Пищевые аддикции: Глава 17 пищевые аддикции

Содержание

Пищевая аддикция — презентация онлайн

Пищевая аддикция.
Выполнила студентка 1-го курса
19-СВбо-4; Спец. Деф.
Крапивина Юлия
Кострома 2019.
Содержание:
1. Виды пищевой аддикции.
2. Анорексия.
3. Булимия.
4. Психосоматика булимии.
5. Психологические причины анорексии.
6. Профилактика пищевой аддикции.
Пищевая
аддикция
Анорексия.
*Анорексия — это упорное стремление к снижению веса путём
целенаправленного длительного самоограничения в еде,
обусловленного страхом перед ожирением и прибавлением массы тела.
На фоне анорексии часто наблюдают гормональные,
обменные нарушения и функциональные расстройства.
Заболевание нередко приводит к опасному для жизни истощению.
Булимия.
*Булимия (син. — кинорексия, волчий голод) это расстройство
приема пищи, которое характеризуется неконтролируемыми
приступами резкого повышения аппетита, сопровождающимися
сильным чувством голода, слабостью, болями в верхней части живота.
Болезнь может развиваться у здоровых, но чаще встречается как
осложнение у людей, страдающих заболеваниями центральной нервной
системы, эндокринной системы, а также нарушениями обмена веществ.
Психосоматика булимии.
— Нарушенные внутрисемейные отношения. Развитие обжорства у детей
и подростков может быть вызвано конфликтом между матерью
и ребенком. Часто дети начинают употреблять чрезмерное количество
пищи, если они считают себя заброшенными, лишенными ласки,
обделенными по сравнению с другими братьями и сестрами.
— Психологическая изоляция. Например, патологическое изменение
аппетита может развиться при помещении ребенка в интернат.
Для такого ребенка пища является источником положительных эмоций
и единственно-возможного удовольствия, а также механизмом защиты о
т депрессии, лекарством от страха.
— У взрослого человека булимия может развиться из-за чувства
неудовлетворенности собственной жизнью, на фоне постоянного
ощущения неудач, остановки в развитии, а также вследствие понижени
и
интереса к жизни, когда пища становится единственным стимулом
к физической активности.
Психологические причины анорексии.
Анорексией страдают в большинстве случаев девочки и женщины.
Как правило, отказ от пищи мотивируется желанием стать стройной,
изящной и красивой. Но чаще всего за желанием стать более стройной
стоит желание быть любимой, востребованной в личных отношениях с
родителями, мальчиками, мужчинами. Причины анорексии обычно
скрываются в глубоких психологических проблемах. Чувство
«недолюбленности» в детстве, взросление и связанный с этим разрыв
близких отношений с матерью, воспринимаемый как предательство,
ощущение своей неполноценности из-за неудач в социальной среде.
Всё это может стать причиной для того, чтобы взять питание под жесткий
контроль и изменить себя внешне.
Профилактика пищевой аддикции.
• Разговоры и повышение у человека (ребенка) самооценки,
но в пределах нормы.
• Прививание здорового питания.
• Встреча с психологами.
• Получить доверие со стороны человека, чтобы он смог рассказать
о своих переживаниях.
Конец.
Берегите себя. Здоровье не вечно.
А вы сами по себе прекрасны!

3. Виды пищевой аддикции. Психологические аспекты пищевой аддикции

Похожие главы из других работ:

Аддиктивное поведение

Понятие об аддикции

Аддиктивное поведение (addiction — склонность) одна из форм деструктивного поведения…

Аддиктивные формы поведения личности и их профилактика

1. Понятие об аддикции

Аддиктивное поведение — одна из форм деструктивного поведения…

Аддиктивные формы поведения личности и их профилактика

4. Этапы формирования аддикции

«Начало формирования аддиктивного процесса происходит всегда на эмоциональном уровне». «Исходная точка — переживание интенсивного острого изменения психического состояния в виде повышенного настроения, чувства радости, экстаза…

Взаимосвязь склонности к аддитивному поведению с характерологическими особенностями и невротическими чертами личности

1.2 Химические аддикции

Алкоголизм — хроническая психическая болезнь, которая развивается как следствие длительного злоупотребления спиртными напитками [8, 35], однако в медицинских руководствах, как пишет Ц.П. Короленко «практически отсутствуют материалы…

Взаимосвязь склонности к аддитивному поведению с характерологическими особенностями и невротическими чертами личности

1.3 Нехимические аддикции

Далее, рассмотрим нехимические аддикции, начиная с промежуточной — аддикция к еде, которая имеет две формы: переедание и голодание. И так…

Влияние игровой аддикции на социализацию младших школьников

2.1 Феномен игровой аддикции

Прежде чем рассмотреть феномен игровой компьютерной аддикции, определимся с терминологической базой. Под аддиктивным поведением или аддикцией (от англ. Addiction — склонность, пагубная привычка; лат…

Интернет-зависимость как психологический феномен

2.2 Виды интернет-аддикции

Причин возникновения интернет-зависимости множество, следовательно, своё выражение она может находить в различных формах. На данный момент выделяют 5 её видов. · Виртуальные знакомства, являются наиболее распространённым…

Исследование феномена алекситимии у русскоязычных и англоязычных интернет-аддиктов

1.1 Из истории изучения Интернет-аддикции

Обсуждение феномена Интернет-аддикции (Internet Addiction Disorder или IAD) началось недавно: в 1994 г. К.Янг разработала и поместила на web-сайт специальный опросник и вскоре получила почти 500 ответов, из которых около 400 были отправлены…

Психологические аспекты пищевой аддикции

2. Причины пищевой аддикции

На сегодняшний день определяются как минимум десяток форм зависимостей. Все они подразделяются на две большие группы: 1. Химические — когда человек зависит от вещества…

Психологические аспекты пищевой аддикции

4. Методы коррекции пищевой аддикции

Способ коррекции пищевой аддикции включает в себя комплексную терапию. Применяется признанный во всем мире метод лечения пищевых расстройств: сочетание психотерапии, телесноориентированной терапии и диетологии. Также следует учитывать…

Психологические особенности нехимических зависимостей

2.2 Хакерство, как форма интерент — аддикции

Хакерство представляет собой движение, преследующее целью демонополизацию распространения программных продуктов и демократизацию доступа к интернет-ресурсам…

Психологические особенности нехимических зависимостей

2.3 Профилактика интернет — аддикции

При желании освободиться от Интернет-зависимости может быть применена стратегия управления затратами онлайнового времени (например…

Распространенность интернет-аддикций у студентов-психологов 2, 3 курса

1.1 История изучения интернет-аддикции

В конце 1994 г. К. Янг разработала специальный опросник по Интернет-зависимости (www.netaddiction.com). Он был помещен на веб-сайт Питтсбургского университета в США. На опросник откликнулось около 500 человек, 400 из которых были аддиктами. В 1995 году И…

Распространенность интернет-аддикций у студентов-психологов 2, 3 курса

1.3 Симптомы интернет-аддикции

Термин «Интернет-зависимость» предложил доктор И. Голдберг в 1995 году для описания патологической, непреодолимой тяги к использованию Интернет (http://www.psycom.net)…

Формирование аддиктивного поведения у подростков как следствие нарушения воспитания в семье

1.1 Понятие аддикции

«Аддиктивное поведение (от англ. addiction — пагубная привычка, порочная склонность) — одна из форм отклоняющегося, девиантного, поведения с формированием стремления к уходу от реальности…

Дипломная работа «Пищевые нехимические аддикции»

Вид работы: Дипломная работа
Специальность: Психология
Тема: Пищевые нехимические аддикции
Количество страниц: 90
Уникальность: 77%

Введение
Глава 1. Теоретические аспекты изучения пищевых нехимических аддикций
1.1. Понятие и сущность аддиктивного поведения
1.2. Виды нехимических зависимостей
1.3. Психологические механизмы формирования пищевой зависимости

Глава 2. Эмпирическое исследование психологических особенностей лиц с пищевой аддикцией
2.1. Этапы и методы исследования
2.2. Анализ результатов исследования
2.3. Рекомендации по работе с пищевой аддикцией
Заключение
Список литературы
Приложение 1

Список литературы

1.Вейн A.M., Вознесенская Т.Г., Голубев В.Л. и др. // Неврология в общесоматической практике / Под ред. A.M. Вейна. — М., 2001. — С. 283-301.
2.Вознесенская Т.Г. Церебральные ожирение и истощение (клиническое, нейроэндокринологическое и психофизиологическое исследование): Дис… д-ра мед. наук. — М., 1990
3.Вознесенская Т.Г., Вахмистров А.В. Клинико-психологический анализ нарушений пищевого поведения при ожирении // Журн. неврол. и психиатрии. — 2001. — № 12. — С. 19-24.

4.Вознесенская Т.Г., Сафонова В.А., Платонова Н.М. Нарушения пищевого поведения и коморбидные симптомы при ожирении и методы их коррекции // Журн. неврол. и психиатрии. — 2000. — № 12. — С. 49-52.
5.Гоголева А.В. Аддиктивное поведение и его профилактика. — М., 2002
6.Егоров А.Ю. Нехимические зав исимости. — СПб., 2007
7.Егоров А.Ю. Нехимические (поведенческие) аддикции (обзор) // Аддиктология. — 2005. — № 1. — С. 65-77.
8.Клиническая психология: Словарь / Под ред. Н.Д. Твороговой. — М., 2007
9.Короленко Ц.П. Аддиктивное поведение: Общая характеристика и закономерности развития // Обозрение психиатрии и медицинской психологии. — 1999. — № 2
10.Кулаков С.А. Практикум по психотерапии психосоматических расстройств. — СПб., 2005
11.Комер Р. Патопсихология поведения, нарушение и патологии психики. — СПб., 2002
12.Короленко Ц.П. Работоголизм — респектабельная форма аддиктивного поведения. — М.,1993
13.Лозовая Г.В. Признаки нефармакологических зависимостей // Психологические основы педагогической деятельности: Материалы 30-й научной конференции СПб ГАФК им. П.Ф. Лесгафта. — СПб., 2003
14.Малкина-Пых И. Лишний вес. Освободиться и забыть. Навсегда. — М., 2002
15.Менделевич В.Д. Психология девиантного поведения. — СПб., 2005
16.Мизирене Р.В. Психологическая зависимость от еды. — М., 2005
17.Пакина А.Ю. Личностно ориентированный подход к профилактике зависимости / Ежегодник Российского психологического общества: материалы III Всероссийского съезда психологов. — СПб., 2003
18.Пил С., Бродски А. Любовь и зависимость. — М., 2005
19.Психосоциальная аддиктология/ Ц.П. Короленко, Н.В. Дмитриева — Новосибирск, 2001
20.Руководство по аддиктологии / Под ред. проф. В.Д. Менделевича. — СПб., 2007
21.Сельченок К.В. Психология зависимости. — Минск, 2005
22.Словарь практического психолога / Сост. С.Ю. Головин. — Минск, 1998
23.Старшенбаум Г.В. Аддиктология. Психология и психотерапия зависимостей. — М., 2006
24.Социальные отклонения / Под ред. В.Н. Кудрявцева. — М., 1986
25.Смагин С. Ф. Аддикция, аддиктивное поведение, СПб., 2000
26.Херст Д. Переходные и аутистические феномены при аддиктивном поведении // Психология и лечение зависимого поведения / Под ред. С. Даулинга. — М., 2007. с. 183-196.
27.Хьелл Л., Зиглер Д. Теории личности. — СПб., 2002
28.Фрейд А. Психология Я и защитные механизмы: Пер. с англ. — М., 1993
29.Юсупов В.В., Корзунин В.А. Психологическая диагностика зависимого поведения. — СПб., 200

Особенности Образа-Я молодежи склонных к пищевым аддикциям

Приходько Наталья Анатольнвна
ГБОУВО РК «Крымский инженерно-педагогический университет»
студентка кафедры психологии

Prikhodko Natalia Аnatolevna
Crimean Engineering — Pedagogical University
student at the department of psychology

Библиографическая ссылка на статью:
Приходько Н.А. Особенности Образа-Я молодежи склонных к пищевым аддикциям // Психология, социология и педагогика. 2017. № 3 [Электронный ресурс]. URL: https://psychology.snauka.ru/2017/03/7887 (дата обращения: 26.01.2022).

Личность человека многоуровневая сложная структура, формирующаяся на протяжении всей жизни. Однако большую часть жизнь личность является относительно постоянным образованием и значительных изменений не испытывает, начиная с периода зрелости. Наиболее значимые изменения происходят в пубертатный период.

Я-образ является продуктом работы самосознания, и решающим фактором в детерминации поведения человека, в понимании того что приемлемо и не приемлемо для человека [6]. Я-образ это уникальная по своим свойствам структура, поскольку в ней кроется знания человека о себе самом и собственно отношение к себе.

Самоотношение формируется на основе знаний о собственной личности. Оценка себя как личности основывается лишь на субъективных знаниях и отношении к себе. Также отношение к себе строиться на основе мнений и оценки окружающих людей, в первую очередь авторитетных, по отношению к индивиду.

Я-концепция по Э.Берну включает в себя 3 основных компонента:

  • Я-образ как представление индивида о самом себе
  • Самооценку, базирующуюся на представлениях о самом себе
  • Поведенческую реакцию, что обусловленная Я-образом и самооценкой.

Каждый из компонентов рассматривается в трех модальностях: реальное- «Я», социальное- «Я», идеальное- «Я»[1]. Каждая модальность обусловлена рядом установок, которые на нее проецирует сам индивид и социум. Таким образом, в первой модальности предстает образ человека как наиболее приближенное к реальному образу сочетание свойств и качеств данного индивида. Во второй модальности окружающие проецируют такой наиболее желательный для других образ человека, при этом образ может разительно отличаться от реального и быть не досягаем для достижения самим индивидом. Такой возвышенный образ, может вызывать когнитивный диссонанс у самого индивида, как и понижение самооценки при осознании собственного несовершенства. Третья модальность эта проекция, созданная самим индивидом, как совокупность тех качеств и характеристик, которыми бы он хотел обладать.

Г.Крайг отмечает, что важным является, чтобы развитие представлений человека о самом себе происходило гармонично и целостно, если же происходят рассогласованность представлений, это приводит к дефрагментации личности в дальнейшем.

По мнению многих авторов Я-концепция выступает как совокупность ожиданий в различных областях поведения человека, а так же их непосредственная оценка [2].

Я-концепция многоуровневое образование, которое состоит из установок, представлений о самом себе, своих качествах, так же из эмоциональных переживаний вызванных знаниями о себе, и последний компонент поведенческий. Отметим, что поведение реализуемое человеком в соответствии с представлениями человека о себе, и учетом оценок полученных от других. Однако представления о себе не являются исключительно продуктом субъективной оценки человека, на них оказывает влияние и оценки других людей, мнение общественности, относительно желательного поведения личности. Формирования представления о себе основывается на уже сознанном образе идеала человека в его культуре. Таким образом, представление идеального образа личности в традиции и культуре каждого народа и этнической группе обуславливает формирование Я-Образа конкретного индивида данной культуры и этноса.

В подростковом возрасте личность человека еще продолжает формироваться, поэтому крайне важными являются представления о себе, поскольку от самоотношения зависит не только оценка собственных действий, но и осмысление собственной жизни и постановка целей на будущее.

Отношение к самому себе первично формируется в семье. Родители закладывают основу: удовлетворяют – не удовлетворяют потребность ребенка в любви и признании, формируют своими запретами и разрешениями установки личности, в большинстве случаев неосознанные, выбранный метод поощрения и наказания предопределяет драйверы в сценарном поведении личности. Таким образом, родители оказывают неизгладимое влияние на формирование оценки и отношения личности к самому себе, другими словами формируют жизненный сценарий ребенка. Далее референтным становиться мнение учителей. В подростковом же возрасте мишень авторитетности смещается в сторону сверстников, при этом оценка окружающих в значительной мере определяет самооценку подростка.

