Правду говорю: правду говорю — это… Что такое правду говорю?

Содержание

правду говорю — это… Что такое правду говорю?

правду говорю
правду говорю

нареч, кол-во синонимов: 10


Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013.

.

  • правдоборчество
  • правдёжка

Полезное


Смотреть что такое «правду говорю» в других словарях:

  • говорю правду — нареч, кол во синонимов: 12 • без балды (8) • верняк (13) • гадом буду (27) • …   Словарь синонимов

  • говорю истину — нареч, кол во синонимов: 12 • без базара (21) • без балды (8) • верняк (13) • …   Словарь синонимов

  • Правду сказать — Разг. Употребляется для подтверждения искренности, справедливости какого либо сообщения. [Советник:] Я сам, правду сказать, неохотно говорю о том, о чём, разговаривая, не можно сослаться ни на указы, ни на уложенье (Фонвизин. Бригадир). Сказать… …   Фразеологический словарь русского литературного языка

  • точно говорю — нареч, кол во синонимов: 15 • зуб даю (66) • клянусь (75) • мамой клянусь (39) • …   Словарь синонимов

  • Коли не врешь, так правду говоришь — Коли не врешь, такъ правду говоришь (при сомнѣніи въ правдѣ). Ср. Зайчиха! правду ли я говорю? «Коли не врешь, правду говоришь», отвѣчала Зайчиха… Салтыковъ. Сказки. Здравомысленный заяцъ …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона (оригинальная орфография)

  • коли не врешь, так правду говоришь — (при сомнении в правде) Ср. Зайчиха! правду ли я говорю? Коли не врешь, правду говоришь , отвечала Зайчиха… Салтыков. Сказки. Здравомысленный заяц …   Большой толково-фразеологический словарь Михельсона

  • Я тебе как доктор говорю — Говорить правду …   Словарь криминального и полукриминального мира

  • зуб даю — кровь из зубов, не я буду, беспременно, непременно, обязательно, жив не буду, хоть тресни, я не я буду, хоть умри, во что бы то ни стало, кровь из носу, чего бы то ни стоило, как пить дать, клянусь, что бы там ни было, наверняка, железно, мамой… …   Словарь синонимов

  • отвечаю — клянусь, даю голову на отрез, убежден, держу пари, гарантирую, ручаюсь, даю голову на отсечение, уверен Словарь русских синонимов. отвечаю нареч, кол во синонимов: 39 • абсолютно (69) • …   Словарь синонимов

  • Глагол в русском языке — О глаголе как части речи в языках мира см. статью «Глагол». В современном русском языке начальной (словарной) формой глагола считается инфинитив, иначе называемый неопределенной формой (по старой терминологии неопределенным наклонением) глагола.… …   Википедия

Книги

  • Литература про меня. Андрей Колесников, Андрей Колесников. «Андрей Колесников – главный российский журналист. Потому что главный российский бренд – это Кремль: кремлёвская таблетка, кремлёвская конфетка, вообще всё, что исходит из Кремля – главное».… Подробнее  Купить за 249 руб аудиокнига
  • «Муля, не нервируй меня!» Шаржи. Афоризмы. Рисунки, Фаина Раневская. «Я часто говорю вслух то, что другие опасаются даже подумать». «Самая вредная работа у чиновников. Больше их вреда не приносит никто». «По карьерной лестнице легче всего взбираться на… Подробнее  Купить за 129 руб электронная книга
  • Кукла в примерочной, Агата Кристи. «… – От этой куклы, – проговорила миссис Гроувз, – у меня точно мурашки ползут, правду говорю. Миссис Гроувс работала уборщицей. Она только что закончила процессмытья пола, во время которого… Подробнее  Купить за 9.99 руб электронная книга
Другие книги по запросу «правду говорю» >>

Truth (Я тебе правду говорю а ты мне нет) — Kaneki

Представлено на

Представлено на

Внешние ссылки

Об этом исполнителе

Изображения исполнителя

Kaneki

2 757 слушателей

Похожие теги

Kaneki/kaneki sound Russia. Siberia. Tomsk. Genre/ Style: Cloudbeats, atmosperic, futuregarage, beats, sadwave, darkbeats. Link: https://vk.com/kanekisound Читать статью Kaneki/kaneki sound Russia. Siberia. Tomsk. Genre/ Style: Cloudbeats, atmosperic, futuregarage, beats, sadwave, darkbeats. Link: https://vk.com/kanekisound Читать статью Kaneki/kaneki sound Russia. Siberia. Tomsk. Genre/ Style: Cloudbeats, atmosperic, futuregarage, beats, sadwave, darkbeats. Link: https://vk.com/kanekisound Читать статью

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({}); Показать полный профиль исполнителя

Похожие исполнители

Воспроизвести все

  1. blΔnc

    7 241 слушатель

  2. Denzo

    4 106 слушателей

Показать всех похожих исполнителей

В Австралии и во Франции есть и те, кто говорит правду о событиях на Украине

Безобразная сцена произошла на австралийском телеканале ABC в ходе передачи Q+A («Вопрос + Ответ»). Ее ведущий Стэн Грант выгнал одного из приглашенных участников только за то, что он выразил поддержку президенту РФ Владимиру Путину и действиям России на Украине.

В ходе обсуждения злободневной темы о событиях в том регионе, Саша Джилис-Лекакис, австралиец с русским корнями, заявил, что возмущен тем, как подают ситуацию в западных СМИ. В них, по его словам, «Украина, мол, «хороший парень», а Россия — «плохой».

«Вы можете верить или нет, но многие русские как здесь, так и по всему свету, поддерживают то, что делает Путин на Украине, в том числе и я сам», — заявил он и добавил: «Начиная с 2014 года, Украина заблокировала русское население в Донецке и Луганске, лишила жизни 13 тысяч человек».

В этот момент его прервал другой участник ток-шоу, судя по всему, с тщательно промытыми местными ангажированными СМИ мозгами, и выкрикнул, что «все это ложь, пропаганда». Ведущий вместо того, чтобы поставить на место горлопана, взъярился на Сашу и потребовал, чтобы тот немедленно покинул студию. При этом сослался на то, что ему, видите ли, «некомфортно» слушать подобные речи.

Причем даже не позволил Саше задать вопрос, который тот подготовил, как и полагается делать в рамках телепередачи. Правда, позже он его озвучил в своем Twitter. Вопрос сформулирован следующим образом: «Почему для австралийских СМИ русские люди в Донецке и Луганске меньше значат, чем украинские жертвы, и не является ли такая позиция лицемерной?»

Отметим, что некоторые австралийцы из числа здравомыслящих раскритиковали телеведущего. К примеру, профессор университета имени Монаша Луиза Адлер так отреагировала на скандал в прямом эфире: «Единственный голос, изложивший альтернативную точку зрения на российско-украинский конфликт, заглушили. Парню просто заткнули рот и заставили уйти. Правильно ли это? Или у нас разрешен только один взгляд на ситуацию?» В свою очередь экс-сенатор Кори Бернарди назвал инцидент «просто позорным».

Нечто подобное произошло и во Франции на популярном новостном канале CNews.

Так вот, в рамках программы, посвященной событиям на Украине, телеведущий Паскаль Прод связался с журналисткой Анн-Лор Боннель, которая в настоящее время находится на территории Луганской и Донецкой народных республик. Сразу подчеркнем, что подавляющее большинство французских репортеров предпочитает находиться по другую сторону баррикад, в основном в Киеве.

Может быть, Паскаль Прод рассчитывал получить политкорректный рассказ о происходящем, но не тут-то было. Дело в том, что Анн-Лор неоднократно бывала в Донбассе, собрала огромный материал и ранее сняла честный документальный фильм об этой беспрецедентной гуманитарной катастрофе в самом центре Европы. В этой ленте, а она так и называется «Донбасс», поведала о трагических человеческих судьбах, жертвах кровопролитного конфликта.

На просьбу поделиться своими впечатлениями от увиденного, Анн-Лор рассказала о том, что делает съемки на Донбассе регулярно последние семь лет.

«Начиная с 2014 года, когда там началась война, люди истощены, много убитых и раненых, не счесть жутких расправ над населением, — рассказала она. — Это продолжается и сейчас. Такие населенные пункты, как Горловка, подверглись в эти дни со стороны украинских военных обстрелам системами «Град».

На этом месте ведущий, как бы не веря, спросил Анн-Лор: «Вы уверяете, что все эти люди — украинцы, а эти обстрелы — украинские?»

