Синестезия это что: Что такое синестезия и как она связана с мозгом человека — Ferra.ru

Особенности реализации цветовой синестезии в корпусе текстов В. В. Набокова

Русская литература | Филологический аспект №4 (48) Апрель 2019

УДК 159.937.7

Дата публикации 30.04.2019

Стрыгин Артем Юрьевич
Студент 2 курса магистратуры, Институт образования, специальность «Лингвистика», Балтийский федеральный университет им. Канта, РФ, г. Калининград, [email protected]

Аннотация: В статье рассматривается цветовая синестезия в романах В.В. Набокова. Концепт рассматривается с точки зрения лингвистики, при этом выделяются и описываются характерные особенности реализации феномена в романах писателя как на русском, так и на английском языках. Статья раскрывает содержание понятия «синестетическая метафора» на примерах, найденных в корпусе текстов В.В. Набокова. В работе представлен сравнительный анализ семантики и синтаксиса синестетических метафор, а также устанавливается количественное соотношение между найденными случаями реализации цветовой синестезии в романах на обоих языках.
Ключевые слова: синестезия, корпус, когнитивный, кросс-модальный, мультимодальный, синестетическая метафора

Main features of colour synesthesia in V. Nabokov’s text corpus

Strygin Artem Yuryevich
2nd year of Master’s Degree in Linguistics, Immanuel Kant Baltic Federal University, Russia, Kaliningrad

Abstract: The article concerns itself with the concept of colour synesthesia in V. Nabokov’s novels. It deals with the concept from the linguistic perspective, making a correlation between synesthetic cases of usage in both Russian and English versions of Nabokov’s novels. The paper also gives an analysis of the notion of “synesthetic metaphor”. The comparative analysis of the cases from semantic and syntactic points of view is presented in the article.
Keywords: synesthesia, corpus, cognitive, cross-modal, multimodal, synesthetic metaphor

Феномен синестезии известен в понимании, близком к современному, с XVIII века. Однако, несмотря на то что с конца XX века исследователи проявляют большой интерес к данному явлению, единой этимологии, теории и методологической базы для его изучения до настоящего времени не разработано. Это объясняется концептуальной сложностью феномена и необходимостью интегративного междисциплинарного подхода к его изучению. Каждая дисциплина вынуждена прибегать к научному аппарату других областей научного знания для всестороннего рассмотрения явления синестезии.

Несмотря на различия в формулировках определений, нам тем не менее представляется возможным выделить обобщенные положения касательно сути данного явления, а именно: один стимул вызывает два ощущения; одно из ощущений адекватно стимулу, в то время как второе неадекватно, вторично. Таким образом, синестезия — это когнитивный феномен, при котором стимуляция какой-либо сферы чувственного восприятия человека и соответствующие ей ощущения вызывают также параллельные переживания, не соответствующие данному стимулу. Для обозначения подобного восприятия в научных работах также используются термины «кросс-модальность» и «мультимодальность». Людей, обладающих подобного рода восприятием, называют синестетами.

Синестезия становилась предметом и объектом исследований различных дисциплин: с точки зрения философии важные аспекты проблемы рассматривали в своих трудах Д. Дидро [2], Р.Г. Лотце [5, c. 207-311]; в рамках психологии и клинической медицины к феномену кросс-модального восприятия обращались А.Р. Лурия [6, c. 91-135], Л. Маркс [13, с. 303–331], С. Барон-Коэн [9], Р. Сайтовик [10]. Сфере искусствоведческих исследований присуще более свободное трактование феномена как широкого спектра художественных экспериментов и методик, использующих сразу несколько модальностей человеческого восприятия для создания единого опыта. В этом качестве синестезия рассматривалась в работах И. Д. Ермакова (литература) [3, c. 249-269], Р. Р. Вагнера (музыка) [1, c. 142-262], В. В. Кандинского (живопись) [4] и других.

Стремительно развивающийся интегрированный подход к изучению языков позволяет использовать достижения в сферах научного знания, которые ранее относительно редко рассматривались в лингвистическом контексте, а именно: нейробиология, искусственный интеллект, социология, литературоведение и других. Изучение синестезии с точки зрения лингвистики является показательным примером того, как междисциплинарный подход дает исследователям возможность по-новому взглянуть на языковые явления и расширить границы своего научного интереса.

Анализ работ по психофизиологии, клинической медицине и лингвистике дает автору статьи основания утверждать, что кросс-модальное восприятие не ограничено случаями ярко-выраженной синестезии и является для человеческого сознания широко распространённым способом конструирования создаваемой им картины мира. Разумеется, это не могло не найти отражения в языке – гибком инструменте, фиксирующем все, что происходит с нашей психикой.

Первые упоминания о реализации кросс-модального восприятия в языке относятся к концу XIX в. Уже на основе первых исследований влияния сенсорного восприятия на языковую сферу можно сделать вывод, что слитность производимых определенными явлениями чувственных впечатлений может влиять на семантическую структуру наименований для этих явлений. В трудах Г. Пауля [7, c. 117], С. Ульмана [8, c. 250-299], Б. Уорфа [15, с. 246-270] кроссмодальность отмечается как одна из общих тенденций метафоричного мышления. С. Ульман выводит определение синестетической метафоры, как приема, состоящего в том «что слово, значение которого связано с одним органом чувств, употребляется в значении, относящемся к другому органу чувств, то есть имеет место переход, например, от осязания к слуховому восприятию или от этого последнего к зрительному восприятию». Таким образом, реализация синестезии в языке существует в двух формах: во-первых, это литературная или авторская синестетическая метафора – прием, заключающийся в создании кросс-модального соответствия между понятиями, относящимися к разным сенсорным модальностям («crumpling blackness», «сиреневый звук» — примеры из романов В.В. Набокова). Во-вторых, некоторые синестетические метафоры закрепились в языке уже достаточно давно [8, c. 250-299]. Именно авторские синестетические метафоры В.В. Набокова являются предметом исследования данной статьи.

Синестетическая метафора, как и все концептуальные метафоры, двучленна, и состоит из «источника» (source domain) и «адресата» (target domain), которые в данном случае относятся по своей семантике к различным модальностям или сферам ощущения. В нашем исследовании мы ограничились поиском метафор, в которых «источником» либо «адресатом» выступало восприятие цвета. К выбранным нами для проведения исследования относятся следующие произведения В.В. Набокова: впервые опубликованные на русском языке романы «Защита Лужина» (1930), «Камера обскура» (1933), «Дар» (1937) и «Другие берега» (1954), и написанные и впервые опубликованные на английском языке «The Real Life of Sebastian Knight» (1938), «Pnin» (1957), «Ada, or Ardor: A Family Chronicle» (1969), «Transparent Things» (1972). Общий объем романов на русском языке составляет приблизительно 254 тысячи слов, романов на английском языке – приблизительно 313 тысяч слов. Таким образом общий объем языкового материала данного исследования составляет 567 тысяч слов.