Одним из трансформационных эффектов при склонности к любым аддикциям выступает переосмысление знаний о себе и, как следствие, меняется отношение личности к себе, своим желаниям и потребностям. При зависимом поведении происходит постепенное изменение поведенческих паттернов индивида. В до аддиктивный период у человека существовал привычный порядок дел, определенный уклад жизни, мыслей и представлений о мире. Однако аддиктивное поведение меняет когнитивную составляющую личности, что, в свою очередь, оказывает влияние на устрой жизни человека, его поведенческие паттерны и взаимодействие с окружающими людьми.

Согласно мнению клинических психологов и психиатров (А.Егоров, А.Софронов) пищевые аддикции являются проявлениями обсесивно-компульсивных расстройств. То есть данная аддикция характеризуется некоторым набором навязчивых мыслей, касательно предмета аддикци. Поскольку мысли формируют наши суждения, действия и оценку действий, у аддикта происходит постепенное изменение представлений о себе и предмете аддикции. Отметим, что у таких личностей наблюдается снижение критичности к предмету аддикии, непринятие мнения окружающих, сужение кругозора. Индивид привязан к предмету аддикции всех уровнях: когнитивном, поведенческом, эмоциональном и потребностно-мотивационном.

Отметим, что у аддиктивной личности происходят трансформации в самооценке, прицел внимание смещается на подпитывание собственных недостатков, несовершенства и ущербности. Чувство неполноценности компенсируется за счет повышенной мотивации к достижению успеха[3]. Однако это не способствует значительному повышению самооценки, повышение собственной значимости носят лишь временный характер. В сознании личности в оценки себя и в отношении к себе происходит существенный разрыв между полюсами Я-реальное и Я-идеальное, а также укрепление убеждения о собственной ущербности и неполноценности, что, в свою очередь, усиливает потребность в аддикции.

Исследование особенностей Образа -Я подростков склонных к пищевым аддикциям проводилось на базе МБОУ СОШ №4 г.Симферополь. Выборку исследования составили 36 человек в возрасте от 15 до 16 лет, ученики 10-х классов. Пищевые аддикции наиболее распространены у молодежи от 15 до 25 лет, однако подростки более подвержены воздействию окружающих, их личность как образование менее статична.

Для диагностики склонности к пищевой аддикции был выбран тест ЕАТ-26. В анкету с целью всестороннего сбора необходимых для эмпирического исследования данных включены вопросы не только социального характера, но и вопросы относительно веса и роста испытуемых, что позволило вычислить индекс массы тела (ИМТ).

Для анализа Образа -Я был использован тест-опросник cамоотношения (В.В. Столин, С.Р. Пантелеев), 57 вопросов теста анализируются по 12 шкалам охватывающие различные элементы Я-концепции.

Согласно полученным результатам исследования, склонность к пищевым аддикциям выявлена у 4 человек из 36, что составило 11%.Данный показатель является стандартным показателем, в аналогичных исследованиях доля лиц склонных к пищевым аддикциям составила 10% [5].

Таблица 1. Отношение подростков к себе

Шкалы

Среднее значение

Шкалы

Среднее значение

Интегральная

59

Отношение других

26

Самоуважение

55

Самопринятие

57

Аутосимпатия

51

Самопоследовательность

58

Ожидаемое отношение от других

26

Самообвинение

57

Самоинтерес

63

Самоинтерес

52

Самоуверенность

50

Самопонимание

62

Согласно данным в таблице 1, наиболее слабо выражены у испытуемых ожидаемое отношение других и отношение других. Такая оценка указывает на неуверенность в себе. Следовательно, подростки не уверенны в себе, обесценивают себя перед окружающими, пренебрегают собственными заслугами и достижениями.

Рассмотрим взаимосвязь между показателями отношения личности к себе и к приему пищи (табл. 2).

Таблица 2. Взаимосвязь между показателями отношения личности к себе и к приему пищи (при p≤0,01)

Шкалы самоотношения

ЕАТ-26

Самоуважение

0,4

Аутосимпатия

0,6

Ожидаемое отношение от других

0,3

Самоинтерес

0,5

Согласно полученным данным, между шкалами самоотношения и склонностью к пищевой адикции диагностируется обратная связь.

У аддиктивных личностей диагностируется пренебрежительное, неуважительное отношение к себе (r=-0,4), а так же ожидание отрицательных чувств по отношению к себе от другого, негативной оценки от окружающих (r=-0,3) и в малой степени проявляют интерес к себе, своим чувствам и желаниям (r=-0,5). В совокупности это не довольство формирует низкий уровень аутосимпатии(r=-0,6), и в малой степени проявляют интерес к себе, своим чувствам и желаниям (r=-0,5).

Отметим, что самоинтерес формируется на основе знаний и отношения к себе. Разумеется у человека не вызывает особого интереса то, что ему не слишком нравится, это действует и по отношению к самому себе, недовольство собой настолько сильно, что происходит пренебрежение собственными чувствами, мыслями и потребностями, т.е. собой как личности в целом.

Таким образом, для подростков склонных к пищевой аддикции характерен негативный Образ-Я. В норме гармонично развитая личность должна проявлять интерес к себе, как к человеку достойному внимания, уважения и в целом всего наилучшего, самого достойного из возможных вариантов и такая личность по умолчанию ценит и любит себя, свой внутренний мир, свою индивидуальность, и свои изъяны как часть самого себя. Конечно сейчас речь о идеальной личности и о идеальном Образе -Я, в чистом виде найти подобного человека довольно сложно, однако представление о идеале дает ориентир и точку отсчета.

Вывод. Склонные к зависимости подростки пренебрегают своими заслугами, акцентируя внимание на недостатках и своей неспособности от них избавиться. Такой негативизм приводит к низкой оценке себя и своих действий, как следствие, низкий уровень самоуважение и аутосимпатии. Негативно оценивая себя, сам подросток не ожидает от окружающих оценки выше своей собственной.

В целом Образ-Я подростков склонных к пищевой аддикции формируется под воздействием чувства неполноценности. Как составная часть Я-концепции Образ-Я меняет отношение не только индивида к самому себе, но и восприятие получаемых установок и ожиданий и оценку поведения личности. 


Библиографический список
  1. Бернс Р. Развитие Я-концепции и воспитание / Р. Бернс // Пер. с англ. под ред. В.Я.Пилиповского. -М.: Прогресс, 1986. – 422 с
  2. Крайг Г. Психология развития / Крайг Г. —СПб.: Питер, 2000. — 992с.
  3. Руководствопоаддиктологии/Подред.профВ.Д.Менделевича.-СПб.: Речь, 2007.- 768с.
  4. Пантелеев С.Р. Методика исследования самоотношения / С.Р. Пантелеев. – М.: Смысл, 1993. – 32 с.
  5. Пантелеев С.Р. Самоотношение как эмоционально-оценочная система / С.Р. Пантелеев – М.: Изд-во МГУ, 1991. – 108 с.
  6. Столин В.В. Самосознание личности / В.В. Столин. – М.: Изд-во МГУ, 1983. – 284 с.


Количество просмотров публикации: Please wait

Все статьи автора «Приходько Наталья Анатольнвна»

Пищевая зависимость: признаки, симптомы и причины

Еда необходима для выживания человека и является важным аспектом нашего хорошего самочувствия, а также средством получения удовольствия и наслаждения. Еда не только обеспечивает необходимое пропитание, но и добавляет фактор удовлетворения за счет различных вкусов, запахов, текстур и т. д. Однако для многих людей пищевая зависимость может стать такой же серьезной, как наркотики для наркомана.

Что такое пищевая зависимость?

У мужчин и женщин, страдающих пищевым пристрастием, очень вкусные продукты (часто богатые жирами, сахаром и/или солью) вызывают химические реакции в мозгу, вызывающие чувство удовольствия и удовлетворения.Эта реакция была объяснена как сравнимая с реакцией наркомана на выбранное им вещество, поскольку она активирует тот же центр вознаграждения в мозгу.

Пищевые наркоманы становятся зависимыми от «хороших» ощущений, возникающих при употреблении определенных продуктов, что часто увековечивает постоянную потребность в еде, даже когда они не голодны. Такое поведение порождает порочный круг. Поскольку пищевые наркоманы продолжают поглощать продукты, вызывающие приятные ощущения, они часто переедают и едят сверх того, что требуется для насыщения и нормального питания.

Это может привести к ряду физических, эмоциональных и социальных последствий, таких как проблемы с пищеварением, болезни сердца, ожирение, низкая самооценка, депрессия и изоляция. Пищевой наркоман часто возвращается к этому деструктивному поведению, даже несмотря на нежелательные последствия, из-за потребности в индуцированном чувстве удовольствия.

Из-за жестокого цикла пищевой зависимости и пагубных последствий, связанных с этим поведением, крайне важно обратиться за профессиональной помощью.Если вы или ваш близкий человек боролись с зависимостью от еды, подумайте о возможностях жизни, свободной от этого бремени. Вы можете избавиться от пристрастия к еде, обратившись за надлежащим уходом и помощью, в которой вы нуждаетесь.

Каковы причины пищевой зависимости?

Пищевая зависимость, вероятно, является кульминацией нескольких факторов, которые взаимодействуют в общей причине этого расстройства. У мужчины или женщины может развиться зависимость в результате биологических, психологических или социальных причин.Биологические причины, которые могут повлиять на прогрессирование этого расстройства пищевого поведения, могут включать гормональный дисбаланс, аномалии в различных структурах мозга, побочные эффекты от использования определенных лекарств или наличие членов семьи с проблемами такого типа зависимости.

Это также может быть результатом психологических факторов. Факторы, включенные в эту категорию, могут включать эмоциональное или сексуальное насилие, быть жертвой или пережившим травматическое событие, неспособность здоровым образом справляться с негативными ситуациями, хронически заниженной самооценкой или переживанием горя или утраты.

Психологические факторы, подобные этим, могут заставить человека использовать пищу в качестве механизма выживания, чтобы облегчить болезненные эмоции, которые могут возникнуть в результате. Наконец, существуют социальные последствия, которые могут быть связаны с пищевой зависимостью, включая такие факторы, как нарушения семейных функций, давление со стороны сверстников или общества, социальная изоляция, жестокое обращение с детьми, отсутствие социальной поддержки и стрессовые жизненные события.

Пищевая зависимость также может быть связана с другими сопутствующими расстройствами, такими как расстройства пищевого поведения или злоупотребление психоактивными веществами.Поскольку пищевая зависимость является сложной проблемой психического здоровья, которая может иметь серьезные осложнения, если ее не лечить, настоятельно рекомендуется обратиться за профессиональной помощью для эффективного лечения этого расстройства.

Признаки и симптомы пищевой зависимости

Это расстройство пищевого поведения можно распознать по многочисленным признакам и симптомам. Ниже приведены возможные симптомы пищевой зависимости:

  • Потребление большего количества пищи, чем человек может физически вынести
  • Прием пищи до состояния недомогания
  • Изо всех сил пытается получить определенные продукты
  • Продолжение употребления определенных продуктов даже если больше не голоден
  • Еда втайне, изоляция
  • Избегание социальных взаимодействий, отношений или функций, чтобы тратить время на поедание определенных продуктов.
  • Трудности в карьере или работе из-за снижения эффективности
  • Трата значительных сумм денег на покупку определенных продуктов для переедания
  • Снижение энергии, хроническая усталость
  • Трудности с концентрацией внимания
  • Нарушения сна, такие как бессонница или сонливость
  • Неугомонность
  • Раздражительность
  • Головные боли
  • Расстройства пищеварения
  • Суицидальные мысли

Если вы или ваш близкий испытываете какой-либо из вышеперечисленных симптомов в результате пищевой зависимости, немедленно обратитесь за профессиональной помощью, чтобы справиться с ними. вопросы.

Последствия пищевой зависимости

Если вы или ваш близкий боролись с пищевой зависимостью, вы можете понять, какое влияние это может иметь на различные аспекты вашей жизни. Если пищевую зависимость игнорировать или не лечить, она может быстро начать поглощать вашу жизнь, вызывая разрушительные и хронические симптомы. Понимание того, как это может повлиять на различные аспекты вашей жизни, может побудить вас получить помощь, в которой вы нуждаетесь и которую заслуживаете. Ниже приведены некоторые последствия зависимости от пищи:

Физические эффекты

Пищевая зависимость может привести ко многим негативным физическим последствиям для организма при потреблении избытка пищи.Это некоторые физические эффекты, которые могут быть опытными:

  • Болезнь сердца
  • Диабет
  • Необслуживание
  • Недоестение
  • Ожирение
  • Хроническая утомляющая усталость
  • Хроническая боль
  • Сновые расстройства
  • Снижение полового привода
  • головных болей
  • Летаргия
  • Артрит
  • Инсульт
  • Заболевания почек/печени
  • Остеопороз

Психологические последствия

Пристрастие к еде может быть изнурительным для психического здоровья, особенно при отсутствии поддержки или неадекватной помощи.Некоторые из психологических эффектов, которые могут возникнуть, включают:

  • Низкая самооценка
  • Депрессия
  • Панические атаки
  • Повышенное чувство тревоги
  • Чувство грусти, безнадежности или отчаяния
  • Повышенная раздражительность, особенно при ограничение в еде
  • Эмоциональная отчужденность или онемение
  • Суицидальные мысли

Наконец, пищевая зависимость может повлиять на вашу социальную жизнь и отношения.Социальные последствия пищевой зависимости включают:

  • Снижение успеваемости на работе или в школе
  • Изоляция от близких
  • Разделение внутри семьи
  • Отсутствие удовольствия от хобби или занятий, которыми когда-то наслаждались
  • Избегание общественных мероприятий или функций
  • Риск опасности для финансов или карьеры

Помощь и лечение пищевой зависимости

Если вы или ваш близкий человек застряли в порочном круге пищевой зависимости, вы, вероятно, испытали на себе бурю эмоций, включая отчаяние, разочарование, и безысходность.Пристрастие к еде может мешать вам наслаждаться жизнью, которой вы когда-то жили, хотя всегда существует возможность излечения.

Обращаясь за необходимой вам помощью и уходом, вы сможете найти ресурсы для эффективного решения своей пищевой зависимости. К счастью, существуют специализированные центры лечения пищевой зависимости, которые могут помочь вам подойти к этому расстройству комплексно и комплексно. Центры лечения пищевой зависимости предлагают многопрофильное лечение, которое будет направлено на решение медицинских проблем и проблем с питанием при интеграции психотерапии.

Существует множество групп поддержки, в которые вы можете вступить, например Анонимные пищевые наркоманы, Анонимные переедающие и Анонимные пищевые наркоманы в процессе выздоровления. Эти группы представляют собой 12 пошаговых программ, которые эффективно решают физические, эмоциональные и духовные аспекты, предлагая столь необходимую поддержку людям, стремящимся избавиться от зависимости от еды.

Попытка справиться со своей зависимостью от еды в одиночку может еще больше вовлечь вас в страх или изоляцию.Консультации, помощь и поддержка со стороны центра расстройств пищевого поведения, лечащего пищевую зависимость, специалиста или группы поддержки могут предоставить вам или вашему близкому человеку инструменты и ресурсы, необходимые для выздоровления и избавления от пищевой зависимости.

Другие статьи о пищевой зависимости

  • Расстройства пищевого поведения часто являются сопутствующими состояниями, то есть они могут часто возникать с другими психическими или поведенческими расстройствами. Например, некоторые люди с расстройствами пищевого поведения могут также бороться со злоупотреблением психоактивными веществами, такими как алкоголизм или зависимость от наркотиков.

Последний раз проверено и обновлено: Jacquelyn Ekern, MS, LPC, 12 мая 2017 г.

