Сильная тревога беспокойство: Тревога вечная мне не дает заснуть…

Содержание

Врач рассказала, о каких болезнях может говорить сильная тревога

Фото: портал мэра и правительства Москвы/Владимир Новиков

Врач-терапевт Надежда Чернышова сообщила Москве 24, что приступы тревоги могут быть признаками сердечно-сосудистых заболеваний. Кроме того, это может указывать на проблемы с щитовидной железой или бронхиальную астму, а также может быть связано с гормональными изменениями и невротическими заболеваниями.

«Сердечный приступ, такой как приступ стенокардии при ишемической болезни сердца или начинающийся инфаркт миокарда, практически всегда сопровождается чувством нехватки воздуха и чувством тревоги. Таким образом организм пытается довести до нашего сознания, что сердечной мышце не хватает кислорода», – сообщила Чернышова.

Игнорировать внезапно возникшую тревогу нельзя. Это может быть ранним маркером сердечно-сосудистых заболеваний.

Надежда Чернышова

врач-терапевт

Врач подчеркнула, что если тревога сопровождается другими признаками сердечного приступа, в первую очередь болями за грудиной, в левом плече и левой лопатке, то нужно вызвать скорую помощь или обратиться к врачу.

Однако сильная тревога не всегда означает сердечный приступ, отметила Чернышова. Это может быть связано с гормональными изменениями у женщин и происходить во время приливов. Также сильное беспокойство может возникать у людей с нервными расстройствами и во время панических атак.

Там сильная тревога: человеку кажется, что ему не хватает воздуха. Он подбегает к окну, раскрывает его настежь и задыхается. Он просто чувствует, что умирает, но на самом деле с ним ничего плохого в этот момент не происходит.

Надежда Чернышова

врач-терапевт

Кроме того, беспокойство и тревогу могут испытывать люди с заболеваниями щитовидной железы или бронхиальной астмой, сообщила врач. «При бронхиальной астме может возникать чувство удушья. Также тревога может быть связана с гипертиреозом (базедовой болезнью), которая характеризуется повышенной функцией щитовидной железы», – подчеркнула специалист.

Чернышова добавила, что если человек периодически испытывает безосновательную тревогу, не связанную с конкретной жизненной ситуацией, то ему необходимо пойти к терапевту и начать с проведения ЭКГ.

Чтобы исключить стенокардию (ишемическую болезнь сердца), нужно сделать ЭКГ и посоветоваться с кардиологом. Если с сердцем все в порядке, надо планомерно искать другие причины.

Надежда Чернышова

врач-терапевт

«Когда мы исключим сердечно-сосудистые заболевания, можно разбираться дальше, с чем это связано: с гормонами, особенностями психологического состояния, проблемами с щитовидной железой или бронхиальной астмой», – отметила врач. В зависимости от этого необходимо будет пойти к конкретному специалисту. Чернышова подчеркнула, что практически со всеми тревожными приступами можно справиться с помощью лечения.

Ранее издание Daily and Sunday Express сообщило, что симптомы тревоги и беспокойства могут быть признаками сердечного приступа. Они могут указывать на потенциальный риск, поэтому их нельзя игнорировать.

Читайте также

Общая психопатология | Обучение | РОП

Эмоциональное состояние, характеризующееся беспредметным чувством близкого несчастья, катастрофы. Сопровождается внутренним напряжением, дискомфортом, двигательным беспокойством, гиперестезией, ускорением мышления (биологический смысл: поиск выхода из угрожающего положения), характерными соматовегетативными проявлениями (подготовка организма к действию), нарушениями сна (наиболее характерны сложности с засыпанием, поверхностный беспокойный сон, кошмарные сновидения).

Соматовегетативные проявления при тревоге связаны с активацией гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и включают, как уже отмечалось выше, физиологические изменения, направленные на повышение готовности организма к активным действиям в свете необходимости преодоления грозящих опасностей: мышечное напряжение (вплоть до дрожи), учащение сердечных сокращений и дыхания, повышение артериального давления, уровня глюкозы крови, сухость во рту, учащенное мочеиспускание, замедление перистальтики кишечника (следовательно, запоры) или, наоборот, учащенные позывы к дефикации, потливость либо, наоборот, зябкость и т.п.

С физиологической точки зрения оптимальный уровень тревоги необходим человеку как средство повышения адаптации к меняющимся условиям среды, мобилизации резервов, подготовки к выполнению необходимых в грядущих условиях действий, особенно нужных для устранения грозящей опасности (см. работы классические Ганса Селье по адаптационному синдрому). Тогда как чрезмерно высокий и чрезмерно низкий уровень тревоги будет иметь дезадаптивное значение, приводить к неблагоприятным последствиям. В психопатологии рассматривают случаи тревоги, которая неадекватна ситуации (возникает без объективных причин в нейтральных, неугрожающих условиях) или чрезмерна по силе.

Тревога отличается от страха своей беспредметностью. Отсутствие предметности при тревоге особенно мучительно, тяжело переносится, так как человек в этом состоянии не видит сколько-нибудь возможного рационального выхода. Страх всегда предметен, конкретен («страх того-то и того-то»). Тем не менее страх и тревогу зачастую бывает непросто разграничить, так как человек в состоянии тревоги часто связывает ее с какими-то конкретными обстоятельствами, которых, пусть случайно, но всегда находится в изобилии, поэтому такой человек, описывая свое состояние, перечисляет множество различных опасностей, которые приходят ему на ум в данный момент. Люди же, испытывающие «страх», далеко не всегда могут точно определить, чего они боятся.

Тревога может иметь различную выраженность. В наиболее легких случаях она проявляется легким, неясным напряжением и дискомфортом. В дальнейшем напряжение нарастает, присоединяется гиперестезия (повышенная чувствительность к раздражителям — вздрагивание от случайных шумов, громких звуков и пр.), соматовегетативные проявления, появляется переживание ощущения надвигающейся угрозы. При выраженной тревоге нарастает двигательное беспокойство, возникает невозможность спокойно усидеть на месте, усиливается мыслительная активность, тревожные опасения все более приобретают форму конкретных страхов, т.е. конкретного переживания различных (зачастую многочисленных) угроз, которые ожидают в будущем. На высоте тревоги возможно выраженное психомоторное возбуждение, вплоть до так называемого

тревожного раптуса — приступа двигательного возбуждения, во время которого пациенты мечутся из стороны в сторону, кусают руки, рвут волосы, повторяют одни и те же слова (тревожные вербигерации), могут совершать суицидные попытки (суицид в этом случае является попыткой избежать б
о
льших бед, которые будто бы ждут человека в будущем).

Также при выраженной тревоге ее соматовегетативные проявления могут усиливаться вплоть до появления ощущения дурноты, связанной со значимым перераспределением сосудистого тонуса и недостаточным кровоснабжением головного мозга («предобморочные» состояния), головокружением, сердцебиением, перебоями в работе сердца (экстрасистолия), одышкой, ощущением кома в горле и пр. Пароксизмальные приступы выраженной тревоги (сильная тревога = паника) с яркими соматовегетативными проявлениями называют паническими атаками (см. ссылку).

Тревога наблюдается при:

  • Многих психических расстройствах. Например, может сочетаться с депрессией, бредовыми синдромами и др.
  • Ведущее значение тревога приобретает при собственно тревожных и тревожно-фобических расстройствах (см. соответствующую главу в частной психиатрии).
  • Тревожность (личностная тревога) — черта характера; склонность человека к частым и интенсивным переживаниям состояния тревоги, в низком пороге ее возникновения

ФГБНУ НЦПЗ. ‹‹Аффективные психозы››

Как было показано в предыдущих главах, тревога является обязательным компонентом симптоматики эндогенной депрессии, имеет с ней общие звенья патогенеза, играет большую роль в формировании шизоаффективных приступов, является пусковым механизмом деперсонализации. Но, кроме того, существуют психотические состояния, клиника и патогенез которых целиком обусловлены тревогой.

Это прежде всего относится к группе больных с формальным диагнозом эндогенной депрессии (депрессивная фаза МДП, инволюционная меланхолия), у которых диазепамовый тест был тревожного типа, ДМТ — нормальным, терапия антидепрессантами малоэффективна, а феназепам — купировал приступ аффективного психоза.

В экспериментах Ю. И. Вихляева и Т. А. Ворониной (1979) и ряда других исследователей было показано, что психотропное действие бензодиазепиновых транквилизаторов, в том числе феназепама, целиком определяется их анксиолитическим действием. Этот вывод был подтвержден и в клинических работах [Шатрова, Н. Г., 1979; Руденко Г. М., Шатрова Н. Г., 1982; Александровский Ю. А., Незнамов Г. Г., 1984], а в зарубежной литературе— в исследованиях М. Lader (1984). Следовательно, если вся симптоматика психотического состояния купируется транквилизаторами, то она полностью обусловлена тревогой, ее патогенетическими механизмами.

Как известно, тревога является сложной реакцией, мобилизующей организм в условиях ожидаемой угрозы. В психологии она определяется как «отрицательная эмоция, направленная в будущее». Однако, помимо субъективного ощущения напряжения, беспокойства, неопределенного опасения, тревога включает ряд изменений в процессах переработки информации, в способности концентрировать внимание, а также характерные биохимические, вегетативные и соматические сдвиги. В формировании тревоги участвуют норадренергические нейроны синего пятна, ядра гипоталамуса и ряд других систем — физиологических и биохимических.

Обычно различают нормальную тревогу, вызываемую реальной ситуацией и являющуюся по интенсивности и длительности адекватной ей, и патологическую, целиком обусловленную болезненным процессом или чрезмерно тяжелую и длительную по сравнению с вызвавшей ее причиной. Очевидно, в основе реакции нормальной и патологической тревоги лежат одни и те же процессы, но во втором случае они выражены намного интенсивнее. Именно на них направлено действие бензодиазепиновых транквилизаторов: они взаимодействуют со специфическими бензодиазепиновыми рецепторами, что, в свою очередь, приводит к активации тормозных ГАМКергических систем. Характерно, что бензодиазепиновые транквилизаторы купируют тревогу, не уменьшая или слабо влияя на другие формы аффективного возбуждения: маниакального, тоски, гнева. В этом отношении они отличаются от седативных нейролептиков, таких как хлорпротиксен или тизерцин, воздействующих на все проявления аффективного возбуждения, но обладающих менее выраженным специфическим анксиолитическим эффектом.

Как видно из данных в табл. 4, у 34 из 81 больного с тревожно-депрессивным синдромом, поступивших в больницу с диагнозом эндогенной депрессии, диазепамовый тест оказался тревожного типа, ДМТ — нормальным, а полный терапевтический эффект был достигнут лишь при применении феназепама и у 2 больных—лепонекса. Антидепрессанты в этих случаях оказались недостаточно эффективными. Таким образом, хотя психопатологическая симптоматика у большинства этих больных полностью соответствовала общепринятым критериям эндогенной депрессии, патогенетические механизмы, лежащие в ее основе, не были характерными для депрессии, поскольку ДМТ был нормальным, а антидепрессанты не оказывали терапевтического действия.

С другой стороны, роль тревоги в формировании болезни подтверждалась результатами диазепамового теста и последующего лечения чистыми анксиолитиками. На этом основании мы выставляли этим больным рабочий диагноз «психоз тревоги» или «эндогенная тревога» (последний термин используется и некоторыми зарубежными авторами [Claycomb J., 1983].

Иначе говоря, большая группа больных с тревожно-депрессивным синдромом была разделена на две подгруппы: «эндогенной депрессии с тревогой» и «эндогенной тревоги со сниженным настроением». Как указывалось, по психопатологическим критериям эти две подгруппы часто не удавалось отдифференцировать, и до применения ДМТ и диазепамового теста мы могли их разграничивать лишь по результатам терапии, которая первоначально не всегда оказывалась оптимальной. Примером может служить следующее наблюдение.

Больная К., 50 лет. Наследственность психическими заболеваниями не отягощена, но у брата хронический алкоголизм. В молодости частые ангины, блокадная дистрофия. В 45 лет обнаружена фибромиома матки. Последние годы гипертоническая болезнь. По характеру энергичная, честолюбивая, добросовестная. Последние 7—10 лет появились предменструальные напряжения, характеризующиеся умеренно сниженным настроением, тревогой, раздражительностью. Около полугода месячные стали редкими, нерегулярными. Психическое заболевание началось после ссоры со свекровью, в которую оказался вовлеченным муж больной. До этого в семье нарастала напряженная обстановка из-за неудачного, по мнению больной, замужества дочери и рождения внука, за которым не могла ухаживать, так как была загружена на работе (больная — преподаватель института, кроме того, вела большую общественную работу). Стала замечать, что не хочется возвращаться домой, в институте почувствовала свою несостоятельность; казалось, что перестала справляться с работой, хотя заведующий кафедрой и сослуживцы отрицали это. Нарастала тревога за будущее, боялась остаться одна, так как дочь переехала к зятю, а с мужем испортились отношения, и больная опасалась, что он потребует развода, что муж категорически отрицал. Появились мысли о бессмысленности и бесперспективности жизни, чувство беспомощности, настроение продолжало снижаться, одновременно усилились тревога, внутреннее напряжение, особенно рано утром, до ухода на работу и перед сном. По настоянию родных обратилась к психиатру. На приеме: мимика напряженная, скорбная, безучастная, однако во время беседы шея часто покрывается красными пятнами, пульс учащен. Жалуется на гнетущее чувство в груди, в большей степени за грудиной, настроение резко снижено, испытывает постоянное внутреннее напряжение, тревогу, особенно по утрам и вечером. Днем, на работе чувствует себя лучше. Суицидные намерения отрицает, но «бывает так тяжело, хоть руки на себя накладывай». Считает, что муж и дочь оказались неблагодарными и эгоистичными, но в этом виновата и сама, все время их баловала. Сон нарушен: затруднено засыпание, по ночам часто просыпается, ранние пробуждения, аппетит отсутствует (лишь вечером выпивает стакан чая с бутербродом), запоры, артериальное давление 160/100 мм рт. ст. Был поставлен диагноз «инволюционная меланхолия», начато лечение амитриптилином (до 250 мг в день). Первые 3…4 дня отмечала некоторое облегчение, однако затем вновь резко усилилась тревога, ухудшилось настроение. Терапия была временно отменена и проведены диазепамовый и дексаметазоновый тесты. Данные последнего теста оказались нормальными —при высоком исходном уровне 11-ОКС (266 мкг/л) подавление равнялось 49 %, введение 30 мг седуксена привело к полному исчезновению симптоматики, и возникло кратковременное состояние эйфории. Через 3…4 ч настроение вновь ухудшилось, однако в течение дня не достигало прежнего уровня. Было начато лечение феназепамом (до 4,5 мг в день), и через неделю состояние больной почти полностью нормализовалось. В дальнейшем состояние было хорошим в течение года, но периодически принимала небольшие дозы феназепама, когда чувствовала приближение тревоги или возникала стрессорная ситуация.

