Социальный стереотип это в психологии: особенности понятия, функции, роль, виды и примеры

Содержание

Психология общения — Социальный стереотип: классификация и функции

Социальный стереотип: классификация и функции

Термин “социальный стереотип” введен Липпманом для обозначения образного эмпирического представления о социальном объекте (“картинки в голове”). В американской социальной психологии стал использоваться в более узком смысле — как образ, “картинка” члена той или иной (в основном этнической) группы. При этом речь шла преимущественно о негативном образе представителей инаковыглядящих, — мыслящих, — действующих и других подобных групп. Стереотип обладает свойствами фиксированной установки, причем эффекты ассимиляции контраста выражены в нем даже сильнее. Стереотип акцентирует, усиливает определенные свойства объекта в соответствии с его валентностью, а прочность стереотипа связана с прочностью фиксации именно валентности, т.е. закрепления объекта в системе Ц.О. индивида. В механизм формирования стереотипов вовлечены не только схематизация, категоризация, но и другие конструктивные процессы, прежде всего каузальная атрибуция, или объяснение человеком причин своего и чужого поведения.

Социальные стереотипы поддаются классификации. Так, например, можно выделить этнические и религиозные, профессиональные, идеологические, возрастные.

Функции социальных стереотипов (Тажфел)

Индивидуальный уровень

1) когнитивная (схематизация, упрощение)

2) ценностно-защитная (создание и сохранение положительного “Я-образа”).

Социальный уровень

3) идеологизирующая (формирование и сохранение групповой идеологии, объясняющей и оправдывающей поведение группы)

4) идентифицирующая (создание и сохранение “+” гр. “Мы-образа”).

4 уровня стереотипов, Дуаз

1) индивидуальные психологические особенности формирования представлений человека о своей социальной среде.

2) представления, социальное образование, складывающиеся в ситуации МЛ взаимодействия.

3) коллективные представления — социальные образования, формирующиеся в МГ отношении. Социальные стереотип зарождается и функционирует именно на этом уровне.

4) высший уровень — идеология, который складывается под влиянием определенных исторических условий данного общества. Верхний уровень детерминирует нижележащие.

Социальный стереотип — упрощенный, схематизированный, эмоционально окрашенный и чрезвычайно устойчивый образ какой-либо социальной группы или особенности, с легкостью распространяемый на всех ее представителей. Искажает видение “ошибочный компонент”.

Социальные стереотипы и предрассудки.

Социальные стереотипы являются частным случаем аттитюда (социальной установки). Они заключаются в том, что какого-либо человека причисляют к определённой соц.группе и далее автоматически приписывают ему все характеристики данной группы игнорируя его человеческую индивидуальность.
Разновидности социальных стереотипов:
1) гендерные стереотипы (пр: если блондинка, значит тупая),
2) физиогномические (толстые — добрые),
3) профессиональные стереотипы (продавец — не честный),
4) национальные,
5) религиозные.
Смысл стереотипов: экономия энергии человека, наличие стереотипов у человека, говорит о низком интеллекте (плохое образование), узком кругозоре и тд.
Источники предрассудков:
1) Социальные источники.
а) соц.неравенство (существуют хозяева и подчинённые),
б) феномен уязвимости в отношении стереотипа; разрушительно влияющее отношение, что кто то подтвердит правильность негативного стереотипа,
в) внутригрупповая пристрастность; тенденция к благосклонному отношению к своей группе. Чем больше группа к которой вы принадлежите, тем больше пристрастность.
2) Эмоциональный источник.
а) фрустрация и агрессия-это «козлы отпущения»,
б) потребность в статусе и принадлежности — ощущение превосходства.
3) Когнитивные источники.
а) категоризация, т.е. отнесение людей к разным категориям облегчает их понимание и даёт полую информацию при минимально затраченных усилиях,
б) воспринимаемые сходства и различия; эффект «чужой» группы — они похожи, а мы нет,
в) различительные стимулы (пр: женщина среди мужчин выглядит лучше). Яркие события, люди не похожие на других привлекают внимание,
г) особые случаи, чем меньше знаем группу, тем больше на нас оказывают влияние немногочисленные особые случаи,
д) яркие события-иллюзорные взаимосвязи; ложное восприятие взаимосвязи 2х переменных.

   Стереотипизация – устойчивый образ какого-либо явления или человека, которым пользуются как известным сокращением при взаимодействии с этим явлением. Термин был введен У. Липпманом в 1922 г., видевшим в этом явлении лишь ложное и неточное представление, используемое пропагандой. Часто встречается стереотип, связанный с групповой принадлежностью человека, например, к какой-либо профессии.

   Следствием стереотипизации может быть:
   1) упрощение процесса познания другого человека;
   2) возникновение предубеждения. Если прошлый опыт был негативным, то человек, связанный с этим опытом, будет при новом восприятии вызывать неприязнь. Зная об эффектах восприятия, человек может использовать это знания в своих целях, создавая у окружающих положительный имидж – воспринимаемый и передаваемый образ личности. Условиями принимаемого имиджа являются: ориентация на социально одобряемые формы поведения, соответствующие социальному контролю, и ориентация на средний класс по социальной стратификации. Выделяют три уровня имиджа: биологический (пол, возраст, здоровье и т. п.), психологический (качества личности, интеллект, эмоциональное состояние и т. д.), социальный (слухи, сплетни).

Поможем написать любую работу на аналогичную тему

Получить выполненную работу или консультацию специалиста по вашему учебному проекту

Узнать стоимость

Социальный стереотип как концентрированное выражение социальной установки

Страница 6 из 6

 

В. Ядов [21] отмечает, что чем выше установка на иерархической ступени развития, тем выше роль познавательного компонента, следовательно, социальная установка является вполне осознаваемым феноменом.