Для проведения анализа романов Набокова в рамках данного исследования был необходим массив текстов писателя на русском и английском языках с возможностью гибкой настройки поиска по текстам. Данным функционалом для русских текстов обладает Национальный корпус русского языка. В Национальном корпусе введена семантическая разметка, что важно для данного исследования, поскольку синестетические метафоры представляют собой сочетания слов, относящихся к двум разным семантическим полям.

Найти англоязычный корпус, находящийся в свободном доступе и включающий в себя необходимое количество романов В. В. Набокова, не представляется возможным, поэтому для поиска по романам на английском языке использовались тексты в электронном виде.

Выделяется несколько основных способов работы с корпусами при поиске метафор [14]. Каждый из данных способов, кроме второго, с незначительными ограничениями актуален и для поиска по текстовому документу.

1. Ручной поиск. Исследователь самостоятельно вычитывает тексты из корпуса в поисках необходимого ему материала.

2. Поиск предложений, содержащих лексические единицы и из сферы-источника (source domain), и из целевой сферы (target domain). Синестетическая метафора состоит из двух лексических единиц, относящихся к различным модальностям или сферам ощущения. Одна из этих единиц относится к сфере «источника», вторая – к сфере «адресата». Данная методика предполагает поиск в текстах всех пар слов, в которых оба слова (предполагаемые «источник» и «адресат» метафоры) обладают семантикой чувственного восприятия и относятся с точки зрения своей семантики к разным модальностям. Такой способ поиска задействует семантическую разметку корпуса, благодаря которой можно искать слова с семантикой чувственного восприятия (цвет, вкус и так далее), а также реализованную в Национальном корпусе русского языка возможность искать сразу две лексические единицы, задав допустимое расстояние между ними и их семантику. Данная методика значительно сужает объем выдачи результатов, однако по нескольким причинам не была реализована в данном исследовании. Во-первых, несмотря на то, что превосходящее большинство синестетических метафор одинаковы с точки зрения синтаксической структуры и построены по схеме «прилагательное + существительное», небольшой процент отличается от этой модели [12]. В процессе исследования нами были найдены метафоры, в которых «источник» (source) и «адресат» (target) находились в разных предложениях. Чтобы обнаружить подобные метафоры, при поиске по рассматриваемой методике было бы необходимо задавать в качестве допустимого достаточно большое расстояние между искомыми лексическими единицами, что значительно расширило бы объем выдачи. Во-вторых, данный способ актуален лишь для русских текстов, поскольку реализуется благодаря корпусной разметке и поисковому механизму корпуса. Для поиска синестетических метафор в романах на английском языке нами в любом случае использовался бы другой подход, поэтому для единообразия использованных в исследовании методик было решено отказаться от данного способа.

3. Поиск по речевым маркерам метафоры. Данный тип поиска предполагает использование «ключевых слов», сигнализирующих о наличии метафоры в тексте: «метафорично», «фигурально» и тому подобное. Такой способ значительно ограничивает выборку и не является подходящим для поиска синестетических метафор, для которых нехарактерна подобная репрезентация в речи [12].

4. Поиск по лексике из сферы «источника» (source domain) или по лексике из сферы «адресата» (target domain). Для данного исследования мы можем значительно ограничить выборку необходимой для проработки лексики, поскольку предметом исследования является только реализация цветовой синестезии. В сферу интереса исследования входят как синестетические метафоры, в которых слова с семантикой цвета являются «источником», так и те метафоры, где подобные лексические единицы являются «адресатом». Таким образом, для поиска подобных метафор в романах на русском и английском было необходимо составить двуязычный список лексики, содержащей сему «цвет» и анализировать результаты поиска по каждой единице списка, выделяя синестетические метафоры. Данный метод отличается точностью результатов, и именно он был использован в данном исследовании.

Для поиска синестетических метафор необходимого типа был составлен двуязычный список лексики, содержащей сему «цвет» (378 единиц в русскоязычном списке, 343 единицы – в англоязычном). Были проанализированы результаты поиска в текстах романов по каждой единице списков. Несмотря на отказ от автоматизации поиска в романах на русском языке путем использования семантической разметки Национального корпуса русского языка, поиск проводился в корпусе, а не в электронных вариантах книг, как в случае с романами на английском языке. Корпус обладает функционалом, который позволяет значительно упростить даже ручной поиск, а именно: при поиске определенной лексемы не нужно производить поиск каждой отдельной словоформы, корпус сразу предоставляет выдачу, включающую все словоформы искомой лексемы, употребленные в заданном пользователем подкорпусе.

В проанализированных нами романах В.В. Набокова было найдено 93 случая реализации цветовой синестезии. Из этих 93 метафор 33 были найдены в романах на английском языке, 60 – в романах на русском. Такое соотношение результатов исследования позволяет нам утверждать, что в романах В.В. Набокова на русском языке цветовая синестезия реализуется значительно чаще.

Самой используемой в связке с цветом сенсорной модальностью стало осязание (41% от общего количества синестетических метафор цвета в романах на русском и 55% в романах на английском). Важно отметить, что такой результат коррелирует с исследованием творчества двенадцати поэтов XIX столетия, которое было проведено венгерским лингвистом Ульманом [8, c. 250-299]. Можно также отметить полное отсутствие реализации цвето-вкусовой синестезии в английских романах В.В. Набокова.

Согласно последним исследованиям, с точки зрения синтаксической структуры большинство синестетических метафор одинаково, и строится по схеме «прилагательное + существительное» [13]. Данное исследование подтверждает этот факт. Метафоры, построенные по принципу «прилагательное + существительное» составляют 83% от общего числа синестетических метафор цвета в проанализированных романах В.В. Набокова на русском, такие же с точки зрения синтаксиса метафоры составляют 85% от всех синестетических метафор цвета в романах на английском. Наиболее редкими случаями реализации цветовой синестезии с точки зрения структуры являются конструкции «наречие + глагол» (2 случая в романах на русском языке, 1 случай в романах на английском). Примеры таких метафор: «blush so warmly», «черно пахнет». Еще более редкий случай реализации синестезии – конструкция «существительное + причастный оборот», найденная нами в романе «Дар». В такого рода конструкции «источником» метафоры является весь причастный оборот, описывающий ощущение вкуса, вызываемое цветом: «цвет (…), отзывающийся во рту неприятным овсяным вкусом».

