Скептицизм что это простыми словами: Скептицизм, что это простыми словами?

Содержание

СКЕПТИЦИЗМ — это… Что такое СКЕПТИЦИЗМ?

(франц. scepticisme, от греч. σκεπτικός, букв. – рассматривающий, исследующий)– гносеологич. позиция, в основе к-рой лежит недоверие к любым определ. взглядам и представлениям, сомнение в существовании истины и возможности к.-л. надежного ее критерия. Крайняя форма С., основанная на утверждении, что в наших знаниях нет ничего, соответствующего действительности, что достоверное знание в принципе недостижимо, есть агностицизм. Акцентируя относительность человеч. познания, С. сыграл положит. роль в борьбе с различными формами догматизма и постановке ряда проблем диалектики познания, хотя оказался и не в состоянии разрешить их. Вскрывая неполноту и неточность наших знаний, их связь с историч. условиями процесса познания, С. абсолютизирует эту относительность и приходит в итоге к сомнению в возможности к.-л. объективного знания вообще. Провозглашая отказ от суждений в принципе, С. в то же время постоянно вынужден принимать определ. суждения фактически. Смена теорий в науке толкуется С. как свидетельство недостоверности всякого знания вообще. Историч. роль С. в идейной борьбе и обществ. жизни была различной в зависимости от того, что являлось предметом его критики и подвергалось сомнению. В др.-греч. философии скептич. аргументация содержится в критике элейской школой, Гераклита, софистами – элейцев, в философии мегарской школы, киников, киренской школы. В развитии собственно скептич. школы различают три периода: 1) ранний С., основателем к-рого был Пиррон; 2) С., развивавшийся в Академии платоновской при ее руководителях Аркесилае и Карнеаде; 3) поздний С., представленный Энесидемом, Агриппой, Секстом Эмпириком и др. Тщетность попыток найти критерий истинности как чувств. познания, так и мышления (для выбора критерия необходим критерий выбора и т.д.), подчеркивание различий моральных норм у разных народов, критика основ всякой религии, выяснение того, как различные теории опровергают друг друга, мысль о том, что всякая истина доказывается другой, а это ведет либо к кругу в доказательстве, либо к произвольному выбору аксиом, либо к бесконечному регрессу, доводы, свидетельствующие, что существование причинности недоказуемо, – таковы важнейшие аргументы («тропы»), к-рыми антич. скептики обосновывают равносильность противоположных утверждений и принцип воздержания от суждения. Но необходимость действовать, принимая определ. решения, заставляет антич. С. признать, что хотя, возможно, и нет критерия истины, но есть критерий практич. поведения. Этот критерий должен основываться на «разумной вероятности» (Аркесилай). Античный С. призывает следовать тому, к чему нас влекут ощущения и чувства (есть, когда чувствуем голод, и т.п.), следовать законам и обычаям страны, заниматься определ. деятельностью (в т.ч. и научной) и т.д. Покидая позицию, равно не доверяющую ощущению и мышлению, антич. С. отдает предпочтение чувств. знанию, вплотную подходя к эмпиризму и опытной науке. Опытной наукой – медициной – занимаются последние представители антич. С: Менодот, Феод, Секст и Сатурнин. Др.-греч. скептики разрабатывают условия, соблюдение к-рых повышает вероятность знания, доставляемого наблюдением и экспериментом («три степени вероятия» в Академии, «напоминающий знак» у Секста, три вида опыта у Менодота). С. средневековья играл прогрессивную роль как форма критики церк. догматизма [напр., у Абеляра в соч. «Да и нет» («Sic et non») и др.]. В еще большей мере эта тенденция была свойственна С. Возрождения. На протяжении 16–18 вв. как прогрессивные, так и реакц. мыслители именовали С. всякую критику религии и догматич. метафизики вообще. Скептич. идеи содержались в произведениях Николая Кузанского, Эразма Роттердамского, Агриппы Неттесхеймского, но наиболее полно и ярко были выражены у Монтеня. Печать С. лежит также на произведениях Ф. Санчеса, Ж. Валле, О. Талона, Бодена, Шаррона. С. древних был реакцией на теоретич. построения, созданные мыслью, не знавшей ограничений, налагаемых на умозрение фактич. знаниями. В отличие от этого, С. Возрождения предшествовало порабощение мысли традицией и авторитетами. Поэтому отправной пункт нового С. – восстание против власти авторитетов и догматизма общепринятых мнений, требование свободы мысли, призыв ничего не принимать на веру. Его гл. враг – фидеизм. Если антич. скептики ставили под вопрос все установленное разумом, утверждая его бессилие, то С. Возрождения ставил под сомнение все, принимавшееся до сих пор на веру, провозглашал высшим судьей разум. Т.о., он противопоставлял фидеизму рационализм. Вместе с тем С. Возрождения требовал опытного исследования природы и обществ. жизни, расчищая почву науке нового времени. Нападая на политич. и этич. принципы феодализма, он защищал бурж. идеи естеств. равенства людей и индивидуализма.

С. Возрождения был эклектичен и противоречив. Требуя представления всех вопросов на суд разума, он повторял аргументы пирроников против разума; показывая безграничность развития познания, он ставил под вопрос возможность достоверного знания и доходил до явно агностич. утверждений. В 17 в. скептич. идеи Возрождения развивали Бейль, Ламот-Левайе и др. Эти идеи были исходным пунктом филос. развития Гассенди, Декарта, Вольтера, Дидро.

Иной формой С. был С. Юма. И древние скептики, и скептики Возрождения не сомневались в существовании объективного мира. Ставя под вопрос истинность наших знаний, они понимали ее как соответствие знаний этой действительности. Юм же поставил под вопрос само существование объективного мира. С этой т. зр. лишался смысла вопрос, верно ли наши знания отображают мир (к-рого, возможно, вовсе нет). Все объекты знания, может быть, возникают и существуют только в познании – в мысли (математика) или в ощущениях (прочие знания). В дальнейшем развитии бурж. философии большую роль играл агностицизм (Кант, позитивизм, неопозитивизм), а С. встречается лишь в виде тенденции (напр., в иррационализме). К юмовскому и кантовскому С. непосредственно примыкали взгляды основателей позитивизма – Конта, Спенсера, Дж. С. Милля. По сути дела ту же позицию занимают в этом вопросе неокантианцы марбургской школы (Коген, Наторп, Кассирер) и баденской школы (Виндельбанд, Риккерт). Элементы С. свойственны и гносеологии прагматизма (Пирс, Джемс, Дьюи), а также позитивистов типа Маха и Авенариуса. В известном смысле можно говорить о наличии элементов С. в гносеологии неопозитивизма. Это, в частности, касается отношения неопозитивистов к т.н. метафизике, к филос. знанию вообще.

