Плацебо что: Плацебо и эффект плацебо

Содержание

Эффект плацебо: что могут получить испытатели вакцины

Сегодня весь мировой фармпром работает над средствами, которые помогли бы победить коронавирус. Разрабатываются и препараты, и вакцины. Помимо прочего, разработчики должны четко следить, не является ли в некоторых случаях положительное действаие препаратов всего лишь эффектом плацебо? О том, что такое эффект плацебо, все ли подпадают под его чары и почему он возникает, нам рассказал клинический фармаколог Орест Ибрагимов.

— Орест Борисович, когда и при каких обстоятельствах был открыт эффект плацебо?

— Вот в интернете пишут, что его открыли в 1955 году, но это, конечно, не так. Тогда его официально описали. Однако эффект плацебо известен врачам со времен Гиппократа и состоит, по сути, в том, что назначаемое пациентам врачом средство даже если оно «пустышка», может иметь терапевтический эффект, который выражается только благодаря вере пациента в его силу. С тех пор плацебо можно считать одним из самых «эффективных» средств в медицине, и усилия ученых в разработке новых лекарств по сути направлены на то, чтобы доказать, что новый препарат достоверно эффективнее плацебо.

— Насколько это просто?

— Доказать это не всегда просто. Очень трудно доказать эффект препаратов, например, в кардиологии, особенно, если эффект от лекарства оценивается не по объективным показателям (ЭКГ, анализы крови), а по субъективным, таким как самочувствие пациента.

Ученые оставили любые попытки доказать эффективность по сравнению с плацебо всех препаратов, относящихся к пищевым добавкам, а также всех гомеопатических лекарственных средств. Это невозможно. Плацебо всегда работает не хуже.

«Великолепно» работает плацебо и при ряде заболеваний ЖКТ, и даже порой при бронхиальной астме. В этой связи во всем мире в качестве обязательного этапа для доказательной медицины принято клиническое испытание, дизайн которого предусматривает сравнение с эффектом плацебо. Причем «по-правильному» сравнивать эффектность с плацебо в так называемом двойном слепом плацебо- контролируемом исследовании. Это значит, препаратом с действующим веществом и пустышку невозможно отличить по внешнему виду. И об этом не знает ни действующий врач, ни пациент. Эти данные организатор исследований имеет право открывать только после завершения клинических исследований.

Однако по отношению к препаратам для лечения коронавируса, равно как и к препаратам для лечения заболеваний, представляющих угрозу жизни пациентов (онкология, ВИЧ), применение плацебо в качестве сравнения всегда вызывает у врачей этическую дилемму. Потому что очевидно: те из пациентов, кому достанутся пустые таблетки, будут лечиться «добрым словом». Решает эту этическую дилемму во всем мире специальный Этический комитет, который определяет формат исследований в каждом конкретном случае. Тем не менее, если следовать международным протоколам европейских и американских регуляторов, их подход в этом отношении весьма прагматичен – сначала доказать эффективность, пусть даже «дорогой ценой», а потом давать разрешение на применение. Поэтому европейцы и американцы настаивают на плацебо-контролируемых исследвоаниях. 

Лично мне подход российского регулятора — Минздрава — в отношении дизайна испытания новых вакцин и лекарств в чрезвычайных ситуациях, которой является пандемия, представляется более этически оправданным. Потому что к третьей фазе исследований (плацебо-контролируемый этап проводится только во время третьей стадии) препарат или вакцина являются достаточно изученными как с точки зрения безопасности (фаза 1), так и с точки эффективности (фаза 2А и 2В). Поэтому промедление с выдачей регистрационного удостоверения, разрешающего обращение препарата, в этическом отношении чревато большими издержками  

— Терапевтические эффекты при приеме плацебо реальны или мнимы?

— Эффект плацебо действительно реален. Он подтверждается как улучшением самочувствия, так и, в ряде случаев, улучшением объективных данных, таких как ЭКГ, гастроскопия, анализы крови и прочая. И объяснение этому для врачей давно не секрет — сама по себе вера пациента в успех лечения несет существенный терапевтический потенциал. Эффект возникает на уровне психосоматических механизмов и смысловых установок на выздоровление. То есть, значение имеет психологический вектор направленности на выздоровление. 

— Есть люди склонные, а есть совершенно не склонные к плацебо?

— Разные люди реагируют на плацебо по-разному, и это зависит от психосоматического статуса пациента, от его восприимчивости и подверженности влиянию и способности отключить критическое мышление.

— То есть, такие люди легко становятся жертвами мошенников, попадают в секты?

— Совсем не обязательно. Это, скорее, зависит от уровня доверия к врачу, от того, принимаете ли вы его установку на выздоровление. Если человек настроен скептически с самого начала, перепроверяет назначения в Интернете – ни лекарства, ни плацебо не будут иметь действия. 

— Многие знания — многие печали?

— Это общеизвестно. Ведь говорят же – хочешь найти себе болезнь, поищи в Интернете. И найдете, как у классика, все, кроме родильной горячки.

— Этак можно сказать, что эффективных лекарств не существует, все зависит от веры в них..

— Есть и такая версия…

Ученые обосновали эффект плацебо — ЭкспертРУ

Сотрудники Сиднейского университета в ходе эксперимента выяснили, что при плацебо- и ноцебо-эффекте меняется активность продолговатого мозга — заднего отдела головного мозга, представляющего собой продолжение спинного мозга. Данное исследование может помочь в разработке новых эффективных методов борьбы с хроническим болевым синдромом, говорится в их докладе, опубликованном в The Journal of Neuroscience.

Эффект плацебо — это когда вместо настоящего лекарства дают таблетку-пустышку, но больной при этом из-за самовнушения начинает чувствовать себя лучше. Эффект ноцебо действует наоборот — человек от таблетки-пустышки ощущает плохие побочные эффекты будто бы настоящего лекарства, от которого может болеть голова и тошнить.

Австралийские ученые провели эксперимент, в котором приняли участие 13 мужчин и 14 женщин среднего возраста 23 года. К их рукам прикрепляли нагреватель, который слегка обжигал кожу, а затем это место мазали кремом. Одной группе говорили, что крем должен унять боль, другой — что он должен усилить боль, третьей — что крем никак не влияет на болевые ощущения. Крем на самом деле был обычным вазелином.  Эффекты плацебо и ноцебо проявились не у всех. Примерно треть добровольцев из группы плацебо почувствовали, как боль уходит, и чуть больше половины из группы ноцебо сообщили, что боль усиливается. С помощью МРТ ученые увидели, как работает мозг во всех трех случаях. 

«При плацебо-эффекте одна из зон продолговатого мозга начинала работать активнее. И чем больше была активность продолговатого мозга, тем тише работало околоводопроводное серое вещество — один из главных регуляторов болевых ощущений. При ноцебо-эффекте все было наоборот: активность зон продолговатого мозга слабела, а активность околоводопроводного серого вещества усиливалась», — говорится в публикации.

Как писал Expert.ru, основная научная информация о психологических компонентах фармакотерапии получена благодаря использованию плацебо — пустышки, внешне имитирующей лекарство. Чаще всего такие таблетки делают из мела, крахмала, талька, а плацебо-растворы — из физиологического раствора поваренной соли. Часто при приеме плацебо возникает положительный эффект: улучшается самочувствие, поднимается настроение, отступает боль. При этом, по словам профессора Изяслава Лапина, более 30 лет изучавшего действие лекарств на психику, плацебо не имеет побочных токсических эффектов, а следовательно, безвредно для организма.

 

Обнаружена биологическая основа эффекта плацебо

Область мозга, отвечающая за плацебо эффект (крупный красно-желтый участок)

Marwan Baliki

Американские ученые обнаружили область мозга, отвечающую за ответ на применение плацебо. В эксперименте активность этой области и ее нейрональные связи помогли надежно предсказать, у каких пациентов плацебо будет эффективным, а также величину этого эффекта. Результаты работы опубликованы в журнале

PLOS Biology.

Плацебо-эффект — хорошо известный феномен, состоящий в том, что назначение препарата, не содержащего действующего вещества, оказывает ощутимое действие. Наиболее сильно он проявляется при хронических болях и неврологических расстройствах. Несмотря на то, что этот эффект используется врачами и учитывается при проведении контролируемых клинических испытаний, его биологическая природа изучена недостаточно.

Чтобы восполнить этот пробел в знаниях, сотрудники Северо-Западного университета в Чикаго провели серию экспериментов на добровольцах с хроническим болевым синдромом, вызванным остеоартритом. Перед началом терапии всем участникам проводили функциональную МРТ (фМРТ) головного мозга в состоянии покоя, что позволило определить базовый уровень активности различных участков мозга.

На первой стадии экспериментов 17 пациентам в качестве обезболивания назначили плацебо, причем добровольцы, в отличие от врачей, об этом не знали. У восьми из них лечение оказалось эффективным. Сопоставляя ответ на плацебо с результатами фМРТ, ученые пришли к выводу, что наиболее тесно он связан с активностью и плотностью нейрональных связей правой средней лобной извилины мозга.

39 участников второго эксперимента, на этот раз двойного слепого (при котором ни врач, ни пациент не знают, что он принимает), после проведения фМРТ случайным образом разделили на две группы: одна в течение трех месяцев получала плацебо, другая — антидепрессант дулоксетин, эффективный при хронических болях. Определенная предварительно активность правой средней лобной извилины позволила правильно предсказать ответ на плацебо в 95 процентах случаев.

Моделируя величину плацебо-эффекта у добровольцев, получавших дулоксетин, ученые выяснили, что у некоторых из них (6 из 19) активный препарат усиливал предсказанный эффект плацебо, а у других (тоже 6 из 19) — ослаблял его. Также моделирование выявило область мозга, отвечавшую за ответ на дулоксетин после введения поправки на эффект плацебо, — ею оказалась правая парагиппокампальная извилина.

Полученные результаты подтверждают то, что плацебо-эффект имеет биологическую основу. Кроме того, они позволяют с помощью фМРТ предсказать силу этого эффекта у конкретного пациента и его роль в действии активных лекарственных веществ, что может повысить точность клинических испытаний, пишут исследователи.

Ранее ученым удалось подтвердить эффективность плацебо при паркинсонизме на нейронном уровне и показать, что плацебо-эффект может улучшить результаты тестов на уровень интеллекта. Также исследования показали, что при некоторых состояниях плацебо сохраняет эффективность, даже если пациент знает, что принимает «пустышку».

Олег Лищук

Билеты на концерт PLACEBO. PARK LIVE 2022 в Москве 19 июня 2022 года.

Park Live — один из самых мощных музыкальных фестивалей, который впервые был организован концертным агентством «Мельница» в 2013 году. С тех пор он превратился в крупнейшее и значимое событие не только в России, но и за ее пределами. Каждый год Park Live представляет самых интересных и ярких артистов со всего мира на лучших площадках Москвы.

Семь лет, более двухсот музыкальных коллективов! Сотни тысяч зрителей, незабываемые эмоции: Muse, Red Hot Chili Peppers, The Killers, System of a Down, Lana Del Rey, Thirty Seconds to Mars, Limp Bizkit, Bring Me The Horizon, The Prodigy, Deftones, Massive Attack, Gorillaz, Die Antwoord, Paramore, Земфира, «Мумий Тролль» и многие-многие другие.