В результате проведенного исследования были выяснены некоторые особенности реализации цветовой синестезии в романах В.В. Набокова. Во-первых, частота реализации синестетических метафор цвета в выбранных для анализа романах на русском языке значительно превышает этот же показатель в англоязычных романах, благодаря чему можно сделать вывод о том, что цветовая кросс-модальная образность была более характерна для русскоязычных произведений писателя. Во-вторых, среди найденных синестетических метафор вместе с цветом чаще всего задействуется осязание. В-третьих, абсолютное большинство обнаруженных в ходе исследования синестетических метафор с точки зрения синтаксиса используют модель «прилагательное + существительное».

Для исследователя-лингвиста изучение синестезии представляется особенно перспективным, ведь до совсем недавнего в общеисторических масштабах изобретения медицинских приборов, позволяющих напрямую фиксировать активность человеческого мозга, язык был важнейшим инструментом, с помощью которого люди могли выразить свои субъективные переживания. Разностороннее исследование случаев реализации синестезии в языке может улучшить наше понимание взаимосвязи языка и сознания, процессов отражения субъективных переживаний в речи, а также обеспечить более детальный и глубокий анализ художественных произведений.


Список литературы

1. Вагнер Р. Произведение искусства будущего // Р. Вагнер. Избранные работы (пер. с нем. С. Гиждеу), М., «Искусство», 1978, c. 142-262
2. Дидро Д. Соч. в 2-х тт. Т.1 // Письмо о слепых в назидание зрячим, Пер. П.С. Попова, М., 1986.
3. Ермаков И.Д. Синэстезии / И.Д. Ермаков // Труды психиатрической клиники моек, Т.2, ун-та. М., 1914, c. 249-269.
4. Кандинский В.В. О духовном искусстве // В.В. Кандинский. — Архимед, М., 1992
5. Лотце Р.Г. Микрокосм, Т.2 // Р.Г. Лотце. — Издание К. Солдатенкова, М.: 1866, c. 207-311
6. Лурия A.Р., Язык и сознание // A.Р. Лурия. — Издательство Московского университета, 320 с., 1979, c. 91-135
7. Пауль Г. Принципы истории языка // Г. Пауль. — перевод с нем. под ред. Холодовича А.А., Издательство иностранной литературы, М., 1960, c. 117
8. Ульман С. Семантические универсалии / С. Ульман // Новое в лингвистике, вып. 5, М.: 1970, c. 250-299
9. Baron-Cohen S., Harrison J. E. Synaesthesia: Classic and Contemporary Readings / S. Baron-Cohen, J. E. Harrison. — Malden, MA:Blackwell J. E., 1997
10. Cytowic, R. E. The Man Who Tasted Shapes, 2nd Ed. // R.E. Cytowic. — New York, NY:Tarcher/Putnam, 2003
11. Galton F. Visualised numerals. / F. Galton. // “Nature” vol. 21, 1880, pp. 252-6, 494-5, [online] URL: http://galton.org/essays/1880-1889/galton-1880-nature-visualised-numerals.pdf (дата обращения 13.03.2017)
12. Lievers F.S., Huang C. A Lexicon of Perception for the Identification of Synaesthetic Metaphors in Corpora / F.S. Lievers, C. Huang // Conference: Language Resources and Evaluation, 2016
13. Marks L.E. On colored-hearing synesthesia: Cross-modal translations of sensory dimensions / L.E. Marks // Psychological Bulletin 82 (3), 1975, pp. 303–331
14. Stefanowitsch A., Gries S. Th. Corpus-based approaches to metaphor and metonymy [Текст] // A. Stefanowitsch, S. Gries. — Berlin: Mouton de Gruyter, 2006. pp. 1-16
15. Whorf B. L. Language, mind, and reality. // B. L. Whorf. -J.B. Carroll (ed.), Language, thought and reality. Selected writings of Benjamin Lee Whorf. Cambridge, Massachusetts: the MIT Press, 1956, pp. 246-270

Следующая статья →Передача средств художественной выразительности романа «Камера обскура» в автопереводе В.В. Набокова Расскажите о нас своим друзьям:

синестезия и метафора — islandena — LiveJournal

Никак не могу сдать в библиотеку книгу о метафоре, потому что снова и снова ее листаю и перечитываю отдельные фрагменты. Одна из тех книг, в которых факты утрамбованы так плотно, что даже при внимательном чтении не охватить и не ухватить все. (эх, где ты, внимательное чтение? да чтобы днем, да чтоб с ясной головой…)
Несколько цитат на память и чтобы потом еще допольнительно почитать об этом.