В. Богуславский. Москва.

Лит.: Общая: Рихтер Р., С. в философии, пер. с нем., т. 1, СПБ, 1910; Шпет Г. Г., Скептик и его душа, М., 1919; Богуславский В. М., У истоков франц. атеизма и материализма, М., 1964; Hönigswald R., Die Skepsis in Philosophie und Wissenschaft, Gött., 1914; Rоdhe S. E., Zweifel und Erkenntnis. Über das Problem des Skeptizismus und den Begriff des Absoluten, Lund–Lpz., [1945]; Ρreyre Ε. Α.. The freedom of doubt. Reflections of a natural sceptic, L., 1953; Topitsсh E., Vom Ursprung und Ende der Metaphysik, W., 1958.

А н т и ч н ы й С.: Maccoll Ν., The Greek sceptics, from Pyrrho to Sextus, L.–Camh., 1869; Brochard V., Les sceptiques grecs, P., 1887; Hartenstein K., Über die Lehren der antiken Skepsis…, Halle/Saale, 1888; Creadаrо L., Lo scetticismo degli accademici, v. 1–2, Mil., 1889–93; Саldi G., Lo scetticismo critico della scuola pirroniana, Üdine, 1896; Goedeckemeyer Α., Die Geschichte des griechischen Skeptizismus, Lpz., 1905; Detmar В., Karneades und Hume, Lpz., 1910; Bevan Ε., Stoics and sceptics, Oxf., 1913; Patrick M. M., The Greek sceptics, Ν. Υ., 1929; Heintz W., Studien zu Sextus Empiricus, Halle/Saale, 1932; Gomperz H., Problems and methods of early Greek science, «J. of the history of ideas», 1943, v. 4, fasc. 2; Rоbin L., Pyrrhon et le scepticisme grec, P., 1944; Maréchal J., Le point de départ de la métaphysique, 3 éd., Brux.–P., 1944; Dal Pra M., Lo scetticismo greco, Mil., 1950.

С. в философии нового и новейшего времени: Sartini V., Storia dello scetticismo moderno, Firenze, 1876; Owen J., The sceptics of Italian Renaissance) 3 ed., L., 1908; Charbonnel Roger J., La pensée italienne au 16 siècle et la courant libertin, P., 1919; Hoopes R., Fideism and skepticism during the Renaissance Three major witnesses, «Huntington Library Quarterly», 1951, v. 14, No 4; Cornford F. M., Principium sapientiae, Camb., 1952; Ρopkin R. H., The sceptical crisis and the rise of modern philosophy, «Review of Metaphysics», 1953, v. 7, p. 132–51, 306–22, 499–510.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

Понятие скептицизма в философии, науке и обыденной жизни

Слово «скептицизм» происходит от греческого «скептикос», что означает «изучающий, исследующий». Скептицизм — это направление, основанное на сомнении как базовом принципе мышления и познания. Философское направление , подвергающее сомнению возможность познания реальности или какого-то ее фрагмента .

Философский скептицизм

«Философия – не наука» — это высказывание олицетворяет сущность философского скептицизма. Скептики от философии сомневаются в том, что достоверное знание вообще возможно, так как объективные доказательства чего бы то ни было отсутствуют. Все знания человечества базируются исключительно на субъективном восприятии тех людей, которые пытались понять или объяснить то или иное явление, а раз их восприятие субъективно, то есть зависит от индивидуальных особенностей человека, то этому восприятию нельзя полностью доверять.

Критика скептицизма

Критики скептицизма используют против него его же принцип: если восприятие человека субъективно, то и его сомнение в этом восприятии субъективно. Проще говоря, если скептики требуют доказательств, то где доказательство того, что эти доказательства необходимы? Получается замкнутый круг, раз принцип, требующий доказательств, сам требует доказательства.

Отсюда следует, что абсолютный скептицизм практически невозможен. На деле в философии больше распространён так называемый умеренный скептицизм, который подразумевает в основном строгие требования к фактам и сдержанность в отношении новых идей, теорий и гипотез. Некоторые скептики полагают, что достоверное знание всё же существует, просто у людей в настоящий момент отсутствует возможность его получить. Такой подход лелеет надежду на то, что в будущем будет больше возможностей перейти от субъективного познания к объективному.

История развития

Впервые скептицизм как течение зарождается в Древней Греции. Представителями этого направления были многие известные философы: Пиррон, Гераклит, Секст Эмпирик и другие. Идеи скептицизма во многом разделял и Сократ.

Именно греки первыми столкнулись с проблемой субъективного познания, основанного на индивидуальном восприятии человеческих существ. Взаимное опровержение различных теорий друг другом, религиозные сомнения, различия нравственных норм в разных странах привели греков к замкнутому кругу, где:

  • любой факт или истина основывается на других фактах или истинах;
  • исходный факт или истину определить невозможно;
  • выбор произвольной исходной точки требует обоснования выбора этой исходной точки.

В качестве решения проблемы кругового доказательства древние эллины предлагали либо отказ от суждений в принципе, либо смягчение требований к истине. Первый принцип препятствует накоплению знаний в любой форме. Второй вариант предполагает, что даже в условиях субъективного восприятия реальности сохраняется необходимость действия, а значит, скептицизм должен скорее служить критерием разумного поведения, способствовать выбору наиболее выгодной стратегии поведения.

Так, античный скептицизм предлагал соблюдать законы и правила страны или города, в котором человек живёт, прислушиваться к собственному телу, удовлетворять физические потребности, заниматься наукой, опираясь на проверенные факты. Этот подход лёг в основу античной медицины и способствовал накоплению проверенных опытом знаний. Схожим образом скептицизм развивался и в философии других стран, например, в древней Индии и древнем Китае, а также на среднем Востоке.

