Психологи это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Психолог — чем занимается данный специалист, какие заболевания диагностирует и как их лечит? Запись на консультацию к психологу

Психолог – специалист, который занимается изучением внутреннего мира человека, психикой и ее структурой, а также их взаимосвязью с окружающим. В зависимости от уровня специализации и квалификации психологи работают с различными сферами жизни (деловой, семейной, образовательной) и возрастными группами пациентов. Обратившись к специалисту, вы сможете получить помощь по вопросам отношений с родителями, детьми, супругом, преподавателем и др. Своевременная консультация психолога позволит устранить возникшие конфликты (в том числе личностные).

Виды специалистов

Выделяют следующие виды психологов:

  • Педагоги. Такие специалисты работают в образовательных учреждениях и следят за развитием и поведением детей и подростков
  • Семейные. Оказывают помощь людям, испытывающим проблемы в эмоционально-сексуальных отношениях с партнерами, родителями и детьми
  • Детские и подростковые. Работают с детьми и подростками, помогают им преодолевать любые психологические трудности и налаживать контакты со сверстниками и взрослыми
  • Криминальные. Такие профессионалы исследуют причины, которые толкают людей на совершение преступлений
  • Спортивные. Изучают психологические аспекты занятий спортом. Они занимаются подготовкой к соревнованиям, проводят отбор кандидатов, формируют необходимые для победы умения и личностные качества
  • Сексологи. Такие психологи помогают парам устранить проблемы сексуальных взаимоотношений в случаях, когда они не имеют медицинский характер
  • Военные. Эти специалисты занимаются отбором и подготовкой военнослужащих, классификацией кадров
  • Клинические (медицинские). Являются врачами с соответствующим образованием. Они занимаются консультированием и коррекцией поведения пациентов, реабилитацией
  • Социальные. Такие специалисты занимаются исследованием отношений индивидуумов в социуме, формируют и восстанавливают утраченные навыки общения
  • Перинатальные. Помогают женщинам в процессе подготовки к рождению ребенка

Чем занимается специалист?

Психологи занимаются:

  • Психопрофилактикой. Она представляет собой целый комплекс мероприятий, направленных на изучение свойств психики и воздействий на личность, предотвращение развития проблем психосоматического и психогенного характера
  • Просвещением. Специалисты обеспечивают профилактическую работу, направленную на формирование у людей положительного отношения к получению профессиональной помощи. Также они расширяют кругозор населения в области психологических знаний
  • Диагностикой. Выявляют имеющиеся проблемы с помощью специальных тестов и иных методик
  • Консультированием. Оказывают психологическую помощь людям, которые нуждаются в ней, испытывая трудности в ежедневной деятельности, общении, расширении потенциала и др.
  • Коррекцией. Устраняют нюансы развития, не соответствующие оптимальной модели личности
  • Проведением тренингов. Обучают необходимым правилам поведения и помогают получить нужные навыки
  • Реабилитацией. Такая работа профессионалов направлена на восстановление и коррекцию психических функций, нарушенных после серьезных заболеваний и травм

Когда надо обращаться к специалисту?

Причиной психического расстройства может стать практически любая жизненная ситуация. Если преодолеть негативное состояние человек не может самостоятельно, следует записаться на прием психолога. Нередко встречаются ситуации, когда корень многочисленных проблем взрослого находится в глубоком детстве. Специалисты помогают прорабатывать их и устранять все затруднения. Также психологи оказывают поддержку тогда, когда человек просто не знает, как ему поступить в той или иной ситуации.

Специалисты предоставляют своевременную профессиональную помощь. Благодаря ей удается предупредить развитие серьезных заболеваний, которые обычно становятся поводом для обращения уже к психотерапевтам и психиатрам.

Когда надо обращаться к специалисту взрослому человеку?

Консультация психолога может потребоваться человеку, который страдает от:

  • Трудностей с межличностными отношениями
  • Различных стереотипов
  • Снижения интереса к жизни
  • Эмоциональных и поведенческих расстройств (страхов, зависимостей, тревожных состояний и др.)

Также к специалистам рекомендуют обращаться при:

  • Мыслях о смерти
  • Ощущениях тревоги, подавленности, грусти
  • Постоянном утомлении и усталости
  • Ощущении одиночества
  • Беспокойстве без повода
  • Постоянном страхе
  • Зависимостях любых типов
  • Потере близких
  • Возникновении конфликтных ситуаций с близкими, друзьями, коллегами и др.

Когда надо обращаться к психологу детям и подросткам?

К специалисту родителям следует отвести своего ребенка в том случае, если он:

  • Стал замкнутым
  • Проявляет агрессивность
  • Страдает от любых вредных привычек (грызет ручку, кусает ногти и др.)
  • Склонен к истерикам
  • Слишком застенчив
  • Страдает от повышенной тревожности
  • Плохо учится, постоянно занимаясь и выполняя домашние задания
  • Страдает от энуреза
  • Невнимателен
  • Обидчив и чересчур упрям
  • Страдает от низкой самооценки
  • Не может сконцентрироваться
  • Ревностно относится к другим детям в семье
  • Проявляет чрезмерную активность
  • Плохо спит
  • Ощущает постоянную усталость

Зачастую родители приводят детей к психологу во время подготовки к детскому саду и школе. Воспользоваться помощью специалиста можно и при снижении успеваемости, резких перепадах настроения, изменении характера, потере интереса к общению с друзьями, зависимости от гаджетов, компьютерных игр и социальных сетей.

Этапы консультации

Консультация психолога проводится в несколько этапов:

  • Активное слушание. Специалист задает вопросы и получает на них развернутые ответы от пациента
  • Психологическая диагностика (при необходимости). Она позволяет четко обозначить все имеющиеся проблемы
  • Обсуждение формата дальнейшей работы и ее стратегии
  • Предоставление общих рекомендаций по самостоятельной деятельности пациента
  • Тренинги, направленные на релаксацию и др.

Консультативная помощь специалиста может состоять как из одного, так и из 8-12 приемов. Одного сеанса обычно достаточно для получения клиентом общих рекомендаций. 3-4 консультации нужны при необходимости обнаружения глубинных причин имеющихся психологических травм и проблем. 8-12 приемов понадобится, если клиент обучается навыкам саморегуляции и постепенно разбирается с рядом негативных состояний.

Диагностика

Основой диагностики у психологов являются простые беседы. Также проводятся различные профессиональные тесты. Как правило, диагностика занимает 1-4 часа. Сразу же после нее специалист может выдать необходимые рекомендации по дальнейшей работе над обнаруженными проблемами.

Популярными тестами являются:

  • Тест Роршаха на самооценку, определение эмоционального состояния, интеллектуальные способности и особенности характера
  • Тест Люшера. Он направлен на определение настроения, причины стресса и черт характера
  • Тематический тест. Он позволяет выявить свойства личности, эмоциональное состояние, проблемные сферы жизни и причину имеющихся конфликтов

При работе психологи используют и различные опросники:

  • Межличностных отношений
  • На познавательные функции
  • На уровень интеллекта
  • На память и др.

Преимущества обращения в МЕДСИ

  • Опытные специалисты. В МЕДСИ работают только квалифицированные врачи: клинические психологи с медицинским образованием и психиатры с психотерапевтической подготовкой
  • Использование современных методик, позволяющих успешно справляться со всеми обнаруженными проблемами
  • Комплексная диагностика и коррекция трудностей обучения у детей с 6 лет и старше
  • Комплексная работа с каждым пациентом. К работе с детьми подключаются не только психологи, но и неврологи, логопеды, нейропсихологи
  • Индивидуальный подход. Благодаря ему каждый клиент получает тот результат, на который рассчитывает. Специально разработанные и применяемые в МПЦ методики помогают маленьким пациентам эффективно справиться с разного рода трудностями обучения и коммуникации, просвещают родителей и обучают правильному взаимодействию с ребенком
  • Полная конфиденциальность
  • Комфортные условия проведения консультаций психологов в Москве в клиниках

Если вы хотите записаться на прием, позвоните по номеру: +7 (495) 7-800-500.

Сапожник без сапог: как выглядит жизнь психолога

Психолог № 3, 33 года. «Я пошла спасать свою семью».

Решение стать психологом — последняя с моей стороны попытка спасти эту семью. Формально толчок дал мой психотерапевт, когда понял, что ничего нового сказать мне не может. Просто работает «ушами». Пять лет назад я пришла к нему совсем с другой проблемой. Я заметила, что в присутствии мужа постоянно ем. Уезжает в командировку — не ем. Возвращается — все заново. С обстановкой в семье я это никак не связывала, поскольку была ноль в психологии. Тетенька чуть ли не на первом сеансе поставила диагноз: нарциссизм у мужа и, как следствие, крах нашего брака. Мы поженились рано, еще в институте. «Девочка» очень хотела съехать от авторитарной мамы. «Мальчик», живший в общежитии технического вуза, обнаружил, что «девочка» — это источник еды, порядка в комнате и секса. Через год родился сын. Муж начал работать, вошел во вкус и пропал. Не в прямом смысле. Нет, он каждый день ночует дома — полчаса потупит в компьютер и засыпает на диване в гостиной. Дойти до спальни у него, как правило, нет сил. Как я ни пыталась пробить между нами стену — криком, лаской, битьем посуды, — он меня перестал замечать.

При этом я точно знала, что у мужа нет любовницы. У него ничего нет, кроме его любимой работы, — ни друзей, ни интересов, ни вредных привычек. Даже любимой еды. У психолога почти год ушел на освобождение меня от зависимости, чтобы разорвать эту порочную связь. А потом, в один из редких моментов близости, я умудрилась опять забеременеть. Терапия по понятным причинам прервалась. Казалось, жизнь налаживается. Но через год после родов меня накрыло по-новой. Кроме обжорства и одиночества, к моим несчастьям прибавился алкоголь. Муж стал много зарабатывать и по-прежнему пропадал в офисе. А когда был дома, я слышала только: «Милая, послушай, я устал. Давай я тебе еще денег подкину?» Потом еще подкинул, и еще. Сумма компенсации выросла до пятидесяти тысяч в неделю. Я завела любовника. Мой психотерапевт, когда я пришла к нему спустя год после рождения ребенка, передал меня своей коллеге. Диагноз был прежним — его нарциссизм и крах отношений.

Это был какой-то экзистенциальный тупик. Я по-прежнему не хотела разрыва, а терапевт только разводил руками­. Мне как будто внушали: «Разводись! Разводись!» И я нашла третий путь — поступила на курсы психологии. Хочу сама разобраться со своей жизнью, и если пойму, что надо разводиться, — это будет хотя бы мое самостоятельное решение. 