«Именно так, — ответила она. — Население Донбасса все это время было под прицелом киевских властей и вынуждено прятаться в подвалах. Все снято, документировано и неопровержимо. У меня нет никаких политических целей. Я просто фиксирую, что происходит. И с ответственностью говорю, что в Донбассе страдают русскоязычные граждане страны».

Когда Анн-Лор достала свой смартфон и продемонстрировала несколько фотографий жертв, в том числе останков одной из двух учительниц, погибших в Горловке, находившийся в студии ярый защитник киевского режима, печально известный идеолог неолиберализма Бернар-Анри Леви грозно потребовал от ведущего, чтобы он прервал повествование журналистки, что и произошло. Все вернулось на круги своя, и свобода слова снова оказалась в прокрустовом ложе антироссийского мейнстрима.

И небеса и землюЗову в свидетели своей любви!Коль правду говорю я — пусть ониМое признанье счастьем увенчают;А если лгу — пусть в беды обратятВсе радости, что мне судьба сулила!Бескрайне, безгранично, беспредельноТебя люблю, боготворю и чту!

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

ПОХОЖИЕ ЦИТАТЫ

Мы не знаем, что будет завтра. Пусть оно просто будет. И пусть в нем будут все те, кто нам дорог.

Неизвестный автор (1000+)

У каждого дня свой аромат. Пусть ваше «сегодня» пахнет счастьем, теплом и любовью!

Неизвестный автор (1000+)

— Да что я могу тебе дать? Машины нет, квартиры нет..
— Ты можешь дать мне крылья за спиной, пусть все едут, а я полечу…

Агата Кристи (100+)

Весна – пора безумств, лишь отдавшись которым возможно сполна насладиться счастьем. Пусть и самым мимолётным…

Я вернусь (Эльчин Сафарли) (100+)

Пусть люди не знают о тебе ничего, кроме счастья , и пусть они не видят от тебя ничего, кроме улыбки.

Неизвестный автор (1000+)

Следуй своей дорогой, и пусть другие люди говорят что угодно.

Данте Алигьери (10+)

Разница между ложью и правдой в том, что у лжи всегда есть свидетели, а у правды никогда.

Михаил Задорнов (100+)

Пусть маленькие радости делают приятным каждый день, а приятные дни складываются в счастливую жизнь!

Неизвестный автор (1000+)

Иди против ветра и пусть тебе плюют в спину!

Хань Сян-цзы (20+)

Люди заблуждаются. Лучшую часть своей души они запахивают в землю на удобрения. Судьба, называемая обычно необходимостью, заставляет их всю жизнь копить сокровища, которые, как сказано в одной старой книге, моль и ржа истребляют, и воры, подкапываясь, крадут. Это – жизнь дураков, и они обнаруживают это в конце пути.

Генри Дэвид Торо (50+)

правду говорю — Перевод — Чеченско-русский переводчик

Настройки агрегатора новостей
×

Indicator.ru Hi-Tech Mail.ru ПостНаука 3DNews.ru islamnews.ru meddaily.ru islam-today.ru nplus1.ru naked-science.ru forklog.com

Обновить страницу Закрыть

Юлия Пересильд раскрыла правду о проблемах со здоровьем у младшей дочери

Звезда «Палача» родила от Алексея Учителя двух наследниц

Юлия Пересильд рассказала об отношениях с отцом своих дочерей Алексеем Учителем. Оказывается, актриса и режиссер расстались много лет назад. Кроме того, знаменитость поведала о проблемах со здоровьем у младшего ребенка.

«Мы люди, которые уже достаточное количество лет не вместе. Мы ругались раньше, когда был повод. Мы очень дружим, у нас очень хорошие отношения. У каждого уже своя история. У нас прекрасные дети», — заявила Юлия Пересильд в эфире YouTube-канала «Скажи Гордеевой».

Юлия Пересильд в программе «Скажи Гордеевой». Фото: кадр из передачи

Звезда души не чает в своих дочках — Анне, которая родилась в 2009 году, и Марии. Младшая появилась на свет в 2013-м.

«Моя Маша на третий день моего полета в космос сломала руку. И я так звоню домой, а времени у них уже типа 23:15-23:30. Я так звоню, говорю: «Привет. Как дела? Где Маша?». — «А Маша… Маша… Они с собакой гуляют». Я говорю: «Стоп. Сколько время?». Я говорю: «Что случилось?», Аня говорит: «Ну Маша руку вывихнула», я говорю: «Сломала?». Она говорит: «Ну нет. Да они просто едут сейчас там в клинику». Я говорю: «Сломала. Я позвоню через несколько часов, узнаю, со смещением или нет». Она мне такая говорит: «Нам уже сказали — без смещения»», — поведала звезда сериалов «Палач» и «Медиатор».

Юлия Пересильд с дочками. Фото: личная страница Instagram актрисы

Она призналась, что достаточно спокойно пережила известие о проблемах со здоровьем у младшей наследницы. «Было какое-то такое чувство безысходности в первые минуты. Ей больно, ты не можешь ее обнять, ты даже не можешь ей ничего сказать, потому что она едет куда-то в больницу без тебя. Если бы я была сейчас на любых съемках в территории Москвы, я бы прилетела ракетой туда в эту больницу. Ты чувствуешь, что ничем не можешь помочь», — едва сдерживая слезы, рассказала Юлия.

По ее словам, она никогда не оставляла детей на месяц. «Для меня это очень тяжело», — цитируют ее 7 Дней.

Главное ФОТО: личная страница Instagram Юлии Пересильд

Также читайте наши новости в Telegram и Instagram. Присоединяйтесь! Ждем вас каждый день 24 часа в сутки!

«Говоришь внутренне: «Мы все равно правды не узнаем». Актуальные советы психологов от ЕдРа — Общество — Новости Санкт-Петербурга

Фото: Огнев Михаил/«Фонтанка.ру»/АрхивПоделиться

О решении организовать службу психологической поддержки объявил на конференции регионального отделения партии глава петербургских единороссов Сергей Боярский. После этого мы связались с волонтерским центром. Представитель ЕдРа объяснил, что на данный момент психологическая служба еще не организована, и пообещал организовать беседу позже. На следующий день журналисту «Фонтанки» перезвонила психолог Инна. Публикуем диалог со специалистом с небольшими сокращениями. Обстоятельства жизни корреспондента частично выдуманы, тревоги реальны.

— Рассказывайте, пожалуйста, почему психологу решили позвонить.

— Как-то тяжело стало в последнее время. Я и с друзьями разругалась, и за работу переживаю.

— Работа еще есть?

— Да, в кафе. Пока вроде нормально, но смотрю, как все закрывается, и…

— С друзьями разругались по причине событий, разошлись во мнениях?

— Да.

— Кто с вами сейчас остался из поддержки, кто вашей позиции? Есть такие люди?

— Молодой человек, родители.

— Что на сегодняшний момент вызывает тревогу?

— Я переживаю, что все начнет закрываться. Работаю в кафе, закрываются же всякие «Старбаксы». Цены растут, границы закрывают, с близкими конфликты начались. Парень работу потерял. Как-то страшно.

— Что вам помогает? Прогулки, спорт, работа?

— Прогулки, наверное, но у меня уже на них почти сил не остается. Прихожу домой и ложусь на диван, ничего не хочется.

<…>

— У вас сейчас очень много новых вводных, понимаете? Сегодняшняя ситуация… Я вам не про политику сейчас расскажу, а про то, что с вами происходит, чтобы вы смогли сориентироваться. У вас сейчас абсолютно нормальное состояние, мы все по-разному реагируем на такой уровень стресса. Мы все сейчас в меняющемся мире, люди в тревоге. У нас у всех разные правды, которые будут помогать нам выживать морально. Кому-то легче обвинять, кому-то защищать… Надо разрешить и себе, и своим друзьям иметь право на свою точку зрения. Дайте себе 40 дней на адаптацию.<…> Делайте то, что возвращает вас к реальности. [Думайте], в безопасности ли вы, есть ли какая-то угроза вашей жизни, здоровью, благосостоянию.

— Я знаю, что есть.

— Почему? Вы работаете сейчас?

— Я да, но молодой человек — нет уже.

— У него свои переживания, вы еще в стабильности, ориентируйтесь на это. У вас сегодня есть работа, держитесь за нее как за ресурс. Завтра мы проснемся и поймем, пропало все или нет, и будем уже из этих событий искать варианты.

— Довольно низкая планка: сегодня еще живем и ладно.

