Семейные стабилизаторы: Семейные стабилизаторы — Студопедия

Содержание

Семейные стабилизаторы — Студопедия

В каждой семейной системе есть параметры, которые придают ей прочность, стабильность. Их называют стабилизаторами. Они выступают как важные факторы интеграции семьи. К стабилизаторамможно отнести общее место проживания, детей, общие материальные и духовные ценности, традиции и ритуалы, совместные занятия и развлечения, эмоциональные отношения между членами семьи и даже болезни и проблемы. Стабилизаторы бывают функциональные и дисфункциональные. В первом случае они способствуют удовлетворению потребностей семьи, во втором – препятствуют реализации ее функций. Приведем несколько примеров.

Общее место проживания на первых этапах жизненного цикла семьи стабилизирует семейную систему, позволяет комплексно осуществлять все ее функции. Однако когда дети вырастают и образуют свои семьи, совместное проживание с родителями может вносить напряжение в отношения между поколениями, препятствовать развитию и автономии новой семейной системы.

Дети стабилизируют брак, объединяя своих родителей общим делом – заботой и воспитанием. Однако затем они вырастают и уходят из семьи. И тогда супружество нередко может нарушиться, потому что вдруг оказывается, что в нем не содержится ничего общего, кроме выполнения родительских обязанностей.

Традиции и ритуалы – важный фактор стабилизации семейной системы, опорный элемент, укрепляющий ее и редуцирующий тревогу у ее членов. Совместным ритуалом может выступать празднования дня рождения всех членов семьи, посещение двоюродной бабушки на Пасху и Рождество, обязательные новогодние подарки. Семьи с дефицитом традиций, как правило, разобщены, а их члены страдают от изоляции и тревоги. В то же время излишний ритуализм может быть дисфункциональным. Так, обязательный воскресный обед родителей и детей в доме свекра и свекрови, а также неукоснительное правило – праздновать Новый год только с ними – может вызывать у молодых членов семьи внутренне напряжение и даже агрессию.

Семейные ценности – это выработанный, открыто одобряемый и культивируемый семейным сознанием идеал, в котором содержатся абстрактные представления об атрибутах должного в различных сферах жизнедеятельности. Семейные ценности входят в психологическую структуру личности каждого родственника в виде важного источника мотивации его поведения (быть образованным и культурным, социально успешным, материально обеспеченным и пр.). Однако любая ценность, выраженная чрезмерно или не подкрепленная физическими и психологическими возможностями членов семьи, как правило, приводит к риску нарушения их психического и соматического здоровья, поскольку они не могут соответствовать особым стандартам жизни и деятельности. Иллюстрацией этого служит требование получить высшее образование от подростка с задержкой психического развития, поскольку такова семейная традиция, или ожидание значительного дохода от молодого человека, который получил профессию библиотекаря и только что приступил к работе.


Общие занятия и увлечения – один из наиболее мощных стабилизаторов семьи. Родителей объединяет забота о детях, профессиональные интересы. Всех членов семьи связывает совместных отдых, посещение театра, просмотр кинофильмов и телепередач, увлечение музыкой и пр. Однако в ряде случаев обязательное участие в общих занятиях вызывает напряжение, протест и конфликты. Пример того – работа зятя на дачном участке у тещи по воскресеньям или посещение подростком вместе с родителями концертов классической музыки, которые он начинает люто ненавидеть.

Семью также стабилизируют эмоциональные отношения, в первую очередь, отношения любви и привязанности. В то же время слепая любовь матери к ребенку или чрезмерная привязанность взрослой дочери к родителям неизбежно приведет к дисфункциям на уровне личности семьи.

Еще один пример семейного стабилизатора – это супружеские измены. Здесь можно проследить два типичных стереотипа взаимодействия: 1) измена, выяснение отношений, скандалы, примирение или 2) обида, жажда мщения, измена, временное внутреннее примирение с обидчиком (до следующего раза). В первом случае наличие брака позволяет мужчине не жениться на любовнице, дабы не разрушать семью. А возможность порезвиться на стороне делает его супружеские отношения стабильными. Во втором случае тайные эпизодические измены дают женщине шанс получить более высокую оценку и больше внимание, которых нельзя найти у супруга, и тем самым ему отомстить («я считаю, что он это заслужил»). В то же время есть возможность сохранить удовлетворяющие ее с других сторон (материальной, статусной, родительской) отношения с мужем.


Одним из наиболее важных стабилизаторов семьи, с точки зрения семейной терапии, выступают болезни ее членов, когда семья объединяется в борьбе с инвалидностью у ребенка или с психическим расстройством у матери. Близкие считают себя обязанными не бросить больного и в ряде случаев, даже несмотря на отсутствие любви и уважения друг к другу, могут годами не разрывать отношения.

Однако нередко соматические расстройства и поведенческие нарушения у члена семьи являются прямым следствием того, что он принадлежит к дисфункциональной (ригидной) семейной системе. Вне зависимости от изменения внешних и внутренних условий она упорно старается сохранить привычные стандарты взаимодействия между элементами своих подсистем и другими системами. В результате такая семья может блокировать актуальные потребности самого слабого члена (чаще всего ребенка или подростка). И тогда у него возникает какое-либо заболевание (соматическое, психосоматическое, психическое) или поведенческое отклонение.

Ребенок как «носитель симптома» позволяет семье удерживать старые сложившиеся отношения. Например, если у него часто болит живот, членам семьи позволено его опекать, ограждать и жалеть. Если он употребляет наркотики – семья должна его постоянно держать в центре внимания и строго контролировать. Такое симптоматическое поведение является непроизвольным, неосознанным и не поддается регуляции со стороны пациента. Оно оказывает сравнительно сильное влияние на других людей и может быть условно выгодно не только пациенту, но и его близким. Носитель симптома выступает как «

идентифицированный пациент» – член семьи, клинико-психологические и поведенческие проблемы которого заставляют родственников объединиться и обратиться за психологической помощью. Однако если семья рассматривается как саморегулирующая система, а симптом – как механизм регуляции, то в случае его ликвидации вся система окажется временно неподконтрольной и будет вынуждена перейти на другой уровень функционирования. Спецификой дисфункциональной семьи является ее ригидность, желание сохранить статус-кво, поэтому нередко она неосознанно сопротивляется изменениям и старается сохранить симптом, несмотря на свое обращение к специалисту за помощью.

18. Параметры семейной системы.

К параметрам семейной системы относятся: 1. гласные и негласные правила жизни в семье — Семью можно рассматривать как систему, функционирующую по определенным правилам. Ее члены ведут себя в соответствии с организационной моделью повторяющихся действий. Некоторые семейные правила устанавливаются открыто, например: «Дети не должны разговаривать, когда говорят взрослые» и др. Отсутствие семейных правил и норм также представляет серьезную опасность для психического здоровья. Многие дети и подростки с делинквентным поведением – выходцы из таких семей. 2. особенности (стандарты, стереотипы) взаимодействия — Примерами стандартов взаимодействия может служить подшучивание членов семьи друг над другом, подчеркнутое уважение, постоянное выражение недовольства и пр. В таких стереотипах, как правило, доминирует определенное эмоциональное отношение к члену (членам) семьи: обвинение, раздражение, принятие, восхищение и др. 3. семейные мифы — определенное неосознаваемое взаимное соглашение между членами семьи, функция которого состоит в том, чтобы скрывать от осознания отвергаемые образы (представления) о семье в целом и о каждом ее члене, например, счастливые супруги не спорят, в благополучных браках супруги всегда все рассказывают друг другу и др. 4. семейная история (тема) — семейное прошлое складывается из прошлого опыта жизни членов семьи, из того, что они пережили в семье своих родителей и в прошлых браках или во внебрачных отношениях. Из прошлого человек привносит в свою семью, во-первых, правила и мифы своей родительской семьи – в неизменном виде или в негативном отображении, во-вторых, ожидания и потребности, которые сформировались под влиянием прошлого опыта. 5. семейные стабилизаторы — стабилизаторы выступают как важные факторы интеграции семьи. К стабилизаторам также можно отнести общее место проживания, общие материальные и духовные ценности, традиции и ритуалы, совместные занятия и развлечения, эмоциональные отношения между членами семьи и даже болезни и проблемы. Дети стабилизируют брак, объединяя своих родителей в общем деле – заботе и воспитании. Однако затем дети вырастают и уходят из семьи. И тогда брак нередко нарушается, потому что вдруг оказывается, что у супругов нет ничего общего, кроме родительских обязанностей.

19. Диагностическая модель д. Олсона. Стабилизаторы семейной жизни.

Д. Олсон разработал метод диагностики семейной структуры, он выделил 2 оси, определяющие особенности функционирования семьи. 1. Сплоченность – это степень эмоциональной близости между членами семейной системы. А. Разобщенная семья – члены семьи крайне эмоционально разделены, мало привязаны друг к другу и ведут себя несогласованно, неспособны оказывать поддержку друг другу и совместно решать жизненные проблемы. Б. Раздельная семья

– характеризуется умеренной сплоченностью. В эмоциональных отношениях в семье присутствует некоторая раздельность, однако она не является такой крайней, как в разобщенной семье. В. Объединенная семья характеризуется высокой степенью эмоциональной близости, лояльностью во взаимоотношениях и определенной зависимостью членов семьи друг от друга. Г. Запутанная семья для которой характерна чрезмерная эмоциональная близость (слияние) и лояльность, отсутствие личного пространства, независимости у членов семьи. Гибкость – это возможности семейной системы к гибкому приспособлению, изменению при воздействии стрессоров, способность к решению жизненных задач, возникающих перед ней при движении по стадиям жизненного цикла. А. ригидная семья обладает низкой гибкостью и адаптивностью. Такая система не способна решать жизненные задачи, возникающие перед семьей при ее продвижении по стадиям жизненного цикла. Семья отказывается меняться и приспосабливаться к изменившейся ситуации (рождение, смерть членов семьи, взросление детей и отделение их от семьи, изменения в карьере, месте жительства и т.д.). Б. Структурированная семья характеризуется умеренной гибкостью. Здесь присутствует некоторая степень демократического руководства, предполагающая переговоры по проблемам между членами семьи, включая мнение детей. В. Гибкая семья характеризуется умеренной гибкостью, демократическим стилем руководства. Переговоры ведутся открыто и активно, включая детей. Роли разделяются с другими членами семьи и меняются, когда это необходимо. Г. Хаотичная семья характеризуется высокой степенью непредсказуемости. Такое состояние система часто приобретает в момент кризиса, например, при рождении ребенка, разводе, потере источников дохода и т.д. Семейные стабилизаторы –это те феномены, которые скрепляют семью или объединяют ее членов. Функциональные – общие интересы, совместные цели, общие ценности и др. Дисфункциональные – дети, болезни, конфликты, измена и др.

Когда ребенок – стабилизатор семейной системы. БЛОГ Марины Сорокиной, координатора Психологической службы Гуманитарного штаба Рината Ахметова

Семейная система, просто говоря – семья, как и любая другая система живет и функционирует по своим законам и правилам – в рамках заданных границ, обладая несколькими параметрами. Сегодня мне хотелось бы уделить особое внимание стабилизатору семейной системы.

 

Стабилизатор семейной системы это то, что скрепляет семейные узы, помогает семье быть вместе. Существуют некие стандартные стабилизаторы, которые естественным образом присутствуют в каждой семье. Это общий дом, общее хозяйство, общий бюджет, общий досуг, распределенные обязанности членов семьи и другие. Такие стабилизаторы называют функциональными. Существуют также дисфункциональные стабилизаторы. К ним относим болезни, различные нарушения поведения. Достаточно часто именно болезни ребенка, нарушения в поведении и развитии становятся самым мощным стабилизирующим семью фактором.  Предлагаю рассмотреть, как именно это происходит.