В данном случае первоначальный диагноз депрессии был обусловлен отчетливо сниженным настроением с нерезкими суточными колебаниями, жалобами на бессилие, беспомощность, снижение аппетита, запорами. Интенсивная тревога представлялась компонентом депрессивного синдрома. Однако результаты тестов и, что практически самое важное, последующей терапии заставили оценить состояние больной, как «эндогенную тревогу».

В качестве контраста можно привести следующий пример первоначальной ошибочной диагностики и, соответственно, неправильного лечения.

Больная Т., 28 лет. Наследственность отягощена хроническим алкоголизмом матери. В детстве перенесла ревматизм. По характеру веселая, синтонная, активная. Психическое заболевание развилось через 2 нед после родов: появились тревога, сердцебиение, ощущение жара, который шел по рукам, отдавал в голову, чувство онемения конечностей. Преследовал постоянный страх, что ей станет плохо, потеряет сознание: считала, что не сможет справиться с уходом за ребенком; резко ухудшился сон, главным образом за счет трудностей при засыпании. Была госпитализирована. При осмотре жаловалась на тревогу, страх сойти с ума, оставить ребенка сиротой, неуверенность, чувство беспомощности. Суточных колебаний настроения не отмечала. Психомоторной заторможенности не было. Врачом состояние больной было расценено как тревожное в рамках послеродового психоза, и было начато внутривенное капельное введение седуксена. После непродолжительного неполного улучшения вновь усилилась тревога: высказывала опасения, что никогда не вылечится, не сможет ухаживать за ребенком, укоряла себя за безволие. Лечение было прекращено, и через неделю проведены дексаметазоновый и диазепамовый тесты: данные первого были патологическими — подавление 18 %, диазепамового — промежуточного типа. Через 2 нед после начала лечения антидепрессантами (амитриптилин) наступило отчетливое улучшение, а затем полная редукция симптоматики.

В данном случае в основе приступа лежала эндогенная депрессия, «замаскированная» проявлениями тревоги, вероятно, обусловленной гормональными перестройками лактационного периода.

При сопоставлении этих двух больных интересно то, что чисто психопатологическая характеристика клинической картины в большей степени соответствовала критериям эндогенной депрессии у больной К-, чем у больной Т., и лишь отрицательные результаты терапии вызвали необходимость более тщательного обследования и пересмотра диагноза. Кроме того, эти примеры еще раз подтверждают мнение Е. Kraepelin о недостаточной специфичности психопатологических критериев при попытке сгруппировать психозы по этиологическому или патогенетическому принципу.

Мы не располагаем достаточно обширными и, главное, репрезентативными данными, позволяющими более или менее точно охарактеризовать группу больных с рабочим диагнозом «эндогенная тревога», поскольку ее состав в значительной мере определяется особенностями клинической базы, на которой проводилась большая часть работы (2 мужских отделения городской психиатрической больницы No 3 и дневной стационар психоневрологического диспансера Выборгского района Ленинграда). Поэтому описание некоторых особенностей отобранной группы больных носит предварительный характер.

Создается впечатление о преобладании женщин, однако, учитывая особенности клинической базы, эти различия оказались незначительными. Среди больных было много (более половины) лиц с выраженными чертами тревожной мнительности в премор-биде. Это особенно относилось к мужчинам. У женщин приступ психоза часто возникал после родов, в инволюционном Периоде, после операций на матке. Относительно часто встречались различные эндокринные нарушения. Среди больных также было относительно много лиц с органической неврологической патологией в анамнезе. По сравнению с больными «типичным МДП», намного реже встречалась гомогенная наследственная отягощенность.

Большинство больных перенесли по нескольку аффективных приступов, причем почти у всех они были сходными по структуре и если отличались, то лишь по глубине. Однако у нескольких больных тревожные фазы чередовались с депрессивными и даже маниакальными. В качестве примера могут служить краткие выписки из двух историй болезни.

Больная Р., 56 лет. Сын больной страдает шизофренией. В детстве частые ангины. В 46 лет ампутация матки по поводу фибромиомы. Психически заболела в 53 года. В этот период разменивала квартиру с сыном. Нарушился сон, снизился аппетит, стала тревожной. Думала, что после размена квартиры это состояние пройдет, однако настроение продолжало снижаться, чувствовала себя заброшенной, одинокой. Обратилась к психиатру и была госпитализирована в больницу. При поступлении: жалуется на тревогу, волнение, тяжесть в груди, настроение снижено без отчетливых суточных колебаний. Лицо грустное. Винит себя в том, что распалась семья сына. Аппетит резко снижен. Диазепамовый тест был проведен вскоре после госпитализации: после введения 30 мг седуксена настроение хорошее, тревоги нет, все окружающее воспринимается «более живо, естественно». Идеи самообвинения отсутствуют. Дексаметазоновый тест не нарушен: исходный уровень 11-ОКС 362 мкг/л, постдексаметазоновый — 148 мкг/л, подавление 49 %.

Лечение феназепамом в суточной дозе 1,5 мг полностью нормализовало состояние больной. Выписана через 1 мес. После выписки работала, чувствовала себя хорошо, была достаточно энергична. Через 3 мес после психотравмирующей ситуации, связанной с судьбой сына, вновь снизилось настроение, нарушился сон, появилась тоска, тревога, опасения за свою жизнь — «за сердце», в связи с чем переехала к дочери. Через некоторое время получила известие об асоциальном поведении сына. Внезапно развилась острая тревога, появились боли в области сердца, была растеряна, «плохо соображала, руки и ноги как будто отнялись». Обратилась в диспансер с просьбой о госпитализации.

При поступлении: испытывает тревогу и опасения за последствия поступков сына, за свое здоровье и жизнь, жалуется на неприятные ощущения в области сердца, считает, что может умереть. Настроение нерезко снижено, суточных колебаний нет. Считает себя больной и хочет лечиться. Длительная терапия феназепамом оказалась неэффективной. Несколько уменьшилась тревога, но отчетливее выступили черты витальной депрессии: подавленность, безнадежность, ангедония и т. д. Выздоровление наступило лишь после ЭСТ. ДМТ, сделанный сразу по поступлении, выявил нарушения, характерные для эндогенной депрессии: исходный уровень 11-ОК. С 205 мкг/л, постдексаметазоновый—157 мкг/л, подавление 22 %. На фоне лечения феназепамом данные ДМТ оставались патологическими.

Впоследствии, через полгода, наблюдались ухудшение состояния, появление тревоги, тяжести на душе. Говорила о том, что нет смысла жить, ничего не может делать. Лечилась амбулаторно без эффекта, а затем — в стационаре. Первое время пребывания в отделении настроение снижено, предъявляет множество ипохондрических жалоб, время проводит в постели, с окружающими общается мало, говорит о бесперспективности своего состояния, о том, что никогда не выпишется из больницы. Выздоровление наступило после начала лечения феназепамом.

Больная перенесла 3 приступа заболевания, причем первый и третий расценивались как эндогенная тревога на основании успешного лечения феназепамом и нормального ДМТ. Второй приступ, так же как и два других, был спровоцирован психотравмирующей ситуацией и в начале напоминал их по психопатологическим проявлениям, однако терапия феназепамом оказалась неэффективной, и уменьшение тревоги лишь обнажило симптомы эндогенной депрессии. ДМТ был патологическим, выздоровление наступило лишь после ЭСТ. Таким образом, больная перенесла три фазы аффективного психоза — две тревожные (эндогенная тревога) и одну депрессивную (эндогенная депрессия).

Больная Н., 26 лет. Брат кончил жизнь самоубийством, в анамнезе частые ангины. По характеру веселая, общительная, впечатлительная, с повышенным чувством долга. Впервые заболела в 18 лет: появилась сильная тревога, была растеряна, недоосмысляла окружающее, отмечалась психическая и двигательная заторможенность, настроение было сниженным, появились идеи самообвинения («виновата, так как не слушалась родителей») и отношения: казалось, что на работе ее подозревают в краже. Испытывала слуховые обманы чувств — вербальные иллюзии и, вероятно, галлюцинации. 3 мес находилась в психиатрической больнице с диагнозом «МДП, депрессивная фаза», в дальнейшем 3 года— интермиссия. В 21 год после родов — маниакальное состояние, длившееся около 2 мес; через год после развода с мужем возникла ажитированная депрессия, сменившаяся через 2 мес маниакальным состоянием. В дальнейшем 3-летняя интермиссия. Настоящий приступ начался остро: не было желания и сил что либо делать, появилась бессонница, снизилось настроение, аппетит пропал, возникли запоры. Затем стала быстро нарастать тревога, по вечерам слышала угрожающий голос. Была госпитализирована в психиатрическую больницу. При первичном осмотре отмечалась резко выраженная психическая заторможенность, с трудом и большой задержкой отвечает на вопросы, трудно собраться с мыслями. Жалуется на мрачность, подавленность, тревогу, чувство безнадежности. Отчетливые явления ауто- и соматопсихической деперсонализации. Имеется сознание болезни, суицидные намерения отрицает, но заявляет, что «чем так жить — лучше умереть». Во время пребывания в больнице слуховых галлюцинаций не было. После внутривенного введения 30 мг седуксена быстро оживилась мимика, ускорилась речь, исчезла тревога, повысилось настроение, появилось желание общаться с окружающими. Данные ДМТ нормальные (подавление 49 %). Было начато лечение анксиолитиками, состояние постепенно полностью нормализовалось, через 3 мес наступила типичная маниакальная фаза.

Таким образом, возможны различные варианты течения аффективного психоза, и приступы эндогенной тревоги могут возникать либо изолированно, либо чередуясь с депрессивными фазами, либо и с депрессивными, и с маниакальными. Следовательно, для выделения «психоза тревоги» в самостоятельную нозологическую форму нет достаточных оснований, так же, впрочем, как и для утверждения о двух самостоятельных аффективных психозах: монополярной периодической депрессии и биполярном МДП.

По-видимому, немало случаев шизоаффективного психоза также, по существу, являются более тяжелыми приступами психотической тревоги, на что указывает эффективность лечения анксиолитиками.

Тревога — Peaasi.ee

Чувства тревоги могут проявляться по-разному — например, беспокойное чувство в животе, напряжение в каких-то частях тела или головы, тошнота, сердцебиение, беспокойство, страх потерять контроль, страх смерти.

Все люди способны чувствовать тревогу в ответ на стресс. В какие-то периоды жизни, в определенных ситуациях или местах оно ощущается больше или меньше. Например, некоторая тревога перед экзаменом, спортивным соревнованием, поездкой или днем ​​рождения более или менее знакома каждому.

В ходе эволюции тревога сыграла важную роль- помочь людям взять себя в руки, чтобы подготовиться к бегству. Она помогла выжить, сосредоточившись на поиске выхода из ситуации, остановив незначительную на тот момент деятельность и активизировав тело для бега.

Как в реальных, так и в воображаемых опасных ситуациях в организме происходят изменения, усиливающие тревогу. В организме выделяются вещества, особенно в определенных нервных цепях, которые предоставляют информацию о ситуации и позволяют организму реагировать на нее.

Опасная ситуация влияет на функционирование разных областей мозга — в частности, на обмен информацией в миндалевидном теле (эта область занимает центральное место в выражении эмоций) и на работу коры головного мозга (включая мышление и принятие решений). При вовлечении миндалин начинается быстрая реакция организма на угрозу. Это означает, что активизируется гипоталамус, происходят гормональные изменения, повышается частота сердечных сокращений и артериальное давление, напрягаются мышцы. В результате человек готов справляться с внешней ситуацией – он готов либо бежать, либо бороться. И эти изменения происходят до того, как информация достигнет коры головного мозга и человек сможет осознать происходящее.

Серотонин, гамма-аминомасляная кислота (ГАМК) и норадреналин являются наиболее часто связанными нейротрансмиттерами (веществами, которые опосредуют обмен информацией между нервными клетками). Гамма-аминомасляная кислота оказывает тормозящее действие на обмен информацией между нервными клетками. Серотонин и норадреналин действуют медленнее и воздействуют на нервные цепи, которые опосредуют настроение, реакции на стресс и тревогу.

Развитие связанных с тревогой частей мозга и то, как они продолжают функционировать, зависят от различного жизненного опыта, развития в детстве и генетики.

Новости: Тревога съедает жизнь — Эксперт

Плоский мир

23-летняя Марина Радченко из Екатеринбурга живет с тревожным расстройством. Девушка прошла долгий путь: от непонимания, что с ней происходит, депрессии, самоповреждений до поиска грамотного специалиста, принятия своего состояния, желания делиться опытом и помогать тем, кто оказался в похожей ситуации.

— Чаще всего я чувствую сильную тревогу при социальных взаимодействиях. Начиная от короткого диалога с кондуктором, когда ты тщательно продумываешь незначительный разговор, до собеседования при приеме на работу. Интенсивность тревоги, конечно, разная. Во втором случае она будет очень велика, — отмечает Марина.

— Когда вы поняли, что тревога мешает жить?

— Началось все лет в 12. В тревожных ситуациях у меня была сильная потливость, дрожали руки, появлялась спутанность сознания — мозг словно вырезал все ненужное, концентрируя внимание на самом важном. В этот момент ты перестаешь вести себя социально одобряемо, быть приветливым, закрываешься в себе.

В 16 лет у меня начались панические атаки. Это такой яркий выброс энергии: деревенеют ноги, перед глазами пелена, мир кажется ненастоящим, сердце бешено колотится. Чаще они возникали, когда я уставала.

Я начала понимать, что что-то не так, когда стала интересоваться психологией. Но потливость, например, я все равно списывала на особенность своего организма. В 18 лет у меня случился разговор с косметологом-дерматологом. Она попросила меня вспомнить, в каких условиях проявляются эти симптомы. И я поняла, что все это происходит, когда я нервничаю, — рассказывает девушка.

В студенческие годы состояние Марины усугубилось.

— Я один раз неделю не выходила из дома — не хотелось и не было сил. Понимала: если выйду, буду чувствовать себя еще хуже. Появились суицидальные мысли.

Я резала себе руки, и мне становилось легче. Это не был способ привлечения внимания, таким образом я давала выход эмоциям. Я курила, никотин сильно воздействовал на нервную систему. Минут пятнадцать после выкуренной сигареты я чувствовала спокойствие, которого мне никогда не хватало в жизни. Я это тоже отношу к самоповреждению и понимаю, что это не лучший способ справляться с ситуацией. Несколько раз испытывала дереализацию и деперсонализацию.

— Что это такое?

— Это немного похоже на галлюцинации и сильно пугает. При дереализации тебе кажется, что все вокруг нереальное либо картинка плоская — словно находишься в фильме и вокруг тебя декорации.

Деперсонализация оказалась для меня еще страшнее. Я сидела на консультации у своего научного руководителя в компьютерном классе вместе со своей одногруппницей. В какой-то момент поняла, что смотрю на всю эту ситуацию откуда-то сверху — я как будто вынеслась из своего тела. Потом я словно бы пребывала одновременно везде, но не в своем теле. Я не слышала, что мне говорит преподаватель. Цвет стен казался жутко ярким, свет бил в глаза. Не помню, как я из этого состояния вышла, — вспоминает Марина.

