приобретают постоянный захват рта и могут годами задерживаться в кишечнике.Эта настойчивость часто приводит к недоеданию, которое, в свою очередь, усиливает хватку инфекции, запуская спираль, из которой становится трудно выбраться.

    Вопрос о том, почему этот небольшой процент борется с паразитами, на какое-то время поставил исследователей в тупик. Но новая математическая модель, разработанная в Университете Небраски-Линкольн и Королевском нидерландском институте морских исследований, предлагает ответ, подкрепляя поговорку: безопасность в цифрах.

    Clay Cressler, Anieke van Leeuwen и их коллеги пришли к выводу, что, когда большое количество червей заселяет кишечную территорию хозяина, им обычно удается удерживаться там в течение длительного времени.Напротив, модель предполагает, что одиночные черви — или небольшие их группы — подавляются иммунной системой и быстро вымываются из желудочно-кишечного тракта.

    «Некоторые носители заболевают очень долго. Некоторые чистые (паразиты) очень быстро», — сказал Кресслер, доцент кафедры биологических наук в Небраске. «Это не то, что можно было бы объяснить с помощью теории, которая у нас была раньше».

    Модель команды может имитировать взаимодействие хозяина и паразита, учитывая несколько переменных: количество паразитов, доступность пищи, массу тела хозяина, какая часть этой массы доступна для паразитов по сравнению с другими.иммунная система. Важно отметить, что это также влияет на то, что паразитические черви могут манипулировать способностью хозяина переваривать пищу и вызывать иммунный ответ.

    В рамках недавнего исследования команда смоделировала заражение власоглавом 1000 мышей, варьируя количество червей, заразивших их толстую кишку. Из этих результатов исследователи пришли к выводу, что большое скопление власоглавов может запустить самовоспроизводящийся цикл, который почти гарантирует выживание паразитов.

    Хотя детали не совсем ясны, предыдущие исследования привели команду к подозрению, что критическая масса червей может высвободить шквал молекул, которые сбивают с толку или подавляют иммунную систему и позволяют паразитам начать поглощать питательные вещества хозяина.

    «Все, что паразит делает для расширения своего доступа к ресурсам, косвенно лишает хозяина их», — сказал Кресслер. «Чем больше паразитов, тем лучше они манипулируют ресурсами, и чем лучше они манипулируют, тем лучше растут паразиты. И тогда они еще лучше манипулируют. установить хроническую инфекцию».

    Когда небольшое количество червей заражает хозяина, продолжительность их пребывания становится менее определенной и, по-видимому, больше зависит от других факторов: насколько велики жировые запасы хозяина? Была ли его иммунная система уже настроена на ответ? Сколько ест?

    По последнему вопросу команда обнаружила доказательства того, что большее количество еды увеличивает шансы на длительное пребывание.

    «Исторически сложилось так, что еда действительно имеет значение только для хозяина», — сказал Кресслер. «Только недавно, в течение последних 10 лет или около того, больше внимания уделялось тому, что диета делает с паразитом. Есть ли шанс, что вы на самом деле просто больше кормите паразита? В этом случае, вот что бывает

    «Если (биологические) системы часто находятся в таком месте, где вы можете идти в любом направлении, то небольшие изменения в других вещах, на которые мы (исторически) не обращаем внимания, могут быть вещами, определяющими, пойдете ли вы в ту или иную сторону. .

    Тем не менее, когда все другие факторы равны, модель показывает, что только количество паразитических червей может определять, сохраняются ли они в хозяине. По словам Кресслера, это потенциально важное достижение, учитывая, что предыдущие подходы в основном рассматривали продолжительность существования паразитов как фиксированную независимую переменную, а не как зависящую от других факторов.

    И когда команда скомпилировала судьбы каждой мыши в своей симуляции, результирующее распределение напоминало закономерность, обычно наблюдаемую в природе: большинство носителей обременено всего несколькими паразитами, несколько носителей обременены многими.

    «Большинство теорий, которые мы используем для понимания взаимодействий иммунитета и паразитов, недостаточны для решения вопроса о том, откуда берутся такие вариации», — сказал Кресслер. «Если у вас есть эта возможность (разрешить) либо длительную, либо короткую продолжительность, то в конечном итоге вы увидите множество хостов, которые продолжают заражаться краткосрочными инфекциями и имеют очень низкую нагрузку, и некоторые хосты, которые будут продолжать получать эти долгосрочные инфекции. хронические инфекции и в конечном итоге имеют очень высокое бремя

    «Таким образом, эта гипотеза потенциально может помочь объяснить две большие закономерности в паразитологии: это широко распространенное различие в том, как долго длится инфекция, и это широко распространенное различие в том, насколько болен каждый хозяин.

    Хотя модель команды сначала должна выдержать проверку экспериментами и дальнейшими исследованиями, Кресслер сказал, что в конечном итоге она может помочь в лечении паразитарных инфекций или откалибровать прогнозы хронических случаев. Делать это до того, как потенциально хронические инфекции приведут к недоеданию и снизят полезность лекарств, которые в противном случае уничтожают паразитов, может оказаться особенно ценным в развивающихся странах.

    «Если бы мы могли (в конечном итоге) сказать вам: «Это то, что вам нужно измерить, чтобы узнать, будет ли кто-то хронически инфицирован», тогда это могло бы рассказать вам что-то о том, как вам нужно лечить или кого вам нужно лечить «, — сказал Кресслер.«Где зона наибольшего риска, где окружающая среда такова, что люди будут настроены на эту хроническую, а не острую инфекцию?

    «Эта вариация продолжительности является реальной закономерностью, и она имеет реальные последствия для людей. Все, что мы можем сделать, чтобы помочь понять, как работают эти инфекции, потенциально может иметь терапевтическую ценность позже.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.