Приведенные выше точки зрения и суждения позволяют выделить следующие признаки социальной установки:

— психофизиологическое единство, то есть единство психического и физиологического. В смысле психического, социальная установка рассматривается как осознанное состояние;

— состояние готовности к поведению; это означает, что социальная установка — это не реакция, а готовность к реакции. С точки зрения характеристики переменных, она — промежуточная, опосредствующая влияние внешнего воздействия на поведение;

—     организованную структуру, указывающую на специфику взаимодействия между ее элементами;

—     образование на основе социального опыта, решающую роль в котором играет процесс социализации;

—     динамическом и направляющем влиянии на активность, то есть имеет свойство валентности, а объектом социальной установки является ценность, значимая для субъекта.

Стереотип можно рассматривать наиболее концентрированным выражением социальной установки. Изучение стереотипа показало, что наибольшую устойчивость и действенность он обнаруживает тогда, когда его контуры (при всей их четкости) оставляют индивиду определенный простор для индивидуальной «достройки» общепринятого образа, для проявления активности ищущего выхода психологического напряжения, возникающего в результате расхождения образа, фиксированного в социальной установке и актуально складывающегося.

Стереотип, не дающий индивиду такой возможности, теряет свой ореол и превращается в простой штамп. Видимо, пространство, оставляемое для заполнения, играет особую функциональную роль и есть не что иное, как поле реализации индивидом незаметно накапливающихся изменений в социальной системе. «Достройка» стереотипа происходит неосознанно, но если она воссоздает отраженную в ней действительность адекватно, то немедленно начинает распространяться в данной социальной общности и исподволь заполняет старую форму новым содержанием [8].

Для актуализации социального стереотипа требуется инициировать установку. Социально-психологическая установка есть сложившаяся у индивида, на основе имеющегося опыта, готовность и предрасположенность к восприятию социальной информации с учетом определенной социальной позиции, что выражается в системе ценностных ориентации субъекта. Это есть первое ответное действие субъекта, вносящего определенность в получаемые им сведения о значимых для данной личности вопросах.

Формирование социального стереотипа — процесс достаточно длительный. В ходе его множество индивидуальных впечатлений, мнений, образов, существующих в сознании различных людей, сливаются в единую модель. Необходимо время, чтобы получить достаточное количество разнообразной информации о предмете, отражением которого является стереотип. Чтобы каждая из образовавшихся установок пустила корни, зафиксировалась, чтобы эти фиксированные установки сплелись в образ, в высшей степени обобщенный и стандартизированный для множества людей, и закрепили бы его в системе предрасположенности.

Социальный стереотип, таким образом, выступает концентрированным выражением социальной установки, в котором реализуется ее эмоциональный заряд, направленность на определенный объект и основная функция, состоящая в стремлении организовывать и на психологическом уровне интегрировать сознание людей, принадлежащих к одной социальной общности или выступать в качестве дезинтегратора субъектов, представляющих различные социальные группы или сообщества (классовые, конфессиональные, этнические, национальные и другие).

Литература

  1.      Бассин Ф.В. Проблема «бессознательного». — М., 1968. -468 с.
  2.      Болдин С.Ю. Самоидентификация как опыт // Проблемы современной науки и образования. 2014. №23. С. 42-44.
  3.      ИльюшкинВ. В. A stereotyped as an important factor in the perception and cognition of people to each other / Стереотипизация как важный фактор в восприятии и познании людьми друг друга // EUROPEAN SCIENCE. 2014. №1. С. 31-36.
  4.      ИльюшкинВ. В. The ethnic stereotypes of perception / Стереотипы межнационального восприятия // INTERNATIONAL SCIENTIFIC REVIEW. 2014. №1. С. 34-40.
  5.      Ильюшкин В. В. The oretical views about national and ethnic stereotypes in the social Sciences and psychology / Теоретические представления о национальных и этнических стереотипах в социальных науках и психологии // EUROPEAN RESEARCH. 2014. №1. С. 83-88.
  6.      Левкович В.П., Панкова Н.Т. Социально-психологический подход к структуре этнического сознания // Психологический журнал. 1983. -Т.4, -№ 4. –С.64-74.
  7.      Мастикова Н. С. Опыт сопоставления доминирующих рангов ценностей «свобода» и «равенство» россиян и народов западных стран. // Проблемы современной науки и образования. 2013. №17. С. 227-232.
  8.       Мурадян С.А. Гносеологический анализ проблемы стереотипа: Дисс. канд. филос. наук. — Ереван, 1977. -168 с.
  9.      Надирашвили Ш.А. Установка и деятельность. — Тбилиси: Изд-во Мецниереба, 1987. -361 с.
  10. Наумов А.Г. Российская психология и пути выхода из кризиса: общество, закон, наука // Проблемы современной науки и образования. 2014. — № 9 (27). — С. 144-153.
  11. Осовская И.Н. Российская психология и пути выхода из кризиса: общество, закон, наука // Проблемы современной науки и образования. 2014. — № 3 (21). — С. 67-73
  12. Психология. — М.: Политиздат, 1990. — С.384.
  13. Су Ван. Проблема связи установки и отношения человека // Психология. — Л.: Ленингр. гос. ун-т, 1959. -C.32
  14.  Суходольский Г.В. Основы психологической теории деятельности / ЛГУ им. А.А.Жданова. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1988. -166 с.
  15. Узнадзе          Д.Н. Экспериментальные основы психологии установки. — Тбилиси: Изд-во Акад. наук Груз. ССР, 1961. — 210 с.
  16. Узнадзе Д.Г. Психологические исследования. — М.: Наука, 1966. — 451 с.
  17. Чарквиани Д.А. Мотивационные и структурные характеристики социальных установок. Автореф. дисс. …д-ра психол. Наук // АН ГССР, Ин-т психологии им. Д.Н.Узнадзе. — Тбилиси, 1989. — 49 с.
  18. Шибутани Т. Социальная психология. Сокр. пер. с англ. -М.: Прогресс, 1969. — 535 с.
  19. Шихирев П.Н. Исследование стереотипа в американской социальной психологии // Вопросы философии, 1971. — № 5. — С.168 -175.
  20. Этнические стереотипы мужского и женского поведения. — СПб., 1991. — 476 с.
  21.  Ядов В.А. О диспозиционной регуляции социального поведения личности // Методологические проблемы социальной психологии / Под ред. Е.В.Шороховой. — М., 1975. – С.89-105.
  22. Allport G.W. Pattern and Growth in Personality. — N.Y., 1964. — 593P
  23. Doob L. The behavior of attitudes.-Psychol. Rev. 1947. vol. 54. -P. 135-156.
  24. Tagiuri R. Person perception.- In: Lindzey G. Aronson E.(end). The Handbook of social psychology.V.3.- N-Y., 1968.
  25. Tajfel H. Social Stereotypes and Social groups — In: Turner J.C., Giles H. (eds.) // Intergroup behaviour. — Oxford: Basil Blackwell, 1981. — P. 144-167.
  26. Therstono L. The measurement of social attitudes // J.Abnorm. Soc.Psychology, 1931.
  27. Thomas W. and Znaniecki F. The Polich Peasants in Europe and America. Vol. 1.-Boston, 1918.