Никто не должен забивать поцелуи Херши на улице. Никто не должен возить чипсы Pringles через всю страну, спрятанные в нише колеса автомобиля. И если вы платите 100 долларов за грамм кока-колы, вы определенно переплачиваете.

Но это не значит, что поддерживающие жизнь вещества, с которыми мы пришли в этот мир с любовью и без которых не смогли бы выжить, — сахара, соли, жиры и белки, фрукты и овощи, хлеб и мясо — не могут нас достать. в такой же опасности, как и смертельные, часто незаконные вещества, причиняющие столько страданий. Вы можете навязчиво есть, так же как вы можете навязчиво курить, пить или принимать наркотики. И во всех этих случаях компульсии могут стать полноценными зависимостями, поскольку повторяющееся воздействие воздействует на центры удовольствия в мозгу, создавая петлю обратной связи страстного желания, потворства, потребления, сожаления — и повторяя это на протяжении всего следующего дня и следующего.

Некоторые цифры показывают, что еда может вызывать такое же привыкание, как и наркотики, а в некоторых случаях даже больше. Около 30% людей, попробовавших героин, становятся наркоманами; то же самое касается примерно 16% потребителей кокаина. Одно исследование, опубликованное в Frontiers in Psychology , показало, что, когда людям с ожирением или избыточным весом объясняют определение зависимости, до 29% из них описывают себя как зависимых от еды.Это берет свое: более 40% американцев страдают ожирением, а в целом 71,6% имеют избыточный вес, что предполагает, по крайней мере, нездоровую зависимость от пищи, распространенную в США.


: Наука о зависимости — что мы знаем. Чему мы учимся.


В некотором отношении, конечно, еда более коварна, чем наркотики, потому что нет такой вещи, как воздержание, нет такой вещи, как никогда не начинать с самого начала, нет такой вещи, как возможность сказать: «Еда? Никогда не трогайте вещи.«Вы едите, потому что если не будете есть, то умрете, поэтому вы проводите свою жизнь в двухэтапном питании — немного, но не слишком много; переборщи сегодня, урежь завтра; ешьте хорошие вещи, но никогда не барахло. Иногда вы преуспеваете во всем этом, а иногда ужасно терпите неудачу; мы все делаем. Чем больше мы узнаем о том, как мозг, вкус и метаболизм перерабатывают пищу, тем больше мы понимаем, что во многом это происходит не по нашей вине.

«За все годы работы врачом я никогда не встречала человека, который решил стать наркоманом, и я никогда не встречала человека, который выбрал ожирение», — сказала Нора Волков, директор Национального института наркотиков. Злоупотребление в ее знаменитом выступлении на TedMed в 2015 году.«Итак, представьте, каково это, когда вы не можете прекратить что-то делать, когда хотите». Эта неспособность лежит в основе зависимости, а когда дело доходит до еды, мы все в опасности.

Удовольствие обрабатывается во многих частях мозга, но если вы ищете место, где хорошие чувства могут превратиться в плохие результаты, вы найдете его в полосатом теле. Расположенное глубоко в среднем мозге полосатое тело богато так называемыми рецепторами D2, чья работа заключается в том, чтобы связываться с нейротрансмиттером хорошего самочувствия дофамином.Дофамин управляет системой вознаграждения — чувством удовлетворения, которое вы получаете от преодоленного препятствия или хорошо выполненной работы. Допамин также помогает вам испытывать более первобытные удовольствия: еду, секс, интоксикацию.

Пока дофаминовая система остается в равновесии в полосатом теле, так же будет и наша способность контролировать эти удовольствия — один кусок пирога; вино за ужином, но не больше после этого. Однако, когда система начинает мерцать, когда слишком мало рецепторов D2 и высвобождается слишком мало дофамина, чтобы взаимодействовать с ними, наше поведение резко меняется.В частности, мы поддаемся импульсивности, хватая то, что хотим, когда хотим, мало заботясь о последующих последствиях.

В исследовании 2014 года, опубликованном в журнале Neuropharmacology , пара исследователей-психиатров изучила ПЭТ-сканирование мозга как здоровых людей, так и наркоманов и обнаружила, что снижение функции полосатого тела действительно может быть обнаружено у субъектов, пристрастившихся к наркотикам. лекарство. Исследователи сослались на дополнительные исследования, показывающие аналогичные дефекты мозга у людей, зависимых от других веществ и поведения.Примечательно, что в случае этих пристрастий удовольствие обрабатывается в различных областях мозга, но неспособность сопротивляться искушению постоянно связана с полосатым телом.

Когда дело доходит до пищевой зависимости, дофамин — не единственное действующее химическое вещество. Также замешан гормон лептин, который высвобождается жировыми клетками и отвечает за чувство сытости. Когда вы голодны и ныряете в еду, уровень лептина низкий. Когда вы наелись, именно лептин говорит вам оттолкнуться от стола.В идеале, это то, о чем вы не задумываетесь; вы просто знаете, что чувствуете себя удовлетворенным и прекращаете есть. У людей, которые едят компульсивно, либо лептин не выделяется в достаточном количестве, либо он есть, но мозг неадекватно на него реагирует. «На животных моделях мы знаем, что лептин изменяет полезные эффекты алкоголя и, возможно, кокаина», — сказала Волков в своем выступлении на TedMed. «При ожирении возникает толерантность к лептину». В этом случае толерантность не является хорошей вещью — это означает, что мозг отмахивается от гормона.

Определенные продукты, входящие в наше меню, также могут вызывать привыкание. Диетологи часто сетуют на якобы пристрастие американцев к сахару как на главную причину эпидемии ожирения, но на самом деле все гораздо сложнее. Мы можем найти конфеты, пончики и другие сладкие продукты неотразимыми, съедая их, даже когда знаем, что не должны. «Но этого бы не произошло, если бы вы вошли в офис и увидели на столе тарелку с белым сахаром», — говорит Рейчел Поедник, доцент кафедры питания в Университете Симмонса.Наоборот, сладости, которые мы едим навязчиво, являются продуктами тройственного фактора, перед которым невозможно устоять: сахара, жира и соли. По отдельности они совершенно неаппетитны; вместе они творят волшебство, ускоряя так называемую гедонистическую систему питания — или процесс еды только для удовольствия.

Это происходит не только у людей. В исследовании, проведенном в 2013 году под руководством нейробиолога Джозефа Шредера из Коннектикутского колледжа, исследователи обнаружили, что Oreos — основной продукт человеческого рациона, если он когда-либо существовал — возбуждает нейроны в центре удовольствия крысиного мозга даже сильнее, чем кокаин.И, как и люди, крысы знали, где найти самую сладкую, самую жирную и самую вкусную часть печенья. «Они разламывали его и съедали сначала середину», — сказал Джейми Хонохун, студент, который помогал в исследовании, в выпуске, который сопровождал исследование. В другом заявлении, опубликованном в то время, Шредер и его команда написали: «Эти результаты показывают, что продукты с высоким содержанием жиров/сахара и наркотики в одинаковой степени вызывают процессы привыкания в мозгу».

То, что происходит в одинаковой степени, может привести к одинаковым (или, по крайней мере, схожим) последствиям — в данном случае к зависимости и слишком часто к страданию.В еде можно найти глубокую радость, и в отличие от разрушительного удовольствия, которое часто можно найти в наркотиках, эту радость можно испытать в умеренных количествах. Однако это очень похоже на разрушительное удовольствие от наркотиков, которое может легко выйти из-под контроля. Компульсивные едоки, которых иногда сбрасывают со счетов из-за отсутствия силы воли или дисциплины, могут иметь в своих руках ту же битву, что и наркоманы. И они заслуживают всяческой поддержки, пока работают над восстановлением.

— Джейми Дюшарм, Мэнди Окландер и Майя Салавиц внесли свой вклад в эту историю

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Пишите Джеффри Клюгеру на [email protected]

Пищевая зависимость: последствия для диагностики и лечения переедания

Abstract

Поскольку эпидемия ожирения в значительной степени связана с перееданием, многие исследования были направлены на понимание психологических причин переедания и использование этих знаний для разработки целенаправленных вмешательств. Здесь мы рассматриваем эту литературу в рамках модели пищевой зависимости и представляем доказательства в соответствии с критериями пятого издания Диагностического и статистического руководства (DSM-5) для расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ.Мы рассматриваем несколько инновационных методов лечения, связанных с моделью пищевой зависимости, от задач когнитивного вмешательства до методов нейромодуляции. Мы пришли к выводу, что есть данные, позволяющие предположить, что у некоторых людей пища может вызывать поведение аддиктивного типа, подобное тому, которое наблюдается при употреблении других веществ, вызывающих привыкание. Однако из-за того, что несколько критериев DSM-5 имеют ограниченное применение к перееданию, термин «пищевая зависимость», вероятно, применим только в меньшинстве случаев. Тем не менее, исследования основных психологических причин переедания в контексте пищевой зависимости привели к некоторым новым и потенциально эффективным вмешательствам.Понимание сходств и различий между вызывающими привыкание характеристиками пищи и запрещенных веществ должно оказаться полезным для дальнейшей разработки этих мер.

Ключевые слова: пищевая зависимость, переедание, ожирение, импульсивность, чувствительность к вознаграждению, когнитивный тренинг, нейромодуляция

1. Введение

В 2003 г. избыточного веса и ожирения как в развитых, так и в развивающихся странах продолжает расти [2,3].По оценкам, в 2016 г. 39% взрослых имели избыточный вес и 13% страдали ожирением [4]. Избыточный вес и ожирение представляют собой существенное экономическое бремя; ожидается, что к 2025 г. в Великобритании общие прямые и косвенные затраты достигнут 37,2 млрд фунтов стерлингов [5]. Одним из распространенных объяснений роста ожирения за последние десятилетия является окружающая среда и, в частности, доступность самых разнообразных, вкусных и полных продуктов, которые считаются вызывающими привыкание [6,7,8,9]. В то время как многим людям удается противостоять этим искушениям и поддерживать здоровый вес, было показано, что люди с ожирением предпочитают такие высококалорийные продукты по сравнению с людьми со здоровым весом [10,11,12].Критический вопрос заключается в том, почему некоторые люди могут сопротивляться перееданию, а другие не могут; каковы доказательства «пищевой зависимости» и как их можно использовать для информирования о мерах по борьбе с перееданием.

Понятие «пищевая зависимость» в течение некоторого времени фигурирует в средствах массовой информации и широкой публике и вызывает все больший интерес в научной литературе [13]. В настоящее время существует множество обзоров, в которых обсуждаются диагностические, нейробиологические и практические аспекты пищевой зависимости с аргументами как за, так и против ее полезности и достоверности [14,15,16,17,18,19,20].Этот всплеск интереса связан с тем, что зависимость может быть концептуализирована как потеря контроля над потреблением определенного вещества или поведения без необходимости сосредотачиваться исключительно на психоактивных веществах [21,22]. В пятом издании «Руководства по диагностике и статистике» [23] это изменение точки зрения было признано с добавлением игрового расстройства в качестве первой поведенческой зависимости. Принятие этого расстройства было основано на доказательствах того, что азартные игры могут вызывать поведенческие симптомы, аналогичные симптомам зависимости от психоактивных веществ, и могут активировать те же нейронные схемы вознаграждения, что и наркотики [24,25].В настоящее время существует большое количество исследований, документирующих аналогичные наблюдения за перееданием и ожирением. Более того, методы лечения аддиктивных расстройств также показали некоторую эффективность при лечении ожирения и переедания. Эти результаты показывают, как модель пищевой зависимости может помочь нам понять элементы избыточного веса/ожирения, помимо простого отсутствия силы воли, а также может быть использована для обоснования эффективных вмешательств и политики [26,27,28,29,30].

Пищевая зависимость еще не была признана в DSM; однако было признано сходство между некоторыми расстройствами питания и приема пищи и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ (SUD).Эти сходства включают переживание тяги, снижение контроля над потреблением, повышенную импульсивность и измененную чувствительность к вознаграждению. Компульсивное переедание (BED) и нервная булимия (BN) были предложены как фенотипы, которые могут в наибольшей степени отражать эти сходства [31,32,33,34]. И BED, и BN характеризуются повторяющимися эпизодами переедания, при котором большое количество пищи потребляется за короткое время, что сопровождается чувством отсутствия контроля, несмотря на физический и эмоциональный стресс.Было показано, что среди этих людей особенно много сообщений о пищевой зависимости [32,35,36]. Пищевая зависимость также была подтверждена с помощью стандартизированного «диагностического» инструмента — Йельской шкалы пищевой зависимости (YFAS) [37,38]. YFAS представляет собой анкету, аналогичную диагностическим критериям SUD. До сих пор было показано, что шкала демонстрирует хорошую внутреннюю надежность, а также конвергентную, дискриминантную и инкрементную достоверность [37,38,39,40].

В этом обзоре мы сначала обсудим диагностические критерии DSM-5 для SUD, чтобы обобщить данные о пищевой зависимости.Эти критерии определяются как «группа когнитивных, поведенческих и физиологических симптомов» [23]. В частности, рассматриваются следующие категории: нарушение контроля, социальные нарушения, повторное использование, несмотря на негативные последствия и физиологические критерии. Однако следует отметить, что физиологические критерии толерантности и абстиненции, для которых имеется меньше доказательств в отношении пищи, не являются необходимыми для диагностики ВНС. В DSM-5 также говорится, что, хотя изменения в функционировании нервной системы являются ключевой характеристикой SUD, диагноз основывается на патологическом образце поведения.Следовательно, сначала мы обсудим диагностические критерии, а затем рассмотрим нейробиологические данные. Затем мы изучаем вопрос о том, как эта информация может применяться и применялась для лечения переедания.

1.1. Нарушенный контроль

Прием больших количеств вещества в течение более длительного времени, чем предполагалось, был назван одним из наиболее часто встречающихся симптомов у людей с избыточным весом/ожирением и BED [41,42]. Чрезмерное и неконтролируемое переедание также формирует определение компульсивного переедания при КРС [23].Хотя переедание может быть запланированным поведением, было показано, что запланированные переедания по-прежнему приводят к большему потреблению, чем предполагалось изначально [41]. Переедание также было зарегистрировано в неклинических образцах [43,44]; однако у этих людей случаи нарушения контроля с большей вероятностью отражают непреднамеренные перекусы и чрезмерные размеры порций [8,41,45].

Неудачные попытки ограничить потребление пищи также хорошо задокументированы, при этом многие люди, сидящие на диете, не могут поддерживать свою диету или даже набирают вес в долгосрочной перспективе [46,47,48,49,50,51].В своей статье, в которой рассматриваются данные о зависимости от рафинированной пищи (т. е. обработанных пищевых продуктов с высоким содержанием сахара или подсластителей, рафинированных углеводов, жиров, соли и кофеина), Ifland et al. [52] сообщают, что «Каждый зависимый от рафинированной пищи сообщает о серии попыток сократить потребление пищи. Они использовали различные техники» (стр. 521). Curtis и Davis [41] также сообщают о подобных анекдотах у женщин с BED, которые описывают отказ от определенных триггерных продуктов, чтобы контролировать свои переедания.

Третий критерий времени, затраченного на получение, употребление и восстановление после употребления психоактивных веществ, также переводится в BED и BN.Эти люди могут тратить много времени на размышления, участие и восстановление после эпизодов переедания. Как упоминалось ранее, переедание часто является запланированным поведением, которое может потребовать больших усилий для покупки и хранения продуктов, готовых к эпизоду переедания [41]. Кроме того, критерии BED подчеркивают время, затрачиваемое на переедание, при этом количество эпизодов переедания в неделю определяет тяжесть расстройства [23]. Кроме того, эти люди часто испытывают физический и эмоциональный стресс после эпизода переедания.Сообщалось также о выздоровлении от употребления пищи у самоидентифицированных пищевых наркоманов со ссылками на чувство сонливости или «похмелья» [52,53].