В период Средневековья скептицизм не был распространённой научной концепцией, так как господствовавшие в Европе религиозные убеждения были основаны на вере, а не на сомнении. Однако уже во времена Возрождения он вновь набирает силу в рамках критики теологических догматов. Эпохе Возрождения свойственны сомнения в предлагаемых церковью постулатах, базирующихся на слепой вере, не требующей доказательств. Именно тогда авторитет веры и традиции сменился авторитетом разума и рационализма. Таким образом, скептицизм способствовал развитию научного подхода, стимулировал исследование природных и общественных явлений.

Однако замкнутый круг скептицизма проявился и в философии Возрождения, а также в философии Нового времени. Требования к разумному обоснованию любого явления или теории возвращают на исходную позицию: не существует изначального факта, который не нужно было бы подтверждать другими фактами. Эту мысль высказывали в своих произведениях такие философы, как Декарт, Вольтер и Дидро. Подобные противоречия привели к тому, что в философии начали ставить под сомнение не только возможность познания истины (агностицизм), но и само существование объективного мира (солипсизм).

Проблема кругового доказательства в философии существует до сих пор – пройдя все этапы от софизма и цинизма до позитивизма, неопозитивизма и иррационализма, она стала постоянным компонентом философского знания вообще.

Научный скептицизм

Следует различать философский и научный скептицизм. Задача последнего – обеспечивать надёжность знания. Он подвергает сомнению все теории, не имеющие подтверждений, полученных эмпирическим, то есть опытным путём. Этот подход опирается на следующие инструменты и принципы:

  • необходимость экспериментальных доказательств;
  • необходимость повторного воспроизведения результатов эксперимента;
  • критическое мышление;
  • дедуктивная логика.

Научным скептицизмом также называют общественное движение, которое борется с псевдонаучными течениями типа гомеопатии, астрологии, парапсихологии, уфологии и так далее. Это движение впервые появилось в Соединённых Штатах в 70-х годах ХХ века в период активного интереса к паранормальным явлениям. Так как подобные явления обычно невозможно подтвердить экспериментально либо воспроизвести в контролируемых условиях, скептики от науки отвергают их реальное существование.

Обыденное понятие

В повседневной жизни мы часто используем слова «скептик» и «скептический», говоря о человеке, который не склонен верить другим людям на слово, иными словами, о человеке, которого нельзя убедить в чём-то, не предоставив подтверждений и доказательств.

Отчасти на скептицизме основывается познание мира детьми – они не могут верить всему на слово, ведь нужно на деле убедиться, что вода мокрая, снег холодный, огонь обжигает, а если ходить без шапки в холодную погоду, то можно простудиться.

Так называемый «здоровый скептицизм» — основа безопасного взаимодействия с окружающим миром. Здравое сомнение способно уберечь человека от мошенников, необдуманных поступков, чрезмерного доверия и так далее: прежде, чем дать своё согласие на участие в каком-либо предприятии, разумно будет попросить доказательства того, что затеваемое не принесёт никому вреда. С одной стороны, такой подход может тормозить продвижение вперёд, но с другой стороны, он работает на надёжность результата.

Скептицизмом также называют принцип, который заставляет людей воздерживаться от категоричных высказываний, а также общее состояние неуверенности или сомнения в чём-либо. Это понятие могут даже путать с пессимизмом – ведь именно пессимисты не готовы слепо верить в хороший исход любой затеи.

Вестник НАТО — Договор о запрещении ядерного оружия: причины для скептицизма

В марте в Организации Объединенных Наций начались переговоры о договоре о запрете ядерного оружия. Согласно его сторонникам, в результате этого процесса должно быть выработано международное юридически обязательное соглашение о запрещении ядерного оружия, что приведет в конечном итоге к его полной ликвидации. Хотя все ядерные державы и их союзники либо голосовали против, либо воздержались, в декабре прошлого года эта резолюция была принята Генеральной Ассамблеей ООН, набрав большинство голосов, причем даже Северная Корея проголосовала «за». С учетом того, что на июнь и июль запланированы очередные сессии, некоторые считают, что договор о запрете ядерного оружия мог бы быть принят довольно быстро. Однако страны НАТО небезосновательно скептически относятся к этому договору.

Администрация Обамы, полномочия которой заканчивались, четко дала понять, что она рассчитывала на то, что союзники выступят против этого договора. В этом есть определенная ирония, ведь именно эта администрация, приступая к работе, приложила большие усилия для ликвидации ядерного оружия. Однако администрация Обамы четко понимала, что договор о запрещении ядерного оружия не имел ничего общего с ее «Пражской повесткой дня». Выступая в столице Чехии в апреле 2009 года с важнейшей речью, Президент Обама изложил видение, центральное место в котором было отведено постепенному снижению значимости ядерного оружия. В отличие от этого договор о запрещении ядерного оружия, направленный на то, чтобы стигматизировать данное оружие, фундаментально несовместим с размеренным подходом Обамы.

27 марта 2017 года Организация Объединенных Наций приступила к переговорам о договоре о запрещении ядерного оружия. © ООН

Процесс в связи с договором о запрещении ядерного оружия не будет столь же скоротечным, что и пражская повестка дня. Его поддерживает большое число стран, а по причине его институционализации в рамках ООН он не будет предан забвению, даже если общественность по-прежнему не проявляет большого интереса к ядерной тематике. Почему тогда те же США и их союзники по НАТО, неоднократно заявлявшие о своем стремлении к «созданию условий для мира без ядерного оружия» столь решительно возражают против усилий, направленных – по крайней мере внешне – на достижение той же самой цели? Ответ на этот вопрос становится ясен при более пристальном рассмотрении идеи этого запрета. Есть целый ряд причин, по которым скептицизм стран НАТО по отношению к договору о запрещении ядерного оружия обоснован.

