Поведенческие стереотипы: Поведенческие стереотипы, которые помогают или мешают жить. Часть 1

Содержание

6 поведенческих стереотипов, по Уолдрупу и Батлеру

Какими бы талантливыми и умными не были люди, порой они могут демонстрировать такое поведение, которое сдерживает их профессиональный и карьерный рост. Кто-то слишком зацикливается на потенциальных проблемах,  кто-то постоянно взваливает на себя много работы, выполнить которую ему не по силам, а кто-то использует своих коллег, чтобы добиться успеха в работе.

Конечно, эти люди руководствуются самыми благими намерениями, ведь они хотят преуспеть в своём деле. Они искренне верят в то, что делают всё правильно. Однако развитое ими поведение может снизить их эффективность, подорвать моральный дух команды и даже отбросить их назад по карьерной лестнице.

Данная статья расскажет вам о шести разновидностях проблемного поведения, которые были описаны бизнес-психологами, у людей, старающихся быть лучшими. Надеемся, что благодаря полученной информации, вы сможете помочь этим людям побороть свои «дурные привычки» и научиться более конструктивному поведению.

Общая информация

Психологи Джеймс Уолдруп и Тимоти Батлер (James Waldroop and Timothy Butler identified) определили ряд поведенческих стереотипов, которые зачастую мешают карьерному росту людей, стремящихся добиться определённого успеха, и описали их в своей работе «Избавление от “дурных привычек”», опубликованной в Harvard Business Review в 2000 г.

Они выделили шесть наиболее проблемных моделей поведения, и присвоили каждой из них легко узнаваемый «типаж», а именно:

  1. Бунтарь.
  2. Меритократ.
  3. Бульдозер.
  4. Пессимист.
  5. Герой.
  6. Честолюбец.

Шесть типажей и свойственное им поведение

Давайте более подробно рассмотрим эти шесть типажей, а также характерные для них модели поведения. Затем мы расскажем вам о том, как вы можете помочь своим сотрудникам научиться новому, конструктивному поведению.

1. Бунтарь

«Бунтарь» – это человек, который неустанно борется против системы и устоявшихся авторитетов. «Бунтарь» по своей природе не может не ставить под сомнение авторитет при любой удобной возможности. Делать замечания о политике компании, критиковать её, не делая никакого положительного вклада в организацию – вот основные отличительные черты «бунтовщика». И хотя они сами по себе вполне могут быть способными сотрудниками, данное поведение не оставит им ни единого шанса на успех. Свойственный им постоянный негативный настрой является заразительным и может повлиять на других.

Стоит отметить, что поведение «бунтарей» может поменять культуру организации не только в худшую, но и в лучшую сторону. Данный типаж сотрудников способен выявить и обозначить те аспекты компании, которые нуждаются в изменениях. Более того, «бунтари» могут даже сами осуществить эти изменения, благодаря своей страсти и энергии. А под руководством вдохновляющего, но строгого тренера их желание постоянно протестовать вполне можно направить в позитивное русло.

Провокация – вот лучший способ обуздать «повстанца». Обучение данного типажа сотрудников потребует от вас спокойствия и твёрдости. Так как «бунтари» постоянно идут на провокации, их тренер должен полностью контролировать свои эмоции. Вам следует знать, что «бунтовщики» любят выполнять сложные, бросающие им вызов задания, а чувство победы и превосходства над другими в случае успеха даёт им удовлетворение. Если «бунтари» открыто протестуют против политики компании или любого другого её аспекта, их следует попросить выразить своё недовольство в письменном виде, попутно сопроводив свои замечания способами решения проблем. Данная мера поможет создать для «бунтарей» ощущение работы во благо компании и её сотрудников, а не против неё.

2. Меритократ

Для «меритократов» непреложной истиной является их  убеждение в том, что успеха могут достигнуть только самые лучшие в своём деле, и никакие внешние факторы не могут пошатнуть их уверенность в этом. «Меритократы» абсолютно не заинтересованы в офисной политике. Они полны великолепных идей и обладают высокими моральными качествами, но зачастую они совершенно не умеют договариваться или идти на компромиссы. «Меритократы» – довольно тяжёлые люди. Основными отличительными чертами «меритократов» является их высокообразованность и невероятная добросовестность.

Однако отсутствие какой бы то ни было политической прозорливости затмевает их талант. То, что «меритократы» стараются держаться подальше от офисной политики, затормаживает их дальнейшее продвижение по карьерной лестнице. Такой типаж сотрудников не любит делиться своими идеями с другими членами команды, что ещё больше способствует их отчуждённости ото всех.

В обучении «меритократов» тренерам следует проявлять понимание и сочувствие. Помимо этого, во время обучения наставник должен проявлять осторожность, дабы ни один элемент «политиканства» не был замечен. Даже самый малозаметный признак интриги или корысти может стать препятствием для обучения» меритократа». «Меритократы» должны быть твёрдо убеждены, что успех их идей будет возможен только тогда, когда они будут находиться в полном согласии с теми, кто принимает решения. Для эффективного и честного общения с «меритократами» можно руководствоваться концепциями модели влияния и анализа заинтересованных сторон

. Помогите «меритократу» сфокусировать внимание на его недавних идеях. Заставьте его задуматься о том, какую пользу он в дальнейшем сможет извлечь из своего взаимодействия с заинтересованными сторонами, и как это поспособствует его успеху. Таким образом, вы добьётесь вовлечённости «меритократа» в процесс управления организацией.

3. Пессимист

Данный типаж сотрудников, как становится понятно из названия, видят всё, что происходит в компании, в мрачном свете. «Пессимисты» постоянно обеспокоены тем, что что-то может пойти не так вместо того чтобы думать, как избежать неудачи. Поскольку они движимы страхом, «пессимисты» не склонны рисковать и в большинстве случаев совсем не проявляют инициативы. Такие сотрудники не только сами стараются избежать любого проявления креативности и азартности, но их поведение также способно деморализовать окружающих.

Однако даже «пессимисты» могут внести позитивный вклад в организационную структуру, благодаря своей крайней осторожности и глубокой обеспокоенности совершенствованием их компании и своих коллег. Осторожность помогает «пессимистам» добиться успехов в таких областях, как научные исследования и разработки, контроль качества, безопасность, а также здравоохранение. Тренинг «пессимистов» следует начать с поощрительной сессии о том, насколько важна их осторожность организации. Затем следует мягко дать им понять, что проявление чрезмерной осторожности может стать помехой для компании, ведь постоянное беспокойство не только увеличивает общую тревожность, но и отрицательно сказывается на рабочей атмосфере, а так же негативно влияет общий моральный дух команды, что снижает её производительность.

Следует понять, что «пессимисты» с подозрением относятся ко всякого рода переменам, потому что не понимают их. Лучший способ побудить «пессимистов» принять изменения – это провести анализ рисков перед выполнением какого-либо проекта или задачи. Попробуйте вместе сравнить риски проявления пассивности и бездействия с рисками, связанным с внесением изменений, этот способ поможет «пессимистам» вести себя более позитивно.

4. Будьдозер

«Бульдозеры» стремятся заполучить власть любыми, даже очень грубыми способами. В своих стремлениях они нередко могут оттолкнуть других членов команды и даже испортить с ними отношения. «Бульдозер» по своей природе не доверяет другим сотрудникам, а те, в свою очередь, не доверяют ему. Поведение «бульдозера» деморализует всю команду и снижает её эффективность.

Резкость – лучшая тактика в обучении данного типажа сотрудников. По натуре «бульдозеры» очень энергичны и со страстью относятся к своей работе, поэтому тренеру необходимо извлечь выгоду из этих положительных качеств. Поставьте «бульдозера» в рамки, указав ему на случаи, когда он отталкивал других членов своей команды, и к каким последствиям это привело. Чтобы решить эту сложную проблему, объясните «бульдозеру» исключительную важность извинений в исправлении испорченных им же отношений.

5. Герой

«Герои» постоянно взваливают на себя и на других членов команды непосильную ношу. Данный типаж подчинённых очень нравится начальникам, однако сами они слишком «жёсткие» для того, чтобы быть эффективными руководителями. «Герои» очень мотивированы и работают на пределе своих сил, однако в перспективе такое поведение грозит им полным выгоранием. Из-за того, что ожидания «героя» в отношении команды зачастую завышены, он в скором времени рискует потерять её, ведь не все готовы соответствовать заданному темпу работы.

Проводя тренинг «героя», осведомите их о том, что не нужно слишком «давить» на других членов команды и подгонять их, ведь это может нанести ущерб общей работоспособности и продуктивности команды. Объясните «героям», что время от времени им необходимо сбавлять обороты.

6. Честолюбец

«Честолюбцы» пытаются добиться нереальных результатов в кратчайшие сроки. Они постоянно стремятся продвинуться в своей работе настолько далеко, насколько это возможно, зачастую игнорируя насущные потребности и первоочередные проблемы. Следует отметить, что все их усилия направлены на то, чтобы получить одобрение своего начальства. «Честолюбцы» хотят поскорее добиться самой крупной цели, упуская из вида ближайшие задачи, которые требуют безотлагательного решения.

Лучший метод обучения «честолюбцев» – это консультирование. Им необходимо объяснить, что спешка в долгосрочной перспективе может быть разрушительной, и приведёт к неутешительным результатам. Анализ рисков – это верный способ заставить «честолюбцев» вести себя более разумно.

Заключение

Согласно словам Уолдрупа и Батлера, все вышеперечисленные черты не только препятствуют личностному и карьерному росту какого-либо человека в частности, но и негативно влияют на всю команду в целом.

trainingtechnology.ru

междисциплинарный подход – тема научной статьи по наукам об образовании читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

DOI: 10.23683/2070-1403-2019-72-1-285-293

ПЕДАГОГИКА

(шифр научной специальности: 13.00.08)

УДК 37

Т.Б. Денильханова

Пятигорский государственный университет г. Пятигорск, Россия [email protected]

ПОВЕДЕНЧЕСКИЕ СТЕРЕОТИПЫ КАК ОБЪЕКТ ИССЛЕДОВАНИЯ: МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД

[Tamila B. Denilkhanova Behavioral stereotypes as research object:

interdisciplinary approach]

In the conditions of globalization the question of pedagogical essence of behavioural stereotypes in the polycultural educational environment acquires the special status in the environment of a certain circle of scientific community; the concept «behavioural stereotypes» is open, considering their features in pedagogical, sociological and psychological sciences and also from pedagogical positions the essence of eth-nobehavioural stereotypes is interpreted; it is proved that ethnobehavioural stereotypes function at the conscious level that allow to conclude that they can be created at students consciously, so, it is possible to speak about pedagogy of their transformation, or their adjustment further.

Key words: behavioral stereotypes, pedagogics, sociology, psychology, research object, cross-disciplinary approach.

Смена образовательной парадигмы в первой трети XXI в. диктует новые требования к обучению и воспитанию студенческой молодежи, разрешая тем самым возникающие противоречия между личностью, его собственным «Я», и предъявляемыми требованиями современной системой образования. Главное противоречие, порождаемое сферой образования — это противоречие, выражающееся векторным / динамичным характером приращения знаний в современном мире и неспособностью их усвоения в столь огромном потоке информации [5, с. 7]. Это порождает некий «когнитивный дисбаланс» / «диссонанс», способный дезориентировать личность в освоении мотивационно-ценностных поведенческих стратегий / программ. Но любой дисбаланс может давать и обратный результат -конструктивную трансформацию любой педагогической теории.

Обучение, игнорирующее развитие способностей на базе самообразования, самомотивации и саморефлексии, нельзя считать инновационным, то есть основывающимся на новой методологической платформе современного высшего образования. Следовательно, творческая активность обучающихся должна занимать приоритетную позицию среди других принципов обучения и воспитания. Инновационный подход в образовании включает в себя одновременно и личностный, и акмеологический, и фундаментальный, и профессиональный подходы, а также синтез гуманитарных, естественнонаучных, технических дисциплин, применение новейших Интернет-технологий.

Вопрос об этнических стереотипах в настоящее время вызывает немало споров с позиции обострения межэтнических конфликтов. В условиях глобализации вопрос о педагогической сущности поведенческих стереотипов в условиях поликультурной образовательной среды приобретает особый статус в среде определенного круга научного сообщества. Особую роль в развитии личности играет окружающая среда и социум, в котором собственно и происходит ее становление.

Специфика этнической идентичности, на наш взгляд, имеет свое выражение в определенных традициях, мышлении, сознании, коммуникативной составляющей современной поликультурной личности.

Учитывая социокультурный аспект, образовательная среда должна способствовать сохранению культурного наследия, исторических ценностей, формирует взаимный интерес у людей различных вероисповеданий, национальностей, ведет к формированию толерантности и уважения между обучающимися, стабилизации межэтнических и международных отношений [4, с. 51]. По сути, образовательная среда выступает как форма открытого культурного обмена, заимствования образцов поведения и изменения / корректировки культурных стереотипов. Представления о культурных штампах, как правило, передаются из поколения в поколение и являются неотъемлемой частью самосознания индивида [2, с. 48]. С одной стороны, такое освоение поведенческих стереотипов отличается общекультурным смыслом, диктующим в сознании индивида ту или иную поведенческую стратегию с представителями того или иного этноса. С другой стороны, личность, находясь в поиске ориентиров в постоянно меняющемся мире, осознавая свою этническую идентичность, проявляет интенцию и стремление найти себя, свое собственное «Я».

Иногда возникают мысли о том, нужно ли такое этнокультурное разнообразие, способствующее либо к размыванию ценностного стержня проблемы, либо, наоборот, к обострению межэтнических конфликтов. По мнению, например, А.В. Бочкаревой, такое разнообразие просто необходимо для обогащения мировой культуры, а поликультурное самосознание должно стать основой стабильности прогрессивной общественной жизни, построении взаимных отношений между этносами [3, с. 3]. В связи с этим, на наш взгляд, усиливается и актуализируется идея сохранения этнического своеобразия.

Вопрос о взаимовосприятии этнических групп в студенческой среде сложен тем, что восприятие идентичных явлений и процессов разными этническими общностями, на наш взгляд, далеко не одинаково.

Надо заметить, что интерес к изучению этностереотипов в отечественной науке возник в 1960-1970-е гг. XX в. и содержал в себе чисто психологический, этнографический, социологический подходы в интерпретации данного вопроса. Рассуждения о поликультурной направленности поведенческих стереотипов не носили тогда ярко выраженного характера, так как идеология «советского времени» не позволяла рассматривать данный вопрос с позиции нарастания межэтнической разобщенности [4, с. 51]. Об эт-ностереотипах писали не только в рамках общего анализа теоретической науки, но и при написании научных работ, содержащих этнографические исследования. Работы Р.Г. Абдулатипова, С.А. Арутюнова, Е.М. Арутюнова, Л.М. Дробижевой, Ю.М. Лотмана и других содержат именно такую направленность анализа данного вопроса [8, с. 42].

В настоящее время, в условиях нарастающей ситуации неправильного и недостаточного понимания необходимости консолидирующей составляющей членов современного общества, многие ученые интерпретируют данный вопрос с позиции «позитивной совместимости» [9] и «разграничения политического пространства по этническому принципу» [11, с. 68].

Итак, освещая данный вопрос, необходимо рассмотреть различные подходы к определению понятий «стереотип», «поведенческий стереотип».

Обратимся к представителям социологических теорий. Термин «стереотип» (от греч. яз. — stereos — твердый, пространственный, typos — отпечаток, впечатление) в систему научных понятий был введен в аспекте современной психологии американским журналистом Уолтером Липпманом в работе

«Общественное мнение». Он попытался систематизировать в нем имеющиеся знания о стереотипах, а также выразил собственное мнение о влиянии имеющегося знания о предмете на его восприятие и оценку при непосредственном контакте [13, с. 159]. У. Липпман выразил собственное мнение о влиянии имеющегося знания о предмете на его восприятие и оценку при непосредственном контакте [13, с. 160].

Он характеризовал стереотип как маленькую «картинку мира», которую человек хранит в головном мозге для того, чтобы экономить усилия, которые требуются для восприятия более сложных ситуаций. Но еще в XVIII в. (1798 г.) впервые этот термин был употреблен Фирмином Дидотом для описания печатной формы / стереотипа вместо оригинала в типографской деятельности. Вне контекста типографии эта дефиниция фиксирует свое употребление в 1850 г. В настоящее время термин «стереотип» употребляется достаточно часто и актуализируется не только в повседневной речи людей, но и в средствах массовой информации, что придает масштабность осмыслению данного понятия в аспекте этнической педагогики, социологии, политологии, этнической психологии и других наук.

По мнению американского ученого У. Липпмана, существуют две причины возникновения стереотипов:

• экономия усилий;

• защита ценностей той группы людей, в которой он бытует.

Стереотипы — это своего рода замена мыслительного процесса человека. Зачем «изобретать велосипед», если можно воспользоваться чужим умом. В разной мере каждый из нас подвержен стереотипам, разница состоит в том, кто из нас насколько верит данным «постулатам». Стереотипы живут в нас, влияют на мировоззрение, поведение и способствуют неверному восприятию действительности: роль современных стереотипов в жизни человека и общества неоспорима. Стереотипы могут быть навязанные общественным мнением и сформированные на основе собственных наблюдений. Общественные стереотипы наиболее губительны для мировоззрения личности. Они навязывают индивиду неверный ход мыслей и мешают ему думать самостоятельно. Однако без стереотипов общество не смогло бы существовать.

Стереотипы, которые действуют на уровне сознания и подсознания индивида, как правило, мешают им жить. Надо учиться отличать стереотипы от действительного представления о предмете, понимать плюсы и минусы стереотипов других людей.

В отечественной социальной психологии «стереотип — это сложившееся духовное образование в сознании людей, эмоционально окрашенные образы, передающие значения, которые сочетают в себе элементы описания, оценки и предписания; это не просто образ, но «стандартизованный», упрощенный образ какого-либо явления действительности, это схема, лишь фиксирующая некоторые черты явления, иногда не существующие, а приписываемые ему субъективно» [10, с. 86].

Этнический стереотип представлен как один из видов социального стереотипа. Существуют структурные подвиды этнического стереотипа:

• автостереотип, который характеризуется совокупностью представлений отдельных индивидов о своей этнической общности;

• гетеростереотип, характеризующийся совокупностью мнений людей о представителях других этнических общностей.

Учитывая наличие структуры этнического стереотипа, В.С. Агеев выделил две группы факторов формирования стереотипа: межгрупповые и внутригрупповые.

Формирование этностереотипа происходит следующим путем: в процессе взаимодействия индивида с социумом, а также в процессе коммуникативного воздействия, то есть через обучение и воспитание личности.

А.И. Герцен, например, как основоположник педагогического экзистенциализма и как «этический идеалист», где предметом его философии образования выступал человек, обосновывая планы «национального перевоспитания народа» [7, с. 7], считал, что «самое положительное влияние на детей оказывает простой народ, что именно народ является носителем лучших русских национальных качеств» [1, с. 73]. В процессе взаимодействия народов различных культур, религий и формируются поведенческие стереотипы [10, с. 86].

С позиции отечественной педагогики для анализа данного вопроса актуальными являются этноповеденческие стереотипы. Любая личность зачастую пытается применить способ экономии мышления, поэтому ей свой-

ственно в повседневных стандартных ситуациях применять определенные «программы поведения» (Е.О. Чубрик) [12, с. 523]. В процессе становления и развития поведение отдельного индивида есть не что иное, как синтез нескольких типов / программ поведения. В течение определенного этапа формирования и воспитания личности, ее взаимодействия с окружающей средой накапливается определенный опыт, позволяющий этой личности обладать фундаментальными знаниями по применению определенных форм поведения, методов воспитания будущих поколений. Аккумуляция и трансляция будущим поколениям накопленной социальной информации предусматривает ее упорядочение и отбор наиболее ценных фрагментов. Определенные формы поведения и способы обучения и воспитания передаются по принципу стереотипизации: накопленная информация составляет некий опыт, который может быть передан во времени.

Е.О. Чубрик, например, утверждает, что этноповеденческие стереотипы функционируют на сознательном уровне, в то время как этнопсихологические стереотипы работают на подсознательном уровне) [12, с. 524]. Такое отличие позволяет сделать вывод, что этнические поведенческие стереотипы можно сформировать у обучающихся сознательно.

Таким образом, люди, воспринимая мир сквозь призму представлений, отношений и ценностей, сформировавшихся в данной культуре, ведут себя в соответствии с конкретными культурными нормами. В мире нет единых общечеловеческих норм и ценностей, они существуют лишь в «культурно обусловленном варианте» [6, с. 26]. Наши представления о мире относительны и разнообразны в зависимости от того, в какой культуре мы родились и воспитывались. Чтобы понять, почему представитель той или иной культуры ведет себя определенным образом, необходимо знать типологию этнических стереотипов, учитывая генезис представлений различных ученых об этих стереотипах.

Вопрос о поведенческих стереотипах носит междисциплинарный характер. Тем не менее их специфика, с точки зрения педагогической науки, определена. Этнические поведенческие стереотипы можно сформировать у обучающихся сознательно, применяя определенные формы и методы обучения и воспитания. Следовательно, поведенческие стереотипы можно корректировать, а значит, можно говорить о педагогике их трансформации, или их корректировке.

Л И Т Е Р А Т У Р А

1. Богуславский М.В. Экзистенциальная педагогика А.И. Герцена (к 200-летию со дня рождения) // Ценности и смыслы. 2012. № 4 (20).

2. Бокачев И.А., Газгиреева Л.Х., Бурняшева Л.А. Традиционное и новаци-онное в контексте социально-философского дискурса. Ставрополь: СевКавГТУ, 2010.