 

Частые конфликты между родителями неумолимо ведут к разводу. Восьмилетняя дочь внезапно заболевает гриппом. Пока у ребенка высокая температура, мама с папой, прекращают ссориться, мобилизуются и концентрируют силы на выздоровлении дочери. Как только ребенок выздоравливает, ссоры и скандалы между родителями возобновляются. Как думаете, что произойдет с девочкой, которая больше всего хочет, чтобы ее папа и мама остались вместе? Правильно, нова заболеет. Процессы эти, безусловно, протекают неосознанно. Если цикл повторится пару раз, можно говорит о том, что ребенок стал дисфункциональным стабилизатором семейной системы. Риск, что на смену частым ОРВИ придет более серьезное заболевании, достаточно велики. Такую цену платит ребенок за сохранение семьи.

 

Или другой пример. Мама с папой ссорятся, отношения выясняют громко и часто, единственный момент, когда родительские ссоры прекращаются – звонок учителя из школы, сообщающий о плохом поведении ребенка. Родители сообща активно принимаются за воспитание сына.

 

Энурез ребенка в любом возрасте, если он конечно нее сопряжен с различной органикой также достаточно часто направлен именно на стабилизацию отношений между родителями.

 

Одним из вариантов могут быть холодные отношения в семье. Родители не ссорятся между собой, немного времени уделяют и ребенку. Семья живет под одной крышей, но при этом близких, теплых отношений нет. В моменты болезни ребенка, родители начинают не только замечать самого ребенка, уделять ему время, проявлять тепло и заботу, но и их отношения временно становятся более близкими. Конечно, в такой семейной системе ребенок будет часто и подолгу болеть. С одной стороны, стремясь получить так необходимое ему родительское тепло, с другой, таким способом сближая родителей. На время болезни ребенок получает ту семью, о которой отчаянно мечтает.

 

Еще один из вариантов семья, в которой единственной точкой соприкосновения родителей является ребенок. Родители спорят в какой детский сад ему пойти лучше и в каком возрасте. Ссорятся из-за различных взглядов на воспитание. Если убрать все эти споры и разговоры вокруг ребенка, то родителям, вполне вероятно, говорить будет не о чем. Вот так ребенок становится стабилизатором семейной системы. Цена за это может быть достаточно высокой. Прежде всего, в таких семьях замедляются или становятся совершенно невозможными процессы естественной сепарации ребенка.

 

Одной из причин плохой успеваемости ребенка могут быть сложные отношения между родителями. Когда сын приносит очередные двойки, мама с папой фокусируются на том, чтобы ребенку помочь, научить его. Папа самозабвенно решает с сыном задачки, а мама объясняет параграфы по биологии или географии. Парадокс заключается в том, что ребенок станет учиться все хуже и хуже, выступая в роли стабилизатора семейной системы.

 

Уважаемые родители, если хоть что-то из прочитанного выше вам знакомо – обращайтесь к семейному психологу. Если по какой-то причине у вас нет возможности обратиться к специалисту, внимательно присмотритесь к тому, что происходит в вашей семье! Меняйте способы взаимодействия. Помните, от вас зависит будущее ваших детей!

Поделиться новостью:

Любовники и другие стабилизаторы семьи | Лимоны пахнут лаймом

«Семья — театр, где не случайно
у всех народов и времён
вход облегченный чрезвычайно,
а выход сильно затруднён»

(Игорь Губерман)

Любовники являются стабилизаторами семейной системы. Недоумение и недоверие. Именно это состояние я испытала много лет назад, изучая труд Анны Варги «Введение в системную семейную психотерапию». По изучении вопроса недоверие улетучилось, осталось лишь недоумение – какой всё же сложный механизм – СЕМЬЯ! И как же легкомысленно, без знаний, без подготовки, мы берёмся управлять этим механизмом – от состояния которого зависит наша судьба, а иногда даже жизнь.

Семья – это многокомпонентная система (как например завод или футбольная команда). Поэтому к ней применимы не только законы психологии (так как элементы этой системы – люди), но и все основные законы,  характерные для любых систем. 

Обозначим некоторые из них:

  • Целое больше, чем сумма его частей (закон синергии)
  • Поведение системы целесообразно (т.е. она действует в своих интересах),  источник преобразований находится внутри
  • Каждая система стремится сохранить свою целостность (закон гомеостаза)
  • Каждая система должна пройти свой жизненный цикл (закон развития)
  • Система первична по отношению к входящему в нее элементу
  • Статус члена системы тем выше, чем раньше он в этой системе появился (закон иерархии)
  • Все члены системы имеют равные права (закон принадлежности).

Законы эти объективны, то есть работают независимо от нашего желания. Как говорится, если вы не управляете семейной системой, это не значит, что семейная система не управляет вами.

Когда целостности системы что-то угрожает – срабатывает «подушка безопасности» — закон гомеостаза. Чтобы система не развалилась, и появляются некие цементирующие её элементы – стабилизаторы.

Когда целостности системы что-то угрожает – срабатывает «подушка безопасности» — закон гомеостаза. Чтобы система не развалилась, и появляются некие цементирующие её элементы – стабилизаторы.

Стабилизаторы бывают функциональные (условно «правильные») и дисфункциональные (условно «неправильные»).

С функциональными стабилизаторами всё более-менее понятно: это общие дети, общая жилплощадь, даже общая ипотека.

Дисфункциональные стабилизаторы  – это такой крайний случай, когда все «правильные» ресурсы  исчерпаны, но война продолжается, а на войне, как известно, «все средства хороши».

Важно понимать, что задача таких стабилизаторов – не укрепить семью, а удержать. Почувствуйте разницу. 

Как это работает.

Если появляется дисфункциональный стабилизатор, значит, есть НЕЧТО, уже давно расшатывающее семейную систему изнутри.

НЕЧТО, день за днём расшатывающее болтики семейной системы – это скрытый конфликт.

Скрытый конфликт возникает вокруг тем, на которые «не принято, стыдно, нельзя» говорить. Беру  в кавычки, потому что говорить можно и нужно абсолютно обо всём, а поговорить не дают личные установки, особенности воспитания, родительские запреты, страх «обидеть» и т.д. Запретными к обсуждению могут стать: родительские семьи, прежние отношения, деньги, сексуальные проблемы, внешний вид, привычки и т.д.  

Невыраженные негативные эмоции накапливаются, концентрируются и уплотняются в некую «пороховую бочку». Жить в таком напряжении – всё равно что на этой бочке сидеть: того и гляди, сверкнёт молния, подожжёт бикфордов шнур – и…

«Первые звоночки» нестабильности — бесконечные ссоры на «разрешённые» темы (носки, мусор, посуда) — когда кто-то из членов семьи просто «срывается на ровном месте». Срыв ему необходим для разрядки напряжения.

Если скрытый конфликт затянулся, оброс «мхом», к нему присоединился ещё один, другой, третий, функциональные стабилизаторы не справляются.

Вот тогда на помощь приходит «тяжёлая артиллерия» — стабилизаторы дисфункциональные, например, ЛЮБОВНИКИ — эдакие Спасатели Малибу!

Какая от них польза семейной системе?

Любовники дарят иллюзию «другой», бесконфликтной жизни, повышают самооценку, дарят дефицитные эмоции, а также заставляют испытывать чувство вины, на фоне которого размер претензий ко «второй половине» естественным образом уменьшается.

То есть, с одной стороны, реализуются неудовлетворённые потребности членов системы,  с другой – образуются дополнительные связки между её членами по принципу обида-вина.

Почему отношения с любовниками редко заканчиваются браком? Потому что ИЗМЕНЫ — это симптом, который ВЫБИРАЕТ сама система, чтобы сохранить свою целостность. Заинтересован в разрушении старой и создании новой системы может быть только любовник. Но он один в поле не воин.

Более того, исчезновение симптома «в понимании» системы опасно, так как может привести к неподконтрольным и потому пугающим изменениям. Этот страх, сопротивление самой системы, очень затрудняет психотерапию семейных пар. Даже тех, которые осознанно обращаются к специалисту за помощью.

Симптом не проходит, пока не устранён источник проблемы внутри семьи. Именно поэтому на смену одним любовникам спешат появиться другие. Личность любовника здесь имеет мало значения. Он – Симптом.

Другими дисфункциональными стабилизаторами семейных систем могут быть:

-трудоголизм («у меня столько дел на работе, пожалуй, задержусь ещё на пару часов — а там, глядишь, жена уже уснёт, обойдёмся сегодня без разборок или обид»)

-алкоголизм («уйду в нирвану, с пьяного какой спрос», да и ссора на эту тему привычна и понятна обоим супругам – не надо погружаться в глубь отношений)

-игровая зависимость (хотя бы на время заместить невыносимую реальность, где никто с тобой не считается, на виртуальную, где ты герой, хозяин положения)

— «трудный» ребёнок (вместо того, чтобы поговорить о своих отношениях, родители «дружно» ловят сына по подворотням, вытаскивают из милиции или решают его школьные проблемы — зато на решение собственных противоречий уже не остаётся ни времени, ни сил)

-болезнь ребёнка (самая трудная тема, но так действительно бывает: вместо того, чтобы решать сексуальные проблемы с мужем, например, мать ночи напролёт проводит в детской комнате, и это оправданная жертва с точки зрения обоих супругов. Стоит им наладить отношения, как ребёнок «выздоравливает»).

Дети страдают особенно, так как проявляют повышенную лояльность к своей семье и с готовностью принимают на себя роль «симптома», только чтобы помочь сохранить её целостность. Ведь для ребёнка семья – своеобразная «утроба», и он ещё не вполне «дозрел», чтобы её покинуть.

Конечно, сохранение семьи любой ценой – не самоцель. Но если даже внутри этой системы заложены механизмы, «думающие» о нас, возможно существует в этом какой-то смысл, пока не вписывающийся в коридор нашего сознания? И возможно, оно того стоит – попробовать отыскать этот смысл?

Семья – это гораздо больше, чем муж и жена. И гораздо дольше, чем жизнь одного поколения.

Удачи всем и счастливых семей!

Инна Гребельная, психолог.

Стабилизаторы семьи | Известные семейные психотерапевты и их теории

Стабилизаторы семьи

7 апреля, 2011 admin

Стабилизаторы существуют в каждой семье – и функциональной, и дисфункциональной. К ним относятся формы активности, сами люди или материальные вещи. Благодаря им поддерживается жизнедеятельность семьи, продлевается ее жизнь. В функциональной семье в роли стабилизаторов обычно называется общее место проживания, общие формы активности, общие финансовые средства, общие развлечения и др. Дисфункциональные стабилизаторы продлевают жизнь дисфункциональной семьи:

Дети. В функциональной семье их нельзя назвать стабилизаторами. А в дисфункциональной энергия семьи затрачивается не на ее развитие, а на сохранение. Присутствие ребенка не позволяет семье распадаться. Такими стабилизаторами дети стали в последние 150 лет, когда увеличилась продолжительность жизни. В прежние времена браки не длились более 20 лет, поэтому дети не успевали стать семейными стабилизаторами. Согласно закону гомеостаза семья стремится сохранить свою стабильность, а дети играют роль стабилизатора, который удерживает семью от распада.

Болезни. Речь может идти о болезнях, которые возникают независимо от влияния семейной системы (т.е. соматических), так и заболевания, порожденные самой системой (т.е. психосоматические и психические). При появлении в семье больного ребенка, он становится ее дисфункциональным стабилизатором. Точно также, если в семье появился психически больной. Возникают и различные психосоматические заболевания, которые тоже заставляют семью существовать довольно долго.

Нарушения поведения. Довольно много семей сталкивается с проблемой, когда дети убегают из дому, совершают мелкие хулиганства или кражи и др. Это тоже может стать своеобразными стабилизаторами семьи. Такие нарушения поведения зачастую являются реакцией на дисфункциональные отношения в семье.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

«Алкоголь, игровая зависимость и любовницы

Врач-психотерапевт Сергей Прищепа рассказывает о причинах депрессии, помощи пациентам и действии психотропных препаратов.