Самое распространенное расстройство психики

Тревога — адаптивный механизм, помогающий человеку выживать и справляться с неблагоприятными условиями. Но все чаще тревожность становится избыточной и перерастает в расстройство.

По словам профессора Аллы Холмогоровой, декана факультета консультативной и клинической психологии Московского государственного психолого-педагогического университета, тревожные расстройства сейчас занимают первое место по распространенности и экономическому бремени среди всех психических расстройств:

— В США статистика выше всего — до 18% населения в год страдают тревожными расстройствами. Конечно, высокие цифры могут быть связаны прежде всего с хорошей диагностикой этих заболеваний. Для сравнения: тот же показатель у нас в стране составляет 0,3%. Чтобы выяснить масштабы проблемы, в США проводят очень качественные эпидемиологические исследования со строгими правилами и большой выборкой. У нас, к сожалению, таких исследований давно не делали, потому и статистика в десятки раз ниже. Российское общество психиатров проводило опрос, в котором участвовали психиатры. Врачей спрашивали, как часто они диагностируют тревожные расстройства у своих пациентов. Оказалось, что психиатры встречают тревожные расстройства примерно у 20% пациентов, но соответствующий диагноз выставляют гораздо реже.

— Стало ли больше тревожных людей и тревожных расстройств у людей в ХХI веке?

— Дело не только в том, что улучшилась диагностика тревожных расстройств и врачи стали более внимательно относиться к этим состояниям. На рост тревожных расстройств влияют социальные тенденции: нарастающая конкуренция, индивидуализм, который свойственен западной культуре, и одновременно христианские ценности, такие как терпение, толерантность и скромность. В совокупности эти противоположные по смыслу идеалы создают почву для внутренних конфликтов.

Распространение перфекционизма как личностной черты также создает почву для возникновения тревожных расстройств. Британские исследователи решили посмотреть, как за последние 30 лет выросли показатели перфекционизма. У этого явления несколько видов. Есть социально предписанный перфекционизм — стремление оправдывать ожидания других, которые кажутся человеку очень высокими. И есть я-адресованный перфекционизм — непомерно высокие стандарты, которые диктует себе сам человек.

Участниками исследования стали студенты, среди которых в последние годы отмечается заметный рост показателей эмоционального неблагополучная. Авторы исследования — профессора британских университетов — отмечают, что их студенты часто жалуются на усталость, необходимость постоянно отвечать чьим-то требованиям, борьбу друг с другом вместо чувства общности и поддержки. Ученые суммировали данные разных исследований с участием студентов из США и Великобритании, проводившиеся за последние 30 лет. Получилось около 40 тысяч участников. Оказалось, что уровень социально предписанного перфекционизма у студентов вырос за эти годы примерно на 40%, что означает постоянное напряжение и страх не оправдать ожидания, разочаровать родителей и педагогов и потерять их расположение. Недавно мы вместе с сотрудниками нашего университета провели похожее исследование на значительно более скромных по размеру российских студенческих выборках и получили сходные результаты, — рассказывает Алла Холмогорова.

Провокаторы тревожности

Как именно мозг запускает тревогу?

— Амигдала, или миндалевидное тело, — главное анатомическое звено мозга, отвечающее за тревогу. Это часть лимбической системы, которая анализирует поступающую в мозг информацию и реагирует на информацию, которая потенциально содержит угрозу, — объясняет Дмитрий Комаров, врач-психотерапевт и психиатр Mental Health Center. Дмитрий работал в отделе тревожных и депрессивных расстройств Московского НИИ психиатрии и специализируется на лечении панического и обсессивно-компульсивного расстройств (ОКР).

— У организма есть система — гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковая, которая отвечает за гормональную регуляцию, в том числе мобилизует организм в опасной ситуации, отвечает за выработку двух гормонов стресса — адреналина и кортизола. Но не всегда она работает по назначению. Если мы говорим о биологических механизмах, то разбалансировка этой системы может приводить к повышенной тревожности, — добавляет Алла Холмогорова.

По словам Дмитрия Комарова, иногда предрасположенность к тревожности наследуется генетически:

— Могут играть роль и генетический, и эпигенетический факторы — внутриутробное воздействие на плод. Это такая база для развития тревожности во взрослом возрасте.

Но для возникновения тревожного расстройства только лишь базы недостаточно. Нужны другие условия. Так, иногда высокая тревожность — следствие проблем со здоровьем. Многие симптомы тревожных расстройств, такие как повышенная тревожность, сниженное настроение, упадок сил формируются на фоне железодефицита, некорректной работы гормонов щитовидной железы, сбоя гормонального фона при беременности, грудном вскармливании или климаксе.

И конечно, на тревожность влияет воспитание.

— Речь идет о глубинных убеждениях, которые человек обретает в первые годы жизни. Некоторые из них становятся фактором риска развития тревожных расстройств. Например, мама очень часто измеряла давление, пила таблетки «от сердца». Став взрослым, человек может невольно повторять поведение родителей. При этом он будет ощущать физическую уязвимость: телу нельзя доверять, поэтому нужно внимательно следить за тем, что происходит в организме, чтобы чего-нибудь не случилось. В более позднем возрасте на этом фоне могут развиться паническое расстройство или ипохондрия со сверхтщательным сканированием происходящего в организме и катастрофическими интерпретациями своих ощущений, — объясняет Дмитрий Комаров.

«Тревожность распространена среди людей с низким порогом чувствительности к стрессу, легко реагирующих на любые раздражители мобилизацией организма. Еще одна черта, свойственная людям с тревожными расстройствами, — низкая толерантность к неопределенности. Современному человеку вообще сложно принять идею, что мы не все можем контролировать»

Постоянное беспокойство о здоровье — своем или близких людей — одна из наиболее распространенных причин, подогревающих тревожность:

— Люди боятся заболеть серьезной болезнью. Изначальную тревожность подпитывает недостоверная информация в интернете, эксплуатируют недобросовестные медицинские работники, которые, например, назначают неоправданные обследования. Сюда добавляется страх, что не хватит денег на лечение. Как правило, страх возрастает, когда человек узнает, что у него заболел знакомый или родственник. Страх может касаться сферы родительства: достаточно ли я хороший родитель? Невозможно быть все время очень добрым. Все мы живые люди, иногда злиться на своего ребенка — это нормально. Главное, чтобы это не было стилем жизни. Когда социальных гарантий становится меньше, растет тревожность, связанная с финансами: а смогу ли я заработать на жизнь? Насколько я буду обеспечен работой завтра? — добавляет Алла Холмогорова.

Не идти на поводу у страха

Тревожность — это черта личности?

— Тревожность может быть устойчивой чертой и проявляться склонностью к тревожному реагированию на самые разные жизненные события. Как правило, чаще всего эта черта встречается у людей с высоким уровнем нейротизма, то есть с изначально низким порогом чувствительности к стрессу. Такие люди часто очень легко реагируют на любые раздражители мобилизацией организма. Самые последние исследования показывают, что есть еще одна черта, свойственная людям с тревожными расстройствами, — низкая толерантность к неопределенности. Современному человеку вообще довольно сложно принять идею, что мы не все можем контролировать. Потребность в контроле, определенности, планировании — черты современной западной культуры и цивилизации в целом, которые делают нас уязвимыми перед тревожными расстройствами, — объясняет Алла Холмогорова.

— Как меняется уровень тревожности в течение жизни?

— Это зависит от обстоятельств, от того, насколько человек направлен на преодоление своей тревоги. Влиять на это могут и близкие люди: как помогая справляться, так и обслуживая вашу тревогу. Например, женщина боится поездок. Муж ее везде сопровождает. Вроде из лучших побуждений, а тревожное расстройство усиливается. Совсем другое дело, если он говорит: «Дорогая, давай тренироваться. Надо, чтобы ты ездила без моей помощи. Начни с небольшого, я тебя подстрахую — встречу на следующей остановке».

— То есть избегание источника страха закрепляет тревогу?

— Верно. Например: «мне страшно ездить в лифте, потому я вообще не буду туда заходить». Важно, если вы понимаете иррациональность природы своего страха, не идти у него не поводу — отвлечься на что-то, нормализовать дыхание. Важно тренироваться: боитесь отвечать на семинаре — отвечайте все равно. Скорее всего, через какое-то время станет легче. Это лучше, чем просидеть молча весь семестр, накапливая свою тревогу. Конечно, такие рекомендации помогают далеко не всем, но в целом это действенные приемы, которые используются в том числе в психотерапии, — заключает Холмогорова.

Многообразие тревожного опыта

Как отличить повышенную тревожность от тревожного расстройства? Когда тревога мешает жить, нужно обращаться за помощью.

— Критерием расстройства является дезадаптация — социальная или профессиональная. Если из-за тревоги невозможно строить отношения с людьми, заводить семью, работать и тем более выходить из дома, то речь идет о тревожном расстройстве, — поясняет Дмитрий Комаров.

Свой уровень тревожности можно выяснить, например, с помощью шкалы тревоги Бека. Этот тест легко находится в поисковике по запросу. Результат показывает, есть ли смысл беспокоиться. Однако тест очень обобщенный. Кроме того, у обычных людей уровень тревоги сильно зависит от того, что происходит в их жизни.

— Какие тревожные расстройства существуют?

— Тревожные расстройства — это целый класс заболеваний. В него входят, например, специфическая/изолированная фобия — страх какого-то объекта или ситуации. Другая разновидность — паническое расстройство с агорафобией (страх нахождения вне безопасного места) или без нее. В этом случае на фоне благополучия человек вдруг оказывается в состоянии мощнейшего страха, который он не испытывал никогда в жизни. В моменте это воспринимается как катастрофа. Внимание полностью сконцентрировано на телесных ощущениях. При этом около трети людей в популяции могут за всю жизнь испытывать однократную паническую атаку, которая не переходит в паническое расстройство.

Генерализованное тревожное расстройство подразумевает избыточные тревожность и беспокойство, в том числе с телесными проявлениями в виде учащенного пульса, потливости, мышечной скованности, мигрирующих болей в теле. Развитие генерализованного тревожного расстройства во многом зависит от склада личности, характера. Например, повышенная внимательность к своему здоровью, беспокойство за себя или близких, за материальное благополучие — эти черты с годами могут все больше и больше заостряться, и к условному четвертому десятку лет жизни у человека развивается генерализованное тревожное расстройство, — говорит Дмитрий Комаров.

— Для генерализованного тревожного расстройства особенно характерно болезненное беспокойство, которое разлито по ежедневной жизни. Не случится ли сегодня что-то нежелательное? Как я справляюсь с этой задачей? Тревога и беспокойство — понятия одного порядка, но беспокойство в современных исследованиях выделяют в отдельный вид тревоги: постоянные негативные прогнозы относительно любого действия, просчет разнообразных вариантов с целью вернуть ощущение контроля над ситуацией. Но на продумывание вариантов негативного развития событий уходит очень много времени, и нередко это не успокаивает. Беспокойство «съедает» жизнь. Такие люди часто покидают терапию: им кажется, что, если они перестанут беспокоиться, это может плохо кончиться. И в то же время они видят, что беспокойство разрушает их жизнь. Этот конфликт очень мучителен, — добавляет Алла Холмогорова.

— Еще есть соматоформные расстройства — они диагностируются, когда есть физические симптомы: боль, скованность, напряженность в теле, в груди. Но человек обходит врачей, и болезнь не находят. Это так называемая психосоматика: симптом есть, а физического объяснения этому симптому нет. Чаще всего происходит у людей, которые плохо умеют идентифицировать, обозначать и озвучивать свои эмоции, — объясняет Дмитрий Комаров.

— Почему именно у них?

— Взаимосвязь тут предположительно такая: нераспознанные негативные эмоции не находят выхода, и это приводит к повышенной напряженности, то есть к хронической чрезмерной активации симпатической нервной системы. При этом появляются неприятные телесные ощущения, в том числе болевые. Эти вроде бы беспричинные ощущения человек интерпретирует как признак возможной тяжелой болезни.

— Есть еще социальное тревожное расстройство — чрезмерная обеспокоенность тем, что подумают люди. Переживания по поводу публичных выступлений или постоянная напряженность в любых социальных ситуациях. Взгляд любого человека воспринимается как осуждающий или критикующий. «Если я вошел в помещение и там кто-то засмеялся, значит, засмеялись надо мной», — типичная ошибка интерпретации при социальном тревожном расстройстве. Это не обычное повседневное смущение, а тяжелая болезнь, которая может сильно влиять на уклад жизни с отказом от работы в коллективе и романтических отношений, — добавляет Дмитрий.

К кому обращаться?

В каком возрасте тревожные расстройства обычно диагностируют?

— Вообще, до 70% тревожных расстройств начинаются в молодом возрасте — подростковом, юношеском, студенческом. Поэтому важно, чтобы были бесплатные центры психологической помощи, куда могли бы обращаться семьи с детьми и молодые люди. В США, кстати, среди тревожных расстройств наиболее распространены социальные фобии, — рассказывает Алла Холмогорова.

— Паническое расстройство чаще всего начинается на третьем десятке лет жизни. Генерализованное — позже, обычно после 30 лет. К тревожным расстройствам относится и обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР), для которого характерны повторяющиеся навязчивые мысли или вынужденные действия. Для ОКР самое частое начало — подростковый возраст, 13–15 лет. Многое зависит от того, когда именно человек обратился за помощью. Согласно американской статистике, среднее время между появлением первых симптомов ОКР и обращением к врачу составляет лет 15. При том что интенсивность симптомов ОКР с помощью врача можно снизить в разы! С этим расстройством хорошо бы начинать разбираться с самого раннего возраста. Это посыл к родителям: если заметили у подростка навязчивые мысли и движения, нужно обратиться за помощью к врачу, — уточняет Комаров.

— Низкая выявляемость начала развития тревожных расстройств отмечается не только у нас, но и на Западе. Чем раньше оказана помощь, тем больше вероятность того, что проблема будет решена и человек выздоровеет, — отмечает Алла Холмогорова.

— Если человек подозревает у себя тревожное расстройство, к кому обращаться — психологу или психотерапевту?

— Если идти к психологу, то к применяющему когнитивно-поведенческую терапию, которая признана наиболее эффективным методом лечения тревожных расстройств на основе доказательных исследований. Работа когнитивного психотерапевта ведется по разным направлениям. Это работа и с тревожным мышлением, и с избегающим поведением, и с более глубокими деструктивными убеждениями, которые сложились в результате различных, нередко травматических, обстоятельств жизни и поддерживают тревожное реагирование. В первую очередь поведенческая терапия помогает отказаться от избегающего поведения. Она построена на принципе, который учит человека справляться с тревогой самостоятельно. Грамотный медицинский психолог обязательно сотрудничает с врачом-психиатром и при необходимости направит к нему, что часто целесообразно, — поясняет Дмитрий Комаров.

На пути к исцелению

Марина понимала, что ей нужно обратиться за помощью. Но найти грамотного специалиста оказалось непросто.

— Первый раз я пошла к психологу по рекомендации врача дерматолога-косметолога в 18 лет. Симптомы тогда еще были слабо выраженными, по моей личной оценке: повышенная тревожность и панические атаки.