Именно Park Live сделал доступными для Москвы не только десятки всемирно известных групп, которые уже сыграли свою роль в истории музыки XX-XXI веков, но и открыл множество новых артистов для нашей публики. При составлении лайн-апа фестиваль никогда не руководствовался лишь аспектом коммерческого успеха, особенную роль в выборе артистов играет индивидуальность, талант и культурная значимость каждого исполнителя.

«Sum 41» является одной из самых известных панк-рок групп Канады. С 2001 года музыканты выпустили шесть успешных студийных альбомов. В июле прошлого года состоялась премьера седьмого — «Order In Decline». Никогда еще группа не звучала так тяжело и энергично, как в этой пластинке. Они шли к подобному звуку всю свою историю, и на предыдущем альбоме, «13 Voices» (2016), вплотную приблизились к нему. «Sum 41» никогда не были аполитичными, в то же время никогда так яростно и громко, как в последнем альбоме, не заявляли о царящей в мире обстановке. Порядок нарушен, мир пошатнулся, американские избиратели голосуют за новые «берлинские» стены. «Sum 41» — одна их тех немногих команд, которые не изменили себе на протяжении всего творческого пути. В отличие от других современных рок-групп их звучание с годами становится только жестче и агрессивнее, а лирика взрослее и актуальнее. 17 июня 2022 года — «Sum 41» на «Park Live»!

Placebo — одна из определяющих альтернативных рок-групп за последние 20 лет. На сегодняшний день группа продала 12 миллионов альбомов по всему миру. Одноименный дебютный альбом изменил всю британскую музыку в 1996 году. Placebo противопоставляли себя всему брит-попу, тем самым вдохновив целое поколение музыкантов следовать за ними. Музыканты заняли свое важное место в британской музыкальной истории. Они сотрудничали с такими легендами, как Дэвид Боуи, Роберт Смит и Майкл Стайп. Семь суперуспешных альбомов за 20 лет существования! После релиза седьмого альбома «Loud Like Love» последовал масштабный мировой тур «20 лет Placebo», который продолжался в течение всего 2017 года. В 2020 году группа вернулась в студию, чтобы записать новый альбом, с которым они выступят на нескольких фестивалях следующим летом. В том числе на московском Park Live: Placebo станут хедлайнерами 19 июня 2022 года!

Группа «The LaFontaines» была образована в 2008 году и выпустила три студийных альбома: «Class», «Common Problem» и «Junior». Дебютный альбом «Class» попал в десятку лучших в Шотландии, а второй — «Common Problem» последовал за ним по пятам. У группы есть армия поклонников по всей Великобритании и Европе, которая продолжает расти с каждым днем. За последние три года они играли на разогреве у таких музыкантов, как Андерсон Паак, Майк Шинода, All Time Low и Rag ‘n’ Bone Man. Их энергичные и смелые живые выступлениями покоряют публику. Просто больше нет никого подобного «The LaFontaines» — группы, которая лично гарантирует, что если вы посетите их шоу, у вас не останется шансов: они вас покорят. На сегодняшний день у «The LaFontaines» насчитывается чуть более 11 миллионов стримов в Spotify, они стали одной из самых сильных команд британской сцены. «The LaFontaines» на фестивале «Park Live» 19 июня 2022 года!

«Creeper» — хоррор-панк группа родом из Саутгемптона, Англия. В 2017 году вышел дебютный альбом группы под названием «Eternity, In Your Arms». Вокалист и лидер группы Уилл Гулд так прокомментировал выход альбома: «Своей музыкой мы хотим донести мысль о том, что в любую минуту каждый из нас может потерять не одну лишь жизнь, но и самих себя, потерять ту часть мира, которой он является». Группу часто сравнивают с Alkaline Trio, AFI и My Chemical Romance. Creeper впервые в России!

Проект Gorillaz — явление уникальное. Настоящий поп-феномен. Больше 20 лет прошло с момента, когда Деймону Албарну и его другу художнику Джейми Хьюлетту пришло в голову создать анимационную группу, а 2-D, Мердок Никкалс, Рассел Хобс и, конечно, крошка Нудл по-прежнему взрывают чарты. Шумиха вокруг пятого альбома «Humanz» — тому подтверждение. Презентация сразу четырех новых клипов, тогда легко собравших несколько миллионов просмотров за 48 часов, первое живое интервью 2-D и Мердока каналу ВВС, планы снимать сериал о Gorillaz — вот, что волновало музыкальную общественность весной 2017-го. Создав свой неповторимый стиль, Gorillaz смогли осуществить то, к чему многие музыканты стремятся всю свою карьеру. В период с 1998 по 2010 год артисты выпустили четыре пластинки, собрали забитые под завязку арены и получили самые престижные музыкальные награды. На счету Gorillaz статуэтка «Grammy» за тот самый «Feel Good Inc.» и рекордных 9 (!) номинаций за другие работы. За 12 лет они превратились в икону мира поп-музыки, а выпустив в 2010 году «The Fall», попрощались с нами на долгих семь лет. Сейчас Gorillaz снова в деле! И снова на Park Live 8 июля 2022 года!

В мире есть много разных музыкальных групп. Одни при записи каждого нового лонгплея пытаются быть оригинальными, экспериментируют со звучанием и стилями. А есть те, кто годами не меняет почти ничего. Один из незыблемых бастионов в этом плане — DEFTONES. И при этом их девятый альбом считается одним из самых ожидаемых релизов в современной альтернативной музыке. Песни DEFTONES всегда славились своим легким отношением к жизни. За всю историю существования группа выпустила восемь студийных альбомов, последний из которых «Gore» вышел в 2016 году. Сразу после выхода дебютной пластинки «Adrenaline» в 1995 году о Deftones заговорили как о большом и качественном продукте, лишенном (в отличие от аналогичных проектов) враждебности или самоненависти. Группе удается смешивать целые полотна разных настроений и эмоций, именно поэтому каждый альбом DEFTONES — настоящая кладезь переживаний как для подростка, так и для того, кто уже давно пережил возраст, когда громкие гитары надолго застревают в голове. Спустя восемь лет DEFTONES снова выступят на Park Live 9 июля 2022 года!

Джейсон Аалон Батлер основал новую группу «Fever 333» в 2017 году. Их первый концерт был проведен на парковке локальной пончиковой в родном Инглвуде. Так и появилась одна из самых ярких и идейных рок-групп за последние годы. Батлер декларировал и свой собственный манифест: «3С» (ССС = 333): «сommunity» — сообщество, «сharity» — благотворительность, «сhange» — изменения. Он позволяет «Fever 333» выйти за рамки привычного определения «новая рок-группа» и позиционировать себя на музыкальной сцене как коллектив единомышленников, движение, в основе которого лежит стремление к изменениям. Россию музыканты потрясли своим выступлением на фестивале «Park Live» в 2019-м, после которого о группе говорили много и эмоционально. Каждый концерт «Fever 333» по-своему уникален: поведение участников коллектива на сцене чрезвычайно выразительно и почти всегда абсолютно непредсказуемо. 9 июля 2022 года все поклонники группы снова смогут увидеть ее на «Park Live»!

Восходящая суперзвезда Poppy выступит на «Park Live» 9 июля с новым альбомом «I Disagree». Ее называют самой загадочной и пугающей блондинкой интернета, «милым ужасом». Образ Poppy — это доведенный до абсурда стандарт голливудской знаменитости. Мориа Роуз Перейра — молодая американская звезда, загадка музыкальной современности, внезапно достигшая успеха странноватая девушка с запоминающимся образом. В 2014 году на YouTube-канале Poppy начали появляться видео, в которых милая блондинка совершала ничем немотивированные поступки под пугающую музыку. Вирусные ролики приобрели большую популярность. Сейчас в ее музыкальной истории три студийных альбома и два EP. Последний альбом Poppy «I Disagree» — это бунт против индустрии, воспитывающей одинаковых поп-певиц, и против канонов форматной музыки. Здесь певица сталкивает поп с ню-металлом. Ее музыка, образ и видео заставляют людей чувствовать себя странно. Это привлекает к ней внимание. Poppy выступит в России впервые на грандиозном фестивале «Park Live»!

Харизматичный Фрэнк Картер вместе со своей группой «Frank Carter & The Rattlesnakes» выйдет на сцену «Park Live» 10 июля. В 2015 году уроженец города Уотфорд Фрэнк Картер занялся воскрешением грязного гаражного рока в стиле «The Stooges» лучших лет. С поправкой, разумеется, на XXI век за окном и свою хардкоровую закалку. Вместе со своей группой музыкант представит последний альбом «End Of Suffering» (буддисткий термин, означающий просветление) — «самую честную запись», по словам фронтмена, над которой он когда-либо работал. Всего за пятилетнюю историю группа выпустила один ЕР и три студийных альбома.

Если говорить о мелодичном британском металкоре, то «Bullet For My Valentine» являются самыми яркими его представителями. Впрочем, этого бы скорее всего не случилось, если бы не было в ней прекрасного музыканта и певца по имени Мэтт Так, который великолепно использует чистый вокал и прекрасно преподносит его же в искаженном виде. C влиянием таких стилей, как треш, глэм, гранж и ню-металл, они создали свой собственный стиль и считаются представителями металла нового поколения. Популярна группа стала в 2005 году, когда вышла дебютная пластинка «The Poison», и о «Bullet For My Valentine» узнал весь альтернативный мир. Вскоре альбом стал «золотым», и группа отправилась в мировое турне. И вот повзрослевшие герои металкора «Bullet For My Valentine» снова в России! Только на фестивале «Park Live» 15 июля 2022 года!

Хедлайнером 16 июля 2022 года станут The Killers. Старт The Killers — один из самых успешных за всю историю современной музыки. Первый же альбом поднялся на вершину британского чарта, пять раз номинировался на «Grammy», стал трижды платиновым в США. Живые выступления The Killers похожи на фейерверк. Под их песни хочется танцевать и радоваться жизни. В начале карьеры музыканты выступали на разогреве легендарных U2, а сейчас The Killers ждут самые крутые музыкальные фестивали по всему миру. Park Live дождался музыкантов уже второй раз! И, конечно же, не забываем: это будет единственное выступление в России!

«Royal Blood» — британская группа, которая возвращает веру в громкую рок-музыку. За их спинами два альбома, выступления на главных фестивалях по всему миру и успешный сольный тур. Два человека, лучшие традиции garage rock, мгновенный успех. «Royal Blood» очень громко заявили о себе в 2014 году одноименным альбомом. Они вдвоем звучат сильнее и интереснее, чем многие коллективы, состоящие из 4-5 человек, а свое звучание музыканты довели до совершенства: гитары ревут, ударные бьют, фронтмен владеет по-блюзовому качественным вокалом. И в 2017 году, как гром среди ясного неба, вышел второй полноформатный альбом «How Did We Get So Dark?». Вдвоем они выдают больше бури и натиска, чем физически способны два человека. Сегодня они уже дышат в затылок ключевым рокерам современности. Встречайте «Royal Blood» на «Park Live» 16 июля 2022 года!

VIP-зона «Park Live» — это специальная зона отдыха и развлечений с отдельным входом на территорию фестиваля. В VIP расположены фуд-корт, бар с расширенным ассортиментом напитков, особые зоны от партнеров фестиваля и специальная трибуна, с которой открывается обзор на главную сцену. Также с VIP-билетом вы можете беспрепятственно перемещаться между зонами, при желании выйти в зону «Входного билета» и, конечно, добраться до самой сцены.