Кто такие православные психологи и чем они занимаются

«Афиша Daily» узнала, как православная психология смотрит на актуальные проблемы горожан, разводы, аборты и гомосексуальность, а затем отправила атеистов из редакции на консультацию к практикующим специалистам.

На вопросы отвечает Наталия Скуратовская

Православный психолог, психотерапевт, преподаватель курса пастырской психологии, директор консалтинговой компании

Кто такие православные психологи?

Православный психолог — это специалист православного мировоззрения, который понимает конфессиональные особенности и этические установки христиан, подбирает соответствующие методы работы и видит взаимосвязь психологических и духовных проблем. Хочу сказать сразу: духовных советов я не раздаю. Нельзя примерять роль «великого гуру» или «старца», хотя сами клиенты иногда этого ждут.

По светской профессии я бизнес-психолог, консультант по управлению персоналом и оптимизации бизнес-процессов. Я окончила психфак МГУ, прошла дополнительное обучение по психодраме, гештальт-терапии и другим методам психотерапии. Для того чтобы стать православным психологом, необязательно получать именно православное образование, хотя сейчас такие учебные заведения уже есть.

Мне регулярно приходилось объяснять, что психология — это не сатанизм

Православные психологи часто работают за пожертвования или бесплатно, но поскольку консультирование стало занимать более 80 процентов моего времени, я определила базовую стоимость часа, которая относительно московских цен невысока. При этом, если у кого-то кризисная и одновременно сложная в финансовом плане ситуация, я соглашаюсь на меньшую оплату или даже на бесплатное консультирование. Сейчас я зарабатываю существенно меньше, чем раньше, когда занималась в основном бизнес-консультированием.

Опасаются ли православные люди психологии?

Некоторые люди считают, что психологи конкурируют со священниками, борются с ними за души паствы. Другие боятся, что их могут загипнотизировать. И еще каких-то восемь лет назад мне регулярно приходилось объяснять, что психология — это не сатанизм. Самое крупное заблуждение — православному человеку психология не нужна, она якобы для неверующих. Я всегда говорю: если у человека не решены внутренние конфликты, есть застарелый невроз, то к духовной жизни у него приступить не получится. Иногда невротизированные люди с агрессивной моделью поведения обличают еретиков, громят выставки и выдают картину совершенно неадекватной нехристианской злобы.

Христос не ставил ультиматумы ни одной из блудниц, с которыми он общался

Кого не станет консультировать православный психолог?

Психолог, который выбирает себе клиентов исключительно по конфессиональному признаку, не психолог. Но если какие-то жизненные установки совершенно несовместимы с базовым христианским мировоззрением, я просто понимаю, что мне как верующему человеку будет сложно найти с этим клиентом взаимопонимание. Психолог должен обсуждать открыто свою позицию и вместе с клиентом решать, есть ли смысл работать дальше.

Например, я бы не стала консультировать мужчину, который обратился с вопросом, как ему лучше снимать девушек на одну ночь. Но я бы спросила, зачем ему это и что его пугает в длительных отношениях. Возможно, так мы бы вышли на его реальные проблемы.

Что будет делать православный психолог, если к нему придет гомосексуал?

Человек не выбирает сексуальную ориентацию, поэтому с догматической точки зрения проблема не в ней. Грехом церковь считает именно практику гомосексуальных отношений. В таких случаях я спрашиваю, зачем человек пришел ко мне: если с внутренним конфликтом между верой и ориентацией, с этим я работаю, помогая клиенту найти приемлемый для него выход.

Один из вариантов — пожизненное воздержание. С одной стороны, это звучит жестоко, но с другой — в церкви многие категории людей призваны к сексуальному воздержанию. Например, все не состоящие в браке люди, вдовы и вдовцы, не вступившие в повторный брак. Но и с духовной, и с психологической точки зрения это должен быть личный выбор. Я считаю недопустимым требовать воздержания от другого человека. Если мы обратимся к Священному Писанию, то увидим, что Христос не ставил ультиматумы ни одной из блудниц, с которыми он общался.

Часто гомосексуалы приходят с тем, что свою ориентацию они считают грехом, у них появляется ощущение богооставленности, отчаяния. Я говорю, что могу помочь справиться с отчаянием, но переделать ориентацию еще не удалось никому. В этом, кстати, я расхожусь с консервативной частью наших церковных кругов, потому что они склонны отвергать таких людей. Но я верю в просвещение.

Подробности по теме

Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала

Когда пора идти к психологу и как выбрать профессионала

Как поступает православный психолог, если клиент хочет решить вопрос методом, который не принимает христианство?

Отговорить — значит, принять на себя ответственность за судьбу другого. А это неправильно и даже жестоко по отношению к взрослому и обладающему свободной волей человеку.

Если бы ко мне пришла женщина, которая собирается сделать аборт, я бы помогла ей разобраться в себе и в ситуации, чтобы она приняла взвешенное решение. Любой православный психолог имеет на этот счет совершенно определенную собственную позицию, о которой стоит предупредить клиентку.

Если женщина уже сделала аборт, это не значит, что у нее нет шанса на прощение Бога. Пока человек жив, шанс есть всегда. Это одна из основ аскетики  — отделять грех от грешника. Грешника надо любить, а грех — ненавидеть. Если человек не понимает, что его поступок — грех, то нужно просто зафиксировать разницу понимания, проговорить ее вслух и работать дальше в той парадигме, которая не противоречит взглядам терапевта.

Даже Господь не посягает на свободу воли, а тем более психологу не подобает этим заниматься

Священникам тоже нужны психологические консультации?

У священнослужителей те же личностные и семейные проблемы, и нередко им не с кем посоветоваться. Кроме того, у них случается профессиональное выгорание, но они редко обращаются с этим к профессионалам. Считается, что священнослужители должны решать эти проблемы не в душевном, то есть психологическом, а в духовном ключе, обсуждая, например, проблемы со своими духовными отцами, но, к сожалению, они есть далеко не у каждого.

Что такое религиозные травмы?

Люди приходят в церковь по разным причинам: хотят обрести душевный покой, избавиться от неврозов, почувствовать Божью благодать. Часто им не хватает того, что в психологии называется безусловным принятием, то есть веры в то, что их может кто-то любить просто так. Люди идут за этим в церковь, а сталкиваются с тем, что им ставят условия, в том числе священнослужители — иногда так же жестко, как родители, мужья, жены, начальники, но только теперь это все считается духовным, освященным авторитетом церкви. Из-за этой жестокости нередко рушатся идеалы — и травма человека не лечится, а только усугубляется.

Возвращаться или не возвращаться после этого в церковь — выбор человека. Даже Господь не посягает на свободу воли, а тем более психологу не подобает этим заниматься. В случае религиозной травмы основные задачи психолога — помочь человеку преодолеть травмирующие обстоятельства и обрести необходимую устойчивость. Иногда такой уход и переосмысление приводит к сознательному приходу в церковь: человек идет уже к Богу, а не за решением своих психологических проблем.

Подробности по теме

«Церковь подошла к краю пропасти»: монологи оскорбленных верующих

«Церковь подошла к краю пропасти»: монологи оскорбленных верующих

Есть ли среди православных психологов мошенники?

Напуганные мифами о психологии целенаправленно ищут православного психолога. У нас в стране психологическая деятельность не лицензируется. Вы можете повесить на шею крестик, сходить пару раз в церковь, послушать пару популярных лекций и объявить себя в интернете православным психологом, наговорив любую чушь, которая звучит близко к теме. Но в большинстве случаев это не мошенничество, а шарлатанство, поскольку сами люди, которые занимаются таким консультированием, часто уверены в своем подходе.

Если психолог дает советы исцеляться постом, молитвой и паломничеством по святым местам — это не психолог

Шарлатана от настоящего психолога отличить нетрудно. Во-первых, стоит обратить внимание на то, насколько человек категоричен. Если он навязывает свое мнение, значит, это, скорее всего, не очень хороший психолог. Еще можно посмотреть, что человек пишет у себя в соцсетях. Во-вторых, насторожиться следует, если вы видите, что человек не разграничивает зону ответственности психолога и священнослужителя. Если психолог дает советы исцеляться постом, молитвой и паломничеством по святым местам — это не психолог. Третье — надо посмотреть, как он договаривается о результате. Некоторые псевдопсихологи считают, что раз человек пришел, значит, надо его воцерковлять, хочет он того или нет.

Господь, конечно, силен, он творит чудеса, но если у человека аппендицит, можно молиться и ждать его исцеления, а можно взять и вызвать скорую

Что православные психологи думают о депрессии?

То, что депрессия и уныние одно и то же, — страшное заблуждение. Тут важна дифференциальная диагностика, потому что это разные состояния. Если подойти с аскетической точки зрения, то уныние — это болезнь воли, а депрессия — это с научной точки зрения нарушение баланса нейромедиаторов. Также состояние депрессии для человека неприятно и неестественно. А уныние, как и любая страсть, поначалу даже приятно: «А не пойти ли мне потупить, порасслабляться?» Бывает и бодрое уныние — когда человек вроде и занят, но какой-то ерундой.

Для начала надо исключить или подтвердить депрессию. Я всегда объясняю священникам опасность депрессии, а также опасность приложения к ней всех аскетических средств, которые рекомендованы для уныния. Если человеку с клинической депрессией советовать больше поститься, молиться и усугублять аскетические подвиги, его расстройство будет прогрессировать — причем очень быстро и с увеличением риска суицида. Кстати, это понимают даже те священники, которые психологию не любят. Я им рассказываю о симптомах и говорю, что если хотя бы часть из них есть, ваша задача — деликатно, тактично отправить человека к психиатру. Господь, конечно, силен, он творит чудеса, но если у человека аппендицит, можно молиться и ждать его исцеления, а можно взять и вызвать скорую.

Подробности по теме

Как вести себя, если близкий человек в депрессии? Объясняет психолог

Как вести себя, если близкий человек в депрессии? Объясняет психолог

Атеисты из «Афиши Daily» идут к православному психологу

Мы решили проверить, как работает православная психотерапия на практике, поэтому отправили атеистов из редакции поговорить с разными православными психологами о своих проблемах.

Вика Лобанова

Шеф-редактор раздела «Красота»

Своего сеанса я ждала час — к православному психологу Светлане Азарьевне Швецовой пришел человек с «реальной проблемой», и свою нереальную я обдумывала самостоятельно, сидя на лавочке у храма Воскресения Христова. Светлана Азарьевна консультирует индивидуально и ведет групповые приемы в трапезной этого самого храма у метро «Семеновская», а параллельно преподает в Российском православном университете святого Иоанна Богослова.

