Плацебо что это значит: Около 10 тыс. добровольцев получат плацебо вместо вакцины от COVID-19 — РБК

Содержание

Около 10 тыс. добровольцев получат плацебо вместо вакцины от COVID-19 — РБК

Из 40 тыс. человек, которые примут участие в третьем этапе испытаний вакцины от COVID-19, четверть получат не сам препарат, а вещество без лечебных эффектов. Это обычная практика, для того чтобы определить эффективность препарата

Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

В ходе третьего, пострегистрационного этапа испытаний вакцины от коронавируса «Спутник V» около 10 тыс. добровольцев получат не препарат, а плацебо — вещество без явных лечебных свойств. Об этом заявил директор НИЦ имени Гамалеи, где была разработана вакцина, Александр Гинцбург.

«10 тыс. человек получат плацебо и 30 тыс. получат вакцину — 75 на 25%. Это делается, для того чтобы сравнить эпидемиологическую эффективность», — цитирует Гинцбурга ТАСС.

Video

По его словам, после окончания исследований можно будет определить, сколько людей как из числа получивших плацебо, так и из группы вакцинированных инфицировались коронавирусом или заболели. «Для того чтобы статистически все было достоверно и культурно, такие большие цифры. Такие исследования в мире проводят единицы, даже на Западе», — уточнил ученый.

Разработчик вакцины сообщил о планах испытаний на людях старше 60 лет

К исследованиям вакцины «Спутник V» перестали привлекать добровольцев. Почему это важно?

  • Ольга Дьяконова, Николай Воронин
  • Русская служба Би-би-си

Автор фото, Mikhail Metsel/TASS

Подпись к фото,

Над этической проблемой группы плацебо сейчас размышляют во всех странах, где начали исследования, а затем — массовую вакцинацию

Российский минздрав заявил, что больше не будет набирать добровольцев для клинических испытаний вакцины «Спутник V» — несмотря на то, что исследования эффективности препарата не закончены.

Официально разработчики из научного Центра имени Гамалеи объясняют это решение тем, что волонтеры испытаний «Спутника» не могут принять участие в начавшейся в стране массовой вакцинации — даже если входят в число тех, кому прививка положена в первую очередь. Таким образом, добровольцы, которые вместо настоящей прививки получили плацебо, оказываются под угрозой заражения — а в условиях пандемии это недопустимо.

В результате для испытаний «Спутника» набрали на девять тысяч волонтеров меньше, чем планировалось изначально, назвав это «изменением формата исследований».

Русская служба Би-би-си разбирается, можно ли считать это успехом препарата — или, напротив, это означает, что испытания фактически провалились?

Что случилось?

В Российском фонде прямых инвестиций (РФПИ), финансирующем «Спутник V», уточнили, что вакцину получили более 23 250 человек, а плацебо — 7750 человек.

«Набранная группа участников исследований позволяет в полной мере исследовать профиль безопасности и профилактической эффективности вакцины на длительном промежутке времени», — считают в минздраве.

В своем выступлении в среду 23 декабря глава Центра эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи Александр Гинцбург отметил, что многие из тех, кто получил плацебо в ходе исследований, сделали тест на антитела и затем привились вакциной.

Это значит, что группа плацебо в исследовании стала меньше — и, судя по всему, даже сами исследователи не могут определить, кто из получивших плацебо проверил у себя наличие антител и получил прививку. Пропорции участников исследования меняются, что может повлиять на его результаты.

Би-би-си направила в минздрав запрос с просьбой пояснить эти вопросы и ожидает ответа.

Эта ситуация затрагивает важный этический вопрос: должны ли участники группы плацебо иметь право вакцинироваться, если вакцина одобрена и началась гражданская вакцинация, или же они должны остаться в группе плацебо, не имея защиты, в интересах исследования и на благо общества?

Несмотря на «смену формата» исследований, раскрывать, кто получил вакцину, а кто — плацебо, не планируется, заявили в минздраве. Там отметили, что наблюдение за добровольцами продолжится в соответствии с протоколом и с сохранением группы плацебо в течение как минимум шести месяцев. Однако каждый участник клинического исследования имеет право покинуть его, когда он захочет.

Причины остановки набора добровольцев в группу плацебо глава центра Гамалеи Александр Гинцбург пояснил тем, что «там все доказано», а «пандемия идет, и плацебо это совсем не хорошо». Как можно трактовать его слова?

Предварительные результаты эффективности «Спутника» обнародовали в конце ноября — через неделю после второго укола ее оценили на уровне 91,4%, через 21 день — на уровне 95%. Правда, все, что у нас есть — это пресс-релизы, а научных доказательств, подтверждающих слова Гинцбурга, пока нет.

Полученные в ходе исследований промежуточные данные ученые пообещали опубликовать «в одном из ведущих международных рецензируемых медицинских журналов» — но пока это не сделано. Впрочем, как не сделано и в случае с вакциной Pfizer и BioNTech, которую уже зарегистрировали и начали применять в Великобритании, а также одобрили для экстренного применения в США, и с вакциной Moderna.

Пресс-секретарь финансирующего иследования «Спутника» РФПИ Арсений Палагин сообщил Би-би-си, что публикация планируется «скоро», и срок зависит от экспертной оценки. «Статус публикации, детали редакционного процесса и название журнала строго конфиденциальны до публикации», — сказал он.

Какие есть вопросы к «смене формата» исследования?

«Из-за того, что параллельно исследованию объявили массовую вакцинацию, полагающие, что находятся в группе плацебо, побежали себе делать прививку — а значит, начали выходить из исследования», — поясняет директор Ассоциации организаций по клиническим исследованиям (АОКИ) Светлана Завидова. В правилах вакцинации оговорено, что добровольцам, получившим плацебо, пока нельзя вакцинироваться.

Первоначальная цель исследования однозначно не будет достигнута, считает она. «Группа плацебо и так уменьшается до 7,5 тысяч человек, а какое число из нее сейчас «убежит» до окончания исследования, неизвестно», — говорит она.

Конечная точка исследования изначально устанавливалась на определении процента заболевших в течение полугода после первой дозы. «Большая часть участников до этого момента не дойдет», — говорит эксперт.

Какие-то цифры ученые получат, но достоверность этих результатов будет страдать, отмечает Завидова.

«Ситуация не нова, у нас [в России] часто, когда доктора наук что-то изобретают, то убеждают себя, что все работает, а все клинические исследования они считают «досадными помехами» на пути к пациентам, — говорит руководитель научной экспертизы венчурного фармацевтического фонда Inbio Ventures Илья Ясный. — Хотя мировая практика показывает, что здесь можно очень сильно ошибиться».

«Поскольку «Спутником» привилось уже много народу, сообщений о нежелательных реакциях особо не было, антитела вроде вырабатываются, то, наверное, посчитали, что для них достаточно доказательств безопасности и эффективности», — говорит Ясный.

Автор фото, Donat Sorokin/TASS

Подпись к фото,

Эксперты считают, что недопуск группы плацебо к вакцине, вошедшей в оборот, повлияет на доверие к исследованию

«Пропагандистская атака на «Спутник» была такой сильной, что на клинические исследования пошло меньше людей, чем ожидалось, — объясняет профессор Центра инноваций и предпринимательства Сколковского института науки и технологий Дмитрий Кулиш сложившуюся ситуацию. — Огромное количество россиян не верят в вакцину «Спутник», я отчасти виню в этом пропагандистскую машину США и Европы».

«Насколько я понимаю статистику вакцинных клинических испытаний, разница между 30 тысячами и 40 тысячами не такая большая», — говорит эксперт.

Кулиш отмечает, что сам участвует в исследовании и следит за тем, что происходит на испытаниях. По его информации, из исследования вышло не более 500 человек.

«Я вам точно говорю, что эти несколько сотен людей, вышедших из испытания, никак не влияют на коэффициент [статистической надежности]», — уверен он.

Кулиш утверждает, что в исследованиях Pfizer и Moderna тоже были люди, вышедшие из испытаний, но компании официально об этом не сообщали.

Врач-инфекционист «Медицинского центра в Коломенском» Валерий Безносенко, который участвовал в испытаниях «Спутника» и с вероятностью 95% получил плацебо (антител не появилось), в беседе с Би-би-си сказал, что идти прививаться не собирается.

«Я так не делал, понимая, что может быть 5-процентная вероятность, что введенная вакцина не сработала», — говорит он. Эта вероятность есть, если имеются антитела к аденовирусу и происходит нейтрализация вектора.

На вопрос о том, как он себя чувствует, оставшись незащищенным будучи врачом, Безносенко отвечает, что был готов к такому варианту: «Я сразу принял для себя решение, что вне зависимости от того, получу я вакцину или плацебо, я буду принимать все противоэпидемиологические меры предосторожности».

На Западе испытания вакцин проходят через независимые комитеты, которые дают рекомендации исследователям и спонсорам относительно промежуточных результатов, говорит в беседе с Би-би-си профессор вирусологии Лондонской школы гигиены и тропической медицины Стивен Эванс.

В России роль этого комитета исполняет минздрав.

«Если доступность вакцины в России такова, что любой может получить ее вне испытания, понятно, что придется прекратить набор участников, но они [исследователи] будут продолжать наблюдение за людьми», — поясняет Эванс.

«Растягивание набора в клиническое исследование значит затягивание сроков самого исследования, — поясняет Безносенко. По его словам, исследователи вакцины не хотят затягивать сроки.

С другой стороны, сокращение числа участников по сравнению с ранее заявленным числом снижает доверие к самому клиническому исследованию, признает врач.

Что за «проблема плацебо»?

Двойное слепое рандомизированное плацебо-контролируемое исследование является «золотым стандартом» в научных исследованиях.

Разделение на две группы, из которых одна получает вакцину, а другая (контрольная) — плацебо, и при этом никто, включая ученых, не знает, кто в какой группе, позволяет получить максимально достоверные результаты.

В таком исследовании участники распределяются рандомно, вне зависимости от какого-либо признака. Считается, что так исключается влияние какого-либо признака — например, возраста или пола.

Споры о том, этично ли проводить плацебо-контролируемые исследования при наличии безопасной вакцины, ведутся уже давно. В 2013 году ВОЗ сформулировала свою точку зрения по этому вопросу. Если вакцины против болезни еще не существует, то самым распространенным сценарием исследования становится плацебо-контролируемое исследование, считает ВОЗ.

В конце лета, когда началась третья фаза исследований «Спутника», вакцина уже была зарегистрирована, но в массовый оборот не поступила.

Согласно мнению экспертов ВОЗ, использование плацебо допустимо, когда эффективной вакцины не существует, а также когда исследуемая вакцина предназначена для вакцинации той популяции, на которой будет проводиться тестирование вакцины.

Использование плацебо, по мнению ВОЗ, «явно недопустимо», когда существует эффективная (или частично эффективная) и безопасная вакцина и к ней есть доступ у системы здравоохранения той страны, в которой проводятся испытания, а также, если есть риск, что участники не смогут получить исследуемую вакцину — риск, который невозможно снизить «должным образом».

«Иногда использование плацебо может быть оправдано даже в том случае, когда введение [добровольцам] плацебо вместо разработанной вакцины с уже доказанной эффективностью (или отложенное введение такой вакцины) может повышать уровень риска», — считают в ВОЗ.

Таким образом, вакцину «Спутник», по нормам ВОЗ, действительно нужно было исследовать с группой плацебо в начале испытаний. Однако с началом массовой вакцинации (которую массовой можно назвать только в Москве) возникает все больше вопросов к этичности набора добровольцев, которые могут попасть в группу плацебо.

«С одной стороны, надо исследование проводить в интересах остальных людей, а с другой стороны, интересы участников исследования не должны нарушаться», — разъясняет Илья Ясный.

«Включение группы плацебо в клинические испытания вакцин — это в принципе было крайне необычным и рискованным решением российского регулятора [минздрава]», — считает Дмитрий Кулиш.

По его словам, обычно клинические испытания вакцин проводятся без группы плацебо по той причине, что «давая пациенту плацебо, мы подвергаем его жизнь риску».

«А поскольку в вакцинных испытаниях в большинстве случаев очень легко понять, в группе плацебо он или нет, мы подвергаем его тяжелейшим морально-этическим мучениям, и это очень неэтично», — говорит эксперт.

Значит ли это, что вакцину не одобрит ВОЗ?

«Само по себе раннее прекращение набора добровольцев не повлияет на оценку ВОЗ, — считает профессор вирусологии Стивен Эванс. — Важнее будет продемонстрировать, что все процедуры исследования выполнены в соответствии с научными стандартами».

Вакцина удовлетворяет требованиям ВОЗ, считает Дмитрий Кулиш. С ними не согласен Илья Ясный, который считает, что «Спутник» перестал соответствовать западным стандартам еще на этапе доклинических исследований. «С таким протоколом, как у «Спутника», достоверных результатов ожидать в принципе не приходится, там очень субъективная оценка», — поясняет он.

Все исследования вакцины были проведены не в соответствии с современными научными методиками, говорит Ясный. По его словам, Турция, отказавшись от российской вакцины, сослалась именно на то, что результаты доклинических исследований проводили не в соответствии с надлежащей лабораторной практикой.

«У нас эти правила приняты и обязательны к выполнению, но у нас нет таких лабораторий, которые могут полный цикл таких исследований проводить», — рассказывает эксперт.

Автор фото, Mikhail Metsel/TASS

Подпись к фото,

Если предоставленные разработчиками вакцины данные будут в порядке, ее могут одобрить в ВОЗ, считают эксперты

«Чтобы сделать вакцину, на которую будут смотреть на Западе, нужно все переделать с самого начала, начиная с исследований на животных и заканчивая производством и клиническими исследованиями», — утверждает Ясный. «Ее точно никогда не одобрят в нынешнем виде в Европе и США», — считает он.

Кулиш говорит, что на этапе доклинических исследований данные «Спутника» не соответствовали нормам Европейского агентства лекарственных средств (EMA), потому что там не было выполнено несколько, по мнению эксперта, «бессмысленных» тестов, которые требуют в Европе, но не требуют в России. «По моей информации, эти тесты ВОЗ не требует», — говорит эксперт.

Пока применение «Спутника» одобрили только в Беларуси и Аргентине. В последней на днях уже заявили о начале массовой вакцинации.

Глава РФПИ Кирилл Дмитриев сообщал, что 22 октября РФПИ подал заявку на одобрение препарата ЕМА. Производители «Спутника» все еще обсуждают возможности сотрудничества с ЕМА, сообщали в пресс-службе агентства 11 декабря.

Улучшить ситуацию и повысить доверие к российской вакцине может совместная разработка комбинированной вакцины с британской Astrazeneca, считают эксперты. В компании 11 декабря заявили о проведении исследования по оценке безопасности и иммуногенности комбинированного применения вакцины AZD1222 и «Спутника».

Обе вакцины созданы на основе аденовирусных векторов, в которые встроен шиповидный белок вируса — это новая и никогда ранее не использовавшаяся в таких масштабах технология.