Купить билеты на концерт PLACEBO. PARK LIVE 2022 можно на сайте redkassa.ru. PLACEBO. PARK LIVE 2022 — концерт в Москве, 19 июня 2022 года. Забронировать и купить билеты на концерт PLACEBO. PARK LIVE 2022 без наценки, по ценам организаторов, можно в РедКасса (RedKassa) и по телефону +7 (495) 665-9999. Доставка по Москве и ближнему Подмосковью.

Кнопки-плацебо и вкусный чизбургер: как появляются неожиданные идеи и вещи

Представьте ситуацию: ваш начальник, одержимый пунктуальностью, ждет вас к 14:00. Вы опаздываете. На часах уже 14:06. А работаете вы в небоскребе «Бурдж-Халифа», самом высоком здании в мире. Его высота — 828 м, а количество этажей — 163. Благодаря трубчатому дизайну в конструкции вдвое меньше металла, чем потребовалось для строительства 381-метрового Эмпайр-стейт-билдинг. Эти факты крутятся в голове, пока вы мчитесь по длинному коридору к одному из самых высоких лифтов на планете. Тут вам повезло: двери открыты, внутри никого. Вы жмете «152», чтобы попасть на этаж к начальнику, но лифт стоит на месте. Тогда вы нажимаете кнопку «Закрыть двери». Потом еще раз. И еще раз. Только тогда двери закрываются, а лифт приходит в движение. 

Возможно, вас это удивит, но кнопка «Закрыть двери», скорее всего, не работает. Там просто загорается лампочка. Это так называемая кнопка-плацебо. Их множество по всему миру. Они есть на офисных термостатах или, например, на столбах у пешеходных переходов в разных городах. С их помощью люди «сообщают», что хотят перейти проезжую часть. Однако в 2004 году в Нью-Йорке работала лишь пятая часть из 3500 таких кнопок. Причина проста: нет смысла тратить деньги на их реальное подключение и обслуживание — большинство людей обычно не видит разницы. Что же касается лифтов, в 1990 году в США приняли закон об американцах с ограниченными возможностями, согласно которому двери должны быть открыты достаточно долго, чтобы люди, передвигающиеся на костылях или инвалидных колясках, успели попасть внутрь. 

Когда мы думаем, что управляем ситуацией, или, по крайней мере, активно занимаемся чем-то (нажимаем кнопку-плацебо), ощущение времени притупляется.

Ваши ожидания от кнопки — и любые представления о функционировании чего бы то ни было в мире — называются ментальной моделью. Зачастую наши ментальные модели поверхностны или даже ошибочны. В частности, многие думают, что эволюция — это развитие от низших существ к высшим, хотя более верная модель подразумевает, что выживают наиболее приспособленные к среде, даже если они глупее и медленнее. Так, нагревание планеты будет способствовать процветанию одних существ (вроде морских звезд и осьминогов) и сильно осложнит жизнь другим (ну, вы поняли кому).

Реклама на Forbes

Термин «ментальная модель» появился в когнитивной психологии — науке, исследующей то, как наш мозг думает, воспринимает окружающую действительность и взаимодействует с миром. Некоторые дизайнеры умеют применять эти знания для наилучших решений. Психологические исследования показывают, что люди, как правило, любят ощущение контроля над вещами, в том числе над лифтами (а то, насколько сильно проявляется это ощущение, называется локусом контроля). Исследования доказали: когда мы думаем, что управляем ситуацией, или, по крайней мере, активно занимаемся чем-то (нажимаем кнопку-плацебо), ощущение времени притупляется. В общем, дизайнеры изучают разнообразные ментальные модели, чтобы сделать жизнь комфортнее.

Классический пример использования ментальных моделей для улучшения дизайна — легенда о том, как в одном из аэропортов Хьюстона разработали систему выдачи багажа. После многочисленных жалоб на долгое ожидание руководство наняло больше грузчиков. Помогло, но люди жаловаться не перестали.

Тогда было принято нестандартное решение. Пункт выдачи багажа переместили как можно дальше от терминалов, и людям пришлось идти за сумками и чемоданами в шесть раз дольше. Звучит абсурдно, но это сработало: когда пассажиры приходили в зал выдачи, багаж уже был там. Жалоб больше не поступало. Дэн Ариэли в книге «Предсказуемая иррациональность» рассказывает, что такие неожиданности — обычное дело для человеческой природы, а у факторов, влияющих на наше мнение и выбор, есть научное объяснение.

Дизайн с расчетом на иррациональность кажется нелогичным, но чаще всего люди оказываются куда менее рациональными, чем мы предполагаем. «Психология часто важнее статистики», — говорит Ричард Ларсон, исследователь из Массачусетского технологического института, один из ведущих мировых специалистов в области психологии ожидания. Скорее всего, перед лифтом, к которому вы бежали на работу, было зеркало высотой во всю стену — еще один метод, благодаря которому ожидание кажется не таким утомительным. Парки развлечений Уолта Диснея — настоящие шедевры проектирования с учетом восприятия времени. Там показывают приблизительное время ожидания, чтобы посетители меньше нервничали (такая функция не помешала бы и лифтам), но оно завышено — и это позволяет приятно удивить гостей.

Однако такое глубокое знание психологии и даже биологии может быть использовано и против нас. Работа маркетологов и рекламщиков основана на умении манипулировать этим знанием. Возьмем, к примеру, фастфуд. Чизбургеры и молочные коктейли — это вкусно, но мы прекрасно знаем, что вряд ли проживем долгую и здоровую жизнь, если будем питаться ими каждый день. Но наш мозг жаждет сладкого, соленого и жирного — и мы поддаемся искушению. Если мы взглянем на нашу эволюционную историю, то увидим: эти вкусы связаны с богатыми источниками калорий, которые когда-то были редкостью. Мы прожили миллионы лет как раз благодаря этой тяге и способности накапливать калории в виде жира — это позволяло выжить в дни, когда еду найти не удавалось (все наши предки практиковали интервальное голодание). До сих пор дизайнеры рекламы играют на наших желаниях, чтобы соблазнить нас вредной едой.

Ловушка в том, что при покупке чизбургера, пончика или еще одного чизбургера в перерыве между пончиками мы оцениваем лишь поверхностные элементы дизайна. Нами движет ментальная модель, обусловленная генетикой. Именно ее учитывают создатели рекламы. Они показывают нам только что приготовленный картофель фри с румяной корочкой, пролетающий в замедленной съемке сквозь пышные облака хлопьев соли, или сочную котлету для бургера, которую жарят на гриле. Искушение настолько велико, что легко забыть: еда должна заряжать нас энергией, а не развлекать.

Когда мы смотрим на чизбургер, витрину или рекламу, мы считываем поверхностные элементы, отмечая, как предмет выглядит и какие чувства у нас вызывает.

Это касается не только рекламы: саму еду тоже делают привлекательной. Полтора века назад люди в основном ели то, что давала природа, не подвергая продукты особой обработке. Сегодня еду проектируют. Появилась пищевая инженерия, благодаря чему производство сладкой, соленой и жирной пищи стало дешевым. В такой еде куда меньше питательных веществ, чем в цельных продуктах, использованных для ее создания. Инженеры придумывают вкусы и ароматы, чтобы стимулировать нашу тягу к натуральной пище и тратить как можно меньше ресурсов. Наш организм чувствует подвох, ведь пищеварительная система за тысячи лет не изменилась; но, когда еда дешевая, да еще и сладкая, соленая или жирная, устоять трудно. Основная цель приема пищи игнорируется, насыщение не приходит, но мы снова и снова наступаем на те же грабли.

Когда мы смотрим на чизбургер, витрину или рекламу, мы считываем поверхностные элементы, отмечая, как предмет выглядит и какие чувства у нас вызывает. Часто мы покупаем одежду и обувь просто потому, что они классно смотрятся, даже если не очень удобные. И это нормально, если мы понимаем, что идем на компромисс: «Раз в этом я выгляжу прекрасно, можно потерпеть один вечерок» или «У меня день рождения, так что в честь праздника я выпью бутылку хорошего вина и съем столько двойных бургеров, сколько влезет». Мы созданы, чтобы получать удовольствие, и должны наслаждаться жизнью, когда есть возможность. Проблема в том, что красивая форма часто отвлекает от важного содержания. Культура потребления приучила думать, что идеальная жизнь — череда насыщенных, но мимолетных впечатлений, а не баланс между кратковременным и долгосрочным удовольствием. Подумайте о том, что сказал основатель Apple Стив Джобс:

Люди думают, что дизайнерам дают коробку и говорят: «Сделайте красиво». Нет, для нас дизайн — не только оболочка. Важно не только то, как выглядит вещь и какие эмоции вызывает, но и то, как она работает.

Думать о том, как работает вещь, — значит учитывать все: для чего она нужна, какую роль сыграет в чьей-нибудь жизни, как повлияет на мир. На долю производства продуктов питания и сельского хозяйства приходится примерно 24% мировых выбросов парниковых газов. Выходит, то, что человек ест, влияет не только на тело, но и на окружающую среду. Реклама, в свою очередь, заставляет сосредоточиться на эмоциях здесь и сейчас. Нам обещают, что мы почувствуем себя великолепно уже сегодня, если купим тот или иной товар, и специально отвлекают от размышлений над более глубокими вопросами, например «Было ли нам стыдно после недавнего шопинга или приема пищи?».

Вот и объяснение тому, что зачастую мы почти не пользуемся купленными вещами, а потом их выбрасываем: мы принимаем восторг, который испытываем в момент покупки, за ощущение, что товар будет долго и хорошо влиять на жизнь.

Есть много способов продумать дизайн. Качественный продукт…

  • улучшает жизнь сейчас;
  • улучшает жизнь на годы вперед;
  • просто и приятно осваивать;
  • надежен и не теряет ценность с течением времени;
  • легко ремонтировать и модернизировать;
  • безопасен для людей и окружающей среды.

Обратите внимание: на многие из этих характеристик делается акцент при продаже, поскольку они отражают наше внутреннее представление о том, что такое хороший товар. Как ни странно, техника Apple печально известна тем, что ее трудно ремонтировать, и тем, что при ее производстве используются материалы, опасные для окружающей среды. У Стива Джобса было свое видение того, какой должна быть вещь, которая действительно хорошо работает, и оно приносило Apple славу и прибыль.

У кнопок-плацебо в лифте и чизбургеров в ресторанах быстрого питания разное назначение. Да, технически кнопки-плацебо не работают, но задуманы так, чтобы положительно влиять на людей. Дизайнер такой кнопки использует когнитивную психологию, чтобы влиять на человеческие мысли и чувства, но делает он это прежде всего ради общего блага. Лифтами и пешеходными переходами пользуются тысячи людей. Система просто не может отвечать запросам каждого. У дизайнеров есть лишь возможность подарить людям ощущение, что время течет быстрее. Конечно, хочется более функционального дизайна (например, чтобы не просто загоралась лампочка, а отображалось примерное время ожидания), но кнопка-плацебо — все равно лучше, чем ничего.