У нас с ней было десять занятий. На них я выполняла разные практические задания. Сейчас я бы назвала ее не психологом, а коучем, который помогает справляться с жизненными трудностями. Но в ситуации с болезнью это вряд ли спасет. Тут нужен врачебный контроль. Спустя пару месяцев я поняла, что чувствую себя даже хуже, чем раньше.

Потом случился эпизод деперсонализации, и я поняла, что мне надо к врачу.

Нашла по отзывам психотерапевта, пришла к ней на прием. Врач сконцентрировалась на том, что было интересно ей, — на семейных проблемах. И на следующий сеанс пригласила моих родителей. Я была в эмоциональном упадке и тогда не поняла, что это был странный и неоправданный поворот терапии. Я же не в школе на уроке проштрафилась, а пришла личные проблемы решать — зачем вызывать родителей? Я плохо себя чувствовала, описала врачу, как вижу ситуацию в семье. Разумеется, мое видение вообще не соответствовало действительности, потому что я болела серьезно, мозг искаженно воспринимал всю информацию из внешнего мира. Она вообще не задала вопросов о моем состоянии, моей жизни — но как только я вышла на монолог о ситуации в семье, оживилась и начала меня расспрашивать. Только не о том, как я отношусь к ситуации, как на меня это влияет, а о том, как родители между собой взаимодействуют.

И когда я пришла с родителями (а я не могла не прийти, мне уже нечего было терять, — я решила, что мне уже все равно), весь разговор велся с мыслью: «Ну и что ты преувеличиваешь, все же нормально». Это высказывалось неоднократно во время разговора и под конец было повторено в качестве вывода. В моем понимании, если человек выглядит так, что не сегодня-завтра из окна выбросится, такая терапия — именно то, что человека к этому подтолкнет! Больше часа у меня крутилась в голове мысль, какая я ущербная: сижу с родителями, пытаюсь рассказать что-то свое, мне никто не верит, родителей еще напрягла, они переживают… Под конец сеанса я уже была в истерике. И меня еще спрашивали: «А почему ты плачешь?» Я ответила, что это нервное. Меня спасло исключительно то, что моя мама умный человек. Она сразу после этого псевдосеанса взяла дело под свой контроль, задала мне пару наводящих вопросов, и я, выведенная из себя, проорала ей все, что у меня было внутри. После этого она уверенно сказала, что этот психотерапевт мне не подходит.

Эта врач прописала мне шесть разных лекарств, среди которых были препараты для нормализации кровяного давления в головном мозге. Я принимала их, у меня постоянно были звезды в глазах, все плыло, когда, например, я резко вставала со стула или кровати.

Я также хотела проверить, не связаны ли мои симптомы с другими проблемами со здоровьем, и записалась к неврологу. Она оказалась очень грамотным врачом.

Невролог отменила мне часть таблеток, провела тесты на уровень тревожности и депрессии, дала контакты психиатра. А тот диагностировал депрессию и назначил антидепрессанты. Когда мне стало лучше, я самостоятельно снизила себе дозу лекарств, чего делать, конечно, не стоило. А когда мне в очередной раз стало хуже, к счастью, уже без суицидальных мыслей и самоповреждения, я опять пошла к врачу. Правда, к другому, потому что к прежнему было возвращаться стыдно после самовольного решения снизить дозу антидепрессантов. Она, в свою очередь, поставила мне диагноз: тревожное расстройство. С последним специалистом я занимаюсь до сих пор и вдобавок принимаю лекарства, — говорит Марина.

«Весь разговор психотерапевт вела с мыслью: “Ну что ты преувеличиваешь, все же нормально”. Я больше часа крутила в голове, какая я ущербная: сижу с родителями, мне никто не верит, родителей еще напрягла, они переживают. Под конец сеанса я уже была в истерике. И меня еще спрашивали: “А почему ты плачешь?” Я ответила, что это нервное» 

— Что сейчас помогает вам справляться с тревожностью?

— Осознанность — мой основной механизм выживания при тревожном расстройстве.

Мне нужно наблюдать за ситуацией, анализировать и рационализировать. Нужно задавать себе вопросы, следить за своим состоянием, слушать себя. Планировать все заранее. Предусматривать все до самых мелочей. Если что-то идет не по плану, то, скорее всего, это тоже план — я уже продумала и этот вариант. Чтобы не «поймать» паническую атаку, я заранее пробиваю маршруты по навигаторам. Планирую, на каком транспорте буду добираться. Считаю остановки, внимательно слежу за пейзажем, зданиями, запоминая ориентиры. Я не могу себе позволить опоздать, всегда оставляю себе лишних 20 минут. Постоянно пользуюсь навигаторами и очень хорошо запоминаю весь город в виде карты. Когда я просто так иду в магазин, то могу представлять себя в виде стрелочки. Иногда, как в голливудском фильме, представляю, как камера берет меня крупным кадром со спины, охватывая то, что я вижу перед собой, потом отъезжает вверх, к небу, и в кадре не видно меня, а видно часть города, где я нахожусь, как со спутника.

Мне очень важно спать по восемь-девять часов. Поэтому я должна все делать заранее, не оставляя на последний момент.

— Как близкие отнеслись к вашей болезни?

— Меня все очень поддерживали, не обесценивали. Мама была готова самостоятельно разбираться в теме. Папа относился с долей скептицизма, но всегда был готов выслушать и обсудить. Бабушка с дедушкой, правда, говорили, что нужно ко всему относиться позитивно и больше улыбаться. Я эту ситуацию проработала с психотерапевтом. Бабушка и дедушка — люди со своими установками, стараюсь это понимать, — заключает Марина.

Тревога и беспокойство — проблемы современности

Тревожность – проблема современного общества

Мы тревожимся из-за детей, из-за работы, из-за кредитов и личной жизни. На самом деле чувство тревоги – абсолютно нормальная реакция, заложенная в нас природой, которая запускает древний механизм «беги или бей». Однако, в 21 веке уже редко мы бегаем от опасностей и ещё реже кого-то бьем. Но биологические процессы – вещь упрямая, и она предупреждает о потенциальных опасностях. Но иногда сильная тревога возникает без каких-либо причин и может длиться долгое время. И здесь важно отличать естественную реакцию организма от психического отклонения.

Симптомы тревожного расстройства

  • немотивированная тревога
  • чувство подавленности
  • необъяснимый страх
  • нарушения сна и аппетита
  • головные боли и головокружение
  • невозможность сосредоточиться
  • усталость

Главное отличие психического расстройства от биологической программы с беготней и бойцовскими инстинктами – симптомы! Они проявляются не кратковременно, а присутствуют постоянно. Выматывают и утомляют. В таком состоянии сложно работать, заниматься домашними делами и просто спокойно жить.

У всего есть причинно-следственная связь и у тревоги она тоже есть. Надо остановиться и разобраться, что конкретно вызывает это чувство. Если этого не сделать, то тревога и страх без причины приобретают хронический характер.

Причины

Длительные психические нагрузки, сильное эмоциональное потрясение, либо заболевания внутренних органов – всё это может стать причиной. Немаловажную роль играет также темперамент, который достался нам при рождении, наследственность и гормональный баланс.

На самом деле, даже у беспричинной тревоги всегда есть причина. Просто иногда это не реакция на внешнее воздействие, а процессы, происходящие в самом организме. На пути к собственному спокойствию надо знать врага в лицо. А значит надо понять, что происходит у нас в голове на уровне биохимических процессов, что вызывает чувство тревоги.

Как выйти из тревожного состояния?

Если в любой поисковик ввести запрос «как избавиться от тревоги» он найдет много вариантов, самые популярные: заниматься спортом, спать, переключаться на работу. Но, не тут-то было – один из симптомов – невозможность сосредоточиться. Замкнутый круг получается? А вот и нет!

Ученые Института молекулярной генетики РАН разработали инновационное средство, помогающее снизить уровень тревоги и беспокойства. Препарат называется Селанк.

У препарата занимательная история, он разрабатывался по заказу вооруженных сил, как средство, увеличивающее выносливость и снижающее тревогу. В 90-е страна поменяла направление и наука ушла на второй план. Но разработка инновационного продукта не остановилась, ученые продолжили исследования. Так в России появился первый пептидный препарат для восстановления нервной системы.

Уникальный механизм действия Селанка

Во время тревоги, в эмоциональных центрах головного мозга изменяется функциональное состояние нейронов, повышается уровень серотонина и норадреналина. Именно эти нейромедиаторы отвечают за наше психо-эмоциональное состояние. Тревога усиливается, человек может чувствовать необъяснимый страх, испытывать угнетенное состояние, головные боли и другие, на первый взгляд необъяснимые, симптомы.

Селанк начинает действовать именно там, где зарождается тревога: он воздействует на первичное, базовое звено формирования тревожных расстройств. В результате благотворного действия Селанка уровень серотонина и норадреналина приходят в норму, уровень тревоги снижается, страхи постепенно уходят, а мотивация и хорошее настроение возвращаются.

Принцип действия Селанка – восстанавливаться после стресса своими силами, используя собственные ресурсы организма. В основе этого принципа лежит формула уникального пептида тафцин. Он вырабатывается нашим организмом и служит многим целям: повышает иммунитет, снижает стресс, тревогу и не только.

Изучив противотревожные свойства тафцина, ученые смогли повторить уникальную формулу этого природного вещества. В Селанке они увеличили концентрацию природного пептида в несколько раз, таким образом, сделав соединение более устойчивым и эффективным.

Попадая в организм, Селанк действует подобно тафцину. Он запускает естественный для нашей нервной системы процесс излечения от тревоги и стресса, восстанавливает нервные клетки, возвращает в норму психо-эмоциональное состояние. Уровень тревоги снижается в среднем за 1-3 суток. Именно такое время требуется нашему организму, чтобы запустить процесс восстановления нервной системы: нормализуется баланс нейромедиаторов, что помогает справиться с нагрузками, которые вызвал стресс.

В каких ситуациях поможет препарат?

Мы часто переживаем по поводу и без него, тревожимся по пустяками и не только. Чувство беспокойства и напряженности нарастает, окружающие люди и банальные ситуации начинают раздражать, а мысли на ночь не дают заснуть. От этого падает продуктивность, наш организм тратит ресурс на борьбу с тревогой, забирая силы. Настроение портится, мотивация тает и дальше как в песне “крокодил не ловится, не растет кокос”.

Поводы для тревог будут всегда. И “расставляя” серотонин и норадреналин по своим местам, мы становимся спокойнее, продуктивнее и веселее.

Уже 10 лет Селанк рекомендуют более 2000 российских врачей. Препарат имеет высокий профиль безопасности, он практически не токсичен, так как распадается в организме на аминокислоты — более простые молекулы, которые в результате метаболизма используются клетками для поддержания жизни. Селанк не вызывает привыкание, отсутствует синдром отмены.

Действие Селанка доказано клиническими исследованиями российских ученых. Полученные данные свидетельствуют о наличии противотревожного эффекта даже у пациентов с тревожно-фобическими и ипохондрическими расстройствами.

Селанк продается в аптеке без рецепта.

Как применять?

Селанк применяется интраназально – это инновационный способ доставки активных веществ. Именно при таком введении большая часть препарата (до 92,8%) хорошо усваивается.

Для восстановления функционального состояние эмоциональных центров в норму, достаточно нескольких часов, после применения препарата. Когда нейромедиаторный баланс уравновешивается проходит чувство беспокойства и раздражительности, на смену им приходит спокойствие и хорошее настроение.

Запуск на восстановление нервных клеток начинается в течение первых часов, а 2-х флаконов после 14-дневного закапывания хватает на 3-6 месяцев положительного эффекта. Посмотреть инструкцию

Тревога приглушает краски жизни, обнуляет приятные моменты и обесценивает яркие события. Вся палитра в наших руках, осталось взять кисть и раскрасить эмоции. Какой цвет будет у нашего настроения, решаем только мы.

Задать вопрос | Где купить | Научные публикации

Генерализованное тревожное расстройство

Генерализованное  тревожное  расстройство  (устаревшее название  тревожный невроз) – психическое расстройство, проявляющееся стойкой нефиксированной тревогой, которая сохраняется на протяжении нескольких недель или месяцев. По данным различных исследований, распространенность расстройства колеблется от 0,1% до 8,5%. Обычно развивается в возрасте 20-40 лет, реже выявляется у детей и подростков. Женщины страдают вдвое чаще мужчин. Отмечается склонность к волнообразному или хроническому течению.

Стойкая тревога сохраняется в течение нескольких недель, месяцев или даже лет. Отличительной особенностью тревоги при генерализованном тревожном расстройстве является неопределенное, смутное, но стойкое предчувствие ужасных, катастрофических последствий, как правило – крайне маловероятных. Постоянное беспокойство о будущих неудачах изматывает пациента и ухудшает качество его жизни. Пациент, страдающий тревожным расстройством, испытывает затруднения при попытке сосредоточиться, быстро устает, легко отвлекается, постоянно страдает от ощущения бессилия. Наблюдаются раздражительность, повышенная чувствительность к громким звукам и яркому свету. Возможны нарушения памяти, обусловленные рассеянностью и быстрой утомляемостью. Многие пациенты с тревожным расстройством предъявляют жалобы на подавленное настроение. Часто возникают расстройства сна: трудности при засыпании, ночные кошмары, беспокойный поверхностный сон и беспокойство при пробуждении. Ранние пробуждения для данного расстройства  нехарактерны, присоединение этого симптома свидетельствует о развитии сопутствующей депрессии. Моторное напряжение при тревожном расстройстве проявляется суетливостью, неспособностью расслабиться, постоянным напряжением мышц, особенно выраженным в плечевых областях и верхней части спины, а также головными болями напряжения. Головные боли при тревожном расстройстве обычно билатеральные, возникают на фоне стресса, локализуются в лобной, теменной или затылочной области, сохраняются в течение нескольких часов, реже – нескольких дней.

Характерным признаком тревожного расстройства является повышенная активность вегетативной нервной системы. Со стороны пищеварительной системы наблюдаются сухость во рту, трудности при глотании, неприятные ощущения в эпигастральной области, тошнота, метеоризм, бурчание в животе и нарушения стула. Со стороны дыхательной системы беспокоят ощущение затруднения вдоха и чувство сжатия в груди. При усилении тревоги у некоторых пациентов с тревожным расстройством появляется кратковременная гипервентиляция, сопровождающаяся беспокойством, ощущением сердцебиения, головокружением, преходящими нарушениями зрения, слабостью, покалыванием и судорогами в конечностях.

Со стороны сердечно-сосудистой системы при тревожном расстройстве могут возникать сердцебиение, ощущение отсутствия сердцебиения, боли и неприятные ощущения в области сердца. Со стороны мочеполовой системы отмечается учащение мочеиспускания, прекращение или нерегулярность менструаций, снижение либидо и исчезновение эрекции. Вегетативные нарушения при тревожных расстройствах нередко выходят на первый план, маскируют патологическую тревогу и вынуждают пациентов обращаться к врачам общего профиля.