Проблема не только в России

Сохранять плацебо-группу при условии, что есть вакцина, которую считают эффективной, действительно неэтично, согласен Илья Ясный. «Это большая проблема во всем мире, Pfizer сейчас продумывает варианты, как продолжить исследование и собирать долговременную информацию о пациентах», — говорит он. Для оценки этой информации нужно минимум шесть месяцев, напоминает эксперт.

Делать исследования вакцин от коронавируса с группой плацебо настоял американский регулятор FDA, поясняет Кулиш, а «поскольку цель [разработчиков «Спутника»] — продемонстрировать, что «Спутник» идентичен американским и британским вакцинам, российский регулятор на это согласился».

Проблема с группой плацебо, по его словам, возникала и при исследованиях вакцины Pfizer в Германии — там участники исследований по симптомам поняли, что им ввели плацебо и обращались с вопросами о том, что им делать, если они не защищены.

«Во многом считается, что FDA пошла на беспрецедентно раннюю регистрацию вакцин с нарушением всех своих прежних правил из-за проблемы с плацебо», — говорит Кулиш.

На днях эксперты рекомендовали FDA одобрить для использования в США вакцину Moderna. Вакцина Pfizer уже получила в стране разрешение на экстренное использование, в компании обещают произвести 50 млн доз в этом году.

Американская компания Moderna предложила «расслепить» исследование и предложить вакцину тем, кто получил плацебо. На это действие руководителям исследований нужно будет получить разрешение от регулирующих органов.

Pfizer уже обратилась в FDA за разрешением отменить слепое исследование и дать добровольцам, получившим плацебо, возможность получить вакцину.

В этом вопросе есть одна загвоздка, пишет издание Science. Учитывая ограниченное число доз вакцины, власти США, как и других стран, требуют делать прививки сначала самым уязвимым группам населения. Pfizer планирует следовать этому правилу, сначала «расслепляя» только добровольцев из приоритетных групп. Так же планирует поступить со своими плацебо-группами и AstraZeneca в Великобритании.

«Трое моих сотрудников участвуют в Оксфордском (совместном с AstraZeneca — Би-би-си) испытании, им пообещали, что когда раскодируют слепое исследование, они будут немедленно проинформированы и им будет предоставлена вакцина в приоритетном порядке», — рассказал в беседе с Би-би-си профессор вирусологии Лондонской школы гигиены и тропической медицины Брендан Рен.

Участникам рандомизированных контролируемых исследований нужно объяснять, что исследование проводится для блага общества, а не их личной пользы, заявил в своем докладе заместитель главы отдела клинических и трансляционных исследований, профессор эпидемиологии, здоровья населения и медицины Стэнфордского университета доктор Стивен Гудман.

Он добавил, что если участников лишить вакцины во имя науки и общества, многие потеряют доверие к исследованию или выйдут из него, отказавшись от наблюдения за собой. Они могут захотеть привиться другой доступной вакциной — а о безопасности и эффективности комбинаций вакцин пока ничего не известно, поясняет Гудман.

Организаторы исследования не должны ограничивать возможность вакцинации участника группы плацебо, если он получил доступ к вакцине. Этот участник также может самостоятельно «расслепить» себя, сделав тест, отметил Гудман.

Принятие решений в вопросах этики осложняется тем, что контекст ситуации быстро меняется и зависит от количества данных об эффективности вакцины, ее доступности для отдельно взятого человека, пояснил ученый. По его словам, выбор здесь не между «верным» и «неверным» решением, а между различными «верными» вариантами, под каждый из которых можно привести разную морально-этическую базу.

Вопросы и ответы

Что такое клинические исследования?

Клиническое исследование – научное исследование с участием здоровых добровольцев или пациентов, которое проводится для оценки эффективности и безопасности лекарственного препарата. Клиническое исследование является одним из самых важных способов проверить и доказать эффективность и безопасность нового препарата.

Клинические исследования проводятся с соблюдением специальных международных правил надлежащей клинической практики или GCP.

«Good Clinical Practice»- международный стандарт проведения клинических исследований. Российским аналогом GCP является ГОСТ Р 52379-2005 «Надлежащая клиническая практика».

Соответствие исследования этому стандарту говорит о публичном соблюдении:

  • прав участников исследования
  • правил по обеспечению их безопасности
  • стремления к ненанесению вреда
  • требований к достоверности исследований

Эти правила были инициированы в Хельсинкской декларации («Declaration of Helsinki») Международной конференции по гармонизации («International Conference on Harmonization», ICH).

Следование этим правилам — это подтверждение того, что права пациентов, участвующих в исследовании, защищены, а результаты исследования – верны и достоверны.

Клинические исследования являются неотъемлемой частью разработки новых медицинских препаратов. Исследования дают возможность получить информацию о том, насколько новый препарат эффективен, какие у него побочные эффекты и насколько они опасны для здоровья и жизни человека.

Только после того, как клинические исследования завершены и проанализированы их результаты, фармацевтическая или биотехнологическая компания, проводившая исследования, может подать заявку в государственный орган на регистрацию препарата. Ни один лекарственный препарат не может быть выведен на рынок, если он не прошел этап клинических исследований. Обычно проводится 3 этапа клинических испытаний:

  • I фаза
  • II фаза
  • III фаза

В зависимости от результатов исследований заявка на регистрацию может быть отклонена или одобрена. Препарату будет отказано в регистрации, если он оказался недостаточно эффективным или безопасным. Однако даже в этом случае результаты исследований имеют большое значение для людей. Благодаря им, ученые смогут лучше понять заболевание и двигаться дальше в поиске эффективных и безопасных методов лечения. Если же результаты исследований подтверждают эффективность и безопасность препарата, он будет зарегистрирован, и врачи смогут его назначать своим пациентам.

Что такое программа (протокол) исследования?

Все клинические исследования основываются на своде правил, называемом протоколом. Протокол описывает типы людей, которые могут принимать участие в исследовании, расписание тестов, процедур, приема препаратов и дозировок, а также длительности исследования. Пока пациенты участвуют в клиническом исследовании, они регулярно наблюдаются исследовательским персоналом для контроля за состоянием их здоровья, безопасностью и эффективностью лечения.

Что такое этапы (фазы) клинического исследования?

Клинические исследования экспериментальных лекарственных средств проходят четыре этапа (фазы).

На первом этапе (1 фаза) клинического исследования исследователи изучают новое лекарство или метод лечения на небольшой группе людей (20-80 человек), для того чтобы сначала определить его безопасность, установить интервал безопасных доз и идентифицировать побочные эффекты.

На втором этапе (II фаза) изучаемое лекарство или метод лечения назначается большей группе людей (100-300 человек), с целью убедиться, является ли оно эффективным, а также для дальнейшей проверки его безопасности.

На третьем этапе (III фаза) изучаемое лекарство или метод лечения назначается еще большим группам людей (1000-3000 человек) для подтверждения эффективности и безопасности, контроля побочных эффектов, а также для сравнения с часто используемыми препаратами и методами лечения, накопления информации, которая позволит использовать это лекарство или метод лечения безопасно. На основании данных III фазы клинических исследований принимается решение о возможности государственной регистрации лекарственного средства.

Четвертый этап (IV фаза) исследований проводится после того, как лекарство или метод лечения были разрешены для применения Министерством здравоохранения РФ. Эти исследования продолжают тестирование изучаемого препарата или метода лечения с целью дальнейшего сбора информации о его воздействии на различные группы людей и выявлении любых побочных эффектов, проявляющихся при длительном использовании.

Кроме того, существуют исследования биоэквивалентности — исследования для доказательства идентичности оригинального препарата и препарата-дженерика. Дженериками называются лекарственные средства, обладающие доказанной биоэквивалентностью и терапевтической взаимозаменяемостью с оригинальным препаратом аналогичного состава, на который истек срок патентной защиты. Цена на дженерики значительно ниже, чем на оригинальные препараты, при этом дженерики не отличаются от оригинальных средств по эффективности и безопасности и производятся в строгом соответствии с установленными регламентами и стандартами качества.

Что такое информированное согласие?

Информированное согласие — это процесс, позволяющий пациенту свободно подтвердить собственную волю (согласие) участвовать в конкретном исследовании. Перед тем, как подтвердить свое согласие, Вы должны быть проинформированы обо всех аспектах клинического испытания, которые могут оказать влияние на Ваше решение принимать участие в исследовании. Чтобы зафиксировать факт согласия, участник исследования должен подписать и датировать документ, который называется Формой информированного согласия.

Эта форма дает следующую информацию:

  • цели настоящего клинического исследования,
  • виды лечения, которые предполагается использовать в исследовании,
  • вероятность случайного распределения пациентов между различными видами лечения,
  • процедуры, которые Вам предстоит пройти,
  • ваши обязанности как участника исследования,
  • ожидаемая продолжительность участия в исследовании,
  • приблизительное количество пациентов, которое планируется включить в исследование,
  • возможный риск и неудобства,
  • ожидаемая польза,
  • другие доступные методы лечения, их преимущества и недостатки,
  • компенсация и лечение, которые могут быть предоставлены, если Вашему здоровью будет нанесен ущерб вследствие участия в клиническом испытании,
  • ваше право отказаться от участия как до начала, так и в процессе исследования без изменения отношения к Вам со стороны медицинского персонала,
  • информация, которая позволяет идентифицировать участников исследования, будет оставаться конфиденциальной, Ваше имя не будет указано при публикации результатов исследования,
  • вы будете незамедлительно информированы о появлении новых данных по безопасности препарата, которые могли бы повлиять на Ваше согласие продолжать участие в исследовании,
  • имена и телефоны контактных лиц, к которым Вы можете обратиться по всем вопросам, связанным с исследованием.

Если Вы предполагаете участвовать в исследовании, то исследовательский персонал обязан дать Вам форму информированного согласия, включающую детали исследования. Если русский язык для Вас не родной. Вы можете попросить документы информированного согласия на Вашем родном языке. Прежде чем Вы примете решение участвовать в клиническом исследовании, Вы должны задать все вопросы, которые у Вас возникли по исследованию и форме подтверждения согласия (письменно или устно).

Также Вы можете взять форму информированного согласия с собой домой для обсуждения этих документов с членами Вашей семьи, родственниками и друзьями. Разговор о Вашем осознанном выборе поможет чувствовать себя более комфортно и уверенно при принятии решения. Если Вы решили принять участие в клиническом исследовании, удостоверьтесь, что Вы взяли подписанную и датированную копию формы информированного согласия и что Вы сможете просмотреть их в любое время.

Запомните, что информированное согласие — это больше чем подписанный документ. Это не просто Ваша роспись. Это — процесс, который продолжается на протяжении всего исследования.

Вы не должны стесняться задавать вопросы исследователям до, во время и после исследования.

Кто может участвовать в клиническом исследовании?

Все клинические исследования имеют правила, в которых описывается, кто может принять в них участие. Эти правила основываются на таких факторах, как возраст, вид болезни, история заболевания и настоящее состояние здоровья. Прежде чем Вы примете участие в клиническом исследовании, Вы должны подходить для этого исследования. Некоторые исследования нуждаются в добровольцах с заболеваниями или определенными состояниями, в других же требуются здоровые добровольцы. Здоровые добровольцы принимают участие в первой фазе исследований, изучении вакцин и профилактических исследованиях, проводимых у взрослых и детей.

Факторы, позволяющие Вам участвовать в исследовании, называются критериями включения, факторы, не позволяющие Вам участвовать в исследовании - критериями невключения. Важно заметить, что критерии включения и невключения не используются, для того чтобы отказать людям персонально. Напротив, эти критерии применяются для выявления подходящих участников и обеспечения их безопасности. Критерии помогают исследователям ответить на вопросы, запланированные в исследовании.

Кто заказывает (спонсирует) клиническое исследование?

Клинические исследования могут заказываться (спонсироваться) Правительством, Министерством Здравоохранения, медицинскими учреждениями, научно-исследовательскими институтами, фармацевтическими компаниями, индивидуальными врачами-исследователями. Исследования могут проводиться в больницах, поликлиниках, медицинских институтах и клиниках.

Что же происходит во время клинического исследования?

Процесс клинического исследования, в котором Вы принимаете участие, зависит от типа исследования. Исследовательский коллектив состоит из докторов, медсестер и социальных работников. В начале исследования они проверяют состояние Вашего здоровья, дают Вам специальные инструкции, затем тщательно наблюдают за Вами во время исследования, а также контактируют с Вами после завершения исследования.

Некоторые клинические исследования включают большее количество анализов и врачебных осмотров, чем обычно это требуется для Вашего заболевания или состояния. При всех типах исследований Вы будете работать с исследовательским коллективом. Ваше участие будет наиболее успешным, если Вы будете тщательно следовать протоколу и контактировать с исследовательским персоналом. Определения некоторых терминов, приведенных ниже, помогут Вам понять, что происходит в исследовании.

Что такое плацебо?

Плацебо — это неактивное вещество (таблетка, жидкость, порошок), которое не имеет лечебного эффекта. В клинических исследованиях экспериментальные виды лечения часто сравниваются с плацебо для оценки эффективности лечения. Вы должны знать о вероятности случайного распределения видов лечения среди пациентов.

Что такое контрольная группа?

Контрольная группа — это стандарт, с помощью которого оцениваются экспериментальные наблюдения. Во многих клинических исследованиях одной из групп пациентов назначается экспериментальное лекарство или лечение, в то время как в контрольной группе назначается стандартное лечение болезни или плацебо.

Что такое «слепое» или «замаскированное» исследование?

«Слепое» или «замаскированное» исследование - исследование, при котором участники (пациенты) не знают, в экспериментальной или контрольной группе они находятся.

Что такое «двойное слепое» или «двойное замаскированное» исследование?

Термин «двойное слепое» или «двойное замаскированное» означает исследование, в котором ни участники (пациенты), ни персонал не знают, кто получает экспериментальное, а кто – стандартное лечение или плацебо. Эти исследования проводятся для того, чтобы ожидания пациентов и врачей от экспериментального препарата не повлияли на исход лечения.

Что такое побочный эффект препарата и неблагоприятная реакция?

Побочный эффект — это любое нежелательное действие или воздействие лекарства или лечения. Негативное или побочное действие может включать головную боль, тошноту, слабость, раздражение кожи или другие физические проблемы. Экспериментальное лечение должно оцениваться как по немедленным, так и по отсроченным побочным эффектам.

Какие преимущества и опасности (риски) существуют при участии в клиническом исследовании?

Существуют как преимущества, так и риски, связанные с участием в клиническом исследовании. Участвуя в клиническом исследовании, Вы, возможно, сможете:

  • принять активное участие в заботе о собственном здоровье,
  • получить доступ к новым видам лечения, которые не доступны для других членов общества,
  • получить профессиональную медицинскую помощь в ведущих медицинских учреждениях и у ведущих специалистов, также Вам станут доступны дополнительные методы диагностики, обследования,
  • помочь другим пациентам.

Клинические исследования имеют следующие опасности (риски):

  • могут быть побочные эффекты при применении лекарственных средств,
  • лечение может оказаться неэффективным для Вас,
  • программа (протокол) исследования может занять у Вас много времени (визиты в исследовательский центр, лечение),
  • режимы дозирования могут быть более сложными, чем при стандартном лечении.