Что же касается фастфуда и его тщательно продуманной рекламы, в этом случае нашими инстинктами манипулируют, заставляя покупать и есть то, что в долгосрочной перспективе пагубно скажется на качестве жизни. Если исходить из гедонистической потребности, можно разок пообедать двойным чизбургером и выпить молочный коктейль, но долго жить здоровыми, потребляя столько бургеров, сколько нам хотят продать, не получится. 

Реклама на Forbes

Ноцебо против плацебо. Что бывает, когда вакцины боятся больше, чем ковида | Здоровая жизнь | Здоровье

​Американские ученые выяснили, что такой страх приводит к необычным побочным эффектам прививок: их причина не в самой вакцине, а в голове. Как это возможно? 

Наверное, всем известен эффект плацебо. Это когда больной принимает пустышку, но она ему помогает. Такое действие объясняют самовнушением. Понятно, что лечебная эффективность плацебо имеет свои границы, это помогает в легких случаях, когда нет серьезных изменений, вызванных недугом. Такие болезни называют функциональными. 

Почему пустышки вызывают побочные эффекты

Но у эффекта плацебо есть обратная сторона: эффект ноцебо. Это как бы плацебо, но наоборот — с негативным действием. Классический пример: побочный эффект от пустышки, будто бы она лекарство. Так бывает в слепых клинических испытаниях лекарств, когда пациенты принимают плацебо и не знают об этом. Или не уверены в том, какая судьба им досталась: принимать испытуемое лекарство или быть в контрольной группе и «лечиться» пустышкой. В этих случаях они обычно думают, что лечатся препаратом. И у них нередко наблюдают побочные эффекты, типичные для того препарата, который испытывают.

Как это может быть, ведь в пустышке нет активного вещества, и, следовательно, вызвать побочное действие она не может? Оказывается, все дело в голове: пациент ожидает от лекарства не только лечебных, но и побочных эффектов. Участники испытаний о них хорошо знают, ведь они подписывают информированное согласие, в котором перечислены все негативные эффекты лекарства. 

С головой надо дружить

Эффект ноцебо бывает не только при приеме плацебо, но и при лечении настоящими лекарствами (или после введения вакцин). Так случается, если пациент из чувства страха или тревоги как бы внушает себе, что у него развивается побочный эффект. 

Получается, что эффект плацебо — это больше свойство оптимистов, а ноцебо типично для пациентов, подверженных фобиям (страхам), для пессимистов и ипохондриков (мнительные люди). Зная о негативных действиях лекарства, они превращают эти знания в реальность: начинают чувствовать головные боли, слабость, быструю утомляемость, тошноту, сердцебиение, одышку, запоры и другие побочные эффекты. Важно, что все эти симптомы такого свойства, что могут вызываться самовнушением. 

Обманываться рады

И вот американские ученые из медицинского центра Beth Israel Deaconess Гарвардской медицинской школы в Бостоне решили проверить, какое количество побочных эффектов при вакцинации против COVID-19 истинное (вызванное самой прививкой), а какое — ложное (эффект ноцебо). Для этого они проанализировали результаты двенадцати исследований, в которых оценивали побочные эффекты вакцинации в течение 7 дней после прививки. В них участвовали 45 380 человек (22 578 получили плацебо и 22 802 вводили настоящую вакцину). 

Все побочные эффекты они разбили на два вида. Первые — системные (общие) проявления, к ним отнесли любое повышение температуры, озноб, общее недомогание, боли в суставах, мышцах или голове, тошноту или рвоту, диарею (понос). Вторые — локальные (местные) побочные эффекты в месте введения вакцины: боль, покраснение, припухлость (отечность), болезненность при нажатии.

Ученые обнаружили, что многие из этих побочных эффектов были как в контрольной группе, в которой получали плацебо, так и у тех, кто получил настоящую вакцину. В первую очередь это относилось к таким симптомам, как головная боль, общее недомогание и боли в суставах. Причем в группе плацебо их регистрировали достаточно часто: хотя бы один системный побочный эффект после введения первой дозы пустышки был у 35,2% участников, а локальный — у 16,2%. Чаще всего встречались головная боль (19,3%) и недомогание (16,7%). В группе вакцинированных по-настоящему побочка в целом отмечалась чаще: системные эффекты у 46,3%, а местные — у 66,7%. 

76% побочных эффектов — это самовнушение

Поскольку плацебо не должно было вызывать побочных действий, все негативные эффекты после его введения учеными были расценены как ноцебо. Они предположили, что и в группе привитых вакциной примерно такое же количество подобных симптомов вроде головной боли, недомогания и т. д. являются ноцебо, а не истинными побочными эффектами вакцинации. Несложные расчеты показали, что 76% схожих общих симптомов у вакцинированных вызваны самовнушением, а не самой вакциной. То есть они тоже проходят по разряду ноцебо. Для местных симптомов этот показатель был примерно в три раза ниже (24,3%). 

То есть только четверть побочных эффектов были ложными, а 3/4 — реально вызваны введением вакцины. И это объяснимо. Легко убедить себя в том, что рука после укола болит, но вот покраснение или отек самовнушением не вызовешь. То есть ноцебо симулирует только некоторые побочные эффекты. 

По этой же причине ряд системных побочных эффектов в группе плацебо встречались крайне редко. Например, повышение температуры встречалось с частотой 0-1%. Согласитесь, чтобы самовнушением повысить температуру своего тела, нужно быть йогом.

Простое слепое плацебо-контролируемое рандомизированное исследование безопасности, реактогенности и иммуногенности вакцины «ЭпиВакКорона» для профилактики COVID-19 на добровольцах в возрасте 18–60 лет (фаза I–II) | Рыжиков

1. Ганеева Л.А., Скрипова В.С., Касатова Л.В., Набиуллина Р.М., Абрамова З.И. Оценка некоторых биохимических параметров энергетического обмена у студентов-легкоатлетов после продолжительной нагрузки // Ученые записки Казанского университета. Серия «Естественные науки». 2013. Т. 155, № 1. С. 40–49.

2. Методы определения показателей качества иммунобиологических препаратов для профилактики и диагностики гриппа: Методические указания МУ 3.3.2.1758-03 // М.: Федеральный центр госсанэпиднадзора Минздрава России, 2005. 44 с.

3. Berger A., Drosten C., Doerr H.W., Sturmer M., Preiser W. Severe acute respiratory syndrome (SARS) — paradigm of an emerging viral infection. J. Clin. Virol., 2004, vol. 29, pp. 13–22. doi: 10.1016/j.jcv.2003.09.011

4. Dutta N.K., Mazumdar K., Gordy J.T. The nucleocapsid protein of SARS-CoV-2: a target for vaccine development. J. Virol., 2020, vol. 94, no. 13: e00647-20. doi: 10.1128/JVI.00647-20

5. Elbe S., Buckland-Merrett G. Data, disease and diplomacy: GISAID’s innovative contribution to global health. Global Challenges (Hoboken, NJ), 2017, vol. 1, no. 1, pp. 33–46. doi: 10.1002/gch3.1018

6. Ferretti A.P., Kula T., Wang Y., Nguyen D.M.V., Weinheimer A., Dunlap G.S., Xu Q., Nabilsi N., Perullo C.R., Cristofaro A.W., Whitton H.J., Virbasius A., Olivier K.J. Jr, Buckner L.R., Alistar A.T., Whitman E.D., Bertino S.A., Chattopadhyay S., MacBeath G. Unbiased screens show CD8+ T cells of COVID-19 patients recognize shared epitopes in SARS-CoV-2 that largely reside outside the spike protein. Immunity, 2020, vol. 53, no. 5: 1095–1107.e3. doi: 10.1016/j.immuni.2020.10.006

7. Goncharova E., Ryzhikov E., Poryvaev V., Bulychev L., Karpyshev N., Maksyutov A., Ryzhikov A. Intranasal immunization with inactivated tick-borne encephalitis virus and the antigenic peptide 89-119 protects mice against intraperitoneal challenge. Int. J. Med. Microbiol., 2006, vol. 296, pp. 195–201. doi: 10.1016/j.ijmm.2006.02.002

8. He J., Huang J.R., Zhang Y.L., Zhang J. SARS-CoV-2 nucleocapsid protein intranasal inoculation induces local and systemic T cell responses in mice. J. Med. Virol., 2021, vol. 93, pp. 1923–1925. doi: 10.1002/jmv.26769

9. Kaur S.P., Gupta V. COVID-19 vaccine: a comprehensive status report. Virus Res., 2020, vol. 288: 198114. doi: 10.1016/j.virusres.2020.198114

10. Khuroo M.S., Khuroo M., Khuroo M.S., Sofi A.A., Khuroo N.S.. COVID-19 Vaccines: a race against time in the middle of death and devastation! J. Clin. Exp. Hepatol., 2020, vol.10, no. 6, pp. 610–621. doi: 10.1371/journal.pntd.0002787

11. Maksyutov A.Z., Bachinskii A.G., Bazhan S.I., Ryzhikov E.A. Design of safe AIDS vaccines based on search for local similarities between HIV-1 and human proteins. In: AIDS Vaccines and Related Topics. Kerala: Research Signpost, 2004, pp. 47–62.

12. Patent No. WO 2004/031212. 2004 A1. Russian Federation, Int. Cl. WO 2004/031212. 2004 A1. Antigenic peptides. No. 2003/000421; application: 2003.09.25: date of publication 2004.04.15 / Maksyutov A.Z., Ryzhikov A.B., Kolobov A.A., Maksyutov Z.A. Proprietors: Gosydarstvenyi Nauchnyi Tsentr Virusologii I Biotekhnologii “Vector” Rospotrebnadzora (GNII VB “Vector”). 84 p.

13. Musicò A., Frigerio R., Mussida A., Barzon L., Sinigaglia A., Riccetti S., Gobbi F., Piubelli C., Bergamaschi G., Chiari M., Gori A., Cretich M. SARS-CoV-2 epitope mapping on microarrays highlights strong immune-response to N protein region. Vaccines, 2021, vol. 9, no. 1: 35. doi: 10.3390/vaccines9010035

14. Nikolaev E.N., Indeykina M.I., Brzhozovskiy A.G., Bugrova A.E., Kononikhin A.S., Starodubtseva N.L., Petrotchenko E.V., Kovalev G.I., Borchers C.H., Sukhikh G.T. Mass-spectrometric detection of SARS-CoV-2 virus in scrapings of the epithelium of the nasopharynx of infected patients via nucleocapsid N protein. J. Proteome Res., 2020, vol. 19, no. 11, pp. 4393–4397. doi: 10.1021/acs.jproteome.0c00412

15. Omrani A.S., Saad M.M., Baig K., Bahloul A., Abdul-Matin M., Alaidaroos A.Y., Almakhlafi G.A., Albarrak M.M., Memish Z.A., Albarrak A.M. Ribavirin and interferon alfa-2a for severe Middle East respiratory syndrome coronavirus infection: a retrospective cohort study. Lancet Infect. Dis., 2014, vol. 14, no. 11, pp. 1090–1095. doi: 10.1016/S1473-3099(14)70920-X

16. R: a language and environment for statistical computing (v.4.0.2). Global Diversity Information Facility. URL: https://www.gbif.org/ru/tool/81287/r-a-language-and-environment-for-statistical-computing