1. Проблема разоружения

Цель запрета – лишить ядерное оружие законности, но при этом ничего не говорится о том, как его ликвидировать. Даже некоторые сторонники запрета честно признаются, что сами не знают, к чему ведет эта инициатива. Судя по всему, они довольствуются тем, что оказывают давление на ядерные державы (и их союзников), «клеймят и стыдят» их, чтобы заставить их основательно изменить политику безопасности. Они надеются, что таким образом удастся создать добродетельную динамику разоружения, которая приведет в конечном итоге к полному отказу от ядерного оружия. Иными словами, тогда как непосредственная цель запрета состоит в том, чтобы бросить вызов ядерному статусу кво, его сторонники считают, что остальные детали этого паззла разложатся по местам позднее.
Это предположение скорее оптимистично. Конвенция о запрещении химического оружия существует уже два десятка лет, однако химическое оружие до сих применяется, причем неоднократно и не только одним действующим лицом, самый недавний случай применения – в Сирии. Несмотря на всеобщую стигматизацию химического оружия, запрет на химическое оружие по-прежнему страдает от целого ряда проблем в связи с проверкой и выяснением, кем оно было применено. Это явно не создало всемирной динамики разоружения. И если некоторые режимы решили в итоге не применять химическое оружие, как например, Саддам Хуссейн во время первой войны в Персидском заливе (после того, как он применил это оружие против Ирана во время ирано-иракской войны 1980-1988 гг.), сделали они это не из-за опасения морального гнева международного сообщества, а из-за опасения серьезных военных ответных действий. Иными словами, запрет не ведет обязательно к отказу, не говоря уже о запрещении применения.

Несмотря на существование в течение уже двух десятилетий Конвенции о запрещении химического оружия, химическое оружие до сих пор применяется, самый недавний пример – в Сирии. На фотографии изображен мужчина, который несет тело погибшего ребенка, после того как в удерживаемом мятежниками Идлибе (Сирия) 4 апреля 2017 года было совершено нападение, при котором, как подозревают спасатели, был применен отравляющий газ. © REUTERS

2. Проблема нравственного увещевания

Нет вероятности того, что страны НАТО и многие другие страны присоединятся к договору о запрете. Таким образом, поскольку договоры не могут создавать обязательств для третьих сторон без их четко выраженного согласия, запрет не будет юридически обязательным для тех, кто не желает быть связанным этим запретом. Сторонники запрета пытаются обойти эту дилемму, утверждая, что общественные нормы могут быть столь же важными, что и правовые: усилив стигматизацию ядерного оружия запрет будет способствовать формированию общественной нормы против этого оружия. Однако примеры, которые они часто приводят, по-прежнему неубедительны. Это особенно верно, когда сторонники договора о запрете сравнивают отмену ядерного оружия с отменой рабства. Да, действительно, теперь существует глобальная общественная норма, а также правовые положения против рабства, но по некоторым оценкам, сегодня намного больше рабов (почти 30 миллионов), чем когда-либо в истории человечества.

Есть и другое. В отличие от отмены рабства, применительно к чему тот факт, что рабы до сих пор существуют, представляет по сути нравственную проблему, ликвидация ядерного оружия должна быть по-настоящему всеобъемлющей, чтобы быть эффективной: нельзя допустить, чтобы был хотя бы один уклонист в ядерной сфере. Столь же важен тот факт, что отмену рабства можно отстаивать как самоцель: если все люди созданы равными, рабство неприемлемо. Однако ядерное оружие ценно с точки зрения безопасности: предотвратить войну, заставив проявить политическую сдержанность. Таким образом ликвидация этого оружия не самоцель и не является автоматически позицией морального превосходства: если в результате ликвидации ядерного оружия увеличится вероятность крупной войны, а значит, многочисленных жертв, это вполне можно счесть безнравственным.

3. Проблема Договора о нераспространении ядерного оружия

Часто приводится довод о том, что предложение о запрете на ядерное оружие обосновано тем, что разоружение в рамках Договора о нераспространении ядерного оружие (ДНЯО) продвигается медленными темпами. Если ядерные державы не желают выполнить свое обязательство по статье 6 ДНЯО и приступить к ядерному разоружению, развивается мысль в этом доводе, то надо искать решение вопроса вне этих рамок. Этот довод кажется простым и ясным, однако он в большой степени проблематичен. У ДНЯО могут быть свои недостатки, но это по-прежнему единственные принятые практически всеми нормативные рамки, регулирующие вопрос об обладании и необладании ядерным оружием. Более того, он обеспечивает транспарентность в гражданской и военной ядерной сфере и выступает в качестве эталона для выявления нежелательного поведения. Поставив ядерное оружие вне закона, вместо того, чтобы регулировать его существование, договор о запрете на ядерное оружие выбьет почву из-под ног ДНЯО и таким образом из-под хрупкого равновесия между обязательствами ядерных и безъядерных держав, которым является ДНЯО. Рамки ДНЯО продолжат свое существование, но они будут лишены той гибкости, которая была принципиально важна для его всеохватности.

Таким образом запрет намного больше, чем просто кратчайший путь в обход медленного прогресса в выполнении статьи 6: это едва прикрытый удар по всей структуре ДНЯО. За закрытыми дверьми некоторые сторонники запрета признаются, что последствия для ДНЯО могут оказаться пагубными, но поскольку им уже не хватает терпения на ДНЯО, они считают, что радикальные шаги оправданы. Поэтому неудивительно, что даже такие страны, как Германия, которая не славится своей жесткой позицией по вопросам контроля над ядерным оружием, решительно возразила против усилий по наложению запрета, аргументировав это тем, что запрет подрывает ДНЯО и при этом не предлагается ничего лучше взамен.

4. Проблема для оборонной политики Запада

Договор о запрете на ядерное оружие призван быть универсальным, но на практике это коснется лишь западных демократических стран. Предполагать, что «управляемая демократия» (В. Путин), подобная России, жестко контролируемый Китай или тоталитарная Северная Корея будут считать себя обязанными соблюдать такой запрет, кажется нереальным. Лишить законного характера ядерное оружие можно только там, где есть динамичное гражданское общество; надеяться на то, что шквал глобального общественного мнения мог бы привести к переменам в закрытых обществах, – удобный миф.

С недавними испытаниями усилилась международная обеспокоенность в связи с потенциалом Северной Кореи. На этом снимке, сделанном 15 апреля 2017 года во время военного парада в Пхеньяне по случаю 105-й годовщины основателя страны Ким Ир Сена, перед трибуной, на которой стоит северокорейский лидер Ким Жон Ун, провозят межконтинентальные баллистические ракеты. © REUTERS

Политическая асимметрия между западными и незападными государствами станет практически гарантией асимметричного результата: политика ядерного сдерживания, проводимая Западом, будет лишена законности; ядерная политика незападных стран будет беспрепятственно продолжаться. Поэтому утверждения о том, что со временем даже вторая группа стран не сможет устоять перед нормативной силой запрета, кажутся сомнительными: как свидетельствует довольно сдержанная реакция общественности на применение химического оружия и режимом Асада, и «исламским государством», движения в поддержку запретов прежде всего стремятся придраться к политике Запада и проявляют мало любопытства по отношению к другим. Давление, которое они оказывают на незападные страны, будет по-прежнему минимальным.