Социальные стереотипы — презентация онлайн

1. Социальные стереотипы

Социальным стереотипом
считается относительно
устойчивый и упрощенный
образ социального объекта
— группы, человека,
события, явления и т.п.
Стереотипы — это общие
мнения о
распределении тex или
иных черт в группах людей.
Например, «Уверенность в
себе чаще наблюдается у
мужчин, чем у женщин»,
«Политики —
лгуны» Итальянцы
эмоциональные».
Стереотип складывается обычно в условиях
дефицита информации как результат обобщения
личного опыта и представлений, принятых и
социуме, очень часто предвзятых. Чем менее
близки между собой люди, тем больше они
руководствуются в своих отношениях
стереотипами. Или чем меньше группа, чем менее
она влиятельна, тем больше все члены оперируют
стереотипами
Социальный стереотип далеко не всегда точен.
Возникая в условиях ограниченной информации
об объекте, стереотип может оказаться ложным и
выполнять консервативную, а то и реакционную
роль, искажая знания людей и серьезно
деформируя межличностные взаимодействия.
Наличие социального стереотипа играет
существенную роль в оценке мира. Он позволяет
сокращать время реагирования на меняющуюся
реальность, ускоряет процесс познания

5. . Основные свойства стереотипов:

— они способны влиять на
принятие человеком решения,
нередко самым нелогичным
образом;
— в зависимости от характера
установки (позитивной или
негативной) стереотипы едва
ли не автоматически
«подсказывают» одни доводы в
отношении какого-то события,
явления и вытесняют из
сознания другие,
противоположные первым;
— стереотип обладает
выраженной конкретностью

6. Стереотипы бывают:

позитивные;
негативные;
нейтральные;
чрезмерно
обобщенные;
чрезмерно
упрощенные;
точные;
приблизительные.

7. Основные приемы выявления стереотипов:

— обнаружение устойчивых тем разговоров,
например, среди знакомых;
— проведение опросов, интервью, анкетирования;
— метод неоконченных предложений, когда
человек продолжает фразу, начатую
экспериментатором, о том или ином явлении;
— метод выявления ассоциаций,’ когда группе
опрашиваемых предлагается за 30 секунд написать,
с чем у них ассоциируется то или иное явление.
С психологической точки
зрения стереотипизация
— это процесс, когда
сходные характеристики
даются всем членам
какой-то группы или
общности без
достаточного осознания
возможных различий
между ними.
Стереотипизация
выполняет ряд функций,
наиболее важные из
которых — поддержание
идентификации
личности и группы,
оправдание возможных
негативных установок по
отношению к
другим группам и т.д.
Иногда
стереотипизация помога
ет

9. Особенно легко люди полагаются на стереотипы при: 

дефиците времени;
чрезмерной занятости;
усталости;
эмоциональном,
возбуждении;
в слишком молодом
возрасте, когда человек
еще не научился
различать
многообразие бытия.

Социальные стереотипы и межэтнические отношения. Т.Г. Стефаненко (Общение и оптимизация совместной деятельности/Под ред. Г.М. Андреевой, Я. Яноушека. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987. С. 242-250.)

Естественно, что к их числу относятся и национальные отношения – вид социальных отношений, в которые вступают этнические группы (нации, народности, племена) и отдельные индивиды как представители этих групп. Безусловно, задача социальной психологии – изучение не столько реальных социальных отношений самих по себе, сколько их отражения в сознании людей. Однако, поскольку на уровне больших групп социальные факторы более непосредственным образом детерминируют процесс психического отражения, проводя социально-психологический анализ взаимодействия между большими группами, необходимо учитывать реальные социальные (национальные) отношения.

Из большого числа проблем взаимовлияния коммуникативных процессов и социальных отношений выберем лишь один пример, связанный с национальными отношениями.

Впервые термин «социальный стереотип» ввел в употребление У. Липпман в 1922 г. в книге «Общественное мнение». Вслед за Липпманом, который считал одной из основных характеристик стереотипов неточность, а часто и ложность содержания, в 20–30-е годы они чаще всего интерпретировались как прямая «дезинформация», «совокупность мифических представлений» и т.д. Ложность настолько прочно стала ассоциироваться с понятием «стереотип», что был даже предложен новый термин «социотип» для обозначения стандартного, но истинного знания о социальной группе. Лишь начиная с 50-х годов получила распространение гипотеза О. Клайнберга о наличии в стереотипах некоего «зерна истины». Затем особенно большое внимание стало уделяться так называемым «гипотезам контакта», согласно которым чем при более благоприятных условиях протекает контакт между группами, чем дольше и глубже они взаимодействуют и шире обмениваются индивидами, тем выше удельный вес реальных черт в содержании стереотипов.

Хотя проблема истинности содержания стереотипов остается до сих пор, по существу, нерешенной, не вызывает сомнения, что социальные стереотипы вовсе не сводятся к «совокупности мифических представлений» – они всегда отражают некоторую объективную реальность, пусть и в искаженном или трансформированном виде. Как отмечал А.Н. Леонтьев, образ может быть более адекватным или менее адекватным, более или менее полным, иногда даже ложным, но мы всегда его «вычерпываем» из объективной реальности. Большинство отечественных авторов в отличие от точек зрения, преобладающих за рубежом, определяют социальный стереотип именно как образ социального объекта, а не просто как мнение об этом объекте, никак не обусловленное объективными характеристиками последнего и всецело зависящее от воспринимающего «стереотипизирующего» субъекта.