3. Бочкарева А.В. Этнические стереотипы: основные методологические подходы к исследованию и особенности использования психосемантических методов // Автореф. дис. на соиск. канд. социол. наук. М.: Российский университет дружбы народов, 2014.

4. Бурняшева Л.А. Толерантность как современная категория духовно-нравственного бытия человечества // Вестник развития науки и образования. 2007. № 5.

5. Газгиреева Л.Х. Государственная (официальная) педагогика России ХУП-Х1Х веков // Дис. на соиск. канд. пед. наук. Пятигорск: ПГЛУ, 2006.

6. Газгиреева Л.Х. Креативное сознание как экзистенциально-ценностный фактор развития современной личности // Гуманитарные и социально-экономические науки. 2015. № 1.

7. Герцен А.И. Избранные педагогические высказывания / Сост. М.Ф. Ша-баева. М.: АПН РСФРС, 1951.

8. Гражданская, этническая и региональная идентичность: вчера, сегодня, завтра / Отв. ред. Л.М. Дробижева. М.: Российская политическая энциклопедия, 2013.

9. Дробижева Л.М. Национально-гражданская и этническая идентичность: проблемы позитивной совместимости [Электронный ресурс]. Режим доступа: https://www.civisbook.ru/files/File/Nacionalno-grajd.pdf (дата обращения 10.12.2018 г.).

10.Социальная психология. Краткий отчет / Под общ. ред. Г.П. Предвечного и Ю.А. Шерковина. М., 1978.

11.Цветкова О.В. Региональная и этническая идентичность как фактор разграничения политического пространства // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. 2017. № 1.

12. Чубрик Е.О. Система базовых стереотипов в этнокультурном пространстве // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. Педагогика. 2006. Вып. 4 (44).

13.Шавырина И.В. Преодоление этнического стереотипа и предубеждения как составляющая формирования регионального солидарного общества // Межрегиональное приграничное сотрудничество. Материалы международной научно-практической конференции (г. Белгород, 7-11 апреля 2014 года). Белгород, 2014.

R E F E R E N C E S

1. Boguslavsky M. V. Existential pedagogics of A.I. Herzen (to the 200 anniversary since birth) // Values and meanings. 2012. No. 4 (20).

2. Bokachev I.A., Gazgireeva L.Kh., Burnyasheva L.A. Traditional and innovative in the context of a social and philosophical discourse. Stavropol, 2010.

3. Bochkaryova A.V. Ethnic stereotypes: main methodological approaches to a research and feature of use of psychosemantic methods // The abstract of the thesis for a degree of the candidate of sociological sciences. М.: Peoples’ Friendship University of Russia, 2014.

4. Burnyasheva L.A. Tolerance as modern category of spiritual and moral life of mankind // Messenger of development of science and education. 2007. No. 5.

5. Gazgireeva L.Kh. State (official) pedagogics of Russia of the 17-19th centuries // The thesis for a degree of the candidate of pedagogical sciences. Pyatigorsk: PGLU, 2006.

6. Gazgireeva L.Kh. Creative consciousness as existential and valuable factor of development of the modern personality // Humanitarian and social and economic sciences. 2015. No. 1.

7. Herszen A.I. Chosen pedagogical statements / Comp. M.F. Shabayeva. M., 1951.

8. Civil, ethnic and regional identity: yesterday, today, tomorrow / Editor-in-chief L.M. Drobizhev. M.: Russian political encyclopedia, 2013.

9. Drobizheva L.M. National and civil and ethnic identity: problems of positive compatibility [Electronic resource]. Access mode: https://www.civisbook.ru/ files/File/Nacionalno-grajd.pdf (date of the address 10.12.2018).

10.Social psychology. The summary record / Under G.P. Predvechny and Yu.A. Sherkovin’s general edition. M, 1978.

11. Tsvetkova O.V. Regional and ethnic identity as factor of differentiation of political space // News of the Tula state university. Humanities. 2017. No. 1.

12. Chubrik E.O. The system of basic stereotypes in ethnocultural space // Bulletin of the Tambov university. Series: Humanities. Pedagogics. 2006. Issue 4 (44).

13.Shavyrina I.V. Overcoming an ethnic stereotype and prejudice as making formations of regional solidary society // Interregional border cooperation. Materials of the international scientific and practical conference (Belgorod, on April 7-11, 2014). Belgorod, 2014.

_9 декабря 2018 г.

Поведенческие стереотипы студентов в межнациональной сфере Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

психология личности

Зимовина O.A., Казарян A.B.

поведенческие стереотипы студентов в межнациональной сфере

В настоящее время актуальной и важной задачей политологов, социологов, педагогов, социальных и этнических психологов является проблема поиска путей и механизмов, способных гармонизировать межнациональные отношения, оптимизировать этнические установки и стереотипы. С целью ослабить недоверие и враждебность между людьми и обеспечить безопасность жизнедеятельности человека изучается проблема взаимодействия в межнациональной сфере. В подходах к изучению этнических идентификаций Соколовский С.В. пишет, что в российском обществе в условиях немыслимого прежде масштаба тиражирования фактов, известий, слухов об отношениях «других к нам» и «нас к другим» этническая мобилизация, ксенофобия и экспрессивность становятся повседневностью [7, с. 25-28]. Проблема межэтнического взаимодействия вызывала всегда пристальное внимание общества. При всем своем схематизме и обобщенности стереотипные представления о других народах и культурах подготавливают людей к взаимодействию с чужой культурой, ослабляют ее воздействие на психику человека, снижают силу проявления культурного шока. Ведь в процессе межнациональной коммуникации один партнер воспринимает другого вместе с его действиями и через действия. От адекватности понимания действий и их причин во многом зависит построение взаимоотношений с другим человеком. Поэтому стереотипы позволяют строить предположения о причинах и возможных последствиях своих и чужих поступков. С помощью стереотипов человек наделяется теми или иными чертами и качествами, и на этой основе прогнозируется его поведение. Таким образом, и в коммуникации вообще, и в процессе межкультурных контактов стереотипы играют очень важную роль.

Люди не могут существовать изолированно. Этносы на Земле, как известно, живут не обособленно, а по соседству один с другим. Они вступают в контакты, которые направлены на сотрудничество и взаимный обмен, в процессе которых и реализуется отношение человека к другому человеку. На сегодняшний день актуальны проблемы этнических различий. Россия вмещает в себя множество различных культур, религий и этносов [2]. Постановка проблемы толерантного воспитания подрастающего поколения является актуальной, она имеет социокультурную и политическую значимость. Особую важность приобретает задача консолидации общества на основе толерантных ценностей, готовности защиты интересов личности ребенка и общества в целом. Стереотипы в значительной степени определяют моральные нормы, формируют политические, религиозные и мировоззренческие концепции. Поведенческие стереотипы очень разнообразны и во многом определяют наше поведение, наши суждения и отношение

к окружающему. Благодаря этим стереотипам мы четко знаем, как себя вести в том или ином случае; знаем, что плохо и что хорошо; знаем, кто прав, а кто не прав. Знаем, но это не значит, что так и есть в действительности, потому что стереотипы, на которых основаны наши суждения, могут быть сформированы на ошибочных предпосылках или определенных, не всегда обоснованных условностях. Стереотипы поведения — это устойчивое, регулярно повторяющееся поведение социокультурной группы и принадлежащих к ней индивидов, которое зависит от функционирующей в этой группе ценностно-нормативной системы. Поведенческие стереотипы определяют первое впечатление о человеке, и если это впечатление отрицательное, то жизнь и карьера человека сложится не так, как могла бы сложиться [1]. Они находятся в тесной связи со стереотипами сознания. Стереотипы — неотъемлемый элемент обыденного сознания. Ни один человек не в состоянии самостоятельно, творчески реагировать на все встречающиеся ему в жизни ситуации. Стереотип, аккумулирующий некий стандартизованный коллективный опыт и внушенный индивиду в процессе обучения и общения с другими, помогает ему ориентироваться в жизни и определенным образом направляет его поведение. Поведенческие стереотипы непосредственно связаны с их центростремительной интровертной направленностью, т.е. ориентацией на внутренние механизмы самоорганизации. Происходит процесс накопления ценностей и превращение их в позитивный опыт данного общества, необходимый ему для выживания. Формирование поведенческих стереотипов происходит в результате научения, особенно социального, в котором определенную роль играют подражание и познавательная деятельность. Хотя культуру сложно изменить, модификация национальных поведенческих стереотипов осуществима. В качестве факторов изменения этнического поведения на уровне этнической группы могут выступать глобальные процессы, связанные с историческим развитием этноса, влиянием экономических, политических, демографических, религиозных, а также особенно обострившихся в последнее время экологических и техногенных факторов. Таким образом, стереотипы поведения этноса динамичны как и сам этнос. Об этом говорят и результаты исследований этнологов, фиксирующие довольно сильные вариации в поведении и установках на поведение представителей различных этнических групп. Стандарты поведения в значительной степени коррелируют с реальной стратификацией общества. Тем не менее, социально одобряемые программы поведения не охватывают всей сферы поведения человека в обществе, поэтому некоторые стороны поведения, рассматриваемые традиционно как социально незначимые, остаются нерегламентированными, и именно они имеются в виду, когда говорится об индивидуальных особенностях субъекта деятельности, о своего рода «стилистике поведения» [4]. На упорядочение разнородных вариантов поведения работает центростремительная тенденция унификации поведения, выработка общепринятых стандартов поведения. Стандарты и нормы определяются как исторически сложившиеся правила поведения, которым присущ и оценочный смысл. Различные типы культур по-разному диктуют субъективную ориентированность на норму: в одних случаях высоко оценивается «правильное поведение», в других поощряется стремление к оригинальности и необычности, основанное на возможности альтернативного поведения. Следует отметить, что именно эта субъективно-культурная вариативность норм и дает возможность существовать различным этническим оценкам относительно тех или

иных поступков, т. е. нормы выступают как выражение некоей внешней точки зрения, в соответствии с которой данный поступок может быть охарактеризован. В случае же необходимости оценивания поступков индивида, принадлежащего к иному этносу, вступают в действие законы межэтнического взаимодействия.

Эмпирическое исследование поведенческих стереотипов в межнациональной сфере среди студентов, в котором приняли участие 36 человек, показало, что большинство положительно относится к людям другой национальности. Каждый третий встречался с предвзятым отношением к себе от людей другой национальности. При этом их происхождение не мешает общению с людьми. Половина опрошенных (50 %) считает, что смешанные семьи отличаются от однородных. Информация, которую они получают о других народах, не мешает студентам общаться с ними. Большинство (53 %) считает, что принадлежность к той или иной нации не влияет на продвижение по карьерной лестнице. Студенты придерживаются мнения, что много нового и полезного могут узнать, общаясь с людьми разных национальностей. Большинство (48%) респондентов считает, что чувство толерантности в себе нужно развивать, при этом важно знать культуру своего народа. Студенты обладают позитивным восприятием при нахождении в многонациональном коллективе, проявляя открытость, вежливость к другим национальностям. Общаясь с представителями других национальностей, студенты получают удовольствие, однако они считают, что не всегда нужно выражать свое мнение относительно вопросов, касающихся межнационального общения. При взаимодействии с людьми других национальностей студенты отметили недостаточность знаний о общепринятых нормах и правилах. Многим не доставляет удовольствие изучение культуры другого этноса. Студенты положительно воспринимают свою национальную принадлежность, но информацию о себе представителям другой национальности готовы давать не все. Проживать в многонациональном городе Сочи нравится всем. Большинство студентов дружат с людьми других национальностей. Причем если бы была возможность поменять свою национальную принадлежность, никто из опрошенных этого не сделал бы. Студенчество понимает значение понятия «толерантность».

Актуальность и необходимость практической разработки проблемы межнационального взаимодействия студентов обусловлена тем, что указанная социальная группа является «индикатором» происходящих в различных сферах общественных отношений процессов и выступает в роли инновационного резерва и потенциальной элиты общества в целом [3]. Проведение научных исследований, с одной стороны, позволяет получить яркую картину современного состояния межнационального взаимодействия в студенческой среде, выявить проблемы, которые беспокоят студентов в сфере этих отношений, а с другой, призвано дать представление о механизмах, новых формах и методах их оптимизации.

Учитывая социальные реалии нашего государства и, в частности, смену ценностных ориентиров не только в государственной политике, но и в системе социализации подрастающего поколения, приоритетным в границах означенной проблемы представляется феномен этнического сознания молодежи, так как именно этноустановки и эт-ностереотипы молодого поколения в наибольшей мере обусловливают направленность межэтнического взаимодействия. Отчетливо просматривается мысль, что в межкультур-

ной коммуникации стереотипы являются результатом этноцентрической реакции — попытки судить о других людях и культурах с позиций исключительно только своей культуры. Нередко при межнациональном общении и оценке своих партнеров по общению коммуниканты уже изначально руководствуются ранее сложившимися стереотипами. Очевидно, нет людей абсолютно свободных от стереотипов, реально можно говорить только о разной степени стереотипизации коммуникантов. Поведенческие стереотипы динамичны, их можно формировать.

литература

1. Берулава, Г.А. Новая методологическая платформа развития личности / Г.А. Бе-рулава // Гуманизация образования. — 2013. — №3. — С. 11-24.

2. Берулава, Г.А. Международный инновационный университет: от разработки новой методологической платформы высшего образования до внедрения инновационных технологий обучения и воспитания / Г.А. Берулава, А.Ю. Яковлева-Чернышева, И.К. Тординава, Е.В. Беляева, Л.С. Довгаль, А.В. Дружинина, Л.П. Гулянова, И.К. Барагуно-ва // Высшее образование сегодня. — 2014. — №11. — С. 51-56.

3. Бондырева С.К., Колесов Д.В. Традиции: стабильность и преемственность в жизни общества. Москва-Воронеж., 2004.

4. Грушевицкая Т.Г., Попков В.Д., Садохин А.П. Основы межкультурной коммуникации: Учебник для вузов (Под ред. А.П. Садохина.) — М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2002. -352 с.

5. Зимовина О.А. Педагогические технологии индивидуализации обучения в информационно-образовательном пространстве вуза / О. А. Зимовина // Социально-гуманитарные исследования и технологии. 2014. Т. 3. №. 2. C. 52-56.

6. Крысько В.Г. Этнопсихология и межнациональные отношения. М., 2006.

7. Кузнецов И.М. Социологическая энциклопедия. — М., 2003. — 584 с.

8. Липпман У. Общественное мнение. — М., 2004. — 110 с.

9. Солдатова Г.У. Устойчивые образования в этноконтактной ситуации // Духовная культура и этническое самосознание. — Вып. I. — 1990.

10. Соколовский С.В. Понятие «этническое меньшинство» и «малочисленный народ» в социальных науках // Подходы к изучению этнических идентификаций. — М., 1994. — Вып. I. — С. 25-28.

Поведенческий стереотип — Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 1

Поведенческий стереотип

Cтраница 1

Поведенческие стереотипы непосредственно связаны с их центростремительной интровертной направленностью, т.е. ориентацией на внутренние механизмы самоорганизации. Происходит процесс накопления ценностей и превращение их в позитивный опыт данного общества, необходимый ему для выживания.  [1]

Формирование поведенческих стереотипов происходит в результате научения, особенно социального, в котором определенную роль играют подражание и познавательная деятельность.  [2]

Социологи и психолога выделяют ряд довольно устойчивых поведенческих стереотипов, личностных комплексов, сформированных социалистической системой.  [3]

Хотя культуру сложно изменить, модификация национальных поведенческих стереотипов осуществима, если компания, а тем более правительство, осознает проблему, предпринимает усилия или создает предпосылки для ее решения. Самым показательным примером за последние 30 лет служит поразительная трансформация постфранкистской Испании, Италии и энергично развивающейся Аргентины.  [4]

Другая область психотерапевтического воздействия связана с выработкой модификаций поведенческого стереотипа. Она способствует возможности сознательного снижения степени воздействия на него стрессоров прежде, чем они вызовут у него стрессовую реакцию.  [5]

Аспект дифференциации основывается на политике рыночных ниш, использовании поведенческих стереотипов клиентов в качестве управляющих факторов при воздействии на ту или иную группу потребителей.  [6]

Рапопорт считает, что навязчивые состояния имеют специфическую биологическую природу, в их основе лежат запрограммированные поведенческие стереотипы, связанные, например, с поддержанием чистоты тела ( в какой-то степени известные и для животных: груминг — чистка шерсти и оперения), и территориальностью — соблюдением порядка и границ территории. Обращается внимание на поразительное однообразие поведенческих проявлений и сходство симптомов невроза у детей и взрослых. В нормальных условиях информация от органов чувств о чистоте тела подавляет эти поведенческие стереотипы. Однако при нарушении регуляторной деятельности мозга эти действия растормаживаются и могут повторяться.  [7]

Полученные результаты свидетельствуют о негативном влиянии энергодинамических характеристик темперамента на содержательную сторону личностных переживаний и реализации поведенческих стереотипов у сотрудников СБ с эпилептоидной структурой личности и меланхолическими чертами темперамента в виде преобладания рецидивов посттравматических стрессовых расстройств.  [8]

Если предыдущий опыт нового сотрудника был связан с работой в схожей по ценностям, нормам и поведенческим стереотипам организации, то он сможет влиться в новую организацию без особых проблем. В этом случае ему необходимо в основном сконцентрироваться на уяснении конкретных форм проявления знакомых ему норм и принципов поведения и общения для того, чтобы подстроить свое поведение к конкретным условиям организации.  [9]

В торговой практике идентификация характера конкретного покупателя осуществляется в пространстве опорных ( эталонных) типов покупателей, поведенческие стереотипы которых обычно хорошо известны опытным работникам рынка.  [10]

Необходимым условием успешного вхождения в организации для каждого ее нового члена является изучение системы ценностей норм, правил и поведенческих стереотипов, характерных для данной организации. При этом нет необходимости изучать всю совокуп ность ценностей и норм, существующих в организации. Установление системы таких норм и ценностей соответствующее описание их является важной задачей руководства в частности лиц, ответственных в организации за кадры. Вступаю щий в организацию человек также должен осознать значимость v необходимость этого обучения и рассматривать его как часть цены которую он должен заплатить за вхождение в организацию. Ylpv этом он должен понимать, что это поможет ему существенно сокра тить плату за конфликты, которые будут возникать между ним v организационным окружением в будущем.  [11]

Проблематику взаимодействия института предпринимательства и общества не следует смешивать с проблематикой духовной легитимизации капиталистического предпринимательства как процесса вызревания в культуре специфических ценностных ориентации, норм, поведенческих стереотипов, позволяющих принять эту деятельность как достойную и нравственную. Взаимодействие бизнеса и общества касается института предпринимательства, в то время как его духовная легитимизация происходит на личнос-тном уровне. Естественно, что институциональный и личностный уровни легитимизации капиталистического предпринимательства взаимосвязаны: чем устойчивее духовные предпосылки предпринимательской деятельности индивида, тем быстрее организуется гармоничное взаимодействие между институтом бизнеса и обществом.  [12]

Опыт показывает, что наиболее эффективно обучение резервистов проходит в группах из 10 — 12 человек, что позволяет включать в ход подготовки неизбежно возникающие при групповом взаимодействии внутригрупповые системы и процессы, так называемую групповую динамику. Группа способна стимулировать изменение поведенческих стереотипов. Для резервистов важно обновить свои технические, общенаучные, экономические, юридические знания, получить менеджерскую подготовку и навыки эффективного общения с людьми.  [13]

Общий вывод МВебера относительно хозяйственной культуры индуизма состоит в том, что этический релятивизм и отсутствие в индуистском религиозном сознании абстрактных и универсальных нормативных положений, соединение индивида с конкретными обстоятельствами его бытия и невыделен-ность личности из первичной базовой ячейки создают социально-психологические и идеологические препятствия на пути возникновения в традиционной Индии экономических и социальных отношений современного буржуазного общества. По характеру системы ценностных ориентации и поведенческих стереотипов индуистское религиозное сознание соответствует традиционной экономике искусных ремесел, не выходящих за пределы инструментального производства, направленного на непосредственное удовлетворение потребностей и имеющего естественный предел в своем развитии.  [14]

Они основывались на жесткой критике эндогенного культурного наследия за его неадекватность потребностям современного развития, за отсутствие или неразвитость в нем активных достижительных установок, индивидуализма, привязанность к традиционным межличностным отношениям. Успех социально-экономической модернизации вестернизаторы связывают с заимствованием западных культурных ценностей, восприятием поведенческих стереотипов и мотиваций, характерных для западной культуры.  [15]

Страницы:      1    2    3

§ 9. Поведенческие стереотипы в отношении к собственности

§ 9. Поведенческие стереотипы в отношении к собственности

«Все вокруг колхозное, все вокруг мое»

Слова из популярной советской песни, ставшие поговоркой

«Не вводи вора в грех — не клади плохо!»

«Как помрешь — ничего с собой не возьмешь»

Русские народные пословицы

Исторически отношение русского крестьянина к собственности было, можно сказать, очень своеобразным. И своеобразие это состояло в том, что в русском культурном архетипе не сложилось твердое представление о различии «мое — не мое (чужое)». Исторически в нем не разделялись такие понятия, как право владения, право пользования и право распоряжения. Вероятно, в этом сказывается прямое влияние традиций крестьянской общины, «мира», на которых основывалось решение всех вопросов частной собственности.

В наблюдениях иностранных путешественников не раз отмечалась та легкость, с которой русский крестьянин мог присвоить чужую вещь без особых угрызений совести. При этом воровство морально оправдывалось бедностью. Причем крестьянин простодушно рассматривал воровство как нанесение жертве только материального, но не морального ущерба.