10 октября отмечается Всемирный день психического здоровья. Это состояние благополучия, при котором каждый человек может реализовать свои способности и потенциал, а также справляться с рядовыми стрессами. Перенапряжение на работе, информационный перегруз, неудовлетворённость собственной жизнью становятся причинами неврозов и расстройств.

В начале 2017 года был составлен рейтинг самых психически неблагополучных регионов страны. В десятку лидеров вошла и Кировская область. Оказалось, чаще всего жители нашего региона обращаются к специалистам из-за неврозов и расстройств.

Лечение психических заболеваний, пограничных состояний и зависимостей – работа врачей-психотерапевтов. Мы пообщались с практикующим патогенетическим психотерапевтом. Сергей Прищепа рассказал о «сигналах» депрессии, реабилитации и работе психотерапевта.


«Вся психотерапия и направлена на то, чтобы не нарваться на ненужные неприятности»

Сергей, расскажите, чем отличается работа психиатра, психотерапевта и психолога?

– Отличие начинается в образовании. Психиатрия – медицинская специальность, после получения диплома врача нужно пройти специализацию по психиатрии, далее можно выбрать одно из трёх направлений: психотерапия, наркология или сексопатология. Психотерапевты занимаются лечением зависимостей, неврозов и других пограничных состояний преимущественно психологическими методами, хотя специальные препараты тоже используют.

Психолог в отличие от психиатра и психотерапевта не имеет медицинского образования. У него может быть клиническая специализация, то есть дополнительное образование, однако психология не рассматривает понятия «болезнь». У психологов есть определение нормы и понимание того, как те или иные люди могут от этой нормы отличаться. Для врачей «болезнь» — это форма адаптации организма или личности к окружающей среде или социуму. Здоровый же человек адаптирован без симптомов.

Обычно психиатрам и психологам лучше работать в паре, бригаде. Если это зависимость, бригада будет состоять из нарколога, психотерапевта и клинического психолога. На практике получается так, что психологи повышают квалификацию в методах психотерапии, поэтому называют себя психотерапевтами.

Существуют 3 основных направления в психотерапии: динамическое, когнитивно-поведенческое и экзистенциально-гуманистическое. Первое ищет причину в бессознательных процессах, в детстве. Второе — в иррациональных, не соответсвующих действительности мыслях, когнициях. Третье — в потере человеком смысла, своего места в жизни, принадлежности к тем или иным людям, несоответствии образа жизни какой-либо ситуации и ценностям человека. Когда дело касается невроза, то качественней обратиться к психиатру, однако если он только таблетки выписывает, то параллельно нужно обратиться к психотерапевту или психологу за курсом психотерапии. Потому что зачастую нужно и то, и другое.


Что собой представляют психотропные препараты и антидепрессанты? В каких случаях они назначаются и к чему приводит их применение?

– Конкретный препарат применяется с определёнными целями, поэтому и нужна помощь специалиста в этом вопросе. Диагноз самостоятельно поставить невозможно, потому как вероятность ошибки слишком велика: нужен опыт и компетенции. К тому же без рецепта некоторые препараты в аптеке не продают – велика возможность химической зависимости. К таким относятся транквилизаторы:после их отмены при недопустимых дозах и сроках может быть абстиненция («ломка» – прим. ред), как после употребления наркотиков. Несмотря на то, что химическую зависимость от антидепрессантов не получить, может сформироваться зависимость психологическая. Человек, не меняя себя, достигает облегчения благодаря препаратам, а при отмене их приёма снова испытывает недовольство жизнью и снижение настроения.

Чтобы понять принцип действия препаратов, нужно вспомнить уроки биологии. Между двумя нервными клетками есть синапс (связь – прим. ред.), расщелина. Чтобы передавать импульс от клетки к клетке, в эту расщелину выбрасываются специальные вещества – медиаторы. От их концентрации и количества в разных зонах мозга зависит стабильность работы нервной системы. Все препараты нацелены на то, чтобы повысить или снизить количество этих медиаторов там, где это необходимо. То есть наше настроение, активность и бодрость зависит от того, как работает передача между нервными клетками.

А если говорить о психологических причинах. Стоит ли в таких случаях назначать препараты?

– Причины невроза часто в том, что человек со своими особенностями не может принять мир и себя таким, какой он есть. Он считает, что жизнь должна быть другой, он должен быть другим и люди вокруг тоже, а происходит так, что мир не меняется и сам человек не меняется. Терпение, то есть психологические защитные механизмы, в какой-то момент заканчивается. А симптомы – это патологическая форма адаптации. Например, при депрессии настроение ухудшается, реакция замедляется, мысли тугоподвижные и есть физическая слабость. Человек как бы ограждает себя от активности, чтобы меньше подвергаться стрессу. А причина в том, что он не принимает жизнь такой, какая она есть, депрессия в таком случае является неким стабилизатором.

У меня есть своя принципиальная позиция: я занимаюсь только психологическими методами лечения, не выписывая лекарств. Я выбрал для себя такой путь и уже порядка 10 лет не назначаю препаратов, используя только методы семейной, индивидуальной, групповой психотерапии и гипноз.

Таблетки полностью не убирают симптоматику. При приёме препаратов настроение может улучшиться, а активность немного повыситься, но проблемы не решатся. Лекарства снимают симптомы, но если есть причины на личностном уровне, то проблема не решается в корне. Это всё равно, что лечить ангину только жаропонижающим в надежде на то, что организм со стрептококком сам как-нибудь справится.


То есть получается, что кроме препаратов психотерапевту нужно так воздействовать на человека, чтобы вылечить расстройство?

– Получается, так. Даже слово «воздействовать» здесь не очень верно. Смысл психотерапии – человека так подбросить, чтобы он разлетелся, а потом сам собрался. Если соберётся неправильно, то подбросить ещё раз. Только страдания способны заставить человека измениться. Так он перейдёт на другой уровень осознания себя. Пока страдания уравновешиваются таблетками, человек ничего с собой не будет делать.

В наркологии, например, только так. Захожу в палату, говорю: «Мужики, вы понимаете, что умираете? Я вас по именам знаю, каждые два месяца сюда попадаете. Есть у нас реабилитационный центр, хотите что-то в себе поменять? Там есть разные программы». Однако зачастую с подушки поднимается кто-то заспанный, поворачивается и говорит, что «дураков нет». Только 1-2 человека из 50-ти переводятся в реабилитационный центр, чтобы начать психологическую программу, измениться самому и изменить свою жизнь.

Как это работает?

— По большому счёту мы ставим искусственные препоны. В реабилитационный центр сложно попасть, а если человек пришёл туда отсидеться и не хочет работать над собой, то его выгоняют. Если же он через всё проходит, вырабатывает ответственность, умение принимать решения, учится не обращать внимание на внешние условия, а только на своё внутреннее развитие, тогда он идёт к цели и добивается успеха. Поэтому те, кто столкнулся с работой над собой, понимают, что психотерапия – это не сладко и не подарок. Страдания – движущая сила изменений. Это изнурительно, тяжело, иногда больно, но ты получаешь новый уровень осознанности, который даёт тебе личностное здоровье.

У меня есть пример из собственной жизни. Суббота. Еду на машине рано утром вместе с дочкой с вокзала. Улицы пустынные. Останавливаюсь на перекрёстке Октябрьского и Московской, дверь открывается, и мне прилетает удар в челюсть. Я выхожу, спрашиваю мужчину, в чём дело, а он кричит, что я подрезал его на предыдущем перекрёстке. Десять лет назад я бы точно полез в драку, а эмоции застелили бы глаза. Но сейчас мне хватило четверти секунды, чтобы осознать, что всё это ни к чему. Я был рад, что меня не одолели эти шаблоны вроде «ты же мужик», «при дочери нужно отстаивать свои права», «ему надо «объяснить», что такое хорошо» и так далее. Вся психотерапия и направлена на то, чтобы не нарваться на ненужные неприятности.


«За мои же деньги мне рассказывают, в чём именно я плох»

Есть мнение, что врачи-психотерапевты могут помочь всем, кроме себя. Значит, это неправда?

– Сам себе человек не всегда помочь может, это так. У нас, психотерапевтов, в стандарт образования входит личная терапия. То есть мы сами становимся клиентами. У меня за плечами 300 часов индивидуальной психоаналитической терапии, 7 динамических групп по 40 часов. Важно уметь просить и получать помощь со стороны.

Любое профессиональное сообщество нужно для того, чтобы понимать, на кого равняться, пробовать новые методики. Для нас основной инструмент – наши личности, которые нужно постоянно затачивать. Ошибку совершают коллеги, которые гнушаются личной терапии и супервизии. На супервизии опытные специалисты разбирают, что в работе ты делаешь не так. То есть не идёт процесс, не выходит помочь человеку, нет результата. Приходишь к коллегам и просишь помощи, спрашиваешь, что не так, приходишь вместе с пациентом. Ситуация разбирается и находится выход. То есть за мои же деньги мне рассказывают, в чём именно я плох, где мне нужно заточить в себе психотерапевта. (смеётся)

Часто ли бывают случаи, когда вы не можете помочь своим пациентам?

– Да, отказ врача в психотерапии — это естественно, как и в других врачебных специальностях. Если видим, что нет показаний к терапии, то не берём пациента. Я должен сначала найти психологическим механизм симптома, страдание и желание изменить себя: если его нет, то у человека не хватит энергии, чтобы поменяться. А в имитации деятельности результата не будет. Человек должен хотеть и должен быть готов себя менять. Если он больше говорит: «Я страдаю, но это вы должны меня вылечить», – значит, пациент не готов к переменам и ему они не нужны, это всего лишь разговоры. Поэтому я отказываю, объясняя причину отказа или предлагая другой метод. Например, если у него нет страдания, однако его семья страдает, тогда работа может быть проведена через членов его семьи.

Вся суть психотерапии заключается в следующем: человек себе что-то придумал, а мир об этом не знает. Если человек принимает мир, то у него нет необходимости в конфликтах, депрессиях и других симптомах.


Как вы определяете, есть у человека страдания или их нет?

– Это можно увидеть только по поступкам. Слова не имеют значения, но если человек предпринимает шаги, чтобы сделать жизнь лучше, значит, он точно страдает. Например, когда человеку надо, он горы свернёт: найдёт, добьётся, получит.

В Америке или Европе очень много людей обращаются к психотерапевтам за помощью. В России и в Кирове в частности такой опыт является распространённым?

– Наверное, это больше миф, чем реальность. Потому как на Западе тоже не всё так гладко. Мне довелось общаться со своим коллегой из Америки. Он приехал в Россию, чтобы избавиться от зависимости – как-то подсел на транквилизаторы. Я его расспрашивал про психотерапию, оказалось, в некоторых местах даже семейная не распространена. Так что я сделал вывод, что есть разный менталитет и слои населения: кто-то понимает необходимость психотерапии, а кто-то нет. Мне кажется, что со временем, за последние 20 лет моей практики, психотерапевтическая сфера в России становится гораздо стабильнее. Она разрастается и укрепляется.

Значит, вы заметили, как меняются ваши пациенты? Например, их возраст, пол, уровень доверия? Увеличилось ли количество людей, обращающихся за помощью к психотерапевтам?

– Мне об этом сложно судить. Мой ресурс работы ограничен. Сколько ко мне людей ходили, меньше не становится, а больше мне не принять. При этом клиенты выбирают того специалиста, который им подходит прежде всего по личностному складу, жизненному опыту. Эмоциональным психологам-женщинам сложно справиться с эмоциональными пациентками, и они отправляют их ко мне. Или недавно коллега-женщина направила ко мне мужчину, потому что, «материнскую работу» она провела, теперь он нуждается в «отцовской поддержке». Могу сказать лишь то, что 90% наших клиентов – это люди с высшим образованием в возрасте от 18 до 55-60 лет.