Перед встречей я почитала, о чем обычно говорят в первый раз (о семье, учебе, работе — о предыстории), как правильно формулировать проблему (никак, точнее — как хотите, так и формулируйте, задача психолога — услышать вас), чем в идеальном мире должен закончиться час беседы (планом работы на будущее). Поняла, что огромных проблем у меня нет или я их не вижу, но обсудить есть что. Доверие у меня устроено так: незнакомому человеку я могу рассказать такое, что даже наедине с собой сформулировать не могу, — поэтому все точно должно было пройти хорошо.

Она — уж так мне показалось — в снисходительном режиме с грустной улыбкой постановила, что я «добрый и светлый человечек с высоким уровнем надежды», поэтому «все будет хорошо»

Первый вопрос — что я чувствую, прождав час встречи, на которую я пришла вовремя, — немедленно вызвал симпатию, а вот резкий переход на «ты» после моего ответа, напротив, оттолкнул. Психолог несколько раз упомянула, что наш прием — игровой, поэтому говорить о серьезном расхотелось. Это даже не было неприятно — все были в курсе эксперимента. Мы обсудили мой возраст, образование и семью — Светлана Азарьевна аккуратно записывала все на бумагу и рисовала схемы родственных связей. Пыталась применить ко мне эффект Зейгарник — я сказала, что не понимаю, что это такое, и она подробнейшим образом объяснила, что это феномен запоминания незавершенных действий: то, что мы успешно закончили, мы забываем скорее, чем то, что не удалось завершить. Единожды упомянула святых отцов, на чьей мудрости вроде как и основана православная психология, — без назиданий и давления, так же просто, как могла бы сослаться на Юнга. Внимательно слушала и задавала вопросы, но вот искать ответы не помогала. Возможно, я должна была додуматься до чего-то сама, но у меня не получилось ни за пять лет до этого приема, ни за те полчаса, что он шел. Мы поговорили обо всем понемногу, и, кажется, запретных тем на такой консультации нет в принципе.

А ближе к концу встречи мы начали ходить по кругу. Разные формулировки одного и того же вопроса наводили меня на самоочевидный ответ, но я его нарочно не озвучивала — он же очевидный, а я пришла за другим, который не могу найти сама. Скоро это, видимо, надоело и психологу. Она — уж так мне показалось — со снисходительной улыбкой постановила, что я «добрый и светлый человечек с высоким уровнем надежды», поэтому «все будет хорошо».

Это был (не считая комичного опыта во время обучения за границей) мой первый поход к психологу, и это притом что я обожаю уберизированные сервисы записи куда угодно через приложение — от массажиста до гинеколога. У меня перед глазами — примеры друзей, и отчаявшихся, и оживших после терапии, и попробовать на себе, конечно, хочется. Если бы такой сервис придумала и запустила РПЦ, я бы пошла не раздумывая. Как по мне, ничем православный психолог от неправославного не отличается — все они иногда опаздывают.

Александр Ляско

Автор «Афиши Daily»

Недавно я получил психологическое образование, поэтому мне было особенно интересно посмотреть, как работают мои православные коллеги. За последние несколько лет я периодически работал с психологами-консультантами, преимущественно это были специалисты, занимающиеся транзактным анализом и гуманистической психологией. Если говорить простыми словами, то наша работа была нацелена на то, чтобы научить меня выстраивать внутренний диалог и четко разделять понятия «я хочу» и «мне нужно».

Не могу сказать, что подход психолога Михаила Леонидовича Котляревского серьезно отличался. Как мне показалось, в его случае «православный» — это не столько о парадигме, в которой он работает, сколько о клиентах: преимущественно Михаил работает с верующими, воцерковленными людьми.

Церковь должна выступать не контролирующими органом, который говорит, что делать человеку, а скорее другом и советником

Мой опыт показывает, что с консультантом надо совпасть: психолог должен быть тебе приятен, чтобы ты мог по-настоящему работать с ним. В нашем случае этого не случилось — мне было крайне неудобно обсуждать с Михаилом свои проблемы. Это связано не столько с его профессионализмом или каким-то особенностями подхода, сколько с простыми человеческими различиями.

Наш сеанс проходил в шумном и многолюдном кафе «Грабли» на Пушкинской — это очень мешало беседе, так как слушать и говорить было довольно сложно. В нашей беседе я не заметил каких-то элементов проповеди. Михаил в своей работе в первую очередь опирается на какие-то базовые гуманистические принципы и старается сочетать подходы различных психологических течений. По словам православного консультанта, вне зависимости от степени религиозности человек должен сам выстраивать внутренний диалог и понимать, что ему по-настоящему важно. Церковь должна выступать не контролирующими органом, который говорит, что делать человеку, а скорее другом и советником.

Мы обсуждали проблему одиночества, которая для меня довольно значима. Так как наша встреча была первой и к тому же отчасти вынужденной (все-таки это был редакционный эксперимент), нам не удалось детально поработать с моим запросом, зато Михаил рассказал несколько историй своих клиентов. Например, с ним работала пожилая женщина, которая была подвержена депрессии, вызванной одиночеством. В ходе работы консультанту удалось сместить фокус ее внимания с собственных проблем, которые решить не представлялось возможным, на проблемы других. Пенсионерка начала помогать в организации паломнических туров и через это смогла побороть ощущение оставленности и ненужности.

Мне кажется, что к православному консультанту определенно стоит обращаться в тех случаях, когда религиозные убеждения вступают в конфликт с желаниями и окружающей действительностью. По словам Михаила, часто верующие люди отдают священникам роль родителей, которые диктуют им, что делать, хвалят их или наказывают. И многие священнослужители подхватывают эту роль.

Подробности по теме

«Уроки разумного эгоизма»: зачем ходить к психотерапевту в 20, 30, 45 и 60 лет

«Уроки разумного эгоизма»: зачем ходить к психотерапевту в 20, 30, 45 и 60 лет

Ольга Чуковская

Редактор раздела «Красота»

И с психологией, и с религией я не наладила никакой связи — мы чудесно живем друг без друга, не скучаем и не жалуемся. У психолога я была один раз в жизни по просьбе другого человека — и ничего стоящего для себя оттуда не вынесла. С верой дела обстоят так же — родители не считали нужным направлять нас и скорее поддерживали естественное саморазвитие. Вообще, я открыта для всего нового, так что к православному психологу пошла без каких-либо предрассудков, с чистого листа.

«Гомосексуализм — такой вид отклонения, который должен быть проработан с психотерапевтом, а не с психологом»

Православный психолог Ирина Анатольевна Рахимова работает на Тверской улице в историческом здании, построенном на месте Саввино-Сторожевского монастыря. В 2000 году часть здания была отдана церкви — и тогда здесь появилась галерея русской и византийской иконы, а также центр помощи «Православная семья».

Поскольку у меня нет опыта общения с психологом, первые минуты нашей встречи прошли в неловком молчании. Я не понимала, как себя вести. Не могу же я прийти к человеку и просто начать рассказывать о проблемах? В итоге начала я: описала свою работу, семью и занятия в свободное время, но мы не смогли найти хоть какую-нибудь проблему. Тогда я начала задавать интересующие меня вопросы для материала.

«Мы всегда будем поддерживать институт брака и никогда не поддержим измену или наличие любовников в отличие от светских психологов»

Выяснила, что Ирина Анатольевна не консультирует гомосексуалов, но не потому что имеет по их поводу какую-либо позицию, а потому что считает, что это не в ее компетенции: «Гомосексуализм — такой вид отклонения, который должен быть проработан с психотерапевтом, а не с психологом». Мы молчим. Дальше я задаю вопросы о семейном консультировании, и тут все понятно: «Мы не даем советы, а помогаем разобраться в ситуации. Мы всегда будем поддерживать институт брака и никогда не поддержим измену или наличие любовников в отличие от светских психологов. Существуют ситуации, когда развод — единственное решение, но я стараюсь подвести человека к самой сути проблемы и попробовать вместе найти пути решения. Если человеку помогают проповеди и молитвы — хорошо. А мы поможем разобраться, о чем именно нужно просить Бога».

Ирина Анатольевна работает не только с православными, она также принимает мусульманские пары или людей с неопределенным вероисповеданием (как я). Я начала рассказывать о своем легком чувстве неловкости на первом сеансе, и Ирина Анатольевна рассказала историю из опыта работы: «Ко мне одно время приходил муж постоянной клиентки. На первом сеансе он зашел со своим портфелем, сел в кресло и поставил портфель на колени — просидел так целый час. На втором сеансе он поставил портфель около стула. На третьем портфель остался около окна, а поза в кресле стала более расслабленной». Эта история меня позабавила, немного расслабила, но наладить диалог не помогла.

Подробности по теме

8 вещей, которые я узнала о людях, когда стала работать психологом

8 вещей, которые я узнала о людях, когда стала работать психологом

Существует мнение, что после посещения психолога человек должен чувствовать себя расслабленным, открытым ко всему новому, одухотворенным и порхающим. У меня был явно не тот случай. Я вышла, проверила рабочую почту и продолжила жить своей жизнью.

Возможно, в моей жизни еще не случалось ситуаций, которые я бы хотела обсудить с профессионалом. Могу ли я посоветовать Ирину Анатольевну? Скорее да, чем нет. Формат эксперимента не совсем подошел: психолог знала, что я журналист, а я знала, что у меня нет острых проблем. Что касается религиозности, тут я тоже ничего не заметила, кроме икон, которые смотрели на нас с буфета. Ирина Анатольевна — человек приятный и располагающий к себе, она вполне может помочь разобраться с собой, просто я об этом не узнаю. А еще она печенье бесплатно предлагает.

Хватит это терпеть: 7 шагов к психологической помощи

Краткая инструкция по тому, как и к кому обращаться за психологической помощью

Вместе с авторами книги «Хватит это терпеть. Как выбрать психотерапевта и научиться с ним работать» практикующими психологами Антоном Вотриным и Настасьей Соломиной, а также психотерапевтом Алексеем Деминым разбираемся, к кому из специалистов обращаться при психических расстройствах.

1. Что такое психотерапия?

С точки зрения науки психотерапия это — «лечение психических и эмоциональных расстройств и связанных с ними телесных заболеваний психологическими методами». Ее применяют при депрессиях, тревогах, хронических болях, расстройствах пищевого поведения. В целом человек обращается за психологической помощью, если хочет что-то изменить в своей жизни, научиться новому и решить конкретную проблему. Иногда бывает потребность проработать детские травмы, примириться с прошлым, изучить и понять себя, свои ценности, найти смысл жизни.

Психотерапия помогает:

  • повысить самооценку,
  • изменить мысли,
  • улучшить настроение,
  • почувствовать себя счастливее,
  • научиться управлять своими эмоциями,
  • снизить тревогу,
  • освободиться от навязчивых мыслей и импульсов,
  • научиться контролировать свое поведение,
  • понять себя,
  • научиться общаться с людьми,
  • обрести независимость от чего-то или кого-то,
  • научиться наслаждаться жизнью,
  • улучшить какую-то способность (больше работать, запоминать, концентрироваться),
  • увеличить продуктивность.