«Многие метафоры, которые мы используем постоянно, по форме своей — синестетические, они описывают определенный сенсорный опыт, прибегая к языку, свойственному описанию иного сенсорного опыта («кислое лицо», сексуально привлекательные люди — «горячие»…)
«Некоторые исследователи считают, что все люди рождаются синестетами, что синестезия — это наш первоначальный (original) способ восприятия мира. У новорожденных детей огромное количество нейронных связей между разными сенсорными центрами мозга, со временем это количество уменьшается. Согласно этой теории, синестезия — это естественный результат случайных наложений (? crosstalk) этих нейронных связей. Только по достижении 4 месяцев, когда кора головного мозга достаточно созревает и избыточное количество нейронных связей начинает уходить (snap), исчезает и эта врожденная синестезия.
Синестетические метафоры следуют поразительно устойчивому образцу: слова, описывающие более непосредственные (immediate) ощущения — осязательные, вкусовые и обонятельные, используются для описания переживаний менее непосредственных (less immediate) — идущих от органов зрения и слуха. Осязание, вкус и обоняние — чувства, идущие от субъективного опыта (experienced-based sensations), в то время как зрение и слух — чувства объектные (object-based sensations). Так, неприятный вкус телесно ощущается гораздо интенсивнее (experienced much more viscerally), нежели неприятный цвет. Первые переживаются как находящиеся внутри тела, последние — как исходящие от внешнего объекта.
В синестетической метафоре чаще источник (source) метафоры находится в более непосредственном чувстве, а объект (target) обычно исходит из менее непосредственного чувства.
Некоторые исследователи полагают, что это движение от менее непосредственного переживания к более непосредственному корреспондирует (parallels) c физиологическим развитием самих чувств, а следовательно, отражает базовую модель восприятия. Действительно, исследования показывают, что люди находят метафоры, построенные в соответствии с этим принципом, более легкими для понимания. Возможно, именно поэтому sweet silence (звук определяется через вкус) — это распространенное выражение, в то время как метафоры silent sweetness (вкус через звук) не существует, и поэтому soft brightness (осязание определяет зрительный образ) имеет смысл, а bright softness (осязание через зрение) — нет.
Исследования английской, французской, венгерской поэзии 19 века, а также израильской поэзии 20 века показали, что носители разных языков и культур настроены на один и тот же сенсорный камертон. Большинство метафор в исследованных текстах следовали в одном направлении: от более непосредственного к менее непосредственному.
<…>
Направленность синестетической метафоры повторяет направленность метафоры как таковой.Метафорическое мышление обычно следует в одном направлении, приспосабливая язык конкретики (слова, которые мы используем для описания наших обыденных дел, физического мира и ощущений) к описанию абстракций (мыслей, чувств, эмоций, идей).
<…>
Нейропсихолог Вилейанур Рамачандран (Vilaynur Ramachandran), занимавшийся случаем Дэниэла Таммета, предположил, что метафора может происходить от синестезии. Анатомически пути визуальных и аудиальных каналов (visual and auditory pathways) в мозгу очень близки. В ходе эволюции бродячие (? stray) визуальные нейроны могли «встроиться» (branched out) в соседнюю аудиальную зону, чтобы передавать визуальные сигналы в ответ на звуки.
Возможно, поэтому каждый раз, когда у человека с цветным слухом активируются нейроны, кодирующие (encoding) озвучку букв, параллельно начинается активация и нейронов, кодирующих цвет. «Может ли это быть простым совпадением, — спрашивает Рамачандран, — что наиболее распространенная форма синестезии включает в себя графемы (буквы, цифры, знаки пунктуации и т.д.) и цвета, и что зоны мозга, связанные с этими процессами, находятся по соседству?»
Некоторые синестетические способности сохраняются у нас у всех, как это продемонстрировал в 1929 г. психолог Вольфганг Келер в своем эксперименте, известном как буба-кики эффект.
<…>
Аналогично, исследователи пришли к выводу, что праворукие люди предпочитают правую сторону тела, т.к. лучше ею владеют.А поскольку большинство людей праворуки, это предпочтение может быть источником метафор вроде «этот человек — моя правая рука», равно как и ассоциациирования «левого» с «плохим» или «низшим», как то видно из слова sinister (зловещий, мрачный), происходящего от латинского корня со значением «левый».
Синестетическая связь между музыкой/пространством (space) и числами/высотой, как и корреляция между звуком/светом, может быть обусловлена нашей способностью находить схожие признаки у несхожих объектов. Точно так же, как мы находим «глубину» у басовых нот, потому что этот звук «низкий» по частоте, точно так же мы находим «высоту» у бОльших чисел, т.к. это «больше чем» мЕньшие числа.
С точки зрения нейробиологической экономии, смешивание физического и метафорического имеет смысл. Т.к. мы способны воспринимать не только конкретную сенсорную информацию, а обладаем также и абстрактным мышлением, нет нужды создавать новые нейронные связи для решения этих задач.Вместо этого, в результате процесса, именуемого scaffolding (букв. — подпорки, строительные леса), существующие связи приспосабливаются для решения двойной задачи.
Так, участок мозга, анализирующий температуру окружающей среды, начинает анализировать и эмоциональные температуры. Зона, занимающаяся физическим пространством и весом, начинает специализироваться также и на психологическом пространстве и весе.
<…>
Теория, что биологический опыт формирует базис для метафорического мышления — или, точнее, для мышления в целом, — известна как воплощенное познание (embodied cognition), ее идеи сформулированы учеными-когнитивистами Джорджем Лаковом (George Lakoff) и Марком Джонсоном (Marc Johnson). Лакоф и Джонсон заметили, что самые распространенные метафоры, которые мы не задумываясь используем каждый день, вырастают из нашей физиологии.
Так, например, выражение I’m feeling up todaу, вырастает из метафорического уравнивания счастья и высоты. <…> Почему? Потому что мы буквально up (т.е. вертикальны), когда мы активны, оживлены, бодрствуем, и мы буквально down (т.е. горизонтальны) в унылом, сонливом состоянии или во время болезни.
Наш разговорный язык изобилует такими примерами.
<…>
В 1960 г. польский нейропсихолог Жезы Конорски (Jerzy Konorski) обнаружил «гностические нейроны» (gnostic neurons) — клетки мозга, которые активизировались (fire) в ответ на образы определенных людей или объектов. Позднее эти нейроны стали называть «бабушкины клетки» из-за экспериментов, в которых эти клетки реагировали на образ бабушек участников. Недавнее исследование показало, что эти нейроны реагируют не только на физическое представление (physical representations), но и на понятия, связанные с этими представлениями.
<…>
Ученые считают, что гностические нейроны могут играть ключевую роль в формировании долгосрочной памяти, а также устойчивых концептов, которые появляются в результате повторяющихся ассоциаций определенного физического стимула и абстрактного представление.
<…>
Некоторые ученые выдвигают предположение, что эти клетки могут также кодировать поведенчески важные характеристики среды, позволяя нам переключаться с физического пространства на концептуальное. Если это предположение верно, эти клетки будут участвовать (или been scaffolded) в реализации той самой двойственности, необходимой для формирования буквальных (literal) и метафорических мыслей. Если одна группа (cluster) нейронов может кодировать концепт «Холи Берри», то почему бы заодно им не кодировать и «любовь — это путешествие» или «идеи — это пища»?»

Любопытный рассказ о работе креативной студии Уильяма Гордона и Джорджа Принса (Willian J.J. Gordon and George Prince) «Synectics». Это брэйнсторминговое агенство, помогающее компаниям создавать инновационные продукты.
Для работы в «Синектиксе» Гордон отбирал людей на основании их способностей к метафорике. Он и его сотруднии брали на работу тех, кто в беседе продемонстрировал наиболее творческое использование языка и способность проводить необычные аналогии. Работники компании отличались своим умением принимать «неважное» (irrelevant), «детской» готовностью включаться в ролевую игру и были чрезвычайно продвинуты в умении подавлять крицизм и недоверие. Кроме того, им надо было продемонстрировать умение находиться продолжительно в ситуации ролевой игры. Если перед командой ставилась, например, задача придумать новый вид небьющегося стекла, их просили представить и сформулировать, на что это похоже — быть куском стекла, примерно так же, как участиков писательского мастер-класса просили подумать, каким видом дыма мог бы быть Марлон Брандо.
Главный принцип — сделать новое знакомые, а знакомое — новым. Та же идея, что и у Шкловского в остранении (на него и ссылаются).

Источник на амазоне:

Ученые обнаружили возможные гены синестезии

Нидерландские ученые изучили экзомы трех семей синестетов с целью изучить генетические факторы появления хроместезии — акустико-цветовой синестезии. Им удалось выделить шесть генов, связанных с появлением особенности: их экспрессия отвечает за аксоногенез на ранних этапах человеческого развития. Статья опубликована в журнале Proceedings of the National Academy of Sciences.