Случалось (и может случиться сейчас), когда русский человек что-то одалживал, то действие «одалживать» понималось только как «просто дать», но совсем не означало намерения вернуть взятое в долг. Коллективистское сознание, постоянная оглядка на то, «что есть у других», породили эту ситуацию: человек не считал грехом, если богатый как бы «поделится» таким образом с тем, кто более нуждается. Если же в этом уличить и на людях поймать за руку, то это — стыдно, но чаще говорят: «Не пойман — не вор». В философском же смысле присвоение чего-либо не так уж и позорно, а скорее даже справедливо.

Невнимательность к различению «мое/не мое» имела свои исторические причины. Личная независимость так и не смогла выработаться в общей массе российского народа, который слишком часто трудился на «чужого дядю»: то на татар, то на казну, то на царя и барина, то на партократию или еще кого-то.

Неумение, отсутствие привычки планомерно строить будущую жизнь ведет к желанию «жить данной минутой», «здесь и сейчас», пока не отобрали то, что заработал. Логика человека при этом проста: «Не стоит думать о том, как сегодняшний день перетечет в завтрашние планы. Придет новый хозяин, будут и новые приказы». Поэтому муравьиная хлопотливость в создании достатка, в труде на себя, в накоплении и преумножении материального богатства для русских часто вещь бессмысленная, бесполезная: «Помрешь — ничего с собой не возьмешь (на тот свет)». Отсюда идет любовь к широким жестам в растрате денег, которые не обязательно заработаны легким трудом. Известно, как во всем мире любят русских туристов с их безмерно щедрыми чаевыми…

За десятилетия советской власти этот поведенческий стереотип был многократно усилен благодаря расточительной сущности советской системы хозяйствования. Не вдаваясь в тонкости экономического анализа этой системы, напомним, что лозунг «Все вокруг колхозное, все вокруг мое» действовал максимально разрушительно на саму возможность различать: что «мое», а что — «чужое» (в том числе и государственное). Если вдуматься, то советский лозунг «Все принадлежит народу» означает конкретно, что оно («все») никому не принадлежит. А если это так, то почему бы не воспользоваться, не прихватить с работы домой заводские детали, продукты питания или просто канцелярские товары (в зависимости от места работы) — неважно, на продажу или для личного потребления.

Способность различить «мое/чужое» разрушалась в сознании русских в течение всего периода советской власти. Люди поколениями воспитывались на приоритете общественных, а не личных интересов. Считалось неприличным требовать себе прибавку к зарплате, это называлось «рвачеством» (т. е. «урвать» кусок для себя, не думая об общественных интересах). Самый страшный упрек того времени: «Вы ставите свои личные интересы выше общественных!» После этого упрека оставалось одно — увольняться, репутация человека была испорчена безвозвратно.

Неразличение понятий «мое/не мое» не стоит воспринимать грубо и прямолинейно, только как «склонность русских к воровству» (а подобные утверждения иногда встречаются). Действие этого принципа гораздо шире. Конечно, русский способен взять в долг и «забыть» отдать его под тем предлогом, что одолживший ему сейчас не очень-то нуждается в этих деньгах, они у него «и так есть»: например, «он богатый», «ему везет» и т. п.

Но, в то же время, нельзя не отметить и противоположной склонности русских. Точно так же без лишних колебаний и раздумий они способны отдать вам последнее, чтобы поделиться с человеком, попавшим в трудную ситуацию. По русской традиции «отдать последнюю рубаху». Можно отдать нуждающемуся, а можно раздать все просто от избытка радости, от желания ею поделиться. В литературе существуют многочисленные свидетельства русской «щедрости», которая поражает западных людей.[55] Они расценивают это качество не просто как доброту, а как «порыв, не сдерживаемый ни разумом, ни заботой о своем будущем, ни хоть малой дозой эгоизма». Впрочем, в современной России дело обстоит несколько иначе.

Интересно, что в русских пословицах редко встретится осуждение воровства, но можно найти множество выражений о презрении к бесхозяйственности, которые спровоцировали акт воровстра. Например: «Что плохо лежит, то вору принадлежит», «Не там вор крадет, где много, а там — где лежит плохо», «Не клади плохо, не вводи вора в грех» и т. п. Народной мудростью очевидно осуждается скорее даже не сам вор, а тот, кто ему потакает, дает возможность украсть, кто глуп и неосмотрителен.

В такой особенности русской ментальности сказывается если не враждебное, то отстраненное, равнодушное отношение к позитивизму и практицизму, невнимание к материальной культуре и материальным ценностям. Недостаток практицизма и равнодушие к материальной стороне жизни как-то объясняет и другие российские «странности»: например, любовь к широким жестам в растрате денег, неухоженность и неопрятность русских домов и туалетов, заброшенность садов и парков. Это еще одно доказательство того, что любые наши недостатки — продолжение наших достоинств.

Стоит еще раз напомнить, что нравственные принципы не существуют в чистом виде — сами по себе, а всегда являются результатом истории, хозяйственных, политических и прочих отношений личности и общества. Неполная развитость чувства собственности, отсутствие такого чувства или равнодушие к нему, неразличение своего и чужого — устойчивые черты русского архетипа. Они не исчезли со временем в сознании и наблюдаются до сих пор.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Факторы влияния на поведенческие стереотипы в отношении здоровья у студентов медицинских специальностей | Fedorishcheva

Содержательные и организационные аспекты формирования навыков здорового образа жизни у студентов вузов / А. Э. Болотин, О. В. Миронова, С. М. Лукина, Л. В. Ярчиковская // Теория и практика физической культуры. 2016. № 6. С. 18-20.

Донченко В. И. Структурная модель обучения студентов-медиков здоровьесберегающим технологиям // Концепт. 2015. № 10 (октябрь). С. 111-115.

Рощина Я. М. Социальная дифференциация и образовательные стратегии российских студентов и школьников: информационный бюллетень. М.: ГУ-ВШЭ, 2007.

Бандура А. Теория социального научения. СПб.: Евразия, 2000. 320 с.

Мертон Р. К. Социальная теория и социальная структура // Социологические исследования. 1992. № 2-4. С. 118-124.

Пинкер С. Субстанция мышления: язык как окно в человеческую природу. Пер. с англ. Изд. 2-е, испр. 2016. 560 с.

Ковалёв А. Д. Формирование теории действия Тэлкотта Парсонса // История теоретической социологии. В 4-х тт. Т. 3. М.: Канон, 1997, С. 150-179.

Хабермас Ю. Теория коммуникативного действия (Фрагменты). Пер. А. Б. Рахманова // Личность. Культура. Общество. 2004. № 1 (21). С. 303-312.

Рассказова Е. И. Модели стадий изменения поведения в психологии здоровья: возможности и ограничения // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 2014. № 4. С. 102-119.

Мельник С. Н. Психология личности. Владивосток: Дальневосточный государственный университет, 2004. 97 с.

Рассказова Е. И., Иванова Т. Ю. Мотивационные модели поведения, связанного со здоровьем: проблема «разрыва» между намерением и действием // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2015. Т. 12. № 1. С. 105-130.

Цветкова Л. А. Социально-психологические теории формирования аддикций // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 2011. № 2. С. 166-178.

Каплыгина И. И. Теоретические аспекты исследования воздействия информационно-образовательного пространства на здоровье и поведение человека // Научные ведомости. Серия Гуманитарные науки. 2016. № 14 (235). С. 143-150.

Кирякова Н. И. Теория ожидаемой полезности // Академия. 2015. № 3 (3). С. 1-4.

Роджерс Р. В. Мета-анализ исследований по теории мотивации защиты // Журнал прикладной социальной психологии. 2000. № 30 (2). С. 407-429.

Рассказова, Е. И. Психологические факторы поведения, связанного со здоровьем: на пути к интегративной модели // Теоретическая и экспериментальная психология. 2016. Т. 9, № 4. С. 124-139.

Бруснева В. В., Клименко Т. В. Значимые факторы и условия жизни, влияющие и формирующие состояние здоровья студенческой молодежи города Ставрополя // Медицинский вестник Северного Кавказа. 2012. № 3. С. 82-86.

Гареева И. А., Соболевская Т. В. Роль социальных барьеров в формировании стратегий поведения в отношении здоровья у студентов // Материалы секционных заседаний 56-й студенческой научно-практической конференции ТОГУ: в 2 т. Т. 2. Хабаровск: Изд-во ТОГУ, 2016. С. 127-130.

Джураева Н. С. Здоровье, здоровьесберегающее поведение и качество жизни студентов // Модели, системы, сети в экон. техн. природе и о-ве. 2014. № 3. С. 155-160.

Улумбекова В. Г., Калашникова А. В. Факты о бюджете здравоохранения РФ на 2018-2020 года // ОРГЗДРАВ: новости, мнения, обучение. Вестник ВШОУЗ. 2019. № 4. С. 17-20.

Алексеенко С. Н., Дробот Е. В. Категории жизнестойкости и качества жизни у студентов медицинского ВУЗа в сопряженности с самооценкой здоровья // Земской врач. 2014. № 2 (23). С. 41-44.

Новохатская Э. А., Яковлева Т. П., Калитина М. А. Заболеваемость студентов, обусловленная характером питания в современных условиях обучения // Проблемы социальной гигиены и история медицины. 2017. № 5. С. 281-285.

Гареева И. А. Неравенства в социальном пространстве здравоохранения // Трансформация человеческого потенциала в контексте столетия: материалы междунар. науч.-практ. конф. в рамках III Всерос. науч. форума «Наука будущего — наука молодых». Нижний Новгород 14-15 сент. 2017 г.: в 2 т. Т. 2. Н. Новгород, 2017. С. 16-19.

Киенко Т. С. Институциональные и не-институциональные факторы формирования здоровьесберегающего поведения // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 1-1. С. 1443.

Бакаев В. В., Болотин А. Э. Показатели готовности студентов к здоровьесберегающему поведению // Ученые записки университета им. П. Ф. Лесгафта. 2013. № 12 (106). С. 36-39.

Новый индекс здоровьесберегающего поведения / В. В. Кузнецов, К. В. Косилов, Р. А. Байрамов, Е. К. Косилова (Федорищева), Н. И. Ющенко, Е. А. Смирнов // Медицинское образование и профессиональное развитие. 2019. Т. 10 (4). С. 76-92.

Журавлева И. В., Иванова Л. Ю., Ивахненко Г. А. Студенты: поведенческие риски и ценностные ориентации в отношении здоровья // Вестник института социологии. 2012. № 6. С. 113-129.

Биловус В. К., Минасян Л. А. Установки молодежи на здоровьесберегающее поведение // Создание условий в учебных заведениях высшего профессионального образования, обеспечивающих охрану и укрепление физического, психологического и социального здоровья обучающихся, формирование устойчивой мотивации на здоровье и здоровый образ жизни: мат. межвуз. науч.-практ. конференции. Шахты, 2008. С. 68-79.

Лепихина Т. Л., Карпович Ю. В. Анализ факторов, формирующих здоровьесберегающее поведение работников // Фундаментальные исследования. 2014. № 8-2. С. 400-403.

Федорищева Е. К. Комплексная оценка здоровьесберегающего поведения студентов медицинских специальностей и направления его оптимизации // Власть и управление на Востоке России. 2019. № 3 (88). С. 97-116.

Поздеева Т. В. Научное обоснование концепции и организационной модели формирования здоровьесберегающего поведения студенческой молодежи: дис. … докт. мед. наук: 14.00.33: защищена 09.09.2008 / Поздеева Татьяна Васильевна. М., 2008. 340 с.

Корниенко Д. С., Козлов А. И., Отавина М. Л. Взаимосвязь самооценок здоровья и психологического благополучия у практически здоровых и имеющих хронические заболевания молодых людей // Гигиена и санитария. 2016. № 6. С. 577-581.

Скрининг ресурсов здоровья студентов и формирование внутри-вузовской профилактической среды: клинические, образовательные и воспитательно-педагогические аспекты / М. Е. Евсевьева, В. И. Кошель, М. В. Еремин и др. // Медицинский вестник Северного Кавказа. 2015. № 1. С. 64-69.

Здоровье и поведение школьников: Социально-педагогический мониторинг здоровья, физической активности и образа жизни школьников: Уральский федеральный округ / Сост. А. И. Федоров, С. Б. Шарманова. Челябинск: УралГАФК, ЧГНОЦ УрО РАО, 2004. 88 с.

Борисова Л. М., Белокурова Е. С., Лопатин С. А. Здоровьесберегающие технологии — как профилактические меры по сохранению и укреплению здоровья студентов вузов // Безопасность жизнедеятельности. 2014. № 8. С. 21-26.

Здоровье студентов: социологический анализ / Отв. ред. И. В. Журавлева. Институт социологии РАН. М., 2012. С. 252-257.

Гареева И. А. Социальные барьеры современной системы здравоохранения // Современные проблемы экономического развития предприятий, отраслей, комплексов, территорий: материалы междунар. науч.-практ. конф. (Хабаровск, 25 апр. 2016 г.): в 2 т. Т. 2. Хабаровск: Изд-во ТОГУ, 2016. С. 275-278.

Хабермас Ю. Проблематика понимания смысла в социальных науках // Социологическое обозрение. 2008. № 7(3).

Хабермас Ю. Теория рационализации Макса Вебера // Социологическое обозрение. 2009. № 8(3).

Рассказова Е. И., Тхостов А. Ш., Гульдан В. В. Способы заботы о здоровье и соматические жалобы в норме: роль представлений и роль действий // Психологические исследования. 2016. № 9(50). С. 4.

Бобылева О. В. Состояние здоровья студенческой молодежи как социально-экологическая проблема // Вестник ТГУ. 2013. Т. 18. Вып. 3. С. 852-854.

Стереотип поведения это

Читать PDF
129.83 кб

Подражание и стереотипное поведение аутистов

Сериков Андрей Евгеньевич

Как возможно точное подражание? Может ли подражание быть абсолютно бессмысленным? В поисках ответов на эти вопросы полезно обратить внимание на поведение аутистов.

Читать PDF
218.62 кб

Адаптативные аспекты стереотипического поведения

Баграт Арутюнян

Стереотипическое поведение, внешне выглядящее как один из способов обита-ния в социальном мире, с точки зрения устройства самой социальности предстаетв качестве сложного адаптативного механизма, призванного обеспечить диалек-тичес

Читать PDF
724.93 кб

Русские: характер, ментальность, стереотипы поведения

Егорычев Александр Михайлович, Ригер Ангелика , Костина Екатерина Алексеевна

В статье анализируется восприятие русских и русской действительности россиянами и представителями зарубежья.

Читать PDF
114.07 кб

РОЛЬ АДРЕНАЛИНА В ФОРМИРОВАНИИ ПОВЕДЕНЧЕСКИХ СТЕРЕОТИПОВ

Миханькова П.В., Бакр В.Ф.

Читать PDF
203.22 кб

Поведенческие стереотипы студентов в межнациональной сфере

Зимовина О.А., Казарян А.В.

В статье анализируются поведенческие стереотипы студентов в межнациональной сфере.

Читать PDF
326.75 кб

Потребительское поведение в структуре гендерных стереотипов

Семенова Марина Александровна

В статье рассматривается понятие гендерный стереотип как часть социального капитала, то есть совокупность ресурсов институционализированных отношений взаимного признания.

Читать PDF
4.55 мб

Влияние гендерной стереотипизации на ролевое поведение молодежи

Аникеева Нелли Петровна

Читать PDF
257.24 кб

Особенности процесса стереотипизации трудового поведения молодежи

Шестопалова О. Н.

В статье рассмотрены основные факторы формирования стереотипов трудового поведения молодежи, противоречия их становления и функционирования в современных условиях.

Читать PDF
4.51 мб

Женщина: хозяйка, героиня, муза. . . (о стереотипах женского поведения)

Кардапольцева Валентина Николаевна

The article looks at the nature of some stereotypes of a woman`s behavior.

Читать PDF
329.34 кб

Стереотипы гендерного поведения и их толкование в контексте книги Бытия

Дорохина Римма Викторовна

В статье рассмотрена проблема гендерных отношений с точки зрения религиозного контекста. С опорой на Книгу Бытия показано положение мужчины и женщины в межличностных отношениях.

Читать PDF
230.66 кб

Гендерные стереотипы и нормы поведения в современном башкирском обществе

Хилажева Гульдар Фаритовна

In the article there is examined a system of gender stereotypes and norms of behavior prevailing in modern Bashkir society.

Читать PDF
278.19 кб

Формирование и поддержание гендерных стереотипов потребительского поведения

Семенова Марина Александровна

В статье автор, опираясь на теорию социальных полей П. Бурдье, рассматривает модель формирования и поддержания гендерных стереотипов потребления.

Читать PDF
381.21 кб

Группы и уровни стереотипизации экономического поведения деятелей в социуме

Ибрагимова Элиза Мусаевна

В статье впервые выделены группы стереотипизации экономического поведения социологической рефлексии.

Читать PDF
96.47 кб

Этнические стереотипы гендерного поведения японцев с этологической точки зрения

Марина Вячеславовна Щепетунина

Читать PDF
211.38 кб

Технология формирования социально-экологического стереотипа поведения школьников

Трикула Л. Н.

В статье рассматривается технология формирования социально-экологического стереотипа поведения школьников.

Стереотипное поведение – обзор

ФИЗИОЛОГИЯ ПОВЕДЕНИЯ ЭКЛОЗИИ

Существует несколько стереотипов поведения, связанных с самим шелушением, которые проявляются только до и во время линьки, включая продольные перистальтические сокращения тела и заглатывание воздуха или воды, вызывающие линьку. старая кутикула разрывается. Однако после того, как насекомое достигает взрослой стадии, поскольку шелушение больше не происходит, это поведение больше не нужно выражать. В Manduca наблюдается волна запрограммированной гибели клеток, при которой около половины нейронов центральной нервной системы погибает в течение первых нескольких дней взрослой жизни.Среди этих умирающих клеток около 50 нейронов, которые регулируют моторную программу шелушения, устраняя те клетки, которые ответственны за устаревшее или неиспользуемое поведение.

Поскольку участие в процессе линьки сопряжено с опасностью, поскольку неподвижное, беззащитное насекомое сбрасывает свой экзоскелет, линька обычно ограничивается определенным временем дня, когда каждый вид лучше всего может избежать хищников и неблагоприятных условий окружающей среды. Время линьки определяется эндогенными циркадными часами, что позволяет ей происходить только в течение узкого промежутка времени.Если физиологические процессы, необходимые для линьки, не завершаются к началу окна, насекомое будет ждать следующего окна, чтобы начать линьку. Система сложна, но вовлеченные в нее стереотипы поведения были отфильтрованы с помощью сильного избирательного давления, поскольку любые ошибки в эклозии приводят к смерти. У сверчков было идентифицировано 48 отдельных моделей фиксированных действий, связанных с шелушением. Различное поведение, связанное с эклозией, координируется гормональным каскадом, запускаемым гормонами , запускающими шелушение (ETH), которые высвобождаются из периферических клеток инка эпитрахеальных желез, расположенных на больших стволах трахеи рядом с дыхальцами.Снижение титра экдизона после линьки инициирует сложные эндокринные взаимодействия, которые приводят к активации этих фиксированных паттернов действия.

Эклозионное поведение можно разделить на три фазы различной продолжительности в зависимости от размера насекомого. В фазе преэкдизиса , длящейся около 2 часов, насекомое прикрепляется к субстрату и начинает совершать движения, разрывающие связи между его мышцами и старой кутикулой, и начинает наполнять воздухом свою трахейную систему.Паттерны фиксированного действия затем активируются для сбрасывания старой кутикулы во время фазы шелушения . Это включает в себя перистальтические продольные сокращения, которые позволяют насекомому покинуть свою старую кутикулу и могут длиться от нескольких минут до нескольких часов. В постэкдизисной фазе новая кутикула растягивается и затвердевает, опять же, в течение периода от минут до часов. Крылья, если они есть, вздуты, а белки в новой кутикуле сшиты.

Два вида шелкопрядов, Hyalophora cecropia и Antheraea pernyi, , имеют разные ворота для вылупления. Hyalophora закрывается в утренние часы, тогда как Antheraea закрывается непосредственно перед скотофазой (рис. 5.14А). Когда их мозг удаляют хирургическим путем, у обоих видов исчезает ритмичность вылупления (рис. 5.14Б). Если мозг удалить и пересадить в брюшную полость, ритмичность восстанавливается, хотя между мозгом и центральной нервной системой нет нервных связей (рис. 5.14С). Наконец, если мозг удалить и имплантировать особям противоположного вида, их эклозионное поведение не только восстанавливается, но его восстановление основано на идентичности присутствующего мозга, а не на идентичности тела и остатков центральной нервной системы. нервная система (рис. 5.15). Гормональное действие не зависит от вида, а зависит только от времени его высвобождения. Эндокринный каскад у Hyalophora происходит в начале дня; Antheraea появляется позже. Любой мозг может активировать поведение, но только в то время, когда он запрограммирован на выброс гормонов.

РИСУНОК 5.14. A. Нормальное время выхода взрослых особей H. cecropia и A. pernyi. B. Эклозия имаго после удаления мозга куколки. C. Эклозия у взрослых после удаления мозга и реимплантации свободного мозга.Горизонтальная черная полоса указывает на скотофазу.

От Трумэна (1973). Перепечатано с разрешения. Copyright © 1973

РИСУНОК 5.15. Влияние обмена мозгами на поведение при вылуплении. ( Top ) Мозг, имплантированный в тело того же вида. ( Внизу ) Мозг из H. cecropia , имплантированный в тело pernyi , привел к появлению образца cecropia , в то время как мозг из pernyi , имплантированный в тело cecropia 000009, привел к появлению 90 шаблон.На вставке показаны следы от рычага, прикрепленного к концам брюшка, сохраняющиеся примерно 2 часа. Горизонтальная черная полоса указывает на скотофазу.