Тем не менее проблема соотношения субъективных и объективных детерминант содержательной стороны стереотипа по-прежнему остается одной из самых актуальных и требующих дальнейшего исследования. Но и сейчас можно сказать, что детерминанты содержательной стороны стереотипов кроются в фактах социального, а не психологического порядка: в реальных особенностях стереотипизируемой и стереотипизирующей групп и в отношениях между группами (например, в межэтнических отношениях внутри многонационального государства). То, что реальные межэтнические отношения оказывают воздействие на содержание стереотипов, не требует особых доказательств. Сила этого воздействия может быть наглядно продемонстрирована на примере неоднократно описанного феномена «зеркального образа». Он заключается в том, что члены двух конфликтующих групп (причем изучались именно этнические группы) приписывают идентичные положительные черты себе, а идентичные пороки – противникам. В настоящее время даже в западной социальной психологии все большеераспространение получает точка зрения, согласно которой «содержание стереотипов скорее результат, чем причина существующих межгрупповых отношений».

Однако содержание далеко не единственное «измерение» стереотипов. В социальной психологии выделены и другие их характеристики: согласованность– степень единства представлений членов одной группы о другой группе; направленность – общее измерение благоприятности стереотипов; степень их благоприятности (или неблагоприятности). Предпринимались попытки выделения и целого ряда других параметров (например, отчетливость, сложность), частично пересекающихся с уже перечисленными. Встает вопрос, какое воздействие оказывают межэтнические отношения на эти характеристики стереотипов? Это во-первых. А во-вторых, какие именно аспекты межэтнических отношений влияют на них? Ответы на эти вопросы помогут более детальному выявлению роли «обратного» воздействия стереотипов на характер межэтнических отношений.

В западной социальной психологии в основном исследуются такие компоненты межэтнических отношений, которые связаны с «глубиной», «продолжительностью» и т. п. контактов между группами. В многочисленных эмпирических исследованиях было доказано, например, что контакты ведут к изменению стереотипов, причем не столько в направленности стереотипа, сколько в степени его благоприятности или неблагоприятности. Предпринимаются попытки установить зависимости и связи между отдельными «измерениями» стереотипов и переменной, получившей наименование «информированность» (осведомленность) о стереотипизируемой группе, хотя полученные результаты и оказались не столь однозначными, как предполагалось. В какой-то мере это связано с тем, что сама информированность понимается то как наличие межличностных контактов между представителями различных групп, то как косвенные контакты через средства массовой коммуникации. Главная же причина неоднозначности полученных результатов состоит, на наш взгляд, в том, что западным исследователям свойственна переоценка влияния межличностных контактов на основные характеристики стереотипов, в то время как социальные межэтнические отношения ими не учитываются или психологизируются.

Роль межэтнических отношений в формировании и функционировании стереотипов можно понять лишь с учетом характера этих отношений, их социально обусловленных форм: сотрудничества или соперничества, доминирования или подчинения. Именно от характера отношений зависит направленность и степень благоприятности стереотипов, а при значительном изменении характера отношений эти параметры меняются вплоть до полного слома прежних стереотипов. Примеров такого воздействия можно привести множество и на основании результатов зарубежных исследований. У студентов из Принстона, стереотипы которых по отношению к десяти этническим группам исследовались в 1932 и в 1950 гг., после второй мировой войны наиболее значительно изменились (в негативную сторону) стереотипы немцев и японцев. В ряде исследований было обнаружено, что автостереотипы, как правило, более благоприятны, чем гетеростереотипы. Однако на фоне обшей, а по мнению многих зарубежных авторов, единственно возможной и неизбежной тенденции встречаются и обратные явления: тенденция воспринимать собственную группу менее благоприятно, чем другие группы. Значительное количество исследований показало, что одним из главных факторов возникновения такой тенденции является различие в социальном статусе групп, а именно их неравенство в политическом, экономическом и других отношениях. Именно низкостатусные группы, угнетаемые этнические меньшинства в ряде капиталистических стран склонны развивать негативные автостереотипы и позитивные гетеростереотипы. Все это свидетельствует об обусловленности самого механизма стереотипизации более широким «социальным контекстом».

Эта закономерность проявляется и при исследовании воздействия характера межэтнических отношений и на другие параметры стереотипов. Представляется очевидным, что наиболее высокими будут согласованность и отчетливость взаимных стереотипов соперничающих групп, так как в этом случае внутри каждой группы проявится потребность размежеваться с «врагами». Наоборот, если группы сотрудничают между собой, стереотипы будут менее согласованны и менее отчетливы, ведь при подобном характере отношений внутригрупповой фаворитизм нивелируется и не столь явно проявляется одна из основных функций стереотипов – функция защиты групповых ценностей.

Хотя здесь затронуты лишь некоторые «измерения» стереотипов, но очевиден общий вывод о том, что на все параметры стереотипов самым непосредственным образом влияет именно объективный характер социальных межэтнических отношений, которые строятся на основе положения групп в обществе. Это касается и содержания стереотипов, хотя, как уже отмечалось, вопрос о соотношении воздействия на содержание стереотипов характера межэтнических отношений, а также особенностей стереотипизируемых и стереотипизирующих групп остается открытым. Из этого следует, что при социально-психологическом анализе этнических, как и любых других социальных стереотипов, необходим учет социальных факторов, прежде всего социальных отношений общества. Мы уже указывали на то, что и на Западе в настоящее время все более широкое распространение получает точка зрения о прямом воздействии межгрупповых отношений по крайней мере на содержание стереотипов. Особенно большое значение социальным факторам в возникновении и распространении стереотипов придавал английский психолог А. Тэшфел. В одной из своих последних работ он интерпретировал стереотипизацию как категоризацию социальных объектов, которая отличается от категоризации объектов физического мира именно воздействием на нее отношений между группами. При этом Тэшфел попытался выделить социальные функции стереотипов (Не отрицая при этом «индивидуальных» функций, предложенных еще У. Липпманом: систематизации и защиты ценностей.), в число которых кроме социальной дифференциации, т.е. установления различий между группами, ввел:

  1. объяснение существующих отношений между группами, в том числе поиск причин сложных и «обычно печальных» социальных событий;
  2. оправдание наличных межгрупповых отношений, например, акций, совершенных или планируемых по отношению к «чужим» группам.