17. Schiffman F.J. Hematologic pathophysiology. Philadelphia: Lippincott-Raven, 2009. 388 p.

18. Shrock E., Fujimura E., Kula T., Timms R.T., Lee I.H., Leng Y., Robinson M.L., Sie B.M., Li M.Z., Chen Y., Logue J., Zuiani A., McCulloch D., Lelis F.J.N., Henson S., Monaco D.R., Travers M., Habibi S., Clarke W.A., Caturegli P., Laeyendecker O., Piechocka-Trocha A., Li J.Z., Khatri A., Chu H.Y.; MGH COVID-19 Collection & Processing Team, Villani A.C., Kays K., Goldberg M.B., Hacohen N., Filbin M.R., Yu X.G., Walker B.D., Wesemann D.R., Larman H.B., Lederer J.A., Elledge S.J. Viral epitope profiling of COVID-19 patients reveals cross-reactivity and correlates of severity. Science, 2020, vol. 370, no. 652: eabd4250. doi: 10.1126/science.abd4250

19. Song W., Gui M., Wang X., Xiang Y. Cryo-EM structure of the SARS coronavirus spike glycoprotein in complex with its host cell receptor ACE2. PLoS Pathog., 2018, vol. 14, no. 8: e1007236. doi: 10.1371/journal.ppat.1007236

20. Takeshita M., Nishina N., Moriyama S., Takahashi Y., Uwamino Y., Nagata M., Aoki W., Masaki K., Ishii M., Saya H., Kondo Y., Kaneko Y., Suzuki K., Fukunaga K., Takeuchi T.; Keio Donner project. Incomplete humoral response including neutralizing antibodies in asymptomatic to mild COVID-19 patients in Japan. Virology, 2021, vol. 555, pp. 35–43. doi: 10.1016/j.virol.2020.12.020

21. Wang H., Wu X., Zhang X., Hou X., Liang T., Wang D., Teng F., Dai J., Duan H., Guo S., Li Y., Yu X. SARS-CoV-2 proteome microarray for mapping COVID-19 antibody interactions at amino acid resolution. ACS Cent. Sci., 2020, vol. 6, no. 12, pp. 2238–2249. doi: 10.1021/acscentsci.0c00742

22. Wang Q., Zhang L., Kuwahara K., Li L., Liu Z., Li T., Zhu H., Liu J., Xu Y., Xie J., Morioka H., Sakaguchi N., Qin C., Liu G. Immunodominant SARS coronavirus epitopes in humans elicited both enhancing and neutralizing effects on infection in nonhuman primates. ACS Infect. Dis., 2016, vol. 2, no. 5, pp. 361–376. doi: 10.1021/acsinfecdis.6b00006

23. WHO declares public health emergency for novel coronavirus. Medscape, 2020. URL: https://www.medscape.com/viewarticle/924596

24. Wu Y., Wang F., Shen C., Peng W., Li D., Zhao C., Li Z., Li S., Bi Y., Yang Y., Gong Y., Xiao H., Fan Z., Tan S., Wu G., Tan W., Lu X., Fan C., Wang Q., Liu Y., Zhang C., Qi J., Gao G.F., Gao F., Liu L. A noncompeting pair of human neutralizing antibodies block COVID-19 virus binding to its receptor ACE2. Science, 2020, vol. 368, no. 6496, pp. 1274–1278. doi: 10.1126/science.abc2241

25. Zhu N., Zhang D., Wang W., Li X., Yang B., Song J., Zhao X., Huang B., Shi W., Lu R., Niu P., Zhan F., Ma X., Wang D., Xu W., Wu G., Gao G.F., Tan W.; China Novel Coronavirus Investigating and Research Team. A novel coronavirus from patients with pneumonia in China 2019. N. Engl. J. Med., 2020, vol. 382, no. 8, pp. 727–733. doi: 10.1056/NEJMoa2001017

исследований плацебо | BIDMC Бостона

Программа исследований плацебо


В течение многих лет эффект плацебо считался не более чем мешающая переменная, которую необходимо контролировать в клинических испытаниях. Только недавно исследователи переопределили его как ключ к пониманию исцеление, возникающее в результате медицинского ритуала, контекст лечения, отношения пациента и врача, а также сила воображения, надежды и ожидание.

Хотя наша биомедицинская система здравоохранения часто учитывает эти аспекты помощи как вторичной по отношению к назначению лекарственных средств и процедуры, развивающаяся область исследований плацебо производит научные доказательства того, что эти более гуманистические элементы медицины могут фундаментально способствовать улучшению ухода за больными.

За последние десять лет неформальная сеть исследователей в Гарварде Медицинская школа взяла на себя ведущую роль в создании области исследования плацебо.В июле 2011 года кафедра общей медицины и Первичная помощь предложила этим исследователям создать первую в мире междисциплинарный центр исследований плацебо. Общегарвардская программа в Исследования плацебо и терапевтическая встреча (PiPS) в Beth Israel Медицинский центр Диаконисс проводит междисциплинарные исследования плацебо. трансляционные исследовательские инициативы, которые соединяют основные, клинические и социальных наук, а также гуманитарных наук.

Лидерство


PiPS привлекает своих преподавателей со всей Гарвардской медицинской школы. больницы и факультет искусств и наук Гарвардского университета.То В состав консультативного совета PiPS входит Фабрицио Бенедетти, доктор медицинских наук из Университета Турин, Италия; Тор Вейгер, доктор философии Университета Колорадо; Эмеран Майер, доктор медицины Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе; и Прадраг Петрович, доктор медицинских наук, из Каролинского института, Швеция.

PiPS возглавляют следующие преподаватели Гарварда. :
Тед Капчук, директор
Ирвинг Кирш, доктор философии, заместитель директора
Энтони Лембо, доктор медицинских наук, директор по клиническим исследованиям
Рэнди Голлуб, доктор медицинских наук, директор нейронаучных исследований
Энн Харрингтон, доктор философии, директор инициатив в области гуманитарных наук
Джон Келли, доктор философии, директор психологических исследований
Роджер Б.Дэвис, доктор наук, директор по статистике (BIDMC)
Эфи Коккутоу, доктор медицинских наук, директор отдела молекулярно-биологических исследований

Обучение


Одним из основных мотивов создания PiPS было обеспечение среда, в которой молодые исследователи могли бы построить карьеру в плацебо исследования. В результате значительная часть наших ресурсов посвящена предоставление постдокторских стипендий и возможностей для наставничества и сотрудничество между стипендиатами и старшими исследователями. ПиПС участвует в общегарвардская программа стипендий BIDMC NIH T-32.

Исследования


Подобно тому, как научные исследования, основанные на фактических данных, стимулируют прогресс медицины. терапии, поэтому также необходимы исследования, основанные на доказательствах, чтобы направлять и улучшать искусство медицины. Традиционно под искусством медицины понималось гуманистическая направленность, изолированная от медицинской науки и техники. Исследование реакции на плацебо дает плодотворную возможность для разработка строгих знаний, которые могут заполнить этот пробел на службе уход за пациентом.

Пока исследователи PiPS не начали вносить свой вклад в исследования плацебо, было сравнительно мало исследований, ориентированных на пациентов, направленных на использование плацебо-ответов при лечении распространенных заболеваний. ПиПС имеет устранили этот пробел, создав всеобъемлющую программу исследований плацебо. который нацелен на высокоприоритетные клинические проблемы и лежащие в их основе биологические, психосоциальные и культурные механизмы.

Наши клинические исследования включают в себя:

  • Исследования синдрома раздраженного кишечника (СРК), изучающие зависят ли эффекты плацебо от дозы и как их лучше всего устранить используются в клинической практике.
  • Астма физиологических экспериментов, определяющих пластичность реакций плацебо.
  • Хроническая боль исследований, сравнивающих два типа плацебо вмешательства – имитация игл в сравнении с таблетками плацебо – для облегчения боли.
  • Депрессия исследований, изучающих новые способы применения плацебо эффекты.

Наши исследования в области неврологии, генетики и молекулярной биологии включают:

  • Проведение нейровизуализационных исследований для выяснения мозговых механизмов плацебо-анальгезия.
  • Изучение нейробиологии врачей во время лечения пациентов.
  •  Выяснение генетических признаков реакции на плацебо.

Наши исследования в области социальных наук включают:

  • Изучение психологических профилей пациентов и практикующих врачей влияют на их реакцию на плацебо.
  • Исследование культурных нарративов пациентов во время приема плацебо лечение.
  • Анализ социально-демографических переменных, связанных с ответами на плацебо.

Наши исследования в области гуманитарных наук и биоэтики включают:

  • Этический анализ использования плацебо в исследованиях и клинических исследованиях упражняться.
  • Философские и теоретические работы, в которых выдвигаются новые гипотезы и представления о отношения между разумом и телом.
  • Исторический анализ истории эффектов плацебо и плацебо контролирует.

Наша методология исследования включает в себя:

  • Анализ предвзятости и потенциальных искажений в научных исследованиях, включая исследования плацебо.
  • Анализ потенциальных ограничений надежности исследования по единой методике.
  • Исследования более эффективных методов обнаружения наркотиков-плацебо различия в клинических испытаниях.
  • Исследования, сравнивающие результаты клинических испытаний с и без периоды «приработки плацебо».

Дополнительная контактная информация:
Видеть www.programinplacebostudies.org
Электронная почта: [email protected]гарвард.эду

Плацебо-контролируемые испытания

Большинство пациентов с БАС и лиц, ухаживающих за ними, хотят сделать все возможное, чтобы найти новые методы лечения этого заболевания.

Идея попробовать экспериментальную терапию часто воспринимается положительно, несмотря на то, что известно, что могут присутствовать риски. Однако у некоторых людей возникают опасения, когда они узнают, что некоторые участники испытания могут получать плацебо, а не тестируемое лекарство. Каждому исследователю БАС задавали очень резонный вопрос: зачем использовать плацебо в испытании такого серьезного заболевания, как БАС?

Во-первых, некоторые определения

плацебо  это неактивное вещество, которое выглядит и имеет вкус как испытуемое лекарство, но не влияет на заболевание, для лечения которого предназначено новое лекарство: в данном случае на БАС.Плацебо иногда называют сахарной таблеткой или пустышкой.

активное лечение  – это лекарство или другая форма лечения, которую исследователи тестируют, чтобы выяснить, поможет ли она пациентам с БАС.

Плацебо-контролируемое испытание l — это исследование, в котором участвуют две (или более) группы. Одна группа получает активное лечение, другая — плацебо. Все остальное остается одинаковым между двумя группами, так что любое различие в их результатах может быть связано с активным лечением.

В ходе двойного слепого исследования ни исследователи, ни участники исследования не знали, кто получает активное лекарство, а кто — плацебо. Группа мониторинга, не участвующая в исследовании, случайным образом распределяет пациентов в ту или иную группу и отслеживает распределение групп в ходе исследования. В конце испытания «слепой разрывается», и исследователи и пациенты узнают, кто получил активное лечение.

Напротив, в открытом исследовании и исследователи, и пациенты знают, что пациент получает активное лечение.

Эффект плацебо  относится к склонности всех нас чувствовать себя лучше на какое-то время, когда мы думаем, что получаем лечение, которое нам поможет. Эффект плацебо может возникнуть, когда лечение действительно помогает, или когда оно ничего не делает, или когда оно действительно вредит нам.