Что чаще всего беспокоит кировчан?

– Нарушение поведения у детей: сложная адаптация в коллективе, жалобы учителей. Это нередко связано с родителями, отношениями в семье. Часто приходят ко мне родители с ребёнком или просто продвинутые родители, которые понимают, что всё дело в них. Также обращаются с неврозами, депрессиями, паническими атаками и телесными симптомами.

С зависимостью обращаются, и тут нужна сразу вся семья. Алкоголь, игровая зависимость и любовницы – стабилизаторы семейных кризисов. Когда у семьи появляются новые обязанности или дела, нужно структуру менять, но пара не может или не умеет вовремя это сделать. Тогда и появляются различные зависимости и измены. Ни мужчина, ни женщина не могут отсоединиться от собственных эмоций и начинают ругаться и обижаться, а нужно разговаривать, делиться собственными чувствами, принимать совместные решения, реализовывать совместные проекты.

В общем, претензия может быть лишь индикатором к тому, что нужно что-то поменять. Поэтому психотерапевт даёт специальные задания, чтобы научить правильно действовать. Нужно выявить, в чём сложность: 20-30% людей не распознают, что усталость, раздражение и дискомфорт – это разные вещи. То есть не могут отделить физическое ощущение от эмоции. Далее нужно дистанцироваться от собственных эмоций, взглядов, а не жить в них, быть ведомыми ими. Далее соизмерить, какие собственные правила и ценности не соответствуют жизненной ситуации. Научиться принимать решения — это и значит быть свободным. Научиться свои решения проносить через годы жизни, согласовывать их с реальностью и с другими людьми – вот что мы называем ответственностью.


«Когда борьба с миром изнашивает человека, приходит депрессия»

Кажется, сейчас очень часто молодые люди, перед которыми масса перспектив, подвержены психическим расстройствам. Например, паническим атакам или депрессиям. С чем это может быть связано?

– Чаще начинают открыто об этом говорить, потому что это становится нормально и естественно. К тому же это сейчас популяризируется. Видел в одном фильме, как супергерой летит с бумажным пакетиком и паническую атаку у себя снимает. Но психические расстройства никак не связаны с возрастом. Это на самом деле может быть экзистенциальный кризис или сбой в передаче нервных импульсов. Эмоциональное, профессиональное выгорание тоже никак не связано со стажем работы – только с личностью. Сначала напряжение чем-то сдерживается, а потом выходит в симптом, например, в депрессию или в невроз с паническими атаками.

Ещё один момент: симптом может быть выгоден, мы это называем рентой. Сходил к специалисту и с ним поговорил, с подружкой обсудил, тебя пожалели. Первичная выгода – просто скидывается напряжение, вторичная — симптом помогает договориться с людьми, приобрести какой-то устраивающий «статус». То есть может быть контекст «пожалейте меня» или «если бы вы вовремя сделали так, как я хотела, то мне не было бы так плохо». Такие действия происходят абсолютно бессознательно.

Проблемы могут быть просто надуманными?

– Скорее так: люди придумывают, что они лучше и талантливее других, им все должны прийти на помощь и потратить все свои силы на это. Вымышленное не соприкасается с реальностью, поэтому когда борьба с миром изнашивает человека, приходит депрессия. Однако эта надуманность бессознательна, она происходит в детстве. Нужно принимать мир и развиваться. Человек ведь подстраивается под мир, потому что мир под себя подстроить – утопичная мечта. Нужно понять, как всё это устроено и как с этим работать.

Девушка ушла от парня, но не может его выбросить из головы, умом понимает — надо расстаться, но не может. Находим детский сон в 7 лет, где принц спасает её от монстров. Отца описывает как жёсткого, наказания в детстве были глубоко обидными для неё. Мама больше была на стороне отца. Именно тогда образы родителей расщепились на хороших, реальных родителей и страшных, пугающих монстров. Чтобы эмоционально выжить, девочка создала (надумала) образ принца. К которому она и сбежала, как только ей исполнилось 18. Потому что папа всегда говорил: вот исполнится тебе 18, тогда и делай что хочешь. Но «принц» оказался недостаточно взрослым для отношений, а идеальным представлениям девушки продолжал соответствовать даже после расставания.


Как понять, что тебе действительно необходима помощь?

– Нужно идти от простого к сложному. Решили, что попали в депрессию или хандру, тогда нужно продумать для себя объяснительную схему и действовать в соответствии с ней две недели. Если занятия спортом, встречи с друзьями, любимое хобби принесли результаты, то настроение выровнялось и страдания ушли. Если не получается справиться, значит, просто не хватает знаний и ресурсов, чтобы решить эту задачу. Тогда стоит обратиться к специалисту за помощью.

Никто не может справиться в одиночку во всех ситуациях. Можно сказать, что это признаки «гордыни». Конечно, это может быть некая программа, которую в нас закладывают с самого детства: «ты должен быть сильным», «мужчины не плачут», «справляйся сам». Наше профессиональное кредо как раз-таки звучит наоборот: «не держи в себе». Пойди попробуй, ошибись пару раз, чтобы узнать себя и мир вокруг. Есть адаптивная стратегия, которая помогает преодолевать стресс: на уровне мыслей – проблемный анализ, на уровне эмоций – оптимизм, на уровне поведения – сотрудничество.

Что становится главным препятствием обращения к психотерапевту?

– Страдания балансируют симптоматикой: «все так живут», «все столько пьют и ругаются», «все изменяют» и так далее. То есть элементарное незнание, что здесь есть проблема, что можно жить по-другому.

 

0

При посещении психиатра или психотерапевта в государственных медучреждениях ставят на учёт?

– На учёт не ставят, если платный приём. Если человек хочет и может заплатить за своё лечение, у него хороший социальный уровень ответственности и риск для общества минимальный, как и у всех остальных, – в учёте нет необходимости. Однако если такое происходит раз за разом, выводы человеком не делаются, заболевание переходит в определённую фазу (если речь об алкогольной зависимости, например), обязательно становиться на учёт.

При обращении в госучреждение карточка будет заведена, но на чём это может отразиться? Для некоторых — ни на чём. Нужно понимать, соизмерять риск, куда лучше пойти: либо к государственным врачам, либо в частные структуры. С другой стороны, учёт – это не преследование, а безопасность общества и самого человека.

У меня была история, когда молодой человек проходил курс лечения. И он, и родные решили, что парень добился ремиссии, ему не нужны таблетки и помощь специалиста. Через несколько лет он захотел почувствовать себя мужиком, раздобыл пистолет и поехал в другой город. Вёл себя подозрительно, во время проверки начал стрелять, рикошетом попал в полицейского.

В интернете запущен флешмоб «У депрессии нет лица». Он направлен на то, чтобы показать окружающим, что многие симптомы психических расстройств невозможно разглядеть. Как вы думаете, такие флешмобы полезны?

– Я, если честно, не видел этот флешмоб, поэтому могу говорить лишь абстрактно. Нужно смотреть, какой в нём есть посыл: люди собрались, чтобы просто сотрясать воздух, или объединились, чтобы работать над собой и решать свои проблемы.

Сам по себе обмен мнениями не несёт в себе ничего. Просто пообщались, а если решать, то как?

Расскажите, может быть, всё-таки есть «сигналы», которые оповещают окружающих о депрессии одного из близких людей?

– Самый яркий признак – когда человек резко отказался от того, что ему приносило удовольствие, интерес, смысл, что соответствовало его ценностям. Вообще всё, что связано с изменениями стиля жизни, является сигналом о том, что человек хочет, пытается найти выход из сложившейся ситуации, возможно, тратит свои последние ресурсы для этого.

Частое недовольство собой и злость на окружающих тоже могут быть признаками. Психиатры обращают внимание на вычурные татуировки, стрижки и поведение, которые будут говорить не о самовыражении, а о саморазрушении. Если поступки близкого человека кажутся нелогичными, обратите внимание, положитесь на собственные ощущения и выясните, всё ли в порядке. Дайте информацию, что помощь возможна. В некоторых случаях просто физически поддержите, доведите до специалиста.

Как общаться с людьми, у которых есть психические расстройства?

– По-разному, смотря что вкладывать в это понятие. Круг расстройств широк от практически незаметных до ярко выраженных и на самом деле опасных. Прежде всего нужно понимать ту сложность, которая есть у человека. Эти моменты можно обсудить и с самим человеком при достаточном вашем контакте с ним, и со специалистом, если вы член семьи.


Он, Она и стабилизаторы их отношений

Неоспоримая истина, проверенная не одним поколением, гласит, что главными составляющими отношений между мужчиной и женщиной являются любовь и согласие.

Осмелюсь скорректировать это утверждение, добавив маленькую ремарку: любовь и согласие – это базовые составляющие отношений, которые находятся в процессе формирования и развития, это две движущие силы двух характеров, нуждающиеся в регулярной подзарядке. А подзаряжать их нужно вспомогательными факторами, над которыми, как правило, партнеры не задумываются: они сами появляются на жизненном пути.
 
Если никаких вспомогательных факторов в отношениях нет – существует большая вероятность того, что они рано или поздно потерпят фиаско, ведь вполне возможно, что кто-то из партнеров найдет себе новое увлечение и выстроит крепость на фундаменте прочных стабилизаторов семейных отношений.

Думаю, вам нередко приходилось слышать слезливые истории о том, как высокий достаток и семейные обязанности разбивали крепкие брачные узы. Возможно, такого рода рассказы все же относятся к жанру народных басен?

Ведь богач и бедняк кардинально различаются восприятием жизненной философии, почему же тогда «рай в шалаше» гласит о счастье, а «рай в богатстве» об обязательных проблемах во взаимоотношениях? Попробуем разобраться, на чем держатся крепкие узы при зажиточной жизни, и что же стабилизирует такой брак?

История любви: Она

Она выходит из новенькой иномарки с полной сумкой изысканных деликатесов и направляется в свою фешенебельную квартиру. На первый взгляд – привлекательная, умная и милая тридцатилетняя женщина. И мало кто знает, что она – ходячий Сталин в юбке, который управляет своим успешным мужем и добивается поставленных целей.

У них вроде бы идеальная семья: муж сделал успешную карьеру, она после долгих лет совместной жизни наконец-то стала мамой, добровольно пожертвовав своими профессиональными амбициями ради семьи. Дама воспитывает сына, точнее наблюдает за его воспитанием со стороны, ведь у него есть няня.

Она – великолепная хозяйка, ее кондитерские шедевры могут победить в любом кулинарном конкурсе, но они успешно съедаются сотрудниками мужа. Она – за здоровый образ жизни, а выпечка – это хобби, занятие, которое отвлекает ее от повседневной рутины, а еще это способ самоутверждения и доказательство того, что и в этом деле ей нет равных.

Она не знает, сколько стоят подгузники, так как их покупает он. Она не смотрит в бутиках на ценники, а берет то, что нравится. Она не лишает его возможности полноценно заботиться о сыне, хотя обычно матери эгоистичны в своей любви к детям, поэтому они привязаны к ним больше. Значит, все же, не эгоистка?

Счастливая? Не думаю, что она это понимает: дама не умеет наслаждаться тем, о чем другие могут лишь мечтать. Она не умеет останавливаться, так как ищет новую цель, к которой дерзко и  упрямо движется. А может быть, знак «стоп» этой семье и вовсе не нужен?

Она хочет второго ребенка, но не может забеременеть. Она хочет – он подчиняется ее воли, согласившись на разного рода манипуляции с использованием современных технологий оплодотворения. Первая, вторая, третья попытки… и все  безрезультатно. Проблема в ней, и она сможет ее устранить, иначе не успокоится, сойдет с ума сама, сведет с ума его, поэтому ему легче согласиться и уступить, ведь Сталина в юбке ничем не остановишь. Почему же он не уходит?