— Нет, сегодня мы живем, и это хорошо. Я вам не про планку говорю, а про ресурсы. Надо думать, как можно сегодня поменять ситуацию, чтобы завтра еще была работа. Что можно сделать? Можно поменять работу? Мы падаем в состояние, когда плохо, но надо нарисовать себе другие варианты развития событий.

<…>

— Не от меня зависит, будет у меня работа или нет.

— Давайте поговорим о том, что от вас зависит. Основная проблема — это страх потерять работу и остаться без денег? Или еще есть какие-то страхи?

— Не знаю, боюсь оказаться в Советском Союзе.

— А вы там были? Судя по возрасту, навряд ли вы могли там быть. Что пугает? Если мы уходим от эмоций, остаются факты. Работа есть. Кто-то уходит, кто-то приходит, все равно что-то будет. Под темой увольнения мы всегда ходим, а ты говоришь про Советский Союз. Что пугает?

— Вдруг мы окажемся закрытыми в стране, где ничего нет и не выехать?

— Почему так должно случиться?

— Я смотрю, что магазины закрываются, цены поднимаются, самолеты перестают летать.

— А то, что не закрывается, этого ты не видишь?

— Уходят же все зарубежные…

— Не все. Нас, людей, всегда вводят в панику эмоции. Мы видим, что все уходит, закрывается, перестает летать, начинаем скупать что-то. Мы не видим, кто остается, что не закрывается.

— Ну а что остается? Я не то чтобы материалистка, но даже магазины, в которых я одевалась, закрылись. Где одеваться-то, на Апрашке?

— Подожди, на Апрашку еще бы кто что завез… По большому счету речь о том, что меняется привычный уровень жизни. Сколько тебе, лет 20? Есть привычные вещи, с которыми вы привыкли жить. У вас сейчас жесткий этап взросления, сейчас будут отбирать любимые игрушки по большому счету и говорить, что вы не можете в них играть, так как вы выросли. Знаешь, бывает такое с детьми? Все, к чему вы привыкли: одежда, Instagram, весь привычный вам слой, уходит на сегодняшний день, и, конечно, это тебя вводит в панику. Но по большому счету это ведь про качество жизни?

— А что, это не важно?

— Важно, я не про то. Когда мы даем имя проблеме, то понимаем, что с ней делать. Что еще важного для тебя уходит?

— Заграница.

— Европа, скажем так.

— Что нам остается-то?

— Индия, Китай, Южная Америка.

— Знаете, до Южной Америки еще надо долететь.

— Подожди, соответственно, это не вопрос закрытых границ, а вопрос денег.

— Но ведь все дорожает, а скоро работы, может, вообще не будет.

— Когда думаешь, что не будет работы, какие чувства первые приходят?

— Страх.

— Я тебе сейчас дам два небольших упражнения, которые в ближайшие дни надо будет делать, чтобы не уходить в эмоциональное поле страха. У нас сейчас все привычное разрушается, но потом будет выстраиваться, надо сохранить себя сегодня. Представь себе озеро. Ты находишься с одной стороны, оно глубокое, страшное, не видно, где границы. Начинаются эмоции, как «все закроется, ничего не будет»…

— Это же факты уже. Мой молодой человек потерял работу, продукты дорожают.

— Сейчас будет страшно и непонятно, все меняется.

<…>

— Вся моя жизнь разрушается.

— Жизнь не разрушается, меняются обстоятельства. Все живы, здоровы, и никто не болеет. В какую сторону обстоятельства могут поменяться, есть варианты?

— Боюсь, что профессия, на которую я учусь, исчезнет.

— Это какая профессия?

— Реклама.

— Да почему она пропадет-то? Ее просто придется заново выстраивать, никуда она не пропадет. Произойдет у нас какой-то финансовый момент, но остальное все не убудет. Вопрос просто в количествах и объемах. <…> Меняются обстоятельства.

— Да, мы все станем бедными.

— А были богатыми? Будут другие возможности, просто к ним надо привыкнуть. Как вы пережили карантин, кстати?

— Закрывались на какое-то время.

— Когда только закрывались, как этот момент переживала, так же?

— Мне кажется, сейчас сильнее.

— Тебе так кажется, потому что предыдущий опыт уже пройден. <…> Ситуация такая же была: границы закрыты, продукты в цене росли, с работой было непонятно, только была еще угроза жизни. Ты этот опыт пережила и вышла с наименьшими потерями. Сейчас опять страшно, но, если разобрать по фактам, все то же самое, просто эмоциональный фон больше. Понимаешь?

— Ну, да.

— Сейчас самое главное — выйти из эмоционального нагнетания. У тебя все уже было, ты этот опыт уже проходила. У тебя сейчас все живы здоровы. Родители на пенсии?

— Они работают еще.

— Но на пенсии?

— Мама.

— Все равно, знаешь, плюс-минус что-то есть, всегда можно объединяться. Грубо говоря, выход есть. Сейчас нужно просто стабилизировать свое эмоциональное состояние и понять на фактах, думать, что помогло в прошлый раз.

— Не знаю, мне кажется еще, что раньше чувствовала… Не знаю, что мы с государством это вместе переживаем.

— А сейчас?

— Не знаю, раньше казалось, что «за» ты или «против» — это твой личный выбор, а сейчас против как будто уже нельзя быть.

— Против чего? Здесь же надо понять, против чего, и принять эту позицию. Прими для себя внутреннюю позицию. Ты можешь быть «за», можешь «против». Прими ее для себя, а не доказывай друзьям и прочее. Ты можешь не соглашаться с их мнением, можешь не участвовать в этом диалоге. Если ты принимаешь позицию, грубо говоря, что остаешься в стране, переживаешь, понимаешь и так далее… Ты приняла, да? Тебе не нравятся какие-то методы, решения страны, это всегда [бывает]. Вопрос: это твоя зона ответственности или не твоя? Можешь ты что-то сделать, чтобы это поменять? Можешь ли ты что-то поменять для себя или в общем? И из этих частных ты выбираешь. Если ты понимаешь: «Да, в общей ситуации я остаюсь здесь, я никуда не убежала, не попросила убежище, не уехала за границу и так далее. Я осталась здесь. Да, мне не нравятся какие-то решения. Могу ли я эти решения не принимать для себя?» Есть зона ответственности, которую делаешь ты и которая не твоя ответственность, где можно только просить помощи».

Ты принимаешь внутреннюю позицию и никому не доказываешь, ни с кем не обсуждаешь. Сейчас у людей внутри очень у многих нет собственной позиции. У них есть страх, и они этот страх перерабатывают во внутренние защиты. Защиты внутренние всегда или через агрессию, кого-то найти виноватого или, наоборот, доказывать, что все правильно. Это не про позицию, человек в стрессе, у него меняется мир. Для того, чтобы не разрушать семьи, пусть каждый в своей позиции остается. Ты «за», ты «против». Если ты против, ты либо можешь что-то сделать, либо признаешь, что «да, я ничего делать не буду, но я против», но чтобы у тебя внутреннего маяка не было: «Один сказал «да», другой сказал «нет». «Не понимаю ничего в политике» — это тоже позиция. «Да, я против смертей, ужасов и всего остального, но я не понимаю политику, поэтому не могу, грубо говоря, обсуждать, хорошо это или плохо. Я сегодня здесь и ориентируюсь по месту» — это тоже позиция. Здесь нет черного и белого! Ты выбираешь то, что ты чувствуешь. И как только ты это примешь, маяки перестанут тебя расшатывать. Говоришь внутренне: «Я разрешаю себе думать так, как я думаю, а тебе — как ты думаешь. Мы все равно правды не узнаем. Время покажет». И все, ты держишься этой позиции.

Ограничь себя, пожалуйста, в новостных лентах. Выбирай только проверенные источники и не больше трех.

— Не знаю, что смотреть, все так по-разному.

— Вообще, значит, ничего не смотри!

— Ну как же? Это же так важно!

— Тогда ограничься двумя-тремя источниками, которым ты доверяешь с точки своей позиции. Понимаешь? Твоей позиции, в которой ты будешь укрепляться, что бы ты ни приняла. Не надо читать все, читать обсуждения, подсаживаться на этот эмоциональный бум. Это не факты, это эмоции. <…> Определи границы: «Я готова выслушивать про политику от профессоров, политологов либо от людей, которые авторитетны. В мой дом, пожалуйста, без политики». Есть масса вариантов: настольные игры, продумывать новые стратегии, новый бизнес. Для кого-то война, для кого-то — подъем, кто сейчас какую позицию примет.