Хотя данные о пищевой зависимости, непосредственно связанные с диагностическими критериями нарушения контроля DSM-5, в основном носят эпизодический характер, существует значительное количество эмпирических данных о связи между перееданием/ожирением и нарушением контроля в целом. Два аспекта нарушения саморегуляции, которые особенно важны в случае употребления психоактивных веществ и переедания, — это импульсивность и чувствительность к вознаграждению [54, 55, 56].

1.1.1. Импульсивность

Хотя импульсивность является многогранной конструкцией, ее можно определить в широком смысле как склонность думать и действовать без достаточной предусмотрительности, что часто приводит к поведению, не согласующемуся с долгосрочными целями. Роль импульсивности в SUD хорошо задокументирована [55, 57, 58, 59, 60]. Во многих исследованиях сообщалось о более высоких уровнях импульсивности при увеличении употребления психоактивных веществ в широком диапазоне анкет и поведенческих задач, а также для различных веществ [61, 62, 63, 64, 65, 66].Например, Ноэль и др. [67] выполнили ряд поведенческих задач, оценивающих способность подавлять нерелевантные реакции (торможение реакции) и нерелевантную информацию (упреждающее вмешательство) в группе детоксицированных лиц с алкогольной зависимостью и контрольной группе здоровых людей. Они обнаружили статистически значимую групповую разницу для всех трех тестов, оценивающих торможение реакции, но не выявили различий для упреждающего вмешательства.

Импульсивность также связана с перееданием и ожирением [54,68,69,70,71].Люди с избыточным весом/ожирением имеют более высокие баллы по самооценке [72,73,74] и поведенческим показателям импульсивности [75,76,77], в то время как люди с высоким уровнем самоконтроля менее склонны поддаваться искушению [75,76,77]. 78,79,80] и с большей вероятностью придерживаются здорового питания и занимаются физическими упражнениями [81,82,83]. Также было показано, что показатели импульсивности предсказывают плохой выбор продуктов питания [84] и положительно коррелируют с потреблением пищи [85, 86,87]. Например, Guerrieri et al. [87] обнаружили, что в выборке женщин со здоровым весом женщины с более высокими показателями импульсивности съедали больше конфет во время «фиктивного» вкусового теста, чем женщины с более низкими показателями импульсивности.Черчилль и Джессоп [88] также показали прогностическую связь между импульсивностью и перекусыванием жирной пищей в течение двухнедельного периода. Баллы по шкале YFAS также были связаны с различными показателями импульсивности, такими как двигательная импульсивность и импульсивность внимания, импульсивность, связанная с настроением, и задержка дисконтирования [89,90].

1.1.2. Чувствительность к вознаграждению

Повышенная общая чувствительность к вознаграждению также связана как с употреблением психоактивных веществ, так и с перееданием [69,77,91,92,93]. В литературе о еде самооценка чувствительности к вознаграждению выявила связь с ИМТ, тягой к еде и предпочтением продуктов с высоким содержанием жира и сахара [93,94,95].Используя две поведенческие задачи, Guerrieri et al. [69] измеряли чувствительность к вознаграждению и торможение реакции у детей в возрасте 8–10 лет. Впоследствии они измеряли потребление пищи с помощью фальшивого вкусового теста, когда пища была либо разнообразной, либо однообразной. Их результаты показали, что дети, чувствительные к вознаграждению, потребляли значительно больше калорий, чем дети, не чувствительные к вознаграждению, только когда пища была разнообразной. Не было никакого влияния торможения реакции на потребление пищи или какое-либо взаимодействие с разнообразием; однако, в отличие от чувствительности к вознаграждению, недостаточное торможение реакции было связано с избыточным весом.Авторы предположили, что чувствительность к вознаграждению может играть причинную роль в переедании, тогда как недостаточный тормозной контроль может быть скорее поддерживающим фактором. Это хорошо согласуется с результатами исследования, демонстрирующего роль чувствительности к вознаграждению в раннем начале употребления героина и роль импульсивности в эскалации употребления [92,96].

Имеются также данные, свидетельствующие о том, что чувствительность к вознаграждению может снижаться при более продолжительном или установившемся переедании, при этом исследования показывают ангедонию или гипочувствительность к вознаграждению у участников с ожирением [97,98,99,100].Например, Дэвис и др. [97] продемонстрировали, что, хотя женщины с избыточным весом были более чувствительны к вознаграждению, чем женщины со здоровым весом, те, кто страдал ожирением, были значительно менее чувствительны к вознаграждению, чем женщины с избыточным весом. Важно отметить, что ранее упомянутая связь между чувствительностью к вознаграждению и повышенным ИМТ была обнаружена в выборке преимущественно женщин со здоровым весом, и только 1% из них были классифицированы как страдающие ожирением [93]. Хотя существует множество доказательств того, что чувствительность к вознаграждению играет роль в злоупотреблении психоактивными веществами и переедании, причинно-следственная связь этой связи остается неясной.С одной стороны, повышенная чувствительность к вознаграждению может привести к перееданию за счет повышения мотивации к приятным занятиям, таким как потребление высококалорийных продуктов, вызывающих активацию дофамина и опиоидов. С другой стороны, снижение чувствительности к вознаграждению может привести к тому, что люди будут искать вознаграждающие действия в качестве формы «самолечения» для повышения уровня дофамина (т. е. аддиктивное поведение является результатом «синдрома дефицита вознаграждения») [101,102]. . Эти два аргумента и соответствующая литература по нейровизуализации обсуждаются ниже (см. раздел «Нейробиологические сходства» ниже) и более подробно Burger и Stice [103].

Burger и Stice [103] предлагают несколько теорий того, как эти два причинно-следственных направления объединяются для объяснения ожирения. Они предполагают, что высокая чувствительность к вознаграждению может первоначально приводить к тому, что люди чрезмерно потребляют вкусную пищу, но эта чувствительность затем изменяется с течением времени, поскольку система вознаграждения мозга адаптируется и показывает различные изменения в пищевой мотивации («желание») по сравнению с гедонистическим удовольствием («пристрастие»). ‘). Согласно теории стимула-сенсибилизации Робинсона и Берриджа [104, 105, 106], повторное потребление приводит к увеличению стимулирующей ценности этих продуктов и связанных с ними сигналов, которые могут субъективно восприниматься как чрезмерное желание или тяга.Более того, эта теория утверждает, что при повторном представлении вкусных продуктов гедонистическое удовольствие, получаемое от употребления пищи, будет уменьшаться из-за привыкания нейронов, в то время как ожидание вознаграждения увеличивается. Таким образом, возникает порочный круг, в котором человек будет испытывать меньше удовольствия от еды («пристрастие»), но одновременно будет испытывать повышенное желание («желание») к еде, побуждая к дальнейшим поискам и потреблению пищи [107, 108, 109] (см. ). Переживание сильной тяги является третьим критерием нарушения контроля и еще одним симптомом зависимости от психоактивных веществ, который можно легко применить к перееданию и ожирению.

Предлагаемый цикл «пищевой зависимости». Начальная уязвимость к чрезмерному потреблению вкусной пищи характеризуется повышенной импульсивностью и чувствительностью к вознаграждению, а также сниженной способностью к сдерживающему контролю. В результате чрезмерного потребления люди испытывают толерантность, тягу и отказ, а также ряд социальных, эмоциональных и поведенческих трудностей, таких как стигматизация веса и чувство вины и стыда. При повторном употреблении этих продуктов человек, вероятно, привыкнет к гедонистическим свойствам пищи, что приведет к уменьшению удовольствия или симпатии.Эти изменения также сопровождаются повышенным желанием или «желанием» еды [104, 105, 106, 107, 108]. Пытаясь облегчить эти симптомы, человек занимается «самолечением», увеличивая потребление пищи, что может привести к компульсивному или перееданию, что создает цикл зависимости. Следует отметить, что степень проявления каждого из этих механизмов значительно различается у разных людей. В частности, начальная уязвимость к зависимости может быть связана с индивидуальными различиями в чувствительности к вознаграждению, импульсивности и тормозящем контроле [110, 111, 112, 113].

1.2. Тяга

Термин «тяга к еде» обычно относится к сильному желанию потреблять определенную пищу [114,115]. Тяга к еде, по-видимому, очень распространена: 100% молодых женщин и 70% молодых мужчин испытывали тягу хотя бы к одному продукту за последний год [116,117]. Чаще всего сообщается о тяге к еде — шоколаду, хотя тяга к углеводам и соленым закускам также распространена [118, 119, 120, 121, 122]. Распространенность тяги к еде побудила к разработке нескольких стандартизированных опросников, которые измеряют тягу к еде с хорошей степенью внутренней согласованности и конструктивной достоверности [123, 124, 125, 126, 127], включая специальный опросник только для шоколада (опросник отношения к шоколаду) [128].Периодическая тяга к еде представляет интерес в связи с пищевой зависимостью, поскольку она связана с перееданием, повышенным потреблением пищи и повышенным ИМТ [124, 127, 129, 130, 131, 132]. Увеличение количества сообщений о тяге к еде также было продемонстрировано у людей с высокими показателями самооценки пищевой зависимости [133,134,135] и у людей с BED и BN [136,137,138]. Кроме того, точно так же, как тяга к наркотикам связана с повышенной вероятностью рецидива [139, 140, 141], тяга к еде связана с плохой диетой [142, 143, 144].

Дальнейшее подтверждение сходства между тягой к наркотикам и еде очевидно в результатах исследования реактивности сигналов. Афоризм о том, что тяга чаще всего возникает в присутствии стимулов, связанных с веществами, хорошо задокументирован, при этом парадигмы «сигнал-воздействие» показывают значительное влияние сигналов, связанных с наркотиками, на самооценку и физиологические показатели тяги [145, 146, 147, 148]. Точно так же было показано, что воздействие пищевых сигналов увеличивает тягу к еде [149, 150], а недавний систематический обзор 45 исследований (с участием 3292 участников) пришел к выводу, что «реактивность пищевых сигналов» (физиологические, нервные и субъективные реакции, связанные с вознаграждением, на пищу) сигналы) надежно и проспективно предсказывает как потребление энергии, так и прибавку в весе, особенно в долгосрочной перспективе, что составляет ~ 11% (7–26%) дисперсии этих результатов [129].Тяга, вызванная пищевыми сигналами, особенно распространена среди переедающих и страдающих BED [151,152], у которых она коррелирует с частотой переедания и ИМТ [153]. Поэтому возможно, что некоторые люди более восприимчивы к тяге, вызванной сигналом, а также что эта восприимчивость может передаваться через различные вещества. И Малер, и де Вит [147], и Стин и др. [148] обнаружили значительную корреляцию между вызванной сигналом тягой к сигарете и вызванной сигналом тягой к еде у курильщиков, предполагая общий механизм.Также считается, что тяга, вызванная сигналом, усиливается при повторном потреблении, подпитывая порочный круг, показанный на рис.

1.3. Социальные нарушения

Переедание и ожирение связаны с плохим социальным функционированием, особенно среди детей и подростков. При оценке качества жизни с отчетами детей и родителей социальное функционирование значительно ниже у детей с ожирением по сравнению с детьми со здоровым весом и обратно коррелирует с ИМТ [154, 155, 156]. Плохое социальное функционирование у детей с избыточным весом может быть частично связано с явной виктимизацией и насмешками, которые являются прямым следствием их веса [157, 158].Хейден-Уэйд и др. [159] обнаружили, что степень поддразнивания детей с избыточным весом положительно коррелировала с одиночеством, повышенным предпочтением изолирующей деятельности и меньшим предпочтением социальной деятельности. Это предпочтение одиночества, наряду с эмоциональными трудностями быть жертвой, подпитывает порочный круг, поскольку эти обстоятельства, вероятно, способствуют дальнейшему перееданию и перееданию, что, в свою очередь, приводит к увеличению веса и дальнейшему насмешкам [42,160] ( видеть ).

Стигматизация веса может также повлиять на межличностную дружбу и романтические отношения во взрослом возрасте с сообщениями о дискриминационном отношении и поведении в профессиональной [161,162] и романтической обстановке [158,162,163]. Например, Чен и Браун [164] сообщили, что, делая сексуальный выбор в отношении партнера, как студенты мужского, так и женского пола считали человека с ожирением наименее привлекательным. В исследовании, посвященном психосоциальным коррелятам пищевой зависимости, Chao et al. [165] обнаружили, что по сравнению с участниками контрольной группы те, кто соответствовал критериям YFAS, имели более низкие баллы по физическим, психическим и социальным аспектам качества жизни, связанного со здоровьем.Социальные нарушения были связаны с самооценкой, сексуальной жизнью, общественной неблагополучностью и работой. Межличностные проблемы также были связаны с перееданием — отношения, которые, вероятно, будут двунаправленными [166, 167].

1.4. Повторное использование, несмотря на негативные последствия

Было отмечено, что из-за увеличения распространенности и связанных с ним сопутствующих заболеваний ожирение в настоящее время представляет большую угрозу для бремени болезни, чем курение [168]. Физические и психологические последствия избыточного веса и ожирения хорошо документированы и включают, помимо прочего, депрессию, повышенный риск диабета, гипертонии, сердечно-сосудистых заболеваний и некоторых видов рака [169, 170, 171, 172, 173, 174, 175, 176, 177].Учитывая многочисленные предупреждения о последствиях переедания со стороны средств массовой информации, правительства и медицинских работников, кажется справедливым предположить, что большинство людей с избыточным весом и ожирением осознают негативные последствия, связанные с их диетическим поведением [41,52]. Критически важно, что даже те, кто прошел курс лечения для снижения веса, часто не могут похудеть или набрать вес после вмешательства [46,48,50,51]. Продолжающееся переедание также наблюдается у тех, кто перенес бариатрическую операцию, когда пациенты продолжают перекусывать и плохо выбирают пищу [178,179].Таким образом, имеются значительные доказательства в поддержку продолжающегося переедания, несмотря на негативные последствия.

1.5. Физиологические критерии

Толерантность к веществу возникает, когда одно и то же количество вещества оказывает все более уменьшающийся эффект при повторном использовании. Этот эффект обычно приводит к эскалации употребления, поскольку человек увеличивает дозу, чтобы воссоздать первоначальный опыт. Имеются некоторые свидетельства пищевой толерантности в животных моделях сахарной зависимости. Крысы, получающие прерывистый и чрезмерный доступ к раствору сахара, со временем значительно увеличивают потребление, и это сопровождается нейрохимическими изменениями, подобными тем, которые наблюдаются при злоупотреблении наркотиками [180, 181].У людей есть некоторые признаки того, что толерантность к сахару может возникнуть в первые несколько лет жизни. Сообщается, что эффективность сахарозы как анальгетика у детей раннего возраста снижается после 18-месячного возраста по мере увеличения потребления сахара [182, 183, 184, 185]. Возможность такой ранней толерантности к вкусным продуктам и методологические трудности ограничения диеты у людей делают поиск эмпирических доказательств толерантности у взрослых трудным и маловероятным. Тем не менее, статистические данные, указывающие на увеличение потребления и размеров порций этих продуктов, косвенно свидетельствуют о толерантности к продуктам с высоким содержанием жиров/сахаров на уровне населения [52, 186], а также на индивидуальном уровне, основанном на отдельных сообщениях.Например, Pretlow [42] обнаружил, что 77% респондентов с избыточным весом сейчас едят больше, чем когда они изначально набрали лишний вес. Кроме того, в ответ на дополнительный вопрос о том, почему они считают, что едят больше, 15% указали, что они менее удовлетворены едой. Хетерингтон и др. [109] также обнаружили, что, когда участникам давали шоколад в течение трех недель, они со временем увеличивали его потребление, одновременно сообщая о снижении вкуса к еде.