История любви: Он

Он мчится домой после работы и через 15 минут выходит из дому со своим малышом, садится в машину и уезжает на прогулку куда угодно: в торговый центр, в аквапарк или на стройку загородного дома. И так каждый день: в мороз, жару или дождь. Их нет три часа, она в это время отдыхает. Он возвращается, кормит ребенка и укладывает спать рядом с собой.

Он любит своего сына, и, как не крути, он любит ее, а она? Она любит себя и свою цель больше настоящей жизни.

На первый взгляд идеальная семья, а на второй – инфантильная. Ведь семейные роли потеряли границы, слились, спутались. На чем же держатся эти отношения, которые она так любила ставить всем в пример? На любви к сыну, на стройке загородного дома, на материальном достатке? И на этом тоже, но не только…

Стабилизаторы их отношений

Она без него – никто, все может рушиться в один момент, богатство легко потерять. Остается сын. Но ведь существует огромное количество «воскресных» отцов, сбежавших от своих жен с острыми напильниками! Почему же он не уходит?

Если углубиться во внутренний мир этой семьи, многое становится понятным: истина – очевидна, а главное – банальна.

Карьера

Его карьера – скрытое зазеркалье второй жизни, которая постоянно находиться в эпицентре опасности, интриг на работе,  нестабильности и неуверенности в завтрашнем дне.

Он – игрок, он делает ставки: все или ничего. Игра, где каждый день появляются новые правила, а опасность разоблачения подстерегает на каждом шагу. Он посвящает ей львиную долю своей жизни, а она держит его в напряжении и не может отпустить как страстная любовница, отношения с которой трудно разорвать. Она заколдовывает доходом и позволяет наслаждаться упоительным вкусом роскошной жизни.

Комфортная крепость

Когда он возвращается домой, его ждет привычный круг забот, расписание вечера, заранее согласованное меню, прогулки с сыном и «уставшая» жена.

Ему комфортно ей подчиняться, в доме правит она, он же остается царем в своей мужской игре. Проблемы остались на работе и так хорошо окунуться в спокойствие семейной атмосферы, где все идет своим чередом. Он благодарен ей за это.

Жена

Дело в том, что в их семейном детективе – она и есть тем мощным стабилизатором, вместе со своими, казалось бы, эгоистичными идеями, имея финансовую возможность их если не воплощать, то просто развивать. Может быть, она отчасти устает из-за этих идей, которые не выходят из ее головы. С ней случается своего рода эмоциональное истощение, которое им поощряется.

Согласитесь, не каждый мужчина понимает, что жене необходимо воплощать в жизнь идеи, не считая большинство из них сумасбродными женскими капризами! А моей героине такой подход со стороны мужа необходимо вдвойне, потому что в ее хрупком теле поселился сталинский дух, который должен управлять и дальше, а главное – во благо семьи! И важно то, что ее муж умеет с этим «духом» договориться, дав ему клятву быть рядом и в горе, и в радости.


Эпилог

В каждой паре есть свои стабилизаторы в отношениях, которые дополняют и укрепляют партнерский союз. Без них отношения становятся серыми, рутинными и неполноценными. И как ни странно, люди сами ищут то звено, которое свяжет их узы сложным лабиринтом отношений, из которого нет выхода.

Мы рожаем и воспитываем детей, делаем ремонт, копим деньги на покупку новой квартиры, машины, дачи, планируем отпуск, соблюдаем семейные традиции, готовимся к праздникам. Мы ищем стабилизаторы отношений, потому что хотим прожить рука об руку всю жизнь!

Герои этой жизненной истории тоже нашли их, какими бы странными не казались их семейные роли. Он никогда ее не бросит, а она не даст ему уйти, ведь на самом деле они друг без друга — просто никто…

Что такое автоматические стабилизаторы?

Когда-нибудь в США начнется новая рецессия. Поскольку процентные ставки уже очень низки, денежно-кредитная политика может оказаться не в состоянии взять на себя все бремя смягчения экономических спадов. Таким образом, все большее значение приобретает роль фискальной политики в стабилизации экономики. Но из-за политической поляризации в Вашингтоне есть опасения, что Конгресс не сможет достаточно быстро снизить налоги или увеличить расходы (известные как дискреционная налогово-бюджетная политика), чтобы смягчить последствия кризиса.Поэтому экономисты и другие специалисты стремятся расширить положения закона, которые автоматически увеличивают расходы или сокращают налоговые начисления в случае экономического спада.

Что такое автоматические стабилизаторы?

Автоматические стабилизаторы — это механизмы, встроенные в государственные бюджеты без права голоса законодателей, которые увеличивают расходы или снижают налоги, когда экономика замедляется. Во время рецессии автоматические стабилизаторы могут ослабить финансовый стресс домохозяйств, сократив их налоговые платежи или увеличив выплаты в денежной и натуральной форме, и все это без изменений в налоговом кодексе или каком-либо другом новом законодательстве.Например, когда доход домохозяйства снижается, оно, как правило, меньше задолжало по налогам, что помогает смягчить удар. Кроме того, при снижении дохода домохозяйство может получить право на страхование по безработице (UI), продовольственные талоны (Программа дополнительной продовольственной помощи или SNAP) или Medicaid.

Автоматические стабилизаторы не только помогают семьям, сталкивающимся с финансовыми трудностями, но и помогают экономике в целом, стимулируя совокупный спрос в трудные времена и когда экономика больше всего нуждается в поддержке.В лучшие времена автоматические стабилизаторы обычно сокращаются или отключаются. Большинство автоматических стабилизаторов являются федеральными; штаты и населенные пункты, как правило, обязаны сбалансировать свои бюджеты, поэтому они не могут иметь большой дефицит во время спадов.

Из каких компонентов состоят автоматические стабилизаторы?

И налоги, и расходы могут оказывать стабилизирующее воздействие на экономику. Большинство налогов имеют стабилизирующий эффект, поскольку они автоматически меняются вместе с экономическим ростом. Например, сборы подоходного налога с физических лиц и корпораций снижаются во время рецессии вместе с доходами и прибылью, а сборы налога на заработную плату снижаются, когда падают занятость и заработная плата.Расходы на некоторые трансфертные программы также зависят от состояния экономики. Например, расходы на страхование по безработице увеличиваются, когда растет уровень безработицы, а расходы на программы борьбы с бедностью, такие как Medicaid и SNAP, увеличиваются во время рецессии, потому что плохие экономические времена означают, что больше людей имеют право на получение помощи.

Как показано на диаграмме ниже, основная часть стоимости автоматических стабилизаторов связана с изменениями налоговых поступлений, а не с расходами на программы. По данным Бюджетного управления Конгресса (CBO), на доходы приходилось в среднем около трех четвертей влияния автоматических стабилизаторов на бюджет за последние 50 лет (CBO 2015).

Чем автоматические стабилизаторы отличаются от изменений в дискреционной фискальной политике?

Одним из преимуществ автоматических стабилизаторов является то, что они не требуют законодательных действий и быстро реагируют на экономические спады. Дискреционная фискальная политика требует действий со стороны Конгресса, поэтому возможны значительные временные задержки из-за дебатов о надлежащем ответе, шагах в процессе нормотворчества и административных действиях для того, чтобы средства поступали в карманы потребителей.Во время Великой рецессии Конгресс отреагировал относительно быстро: первой налогово-бюджетной мерой был Закон Буша об экономическом стимулировании, который был подписан 13 февраля 2008 г., то есть всего через два месяца после того, как позже было установлено, что рецессия началась (Furman 2018). ). Но крупнейший пакет стимулов, Закон о восстановлении и реинвестировании Америки (ARRA) 2009 года, был утвержден через пять кварталов после начала рецессии. К этому времени расходы на автоматические стабилизаторы уже выросли до 2% потенциального ВВП — максимально устойчивого объема производства экономики (Schanzenbach 2016).Изучая политику экономической стабилизации с 1980 по 2018 год, Шейнер и Нг (2019) обнаруживают, что автоматические стабилизаторы обеспечивают около половины общей фискальной стабилизации, а другая половина обеспечивается дискреционной фискальной политикой.

Как со временем изменились автоматические стабилизаторы?

Реагирование автоматических стабилизаторов на экономические условия с течением времени было довольно стабильным. По данным CBO, автоматические стабилизаторы в среднем составляли около 0,4 процента потенциального ВВП на каждый процент разницы между ВВП и потенциальным ВВП («разрыв выпуска») с 1965 по 2016 год.Точно так же Ауэрбах и Финберг (2010) считают, что влияние федеральной налоговой системы как автоматического стабилизатора изменилось относительно мало. Шейнер и Нг обнаружили, что, хотя степень цикличности общей налогово-бюджетной политики за последние 20 лет была несколько выше, чем за предыдущие 20 лет до этого, вклад автоматических стабилизаторов в рост ВВП в ответ на процентный разрыв между уровнем безработицы и естественный уровень был относительно устойчивым, колеблясь между 0.3 и 0,5 между 1980 и 2008 годами.

Как работали автоматические стабилизаторы во время Великой рецессии?

С 2009 по 2012 год автоматические стабилизаторы снизили доходы на 1,2 процента потенциального ВВП и увеличили расходы на 0,6 процента — совокупный эффект составил 1,8 процента потенциального ВВП. [1] Увеличение дискреционных расходов, вызванное законодательными действиями, составило в среднем около 1,3 процента потенциального ВВП за этот период. Как показано на диаграмме ниже, в 2013 году стимул дискреционных расходов резко прекратился, хотя уровень безработицы оставался высоким.Автоматические стабилизаторы давали стимул гораздо дольше.

Как работают автоматические стабилизаторы на государственном и местном уровне?

Государственные и местные органы власти имеют сбалансированные бюджетные требования, а это означает, что любые сокращения расходов или увеличения налогов, поступающие от государственных и местных автоматических стабилизаторов, должны быть компенсированы, чтобы сбалансировать бюджет. Хотя у штатов есть фонды на черный день, предназначенные для того, чтобы помочь сбалансировать бюджеты, когда налоговые поступления падают, большинство из них слишком плохо финансируются, чтобы предотвратить необходимость сокращения расходов и повышения налогов во время рецессии.Когда правительства штатов и местные органы власти увеличивают налоги или сокращают расходы, чтобы удовлетворить требования сбалансированного бюджета, они противодействуют своим автоматическим стабилизаторам и тормозят усилия по восстановлению. По оценкам Шейнера и Нг, с 1980 по 2018 год дискреционное сокращение государственных и местных расходов полностью компенсировало стимулирующий эффект государственных и местных автоматических стабилизаторов.

Но сбалансированные бюджетные требования также означают, что штаты с большей вероятностью будут тратить то, что они получают, поэтому отправка денег штатам является для федерального правительства особенно эффективным способом стимулирования экономики.Например, во время Великой рецессии федеральное правительство увеличило свою долю расходов на Medicaid, и это стало эффективным облегчением для штатов.

Как обстоят дела с расширением автоматических стабилизаторов в США?

Многие аналитики обеспокоены тем, что мы плохо подготовлены к следующей рецессии. В среднем Федеральная резервная система обычно снижает процентные ставки на пять процентных пунктов для борьбы с рецессией (Summers 2018). Но поскольку процентные ставки все еще значительно ниже 5 процентов, денежно-кредитная политика, вероятно, будет ограничена нулевой нижней границей, что повышает важность налогово-бюджетной политики как стабилизирующего инструмента.Кроме того, учитывая, что отношение долга к ВВП уже очень высоко по историческим меркам, неясно, можем ли мы полагаться на то, что Конгресс примет меры по стимулированию экономики во время следующей рецессии. Но выгоды от использования налогово-бюджетной политики для борьбы с рецессией, вероятно, намного превысят связанные с этим затраты. При таких низких процентных ставках долг обходится не очень дорого (Elmendorf and Sheiner 2016; Blanchard 2019). Кроме того, в той мере, в какой продолжительная безработица приводит к сокращению участия в рабочей силе в течение длительного периода времени, использование фискальной политики для борьбы с рецессией может даже окупиться в долгосрочной перспективе (ДеЛонг и Саммерс, 2012 г.)