2. Чем психолог отличается от психотерапевта и психиатра?

Например, психолог, психотерапевт и психиатр работают над депрессивным состоянием. Чаще всего к психологу обращаются при легкой депрессии, а при более тяжелом течении — к психотерапевту и психиатру. Все специалисты работают с ментальными расстройствами.

Психолог — это человек, в чьем дипломе о высшем образовании указана специальность «Психолог», «Преподаватель психологии» или «Психолог-педагог». По закону психолог имеет право заниматься лишь «психологическим консультированием», а не «психотерапией». Кто-то из психологов работает только с депрессией и ОКР, кто-то с отношениями в паре, другие — с утратой. Клиентов с психиатрическими диагнозами психолог может либо перенаправить к врачу, либо подключить последнего к совместной работе.

Психиатр — специалист, получивший высшее медицинское образование и прошедший интернатуру или ординатуру по психиатрии. Это врач, который может назначать медобследования и выписывать антидепрессанты. Психиатр занимается лечением, например, биполярного расстройства, психозов, деменции, шизофрении.

Психотерапевт — человек с высшим медицинским образованием, прошедший переподготовку по специальности «Психотерапия». Если для вас важно, чтобы психотерапевтом был именно врач, лучше уточнять это у специалиста заранее. Отдельно нужно узнать, может ли психотерапевт выписывать рецепты на лекарства, потому что у некоторых врачей на это нет разрешения.

Кризисный психолог — психолог, который работает с горем, утратой, острыми состояниями. К нему обращаются в случае, если кто-то пережил смерть или самоубийство близкого человека, ЧП.

Сексолог — врач, занимающийся сексуальным здоровьем человека. К нему обращаются, если сексуальная жизнь не приносит удовольствия или вовсе отсутствует.

Существуют и такие специалисты как когнитивно-поведенческий терапевт, психоаналитик, гештальт-терапевт, схема-терапевт — так называют себя психологи и психотерапевты в соответствии с методом, в котором они практикуют.

Самостоятельно определить, к кому идти в первую очередь, сложно. Поэтому совет — идти хоть к кому-то, а он уже определит дальнейший маршрут.

3. Как найти хорошего психолога (если вы решили, что путь к психотерапии хотите начать с него)?

Есть несколько важных критериев:

  1. Образование и наличие диплома. Высшее государственное образование — база, которая для всех примерно одинакова. Дополнительное образование у каждого специалиста свое: обучение психотерапевтическим направлениям, методам работы с определенной проблемой, развитие навыков. Профессионализм складывается из кирпичиков, которые каждый психолог подбирает для себя в зависимости от интересов и потребностей.
  2. Комфорт. Психотерапия не должна усложнять жизнь. Если важны живые встречи, то ищите психолога в своем родном городе. Если готовы общаться по видеосвязи, обратитесь к специалисту онлайн. Нет смысла по полгода ждать консультации именитого психолога, если проблема срочная. Не стесняйтесь учитывать пол и возраст специалиста. Здесь нет этичных или неэтичных вопросов и критериев. Вам нужен человек, которому вы сможете доверять.
  3. Стоимость консультаций. Она должна быть для вас доступной и не создавать ситуации, в которой придется занимать деньги у знакомых или брать кредит. Принцип «чем дороже, тем лучше» здесь не работает. Разницы между консультацией за ₽1 тыс. у психолога из региона и за ₽10 тыс. у популярного психотерапевта скорее всего не будет. Высокая стоимость связана с загруженностью специалиста или его популярностью. Также существует множество бесплатных форм психологической помощи: телефоны доверия, кризисные центры, группы поддержки для наркозависимых и так далее.
  4. Метод работы. Если вы ничего не знаете о направлениях и о своем состоянии, посмотрите, в каком методе работает заинтересовавший вас специалист. Главное — узнать, является ли данный метод общепризнанным и доказательным.

4. Можно ли убедить человека в том, что ему необходима психологическая помощь?

Убедить нельзя! Один из главных принципов психотерапии — добровольность. Насильно заставлять человека идти к психотерапевту — вредно. Можно помочь, объяснить, предоставить примеры того, как консультация положительно влияет на дальнейшую жизнь. Повлиять на убеждения и ценности другого человека — достаточно сложный процесс и сделать это за один разговор тяжело. Важно замотивировать человека, но решение он должен принять сам.

5. Где искать терапевта?

Профессиональные ассоциации — это объединения психологов на основе метода, в котором они работают. Есть ассоциации психоаналитиков, сексологов, когнитивно-поведенческих психотерапевтов, а у них, в свою очередь, — сайты со списком членов и полезными материалами по психотерапии.

Социальные сети — отличный способ найти психолога и понять, насколько он/она вам нравится. Многие психологи ведут свои блоги и/или каналы в Instagram, YouTube, Telegram и других соцсетях. Через них вы можете понять, придерживается ли психолог принципов доказательной терапии или любит лечить ауру отваром из крапивы, а также узнать полезную информацию о ментальном здоровье.

Бесплатная психологическая помощь на базе государственных организаций, таких как психоневрологические диспансеры и соцслужбы. Она ориентирована на те категории людей, которые находятся в уязвимом положении. Качество услуг в таких местах непредсказуемо, поэтому к этому виду помощи лучше обращаться, если нет других вариантов.

Мобильные приложения или агрегаторы — здесь большой выбор специалистов. Но формализация анкет, как правило, не предполагает их глубокого изучения. Чтобы узнать подробнее о взглядах и ценностях человека, вам все равно придется найти и изучить его блог, в то время как на платформе обычно скрыты фамилии.

6. Сколько по времени должна длиться терапия у психолога?

Если кратко, то от одной встречи до нескольких лет. Есть специалисты, которые придерживаются идеи краткосрочной терапии. Кто-то считает, что каждая консультация должна по своей эффективности быть как последняя. Сколько времени нужно конкретному человеку для решения его проблемы, можно понять только в процессе работы. Существуют протоколы для работы с расстройствами, но и они разнятся в зависимости от состояния обратившегося человека. Все очень индивидуально. Здесь важно ориентироваться не на цифры, а на результат: кому-то будет достаточно одной встречи, а некоторым и десяти будет мало.

У психотерапии нет задачи удерживать клиента как можно дольше. Принцип современной научно-обоснованной психотерапии в том, чтобы клиенту стало хорошо в максимально короткий срок.

7. Как понять, что терапия работает?

Ваш психолог хорошо поработал, если:

  • у вас снизилось проявление симптомов — например, уменьшилось количество панических атак в день;
  • вы стали лучше понимать себя и свое поведение;
  • чувствуете, чего хотите, а от чего испытываете фрустрацию;
  • используете в реальной жизни техники или опыт, полученные на терапии.

И, наконец, вы понимаете, что можете пропустить консультацию и справиться с проблемой самостоятельно. Да и сами проблемы кажутся не такими срочными и нерешаемыми.

Психологи — это зло! — Переводы с русского на русский — LiveJournal

Психологи — это зло![Nov. 27th, 2008|01:13 pm]

proshe_prostogo


По крайней мере для меня лично это так. Однозначно. Во-первых, по моим наблюдениям в психологи идут странные люди. Или идеалисты, или хитрожопые. Есть еще одна категория — дамы после развода или аналогичного облома в личной жизни, их просто хлебом не корми, дай только на психолога выучиться.  У них это, как правило, второе высшее.

А выучиться, кстати, легко — в универах самые низкие требования на психологии и социологии, жуткое дело, кого туда набирают.  Вот и прутся в психологи чудики всех мастей. Да не безобидные чудики, а с амбициями. Понятное дело, что получается, когда ума нет, а амбиций прорва.

Идеалисты, выучившись, берутся всем помогать и спасать. Втискивая живых людей в рамки выученных стереотипов. Кто не влезает, ногой его!  Впихнули и радуются, спасли же. Такие с первых ваших слов уже поставили вам диагноз. Причем неважно пришли ли вы на приём или случайно пересеклись на пикнике.На пикнике даже хуже. Если вы по каким-то причинам представляете для этого психолога интерес, на вас будут отрабатывать методики почище пикаперских, демонстрируя «неподдельное» участие и внимание. Если нет, вас ждет снисходительное высокомерие всезнающего человека, вот он весь из себя, а ты букашка мелкая.

Хитрожопые, те обычно из реваншистов. Они без обучения понять не могли, почему в их жизни обломы преобладали, а выучились и всё поняли. Про себя. И теперь своим доверчивым пациентам и случайным людям, тем кто не спрятался, с усердием достойным лучшего применения навязывают своих же тараканов. И ждут, поджидают, а не дождавшись требуют — благодарности. Как же, они вот ничего для людей не жалеют, всё им до последнего таракана отдали, желая добра! Не дай бог, нарвётесь на такого психолога, чаще психологиню, ховайтесь в лопухи. Сразу же, как только услышите сколько она добра людям сделала и как она его (добра) всем желает. Страшные люди эти добряки.

В общем, я допускаю возможность, что существуют на свете те, кого в интернете называют «хорошими психологами» и чуть что советуют: Обратитесь к хорошему психологу. Только я таких не встречала. Ни разу.

Ан, нет. Встречала. Есть у меня приятель — клинический психолог. Он работает с людьми, чьи родственники должны умереть. Ну когда болезнь такая, что речь идёт только о коротком времени и никаких надежд уже нет. Вот он, да. Он хороший психолог. Исключение, подтверждающее правило.

Comments:

(Deleted comment)

это я еще сдерживалась ))
у нас, например, была в большой пикниковой компании дама-психолог. её даже ролевики считали странной!

У меня есть хороший психолог на примете. Ее специализация — отношения детей и родителей. И проблемы детей. Вот она действительно помогает, и помогает прекрасно.
Так что еще одно исключение. Интересно, сколько бы их в итоге набралось по результатам опросов.

мне тоже интересно.
но тогда уж и нехороших психологов неплохо было бы посчитать. для полноты картины.

Мне тоже хорошие психологи не попадались. Вот хорошие стоматологи (которых обычно, мягко говоря, недолюбливают) — попадались. Справедливости ради надо сказать, что попадались они примерно так же часто, как и плохие.

Стоматологи? — Странно. Не очень приятно, конечно, их посещать. Но польза-то очевидная. И совсем уж плохих припомнить не могу, хотя мануальные навыки — это индивидуально, есть такое понятие — легкая рука. Неее, не могу сказать, что хоть раз видела плохого стоматолога.

В отличии от психологов.

Не очень приятно? Ха! Я когда-то боялась до обмороков. После нескольких посещений нормального врача стала ходить с удовольствием.