— Для кого подъем просто?

— Для тех, кто сейчас будет занимать ниши, которые уходят и пустеют. Тут себя вести будет каждый по-разному абсолютно.

<…>

— Меня еще пугает, что внутри происходит. Были вот какие-то митинги. Я их не поддерживаю, но мне не нравится, что там людей бьют.

— Во-первых, мы не знаем, как эти митинги организуются, да? Надо понимать, что то, что ты, к сожалению, видишь и слышишь, нельзя принимать за стопроцентную истину. Если ты не обладаешь какими-то фактами из того, что ты видишь, — не смотри, дели на восемнадцать. Там у каждого своя правда, свои сценарии и свои управленцы этими историями. Если ты не вмешиваешься, не по правую конкретно сторону и не по левую, значит, ты сидишь, смотришь, что есть в мире, чтобы не потерять компас, и…

— Подождите. Вы говорите, что не бывает правых и неправых.

— У каждого своя правда.

— Но разве можно бить людей?

— Бить людей нельзя.

— Но так бьют же.

— Но можно защищаться. Если ты просто вышла на танк с голой грудью и сказала: «Остановитесь, не едьте», и они остановились — это один момент, ты для них просто гражданин. Если ты вышла и у тебя «коктейль Молотова», ты становишься для них солдатом. Везде есть свои правила. Драться нельзя, защищаться можно.

— Я смотрю просто, это же молодые ребята выходят с плакатами. Такие, может быть, как я, которые учатся в университете.

— У тебя много людей там пострадало?

— Не знаю, нет.

— Ну, в твоем окружении есть люди, которые сходили, пострадали и которых избили?

— Нет.

— Соответственно, ты ориентируешься не на те факты, которые ты видела и знаешь, а на то, что показывает телевизор. Ограничь источники.

— Ладно, я поняла, пока нужно просто успокоиться.

— Пока ограничься конкретными фактами. Сколько человек в твоем окружении потеряли работу? Сколько человек в твоем окружении, не в телевизоре, остались совсем без денег? Сколько человек в твоем окружении лично смогли куда-то улететь? Ориентируйся на факты. Не на те факты, которые тебе дают, а на те факты, которые ты можешь увидеть сама. Это единственная реальность, которую ты себе можешь позволить и на которую ты можешь ориентироваться. Все остальное загоняет тебя в эмоциональное поле, которое не позволит тебе рационально оценить ситуацию. Если ты понимаешь, что в твоей голове слишком много информации, ты садишься, закрываешь глаза и начинаешь дышать «по квадрату».

— Это как?

— Вдох на четыре, потом задержала дыхание на четыре. Как квадрат рисуешь: вверх, вправо, вниз, влево. <…> И так четыре раза. Восстанавливаешь свое дыхание, вспоминаешь про озеро и прописываешь факты: «У меня сегодня есть еда, работа. В моем окружении в безопасности люди, никого не избили и не выгнали». В ближайший месяц, даже до конца марта, стараешься жить вот в этом моменте. Окей?

— Да.

— И ограничить себе источники информации. Прям ограничить. Найти то, в чем ты сможешь ориентироваться на факты, хорошо?

— Да, спасибо.

— Если будет накрывать, если будет изменяться ситуация: вдруг ты понимаешь, что из сегодняшнего дня уже в твоем окружении есть какие-то сбои и ты не справляешься, ты мне звонишь. Хорошо?

— Ладно.

— Записала? «Озеро» и «квадрат». Это тебе два рычага на ближайшие дни.

— Спасибо большое.

— Всё, удачи. До свидания!

«Фонтанка.ру»

Фото: Огнев Михаил/«Фонтанка.ру»/Архив

Я говорю правду, но я лгу: Очерки Бэсси Икпи

Недавно я взял несколько книг, основанных на рекомендациях Роксаны Гей, и, черт возьми… у этой женщины есть вкус! Я говорю правду, но я лгу — это глубоко личный сборник эссе, посвященный опыту нигерийско-американской писательницы Бэсси Икпи, пережившей биполярное расстройство II и тревогу на протяжении всей ее жизни.
«Я просто копил слезы, они мне потом пригодятся. Каким-то образом я знал это.
Бэсси Икпи родилась в Нигерии в 1976 году. Четыре года спустя она и ее мать присоединились к ее отцу в Стиллуотере, штат Оклахома — переезд, который был бы тревожным для любого ребенка, но особенно для Бэсси. Ее первые годы в Америке будут определяться напряжением: ассимиляцией, еще более осложненной биполярным расстройством II типа и тревогой, которая останется недиагностированной в течение десятилетий. К тому времени, когда ей было чуть за двадцать, Бэсси была художником устной речи и путешествовала с Russell Simmons Def Poetry Jam HBO, направляя свой опыт в искусство.Но что-то было не так — за фасадом уверенного в себе исполнителя психическое здоровье Бэсси находилось в резком упадке, кульминацией которого стал срыв, который привел к госпитализации и диагнозу «биполярное расстройство II».

На протяжении всей книги мы наблюдаем, как она борется с психическим заболеванием, преследуя то, что она считает «нормальной» жизнью. Но время нелинейно, и память не то, чем она должна быть, поскольку ее разум нашел способы защитить ее от воспоминаний, которые он считает опасными. В свою очередь, та же самая функция создает фантастические отчеты о том, что произошло.

«Тревога сама по себе. Тревога заставляет меня сосредоточиться на ужасных вещах, которые я совершил. Люди, которым я причинил боль. Обещания, которые я нарушил. Тревога говорит мне составить список. Ошибки. Сожаления. Вранье. Перечень недостатков, затянутая спираль, готовая к прыжку».
Преисполненная решимости извлечь уроки из своего опыта и поделиться им с другими, Бэсси стала защитником психического здоровья и провела четырнадцать лет с момента постановки диагноза, исследуя, как психическое здоровье неразрывно связано с каждым аспектом нас самих и нашей жизни.Интуитивно грубый и честный результат — исследование историй, которые мы рассказываем себе, чтобы понять, кто мы есть, — и того, как, какими бы честными мы ни старались быть, каждая из этих историй также может быть ложью.

«Проблема в том, что я мало что помню о своем детстве, а обо всем остальном у меня лишь отрывки», — пишет Икпи в «Это первое эссе должно доказать вам, что у меня было детство». Признание приветствуется, но для меня важнее всего то, что Икпи способна ввести нас в свой мир и запечатлеть, как она чувствовала моменты, которыми она делилась с нами.Итак, хотя Икпи права в том, что то, что она помнит, представлено с «полной ясностью» в избранных эссе, что касается скудных для нее подробностей, где им может не хватать конкретики, они компенсируют это красивой прозой о том, что такое жизнь. с психическим заболеванием выглядит во всех его аспектах благодаря сильным историям, которые можно найти в ее дебютной книге.

Ее стиль письма иногда может быть чересчур драматичным: «Он единственный, из-за кого я слишком сломлен. Если бы я могла позволить себе любить его, может быть, эта жизнь сложилась бы иначе.Возможно, мне не пришлось бы ждать перерыва. Может быть, я бы вообще не сломался. Или упал. Или, может быть, он поймал бы меня. Или, может быть, я бы уничтожил его. Думаю, я бы уничтожил его». – но как читатель вы склонны потакать ей в этом отношении. В конце концов, именно так она и пережила все это.

Бэсси непоколебимо честен в этом сборнике эссе — все в порядке вещей. Она обсуждает свое детство и свой опыт множественных диссоциативных эпизодов.Центральным в названии ее книги — и сбивающим с толку — является тот факт, что у нее есть фрагментарные (а иногда и ложные) воспоминания об определенных жизненных событиях.

«Я думал о том, как блуждает мой разум, как я плыву сквозь дни, теряя часы, забывая оставаться в теле. Как меня называют рассеянным, забывчивым. Как я ртуть, разливающаяся по поверхностям — твердая и жидкая, здесь и не здесь».
Хотя хронология рассказов не следует традиционной структуре мемуаров, структура компиляции отражает фрагментацию временных переживаний Икпи в попытках вспомнить свои воспоминания.Ее воспоминание о взрыве «Челленджера» НАСА является интуитивным, в то время как память искажена неправильной отметкой времени, которая, как она утверждает, является правдой, в то время как Google утверждает обратное. Этот взрыв, кажется, сосредоточен в моменте, когда Икпи считает, что потеряла контроль над своим разумом и обрела паранойю, из-за которой она захотела взять на себя ответственность за несчастье.