Гинцбург: заразившиеся коронавирусом после вакцинации москвичи могли получить плацебо — Общество

МОСКВА, 19 декабря. /ТАСС/. Большая часть москвичей, заразившихся коронавирусом после вакцинации, получила плацебо, считает глава разработавшего вакцину «Спутник V» Центра им. Гамалеи Александр Гинцбург.

Ранее власти Москвы сообщили, что из более чем 20 тыс. привитых в рамках пострегистрационных испытаний заразились 273 человека.

«Я более чем уверен, что большая часть из тех 270 <…> — это из группы плацебо. Сейчас заболевание коронавирусом, как мы с вами знаем, поголовное, да, не исключено, что этим людям просто-таки не повезло и они не успели получить вторую вакцинацию», — сказал Гинцбург в интервью для фильма Наили Аскер-заде «Опасный вирус. Первый год», показанного в субботу на телеканале «Россия-1».

Как рассказывал заместитель директора центра им. Гамалеи по научной работе, член-корреспондент РАН Денис Логунов, участники исследований смогут узнать, что было им введено — вакцина или плацебо, только после окончания испытаний. Гинцбург отметил, что последние добровольцы из 40 тыс. человек могут быть привиты к концу января 2021 года.

Иммунитет к инфекции

Гинцбург сообщил, что вакцинация от коронавируса может не давать защиту людям с проблемами с иммунитетом или из-за стрессового состояния, возникшего в процессе.

«Абсолютной защиты ни одна вакцина не гарантирует. Оставшиеся 5% — это те люди, которые по какой-то причине не ответили образованием антител и естественных клеток памяти на введение вакцинного препарата. Это состояния, когда или у человека исходное иммунодефицитное состояние бывает, или в процессе вакцинации было стрессовое состояние», — сказал он.

Гинцбург отметил, что в таком случае необходим анализ врача или же повторение вакцинации.

Вакцинация в России

Гинцбург считает, что до 80% россиян могут быть привиты от коронавируса к осени 2021 года, это позволит считать инфекцию вакциноуправляемой.

«Если в месяц, а это вполне реально для нашего внутреннего потребления, наше производство будет выпускать 5-6 млн доз вакцины, то к концу осени 2021 года мы должны провакцинировать 70-80% нашего населения, то есть, данное заболевание будет вакциноуправляемым», — сказал он.

Ранее Гинцбург сообщал, что полностью избавиться от нового коронавируса не представляется возможным, так как он передается не только от человека к человеку, носителями могут быть и животные. По его словам, единственный способ борьбы с вирусом — сделать его вакциноуправляемым. После чего следует включить вакцину от коронавируса в национальный календарь прививок для дальнейшей защиты населения.

Глава Центра им. Гамалеи сообщил, что вакцина «Спутник V» обеспечит иммунитетом к инфекции на срок более двух лет.

«Вакцина «Спутник V» будет создавать иммунитет на два и более года, будет нас защищать. Сколько времени будут нас защищать вакцины, созданные на основе РНК-векторов, это никому не известно», — сказал он.

Гинцбург также рассказал, что сохранил антитела к коронавирусу спустя восемь месяцев после вакцинации.

«Я действительно поддался общей тенденции, которая в последнее время всех, кто провакцинировался раньше, охватила, — проверять свой уровень антител. И могу вам доложить, что если я 30 марта вакцинировался, то восемь месяцев без одной недели, да, у меня титр антител остался <…> тот, который у меня был на третью неделю после второй вакцинации. То есть он сохранился», — сказал он.

PLACEBO — Перевод на русский

And yet, repeatedly, you consistently see people doing trials still against placebo.

Несмотря на это мы постоянно видим, что испытания делают, по-прежнему сравнивая с плацебо.

The placebo effect is one of the most fascinating things in the whole of medicine.

Эффект плацебо – один из наиболее интересных в медицине.

Someone was actually suggesting that you can take this concept further, and actually produce placebo education.

Он предложил развить этот концепт далее и и фактически создать плацебо-образование.

I mean, look, it doesn’t take a double-blind, placebo-controlled study to figure out what makes a marriage not work.

К чему двойное слепое плацебо-контролируемое исследование для понимания того, из-за чего распадаются браки?

And of course, also there’s the placebo effect.

И, конечно, также есть эффект плацебо.

Минздрав разрешил поменять формат испытаний вакцины «Спутник V»

https://ria.ru/20201223/vaktsina-1590533073.html

Минздрав разрешил поменять формат испытаний вакцины «Спутник V»

Минздрав разрешил поменять формат испытаний вакцины «Спутник V» — РИА Новости, 23.12.2020

Минздрав разрешил поменять формат испытаний вакцины «Спутник V»

Добровольцам, участвующим в испытаниях российской вакцины от коронавируса «Спутник V», больше не будут вводить плацебо, только сам препарат. Об этом РИА Новости РИА Новости, 23.12.2020

2020-12-23T12:10

2020-12-23T12:10

2020-12-23T15:21

распространение коронавируса

здоровье — общество

нии им. гамалеи (национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени почетного академика н.ф.гамалеи)

александр гинцбург

россия

коронавирус covid-19

коронавирус в россии

вакцина «спутник v»

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/0c/0f/1589334254_0:300:2726:1833_1920x0_80_0_0_eacca96aff29297d3ef28789ba298960.jpg

МОСКВА, 23 дек — РИА Новости. Добровольцам, участвующим в испытаниях российской вакцины от коронавируса «Спутник V», больше не будут вводить плацебо, только сам препарат. Об этом РИА Новости сообщил директор Национального исследовательского центра имена Н. Ф. Гамалеи Александр Гинцбург.По его словам, многие из тех, кто получил плацебо, узнали это после анализов и потом привились самой вакциной, чтобы быть защищенными от заражения. «Спутник V» стал первой в мире зарегистрированной вакциной для профилактики COVID-19. Его разработали на основе хорошо изученной платформы вектора аденовируса человека в Центре академика Гамалеи при поддержке РФПИ.Летом препарат успешно прошел две стадии исследований на добровольцах в возрасте от 18 до 60 лет, у которых в итоге сформировались иммунный ответ и антитела к SARS-CoV-2. Пострегистрационная фаза испытаний стартовала в сентябре. Помимо России, исследования проводят в ОАЭ, Венесуэле и Белоруссии.Всего в тестах участвуют десятки тысяч человек, в том числе пожилые и из групп риска. После третьего промежуточного анализа данных исследований «Спутник V» показал более чем 91%-ную эффективность, причем против тяжелых случаев COVID-19 этот показатель достиг 100%.В начале декабря в России стартовала гражданская вакцинация от коронавируса, партии препарата поставили во все регионы. Запись открыта на две недели вперед.Пока что сделать прививку могут сотрудники сферы образования, здравоохранения, городских соцслужб в возрасте от 18 до 60 лет, не имеющие хронических заболеваний и не участвовавшие в испытаниях вакцины, а также работники МФЦ, учреждений культуры, предприятий торговли и сферы услуг, транспорта, энергетики, промышленности и сотрудники средств массовой информации. По мере поступления препарата список категорий граждан будут расширять. Беременным и кормящим вакцинация противопоказана.

https://ria.ru/20201217/vaktsina-1589774106.html

россия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2020

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdnn21.img.ria.ru/images/07e4/0c/0f/1589334254_0:4:2726:2048_1920x0_80_0_0_d3e97cc55aa3bd6de47c2d9b04d66663.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

здоровье — общество, нии им. гамалеи (национальный исследовательский центр эпидемиологии и микробиологии имени почетного академика н.ф.гамалеи), александр гинцбург, россия, коронавирус covid-19, коронавирус в россии, вакцина «спутник v»

МОСКВА, 23 дек — РИА Новости. Добровольцам, участвующим в испытаниях российской вакцины от коронавируса «Спутник V», больше не будут вводить плацебо, только сам препарат. Об этом РИА Новости сообщил директор Национального исследовательского центра имена Н. Ф. Гамалеи Александр Гинцбург.

«Минздрав разрешил остановить, кажется, на вчерашний или на сегодняшний день, набор (добровольцев. — Прим. ред.) в связи с тем, что там все доказано, а пандемия идет, и плацебо это совсем нехорошо. <…> Я бы выявил сейчас тех, кто получил плацебо и привил, но позволит ли это регуляторика, пока не понятно», — объяснил ученый.

По его словам, многие из тех, кто получил плацебо, узнали это после анализов и потом привились самой вакциной, чтобы быть защищенными от заражения.

«Спутник V» стал первой в мире зарегистрированной вакциной для профилактики COVID-19. Его разработали на основе хорошо изученной платформы вектора аденовируса человека в Центре академика Гамалеи при поддержке РФПИ.Летом препарат успешно прошел две стадии исследований на добровольцах в возрасте от 18 до 60 лет, у которых в итоге сформировались иммунный ответ и антитела к SARS-CoV-2. Пострегистрационная фаза испытаний стартовала в сентябре. Помимо России, исследования проводят в ОАЭ, Венесуэле и Белоруссии.17 декабря 2020, 18:27РФПИ против Covid 19Глава РФПИ рассказал о создании «лайт-вакцины» от коронавируса

Всего в тестах участвуют десятки тысяч человек, в том числе пожилые и из групп риска. После третьего промежуточного анализа данных исследований «Спутник V» показал более чем 91%-ную эффективность, причем против тяжелых случаев COVID-19 этот показатель достиг 100%.

В начале декабря в России стартовала гражданская вакцинация от коронавируса, партии препарата поставили во все регионы. Запись открыта на две недели вперед.

Пока что сделать прививку могут сотрудники сферы образования, здравоохранения, городских соцслужб в возрасте от 18 до 60 лет, не имеющие хронических заболеваний и не участвовавшие в испытаниях вакцины, а также работники МФЦ, учреждений культуры, предприятий торговли и сферы услуг, транспорта, энергетики, промышленности и сотрудники средств массовой информации. По мере поступления препарата список категорий граждан будут расширять. Беременным и кормящим вакцинация противопоказана.

Действенность, эффективность и уровень защиты вакцины

Данная статья публикуется в рамках серии публикаций ВОЗ «Все о вакцинах», посвященной различным аспектам создания и применения вакцин. В серии публикаций ВОЗ «Все о вакцинах» вы узнаете о том, как действуют вакцины, как их производят и как обеспечивается их безопасность и справедливое распределение.

Доказано, что вакцины против COVID-19 безопасны, эффективны и могут спасти жизнь. Как и любые другие вакцины, они не гарантируют полной защиты, и пока неизвестно, в какой степени они позволяют предотвратить передачу вируса привитыми людьми окружающим. Поэтому, помимо вакцинации, для борьбы с пандемией мы должны продолжать соблюдать остальные профилактические меры.

Эффективность вакцины в контролируемых и реальных условиях

Все вакцины против COVID-19, одобренные ВОЗ для применения в условиях чрезвычайной ситуации, прошли рандомизированные клинические испытания, в ходе которых были проверены их качество, безопасность и эффективность. Для получения одобрения вакцина должна продемонстрировать высокие показатели эффективности на уровне не ниже 50% в ходе контролируемых испытаний. После одобрения вакцин их безопасность и эффективность в реальных условиях являются объектом непрерывного мониторинга. Но в чем разница между эффективностью в контролируемых и реальных условиях?

Эффективность вакцины в контролируемых условиях клинических испытаний измеряется путем сравнения количества людей, которые получили вакцину и у которых наступил т.н. «интересующий исход» (как правило, заболевание), с количеством людей, получивших плацебо (фиктивную вакцину), у которых наступил тот же исход. По завершении исследования сравнивается число заболевших в обеих группах, и рассчитывается относительный риск заболевания в случае вакцинации и в случае ее отсутствия. Так мы получаем показатель эффективности вакцины в контролируемых условиях – то, в какой мере вакцина позволяет снизить риск заболевания. Если в группе, получившей вакцину, заболело намного меньше людей, чем в группе, получившей плацебо, делается вывод о высокой эффективности вакцины.

Например, предположим, что у нас есть вакцина с доказанной эффективностью на уровне 80%. Это означает, что среди участников клинического исследования у получивших вакцину риск заболеть был на 80% ниже, чем у тех, кто получил плацебо. Этот показатель рассчитывается путем сравнения числа случаев заболевания в группе привитых и в группе получивших плацебо. Показатель эффективности 80% не означает, что 20% из группы вакцинированных непременно заболеет. 

Эффективность вакцины в реальных условиях описывает то, насколько эффективно вакцина действует на практике. В клинических исследованиях участвует широкая выборка людей разных возрастных групп, обоих полов, разной этнической принадлежности, а также лица с хроническими заболеваниями, однако даже такая широкая выборка не может быть идеальной моделью всего населения. В условиях клинических испытаний оценивается эффективность препарата в отношении определенных исходов. В реальных же условиях оценивается то, насколько успешно вакцинация позволяет защитить здоровье населения в целом. Показатель эффективности в реальных условиях может отличаться от показателя эффективности, полученного в контролируемых условиях, поскольку невозможно заранее предсказать, насколько эффективной будет вакцинация намного более широкой и разнообразной массы населения на практике. 

Уровень и скорость формирования иммунитета

Вакцины формируют сильный иммунитет, но для этого требуется определенное время. Для получения полной защиты необходимо сделать все обязательные дозы прививки. При использовании двухкомпонентных вакцин одна доза обеспечивает только частичную защиту, поэтому для повышения иммунитета к болезни требуется введение второй дозы. Для выработки максимального иммунного ответа требуется определенное время – несколько недель после второй прививки. В случае использования однокомпонентной вакцины максимальный иммунитет формируется через несколько недель после вакцинации. 

Защита, обеспечиваемая вакцинацией, и риск заражения

Вакцины защищают от заболевания COVID-19 большинство привитых, но не каждого.

Даже в случае полной вакцинации и по прошествии нескольких недель, необходимых для формирования стойкого иммунитета, вероятность заражения вирусом сохраняется. Вакцины не обеспечивают полной (100%) защиты, поэтому иногда, несмотря на полный курс вакцинации, случаи заражения вирусом все-таки случаются.  

В случае заражения у прошедших вакцинацию отмечаются, как правило, только легкие симптомы болезни, и в целом привитые пациенты очень редко тяжело болеют или умирают от инфекции.

Защита, обеспечиваемая вакцинацией, и риск передачи инфекции

Вакцинация против COVID-19 – важнейшее средство борьбы с пандемией, которое защищает от тяжелых форм болезни и смерти. Вакцинация обеспечивает, по крайней мере, некоторую защиту от заражения и передачи инфекции, однако уровень этой защиты не так высок, как уровень защиты от тяжелых форм болезни или смерти. Чтобы точно определить, в какой мере вакцины защищают от заражения и передачи инфекции, требуется больше данных. 