Мне попадались, к сожалению. Много откровенной халтуры типа пломб, рассыпающихся через 2 недели. Продвинутый вариант халтуры — сделать так, чтобы пломба простояла год, а потом развалилась — и снова к врачу, несите денежки. А при каждой новой постановке пломбы зуб еще больше обтачивается, причем в этом совершенно нет необходимости, потому что грамотно поставленные пломбы стоят намного дольше. Экономия на анестезии и материалах. На мой взгляд, этого вполне достаточно для того, чтобы говорить о плохом стоматологе.

Психологи, которые мне попадались, были уровня «жилетка» — вся их помощь состояла в том, что можно было выговориться. Но мне кажется, этим работа психолога не исчерпывается. Были и такие, которые в ситуации, когда было и без того хреново, убеждали меня, что я дура, жизнь у меня дерьмо и будет еще хуже. Это уже, пожалуй, ближе к психологической халтуре…

не, я удовольствия от посещения стоматологов не испытываю, хотя с халтурой или экономией не сталкивалась. но я природный трус и не очень удобный пациент. имею скверную привычку хватать доктора за руку, когда в руку инструмент жужит.

я слышала, что есть дельцы от стоматологии, но живьём никогда не видела.

а психологов я ни разу не посещала. из-за недоверия и личных знакомств. так уж получилось что не ближний круг, а когда собирается большая компания на отдыхе — вот там оказалось много преуспевающих психологов, вернее психологинь.
ужас-ужас. особенно, если учесть, что эти дамы в своих кругах ДЕЙСТВИТЕЛЬНО слывут очень хорошими профи. такие отзывы я слышала от других врачей. что ещё больше настораживает.

мои приятели обращались. по разным поводам. результат — как у вас. еще один вариант — сюси-пуси и надо смотреть на жизнь с оптимизмом.
еще бы рассказали, где его брать.

Удовольствие? Да запросто. Ближе всего оно к удовольствию от обновки — вот какой у меня теперь красивый и белый зуб.

Ну так то в своих кругах. Вы же не знаете, как они ведут себя на приеме. Может, те негативные явления, которые вы описали, — это у них профессиональная деформация, как у учителей (особенно начальных классов) — стремление всеми командовать в мелочах, или отрывистая речь и приказной тон у военных.

не, мне такое недоступно ))
максимум, облегчение. что еще долго можно будет со стоматологами не иметь никаких дел.
я даже после посещения шинанит — не знаю, как это называется по-русски, ну когда тебе зубной камень снимают и зубы слегка отбеливают, примерно раз в год, в полгода надо ходить — вот даже после такого визита испытываю одно облегчение. несмотря на голливудскую улыбку ))

то-то и оно, что знаю. от друзей, которым доверяю.

а вообще, мне все эти профессиональные издержки представляются больше свойством характера. если училка начальных классов дома или в общении с друзьями стремиться командовать и руководить, влезая во все мелкие детали, то я предпочту избегать такое общение.

Ну вот такая извращенная логика 🙂

Может быть, и так — человек с тем или иным складом характера выбирает определенную профессию, а потом профессия уже усиливает его черты.

возможно.

помню такого дяденьку- военного, большого начальника. дяденька искренне интересовался живописью, посещал все выставки, сам писал, даже учился в юности у какого-то ученика Куинджи. вот он однажды посоветовал посетить какую-то выставку. неизвестного в широких кругах итальянского художника- модерниста. советовал, хотя сам еще не успел посмотреть. а когда его спросили, почему он рекомендует, дяденька ответил как отрезал: мне доложили.
:)))

3 истории о сложных сессиях

Читайте в статье:

Сложный клиент рано или поздно появляется в жизни любого психолога. И если опытные специалисты готовы и к слезам, и к недоверию по отношению к себе или своей компетентности, то новички могут растеряться.

Выпускники Института прикладной психологии сталкивались с такими ситуациями и готовы поделиться полезными советами.

Доверие нужно заслужить

Недоверие со стороны клиента может привести в замешательство начинающего психолога. Как расположить клиента и выйти победителем из сложной ситуации, рассказывает наша выпускница Мария Иванькина.


Мария Иванькина
Клинический психолог, сексолог. Проводит индивидуальные консультации
и работает с парами

«Я заметила, что женщины доверяют психологам охотнее. Поэтому при обсуждении научных теорий или подходов им не нужны дополнительные доказательства. С мужчинами в этом вопросе труднее.

Сложная ситуация у меня случилась при работе с супружеской парой, у которой был конфликт — мужчина не уставал после близости, а женщина уставала. Мужчина приходил на консультации, но не включался в работу, был, скорее, слушателем. Он не принимал объяснений с научной точки зрения о том, почему у одного человека есть силы на близость, у другого — нет.

После очередной беседы я предложила паре пройти практическую методику определения половой конституции. Это тестирование все изменило. Результаты были настолько точными (в восприятии клиента), что работа с этой парой тут же стала набирать обороты. Мужчина подключился — сначала просто спрашивал о рекомендациях, а потом заинтересовался и причинами проблемы.

Совет. Я рекомендую начинающим психологам задавать больше вопросов, чтобы понять, чего хочет клиент. Пробуйте разные методики: кому-то нужны научные подтверждения, другим же достаточно просто беседы и внутреннего признания»‎

Переживаете, что ошибетесь на консультации и не сможете помочь клиенту?

Получите чек-лист «9 ошибок начинающих психологов», чтобы не повторять их‎

Молодость ≠ неопытность

В обществе распространен стереотип о том, что возраст психолога — это гарант знаний. И чем он старше, тем компетентнее. Наш выпускник Илья Плякин с этим не согласен.


Илья Плякин
Психолог-консультант, школьный психолог. Работает с парами, подростками и их родителями
Социальные сети: группа в ВК

«Когда вы молоды, сложность заключается в том, что вас могут оценивать как незрелого и неопытного не только в сфере психологического консультирования, но и жизни в целом. Но любую слабость можно сделать своей силой. Пока вы неопытны, вы открыты для экспериментов с направлениями и можете опробовать в работе разные стили ведения консультирования.

У меня был сложный случай, когда на консультацию пришел мужчина под 50 с запросом — наладить отношения с сыном, который ненамного младше меня. Сначала я чувствовал недоверие с его стороны: он часто менял тему разговора, уклонялся от прямых вопросов, опаздывал на сессии. Чтобы расположить его к себе, я:

  • извинялся, если допускал ошибки;
  • давал выговориться в первой половине сессии, чтобы не перебивать его;
  • положительно подкреплял и давал адекватные по объему домашние задания.

А также обучал его методам активного слушания и бесконфликтного решения спора. Все это помогло мне наладить контакт клиентом — он увидел во мне профессионала.

Совет. Когда клиент считает консультанта некомпетентным, то возникает логичный вопрос, а зачем он пришел к этому психологу? Этот вопрос стоит вынести на повестку сессии, расставить все точки над i и работать над улучшением терапевтического альянса. Не нужно забывать, что консультант всегда находится в более выгодной позиции, так как он специалист, к которому обратились за помощью, а не наоборот»‎

Полезные материалы:

Слезы клиента — это плохо?

Сложно оставаться равнодушным, когда рядом кто-то плачет. Но слезы во время психологической консультации — не редкость. Как не растеряться и помочь клиенту, рассказывает наша выпускница Елизавета Затямина.


Елизавета Затямина
Начинающий семейный психолог. Провела первую консультацию через 10 месяцев после начала учебы

«Когда клиент плачет на приеме, это всегда волнительно. По крайней мере, для начинающего психолога. Но это значит, что сейчас мы затронули те раны и болевые точки, которые особенно волнуют клиента, и последующий процесс может быть максимально терапевтичным.

Я и сама была на месте такого клиента, когда еще не начала обучение. Из 60 минут первого сеанса я плакала около 40. Вот так бурно выходили застоявшиеся эмоции. Помню, что в тот момент мне было неловко: «Как так, взрослая и сразу разревелась?» Но как же было легко и свободно в конце приема!

Уже будучи психологом, я переживала, как бы не впасть в ступор и не зареветь вместе с клиентом в такой ситуации. Когда ко мне пришла первая клиентка, которая заплакала на сессии, я помогла ей прожить эти эмоции. Я сочувствую и всегда благодарю за открытость, ведь слезы — это отличный признак доверительных отношений. Но при этом важно не скатиться в жалость по отношению к клиенту, не потакать жалобам на трудную жизнь или судьбу и плавно ввести его в процесс консультирования. В этом отлично помогают дыхательная гимнастика.

Совет. Если увидели слезы клиента, главное, не паникуйте. Он может воспринять ваше волнение как знак, что с ним происходит что-то неправильное. И если потерять контакт, есть риск никогда больше его не наладить. Я считаю, что первые слезы клиента — это боевое крещение психолога. Такую ситуацию можно вынести на супервизию или интервизию и отрефлексировать свои чувства»‎

Полезные материалы:

Нет универсального рецепта, как вести себя во время сложной сессии. Каждый психолог со временем находит алгоритмы решения проблем. Но нужно понимать, что такой опыт действительно полезен. Работа со сложным клиентом неизбежно приводит к профессиональному росту.

Профессии будущего — нейропедагоги и нейропсихологи: кого готовят по программам нейронаук в БФУ им. И. Канта

Институт образования БФУ уже второй год реализует сразу две передовые программы по нейронаукам — одну на психологическом, другую на педагогическом направлении.

О программах мы говорим с Игорем Васильевичем Реверчуком, врачом, доктором медицинских наук, профессором БФУ им. И. Канта, и Ксенией Андреевной Дегтяренко, менеджером программ, а также заместителем директора Института образования, кандидатом филологических наук, доцентом.

— Игорь Васильевич, вы — действующий врач-психиатр, психотерапевт, доктор медицинских наук. Но говорим мы не о медицине, а о педагогике. Почему?

— Мое второе образование — «Педагогика и психология высшей школы». Мои кандидатская и докторская диссертации — по психиатрии и психологии.

По сути, ядро современного образования составляет психология: она изучает периоды адаптации и периоды кризисов, какие психологические процессы, функции, особенности формируются у ребёнка в тот или иной возрастной период.

— Что такое нейронауки?

— История развития психологии и педагогики прошла четыре этапа. Первый — метафизический. Древнегреческий, древнеримский периоды, раннее Средневековье, когда в рамках богословских концепций это была наука о душе и о её сосуществовании в природе с Богом и с человеком.

На втором этапе естественнонаучная революция Рене Декарта позволила ввести экспериментальные методы исследования мира, собственно человека и его психики, стала наукой о сознании.

Последнее столетие — третий этап развития психологии и педагогики — это наука о поведении.