В одном из эссе под названием «Стать лжецом» Икпи объясняет, что можно пережить правду, говоря ложь. Вспоминая случай, когда она врезалась в дверь гаража в доме своих родителей, Икпи создает сложную историю о том, как произошла авария.Повествование разрывается и рушится, когда она признает, что на самом деле она не знает и не помнит, как произошла авария, только то, что она и ее семья объявят вымышленные показания правдой.

Эта книга якобы о психическом здоровье, и она такова: Мы следуем за ней от ранних признаков, которые никто не распознал, через кризис и на другую сторону. Это не банальная книга о победе над душевной болезнью, если не считать того, что она до сих пор с нами; она ясно, что каждый день борьба.Но представить ее только как книгу о психических заболеваниях значит недооценить ее. Это книга о человеческом состоянии и о том, как тяжело жить в этом разбитом мире в этих хрупких телах. Так что, если вы не узнаете себя в части отчаяния, самобичевания, эйфории, гордости, глубокой любви и глубокой неуверенности в себе, то пришло время для некоторого самоанализа.

«Я даю им предложение Позвольте себе утро. Я говорю им, что это означает, что сегодня, возможно, был катящийся клубок беспокойства и дрожи, лицо, мокрое и скользкое от слез, но если вы можете дожить до утра, если вы можете позволить себе новый день, чтобы поощрить перемены, тогда вы можете пройти через это.Позвольте себе утро».
В этой книге рассказывается о том, как одна женщина научилась справляться со своими проблемами. Вы хотите болеть за ее благополучие. Вы хотите больше понимать других. И некоторые из нас к концу Я говорю правду, но я лгу могут обнаружить, что они не менее виновны в том, что рассказывают себе определенные истории, чтобы справиться с травмой, секретами, и стыд. Надеюсь, вы справлялись с такими трудностями хотя бы вполовину так же сильно, как Бэсси.

Глубокие истины лежат в основе этого разрозненного, убедительного повествования, которое заставляет читателей желать только лучшего его истерзанному автору.

Я говорю правду, но я лгу by Bassey Ikpi | Аудиокнига

Финалист Audie 2020 — рассказы/сборники

слэм-поэт, мать, дочь, художник — через призму ее психического здоровья и диагноза биполярного расстройства II типа и тревоги. Ее замечательные мемуары в эссе разрушают наши предвзятые представления о разуме и нормальности, поскольку Бэсси раскрывает свою собственную правду и ложь для всех нас, чтобы мы могли созерцать с радикальной честностью и жестокой интимностью.

A Bitch Magazine Самый ожидаемый Книга 2019 года •

A Bustle 21 Новые мемуары, которые вдохновляют, мотивируют, а также очаровывают вас •

A Издатели Weehlipals Weekly Подборка превью. •

Electric Lit 48 книг от женщин и небинарных авторов книги «Цвет для чтения в 2019 г.» • 

A Книжный Лучшая документальная литература летнего сезона • 

«Мы не будем думать и говорить о психическом здоровье или нормальности, как прежде, после прочтения этого важного арт-объекта, подрабатывающего колоссальным сборник сочинений.” (Киз Леймон, автор книги Heavy )

С раннего детства в Нигерии и до подросткового возраста в Оклахоме Бэсси Икпи жила в бурных эмоциях, меняя крайнюю эйфорию и глубокую депрессию – иногда в течение одного дня. . К тому времени, когда ей было чуть за 20, Бэсси была художником устной речи и путешествовала с HBO Def Poetry Jam , направляя свою жизнь в искусство. Но за фасадом уверенного в себе исполнителя психическое здоровье Бэсси резко ухудшилось, что привело к срыву, который привел к госпитализации и диагнозу биполярного расстройства II типа.

В Я говорю правду, но я лгу , Бэсси Икпи раскрывает наше понимание психического здоровья, давая нам личный доступ к ее собственному. Исследуя стыд, замешательство, лекарства и семью в процессе, Бэсси смотрит на то, как психическое здоровье влияет на каждый аспект нашей жизни — как мы выглядим для других и, что более важно, для самих себя — и бросает вызов нашим предубеждениям о том, что значит быть «нормальным». «. Интуитивно грубый и честный результат — исследование историй, которые мы рассказываем себе, чтобы понять, кто мы есть, — и того, как, какими бы честными мы ни старались быть, каждая из этих историй также может быть ложью.

Я говорю правду, но я лгу

Глубоко личный сборник эссе, посвященный опыту нигерийско-американской писательницы Бэсси Икпи в преодолении биполярного расстройства II типа и тревоге на протяжении всей ее жизни.

Бэсси Икпи родилась в Нигерии в 1976 году. Четыре года спустя она и ее мать присоединились к ее отцу в Стиллуотере, штат Оклахома — переезд, который был бы тревожным для любого ребенка, но особенно для Бэсси. Ее первые годы в Америке будут определяться напряжением: ассимиляцией, еще более осложненной биполярным расстройством II типа и тревогой, которая останется недиагностированной в течение десятилетий.

К тому времени, когда ей было немного за двадцать, Бэсси была художником устной речи и путешествовала с HBO Russell Simmons   Def Poetry Jam , направляя свой опыт в искусство. Но что-то было не так — за фасадом уверенного в себе исполнителя психическое здоровье Бэсси находилось в резком упадке, кульминацией которого стал срыв, который привел к госпитализации и диагнозу «биполярное расстройство II».

Преисполненная решимости извлечь уроки из своего опыта и поделиться им с другими, Бэсси стала защитником психического здоровья и провела четырнадцать лет с момента постановки диагноза, исследуя, как психическое здоровье неразрывно связано с каждым аспектом нас самих и нашей жизни.Интуитивно грубый и честный результат — это исследование историй, которые мы рассказываем себе, чтобы понять, кто мы есть, и того, как, какими бы честными мы ни пытались быть, каждая из этих историй также может быть ложью.

Сырое, захватывающее чтение

Долли Чу

«Я никогда не читал мемуаров, подобных этим. Такая мощная проза, почти поэтическая в том, как она затрагивала не только мой разум, но и мою душу. Я не мог оторваться от этого — он просто держался за меня, и я разорвал его за два вечера. Хотя я не испытал многого из того, что есть у Бэсси Икпи, она рассказывает свою историю таким грубым и захватывающим способом, что я почувствовал ее путешествие в своем существе.Я так много узнал о психических заболеваниях, как она их пережила, и о себе во всех отношениях, в которых путешествие Бэсси связано со всеми нашими путешествиями. Она удивительный писатель и человек. Эта книга — подарок, который вы должны себе».

Мужество перед лицом болезни

Бри Нашель

«Я читал эту книгу, сидя в ванне, иногда я ловил себя на том, что рыдаю. Она рассказала о своей жизни с психическим заболеванием правдой, комедией и смелостью. От Африки до йоги — стиль прозы Бэсси величественно вписывает эти виньетки в ее жизнь, а также показывает, какие мемуары должны быть классными и готовыми к съемке.»

Душераздирающий и полный надежд

М.М.

«Красиво написано и оригинально. Чувствовал эмоции в каждом слове. Я не мог оторваться и прочитал всю книгу за день, но каждое эссе стоит перечитывать снова и снова. Это урок эмпатии и стойкости.»

Необходимо прочитать

Афома

«Бэсси непоколебимо честен в этом сборнике эссе — ничего не выходит за рамки стола. Она обсуждает свое детство и свой опыт множественных диссоциативных эпизодов.Центральным в названии ее книги — и сбивающим с толку — является тот факт, что у нее есть фрагментарные (а иногда и ложные) воспоминания об определенных жизненных событиях. Также в центре внимания ее психическое заболевание и ее часто сложные отношения с семьей. Ее сочинения также лиричны и чрезвычайно увлекательны; Прочитала эту книгу за один присест! При описании гипоманиакальных периодов стиль письма быстрый, и она передает тревожные периоды в извилистой прозе. «Я говорю правду, но я лгу» жестоко, душераздирающе и необходимо.Я настоятельно рекомендую эту книгу всем, кто ищет хорошо составленный сборник эссе.»

Необходимое чтение, навязчиво хорошее письмо

RB

«Это удивительно хорошо написанные мемуары о выживании, семье и преодолении психических заболеваний. Каждое эссе красиво оформлено, объединяясь в повествование, которое раскроет вас самым лучшим образом.»