После вакцинации необходимо продолжать соблюдение таких простых мер предосторожности и профилактики, как физическое дистанцирование, ношение масок, проветривание помещений, отказ от посещения мест массового скопления людей, мытье рук и респираторный этикет (прикрывание рта и носа при кашле локтевым сгибом или салфеткой). Если вам кажется, что вы нездоровы, пройдите тестирование, даже если вы прививались против COVID-19. Следуйте рекомендациям местных органов здравоохранения. Соблюдайте все профилактические меры!

 

Защита, обеспечиваемая вакцинацией, и новые варианты вируса

В условиях роста заболеваемости и ускорения распространения вируса повышается вероятность возникновения новых опасных и более заразных вариантов вируса, способных более легко передаваться между людьми или вызывать более тяжелое заболевание. 

Исходя из имеющихся на сегодняшний день данных, вакцины демонстрируют эффективность против известных вариантов вируса, особенно в том, что касается профилактики тяжелого заболевания, госпитализации и смерти. Однако перед лицом некоторых вариантов вируса обеспечиваемая вакцинами защита от легких форм заболевания и заражения несколько снижается.

Вакцины, скорее всего, остаются по-прежнему эффективными против новых вариантов вируса ввиду вызываемого ими широкого иммунного ответа, и поэтому изменения или мутации вируса едва ли приведут к полной потере вакцинами своей эффективности.

ВОЗ продолжает постоянно анализировать новые данные и будет обновлять свои рекомендации по мере поступления новой информации. Узнать актуальную информацию о том, что мы знаем о новых вариантах COVID-19, можно в еженедельных эпидемиологических сводках ВОЗ, а также в пояснительном материале «Варианты вируса и их влияние на вакцины против COVID-19».

Один из лучших способов защиты от новых вариантов вируса – продолжать соблюдать проверенные профилактические меры и расширять охват вакцинацией. Все вакцины против COVID-19, одобренные ВОЗ для применения в условиях чрезвычайной ситуации, прошли тщательные испытания, в ходе которых была доказана их способность формировать высокий уровень защиты от тяжелых форм заболевания или смерти. В условиях появления более опасных вариантов вируса крайне важно при первой возможности привиться от COVID-19.

Плацебо Определение и значение | Британский словарь

плацебо / pləˈsiːboʊ / имя существительное

множественное число плацебо

множественное число плацебо

Определение PLACEBO в Британском словаре

[считать] медицинский

: таблетка или вещество, которое дается пациенту как лекарство, но не оказывает физического воздействия на пациента

◊ Пациенты, которым дали плацебо, которое, по их мнению, является настоящим лекарством, могут чувствовать себя лучше, потому что они верят, что получают настоящее лекарство.Улучшение, которое они испытывают в своем здоровье, называется эффектом плацебо. Плацебо также используются в тестах для сравнения действия настоящего лекарства с веществом, не оказывающим никакого физического воздействия.

Что такое эффект плацебо?

Что такое эффект плацебо?

Опубликовано 4 февраля 2020 г. Автор: Staff

Немногие термины использовались так неправильно и вызывали больше путаницы, чем плацебо и эффект плацебо.

Плацебо чаще всего определяется как инертное вещество, такое как сахарная пилюля, инъекция соленой воды или поддельное лечение, используемое в медицине. Но есть и другое определение плацебо, более полезное на практике: реакция на контекст и значение лечения. Используя это определение, знание о реакции на плацебо может быть использовано для усиления эффекта любого лечения и должно быть стандартной частью медицинской практики.

Посмотрите это видео, в котором я описываю, что такое эффект плацебо и какую пользу он приносит для исцеления всего человека.

Эффект плацебо — это, по существу, значимая реакция, вызванная контекстом лечения. Физиологические, психологические и клинические последствия этого придают исключительную ценность тому, как люди могут исцеляться.

Узнайте больше в этом месяце, когда мы обсудим эффект плацебо, его значение и культурные влияния, которые воздействуют на него и на наш процесс исцеления. И, конечно же, чтобы узнать больше, ознакомьтесь с моей книгой «Как работает исцеление: выздоравливайте и оставайтесь здоровыми, используя свою скрытую силу для исцеления» .


Ваше здоровье в ваших руках

Основываясь на 40-летнем опыте исследований и ухода за пациентами, доктор Уэйн Джонас объясняет, как 80 процентов заживления происходит естественным путем и как активировать процесс заживления.

Узнать больше

 

Думая об эффекте плацебо как о «значимой реакции» и значении для оценки политики

В недавних разговорах об исследованиях я заметил, что мы часто путаемся при обсуждении эффекта плацебо.Сам факт положительного изменения в контрольной группе, получавшей плацебо, не подразумевает эффекта плацебо — изменение может быть связано с простой регрессией к среднему значению. И хотя в одном исследовании утверждается, что плацебо вызывало пользу у испытуемых, которые знали, что получали плацебо, тем не менее испытуемые должны верить в возможную пользу, чтобы действительно получить пользу от эффекта плацебо. Так что эти разговоры подтолкнули меня к тому, чтобы больше узнать об эффектах плацебо, что привело к очень интересной точке зрения антрополога Дэниела Мурмана.

Моерман исходит из того очевидного факта, что плацебо само по себе не может вызвать эффект плацебо — плацебо по определению инертны. Именно реакция субъекта исследования на плацебо определяет результат, подразумевая, что существует некоторая интерпретация плацебо, которая способствует положительному результату. Моэрман называет этот эффект передаваемого значения, воплощенного в плацебо, « означает ответ ».

Возможно, самое простое описание того, как действует смысловая реакция, представлено в этом эксперименте: плацебо-обезболивающее (простой физиологический раствор) вводится в качестве «полезного болеутоляющего» случайно выбранным субъектам исследования.Другим испытуемым не сообщают о «полезном обезболивающем» и вместо этого получают скрытую инъекцию физиологического раствора (то же самое вещество, но без сопроводительного описания). Обе группы получали «плацебо» в той мере, в какой они получали инертное вещество. Но только группа, получившая соответствующее сообщение, сообщила о стойком снижении боли.

Вот еще один пример значимого ответа: женщинам в Великобритании, которые регулярно страдают от головных болей, предложили брендовый анальгетик (широко рекламируемого и известного бренда), непатентованный анальгетик, фирменный плацебо или непатентованный плацебо.Анальгетик оказал большее влияние на уменьшение боли, о котором сообщают сами пациенты, чем плацебо (к счастью, для таких постоянных пользователей, как я!). Но фирменный анальгетик был более эффективен, чем дженерик, а фирменный плацебо был эффективнее своего дженерика. Таким образом, торговая марка (предположительно интерпретируемая как сигнал качества) повышала эффективность как активного, так и инертного лекарства.

Дело в том, что мы реагируем на значение, которое окружает плацебо — по-видимому, эти значения формируют наше ожидание эффектов, которые, в свою очередь, формируют наше субъективное восприятие опыта (а также могут влиять на поведение).Экономисты используют широкий термин «ожидания» для описания реакции людей на то, что вещи означают или что они знают. Как пишет Моерман, «ожидания — это результат сложной игры смыслов». Как только мы представим эффект плацебо как «реакцию смысла, воплощенную в ожиданиях», мы сможем увидеть зависимость, которую ожидания плацебо имеют от конкретного контекста. Одно и то же вещество плацебо может оказывать разное воздействие на разные группы населения: по-видимому, инъекционные плацебо считаются более эффективными, чем пероральные плацебо для уменьшения боли в мочевом пузыре.С., но не в Европе.

Другое исследование, имеющее более непосредственное отношение к видам оценок воздействия, которые мы проводим, подчеркивает влияние смысловой реакции не на получателя плацебо, а на того, кто дает плацебо, в данном случае на врача. Врачи имеют большое влияние на убеждения и ожидания своих пациентов. Во время удаления моляра пациентам сказали, что они получат либо инертное плацебо, либо наркотическое обезболивающее, либо возможный усилитель боли (вещество налоксон, которое блокирует опиоидные рецепторы).Ни врачу, ни пациенту не сказали, какое вещество было введено, но врачу втайне сказали, что запас обезболивающего закончился, и поэтому его не введут. Однако это было неправдой, и некоторым субъектам исследования давали обезболивающее. На этом этапе исследования пациенты, получавшие плацебо, не сообщали об уменьшении боли.

Затем, на втором этапе, врачи были проинформированы о том, что обезболивающее было закуплено и может быть введено пациенту, как первоначально предполагалось.После этой новости пациенты, которым вводили плацебо, сообщили о значительном уменьшении боли. Единственная разница между фазами заключалась в том, что врачи знали, что никто из первой группы на самом деле не получит болеутоляющее (хотя некоторые получали), в то время как пациенты второй группы могли получить обезболивающее. Каким-то образом эта информация или ожидание передавались пациенту через поведение лечащего врача.

Должны ли мы беспокоиться о «эффекте смысла» в проводимых нами оценках воздействия? У меня есть зарождающееся беспокойство, поскольку мы часто оцениваем инновации политики, реализованные на в экспериментальном порядке .В целом мы знаем, что нам необходимо понять, как участники и исполнители понимают вмешательство, и эти темы обычно являются частью наших планов по сбору данных. Особенно важно понимать понимание участников, поскольку наши оценки воздействия редко могут быть двойными слепыми — в отличие от приведенного выше примера с врачом, специалист, осуществляющий вмешательство, знает, что именно реализуется, и какое внимание будет уделено вмешательству. политиками.

Так что я беспокоюсь о «смысле» участия в пилотном исследовании и о том, влияет ли этот «смысл», как его понимают участники, на результаты, которые нас интересуют, и впоследствии исчезает, когда период оценки заканчивается. В принципе, воспринимаемая выгода от участия в новой инициативе, возможно, даже некоторое волнение по поводу того, что она находится в центре внимания, может повлиять на усилия исполнителя. Если да, то это «реакция смысла» на вмешательство как пилотное или новое, а не на вмешательство как таковое.И обратите внимание, что эта проблема не связана с такими проблемами, как масштабность вмешательства или его реализация в небольшой контролируемой среде, а также вопрос о том, является ли исполнителем правительство или неправительственная организация, и другие вещи, которые также могут иметь большое значение для внешней валидности.

Мы верим (я верим!) в исследования эффективности (т. е. оценки политических инноваций в масштабе, реализованного в реальных условиях), есть реальная ценность, но что, если сам центр внимания — центр внимания пилотного проекта, инновации или оценки — вносит свой вклад? оцениваемому воздействию программы.И если да, то как мы можем отделить эффект прожектора от эффекта программы – может ли быть для этого действительное контрфактическое обоснование? Возможно, в течение более длительного периода, но продолжительность жизни наших предполагаемых оценок обычно не так уж велика.

Эффект плацебо: правда или фальшивка?

Чаще всего эффект плацебо известен как способность разума убедить ваше тело в том, что ложное лечение реально, что приводит к физическим улучшениям.

Если что-то появляется в словаре Мирриам-Вебстер, оно должно быть законным.Верно? Что-то в этой идее о физическом веществе, которое приносит облегчение с помощью умственного обмана, звучит как что-то похожее на магию.

Эффект плацебо был лечебным подходом, используемым лицами, осуществляющими уход, на протяжении тысячелетий, и современные ученые полагаются на плацебо в исследованиях и клинических испытаниях. Тем не менее, пациенты все еще сомневаются в возможности таблетки, которая могла бы облегчить симптомы без лекарств, просто заставив пациента поверить в ее эффективность.

Эффект плацебо реален или это миф? За ответом обратимся к науке.

Больше, чем сила позитивного мышления

Исследователи говорят нам, что хотя позитивное мышление приносит эмоциональные и физические преимущества, эффект плацебо сильнее, чем концепция разума над материей. При определенных обстоятельствах он может быть так же эффективен, как и некоторые медицинские процедуры.

Очень важно понимать, что плацебо не лечит. Они не могут удалить рубцовую ткань из вашего сердца или залечить сломанную кость. Однако плацебо может смягчить симптомы, связанные с некоторыми состояниями.В частности, плацебо может влиять на ощущения организмом симптомов, регулируемых мозгом. Ситуации, в которых эффект плацебо может быть полезен, включают бессонницу, связанную со стрессом, обезболивание и некоторые побочные эффекты рака, такие как тошнота и истощение.

Исследователи считают, что для максимизации возможности эффекта плацебо необходимо соединить его с пониманием разумом лечебного ритуала. Недостаточно проглотить таблетку. Мы должны верить, что нас лечит тот, кто за нами ухаживает, и верить, что нам прописывают законное решение в рамках формального плана, чтобы эффект плацебо был максимально эффективным.

Роль плацебо в клинических испытаниях

Эффект плацебо уже давно используется в клинических испытаниях для проверки эффективности новых лекарств и методов лечения до их выхода на рынок. Чтобы гарантировать, что лекарство или метод лечения принесут ожидаемую пользу, исследователи дают сегменту группы клинических испытаний плацебо — часто сахарную таблетку, не обладающую лечебными свойствами.

В слепом исследовании ни группа, получавшая плацебо, ни группа, получавшая лекарство, не знали, какую версию они получили.Таким образом, исследователи могут помочь смягчить вероятность эффекта плацебо, когда пациенты верят, что они получают пользу, и сообщают об этом исследователям просто потому, что им сказали, что они получают действенное лечение. В качестве альтернативного подхода обеим группам сообщают, что они получили тестируемое лечение. Если обе группы сообщают об улучшениях (или об отсутствии), исследователи знают, что препарат или лечение неэффективны.

Надежность и непрекращающаяся тайна плацебо

Ученые до сих пор не совсем уверены, почему плацебо эффективны, хотя они считают, что в этом задействована сложная нейробиологическая реакция в мозгу.Удивительно ли, что разум, способный вырабатывать эндорфины хорошего самочувствия, можно использовать для облегчения боли и душевных страданий с помощью безобидных уговоров?

Если есть что-то, что мы можем узнать из эффекта плацебо и тайн, окружающих его эффективность, так это следующее: ваш разум — могущественный союзник в ваших поисках исцеления. Относитесь к себе хорошо, прислушивайтесь к своему телу и отдавайте приоритет действиям и ритуалам, которые способствуют позитивному настрою и хорошему самочувствию. С позитивным настроем и командой опекунов, которым вы доверяете, вы создаете наилучшие условия для здоровой и счастливой жизни.

Определение плацебо в формах информированного согласия на клинические испытания

Аннотация

Цель

Отсутствие знаний о природе плацебо и его необходимости может повлиять на участие пациентов в клинических испытаниях. Целью настоящего исследования является рассмотрение того, как плацебо описывается в письменной информации для участников клинических испытаний, которые будут оцениваться Комитетом по этике исследований на людях.

Методы

Все протоколы исследований, представленные для оценки в испанской больнице в 2007–2013 гг., были проанализированы.Были собраны основные характеристики исследований с использованием плацебо. Три автора прочитали каждое из них, чтобы определить, как объясняется термин «плацебо» и есть ли какие-либо комментарии относительно его эффективности и безопасности.