В разных процессах восприятия окружающего мира участвуют разные сенсорные системы, состоящие как из органов чувств, так и обрабатывающих поступающую от них информацию отделов мозга. При синестезии — достаточно редкой нейробиологической особенности — возникает способность воспринимать одно чувство средствами другого. Активация одной сенсорной системы (например, обоняния) вызывает отклик другой: людей, обладающие такой особенностью, называют синестетами, и они сообщают о способности, например, присваивать цвета таким абстрактным понятиям, как цифры, или даже «видеть» звуки. С неврологической точки зрения такую особенность объясняют более прочными функциональными связями различных отделов головного мозга. Например, графемно-цветовая синестезия (форма синестезии, при которой восприятие графем и цифр сопровождается восприятием цвета) обусловлена повышенной совместной активацией зон зрительной коры, участвующих в обработке цветовой информации с одной стороны и графем — с другой.

Механизм возникновения синестезии, однако, до сих пор не изучен до конца. Считается, например, что такая особенность характерна для людей с расстройствами аутистического спектра, а также может передаваться по наследству. Для того, чтобы подробнее изучить роль генетических особенностей в появлении подобной особенности, ученые под руководством Саймона Фишера (Simon E. Fisher) из Института психолингвистики Макса Планка провели полный анализ экзома (всех белок-кодирующих генов) представителей трех семей, синестеты в которых встречались в трех поколениях.

A) Семейные древа участников исследования. B) Схематичное представление наличия синестезии (соответствие звука цвету): синестеты будут чаще ассоциировать одинаковые цвета с определенными звуками

Fisher et al. / PNAS 2018

Ученые нашли шесть генов-кандидатов, мутация которых объясняет появление синестезии: COL4A1, ITGA2, MYO10, ROBO3, SLC9A6 и SLIT2. Кодируемые ими белки связаны с процессом аксоногенеза (развития аксонов — отростков нервных клеток, проводящих импульсы) головного мозга, а их экспрессия наблюдается в зрительной и слуховой коре, а также теменной доле головного мозга на этапах его раннего развития: с 12 недели внутриутробного развития и до раннего детства — возраста первых проявлений синестезии.

По мнению авторов, повышенная экспрессия генов, вовлеченных в процесс аксоногенеза, может объяснить и повышенные функциональные связи, которые возникают между областями, вовлеченными в обработку сенсорной информации. Ученые отмечают, что в дальнейшем нужно также рассмотреть генетические факторы наличия и других видов синестезии: это поможет выявить возможную вариативность и лучше изучить нейробиологические механизмы феномена.

В 2015 году американский инженер создал специальную маску, которая позволяет почувствовать себя синестетом: специальный сенсор на руке анализирует предметы и позволяет почувствовать различные запахи в зависимости от их цвета.

Елизавета Ивтушок

Что такое синестезия? Определение синестезии, объясненное экспертами

Сколько себя помню, числа представлялись мне определенными цветами. Цифра 2 нежно-розовая, 3 солнечно-желтая, 4 королевская синяя — список можно продолжить. Дело не только в том, что они выглядят определенным образом, они

такого цвета.

Следовательно, любые ассоциации, которые у меня возникают с этим цветом, переносятся на это число. Например, я *ненавижу* число 7 ни по какой другой и не лучшей причине, чем тот факт, что оно кажется мне оранжевым, что я всегда считал уродливым.Ассоциация цвета и числа непроизвольна, что, я знаю, звучит странно или даже невероятно. Но так было всегда в моих глазах.

Мне было 18 лет, когда я впервые узнал, что у того, что я испытываю, есть название: синестезия.

Я читал книгу в колледже для моего первого курса литературы, Говори, Память, Владимира Набокова (наиболее известного его романом, Лолита ). В нем он описал, как видел буквы разных цветов, и объяснил, что у него синестезия.Я помню, как подумал: w ait, для этого есть имя? До этого момента я понятия не имел, что видеть цифры или буквы в определенных цветах — это Вещь, а тем более признанное состояние.

О моем опыте Ричард Э. Цитовик, доктор медицинских наук, слышал много раз. «Все синестеты рассказывают одну и ту же историю», — говорит доктор Цитовик, клинический профессор неврологии в Университете Джорджа Вашингтона и автор четырех книг на эту тему (его последняя книга называется « Synesthesia»).«Он всегда был у них, сколько они себя помнят, — они не могут вспомнить, чтобы его не было», — добавляет он.

Этот контент импортирован из {embed-name}. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

Он продолжает объяснять, что большинство детей с синестезией думают, что все воспринимают цифры и буквы вот так (виноваты). То есть до тех пор, пока они не спросят у друга что-то вроде: «О, мой «а» — самый красивый розовый, который я видел.Как выглядит твое «а»? Почти всегда друг сбит с толку и думает, что синестет сошла с ума (мы — нет). «Тогда они [синестет] не говорят об этом, потому что их высмеивают», — объясняет доктор Цитовик. «Итак, они предполагают, что они единственный человек в мире с этим, а затем, наконец, узнают, что есть имя».

Проще говоря, синестезия — это сочетание двух «чувств».

Краткий урок словарного запаса: «Анестезия» означает «отсутствие ощущений», а «син» обычно означает «соединенный или связанный», — говорит доктор.Цитовик. Таким образом, синестезия по существу переводится как «два или более чувства, объединенные вместе». (У самых интенсивных синестетов все пять чувств связаны вместе, объясняет он.)

Но, доктор Цитовик быстро добавляет: «На самом деле это не совсем чувства; это больше, чем это». Алфавит, цифры, единицы измерения времени и формы календаря не являются органами чувств в общепринятом смысле, объясняет он, но все они могут быть включены в различные формы синестезии. Перевод: Хотя я вижу числа в определенных цветах, другие могут ассоциировать цвета с днями недели или месяцами года.Или другие могут попробовать единицу времени (6:00 горько, а полдень сладко).

Джевелин Бутрон

На самом деле, самый распространенный тип синестезии — это восприятие дней недели как окрашенных (воскресенье — красным, понедельник — синим), за которым следует графемная синестезия, когда числа и другие письменные элементы языка окрашены (как у меня). Существует также цветной слух, когда музыка, голоса или звуки окружающей среды, такие как лай собаки или хлопанье двери, вызывают фотоизмы.Это может выглядеть как цветная движущаяся форма, которая возникает, немного мерцает, а затем исчезает (представьте: ментальный фейерверк).

Это лишь некоторые из десятков форм синестезии. Но как бы ни проявлялась ваша синестезия, это «почти всегда улица с односторонним движением», — говорит доктор Цитовик. «Это означает, что вы переходите от звука к зрению, но очень редко от вида к звуку или от вида к запаху». (Однако это не невозможно, поскольку были проведены тематические исследования людей с двусторонней синестезией).