Сдул меня до чертиков

Акваке Эмези

«Послушайте, я читаю работы Бэсси Икпи ровно десять лет, благодаря Интернету.Она была жизненно важным голосом для многих из нас, живущих с нейродивергенцией, в самые мрачные моменты нашей жизни, шепча, чтобы мы позволили себе утро. Она даже упоминается по имени в «Фрешуотер»! Теперь, эта ее книга, этот сборник? Это снесло мне всю хуйню. Это блестяще, интимно и так уязвимо! Бэсси — рассказчик до мозга костей, и это видно. Прочтите эту книгу, скажите всем, кого вы знаете, чтобы они прочитали эту книгу, потому что вы не представляете, скольким людям нужны эти слова.»

Жгучее, лирическое произведение

Шэннон Райт

«Это жгучее, лирическое произведение: Бэсси Икпи начала свою карьеру как поэт, и это показывает, как она находит музыку в душераздирающие моменты.Есть строки, которые заставят вас смеяться в голос («Я до сих пор ненавижу йогу, это как игра в Саймона говорит, что никто никогда не выигрывает») и описания настолько вызывающие воспоминания, что вы замираете: свитер бордового цвета, «цвет Анны малиновый ликёр», и эта единственная строчка отражает тип девушки, которая, если бы вы тоже были одной из них, идентифицировала бы родственную душу. Эта книга якобы о психическом здоровье, и она такова: мы следуем за ней от ранних признаков, которые никто не распознал, через кризис и на другую сторону.Это не банальная книга о победе над душевной болезнью, если не считать того, что она до сих пор с нами; она ясно, что каждый день борьба. Но представить ее только как книгу о психических заболеваниях значит недооценить ее. Это книга о человеческом состоянии и о том, как тяжело жить в этом разбитом мире в этих хрупких телах. Бэсси — канарейка в шахте: то, что мы можем ощутить как единицу или двойку по шкале Рихтера, она регистрирует как 10. Но если вы не узнаете себя в отчаянии, самобичевании, эйфории, гордости, глубокая любовь и глубокая неуверенность в себе, то пришло время для некоторого самоанализа.Мне очень нравится эта книга, и мне не терпится поделиться ею с друзьями.»

Выдержка

Это биполярный II. Это многоликое существо. Эта моя жизнь. Этот мозг постоянно совещается с бешено бьющимся сердцем, напоминая мне замедлиться и сохранять спокойствие.

Помните, как вы впервые оказались на колесе обозрения? Помните, как вы забрались на самый верх и просто сидели там, весь мир у ваших ног? Вы чувствовали, что можете протянуть руку и схватить небо.Все твое тело трепетало от слияния радости, несокрушимости, бесстрашия и того доброго тревожного безрассудства. Так чертовски рад быть живым в этот момент. Вы могли бы сделать что угодно.

Теперь представьте, что вы чувствуете это каждый день в течение недели, месяца или нескольких месяцев. Двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю, без перерыва. Чтобы все, что вы делаете, казалось САМЫМ БОЛЬШИМ САМЫМ УДИВИТЕЛЬНЫМ ДЕЛОМ, КОТОРОЕ ВЫ КОГДА-ЛИБО ДЕЛАЛИ В СВОЕЙ ЖИЗНИ!

Первая неделя или около того, это здорово. Пока нет.

Потому что тогда начинается бессонница. И ты складываешь дни один в другой, добавляя новый до того, как закончится предыдущий. И у вас, , есть , чтобы написать всю книгу сегодня вечером, прежде чем вы сможете поспать, поесть, выйти из дома или сделать что-нибудь еще. Но сначала у вас есть , чтобы позвонить своим друзьям, сестре и парню, которого вы только что встретили, и сказать им всем, как сильно вы их любите. Скажите каждому, что вы никогда так не относились ни к одному другому человеку во всем мире, и вы так счастливы, так рады и так благодарны за то, что в вашей жизни есть такой удивительный, волшебный человек.И вы верите в это, потому что это правда.

Пока нет. До тех пор, пока все о них — то, как тянутся их голоса, как двигаются их рты, когда они жуют, тот факт, что он скрещивает ноги на коленях, как она говорит о фильмах, которые никогда не видела, как они называют знаменитостей своими первыми словами. имена — начинает заставлять вас чувствовать, что ваша кровь наполнена змеями, и вы хотите кричать им ужасные вещи о том, как звуки их голосов ощущаются как зубы на вашей коже, и как сильно вы ненавидите их мать, или их квартиру, или себя.Вы хотите похоронить в них свою ненависть, но никогда не знаете, кого ненавидите больше всего. Ты, это всегда ты.

Подробнее читайте в The New York Times

Бэсси Икпи о «Я говорю правду, но я лгу»: NPR

Скотт Саймон из NPR беседует с писателем и артистом устной речи Бэсси Икпи о ее эссе о взрослении и борьбе с психическими заболеваниями.

СКОТТ САЙМОН, ХОЗЯИН:

«Говорю правду, но вру.В качестве фраз, способных остановить и напугать, вот только одна. Моя мама любит и ненавидит, исцеляет и ранит одними руками. Известный художник устной речи написал книгу эссе, представляющую собой мемуары – моменты детства в Нигерии, юности в Оклахоме, домашнее насилие, то, что она называет болью и туманом биполярного расстройства, и ее тяжелая работа, чтобы устроить себе настоящую жизнь.

Бэсси Икпи, автор книги «Я говорю правду, но я лгу», присоединяется к нам из нашей студии в Нью-Йорке.

Большое спасибо, что вы с нами.

БАССИ ИКПИ: Большое спасибо, что пригласили меня.

САЙМОН: Я хочу начать с еще одной захватывающей фразы в начале книги, ложь, которую я чаще всего говорю, что я в порядке. Тебе пришлось сказать это, чтобы выжить? Вы все еще должны сказать это сейчас?

ИКПИ: Абсолютно. Несмотря на то, что я открыто говорю о своем эмоциональном и психическом здоровье, я все же думаю, что простой ответ «Я в порядке» помогает смягчить любое чувство вины или давление на других людей, чтобы попытаться заставить меня чувствовать себя лучше.Я часто говорю это невзначай. Я прекрасно осознаю, особенно сейчас, что люди в моей жизни очень беспокоятся обо мне. И для того, чтобы я мог как-то прожить свой день, не беспокоясь о том, что беспокою их, я в порядке — это простой и доступный ответ.

САЙМОН: Помогите нам понять эпизод из вашей жизни, о котором вы пишете, который, я не знаю, может быть ранним признаком того, что вы собирались конкурировать со многими другими школьниками по всему миру. тот день в 1980-х…

ИКПИ: Да.

САЙМОН: …Вы видели, как американский космический шаттл взорвался в небе. Вы, кажется, винили себя.

ИКПИ: Да. По какой-то причине, наблюдая за взрывом шаттла, я был так взволнован этим. И я так ждал этого, что, когда началось восхождение, я отвел взгляд. А потом, когда я оглянулся, вот тогда он взорвался. И по какой-то причине мой мозг связал, что тот факт, что я был так взволнован, что предпочел собственное волнение любым мерам безопасности, которые я мог бы принять, я сохранил — я имею в виду, это — знаете, говоря это вслух, кажется смешным. .Но в детстве в этом было столько смысла. И видя количество боли, отчаяния и просто печали, которые заполнили класс, они просто вошли в мое тело и заставили меня почувствовать, что я мог бы сделать что-то, чтобы защитить не только людей, которые не пережили тот взрыв, но и людей вокруг меня. Моя учительница, если она упадет, смогу ли я ее поднять? Могу ли я помочь Дженнифер справиться с этим? Могу я помочь Тимоти справиться с этим?

САЙМОН: Я читал вашу книгу в самолете. Я был очень тронут этим.Я дошел до строчки, где вы сказали, что терапевт, открывающий мне глаза каждое утро, разочаровывает. И я подумал: о, нет, хорошо это не кончится. Что ты должен был сделать?

ИКПИ: Еще одна фраза в книге — позвольте себе утро. Это…

САЙМОН: Мне нравится эта фраза.

ИКПИ: Да, это все, что я мог сделать. Я мог отдать себя только на следующий день, потому что я должен был как-то поверить, зная, что в прошлом было лучше, что снова станет лучше.У меня заканчивались способы создать лучшее. У меня заканчивались способы принять утро. Я засыпал ночью, думая: хорошо, утром лучше. Просто — должно быть лучше. Но я открывал глаза, надеясь, что я, знаете ли, умру во сне. Мол, мне было бы легче просто не просыпаться.