Результаты

Было оценено две тысячи семьсот сорок исследовательских протоколов, из которых в трехстах пятидесяти девяти использовалось плацебо. Фармацевтические компании спонсировали большинство плацебо-контролируемых клинических испытаний (91,9%), а исследования III фазы были самыми распространенными (59,9%).9%). Наибольший вклад внесли онкология (15,0%), кардиология (14,2%) и неврология (13,1%). Обзор форм информированного согласия показал, что плацебо описывалось аналогичным образом в большинстве исследований: объяснение ограничивалось четырьмя-восемью словами. Очень немногие дали информацию о рисках его использования или побочных реакциях от его введения. Ни в одном из исследований не было подробностей об эффекте плацебо. А у 23 вообще не было никакой информации о плацебо.

Выводы

Объяснения о плацебо в формах информированного согласия часто скудны, а информация об эффекте плацебо и связанных с ним рисках отсутствует.Эта ситуация может повлиять на полное понимание плацебо участниками клинических испытаний и может уменьшить их информированное решение об участии.

Образец цитирования: Hernández A, Baños J-E, Llop C, Farré M (2014) Определение плацебо в формах информированного согласия в клинических испытаниях. ПЛОС ОДИН 9(11): е113654. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0113654

Редактор: José César Perales, Universidad de Granada, Испания

Получено: 25 февраля 2014 г.; Принято: 30 октября 2014 г.; Опубликовано: 25 ноября 2014 г.

Авторское право: © 2014 Hernández et al.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания оригинального автора и источника.

Финансирование: Исследование было частично поддержано грантом Фонда Виктора Грифолса и Лукаса (2010-2011). Астрид Эрнандес является получателем преддокторской стипендии от Испанского агентства по международному сотрудничеству в целях развития. Ни один внешний источник финансирования не играл никакой роли в разработке или интерпретации данных исследования.Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Плацебо и соответствующий эффект плацебо имеют давнюю традицию в медицинской практике: врачи сознательно или нет использовали их для лечения пациентов с древних времен [1]. В настоящее время ряд исследований показал, что использование плацебо широко распространено в клинической практике.Например, только 28% поставщиков первичной медико-санитарной помощи в Швейцарии сообщили, что они никогда не применяли плацебо-вмешательства [2]. А в Израиле 60% врачей и медсестер признались, что используют плацебо, причем большинство считает их эффективной терапевтической альтернативой [3]. В соответствии с этими результатами отношение пациентов к плацебо было в чем-то схожим. Опрос, проведенный в Новой Зеландии среди пациентов первичного звена, показал, что они принимали плацебо в определенных клинических ситуациях: когда это было полезно для пациента, по просьбе пациента или когда казалось, что другого лечения нет [4].

В последние годы накопились данные для улучшения понимания физиологических процессов, которые способствуют эффекту плацебо [5]. Однако его роль в клинических исследованиях всегда была спорным вопросом, в основном по этическим причинам. Те, кто против плацебо в клинических испытаниях, считают его применение несправедливым, поскольку, согласно Хельсинкской декларации, врачи должны применять наилучшее клиническое лечение в любых условиях [6]. Тем не менее, было выдвинуто несколько причин, оправдывающих использование плацебо в клинических исследованиях в качестве методологического инструмента, позволяющего получить более надежные результаты [7].Такой подход кажется этически приемлемым при условии, что он подкрепляется обоснованными методологическими соображениями и не подвергает пациентов вредным последствиям, которые могут последовать за его применением (например, длительная боль в случае испытаний анальгетиков), и что он адекватное рассмотрение в протоколе исследования (например, возможность экстренного лечения). В этом отношении в Хельсинкской декларации Всемирной медицинской ассоциации (2013 г.) говорится, что «при отсутствии доказанного вмешательства допустимо использование плацебо или отсутствие вмешательства» [8].

Клинические испытания стали краеугольным камнем медицинских исследований с тех пор, как в 1948 году Совет по медицинским исследованиям опубликовал исследование стрептомицина для лечения туберкулеза [9]. В последующие годы методология была усовершенствована, чтобы избежать какой-либо предвзятости в дизайне, управлении и интерпретации клинических испытаний. Плацебо было одним из наиболее подходящих факторов, введенных для обеспечения этих улучшений [10]. В клинических исследованиях этические кодексы и правовые нормы устанавливают необходимость получения пациентами адекватной информации о характеристиках исследования, в которое они будут включены.Чтобы соответствовать этим требованиям, формы информированного согласия (ICF), обязательные перед включением пациентов в любое клиническое исследование, являются доказательством того, что эта информация была предоставлена ​​[11].

Готовность участвовать в клинических испытаниях с использованием плацебо может зависеть от тяжести заболевания. Например, 70 % больных раком отказались бы от участия в исследовании новых лекарств из-за боязни получить плацебо или убеждения, что стандартная терапия лучше, чем экспериментальное лечение, даже несмотря на то, что плацебо редко используется в исследованиях рака. 12].В исследовании гипертонии 24% пациентов были обеспокоены возможностью получения плацебо. Хотя доля субъектов, которые могли получать плацебо, влияла на решения о включении пациентов, она не была ключевым фактором, определяющим эффективность набора [13]. Было замечено, что наиболее распространенными опасениями, которые могут помешать участию, являются: прекращение приема текущего лекарства (56%), неудобство/раздражение (38%), страх перед известными побочными эффектами (35%) и возможность получения плацебо. 24%) [14].С точки зрения исследователей сообщалось, что они придавали меньшее значение методологическим вопросам, таким как введение плацебо, в объяснении клинических испытаний участникам [11].

Причины, изложенные выше, предполагают, что неправильное понимание того, что такое плацебо и причины его использования, может препятствовать участию пациентов в исследованиях, в которых оно используется в качестве сравнительного лечения. Систематических анализов того, как плацебо объясняется в информационных буклетах, немного: мы нашли только один в литературе [15].Авторы сосредоточили свое исследование на сравнении информации о плацебо с целевыми препаратами из основного реестра текущих клинических испытаний в Соединенном Королевстве. Они пришли к выводу, что определение плацебо было неполным и часто неточным. Они рекомендовали улучшить такую ​​информацию, чтобы избежать риска информированного согласия. Таким образом, всестороннее исследование с оценкой подробностей, предоставляемых пациентам, участвующим в клинических испытаниях, явно оправдано. Целью настоящего исследования является обзор того, как плацебо было описано в МКФ протоколов клинических испытаний, которые будут оцениваться Комитетом по этике исследований на людях за предыдущие шесть лет.

Methods

Все протоколы исследований, представленные для оценки Комитету по этике исследований на людях Parc de Salut Mar (CEIC-PSMAR) в период 2007–2013 гг., были рассмотрены. Parc de Salut Mar — это организация, отвечающая за управление несколькими центрами общественного здравоохранения в Барселоне, Испания, и включающая в себя ряд больниц, центров первичной медико-санитарной помощи, домов престарелых и психиатрических отделений. Подавляющее большинство протоколов, включавших плацебо, проводились в учреждениях Госпиталя дель Мар (354/359), четыре — в центре психического здоровья (Centre Dr.Эмили Мира) и один исключительно в Госпитале де ла Эсперанса (отделение лучевой терапии).

Определения

Для оперативных целей мы определили плацебо как «инертное вещество, обычно приготовленное так, чтобы оно выглядело как можно более похожим на активный продукт, исследуемый в исследовании» [16], а эффект плацебо — как «неспецифический термин, используемый для обозначения любых (обычно полезных) изменений». которые происходят в группе, «леченной» плацебо» [16].

Процедура исследования

Были выполнены следующие шаги:

  • Подготовка электронной таблицы MS Excel для сбора данных исследований и облегчения количественного анализа содержания.
  • Идентификация протоколов, которые включали плацебо в качестве контрольного лечения. Резюме протоколов исследования были прочитаны тремя авторами. В случае разногласий протокол снова пересматривался, и окончательное решение принималось на основе консенсуса трех оценщиков.
  • Сбор основных характеристик каждого клинического исследования с использованием плацебо (цель, дизайн, цель, заболевание или состояние здоровья, фаза клинического исследования, имя и тип спонсора, медицинская специальность главного исследователя).
  • Анализ определения плацебо. Три автора по отдельности рассмотрели, как плацебо объясняется в каждой МКФ, и аннотировали его точное описание в электронной таблице. Внимание было сосредоточено на том, как определяется плацебо в отношении его внешнего вида и фармакологического действия, а также на любых ссылках на его эффективность и безопасность. Аспекты, касающиеся использования плацебо в процессе рандомизации, в настоящем исследовании не рассматривались.
  • Кодирование определения плацебо.Авторы просмотрели содержимое электронной таблицы, чтобы закодировать определения плацебо. Было решено разделить информацию на четыре группы в соответствии с их ключевыми характеристиками: отсутствие определения, определение, основанное только на внешнем виде, определение, основанное на фармакологическом эффекте, или определения, включающие и то, и другое. Два исследователя дали определения. Межэкспертное согласие рассчитывалось как процент одинакового присвоения кода обоими исследователями [17]. В случае недостижения согласия соответствующий автор присваивал окончательный код для определения.
  • Перевод определения плацебо. Все МКФ были написаны на испанском языке. Для целей настоящей статьи некоторые определения были переведены на английский язык, а затем переведены обратно, чтобы гарантировать сохранение значения в процессе [18]. Предложения, полученные в конце этого процесса, приведены в таблице 1.

Описательный анализ был проведен с использованием SPSS 12.0.

Заявление об этике

Исследование было одобрено Местным комитетом по этике исследований (CEIC-PSMAR, номер 2011/4234).

Результаты

Всего в этом обзоре с января 2007 г. по декабрь 2013 г. было оценено 2740 протоколов исследований. Триста пятьдесят девять (13,10%) из них использовали плацебо в терапевтических или профилактических исследованиях, в основном в качестве контроля (n = 167, 46,5%) или дополнительное лечение (n = 129, 35,9%), но и в дизайне с двумя манекенами (n = 63, 17,5%). Все формы информированного согласия были в письменном формате. Фармацевтические компании спонсировали большинство плацебо-контролируемых клинических испытаний (n = 330, 91.9%), остальные исследования принадлежат независимым исследователям (n = 29, 8,1%). Исследования фазы III были наиболее распространенными (n = 215, 59,9%), за ними следовала фаза II (n = 93, 25,9%), фаза IV (n = 38, 10,6%) и фаза I (n = 13, 3,6%). . Большинство исследований фазы II, III и III были многоцентровыми и многонациональными клиническими испытаниями (94%). Анализ по медицинским специальностям показал, что наибольший вклад в общее количество исследований внесли клинические исследования из онкологии (n = 54, 15,0%), кардиологии (n = 51, 14,2%) и неврологии (n = 47, 13,1%). Таблица 2).Мы не обнаружили различий в описаниях плацебо или количестве слов, используемых при анализе протоколов исследования по фазам исследования, медицинской специальности или справочному центру.

Обзор МКФ показал, что определение плацебо объяснялось сходным образом в большинстве исследований. Объяснения, касающиеся плацебо, были классифицированы в соответствии с его основным описанием: его внешний вид (n = 25, 6,9%), эффекты (n = 121, 33,8%) или оба (n = 190, 52,9%). Большинство пояснений о плацебо в МКФ касались одновременно его внешнего вида и эффектов.Межэкспертное согласие составило 94% (336/359). Наиболее распространенные объяснения приведены в таблице 1. Только в двадцати трех (6,4%) МКФ отсутствовало какое-либо описание использования плацебо. В большинстве МКФ было разъяснено, что такое плацебо, хотя не было дано никаких объяснений связанных с ним рисков, таких как ухудшение состояния пациента в результате задержки эффективного лечения. Ни в одном исследовании не было найдено информации об эффекте плацебо или побочных реакциях, которые могли возникнуть в результате введения плацебо (т.е. эффект ноцебо). В формах на испанском языке среднее количество слов, используемых для определения плацебо, составляло 14, тогда как в переведенной английской версии их было 12.

Обсуждение

Наши наиболее важные выводы заключаются в том, что в МКФ плацебо обычно описывается неудовлетворительно и без ссылки на его возможные преимущества или недостатки. Мы считаем, что объяснения всего из четырех-восьми слов, без какой-либо информации о его возможной пользе-вреде (эффект плацебо) или последствиях лечения им (эффект ноцебо и риски его применения), недостаточно для понимания. смысл плацебо.Тем не менее, это краткое описание аналогично рекомендуемому в большинстве примеров МКФ, которые можно найти на веб-страницах IRB в большинстве больниц и исследовательских центров, а также на страницах Национальных институтов здравоохранения-NIH в Соединенных Штатах Америки (см. Таблицу 3). для некоторых примеров). В статье Bishop et al. [15] аналогичный результат был обнаружен в информационных листках для 45 участников. Объяснение плацебо было таким же ограниченным, как и в наших выводах, и только в одном буклете плацебо описывалось как способное вызывать эффекты.Это важный момент, поскольку пациенты должны знать, что конкретно означает прием плацебо в качестве терапии во время исследования. Очевидно, что необходимо лучшее объяснение, чтобы обеспечить полное понимание процесса клинического исследования, когда пациентов приглашают к участию. Наши результаты подтверждают предположение о том, что повышение качества информированного согласия является нерешенным вопросом. В этом отношении мы согласны с Резником [14], когда он пишет: «Хотя важно рассматривать информированное согласие как процесс, давайте не будем забывать о документе согласия.Это могут быть только слова, написанные на печатной странице, но эти слова имеют большое значение. Документы об информированном согласии должны быть удобочитаемыми, точными и тщательными». Мы считаем, что это утверждение также относится к правильному описанию плацебо.

В нескольких исследованиях анализируется, как концепция плацебо, а также последствия его использования объясняются в информационных листках, которые выдаются пациентам, когда их просят принять участие в клинических испытаниях. Наш литературный поиск дал нам только исследование Бишопа и др. [15].Авторы сосредоточили свое исследование на сравнении информации о плацебо и целевом лечении и пришли к выводу, что объяснение плацебо было неполным и часто неточным. Как заявили авторы, ограничением их исследования был низкий процент ответов от названного контактного персонала (13,5%), и только одно из проанализированных исследований было коммерческим. Они рекомендовали улучшить такую ​​информацию, чтобы избежать риска информированного согласия. Наше исследование проанализировало большее количество испытаний и сосредоточилось только на информации, касающейся плацебо.Большинство проанализированных нами клинических испытаний спонсировались фармацевтическими компаниями. Это дает совершенно другую картину, чем у Бишопа и др. [15]. Поскольку наша выборка была получена из всей совокупности протоколов исследований, рассмотренных Комитетом по этике исследований на людях, наша работа дает более широкое представление об исследованиях, которые в настоящее время проводятся в европейских странах. Еще одно отличие состоит в том, что большая часть исследований, проанализированных Bishop et al [15], были испытаниями фазы IV, тогда как наша выборка включала в основном испытания фазы III (60%).Таким образом, мы считаем, что наши результаты подтверждают предыдущие доступные доказательства, которые предполагают, что информация о плацебо в документах информированного согласия неудовлетворительна [15].