Сторонники запрета на ядерное оружие решительно отметают обвинение в том, что они обходят вниманием реальные факторы, вызывающие озабоченность в связи с безопасностью, предпочитая занять позицию морального превосходства. Они утверждают, что поскольку ликвидация ядерного оружия будет длительным процессом, будет предостаточно времени для обсуждения и улаживания оставшихся вопросов безопасности. То, что этот довод – дымовая завеса, становится ясно, когда речь заходит о расширенном ядерном сдерживании (способности военных сил США, в частности ядерных сил, сдерживать нападение на союзников США и таким образом заверять их): многие сторонники запрета хотят положить этому конец прямо сейчас. Расширенное сдерживание и договоренности НАТО о совместном использовании ЯО – краткосрочные задачи . В самом деле, многие сторонники запрета на ЯО считают прекращение расширенного сдерживания и совместного использования ЯО намного более неотложной задачей, чем, например, ликвидация растущего ядерного арсенала Северной Кореи. И вновь провозглашаемый универсализм – едва прикрытый удар по политике Запада. Это тем более проблематично, что сегодня наибольшую обеспокоенность вызывают арсеналы менее крупных стран, а не крупных держав или их союзов.

Ставить телегу перед лошадью

Сторонники запрета на ЯО часто утверждают, что процесс разоружения, который в конечном итоге начнется после того, как ЯО будет лишено законного характера, будет постепенным, и при этом будут учитываться вопросы безопасности, беспокоящие каждую страну. Однако то, как они выстраивают свою аргументацию, четко демонстрирует, что их настоящая цель состоит в другом: оказать давление в основном на страны Запада. Критика в адрес договоренностей Запада о сдерживании в сочетании с поразительным молчанием о происходящем в других точках обнаруживает ту же подспудную динамику, которая была присуща предыдущим движениям в пользу ядерного разоружения и в итоге подорвала их.

Страны НАТО неоднократно заявляли, что они стремятся к «созданию условий для мира без ядерного оружия». Поскольку здесь учитывается более широкий стратегический контекст и на первый план выдвигается политика, а не оружие, данный подход по-прежнему является более обоснованным.

Все они потерпели неудачу, потому что они ставили телегу перед лошадью: вместо того, чтобы сосредоточиться на дилеммах безопасности и подспудных политических конфликтах, ведущих к обладанию ядерным оружием и принятию стратегий ядерного сдерживания, они делали упор на ликвидации самого ядерного оружия. Однако надежды на то, что изменение в построении военных сил повлечет за собой положительные политические перемены, никогда не становились действительностью: конец «холодной войны» наступил не потому что стало меньше оружия, а потому что стало больше демократии. Когда отступил политический антагонизм, началось разоружение, а не наоборот. Вот почему формула НАТО, заключающаяся в том, чтобы создать условия для мира без ядерного оружия, по-прежнему является более обоснованным подходом. Поскольку данный подход учитывает более широкий стратегический контекст, на первый план выдвигается политика, а не оружие. Таким образом данный подход избегает милитаризма со знаком «минус», присущего схемам по ликвидации ядерного оружия.

Простая английская Википедия, бесплатная энциклопедия

Скептицизм или скептицизм (греч. skeptomai : рассматривать, исследовать) относится к любому взгляду, включающему сомнение .

  1. Сомнение в том, что что-то существует.
  2. Сомнение в том, можно ли что-то узнать наверняка.
  3. Сомнение в том, правильно ли мы рассуждаем определенным образом.
  4. Практический метод взвешенного суждения, систематического сомнения или критики.

Людей, у которых скептицизм как отношение, мнение или метод, называют скептиками или скептиками .

Скептицизм в отношении философии уходит своими корнями в древнегреческую философию. [1] [2] [3] Греческие софисты V в. до н.э., такие как Протагор из Абдеры (480–411 до н.э.), были в основном скептиками. Горгий (485–380 до н.э.) сказал: «Ничего не существует; если что-то существует, об этом нельзя узнать; если что-то существует и может быть известно, об этом нельзя сообщить».В 4 веке до н.э. Пиррон из Элиды (ок. 360–275 до н.э.), который путешествовал и учился даже в Индии, принял практический скептицизм. Карнеад (ок. 213–129 до н. э.) не соглашался с тем, что вещи были полностью истинными или ложными. Он критиковал догматиков, особенно стоиков. Он сказал, что полностью достоверное знание невозможно. Секст Эмпирик (около 200 г. н.э.), главный авторитет греческого скептицизма, объединил эмпиризм в основу для утверждения знания.

Скептицизм также исходит из азиатской философии.Китайский философ Чжуанцзы (ок. 369–286 до н. э.) сказал, что то, что кажется реальным, может быть просто сном. [4] В индийской философии школа чарваков считала, что мы не должны ни пытаться делать выводы о знании, ни доверять тому, что говорят нам другие люди. В буддизме Нагарджуна сказал, что ничто не существует само по себе и что эта идея является важной частью просветления. [5]

Самая важная часть аргумента состоит в том, что если мы не знаем что-то наверняка, то мы не можем знать что-либо .Интерес заключается в том, как великие философы пытались решить эту проблему. Некоторые, как Декарт, уходят в разум: «Я мыслю, следовательно, существую». [6] Другие, такие как британские эмпирики Джон Локк и Дэвид Хьюм, [7] полагались бы на наше чувственное восприятие. Определенные виды знаний могут быть особенно уязвимы для скептицизма. Например, агностик считает, что люди не могут получить знания о сверхъестественных вещах.

Скептицизм широко используется как метод исследования в науке и (с изменениями) в современном судопроизводстве.Здесь сомнение, воздержание от суждения, тщательное исследование, проверка и обсуждение предшествуют любому утверждению фактов. Иногда процесс занимает годы, прежде чем консенсус будет достигнут. Этот системный подход называется методологическим скептицизмом . Это, вероятно, самое важное наследие скептиков.