В книге я также пишу о своей первой госпитализации из-за пассивного суицидального поведения, которое, по сути, просто означает, что вы потеряли волю к жизни. И это то, что я испытывал.Я просыпался, мои глаза открывались, и я видел, знаете, что бы это ни было — последнее, что я видел перед тем, как заснуть. И я бы снова почувствовал этот глубокий, этот глубокий вздох, как вау, понимаешь? И мне просто нужно было продолжать двигаться в эти дни. И то, что я впервые смог сказать это терапевту, было очень важно, потому что я даже себе в этом не признавался.

САЙМОН: Как это влияет на ваш образ жизни? Есть ли определенные типы людей, которых вы должны избегать, определенные виды деятельности, определенные продукты, определенные напитки?

ИКПИ: Да, это просто вопрос границ, когда дело доходит до людей.Это то, что мне пришлось очень быстро усвоить за последний год, зная, что, поскольку я заявил, что мне нужны определенные вещи, чтобы позаботиться о себе, это не является неуважением к кому-либо еще. Это не. Люди склонны воспринимать это очень близко к сердцу, когда вы говорите: «Я не могу говорить об этом или я не могу участвовать в другом деле». Мне приходится быть очень осторожной среди людей, которые очень негативны, потому что это влияет на то, как я вижу мир вокруг себя.

САЙМОН: Как тот плохой бойфренд, о котором ты пишешь.

ИКПИ: Да (смех). О, Боже, да. Да, именно так. Именно так.

САЙМОН: Какова была ваша фраза? Мы были вместе четыре месяца.

ИКПИ: Я был с ним четыре года, но я не знаю, сколько он был со мной.

(СМЕХ)

САЙМОН: Вы написали блестящие мемуары.

ИКПИ: Спасибо.

САЙМОН: Вы когда-нибудь беспокоились, что улучшение может притупить ваши блестящие идеи?

ИКПИ: Самый простой ответ — да, но я бесчисленное количество раз говорил себе и другим, что это не романтично.Это мучительно. Я бы обменял каждый свой так называемый талант на мозг, который исправляет и обрабатывает вещи так, как это было задумано. Я бы обменял его. Это того не стоит для меня. Я думаю, что многие творческие люди, живущие с психическими заболеваниями, творят вопреки болезни, а не благодаря ей. Что касается объема, то, как человек, страдающий бессонницей и гипоманиакальным состоянием, я могу написать 47 эссе за один вечер, но только одно из них будет годным. И потом, когда я буду здоров, я все еще могу написать одно хорошее эссе.Это просто — без 46 других вокруг него.

САЙМОН: Знаешь, о чем я должен спросить, не так ли?

ИКПИ: Нет (смех).

САЙМОН: Как дела?

ИКПИ: У меня все отлично. Спасибо. Я самый здоровый из всех, что я когда-либо был за всю свою жизнь, и я — я могу сказать, что так было дольше всего, что я когда-либо был за всю свою жизнь, то есть около полутора лет. Я пережил один из худших, если не худший депрессивный эпизод, который у меня когда-либо был три года назад.

Когда я начал писать части этой книги, я не ожидал, что у меня это получится. Так что многие истории, которые я рассказал, были очень преднамеренными. Были письма и записки моей семье и друзьям, потому что я думал, что утра для меня больше не будет. И тот факт, что я сижу здесь три года спустя с коллекцией эссе, которые я написал через очень трудные времена в моей жизни, с доказательством того, что я пережил эти времена и настолько здоров, насколько это возможно в данный момент. Я чувствую себя фантастически, и я благодарен.Спасибо, что спросили (смеется).

САЙМОН: Нет, спасибо, что написал это.

Бэсси Икпи, ее мемуары «Я говорю правду, но я лгу» — большое спасибо, что вы с нами.

ИКПИ: Спасибо, что пригласили меня.

(ЗВУК ИЗ BROKE FOR FREE «BEYOND DAZED»)

Copyright © 2019 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений нашего веб-сайта по адресу www.npr.org для получения дополнительной информации.

Стенограммы

NPR создаются в спешке подрядчиком NPR.Этот текст может быть не в своей окончательной форме и может быть обновлен или пересмотрен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Официальной записью программ NPR является аудиозапись.

«Я говорю правду, но я лгу» Бэсси Икпи — обзор изморось

Я говорю правду но я лгу: очерки Бэсси Икпи (Harper perennial 2019)

Отзыв от Микеле Матрискиани

Существует целая библиотека, полная мемуаров, которые с каждым днем ​​пополняются, о проблемах, связанных с психическим здоровьем.В течение двадцати лет работы в издательстве научно-популярных книг я приобрел, отредактировал и написал множество таких книг, и надеюсь, что все они способствовали активному диалогу и столь необходимой дестигматизации этой темы. Ничто из того, над чем я работала или читала за эти годы, не достигла такого же результата, как Бэсси Икпи в своем сборнике мемуарных эссе «Я говорю правду, но я лгу: эссе ».

Американская писательница нигерийского происхождения, бывшая поэтесса и защитница психического здоровья, которая в свои двадцать с небольшим выступала в качестве артиста устной речи, путешествуя с Def Poetry Jam канала HBO, берет читателей в амбициозное путешествие: чтобы выразить очень личные, сложные и физические перегрузка циклами между крайней эйфорией и необъяснимой депрессией, иногда в течение одного дня.Этот эмоциональный бум также известен как биполярное расстройство II типа. Икпи прекрасно справляется с этой задачей, превращая свою борьбу в искусство, экспериментируя с формой. Написание эссе дает ей передышку, чтобы использовать язык и форму для представления и воплощения психического заболевания.

В ответ на вопрос «Каково это иметь психическое заболевание?» Икпи предлагает неожиданный ответ: «Физически неудобно». Ее эссе в режиме реального времени свидетельствуют о том, как психические заболевания развиваются на протяжении всей жизни.Когда я их читала, мне казалось, что она берет меня за руку, кладет ее на свое сердце и пробуждает свои ощущения, пока я не могу отличить ее боль от своей. Эффективность этой книги в том, что читатели живо переживают физический и эмоциональный дискомфорт, связанный с «сломанным мозгом».

Икпи описывает свое детство смутно, как будто оно у нее в голове, с достаточной предысторией, чтобы понять генетическое происхождение биполярного расстройства. Создание ощущения стремления к «этому», поддаваясь ловушкам своей болезни: интернализация, самообвинение, ненависть к себе, самолечение, неудавшиеся отношения, самосаботаж.Описаний семейной динамики и событий в СМИ, находящихся вне ее контроля, достаточно, чтобы проиллюстрировать, как она усвоила трагедии и решения, принимаемые другими людьми, что является ранним симптомом еще неизвестного расстройства. Когда «Челленджер» взорвался в 1986 году, не оставив никого в живых, подумал восьмилетний Икпи,

.

«Если бы я бежал быстрее. Если бы я старался сильнее. Если бы я был лучше. Если бы я был лучше, были бы выжившие». (29)

После этого последующие эссе конкретизируют эти основы раннего детства и высвобождают их в ее взрослый мир, призывая к форме столь же эклектичной, как настроения, колебания и эпизоды, которые она переживает.Используя контролируемые эксперименты с точками зрения, от второго лица в «Яке» до третьего лица в «Красоте в крахе» и буквальной поминутной временной шкалы в «Вот что происходит», читатели блуждают по минному полю. лет ненужных страданий из-за отсутствия диагноза.

Икпи тщательно документирует, как ее психическое заболевание повлияло на ее интимные отношения множеством способов. «Тахути» заставил меня затаить дыхание. Самое болезненное для чтения, унижение Икпи и отщепление ее души, когда она жертвовала своим достоинством на протяжении четырехлетнего фасада отношений, кажутся универсальными и знакомыми, независимо от психического здоровья.

«Я был с ним четыре года. Я понятия не имею, как долго он был со мной». (65)

Икпи делает ценный подарок тем, кто борется с биполярным расстройством или любой другой проблемой психического здоровья, но более поздние эссе охватят тех, кто поддерживает и любит людей с психическими заболеваниями. «Возможны побочные эффекты» и «Борьба за жизнь» борются с болью, которая возникает после первоначального ужаса: разочарование от того, что диагноз не равнозначен лечению. Вместо этого возникает другой вид борьбы, иногда более опасный и беспорядочный, чем сама болезнь, — пугающая природа лекарственных коктейлей и превращение в фармакологический эксперимент на людях.