Абстиненция является вторым физиологическим критерием злоупотребления психоактивными веществами и определяется наличием физических или психологических симптомов в ответ на лишение психоактивных веществ или употребление вещества для облегчения этих симптомов.Доказательства абстиненции также были обнаружены в вышеупомянутых животных моделях зависимости от сахара. В условиях лишения сахара у этих животных наблюдаются симптомы отмены, сходные с симптомами отмены морфина и никотина, включая физические симптомы стука зубов, тремор передних лап, тряску головой и снижение температуры тела [187,188], а также повышенную агрессию [189] и тревогу. [190]. Имеются также неподтвержденные сообщения о симптомах, подобных абстиненции, у людей, включая постоянную тягу и негативные эмоции при попытке уменьшить потребление пищи [42, 191], а также склонность есть, чтобы избежать эмоциональных симптомов, связанных с абстиненцией, таких как усталость, тревога и депрессия [52].При использовании YFAS симптомы отмены (такие как ажитация, тревога или другие физические симптомы) были зарегистрированы у 50% людей с ожирением и BED [35].

2. Нейробиологическое сходство между вкусной пищей и наркотиками, вызывающими зависимость

Так же, как сообщалось об изменении функционирования мозга при SUD, переедание и ожирение также были связаны с изменениями в нейронной обработке мотивационных свойств пищи. Сюда входят изменения в системах, кодирующих гедонистические и вознаграждающие аспекты вещества, а также в системах, участвующих в контроле этих мотиваций [103,192,193,194].Волков и его коллеги [195, 196, 197, 198, 199] предложили общую модель зависимости и ожирения, которая включает в себя две нейронные цепи, обе из которых модулируются дофамином — повышенная чувствительность к вознаграждению и сниженный тормозной контроль [70].

2.1. Нейробиология чувствительности к вознаграждению

Наркотики, вызывающие привыкание, непосредственно воздействуют на мезолимбическую дофаминовую систему (МДС), которая, как считается, опосредует обработку мотивационной значимости, удовольствия и вознаграждения [200]. Исследования на животных показали, что, как и наркотики, приятные на вкус продукты способны вызывать высвобождение дофамина в прилежащем ядре (NAc) и вентральной области покрышки (VTA) [181, 201, 202, 203].Кроме того, активность при МДС была связана с количеством съеденной пищи и ее полезными свойствами [204, 205]. Однако также сообщалось об отчетливых паттернах возбуждения нейронов NAc в ответ на пищу и запрещенные вещества [206, 207]. Повышенная активация этой системы вознаграждения также была продемонстрирована у участников-людей во время представления сигналов о еде и потребления пищи [96, 208, 209, 210, 211]. Например, Стокель и др. [212] продемонстрировали, что при просмотре изображений высококалорийной пищи женщины с ожирением демонстрировали значительно большую активацию в ряде областей, связанных с вознаграждением, по сравнению с женщинами со здоровым весом.Участники с ожирением также продемонстрировали повышенную чувствительность к еде во вкусовых и соматосенсорных областях [213, 214], что свидетельствует о повышенной чувствительности к вкусной пище, которая может способствовать перееданию и ожирению.

Хотя повышенная чувствительность к вознаграждению может поначалу побуждать людей потреблять калорийную пищу, было высказано предположение, что компульсивное переедание может развиться, поскольку удовольствие, получаемое от этих продуктов, уменьшается с повышением толерантности (см. Ресурсы). Утверждалось, что, как и в случае злоупотребления наркотиками, постоянное потребление таких полезных продуктов может вызвать подавление дофаминовых рецепторов, чтобы компенсировать их чрезмерную стимуляцию [215, 216, 217].Снижение доступности полосатых дофаминовых рецепторов часто наблюдается у людей с зависимостью от психоактивных веществ [218, 219, 220, 221, 222], тогда как повышенная доступность рецепторов играет защитную роль против алкоголизма [223, 224]. Также было показано, что доступность стриарных рецепторов D2 значительно ниже у людей с тяжелым ожирением по сравнению с контрольной группой и значительно и отрицательно коррелирует с ИМТ [99,100].

Таким образом, утверждалось, что снижение доступности дофаминовых рецепторов может впоследствии вызвать или усугубить переедание как форму «самолечения», при котором человек пытается компенсировать снижение опыта вознаграждения [100,225,226,227] (см. ) .Например, Гейгер и др. [228] обнаружили, что у крыс, которых кормили по типу столовой, наблюдалось снижение исходного уровня активности мезолимбического дофамина. Эта активность стимулировалась пищей из кафетерия, но не их регулярным приемом пищи, что позволяет предположить, что предпочтение вкусной пищи может развиваться как следствие ее способности увеличивать выброс дофамина по сравнению с другой, менее вкусной пищей. Исследования на животных также продемонстрировали причинно-следственные эффекты агонистов и антагонистов D2-рецепторов на переедание. Было показано, что введение антагонистов D2 увеличивает объем пищи, продолжительность приема пищи и массу тела, тогда как лечение агонистами D2 может уменьшить гиперфагию и предотвратить увеличение веса [229, 230, 231].Однако эффекты таких фармацевтических вмешательств у людей были довольно неоднозначными. Использование антипсихотических препаратов, блокирующих рецепторы D2, обычно связано с увеличением веса [232], а некоторые агонисты D2 снижают массу тела [233]. Однако недавнее исследование не выявило влияния агониста дофамина каберголина на предотвращение повторного набора веса [234, 235], и есть некоторые доказательства того, что агонисты D2 могут способствовать увеличению веса у пациентов с нервной анорексией [236]. Еще более обнадеживает то, что исследования у пациентов с обходным желудочным анастомозом продемонстрировали повышенную доступность рецепторов D2 после потери веса, что указывает на то, что эффекты переедания на подавление дофаминовых рецепторов могут быть обратимыми [237, 238, 239].

Предлагаемый цикл «пищевой зависимости», включая роль дофамина. Когда потребляется вкусная пища, мозг вырабатывает гормон дофамин (наряду с другими нейромедиаторами, такими как опиоиды). Со временем это увеличение дофамина приводит к снижению регуляции дофаминовых рецепторов, в результате чего люди испытывают снижение удовольствия от употребления вкусной пищи. Это снижение удовольствия в сочетании с симптомами толерантности, тяги, отмены и другими социальными, эмоциональными и поведенческими трудностями приводит к тому, что человек начинает компенсаторное поведение за счет увеличения потребления пищи.Как следствие, потребление пищи может стать навязчивым, что создает цикл пищевой зависимости.

2.2. Neurobiology of Inhibitory Control

Доступность дофаминовых рецепторов у людей с ожирением также положительно коррелирует с метаболизмом в префронтальных областях, участвующих в тормозном контроле (в частности, в дорсолатеральной префронтальной коре [DLPFC], медиальной орбитофронтальной коре [mOFC] и передней поясной извилине, как показано на рис. а также соматосенсорная кора) [99]. Аналогичные результаты наблюдались у участников со здоровым весом, которые продемонстрировали положительную корреляцию между доступностью дофаминовых рецепторов и эффективностью ингибиторного контроля при выполнении задания на стоп-сигнал [240].Волков и др. [99] предположили, что измененное функционирование дофамина может играть роль в переедании не только за счет изменения полезных свойств пищи, но и за счет снижения тормозящего контроля. Сообщалось также о значительной отрицательной корреляции между ИМТ и префронтальной активностью [75, 241, 242] наряду со снижением префронтальной активации после еды у мужчин и женщин с ожирением [243, 244, 245]. И наоборот, успешная диета положительно связана с лобной активацией [246, 247, 248, 249].

В исследовании здоровых женщин Lawrence et al. [96] сообщили о связи между реактивностью пищевых сигналов в NAc и более поздним потреблением закусок [117]. Они также обнаружили, что эта реактивность была связана с повышенным ИМТ у людей, которые сообщали о низком самоконтроле. Авторы предложили «двойной удар» повышенной мотивации вознаграждения и плохого самоконтроля при прогнозировании увеличения потребления пищи [250]. Точно так же уменьшение объема лобного серого вещества также было связано с повышенным ИМТ, неправильным выбором продуктов питания и связанным с этим дефицитом исполнительных функций [251, 252, 253, 254, 255, 256, 257, 258].Эти результаты отражают растущий объем литературы о когнитивной дисфункции, связанной со злоупотреблением наркотиками и ожирением, хотя исследования показывают, что причинно-следственная связь является двунаправленной [76, 259, 260, 261, 262, 263].

Хотя была выдвинута гипотеза о том, что переедание первоначально вызвано гиперреактивной схемой вознаграждения и поддерживается последующей деградацией этой системы [103], есть также данные, свидетельствующие о том, что некоторые люди могут быть генетически предрасположены к нарушению способности к перееданию. вознаграждение и тормозящий контроль.Генетические исследования показали, что как потребители наркотиков, так и люди с ожирением имеют значительно большую распространенность полиморфизма аллеля Taq I A1, который может вызывать снижение D2-рецепторов полосатого тела на 30–40% [213, 264, 265, 266, 267, 268, 269]. Кроме того, этот полиморфизм был связан с поведенческими показателями импульсивности и низкой чувствительности к вознаграждению [270, 271, 272]. Это также было связано с низким объемом серого вещества в передней поясной коре (ACC) [273], области, которая, как полагают, участвует в исполнительном контроле и ожидании вознаграждения [240, 274, 275], и было показано, что она активна во время сопротивления. тяга к сигаретам [276].Вместе эти результаты показывают, что переедание и SUD могут иметь общий нейробиологический механизм, включающий изменение функционирования дофамина, который впоследствии нарушает механизмы, связанные с чувствительностью к вознаграждению и тормозным контролем.

Наш обзор, рассматривающий каждый из критериев DSM-5 для SUD в отдельности, предполагает, что существуют значительные доказательства пищевой зависимости. Тем не менее, соответствие индивидуума клиническим диагностическим критериям в рамках модели SUD и тяжесть расстройства зависят от наличия у индивидуума ряда симптомов (легкие: два-три симптома, средние: четыре-пять симптомов, тяжелые: шесть или более симптомов). больше симптомов).Исследования с использованием YFAS (в котором используются диагностические критерии SUD) определенно предполагают, что значительная часть населения в целом соответствует диагностическому порогу пищевой зависимости (15–20%), при этом примерно 11% населения классифицируются как «тяжелый» [38, 276]. Сообщается, что распространенность пищевой зависимости у лиц с BED и BN намного выше: оценки составляют 92% для BED и 96–100% для BN [32, 277, 278]. Признавая потенциальную распространенность пищевой зависимости, мы затем обсудим ряд методов лечения переедания, основанных на сходстве между внезапным пищевым расстройством и перееданием.

3. Последствия лечения

Одним из величайших потенциальных преимуществ выявления сходства между зависимостями от психоактивных веществ и перееданием является разработка эффективных вмешательств. Стандартный подход к снижению веса, включающий в себя поддержание здорового питания и физические упражнения, часто связан с плохой приверженностью и общим увеличением веса [46, 47, 48, 49, 50, 51, 279]. Одна из возможных причин неэффективности диеты заключается в том, что она лечит результат переедания, а не основную причину.Подходы, направленные на повышенную импульсивность и снижение самоконтроля, могут иметь больший успех. Например, Холл, Фонг, Эпп и Элиас [280] показали, что управляющая функция в задаче «да/нет» (мера торможения реакции) предсказывала уникальную вариабельность диетического поведения и физических упражнений, а также смягчала связь между намерениями и действиями. поведение [117,281]. Это говорит о том, что люди, которые в большей степени способны контролировать свои импульсивные действия, с большей вероятностью успешно достигнут своих целей.Это также означает, что методы улучшения таких способностей могут оказаться эффективными инструментами для снижения веса.

3.1. Cognitive Interventions

Повышенная мотивация к употреблению запрещенных веществ была связана с несколькими когнитивными искажениями, включая искажения внимания [282, 283, 284, 285, 286, 287], предубеждения подхода [283, 284, 288, 289, 290] и аффективные предубеждения [291, 292, 293, 294]. Таким образом, одним из методов снижения этой мотивации было использование тренировочных заданий, предназначенных для уменьшения этих когнитивных искажений, и в последнее время эти тренировочные задания изучались как потенциальные средства борьбы с перееданием.

Повышенная предвзятость внимания к еде была продемонстрирована в различных группах населения, включая людей с расстройствами питания [295,296,297,298,299,300] и людей с избыточным весом или ожирением [301,302,303,304]. Подобно тому, как в литературе по наркомании изучалось, можно ли манипулировать предубеждениями внимания для уменьшения потребления психоактивных веществ, этот подход также изучался в отношении потребления пищи, хотя и со смешанными результатами [305, 306, 307, 308, 309]. Хардман и др. [305] обучали студентов бакалавриата выполнению задачи визуального зондирования, чтобы они либо посещали, либо избегали изображения торта и канцелярских принадлежностей.Они обнаружили умеренное увеличение предвзятости внимания в группе, принимавшей торт, но не влияли на голод или потребление пищи. Используя выборку только женщин, Kemps et al. [306] продемонстрировали значительное влияние аналогичной тренировки с точечным зондированием на предвзятость внимания и потребление пищи. Было обнаружено, что влияние на внимание обобщается на новые изображения, однако влияние на потребление пищи было специфичным для обученной пищи и было подорвано тем, что участники потребляли больше столь же нездоровой новой пищи.Более поздние результаты обещают изменить предвзятость внимания, указывая на то, что тренировки могут быть использованы для снижения непосредственного потребления калорий у женщин с избыточным весом и ожирением [310] и могут увеличить потребление здоровой пищи [311]. Многочисленные тренировочные занятия также продемонстрировали, что эффекты могут сохраняться после периода обучения до недели [312].

Существует также небольшое количество доказательств, демонстрирующих склонность к еде у людей с расстройствами пищевого поведения [295,313,314], выраженной тягой к еде [315] и людьми с избыточным весом или ожирением [316,317,318].Например, Veenstra и de Jong [313] показали, что те, кто набрал высокие баллы по показателю диетического ограничения (показатель хронического когнитивного ограничения приема пищи), значительно быстрее приближали манекен к изображениям еды, чем удаляли их от них. Используя другую меру смещения подхода, Кемпс, Тиггеманн, Мартин и Эллиотт [319] также обнаружили, что участники, которым нравился шоколад, значительно быстрее соединяли изображения шоколада со словами подхода по сравнению с теми, кто избегал слов. Кроме того, они также продемонстрировали, что участники, которые были обучены сочетать изображения шоколада с любым подходом или избегать слов, увеличивали и уменьшали предвзятость подхода соответственно.Группа с подходом также продемонстрировала значительное увеличение тяги к шоколаду. Хотя в группе избегания сообщалось о снижении тяги, этот результат не был статистически значимым по сравнению с исходным уровнем [320]. Было также показано, что аналогичные протоколы обучения эффективны для снижения склонности к действиям в отношении высококалорийной пищи и снижения тяги, вызванной чертами и сигналами, у участников с субклиническими расстройствами пищевого поведения [321].