До сих пор не утихают разногласия по поводу фактического понимания, которое участники имеют после прочтения информационного листка клинических испытаний [15]. Несколько авторов сообщили о низком уровне понимания в отношении процесса информированного согласия [19], [20]–[26], и были подтверждены недостатки [30]–[34]

Даже если это так, насколько нам известно, пациенты готовы участвовать в клинических испытаниях с использованием плацебо и соглашаются на их использование в клинических исследованиях [27]–[29].Несколько исследований подтвердили недостаток понимания [30]–[34]. Такая ситуация усиливает необходимость исследований для оценки того, какие части МКФ плохо изучены, чтобы принять адекватные меры [35]. В противном случае пациенты дадут свое согласие, но не свое информированное согласие, что явно нарушает принцип автономии. Хуже того, участники исследования могут не понимать, почему они получают плацебо (т.е. неожидаемую пользу) вместо тестируемого препарата (т.е. ожидаемую пользу). Сообщалось об отсутствии корреляции между объемом информации, предоставленной в МКФ, и решением пациента об участии [29].У пациентов фазы III клинического исследования улучшение читабельности МКФ не увеличивало понимание [36], возможно, из-за того, что до 69% участников подписывают, не читая [37]. Эмпирические исследования показали, что пациенты способны понять и использовать только часть информации, предоставленной формами согласия [38], [39].

Информация, предоставляемая пациентам в отношении проблем плацебо, иногда ограничивается опасением, что подробные аспекты рисков и преимуществ плацебо могут помешать принятию участия [40].Однако с этической точки зрения адекватная информация о плацебо — лучший способ гарантировать, что участники сделают осознанный выбор в отношении своего участия, как это было предложено концепцией случайного распределения [41]. Хотя пациенты, по-видимому, готовы участвовать в клинических испытаниях плацебо [27]–[29], некоторые эмпирические данные свидетельствуют о том, что существование группы плацебо может ограничивать участие пациентов. В клиническом испытании заместительной гормональной терапии 30% женщин сообщили, что были готовы участвовать в исследовании с группой плацебо, тогда как 39% сделали бы это без такой группы [42].Хотя эти различия не являются статистически значимыми, они указывают на тенденцию к снижению готовности к участию, по крайней мере, в профилактических испытаниях. Голомб и др. [43] сообщили, что состав плацебо редко раскрывается в опубликованных клинических испытаниях и, возможно, то же самое происходит в информационных бюллетенях. Этот факт может усилить нежелание получать совершенно неизвестное лечение, которое на самом деле может значительно улучшить состояние здоровья пациентов [44]–[46].

Возможным ограничением наших выводов является узкое определение плацебо.Другие авторы, такие как Bishop et al. [15], в своем анализе рассмотрели больше информации, например, цель применения плацебо и вероятность его получения. Однако мы считаем, что эти соображения больше связаны с дизайном клинического исследования, а не со строгим определением плацебо. Специальное исследование, анализирующее данные о сравнительных методах лечения и/или процессе рандомизации, может быть более полезным для этой цели.

Еще одним важным моментом является тот факт, что наше исследование проводилось в одном центре одной страны; критическая проблема, когда рассматривается внешняя достоверность результатов.Мы хотели бы подчеркнуть, что большинство клинических испытаний в нашем центре, включающих плацебо, были многоцентровыми и многонациональными исследованиями фазы II–III, спонсируемыми многонациональными фармацевтическими компаниями. За исключением языка, протокол и МКФ были одинаковыми для всех участвующих стран (в основном из Европы и США). Однако необходимы дальнейшие исследования в таких других странах, чтобы проверить обобщаемость наших результатов.

Наши результаты показывают, что информация о плацебо в формах информированного согласия часто скудна, а пояснения об эффекте плацебо и связанных с ним рисках практически отсутствуют.Его влияние на готовность субъектов участвовать в клинических испытаниях неизвестно и должно быть изучено в будущем. Чтобы обеспечить действительно информированное согласие, участники должны знать, что означает плацебо. Пациентам следует объяснить, что на самом деле представляет собой плацебо и почему они могут получать этот вариант во время клинических испытаний. По этой причине мы предполагаем, что такое объяснение, как плацебо, представляет собой вещество без какого-либо биологического действия, которое мы используем для установления фактической эффективности лекарства, поскольку мы знаем, что ожидания пациентов и врачей в отношении эффекта лечения могут изменить конечный эффект препарата. любой наркотик.

Благодарности

Авторы выражают благодарность Марии Терезе Наварра за ее техническую поддержку при работе с клиническим протоколом, а также Анне Марсе и Эстер Ллодет за частичный ввод данных.

Авторские взносы

Задумал и разработал эксперименты: AH JB MF. Выполнены опыты: АХ КЛ МФ. Проанализированы данные: AH CL MF. Написал статью: AH JB CL MF.

Каталожные номера

  1. 1. Маседо А., Фарре М., Баньос Дж. Э. (2003) Эффект плацебо и плацебо: о чем мы говорим? Некоторые концептуальные и исторические соображения.Eur J Clin Pharmacol 59:337–342.
  2. 2. Fässler M, Gnädinger M, Rosemann T, Biller-Andorno N (2009)Использование плацебо-вмешательств среди швейцарских поставщиков первичной медико-санитарной помощи. BMC Health Serv Res 9: i44.
  3. 3. Ницан У., Лихтенберг П. (2004) Анкетный опрос по использованию плацебо. BMJ 329: 944–946.
  4. 4. Chen GF, Johnson MH (2009) Отношение пациентов к использованию плацебо: результаты опроса в Новой Зеландии. N Z Med J 122: 35–46.
  5. 5.Энк П., Бенедетти Ф., Щедловски М. (2008) Новое понимание реакции на плацебо и ноцебо. Нейрон 59: 195–206.
  6. 6. Миллум Дж., Вендлер Д., Эмануэль Э.Дж. (2013) 50-летие Хельсинкской декларации. Прогресс, но много оставшихся проблем. ДЖАМА 310:2143–2144.
  7. 7. Миллер Ф.Г., Броуди Х. (2002) Что делает плацебо-контролируемые испытания неэтичными? Ам Дж. Биоэт 2:3–9.
  8. 8. Всемирная медицинская ассоциация (2013 г.) Хельсинкская декларация Всемирной медицинской ассоциации.Этические принципы медицинских исследований с участием человека. ДЖАМА 310:2191–2194.
  9. 9. Совет медицинских исследований (1948 г.) Лечение туберкулеза легких стрептомицином: исследование Совета медицинских исследований BMJ. 2: 769–782.
  10. 10. Финнис Д.Г., Капчук Т.Дж., Миллер Ф., Бенедетти Ф. (2010)Биологические, клинические и этические достижения эффектов плацебо Lancet. 375: 686–695.
  11. 11. Хереу П., Перес Э., Фуэнтес И., Видаль Х., Сунье П. и др.(2010) Согласие на клинические испытания: что знают пациенты? Испытания Contemp Clin 31: 443–446.
  12. 12. Джеффорд М., Мур Р. (2008)Улучшение информированного согласия и качества документов о согласии. Ланцет Онкология 9:485-493.
  13. 13. Халперн С.Д., Карлавиш Дж.Х., Касаретт Д., Берлин Дж.А., Таунсенд Р.Р. и др. (2003)Готовность пациентов с гипертонической болезнью участвовать в плацебо-контролируемых исследованиях: последствия для эффективности набора. Am Heart J 146: 985–992.
  14. 14.Резник Д.Б. (2009) Имеют ли значение документы об информированном согласии? Contemp Clin Trials 30: 114–115.
  15. 15. Бишоп Ф.Л., Адамс А.Э.М., Капчук Т.Дж., Левит Г.Т. (2012)Информированное согласие и эффекты плацебо: анализ содержания информационных листовок для определения того, что участникам клинических испытаний рассказывают о плацебо. PLoS One 7:e39661
  16. 16. Day S (1999) Словарь клинических испытаний. Чичестер: Джон Уайли, 140–141.
  17. 17. Штрейнер Д.Л., Норман Г.Р. (1991) Надежность.В шкалах измерения здоровья. Практическое руководство по их разработке и использованию. Оксфорд: Oxford Univ Press, 79–96.
  18. 18. Штрайнер Д.Л., Норман Г.Р. (1991) Разработка предметов. В шкалах измерения здоровья. Практическое руководство по их разработке и использованию. Оксфорд: Oxford Univ Press, 11–19.
  19. 19. Райан Р.Е., Приктор М.Дж., Маклафлин К.Дж., Хилл С.Дж. (2008) Аудиовизуальное представление информации для информированного согласия на участие в клинических испытаниях. Кокрановская база данных Syst Rev (1): CD003717.
  20. 20. Кодиш Э., Эдер М., Нолл Р.Б., Ручионе К., Ланге Б. и др. (2004) Сообщение о рандомизации в детстве в исследованиях лейкемии. ДЖАМА 291:470–475.
  21. 21. Уильямс Б.Ф., Френч Дж.К., Уайт Х.Д. (2003)Информированное согласие во время клинической неотложной помощи при остром инфаркте миокарда (дополнительное исследование согласия HERO-2): проспективное обсервационное исследование. Ланцет 361: 918–922.
  22. 22. Ювал Р., Халон Д.А., Мердлер А., Хадер Н., Каркаби Б. и др. (2000)Понимание и реакция пациентов на участие в двойном слепом рандомизированном клиническом исследовании (ISIS-4) при остром инфаркте миокарда.Arch Intern Med 160: 1142–1146.
  23. 23. Джоффе С., Кук Э., Клири П., Кларк Дж., Уикс Дж. (2001) Качество информированного согласия в клинических испытаниях рака: поперечное исследование. Ланцет 358: 1772–1777.
  24. 24. Featherstone K, Donovan JL (1998) Случайное распределение или распределение наугад? Взгляд пациента на участие в рандомизированном контролируемом исследовании. BMJ 317: 1177–1180.
  25. 25. Yazici Y (2010) Информированное согласие: практические соображения.Bull NYU Hosp Jt Dis 68: 127–129.
  26. 26. Falagas ME, Korbila IP, Giannopoulou KP, Kondilis BK, Peppas G (2009) Информированное согласие: насколько и что понимают пациенты? Am J Surg 198: 420–435.
  27. 27. Бишоп Ф., Джейкобсон Э., Шоу Дж., Капчук Т. (2012) Научные инструменты, фальшивые методы лечения или триггеры психологического исцеления: как участники клинических испытаний осмысливают плацебо. Soc Sci Med 74: 767–774.
  28. 28. Джеффорд М., Милешкин Л., Раунов Х., О’Кейн С., Кавиккиоло Т. и др.(2011) Удовлетворенность решением об участии в клинических испытаниях рака высока, но возникает проблема с пониманием. Support Care Cancer 19:371–379.
  29. 29. Бертоли А.М., Струсберг И., Фиерро Г.А., Рамос М., Струсберг А.М. (2007)Отсутствие корреляции между удовлетворенностью и знаниями у участников клинических испытаний: пилотное исследование. Contemp Clin Trials 28: 730–736.
  30. 30. Берглер Дж. Х., Пеннингтон А. С., Меткалф М., Фрейс Э. Д. (1980) Информированное согласие: насколько пациент понимает? Clin Pharmacol Ther 27:435–440.
  31. 31. Миллер С., Серайт Х.Р., Грейбл Д., Шварц Р., Соуэлл С. и др. (1994)Понимание и отзыв информационного содержания документа об информированном согласии: оценка 168 пациентов в контролируемом клиническом испытании. J Clin Res Drug Dev 8: 237–248.
  32. 32. Презиози М.П., ​​Ям А., Ндиайе М., Симага А., Симондон Ф. и др. (1997) Практический опыт получения информированного согласия на испытание вакцины в сельских районах Африки. N Engl J Med 336: 370–373.
  33. 33.Van Stuijvenberg M, Suur MH, de Vos S Tjiang GC, Steyerberg EW, et al. (1998)Информированное согласие, осведомленность родителей и причины участия в рандомизированном контролируемом исследовании. Арх Дис Чайлд 79: 120–125.
  34. 34. Daugherty CK, Banik DM, Janish L, Ratain MJ (2000)Количественный анализ этических вопросов в исследованиях фазы I: обзорное интервью 144 больных раком на поздних стадиях. ИРБ 22:6–14.
  35. 35. Бхансали С., Шафик Н., Малхотра С., Панди П., Сингх И. и др.(2009)Оценка способности участников клинических исследований понимать форму информированного согласия. Испытания Contemp Clin 30: 427–430.
  36. 36. Пэрис А., Брандт С., Корню С., Мезон П., Таламас С. и др. (2009) Улучшение документа информированного согласия не увеличивает понимания пациентов в биомедицинских исследованиях. Br J Clin Pharmacol 69: 231–237.
  37. 37. Lavelle-Jones C, Byrne DJ, Rice P, Cuschieri A (1993) Факторы, влияющие на качество информированного согласия. BMJ 306: 885–890.
  38. 38. Гроссман Л., Саммерс Ф. (1980) Исследование способности больных шизофренией давать информированное согласие. Общественная психиатрия Хосп 31: 205–206.
  39. 39. Ирвин М., Ловиц А., Мардер С.Р., Минц Дж., Уинслейд В.Дж. и др. (1985) Психотические пациенты понимают информированное согласие. Am J Psychiatry 142: 1351–1354.
  40. 40. Lynöe N, Sandlund M, Jacobsson L (1996)Клинические исследования рака – некоторые аспекты отношения врачей к информированию участников.Акта Онкол. 35:749–754.
  41. 41. Данн Л.Б., Палмер Б.В., Кихан М. (2006)Понимание плацебо-контроля у пожилых людей с шизофренией. Бык шизофрении 32: 137–146.
  42. 42. Велтон А.Дж., Викерс М.Р., Купер Дж.А., Мид Т.В., Марто Т.М. (1999) Труднее ли набор в группу плацебо в рандомизированных контролируемых испытаниях? Квази-рандомизированное исследование, основанное на интервью. BMJ 318: 1114–1117.
  43. 43. Голомб Б.А., Эриксно Л.С., Коперски С., Сак Д., Энкин М. и соавт.(2010) Что в плацебо: кто знает? Анализ рандомизированных контролируемых исследований. Энн Интерн Мед 153: 532–535.
  44. 44. Маседо А., Баньос Дж. Э., Фарре М. (2008) Реакция плацебо на профилактику мигрени: метаанализ. Евр Дж Пейн 12: 68–75.
  45. 45. Hou XJ, Xu JH, Yu YY (2013)Могут ли антидепрессанты предотвратить депрессию, связанную с пегилированным интерфероном-α/рибавирином, у пациентов с хроническим гепатитом С: метаанализ рандомизированных двойных слепых плацебо-контролируемых исследований? PLoS One 8:e76799.
  46. 46. Ноде Ф., Милле Б., Шарлье П., Рейманн Дж. М., Мария А. С. и др. (2013) Какое плацебо вылечит депрессию? Наводящий на размышления сетевой метаанализ. БМС Мед 11:230.