Генетика обычно играет роль в том, есть ли у вас синестезия.

«Это наследуется как аутосомно-доминантный признак, — объясняет доктор Цитовик. (По сути, это означает, что если только один из родителей является носителем гена, у вас есть заболевание.) «Это не один ген, как ген, отвечающий за то, голубые у вас глаза или карие, поэтому он сильно наследуется». Когда он начал изучать семьи в конце 1970-х и 80-х годов, он обнаружил, что это происходит среди нескольких поколений и у обоих полов.

Что касается меня, то, хотя это может показаться глупым, я не знаю, является ли моя синестезия генетической.Я предполагаю, что это так, но поскольку я все еще держу свою синестезию в основном при себе (и, честно говоря, не знаю, знают ли мои родители о том, что происходит наверху в моей голове). Я не удивлюсь, если у кого-то из членов семьи это было, и, как и я, не знал, что это реальное заболевание.

В цифрах: Один из 23 человек имеет ген синестезии, но только 1 из 90 на самом деле имеет некоторую синестезию, говорит он. И хотя многие люди наследуют этот ген, он также может быть спонтанной мутацией.

Предполагается, что ген синестезии имеет какое-то биологическое назначение.

Во-первых, это поможет вам вспомнить, говорит доктор Цитовик. Среднестатистическому синестету, вроде меня, это в основном полезно для запоминания более повседневных вещей, например, телефонных номеров. (Не для того, чтобы хвастаться или что-то в этом роде, но я чертовски хорош в этом.) Это также, вероятно, причина, по которой (опять же, не для хвастовства) я был первым человеком, который запомнил таблицу умножения во втором классе. Конечно, когда я говорю об этом доктору Цитовику и объясняю, что, конечно же, я не осознавал, что это могло быть причиной в то время, он не был так уж удивлен.Это имеет смысл: даже если бы я не мог вспомнить число, я мог бы почувствовать цвет.

Но доктор Цитовик считает, что улучшение памяти — далеко не единственная цель синестезии: «Короткий ответ: я и другие считают, что это ген метафоры», — объясняет он. «Метафора, по определению, — это видение сходного в несходном… и поэтому [синестеты] видят сходство в различных, внешне непохожих вещах». Таким образом, люди с синестезией могут быть генетически более предрасположены к придумыванию метафор, чем средний человек (без тени для моих коллег-писателей).

Несмотря на выбор профессии, это не значит, что я постоянно придумываю поэтические фразы. Но я обнаруживаю, что делаю много связей с, казалось бы, случайными вещами и старыми воспоминаниями всякий раз, когда читаю книгу, смотрю телешоу или занимаюсь какой-либо другой формой контента. На самом деле это одна из причин, по которой мне трудно слушать аудиокниги; Я вспомнил о чем-то далеком в левом поле и что-то упустил.

Синестезия также может помочь вам раскрыть своего внутреннего ~артиста~.Доктор Цитовик предполагает, что даже те, кто несет синестетический ген, но не является явно синестетиком, окажутся очень творческими людьми. «Синестеты представлены среди творческих людей — художников, музыкантов, писателей, художников — и даже синестеты, которые не являются известными художниками, как правило, вовлечены в творческие начинания», — объясняет он.

Хотите знать, есть ли у вас синестезия? Если да, то вы, вероятно, знали бы это.

Вам не диагностируют синестезию — по крайней мере, не в традиционном смысле этого слова.История синестета — это его диагноз, объясняет доктор Цитовик.

Поскольку синестезия — это идиосинкразическое состояние, вы не можете просто пройти тест, например, анализ крови или психологический тест, чтобы выяснить, есть ли у вас она. «Если вы действительно хотите доказать, есть у кого-то это или нет, вы должны изобрести для них специальный тест, а это, как правило, громоздко и дорого», — объясняет он.

Это может быть что-то вроде сенсорного теста, в котором кто-то скажет вам, какого цвета каждая буква алфавита или цифра.«Если вы сделаете это с контрольной группой, попросите их запомнить и сказать им, что вы собираетесь повторить это [упражнение] через неделю, их результаты хуже, чем случайность», — объясняет доктор Цитовик. «Если вы проделываете тот же трюк с синестетом без предупреждения — год спустя или три года спустя — совпадение будет практически идеальным».

Поверьте мне, если бы я мог изменить свои синестетические комбинации в соответствии со своими эстетическими вкусами, я бы это сделал. Но я не могу, потому что я **голос Леди Гаги** родилась такой. (Ходят слухи, что Гага — известная синестетка, кстати.)

Конечно, моя синестезия не совсем

нормальная , но это не сильно влияет на мою жизнь.

Можно подумать, что синестезия повлияет на ваше психическое здоровье, но на самом деле это не так (*вздох облегчения*).

«Что касается аспекта здоровья, обычно родители беспокоятся о том, что с их детьми что-то не так», — говорит доктор Цитовик. «Поэтому они водят их к психиатрам или специалистам по развитию». Однако проблема в том, что многие врачи никогда не слышали о синестезии, поэтому они могут подумать, что это начало психотического эпизода, или что ребенок может оказаться шизофреником или что-то в этом роде.«Много ненужного беспокойства», — добавляет он.

Фактически, наиболее распространенным негативным эффектом на ваше психическое здоровье, по словам доктора Цитовика, будет социальное смущение, если/когда вы расскажете об этом другим, и они будут смотреть на вас так, как будто у вас только что выросли две головы, куриные лапки. , и — на всякий случай — хвост дракона.

Однако это не означает, что жить с синестезией всегда легко. Двусторонняя синестезия, хотя и редкая, может быть особенно трудной для управления, так как вы можете легко стать подавленным, когда находитесь в районе, где много стимуляторов (подумайте: красочная, яркая и оживленная Таймс-сквер).

Но, в конечном счете, синестезия — это «замечательная черта», — говорит доктор Цитовик. «Люди думают об этом как о подарке, и им это нравится». (Да, могу подтвердить.)

Часто, когда я объясняю, на что похожа моя синестезия, люди спрашивают меня, раздражает ли она или отвлекает. Но это всего лишь моя версия нормальности. По словам доктора Цитовика, у синестетов просто «другая структура реальности».

В большинстве дней я едва замечаю свою синестезию. Он всегда здесь, и я никогда не знал ничего другого.Это мир моей синестезии, и я просто живу в нем.