От Трумэна (1973). Перепечатано с разрешения. Авторское право © 1973

Эклозионный гормон (EH) изначально считался центральным фактором, вызывающим такое поведение, поскольку его инъекция активировала всю последовательность экзозивного поведения. Однако исследования показали еще большую степень сложности с участием нескольких других гормонов.Экдизон увеличивается перед линькой, а затем снижается, а снижающиеся титры экдизона — это то, что позволяет происходить оставшейся части каскада и повышает чувствительность нервной системы к их присутствию. Синтез многих вовлеченных пептидов происходит с повышением титров экдизона, но высвобождение пептидов требует снижения титров. Коразонин (CRZR), который первоначально был идентифицирован как кардиоускоряющий пептид у тараканов, продуцируется в латеральных нейросекреторных клетках головного мозга и высвобождается из комплекса corpus heartum-corpus allatum и нейронов в вентральных ганглиях.Точно так же EH высвобождается нейронами головного мозга при шелушении. Оба стимулируют высвобождение ряда пептидных гормонов из клеток инка. Среди этих гормонов гормон, запускающий преэкдизис (PETH) и ETH, оба из которых кодируются геном eth . Как и EH, инъекция ETH в куколок дрозофилы pharate приводит к сокращениям перед экдизисом. CRZR, воздействуя на клетки инка, вызывает низкоуровневое высвобождение PETH и ETH, которые циркулируют в гемолимфе и запускают преэкдизисное поведение.ETH также образует систему положительной обратной связи с EH, при этом каждый из них стимулирует высвобождение другого. По мере того, как уровни ETH и EH постепенно увеличиваются, EH вызывает большее высвобождение PETH и ETH, что теперь опосредует переход от преэкдиза к шелушению (рис. 5.16).

РИСУНОК 5.16. Модель поведения шелушения. См текст для деталей.

После Ювера (2005) и Трумэна (2005). Перепечатано с разрешения. Авторское право © 2005 г.

Другим гормоном, вовлеченным в поведение вылупления, является кардиоактивный пептид ракообразных (CCAP).CCAP был впервые идентифицирован как кардиоускоряющий фактор у краба, и с тех пор он был обнаружен в нервной системе многих насекомых и других членистоногих. Считается, что CCAP активирует моторные программы шелушения и выключает программу преэкдиза. При одновременном высвобождении ЭТГ и ЭГ нейроны в подпищеводном ганглии и в каждом из грудных и брюшных ганглиев высвобождают ЦСАР. Когда CCAP добавляется к препарату ЦНС, инициируется двигательная программа шелушения, а программа преэкдиза, начатая ETH, прекращается.Эта поведенческая последовательность приобретается и теряется на каждом возрасте, собираясь к концу каждого возраста посредством передачи сигналов экдизона и последующей экспрессии генов. Как только происходит шелушение, центральная нервная система теряет чувствительность к ЭТГ до следующего пика экдизона. Дополнительной мишенью CCAP является лобный ганглий, который иннервирует мышцы, расширяющие переднюю кишку и заставляющие глотать воздух создавать внутреннее давление, расщепляющее старую кутикулу (рис. 5.16).

Существуют и другие пептиды, участвующие в других аспектах поведения вылупления, такие как миостимулирующий продукт гена хугина .Гормон bursicon высвобождается во время постэкдизиса, чтобы обеспечить загар и закалку. Точная взаимосвязь между всеми этими гормонами и поведением вылупления все еще находится в стадии рассмотрения.

Стереотипное поведение | SpringerLink

  • Адамс Г.Л., Талион Р.Дж., Штангл Дж.М. (1980). Влияние окружающей среды на самостимулирующее поведение. Американский журнал умственной отсталости , 85 , 171–175.

    ПабМед Google ученый

  • Эйкен, Дж.М., Зальцберг, С.Л. (1984). Влияние процедуры сенсорного угасания на стереотипные звуки у двух аутичных детей. Журнал аутизма и нарушений развития , 14, 291–299.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Аллен, Дж. Дж. (1980). Бег трусцой может изменить разрушительное поведение. Обучение одаренных детей , 12, 66–70.

    Google ученый

  • Агран, М., Мартин, Дж. Э. (1982). Использование психотропных препаратов умственно отсталыми взрослыми в общественных программах. Журнал Ассоциации лиц с тяжелыми физическими недостатками , 7 , 54–59.

    Google ученый

  • Аман, М. Г. (1980). Механизм тестирования оперантного обусловливания и раскачивания тела при нарушениях развития. Перцептивные и моторные навыки , 58 , 751–756.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Аман М.Г. (1986). Наркотики при умственной отсталости: лечение или трагедия? Australia and New Zealand Journal of Developmental Disabilities , 10 , 215–226.

    Google ученый

  • Аман, М. Г., Сингх, Н. Н. (1980). Полезность тиоридазина для лечения детских расстройств — факт или фольклор? Американский журнал умственной отсталости , 84 , 331–338.

    ПабМед Google ученый

  • Аман М.Г., Сингх, Н. Н. (1986). Критическая оценка недавних исследований лекарств при умственной отсталости: исследования Колдуотера. Journal of Mental Deficiency Research , 30 , 203–216.

    ПабМед Google ученый

  • Аман, М. Г., Уайт, А. Дж., Филд, К. (1984). Хлорпромазин на стереотипное и обусловленное поведение пациентов с тяжелой умственной отсталостью — экспериментальное исследование. Journal of Mental Deficiency Research , 28 , 253–260.

    ПабМед Google ученый

  • Аман, М. Г., Сингх, Н. Н., Стюарт, А. В., Филд, К. Т. (1985). Контрольный список аберрантного поведения: шкала оценки поведения для оценки эффектов лечения. Американский журнал умственной отсталости , 89 , 485–491.

    ПабМед Google ученый

  • Аман, М. Г., Ричмонд, Г., Стюарт, А. В., Белл, Дж.К., Киссель, Р. К. (1987). Контрольный список аберрантного поведения: Факторная структура и влияние предметных переменных в американских и новозеландских учреждениях. Американский журнал умственной отсталости , 91, 570–578.

    ПабМед Google ученый

  • Аман, М. Г., Сингх, Н. Н., Уайт, А. Дж. (1987). Восприятие опекунами психотропных препаратов в жилых учреждениях. Исследования нарушений развития , 8 , 449–465.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Аман, М. Г., Тихан, С. Дж., Уайт, А. Дж., Турботт, С. Х., Вайтианатан, К. (1989). Лечение галоперидолом постоянно принимающих лекарства резидентов: влияние дозы на клиническое поведение и непредвиденные обстоятельства подкрепления. Американский журнал умственной отсталости , 93, 452–460.

    ПабМед Google ученый

  • Американская психиатрическая ассоциация.(1980). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (3-е изд.). Вашингтон, округ Колумбия: Автор.

    Google ученый

  • Американская психиатрическая ассоциация. (1987). Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (3-е изд., ред.). Вашингтон, округ Колумбия: Автор.

    Google ученый

  • Аксельрод, С. (1987). Функциональный и структурный анализ поведения: подходы, ведущие к сокращению использования процедур наказания? Исследования нарушений развития , 8 , 165–178.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Азрин, Н.Х., Весоловски, М.Д. (1980). Метод подкрепления и прерывания для устранения поведенческих стереотипов у глубоко умственно отсталых людей. Поведенческие исследования и терапия , 18, 113–119.

    Перекрёстная ссылка пабмед Google ученый

  • Азрин, Н.Х., Каплан, С.Дж., Фокс, Р.М. (1973). Реверсия аутизма: устранение стереотипной самостимуляции умственно отсталых людей. Американский журнал умственной отсталости , 78 , 241–248.

    ПабМед Google ученый

  • Баркли, Р. А., Зупник, С. (1976). Уменьшение стереотипных искривлений тела с помощью физического сдерживания и ДРО. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии , 7 , 167–170.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Барманн, Б.C., Мюррей, WJ (1981). Подавление неуместного сексуального поведения с помощью лицевого скрининга. Поведенческая терапия , 12 , 730–735.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Барретт, Р. П., Линн, Д. М. (1981). Лечение стереотипной ходьбы на носочках гиперкоррекцией и физиотерапией. Прикладные исследования умственной отсталости , 2 , 13–21.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Барретт, Р.P., Matson, JL, Shapiro, E.S., 011endick, JH (1981). Сравнение наказаний и процедур ДРО для лечения стереотипного поведения умственно отсталых детей. Прикладные исследования умственной отсталости , 2 , 247–256.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Барретт Р.П., Стауб Р.В., Сиссон Л.А. (1983). Лечение компульсивных ритуалов визуальным скринингом: тематическое исследование с долгосрочным наблюдением. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии , 14 , 55–59.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Бэррон, Б., Сэндмен, Калифорния (1983). Связь седативного гипнотического ответа с самоповреждающим поведением и стереотипией у умственно отсталых клиентов. Американский журнал умственной отсталости , 88 , 177–186.

    ПабМед Google ученый

  • Бэррон, Б., Sandman, CA (1984). Самоагрессивное поведение и стереотипия в институционализированных умственно отсталых. Прикладные исследования умственной отсталости , 5 , 499–511.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Бартон Л.Е., Репп А.С., Брюлль А.Р. (1985). Уменьшение стереотипного поведения с помощью процедур дифференцированного подкрепления и мгновенного сдерживания. Journal of Mental Deficiency Research , 29 , 71–79.

    ПабМед Google ученый

  • Бартон Л.Е., Брюлле А.Р., Репп А.С. (1986). Поддержание терапевтических изменений мгновенным DRO. Журнал прикладного анализа поведения , 19, 277–282.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Баумайстер А.А. (1978). Происхождение и контроль стереотипных движений. В C. E. Meyers (Ed.), Качество жизни умственно отсталых людей: исследовательские основы для улучшения (стр.353–384). Вашингтон, округ Колумбия: Американская ассоциация умственной отсталости.

    Google ученый

  • Баумайстер А.А., Форхенд Р. (1972). Влияние условного шока и словесной команды на раскачивание тела умственно отсталых. Журнал клинической психологии , 28 , 586–590.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Баумайстер А. А., Форхенд Р.(1973). Стереотипные поступки. В NR Ellis (Ed.), Международный обзор исследований умственной отсталости (Том 6, стр. 55–96). Нью-Йорк: Академическая пресса.

    Google ученый

  • Баумейстер, А.А., Маклин, В.Е. (1984). Замедление СИБ и стереотипное реагирование на физическую нагрузку. Прикладные исследования умственной отсталости , 5 , 385–394.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Берксон Г.(1967). Аномальные стереотипные двигательные акты. В J. Zubin HF Hunt (Eds.), Сравнительная психопатология животных и человека (стр. 76–94). Нью-Йорк: Грюн Страттон.

    Google ученый

  • Берксон, Г. (1983). Повторяющееся стереотипное поведение. Американский журнал умственной отсталости , 88 , 239–246.

    ПабМед Google ученый

  • Берксон Г., Давенпорт, РК (1962). Стереотипные движения у умственно отсталых. Американский журнал умственной отсталости , 66, 849–852.

    ПабМед Google ученый

  • Берксон, Г., Мейсон, В. А. (1963). Стереотипные движения умственно отсталых: III. Ситуационные эффекты. Американский журнал умственной отсталости , 68 , 409–412.

    ПабМед Google ученый

  • Берксон Г., Мейсон, Вашингтон (1964). Стереотипные движения умственно отсталых: IV. Эффекты игрушек и характер действий. Американский журнал умственной отсталости , 68 , 511–524.

    ПабМед Google ученый

  • Берксон Г., Маккуистон С., Джейкобсон Дж. В., Эйман Р., Бортвик С. (1985). Взаимосвязь между возрастом и стереотипным поведением. Умственная отсталость , 23, 31–33.

    ПабМед Google ученый

  • Битгуд, С.С., Кроу М.Дж., Суарес Ю., Питерс Р.Д. (1980). Иммобилизация: влияние и побочные эффекты на стереотипное поведение у детей. Изменение поведения , 4 , 187–208.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Borthwick, S.A., Meyers, C.E., Eyman, R.K. (1981). Сравнительное адаптивное и дезадаптивное поведение умственно отсталых клиентов из пяти жилых помещений в трех западных штатах. В RH Bruinincks, C.E. Meyers, BB Sigford, KC Lakin (Eds.), Деинституционализация и адаптация умственно отсталых людей к сообществу (Монография AAMD № 4, стр. 351–359). Вашингтон, округ Колумбия: Американская ассоциация умственной отсталости.

    Google ученый

  • Кэмпбелл М., Андерсон Л.Т., Мейер М., Коэн И.Л., Смолл А.М., Самит С., Сачар Э.Дж. (1978). Сравнение галоперидола и поведенческой терапии и их взаимодействия у детей с аутизмом. Журнал Американской академии психиатрии , 12 , 640–655.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Карр, Э. (1977). Мотивация самоповреждающего поведения. Психологический бюллетень , 84, 800–816.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Кавалер, А. Р., Ферретти, Р. Д. (1980). Стереотипное поведение, альтернативное поведение и побочные эффекты: сравнение четырех процедур вмешательства. Journal of Mental Deficiency Research , 24 , 219–230.

    ПабМед Google ученый

  • Чок, П. Н., Глан, Т. Дж. (1983). Обучение и самостимуляция у немых и эхолалических аутичных детей. Журнал аутизма и нарушений развития , 13, 365–381.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Кристофер Р., Льюис Б.(1984). Влияние слуховых изменений темпа на уровень стереотипного поведения у детей-инвалидов. Бюллетень умственной отсталости и инвалидности , 12 , 105–114.

    Google ученый

  • Чинцирипини П.М., Эпштейн Л.Х., Котанчик Н.Л. (1980). Поведенческое вмешательство для самостимуляции, посещения и судорожного поведения у ребенка с церебральным параличом. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии , 11 , 313–316.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Кларк, Дж. К., Томасон, С. (1984). Использование неприятного запаха для устранения аутистического самостимулирующего поведения. Детская и семейная поведенческая терапия , 3 , 51–61.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Коулман Р.С., Уитмен Т.Л., Джонсон М.Р. (1979). Подавление самостимулирующего поведения глубоко отсталого мальчика в коллективе и условиях: оценка ситуационного обобщения. Поведенческая терапия , 10 , 266–280.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Костелло, А. (1982). Оценка и диагностика психопатологии. В JL Matson RP Barrett (Eds.), Психопатология умственно отсталых (стр. 37–52). Нью-Йорк: Грюн Страттон.

    Google ученый

  • Чижевски М.Дж., Баррера Р.Д., Зульцер-Азарофф Б.(1982). Сокращенная программа гиперкоррекции для уменьшения самостимулирующего поведения. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии , 13, 55–62.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Давенпорт, Р. К., Берксон, Г. (1963). Стереотипные движения умственно отсталых: II. Эффекты новых объектов. Американский журнал умственной отсталости , 67, 879–882.

    ПабМед Google ученый

  • Дэвис, К.В. (1971). Влияние наркотиков на стереотипное и нестереотипное оперантное поведение умственно отсталых. Психофармакология , 22 , 195–213.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Денни, М. (1980). Снижение самостимулирующего поведения умственно отсталых лиц альтернативной позитивной практикой. Американский журнал умственной отсталости , 84 , 610–615.

    ПабМед Google ученый

  • Дик Д.М., Джексон, HJ (1983). Уменьшение стереотипного крика у мальчика с тяжелой степенью умственной отсталости с помощью процедуры визуального скрининга. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии , 14 , 363–367.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Доук, Л. А., Эпштейн, Л. Х. (1975). Пероральная гиперкоррекция: побочные эффекты и расширенное применение. Журнал экспериментальной детской психологии , 20 , 496–511.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Dunlap, G., Dyer, K., Koegel, R.L. (1983). Аутичная самостимуляция и продолжительность межпробного интервала. Американский журнал умственной отсталости , 88 , 194–202.

    ПабМед Google ученый

  • Дура, Дж. Р., Мулик, Дж. А., Раснэйк, Л. К. (1987). Распространенность стереотипии среди институционализированных малоподвижных глубоко умственно отсталых. Американский журнал умственной отсталости , 91, 548–549.

    ПабМед Google ученый

  • Дюран, В. М. (1982). Поведенческое/фармакологическое вмешательство для лечения тяжелого самоповреждающего поведения. Журнал аутизма и нарушений развития , 12 , 243–251.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Дюрран, В.М., Карр, Э. Г. (1987). Социальные влияния на «самостимулирующее» поведение: анализ и применение лечения. Журнал прикладного анализа поведения , 20 , 119–132.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Дюран, В. М., Кримминс, Д. Б. (1983, октябрь). Шкала оценки мотивации: предварительный инструмент, оценивающий функциональную значимость девиантного поведения детей . Документ представлен на собрании Беркширской ассоциации поведенческого анализа и терапии, Амхерст, Массачусетс.

    Google ученый

  • Исон, Л.Дж., Уайт, М.Г., Ньюсом, К. (1982). Общее снижение самостимулирующего поведения: эффект обучения аутичных детей соответствующей игре. Анализ и вмешательство при нарушениях развития , 2 , 157–169.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Эпштейн, Л. Х., Доук, Л. А., Сайвадж, Т. Э., Соррелл, С., Риммер, Б. (1974). Общие и побочные эффекты гиперкоррекции. Журнал прикладного анализа поведения , 7 , 285–390.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Эйман, Р. К., Колл, Т. (1977). Неадаптивное поведение и размещение в обществе. Американский журнал умственной отсталости , 82 , 137–144.

    ПабМед Google ученый

  • Феннер, Д.Дж., Ларош М., Зульцер-Азарофф Б. (1984). Влияние добавления прерывания к дифференцированному подкреплению на целенаправленное и новое самостимулирующее поведение. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии , 4 , 315–321.

    Google ученый

  • Фавелл, Дж. Э. (1973). Уменьшение стереотипов за счет подкрепления игры с игрушками. Умственная отсталость , 11 , 21–23.

    Google ученый

  • Форхенд, Р., Баумайстер, А.А. (1970). Раскачивание тела и уровень активности в зависимости от предшествующего ограничения движения. Американский журнал умственной отсталости , 74 , 608–610.

    ПабМед Google ученый

  • Фокс, Р. М., Азрин, Н. Х. (1973). Устранение аутистического самостимулирующего поведения путем гиперкоррекции. Журнал прикладного анализа поведения , 6 , 1–14.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Фокс Р.М., МакМорроу, М.Дж., Фенлон, С., Биттл, Р.Г. (1986). Редуктивное влияние процедур подкрепления на генитальную стимуляцию и стереотипию умственно отсталого подростка. Анализ и вмешательство при нарушениях развития , 6, 239–248.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Франкель Ф., Фриман Б. Дж., Ритво Э., Пардо Р. (1978). Влияние стимуляции окружающей среды на стереотипное поведение аутичных детей. Журнал аутизма и нарушений развития , 8 , 389–394.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Фрейзер В.И., Леудар И., Грей Дж., Кэмпбелл И. (1986). Психиатрические и поведенческие расстройства при умственной отсталости. Журнал исследований психических расстройств , 30, 49–57.

    ПабМед Google ученый

  • Фриман, П. К., Кук, Дж.В., Финни, Дж. В. (1984). Влияние процедур наказания на самостимулирующее поведение аутичного ребенка. Анализ и вмешательство при нарушениях развития , 4 , 39–46.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Гадоу, К.Д., Калактиник, Дж. (1981). Распространенность и схема медикаментозного лечения поведенческих и судорожных расстройств у студентов TMR. Американский журнал умственной отсталости , 85 , 588–595.

    ПабМед Google ученый

  • Галлахер, Р. Дж., Берксон, Г. (1986). Влияние методов вмешательства на снижение стереотипного взгляда на руки у детей раннего возраста с тяжелыми формами инвалидности. Американский журнал умственной отсталости , 91, 170–177.

    ПабМед Google ученый

  • Гэри, Л. А., Таллон, Р. Дж., Стангл, Дж. М. (1980). Влияние окружающей среды на самостимулирующее поведение. Американский журнал умственной отсталости , 85 , 171–175.

    Google ученый

  • Голдберг Д. П., Купер Б., Иствуд М. Р., Кедворд Х. Б., Шепард М. (1970). Стандартизированное психиатрическое интервью для использования в опросах населения. Британский журнал профилактической и социальной медицины , 24 , 18–23.

    ПабМед Google ученый

  • Гудолл, Э., Корбетт, Дж. (1982). Связь между сенсорной стимуляцией и стереотипным поведением у детей с тяжелой умственной отсталостью и аутизмом. Журнал исследований психических расстройств , 26, 163–175.

    ПабМед Google ученый

  • Грир, Р. Д., Беккер, Б. Дж., Сакс, К. Д., Мирабелла, Р. Ф. (1985). Истории обусловливания и установка стимулов, контролирующих участие в стереотипии или игре с игрушками. Анализ и вмешательство при нарушениях развития , 5, 269–284.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Gualtieri, C.T., Quade, D., Hicks, R.E., Mayo, J.P., Schroeder, S.R. (1984). Поздняя дискинезия и другие клинические последствия лечения нейролептиками у детей и подростков. Американский журнал психиатрии , 141 , 20–23.

    ПабМед Google ученый

  • Гамильтон Х., Стивенс Л., Аллен П.(1967). Контроль агрессивного и деструктивного поведения у глубоко умственно отсталых резидентов лечебных учреждений. Американский журнал умственной отсталости , 71 , 852–856.