К социальным функциям стереотипов, предложенным А. Тэшфелом, логично, на наш взгляд, добавить еще одну – функцию сохранения существующих отношений, ведь объяснение и тем более оправдание отношений между группами с помощью стереотипов необходимо прежде всего для сохранения этих отношений. Не случайно психологический механизм стереотипизации во все времена использовался в различных реакционных политических доктринах, санкционирующих захват и угнетение других народов, сохранение господства поработителей путем насаждения негативных представлений о побежденных и порабощенных.

Анализ влияния межэтнических отношений на приписываемые этническим группам и их отдельным представителям стереотипы позволяет вернуться к другой стороне проблемы: воздействуют ли стереотипы на межэтнические отношения? Если под воздействием понимать не только изменение межэтнических отношений, но и их сохранение, то признание за стереотипами функции сохранения отношений между группами фактически утвердительно отвечает на этот вопрос. Действительно, наличие стереотипов, особенно стереотипов согласованных, отчетливых и эмоционально окрашенных, в какой-то мере способствует стабильности существующих отношений (в том числе межэтнических). Однако было бы ошибкой поддерживать психологизаторскую по своей сути точку зрения о том, что соотношение между стереотипами и межгрупповыми отношениями находится в состоянии «циркулярного взаимовлияния». В истории социальных наук уже были попытки доказать активную роль стереотипов в воздействии на межэтнические отношения и даже решить при помощи их «улучшения» самые широкие международные проблемы. Например, исследование, проведенное в 1947 г. в девяти странах под эгидой ЮНЕСКО, было основано на совершенно утопической идее, что если люди будут лучше осведомлены о стереотипах как часто об ошибочных и всегда неполных образах собственной и других наций и эти образы будут заменены на более точное знание о народах, то это в свою очередь приведет к ослаблению международной напряженности. Этой программой ЮНЕСКО и в дальнейшем было стимулировано значительное количество исследований, ни одно из которых, естественно, к ослаблению международной напряженности не привело. В действительности очевидным является воздействие стереотипов не на межэтнические отношения как разновидность социальных отношений, а на межличностные отношения представителей различных этнических групп и в конечном счете на их совместную деятельность в малых группах и коллективах. В этих условиях многие стереотипы при перенесении на конкретных партнеров по совместной деятельности оказывают на нее негативное влияние. Также и разрушение негативного стереотипа может в определенной мере «улучшить» отношение к конкретному представителю другой группы у его партнеров по совместной деятельности. Однако такие локальные изменения стереотипов не определяют изменения характера межэтнических отношений общества в целом.

Сложность изучения стереотипов во многом проистекает как раз из-за того, что функционируют они на двух уровнях отношений: и на межгрупповом, и на межличностном. Стереотипы находятся в сложной диалектической взаимосвязи, с одной стороны, с социальными межэтническими отношениями, а с другой – с межличностными отношениями представителей этнических групп. Поэтому перспективой дальнейших исследований должно стать отнесение двух подходов к анализу этнических стереотипов с учетом как воздействия на них характера межэтнических отношений, так и их воздействия на межличностные отношения в многонациональных малых группах.

Вконтакте

Facebook

Twitter

Одноклассники

Похожие материалы в разделе Хрестоматия:

Роль социальных стереотипов в процессе восприятия рекламы

В 2017г. при финансировании Государственного комитета по науке МОН РА в Международном научно-образовательном центре НАН РА была выполнена научная работа по теме «Роль социальных стереотипов в процессе восприятия рекламы», целью которой являлось изучение влияния стереотипных представлений личности на процесс восприятия рекламы.

Задачи научной работы:

  • представить теоретические основы социально-психологической характеристики соотношения рекламы и социальных стереотипов;
  • раскрыть социально-психологические механизмы и особенности формирования рекламы и социальнных стереотипов, их виды и функции;
  • выполнить теоретический анализ исследуемой проблемы — психологических особеностей социальных стереотипов и рекламы;
  • представить основные функции рекламы и особенности ее влияния,
  • раскрыть взаимообусловленность и взаимосвязанность рекламы и социальных стереотипов, а также влияние последнего на процесс восприятия рекламы.

Жозефина Есаян (аспирантка кафедры психологии Международного научно-образовательного центра НАН РА) выполнила научную работу по теме — «Роль социальных стереотипов в процессе восприятия рекламы».
В жизни каждого из нас играют важную роль социальные стереотипы, которые во многих случаях определяют наше поведение и отношение к окружающим. Мы живем в мире стереотипов, и можно сказать, что стереотипы определяют нравственные нормы, формируют религиозные, политические и другие предписания. Проблема психологии рекламы во все времена была в центре исследования психологической науки В процессе восприятия рекламы очень важна роль социальных стереотипов.

Проблемы социальных стереотипов и психологии рекламы изучались в отдельных науках — социологии, экономике, психологии, но проблема соотношения рекламы и социальных стереотипов практически не изучена в психологической науке и нуждается в исследовании.
За последнее столетие одновременно с созданием рекламных технологий возник целый ряд психологических явлений, которые требуют научного анализа.  Исследование рекламы очень важно с психологической точки зрения, поскольку она является одним из самых распространенных инструментов, благодаря которому можно воздействовать на общественное сознание, мнение, позицию и стереотипы. В рамках данной темы были рассмотрены реклама и методы воздействия как факторы формирования новых стереотипов, а также обсуждены сущность и особенности социальных стреотипов, их функции (реклама, воздействие, общественные связи, точка зрения), связанные с общественной жизнью. За последнее столетие параллельно созданию рекламных технологий подвергаются научному анализу выявленные определенные социально-психологические явления.
Нааучная работа по теме «Роль социальных стереотипов в процессе восприятия рекламы» завершена изданием двухъязычной монографии /См. Ж. Есаян, Роль социальных стереотипов в процессе восприятия рекламы, Ереван, 2017, Издательство «Наири». ЗАО, 64 с./

Стереотип это? Гендерные, этнические, социальные стереотипы

Автор Алёна Краева На чтение 8 мин. Опубликовано

Здравствуйте, дорогие читатели! Добро пожаловать на блог!