Какие есть варианты усиления автоматических стабилизаторов?

Чтобы автоматические стабилизаторы были эффективными, они должны быть своевременными и поддерживать совокупный спрос.То есть люди, получающие стимул, должны быстро получить деньги, а затем фактически потратить их. Однако не все программы снижения налогов или расходов одинаковы: сокращение определенных налогов или увеличение расходов на определенные программы имеют большую «отдачу от вложенных средств». Например, домохозяйства с более низкими доходами с большей вероятностью потратят дополнительный доход, чем домохозяйства с более высокими доходами, которые, скорее всего, будут иметь ресурсы для поддержания уровня расходов в трудные времена.

Таким образом, хороший способ усовершенствовать автоматические стабилизаторы — усилить предохранительную сетку.Один из вариантов — автоматически увеличить количество продовольственных талонов, которые можно получить во время экономического спада. Это действие можно было бы осуществить быстро, увеличив стоимость электронных карточек льгот, и оно хорошо ориентировано на наиболее уязвимые семьи (Bernstein and Spielberg, 2016). Другим вариантом может быть продление или увеличение стоимости пособий по безработице (в настоящее время льготы по безработице ограничены 26 неделями). Действительно, исследования показывают, что такие меры, как SNAP и UI, имеют высокую «отдачу на доллар» в качестве экономического стимула (Blinder 2016).

Но одной только этой политики может быть недостаточно для стимулирования. Одной из альтернатив может быть предоставление временного возмещаемого налогового кредита для работающих домохозяйств (Sahm 2019). Возмещаемые налоговые льготы помогают домохозяйствам с низкими доходами, поскольку они получают деньги, даже если они превышают сумму налогов, которые они должны заплатить. С другой стороны, политика снижения налоговых ставок, которая дала бы непропорциональные преимущества домохозяйствам с более высокими доходами, может быть менее эффективной.

Другие меры, такие как увеличение расходов на инфраструктуру или гранты штатам, также могут быть полезными за счет существенного увеличения расходов, но могут быть не оптимальными из-за временных задержек.Чтобы обойти проблему сроков, Haughwout (2019) предлагает план инвестиций в инфраструктуру, предусматривающий предоставление федеральных средств инфраструктурным проектам штата и местного уровня, которые будут автоматически запускаться во время рецессии. Фидлер и др. (2019) предлагают привязать долю федеральной поддержки программ штата Medicaid и CHIP (Программа медицинского страхования детей) к уровню безработицы штата.

Каковы автоматические стабилизаторы в США по сравнению с другими богатыми странами?

Автоматические стабилизаторы связаны с размером правительства и, как правило, больше в странах с развитой экономикой (Horton and El-Ganainy 2018).Среди стран с развитой экономикой автоматические стабилизаторы в США относительно слабее. На приведенной ниже диаграмме показан размер автоматических стабилизаторов — автоматическое изменение сальдо бюджета из-за изменения разрыва выпуска на один процентный пункт — для каждой страны, рассчитанное Girouard and Andre (2005). Их вывод о том, что в США автоматические стабилизаторы слабее, чем в большей части Европы, согласуется с другими исследованиями (Dolls et al. 2010; Fatas and Mihov 2016). Вместо этого США, как правило, используют относительно более агрессивную дискреционную фискальную политику, чтобы компенсировать более слабые автоматические стабилизаторы (Фатас и Михов, 2016).

[1] Рассчитывается как разница между компонентом квартальных доходов (расходов) оценки автоматического стабилизатора CBO за отчетный квартал и значением компонента доходов (расходов) автоматического стабилизатора в 4 квартале 2007 г.

Определение автоматического стабилизатора

Что такое автоматический стабилизатор?

Автоматические стабилизаторы — это тип налогово-бюджетной политики, предназначенный для компенсации колебаний экономической активности страны путем их обычной работы без дополнительного своевременного разрешения со стороны правительства или политиков.

Наиболее известными автоматическими стабилизаторами являются прогрессивно дифференцированные корпоративные и личные подоходные налоги, а также системы трансфертов, такие как страхование по безработице и социальное обеспечение. Автоматические стабилизаторы называются так потому, что они стабилизируют экономические циклы и срабатывают автоматически без дополнительных действий правительства.

Ключевые выводы

  • Автоматические стабилизаторы — это постоянная государственная политика, которая автоматически корректирует налоговые ставки и перечисляет платежи таким образом, чтобы стабилизировать доходы, потребление и деловые расходы в течение бизнес-цикла.
  • Автоматические стабилизаторы — это тип налогово-бюджетной политики, который одобряется кейнсианской экономикой как инструмент для борьбы с экономическими спадами и рецессиями.
  • В случае острого или продолжительного экономического спада правительства часто подкрепляют автоматические стабилизаторы разовыми или временными мерами стимулирования, пытаясь дать толчок экономике.
Что такое автоматические стабилизаторы?

Общие сведения об автоматических стабилизаторах

Автоматические стабилизаторы в первую очередь предназначены для противодействия негативным экономическим потрясениям или рецессиям, хотя они также могут быть предназначены для «охлаждения» растущей экономики или борьбы с инфляцией.По своему обычному действию эта политика забирает больше денег из экономики в виде налогов в периоды быстрого роста и более высоких доходов. Они вкладывают больше денег обратно в экономику в виде государственных расходов или возмещения налогов, когда экономическая активность замедляется или доходы падают. Это имеет намеченную цель — смягчить экономику от изменений в деловом цикле.

Автоматические стабилизаторы могут включать использование прогрессивной структуры налогообложения, при которой доля дохода, взимаемого в виде налогов, выше, когда доходы высоки.Затем сумма падает, когда доходы падают из-за рецессии, потери работы или неудачных инвестиций. Например, поскольку индивидуальный налогоплательщик получает более высокую заработную плату, его дополнительный доход может облагаться более высокими налоговыми ставками на основе существующей многоуровневой структуры. Если заработная плата упадет, человек останется на более низких налоговых уровнях в соответствии с его заработанным доходом.

Точно так же трансфертные платежи по страхованию от безработицы снижаются, когда экономика находится в фазе роста, поскольку меньше безработных подают заявления.Пособия по безработице растут, когда экономика погрязла в рецессии, а безработица высока. Когда человек становится безработным таким образом, что дает ему право на страхование по безработице, ему нужно только подать заявление на получение пособия. Сумма предлагаемых пособий регулируется различными государственными и национальными нормами и стандартами, не требуя вмешательства со стороны более крупных государственных органов, кроме обработки заявки.

Автоматические стабилизаторы и фискальная политика

Когда экономика находится в состоянии рецессии, автоматические стабилизаторы могут по своей природе привести к увеличению бюджетного дефицита.Этот аспект фискальной политики является инструментом кейнсианской экономики, который использует государственные расходы и налоги для поддержки совокупного спроса в экономике во время экономических спадов.

Забирая меньше денег у частных предприятий и домохозяйств в виде налогов и давая им больше в виде выплат и налоговых возмещений, фискальная политика должна поощрять их увеличивать или, по крайней мере, не сокращать свои потребительские и инвестиционные расходы. В этом случае цель налогово-бюджетной политики состоит в том, чтобы помочь предотвратить углубление экономического спада.

Реальные примеры автоматических стабилизаторов

Автоматические стабилизаторы также могут использоваться в сочетании с другими формами налогово-бюджетной политики, для которых может потребоваться специальное законодательное разрешение. Примеры этого включают единовременное снижение или возмещение налогов, государственные инвестиционные расходы или прямые выплаты государственных субсидий предприятиям или домохозяйствам.

Некоторыми примерами этого в Соединенных Штатах были единовременные налоговые льготы 2008 года в соответствии с Законом об экономическом стимулировании и 831 миллиард долларов в виде федеральных прямых субсидий, налоговых льгот и расходов на инфраструктуру в соответствии с американским Законом о реинвестировании и восстановлении 2009 года.

В 2020 году Закон о помощи, помощи и экономической безопасности в связи с коронавирусом (CARES) стал крупнейшим пакетом стимулирующих мер в истории США. Он предоставил более 2 триллионов долларов государственной помощи в виде расширенных пособий по безработице, прямых выплат семьям и взрослым, ссуд и грантов малому бизнесу, ссуд корпоративной Америке и миллиардов долларов правительствам штатов и местным органам власти.

Особые соображения

Поскольку они почти сразу реагируют на изменения в доходах и безработице, автоматические стабилизаторы призваны стать первой линией обороны, способной обратить вспять умеренные негативные экономические тенденции.Однако правительства часто обращаются к другим типам более крупных программ налогово-бюджетной политики для преодоления более серьезной или продолжительной рецессии или для оказания внеэкономической помощи конкретным регионам, отраслям или политически привилегированным группам в обществе.

Что такое автоматические стабилизаторы и как они работают?

Автоматические стабилизаторы компенсируют колебания экономической активности без прямого вмешательства политиков. Когда доходы высоки, налоговые обязательства возрастают, а право на получение государственных пособий снижается без каких-либо изменений в налоговом кодексе или другом законодательстве.И наоборот, когда доходы падают, налоговые обязательства сокращаются, и все больше семей получают право на участие в государственных программах трансфертов, таких как продовольственные талоны и страхование по безработице, которые помогают поддерживать их доход.

Автоматические стабилизаторы количественно важны на федеральном уровне. По оценкам исследования 2000 года, снижение налогов на доходы и фонд заработной платы компенсирует примерно 8 процентов любого снижения валового внутреннего продукта (ВВП). Дополнительная стабилизация от страхования по безработице, хотя и меньше, чем от налоговой системы, по оценкам, в восемь раз эффективнее на доллар упущенной выгоды, потому что больше денег тратится, а не сохраняется.В целом, исследование 2016 года показало, что если бы размер трансфертных платежей был уменьшен на 0,6 процента ВВП, объем производства и отработанное время в США были бы примерно на 6 и 9 процентов более волатильны, соответственно.

По оценкам Бюджетного управления Конгресса, за счет увеличения трансфертных платежей и снижения налогов автоматические стабилизаторы обеспечили значительный экономический стимул во время и после Великой рецессии 2007–2009 годов и тем самым помогли укрепить экономическую активность. Этот стимул составлял более 300 миллиардов долларов ежегодно в период с 2009 по 2012 год, что равно или превышает 2.0 процентов потенциального ВВП в год. (Потенциальный ВВП измеряет максимальный устойчивый выпуск экономики.)

Автоматические стабилизаторы также возникают в налоговой и трансфертной системах государственных и местных органов власти. Однако конституции штатов обычно требуют сбалансированных бюджетов, что может привести к уравновешивающим изменениям в расходах и налоговых правилах. Эти требования не требуют ежегодного полного баланса: они обычно сосредоточены на бюджетных прогнозах, а не на реализации, поэтому дефицит все еще может возникать, когда экономические условия неожиданно ухудшаются.Кроме того, у многих правительств есть средства на «черный день», которые они могут использовать в периоды нехватки бюджета. Тем не менее, большинство правительств штатов и местных органов власти реагируют на экономический спад, принимая законы о снижении расходов или повышении налогов. Эти действия носят сдерживающий характер, работая поперек целей с автоматическими стабилизаторами.

Обновлено в мае 2020 г.

Стабилизирующая поддержка детей и семей во время пандемии

Чтобы выжить, детям нужна стабильность в их окружении, отношениях и основных потребностях, таких как еда, здравоохранение, кров и образование.Они также должны чувствовать себя в безопасности. В идеальном мире родители являются стержнем в сети стабилизирующей поддержки и обеспечивают эти потребности своей семьи через работу, отношения или поддержку сообщества.