Профилактика тревожных расстройств:

Физические упражнения – естественное и эффективное антистрессовое лечение. Они снимают напряжение, уменьшают концентрацию гормона стресса, повышают уровень таких веществ, таких как серотонин и эндорфины (гормоны хорошего настроения или счастья), и физически изменяют мозг таким образом, чтобы он становится меньше подверженным тревожности. Избегать употребления алкоголя и никотина. Хотя может показаться, что курение успокаивает, на самом деле никотин является мощным стимулятором, который повышает, а не понижает уровень тревожности.

Если Вы отмечаете у себя вышеуказанные симптомы не бойтесь обратиться к врачу. Получить консультацию или помощь специалиста психиатрической службы можно в поликлинике центральной районной больницы по месту жительства или в психоневрологическом диспансере г. Бреста (ул. Советская 13), или г. Барановичи (ул. Брестская 135).

 

Врач-психиатр УЗ «Ляховичская ЦРБ» Тупальская А.Н.

Признаки тревожного расстройства

Если вы испытываете симптомы тревоги в течение длительного периода времени, возможно, у вас тревожное расстройство.

Для получения дополнительной информации о симптомах см. статью о тревоге, страхе и панике.

Генерализованное тревожное расстройство (ГТР)

Генерализованное тревожное расстройство (ГТР) — это хроническое состояние, которое может вызвать у вас беспокойство по поводу широкого круга ситуаций и проблем, а не одного конкретного события.

У вас может быть ГТР, если:

  • ваше беспокойство не поддается контролю и вызывает стресс
  • ваше беспокойство влияет на вашу повседневную жизнь, включая учебу, работу и социальную жизнь
  • вы не можете отпустить свои беспокойства
  • вы беспокоитесь всевозможные вещи, такие как ваша работа или здоровье, и незначительные проблемы, такие как работа по дому

Если тревога влияет на вашу повседневную жизнь или причиняет вам страдания, вам следует обратиться к врачу общей практики. Они могут диагностировать ваше состояние на основе ваших симптомов, которые могут включать:

  • чувство беспокойства или раздражительность
  • раздражительность
  • быстрая утомляемость
  • трудности с концентрацией внимания или ощущение, что ваш разум становится пустым
  • трудности с засыпанием или сон
  • напряжение мышц

Если у вас диагностирован ГТР, вам доступно лечение.Узнайте больше о лечении ГТР.

Другие типы тревожного расстройства

Существует несколько других типов тревожного расстройства, в том числе:

Дополнительная информация

Последняя проверка страницы: 18 января 2022 г.
Дата следующего рассмотрения: 18 января 2025 г.

Беспокойство — Что вам нужно знать

Приведенные здесь заметки о различных видах беспокойства не предназначены для постановки диагноза.Но вы можете найти их полезными, если при посещении врача, психолога или консультанта они используют эти термины.

Существуют различные виды тревожных расстройств, но наиболее распространены следующие:

Генерализованное тревожное расстройство  (ГТР) — это когда люди беспокоятся о ряде вещей в большинстве дней в течение шести или более месяцев. Обычно это затрагивает молодых людей и женщин больше, чем мужчин. Беспокойство вызывает широкий спектр ситуаций и проблем, а не только одно конкретное событие. Его может быть трудно контролировать, и он проникает во все сферы повседневной жизни.

Фобии — это крайние и иррациональные страхи по поводу определенных вещей. Оно может быть настолько сильным, что человек делает все возможное, чтобы избежать его, даже если оно безвредно. Например, социальная фобия — это боязнь осуждения или смущения на публике, даже в повседневных ситуациях, таких как прием пищи, разговор на работе или светская беседа. Другой тип — агорафобия , которую часто считают боязнью открытых пространств. Это также страх быть закрытым или вдали от безопасного места или человека, который заставляет вас чувствовать себя в безопасности.Это может быть чрезвычайно инвалидизирующим и пугающим, и люди не могут покинуть свой дом.

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) — это когда у человека возникают нежелательные, навязчивые, постоянные или повторяющиеся мысли (вакааро), чувства, идеи или ощущения (навязчивые идеи), которые вызывают беспокойство. Затем они выполняют действия, чтобы уменьшить беспокойство или избавиться от этих мыслей. Например, человек может бояться микробов и пытаться уменьшить тревогу, постоянно моя руки или избегая прикосновений к таким вещам, как дверные ручки.Они могут знать, что эти мысли (вакааро) неразумны, но не могут их остановить. Когда обсессивно-компульсивное расстройство тяжелое и не лечится, оно может быть очень неприятным и мешать работе (махи), школе (кура) и нормальной жизни дома.

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — это реакция на сильное стрессовое событие, выходящее за рамки повседневного опыта, когда человек чувствует себя очень небезопасным или находится под угрозой. Это необычные переживания, такие как война, насильственное нападение (вербальное, физическое или сексуальное) или стихийное бедствие.Симптомы обычно включают раздражительность, беспокойство, воспоминания, повторяющиеся кошмары и избегание ситуаций, которые могут вызвать воспоминания о событии.

Паническое расстройство — это панические атаки. Это сильное чувство беспокойства наряду с физическими симптомами и непреодолимыми ощущениями, которые были бы у вас, если бы вы были в большой опасности, например, учащенное сердцебиение, чувство слабости, потливость, дрожь в конечностях, тошнота, боли в груди, дискомфорт в дыхании и чувство потери. контроль.Симптомы быстро нарастают и достигают пика. Последствия могут быть настолько серьезными, что люди, испытывающие приступы паники, могут поверить, что умирают. Несмотря на то, что они пугающие и очень неудобные, они не опасны для жизни.

Посетите веб-сайт Anxiety New Zealand или страницу Small Steps Anxiety для получения дополнительной информации об этих и других видах тревожных расстройств.

Сильная тревога: симптомы, черты, причины, лечение

Большинство людей время от времени испытывают тревогу. Тревога является частью естественной реакции организма на стресс.Небольшое беспокойство может помочь подготовиться к будущей неопределенности или дискомфорту. Хотя большинство людей испытывает терпимую степень беспокойства, например, когда берется за большой проект или пробует новый опыт, степень серьезности и тип реакции могут варьироваться от человека к человеку и от ситуации к ситуации.

Тревога может варьироваться от легкой до тяжелой. Когда тревога мешает нормальному функционированию, становится постоянной проблемой или становится слишком сложной для решения, это может быть признаком более серьезной проблемы — тревожного расстройства.

Сильное беспокойство часто изнуряет и значительно нарушает способность человека функционировать и выполнять типичные повседневные задачи. Это отличается от типичного беспокойства, которое испытывает большинство людей, когда они не уверены или беспокоятся о чем-то. Сильная тревога может даже вызвать суицидальные мысли.

ЛюдиИзображения / Getty Images

Что такое тревога?

Тревога связана с естественным способом организма реагировать на стрессовые события и обстоятельства.Когда стрессор присутствует, разум и тело воспринимают его как потенциальную угрозу и реагируют автоматически, чтобы оставаться в безопасности. Это на самом деле полезно и означает, что все работает так, как должно. Тревога — это способ подготовки или предвосхищения будущего стресса или возможных негативных переживаний.

Тревога в широком смысле встречается очень часто. На самом деле, это самый распространенный тип расстройства психического здоровья: 33% людей страдают от тревожного расстройства в течение жизни.

Тяжелые симптомы тревоги обременительны и беспокоят тех, кто их испытывает. Они могут прерывать повседневную деятельность и влиять на удовольствие от жизни. Для тех, кто страдает от сильной тревоги, последствия могут быть изнурительными.

Легкие, умеренные и тяжелые симптомы тревоги

Некоторые реакции сопровождаются беспокойством. Симптомы могут влиять на разум, поведение и физическое благополучие человека. Хотя симптомы тревоги могут быть разными для каждого человека, они обычно проявляются как беспокойство, избегание и физические реакции.

Беспокойство

В небольших количествах, как и при легком уровне беспокойства, беспокойство может быть полезным и мотивирующим, например, при подготовке к тесту, чтобы избежать беспокойства по поводу неудачи. Однако чрезмерное беспокойство о вещах, которые невозможно контролировать, может негативно сказаться на общем самочувствии и является признаком того, что тревога может быть более серьезной.

Внимательность может помочь уменьшить беспокойство

Осознанность — отличный способ преодолеть бег мыслей или постоянное беспокойство, сосредоточив внимание на настоящем моменте.Например, попробуйте осмотреться и назвать все предметы, которые вы видите, определенным цветом. Обязательно делайте глубокий вдох между каждым найденным объектом.

Избегание

Избегание — это тип поведения, который люди используют, чтобы избежать неприятных чувств, возникающих из-за беспокойства. Избегание может означать физическое избегание чего-то, например, толпы, или избегание, не обращая внимания на что-то, например, не готовясь к презентации, которая вызывает чувство нервозности.

Хотя может показаться, что избегание — хороший способ уменьшить дискомфорт от беспокойства, избегание — неэффективный способ преодолеть продолжающуюся тревогу.Замечать и эффективно справляться с чувствами, которые приходят с тревогой, — важный шаг к тому, чтобы научиться справляться с ней. В наиболее тяжелых случаях избегание, вызванное тревогой, может привести к тому, что человек откажется от социальных взаимодействий и станет изолированным.

Физические симптомы

Симптомы тревоги могут проявляться и физически. Мышечное напряжение является распространенным способом, с помощью которого многие люди испытывают тревогу. Это естественное напряжение мышц, когда организм испытывает стресс.

Поднятие плеч, сжатие челюстей, сжатие рук в кулаки и напряжение живота — примеры того, как наши мышцы реагируют на стресс и тревогу.Когда вы заметите, что это происходит, попробуйте намеренно расслабить пораженные мышцы.

Другими распространенными способами физического переживания тревоги являются потливость, расстройство желудка, поверхностное дыхание, дрожь, головные боли, боль в челюсти, напряжение глаз и учащенное сердцебиение. Длительное воздействие тяжелых уровней симптомов тревоги может привести к физическим заболеваниям, таким как болезни сердца, проблемы с желудочно-кишечным трактом и снижение иммунной системы.

Иногда эти физические реакции могут возникать без нашего понимания того, что их причиной является тревога.Обратите внимание на то, как ваше тело чувствует себя, когда вы спокойны, а когда встревожены, это поможет вам распознать, когда вы испытываете симптомы тревоги.

Люди с тяжелым уровнем тревожности могут испытывать эти симптомы чаще, интенсивнее или с более значительным воздействием. Хотя фактические симптомы могут не отличаться от легких или умеренных уровней тревоги, тяжелые симптомы тревоги с меньшей вероятностью поддаются самоконтролю.

Диагностика тревоги

Тревожность является одним из наиболее недооцененных психических расстройств.Хотя это очень распространено, многие люди не обращаются за лечением тревоги. Как и другие психические расстройства, тревожные расстройства могут быть диагностированы только лицензированными специалистами в области психического здоровья.

Согласно одному исследованию, только 20% людей с тревожным расстройством обращаются за помощью к поставщикам медицинских услуг.

Во время сеанса терапии психиатр, как правило, задает ряд вопросов, чтобы определить тип и серьезность беспокойства, которое вы испытываете. Практикующий психиатр определит точный тип вашего тревожного расстройства, обратившись к пятому изданию «Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам» (DSM-5).В крайних случаях тревоги психиатр, скорее всего, назначит лекарства вместе с терапией.

Тревожные расстройства часто встречаются одновременно, то есть они часто присутствуют вместе с одним или несколькими дополнительными психическими расстройствами, такими как депрессивные расстройства и расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ.

Измерение уровня тревожности

Специалисты в области психического здоровья часто используют измерительные шкалы для определения уровня тревожности. Эти инструменты могут определить, насколько неприятны и разрушительны ваши симптомы тревоги, что позволяет составить более персонализированный и эффективный план лечения.

Примерами распространенных шкал измерения тревожности являются оценка генерализованного тревожного расстройства (GAD-7), шкала состояния и тревожности (STAI) и шкала тревожности Бека (BAI). При оценке тревожности задаются вопросы, связанные с тем, как часто проявляются симптомы и насколько они разрушительны. На основании ответов будет дано определение легкой, умеренной или сильной тревожности.

Причины

Тревога может возникать по ряду причин, каждая из которых уникальна для индивидуального опыта.Хотя трудно определить, кто больше всего подвержен риску развития тревожного расстройства, у тех, у кого есть близкий член семьи, страдающий тревожным расстройством, в три-пять раз больше шансов заболеть тревожным расстройством.

Другие причины, по которым у человека может развиться тревожное расстройство, обычно связаны с негативным жизненным опытом, таким как стрессовые события в детстве, травмы и стрессовые переживания на протяжении всей жизни, такие как смерть и развод.

Типы

Тяжелая тревога — это не формальный диагноз, а уровень серьезности симптомов и воздействия тревожного расстройства.Тревожные расстройства подразделяются на различные типы в зависимости от того, как именно проявляются симптомы. Эти категории включают:

  • Тревожное расстройство разлуки
  • Селективный мутизм
  • Специфическая фобия
  • Социальное тревожное расстройство (социофобия)
  • Паническое расстройство
  • Агорафобия (боязнь общественных или людных мест)
  • Генерализованное1 тревожное расстройство

Каждый тип тревожного расстройства может варьироваться от легкого до тяжелого и требует различных вмешательств в зависимости от человека и обстоятельств.Тревожные расстройства также возникают в разные периоды жизни человека, чаще всего в детстве и подростковом возрасте, и их тяжесть имеет тенденцию колебаться на протяжении всего заболевания.

Например, тревожное расстройство разлуки и специфические фобии, как правило, возникают в детстве, при этом средний возраст постановки диагноза составляет 7 лет, в то время как генерализованное тревожное расстройство (ГТР) чаще встречается в более позднем возрасте. Наиболее распространенным типом тревожного расстройства является специфическая фобия, сильный страх перед чем-то, что практически не причиняет вреда.

Лечение

Даже серьезные уровни тревоги можно лечить, работая со специалистом в области психического здоровья. Иногда медикаментозное лечение рекомендуется вместе с психотерапией. Хотя конкретный план лечения будет зависеть от индивидуальных потребностей человека, обращающегося за помощью, некоторые общие подходы к лечению включают:

  • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)
  • Психообразование о расстройстве и способах его лечения
  • Экспозиционная терапия (для конкретных фобий)
  • Группы поддержки

Когнитивно-поведенческая терапия

Когнитивно-поведенческая терапия является наиболее рекомендуемым вмешательством для преодоления тревоги из-за ее высокого уровня эффективности.КПТ включает в себя выявление негативных мыслей и поведения, которые способствуют тревоге, с целью изменить их более адаптивным образом.

Психологическое образование

Наряду с формальным вмешательством, таким как когнитивно-поведенческая терапия, психообразование часто используется для предоставления информации о природе тревоги, о том, как она влияет на здоровье, функционирование и переживания, а также о том, как ее можно распознать и уменьшить.

Экспозиционная терапия

Иногда лучший способ преодолеть тревогу, как в случае с определенными фобиями, — это столкнуться со страхом лицом к лицу.При экспозиционной терапии человек постепенно знакомится с вызывающим тревогу стрессором в течение все более и более продолжительных периодов времени. Видеть змею через комнату, затем находиться рядом с ней, а затем прикасаться к ней — это пример экспозиционной терапии. Этот тип терапии проводится вместе с большим количеством поддерживающих и релаксационных техник.