Тема статьи: стереотип это? Гендерные, этнические, социальные стереотипы. Динамический стереотип это? Происхождение слова? Откуда берутся стереотипы? Кому выгодны? Как с ними бороться? Есть ли польза от стереотипов?

Нам с Вами повезло жить в новую постиндустриальную, цифровую эпоху, которая пришла на смену индустриальному обществу. Сейчас жизнь и технологии вокруг нас так стремительно меняются, что ранее принятые в обществе представления о той или иной ситуации или группе людей быстро меняются и часто на диаметрально противоположные.

Сейчас стало модно иметь не общепринятое, а свое мнение. Стало модно бороться со стереотипами. Итак, что же такое стереотипы?

Стереотипы это?

Можно узнать определение понятия «Стереотип» в Википедии, но здесь я разъясню более простыми словами его научное значение (в психологии, социологии, биологии). Плюс приведу примеры из современной жизни, которые могут даже шокировать некоторых из Вас, но при этом помогут распознать и победить свои стереотипы и…может, кардинально изменить свою жизнь.

Происходит слово «Стереотип» из типографского, печатного дела, где стереотипом называлась форма, при помощи которой делали много копий, экземпляров газет, книг и т.д.

Стереотип в психологии — это устойчивый шаблон действия, поведения, мышления, применяемый человеком рефлекторно, без раздумий, неосознанно. Откуда берутся стереотипы? Стереотипы могут навязываться обществом, родителями, школой. Часто они не соответствуют реалиям жизни и, поэтому, вредят людям.

Примеры стереотипов

Пример #1. Для стереотипов характерно высокая степень устойчивости. Вот яркий пример, подтверждающий данное утверждение.

Несмотря на то, что Япония — современная страна с ультра развитыми технологиями, здесь до сих пор законодательно закреплен 12-ти часовой рабочий день. Японцы-парламентарии многократно пытались утвердить изменения в законодательство, но каждый раз — безуспешно. Причем, сами граждане не согласны с таким изменением. Они не представляют свою жизнь другой, с меньшим рабочим днем. Известен факт, что Японцы непревзойденные трудоголики и при этом очень консервативны.

Пример #2. Следующий пример касается не иностранной, а нашей с Вами ментальности — стереотипа, закрепленного в нашем обществе. Положительным является тот факт, что этот стереотип уже почти побеждён.

Совсем недавно было принято считать, что фрилансеры — это «бедные художники», в основном писатели и дизайнеры, которые имеют не надежную и не стабильную работу. Но сейчас, после того, как множество людей в связи с кризисом потеряли свою «стабильную» работу, многие стали восхищаться свободным стилем жизни фрилансеров. Ведь они не привязаны к одной работе и не зависят от одного работодателя. Прогрессивные и активные люди, и молодые, и старшего возраста, стали переучиваться, чтобы стать фрилансерами (как стать фрилансером с нуля читайте в этой полезной статье). То, что раньше осуждалось, стало видеться надёжным и желанным.

Пример #3. А этот пример поможет Вам или Вашим детям пересмотреть свое отношение к данному стереотипу и,  возможно, Вы не станете тратить впустую несколько лет на высшее образование. В ВУЗах сейчас не учат действительно востребованным, высокооплачиваемым профессиям, за которыми будущее. Там просто о них не знают. И не учат тому, как начать вести свой бизнес и стать миллионером.

Итак, прошлое поколение считало, что без высшего образования нет никакой перспективы стать успешным и независимым человеком. И это утверждение действительно имело подтверждение в их жизни. Страшен тот факт, что сегодня бабушки и дедушки, мамы и папы из лучших побуждений, пользуясь стереотипом о необходимости высшего образования, отдают своих чад на 5-6 (!) лет в ВУЗы. Дети тратят драгоценное время и еще кучу родительских денег, но закончив ВУЗы они понимают, что то, чему их учили 5 лет, безнадежно устарело и не востребовано на рынке труда. Потому что ситуация на нем меняется буквально каждый день. Что же делать? — спросите Вы. У меня есть обстоятельный ответ на этот вопрос в статье Нужно ли сейчас высшее образование для успеха? Дело в том, что чтобы получить востребованную, современную профессию сегодня не нужно учиться несколько лет. Есть множество онлайн курсов, в том числе БЕСПЛАТНЫХ от известнейших университетов мира. А если Ваше чадо мечтает стать айтишником, есть интернатуры при известных IT-компаниях. Обо всем этом читайте в вышеуказанной статье.

Думаю теперь Вы поняли, как вредны стереотипы, особенно в наше время стремительных изменений. Сейчас даже когда-то полезные стереотипы уже не только не работают, но и вредят нам.

Еще несколько примеров стереотипов. Есть еще множество примеров стереопитов, о которых можно сказать.

Например, бабушки часто спрашивают молодых девушек: Когда ты уже выйдешь замуж? Ведь в их время девчонки выскакивали замуж в 18-20 лет.

Мужчинам нравится стереотип о блондинках, о женщинах за рулем. Здесь работает  гендерный стереотип (гендерный стереотип — это когда в обществе распространено представление об определенных ролях и поведении мужчин и женщин).

Девушки подрывают свое здоровье из-за стереотипа о красоте и идеальных пропорциях 90−60−90.

Раньше работал стереотип, что выгодно и престижно иметь свое жильё, своё авто. Но сейчас в моде новый тренд — поколение арендаторов. Из этой статьи Вы можете узнать, почему покупать своё жильё уже не престижно?