    Google ученый

  • Харрис С.Л., Вольчик С.А. (1979). Подавление самостимуляции: три альтернативные стратегии. Журнал прикладного анализа поведения , 12 , 185–198.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Хаук, Ф.(1985). Разработка поведенчески-аналитического опросника, уточняющего четыре функции самоповреждающего поведения у умственно отсталых. Международный журнал реабилитационных исследований , 8, 350–352.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Херсен, М., Барлоу, Д. Х. (1976). Экспериментальные образцы с одним корпусом . Нью-Йорк: Пергамон Пресс.

    Google ученый

  • Хоббс, С.А. (1976). Изменение стереотипного поведения путем гиперкоррекции: критический обзор. Реабилитационная психология , 23 , 1–11.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Хоббс, С.А., Госвик, Р. (1977). Поведенческое лечение самостимуляции: изучение альтернатив физическому наказанию. Журнал клинической детской психологии , 6, 20–23.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Холлис, Дж.Х. (1968). Хлорпромазин: прямое измерение различных поведенческих эффектов. Наука , 159, 1487–1489.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Холлис, Дж. Х. (1978). Анализ качательного поведения. В CE Meyers (Ed.), Качество жизни у людей с тяжелой и глубокой умственной отсталостью: исследовательские основы для улучшения (стр. 1–53). Вашингтон, округ Колумбия: Американская ассоциация умственной отсталости.

    Google ученый

  • Холлис, Дж. Х., Сент-Омер, В. В. (1972). Прямое измерение психофармакологического ответа: влияние хлорпромазина на двигательное поведение умственно отсталых детей. Американский журнал умственной отсталости , 76 , 580–587.

    Google ученый

  • Гомер, Р. Д. (1980). Влияние программы «обогащения» окружающей среды на поведение глубоко умственно отсталых детей, находящихся в специализированных учреждениях. Журнал прикладного анализа поведения , 13, 437–491.

    Google ученый

  • Хунг, Д. В. (1978). Использование самостимуляции в качестве подкрепления для аутичных детей. Журнал аутизма и детской шизофрении , 8 , 355–366.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Ивата, Б. А., Дорси, М. Ф., Слифер, К. Дж., Бауман, К.Э., Ричман, Г.С. (1982). К функциональному анализу членовредительства. Анализ и вмешательство при нарушениях развития , 2 , 3–20.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Ивата, Б.А., Пейс, Г.М., Катальдо, М.Ф., Калшер, М.Дж., Эдвардс, Г.Л. (1984). Центр изучения и лечения членовредительства. В JC Griffin, MT Stark, D.E. Williams, BK Altmeyer, HK Griffin (Eds.), Достижения в лечении самоповреждающего поведения (стр.27–39). Остин: Министерство здравоохранения и социальных служб, Техасский совет по планированию для лиц с отклонениями в развитии.

    Google ученый

  • Джейкобсон, Дж. В. (1982). Проблемное поведение и психические нарушения у людей с отклонениями в развитии: I. Частота поведения. Прикладные исследования умственной отсталости , 3 , 121–139.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Джонсон, В.Л., Баумейстер, А.А., Пенланд, М.Дж., Инвальд, К. (1982). Экспериментальный анализ самоповреждающего, стереотипного и побочного поведения умственно отсталых: эффекты гиперкоррекции и подкрепления альтернативного реагирования. Анализ и вмешательство при нарушениях развития , 2 , 41–66.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Канфер, Ф. Х., Филлипс, Дж. С. (1970). Изучение основ поведенческой терапии .Нью-Йорк: Уайли.

    Google ученый

  • Канфер, Ф. Х., Саслоу, Г. (1965). Поведенческий диагноз. Архив общей психиатрии , 12 , 529–538.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Кауфман, Дж. М., Лафлер, Н. К., Халлахан, Д. П., Чейнс, К. М. (1975). Подражание как следствие поведения детей: два экспериментальных тематических исследования. Поведенческая терапия , 6 , 535–542.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Кауфман, Дж. М., Халлахан, Д. П., Янна, С. (1977). Подавление высовывания языка ретардатове путем условного подражания. Поведенческие исследования и терапия , 15, 196–197.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Кауфман, М.Е., Левитт, Х.А. (1965).Исследование трех стереотипных моделей поведения психически неполноценных заключенных. Американский журнал умственной отсталости , 69, 467–473.

    ПабМед Google ученый

  • Каздин А.Е. (1982). Индивидуальный исследовательский дизайн . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Келли, Дж. А., Драбман, Р. С. (1977). Обобщающая реакция подавления самоповреждающего поведения с помощью процедуры чрезмерного наказания: тематическое исследование. Поведенческая терапия , 8 , 468–472.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Керн, Л., Кегель, Р.Л., Дайер, К., Блю, П.А., Фентон, Л.Р. (1982). Влияние физических упражнений на самостимуляцию и адекватное реагирование у детей с аутизмом. Журнал аутизма и нарушений развития , 12, 399–419.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Керн Л., Koegel, R.L., Dunlap, G. (1984). Влияние энергичных и умеренных упражнений на стереотипное поведение аутистов. Журнал аутизма и нарушений развития , 14 , 57–67.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Клаванс, Х.Л., Мозес, Х., Болье, Д.М. (1974). Влияние кофеина на стереотипное поведение, вызванное d-амфетамином и апоморфином. Науки о жизни , 14 , 1493–1500.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Клиер, Дж., Харрис, С.Л. (1977). Самостимулирующее поведение и обучение у аутичных детей: физическая или функциональная несовместимость. Журнал прикладного анализа поведения , 10 , 3–11.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Koegel, R.L., Covert, A. (1972). Связь самостимуляции с обучением у аутичных детей. Журнал прикладного анализа поведения , 5 , 381–387.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • LaGrow, S.J., Repp. AC (1984). Стереотипный ответ: обзор интервенционных исследований. Американский журнал умственной отсталости , 88 , 595–609.

    Google ученый

  • Lancioni, G.E., Smeets, P.M., Ceccarani, P.С., Гуссенс, А.Дж. (1983). Самостимуляция и реакция, связанная с заданием: роль сенсорного подкрепления в поддержании и расширении эффектов лечения. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии , 14, 33–41.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Лэнгфорд, WS (1953). Психопатологические проблемы. В L. E. Holt R. McIntosh (Eds.), Хольтовские болезни младенчества и детства (12-е изд.). Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts.

    Google ученый

  • Законы, Д. Р., Браун, Р. А., Эпштейн, Дж., Хокинг, Н. (1971). Снижение неадекватного социального поведения у детей с нарушениями неподготовленным парапрофессиональным терапевтом. Поведенческая терапия , 2, 519–533.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Леудар, И., Фрейзер, В.И., Дживс, Массачусетс (1984).Нарушение поведения и умственная отсталость: типология и лонгитюдные тенденции. Психологическая медицина , 14 , 923–935.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Льюис М., Маклин В.Е., Брайсон-Брокман В., Арендт Р., Бек Б., Фидлер П.С., Баумейстер А.А. (1984). Анализ временных рядов стереотипных движений: связь раскачивания тела с сердечной деятельностью. Американский журнал умственной отсталости , 89 , 287–294.

    ПабМед Google ученый

  • Льюис, М. Х., Баумейстер, А. А. (1982). Стереотипные манеры у умственно отсталых: модели животных и теоретический анализ. В NR Ellis (Ed.), Международный обзор исследований умственной отсталости (Том 11, стр. 123–161). Нью-Йорк: Академическая пресса.

    Google ученый

  • Льюис, М. Х., Маклин, В.Э., Джонсон, В.Л., Баумайстер, А.А. (1981). Ультрадианные ритмы в стереотипном и самоповреждающем поведении. Американский журнал умственной отсталости , 85 , 601–610.

    ПабМед Google ученый

  • Лурье, Р. С. (1949). Роль ритмического рисунка в детском возрасте. Американский журнал психиатрии , 105 , 653–660.

    ПабМед Google ученый

  • Ловаас И.О., Шеффер Б., Симмонс Дж. (1965). Формирование социального поведения у аутичных детей с помощью электрошока. Журнал экспериментальных исследований личности , 1, 99–109.

    Google ученый

  • Ловаас О.И., Ньюсом К., Хикман К. (1987). Самостимулирующее поведение и перцептивное подкрепление. Журнал прикладного анализа поведения , 20 , 45–68.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Луизелли, Дж.К. (1975). Влияние множественных непредвиденных обстоятельств на укачивающее поведение умственно отсталого ребенка. Психологическая карта , 25 , 559–565.

    Google ученый

  • Луизелли, Дж. К. (1981). Оценка реакции условной иммобилизации для управления самостимуляцией в классе у детей с нарушениями развития. Поведенческие исследования тяжелых нарушений развития , 2 , 67–78.

    Google ученый

  • Луизелли, Дж. К., Колоцци, Г. А., О’Тул, К. М. (1980). Программирование реакции поддержания дифференциальных эффектов подкрепления. Детская поведенческая терапия , 2 , 65–73.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Луизелли, Дж. К., Майлз, Э., Эванс, Т. П., Бойс, Д. А. (1985). Подкрепляющий контроль тяжелого дисфункционального поведения слепых учащихся с множественной инвалидностью. Американский журнал умственной отсталости , 90 , 328–334.

    ПабМед Google ученый

  • Луцкер, Дж. Р. (1978). Снижение самоповреждающего поведения путем проверки лица. Американский журнал умственной отсталости , 82 , 510–513.

    ПабМед Google ученый

  • Мааг, Дж. В., Резерфорд, Р. Б., Вольчик, С. А., Паркс, Б.Т. (1986). Сравнение двух коротких процедур гиперкоррекции стереотипного поведения аутичных детей. Журнал аутизма и нарушений развития , 16, 83–87.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Мааг, Дж. В., Вольчик, С. А., Резерфорд, Р. Б., Паркс, Б. Т. (1986). Ковариация ответов на самостимулирующее поведение во время процедур сенсорного угасания. Журнал аутизма и нарушений развития , 16, 119–132.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • MacLean, WE, Baumeister, AA (1981). Наблюдательный анализ стереотипных манер ребенка с задержкой развития. Прикладные исследования умственной отсталости , 2 , 257–262.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Марис, Р. С. (1971). Стереотипное раскачивание тела у пациентов с тяжелой умственной отсталостью: исследование ритма и топографии .Неопубликованная докторская диссертация. Университет Алабамы.

    Google ученый

  • Мартин, Дж., Веллер, С., Мэтсон, Дж. (1977). Устранение передачи объекта глубоко отсталой женщиной путем гиперкоррекции. Психологические отчеты , 40 , 779–782.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Мэтсон, Дж. Л., Барретт, Р. П. (1982). Психопатология у умственно отсталых .Нью-Йорк: Грюн Страттон.

    Google ученый

  • Мэтсон, Дж. Л., Стивенс, Р. М. (1981). Гиперкоррекция стереотипного поведения. Модификация поведения , 5 , 491–502.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Мэтсон, Дж. Л., Охендик, Т. Х., Мартин, Дж. Э. (1979). Еще раз о гиперкоррекции: долгосрочное наблюдение. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии , 10 , 11–14.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Макклюр, Дж. Т., Мосс, Р. А., МакПитерс, Дж. В., Киркпатрик, Массачусетс (1986). Уменьшение ротации рук у мальчика с глубокой умственной отсталостью. Умственная отсталость , 24, 219–222.

    ПабМед Google ученый

  • МакГонигл, Дж. Дж., Дункан, Д., Кордиско, Л., Барретт, Р. П. (1982). Визуальный скрининг: альтернативный метод уменьшения стереотипного поведения. Журнал прикладного анализа поведения , 15 , 461–467.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Маккиган Г.Ф., Эстилл К., Кэмпбелл Б.М. (1984). Использование неисключающего тайм-аута для устранения стереотипного поведения. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии , 15, 261–264.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • МакКелви, Дж.Л., Сиссон Л.А., Ван Хасселт В.Б., Херсен М. (1987, ноябрь). Многокомпонентное поведенческое вмешательство, направленное на сокращение ротации слепого ребенка с множественными нарушениями . Документ представлен на ежегодной конференции Ассоциации развития поведенческой терапии, Бостон, Массачусетс.

    Google ученый

  • Милличамп, С.Дж., Сингх, Н.Н. (1987). Влияние прерывистой лекарственной терапии на стереотипное и побочное поведение умственно отсталых лиц. Исследования нарушений развития , 8 , 213–227.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Мозли, А., Фауст, М., Рирдон, Д.М. (1970). Влияние социальных несоциальных стимулов на стереотипное поведение умственно отсталых детей. Американский журнал умственной отсталости , 74, 809–811.

    ПабМед Google ученый

  • Малхерн, Т., Баумайстер, А.А. (1969). Экспериментальная попытка снизить стереотипность с помощью процедур подкрепления. Американский журнал умственной отсталости , 74 , 69–74.

    ПабМед Google ученый

  • Мулик, Дж. А., Хойт, П., Рожан, Дж., Шредер, С. Р. (1978). Уменьшение «нервной» привычки у глубоко отсталого юноши за счет увеличения количества игрушек. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии , 9, 381–385.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Мулик, Дж. А., Шредер, С. Р., Рожан, Дж. (1980). Хроническая руминативная рвота: сравнение четырех лечебных процедур. Журнал аутизма и нарушений развития , 10 , 203–213.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Мерфи, Р., Нуньес, Д., Хатчингс-Рупрехт, М. (1977). Уменьшение стереотипного поведения у глубоко отсталых людей. Американский журнал умственной отсталости , 82 , 238–245.

    ПабМед Google ученый

  • Нейсворт, Дж. Т., Хант, Ф. М., Галлоп, Х. Р., Мэдл, Р. А. (1985). Смещение подкрепления: предварительное исследование клинического применения эффекта CRF/EXT. Модификация поведения , 9, 102–115.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • О’Брайен, Ф.(1981). Лечение самостимулирующего поведения. В JL Matson JR McCartney (Eds.), Справочник по модификации поведения умственно отсталых . Нью-Йорк: Пленум Пресс.

    Google ученый

  • Охендик, Т. Х., Мэтсон, Дж. Л. (1976). Первоначальное исследование параметров гиперкоррекции. Психологические отчеты , 39, 1139–1142.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Охендик, Т.Х., Мэтсон, Дж. Л. (1978). Гиперкоррекция: обзор. Поведенческая терапия , 9, 830–842.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Охендик, Т. Х., Мэтсон, Дж. Л., Мартин, Дж. Э. (1978). Эффективность гиперкоррекции рук при топографически сходном и неодинаковом самостимулирующем поведении. Журнал экспериментальной детской психологии , 25 , 296–403.

    Google ученый

  • Охендик, Т.Х., Шапиро, Э.С., Барретт, Р.П. (1981). Уменьшение стереотипного поведения: анализ процедур лечения с использованием схемы чередующихся процедур. Поведенческая терапия , 12, 570–577.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Пейс Г.М., Иванчич М.Дж., Эдвардс Г.Л., Ивата Б.А., Пейдж Т.Дж. (1985). Оценка предпочтения стимула и ценности подкрепления у людей с глубокой отсталостью. Журнал прикладного анализа поведения , 18 , 249–255.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Паниагуа, Ф.А., Браверман, К., Каприотти, Р.М. (1986). Использование лечебного пакета при лечении пикацизма у глубоко умственно отсталых девочек и самостимуляции. Американский журнал умственной отсталости , 90 , 550–557.

    ПабМед Google ученый

  • Пэрриш, Дж. М., Ивата, Б.А., Дорси, М.Ф., Банк, Т.Дж., Слифер, К.Дж. (1985). Анализ поведения, разработка программы и передача контроля при лечении членовредительства. Поведенческая терапия и экспериментальная психиатрия , 16, 159–168.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Пендерграсс, В. Е. (1972). Тайм-аут положительного подкрепления после стойкого, высокочастотного поведения умственно отсталых. Журнал прикладного анализа поведения , 5, 85–91.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Поль, П. (1977). Темп меняется при раскачивании тела. Медицина развития и детская неврология , 19, 485–488.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Радинский А. М. (1984). Описательное исследование применения психотропных и противоэпилептических препаратов у умственно отсталых лиц в трех жилых помещениях .Неопубликованная докторская диссертация, Университет Питтсбурга.

    Google ученый

  • Рандруп А., Мунквад И. (1967). ДОФА и другие встречающиеся в природе вещества как причины стереотипии и ярости у крыс. Acta Psychiatrica Scandinavica , 42 , 193–199.

    Google ученый

  • Риз, Р. М., Шредер, С. Р., Галлион, К. М. (в печати).Изменчивость экоповеденческого и архитектурного дизайна, влияющая на взаимодействие персонала и сверстников в учреждениях для лиц с ограниченными возможностями развития. В JA Mulick, RF Antonak (Eds.), Переходы при умственной отсталости . Норвуд, Нью-Джерси: Alex Publishing Corp.

    Google ученый

  • Рид, А. Х., Баллинджер, Б. Р., Хизер, Б. Б. (1978). Поведенческие синдромы, выявленные с помощью пыльникового анализа в выборке из 100 взрослых с тяжелой и глубокой умственной отсталостью. Психологическая медицина , 8 , 399–412.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Рид, Дж. Г., Томбо, Т. Н., Хьювел, К. В. (1981). Применение условного физического сдерживания для подавления стереотипного раскачивания тела лиц с глубокой умственной отсталостью. Американский журнал умственной отсталости , 86 , 78–85.

    ПабМед Google ученый

  • Рейсс, С., Шишко, Дж. (1983). Диагностическое сопровождение и профессиональный опыт работы с умственно отсталыми лицами. Американский журнал умственной отсталости , 87 , 361–367.

    Google ученый

  • Репп А.С., Дейтц С.М., Спейр Н. (1974). Уменьшение стереотипного реагирования умственно отсталых людей за счет дифференцированного подкрепления другого поведения. Американский журнал умственной отсталости , 78 , 279–284.

    Google ученый

  • Repp, A.C., Barton, L.E., Brulle, A.R. (1983). Сравнение двух процедур программирования дифференциального подкрепления других видов поведения. Журнал прикладного анализа поведения , 16, 435–445.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Ричмонд, Г. (1983). Оценка лечения стереотипии рукопожатия. Американский журнал умственной отсталости , 87 , 667–669.

    ПабМед Google ученый

  • Ричмонд, Г., Белл, Дж. К. (1983). Анализ лечебного пакета для уменьшения стереотипии ртом руками. Поведенческая терапия , 14, 576–581.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Ринковер, А. (1978). Процедура устранения самостимулирующего поведения у психотических детей. Журнал аномальной детской психологии , 6, 299–310.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Ринковер А., Кук Р., Пиплс А., Паккард Д. (1979). Принципы сенсорного угашения и сенсорного подкрепления для программирования множественных адаптивных изменений поведения. Журнал прикладного анализа поведения , 12, 221–233.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Робертс, П., Ивата, Б.А., Максуин, Т.Е., Десмонд, Э.Ф. (1979). Анализ гиперкоррекционных движений. Американский журнал умственной отсталости , 83 , 588–594.

    ПабМед Google ученый

  • Роджерс-Уоррен, А., Уоррен, С.Ф. (1977). (Ред.). Экологические аспекты анализа поведения . Балтимор: University Park Press.

    Google ученый

  • Рожан, Дж.(1986). Самоагрессивное и стереотипное поведение неинституционализированных умственно отсталых: распространенность и классификация. Американский журнал умственной отсталости , 91, 268–276.

    ПабМед Google ученый

  • Рожан, Дж., Шредер, С.Р. (1983). Поведенческая оценка. В JL Matson JA Mulick (Eds.), Справочник по умственной отсталости (стр. 227–243). Нью-Йорк: Пергамон Пресс.

    Google ученый

  • Ролидер А., Ван Хаутен, Р. (1985). Тайм-аут подавления движения для нежелательного поведения у психотических детей и детей с тяжелой задержкой развития. Журнал прикладного анализа поведения , 18, 275–288.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Rollings, J.P., Baumeister, A.A. (1981). Стимульный контроль стереотипного реагирования: влияние на целевое и побочное поведение. Американский журнал умственной отсталости , 86 , 67–77.

    ПабМед Google ученый

  • Rollings, J.P., Baumeister, A.A., Baumeister, A.A. (1977). Использование процедур гиперкоррекции для устранения стереотипного поведения умственно отсталых: анализ побочного поведения и обобщение подавляющих эффектов. Модификация поведения , 1 , 29–46.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Романчик Р.Г. (1977). Прерывистое наказание за самостимуляцию: эффективность во время применения и угасания. Журнал консультирования и клинической психологии , 45, 53–60.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Ранко, М. А., Чарлоп, М. Дж., Шрайбман, Л. (1986). Возникновение самостимуляции у аутичных детей в зависимости от знакомых и незнакомых условий стимула. Журнал аутизма и нарушений развития , 16, 31–44.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Раттер М., Грэм П., Юл В. (1970). нейропсихиатрическое исследование в детском возрасте . Лондон: Heinemann/SIMP.

    Google ученый

  • Раттер М., Тизард Дж., Юл В., Грэм П., Уитмор К. (1976). Исследования острова Уайт, 1964–1974 гг. Психологическая медицина , 6, 313–332.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Сакс, Д.А. (1973). Эффективность процедур тайм-аута при различных поведенческих проблемах. Журнал поведенческой терапии и экспериментальной психиатрии , 4, 237–242.

    Перекрёстная ссылка Google ученый (1983). Налоксон ослабляет агрессивное поведение у клиентов с отклонениями в развитии. Прикладные исследования умственной отсталости , 4, 5–11.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Шалок Р.Л., Фоли Дж.В., Тулуза А., Старк Дж.А. (1985). Лекарства и программирование для управления поведением умственно отсталых людей в общественных условиях. Американский журнал умственной отсталости , 89 , 503–509.