  • Клейн П. 2002. «Скептицизм» в Оксфордском справочнике по эпистемологии . П. Мозер (редактор) Oxford University Press. стр. 336–361

Литературные скептики[изменить | изменить источник]

Организации[изменить | изменить источник]

  • Справочный центр
  • Комитет по расследованию скептицизма
  • Общество скептиков
  • Образовательный фонд Джеймса Рэнди
  • Интернационал Рационалистов
  • Общество скептиков Новой Англии
  • Австралийские скептики

СМИ[изменить | изменить источник]

Другие сайты[изменить | изменить источник]

Простая английская Википедия, бесплатная энциклопедия

Скептицизм или скептицизм (греч. skeptomai : рассматривать, исследовать) относится к любому взгляду, включающему сомнение .

  1. Сомнение в том, что что-то существует.
  2. Сомнение в том, можно ли что-то узнать наверняка.
  3. Сомнение в том, правильно ли мы рассуждаем определенным образом.
  4. Практический метод взвешенного суждения, систематического сомнения или критики.

Людей, у которых скептицизм как отношение, мнение или метод, называют скептиками или скептиками .

Скептицизм в отношении философии уходит своими корнями в древнегреческую философию. [1] [2] [3] Греческие софисты V в. до н.э., такие как Протагор из Абдеры (480–411 до н.э.), были в основном скептиками. Горгий (485–380 до н.э.) сказал: «Ничего не существует; если что-то существует, об этом нельзя узнать; если что-то существует и может быть известно, об этом нельзя сообщить». В 4 веке до н.э. Пиррон из Элиды (ок. 360–275 до н.э.), который путешествовал и учился даже в Индии, принял практический скептицизм. Карнеад (ок. 213–129 до н. э.) не соглашался с тем, что вещи были полностью истинными или ложными.Он критиковал догматиков, особенно стоиков. Он сказал, что полностью достоверное знание невозможно. Секст Эмпирик (около 200 г. н.э.), главный авторитет греческого скептицизма, объединил эмпиризм в основу для утверждения знания.

Скептицизм также исходит из азиатской философии. Китайский философ Чжуанцзы (ок. 369–286 до н. э.) сказал, что то, что кажется реальным, может быть просто сном. [4] В индийской философии школа чарваков считала, что мы не должны ни пытаться делать выводы о знании, ни доверять тому, что говорят нам другие люди.В буддизме Нагарджуна сказал, что ничто не существует само по себе и что эта идея является важной частью просветления. [5]

Самая важная часть аргумента состоит в том, что если мы не знаем что-то наверняка, то мы не можем знать что-либо . Интерес заключается в том, как великие философы пытались решить эту проблему. Некоторые, как Декарт, уходят в разум: «Я мыслю, следовательно, существую». [6] Другие, такие как британские эмпирики Джон Локк и Дэвид Хьюм, [7] полагались бы на наше чувственное восприятие.Определенные виды знаний могут быть особенно уязвимы для скептицизма. Например, агностик считает, что люди не могут получить знания о сверхъестественных вещах.

Скептицизм широко используется как метод исследования в науке и (с изменениями) в современном судопроизводстве. Здесь сомнение, воздержание от суждения, тщательное исследование, проверка и обсуждение предшествуют любому утверждению фактов. Иногда процесс занимает годы, прежде чем консенсус будет достигнут. Этот системный подход называется методологическим скептицизмом .Это, вероятно, самое важное наследие скептиков.

  • Клейн П. 2002. «Скептицизм» в Оксфордском справочнике по эпистемологии . П. Мозер (редактор) Oxford University Press. стр. 336–361

Литературные скептики[изменить | изменить источник]

Организации[изменить | изменить источник]

  • Справочный центр
  • Комитет по расследованию скептицизма
  • Общество скептиков
  • Образовательный фонд Джеймса Рэнди
  • Интернационал Рационалистов
  • Общество скептиков Новой Англии
  • Австралийские скептики

СМИ[изменить | изменить источник]

Другие сайты[изменить | изменить источник]

Что это за слово? Используйте Word Type, чтобы узнать!

К сожалению, с текущей базой данных, на которой работает этот сайт, у меня нет данных о том, какие смыслы ~term~ используются чаще всего.У меня есть идеи, как это исправить, но мне нужно будет найти источник «чувственных» частот. Надеюсь, приведенной выше информации достаточно, чтобы помочь вам понять часть речи ~term~ и угадать его наиболее распространенное использование.

Тип слова

Для тех, кто интересуется небольшой информацией об этом сайте: это побочный проект, который я разработал, работая над описанием слов и связанных слов. Оба этих проекта основаны на словах, но имеют гораздо более грандиозные цели.У меня была идея веб-сайта, который просто объясняет типы слов, которые вы ищете — точно так же, как словарь, но с упором на части речи слов. И так как у меня уже была большая часть инфраструктуры с двух других сайтов, я решил, что не будет слишком много работы, чтобы настроить и запустить это.

Словарь основан на замечательном проекте Wiktionary от wikimedia. Сначала я начал с WordNet, но потом понял, что в нем отсутствуют многие типы слов/лемм (определители, местоимения, аббревиатуры и многое другое).Это побудило меня изучить издание Словаря Вебстера 1913 года, которое теперь находится в открытом доступе. Однако, после целого дня работы по внесению его в базу данных, я понял, что было слишком много ошибок (особенно с тегами частей речи), чтобы его можно было использовать для Word Type.

Наконец, я вернулся к Викисловарю, о котором я уже знал, но избегал его, потому что он неправильно структурирован для синтаксического анализа. Именно тогда я наткнулся на проект UBY — удивительный проект, который нуждается в большем признании.Исследователи проанализировали весь Викисловарь и другие источники и собрали все в единый единый ресурс. Я просто извлек записи из Викисловаря и вставил их в этот интерфейс! Так что это потребовало немного больше работы, чем ожидалось, но я рад, что продолжал работать после первых двух грубых ошибок.

Особая благодарность авторам открытого исходного кода, использованного в этом проекте: проекту UBY (упомянутому выше), @mongodb и express.js.