Линдси Геллер Линдси Геллер — редактор журнала «Любовь и жизнь» журнала Women’s Health, специализирующегося на новостях в сфере развлечений и культурных мероприятиях.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти дополнительную информацию об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Что такое синестезия

Синестезия — это неврологическое расстройство, при котором данные, которые должны активировать одно из ваших чувств, активируют многие из ваших чувств.Людей с синестезией называют синестетами. Термин «синестезия» происходит от греческих слов «синт» (что означает «вместе») и «эстезия» (что означает «перспектива»). Синестеты смогут видеть музыку как цвета, когда они ее слышат, и «пробовать на вкус» текстуры, такие как круглые или заостренные, когда они едят пищу. Исследователи также не уверены, насколько широко распространена синестезия.

Существует не менее 80 признанных форм синестезии, но некоторые из них встречаются чаще, чем другие:

  1. Синестезия прикосновения к зеркалу
    Синестезия прикосновения к зеркалу встречается редко, но примечательна тем, что может прервать жизнь синестета.При этом типе синестезии человек испытывает те же ощущения, что и другой человек, в ответ на раздражитель. Увидев, например, человека, которого похлопывают по плечу, синестет тоже почувствует похлопывание по плечу.
  2. Хроместезия
    В этом распространенном типе синестезии звуки и цвета связаны друг с другом. Для некоторых синестетов музыкальная нота «ре» может соответствовать восприятию зеленого цвета.
  3. Лексико-вкусовая синестезия
    Это необычная форма синестезии, при которой при прослушивании слова возникает вкус.Например, имя человека может иметь вкус шоколада.
  4. Графемно-цветовая синестезия
    Это распространенный тип синестезии, характеризующийся наличием графем (букв или цифр), окрашенных в цвет. Синестеты не отождествляют одни и те же цвета друг с другом для графемы, хотя буква «А» для некоторых людей имеет тенденцию быть красной. Люди, которые испытывают синестезию цвета графемы, часто сообщают, что видят невозможные цвета, когда красные, зеленые, синие или желтые графемы появляются рядом друг с другом в слове или числе.
  5. Числовая форма
    Числовой тип представляет собой ментальную форму или числовую карту, которая является результатом видения или размышления о числах.

Что такое синестезия? | Жизнь Персона

Синестезия Это своеобразный процесс перцептивных систем человека, при котором совместно усваиваются несколько видов ощущений, относящихся к разным органам чувств в одном и том же перцептивном акте. Таким образом, человеку удается воспринимать в целом два разных восприятия, таких как звук и цвет.

Кажется странным, что это может произойти, но это научно доказанный феномен, испытанный несколькими людьми в мире.

Если вы хотите узнать больше и точно понять, что такое синестезия, не пропустите этот обзор, который мы сделаем об этом необычном явлении.

Что такое синестезия?

Когда мы говорим о синестезии, мы имеем в виду процесс человеческого восприятия, при котором активируются два или более органов чувств.

У «нормальных» людей, когда мы слышим звук, будь то музыкальная нота или любой шум, в нашем мозгу активизируются восприимчивые органы слуха.

Однако при синестезии происходит то, что прослушивание звука не только активирует органы чувств, относящиеся к уху, но и другие сенсорные модальности, такие как визуальные, могут быть активированы.

Таким образом, у синестетика есть особенность, заключающаяся в том, что он способен активировать больше перцептивного чувства перед конкретным раздражителем.

Синестезия

Как мы видим, дать четкое определение феномену синестезии — непростая задача из-за большой путаницы, которая может возникнуть.

На самом деле, с самого начала их исследования определения синестезии много обсуждались друг с другом до такой степени, что универсальное определение еще не было согласовано.

Этот факт отчасти объясняется большими вариациями, которые можно наблюдать в рамках этого явления.

Наиболее частыми являются те, которые включают букву и цвет, целые слова и цвет, а также число и цвет.

Однако есть и более сомнительные, но не менее изученные сочетания боли и цвета.

Таким образом, мы видим, что все явления синестезии относятся к вовлечению двух перцептивных модальностей в один и тот же сенсорный раздражитель.

Основная проблема заключается в том, чтобы договориться о том, какие ассоциации следует включить, а какие исключить в рамках того, что понимается под явлением синестезии.

На самом деле, задействуя разные модальности восприятия в одном и том же чувственном смысле, экспериментирование с эмоциями и персонификациями также происходит очень сильно.

Это противоречие особенно важно, когда мы анализируем синестезию в художественном мире, придавая этому своеобразному явлению высокую творческую способность.

Однако для многих ученых-исследователей, стремящихся изучить лежащие в основе синестезии механизмы, жизненно важно сосредоточиться на модальностях восприятия.

С этой точки зрения, которая может служить для более сложных концептуализаций концепции синестезии, это явление можно определить как способность системы восприятия вызывать восприятие в рамках сенсорной модальности путем стимуляции другой сенсорной области.

Очевидно, немногие люди обладают этим феноменом и способны, как поясняет предыдущее определение, воспринимать раздражители посредством сенсорной модальности, отличной от той, которой они принадлежат.

Таким образом, человек с синестезией будет иметь возможность видеть звуки или слушать образы.

Точно так же часто встречаются ассоциации в рамках одной и той же модальности, например, ассоциации цветов с буквами, числами или словами.

Как мы видим, сенсорные возможности, которые могут появиться у синестетика, многочисленны; Может слышать цвета, видеть звуки, ощущать вкус текстур или связывать различные стимулы в одном и том же чувстве восприятия.

Кроме того, сенсорные ассоциации бесконечны, поскольку редко два синестетика обладают одинаковыми характеристиками с точки зрения их способности восприятия.

Этот факт делает синестезию привлекательным и интересным явлением для научных исследований, так как трудно поддается изучению и разграничению с объяснительными параметрами.

В самом деле, многие ученые осмеливаются утверждать, что синестетики обладают тем, что само по себе является дополнительным чувством, позволяющим им в тысячу раз преумножать способности восприятия нормального человека.

Таким образом, через это чувство становится очевидным, насколько реальность не одинакова для всех, так как каждый человек может иметь различный опыт мира, а в случае синестетики люди могут воспринимать все элементы совершенно иначе, чем другие.

Сколько людей страдают синестезией?

Когда мы пытаемся понять феномен синестезии, нам трудно усвоить, что есть люди, сенсорные способности которых так отличаются от «нормальных» людей.

Точно так же нам трудно представить себе ясно, как может быть, что человек может воспринимать стимулы через различные сенсорные модальности или даже через более чем одно перцептивное чувство одновременно.

Правда в том, что синестезия всегда считалась очень редким явлением, то есть в мире очень мало людей, обладающих такого рода способностями.

Однако большой научный интерес к раскрытию этого феномена, а также недавняя связь между синестезией и искусством или творческими способностями показали, что распространенность может быть намного выше, чем считалось ранее.