Группы поддержки

При работе с сильной тревогой важно иметь постоянную поддержку. Наряду с поддержкой надежных друзей, членов семьи и коллег, группы поддержки могут быть эффективным способом общения с другими людьми, которые испытывают подобные симптомы.Психотерапевт часто дает рекомендации для групп поддержки в зависимости от типа тревожного расстройства, с которым сталкивается человек.

Копинг

Тревога может быть очень разрушительной. Даже при профессиональном лечении важно найти способы справиться с симптомами тревоги в домашних условиях. Есть много способов держать тревогу под контролем, в том числе:

  • Регулярные физические упражнения
  • Высыпаться каждую ночь
  • Выполнение упражнений на расслабление, включая глубокое дыхание, упражнения на осознанность и медитацию
  • Здоровое, питательное и регулярное питание
  • Ограничение потребления кофеина
  • Поиск полезной социальной поддержки

Нахождение хорошей рутины может помочь поддержать работу, которая происходит в терапии, и держать симптомы под контролем.

Резюме

Тревога — очень распространенная проблема психического здоровья, которая ежедневно затрагивает многих людей. Сильное беспокойство может повлиять на способность человека функционировать, получать удовольствие от жизни и общее самочувствие. Поскольку тревожные расстройства могут варьироваться от легких до умеренных и тяжелых, важно работать со специалистом в области психического здоровья, чтобы получить точный диагноз и начать работу над планом лечения. При правильной поддержке даже сильное беспокойство можно уменьшить и контролировать.

Слово из Веривелла

Справляться с тревогой непросто.Если вы боретесь с сильной тревогой, просто прожить день может быть утомительно, не говоря уже о поиске поддержки. Знайте, что вы не одиноки и что есть варианты лечения, которые могут помочь. Поговорите со своим врачом или обратитесь в свою медицинскую страховку, чтобы получить список рекомендованных специалистов по психическому здоровью рядом с вами.

Продукты — Краткие данные — Номер 378

Сводка данных NCHS № 378, сентябрь 2020 г.

PDF-версиязначок pdf (411 КБ)

Эмили П.Терлицци, магистр здравоохранения, и Мария А. Вильярроэль, доктор философии.

Ключевые выводы

Данные национального опроса о состоянии здоровья

  • В течение 2019 года 9,5%, 3,4% и 2,7% взрослых испытывали легкие, умеренные или тяжелые симптомы тревоги в течение последних 2 недель соответственно, а 84,4% не испытывали никаких симптомов или испытывали их в минимальной степени.
  • Процент взрослых, которые испытывали легкие, умеренные или тяжелые симптомы тревоги, был самым высоким среди лиц в возрасте 18–29 лет и уменьшался с возрастом.
  • Женщины чаще испытывали легкие, умеренные или тяжелые симптомы тревоги, чем мужчины.
  • Взрослые азиаты неиспаноязычного происхождения с меньшей вероятностью испытывали легкие, умеренные или тяжелые симптомы тревоги по сравнению с латиноамериканцами, белыми неиспаноязычными и черными взрослыми неиспаноязычного происхождения.

Генерализованное тревожное расстройство (ГТР) характеризуется чрезмерным беспокойством, которое трудно контролировать, и сопровождается физическими симптомами, включая беспокойство, быструю утомляемость, трудности с концентрацией внимания, раздражительность, мышечное напряжение или нарушение сна (1).Шкала ГТР-7 представляет собой утвержденный краткий самоотчет для скрининга ГТР и оценки тяжести симптомов (2). Считается, что у взрослых с баллами по шкале ГТР-7 от 0 до 4 симптомы ГТР минимальны или отсутствуют, в то время как у взрослых с баллами 5–9, 10–14 или 15–21 симптомы считаются легкими, умеренными или тяжелыми. соответственно (2). В этом отчете рассматривается процент взрослых в возрасте 18 лет и старше, которые испытывали симптомы тревоги за последние 2 недели, в зависимости от тяжести симптомов и некоторых демографических характеристик с использованием шкалы GAD-7.

Ключевые слова: ГТР-7, психическое здоровье, Национальное интервью по вопросам здоровья

 

Более 15% взрослых испытывали легкие, умеренные или тяжелые симптомы тревоги в течение последних 2 недель.

  • В течение 2019 г. 84,4% взрослых в возрасте 18 лет и старше не испытывали симптомов тревоги или испытывали их в минимальной степени в течение последних 2 недель (рис. 1).
  • Среди взрослых 9,5% испытывали легкие, 3,4% — умеренные и 2,7% — тяжелые симптомы тревоги.

Рисунок 1. Процентное распределение тяжести симптомов тревоги за последние 2 недели среди взрослых в возрасте 18 лет и старше: США, 2019 г.


image iconimage icon
 
ПРИМЕЧАНИЯ. Тяжесть тревожных симптомов была основана на семипунктовой шкале генерализованного тревожного расстройства (ГТР–7) и суммировалась как отсутствие или минимальная (значения 0–4), легкая (значения 5–9), умеренная (значения 10–14) и тяжелая (значения 15–21). Оценки основаны на опросе домохозяйств выборки гражданского неинституционализированного населения.Доступ к таблице данных для значка PDF на рис. 1.
ИСТОЧНИК: Национальный центр статистики здравоохранения, Национальный опрос по вопросам здоровья, 2019 г.
 

Процент взрослых, которые испытывали легкие, умеренные или тяжелые симптомы тревоги в течение последних 2 недель, уменьшался с возрастом.

  • Общий процент взрослых, которые испытывали какие-либо симптомы тревоги за последние 2 недели, уменьшался с возрастом: с 19,5% среди взрослых в возрасте 18–29 лет, 16,6% среди взрослых в возрасте 30–44 лет, 15,2% среди взрослых в возрасте 45–64 лет, до 11.2% среди взрослых в возрасте 65 лет и старше (рис. 2).
  • Процент взрослых, которые испытывали легкие симптомы тревоги, неуклонно снижался с возрастом: с 12,1% среди взрослых в возрасте 18–29 лет до 7,1% среди взрослых в возрасте 65 лет и старше.
  • Процент взрослых, испытывающих умеренные симптомы тревоги, неуклонно снижался с возрастом: с 4,3% среди взрослых в возрасте 18–29 лет до 2,2% среди взрослых в возрасте 65 лет и старше.
  • Процент взрослых, которые испытывали тяжелые симптомы тревоги, был ниже среди взрослых в возрасте 65 лет и старше (1.9%) по сравнению со взрослыми в возрасте до 65 лет.

Рисунок 2. Процент взрослых в возрасте 18 лет и старше, которые испытывали симптомы тревоги за последние 2 недели, в разбивке по тяжести симптомов и возрастным группам: США, 2019 г.


значок изображения значок изображения

1 1 Значимый квадратичный тренд ( p < 0,05).
2 Значимый линейный тренд ( p < 0,05).
ПРИМЕЧАНИЯ. Тяжесть тревожных симптомов была основана на семипунктовой шкале генерализованного тревожного расстройства (ГТР-7) и суммировалась как отсутствие или минимальная (значения 0–4), легкая (значения 5–9), умеренная (значения 10–14). ) и тяжелой (значения 15-21).На этом рисунке не показаны лица, отнесенные к категории лиц, не имеющих или имеющих минимальные симптомы тревоги. Любая тяжесть включает те, у кого были легкие, умеренные или тяжелые симптомы тревоги в течение последних 2 недель. Оценки основаны на опросе домохозяйств выборки гражданского неинституционализированного населения. Доступ к таблице данных для значка PDF на рис. 2.
ИСТОЧНИК: Национальный центр статистики здравоохранения, Национальный опрос о состоянии здоровья, 2019 г.

 

Женщины чаще, чем мужчины, испытывали легкие, умеренные или тяжелые симптомы тревоги за последние 2 недели.

  • В общей сложности 19,0% женщин испытывали симптомы тревоги в течение последних 2 недель, которые были либо легкими, умеренными или тяжелыми, по сравнению с 11,9% мужчин (рис. 3).
  • Женщины чаще, чем мужчины, испытывали симптомы тревоги, которые были легкими (11,3% и 7,6% соответственно), умеренными (4,3% и 2,4%) и тяжелыми (3,5% и 1,9%).

Рисунок 3. Процент взрослых в возрасте 18 лет и старше, которые испытывали симптомы тревоги за последние 2 недели, в разбивке по тяжести симптомов и полу: США, 2019 г.


значок изображения значок изображения

1 Достоверно отличается от женщин ( p < 0.05).
ПРИМЕЧАНИЯ. Тяжесть тревожных симптомов была основана на семипунктовой шкале генерализованного тревожного расстройства (ГТР-7) и суммировалась как отсутствие или минимальная (значения 0–4), легкая (значения 5–9), умеренная (значения 10–14). ) и тяжелой (значения 15-21). На этом рисунке не показаны лица, отнесенные к категории лиц, не имеющих или имеющих минимальные симптомы тревоги. Любая тяжесть включает те, у кого были легкие, умеренные или тяжелые симптомы тревоги в течение последних 2 недель. Оценки основаны на опросе домохозяйств выборки гражданского неинституционализированного населения.Доступ к таблице данных для значка PDF на рис. 3.
ИСТОЧНИК: Национальный центр статистики здравоохранения, Национальный опрос о состоянии здоровья, 2019 г.

 

Процент взрослых, которые испытывали симптомы тревоги за последние 2 недели, варьировался в зависимости от латиноамериканского происхождения и расы.

  • Белые взрослые неиспаноязычного происхождения (16,5%) с наибольшей вероятностью испытывали легкие, умеренные или тяжелые симптомы тревоги за последние 2 недели, а взрослые азиатского происхождения неиспаноязычного происхождения (8,5%) с наименьшей вероятностью , по сравнению с латиноамериканцами (14.5%) и неиспаноязычных чернокожих (14,6%) взрослых (рис. 4).
  • Белые взрослые неиспаноязычного происхождения (10,1%) с наибольшей вероятностью испытывали легкие симптомы тревоги, за ними следовали латиноамериканцы (8,8%) и неиспаноязычные чернокожие (8,6%), а неиспаноязычные азиатские взрослые (5,6%). наименее вероятно.
  • 90 159 взрослых азиатского происхождения неиспаноязычного происхождения (1,5%) с наименьшей вероятностью испытывали умеренные симптомы тревоги по сравнению со всеми другими исследованными группами расы и латиноамериканского происхождения.
  • взрослых азиатских граждан неиспаноязычного происхождения (1.5%) были наименее склонны испытывать серьезные симптомы тревоги по сравнению с другими исследованными группами расы и латиноамериканского происхождения.

Рисунок 4. Процент взрослых в возрасте 18 лет и старше, которые испытывали симптомы тревоги за последние 2 недели, в зависимости от тяжести симптомов, расы и латиноамериканского происхождения: США, 2019 г.


значок изображения значок изображения

1 Значительно отличается от взрослых белых неиспаноязычных ( p < 0,05).
2 Значительно отличается от взрослых неиспаноязычных азиатских народов ( p < 0.05).
3 Значительно отличается от взрослых чернокожих неиспаноязычного происхождения ( p < 0,05).
ПРИМЕЧАНИЯ. Тяжесть тревожных симптомов была основана на семипунктовой шкале генерализованного тревожного расстройства (ГТР-7) и суммировалась как отсутствие или минимальная (значения 0–4), легкая (значения 5–9), умеренная (значения 10–14). ) и тяжелой (значения 15-21). На этом рисунке не показаны лица, отнесенные к категории лиц, не имеющих или имеющих минимальные симптомы тревоги. Любая тяжесть включает те, у кого были легкие, умеренные или тяжелые симптомы тревоги в течение последних 2 недель.Оценки основаны на опросе домохозяйств выборки гражданского неинституционализированного населения. Доступ к таблице данных для значка PDF на рис. 4.
ИСТОЧНИК: Национальный центр статистики здравоохранения, Национальный опрос о состоянии здоровья, 2019 г.

 

Резюме

В 2019 г. примерно каждый шестой (15,6%) взрослый в возрасте 18 лет и старше испытывал за последние 2 недели симптомы тревоги, которые были либо легкими (9,5%), умеренными (3,4%), либо тяжелыми (2,7%). Выраженность симптомов ГТР различалась по социально-демографическим характеристикам.Процент взрослых с легкими, умеренными или тяжелыми симптомами ГТР за последние 2 недели снижался с возрастом и был выше среди женщин, чем среди мужчин. Белые взрослые неиспаноязычного происхождения были наиболее вероятными, а взрослые нелатиноамериканского происхождения азиатского происхождения с наименьшей вероятностью испытывали легкие, умеренные или тяжелые симптомы ГТР по сравнению с другими исследованными группами расы и латиноамериканского происхождения.

Шкала ГТР-7 представляет собой утвержденный краткий самоотчет, который был разработан для скрининга ГТР и оценки тяжести его симптомов (2).Оценка 10 или выше, соответствующая умеренным и тяжелым симптомам ГТР, может свидетельствовать о наличии клинически значимого тревожного состояния, требующего дальнейшего обследования, включая диагностическое интервью и обследование психического статуса специалистом по психическому здоровью (2,3). Этот отчет показал, что 6,1% взрослых набрали 10 баллов или выше по шкале GAD-7.

 

Определения

Раса и латиноамериканское происхождение : На основе ответов на два вопроса, определяющих латиноамериканское или латиноамериканское происхождение и расу.Взрослые, относящиеся к латиноамериканцам, могут принадлежать к любой расе или комбинации рас. Взрослые, отнесенные к категории белых неиспаноязычных, черных нелатиноамериканцев и выходцев из Азии неиспаноязычного происхождения, указали только одну расу.

Тяжесть симптомов генерализованного тревожного расстройства (ГТР) : На основании шкалы генерализованного тревожного расстройства (ГТР-7) и суммируется как отсутствие или минимальная (значения 0–4), легкая (значения 5–9), умеренная (значения 10) –14) или тяжелые (значения 15–21) симптомы ГТР (2). Взрослых из выборки спросили, как часто их беспокоили следующие симптомы за последние 2 недели: «Чувство нервозности, беспокойства или раздражения»; «Неспособность остановить или контролировать беспокойство»; «Слишком много беспокоюсь о разных вещах»; «Проблемы с расслаблением»; «Быть ​​настолько беспокойным, что трудно усидеть на месте»; «становится легко раздражаемым или раздражительным»; и «Боюсь, как будто может произойти что-то ужасное.Варианты ответов «совсем нет», «несколько дней», «более половины дней» и «почти каждый день» оценивались от 0 до 3 баллов соответственно, а затем суммировались в общий балл. Выборка взрослых с двумя или более вопросами GAD-7, на которые были даны ответы «отказались» или «не знаю», или чьи ответы не были подтверждены, не были включены в этот анализ.
 