    ПабМед Google ученый

  • Шеренбергер, Р. К. (1981).Деинституционализация: тенденции и трудности. В RH Bruininks, CE Meyers, BB Sigford, KC Lakin (Eds.), Деинституционализация и приспособление умственно отсталых людей к сообществу (Монография № 4, стр. 3–13). Вашингтон, округ Колумбия: Американская ассоциация умственной отсталости.

    Google ученый

  • Шмид, Дж. (1986). Снижение неадекватного поведения умственно отсталых детей за счет интерполированного подкрепления. Американский журнал умственной отсталости , 91, 286–293.

    ПабМед Google ученый

  • Шредер, С. Р. (1970). Использование стереотипии в качестве описательного термина. Психологическая карта , 20 , 337–342.

    Google ученый

  • Шредер С.Р., Рожан Дж., Мулик С.Р. (1978). Экоповеденческая организация развивающего дневного ухода за хронически самоповреждающими. Журнал детской психологии , 3 , 81–88.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Schroeder, S.R., Schroeder, C.S., Rojahn, J., Mulick, J.A. (1981). Самоповреждающее поведение: анализ методов модификации поведения. В JL Matson JR McCartney (Eds.), Справочник по модификации поведения умственно отсталых (стр. 61–115). Нью-Йорк: Пленум Пресс.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Шредер С.Р., Бикель, В. А., Ричмонд, Г. (1986). Первичная и вторичная профилактика самоповреждающего поведения: пожизненная проблема. В К. Д. Гадоу (ред.), Успехи в обучении и нарушениях поведения (Том 5, стр. 63–85). Гринвич, Коннектикут: JAI Press.

    Google ученый

  • Шредер, С.Р., Каной, Р.К., Мулик, Дж.А., Рожан, Дж.Р., Тиос, С.Дж., Стивенс, М., Хоук, Б. (1982). Предшествующие факторы окружающей среды, влияющие на управление программами самоповреждающего поведения.В JH Hollis CE Meyers (Eds.), Опасное для жизни поведение (стр. 105–159). Вашингтон, округ Колумбия: Американская ассоциация умственной отсталости.

    Google ученый

  • Шапиро, Э.С., Барретт, Р.П., 011эндик, Т.Х. (1980). Сравнение физического сдерживания и позитивной практики гиперкоррекции при лечении стереотипного поведения. Поведенческая терапия , 11 , 227–233.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Сильва Д.А. (1979). Применение медикаментов в интернатном учреждении для умственно отсталых лиц. Умственная отсталость , 17 , 285–288.

    ПабМед Google ученый

  • Сингх, Н. Н., Аман, М. Г. (1981). Влияние дозы тиоридазина на поведение лиц с тяжелой умственной отсталостью. Американский журнал умственной отсталости , 85, 580–587.

    ПабМед Google ученый

  • Сингх, Н.Н., Доусон, М.Дж., Мэннинг, П. (1981). Влияние DRL с интервальной реакцией на стереотипное поведение глубоко отсталых людей. Журнал прикладного анализа поведения , 14 , 521–526.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Сингх, Н. Н., Уотсон, Дж. Э., Винтон, А. С. В. (1987). Оценка родителями приемлемости альтернативных методов лечения умственно отсталых детей. Модификация поведения , 11 , 17–26.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Сиссон, Л. А., Ван Хасселт, В. Б., Херсен, М., Ауранд, Дж. К. (1988). Трехстороннее поведенческое вмешательство для уменьшения стереотипного и разрушительного поведения у детей раннего возраста с множественными нарушениями. Поведенческая терапия , 19, 503–526.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Сорачи, С., Декнер, К.В., Макдэниел, К., Блэнтон, Р.Л. (1982). Взаимосвязь между нормой ритмичности и стереотипным поведением ненормальных детей. Журнал музыкальной терапии , 19, 46–54.

    Google ученый

  • Sprague, RL (1977). Обзор психофармакологии для умственно отсталых в США. В публикации П. Миттлера (ред.), Практические исследования умственной отсталости: биомедицинские аспекты (том 3, стр. 350–364). Балтимор: University Park Press.

    Google ученый

  • Стивенс, Э.А. (1971). Некоторые эффекты изменения темпа на стереотипные качательные движения умственно отсталых субъектов низкого уровня. Американский журнал умственной отсталости , 76 , 76–81.

    ПабМед Google ученый

  • Стоукс Т.Ф., Баер Д.М. (1977). Неявная технология обобщения. Журнал прикладного анализа поведения , 10 , 349–367.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Стробридж, Л.А., Сиссон, Л.А., Ван Хасселт, В.Б. (1987). Уменьшение разрушительного поведения в классе с помощью условно прерываемой слуховой стимуляции. Журнал Ассоциации лиц с тяжелыми формами инвалидности , 12, 199–204.

    Google ученый

  • Тарпли, Х., Шредер, С. Р. (1979). Сравнение процедур DRO и DRI при лечении самоповреждающего поведения. Американский журнал умственной отсталости , 84 , 188–194.

    ПабМед Google ученый

  • Ассоциация лиц с тяжелыми формами инвалидности (TASH). (1986, июль). Резолюция о навязчивом вмешательстве. Вестник ТАШ , с. 8.

    Google ученый

  • Телен, Э. (1981). Ритмическое поведение в младенчестве: этологический взгляд. Психология развития , 17 , 237–257.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Томпсон Т.Дж., Берксон Г. (1985). Стереотипное поведение детей с тяжелыми формами инвалидности в классе и в условиях свободной игры. Американский журнал умственной отсталости , 89 , 580–586.

    ПабМед Google ученый

  • Тирни, И. Р., McGuire, RJ, Walton, HJ (1978). Влияние музыки на раскачивание тела у пациентов с тяжелой умственной отсталостью в палатных условиях. Journal of Mental Deficiency Research , 22 , 255–261.

    ПабМед Google ученый

  • Тирни, И. Р., Макгуайр, Р. Дж., Уолтон, Х. Дж. (1979). Уменьшение стереотипного раскачивания тела с помощью подкрепления с переменным временем: практические и теоретические последствия. Journal of Mental Deficiency Research , 23 , 175–185.

    ПабМед Google ученый

  • Томпоровски, П. Д., Эллис, Н. Р. (1984). Влияние физических упражнений на физическую форму, интеллект и адаптивное поведение умственно отсталых взрослых, находящихся в специализированных учреждениях. Прикладные исследования умственной отсталости , 5 , 329–337.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Тушетт, П.Э., Макдональд, Р.Ф., Лангер, С.Н. (1985). Диаграмма рассеивания для определения стимульного контроля проблемного поведения. Журнал прикладного анализа поведения , 18 , 343–351.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Уотсон, Дж., Сингх, Н.Н., Винтон, А.С.В. (1986). Подавляющие эффекты визуального и лицевого скрининга на самоповреждающее сосание пальца. Американский журнал умственной отсталости , 90 , 526–534.

    ПабМед Google ученый

  • Уоткинс, К.М., Конарски, Э.А. (1987). Влияние уровня стереотипности умственно отсталых лиц на их обучение. Американский журнал умственной отсталости , 91, 361–365.

    ПабМед Google ученый

  • Уоттерс, Р. В., Уоттерс, У. Э. (1980). Снижение самостимулирующего поведения с помощью физических упражнений в группе аутичных мальчиков. Журнал аутизма и нарушений развития , 10 , 378–387.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Уэллс, К.С., Форхенд, Р., Хикки, К., Грин, К.Д. (1977). Влияние процедуры, основанной на принципе гиперкоррекции, на манипулируемое и неманипулируемое поведение. Журнал прикладного анализа поведения , 10 , 679–687.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Визелер, Н.А., Хэнсон Р.Х., Чемберлен Т.П., Томпсон Т. (1985). Функциональная таксономия стереотипного и самоповреждающего поведения. Умственная отсталость , 5 , 230–234.

    Google ученый

  • Виннега, М., Берксон, Г. (1986). Анализ стимулирующих свойств объектов, используемых в стереотипном поведении. Американский журнал умственной отсталости , 91, 277–285.

    ПабМед Google ученый

  • Волери, М., Кирк, К., Гаст, Д.Л. (1985). Стереотипное поведение как подкрепление: эффекты и побочные эффекты. Журнал аутизма и нарушений развития , 15, 149–161.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Вольф М.М., Рисли Т., Джонстон М., Харрис Ф., Аллен Э. (1967). Применение процедур оперантного обусловливания к поведенческим проблемам аутичного ребенка: продолжение и расширение. Поведенческие исследования и терапия , 5 , 103–111.

    ПабМед перекрестная ссылка Google ученый

  • Янг, Р., Клементс, Дж. (1979). Функциональное значение стереотипий сложных движений рук у глубоко отсталых в развитии. Британский журнал психических отклонений , 25 , 79–87.

    Google ученый

  • Зегиоб, Л., Дженкинс, Дж., Беккер, Дж., Бристоу, А. (1976). Скрининг лица: анализ клинической применимости. Journal of Behavior Therapy and Experimental Psychiatry , 7, 355–357.

    Google ученый

  • Почему стереотипное или повторяющееся поведение помогает ребенку справиться с аутизмом

    Это не работа; Это миссия

    Памела Наджор

    Этот блог написан Старшим писателем по вопросам здравоохранения Центриа Аутизм и мамой 2 детей,

    , включая 9-летнего сына с расстройством аутистического спектра.

    Самостимуляция, или стереотипное поведение, иногда называемое стиммингом, представляет собой повторение физических движений, звуков, слов или перемещение объектов в повторяющихся, иногда ритмичных паттернах. Это распространено и часто утешительно для людей с нарушениями развития, такими как расстройство аутистического спектра (РАС).

    Почему люди с аутизмом ведут себя стереотипно?

    Как правило, есть три причины, по которым это обычная функция для людей с РАС: саморегуляция в ответ на стресс и/или тревогу, поиск сенсорной информации или самовыражение.

    Когда нейроразнообразный ребенок с РАС находится в среде, которая может быть перегружена ярким светом, звуками или интеллектуальным давлением, он или она может махать руками, раскачивать верхнюю часть тела взад-вперед или тереть ластиком конец карандаша. или скручивать непоседа или даже свои руки или пальцы вместе несколько раз, чтобы успокоиться в чрезмерно стимулированной среде или ситуации.

    Начиная примерно с 3 лет, всякий раз, когда мой сын, у которого в 4 года был диагностирован РАС, попадал в стрессовую ситуацию, он изо всех сил пытался выразить себя таким образом, чтобы это не приводило к еще большему непониманию, основанному на общении.Затем его разочарование проявлялось в том, что он сильно кусал стулья, края стола, иногда даже собственную руку. После многих лет терапии прикладным анализом поведения (ABA) он научился улучшать этот дефицит общения и не полагался на выражение своего разочарования с помощью самоповреждающего поведения (SIB). Но со временем ему по-прежнему требовался физический выход, когда возникали такие тревоги.

    Перенесемся на пару лет вперед, когда я вел сына на прием к психиатру — к врачу, которого он видел очень редко, — и как только он увидел, что мой сын входит в дверь, он спросил меня, когда у него началось стереотипное поведение? Я спросил: «Его что?» Он сказал: «Его скручивание рук и пальцев, его самостимулирующее поведение.« Хотя с годами это могло несколько измениться, он зависел от физических действий, таких как скручивание пальцев, чтобы реагировать на стрессовые или перевозбужденные ситуации.

    Спросите врачей о наблюдениях за поведением вашего ребенка

    Интересно, что именно этот вопрос был внесен в список «Спросите об этом доктора» в моем блокноте в тот день, когда он спросил о выкручивании пальцев моего сына. Просто тогда я не знал, что это называется стереотипией. На протяжении многих лет я задавался вопросом, почему у моего сына, казалось, развилось то, что я считал тиками, которые он делал ежедневно, в основном, когда ему было особенно не по себе или он был сильно чем-то увлечен — то, что я называю «проведением времени в своем собственном мире».» С другой стороны, эти моменты обычно бывают экстремальными — не из-за разочарования, а скорее из-за приподнятого настроения, например, когда он слишком взволнован тем, что может погрузиться в то, что ему действительно нравится, например, в чтение. 

    Стереотипия также может использоваться для получения сенсорной информации не только от любого из пяти чувств: осязания, обоняния, слуха, зрения или вкуса, но даже от проприоцептивных чувств, возникающих в результате наших собственных действий. Эти чувства дают людям представление о том, где вы находитесь в пространстве. Это чувство позволяет нам узнать наше ощущение усилия, веса и давления по отношению к нашему окружению.

    Я узнал, что мой сын чаще всего не может пройти по коридору, не проведя руками по стене или, если уж на то пошло, по любому предмету на своем пути, из-за чего его мама боится осколков (точнее, боязнь убрать их) каждый раз, когда мы идем по любой внешней дорожке с перилами.

    Сенсорный ввод также может быть достигнут через вестибулярное чувство, которое возникает в нашем внутреннем ухе и влияет на равновесие и движение. В случае с моим сыном я неправильно истолковал это как его частоту «никогда не сидеть на месте».» Но эта сенсорная перегрузка является примером того, как людям с РАС выгодно использовать шаткий или вращающийся стул или мячи для упражнений, если им приходится сидеть в течение длительного времени, вместо того, чтобы сидеть на традиционном стуле. 

    Несмотря на ваши опасения, не подавляйте такое поведение

    Такое поведение может зависеть от способности человека выражать эмоции по любому поводу, от чистой радости до крайнего беспокойства и любых промежуточных выражений. Вот почему важно не подавлять такие типы поведения, даже если вы беспокоитесь об общественном мнении.Если стереотипия не приводит к СРП или мешает обучению, межличностным отношениям или социальным ситуациям, важно, чтобы ребенок с РАС выражал эти эмоции самоудовлетворяющим образом в качестве своего метода преодоления в нейротипическом мире. Может быть и социальная польза. Возможно, чем больше их открыто делает аутичное сообщество, тем меньше вероятность того, что ребенок с РАС будет восприниматься как изгой общества.

    «Когда дело доходит до «самостимулирующего поведения», важно понимать, что большинство из нас в той или иной степени прибегают к такого рода поведению», — сказал Брайан Камински, MA, BCBA.«Жужжание, накручивание волос, хруст костяшками пальцев. Все эти действия часто производят те же подкрепляющие свойства, которые испытывают люди с аутизмом».

    Специалист должен вмешаться, когда такое поведение становится опасным или мешает повседневной жизни человека.

    В этих случаях наша цель состоит не просто в том, чтобы уменьшить такое поведение, а скорее в том, чтобы научить альтернативным навыкам, которые служат тому же эффекту, всегда таким образом, чтобы способствовать достоинству и уважать индивидуальность человека.

    Этапы оценки воздействия на стимулирующее поведение

    Сначала обратите внимание на то, что кажется стереотипным, и обсудите это с лечащим врачом вашего ребенка и/или его или ее специализированным клиницистом, сертифицированным поведенческим аналитиком (BCBA), если он или она проходят курс АВА-терапии. Практикующие АВА могут определить, какой функции или чувству оно служит вашему ребенку, является ли оно самоуспокаивающим и полезным, самоповреждающим или вредным для вашего ребенка или других людей.

    Второй , при работе с клинической бригадой вашего ребенка над фактором безопасности также важно определить, лучше ли уменьшить или исключить эти действия с помощью плана поведенческого вмешательства с методами ABA или нет. ABA можно использовать для определения триггера и устранения основного дефицита. Как и в случае с моим сыном, мы узнали, что сначала это было результатом его дефицита общения. Таким образом, при устранении этих недостатков на сеансах АВА-терапии было также важно не исключать полностью то, что он делал, чтобы научиться справляться со своим дефицитом.Но из-за страха, что мой сын может навредить себе, мы решили, что важно предоставить ему несколько альтернативных вариантов поведения для саморегуляции, когда он испытывает стресс в социальных условиях, где общение сопряжено с трудностями. Некоторые из его стрессоров также усиливали его беспокойство до такой степени, что вызывали приступы паники, которые также повышали его кровяное давление. В течение многих лет АВА-терапии, а также лекарств, таких как клонидин , использование замещающего поведения, которое было более утешительным, например, скручивание пальцев, позволило ему саморегулироваться более полезными способами.

    В-третьих, терапевтическая группа вашего ребенка может провести функциональный анализ, чтобы определить, является ли стереотипия сенсорной заменой или ее можно устранить с помощью интервенционной терапии с положительным или отрицательным подкреплением, такой как АВА-терапия. Врачи и клиницисты также могут определить, является ли стимминг нейротипическим тиком, таким как кусание ногтей, или чем-то более клинически идентифицируемым как стереотипия, согласно пятому изданию Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам ( DSM-5 ). стандартный справочник, который медицинские работники используют для диагностики поведенческих состояний, таких как аутизм.

    Несмотря на то, что стереотипия моего сына проявлялась по-разному в разных ситуациях и с течением времени, повторяющиеся или ритмичные двигательные движения, использование предметов или речь — это признаки аутизма, и их нельзя просто остановить по желанию или при напоминании.

    Другими примерами простых двигательных стереотипий являются выстраивание игрушек в ряд или переворачивание предметов, эхолалия, идиосинкразические или причудливые фразы или звуки.

    Если ваш ребенок выполняет какие-либо действия, в которых вы не уверены, это может быть важным симптомом, который следует учитывать или использовать для исключения РАС или других расстройств, и его следует обсудить со специалистами в области поведенческого здоровья.

    Если вы подозреваете, что ваш ребенок демонстрирует стереотипию, или хотели бы узнать больше о том, как Centria Autism может помочь вашей семье пройти обследование и получить помощь от наших BCBA, или если вы заинтересованы в страховом покрытии или вакансиях, доступных в области поведенческого здоровья, свяжитесь с нами. Centria Autism по телефону (855) 772-8847 и получить дополнительную информацию на www.centriaautism.com.

    Стереотипные движения: связь между мозгом и поведением

    Стереотипные движения (или стереотипия) — это термин, используемый для описания бесцельных и повторяющихся физических движений.Эти модели поведения охватывают широкий диапазон движений, от устойчивых ритмичных покачиваний тела у некоторых пациентов с отклонениями в развитии до резких переходных движений у людей с синдромом Туретта. Эти движения часто препятствуют физическому и социальному функционированию пациентов и мешают уходу за ними. Несмотря на то, что клинические наблюдения отмечались на протяжении столетий, до сих пор нет последовательного теоретического или эмпирического понимания этих повторяющихся действий. Редакторы этого тома предполагают, что эти, казалось бы, несопоставимые состояния на самом деле концептуально связаны.Этот том знаменует собой начало усилий исследователей по интеграции области стереотипных движений и обеспечивает важный мост между поведенческими и биомедицинскими подходами.

    Область стереотипных движений была разрозненной: одна группа исследователей интересовалась поздними дискинетическими движениями у пациентов с психическими заболеваниями, получавших лечение нейролептиками, другая группа сосредоточилась на стереотипных движениях детей с отклонениями в развитии, а еще одна группа следовала пути развития такого поведения. у детей и так далее.Как правило, у каждой группы исследователей есть свой набор предположений и методологий.

    Этот том объединяет известных исследователей из этих различных областей, чтобы повысить уровень связи между этими различными субдисциплинами и помочь внести синтез в эту область. Представлены новые концептуальные инструменты для понимания стереотипии, а также недавние исследования неврологического контекста стереотипии и интригующие новые методы измерения повторяющихся действий. Авторы этой книги разъясняют теоретическую основу стереотипии и указывают на важные области будущих исследований.Эта публикация является одной из серии, основанной на совместных усилиях Научного управления APA и Управления связи APA.

    Детские привычки поведения и стереотипное двигательное расстройство: основы практики, предыстория, патофизиология

    Автор

    Брэндон Н. Сайя, Д.О. Ассоциация

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Соавтор (ы)

    Сьюзи С. Нельсон, доктор медицинских наук, DFAACAP, FAPA  Ассистент профессора, заместитель директора по обучению программы стипендий по детской и подростковой психиатрии, кафедра психиатрии, Государственный университет Райта, Медицинская школа Буншофта; Детский и подростковый психиатр, директор отделения детской психиатрии, Медицинский центр Райт-Паттерсон

    Сьюзи С. Нельсон, доктор медицины, DFAACAP, FAPA является членом следующих медицинских обществ: Американская академия детской и подростковой психиатрии, Христианская медицинская и стоматологическая ассоциации

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Редакционная коллегия специалистов

    Мэри Л. Виндл, PharmD  адъюнкт-профессор Фармацевтического колледжа Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

    Раскрытие информации: раскрывать нечего.

    Главный редактор

    Кэроли Патаки, доктор медицинских наук, медицинских наук, клинический профессор психиатрии и биоповеденческих наук, Калифорнийский университет, Лос-Анджелес, Медицинская школа Дэвида Геффена

    Кэроли Патаки, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия детей и подростков Психиатрия, Нью-Йоркская академия наук, Врачи за социальную ответственность

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Дополнительные участники

    Cynthia R Ellis, MD  Директор медицины развития, доцент кафедры педиатрии и психиатрии, Институт генетики и реабилитации Манро Мейера, Медицинский центр Университета Небраски

    Cynthia R Ellis, MD, является членом следующих медицинских обществ : Медицинская ассоциация Небраски

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Connie J Schnoes, MA, PhD  Директор по национальному распространению информации о поведенческом здоровье, курирующий практикующий врач, Центр поведенческого здоровья Boys Town, Дом для мальчиков отца Фланагана, Boys Town

    Раскрытие информации: ничего не раскрывается.