Национальные и этнические стереотипы это?

Этнические, национальные стереотипы — это устоявшиеся представления народов об умственных, моральных, физических свойствах других народов. Могут быть положительными или отрицательными в зависимости от истории взаимодействия между народами.
Автостереотипы – это общие представления народа о себе, чаще бывают положительными. Гетеростереотипы – это представления о другом народе, расе, национальности, чаще бывают отрицательными.

Мы знаем, что исторически сложилось так, что англичане не любят французов и наоборот. Из-за многих продолжительных войн из поколения в поколение передается «память» прошлых лет. По такому же принципу многие другие народы-соседи не любят друг друга.

Мне очень нравится яркая иллюстрация к вопросу этнического стереотипа — видео об эксперименте в группе добровольцев — представителей разных национальностей, у которых исследовали ДНК на национальную принадлежность.

Социальные стереотипы это?

Социальные стереотипы — это понятие было введено социологом Уолтером Липпманом в 1922 году в работе «Общественное мнение» и означает формы привычного, упрощенного, типизированного восприятия социального субъекта, стандартные оценки социальных, этнических, профессиональных групп.

Уолтер Липпман назвал 4 характеристики стереотипов:

  • схематичны и в полном объеме не отображают реальность;
  • часто дают ложное представление об объекте или человеке;
  • живучи и устойчивы, для их разрушения требуется много времени;
  • являются плодом работы целого общества, а не одного человека.

Примеры социальных стереотипов
  • Женщина — слабый пол,
  • Муж/жена не должны быть на много старше,
  • Брак должен быть между людьми только из общего социального круга, класса,
  • Женщина не может быть хорошим айтишником, водителем, инженером, …
  • Вся молодежь распутная, не путёвая,
  • Счастье — это когда много денег.

Динамический стереотип это?

Понятие динамического стереотипа было введено профессором И. П. Павловым в 1932 году. Мы все помним из школьной программы эксперименты Павлова с собакой, в результате которых Павлов сформулировал понятие условного рефлекса. При постоянном повторении сигналов (загоралась лампочка и следом приносили еду) у животных вырабатывался условный рефлекс — выделялась слюна. Это и есть динамический стереотип или условно-рефлекторный стереотип.

Кому выгодны стереотипы?

Общество, пронизанное стереотипами и лишенное иронии (примером может служить тоталитарное общество), не способно генерить новые идеи и обречено на крах. Стереотипы часто бывают выгодны управляющей верхушке, которая эксплуатирует свой народ. Ибо народом, живущим в страхе поступать не по общепринятым стереотипам, по определению легче управлять.

Плюсы и минусы стереотипов

Изначально стереотипы возникли, как нечто полезное, они помогали человеку отличать своих от чужих. Чтобы не тратить свою энергию и время, постоянно оценивая каждого индивида, было принято оценивать целую группу людей и передавать свое представление о ней своим детям. Таким образом, некоторые стереотипы важны, так как экономят наше время и позволяют использовать сэкономленное время на какую-то полезную, творческую работу.

Но опасность заключается в том, что однажды закрепленное за группой людей стереотипное представление, является очень устойчивым, его трудно изменить. А так как сейчас все стремительно меняется (см. выше пример с отношением к фрилансерам), за общественным мнением нужно следить, сверять его с трендами и мейнстримами и со свои мнением.

Резюме

Думаю, из статьи стало понятно, что стереотипы — это больше опасная, чем полезная штука. Предлагаю нам всем внимательно рассмотреть собственное мнение по основным жизненным вопросам и определить, такое уж ли оно «наше»?

А может это вовсе не наше, а навязанное нам «общественное мнение»? И может оно даже вредно для нас? Может хватит держаться за «стабильную» работу, терпеть злобного начальника и низкую зарплату, а наконец-то решиться и выйти из зоны комфорта и построить свой бизнес, создать пассивный доход, освоить финансовую грамотность, начать путешествовать, стать дауншифтером, вести жизнь в стиле слоу лайф, записать свои цели и мечты и сделать еще много интересных и полезных дел. Полезных для себя, а не для своего работодателя!

Желаю всем мечтать! Желаю вдохновения и уверенности в своих силах!

Алёна Краева

SMARTБЛОГ

Думать как социальный психолог о стереотипах, предрассудках и дискриминации

В этой главе основное внимание уделялось тому, как люди из разных социальных групп чувствуют, думают и ведут себя по отношению друг к другу. В большинстве случаев у нас позитивные мысли и чувства по отношению к другим, и наше взаимодействие с ними носит дружественный и позитивный характер. И все же в других случаях существует потенциал для негативных взаимодействий, а в редких случаях даже враждебности и насилия.

Посмотрите еще раз на картинки на рис. 11.2 и внимательно обдумайте свои мысли и чувства по отношению к каждому человеку. Наводит ли изображение на какие-то стереотипы? А предрассудки? Как, по вашему мнению, ваши впечатления об этих людях могут повлиять на ваше поведение по отношению к ним? Вы сами придерживаетесь этих убеждений или знаете людей, которые их придерживаются? Видите ли вы, как быстро вы или другие люди можете судить об этих людях, основываясь на культурно значимых стереотипах, и как эти суждения могут привести к дискриминации? Каковы могут быть негативные последствия стереотипов для человека?

Мы надеемся, что теперь вы видите, возможно, более ясно, чем раньше, что социальная категоризация окружает нас повсюду.Мы думаем о других людях с точки зрения их принадлежности к группе, и это совершенно естественно. Но, возможно, теперь вы сможете увидеть процессы более полно. Мы надеемся, что вы видите, что категоризация имеет некоторые преимущества — например, она позволяет нам думать о себе как о членах ценимых групп, — но она также имеет некоторые потенциальные негативные последствия, включая чрезмерно обобщенные стереотипы и внутригрупповой фаворитизм. Мы надеемся, что теперь вы лучше понимаете, как легко мы классифицируем других, как быстро мы усваиваем стереотипы и как быстро развивается внутригрупповой фаворитизм, и что вы можете лучше видеть влияние этих процессов на наши суждения о других.