Сейчас мы находимся на четвертом мировом этапе — нейронаук. Это кристаллизующаяся междисциплинарная площадка, на которой задействованы генетики и физиологи, педагоги и психологи, лингвисты и социологи.

Рядом с нейропсихологией, которая является ядром, уже начинают возникать нейропедагогика, нейролингвистика, нейрокогнитивистика, нейроэкономика, нейрокриминалистика, нейрогенетика и другие.

Для справки:

Нейропедагогика — наука о теории и технологиях воспитания, основанная на данных современных нейронаук. Происходит от понятий «нейрон» (нервная клетка), «педагогика» (наука о воспитании), «психика» от греческого слова «психе» (душа).

— Кем сможет работать выпускник магистратуры?

— Одна из программ реализуется в рамках направления 44.04.01 — это группа педагогических направлений. Мы выпускаем не просто педагогов, а специалистов высокого уровня, обладающих на педагогическом базисе широким дополнительным набором компетенций. В рамках направления 37.04.01 «Психология» мы выпускаем нейропсихологов для учреждений здравоохранения, сферы образования и социальной помощи населению, частной практики, а также научных и научно-образовательных центров.

Выпускники программ смогут работать педагогами, психологами, заниматься научными исследованиями как в России, так и за рубежом.

Наши выпускники могут оценить уровень развития ребенка, сопоставить его с нормой, задержкой или опережением, с дизритмией развития. Например, в школу пришёл ребенок, у которого интеллект и счётные способности опережают моторные, одни функции развиты больше, чем другие. Как его учить? Общая программа школьная не справится, а таких детей уже больше 30 процентов! Есть ещё и гиперактивные дети, с синдромом дефицита внимания. Поэтому в компетенции наших выпускников входят экспертная и диагностическая деятельность. Они могут оценить статус ускоренного развития, задержки развития и дизритмичного развития ребенка.

Второе — они могут провести диагностику, например, психических процессов — памяти, внимания, эмоциональности, моторной сферы, и сделать заключение.

Третий — коррекционная компетенция.

Наш выпускник может составить индивидуальную траекторию развития конкретного ребенка — одарённого, дизритмичного или того, кто развивается с задержкой, и помочь ему найти свое место в мире.

Сегодня много пограничных детей — гиперактивных, тревожных. Наши магистры могут профессионально снизить тревожность, фрустрацию таких детей перед какими-то сложными моментами в жизни, перед экзаменом или публичным выступлением.

— Почему так часто у детей стали встречаться пограничные состояния?

— Мы обсуждаем эту проблему на международных площадках. Здесь комбинация факторов. Первый, который дали медики, — алиментарный. В последние десятилетия в продуктах часто встречаются возбудители вкуса, которые являются возбудителями нервной системы. Мы просто едим и пьём много возбуждающих веществ.

Второй — информационный стресс, впервые описанный российским профессором П.В. Симоновым. Такие потоки информации никогда не обрушивались ни на взрослую, ни на детскую головы. Мы всё меньше двигаемся и всё больше поглощаем несистематизированную информацию. Это приводит к хаосу внутри системы «мозг-психика».

Третий фактор — социоэкономический. Воспитательный компонент должен закладываться в семье.

Родители, бросившие все силы на зарабатывание денег, не занимаются воспитанием детей. Ребёнок находится в информационном хаосе и вынужден выживать, как может.

— Учиться в магистратуре интересно?

— Очень! Это междисциплинарное направление — магистрантам предстоит изучать медицинскую составляющую, педагогическую, психологическую. Это даёт много знаний и пониманий и самого себя, своих близких, своих детей. Даёт и много компетенций, чтобы быть востребованным.

Ведь кто занял нишу педагогов и клинических психологов? Блогеры в соцсетях, которые прошли какие-то краткие курсы, повесили на себя таблички коучей, тренеров и психологов, и теперь за деньги обучают всему подряд — от похудения до личностного роста. Пока это очень мутная сфера, где свою выгоду пытаются поймать некомпетентные люди.

У родителей огромный спрос на хороших нейропсихологов, нейропедагогов, и мы готовим именно таких специалистов: даём практико-ориентированное наукоёмкое высокотехнологичное образование.

— Насколько уникальны эти программы?

— Похожие программы реализуются в зарубежных вузах, но в основном там идёт акцент не на педагогику, а на медико-биологический аспект. Можно сказать, что для России это уникальные программы, и БФУ им. И. Канта здесь новатор.

Кроме ведущих профессоров вуза, нашим магистрантам преподают известные профессора Томской и Крымской научных школ. Они приезжают в Калининград, проводят лекции и мастер-классы в рамках больших научно-практических конференций.

Программа «Нейронауки (Науки об образовании)» полностью реализуется на английском языке. Высокий уровень знания языка — это естественный выход в мировое профессиональное научное сообщество.

— Ксения Андреевна, кто может поступить на программы магистратуры «Нейронауки (Науки об образовании) и «Нейронауки (Психология)» БФУ им. И. Канта в 2022 году?

— Наш абитуриент — это как уже работающий практик, так и вчерашний бакалавр. Во время обучения в магистратуре они пройдут серьёзную практическую подготовку в школах, на базе клинических учреждений — областной больницы, психоневрологического диспансера и т.п.

Вступительное испытание — конкурс портфолио. Оно представляет собой мотивационное письмо, в котором потенциальный магистрант обосновывает выбор программы. Если оно написано на английском языке, шансы на поступление значительно возрастают.

Дополнительное количество баллов можно получить:

  1. при наличии сертификата, подтверждающего уровень владения английским языком;
  2. при наличии диплома по профилю — педагогическому, психологическому, психолого-педагогическому, либо медицинскому направлениям;
  3. при подтверждённом опыте работы по профилю;
  4. за участие в научных мероприятиях и наличие научных публикаций.

Общежитие для магистрантов предоставляется на конкурсной основе.

Более подробная информация доступна по ссылкам:

  1. «Нейронауки (Науки об образовании)»;
  2. «Нейронауки (Психология)».

На правах рекламы

Какие бывают психологи? | Работа

Существует множество видов психологов, каждый из которых имеет свою специализацию. Фактически, Американская психологическая ассоциация занимается 56 различными областями знаний, включая субдисциплины в области психологии. Прежде чем вы сможете называть себя психологом, вам нужна ученая степень (обычно доктор философии) в области психологии, и вы должны быть сертифицированы.

Клинические психологи и психологи-консультанты

Клинические психологи работают с клиентами с психическими, эмоциональными или поведенческими расстройствами, в том числе с тяжелыми психическими заболеваниями.Их работа может включать диагностическое тестирование, терапию, исследования или разработку и реализацию программ модификации поведения. Они могут специализироваться на таких группах, как пожилые люди, или на конкретных проблемах, таких как фобии или депрессия. Психологи-консультанты работают с обеспокоенными, чтобы приспособиться к повседневным жизненным проблемам. Консультанты могут работать с людьми индивидуально или в группах или могут специализироваться на супружеских или семейных проблемах.

Спортивные психологи

Спортивные психологи работают со спортсменами-профессионалами и любителями.Некоторые спортсмены консультируются со спортивным психологом, когда у них возникает проблема. Проблемы включают восстановление после травм, беспокойство или потерю концентрации, а также трудности с контролем гнева или взаимодействием с товарищами по команде. Спортивные психологи также могут помочь спортсменам оставаться на вершине своей игры с помощью методов релаксации, разговора с самим собой и визуализации. Любительские организации используют спортивных психологов для обучения тренеров тому, как помочь молодым спортсменам развлечься и повысить самооценку. И Американская психологическая ассоциация, и Ассоциация прикладной спортивной психологии сертифицируют спортивных психологов.

Педагоги и школьные психологи

Педагоги-психологи сосредоточены на процессе преподавания и обучения и изучают способы сделать этот процесс более эффективным. Школьные психологи работают в начальных и средних школах, а также работают с учителями и родителями над выявлением и решением индивидуальных проблем обучения или поведения учащихся.

Промышленно-организационные психологи

Промышленные и организационные психологи занимаются психологией на рабочем месте.Области включают производительность и обучение, отбор кандидатов, управление исследованиями и маркетинг. Психологи в этой области также могут помочь сотрудникам достичь лучшего баланса между работой и личной жизнью. Эти психологи могут работать полный рабочий день в некоторых организациях или выполнять функции консультантов, приезжая по мере необходимости.

Психологи развития и социальные психологи

Психологи развития изучают развитие человека на протяжении всей его жизни, включая когнитивное, социальное, эмоциональное и физиологическое развитие.Многие психологи развития могут специализироваться на одном аспекте развития, таком как раннее детство или геронтология. Социальные психологи изучают психологические аспекты взаимодействия с другими людьми в группах или один на один. Социальный психолог, например, может изучать причины предубеждений и способы изменения предубеждений других.

Нейропсихологи и когнитивные психологи

Нейропсихологи специализируются на биологических аспектах системы мозга, на том, как она работает, и на ее связи с поведением.Например, нейропсихологи могут изучать, как мозг хранит воспоминания, или влияние неврологических заболеваний или травм головного мозга на человеческое поведение, эмоции или восприятие. Когнитивные психологи специализируются на мышлении и памяти, в том числе на том, как люди учатся, и на роли языка в мыслительных процессах. Эти два типа специалистов могут работать вместе или независимо друг от друга. Когнитивный психолог, например, может изучать, как мыслительные процессы влияют на поведение, тогда как нейропсихолог может отображать изменения в мозгу, которые могут сопровождать эти мысли.

Судебные психологи

Судебные психологи работают в правовой системе, и многие из них помимо психологии имеют юридическое образование. Судебные психологи используются в широком диапазоне правовых ситуаций. Например, они могут давать показания о достоверности показаний очевидцев, исследовать поведение присяжных в зале суда или просить помочь судье в деле об опеке над детьми.

О школьной психологии | Школьная психология

Школьная психология — это специальность профессиональной психологии, которая фокусируется на науке и практике психологии с детьми и семьями, учащимися всех возрастов и школьном процессе.Школьные психологи применяют свои знания в области психического здоровья, обучения и поведения, чтобы помочь детям и молодежи добиться успехов в учебе, поведении, социальном и эмоциональном плане.

Базовое образование и подготовка школьных психологов готовят их к оказанию ряда услуг по психологической оценке, вмешательству, профилактике, укреплению здоровья, а также разработке и оценке программ с особым акцентом на процессы развития детей и молодежи в контексте школ, семьи и другие системы.

Школьные психологи готовы вмешиваться на индивидуальном и системном уровне, а также разрабатывать, внедрять и оценивать профилактические программы. В этих усилиях они проводят экологически обоснованные оценки и вмешиваются, чтобы создать благоприятную учебную среду, в которой дети и молодежь из разных слоев общества имеют равный доступ к эффективным образовательным и психологическим услугам для содействия здоровому развитию.