Но пандемия нанесла серьезный удар по способности родителей удовлетворять основные потребности своих детей. Почти все родители утратили некоторые важные элементы своей стабилизирующей сети, включая школы и программы по уходу за детьми, которые поддерживают обучение детей, отношения и распорядок дня.Практика социального дистанцирования также ограничила доступ к основным отношениям с семьей, друзьями, а также общественными и религиозными организациями, которые необходимы для благополучия как родителей, так и их детей.

Большинство родителей изо всех сил пытаются убедить своих детей в их безопасности и безопасности, а также удовлетворить их потребности в предсказуемой рутине. И ко всем этим опасениям прибавляется постоянный стресс, который многие родители испытывают по поводу обеспечения безопасности своей семьи и своего экономического будущего, что создает дополнительные проблемы для родителей.Нестабильность в жизни детей, особенно негативная, частая или комплексная, может подорвать здоровое развитие и благополучие с долгосрочными последствиями. Исследования предыдущих рецессий и долгосрочного воздействия урагана Катрина на развитие детей показывают, что эти события имеют волновой эффект на протяжении всей жизни детей, что дает важные уроки, которые следует учитывать во время нынешнего кризиса.

Поскольку мы сосредоточены на том, чтобы сгладить кривую пандемии коронавируса и справиться с вызванным ею экономическим кризисом, мы также должны помочь родителям продолжать обеспечивать стабильность для своих семей, уделяя особое внимание тому, что им нужно, чтобы свести к минимуму последствия для их детей. .Чтобы визуализировать стабилизирующую сеть поддержки основных потребностей детей, исследователи Urban Institute выпустили Stabilizing Children’s Lives, новую концептуальную модель и связанные с ней материалы, в которых подробно рассматривается роль различных участников, включая родителей и опекунов, в стабилизации поддержки основных потребностей детей. потребности. Эта модель иллюстрирует взаимосвязь стабилизирующих опор для детей по мере их роста и развития — опор, которые сейчас подвергаются еще большему риску во время пандемии.

Какие семьи подвергаются наибольшему риску?

Еще до пандемии в этой стабилизирующей сети были большие дыры для многих семей, которые изо всех сил пытаются оплатить свои счета и не имеют ресурсов для покрытия чрезвычайных ситуаций.Пандемия и национальный экономический кризис расширили эти дыры, и быстро растет число родителей, теряющих работу. Эти проблемы непропорционально затрагивают родителей с более низкими доходами, цветных родителей и родителей со средним образованием. Но эти проблемы не ограничиваются только семьями с низкими доходами, что стало очевидным после закрытия правительства в прошлом году.

Люди, которые работают в ресторанах, отелях, розничной торговле, на производстве или в строительстве, скорее всего, пострадают больше всего, в том числе многие родители, которые живут от зарплаты до зарплаты.Эти семьи в настоящее время столкнулись с потерей почти всех своих стабилизирующих опор. Без работы многие родители потеряли медицинскую страховку (если им посчастливилось получить ее в первую очередь от своего работодателя) и доход, но счета не прекратились. Школы и поставщики услуг по уходу за детьми, которые обеспечивают условия, которые не только обучают детей, но и обеспечивают их безопасность и помогают им получать важную поддержку в области питания, закрылись. Многие родители не могут искать новую работу из-за кризиса в экономике, а также из-за того, что нет школ или детских садов, которые могли бы присматривать за их детьми, и они не могут просить помощи у пожилых родственников из-за риска для здоровья.

В совокупности эти родители сталкиваются с пугающим набором проблем, усугубляемых значительным эмоциональным и финансовым стрессом и неуверенностью, и все это при необходимости обеспечить безопасность и занятость своих детей дома.

Стратегии помощи семьям в условиях пандемии

Так что же делать? На момент написания этой статьи Конгресс и законодательные собрания штатов по всей стране продолжают спешить с принятием законов и финансированием усилий по преодолению кризиса. Потребуются значительные государственные инвестиции для укрепления стабилизирующей поддержки, чтобы семьи могли поддерживать здоровое развитие своих детей.Эта поддержка должна быть направлена ​​на тех, чья система поддержки уже была хрупкой.

Стратегии политики должны быть столь же всеобъемлющими, фокусируясь не только на преодолении текущего кризиса, но и на поддержке восстановления и повышении устойчивости в будущем. Некоторые из политических и инвестиционных шагов, а также проблем, вызывающих озабоченность, которые подчеркивают городские исследователи и другие, включают следующее:

  • доход для восполнения пробела для всех работников, включая родителей, работающих с почасовой оплатой и нестандартным графиком, с помощью таких стратегий, как денежные выплаты семьям, оплачиваемый отпуск и безработица.
  • поддерживает, чтобы помочь родителям вернуться на рынок труда
  • расширенные права и льготы для программ здравоохранения, таких как Medicaid и Программа медицинского страхования детей, продовольственная помощь и другие программы социальной защиты для семей и детей
  • жилищная помощь, мораторий на выселения, отчуждение заложенного имущества и отключение коммунальных услуг, в том числе для арендаторов, а также решительные меры для удовлетворения потребностей бездомных семей, находящихся в крайне уязвимом положении
  • стратегии борьбы с расизмом и ксенофобией, которые могут усиливать у детей чувство опасности и тревоги
  • стратегии преодоления цифрового неравенства, которое увеличивает вероятность того, что дети из малообеспеченных семей не смогут посещать школу
  • активные усилия по поддержке ухода за детьми для тех, кто работает во время пандемии, а также поддержка, чтобы помочь поставщикам услуг по уходу за детьми избежать закрытия бизнеса, чтобы они могли вновь открыться после пандемии, чтобы обслуживать родителей, когда они пытаются вернуться к работе

Эти шаги могут помочь родителям стабилизировать жизнь своих детей, предоставив им прочную основу для процветания в эти трудные времена.

Стабилизация жизни детей, когда доход семьи колеблется от месяца к месяцу

В течение следующих двух недель ученые-урбанисты размышляют о том, как различные аспекты жизни детей влияют на нестабильность семьи и их здоровое развитие. Эта группа ученых недавно выпустила отчет, в котором изложены выводы, полученные в результате исследования , какие исследования необходимы для стабилизации жизни детей и семей. Эта работа является частью инициативы Урбана «Дети в контексте».

Доход многих семей в Соединенных Штатах значительно колеблется от месяца к месяцу, но появляются стратегии, помогающие семьям пережить эту нестабильность.

Когда исследователи попросили 235 семей с низким и средним доходом вести подробные финансовые дневники, они обнаружили, что в семьях наблюдалось падение дохода на 25 и более процентов в течение 2,7 месяцев в году (в среднем по всем семьям) и резкий скачок дохода в течение следующих 2,7 месяцев. месяцы года. Их расходы также колебались от месяца к месяцу, но часто не тогда, когда колебался доход, оставляя семьи с финансовым дефицитом и неуверенностью.

Национальные данные также показывают, что многие семьи имеют нестабильный доход.Почти 40 процентов взрослых, живущих с детьми, теряют четверть своего дохода как минимум раз в год. Показатели еще выше для взрослых с детьми, доходы которых составляют самую низкую пятую часть населения. Из этой группы 20 процентов теряют половину или более своего дохода не реже одного раза в год.

Представьте, что вы – родитель, теряющий такую ​​сумму дохода, и в то же время пытающийся обеспечить стабильное положение своих детей, занимающийся тем, что вызвало потерю дохода, и отчаянно пытающийся не допустить, чтобы это переросло в серьезный семейный кризис, например, в случае выселения.Неустойчивый ежемесячный доход усложняет применение разумных финансовых методов, таких как сбережения, составление бюджета, получение кредита и доступ к традиционным финансовым ресурсам. Неустойчивые доходы также усугубляют родительский стресс, влияя на способность родителей управлять своей жизнью.

И представьте, с чем должны столкнуться дети в этих семьях, столкнувшись со стрессом своих родителей и, возможно, столкнувшись с голодом, потерей дома или сменой школы. Каждое из этих изменений добавляет стресса и проблем в их жизнь.И теперь мы знаем, что такая нестабильность может затруднить развитие и благополучие детей.

Мы являемся частью команды, которая изучила, что мы знали и что нам нужно было узнать, чтобы помочь стабилизировать семьи. В отчете, который мы недавно выпустили, мы подчеркиваем, что семьи полагаются на различные стратегии, чтобы справиться с нестабильностью доходов и расходов.

  • Некоторые семьи полагаются на экстренные или краткосрочные сбережения. Сбережения и другие активы могут защитить семьи от трудностей после скачков доходов, хотя у многих семей нет достаточных сбережений, чтобы смягчить их.
  • Другие полагаются на ссуды или подарки от друзей и семьи. Такие неформальные социальные сети играют очень большую роль в стабилизации семьи, хотя иногда друзья и семья добавляют дополнительный стресс семьям, живущим на грани. Интервью с семьями, живущими на 2 доллара в день, выявили проблемы, начиная от женщины, потерявшей работу, когда сосед по дому израсходовал весь бензин в общей машине, до жестокого обращения с детьми, живущими в семье родственника.
  • Некоторые полагаются на краткосрочные наличные варианты, такие как кредитные карты и ссуды до зарплаты, или отсрочку оплаты счетов, все из которых могут иметь долгосрочные расходы.
  • Некоторые полагаются на программы социальной защиты, предоставляющие денежную помощь, помощь в питании и Medicaid. Сеть государственной поддержки стабилизирует положение многих семей, но не предназначена для таких быстрых изменений в доходах, что позволяет предположить, что пересмотр этих программ может быть потенциальной стратегией.

Хотя нам необходимо больше узнать об этих стратегиях и о том, кто их использует, вполне вероятно, что некоторые семьи не имеют доступа ко всем из них.

Что мы можем сделать, чтобы помочь семьям добиться стабильного дохода?

  • Перепроектировать программы, поощряющие создание активов, чтобы они включали не только долгосрочные цели (например,например, сбережения на дом или образование), но и краткосрочные цели (например, временные сберегательные счета, с которых семьи могут снимать деньги без штрафных санкций). Можем ли мы разработать и протестировать меры, помогающие людям накапливать краткосрочные сбережения (например, «дополнительные» сберегательные счета) вместе с их долгосрочными сберегательными счетами? Могут ли сберегательные клубы или другие стратегии поощрять краткосрочные сбережения?
  • Что мы можем узнать об эффективных стратегиях, позволяющих получать средства на краткосрочной основе без суровых штрафов и высоких процентов, характерных для займов до зарплаты и кредитных карт?
  • Можем ли мы помочь людям с плохим кредитным рейтингом получить лучший доступ к кредитам? Можно ли лучше интегрировать малообеспеченные семьи в более крупную финансовую систему?
  • Можем ли мы разработать инновационные финансовые продукты и подходы, чтобы помочь семьям справиться с нестабильностью доходов? Например, могут ли новые приложения, такие как Even, помочь людям сгладить неравномерность зарплаты, чтобы они могли покрыть расходы?

Проверка таких подходов может помочь нам узнать больше о способах сглаживания семейной нестабильности и, таким образом, поддержать здоровое развитие ребенка.

Стабилизирующие семьи – Центр правосудия в отношении детей и молодежи

Сара и двое ее детей столкнулись с проблемой бездомности — срок действия ваучера на жилье, который удерживал их в квартире, подходил к концу, и им некуда было идти. Если Сара потеряет свою квартиру, ее детей заберут. К счастью для семьи Сары, адвокат Центра защиты семьи CCYJ смог продлить ее жилищный ваучер. Вместо того, чтобы пережить травму разлуки, дети Сары находятся в стабильном доме с матерью, которая их любит.