Источник данных и методы

Для этого анализа использовались данные Национального опроса о состоянии здоровья (NHIS) 2019 года. NHIS — это общенациональное репрезентативное обследование домохозяйств гражданских неинституционализированных жителей США.С. населения. Он проводится непрерывно в течение года Национальным центром статистики здравоохранения (NCHS). Интервью проводятся на дому у респондентов, но последующее наблюдение за завершением интервью может проводиться по телефону. Для получения дополнительной информации о NHIS посетите https://www.cdc.gov/nchs/nhis.htm.

Точечные оценки и соответствующие доверительные интервалы для этого анализа были рассчитаны с использованием программного обеспечения SUDAAN (4) для учета сложного плана выборки NHIS.Различия между процентами оценивали с помощью двусторонних тестов значимости на уровне 0,05. Линейные и квадратичные тренды по возрастным группам оценивались с использованием ортогональных полиномов в логистической регрессии. Все оценки в этом отчете соответствуют стандартам представления данных NCHS для пропорций (5).

 

Об авторах

Эмили П. Терлицци и Мария А. Вильярроэль работают в Национальном центре статистики здравоохранения, отдел статистики опросов по вопросам здоровья.

 

Ссылки

  1. Американская психиатрическая ассоциация.Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам (DSM–5). 5-е изд. Арлингтон, Вирджиния. 2013.
  2. Spitzer RL, Kroenke K, Williams JB, Löwe B. Краткая мера для оценки генерализованного тревожного расстройства: GAD–7. Arch Intern Med 166 (10): 1092–1097. 2006.
  3. Kroenke K, Spitzer RL, Williams JB, Monahan PO, Löwe B. Тревожные расстройства в первичной медико-санитарной помощи: распространенность, нарушения, сопутствующие заболевания и выявление. Ann Intern Med 146 (5): 317–25. 2007.
  4. РТИ Интернэшнл. СУДААН (Выпуск 11.0.3) [программное обеспечение для ЭВМ]. 2018.
  5. Паркер Д.Д., Талих М., Малек Д.Дж., Бересовский В., Кэрролл М., Гонсалес-младший Дж.Ф. и др. Стандарты представления данных Национального центра статистики здравоохранения для пропорций. Национальный центр статистики здравоохранения. Жизненный показатель здоровья 2 (175). 2017.

 

Предлагаемая цитата

Terlizzi EP, Вильярроэль Массачусетс. Симптомы генерализованного тревожного расстройства среди взрослых: США, 2019 г. Краткий обзор данных NCHS, № 378. Хаятсвилл, штат Мэриленд: Национальный центр статистики здравоохранения.2020.

Информация об авторских правах

Все материалы, представленные в этом отчете, являются общественным достоянием и могут быть воспроизведены или скопированы без разрешения; однако ссылка на источник приветствуется.

Национальный центр статистики здравоохранения

Брайан С. Мойер, доктор философии, Директор
Эми М. Бранум, доктор философии, Исполняющий обязанности заместителя директора по науке

Отдел статистики опросов по вопросам здоровья

Стивен Дж. Блумберг, Ph.Д., Директор
Анжел Вахратян, Ph.D., MPH, Заместитель директора по науке

Боль, тревога и депрессия — Harvard Health

Почему эти состояния часто возникают одновременно и как их лечить, если они возникают.

Каждый человек в какой-то момент испытывает боль, но у людей с депрессией или тревогой боль может стать особенно интенсивной и трудно поддающейся лечению.Например, люди, страдающие депрессией, как правило, испытывают более сильную и длительную боль, чем другие люди.

Наложение тревоги, депрессии и боли особенно очевидно при хронических, а иногда и инвалидизирующих болевых синдромах, таких как фибромиалгия, синдром раздраженного кишечника, боль в пояснице, головные и нервные боли. Например, около двух третей пациентов с синдромом раздраженного кишечника, направленных на долечивание, имеют симптомы психологического дистресса, чаще всего тревогу.Около 65% пациентов, обращающихся за помощью в связи с депрессией, также сообщают, по крайней мере, об одном типе болевого симптома. Психические расстройства способствуют не только интенсивности боли, но и повышенному риску инвалидности.

Когда-то исследователи считали, что взаимная связь между болью, тревогой и депрессией обусловлена ​​главным образом психологическими, а не биологическими факторами. Хроническая боль угнетает, и точно так же тяжелая депрессия может ощущаться физически болезненной. Но по мере того, как исследователи узнавали больше о том, как работает мозг и как нервная система взаимодействует с другими частями тела, они обнаружили, что боль имеет некоторые общие биологические механизмы с тревогой и депрессией.

Общая анатомия частично способствует этому взаимодействию. Соматосенсорная кора (часть мозга, которая интерпретирует такие ощущения, как прикосновение) взаимодействует с миндалевидным телом, гипоталамусом и передней поясной извилиной (областями, которые регулируют эмоции и реакцию на стресс), чтобы генерировать психические и физические переживания боли. Эти же области также способствуют тревоге и депрессии.

Кроме того, два нейротрансмиттера — серотонин и норэпинефрин — участвуют в передаче болевых сигналов в головном мозге и нервной системе.Они также связаны как с тревогой, так и с депрессией.

Лечение затруднено, когда боль сочетается с тревогой или депрессией. Сосредоточение внимания на боли может маскировать осознание как врачом, так и пациентом присутствия психического расстройства. Даже когда оба типа проблем правильно диагностированы, их может быть трудно лечить. Обзор определил ряд доступных вариантов лечения, когда боль возникает в сочетании с тревогой или депрессией.

Ключевые точки
  • Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — это не только признанный метод лечения тревоги и депрессии; это также наиболее изученная психотерапия для лечения боли.
  • Также могут помочь релаксационные тренировки, гипноз и физические упражнения.
  • Некоторые антидепрессанты или противосудорожные препараты могут облегчать боль при лечении психического расстройства, но следует помнить о возможных лекарственных взаимодействиях.

Двойная психотерапия

Различные психотерапевтические методы могут использоваться сами по себе для лечения боли у пациентов с депрессией или тревогой или в качестве дополнения к медикаментозному лечению.

Когнитивно-поведенческая терапия.  Боль деморализует и причиняет вред. Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ) — это не только признанный метод лечения тревоги и депрессии, но и наиболее изученная психотерапия для лечения боли. КПТ основана на предпосылке, что мысли, чувства и ощущения связаны между собой. Терапевты используют когнитивно-поведенческую терапию, чтобы помочь пациентам научиться справляться с трудностями, чтобы они могли справляться, а не становиться жертвами своей боли. Например, пациенты могут пытаться участвовать в деятельности, чтобы улучшить функцию и отвлечься от боли.

Тренировка релаксации.  Различные методы могут помочь людям расслабиться и уменьшить стрессовую реакцию, которая обычно усиливает боль, а также симптомы тревоги и депрессии. Методы включают прогрессивную мышечную релаксацию, йогу и тренировку осознанности.

Упражнение.  Есть множество исследований, подтверждающих, что регулярная физическая активность повышает настроение и уменьшает тревогу, но меньше данных о ее влиянии на боль.

Кокрановское сотрудничество рассмотрело 34 исследования, в которых сравнивали лечебные упражнения с различными контрольными состояниями при лечении фибромиалгии. Авторы обзора пришли к выводу, что аэробные упражнения, выполняемые с интенсивностью, рекомендованной для поддержания работоспособности сердца и дыхания, улучшают общее самочувствие и физическую функцию у пациентов с фибромиалгией и могут облегчать боль. Более ограниченные данные свидетельствуют о том, что упражнения, предназначенные для наращивания мышечной силы, такие как поднятие тяжестей, могут также улучшить боль, общее функционирование и настроение.

Избегание лекарственного взаимодействия

Многие психиатрические препараты и обезболивающие имеют потенциальные лекарственные взаимодействия. Вот несколько распространенных примеров.

Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП)  полезны как при длительной, так и при кратковременной боли, облегчая боль и уменьшая воспаление. Однако как НПВП, так и СИОЗС по отдельности увеличивают риск желудочно-кишечного кровотечения при постоянном применении, поэтому сочетание этих препаратов может еще больше повысить риск кровотечения.Длительное применение НПВП может вызвать почечную недостаточность у людей, у которых уже снижена функция почек. Наконец, совместное использование НПВП и лития может привести к токсическим уровням лития в кровотоке.

Ацетаминофен уменьшает боль и не увеличивает риск кровотечения в такой степени, как НПВП. Но ацетаминофен метаболизируется в печени теми же ферментами, которые взаимодействуют со многими СИОЗС и другими психиатрическими препаратами. Функцию печени следует контролировать у любого пациента, принимающего ацетаминофен в течение длительного периода времени одновременно с приемом психиатрических препаратов.Пациентам с поражением печени, вызванным гепатитом С или алкогольной зависимостью, также следует с осторожностью применять ацетаминофен или вообще избегать его применения.

Опиоидные анальгетики  используются для лечения умеренной и сильной боли. В дополнение к обычным предостережениям, таким как риск зависимости, клиницисты и пациенты должны знать о нескольких потенциальных взаимодействиях. Например, трамадол (Ультрам), опиоид, может взаимодействовать с СИОЗС, увеличивая риск судорог у пациентов, принимающих оба препарата одновременно.Опиоиды также могут взаимодействовать с бензодиазепинами, вызывая проблемы с дыханием. Пациент, принимающий бензодиазепины, должен начинать прием опиоидов с низкой дозы и постепенно увеличивать дозу. Кодеин и гидрокодон могут быть менее эффективными, если их принимать вместе с психиатрическими препаратами, которые конкурируют за один и тот же фермент печени (такими как пароксетин [паксил], бупропион [велбутрин] и дулоксетин [симбалта]).

Препараты двойного действия

Некоторые психиатрические препараты также действуют как обезболивающие, облегчая тем самым две проблемы одновременно.Поэтому разумно проверить наличие доказательств, подтверждающих любое использование лекарств «не по прямому назначению» (не одобренное FDA).

Другие пациенты могут предпочесть принимать одно лекарство от психического расстройства и другое от боли. В этом случае важно избегать лекарственных взаимодействий, которые могут усилить побочные эффекты или снизить эффективность лекарств (см. врезку).

Антидепрессанты.  Различные антидепрессанты назначают как при тревоге, так и при депрессии.Некоторые из них также помогают облегчить хроническую боль, особенно нервную. Исследование наиболее решительно поддерживает использование ингибиторов обратного захвата серотонина и норадреналина (СИОЗСН) или трициклических антидепрессантов (ТЦА) в качестве препаратов двойного назначения, которые могут лечить как психические расстройства, так и боль. Выводы относительно способности селективных ингибиторов обратного захвата серотонина (СИОЗС) облегчать боль неоднозначны.

Дулоксетин SNRI (Cymbalta), например, также можно использовать для лечения боли при диабетической невропатии или фибромиалгии.Венлафаксин (Эффексор) также используется при невралгиях, фибромиалгии и головных болях. Точно так же миртазапин (Ремерон) может помочь предотвратить хронические головные боли напряжения.

Одно рандомизированное контролируемое исследование показало, что бупропион (Веллбутрин), воздействующий на дофамин и норэпинефрин, помог облегчить хроническую боль в нервах, но не хроническую боль в пояснице, не связанную с повреждением нерва. Это может быть вариантом для пациентов, страдающих нервными болями и депрессией. Однако имейте в виду, что у некоторых пациентов бупропион может усиливать беспокойство и способствовать бессоннице.

ТЦА амитриптилин (Элавил), нортриптилин (Авентил, Памелор) и дезипрамин (Норпрамин) назначают для лечения нервных болей (таких как диабетическая невропатия) и хронических головных болей. При лечении боли ТЦА обычно назначают в более низкой дозе, чем при лечении депрессии.

Все лекарства могут вызывать нежелательные эффекты. Например, СИОЗС могут увеличить риск желудочно-кишечного кровотечения. ТЦА могут вызывать головокружение, запор, помутнение зрения и проблемы с мочеиспусканием.Передозировка может привести к фатальному нарушению сердечного ритма, поэтому необходимо тщательно взвесить опасность и возможную пользу для пациентов с повышенным риском попытки самоубийства.

Стабилизаторы настроения.  Противосудорожные препараты также иногда используются для стабилизации настроения. Эти лекарства оказывают свое действие, ограничивая аберрантную электрическую активность и гиперреактивность мозга, что способствует возникновению судорог. Поскольку хроническая боль, в частности, связана с повышенной чувствительностью нервов, некоторые из этих лекарств могут помочь.Например, прегабалин (Лирика) одобрен FDA для лечения диабетической невропатии, постгерпетической невралгии и фибромиалгии.

Сочетание психотерапии и наркотиков

Пациенты с тревогой или депрессией иногда обнаруживают, что сочетание психотерапии с лекарствами дает наиболее полное облегчение. Рандомизированное контролируемое исследование Stepped Care for Affective Disorders and Musculoskeletal Pain (SCAMP) предполагает, что комбинированный подход может также работать для людей, страдающих от боли в дополнение к психическому расстройству.

В исследование было включено 250 пациентов с хронической болью в нижней части спины, бедре или колене. У участников также была по крайней мере умеренная депрессия, измеренная стандартным клиническим инструментом. Одной группе была назначена 12-недельная терапия антидепрессантами с последующим 12-недельным вмешательством по самоконтролю боли, основанным на принципах когнитивно-поведенческой терапии. В группе «обычного ухода», которая служила контролем, исследователи сообщили участникам, что у них депрессия и им следует обратиться за советом или лечением. Результаты считались значимыми, если участники сообщали о снижении тяжести депрессии не менее чем на 50% и уменьшении боли не менее чем на 30%.Через 12 месяцев депрессия и боль значительно уменьшились у 32 из 123 пациентов, принимавших участие в исследовании (примерно у каждого четвертого), по сравнению с 10 из 127 участников, получавших обычное лечение (примерно у одного из 12).

В качестве услуги для наших читателей издательство Harvard Health Publishing предоставляет доступ к нашей библиотеке архивного контента. Обратите внимание на дату последней проверки или обновления всех статей. Никакой контент на этом сайте, независимо от даты, никогда не следует использовать в качестве замены прямой медицинской консультации от вашего врача или другого квалифицированного врача.

На что похоже тревожное расстройство? 4 общих симптома

Если бы 2,6 миллиарда человек страдали от болезни, можно было бы подумать, что мы все были бы лучше знакомы с ней. В конце концов, эта цифра составляет 33,7% населения мира. По данным Национального института здравоохранения, он также представляет долю населения, которое в какой-то момент испытает тревожное расстройство.

Для этих миллиардов опыт клинической тревоги может варьироваться от постоянной раздражительности, рассеянности и своего рода сжимания всего тела до паралитического кризиса полномасштабной панической атаки.Все это кажется паршивым; все это состояние, из которого вы стремитесь сбежать, что обычно только усугубляет ситуацию. Но все это, к счастью, поддается диагностике, контролю и, в конечном счете, лечению. Ключ в том, чтобы понять, поднимается ли ваша тревога до уровня клинического состояния, и если да, то что с этим делать.

Беспокойство по определению может быть плохим, но это не означает, что — это плохое.Это угрожающий мир, и вашему мозгу нужен способ привлечь ваше внимание, когда вы сталкиваетесь с опасностью. За это фактически отвечают две области мозга: миндалевидное тело, расположенное глубоко в основании мозга, и высшая, более сложная кора головного мозга.