Программа PhD делает упор на подготовку выпускников к академической и научной карьере, но они также могут занимать руководящие должности в школах, клиниках и других общественных учреждениях.

В Техасе школьные психологи уровня EdS и Masters называются «лицензированными специалистами в области школьной психологии» или «LSSP». Это термин, характерный для Техаса, поскольку большинство школьных психологов в США называются «школьными психологами».

Основные моменты карьеры школьного психолога:

  • Высокая удовлетворенность работой
    В 2020 году US News & World Report назвал школьного психолога вторым местом в рейтинге социальных служб и 36-м местом в рейтинге в Соединенных Штатах.
  • Отличные перспективы трудоустройства
    Национальный рынок труда для школьных психологов выдающийся! В течение многих лет школьных психологов не хватало, и, в сочетании с растущей потребностью в поддержке психического здоровья детей и подростков, это прекрасное время, чтобы стать школьным психологом. Бюро статистики труда прогнозирует рост занятости школьных психологов на 14,7% в период с 2018 по 2028 год. В этот период должно открыться около 23 800 рабочих мест.(https://money.usnews.com/careers/best-jobs/school-psychologist)

    Нехватка LSSP в Техасе. Техас не застрахован от нехватки школьных психологов и, как следствие, Техасской ассоциации школьных психологов. (TASP) создала Целевую группу школьных психологов TASP по нехватке на своем ежегодном съезде 2018 года для изучения потенциальных стратегий по сокращению нехватки (презентация на встрече инструкторов TASP, 2018).

HVPA — Чем занимаются психологи?

ПСИХОЛОГИ очень образованные ученые, исследователи и специалисты, изучающие поведение человека.Психологов может заинтересовать один
или больше областей, таких как школы, промышленность, семья, здоровье, спорт и раннее детство.

КЛИНИЧЕСКИЕ ПСИХОЛОГИ о чем думает большинство людей, когда они слышат термин «Психолог». Клинические психологи оценивать и лечить взрослых, подростков и дети с эмоциональными или поведенческими проблемами. Хотя часть нашей работы связана с потенциально серьезное психическое заболевание, большинству людей может быть полезно от психотерапии в какой-то момент своей жизни.Психотерапия может помочь людям изменить мир они думают, чувствуют и действуют. Когда мы меняемся в Таким образом, мы можем уменьшить стресс, решить проблемы, и жить более сбалансированной и полноценной жизни. Отдельные лица, пары и семьи могут выгода от работы с психологом лечить депрессию, тревогу, горе, травму и различные проблемы в отношениях и поведении. Очень часто люди обращаются за лечением, потому что проблемного поведения, связанного с алкоголем, наркотиками, азартные игры, работа, использование Интернета, еда, перерасход или секс.Психотерапия может быть полезно при принятии важных решений о воспитание детей и планирование семьи, трудоустройство, выход на пенсию, проблемы со здоровьем и жизнь переходы. Психологи часто предлагают уникальный подход к повышению производительности и улучшение общего самочувствия и здоровья.

ПСИХОТЕРАПИЯ: Клиническая Психологи используют различные методы оценки и лечить проблемы.Ниже приведены краткие краткое изложение лишь некоторых из наиболее распространенных подходы, используемые в настоящее время.

  • ПСИХОДИНАМИЧЕСКИЙ И ПСИХОАНАЛИТИЧЕСКИЙ ТЕРАПИИ сосредоточиться на понимании динамика происхождения семьи и раскрытие бессознательные смыслы и мотивы. А крепкие, безопасные терапевтические отношения поддерживает как исследование, так и изменение.
  • ГУМАНИСТИЧЕСКИЙ И ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ ТЕРАПИИ побуждают людей поиск личного смысла и осуществление свободная воля, чтобы они могли разумно выбор и развивать максимальное, индивидуальное потенциал.К ним относятся ориентированность на клиента и Гештальт-терапия.
  • КОГНИТИВНО-ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ (CBT) подчеркивает, что дисфункциональные мышление приводит к дисфункциональным эмоциям и поведение. Изменив свои мысли, люди могут изменить то, что они чувствуют и что они делают.
  • ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ изменить поведение, анализируя, какие вознаграждения или выгоды, получаемые за счет определенного поведения для реструктуризации того, как клиент отвечает.
  • ПРИНЯТИЕ И ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ТЕРАПИЯ (АКТ) учит людей медитируйте и наслаждайтесь жизнью, пока попытка сопротивляться осуждению; это тогда учит людей менять свое поведение в чтобы лучше функционировать.
  • ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ПОВЕДЕНЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ (DBT) , производное от буддийского медитативная практика, сочетающая в себе эмоции регулирование, проверка реальности, памятование осознанность, стрессоустойчивость и принятие.
  • ДЕСЕНСИБИЛИЗАЦИЯ ПРИ ДВИЖЕНИИ ГЛАЗ И ПЕРЕРАБОТКА (EMDR) использует двусторонние раздражение (зрительное, слуховое или тактильное) переформулировать тревожную и нерешенную жизнь опыт. Стандартизированный протокол обращается к прошлым, настоящим и будущим аспектам тревожных воспоминаний, усилить функционирование и решение других проблем.

ДРУГИЕ СПЕЦИАЛЬНОСТИ В ОБЛАСТИ ПСИХОЛОГИИ:

Психологическая оценка комплексная интеграция информации из личностных запасов, способностей и тесты интеллекта, опросы интересов и отношения и структурированные клинические интервью.Родители, учителя, супруги, врачи и психиатры могут внести свой вклад в оценку процесс. Диагностические оценки могут определить соответствующее клиническое лечение, а также может помощь в профессиональном и образовательном планировании. Оценки предоставляют информацию о конкретных склонности и наклонности, а также уровень текущее функционирование, которое может повлиять на обучение и другое поведение.

Судебные психологи предоставить экспертную оценку психологических аспектов судебных процессов в судах путем перевода психологическая информация в юридическую рамки. В этой роли от них может потребоваться оценивать подсудимого с точки зрения: дееспособности предстать перед судом; душевное состояние во время предполагаемое преступление для определения вменяемости или невменяемости; симуляция; вопросы, связанные с лечением, вынесение приговора и смягчение приговора; пригодность для определенных медицинских процедур; возможность родитель; и опекунство и посещение детей.Они также оценить достоверность свидетелей, помочь с отбор присяжных, обучение и оценка полиции персонала, а также предоставлять криминальные профили.

Нейропсихологи изучить строение и функции мозг влияет на определенные психологические процессы и поведение. Клинические нейропсихологи оценивают и реабилитировать детей и взрослых, проблемы, связанные с болезнью или травмой, такие как инсульт, черепно-мозговая травма, опухоли, токсические нарушения обмена веществ и другие отличия в структуре мозга, которые вызывают когнитивные и проблемы с обучением.Они предоставляют информацию для определить, являются ли трудности человека связанные с идентифицируемым конкретным мозгом патология.

5 причин, по которым школьные психологи необходимы сегодня

Времена изменились. В то время как академические вопросы по-прежнему находятся в центре внимания школ, социальные, экономические и политические факторы изменили школьную среду. В этих условиях школьные психологи выступили в качестве защитников детей, проявляя сострадание и руководство, чтобы обеспечить надлежащее решение эмоциональных проблем учащихся.Школьные психологи играют различные роли в школьной системе, в том числе роль кризисных консультантов, фасилитаторов тестирования и координаторов по работе с населением.

1. Школьные психологи имеют обширную подготовку по вопросам развития детей.

Школьный психолог может работать в команде, в которую входят учителя, школьный психолог и социальный работник. Опыт школьного психолога особенно полезен в удовлетворении потребностей детей с хроническими заболеваниями и обеспечении того, чтобы они процветали в классе.

Данные Центров по контролю за заболеваниями показывают, что у 9,5% детей в возрасте от 3 до 17 лет диагностирован синдром дефицита внимания и гиперактивности, и школы играют большую роль в обеспечении того, чтобы эти дети получали лечение и терапию, чтобы убедиться, что они могут справиться с процессом обучения. Школьные психологи играют решающую роль в предоставлении экспертных наблюдений, тестировании и разработке Индивидуальных планов обучения, учитывающих потребности детей с СДВГ и другими состояниями.

2. Школьные психологи обучены работе с кризисными ситуациями.

К сожалению, преступность и насилие распространились на школы. На хрупкую психику развивающихся умов сильно влияет наблюдение или даже простое слышание об этих инцидентах. Школьный психолог всегда входит в состав школьной кризисной команды, которая готова предоставить консультацию и эмоциональную поддержку детям, пострадавшим от трагедий, включая смерть однокурсников, учителей и другие катастрофические события, которые могут прямо или косвенно затронуть учащихся.

3. Школьные психологи помогают создавать безопасные школы и благоприятную среду для обучения.

Насилие среди молодежи включает в себя различные виды поведения, которые могут нанести кому-либо физический и эмоциональный вред. Насилие в школе может происходить в кампусе или за его пределами на мероприятиях, спонсируемых школой. Запугивание, словесные угрозы, физические ссоры на любом уровне и нападение с применением оружия, к сожалению, стали частью среды в некоторых школах. В отчете CDC за 2012 год указано, что в средних и старших школах произошло 749 200 случаев виктимизации учеников друг против друга без летального исхода.В отдельном отчете упоминается, что по крайней мере 7 процентов прогуливали школу за последние 30 дней до опроса, потому что опасались за свою безопасность.

Ресурс: 15 самых доступных школьных степеней по психологии

Школьные округа обратились к психологам, чтобы оценить преобладающий климат в школах и порекомендовать стратегии для выявления учащихся из групп риска, областей уязвимости школ и профилактических программ. Школьным психологам поручено создавать службы вмешательства, которые способствуют искупительной дисциплине, восстановительному правосудию и общешкольным профилактическим мероприятиям.Эти программы должны учитывать различные факторы, в том числе социальные и культурные особенности, религиозные различия и социально-экономические реалии.

4. Школьный психолог играет роль в укреплении семейных и школьных партнерских отношений и работе с общественностью.

В прошлом на школьного психолога возлагалась задача помогать школам и семьям ориентироваться в процессе специального обучения детей с проблемами развития и другими специализированными проблемами. Хотя это остается главной проблемой, ожидается, что психологи в школьной среде будут доступны, чтобы помочь семьям понять потребности эмоционального и психического здоровья своих детей и при необходимости связать их с поставщиками услуг.