В «Пожизненном заключении» она пишет: «Все дело в равновесии, — сказал мне доктор Гудман. Но на самом деле все сводилось к обмену, попыткам выяснить, с какими побочными эффектами я мог бы жить — теми, которые не заставляли меня набирать вес и не заставляли меня терять вес, не вызывали у меня сонливости и не вызывали сонливости. меня нервничал и не сделал меня глупым. Мы прошли через те, которые вызывали у меня рвоту, те, которые заставляли меня ничего не чувствовать, те, которые заставляли меня чувствовать слишком много, те, которые заставляли меня забывать о вещах через несколько секунд после того, как я их делал, и те, которые мешали мне. говорить, слова застревали у меня в горле, как пуля в застрявшем ружье. (181)

В конце есть ясность, которая дает надежду и вдохновение для путешествия внутри, как это делает этот поэт, со словами, ритмом и хореографией, прекрасно построенными от начала до конца. Она даже помогает близким выразить словами свои чувства,

«Моя семья годами смотрела на меня и теперь знала, что я не в порядке. Когда они увидели, насколько плохим может быть «не в порядке», они бросились обращаться со мной как со стеклом. Не что-то сломанное, как я чувствовал, а что-то, чего они никогда не замечали, вот-вот разобьется.

В разгар срыва Икпи, который привел к ее поворотному моменту и окончательному диагнозу, она попыталась выразить свои чувства словами: «Я изо всех сил стараюсь сосредоточиться на чем-то одном. Я не могу. Мне нужно рассказать кому-нибудь об этом. Но кто? Какой? Что это? Как я могу рассказать кому-то, если я даже не знаю, что это такое?» (126)   Эта книга — смелый и блестящий ответ на этот мучительный вопрос, который мы все имеем честь читать.


Купить эту книгу: Книжный магазин.орг

Нравится:

Нравится Загрузка…

Родственные

Я говорю правду, но я лгу: очерки

МГНОВЕННО NEW YORK TIMES БЕСТСЕЛЛЕР!

В Я говорю правду, но я лгу Бэсси Икпи исследует свою жизнь — нигерийско-американской иммигрантки, чернокожей женщины, поэтессы, матери, дочери, художницы— через призму ее психического здоровья и диагноза биполярного расстройства II типа и тревоги.Ее замечательные мемуары в эссе разрушают наши предвзятые представления о разуме и нормальности, поскольку Бэсси раскрывает свою собственную правду и ложь для всех нас, чтобы мы могли созерцать с радикальной честностью и жестокой интимностью.

A Корень Любимые книги года

6 — A Хорошая уборка Лучшие 60 книг года

7 — A Ynaija 10 заметных книг года A GOOP 10 новых любимых книг — Cup of Jo 5 больших книг осени Motivate, and Captivate You — A Publishers Weekly Spring Preview Selection — An Electric Lit 48 цветных книг женщин и небинарных авторов, которые стоит прочитать в 2019 г. — A Bookish Лучшая документальная литература лета, подборка

8 We не будет думать или говорить о психическом здоровье или нормальной жизни после прочтения этого важного арт-объекта, подрабатывающего колоссальным сборником эссе.— Кизе Леймон, автор книги Heavy

С раннего детства в Нигерии и до юности в Оклахоме Бэсси Икпи жила в бурных эмоциях, колеблясь между крайней эйфорией и глубокой депрессией – иногда в течение один день. К тому времени, когда ей было чуть за двадцать, Бэсси была устной художницей и путешествовала с Def Poetry Jam HBO, направляя свою жизнь в искусство. Но за фасадом уверенной в себе исполнительницы психическое здоровье Бэсси было в резком упадке. , кульминацией которого стал срыв, который привел к госпитализации и диагнозу биполярного расстройства II типа.

В Я говорю правду, но я лгу , Бэсси Икпи раскрывает наше понимание психического здоровья, предоставляя нам личный доступ к ее собственному. Исследуя стыд, замешательство, лекарства и семью в процессе, Бэсси смотрит на то, как психическое здоровье влияет на каждый аспект нашей жизни — как мы выглядим для других и, что более важно, для самих себя — и бросает вызов нашим предубеждениям о том, что значит быть обычный. Интуитивно сырой и честный результат — исследование историй, которые мы рассказываем себе, чтобы понять, кто мы есть, — и того, как, какими бы честными мы ни старались быть, каждая из этих историй также может быть ложью.


Рецензия на мемуары Бэсси Икпи «Я говорю правду, но я лгу»

С самого начала Я говорю правду, но я лгу , потрясающий сборник эссе от поэта, писателя, защитника психического здоровья Бэсси Икпи, в основном посвященный жизни с биполярным расстройством II типа, мы знаем, что, хотя это Основная часть работы представлена ​​с четким намерением, некоторые из рассказанных историй могут быть основаны на сложных или реконструированных воспоминаниях.

«Проблема в том, что я мало что помню о своем детстве, а обо всем остальном у меня лишь отрывки», — пишет Икпи в «Это первое эссе должно доказать вам, что у меня было детство». Признание приветствуется, но для меня важнее всего то, что Икпи способна ввести нас в свой мир и запечатлеть, как она чувствовала моменты, которыми она делилась с нами. Итак, хотя Икпи права в том, что то, что она помнит, представлено с «полной ясностью» в избранных эссе, что касается скудных для нее подробностей, где им может не хватать конкретики, они компенсируют это красивой прозой о том, что такое жизнь. с психическим заболеванием выглядит во всех его аспектах благодаря сильным историям, которые можно найти в ее дебютной книге.

«Мне нужно доказать тебе, что я не вошел в мир разбитым», — пишет Икпи. «Мне нужно доказать, что я существовал раньше». Если таково ее намерение, Икпи превосходит эту цель уже на первых же страницах. Однако это существование до постановки диагноза начинается в Нигерии, где она описывает приезд в Америку маленьким ребенком, чтобы воссоединиться со своими родителями, которые поселились в стране до того, как она присоединилась к ним. По прибытии она входит в дом, где «отец любил своих родителей», а «мать не любила своих», и как этот дисбаланс уступает место собственной бытовой напряженности.Будучи ребенком 80-х годов, интересно читать ее воспоминания о катастрофе «Челленджера» по телевидению, когда она была совсем маленькой. То же самое можно сказать о жизни в городе Стиллуотер, штат Оклахома, в качестве маленького ребенка-иммигранта из Нигерии.

Истории рассказывают о том, как многое в жизни Икпи происходит задолго до того, как она переехала в Нью-Йорк, и гораздо меньше, когда она узнает, что у нее психическое заболевание, — включая самое начало ее ранней карьеры в составе актерского состава подросткового саммита BET . .Но поскольку нам уже за 20, а именно она работает исполнительницей Def Poetry Jam , живя в Бруклине, Икпи очень подробно пишет о том, как изменилась жизнь до постановки диагноза. От веса приступов тревоги до того, как депрессия может привести к неделе госпитализации или как неправильный диагноз (в случае Икпи, это был синдром хронической усталости) продлевает правильное лечение, Икпи дает огромное представление о том, что так много людей, живущих с биполярным расстройством II. – включая тех, кого мы любим, – приходится бороться.

В отрывке из книги «На что похоже биполярное расстройство II», недавно опубликованном в New York Times, Sunday Review, здесь Икпи просит читателей вспомнить, как они впервые катались на колесе обозрения и испытали: «Ваше тело покалывало от перекрестка». радости и нерушимости и бесстрашия и того доброго тревожного безрассудства. Так чертовски рад быть живым в этот момент. Ты мог бы сделать что угодно». Прежде чем подумать: «Теперь представьте, что вы чувствуете это каждый день в течение недели, месяца или нескольких месяцев.Двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю, без перерыва. Чтобы все, что вы делаете, казалось САМЫМ БОЛЬШИМ САМЫМ УДИВИТЕЛЬНЫМ ДЕЛОМ, КОТОРОЕ ВЫ КОГДА-ЛИБО ДЕЛАЛИ В СВОЕЙ ЖИЗНИ!»

Икпи приводит и другие примеры, в том числе отсылки к «Гражданам человечества» и Опре, но все они ведут к одному и тому же пути: «Представьте, что вы нигде не вписываетесь, даже в собственной голове».

Икпи не первый, кто пишет о психических заболеваниях, но я не могу сказать, что когда-либо читал о них такой рассказ.Для тех, кто следил за работой Икпи в качестве исполнителя, за ее словами как за писателем или размышлениями в социальных сетях, мы знаем, что ее сочинения да, поэтичны и лиричны с нежностью и задумчивостью, но также и забавны.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.