границ | Миф о реакции плацебо

Традиционные системы исцеления

На протяжении тысячелетий основная философия большинства лечебных традиций заключалась в поиске баланса и гармонии со своим духовным «я», социальным сообществом и природой (1).Пациенты и практикующие врачи в этих традиционных системах приспосабливались к тому, как пациент жил в обществе, с природой и с собой, последнее касалось духовных и ментальных аспектов жизни. Гиппократ говорил, что высшей задачей врача является поддержка пациента, в то время как природа занимается лечением — Vis medicatrix naturae , буквально «исцеляющая сила природы» (2). Желтый император Китая говорил о враче, работающем над сохранением здоровья пациента посредством баланса с природой и образом жизни (3).Древняя аюрведическая система медицины предполагает возвращение пациента к единству целостности человеческого существа, называемому универсальным сознанием, как путь к процессу исцеления (4). В большинстве этих древних целебных традиций разум, сердце, тело и природа считаются единым целым, и здоровье приходит, когда они работают в гармоничном взаимодействии. Традиционные системы целительства со всего мира следили за целостной картиной человеческой личности, которая определялась как личность в контексте своего социального и природного окружения.

Western Biomedicine

Затем, примерно 150 лет назад, в Западном полушарии были обнаружены некоторые факты о малом и частном, которые радикально изменили это представление. Были изобретены микроскоп и химия, и мы начали идентифицировать и изолировать жуков (инфекционные агенты) и лекарства (химические вещества) как причины и лекарства от определенных болезней. Манипулирование этими более мелкими элементами обладало драматической способностью останавливать смерть от этих причин. Эти открытия особенно хорошо работали в отношении инфекционных заболеваний и травм, которые были основными причинами непосредственной смерти на протяжении тысячелетий до этого.Эти эффекты были настолько драматичны, что выросла новая западная версия медицины, которая быстро распространилась и глобально вытеснила старые лечебные традиции. В конце концов, кто бы не хотел, чтобы их жизнь была спасена, когда они были на грани смерти? И так, как автомобили и сотовые телефоны после них, западная медицина стала доминирующей системой во всем мире, поддерживаемой политикой, оплатой и доставкой. Наступил век героической медицины. Теперь над природой нужно было доминировать и контролировать. Идея гармонии и баланса вылетела в окно.Более целостные модели древних времен были отброшены или отнесены к так называемой практике дополнительной или альтернативной медицины (CAM). Эти древние традиции были названы «ненаучными» и делегитимизированы. Поскольку западная медицина была особенно сосредоточена на физическом, разум, дух или социальные аспекты человека больше не имели значения для исцеления. Исцеляющая сила природы больше не имела значения. Эти концепции, которые ранее использовались во всем мире, в значительной степени исчезли из медицинской практики (5).

Рост хронических болезней

За исключением того, что болезнь не исчезла. Только сдвинулось. Наша способность остановить смерть привела к старению населения и появлению хронических заболеваний в качестве основных причин заболеваемости и смертности. Такие болезни, как болезни сердца, диабет, депрессия, слабоумие, ожирение и рак, в настоящее время доминируют над человечеством (6). Эти болезни плохо поддаются западной науке о малом и частном. Однако к настоящему времени мы настолько верили в эту науку и видели ее драматические эффекты при острых заболеваниях и смерти, что продолжаем использовать эту модель и применять ее к хроническим заболеваниям.Наше исследование теперь организовано вокруг выявления конкретных физических причин хронических состояний, которые стали главными критериями того, что является законной или незаконной практикой. Наука о малом и частном встроена в регулирующие процессы утверждения и оплаты лечения. Медицинская промышленность следует этим правилам и добивается одобрения запатентованных малых молекул для лечения распространенных хронических заболеваний. Миллиарды долларов текут после этих одобрений. Лекарства — по определению регулирующих и патентных органов — доминируют в медицинском мышлении и практике.

Редукционизм

Однако большинство из этих подходов работают не очень хорошо. В настоящее время совершенно очевидно, что, по крайней мере, для лечения сложных хронических заболеваний редукционизм не работает и уступает на практике целостным системным подходам. Это можно проиллюстрировать несколькими способами. Во-первых, узкий, редукционистский взгляд лежит в основе того, почему фармацевтическая промышленность инвестирует до двух миллиардов долларов и занимает 12–15 лет, чтобы вывести на рынок новое лекарство.Подавляющее большинство лекарств терпят неудачу, когда в конечном итоге проверяются в крупных исследованиях по сравнению с лечением плацебо. Многие из тех, которые проверены и попадают на рынок, работают не очень хорошо. Две трети положительных исследований, опубликованных в основной литературе, не могут быть воспроизведены (7–10). Для тех, которые можно воспроизвести, размер эффекта, то есть влияние группы препарата на группу плацебо, невелик. В недавнем исследовании исследователи из Национального института здоровья, легких и крови США проанализировали преимущества лекарств, которые он финансировал для исследований сердечно-сосудистых заболеваний за последние 30 лет.В результате эти препараты увеличили примерно на 8% показатели спонтанного или плацебо-излечения этих заболеваний (11).

Даже простые проверенные и эффективные методы лечения, такие как статины для профилактики сердечно-сосудистых заболеваний, еще больше иллюстрируют эту дилемму. Из каждых 100 человек, принимающих статины для первичной профилактики сердечно-сосудистых заболеваний, только двое смогут избежать сердечного приступа, сделав это, 98 не получат никакой пользы (но мы или они должны платить за препарат), а 5–20 страдают значительными побочными эффектами.Чтобы получить эти небольшие преимущества, многие должны терпеть эти побочные эффекты и затраты. Кто определяет, лучше ли эта польза, чем вред? Это не научный вопрос, это ценностный вопрос, который каждый пациент и его врач должны задать для себя (12). К сожалению, врачи почти полностью вооружены инструментами, которые им предоставляет промышленность. Редко решение об использовании статинов предлагается в полном контексте преимуществ и издержек альтернативных подходов, таких как поведение, ритуал подчинения, социальные и эмоциональные факторы, такие как одиночество, или влияние убеждений и ожиданий пациента и культуры.

Недавнее обещание «персонализированной, точной медицины» — окончательного расширения редукционистского подхода — в попытке контролировать еще более конкретные молекулярные мишени — также пока в значительной степени разочаровывает, хотя надежда и ажиотаж в этом вечны. поле. Прецизионная (таргетная) онкология является наиболее развитым из этих подходов. У некоторых людей были некоторые драматические эффекты от поражения этих целей небольшими молекулами. Прецизионная онкология принесла значительные преимущества (и большой вред) в небольших группах населения.Однако перспективы этих прорывов для больших групп населения в целом скромны и преувеличены. Профессор Димитриос Рукос из Биобанка персонализированной медицины рака Медицинской школы Университета Янина в Греции резюмировал это следующим образом: «… результаты клинических испытаний биомаркеров и биологических препаратов, разработанных на основе традиционных исследований рака с одним геном, продемонстрировали скромные, изолированный клинический успех. Эти результаты не удивительны, учитывая сложность молекулярной сети и гетерогенность рака.В постгеномную эру результаты, основанные на технологии секвенирования ДНК следующего поколения, подтверждают имеющиеся доказательства того, что инициирование, рост и метастазирование рака управляются молекулярными сетями, а не только одним мутировавшим геном или одним нерегулируемым сигнальным путем (13)». Нужна не только персонализированная, прецизионная онкология, когда лекарство нацелено на уникальную молекулу на клетке, но и обратная персонализированная онкология, где пациента настраивают на усиление реакции на лекарство.Это требует более целостного взгляда, чем нынешняя парадигма малого и частного.

Изобретение плацебо-ответа

Поскольку редукционизм в значительной степени потерпел неудачу в отношении хронических заболеваний, а западная медицина уже вложила в него значительные средства, как в образе мышления, так и в деньгах, здравоохранению пришлось изобретать способ дальнейшего укрепления своей легитимности. Таким образом, он изобрел «реакцию плацебо». В термин «реакция плацебо» были сброшены все остальные виды исцеления, которые не были вызваны изолированным, физическим и специфическим лечением.Быть воспринятым как не плацебо — то есть быть конкретным и физическим — стало требованием, чтобы его считали действительным и реальным (14). Эффекты, которые не могли продемонстрировать, что они были вызваны конкретными физическими объектами, назывались «просто плацебо» и, следовательно, нереальными и не ценными для лечения. Сведение эффектов к плацебо дало возможность скрыть фундаментальный недостаток редукционистской модели — то, что она не работает для лечения сложных, многофакторных, хронических заболеваний.

Развенчание мифа о плацебо

Хотя решение этой дилеммы многогранно, одним из важных шагов будет отказ от мифической концепции, называемой реакцией на плацебо.Несколько лет назад профессор Дэн Мурман и я рекомендовали заменить термин «плацебо-реакция» термином «значительная реакция» (15). Причина этого заключалась в том, чтобы сделать более очевидным, что наша физиология реагировала на контекст и ритуалы, которые придавали смысл лечению, а не веществу, инертному или иному. И хотя схема осмысленного ответа набрала обороты, она также оказалась неудовлетворительной для мотивации преобразования, необходимого в медицинском контакте. Хотя я по-прежнему считаю, что термин «реакция на значение» должен заменить понятие «реакция на плацебо», мы также должны заменить слова «реакция на плацебо» словами «реакция на исцеление», когда речь идет об использовании смысла в лечении.Это означало бы признание того, что в лекарствах нуждается весь человек, принимая во внимание основные механизмы, вызывающие эти реакции, а не приписывая их плацебо. Отказавшись от концепции плацебо-реакции, мы могли бы обратить внимание на то, как наш разум и ожидания изменяют нашу биологию и как культурные ритуалы и окружающий контекст медицины вызывают максимальное исцеление через смысл, а не в дебатах о том, является ли лечебный эффект « настоящее» или «просто плацебо», основанное только на том, работает ли оно с помощью конкретной теории или небольшой молекулы.

Этот концептуальный и языковой сдвиг изменит всю природу исследований плацебо для здравоохранения. Внезапно исследование смысла или целительной реакции и ее механизмов стало более ценным для использования на практике. Вместо того, чтобы просто использовать плацебо-контролируемые исследования для устранения того, что «не реально» — следствие мифа о плацебо, который оставил нам мало проверенных методов лечения хронических заболеваний, — исследование того, как работает смысловая реакция, открывает нам изобилие. открытий, которые можно сразу применить на практике.То, что сейчас отбрасывается как плацебо-реакция, может быть использовано в качестве основы для достижения оптимального исцеления, персонализированного для пациента, его культуры и контекста. Мы бы быстро перешли от терапевтического нилизма к изобилию способов облегчения страданий и лечения хронических заболеваний.

Освобождение практики от мифа о плацебо

Развенчивая миф о плацебо, я, как врач, могу использовать понимание механизмов смысловой реакции, чтобы построить несколько путей для исцеления моих пациентов.Я могу расширить свои терапевтические линзы. Например, теперь я могу использовать силу мышления и убеждений для исцеления. Я могу создать социальные ритуалы для исцеления, характерные для пациента и его культуры. Я могу настроить среду пациента, чтобы оптимизировать заживление. Я могу снова ценить и использовать отношения между врачом и пациентом, которые в значительной степени утратили свое место в западной медицине, и я также могу использовать это знание, чтобы избежать вреда, так называемая реакция ноцебо. Разрушение мифа о плацебо возвращает смысл медицине, вселяет надежду в пациента и позволяет мне устранить коренные причины выздоровления.Кроме того, это потенциально может уменьшить эмоциональное выгорание, вернув сердце медицины — отношения — обратно в здравоохранение. Исследование смыслового отклика и того, как его можно применить к исцелению, приведет нас от рассмотрения эффектов, обнаруживаемых при использовании инертных веществ, просто как к любопытству, к новому фундаментальному способу понимания того, как оптимизировать терапевтическую практику.

Как только миф о плацебо-реакции будет развеян, я, как врач, смогу опираться на исследования механизмов смысловой реакции, чтобы получить доказательную лечебную реакцию для моих пациентов.Например, теперь у меня были бы доказательства использования следующих подходов в моей повседневной практике с любым лечением, независимо от его эффективности. Я бы попытался использовать более частые дозы, а не менее частые — до предела (16). Я бы стремился проводить терапию в самых мощных терапевтических условиях, таких как больницы и клиники, а не дома (17). Я пытался подобрать внешний вид, такой как размер и цвет, к желаемому эффекту, ожидаемому пациентом и его культурой (16, 18).Я бы обратил внимание на стиль и способ лечения (17). Я бы нашел время, чтобы проводить терапию в теплой и заботливой манере (19) и с уверенностью в их исцеляющей силе (20). Я бы исследовал, в какие методы лечения верит мой пациент, и попытался бы согласовать свое лечение с этим убеждением, при условии, что оно было бы безопасным (21–23). Я хотел бы убедиться, что понимаю механизмы лечения, чтобы я мог верить в лечение, которое я провожу (24, 27). Я бы стремился согласовать все убеждения — пациента, врача, семьи и культуры (25).Я бы добавил безопасный и простой в использовании условный стимул наряду со специальной терапией (26, 27). Я бы использовал хорошо известную торговую марку или новое интересное лечение, которое, как утверждается, имело успех (28–30). Я бы сообщил пациенту, чего ожидать (31, 32). Я бы постарался использовать электронное устройство для доставки и отслеживания лечения, когда это возможно (28). Я всегда включал в лечение успокоение, расслабление, внушение и заверение (33–35). Я тратил время на то, чтобы выслушать и понять пациента (19, 36) и, по возможности, проявить к нему сочувствие и ободрить (15, 37).В последнее время данные показывают, что я могу просто объяснить пациенту возможную пользу любого лечения в связи с его потенциалом в лечении и выздоровлении (38, 39), и, что наиболее примечательно, я могу сделать это с любым лечением, независимо от его специфического эффекта. доказано или нет.

Освобождение исследований от мифа о плацебо

Избавление от мифа о плацебо также привносит глоток свежего воздуха в биомедицинские исследования в целом. Во-первых, мы можем изменить дизайн наших исследований, чтобы уменьшить смысловую реакцию на ранних этапах клинических испытаний и, таким образом, увеличить разрыв между эффектами смысла и лекарством (40).Это позволило бы нам легче продемонстрировать специфический эффект лечения, с меньшим количеством участников и с меньшими затратами. Кроме того, это помогло бы нам создать основу для продвижения как доказательств, так и этических основ использования смысла в медицине (41).