Таким образом, несмотря на отсутствие всесторонних результатов и данных сегодня, есть ученые, указывающие на то, что распространенность синестезии может быть в 100 раз выше, чем предполагалось изначально.

На самом деле, исследователи, указывающие на высокую распространенность явления синестезии, утверждают, что этим странным явлением может обладать каждый 23-й человек.

Очевидно, что эти данные не были полностью подтверждены или продемонстрированы надежным способом, поэтому утверждение о такой высокой распространенности синестезии может быть актом чрезмерного оптимизма.

Однако были получены определенные научные данные о распространенности синестезии, которые, хотя их следует анализировать с осторожностью, указывают на то, что наиболее распространенным типом синестезии является способность видеть цвета, когда они слышат буквы или цифры. может присутствовать у 1% населения.

Несмотря на все предварительные данные, ясно, что синестезия по-прежнему является запутанным явлением, которое трудно определить и охарактеризовать, поэтому невозможно четко прокомментировать, сколько людей могут обладать такими характеристиками.

Музыка синестезии — цвет

Открытие субъективной синестезии принадлежит Луссане, который в 1883 г. свидетельствовал о существовании этих явлений.

Также этот автор посвятил себя поиску связи между цветами и эмоциями

Формулируя свое исследование, он исходит из гипотезы, что если буквы и эмоции легко вызывают цвет, то почему они не могут также вызывать звук.

Так, в своей книге « Физиология цветов » Луссана рассказывает о следующих аспектах:

Цвета характеризуются возрастающим числом вибраций (от красного до фиолетового), которые вызывают во взгляде разные возбуждения, которым соответствуют разные ощущения, которые, в свою очередь, связаны с разными и разнообразными представлениями.

Таким образом, Луссана указывает на естественную и физиологическую связь между гармониями цветов и звуков.

Точно так же он отметил, что мозговые центры, отвечающие за цвет и речь, соприкасаются и формируются в одной и той же извилине, что может объяснить происхождение синестезии. Таким образом, через эти формулировки мы приходим к первому медицинскому объяснению синестезии, в которой звуки и цвета связаны.

Однако из этих теоретических основ вытекают сами по себе противоречия.То есть, если обсуждаемые выше мозговые механизмы верны, они присутствуют в мозгу всех людей или только тех, у кого синестезия?

Очевидно, что если людей с синестезией очень мало во всем мире, эти церебральные характеристики должны быть занесены в каталог как редкие или аномальные.

Следуя этому направлению исследований, известный психиатр Центра Блейера большую часть своей профессиональной карьеры занимался исследованием шизофрении и психотических расстройств, а также интересовался синестезией.

Швейцарский психиатр совместно с Lehman опубликовал важнейшее исследование феноменов синестезии.

Конкретно я изучил выборку из 576 человек, из которых 76 были «аудиоколористами», то есть обладали своеобразной способностью связывать слуховые и зрительные восприятия.

Изучая эти 76 человек, мы начинаем искать определение, которое можно было бы оптимально адаптировать к специфическим характеристикам «цветного слуха», которое оказывается следующим.

«У некоторых лиц слушание звука немедленно сопровождается световым и цветовым ощущением, которое повторяется так же, как и слуховое ощущение.

Таким образом, делается вывод, что некоторые синестетики способны мысленно воспроизводить зрительные ощущения посредством сбора слухового раздражителя.

Синестезия и искусство

Исследования синестезии в девятнадцатом веке продолжались и в последние годы их число увеличилось.

Благодаря особым характеристикам этого явления, обеспечивающего бесконечное увеличение перцептивных способностей человека, синестезия стала предметом особого интереса в художественной сфере.

На самом деле, ни одно направление не вызывает такого интереса к чувствам, выразительным и перцептивным способностям, как искусство, поэтому вполне понятно, что именно этой дисциплине уделяется больше внимания изучению синестезии.

В этом смысле исследования, связывающие музыку с живописью, музыку со скульптурой и музыку с цветом, приобрели особое значение за последние 20 лет.

Как видим, изучение соотношения различных художественных модальностей вызывает большой интерес к исследованию сенсорных, познавательных и творческих процессов, которыми обладают люди.

Кроме того, исследования нейровизуализации продемонстрировали, как пластичность нейронов человеческого мозга может обеспечить большое количество умственных способностей.

На самом деле было показано, как смесь стимулов, улавливаемых 27 сенсорными механизмами, создает особый «мир» человеческого восприятия.

Что касается отношений между музыкой и живописью, то многие авторы ищут в синестезии источник своего вдохновения.

Точно так же художники, не являющиеся синестетиками, стремятся использовать эту способность, используя смесь сенсорных восприятий для развития своего творчества.

Таким образом, мы можем найти в настоящее время большое количество живописных работ, в которых модальность, относящаяся к живописи, связана с музыкальной.

Особенно в эпоху Возрождения можно найти такие работы, как Тициан Который находится под влиянием Джорджоне, Загородный концерт или Венера, воссоздающая с любовью и музыкой , Где ясное музыкальное влияние визуализируется в живописных картинах.

Что касается взаимосвязи между музыкальной тональностью и цветом, основное внимание уделяется способности вызывать цвета с помощью музыкальных гармоний.

Как мы уже упоминали, синестетики способны автоматически ассоциировать цвет с музыкальной нотой, всегда связывая одну и ту же музыкальную тональность с определенным цветом.

Основная характеристика состоит в том, что у каждого синестетика есть определенные категории ассоциаций, т. е. не все синестетики ассоциируют один и тот же цвет с одним и тем же музыкальным тоном.

Напротив, люди, не обладающие синестетикой, не создают автоматических ассоциаций между музыкальной тональностью и цветом, поэтому они могут попытаться связать цвета с гармониями более анархическим способом и мотивированы различными переменными.

Обычно темные цвета ассоциируются с тяжелыми музыкальными тонами, а светлые — с более резкими звуками.

Короче говоря, феномен синестезии очень полезен для осознания того, что люди способны влиять и подвергаться влиянию через искусство множественных сенсорных модальностей.

Как говорит русский живописец Кандинский, «искусство есть язык, говорящий с душой вещей, являющихся для него хлебом насущным, который оно может получить только в этой форме».

Каталожные номера
  1. Барон-Коэн С., Берт Л., Смит-Лайттан Ф., Харрисон Дж. и Болтон П. (1996). Синестезия: распространенность и фамильярность. Восприятие, 25, 1073?? 1079

  2. Компеан, Хавьер (2011). Синестетическая тональность: отношения между тоном музыки и цветом через личное предложение.(Докторская диссертация). Политехнический университет Валенсии. Гуанахуато-Мексика.

  3. [Ссылки] Синестезия: теоретические, художественные и научные основы.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.