Итак, зачем использовать плацебо в испытании такого серьезного заболевания, как БАС?
Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование считается «золотым стандартом» для клинических испытаний, поскольку оно дает наилучшие шансы определить эффективность активного лечения.Это верно по нескольким важным причинам:

  • Поскольку никто не знает, получают ли они активное лечение, снижается вероятность того, что наблюдаемая польза будет связана с эффектом плацебо.
  • Люди с БАС  – это разношерстная группа. Одним из важных различий между ними является скорость прогрессирования болезни: у одних болезнь прогрессирует медленно, а у других, к сожалению, быстрее. Путем случайного распределения субъектов в группы активного лечения и группы плацебо это разнообразие равномерно распределяется между группами.Это увеличивает вероятность того, что наблюдаемая польза будет связана с различиями в лечении, а не с различиями в пациентах в каждой группе.

Самый быстрый способ разработать новые методы лечения для всех людей, страдающих БАС, — это протестировать новые препараты в исследованиях, призванных дать ответ быстро и без сомнений. В настоящее время это возможно только путем сравнения активного лечения (новой терапии) с плацебо.

Два недавних клинических испытания БАС показывают, насколько важными являются двойные слепые плацебо-контролируемые испытания в отсеивании неэффективных методов лечения.

  • Открытое исследование лития у небольшого числа пациентов показало, что этот препарат помог замедлить болезнь. Но более крупное плацебо-контролируемое двойное слепое исследование не дало результатов. Без этого испытания многие пациенты с БАС, возможно, продолжали бы принимать бесполезные лекарства.
  • Исследования на животных и открытые испытания на людях показали, что антибиотик миноциклин полезен. Но более крупное плацебо-контролируемое исследование показало, что это не так и, возможно, даже было вредно. Без этого более крупного исследования пациенты, возможно, продолжали бы принимать миноциклин, вызывая вредные эффекты, но не помогая своему заболеванию.

Только с помощью плацебо-контролируемых исследований можно было исключить эти два метода лечения как неэффективные при БАС, спасая пациентов от приема лекарств, которые не приносят пользы и даже могут быть опасными.

Важно помнить, что экспериментальные препараты действительно являются экспериментальными. Это означает, что препарат может иметь положительный эффект, не иметь никакого эффекта или быть вредным. Иногда трудно помнить, что пациент, принимающий плацебо, на самом деле может получать лучшее лечение, чем тот, кто принимает активное лекарство.

Испытание с отрицательным результатом очень разочаровывает как участников, так и организаторов исследования. Но каждое испытание учит нас чему-то ценному и повышает вероятность успеха последующих испытаний. Разочарование от отрицательных результатов испытаний, подобных этим, только укрепляет нашу приверженность поиску действительно эффективных методов лечения БАС. Эта работа может быть успешной только в том случае, если пациенты будут участвовать в клинических испытаниях.

Если я попаду в группу плацебо, смогу ли я получить активное лекарство позже? Да, если лечение принесет пользу.Мы работаем с фармацевтическими компаниями, которые поставляют лекарство для испытаний, чтобы убедиться, что, если лечение окажется полезным, любой участник испытания сможет продолжать получать его после испытания. Мы считаем, что очень важно предложить лечение тем, кто внес большой вклад в исследование, присоединившись к испытанию.

Как сократить сроки клинических испытаний?

Обычная жалоба на испытания БАС заключается в том, что они занимают слишком много времени. Мы разделяем эту обеспокоенность и работаем над тем, чтобы все испытания были завершены в кратчайшие сроки.

Биомаркеры : Мы ищем новые показатели прогрессирования заболевания, которые будут более чувствительны к эффектам лечения и менее подвержены ежедневным колебаниям функций, с которыми знаком каждый пациент с БАС. Эти новые меры, называемые биомаркерами, могут сократить будущие испытания.

Крупные исследования : Одним из основных факторов, определяющих продолжительность исследования, является количество включенных в него пациентов. Чем больше пациентов регистрируется, тем быстрее проявляются положительные эффекты.Это связано с тем, что разные пациенты естественным образом прогрессируют в своем заболевании с разной скоростью. Эти естественные различия могут временно маскировать любые различия в скорости прогрессирования из-за лечения. Но при большом количестве пациентов в каждой группе эти естественные различия исчезают раньше, так что даже небольшие различия, вызванные лечением, проявляются быстро.

Плацебо, используемые в испытаниях вакцин, нравятся не всем | Office for Science and Society

Против чего нужно тестировать вакцину в контексте клинических испытаний? Ответ, который сразу же приходит на ум, — «плацебо».«В медицинских науках вещи сравнивают с плацебо, чтобы увидеть, обладают ли они врожденной силой или все дело в театре и окружающих их природных обстоятельствах. И поскольку плацебо часто представляют как сахарные пилюли и инъекции солевого раствора, понятно, что некоторые люди смотрят на испытания вакцин и недоумевают, почему в конкретных случаях экспериментальную вакцину не сравнивали с инъекцией солевого раствора. «Где солевой раствор плацебо?» они будут протестовать на Facebook.Оказывается, как и в большинстве случаев в жизни, поиск ответов обнаруживает сложность, которая не была очевидна с самого начала. Есть веские причины не использовать настоящее плацебо, а есть и более сомнительные оправдания.

Если по рекомендации друга вы решили «провести собственное исследование» по теме, я понимаю возникшую путаницу. Всемирная организация здравоохранения была вынуждена созвать группу экспертов по вопросу об использовании плацебо в испытаниях вакцин после того, как признала, что руководящие документы различных международных организаций противоречат друг другу.Это связано с тем, что вакцины не существуют в вакууме: их обстоятельства помогают диктовать, против какого контроля им следует бороться. Вакцина может быть первой в своем роде против болезни или претендентом на трон. Она может иммунизировать против большего количества штаммов, чем ранее существовавшая вакцина, или она может быть идентична имеющейся на рынке вакцине, за исключением добавления специальной молекулы, предназначенной для усиления иммунной реакции. Инъекция физиологического раствора может быть этически оправданным контролем в некоторых из этих случаев, но не в других.

Самая простая ситуация — это та, с которой мы сталкиваемся прямо сейчас с COVID-19: новой болезнью, против которой в настоящее время не существует вакцины. Я связался с доктором Брайаном Уордом, профессором Макгилла, занимающимся исследованиями вакцин, который сказал мне, что в подобных случаях «регулирующие органы обычно настаивают на том, чтобы первоначальные исследования фазы III [когда после испытаний на безопасность на людях вакцина протестирована на способность защищать добровольцев от болезни] с группой плацебо (физиологический раствор) для установления абсолютной эффективности вакцины.Однако эта настойчивость не железна. Ученые, стоящие за испытанием, предложат то, что они хотят использовать в качестве контроля, а регулирующие органы, как мне сказали, могут принять, отказать, рекомендовать или настаивать.

Тем не менее, в Интернете существует упорный аргумент, который заражает умы, как опасный вирус: что ни одна вакцина никогда не сравнится с физиологическим раствором. Это просто неправда. На веб-сайте Virology Down Under перечислены конкретные испытания важных вакцин, которые были плацебо-контролируемыми, а в этой статье из блога Vaccines Work Blog конкретно приводится ряд исследований солевых плацебо-вакцин.

Но важно понимать, что в некоторых случаях тестирование новой вакцины против инъекции физиологического раствора считается неэтичным. Представьте себе, что в настоящее время в нашей стране доступна безопасная и эффективная вакцина и что компания тестирует новую, которая должна быть еще более эффективной. Было бы несправедливо лишить половину участников испытаний существующей вакцины и дать им вместо нее плацебо: на самом деле это было бы неэтично.

Итак, теперь мы подходим к особенно сложному примеру: испытанию, в котором, по всем признакам, следует использовать солевой раствор плацебо, но это не так.Команда в Соединенном Королевстве проводит испытание новой вакцины против COVID-19 (очаровательно названной ChAdOx1 nCOV-19) и сравнивает ее не с инъекцией физиологического раствора, а с вакциной против менингита. Сообщалось, что это единственный лидер среди вакцин против COVID-19, в котором не используется настоящее плацебо в качестве контроля. Экспертная группа Всемирной организации здравоохранения по плацебо, используемым в испытаниях вакцин, действительно подчеркивает правомерность использования другой вакцины в качестве контрольной (безопасность которой хорошо изучена), но отмечает, что она «также может быть менее приемлемой для регулирующих органов или органов общественного здравоохранения и потенциально задерживает утверждение или принятие новой вакцины.«Я обратился к группе, проводившей исследование в Великобритании, и мне сказали, что причина, по которой они передумали от инъекций солевого раствора к вакцине против менингита, заключалась в том, что инъекции солевого раствора не вызывают боли в руке, что может невольно показать добровольцам, что группа, в которой они находятся. Нет болезненности после инъекции? Возможно, вы получили плацебо, которое могло изменить ваше поведение и, таким образом, добавить неприятную переменную, объясняющую результаты испытания.

Однако это официальное объяснение вызывает сомнения.Инъекция солевого раствора в мышцу может быть связана с побочными эффектами, как показали многие испытания вакцин. Кроме того, сравнение экспериментальной вакцины против COVID-19, которая, как было показано, вызывает изрядное количество физических реакций (боль, лихорадка) с вакциной против менингита, которая также может вызывать эти временные побочные эффекты, безусловно, нарисует более добрую картину вакцины против COVID. . Но есть более весомый аргумент в пользу вакцинации контрольной группы против менингита: дать им что-то ценное.

Я бы хотел, чтобы на пути к одобрению вакцины были более четкие правила. То, что у нас осталось, — это человеческая система, которая неплохо служила нам в прошлом (в отношении безопасности и эффективности вакцин), но которая подвержена чрезмерному давлению. Суть в том, что, что касается вакцин против COVID-19, данные клинических испытаний будут представлены регулирующим органам… но также и коллегам-ученым. И это будет тщательно изучено как добросовестными исследователями, так и борцами с вакцинами.Только интерпретируя данные в свете твердого научного суждения, а не идеологического отрицания, мы сможем принять правильное решение.


@CrackedScience

Оставить комментарий!

плацебо-контролируемых исследований

Фон

Использование плацебо в клинических исследованиях продолжает оставаться предметом дискуссий в медицинском сообществе. Некоторые утверждают, что использование плацебо часто неэтично, потому что альтернативный дизайн исследования даст аналогичные результаты с меньшим риском для отдельных участников исследования.Другие утверждают, что использование плацебо необходимо для защиты общества от вреда, который может возникнуть в результате широкого использования неэффективных методов лечения.

Согласно руководству OHRP, «Плацебо можно использовать в клинических испытаниях, когда нет известной или доступной (т. е. одобренной FDA) альтернативной терапии, которую субъекты могут переносить». Использование плацебо в контролируемых клинических испытаниях должно быть подтверждено положительным анализом риска и пользы, а субъекты должны быть полностью информированы о рисках, связанных с назначением в группу плацебо.Продолжать назначать испытуемых на плацебо неэтично, если есть веские доказательства, подтверждающие эффективность пробной терапии. Некоторые испытания лекарств включают период, в течение которого все участники получают только плацебо до начала исследования. Этот период называется «вымыванием плацебо». Цели периода вымывания включают:

  • прекращение действия любого препарата, который субъект мог принимать до участия в клиническом испытании, чтобы можно было наблюдать эффекты исследуемого препарата — и только исследуемого препарата;
  • узнать, сотрудничают ли субъекты с инструкциями по приему наркотиков; и
  • узнать, какие субъекты являются «плацебо-ответчиками», в том смысле, что они испытывают высокую степень эффекта плацебо.