Освободившись от мифа о плацебо, мы больше не привязаны к устаревшей иерархии доказательств для определения того, что действительно и ценно. Теперь мы можем структурировать нашу исследовательскую программу вокруг того, что полезно для пациента (42). Я называю это наукой, ориентированной на пациента.Безопасность превыше всего. Если лечение безопасно с неизвестной эффективностью, у нас все еще есть возможность использовать его для ухода за человеком на его благо, оптимизируя смысловой эффект. Восстановление становится более заметным. Вместо того, чтобы искать молекулу, которую я должен вводить всю жизнь, чтобы подавлять определенный физиологический механизм, который считается патологическим, я могу искать методы лечения, которые являются стимулирующими, вызывающими более устойчивый ответ на лечение с низким риском. Например, вместо того, чтобы добавлять три препарата к антигипертензивной схеме (действующий стандарт ступенчатой ​​терапии), я могу предложить пациенту диету, физические упражнения, медитацию или иглоукалывание для лечения артериального давления и устранения его первопричин.С таким обилием средств лечения, признанных безопасными и эффективными, моя способность персонализировать схему лечения становится более гибкой и выполнимой для пациента. Если лекарство вызывает побочные эффекты или слишком дорого обходится отдельному пациенту, я могу помочь ему с помощью образа жизни и диеты, или с помощью психофизических практик, или кондиционирования, или с помощью различных традиционных и дополнительных подходов, безопасность которых ранее была доказана (43).

Наконец, освободившись от мифа о реакции плацебо, наша медицина и наша наука согласуются с реальностью сложной экологической системы, которой является целостный человек (44).Теперь мы можем согласовать экологическую сложность с наукой о сложности. На протяжении десятилетий это было известно под термином биопсихосоциальная модель (45). В науке о сложности части не объясняют целое и не являются аддитивными. Вместо этого, как только сложность частей достигает определенного уровня, появляются новые свойства с новой динамикой. Наука о сложности — наука о большом и целом — обеспечивает доказательную базу для лечения пациента с помощью множества методов на уровне разума, тела, общества или духа (46).Трансляционный разрыв между наукой и практикой теперь сократился. Для действительности не требуется два миллиарда долларов и 15 лет. Поиск смысла открывает несколько подходов к исцелению, поддерживаемых множеством исследовательских методов.

Создание рутинной лечебной реакции

Освободившись от мифа о реакции на плацебо, как мы можем использовать эти новые данные науки о сложности для лечения? На рис. 1 показана четырехмерная модель человека, которую я использую в своей практике для регулярного улучшения исцеления, основанную на знаниях, полученных в результате исследований с использованием плацебо-терапии.

Рисунок 1 Записка НАДЕЖДА начинается с центрального вопроса, исследующего «Что имеет значение» в жизни пациента, что может помочь ему достичь и сохранить здоровье и благополучие (№ 4). Затем исследуются личные детерминанты здоровья пациента, в том числе: его социальная и эмоциональная жизнь (№3), образ жизни и поведение (№2) и физическая среда, в которой он работает, играет и живет (№1).

Я делаю это с помощью набора вопросов и оценок, которые я называю HOPE Note (47).НАДЕЖДА представляет собой практику и среду, ориентированные на исцеление, и в значительной степени опирается на плацебо-руки контролируемых клинических испытаний и лабораторных исследований, которые проливают свет на механизмы смысловой реакции. В «Записке НАДЕЖДЫ» я начинаю с того, что спрашиваю пациентов, что для них важно в жизни — зачем они живут и почему хотят иметь здоровье. Это делает поиск смысла центральной целью встречи, а обмен людьми — с самого начала. Затем мы переходим к изучению множества способов, с помощью которых можно вызвать исцеляющую реакцию посредством психофизических практик, социальной и эмоциональной среды, образа жизни или изменения физического контекста, в котором происходит лечение.Знания, полученные в результате исследований с использованием плацебо и распаковки значимой реакции, наполняют эти обсуждения солидной доказательной базой и помогают пациенту оптимизировать и персонализировать свое лечение.

Развеять миф о плацебо будет непросто. В настоящее время медицинская помощь, основанная на науке о малом и частном, дает нам лишь около 15–20% пользы для здоровья населения, но при этом получает 80–90% денег (48). Наша врожденная реакция на исцеление, доступная через поведение и социальную среду, составляет остальные 80%.Однако у этого подхода к болезни нет бизнес-модели, которая бы продвигала его вперед или делала его доступным для всех. Еще сложнее, чем изменить экономическую модель исцеления, будет изменить наше представление о том, как работает исцеление. Хорошим первым шагом было бы увидеть реакцию плацебо на то, чем она является — концептуальным мифом, который поддерживает сломанную медицинскую систему и скрывает то, что мы действительно ищем — наша унаследованная исцеляющая способность теперь высвобождается благодаря пониманию того, насколько глубокий смысл пронизывает всех нас.

Вклад авторов

Автор подтверждает, что является единственным автором этой работы и одобрил ее публикацию.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

  1. https://www.drugs.com/fda-approval-process.html
  2. https://www.washingtonpost.com/news/wonk/wp/2014/11/18/does -это-действительно-стоит-2-6-миллиардов-разработать-новый-препарат/?noredirect=on&utm_term=.87ac8cbe951c
  3. https://www.mayoclinic.org/diseases-conditions/high-blood-pressure/in-depth/high-blood-pressure/art-20046974
  4. http://drwaynejonas.com/resources/hope-note/

Ссылки

1. Криппнер С. Общие аспекты традиционных систем лечения в разных культурах. В: Основы дополнительной и альтернативной медицины . Филадельфия: Здоровье Уолтерса Клювера (1999). п. 181–99.

Google Scholar

4. Лад Д.В. Аюрведическая медицина. В: Основы дополнительной и альтернативной медицины. Филадельфия: Wolters Kluwer Health (1999). п. 200–15.

Google Scholar

5. Хаффорд Д.Дж. Культурные и социальные взгляды на альтернативную медицину: предыстория и предположения. Альтернативный. тер. Здоровье Мед. (1995) 1(1):53–61.

Google Scholar

6. Nugent RM, Bertram Y, Jan S, Niessen LW, Sassi F, Jamison DT, et al. Инвестиции в профилактику неинфекционных заболеваний и борьбу с ними для достижения Целей в области устойчивого развития. Ланцет (2018) 391(10134):2029–35.doi: 10.1016/S0140-6736(18)30667-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

10. Уоллах Д.Д., Салливан П.Г., Трепановски Д.Ф., Сайнани К.Л., Стейерберг Э.В., Иоаннидис Д.П. Оценка доказательств статистической поддержки и подтверждения утверждений подгрупп в рандомизированных клинических испытаниях. Стажер JAMA. Мед. (2017) 177(4):554–60. doi: 10.1001/jamainternmed.2016.9125

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

14. Гихарро С.История плацебо. Неврологи. История (2015) 20153(2):68–80.

Google Scholar

16. De Craen AJ, Moerman DE, Heisterkamp SH, Tytgat GN, Tijssen JG, Kleijnen J. Эффект плацебо при лечении язвы двенадцатиперстной кишки. Бр. Дж. Клин. Фармакол. (1999) 48(6):853–60. doi: 10.1046/j.1365-2125.1999.00094.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

17. De Craen AJ, Tijssen JGP, de Gans J, Kleijnen J. Эффект плацебо при остром лечении мигрени: подкожное введение плацебо лучше перорального. Дж. Сем. Практика. (2000) 247(3):183–8. doi: 10.1007/s004150050560

CrossRef Полный текст | Google Scholar

18. De Craen AJ, Roos PJ, De Vries AL, Kleijnen J. Эффект цвета наркотиков: систематический обзор воспринимаемого эффекта наркотиков и их эффективности. BMJ (1996) 313 (7072): 1624–6. doi: 10.1136/bmj.313.7072.1624

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

20. Уленхут Э.Х., Рикельс К., Фишер С., Парк Л.С., Липман Р.С., Мок Дж.Препарат, вербальное отношение врача и обстановка клиники в симптоматической реакции на фармакотерапию. Психофармакология (1966) 9(5):392–418. doi: 10.1007/BF00406450

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

21. Кирш И. Ожидание реакции как детерминанта опыта и поведения. утра. Психол. (1985) 40 (11): 1189–202. doi: 10.1037/0003-066X.40.11.1189

CrossRef Full Text | Google Scholar

22. Фрэнк Дж.Д., Фрэнк Дж.Б. Убеждение и исцеление: сравнительное исследование психотерапии . Балтимор, Мэриленд: JHU Press (1993).

Google Scholar

24. Грейсли Р., Дабнер Р., Дитер В., Вольски П. Ожидания клиницистов влияют на обезболивание плацебо. Ланцет (1985) 325(8419):43. doi: 10.1016/S0140-6736(85)90984-5

Полный текст CrossRef | Google Scholar

25. фон Икскюль Т. Для описания путей между клетками, личностями и социальными системами необходимы биосемиотические исследования, а не дальнейший молекулярный анализ.Опечатка. Доп. Дж. Здоровье разума и тела (1995) 11:24–7.

Google Scholar

31. Bergmann JF, Chassany O, Gandiol J, Deblois P, Kanis JA, Segrestaa JM, et al. Рандомизированное клиническое исследование влияния информированного согласия на обезболивающую активность плацебо и напроксена при раковой боли. клин. Испытания метаанала. (1994) 29(1):41–7.

Реферат PubMed | Google Scholar

32. Skovlund E. Должны ли мы сообщать пациентам, что они могут получать плацебо? Ланцет (1991) 337(8748):1041.doi: 10.1016/0140-6736(91)92701-3

Полный текст CrossRef | Google Scholar

33. Вейз Л., Робинсон М.Э., Верн Г.Н., Прайс Д.Д. Вклад внушения, желания и ожидания в эффекты плацебо у пациентов с синдромом раздраженного кишечника: эмпирическое исследование. Боль (2003) 105 (1-2): 17–25. doi: 10.1016/S0304-3959(03)00073-3

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

34. Георгиу В.А., Неттер П.Е., Айзенк Х.Дж., Розенталь Р.Е., Фидлер К., Эдмонстон В.Е. мл., и другие. Внушение и внушаемость: теория и исследования . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: издательство Springer-Verlag (1989). doi: 10.1007/978-3-642-73875-3

Полный текст CrossRef | Google Scholar

35. Стефано Г.Б., Фриккьоне Г.Л., Слингсби Б.Т., Бенсон Х. Эффект плацебо и релаксация: нервные процессы и их связь с конститутивным оксидом азота. Мозг Res. Ред. (2001) 35 (1): 1–19. doi: 10.1016/S0165-0173(00)00047-3

Полный текст CrossRef | Академия Google

37.Черкин Д.С., Айзенберг Д., Шерман К.Дж., Барлоу В., Капчук Т.Дж., Стрит Дж. и др. Рандомизированное исследование, сравнивающее традиционную китайскую медицинскую акупунктуру, лечебный массаж и обучение самообслуживанию при хронической боли в пояснице. Арх. Стажер Мед. (2001) 161(8):1081–8. doi: 10.1001/archinte.161.8.1081

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

38. Locher C, Nascimento AF, Kossowsky J, Meyer A, Gaab J. Открытый ответ на плацебо — имеет ли значение оптимизм? Вторичный анализ рандомизированного контролируемого исследования. Ж. Психосом. Рез. (2019) 116: 25–30. doi: 10.1016/j.jpsychores.2018.11.009

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

39. Schaefer M, Sahin T, Berstecher B. Почему открытые плацебо работают? Рандомизированное контролируемое исследование открытой индукции плацебо с расширенной информацией об эффекте плацебо при аллергическом рините и без нее. PLoS One (2018) 13(3):e0192758. doi: 10.1371/journal.pone.0192758

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

41.Эверс А.В., Коллока Л., Близ С., Аннони М., Атлас Л.И., Бенедетти Ф. и другие. Последствия эффектов плацебо и ноцебо для клинической практики: консенсус экспертов. Психотерм. Психосом. (2018) 87(4):204–10. doi: 10.1159/004

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

43. Джонас В. Как работает исцеление: выздоравливайте и оставайтесь здоровым, используя свою скрытую силу для исцеления . Калифорния: Книги Лорены Джонс (2018).

Google Scholar

44.Фава Г.А., Гуиди Дж., Рафанелли С., Рикельс К. Клиническая неадекватность модели плацебо и разработка альтернативной концептуальной основы. Психотерм. Психосом. (2017) 86(6):332–40. doi: 10.1159/000480038

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

45. Боррелл-Каррио Ф., Сучман А.Л., Эпштейн Р.М. Биопсихосоциальная модель 25 лет спустя: принципы, практика и научное исследование. Энн. фам. Мед. (2004) 2(6):576–82. дои: 10.1370/afm.245

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

46. Leykum LK, Lanham HJ, Pugh JA, Parchman M, Anderson RA, Crabtree BF, et al. Проявления и последствия неопределенности для улучшения систем здравоохранения: анализ обсервационных и интервенционных исследований, основанных на науке о сложности. Орудие. науч. (2014) 9165(1):2–13. doi: 10.1186/s13012-014-0165-1

CrossRef Full Text | Google Scholar

47. Джонас В.Б.Восстановление исцеления в разговоре пациента и врача. Дж. Сем. Практика. (2018) 67(6):336–6.

Google Scholar

Как эффект плацебо получил свое название?

Еще в 13 веке термин плацебо не напоминал о клинических испытаниях, сахарных таблетках или чем-то отдаленно медицинском. Вместо этого, если бы вы были членом Римско-католической церкви, это, вероятно, заставило бы вас думать о Боге и смерти.

Как объясняет Merriam-Webster, плацебо означает «я буду рад» на латыни, и это было первое слово ответного псалма, с которого начиналась «Вечерня» в «Управлении по умершим» — вечерней молитве, которую католики читал для людей, которые умерли.(Полная строка переводится как «Я угожу Господа на земле живых».) Вскоре люди начали использовать плацебо для обозначения всей молитвы.

Однако к следующему столетию носители английского языка с богатым воображением дали плацебо вторичное определение, которое повторяло его буквальное латинское значение: подхалимским или раболепным способом.Можно было бы даже перейти к делу и назвать самого человека плацебо , что, согласно Оксфордскому словарю английского языка, означает «льстеец, подхалим или паразит». Мы должны поблагодарить Джеффри Чосера за самый ранний известный пример этого; в «Рассказе купца» (из «Кентерберийские рассказы» ) он назвал одного из персонажей «Плацебо». Плацебо, что неудивительно, тратит много времени, рассказывая своему старшему брату именно то, что он хочет услышать, в то время как третий брат, Юстинус, дает гораздо лучшие советы.

Имеет смысл, что слово плацебо — лесть с намерением доставить кому-то удовольствие, даже если это не обязательно правда — в конце концов попало в медицину, где оно стало определять любое лекарство или лечение, предназначенное для того, чтобы кому-то стало хорошо, даже если это не так. если бы он технически не имел медицинской силы. Но до 18 века дело не дошло.

«Там, где требуется просто плацебо , цель может быть достигнута с помощью средств, которые, хотя и сведены к materia medica , тем не менее не заслуживают названия лекарств», — писал врач Эндрю Дункан в своем 1770 году. книга Элементы терапии .

Полная фраза эффект плацебо не использовалась до начала 1900-х годов. В 20-м веке также родился злой близнец плацебо ноцебо (на латыни «я причиню вред»), который описывает бесполезное с медицинской точки зрения или пустое лечение, которое каким-то образом заставляет пациента чувствовать себя хуже. Излишне говорить, что ноцебо не прижился так же, как плацебо.

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.