Употребление веществ, вызывающих привыкание, также может быть мотивировано связанным с ними положительным аффектом; следовательно, уменьшение такой аффективной предвзятости должно препятствовать их использованию.Исследования с использованием оценочного (или аффективного) обусловливания поначалу показали многообещающие результаты. Здесь оценку условного раздражителя (УС) можно модифицировать, последовательно сочетая его с валентным безусловным раздражителем (УС) [322, 323]. В литературе по еде отрицательно валентные стимулы обычно используются для уменьшения имплицитной симпатии к нездоровой пище [324, 325, 326, 327, 328]. Кроме того, в некоторых исследованиях было обнаружено, что оценочное обусловливание приводит к более благоприятному выбору продуктов питания. Например, Уолш и Кивиниеми [329] обнаружили, что участники в три раза чаще отдавали предпочтение фруктам, а не батончикам мюсли, после прохождения оценочного обусловливания, когда положительные (по сравнению с отрицательными или нейтральными) слова и изображения сочетались с изображениями фруктов.Точно так же Hollands et al. [325] показали, что участники с большей вероятностью выбирали фрукты, а не нездоровую закуску, когда изображения закусок неоднократно сочетались с негативными изображениями тела по сравнению с пустым экраном. Интересно, что этот эффект смягчался имплицитным отношением к закускам; участники с более благоприятным отношением на исходном уровне показали самые большие изменения в последующем поведении. Хотя в этих исследованиях участвовали здоровые участники, этот последний вывод, в частности, предполагает, что оценочное обусловливание может быть подходящим вмешательством для людей с расстройствами пищевого поведения, которые проявляют сильное предпочтение нездоровой пище.Тем не менее, влияние оценочной тренировки на снижение потребления нездоровой пищи в настоящее время неясно. На сегодняшний день только ограниченное количество исследований включало последующее наблюдение после вмешательства, и хотя в некоторых было обнаружено снижение потребления в течение недели после тренировки [330], другие не продемонстрировали немедленных эффектов [327,328,330]. Вполне вероятно, что тренировочные эффекты зависят от базовой силы симпатии к определенным продуктам [325, 330], специфики используемого УЗИ [331] и осведомленности о непредвиденных обстоятельствах CS-US [332, 333, 334].Чтобы установить терапевтические преимущества оценочного обучения кондиционированию, необходимы исследования в группах с избыточным весом и расстройствами пищевого поведения.

Другой подход к когнитивной тренировке заключается в косвенном уменьшении таких предубеждений с помощью таких задач, как тренировка торможения реакции. Подавление реакции относится к нашей способности прерывать или подавлять импульсивные реакции в соответствии с новой информацией и играет ключевую роль в целенаправленном поведении [335, 336, 337, 338, 339, 340]. Недостаточное торможение реакции было связано не только с употреблением различных веществ, вызывающих привыкание [70], но также с тяжестью употребления [61, 64, 341], плохими результатами лечения [342] и вероятностью рецидива [343].Houben и Wiers [344] также показали, что положительное имплицитное отношение к алкоголю связано с потреблением алкоголя только при низком тормозном контроле. Эти результаты предполагают, что повышенная способность подавлять реакции может позволить человеку проявлять самоконтроль над своим поведением, даже если он обладает сильными неявными предпочтениями [117].

Подобные результаты также были получены при переедании и ожирении. Было показано, что люди с ожирением демонстрируют менее эффективное торможение ответа, чем их коллеги со здоровым весом [69,251,345,346], а плохой контроль торможения был связан с повышенным потреблением нездоровой пищи [86,347,348], высоким ИМТ [75,85,349,350], тягой к еде [351], выбор нездоровой пищи [84,352] и переедание [353].Более того, как и в литературе по зависимостям, было показано, что тормозящий контроль взаимодействует с имплицитным отношением к еде, что указывает на то, что эффективное торможение реакции может играть защитную роль против сильного имплицитного предпочтения нездоровой пищи [80, 117, 250].

Было показано, что простые задания, предназначенные для тренировки торможения реакции на соответствующие сигналы или контексты, снижают склонность к азартным играм и потребление алкоголя [354, 355, 356, 357, 358, 359] — хотя имеющиеся данные свидетельствуют о том, что продолжительность таких эффектов может быть ограничена [360].Эти тренировочные задания также были адаптированы для тренировки торможения реакции на пищевые стимулы и демонстрируют обнадеживающие эффекты в целом ряде связанных с приемом пищи форм поведения, включая потребление пищи [361, 362, 363, 364, 365], выбор пищи [365, 366, 367, 368, 369, 370, 371] и даже потерю веса [372, 373, 374, 375]. Например, Лоуренс и др. [376] обучали участников сдерживать свои реакции на изображения нездоровых закусок (активная группа) или непродовольственных товаров (контрольная группа). После четырех тренировок они обнаружили, что по сравнению с контрольной группой люди в активной группе продемонстрировали снижение потребления энергии (на 220 ккал меньше за 24-часовой пищевой дневник) и снижение симпатии к нездоровой пище.Кроме того, участники активной группы продемонстрировали значительную потерю веса; показывающая объективно измеренную потерю веса на 0,7 кг через 2 недели и самооценку потери веса более чем на два килограмма после шестимесячного наблюдения (снижение на 2,66%).

Обсуждаемые выше парадигмы когнитивного обучения многообещающи, но в настоящее время находятся на ранних этапах тестирования. Прежде чем такие методы обучения можно будет использовать в клинических испытаниях, исследователи должны дополнительно изучить влияние различных экспериментальных протоколов с целью разработки наиболее эффективных методов обучения.Одним из аспектов обучения, который, вероятно, будет иметь важное значение для успешного изменения поведения, является эффективность обучения. Например, доля успешных торможений при тренировке торможения и точность во время тренировки смещения внимания показали умеренную эффективность [308, 375]. Чтобы установить, могут ли эффекты быть длительными, нам необходимо рассмотреть повторные сеансы тестирования, персонализированные тренировочные стимулы и сочетание тренировочных методов для одновременного уменьшения когнитивных искажений и увеличения исполнительного контроля [312, 369, 377, 378].Понимание механизмов, лежащих в основе таких эффектов, также может оказаться решающим. Например, влияние обучения торможению на потребление пищи может быть связано с обесцениванием заторможенных стимулов. Несколько исследований показали, что многократное сочетание стимула с торможением реакции может снизить симпатию к изображению или его привлекательность [371, 376]. Такая девальвация может быть результатом конфликта действий или внутренних связей между избеганием и отвращением [371, 379, 380, 381, 382].Таким образом, разработка вмешательств, которые способствуют автоматическим ассоциациям между стимулами и тенденциями к действию, может оказаться плодотворной, особенно если обучение проводится точно, персонализировано и проводится в течение нескольких сеансов. Сочетание задач когнитивной тренировки с префронтальной стимуляцией мозга — еще одно направление, заслуживающее изучения. Методы стимуляции мозга потенциально могут усиливать эффекты обучения [383], а также могут использоваться для снижения потребления пищи и тяги к еде в изоляции; эти методы обсуждаются ниже.

3.2. Нейромодуляционные вмешательства

Методы нехирургической стимуляции мозга также изучались на предмет их потенциальной пользы в снижении тяги и аддиктивного поведения за счет изменения нервной активности и повышения уровня дофамина [384,385,386,387,388]. Наиболее часто применяемыми методами стимуляции являются транскраниальная магнитная стимуляция (ТМС) и транскраниальная стимуляция постоянным током (tDCS). Эти методы используются у бодрствующих участников и обычно считаются безопасными при соблюдении рекомендованных рекомендаций [389, 390, 391, 392, 393, 394].

Использование ТМС включает доставку электромагнитных импульсов, которые проникают в череп, чтобы вызвать электрический ток в подлежащей коре и вызвать кратковременные изменения возбудимости коры. Модуляция корковой возбудимости может продолжаться вне периода стимуляции путем подачи серии импульсов, метод, известный как повторяющаяся ТМС (рТМС) [395]. Было показано, что при применении к DLPFC рТМС эффективно снижает тягу к сигаретам, алкоголю и наркотикам, особенно при многократном применении [396,397,398,399,400].DLPFC является областью, активно участвующей в тормозном контроле [401, 402, 403, 404], и стимуляция этой области может усиливать самоконтроль, возможно, за счет увеличения высвобождения дофамина в хвостатом ядре [405, 406].

Снижение тяги к веществам также было продемонстрировано при стимуляции DLPFC с помощью tDCS [114,407,408,409,410,411,412]. Использование tDCS включает подачу слабого (обычно 1–2 мА) постоянного электрического тока на кожу головы через пару электродов. Влияние tDCS на активность мозга зависит от полярности стимуляции; Считается, что анодная стимуляция увеличивает возбудимость коры за счет деполяризации нейронов, тогда как катодная стимуляция снижает возбудимость за счет гиперполяризации нейронов [413, 414, 415, 416, 417, 418].Продолжительное воздействие на мембранный потенциал в состоянии покоя было показано при более длительной стимуляции, например, 13-минутная анодная tDCS повышает двигательную возбудимость коры на срок до 90 минут [419]. По сравнению с ТМС tDCS является более слабой формой стимуляции с меньшим количеством случайных артефактов и считается более безопасной и более подходящей для надежного двойного слепого метода [387, 420, 421]. Также считается, что tDCS можно использовать для потенцирования обучения [422] и может эффективно усиливать эффекты вышеупомянутых когнитивных вмешательств [378, 423].

Эти методы стимуляции в настоящее время исследуются на предмет их способности уменьшать тягу к еде и ее потребление [424,425,426,427,428,429]. Используя rTMS для левой DLPFC, Uher et al. [430] обнаружили усиление тяги к вкусным продуктам, вызванной сигналом, в группе, которая подвергалась симуляционной стимуляции, но не в активной группе. Тем не менее, не было обнаружено никакого влияния на потребление пищи без ограничений, хотя этот результат мог быть связан с ограниченным периодом времени (5 минут), заставляющим участников обеих групп потреблять большое количество калорий.Используя аналогичную методологию, Van den Eynde et al. [431] продемонстрировали увеличение показателей тяги в фиктивной группе, но снижение показателей тяги в активной группе в выборке участников с расстройствами пищевого поведения булимического типа. Кроме того, активная рТМС была связана с уменьшением эпизодов переедания в последующие 24 часа. Однако ослепление было лишь частично успешным в этом исследовании: большинство участников правильно угадывали, получали ли они активную или фиктивную рТМС.В более позднем исследовании Barth et al. [432] использовали внутрисубъектный дизайн с улучшенным фиктивным состоянием, в котором они соответствовали воспринимаемой боли при активной рТМС с электродами на скальпе. Они обнаружили одинаковое снижение тяги к обоим состояниям и объяснили этот эффект ощущением боли, а не префронтальной стимуляцией.

Как уже упоминалось, считается, что tDCS включает более подходящее ложное состояние, особенно когда участники получают активную стимуляцию в течение короткого начального периода [420,421].При билатеральной стимуляции DLPFC с использованием tDCS Fregni et al. [433] обнаружили значительное увеличение влечения, вызванного сигналом, измеренное до и после стимуляции, в симулированном состоянии и значительное снижение, когда участники получали анодно-правую/катодно-левостороннюю стимуляцию. По сравнению с фиктивным состоянием, активная стимуляция также была связана с уменьшением потребления пищи во время фазы приема пищи без ограничений. Хотя авторы не оценивали ослепление в этом исследовании, они сообщали об одинаковой частоте возникновения легких побочных эффектов при различных состояниях.Используя тот же монтаж, Goldman et al. [424] и Lapenta et al. [426] также обнаружили такое же снижение тяги к еде, а ранний метаанализ выявил среднюю величину эффекта в пользу активной стимуляции по сравнению с ложной стимуляцией в снижении тяги [434]. Однако по мере увеличения количества исследований с использованием tDCS для изучения его влияния на тягу к еде доказательства эффективности ослабли. Более поздний метаанализ, включающий восемь экспериментов, не обнаружил влияния tDCS на тягу к еде [386], а последующие исследования, в том числе большой предварительно зарегистрированный эксперимент, также не смогли воспроизвести результаты как в отношении тяги к еде, так и ее потребления [435,436]. .

Еще одно нейромодуляционное вмешательство, заслуживающее краткого упоминания и набирающее популярность при лечении ВНС, — это обучение нейробиоуправлению фМРТ в реальном времени (rt-fMRI). Обучение нейробиоуправлению включает в себя предоставление участникам обратной связи об их нейронной реакции на определенные сигналы и указание им увеличивать или уменьшать свою реакцию, чтобы они могли получить волевой контроль над определенными областями мозга. При лечении SUD тренировка нейробиоуправления обычно включает повышение активности в контрольных областях, таких как префронтальная кора, или снижение активности в областях, связанных с тягой, таких как ACC.Например, было показано, что снижение активности в ACC с помощью нейробиоуправления rt-fMRI значительно коррелирует со снижением тяги к никотину у курильщиков [437, 438, 439]. Использование аналогичной техники с электроэнцефалографией (ЭЭГ) также показало улучшение тяги, употребления наркотиков и результатов лечения ряда различных веществ [440, 441, 442, 443]. Хотя на заре своего существования применение нейробиоуправления к потреблению пищи и ожирению уже было предложено [444, 445, 446]; недавние результаты также показали, что нейробиоуправление может быть еще одним методом снижения активности в областях, связанных с мотивацией и вознаграждением [447], и повышения активности в критических префронтальных областях, таких как DLPFC [448, 449].

3.3. Терапевтические вмешательства

Терапевтические вмешательства, такие как Анонимные переедающие и когнитивно-поведенческая терапия, используют более целостный подход к лечению ожирения. Анонимные переедающие (ОА) основаны непосредственно на 12-шаговой программе, разработанной Анонимными Алкоголиками. Организация OA продвигает центральное убеждение, что ожирение является симптомом «компульсивного переедания», которое представляет собой болезнь, похожую на зависимость, с физическими, эмоциональными и духовными компонентами [450].Люди должны признать, что компульсивное переедание не может преодолеть их сила воли, и поэтому они должны пытаться контролировать свое потребление, избегая определенных продуктов и подчиняясь «высшей силе». Как и Анонимные Алкоголики, ОА включает групповые встречи, на которых люди делятся своими чувствами и опытом. Хотя то, как эта программа влияет на результаты, неясно [53], групповые встречи могут облегчить чувство изоляции и вместо этого способствовать развитию чувства общности.Как обсуждалось ранее, из-за чувства стыда и вины, а также из-за насмешек над весом избыточный вес и ожирение связаны с предпочтением изолирующей деятельности [159]. Эта социальная изоляция может впоследствии усугубить переедание, создавая порочный круг [42, 160]. Поэтому возможно, что ОД разорвет этот цикл, создав поддерживающую и ободряющую социальную среду. Однако из-за анонимного характера ОА было проведено мало исследований его эффективности, и неясно, как именно ОА влияет на переедание и в какой степени он может это делать.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), с другой стороны, представляет собой терапевтический подход, широко основанный на исследованиях. КПТ требует, чтобы пациенты критически оценивали мысли, чувства и поведение, которые приводят к неадекватному поведению, а затем модифицировали их с помощью терапии. Эта терапия позволяет пациентам распознавать потенциальные триггеры и разрабатывать соответствующие стратегии выживания. Вмешательства КПТ были эффективны при лечении зависимостей от психоактивных веществ [451], а также продемонстрировали свой потенциал в лечении ожирения [452, 453] и BED [453, 454, 455, 456].Однако утверждалось, что успех лечения переедания и BED с помощью когнитивно-поведенческой терапии опровергает модель пищевой зависимости [30]. Модель пищевой зависимости, применяемая при ОА, требует полного отказа от так называемых триггерных продуктов, тем самым усиливая ограничения в питании, в то время как уменьшение ограничений в питании, как было показано, снижает повышенную эффективность КПТ при переедании в выборке пациентов с БН. [457]. Цель когнитивно-поведенческой терапии — заменить дисфункциональное питание более нормализованным пищевым поведением, отдавая предпочтение умеренности и гибкости, а не абсолютному ограничению.