Предполагается, что школьный психолог будет связующим звеном между семьей и школой, а также между школой и обществом. Психолог — своего рода дипломат, обученный объединять людей разных культур и происхождения для создания безопасной и инклюзивной учебной среды. У психологов есть дополнительная задача помочь учащимся в переходе между школой и другими учебными средами, такими как программы ювенальной юстиции или интернатные учреждения.

5. Школьные психологи поддерживают школьные усилия по обеспечению подотчетности посредством оценивания.

Тестирование — это актуальная проблема в современных школах. Ожидается, что школьные психологи помогут получить полезные данные с помощью оценок, которые помогут определить критические области для академического улучшения. Результаты тестирования также полезны для мониторинга успеваемости учащихся в течение года и определения факторов риска, которые могут повлиять на результаты обучения.

Бюджетные ограничения и изменение приоритетов выдвинули на первый план важную роль школьного психолога в системе образования.Поскольку социально-экономические и политические факторы влияют на систему, школьный психолог будет продолжать играть решающую роль в обеспечении того, чтобы школы реагировали на меняющийся мир.

Психологи | Средняя школа Джеймс Ривер

Школьные психологи работают в каждой школе округа Честерфилд.

Школьные психологи — это специалисты в области психического здоровья, прошедшие подготовку как в области психологии, так и в области образования. Они поддерживают развитие обучения и поведения, чтобы помочь учащимся преуспеть в учебе, социальном и эмоциональном плане.Школьные психологи используют совместный подход к решению проблем, чтобы помочь добиться положительных изменений в учебной среде, отношении и мотивации учащихся.

Услуги, предлагаемые школьными психологами, предоставляются учащимся непосредственно посредством индивидуальной оценки, консультирования и реагирования на критические инциденты (такие как смерть, болезнь или общественная травма) или косвенно посредством консультаций и разработки основанных на исследованиях академических или поведенческих вмешательств с учителями, родителями и другие опекуны.

Школьные психологи осознают исключительную важность партнерских отношений со школьным персоналом, родителями и общественными деятелями (медиками, психотерапевтами и т. д.) для поддержки учебного процесса и улучшения академической компетентности, а также социального и эмоционального здоровья всех детей.

Наконец, школьные психологи разрабатывают программы для обучения учителей и родителей по широкому кругу тем; например, стратегии и методы преподавания и обучения для управления поведением дома и в классе.Психологи также работают со студентами с ограниченными возможностями или особыми талантами, а также с теми, кто ведет себя опасно. К школьным психологам часто обращаются для предотвращения и управления критическими или опасными для жизни ситуациями.

Чтобы узнать больше, обратитесь к школьному психологу, работающему в вашей школе.

Лаура С. Эрли, Эд. С., NCSP
Координатор психологических служб

Департамент справедливости и поддержки учащихся
Государственные школы округа Честерфилд
13900 Hull Street Road
Мидлотиан, Вирджиния 23112

804-639-8624 (офис)
804-739-6237 (факс)

Home

Совет психологов штата Вайоминг законодательно уполномочен охранять здоровье, безопасность и благополучие граждан штата Вайоминг, гарантируя, что лица, имеющие лицензии или сертификаты для оказания этих психологических услуг в этом штате, имеют соответствующую квалификацию.

Совет отличается от Психологической ассоциации штата Вайоминг. Правление, в отличие от Ассоциации, выступает не от имени лицензиата, а от имени общественного потребителя. Хотя Правление и Ассоциация могут сотрудничать, их роли различны.

В любой момент каждый пятый человек имеет активный диагноз психического здоровья и получает лечение. Пятьдесят процентов (50%) населения в какой-то момент своей жизни будут получать психиатрическую помощь. Это просто люди, которых отслеживают через страховые компании, это не включает частную оплату или, чаще, тех, кто не получает никакого лечения, но отчаянно в нем нуждается.

Стоимость медицинской помощи при сердечно-сосудистых заболеваниях стоит на втором месте после суммы денег, которая тратится на лечение психических расстройств.

Психологи обучены помогать людям, склонным к суициду, они имеют право лишать людей основных свобод, рекомендаций по опеке, опеки, лишения свободы в отношении оценок умственной компетентности и умственной пригодности для службы в таких профессиях, как военные, врачи, авиакомпания пилоты и правоохранительные органы. Психологи принимают решения о жизни и смерти.Раннее вмешательство в области психического здоровья экономит средства и снижает затраты и негативное воздействие на здоровье основных заболеваний, таких как гипертония, диабет и болезни сердца.

Советы не создают барьеров, они создают стандарты, гарантирующие, что психологи имеют квалификацию для предоставляемых ими услуг. Советы уравнивают правила игры, разрабатывая требования к аттестации, образованию и обучению, которые являются строгими и неукоснительными, чтобы обеспечить надлежащее выполнение этой серьезной обязанности.Доски — это голос людей.

Почему школьные психологи беспокоятся о психическом здоровье американских школьников

Ранее в этом месяце тысячи школьных психологов собрались в Атланте на ежегодном съезде Национальной ассоциации школьных психологов. Одной из самых горячих тем среди участников было истощение — следствие необходимости обслуживать больше студентов, которые испытывают больше травм и других проблем с психическим здоровьем, без дополнительной помощи в переноске груза.

Не только школьные психологи обеспокоены нехваткой кадров. Я знаю слишком много школьных консультантов, социальных работников и медсестер, которые обслуживают больше учеников, чем любой практикующий врач может с этим справиться. Их невероятная загруженность приводит не только к перегрузке работой и риску эмоционального выгорания , но и к вызывающему тревогу количеству молодых людей, не получающих необходимой им помощи.

В течение последних нескольких лет члены сообщества школьных психологов высказывали опасения по поводу пагубных недостаточных инвестиций в штат школьного персонала по охране психического здоровья, и в новом отчете ACLU добавлены дополнительные данные о масштабах проблемы.В книге «Копы и советники», написанной мной и шестью другими экспертами в соавторстве, проанализированы данные, собранные Министерством образования США по каждому школьному округу страны. Мы обнаружили, что большинство школ K-12 плохо оснащены для удовлетворения потребностей в области психического здоровья детей, которые испытывают рекордные уровни тревоги и депрессии в годы своего становления.

Современные дети сообщают о таком же сильном стрессе, как и взрослые, причем каждый третий сообщает, что чувствует себя подавленным. Самоубийство, когда-то снижавшееся как риск для молодых людей, теперь является одной из основных причин смерти среди молодежи, уступая только несчастным случаям.У многих детей, с которыми я лично работаю, есть одна общая черта: тяжелые истории травм.

Возьмем студента, который случайно выстрелил в своего друга, когда пистолет, с которым они играли, разрядился. Или мальчик, оба родителя которого были заключены в тюрьму с самого раннего детства  и который прыгал из приемной семьи в приемную семью, разлучаясь со своими братьями и сестрами во время этих переходов.

Эти студенты страдают. Они отыгрывают. И они часто находятся в школах, которые не могут удовлетворить их потребности из-за отсутствия поддержки психического здоровья на месте.

Национальная ассоциация школьных психологов рекомендует школьному психологу обслуживать не более 500-700 учеников. Но отчет ACLU показывает, что школьные психологи по всей стране обслуживают в среднем более 1500 учеников. Учитывая, что только около 20 процентов молодых людей имеют доступ к психиатрическим услугам, а из тех, кто имеет доступ, около 80 процентов получают эти услуги в школах, неприемлемо, что почти половина школ сообщает, что школьный психолог вообще отсутствует в штате.

Вместо того, чтобы помочь учащимся, страдающим от стресса и депрессии, путем инвестирования в адекватную поддержку, драгоценные ресурсы были направлены на «закалку» школ, включая найм сотрудников правоохранительных органов, которые могут быть недостаточно подготовлены для работы в школах. Этот подход продвигали администрация Трампа и правительства многих штатов после стрельбы в Паркленде, штат Флорида, но нет надежных доказательств того, что наличие полиции в школах делает детей безопаснее. Тем не менее, 14 миллионов учеников посещают школу с полицейским, но без школьного консультанта, медсестры, психолога или социального работника, как показывает отчет ACLU.Это воплощение неправильно расставленных приоритетов и основа кризиса.

Поскольку школы тратят деньги на полицейских, которые могут быть недостаточно подготовлены для работы в школах, а не на службы поддержки, миллионы учащихся не получают услуг, которые помогли бы им справиться со своими эмоциональными или поведенческими проблемами. Вместо этого они подвергаются чрезмерным мерам безопасности, таким как металлодетекторы, когда отправляется сообщение о том, что они либо рискуют стать жертвами, либо рискуют стать преступниками.Такой подход выталкивает наиболее уязвимых учащихся из школ, повышая вероятность их отставания в учебе и дальнейшего отчуждения.

Чтобы быть ясным, должным образом подготовленные школьные консультанты (SRO), прошедшие обучение, рекомендованное Национальной ассоциацией школьных консультантов, могут быть эффективными членами школьных команд. Но они являются дополнением к службам охраны психического здоровья, а не заменой специалистов в области психического здоровья.

Задокументированные преимущества найма школьных психологов и других школьных специалистов по психическому здоровью многочисленны: более низкие дисциплинарные показатели, улучшенный школьный климат, более стабильная посещаемость, более высокие показатели выпускников и более высокие академические успехи. Эти специалисты, прошедшие специальную подготовку как в области обучения, так и в области психического здоровья, понимают, как максимизировать предоставление услуг в школьном контексте, поддерживать способность учителей поддерживать учащихся и улучшать общий школьный климат и благополучие учащихся.

С другой стороны, наличие в школах полицейских, обученных обращению с оружием и тактике принуждения, может ухудшить реакцию на травму. Мы видели, как это происходит в школах по всей стране, от Северной Каролины до Луизианы. Чернокожие, латиноамериканские и индейские учащиеся несут на себе основную тяжесть последствий: их направляют в правоохранительные органы чаще, чем их белых сверстников. Учащиеся с ограниченными возможностями также несоразмерно криминализованы.

Будем надеяться, что законодатели изменят эту тенденцию, пока не стало слишком поздно.Всего за три месяца 2019 года законодательные собрания штатов по всей стране предложили около 250 законопроектов по усилению безопасности в школах, и картина сбивает с толку: готовность к чрезвычайным ситуациям и финансирование полицейских на территории кампуса (без требований о соответствующей подготовке для работы в школах) возглавляют многие списки. В то время как школы нуждаются в улучшенной оценке угроз и реагировании на кризисы, они также нуждаются в большем финансировании служб охраны психического здоровья. Чего нам не нужно, так это более жестких мер, таких как металлодетекторы, минимально обученные правоохранительные органы и вооруженные учителя.Мы знаем, что металлодетекторы не могут обнаружить злоупотребления.

Школьные консультанты, прошедшие соответствующую подготовку, могут помочь справиться с депрессией или суицидальными мыслями.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.