    Холли Джин Робертс, доктор философии  доцент, кафедра педиатрии, Институт Манро-Мейера, Медицинский центр Университета Небраски

    Холли Джин Робертс, доктор философии, является членом следующих медицинских обществ: Общество аутизма, Национальная ассоциация школьных психологов, Пси Чи

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Благодарности

    Robert J Baumann, MD Профессор неврологии и педиатрии, отделение неврологии, Медицинский колледж Университета Кентукки

    Роберт Дж. Бауманн, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неврологии, Американской академии педиатрии и Общества детской неврологии

    .

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Вамси Кришна Чинтхапалли, MBBS, MRCP, MRCS Регистратор специальности в неврологии, Национальная больница неврологии и нейрохирургии, Великобритания

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Чет Джонсон, MD Медицинский директор отдела детского развития, кафедра педиатрии, профессор, Медицинский центр Канзасского университета

    Чет Джонсон, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американская академия педиатрии

    .

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Эми Као, MD Доцент кафедры педиатрии, отделение детской неврологии, отделение неврологии, Орегонский университет здравоохранения и науки; Консультанты, Детская больница Шрайнерс

    Эми Као, доктор медицинских наук, является членом следующих медицинских обществ: Американской академии неврологии, Американской академии педиатрии, Американского общества эпилепсии и Общества детской неврологии

    .

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Harvey S Singer, MD, Директор отделения детской неврологии, Haller Профессор детских неврологических заболеваний, отделение неврологии, профессор педиатрии, отделение педиатрии, Медицинская школа Университета Джонса Хопкинса; Клинический профессор кафедры неврологии Медицинской школы Университета Мэриленда; Консультанты, Институт Кеннеди Кригер и Педиатрическая больница Маунт Вашингтон

    Harvey S Singer, MD, является членом следующих медицинских обществ: Alpha Omega Alpha, Американской академии неврологии, Американской академии педиатрии, Американской неврологической ассоциации и Общества детской неврологии

    .

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    Франсиско Талавера, PharmD, PhD Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

    Раскрытие информации: Справочная заработная плата Medscape

    Мэри Л. Виндл, PharmD Адъюнкт-профессор, Фармацевтический колледж Медицинского центра Университета Небраски; Главный редактор Medscape Drug Reference

    Раскрытие информации: Нечего раскрывать.

    от межличностных к межгруппу перспективы — эксперты @ Minnesota

    TY — CHAP

    T1 — стереотипы и поведенческое подтверждение

    T2 — от межличностных для межгруппу перспективы

    Au — Klein, Olivier

    AU — Snyder, Mark

    N1 — Информация о финансировании: Авторы выражают признательность Марку Кивиниеми, Стефану Штюрмеру, Хилари Аммаззалорсо и Марку Занне за конструктивные комментарии и полезные предложения по более ранним версиям этой рукописи.Написание этой главы было частично поддержано грантом Бельгийско-американского образовательного фонда Оливье Кляйну. Исследование Марка Снайдера по подтверждению поведения в социальном взаимодействии было поддержано Национальным научным фондом.

    PY — 2003

    Y1 — 2003

    N2 — «Организация общества есть рамки, внутри которых происходит социальное действие… Такая организация и изменения в ней являются продуктом деятельности действующих единиц, а не «сил», которые не учитывают такие единицы.- Герберт Блюмер (1962, стр. 189). Давний интерес, вызванный исследованиями поведенческого подтверждения в социальном взаимодействии, был частично мотивирован последствиями этого явления для взаимодействий на межгрупповом уровне. стигматизированные группы можно заставить соответствовать уничижительным стереотипам, которых придерживается доминирующая группа, последняя может сохранять свои привилегированные позиции и власть.Однако большинство исследований поведенческого подтверждения касались взаимодействия между отдельными воспринимающими и отдельными мишенями.Более того, эти взаимодействия, как правило, не определялись как связанные с межгрупповыми отношениями, поскольку ожидания, вызванные у воспринимающего, обычно касались личностных черт, приписываемых цели как личности, а не членству цели в группе как таковой. Следовательно, хотя вполне возможно, что подтверждение поведения может иметь место во время межгруппового контакта, актуальность существующих исследований межличностных взаимодействий для этих условий необходимо установить как теоретически, так и эмпирически.Соответственно, наша основная цель в этой главе состояла в том, чтобы рассмотреть этот переход от межличностного к межгрупповому уровню взаимодействия, попытавшись ответить на следующий вопрос: как стигматизация одного из членов группы влияет на подтверждение стереотипных ожиданий (процесс, который мы обозначили как «подтверждение стереотипа») во время контактов между членами этих групп? Чтобы ответить на этот вопрос, мы начали с формулировки двух процессов, которые, как считается, лежат в основе подтверждения стереотипа в межличностных отношениях: (1) ответная реакция воспринимающего на ожидаемое поведение мишени и собственная ответная реакция мишени на предложения воспринимающего; и (2) следование подтверждающей стратегии воспринимающим в сочетании с уважением со стороны цели.Затем мы использовали литературу о взаимодействии между нестигматизированными людьми (как воспринимающими) и стигматизированными людьми (как мишенями), чтобы предложить два поведенческих стиля, которые, вероятно, будут приняты первыми — избегание и доминирование — в их отношениях со вторыми. В частности, мы рассмотрели релевантные эмпирические данные, свидетельствующие о том, что избегание в сочетании с реципрокностью, особенно вероятно, приведет к подтверждению стереотипов относительно общительности объекта, в то время как доминирующий стиль будет способствовать реализации подтверждающей стратегии и последующему подтверждению ожиданий в отношении объекта. стигматизированная компетентность цели до такой степени, что цель принимает дополнительный подчиненный стиль.Основываясь на этих различиях, мы затем определили, какие аспекты взаимодействия между членами стигматизированных и нестигматизированных групп могут способствовать подтверждению и опровержению стереотипов соответственно. Среди этих аспектов мы в первую очередь рассмотрели те, которые относятся к воспринимающему. Мы предположили, что в неструктурированных взаимодействиях значимость категории, межгрупповая тревога и предубеждение должны способствовать использованию воспринимающим избегающего стиля, тогда как в структурированных взаимодействиях (предполагающих выполнение совместной задачи) значимость категории должна способствовать использованию стиля избегания. доминирующий стиль воспринимающего.Обзор соответствующей литературы о взаимодействии между членами различных стигматизированных и нестигматизированных групп в целом подтвердил это предсказание. Во-вторых, мы рассмотрели аспекты, связанные со стигматизированной мишенью и тем, как реакция мишени на поведение воспринимающего может повлиять на подтверждение стереотипа. Мы предположили, что эта реакция может зависеть от воспринимаемой проницаемости групповых границ. Когда эти границы воспринимаются как проницаемые, мы предположили, что осознание того, что воспринимающий может стереотипировать себя («сознание стигмы»), является решающим фактором, определяющим возникновение поведенческого подтверждения или неподтверждения.Когда жертвы не осознают стигмы, они особенно уязвимы для подтверждения стереотипов. Когда они осознают стигматизацию, мы опираемся на теорию социальной идентичности, чтобы предположить, что они могут попытаться отмежеваться от своей группы, чтобы показать, что стереотип неприменим к ним самим. Мы утверждали, что эти действия могут привести к неподтверждению восприятия. Напротив, когда межгрупповые границы воспринимаются как непроницаемые, мы предположили, что мишени могут реагировать по-разному в зависимости от того, воспринимают ли они когнитивные альтернативы существующим различиям в статусе.Если их нет, мишени могут просто поддерживать негативные стереотипы и внедрять их. Если есть такие альтернативы, мишени могут участвовать в коллективной стратегии изменения стереотипов. Тогда они, скорее всего, воспроизведут более позитивные стереотипы о своей группе и вызовут поведенческое опровержение. В-третьих, мы исследовали, как принадлежность объекта к стигматизированной группе может повлиять на саму структуру взаимодействия с нестигматизированным воспринимающим. В частности, мы рассмотрели эмпирические данные, свидетельствующие о том, что члены стигматизированных групп, как правило, занимали позиции с меньшим межличностным статусом и властью при взаимодействии с нестигматизированными членами группы и что это подчиненное положение делает их особенно уязвимыми для поведенческого подтверждения.Основываясь на данных, полученных из теории состояний ожидания, мы показали, что этот дисбаланс власти касается как формальных, так и неформальных аспектов статуса и власти. Наконец, рассмотрев влияние стигматизации на подтверждение стереотипа во время межличностных и межгрупповых взаимодействий, мы обратились к вопросу о том, как подтверждение и неподтверждение стереотипа во время этих контактов может фактически повлиять на сохранение и изменение стереотипа. Опираясь на теории межгруппового контакта, мы предположили, что такое влияние межличностного на межгрупповой уровень будет иметь место только в той мере, в какой воспринимающий истолковывает контакт как межгрупповой, а не как межличностный.Это, как мы предположили, будет облегчено в той мере, в какой цель преследует коллективную стратегию. Этот анализ согласуется с идеей о том, что на процессы подтверждения стереотипов сильно влияют факторы, определяемые на межгрупповом уровне (такие как проницаемость групповых границ, групповые различия во власти и статусе, а также воспринимаемая легитимность и стабильность этих различий). Кроме того, мы также предположили, что эти процессы могут играть роль в поддержании и изменении межгрупповых отношений.Тем не менее, в соответствии с цитатой, открывающей этот раздел, мы утверждали, что для понимания этого влияния «микро» на «макро» уровень необходимо принять во внимание взаимодействия между социоструктурным уровнем анализа, поскольку они влияют на контексты. в которых происходят диадические взаимодействия и процессы, происходящие на уровне самих этих взаимодействий. Эта интерактивная точка зрения имеет, по крайней мере, два важных следствия по отношению к традиционным социально-психологическим исследованиям и теории поведенческого подтверждения.Во-первых, это означает, что изучение процессов подтверждения поведения может, по крайней мере частично, помочь понять социальные процессы, происходящие на более высоких уровнях анализа, и, следовательно, послужить решению глобальных социальных проблем. Во-вторых, это означает, что концептуализация процессов подтверждения поведения должна учитывать межгрупповой контекст, в котором может происходить подтверждение стереотипов. Ибо такие межгрупповые контексты могут и ограничивают условия, в которых происходят взаимодействия между людьми, а также ожидания взаимодействующих партнеров.Очевидно, что эти два следствия дополняют друг друга. Только в той мере, в какой оно основывается на понимании социального контекста, в котором происходит взаимодействие, исследование поведенческого подтверждения может способствовать пониманию этих более широких социальных проблем. Например, такой интерактивный анализ может помочь в решении проблемы насилия в футболе, явления, которое считается чрезвычайно распространенным среди английских болельщиков. Как правило, средства массовой информации изображают болельщиков английской футбольной команды опасными «хулиганами» (см., например, Murphy, Dunning, & Williams, 1991).В свою очередь, эти стереотипы могут стать основой действий неанглоязычных людей, когда они взаимодействуют со своими мишенями за пределами своей страны. Например, Стотт, Хатчинсон и Друри (Stott, Hutchinson, and Drury, 2001) показали, что во время чемпионата мира по футболу, проходившего во Франции в 1998 г., местная молодежь, а также полиция вели себя агрессивно и без разбора по отношению к английским болельщикам, вероятно, в результате стереотипы. Это наблюдение согласуется с лабораторным исследованием, показывающим, что воспринимающие, ожидающие, что цель будет враждебной, склонны вести себя более агрессивно по отношению к этой цели, чем воспринимающие, взаимодействующие с целью, которая не была описана как таковая (Snyder & Swann, 1978).В этом исследовании мишени, которые были случайно помечены как враждебные, действительно вели себя более агрессивно по отношению к тем, кто их так пометил. Как и эти цели, болельщики английской команды, которые до их взаимодействия с местной молодежью были мирными, чувствовали себя несправедливо обиженными и отомщенными (Stott et al., 2001). Таким образом, их поведение, получившее огласку в средствах массовой информации, укрепило стереотип об английском болельщике как о «хулигане». копировать; 2003 Elsevier Science (США).Все права защищены.

    AB — «Организация общества — это рамки, внутри которых происходит социальное действие… Такая организация и изменения в ней являются продуктом деятельности действующих единиц, а не «сил», которые оставляют такие единицы вне поля зрения». учетная запись ». — Герберт Блумер (1962, стр. 189). Давний интерес, вызванный исследованиями поведенческого подтверждения в социальном взаимодействии, был частично мотивирован последствиями этого явления для взаимодействий на межгрупповом уровне.Ибо если членов обездоленных или стигматизированных групп можно заставить подчиняться уничижительным стереотипам, которых придерживается доминирующая группа, последняя может сохранить свои привилегированные позиции и власть. Однако большинство исследований по подтверждению поведения касалось взаимодействия между отдельными воспринимающими и отдельными мишенями. Более того, эти взаимодействия, как правило, не определялись как связанные с межгрупповыми отношениями, поскольку ожидания, вызванные у воспринимающего, обычно касались личностных черт, приписываемых цели как личности, а не членству цели в группе как таковой.Следовательно, хотя вполне возможно, что подтверждение поведения может иметь место во время межгруппового контакта, актуальность существующих исследований межличностных взаимодействий для этих условий необходимо установить как теоретически, так и эмпирически. Соответственно, наша основная цель в этой главе состояла в том, чтобы рассмотреть этот переход от межличностного к межгрупповому уровню взаимодействия, попытавшись ответить на следующий вопрос: как стигматизация одного из членов группы влияет на подтверждение стереотипных ожиданий (процесс, который мы обозначили как «подтверждение стереотипа») во время контактов между членами этих групп? Чтобы ответить на этот вопрос, мы начали с формулировки двух процессов, которые, как считается, лежат в основе подтверждения стереотипа в межличностных отношениях: (1) ответная реакция воспринимающего на ожидаемое поведение мишени и собственная ответная реакция мишени на предложения воспринимающего; и (2) следование подтверждающей стратегии воспринимающим в сочетании с уважением со стороны цели.Затем мы использовали литературу о взаимодействии между нестигматизированными людьми (как воспринимающими) и стигматизированными людьми (как мишенями), чтобы предложить два поведенческих стиля, которые, вероятно, будут приняты первыми — избегание и доминирование — в их отношениях со вторыми. В частности, мы рассмотрели релевантные эмпирические данные, свидетельствующие о том, что избегание в сочетании с реципрокностью, особенно вероятно, приведет к подтверждению стереотипов относительно общительности объекта, в то время как доминирующий стиль будет способствовать реализации подтверждающей стратегии и последующему подтверждению ожиданий в отношении объекта. стигматизированная компетентность цели до такой степени, что цель принимает дополнительный подчиненный стиль.Основываясь на этих различиях, мы затем определили, какие аспекты взаимодействия между членами стигматизированных и нестигматизированных групп могут способствовать подтверждению и опровержению стереотипов соответственно. Среди этих аспектов мы в первую очередь рассмотрели те, которые относятся к воспринимающему. Мы предположили, что в неструктурированных взаимодействиях значимость категории, межгрупповая тревога и предубеждение должны способствовать использованию воспринимающим избегающего стиля, тогда как в структурированных взаимодействиях (предполагающих выполнение совместной задачи) значимость категории должна способствовать использованию стиля избегания. доминирующий стиль воспринимающего.Обзор соответствующей литературы о взаимодействии между членами различных стигматизированных и нестигматизированных групп в целом подтвердил это предсказание. Во-вторых, мы рассмотрели аспекты, связанные со стигматизированной мишенью и тем, как реакция мишени на поведение воспринимающего может повлиять на подтверждение стереотипа. Мы предположили, что эта реакция может зависеть от воспринимаемой проницаемости групповых границ. Когда эти границы воспринимаются как проницаемые, мы предположили, что осознание того, что воспринимающий может стереотипировать себя («сознание стигмы»), является решающим фактором, определяющим возникновение поведенческого подтверждения или неподтверждения.Когда жертвы не осознают стигмы, они особенно уязвимы для подтверждения стереотипов. Когда они осознают стигматизацию, мы опираемся на теорию социальной идентичности, чтобы предположить, что они могут попытаться отмежеваться от своей группы, чтобы показать, что стереотип неприменим к ним самим. Мы утверждали, что эти действия могут привести к неподтверждению восприятия. Напротив, когда межгрупповые границы воспринимаются как непроницаемые, мы предположили, что мишени могут реагировать по-разному в зависимости от того, воспринимают ли они когнитивные альтернативы существующим различиям в статусе.Если их нет, мишени могут просто поддерживать негативные стереотипы и внедрять их. Если есть такие альтернативы, мишени могут участвовать в коллективной стратегии изменения стереотипов. Тогда они, скорее всего, воспроизведут более позитивные стереотипы о своей группе и вызовут поведенческое опровержение. В-третьих, мы исследовали, как принадлежность объекта к стигматизированной группе может повлиять на саму структуру взаимодействия с нестигматизированным воспринимающим. В частности, мы рассмотрели эмпирические данные, свидетельствующие о том, что члены стигматизированных групп, как правило, занимали позиции с меньшим межличностным статусом и властью при взаимодействии с нестигматизированными членами группы и что это подчиненное положение делает их особенно уязвимыми для поведенческого подтверждения.Основываясь на данных, полученных из теории состояний ожидания, мы показали, что этот дисбаланс власти касается как формальных, так и неформальных аспектов статуса и власти. Наконец, рассмотрев влияние стигматизации на подтверждение стереотипа во время межличностных и межгрупповых взаимодействий, мы обратились к вопросу о том, как подтверждение и неподтверждение стереотипа во время этих контактов может фактически повлиять на сохранение и изменение стереотипа. Опираясь на теории межгруппового контакта, мы предположили, что такое влияние межличностного на межгрупповой уровень будет иметь место только в той мере, в какой воспринимающий истолковывает контакт как межгрупповой, а не как межличностный.Это, как мы предположили, будет облегчено в той мере, в какой цель преследует коллективную стратегию. Этот анализ согласуется с идеей о том, что на процессы подтверждения стереотипов сильно влияют факторы, определяемые на межгрупповом уровне (такие как проницаемость групповых границ, групповые различия во власти и статусе, а также воспринимаемая легитимность и стабильность этих различий). Кроме того, мы также предположили, что эти процессы могут играть роль в поддержании и изменении межгрупповых отношений.Тем не менее, в соответствии с цитатой, открывающей этот раздел, мы утверждали, что для понимания этого влияния «микро» на «макро» уровень необходимо принять во внимание взаимодействия между социоструктурным уровнем анализа, поскольку они влияют на контексты. в которых происходят диадические взаимодействия и процессы, происходящие на уровне самих этих взаимодействий. Эта интерактивная точка зрения имеет, по крайней мере, два важных следствия по отношению к традиционным социально-психологическим исследованиям и теории поведенческого подтверждения.Во-первых, это означает, что изучение процессов подтверждения поведения может, по крайней мере частично, помочь понять социальные процессы, происходящие на более высоких уровнях анализа, и, следовательно, послужить решению глобальных социальных проблем. Во-вторых, это означает, что концептуализация процессов подтверждения поведения должна учитывать межгрупповой контекст, в котором может происходить подтверждение стереотипов. Ибо такие межгрупповые контексты могут и ограничивают условия, в которых происходят взаимодействия между людьми, а также ожидания взаимодействующих партнеров.Очевидно, что эти два следствия дополняют друг друга. Только в той мере, в какой оно основывается на понимании социального контекста, в котором происходит взаимодействие, исследование поведенческого подтверждения может способствовать пониманию этих более широких социальных проблем. Например, такой интерактивный анализ может помочь в решении проблемы насилия в футболе, явления, которое считается чрезвычайно распространенным среди английских болельщиков. Как правило, средства массовой информации изображают болельщиков английской футбольной команды опасными «хулиганами» (см., например, Murphy, Dunning, & Williams, 1991).В свою очередь, эти стереотипы могут стать основой действий неанглоязычных людей, когда они взаимодействуют со своими мишенями за пределами своей страны. Например, Стотт, Хатчинсон и Друри (Stott, Hutchinson, and Drury, 2001) показали, что во время чемпионата мира по футболу, проходившего во Франции в 1998 г., местная молодежь, а также полиция вели себя агрессивно и без разбора по отношению к английским болельщикам, вероятно, в результате стереотипы. Это наблюдение согласуется с лабораторным исследованием, показывающим, что воспринимающие, ожидающие, что цель будет враждебной, склонны вести себя более агрессивно по отношению к этой цели, чем воспринимающие, взаимодействующие с целью, которая не была описана как таковая (Snyder & Swann, 1978).В этом исследовании мишени, которые были случайно помечены как враждебные, действительно вели себя более агрессивно по отношению к тем, кто их так пометил. Как и эти цели, болельщики английской команды, которые до их взаимодействия с местной молодежью были мирными, чувствовали себя несправедливо обиженными и отомщенными (Stott et al., 2001). Таким образом, их поведение, получившее огласку в средствах массовой информации, укрепило стереотип об английском болельщике как о «хулигане». копировать; 2003 Elsevier Science (США).Все права защищены.