В настоящее время это основано на версии Викисловаря, которой несколько лет.Я планирую вскоре обновить его до более новой версии, и это обновление должно принести кучу новых значений слов для многих слов (или, точнее, леммы).

Рассказывание историй, развивающее навыки грамотности в дошкольных учреждениях и детских садах

Одной из причин, по которой я стал учителем, было то, как сильно я люблю процесс чтения и письма, и как я был рад помогать маленьким детям развиваться как читатели и писатели. У меня было видение класса, полного занятых писателей, и все с тем же чувством волнения, которое я всегда испытывал, когда писал и делился историями.

Но когда я впервые сказал своим детсадовцам, что все они писатели, меня встретили скептически и несколько покачали головой. Один студент сказал: «Но я не знаю как!» Я рассказал классу, что некоторые писатели рассказывают истории картинками, другие словами, а третьи используют и картинки, и слова, и показал им примеры книг без слов, книг без картинок и книг с картинками.

Я хотел, чтобы мои ученики представляли себя писателями и привносили чувство уверенности в процесс письма — процесс, который часто может пугать учеников детского сада, когда они знакомятся со сложными звуками букв во время изучения механики письма.

Первые шаги

После этого первого урока письма я ходил по классу, пока мои ученики писали свои первые рассказы, ища доказательства того, что они почувствовали новое чувство уверенности. Некоторые сразу же рисовали, писали воображаемые буквы или писали полные предложения, но другие сидели безучастно или поднимали руки, прося помощи, в течение всего сеанса письма.

Затем я открыл для себя работу Вивиан Пейли, которая разработала программу рассказывания историй для маленьких детей, которая включает в себя диктовку рисунков учеников и их одноклассников, разыгрывающих эти истории.Будучи дочерью драматурга и режиссера, который часто заставлял меня разыгрывать сцены в гостиной с ее друзьями-актёрами, меня сразу же привлекло внимание Пейли к драматизации. Мне было интересно, испытают ли мои ученики такое же чувство волшебства, какое было у меня, когда я был в их возрасте, когда идея, которую я превратил в пьесу, когда другие люди разыгрывали эти пьесы вместе со мной, и на несколько мгновений каждый становился тем, кем он был. не было.

Нарисуй это

Однажды утром, когда мои ученики собрались на коврике в классе для урока письма, я сказал им, что сегодня они могут рисовать все, что захотят, воображаемое или реальное.Они обсудили друг с другом, что им нравится рисовать, и поделились некоторыми из этих идей вслух, что помогло вдохновить тех, кто не был готов своими собственными идеями.

Я дал им знать, что буду ходить по комнате и записывать все, что они хотели бы рассказать мне об этих рисунках. И в течение следующих получаса или около того я был занят, записывая их истории: некоторые фантастические, некоторые реалистичные, все творческие и творческие. В комнате царило растущее волнение и энтузиазм, и я наблюдал, как некоторые из моих самых нерешительных и сопротивляющихся учеников рисовали с чувством сосредоточенности и цели.

В конце сеанса мы сели в круг, и я объяснил, что сейчас мы разыграем некоторые из их историй. «Драматург» выбирал одноклассников героями истории, а я рассказывал историю. Позже в течение года, когда учащиеся освоятся в этом процессе и смогут читать более бегло, драматург также может стать рассказчиком.

Мы поговорили о том, как выглядит и звучит уважительная аудитория, и перед тем, как начать, создали таблицу занятий по уважительному слушанию.Затем встал первый драматург, чтобы объявить, какие персонажи ей нужны. Ее пьеса была о фее, которая дает кролику крылья. Вместе они отправились в страну радужных облаков.

Я наблюдал, как один ученик стал кроликом, другой — феей, а третий — радужным облаком. Я наблюдал, с какой серьезностью эти дети относились к своим ролям, как их одноклассники смотрели с трепетом, и как драматург, казалось, становился выше, когда она стояла рядом со мной, слушая, как я начинаю читать вслух ее рассказ.Когда спектакль закончился, актеры и драматург поклонились, а класс им аплодировал. Следующий драматург вскочил на ноги, воскликнув: «Моя история следующая!»

Теперь, годы спустя, я начинаю обучать письму с помощью этих сюжетных пьес и продолжаю выполнять это упражнение в течение года. Вначале мой текст часто выливается за пределы страницы, когда я пытаюсь записать все мысли учеников об их рисунках. Позже в этом году они начинают записывать свои собственные рассказы, хотя я всегда помогаю в процессе написания, когда это необходимо, так как цель этих уроков не в том, чтобы научить свободно писать в детском саду, а в том, чтобы позволить моим ученикам стать драматургами, видеть себя рассказчиками и испытывать волшебное чувство, когда их идеи воплощаются в жизнь.

Отрицание министра окружающей среды о том, что он планирует ввести налог на грузовики, вызывает скептицизм

Федеральный министр окружающей среды Канады отрицает, что он введет налог на пикапы, предложенный в правительственном плане сокращения выбросов, но защитник налогоплательщиков, член парламента от оппозиции и политолог сохраняют осторожность.

План сокращения выбросов на 2030 год рекомендует федеральному правительству «расширить существующий в Канаде «зеленый сбор» (акцизный налог) для транспортных средств с низким расходом топлива, включив в него дополнительные типы транспортных средств с ДВС [двигатель внутреннего сгорания], такие как пикапы.

«Скользящая шкала для реализации этого зеленого сбора должна быть разработана на основе выбросов, производимых различными транспортными средствами», — продолжил он.

Предложение было сделано правительственным Консультативным советом Net Zero и включено в приложение к 271-страничному документу. Впервые на это обратил внимание Крис Симс в авторской статье для Toronto Sun от 14 апреля. Британская Колумбия директор Канадской федерации налогоплательщиков написал: «Правительство Трюдо планирует ввести для канадцев новый большой налог… [который] будет стоить дополнительно 1000 долларов на Ford F-150, а тяжелый пикап Ram 3500 попадет под удар. с налогом в 4000 долларов.

Премьер-министр Альберты Джейсон Кенни выразил в Твиттере свое неодобрение, как и член парламента от консерваторов и кандидат в лидеры Пьер Пуаливр, заявивший, что либеральное правительство «обложит тысячами новых налогов любого, кто купит грузовик».