В некоторых протоколах исследователи планируют исключить тех субъектов, которые, по их мнению, либо плохо соблюдают режим, либо очень реагируют на плацебо. Риски, связанные с отказом субъектов от терапии в течение периода вымывания плацебо, будут тщательно оценены IRB; необходимо проявлять большую осторожность, чтобы исключить субъектов, которые могут быть повреждены или травмированы, если они будут исключены из эффективной терапии. В исследованиях, включающих вымывание плацебо, испытуемым необходимо сообщить, что в какой-то момент исследования все субъекты будут получать лечение плацебо (Руководство OHRP).

Требования к протоколу и согласию на использование плацебо

Исследователи, проводящие клинические исследования с использованием плацебо, должны ответить на дополнительные вопросы в приложении IRB через протоколы Kuali Research (KR) . Исследователи должны:

  • обосновать использование плацебо,
  • сравнить использование плацебо со стандартной терапией, а
  • описывает методологию, которая будет использоваться для минимизации рисков для испытуемых.
  • Если в исследование включаются уязвимые группы населения, исследователь должен обсудить и обосновать их участие и подробно описать, как субъекты будут должным образом защищены.

Ниже перечислены методы, которые можно использовать для минимизации рисков, связанных с использованием плацебо:

  • Исключить субъектов с повышенным риском причинения вреда из числа не ответивших.
  • Включить в протокол усиленный мониторинг ухудшения состояния субъекта и использование спасательных препаратов.
  • Могут быть встроены механизмы «раннего побега» и четкие критерии отмены, чтобы субъекты не подвергались длительному лечению плацебо, если они плохо себя чувствовали.
  • Численность пациентов, получавших плацебо, может быть меньше, чем в группах активного лечения.
  • Плацебо и активное лечение можно сравнивать в методе «дополнения», при котором субъекты получают идентичные поддерживающие препараты, а затем добавляют активное лечение в одну группу и плацебо в другую. Этот дизайн особенно применим, когда известно, что доступное лечение снижает смертность или заболеваемость.
  • Сокращение периодов лечения снижает риски, связанные с отсроченным лечением. В ситуациях, когда длительное лечение плацебо неприемлемо, использование группы плацебо в течение короткого периода времени в начале исследования может привести к краткосрочным эффектам.Затем испытание продолжалось без группы плацебо.
  • Неслепой обзор данных Советом по мониторингу безопасности данных с промежуточным анализом результатов исследования и вопросов безопасности. Это особенно важно для многоцентровых исследований.

Если в исследовании используется плацебо, форма информированного согласия должна включать всю следующую информацию:

  • Субъекты должны быть проинформированы о том, что им могут дать плацебо.
  • Четкое определение термина «плацебо».»
  • Субъектам необходимо объяснить причину использования плацебо.
  • Если применимо, субъекты должны быть проинформированы о любых жизнеспособных медицинских альтернативах плацебо.
  • Необходимо объяснить продолжительность времени, в течение которого субъект будет принимать плацебо, степень дискомфорта и возможные последствия отказа от приема лекарств.
  • Субъектам необходимо объяснить любые последствия отложенного активного лечения.
  • Заявление в разделе «Риски» согласия о том, что состояние субъекта может ухудшиться во время приема плацебо.
  • Обсуждение в разделе «Преимущества» того, что субъекты, получающие плацебо, не получат такой же пользы, как те, кто получает активное лечение, если это лечение эффективно.

Требования к протоколу и форме согласия для периодов вымывания плацебо

Исследования, включающие периоды вымывания (с использованием плацебо или без него), вызывают такие же опасения по поводу риска для субъектов, как и исследования с использованием плацебо, поскольку в обоих случаях участникам отказывают в доступной терапии.Следовательно, такое же внимание следует уделить обоснованию использования периода вымывания, включая методы минимизации рисков для субъектов. В заявке IRB исследователи должны указать:

  • причина отказа от активной терапии,
  • продолжительность периода вымывания,
  • риски, характерные для этой фазы исследования,
  • усиленный мониторинг субъектов в период вымывания и
  • инструкции для субъектов о том, что делать, если у них возникнут проблемы во время прекращения активного лечения.

Использование периода вымывания, возможные риски для субъекта и методология решения проблем, которые могут возникнуть в течение периода вымывания, должны быть включены в форму согласия.

почему важно знать состав плацебо

Некоторые исследователи, проводящие клинические испытания вакцины против COVID-19, не раскрыли общественности, что содержит плацебо, но должны. Это связано с тем, что ингредиенты плацебо влияют на то, насколько эффективным или вредным оказывается активное лечение, с которым сравнивается плацебо.Наше новое руководство, опубликованное в PLOS Medicine, устраняет эту проблему, предоставляя шаблон для отчета о том, что находится в плацебо-контроле.

В некоторых испытаниях вакцины против COVID-19 участникам контрольной группы (группа, получающая плацебо) вводят физиологический раствор. В других испытаниях они получают реальное лечение. Например, в вакцине против COVID-19, разработанной Оксфордским университетом, контрольная группа получает вакцину от менингита и септицемии в качестве плацебо.

Преимущество использования настоящей вакцины в качестве плацебо-контроля заключается в том, что она вызывает такую ​​же реакцию в месте инъекции, как и вакцина против COVID-19, например мышечную боль и болезненность.Это мешает пациентам узнать, получают ли они плацебо или реальное лечение. Научный термин для сокрытия сведений о том, кто получил какое лечение, — «ослепление».

Если пациенты знают, что получают настоящее лекарство, они могут рассчитывать на улучшение, и их ожидания могут заставить их поправиться немного быстрее. И если они знают, что получают плацебо, они могут отказаться от участия в испытании, потому что знают, что не получают реального лечения. Добавление реальной вакцины к плацебо-контролю помогает исследованию оставаться слепым и, таким образом, предотвращает предвзятость, возникающую из-за различных ожиданий.

Активные плацебо

Основная проблема с включением в плацебо чего-то активного, например, другой вакцины, заключается в том, что это может сбить исследователей с толку при оценке побочных эффектов.

Мы определяем, имеет ли активное лечение определенный побочный эффект, такой как покраснение и отек в месте введения иглы, сравнивая его с плацебо. Точно так же, как мы заключаем, что активное лечение работает, если оно лучше, чем плацебо, мы делаем вывод, что оно вредно, если оно имеет больше побочных эффектов, чем плацебо.

Исследователи ищут отличия. Таким образом, если активная вакцина вызывает большее онемение в месте инъекции, чем плацебо, можно с уверенностью сказать, что онемение является побочным эффектом активной вакцины. Но если плацебо предназначено для того, чтобы вызвать побочный эффект (например, покраснение и отек), то обычный способ обнаружения побочных эффектов не работает. Поскольку плацебо вызывает побочный эффект, мы больше не сможем обнаружить разницу. Другими словами, два побочных эффекта, будучи одинаковыми, сводят на нет друг друга.

Проблема в том, что мы редко знаем, как интерпретировать информацию о побочных эффектах в исследованиях, потому что исследователи редко сообщают, что содержится в плацебо. Сообщение об ингредиентах плацебо, особенно при испытаниях вакцин, не является распространенным явлением. Это затрудняет определение истинного вреда вакцины. То же самое относится к большинству методов лечения, испытанных в исследованиях с неизвестными плацебо.

Исследователи редко сообщают, что содержится в плацебо. поле/Shutterstock

Плацебо-контроли по праву являются золотым стандартом, по которому оцениваются новые методы лечения.Если новое лечение оказывается лучше плацебо, оно считается эффективным. В противном случае это не так. Проблема в том, что до сегодняшнего дня не существовало стандарта для плацебо, что приводило к путанице в оценках побочных эффектов. Наше новое руководство решает эту проблему, поощряя строгие отчеты об ингредиентах плацебо.

Мы знали о неудачах — и необходимости — сообщать о том, что находится в плацебо в течение 15 лет. Следуя новому руководству, мы можем получить более точную информацию о том, насколько полезны и вредны методы лечения, протестированные в плацебо-контролируемых исследованиях.

из чего они сделаны

Плацебо-контроли — это золотой стандарт, по которому часто оценивают новые методы лечения. Если новое лечение постоянно доказывает, что оно лучше плацебо и безопасно, его можно рекламировать, продавать и назначать. В противном случае он не может или, по крайней мере, не должен. Проблема в том, что, как показывает наше последнее исследование, исследователи не сообщают, что именно содержит плацебо. Различные плацебо имеют разные эффекты, и выбор того, что входит в состав плацебо, может привести к ошибочным выводам о пользе или вреде нового лечения.

Вот несколько примеров. Оливковое масло ранее использовалось в качестве плацебо-контроля для препаратов, снижающих уровень холестерина, прежде чем было обнаружено, что оливковое масло само по себе обладает свойствами снижения уровня холестерина. Это может объяснить эффект этих препаратов в некоторых испытаниях, который оказался ниже ожидаемого.

В испытаниях осельтамивира (Тамифлю) плацебо содержало дегидрохолевую кислоту, предположительно для имитации горького вкуса препарата. Но дегидрохолевая кислота может вызвать расстройство желудочно-кишечного тракта, как и осельтамивир.Исследование выявило повышенный риск тошноты и рвоты в группе осельтамивира по сравнению с группой плацебо. Но это, вероятно, было недооценкой истинного вреда, потому что плацебо содержало ингредиент, который может вызывать те же побочные эффекты, что и само лекарство.

Почему исследователи не сообщают, что содержится в плацебо? Одна из проблем заключается в том, что люди считают плацебо или фиктивное вмешательство «инертными». Если бы они были инертными, не было бы смысла сообщать, что в них находится.На самом деле плацебо не инертно, как и никакое вещество.

Розовые таблетки обладают более сильным стимулирующим эффектом (вызывают выброс адреналина), чем синие (за исключением итальянских мужчин, у которых синие таблетки оказывают стимулирующее действие, возможно, потому, что их национальная футбольная команда носит синюю форму). Фирменные дорогие таблетки обладают более выраженным болеутоляющим эффектом, чем дешевые дженерики, возможно, потому, что они влияют на ожидания пациентов. И два плацебо лучше, чем одно.

Тот же ингредиент.Разный эффект. Алина Чес/Shutterstock

Конечно, не все плацебо являются таблетками. К ним также относятся малоинвазивные операции, акупунктурные иглы, не прокалывающие точки акупунктуры, манипуляции и др. Некоторые данные свидетельствуют о том, что инъекции более эффективны, чем таблетки, а ложная хирургия является самым сильным плацебо из всех. Механизмы действия этих различных плацебо/имитационных вмешательств выходят за рамки ожидаемого клинического улучшения.


Подробнее: Мы должны чаще использовать плацебо, особенно в хирургии.


Иногда плацебо заметно отличается от активного лечения, для контроля которого они предназначены.Обзор 2016 года показал, что 64% ​​плацебо-контрольных вмешательств не соответствовали физическим свойствам тестируемого препарата. Если пациенты могут идентифицировать плацебо, то исследование не является «слепым».

Неослепленные пациенты, которые знают, что получают просто плацебо, могут иметь более низкие ожидания относительно выздоровления. Эти более низкие ожидания могут затем повлиять на исход исследования, особенно когда симптомы субъективны и поддаются внушению. Такого рода вещи распространены в испытаниях депрессии.