4. Выводы

По мере того, как распространенность ожирения продолжает расти, а традиционные методы снижения веса оказываются в значительной степени безуспешными, исследователи и клиницисты начали учитывать потенциал привыкания к еде. Существует значительный объем данных, демонстрирующих сходство между наркотиками и едой, вызывающими привыкание, в путях вознаграждения и контроля в мозге и последующем поведении, таком как тяга и импульсивность. Имеются также ограниченные данные, свидетельствующие о том, что в некоторых случаях переедание соответствует физиологическим критериям зависимости от психоактивных веществ, хотя необходимы дополнительные исследования, чтобы определить достоверность этих симптомов у участников-людей.Также необходимы дополнительные исследования других поведенческих критериев, таких как социальные нарушения и повторное использование, несмотря на негативные последствия, поскольку имеющиеся на сегодняшний день данные в значительной степени анекдотичны. Однако соответствие физиологическим критериям зависимости не обязательно для диагноза DSM, а поскольку пища является разрешенным веществом, так же как кофеин, табак и алкоголь, не все критерии, связанные с SUD [23], легко трансформируются в пищевую зависимость. Тем не менее, критерий синдрома отмены при SUD был связан с клинической тяжестью, а количество симптомов, которые подтверждает человек, используется для определения общей тяжести расстройства [23].

Поскольку ряд этих критериев имеет ограниченное применение к пищевой зависимости, клинический диагноз в большинстве случаев переедания маловероятен; однако с использованием YFAS было подсчитано, что примерно 11% населения в целом соответствуют критериям «тяжелой» пищевой зависимости [38]. Следует также пояснить, что концепция пищевой зависимости не приравнивается к ожирению. Ожирение является многофакторным состоянием, определяемым генетическими, экологическими, биологическими и поведенческими компонентами.В большинстве случаев ожирение вызвано неуклонным увеличением избыточного потребления энергии и не характеризуется компульсивным влечением к потреблению пищи. Вместо этого считается, что концепция пищевой зависимости наиболее уместна для людей с BED и BN [31,32,277,278].

Несмотря на наличие значительных параллелей между употреблением психоактивных веществ и компульсивным перееданием, все еще существует некоторая озабоченность в отношении использования и обоснованности термина «пищевая зависимость», который вряд ли применим к большинству случаев [17].Существует также озабоченность по поводу использования такой терминологии в более широком социальном контексте и того, может ли этот термин принести больше вреда, чем пользы. Хотя большинство людей считают, что модель зависимости снижает индивидуальную ответственность, также утверждается, что приписывание проблемы меньшинству людей также снижает корпоративную ответственность [28, 458]. Поскольку большинство населения не будет считаться «пищевым наркоманом», на пищевую промышленность будет меньше давления с целью сократить маркетинг или продвигать более здоровые альтернативы.Точно так же любое вмешательство в окружающую среду, направленное на сокращение доступа и доступности, также может показаться менее важным в модели пищевой зависимости.

Такая терминология также имеет значение для диагностированного лица. Ожирение уже связано со значительной социальной стигматизацией [157, 158, 159, 161, 162, 163, 164], а дополнительный ярлык «наркомана», который может вызывать стереотипы о ненадежном и неполноценном человеке [459], может только усугубить проблему [460, 461, 462]. ДеПьер и др.[460] обнаружили, что когда человек был отмечен как «пищевой наркоман с ожирением», он был более стигматизирован, чем когда он получал любой ярлык изолированно («пищевой наркоман» или «ожирение»). Однако исследование, изучающее влияние модели зависимости на общественное восприятие, показало, что она на самом деле снижает стигматизацию, вину и воспринимаемую психопатологию [463, 464], предполагая, что она может быть полезна для уменьшения предубеждений, связанных с весом. «Зависимый» человек, описанный в исследовании, считался менее виноватым в своем весе.Хотя неясно, кроется ли тогда вина в биологии человека (т. е. некоторые люди склонны становиться «пищевыми наркоманами») или в индустрии, которая продолжает продвигать потенциально вызывающие зависимость продукты. Хотя это почти наверняка является комбинацией обоих элементов, демонстрация того, что определенные продукты могут вызывать привыкание, должна повысить корпоративную ответственность и давление на пищевую промышленность с целью регулирования доступности, рекламы и питательной ценности таких вкусных продуктов [9,458].

Несмотря на эти вопросы и опасения, также было признано, что для некоторых людей «пищевая зависимость» может быть наиболее подходящим диагнозом для их симптомов, и это может помочь в их лечении [34]. Таким образом, имеющиеся данные свидетельствуют о том, что некоторые люди способны испытывать аддиктивные отношения с едой, хотя большинству людей, которые компульсивно переедают, вряд ли будет поставлен такой диагноз. Рассмотрение основных причин импульсивного переедания также привело к разработке некоторых захватывающих и потенциально эффективных вмешательств.Хотя между характеристиками привыкания к еде и запрещенным веществам существуют различия, существует много параллелей, которые нельзя игнорировать. Эти параллели внесли большой вклад в наши современные знания о компульсивном переедании и возможных методах лечения. Как сходства, так и различия должны стимулировать дополнительные исследования, необходимые для определения степени и потенциального воздействия такого расстройства. До тех пор ожидается, что идея «пищевой зависимости» будет оставаться горячо обсуждаемой [14,19,20].

Симптомы пищевой зависимости

  1. Психическое здоровье
  2. Пищевая зависимость

Юлия Симкус, опубликовано 17 марта 2022 г. Сол Маклеод, доктор философии


Пищевая зависимость — это неконтролируемое потребление очень вкусных продуктов в количествах, превышающих необходимые энергетические потребности. Как и наркотики, вызывающие привыкание, вкусная пища запускает химические реакции в «контуре вознаграждения» мозга, которые вызывают чувство удовольствия и комфорта.

Подобно тому, как люди становятся зависимыми от наркотиков или алкоголя, чтобы справиться с депрессией и беспокойством, мы можем зависеть от очень вкусных продуктов для удовлетворения и снижения стресса.

Некоторые из наиболее распространенных признаков пищевой зависимости включают в себя:

  • употребление в пищу гораздо большего количества пищи, чем предполагалось,
  • продолжение употребления определенных продуктов даже после насыщения,
  • употребление пищи до состояния недомогания,
  • эмоциональное переедание,
  • тайное питание,
  • избегание определенных социальных ситуаций, в которых присутствует определенная пища, из-за боязни переедания,
  • изо всех сил стараться добыть определенные продукты,
  • проблемы с концентрацией внимания на работе или в школе из-за мысли о еде

Пищевая зависимость включает в себя ненормальное пищевое поведение, такое как чрезмерное потребление пищи или ее ограничение, а также переедание и очищение, чтобы справиться со своими негативными эмоциями.

У людей с признаками пищевой зависимости также может развиться толерантность к еде. Это означает, что даже если они продолжают есть больше, пища удовлетворяет их меньше, поэтому им требуется еще больше еды, чтобы получить чувство удовлетворения.

Исследователи из Центра пищевой науки и политики Радда при Йельском университете разработали опросник под названием Йельская шкала пищевой зависимости для оценки признаков пищевого поведения, похожего на зависимость, и выявления людей, которые, скорее всего, будут иметь пищевую зависимость.

Вопросы подпадают под восемь конкретных критериев зависимости от психоактивных веществ, определенных в DSM-IV. Критерии таковы:

  1. Вещество принимается в больших количествах и в течение более длительного периода времени, чем предполагалось.
  2. Постоянное желание или неоднократные безуспешные попытки бросить курить.
  3. Много времени/активности для получения, использования, восстановления.
  4. Отказ от важных социальных, профессиональных или развлекательных мероприятий или их сокращение.
  5. Использование продолжается, несмотря на осведомленность о неблагоприятных последствиях (например,ж., невыполнение ролевых обязательств, использование при физической опасности).
  6. Толерантность (заметное увеличение количества; заметное снижение эффекта).
  7. Характерные симптомы отмены: вещество, принимаемое для облегчения синдрома отмены.
  8. Употребление вызывает клинически значимое ухудшение состояния или дистресс

Если человек отвечает хотя бы трем из этих восьми критериев симптомов, вероятно, распознается пищевая зависимость.

Тяга к пище, несмотря на чувство сытости:

У зависимых от еды часто возникает тяга к определенным продуктам, даже если они чувствуют себя сытыми или недавно закончили сытный, питательный прием пищи.Игнорирование или удовлетворение этой тяги может быть очень сложным для пищевого наркомана.

Хотя тяга к еде — это нормально, человек с пищевой зависимостью будет поглощен этой тягой, навязчиво думая о конкретной еде и испытывая проблемы с концентрацией внимания из-за этих мыслей.

Когда еда будет получена, они будут продолжать есть до тех пор, пока не съедят ее полностью или не почувствуют себя физически больными.

Они будут придумывать оправдания, почему они должны реагировать на тягу, беспокоиться о том, что не смогут есть определенный тип пищи, и не соблюдать какие-либо правила, чтобы бросить есть определенные продукты.

Потребление большего количества пищи, чем человек может физически вынести:

Поддавшись тяге, человек с пищевой зависимостью может съесть гораздо больше, чем предполагалось, и не прекращать есть, пока потребность не будет удовлетворена. Это может привести к чрезмерной полноте и чувству вины.

Несмотря на физические, эмоциональные и социальные побочные эффекты чрезмерного потребления пищи, такие как проблемы с пищеварением, ожирение, диабет 2 типа, кариес, низкая самооценка, депрессия и изоляция, пищевой наркоман вряд ли изменит свое привычек и часто вновь прибегают к этим деструктивным действиям, чтобы вызвать чувство удовольствия.

Еда в тайне

Люди с пищевой зависимостью также склонны бороться с самоконтролем в отношении еды. Вот почему они могут избегать определенных социальных ситуаций, в которых присутствуют определенные продукты, или скрывать свое потребление определенных продуктов от других.

Многие люди с пищевой зависимостью предпочитают есть в одиночестве или поздно ночью, когда все уже спят. Они, вероятно, почувствовали бы себя смущенными или виноватыми, если бы кто-то застал их за едой.

Эмоциональное переедание

Пищевые наркоманы используют пищу, чтобы успокоить эмоции и почувствовать себя комфортно.Когда вы чувствуете скуку, эмоциональную пустоту или тревогу, еда может обеспечить это эмоциональное облегчение. Пищевой наркоман будет использовать еду как награду и есть, чтобы справиться со стрессовыми ситуациями.

Другие симптомы пищевой зависимости могут включать: нарушения сна, такие как бессонница или пересыпание; беспокойство; расстройства пищеварения; тратить значительные суммы денег на покупку определенных продуктов; снижение энергии; заболевание почек; или интенсивное ограничение пищи после переедания.

Узнайте больше: Причины пищевой зависимости

Вам нужна помощь в области психического здоровья?

США

Свяжитесь с Национальной линией спасения от самоубийств, чтобы получить поддержку и помощь от обученного консультанта.Если вы или ваш близкий находитесь в непосредственной опасности: https://suicidepreventionlifeline.org/

1-800-273-8255

UK

Свяжитесь с Samaritans для получения поддержки и помощи от обученного консультанта: https:/ /www.samaritans.org/; электронная почта [электронная почта защищена].

Доступность 24 0003

. тщательно проверяется командой квалифицированных и опытных специалистов по проверке фактов.Специалисты по проверке фактов проверяют статьи на предмет фактической точности, актуальности и своевременности. Мы полагаемся на самые актуальные и авторитетные источники, которые цитируются в тексте и перечислены внизу каждой статьи. Контент проверяется на факт после редактирования и перед публикацией.

Об авторе

Джулия Симкус учится в бакалавриате Принстонского университета по специальности психология. Она планирует получить докторскую степень в области клинической психологии после окончания Принстона в 2023 году. Джулия является соавтором двух журнальных статей, одна из которых называется «Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, и поведенческая зависимость во время пандемии COVID-19 и ограничений, связанных с COVID-19». был опубликован в Frontiers in Psychiatry в апреле 2021 года, а другой под названием «Пищевая зависимость: последние данные о клинических последствиях» будет опубликован в начале 2022 года в Handbook of Substance Misuse and Addictions: From Biology to Public Health.

Как сделать ссылку на эту статью:
Как сделать ссылку на эту статью:

Simkus, J. (2022, 17 марта). Общие симптомы пищевой зависимости . Просто психология. www.simplypsychology.org/symptoms-of-food-addiction.html

Источники

Экерн, Дж. (2017, 12 мая). Пищевая зависимость: причины, симптомы, признаки и помощь в лечении. Надежда на расстройство пищевого поведения. Получено с https://www.eatingdisorderhope.com/information/food-addiction

Gearhardt, A.Н., Корбин, В. Р., и Браунелл, К. Д. (2009). Предварительная валидация Йельской шкалы пищевой зависимости. Аппетит, 52(2), 430–436. https://doi.org/10.1016/j.appet.2008.12.003

Гудман, Б. (17 июля 2020 г.). Признаки пищевой зависимости и лечение. ВебМД. Получено с https://www.webmd.com/mental-health/eating-disorders/binge-eating-disorder/mental-health-food-addiction

Gunnars, K. (2019, 11 ноября). 8 распространенных симптомов пищевой зависимости. Линия здоровья. Получено с https://www.healthline.com/nutrition/8-симптомы-пищевой зависимости

Главная | О нас | Политика конфиденциальности | Рекламировать | Свяжитесь с нами

Контент Simply Psychology предназначен только для информационных и образовательных целей. Наш веб-сайт не предназначен для замены профессиональной медицинской консультации, диагностики или лечения.

© Simply Scholar Ltd — Все права защищены

сообщите об этом объявлении

Что такое пищевая зависимость и как может помочь бариатрическая хирургия?

Пищевая зависимость может быть столь же опасной, как пристрастие к алкоголю или наркотикам, приводя к ожирению и другим опасным для жизни состояниям, таким как диабет, болезни сердца и гипертония.

Многие выбирают бариатрическую операцию, чтобы похудеть. Но эта процедура — лишь один из компонентов контроля над своим весом. Чтобы добиться успеха, вы должны изменить свой образ жизни и получить психологическую поддержку.

Что такое пищевая зависимость?

Пищевая зависимость подобна зависимости от наркотиков и алкоголя. Употребление в пищу определенных «сверхвкусных» продуктов вызывает выброс дофамина, химического вещества, вызывающего хорошее самочувствие в нашем мозгу.

Со временем человек с пищевой зависимостью обнаружит, что ему нужно все больше и больше этих продуктов, чтобы вызвать чувство удовольствия.Наиболее распространенными продуктами, вызывающими привыкание, являются сахара, углеводы, жиры и соль. Компульсивное переедание является тесно связанным расстройством.

Если у вас есть пищевая зависимость, которая отличается от обычной тяги к еде, вы можете демонстрировать такое поведение, как:

●      Навязчивый подсчет калорий с приступами голодания и диеты

●      Еда тайно или по-другому, когда вы обедаете с другими

●      Переедание большого количества пищи за короткий промежуток времени

●      Чувство безнадежности в отношении вашей жизни из-за вашего веса

●      Чувство вины, стыда и смущения после еды

●      Неспособность прекратить есть после одного или двух укусов и переедание во время еды 

Хирургия — не быстрое решение     

Бариатрическая хирургия не является быстрым решением, и все процедуры требуют предоперационной оценки состояния здоровья, чтобы убедиться, что вы соответствуете определенным требованиям физического здоровья, таким как уровни ИМТ и потеря веса до операции.

Из-за значительных физических, эмоциональных и поведенческих изменений, сопровождающих бариатрическую хирургию, также требуется психологическая оценка.

Проведенная в течение серии сеансов оценка не только определяет ваши сильные стороны, но и выявляет проблемы с психическим здоровьем, такие как депрессия или тревога, которые могут помешать результатам бариатрической хирургии.

Консультант по психическому здоровью поможет вам составить план устранения потенциальных ловушек и установить реалистичные ожидания.Для тех, кто имеет дело с пищевой зависимостью, это может включать когнитивно-поведенческую терапию (КПТ), мотивационное руководство и даже фармацевтические препараты.

Что происходит после операции

Все операции сопровождаются послеоперационными проблемами, и бариатрическая хирургия не является исключением.