В своем ответе в Твиттере министр окружающей среды Стивен Гильбо назвал заявление «еще одним примером того, как консервативный политик и организация распространяют дезинформацию в своих собственных интересах».

«Такой так называемой платы за грузовые автомобили не существует», — написал он.«Это разжигание страха, просто и ясно. Они делают вид, что рекомендация независимого консультативного органа в приложении к отчету является государственной политикой».

Великая Эпоха спросила в офисе Гильбо, был ли исключен налог на грузовики. Директор по связям с общественностью Оливер Андерсон ответил по электронной почте: «Эти безосновательные заявления носят чисто политический характер. … Рекомендация исходит от независимой консультативной группы по нулевому сетевому балансу, и она вообще не рассматривается».

Симс говорит, что комментарий Андерсона стал для нее новостью.

«Это единственное, что они сказали, что даже указывает на то, что они могут этого не делать… что странно, потому что они включили это в свое исследование. Это прямо в их докладе… с предисловием министра. Так что я на 100 процентов поддерживаю каждое слово в своей статье [Toronto Sun]», — сказала она в интервью.

Во введении к отчету Гильбо сказал: «Это наша амбициозная и достижимая дорожная карта для достижения наших целей по сокращению выбросов в соответствии с Парижским соглашением. Он отражает вклад тысяч канадцев.

Симс считает, что отчет доказывает, что правительство «чертовски хорошо думает» о налоге на грузовики, и что наблюдательные организации, подобные ее, должны лаять до того, как угроза станет реальной, а не после.

«Если вы перемотаете вперед, скажем, через год, и они введут налог на пикапы, а затем мы забьем тревогу, они скажут: «О, ну, это было в наших отчетах. Почему ты тогда не заговорил?» Это игра, в которую они играют», — сказала она.

В 2007 году правительство премьер-министра Стивена Харпера ввело акцизный налог на новые автомобили с топливной эффективностью 13 л/100 км, но пикапы были явно исключены.Симс сказал, что никого не должно удивлять, что нынешнее либеральное правительство, которое хочет в конечном итоге запретить автомобили, работающие на газе, может обложить их налогом.

«Я думаю, что они на самом деле очень чувствительны к этому прямо сейчас, потому что многие обычные работающие люди не могут позволить себе заправить свои машины, чтобы добраться до работы, и они действительно страдают от инфляции. Поэтому доступность сейчас является главной темой», — сказала она. «Но если они были немного обеспокоены этим, они не должны были включать это в свой отчет.

Барри Купер, профессор политологии Университета Калгари, считает, что налог на грузовики соответствует целям либерального правительства и нацелен на демографическую группу с небольшим количеством избирателей-либералов, включая жителей Альберты.

«Вероятно, [кто-то] в его офисе сказал: «Давайте займемся пикапами, потому что в Оттаве их нет, они там», имея в виду Западную Канаду, где [политические] издержки будут нулевыми, — сказал Купер The Epoch Times.

«Они прекрасно знают, что они ничего не могут сделать, чтобы мы когда-либо проголосовали за них, так что они могут с таким же успехом принести нам сапоги, что они делают повсюду с воскресенья, и это просто еще один пример этого.

Купер считает, что существует вероятность того, что резкие опровержения правительства могут сделать введение налога на грузовики слишком политически неудобным, по крайней мере, на данный момент.

«Если [Гильбо] говорит, что мы не собираемся этого делать, он имеет в виду, что мы не собираемся делать это сегодня», — сказал он.

Подписаться

Ли Хардинг — журналист и исследователь аналитического центра из Саскачевана, а также сотрудник The Epoch Times.

Сьюзен Кейн хочет, чтобы вы перестали быть такими позитивными и начали думать о смерти успешного человека, человека неизменно жизнерадостного и позитивного, действовавшего как победитель.Мы начали делить людей на победителей и проигравших. Вы можете проследить это по использованию слова

неудачник . Неудачником раньше был просто тот, кто проиграл. Затем оно стало обозначать человека с душой неудачника, человека, предрасположенного к потерям. Как только вы поверите в это, вы будете изо всех сил стараться не вести себя как человек, переживший потерю, потому что это рассматривается как недостаток характера.

Это наследие, с которым мы живем сегодня. Вы начинаете понимать, насколько это невозможно, потому что жизнь проживается с потерями.Концепция горько-сладкого заключается в том, что жизнь по своей сути бывает светлой и темной. Это горе и радость. Это любовь и потеря. Поэтому, когда мы сегодня говорим о тирании позитива или токсичности позитива, мы не понимаем, что несем исторический императив: что бы вы ни делали, вы никогда не должны вести себя как неудачник.

Одной из вещей, которая заставляла Тихого чувствовать себя безотлагательно, была идея о том, что общество, предназначенное для экстравертов, упускает много талантов, энергии, творчества и счастья, которые могли бы исходить от интровертов.В чем тут срочность? Каковы недостатки указа о счастье?

Проблема в том, что мы теряем одно из величайших чувств связи друг с другом и с самими собой. Если мы живем в культуре, где нам не разрешается выражать горе, мы отгораживаемся друг от друга. [Психолог] Дачер Келтнер проделала всю эту новаторскую работу, показав силу печали, объединяющую нас. Он смотрит на блуждающий нерв, самый большой пучок нервов в нашем теле.Это связано с нашей способностью дышать и переваривать пищу. Наш блуждающий нерв также реагирует, когда мы видим другого человека в бедственном положении. Мы испытываем замещающее бедствие. Это глубоко в наших телах. Та же часть нашего тела, которая помогает нам дышать, также помогает нам реагировать на других существ с состраданием. Мы склонны думать о сострадании как о атрибуте воскресной школы и, может быть, в некотором смысле немного фальшивом. Это на самом деле фундаментально.

Я смутно знаком с Дахером Келтнером, но всегда ассоциировал его с благоговением.

Он много работает над благоговением, и они определенным образом связаны. Весь этот набор переживаний, которые вы можете ассоциировать с благоговением — или духовностью, как бы вы это ни называли, — кажется, связан с горько-сладким. Горько-сладкий на самом деле состояние тоски, в которой находятся все люди: тоски по другому, более совершенному, более прекрасному миру. Для некоторых людей это выражается в откровенно религиозных терминах. Для других это совершенно светское.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.