Пациенты, которые верят, что принимают настоящее лекарство, вне зависимости от того, принимают они это или нет, могут иметь более высокие ожидания в отношении улучшения самочувствия, активировать механизм вознаграждения мозга, чтобы он вырабатывал больше дофамина, а затем действительно чувствовать себя лучше. Между тем, с пациентами, которым дают плацебо, происходит обратное. Пациенты, которые знают, что принимают плацебо, могут даже иметь эффект «ноцебо», то есть эффект негативного ожидания. Ожидания привели к преувеличению эффектов лекарств в испытаниях антидепрессантов.

Примеры компонентов плацебо, приводящие к ошибочным выводам о очевидной пользе или вреде активного лечения, могут быть исключением, но мы не можем быть уверены, пока не узнаем, что содержится в плацебо.


Подробнее: Плацебо работают, даже если пациенты знают, что они собой представляют


Рекомендации игнорируются

Систематический обзор 2010 года показал, что от 8% до 27% испытаний описывают плацебо или фиктивное вмешательство.С тех пор были опубликованы руководящие принципы для сообщения о плацебо в клинических испытаниях, которые рекомендуются ведущими журналами, такими как BMJ.

Контрольный список «Шаблон для описания и воспроизведения вмешательства» (TIDieR) включает 12 пунктов, которые исследователи должны сообщить о компонентах нового лечения, в том числе о том, что в них содержится, кто их проводил и как долго длилось лечение.

К сожалению, эти рекомендации лишь немного улучшили отчетность о компонентах плацебо.Наше последнее исследование выявило 94 плацебо-контролируемых или плацебо-контролируемых испытаний, опубликованных в ведущих журналах в 2018 году. Ни одно из них не было полностью сообщено в соответствии с руководством TIDieR, при этом в большинстве испытаний сообщается только половина того, что нам нужно знать о плацебо. В меньших журналах качество отчетов о контроле плацебо было хуже, но ненамного.

Существует множество причин, по которым плацебо или плацебо-контроли недостаточно хорошо описаны. Как упоминалось выше, ошибочно предполагается, что они инертны, и сообщать, что находится в чем-то инертном, кажется излишним.Использование одного и того же слова «плацебо» (или «симуляция») для описания этих вмешательств также создает впечатление, что все они одинаковы и опять же не заслуживают описания. А журналы имеют строгие ограничения на количество слов, из-за которых полное описание плацебо или фиктивных контролей может быть ограничено. Однако онлайн-приложения делают проблему подсчета слов ненужной.

Плацебо-контролируемые исследования являются одними из самых надежных методов определения эффективности и безопасности новых методов лечения. Чтобы заслужить это доверие, нам нужно знать, что содержит плацебо или имитация.

Плацебо-контролируемые испытания вакцин против Covid-19 — зачем они нам по-прежнему нужны

Недавние заявления о том, что некоторые вакцины против Covid-19, по оценкам, обладают высокой краткосрочной эффективностью, дают новую надежду на то, что вакцинация вскоре будет способствовать борьбе с пандемией. Первоначальное развертывание ограниченного количества вакцин, которые все еще находятся на стадии исследований, даст возможность этически получить основные данные для улучшения принятия решений в области регулирования и общественного здравоохранения, тем самым повысив общественное и профессиональное доверие к этим и другим вакцинам.

После относительно непродолжительного наблюдения в ходе испытаний фазы 3, даже если эффективность вакцины кажется высокой, по-прежнему будет необходима надежная информация о долгосрочной безопасности и продолжительности защиты. Другие пробелы в информации будут включать более всесторонние оценки краткосрочной безопасности, знание того, может ли ослабление вакциноиндуцированной защиты привести к заболеванию, усиленному вакциной, если вакцинированный заразится при контакте с SARS-CoV-2, информацию о защите от клинически тяжелых формы Covid-19 и знание любых связей между степенью защиты и возрастом реципиента или сопутствующими заболеваниями.Даже после того, как первые вакцины станут доступными, по-прежнему будет важно оценить дополнительные вакцины для удовлетворения мировых потребностей. 1

6 ноября 2020 г. мы, как участники специальной консультации Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) о следующих шагах по оценке вакцины против Covid-19, обсудили, какие важные дополнительные данные следует искать для информирования регулирующих органов и политики. рекомендации для первых успешных вакцин и последующей оптимизации. Сформировался консенсус в отношении того, что, хотя это все еще осуществимо и этично, продолжающиеся исследования и другие, которые вот-вот начнутся, должны продолжать собирать высококачественную информацию, используя прямые рандомизированные сравнения с плацебо, чтобы удовлетворить как можно больше требований к данным.Несмотря на то, что запасы вакцины ограничены, доступные вакцины все еще находятся на стадии исследований или рекомендации общественного здравоохранения по использованию этих вакцин не были сделаны, мы считаем этически целесообразным продолжать слепое наблюдение за реципиентами плацебо в существующих испытаниях и случайным образом назначать новых участников для вакцина или плацебо. Более того, в этих условиях мы считаем, что спонсоры исследования не обязаны с этической точки зрения назначать лечение участникам, которые желают получить другую исследуемую вакцину, не вслепую.Люди, которые участвуют в клинических испытаниях из альтруистических побуждений, вероятно, поймут ценность сбора данных, которые в дальнейшем прояснят безопасность и эффективность этих вакцин и их надлежащее использование.

И наоборот, были опасения, что данные наблюдений, полученные в результате нерандомизированных исследований после развертывания вакцины, могут дать ненадежные ответы. Наблюдательные исследования подвержены существенным предубеждениям и гораздо менее поддаются однозначной интерпретации. Их ограничения вызывают особую озабоченность во время этой чрезвычайной ситуации в области общественного здравоохранения, потому что вакцинированные и непривитые люди будут различаться по риску заражения инфекцией и серьезными заболеваниями, отчасти из-за колеблющихся показателей заболеваемости и потому, что на ранних этапах внедрения вакцин вакцинированные вполне могут быть при особом риске заражения.В этих обстоятельствах даже тщательно проанализированные наблюдательные исследования могут дать вводящие в заблуждение ответы относительно безопасности и эффективности. 2,3 Кроме того, несвязанные между собой события, которые происходят случайно после вакцинации, могут быть ошибочно приписаны вакцине, и такие анекдоты могут преднамеренно распространяться группами, выступающими против вакцинации.

Крупные плацебо-контролируемые исследования эффективности фазы 3 могут предоставить большую часть необходимой информации, если они будут иметь надлежащее пролонгированное наблюдение, в то время как рандомизированные распределения все еще остаются слепыми.Такое продолжение позволит получить объективные данные о продолжительности защиты и долгосрочной безопасности, включая оценку любых доказательств того, что вакцина в конечном итоге повышает риск тяжелого заболевания (как было недавно обнаружено в ходе продолжающегося наблюдения за получателями плацебо в исследованиях вакцины против лихорадки денге). 4 ). Если есть опасности, их необходимо идентифицировать; и наоборот, более длительное наблюдение может убедительно продемонстрировать постоянную защиту с небольшими или отсутствующими неблагоприятными последствиями, уменьшая недоверие к вакцине.

Эта возможность получить надежные данные о долгосрочных эффектах была бы уничтожена ранним снятием ослепления и немедленной вакцинацией участников, получавших плацебо. Хотя у каждого участника есть возможность продолжить любое доступное вмешательство, если значительное число участников решит не делать этого, продолжение слепого наблюдения в популяции, в которой не применяется лицензированная вакцина, может дать важные и неожиданные результаты, которые было бы трудно получить надежно любым другим способом.

Таким образом, раннее развертывание дефицитных доз все еще исследуемых вакцин (в соответствии с Перечнем использования в чрезвычайных ситуациях [EUL] или аналогичными регулирующими механизмами) может принести дополнительную пользу общественному здравоохранению, если оно сопровождается твердыми обязательствами поддерживать слепое последующее наблюдение за участниками в текущем или будущем плацебо-контролируемые испытания до тех пор, пока лицензированная вакцина не будет полностью внедрена среди населения. В некоторых условиях раннее развертывание может вместо этого использовать механизм расширенного доступа/сострадательного использования (EA/CU), в соответствии с которым получатели недвусмысленно информируются об исследовательском характере вакцины.Например, в тяжелых условиях ВОЗ развернула вакцину против Эболы в рамках EA/CU во время недавней вспышки в Демократической Республике Конго, обеспечив получение сотнями тысяч приоритетных лиц экспериментальной вакцины, запасы которой были ограничены. 4

Поскольку сотни миллионов людей из некоторых приоритетных групп в конечном итоге будут вакцинированы против Covid-19, миру нужны очень надежные доказательства безопасности вакцин, которые можно было бы прямо и убедительно объяснить общественности.Действительно, окончательное воздействие вакцин против Covid-19 на население может больше зависеть от распространенности нерешительности или сильного нежелания получать вакцину против Covid-19, чем от того, имеет ли вакцина эффективность 95%, 80% или 70%. Текущие исследования фазы 3 обычно предоставляют контролируемые данные примерно о 20 000 реципиентов вакцины и 20 000 реципиентов плацебо. Хотя этих цифр должно быть достаточно для выявления относительно частых нежелательных явлений, существует риск упустить или преувеличить менее распространенные, но клинически важные явления.Поскольку большое количество людей будет быстро вакцинировано, вакцинация неизбежно будет связана во времени с некоторыми необычными побочными эффектами. Большое простое исследование 5 для оценки серьезных последствий для безопасности, в котором многим участникам (даже сотням тысяч) случайным образом назначают вакцину или плацебо, а те, кто получает плацебо, вакцинируются только примерно через 2 месяца, может выявить любой редкий, но серьезный короткий -срочные побочные эффекты или показать, что их не было. Такое испытание может быть проведено либо в период экстренного использования, либо сразу после лицензирования и может рассматриваться как справедливый способ распределения изначально ограниченных запасов вакцины.

Как насчет вакцин-кандидатов, которые не становятся доступными для исследования фазы 3 до тех пор, пока эффективные вакцины не будут развернуты в некоторых местах? Дополнительные вакцины с достойной эффективностью по-прежнему желательны, особенно если их можно будет легко использовать в больших масштабах или если возникнут проблемы с безопасностью первых вакцин. Например, однодозовая вакцина с эффективностью 70 % может быть более ценной, чем двухдозовая схема с эффективностью 90 % и большими трудностями при внедрении.Примечательно, что такая вакцина не могла быть идентифицирована без использования плацебо-контролей. Участники испытаний таких вакцин должны иметь доступ к стандартному медицинскому обслуживанию по месту своего жительства 3 , и, если испытание пройдет успешно, их сообщества должны разделить пользу. Таким образом, страны с ограниченным или отсутствующим доступом к известной эффективной вакцине могут с этической точки зрения разрешить проведение плацебо-контролируемых испытаний потенциально актуальных для них вакцин, даже если эффективные вакцины уже продаются где-то еще.

Рандомизированные плацебо-контролируемые исследования являются основой современного принятия клинических решений и остаются наиболее эффективным способом получения надежных результатов. В случае успеха целенаправленные попытки установить корреляты защиты могут существенно ускорить принятие вакцин второго поколения, но сами по себе они не могут обеспечить адекватную основу для оценки безопасности и эффективности.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.