Как и подобает своему скромному расположению, миндалевидное тело обрабатывает самые основные эмоции — страх, гнев, вину, зависть — и справляется с ними быстро и бездумно. Страх, который вы испытываете от угрожающего незнакомца, и страх, который вы испытываете от фильма ужасов, вызывают одни и те же тревоги миндалевидного тела, и делают это в течение 20 миллисекунд — очень хорошо, если опасность реальна.Работа по определению того, так это или нет, возлагается на кору головного мозга, которая более хладнокровно сортирует вещи и либо реагирует на угрозу, либо выключает сирену, которую включила миндалевидное тело.

Однако иногда будильник зависает. Кора головного мозга может прийти в замешательство, пытаясь отделить реальные риски от преувеличенных: дверные ручки действительно несут микробы, так как же узнать, что в той, к которой вы прикоснулись, нет ничего смертельного? Люди действительно терпят социальное унижение на вечеринках или во время выступлений; откуда ты знаешь, что ты не будешь одним из них?

Наиболее распространенные тревожные расстройства включают общее тревожное расстройство, агорафобию (или боязнь оказаться в общественных ситуациях, от которых вы не можете убежать), социальное тревожное расстройство, посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР), специфические фобии, обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР). ) и тревожное расстройство разлуки.Не существует анализа крови или сканирования мозга, которые могли бы окончательно диагностировать любой из них, но вот четыре признака, которые могут указывать на проблемы.

У вас высокий уровень дистресса

Беспокойство зависит от степени. Одно дело нервничать перед важным тестом или презентацией или беспокоиться о своем здоровье, когда в новостях говорят об эпидемии. И если у вас есть особая чувствительность — полеты, стоматологи, работа в помещении на многолюдной вечеринке — вы будете напряжены по мере приближения одной из таких ситуаций.Однако, если напряжение поглощает весь ваш день, если оно вытесняет другие мысли или если душевная боль из тревожной превращается в сильную, это другое дело.

«Тревога мешает людям спать; они обнаружат, что плачут из-за этого», — говорит психолог Голда Гинзбург, профессор психиатрии Медицинской школы Университета Коннектикута и специалист по психическому здоровью детей и подростков.«Есть студенты, которых вырвет за несколько дней до экзамена».

В некоторых случаях эмоции становятся настолько сильными, что приводят к приступу паники, своего рода вооруженной тревоге, которая быстро и сильно поражает и включает такие симптомы, как головокружение, учащенное сердцебиение, деперсонализацию или внетелесный опыт и страх. потерять контроль или умереть. «Если вам внезапно приходится затормозить и свернуть, чтобы избежать столкновения, учащенное сердцебиение и учащенное дыхание, которые вы ощущаете в течение нескольких минут после этого, являются формой панической атаки», — говорит психолог Энн Мари Альбано, директор Клиники Колумбийского университета. Тревога и связанные с ней расстройства.«Однако в контексте расстройства вы можете начать чувствовать то же самое в тот момент, когда вы входите в офис или на вечеринку».

Ваша паника непрекращается

Тревожный мозг, как и спокойный, всегда учится. Но тревожный мозг иногда усваивает неправильные вещи и с ужасным трудом избавляется от них. Как только вы решили, что люди на вечеринках, вероятно, осуждают вас, ваш мозг может зафиксировать этот урок и довольно скоро обобщить его на любую социальную встречу.То же самое можно сказать об обсессивно-компульсивном страхе перед болезнью или панике по поводу разлуки или потери. Иногда, особенно в случае ОКР, достаточно одного травматического события — скажем, действительно неприятного социального момента или законного медицинского страха — чтобы мозг установил фиксированный страх. Если не лечить, эти тревоги могут длиться месяцами и годами.

Вы избегаете вещей из-за своих страхов

Все мы избегаем того, чего боимся или не любим: вы могли бы прожить всю жизнь без американских горок, кинзы или фильмов ужасов.Но они не сильно влияют на вашу жизнь. Тревоги начинают отнимать то, что делает. «Вы можете опасаться прохождения медицинского осмотра из-за того, чему вы могли бы научиться», — говорит Альбано. «Но если вы вообще избегаете посещения врача из-за этого, это проблема».

Люди с фобией самолетов могут аналогичным образом ограничивать свои поездки только теми местами, где они могут водить машину. Люди с большими мечтами иногда могут довольствоваться меньшими, потому что тревога сдерживает их.«Я знаю людей, которые учились на юридическом факультете и хотели продолжить карьеру в области уголовного права, но боялись выступать перед залом суда», — говорит Альбано. «Поэтому вместо этого они проталкивают документы в юридическую фирму».

Ваши заботы мешают вашей повседневной жизни

В конечном счете, тревожное расстройство может стать настолько серьезным, что основной жизненный бизнес будет поставлен под угрозу. Людям, страдающим ОКР, могут потребоваться часы, чтобы выйти из дома утром, потому что подушки на кровати не уложены должным образом.Учеба и успеваемость могут пострадать из-за того, что перфекционизм делает невозможным завершение проекта или из-за социальной тревожности, из-за которой невозможно поговорить с одноклассниками или коллегами. Ситуация ухудшается, когда эмоциональные симптомы переходят в физические, такие как головные боли, потеря аппетита и бессонница. «Сначала я задаю вопрос: «Влияет ли ваше беспокойство на ваше функционирование?», — говорит Голдберг.

Беспокойство хорошо поддается профессиональному лечению. Лечение может включать психотропные препараты, такие как Золофт или Прозак, которые могут, по крайней мере, снизить напряжение боли.Это может облегчить принятие и практику методов когнитивно-поведенческой терапии, в ходе которых люди учатся говорить о своей тревоге, переформулировать свои страхи в нечто менее экстремальное и практиковать методы самоуспокоения, такие как внимательность, отвлечение внимания или дыхание. Медленное постепенное воздействие того, чего люди боятся, также помогает мозгу разорвать связь между триггерной ситуацией и последующим ужасом.

Никто не может прожить жизнь, не затронутую тревогой.Но с правильными навыками и правильной помощью никому не нужно жить и в том, что разрушено им.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Напишите Джеффри Клюгеру по адресу [email protected]

Тревожные расстройства

Содержание

Что такое тревога?

Все люди знакомы с тревогой, которая варьируется от смутного предчувствия до крайне неприятного чувства, похожего на страх.Беспокойство – это нормальная часть человеческого существования. Тревога служит важной цели: это предупреждающий сигнал, запускаемый сознательным или бессознательным восприятием опасности. Это помогает нам обратить внимание на что-то важное. Тревога проявляется как физически, так и психологически. Физические симптомы тревоги включают:

  • Напряжение мышц или дрожь
  • Сердцебиение
  • Головокружение или предобморочное состояние
  • Потливость, чувство жара или покраснение
  • Стеснение в груди или горле, затрудненное дыхание
  • Проблемы с засыпанием, пробуждение ночью или слишком рано
  • «Бабочки в животе»
  • Плохой аппетит, тошнота, расстройство желудка
  • «Сверхбдительность», чувство «на пределе»

Психологические и когнитивные симптомы тревоги включают:

  • Плохая концентрация или отсутствие внимания, отвлекаемость
  • Чрезмерное беспокойство или мысли, что что-то пойдет не так
  • Специфические страхи (напр.г., боязнь высоты, боязнь толпы)
  • Самокритика, неуверенность в себе
  • Проблемы с доверием, паранойя

Эти симптомы естественны во многих ситуациях, и у большинства людей они возникают время от времени. Однако есть момент, когда беспокойство может стать экстремальным и мешать повседневной жизни. В таких случаях необходимо учитывать, может ли присутствовать тревожное расстройство, требующее какого-либо лечения.

Тревожные расстройства

Когда тревожность выше, чем обычно, продолжается и вызывает проблемы, это может считаться тревожным расстройством.Тревожные расстройства являются наиболее распространенной проблемой психического здоровья в Соединенных Штатах, от которой ежегодно страдают до 18 процентов людей. Однако, поскольку некоторая тревожность является нормальным явлением для всех людей, может быть трудно определить, когда тревожность является проблемой. Вопросы для рассмотрения:

  • Является ли это беспокойство частью повторяющегося, продолжающегося паттерна?
  • Насколько это мешает моей жизни?

Если повторяющийся паттерн тревожности усиливается до такой степени, что его трудно контролировать, и он мешает вашей способности работать или поддерживать отношения, можно сказать, что у вас тревожное расстройство.

Поскольку наши естественные «системы предупреждения» сложны, тревога может проявляться по-разному. Иногда тревога — редкое явление, вызванное только определенными ситуациями. Иногда он всегда присутствует, тонко отвлекая нас и утомляя. Некоторые распространенные проблемы с тревогой описаны в следующих разделах.

Генерализованное тревожное расстройство

Генерализованное тревожное расстройство (ГТР) включает более высокий, чем обычно, уровень повседневного беспокойства и беспокойства по поводу различных областей, таких как учеба или работа, отношения, повседневные задачи, здоровье, деньги и самооценка. .Как следует из названия, тревога не сосредоточена на чем-то одном. Расстройство развивается постепенно и может начаться в любой момент жизненного цикла, но обычно развивается в период между детством и средним возрастом. Другие тревожные расстройства, депрессия или злоупотребление психоактивными веществами часто сопровождают ГТР. ГТР может быть легким, умеренным или тяжелым, и степень тяжести влияет на то, насколько хорошо человек может функционировать.

Фобии

Фобические расстройства связаны со страхом перед определенными предметами или ситуациями (например, перед толпой, замкнутыми пространствами, пауками) и характеризуются страхом или дискомфортом, вызванным этим предметом или ситуацией, а также избеганием или дистрессом из-за ситуации, которая мешает учебе, общественной жизни, или другие важные аспекты жизни.Фобии очень распространены, затрагивая от 4 до 5 процентов населения США в данный год и до 11 процентов людей в течение их жизни.

Паническое расстройство

Паническое расстройство включает в себя повторяющиеся приступы паники, которые возникают внезапно. Симптомы панической атаки включают:

  • Одышка или ощущение удушья
  • Учащенное сердцебиение или боль в груди
  • Потливость, озноб или приливы жара
  • Тошнота, головокружение или дрожь
  • Страх умереть или сойти с ума
Хотя эти атаки поначалу часто возникают неожиданно, позже они могут быть вызваны определенными обстоятельствами; у некоторых людей даже развивается паника по поводу приступа паники.Повышенное беспокойство по поводу приступа паники может привести к тому, что люди избегают скопления людей или не выходят на улицу, что может привести к социальной изоляции. Паническое расстройство затрагивает от 1 до 4 процентов населения США.

Обсессивно-компульсивное расстройство

Обсессивно-компульсивное расстройство (ОКР) включает наличие навязчивых идей или компульсий, которые мешают вашей жизни.

  • Навязчивые идеи — это навязчивые мысли или образы, которые повторяются, несмотря на попытки остановить их, такие как беспокойство по поводу микробов или опасения, что что-то случится с любимым человеком.
  • Навязчивые действия  — это повторяющиеся действия в попытке предотвратить или уменьшить тревогу. Компульсии трудно контролировать, они мешают повседневной жизни и/или отнимают слишком много времени. Примерами могут служить чрезмерная уборка или мытье рук, а также необходимость несколько раз проверять вещи (например, заперли ли вы дверь).

Обсессивно-компульсивное расстройство поражает от 2 до 3 процентов населения.

Посттравматическое стрессовое расстройство

Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) представляет собой реакцию на переживание или наблюдение за чрезвычайно пугающим событием, таким как нападение или изнасилование или серьезный несчастный случай.Люди, страдающие посттравматическим стрессовым расстройством:

  • Переживите событие заново через кошмары или бодрствующие «воспоминания»
  • Избегайте мест и ситуаций, напоминающих о событии
  • Может чувствовать эмоциональное оцепенение или даже иметь частичную амнезию как способ психологически избежать повторного переживания опыта
  • Имеют симптомы повышенного возбуждения, в том числе легко вздрагивают
  • Часто имеют бессонницу и плохую концентрацию

Проблемы, вызывающие или являющиеся следствием беспокойства

Беспокойство часто вызвано сочетанием генетических факторов и факторов окружающей среды.В некоторых случаях это может быть связано с основной медицинской проблемой, такой как заболевание щитовидной железы, или с лекарством или лекарством. Амфетамины, кокаин, ЛСД, экстази и другие вещества могут вызывать симптомы тревоги.

И наоборот, наличие тревожного расстройства может привести к злоупотреблению психоактивными веществами в качестве способа «самолечения». Например, травка и алкоголь обычно употребляются людьми с тревогой. Важно знать, что тревога может сосуществовать с симптомами депрессии или других расстройств.

Лечение

Существуют эффективные методы лечения тревожных расстройств. Лечение делится на две категории: 1) психотерапия, включающая консультации лицензированного терапевта (который может быть психиатром, психологом, лицензированным клиническим социальным работником или лицензированным консультантом по вопросам брака и семьи), и 2) фармакотерапия, включающая использование психотропных препаратов. по назначению психиатра или другого врача).

Психотерапия

Поведенческая терапия, вероятно, является наиболее распространенным методом лечения тревожных расстройств.В общем, это включает в себя некоторый тип контролируемого воздействия на триггеры тревоги, а также использование навыков преодоления, так что автоматическая реакция тревоги возникает реже и менее интенсивно, и человек изучает эффективные способы борьбы со своей тревогой. Квалифицированный терапевт может помочь начать этот тип процесса. Книги по самопомощи, веб-сайты и приложения можно использовать вместе с терапией и дать вам возможность попрактиковаться в новых стратегиях выживания. Преимущества лечения включают уменьшение симптомов, более глубокое понимание, ощущение поддержки и понимания, улучшение навыков преодоления трудностей и улучшение общего качества жизни.Основными недостатками терапии являются время, усилия, а иногда и затраты.

Фармакотерапия

Для лечения тревоги обычно используются два типа лекарств: бензодиазепины и антидепрессанты. Бензопрепараты, такие как валиум (диазепам), ативан (лоразепам) и ксанакс (апразолам), быстро подавляют тревогу, но приносят лишь кратковременное облегчение. Их постоянное употребление может привести к зависимости и депрессии. Антидепрессанты, такие как паксил (пароксетин), лексапро (эсциталопрам) и эффексор (венлафаксин), могут быть полезны в течение длительного времени, но обычно их действие занимает несколько недель, они не всегда эффективны и могут сопровождаться побочными эффектами.Некоторые другие лекарства, не являющиеся антидепрессантами и небензодиаэпинами, иногда используются для лечения тревоги.

CAPS и Студенческий центр здоровья не всегда могут рекомендовать лекарства от беспокойства и часто сначала рекомендуют терапию и изменение образа жизни.

Терапия против лекарств

Одно из основных преимуществ терапии перед лекарствами заключается в том, что польза может быть более продолжительной и без побочных эффектов лекарств. Прекращение приема лекарств всегда связано с риском рецидива.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.