Для пациентов с пищевой зависимостью психологический риск передачи зависимости вызывает беспокойство. Возможные проблемы: 

1.  Как вы едите. Из-за изменений в вашей пищеварительной системе вам нужно будет сместить количество и время приема пищи в сторону более мелких и частых приемов пищи.Если у вас есть пищевая зависимость, ваше тело больше не может переваривать любимые продукты или привычки переедания. Это может вызвать у них демпинг-синдром. Демпинг возникает из-за изменений в желудочно-кишечном тракте и вызывает неприятные (и потенциально неприятные) симптомы, такие как:

●      Потливость и слабость или обморок

●      Нерегулярное или учащенное сердцебиение

●      Низкое кровяное давление

●      Рвота

●      Взрывной понос и судороги

2. Эмоциональные изменения. Ваше тело не только выглядит и ведет себя по-другому после операции, но необходимые изменения образа жизни могут повлиять на вашу самооценку и заставить вас бороться с давними привычками в еде. Из-за этого послеоперационное восстановление включает в себя обширный компонент психического здоровья, который помогает вам создать план для предотвращения таких проблем, как депрессия или поведенческие неудачи.

3. Передача зависимости. Пищевая зависимость, как и другие навязчивые идеи, связанные с психоактивными веществами, сопряжена с дополнительным риском передачи зависимости после исключения из рациона продуктов, которые вы когда-то страстно желали.

Ваше тело привыкло к химическому выбросу пищи и будет стремиться перевести одно навязчивое поведение в другое. В этих случаях может помочь консультирование по предотвращению новых, не менее разрушительных форм поведения, а также участие в группах поддержки, занимающихся проблемами пищевой и алкогольной зависимости. К ним относятся:

●      Анонимные Обжоры

●      Анонимные пищевые наркоманы

●      Анонимные пищевые наркоманы, выздоравливающие

●      Анонимные Алкоголики 

Бариатрическая хирургия может бороться с увеличением веса, вызванным зависимостью или компульсивным пищевым поведением.Но для того, чтобы это было успешным, вы должны быть привержены работе со своей командой хирургов и специалистов по психическому здоровью и внести рекомендуемые изменения в свои привычки в еде и образе жизни. Вместе вы сможете перенаправить эти импульсы и обнаружить, что настоящее удовольствие заключается в том, чтобы прожить долгую и здоровую жизнь.

Оставайтесь на связи

Подпишитесь, чтобы получать последние новости и тенденции в области здравоохранения, советы по здоровому образу жизни и профилактике и многое другое от Orlando Health.

Зарегистрироваться

Пищевая зависимость Голливуд, Флорида — Дэниел Бобер, D.O.

К сожалению, пищевые наркоманы редко бывают зависимы от здоровой пищи. Наиболее часто вызывающие привыкание продукты обычно имеют высокое содержание [2]

.
  • Сахар
  • Мука
  • Жир
  • Зерно
  • Соль

Когда пищевые наркоманы потребляют эти продукты, их мозг наполняется дофамином, вызывая аналогичную реакцию на употребление наркотиков или алкоголя.Области мозга, на которые воздействует вознаграждение, также реагируют на продукты с высоким содержанием углеводов и жиров точно так же, как на употребление наркотиков [1] . По мере того, как мозг становится толерантным к этим потокам дофамина, ему нужно все больше и больше пищи, чтобы испытывать тот же уровень удовлетворения, что приводит к тому, что пищевые наркоманы приобретают нездоровые привычки, такие как переедание.

Помогая вам контролировать и преодолевать поведенческую зависимость, доктор Бобер может помочь вам обрести самоконтроль, достичь своих целей и прожить более долгую и здоровую жизнь.

Негативные последствия пищевой зависимости

Когда пищевые наркоманы переедают или регулярно едят очень вкусную высококалорийную пищу, это может иметь несколько негативных последствий для их физического и эмоционального здоровья, в том числе [4]

  • Проблемы с пищеварением
  • Плохое питание
  • Хроническая усталость
  • Проблемы со сном
  • Ожирение
  • Заболевания сердца
  • Ход
  • Диабет
  • Депрессия
  • Низкая самооценка
  • Беспокойство

Несмотря на негативные побочные эффекты такого поведения, пищевые наркоманы постоянно придерживаются нездорового режима питания из-за приятных ощущений, которые они получают от этого.

Когда пищевые наркоманы проводят детоксикацию от своих любимых продуктов, они также испытывают симптомы отмены, аналогичные тем, которые проходят детоксикацию от зависимости от психоактивных веществ [5] , в том числе:

  • Сильная тяга
  • Головные боли
  • Бессонница
  • Путаница
  • Усталость

Почему развиваются пищевые зависимости?

Как и многие расстройства пищевого поведения, пищевая зависимость может развиваться из-за биологических, психологических или социальных факторов [4]​.  Пищевая зависимость также может возникать наряду с расстройством пищевого поведения. Исследование, проведенное Обществом изучения пищевого поведения , показало, что у «пищевых наркоманов» повышена распространенность компульсивного переедания, депрессии, синдрома дефицита внимания/гиперактивности и импульсивности личности [6] . Лучший способ устранить основную причину вашей зависимости — обратиться к профессиональному психиатру, такому как доктор Бобер. Во время визита он может оценить ваш уникальный случай в нашем голливудском офисе и дать полезные рекомендации.

Как работает лечение?

Как и в случае с другими зависимостями, от пищевой зависимости не существует надежного лекарства. Лечение требует напряженной работы со стороны пациента и врача. В зависимости от ваших потребностей доктор Бобер может порекомендовать: 

  • Лекарства: Некоторые лекарства могут подавлять чувства, вызывающие тягу. Как сертифицированный психиатр, доктор Бобер может назначить безопасную и эффективную дозировку, соответствующую вашим потребностям.
  • Консультация:  В некоторых случаях терапия может быть частью вашего плана лечения.Определенные методы лечения, такие как когнитивно-поведенческая терапия (КПТ), могут научить вас механизмам преодоления трудностей, чтобы вы могли лучше контролировать свои мысли и чувства, связанные с едой и едой [5] .
  • Группы поддержки: Посещая центр лечения пищевой зависимости вместе с другими пациентами, испытывающими те же трудности, вы также можете уменьшить свою склонность к перееданию, преодолеть побочные эффекты, такие как ожирение, и наслаждаться более здоровым и позитивным взглядом на жизнь [5] .

Записаться на консультацию к Dr.Бобер

Доктор Бобер — известный голливудский психиатр, сертифицированный советом директоров, который может предоставить безопасные и эффективные решения для пациентов, страдающих расстройством пищевого поведения или пищевой зависимостью. Как сторонник повышения осведомленности о психическом здоровье и зависимостях, он пользуется большим спросом у пациентов, чья повседневная жизнь и общее состояние здоровья зависят от их психического здоровья. Предоставляя инструменты , необходимые для контроля и преодоления поведенческой зависимости, доктор Бобер может помочь вам обрести самоконтроль, достичь своих целей и прожить более долгую и здоровую жизнь.Чтобы начать работу и узнать больше, позвоните нам по телефону (954) 994-1115.

10 советов, как победить пищевую зависимость

Вы сами признались в шопоголике? Вы зависимы от сладкого? Довольно распространено мнение, что сахар вызывает привыкание, точно так же, как злоупотребление психоактивными веществами или алкоголем, но так ли это на самом деле?

У меня определенно были моменты, когда мне хотелось шоколада или мне «нужно было» что-нибудь сладкое после ужина, чтобы я мог понять, что мне нужно «лекарство».

Пищевая зависимость?

В научном сообществе существует много разногласий по поводу того, вызывают ли определенные продукты зависимость, поэтому определения пищевой (или сахарной) зависимости на самом деле не существует.

В конце концов, я считаю, что на самом деле не имеет значения, какое это определение и существует ли на самом деле настоящая пищевая зависимость. Реальность такова, что еда стала гораздо более обособленной частью нашей жизни, чем просто топливом для нашего тела. Это удовольствие для нашей души, оно поднимает нас, когда мы подавлены (физически и эмоционально), мы празднуем с ним хорошие, плохие и скучные времена, и это заставляет нас чувствовать себя хорошо.

Обожаю вкус мороженого, соленых чипсов и сухариков, сыра и вина. Шоколад — это непревзойденный сенсорный опыт, и все мои любимые блюда получили указанный статус благодаря их бесспорно хорошему вкусу!

Одна из причин, по которой ученые решили включить сахар в список веществ, вызывающих зависимость, заключается в том, что он активирует в мозге путь, связанный с «вознаграждением», который также активируется наркотиками, вызывающими привыкание.Когда дело доходит до еды, нам нравится «вознаграждать» самих себя.

В моей карьере диетолога был период, когда я называл определенные продукты с высоким содержанием сахара, соли или жира «лечебными» продуктами. Это означало, что они были в порядке, время от времени, в качестве угощения, но их не следует есть каждый день. Проблема, которую я обнаружил, заключается в том, что мы живем в занятом, напряженном и часто несчастном мире, и поэтому ежедневное (или чаще) угощение — это хороший способ сбежать от нашей обыденной, депрессивной жизни.

Извините, если я звучу довольно болезненно, но до меня дошло, что называть «нездоровую» пищу «лечебной» едой может быть контрпродуктивно.Не знаю, как вас, но угощения делают меня счастливым, и мне нравится чувствовать себя счастливым так часто, как я могу.

Что, если бы здоровую пищу называли «лечебной» едой? Что, если бы мы каждый день баловали себя полезной едой, которая заставляла нас чувствовать себя хорошо, а не сожалеть и ненавидеть себя через 5 минут после того, как мы ее съели? Нездоровую пищу нельзя называть лакомством. Это действительно следует называть «иногда» едой. И лечение себя должно происходить ежедневно, но таким образом, чтобы улучшить наше физическое и эмоциональное благополучие.

А как же чувство зависимости? Что насчет тяги? А как насчет позывов к еде, перед которыми вы просто не можете устоять? Что ты должен с этим делать?

Исследования показали, что приятная на вкус пища (еда с потрясающим вкусом) действительно вызывает высвобождение дофамина (химическое вещество, вызывающее хорошее самочувствие) в мозгу. Таким образом, некоторые продукты заставляют вас чувствовать себя лучше, чем другие, просто потому, что они приятны на вкус. Из-за того, что мы предпочитаем чувствовать себя хорошо, а не плохо, мы снова активно ищем эту еду, чтобы заново испытать фактор «чувствовать себя хорошо».Это вызывает привыкание? Вероятно, нет, но, тем не менее, когда вы лечили свою печаль, стресс, разочарование и страдание едой в течение 20 лет, избавиться от этой привычки может быть трудно.

Еда в награду

Я думаю, что основная часть избавления от зависимости от сахара или других продуктов, перед которыми вы просто не можете устоять, заключается в вашем понимании вознаграждения.

У вознаграждения есть 3 различных аспекта: симпатия, приятный опыт и желание. Желание — это мотивация искать награду, чтобы испытать ее снова.Исследования показывают, что дофамин выделяется в ответ на желание. Он также выпущен таким образом, что мы испытываем «прилив» в ожидании получения награды, а не после нее.

Так что, возможно, это объясняет, почему, сидя в кафе и глядя на пирожные на витрине, желание «наградить» себя так приятно, но после того, как вы съели его, вы понимаете, что оно было переоценено. Я знаю, что определенно чувствовал это. Еда – это немедленное наслаждение. Вы хотите этого только в данный момент, а затем, как только момент проходит, вы не чувствуете, что упустили что-то, потому что он больше не прямо перед вами.

Угадайте, какие еще вещи активируют пути вознаграждения вашего мозга? Музыка, юмор, выигрыш, ожидание выигрыша, привлекательные или улыбающиеся лица, мать, узнающая своего ребенка и (моя любимая) «влюбленная». Уже один этот факт говорит о том, что еда не вызывает привыкания в том же смысле, что и наркотики, но на самом деле вызывает нормальную реакцию, которая возникает во многих приятных жизненных ситуациях.

Как это победить…

Нет быстрого решения или волшебной таблетки, чтобы вы перестали хотеть сахара или продуктов, которые вам нравятся.В конечном счете, вы жаждете того, чем регулярно кормите себя. Так что… единственный способ снизить тягу к еде — это сделать перерыв. Если вы регулярно едите что-нибудь сладкое после ужина, вполне естественно, что вам всегда хочется съесть что-нибудь сладкое после ужина. У тебя плохая привычка, вот и все. Исследования показали, что голодание по определенным продуктам не увеличивает тягу, как это происходит при настоящей наркомании, а фактически уменьшает ее.

Изменение своих привычек и поведения — тяжелая работа.Так что вам нужно подготовиться. Вот несколько советов, которые помогут вам снизить уровень сахара и контролировать свое питание.

1. Решите, что вы хотите изменить

Изменение — настоящее изменение — требует, чтобы вы отказались от одного аспекта своей жизни или поведения ради чего-то лучшего. В конце концов, вы должны решить, что похудение или изменение пищевых привычек для вас важнее, чем продукты, которым нужно отойти на второй план.

2. Четко сформулируйте, что вызывает у вас тягу

Знание того, что вызывает у вас желание определенных продуктов, поможет вам подготовиться к этим моментам до того, как они произойдут.Если вы часто едите, когда испытываете стресс, то вместо того, чтобы тянуться за плиткой шоколада, выходя из-за стола, возьмите с собой кроссовки и отправляйтесь на прогулку. Когда мне грустно и хочется поесть без причины, я принимаю душ и мою голову, что действительно помогает мне чувствовать себя намного лучше.

3. Составление плана питания

Когда речь идет об изменении пищевых привычек, очень важно готовить пищу вместе с едой. Для дальнейшего чтения и бесплатной загрузки ознакомьтесь с моей статьей «Преимущества планирования питания».

4. Найдите тактику отвлечения внимания

Это то, что вы делаете вместо своей вредной привычки в еде. Видите ли, вы не можете легко избавиться от одной привычки, не заменив ее другой. Например, если вы хотите съесть что-нибудь сладкое после ужина, попробуйте заменить десерт или шоколад ароматным травяным чаем. Если вам становится скучно в какой-то момент дня вместо того, чтобы пойти на сбор средств в офисе или купить черничный кекс, почему бы не запланировать на следующую неделю приемы пищи и занятия спортом.Возможно, вам нужно хобби. Чтобы узнать больше, ознакомьтесь с моей статьей о скучной еде.

5. Записывайте и регулярно перечитывайте свои цели

Иногда нам просто нужно напомнить, чего мы хотим больше. Если ваша цель — похудеть, запишите свои цели и повесьте их на холодильник, кладовку или зеркало в ванной, где вы сможете регулярно их видеть.

6. Не держите в доме временную еду

Это просто. Если его нет в наличии, вы не можете его есть.

7. Поддержите семью и друзей

Заручившись помощью близких вам людей, вы сможете не сбиться с пути. Нам нужно быть подотчетными кому-то, когда мы вносим жесткие коррективы в свой образ жизни. Убедитесь, что эти люди настроены позитивно и поддерживают вас, и держитесь подальше от тех, кто поддерживает нездоровую пищу.

8. Ведите пищевой дневник

Большая часть наших пищевых привычек происходит без нашего ведома. Бездумное питание — огромная проблема в нашей напряженной многозадачной жизни.Еда во время выполнения других задач часто приводит к перееданию или еде, даже если вы не голодны. Ведение дневника питания поможет вам повысить осведомленность о том, что именно вы кладете в рот, и выявить некоторые из ваших вредных привычек.

9. Исследуйте непродовольственные награды

Как я уже говорил, всем нам нравится чувствовать себя хорошо. Найдите способ вознаградить себя, не связанный с едой. Новая одежда, новая книга, стрижка или лечение, массаж… список бесконечен, так что найдите время, чтобы сесть и поработать над приятными вещами, которыми вы можете вознаградить себя и которые не увеличат вашу талию.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.