Мы стремились не допустить, чтобы дети и молодежь пережили травму разлуки с семьей и передачи на воспитание в приемные семьи. Приемные дети непропорционально чаще сталкиваются с более высоким уровнем отсева из школы, бездомностью, неполной занятостью, психическими заболеваниями, лишением свободы и зависимостью от государственной помощи. Это разрушительно для вовлеченной молодежи и дорого обходится нашим сообществам. Это способствует нашему перегруженному правосудию, социальным службам и связанным с ними системам. Дети родителей, которые прошли через систему патронатного воспитания, с большей вероятностью сами окажутся в приемной семье, что способствует продолжающемуся циклу травм.Мы работали, чтобы стабилизировать семьи и остановить этот болезненный цикл.

Что мы сделали:

  • Поддержка семей с многопрофильными командами. Центр семейной защиты CCYJ (FAC) связал семьи, находящиеся в кризисе, с командами поддержки, состоящими из адвоката, социального работника и союзника родителей (родителя-ветерана, который успешно ориентируется в системе защиты детей). Эта команда обеспечивала юридическое представительство, социальные услуги и наставничество сверстников, что помогло стабилизировать семьи и не допустить попадания детей в приемные семьи.
  • Оказана юридическая помощь семьям.  Адвокат FAC помог решить юридические вопросы, такие как нестабильное жилье из-за барьеров для государственных пособий, что привело к тому, что детей забрали из дома. Благодаря поддержке FAC родители и другие опекуны научились обеспечивать безопасность и благополучие своих детей, и семьи оставались вместе.

Роль автоматических стабилизаторов в борьбе с рецессией

Макроэкономика

Макроэкономика
Джей С.Шамбо · 13 октября 2020 г.
Университет Джорджа Вашингтона

Выпуск:

Увеличение государственных расходов или снижение налогов, стимулирующие экономику, могут смягчить экономический ущерб во время рецессии и ускорить восстановление. Однако эти виды налогово-бюджетных стимулов часто требуют одобрения Конгресса и Президента, а это означает, что помощь ненадежна и может быть отложена из-за политического процесса или истечет, когда поддержка все еще необходима.Автоматические стабилизаторы предопределены — они автоматически включаются при ухудшении условий и ослабевают по мере их улучшения — и могут обеспечить способ своевременного введения стимулов и устранения неопределенности, присущей политическому процессу. В сочетании с дискреционными или прямыми действиями политиков эти стабилизаторы могут стать важной частью борьбы с рецессией и смягчения ее воздействия на семьи и экономику.

Автоматические стабилизаторы в США относительно невелики. Конгрессу постоянно приходится оказывать дополнительную помощь экономике во время спадов, что повышает вероятность того, что политические осложнения задержат необходимую поддержку.

Факты:

  • Автоматические стабилизаторы обеспечивают больше расходов и спроса в экономике во время спадов и меньше, когда экономика сильна. Во время рецессии слишком мало расходов и экономической активности. Слабость может порождать слабость, поскольку увольнения сокращают спрос и приводят к дальнейшим увольнениям, потенциально подпитывая нисходящую спираль. Правительство может помочь, предоставляя людям ресурсы для расходов, снижая налоги или напрямую увеличивая расходы. Автоматические стабилизаторы — это политика расходов или налогообложения, которая обеспечивает большую поддержку экономики во время рецессий или спадов и меньшую во время подъемов.Они делают это заранее установленным образом, поэтому от Конгресса или президента не требуется никаких новых действий. Программы в сети социальной защиты являются основным примером автоматических стабилизаторов. Страховые выплаты по безработице растут по мере того, как все больше людей теряют работу, а выплаты по программе SNAP (ранее известные как талоны на питание) увеличиваются по мере того, как люди теряют доход. Когда экономические условия улучшаются и работники могут найти новую работу, выплаты по страхованию от безработицы автоматически уменьшаются, а списки программ продовольственной помощи сокращаются.Аналогичным образом, с налоговой стороны зависимость правительства от подоходного налога означает, что правительство автоматически собирает меньше денег в виде налогов, когда люди зарабатывают меньше. Эта политика автоматически смягчает спады, а затем оказывает меньшую поддержку, когда экономика находится на подъеме.
  • Скорость срабатывания является фундаментальным преимуществом автоматических стабилизаторов. Автоматические стабилизаторы могут «включаться» и оказывать поддержку экономике плавно и немедленно, когда возникает необходимость. Для этого не требуется принятия акта Конгресса или других решений.Программы просто начинают больше поддерживать экономику по мере ухудшения условий. Ключевым элементом разработки эффективных автоматических стабилизаторов является выбор соответствующих экономических критериев для их активации. Хотя объявление об официальном начале рецессии часто делается спустя несколько месяцев, существуют и другие экономические индикаторы, которые могут предоставить более своевременную информацию. Например, можно рассматривать изменения уровня безработицы как способ автоматически сигнализировать о начале рецессии, как это предлагает экономист Клаудия Сам в своей главе книги Готовность к рецессии . Триггеры, основанные на экономических данных, такие как «правило Сэма», позволяют увеличивать и уменьшать расходы на основе данных, а не политики.
  • Поскольку автоматические стабилизаторы разрабатываются заблаговременно, государственные учреждения могут подготовиться и подготовить системы для развертывания помощи задолго до возникновения экономических потребностей. Деньги потекли не сразу, когда Закон CARES расширил круг лиц, имеющих право на страхование по безработице, и добавил федеральную еженедельную выплату в размере 600 долларов. Штатам (которые несут ответственность за работу системы страхования по безработице) потребовалось несколько недель, чтобы настроить системы для работы с новыми программами.Задержки не только создают значительные трудности для пострадавших семей, но и могут снизить эффективность помощи, позволяя не ослабевать разрушительным последствиям рецессии. Если бы штаты заранее знали за месяцы или годы, что при определенных условиях эти программы будут использоваться, они бы уже запрограммировали и провели обучение, чтобы гарантировать, что программы могут быть запущены немедленно. Аналогичный случай может быть сделан для стимулирующих чеков на сумму 1200 долларов, разрешенных Законом CARES. Если бы налоговая служба знала, что ее задачей является направлять средства на банковский счет каждого американца при определенных обстоятельствах, они были бы готовы это сделать.В нынешнем виде некоторые люди получали прямые чеки быстро, но другим приходилось подавать дополнительные документы, а третьи, возможно, никогда их не получат.
  • Автоматические стабилизаторы не несут риска слишком быстрого «выключения» из-за обнаружения партизан или усталости от раздражителя. Если политики заранее договариваются, при каких обстоятельствах они хотят получить стимулирующее финансирование, программа остается в силе до тех пор, пока эти условия выполняются. После Великой рецессии 2010–2011 годов продлевать страховку по безработице приходилось много раз, а в некоторых случаях программа прекращалась, а затем возобновлялась.Большинство исследований показывают, что в 2011–2012 годах Соединенные Штаты слишком быстро перешли к бюджетному сокращению, поскольку расходы носили в основном дискреционный характер. Дополнительные автоматические стабилизаторы позволили бы поддерживать поддержку столько, сколько это необходимо, но также обеспечили бы прекращение программ, когда в них больше нет необходимости, исходя из экономических данных.
  • Если политикам не нужно тратить время на переговоры о пособии по безработице, они могут сосредоточить свою энергию на устранении других факторов, препятствующих восстановлению экономики. Использование автоматических стабилизаторов дает экономике и экономическим субъектам уверенность в том, что в случае спада поддержка будет оказана, что сокращает время, которое директивные органы должны тратить на основные стимулы и помощь пострадавшим во время спада. Это также позволяет директивным органам сосредоточиться на возникающих особых обстоятельствах. Во время рецессии COVID-19 директивным органам также необходимо было уделить внимание и ресурсы преодолению кризиса в области общественного здравоохранения — с помощью тестирования и отслеживания; медикаменты; исследование, производство и распространение вакцин; и т. д.В случае Великой рецессии необходимо было решить вопросы рынка жилья и ипотеки.
  • Изучение квитанций по страхованию от безработицы в 2020 году может подчеркнуть роль автоматической, а не дискреционной политики. Существующая система страхования по безработице, действующая как автоматический стабилизатор, заработала, когда началась пандемическая рецессия, и отмечена синим участком на графике. Эти выплаты медленно росли в марте, а затем резко возросли в апреле. Эти средства уходили независимо от каких-либо политических действий и оказывали важнейшую поддержку семьям и экономике.Заштрихованная оранжевым цветом область суммирует различные специальные программы страхования от безработицы, которые были добавлены в Закон CARES ACT в качестве дискреционной политики (см. диаграмму). Ясно то, что, хотя регулярная программа была важна, особая дискреционная политика была важнейшим спасательным кругом для экономики. Тем не менее, эти специальные программы еще больше сократились в сентябре (полные данные еще не доступны), так как специальные еженедельные выплаты в размере 600 долларов США прекратились в конце июля (некоторые люди получили чеки в августе, оплачивая их окончательные платежи, которые включали 600 долларов США, так что сумма уменьшилась). не сводится к нулю, и другие программы, которые расширили право на участие, продолжали предоставлять средства).Опыт со страхованием по безработице показывает, что для предоставления значительной части средств требовались действия Конгресса, и, учитывая, что им не удалось продлить программу, она прекратилась, несмотря на то, что десятки миллионов людей все еще получают страхование по безработице. Несмотря на то, что в августе уровень безработицы превысил 9 процентов, поддержка постепенно сокращалась. Теперь есть вероятность, что никакой дополнительной поддержки не будет до ноября или января. И это несмотря на то, что рост потребления замедляется, рост занятости замедляется, а общие показатели экономики замедляются.Вполне возможно, что необычный характер этой рецессии, когда политики хотели облегчить людям возможность не работать, учитывая опасности пандемии, означал, что им по-прежнему необходимо было принять специальный закон, связанный с кризисом. Но если бы некоторые продления безработицы, расширенные права и бонусные выплаты были автоматизированы, базовый уровень был бы более сильным, что уменьшило бы ущерб, если бы политика усложнила любые попытки предоставить дополнительную поддержку.
  • Роль фискальной политики – налогов и расходов – в борьбе с рецессией становится все более важной в контексте низких процентных ставок. Поскольку процентные ставки имеют тенденцию к снижению, у Федеральной резервной системы остается меньше возможностей для снижения процентных ставок для стимулирования экономики. Во время семи рецессий, предшествовавших этой, Федеральная резервная система снижала процентные ставки как минимум на 5 процентных пунктов в попытке оживить экономику. Но когда началась эта рецессия, процентные ставки были менее 2 процентов, что оказало большее давление на налогово-бюджетную политику.

Соединенные Штаты в значительной степени полагаются на дискреционную политику для поддержки семей и экономики в период рецессии.Учитывая, что процентные ставки, вероятно, останутся низкими в течение длительного периода времени, налогово-бюджетная политика со временем будет играть еще более важную роль в смягчении экономических спадов. Автоматизация отдельных частей фискальной реакции страны на рецессию была бы хорошей политикой. Хотя в Соединенных Штатах есть автоматические стабилизаторы, они, как правило, меньше, чем в других странах с развитой экономикой. Во многих последовательных рецессиях Конгрессу приходилось действовать, чтобы оказывать большую поддержку, часто принимая одну и ту же политику, но каждый раз специальным образом.Во время последних трех рецессий Конгресс предоставил домохозяйствам прямые чеки, расширил страхование по безработице и предоставил штатам дополнительную помощь по формуле разделения затрат Medicaid. Учитывая, что эти политики выполняются снова и снова, их можно автоматизировать. Как и изменения в SNAP, некоторые расходы на инфраструктуру или поддержку наиболее нуждающихся в рамках Временной помощи нуждающимся семьям (TANF). Подробная информация о предложениях по этим политикам доступна в книге «Готовность к рецессии». Более широкое использование автоматических стабилизаторов окажет помощь экономике более быстрым и предсказуемым образом.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.