    UR — http://www.scopus.com/inward/record.url?scp=0345566421&partnerID=8YFLogxK

    UR — http://www.scopus.com/inward/citedby.url?scp=0345566421&partnerID=8YFLogxK

    U2 — 10.1016 / S0065-2601 (03) 01003-2601 (03) 01003-7

    do — 10.1016 / S0065-2601 (03) 01003-7

    м3 — Глава

    An — Scopus: 0345566421

    SN — 0120152355

    SN — 9780120152353

    T3 — продвижение в экспериментальной социальной психологии

    SP — 153

    EP — 153

    BT — 234

    BT — 234

    BT — авансы в экспериментальной социальной психологии

    ER —

    скрининг по изменениям в стереотипном поведении во время мотоцирования клеток

    к поведенческой классификации

    Клетки постоянно меняют форму по мере миграции, создавая траектории в пространстве форм, характерных для их ситуации.Например, ранее мы показали, что клетки следуют траекториям различной формы в средах с низким и высоким отношением сигнала к шуму хемоаттрактанта 13 , здесь определяемым как локальный градиент, возведенный в квадрат по сравнению с фоновой концентрацией (рис. 1C). В этом примере важно отметить, что распределения формы ячеек для каждого условия значительно перекрываются. Это означает, что не всегда можно точно определить состояние клетки по статическому снимку ее формы.Напротив, динамика изменения формы в каждом состоянии четко различается. Наша цель здесь состоит в том, чтобы дать количественную оценку деталей этих изменений формы, создав небольшой набор значений, которые могут служить сигнатурой для данного режима поведения. Затем мы можем использовать такие сигнатуры для количественного сравнения или различения различных состояний или генотипов. С этой целью мы используем метод MaxCal (рис. 2А).

    Рис. 2

    Обученные модели MaxCal воспроизводят локальные корреляции. ( A ) На панели показана траектория клетки в пространстве формы с течением времени, когда она укорачивается, расщепляет ложноножки, закрепляется на одной ложноноге и снова удлиняется.Наша цель состоит в том, чтобы преобразовать эту сложную поведенческую информацию в небольшую, поддающуюся количественной оценке сигнатуру для этого поведения таким образом, чтобы получить аналогичные сигнатуры для сходного поведения. Мы разделяем пространство формы и регистрируем определенные небольшие события, когда клетки пересекают границы. Элементы нашей сигнатуры представляют собой ряд множителей, определяемых частотой, с которой наблюдаются определенные события. Мы вводим множители для двух типов событий: простых событий, которые кодируют среднюю скорость увеличения или уменьшения каждого основного компонента формы, и коррелированных событий, которые кодируют, как часто мы видим определенные комбинации простых событий в быстрой последовательности.{-+}\) из-за того, что уменьшение ПК 1 соседствует с увеличением ПК 2. Набор желтых точек не увеличивает вероятность каких-либо таких коррелированных событий, поскольку на первом временном шаге нет переходов. Вклады всей траектории могут в конечном итоге содержать количественную характеристику, в которой коррелированные события появляются чаще или реже, чем можно было бы ожидать случайно (показано под основной диаграммой, синим цветом обозначена более высокая (а красным — более низкая) вероятность. Расчет величина этих вкладов сложна и составляет большую часть этой статьи.Обратите внимание, что хотя пример траектории, показанный здесь, является реальным, подразделения и временные точки носят только учебный характер. ( Врезка ) За один временной шаг (1 δt ) можно наблюдать, как ячейка перемещается в любой из восьми соседних квадратов или может не перемещаться ни в один из них, что приводит к девяти возможным наблюдаемым траекториям. (B) Диаграмма всех возможных траекторий одного компонента формы на временном интервале 2 δt . Избыточность каждого пути обозначена номером выше.{-}\)) в ПК 2. Дополнительные множители Лагранжа, контролирующие частоты, с которыми эти события происходят в соседних временных шагах, показаны в таблице, и скорости предполагаются симметричными (т. е. событие A, за которым следует событие B, эквивалентно событие В, за которым следует событие А). (D) Совместное появление переходов в соседних временных шагах показано для моделирования, основанного только на наивных вероятностях (без корреляций, слева), для данных (в центре) и для моделирования, которые включают краткосрочные временные корреляции (справа).Все масштабируются относительно наивных скоростей перехода, наблюдаемых в данных.

    MaxCal был первоначально предложен Э. Т. Джейнсом 22 для решения динамических задач в физике и очень похож на его более известный метод максимальной энтропии (MaxEnt), используемый в физике равновесия. Мотивация одинакова для обоих; мы хотим найти вероятность данной структуры для системы таким образом, чтобы не допускать чего-то, чего мы не знаем, и не противоречить тому, что мы знаем, то есть путем наблюдения за поведением системы.В случае MaxEnt это достигается путем нахождения максимальной энтропии Шеннона по отношению к вероятностям набора возможных конфигураций, которые система может принять 23 . Вместо этого MaxCal использует вероятности возможных траекторий, которым может следовать динамическая система. В этом случае энтропия заменяется калибром C 20 , названным так потому, что скорость потока в трубе связана с ее калибром, или внутренним диаметром. По сути, этот метод определяет степень, в которой различные скорости или события в системе связаны или происходят одновременно вне зависимости от случайности.Этот метод ранее использовался для успешного прогнозирования динамики нейронных спайков, поведения птиц в стаях и сетей регуляции генов 24,25,26 .

    Обычно калибр имеет вид

    $$C(\{{p}_{j}\})=-\,\sum _{j}{p}_{j}\,\mathrm{ln }({p}_{j})+\mu \sum _{j}{p}_{j}+\sum _{n}{\lambda}_{n}\sum _{j}{S} _{n,j}{p}_{j},$$

    (1)

    , где p j — (потенциально зависящая от времени) вероятность j -й траектории.Первый член в правой части уравнения. (1) представляет величину, подобную энтропии Шеннона, а вторая гарантирует, что p j нормализованы. Третий ограничивает средние значения некоторых свойств S n , j траекторий j значениями некоторых макроскопически наблюдаемых величин 〈 S 〉7 не противоречить какой-либо известной информации.{-1}\exp (\sum _{n}{\lambda}_{n}{S}_{n,j})$$

    (2) Найдено

    , где \(Q={\sum }_{j}\exp (\sum _{n}{\lambda }_{n}{S}_{n,j})\) — динамическая статистическая сумма и { λ n } представляют собой набор множителей Лагранжа. Это распределение больцмановского типа выполняет детальный баланс даже для неравновесных задач. Практически проблема состоит в том, чтобы найти эти множители Лагранжа (и, следовательно, статистическую сумму).С этой целью мы используем их связь с наблюдаемыми извне средними значениями некоторых величин

    $$\langle {S}_{n}\rangle =\frac{\partial \,\mathrm{ln}\,Q}{ \частное {\lambda}_{n}},$$

    (3)

    , где значения 〈 S n 〉 определены экспериментально. Этот процесс обучения эквивалентен подгонке по максимальному правдоподобию к наблюдаемым данным.

    Поскольку нас интересует форма и подвижность клеток, мы получили значения для 〈 S n 〉 из динамики формы мигрирующих клеток Dictyostelium .Чтобы эффективно параметризовать нашу модель, мы должны ограничить континуум возможных изменений формы гораздо меньшим набором дискретных единичных изменений в наших основных компонентах (ПК). Поэтому мы строим нашу модель из дискретизированных значений мер формы PC 1 и 2, назначая их переменным N 1 и N 2 соответственно. Их значения аналогичны числам частиц в химической реакции. Переключение между непрерывными и дискретными переменными возможно как \(\frac{{\sigma}_{x}}{\langle {N}_{x}\rangle}\ приблизительно 0.035\) мала с x  = 1, 2 для PC x и σ x стандартное отклонение. Мы уменьшаем размер временного шага δt до тех пор, пока не перестанем наблюдать изменения, превышающие 1 в одном δt (аналогично отклонениям основных уравнений). Поскольку на ПК 2 приходится меньшая общая вариация, чем на ПК 1 (см. рис. 1B), мы, естественно, достигаем этого минимального изменения для гораздо большего значения δt , что нежелательно, поскольку к моменту времени δt становится достаточно малым для ПК. 1 изменения в PC 2 почти никогда не наблюдаются, что затрудняет обнаружение корреляции между двумя PC.Поэтому мы масштабируем все изменения в ПК 2 с коэффициентом σ 1 / σ 2 , чтобы единичные изменения наблюдались в обоих ПК при одинаковом значении δt . На практике наши обучающие данные дали δt , равное 0,1875 с (поскольку каждые 3 с кадра в видеоданных были разделены на 16 секций, в которых промежуточные значения ПК были линейно интерполированы).

    Преимущество ограничения возможных макроскопических изменений формы в δt следующим: увеличение, уменьшение или отсутствие изменений в каждом ПК.{x,i}\}\) равны 1, если i -я частица распадается за δt , и равны 0 в противном случае. Следовательно, в каждом δt имеется N x  + 2 возможных микротраекторий для каждого компонента; увеличение, отсутствие изменений или удаление любой частицы N x (рис. 2B). Мы выбираем такое затухание первого порядка вместо затухания нулевого порядка, чтобы ввести виртуальную силу, возвращающую систему к среднему (см.{x}\rangle \), с α  ∈ {+, −} увеличением или уменьшением компонента x соответственно.

    Затем мы расширим модель, включив в нее следующий временной шаг, что позволит нам фиксировать краткосрочные корреляции между событиями. Это существенно увеличивает количество возможных траекторий. Количество микротраекторий на данном временном шаге зависит от N x в момент времени t  +  δt , и это количество отличается в зависимости от пути, выбранного на первом временном шаге, поэтому мы должны включить эту зависимость истории.Например, уменьшение компонента x может произойти в N x способов и приведет к уменьшению N x на единицу.{\alpha}}\) соответствует скорости (при делении на δt ), где λ α множитель Лагранжа, связанный с наблюдаемой 〈 S α 〉.Первая строка в уравнении. (4) показывает все возможные переходы, которые начинаются с увеличения на первом временном шаге, поэтому вся линия имеет общий коэффициент γ + , скорость увеличения. Последующее увеличение вносит еще γ + , а также член связи γ ++ , который позволяет нам зафиксировать вероятность соседних переходов за пределами наивной вероятности γ + γ

    + . Последующее уменьшение может происходить N  + 1 способов, каждый из которых связан со скоростью убывания γ .Термин γ +− представляет собой константу связи, контролирующую вероятность соседнего увеличения и уменьшения сверх наивной вероятности γ + γ . Наконец, +1 допускает возможность отсутствия перехода на последующем временном шаге. Вторая и третья линии соответствуют уменьшению на первом временном шаге и отсутствию перехода на первом временном шаге соответственно.

    Множители Лагранжа, соответствующие наблюдаемым, находятся с помощью уравнения{—}.$$

    (5е)

    Уравнения для двухкомпонентной статистической суммы и множителей Лагранжа можно найти в СИ. Этот метод эффективно позволяет нам построить карту общности сложного коррелированного поведения по отношению к базовым скоростям изменения формы (количественно определяемым с использованием основных компонентов). Для заданного множителя Лагранжа, определяющего конкретную корреляцию, значение меньше нуля указывает на поведение, которое встречается реже, чем ожидалось, а значение больше нуля указывает на более распространенное поведение.

    Стереотипное поведение без биохимических деталей

    После обучения нашей модели на траекториях формы Dictyostelium мы подтвердили, что метод адекватно фиксирует наблюдаемые корреляции, используя их для моделирования изменений формы необработанных клеток, реагирующих на цАМФ. Чтобы проиллюстрировать важность корреляций, мы также провели контрольные симуляции, обученные только основным показателям увеличения и уменьшения на каждом ПК без этих корреляций.Мы сравнили активность некоррелированного и коррелированного моделирования с наблюдаемыми данными. Некоррелированная модель действует полностью пропорционально наблюдаемым показателям (хотя, что интересно, не соответствует им; рис. 2D). Напротив, отдельные ячейки из экспериментальных данных демонстрируют очень сильную антикорреляцию с увеличением одного компонента в сочетании с уменьшением другого. Это поведение четко воспроизводится коррелированными симуляциями, в обоих случаях появляясь на графике в виде красной диагонали из левого нижнего угла в правый верхний.Кроме того, мы видим подавление поворотного поведения на обоих ПК, при этом наиболее плохо представленная активность (относительно случайности) представляет собой переключение направления на любом ПК (например, 1+, за которым следует 1-). Это также отражено в коррелированных симуляциях.

    Предсказательная сила симуляций MaxCal выходит за рамки тех корреляций, на которых они были непосредственно обучены: мы проверили способность симуляций предсказывать повторение любого заданного перехода. Эти закономерности представляли собой N переходов за T временных шагов, т.е.грамм. пять переходов 1+ за десять временных шагов. Модель MaxCal предсказала частоту появления этих паттернов, которые очень напоминали реальные данные (рис. 3A, модель выделена красным, реальные данные выделены черным). Напротив, некоррелированная модель предсказывала закономерности с гораздо меньшей скоростью, например, в реальных данных есть прогоны из 5 последовательных увеличений PC 1 со скоростью около одного за 1,35 минуты. Коррелированная модель предсказывает, что эта частота паттернов будет составлять один раз каждые три минуты. Некоррелированная модель предсказывает ту же закономерность с вероятностью один к 6.67 часов. Этот результат указывает на то, что для обобщения данных не требуются корреляции более высокого порядка, что позволяет нам избежать значительного увеличения сложности модели, которое повлечет за собой их включение.

    Рисунок 3 Модель

    MaxCal воспроизводит долгосрочное поведение клеток ( A ) (вверху) Пример отслеживания наивных переходов. Выделены возможные варианты: три 2+ подряд и четыре 1- подряд приведены в качестве примеров. Эта панель иллюстративна — хотя показанная дорожка действительно соответствует переходу формы в мультфильме, между всеми переходами здесь есть промежутки, и фактические переходы 3-в-ряд будут еще более плотными.(Внизу) Наблюдаемые и прогнозируемые вероятности различных шаблонов переходов для симуляций, содержащих (красный) или игнорирующих (синий) краткосрочные временные корреляции. Черная линия соответствует идеальному совпадению предсказанных и наблюдаемых вероятностей. Шаблоны всегда предназначены для одного типа перехода (например, только 1+) и имеют форму «N переходов за T временных шагов» для различных N и T, например. три перехода 1+ за четыре временных шага. T проходит от 10 до 20 с шагом в единицу, N проходит от T-8 до T с шагом в единицу.( B ) Расхождение Дженсена-Шеннона между паттернами переходов, наблюдаемыми в данных и как коррелированных (красный), так и некоррелированных (синий) моделированиях. (C) Вероятность наблюдения повторяющихся переходов одного типа в рамках 3 моделей — коррелированной модели (красный), некоррелированной модели (синий) и при наблюдении (черный). Результаты показаны для 1+ (слева) и 1- (справа). По оси X указано количество повторений в строке этого перехода.

    Большая предсказательная сила модели MaxCal отражается ее меньшим расхождением Дженсена-Шеннона по сравнению с наблюдаемыми данными для этих типов паттернов (рис.3Б). Модель MaxCal также более точно соответствует наблюдаемым вероятностям создания заданного числа переходов подряд, с почти идеальным предсказанием до 4 переходов подряд (удвоенная шкала длины измеренных корреляций) и гораздо более сильной предсказательной силой, чем некоррелированная модель в еще более длительных временных масштабах (рис. 3C).

    Реальное применение методов MaxCal для различения генотипов

    Нам было интересно, будут ли методы MaxCal точно различать биологически значимые состояния.Чтобы исследовать это, мы использовали два сравнения. Во-первых, мы сравнили данные о форме контрольных клеток AX2 с теми же клетками, обработанными двумя препаратами, воздействующими на функцию цитоскелета: ингибитором фосфолипазы A2 п-бромфенацилбромидом (BPB) и ингибитором фосфоинозитид-3-киназы LY294002 (LY) (подробнее см. ). 27 ). Во-вторых, мы сравнили стабильный нокаут тяжелой цепи миозина с его родительским штаммом (снова AX2) (рис. 4A). Сначала мы рассмотрели влияние этих условий на распределение форм клеток, чтобы увидеть, можно ли определить их влияние по форме, а не по поведению.Медикаментозное лечение вызвало существенное изменение в распределении внутри популяции (рис. 4B), но все же оставило существенное перекрытие. Напротив, клетки mhcA не показали существенной разницы с родительскими клетками в распределении формы (рис. 4C). В обоих случаях идентификация состояния по небольшой выборке данных о форме невозможна.

    Рис. 4

    Максимальная сила соединения калибра отражает различия в поведении. ( A ) Репрезентативные фазово-контрастные изображения клеток AX2 (L) и клеток mhcA (R).Масштабная линейка 10  мкм . (B) Контуры клеток по мере их перемещения для всех условий исследования. Мы визуализировали клетки, обработанные лекарственным средством, в паре с родительским контролем AX2 в дифференциально-интерференционном контрасте (DIC) и контроль mhcA с родительским контролем AX2 в фазово-контрастной микроскопии, поэтому мы представляем эти контроли отдельно. Здесь для наглядности мы показываем очертания с интервалом в одну минуту (или тридцать кадров). (C) Распределение в пространстве формы обработанных BPB/LY клеток (красный) и штамма mhcA (зеленый) по сравнению с их соответствующими контролями (синий).{-+}\) по сравнению с их родителем демонстрируют изменения, аналогичные наблюдаемым при лечении лекарствами (рис. 4E). В обоих случаях различия, выявленные этими динамическими измерениями, поразительны.

    Затем мы применили модель MaxCal к задаче классификации. Мы остановились на классификации с использованием k ближайших соседей (kNN). Чтобы увидеть, как сила нашего прогноза улучшилась с увеличением количества данных, мы классифицировали на основе предпочтительного класса повторов N , все из которых, как известно, происходят из одного и того же набора данных.Мы оценили классификационную способность наших методов путем перекрестной проверки, разделив данные, обработанные лекарственным средством, и его контроль на три набора, содержащие разные клетки, и разделив mhcA и его родителя на день эксперимента. Сначала мы выполнили классификацию только по форме, взяв небольшие подвыборки кадров из каждой ячейки и спроецировав их в ПК их формы, при этом нашей мерой расстояния для kNN было евклидово расстояние в этих ПК. С одним, двумя или тремя компьютерами мы смогли добиться разумной классификации клеток, обработанных лекарственным средством, по сравнению с их родителем по мере увеличения размера набора данных, при этом точность классификации выравнивалась около 0.85 (где 1 — идеально, а 0,5 — не лучше, чем случайное совпадение, рис. 5A–C, синий). Напротив, классификация клеток mhcA была немного лучше, чем случайная, даже при относительно большом количестве данных (рис. 5A–C, зеленый). Это неудивительно, учитывая сходство распределения этих двух условий. Затем мы рассчитали множители MaxCal для подвыборок каждой из этих групп, выбрав 100 оценок из 20% каждого набора. Затем мы повторяем нашу классификацию kNN, вместо этого используя для измерения расстояния два значения MaxCal, которые лучше всего разделяют наши учебные классы.Поскольку данные испытаний поступают из совершенно разных источников (в случае обработанных лекарственным средством клеток, поступающих из разных клеток, и в случае mhcA , взятого в разные дни), мы можем быть уверены, что не смешиваем наши результаты. обучающие и тестовые данные. Как в случае лечения препаратом, так и в случае мутанта mhcA динамика очень четко различается между нашими тестовыми и контрольными данными. Таким образом, наша классификация близка к идеальной даже для нескольких образцов (рис. 5D).

    Рисунок 5

    Дискриминаторы, обученные поведенческим дескрипторам MaxCal, работают лучше, чем только форма.( A C ) Показатели успеха для k – ближайших соседей, основанные только на форме ячеек. Некоторое количество образцов берется из одних и тех же условий и индивидуально классифицируется с использованием первых ПК формы 1 ( A ), 2 ( B ) или 3 ( C ), причем для идентификации группы используется наиболее часто выбираемая классификация. . Классификация проводится как по необработанным, так и по обработанным BPB/LY (синие) данным, а также по исходным данным по сравнению с mhcA (зеленые). ( D) ​​ Классификация k -ближайших соседей аналогична ( A C ), но с расстояниями между соседями, основанными на значениях двух множителей Лагранжа, которые лучше всего разделяют обучающие данные. (E) Степень корреляции между PC 1 и PC 2 по ряду смоделированных траекторий ячеек. Показаны три линии, соответствующие данным (черные), немарковское (красное) основное уравнение, в котором вероятности перехода зависят от последнего сделанного перехода, и марковское (синее) основное уравнение, в котором они просто зависят от Текущее состояние. В марковской модели (без памяти) отсутствует перекос в сторону отрицательных корреляций, наблюдаемый в данных. Немарковская модель (с памятью) восстанавливает их.

    Поскольку два множителя Лагранжа, которые лучше всего классифицировали данные, кодировали корреляции между соседними временными шагами, мы предположили, что эта кратковременная память может быть ключом к воспроизведению динамических свойств изменения формы клетки. Ключевым аспектом динамики формы клеток AX2 является антикорреляция между первыми двумя PC на уровне одной клетки (которая определенно отсутствует на уровне популяции, поскольку PCA дает некоррелированные оси). Чтобы увидеть, является ли память жизненно важной для воспроизведения этого динамического аспекта изменения формы клеток, мы построили две версии основного уравнения для нашей системы MaxCal (подробности см. в SI).Первый — марковский (то есть в данный момент времени вероятности каждого возможного следующего события зависят только от текущего состояния системы). Мы провели симуляции Гиллеспи, соответствующие этому главному уравнению, и сравнили корреляции траекторий из этих симуляций с траекториями из реальных данных. Ожидаемая антикорреляция четко наблюдается в данных (рис. 5E, черная линия), но траектории наших марковских симуляций Гиллеспи не повторяют ее (рис. 5E, синяя линия).

    Затем мы ввели в моделирование свойство памяти, позволяющее вероятности каждого возможного события зависеть от характера предыдущего события (при этом самое первое событие берется с использованием некоррелированных вероятностей).Модель имеет девять возможных состояний (каждое состояние содержит собственный набор вероятностей событий), соответствующих девяти возможным событиям, которые могли ему предшествовать. Это увеличение, уменьшение или отсутствие изменений в каждом ПК независимо (3 × 3 события). Эти немарковские модели восстановили распределение корреляций, наблюдаемых в данных (рис.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.