Теперь вы сможете увидеть, что предрассудки, дискриминация и стереотипы отражают, соответственно, азы аффекта, поведения и познания. И поскольку вы мыслите как социальный психолог, вы поймете, что в предрассудках нет ничего необычного — что они в значительной степени возникают из-за беспокойства о себе. Нам нравятся наши собственные группы, потому что мы хорошо относимся к ним и считаем их похожими. Но мы можем улучшить свое отношение к чужим группам, сосредоточившись на заботе о других, становясь более инклюзивными и включая больше разных людей в наши внутренние группы.Возможно, лучшее, что мы можем сделать, — это изменить категорию так, чтобы мы видели всех людей как людей; мы все в одной группе, и мы должны относиться ко всем так, как мы хотели бы, чтобы они относились к нам — с уважением.

Мы надеемся, что ваши новые знания помогут вам в отношениях с другими людьми. Возможно ли, что у вас есть внутригрупповой фаворитизм, о котором вы не знали? Или, возможно, у вас есть стереотипы о других группах, которых вы хотели бы избежать? Теперь вы должны понять, как лучше избегать предубеждений.И теперь вы, возможно, лучше осознаете важность социальных норм — мы должны работать над тем, чтобы эти нормы не допускали предрассудков. Чтобы избавиться от предубеждений, вы должны быть готовы взаимодействовать с людьми из других групп и противостоять предрассудкам, когда видите, что они возникают. Такое поведение может быть трудным, но, в конце концов, оно поможет вам стать лучшим гражданином.

Социальная категоризация и стереотипизация | Принципы социальной психологии — Браун-Вайншток

Цели обучения

  1. Опишите фундаментальный процесс социальной категоризации и его влияние на мысли, чувства и поведение.
  2. Дайте определение стереотипам и опишите способы измерения стереотипов.
  3. Узнайте, как стереотипы влияют на наше поведение.

Размышление о других с точки зрения их принадлежности к группе известно как социальная категоризация естественный познавательный процесс, с помощью которого мы помещаем людей в социальные группы. Социальная категоризация возникает, когда мы думаем о ком-то как о мужчине (по сравнению с женщиной), пожилом человеке (по сравнению с молодым человеком), чернокожем человеке (по сравнению с азиатом или белым) и так далее (Олпорт, 1954/1979). .Точно так же, как мы классифицируем объекты по разным типам, мы классифицируем людей в соответствии с их принадлежностью к социальной группе. Как только мы это делаем, мы начинаем реагировать на этих людей больше как на членов социальной группы, чем как на отдельных людей.

Представьте на мгновение, что два студента колледжа, Фархад и Сара, разговаривают за столом в студенческом союзе вашего колледжа или университета. В этот момент мы, вероятно, будем рассматривать их не как членов группы, а скорее как двух индивидуумов. Фархад выражает свое мнение, а Сара – свое.Представьте, однако, что по мере продолжения разговора Сара рассказывает о задании, которое она выполняет для своего класса женских исследований. Оказывается, Фархад не считает, что в колледже должна быть программа женского обучения, и говорит об этом Саре. Он утверждает, что если есть программа обучения женщин, то должна быть и программа обучения мужчин. Кроме того, он утверждает, что женщины получают слишком много перерывов при приеме на работу и что квалифицированные мужчины становятся объектами дискриминации. Сара считает как раз наоборот, утверждая, что женщины были объектами сексизма в течение многих-многих лет и даже сейчас не имеют такого же доступа к высокооплачиваемой работе, как мужчины.

Вы можете видеть, что взаимодействие, которое началось на индивидуальном уровне, когда два человека разговаривали, теперь перешло на групповой уровень, на котором Фархад начал считать себя мужчиной, а Сара начала считать себя женщиной. Короче говоря, Сара сейчас отстаивает свои точки зрения не столько от себя, сколько как от представителя одной из своих ингрупп, а именно женщин, а Фархад выступает в роли представителя одной из своих ингрупп, а именно мужчин. Сара считает свои позиции правильными, и считает, что они верны не только для нее, но и для женщин в целом.То же самое и с Фархадом. Вы можете видеть, что эти социальные классификации могут создавать некоторый потенциал для неправильного восприятия и, возможно, даже враждебности. А Фархад и Сара могут даже изменить свое мнение друг о друге, забыв, что они действительно нравятся друг другу как личности, потому что теперь они больше реагируют как члены группы с противоположными взглядами.

Теперь представьте, что, пока Фархад и Сара все еще разговаривают, в студенческом союзе появляются студенты из другого колледжа, одетые в кепки и куртки этой школы.Присутствие этих посторонних может полностью изменить направление социальной категоризации, заставив Фархада и Сару думать о себе как о студентах своего собственного колледжа. И эта социальная категоризация может привести к тому, что они станут лучше осознавать положительные характеристики своего колледжа (отличная команда по регби, прекрасный кампус и умные студенты) по сравнению с характеристиками другой школы. Теперь вместо того, чтобы воспринимать себя как членов двух разных групп (мужчины и женщины), Фархад и Сара могут внезапно ощутить себя членами одной и той же социальной категории (студентами своего колледжа).

Возможно, этот пример поможет вам увидеть гибкость социальной категоризации. Иногда мы думаем о наших отношениях с другими на индивидуальном уровне, а иногда на уровне группы. И какие группы мы используем в социальной категоризации, может меняться со временем и в разных ситуациях. Вы с большей вероятностью отнесете себя к члену колледжа или университета, когда ваша команда по регби или футболу только что выиграла действительно важную игру или на выпускной церемонии, чем на обычном вечере с семьей.В этих случаях ваше членство в качестве студента университета просто более заметно и важно, чем каждый день, и вы, скорее всего, соответствующим образом классифицируете себя.

Спонтанная социальная категоризация

Социальная категоризация происходит спонтанно, без особых раздумий с нашей стороны (Crisp & Hewstone, 2007). Шелли Тейлор и ее коллеги (Taylor, Fiske, Etcoff, & Ruderman, 1978) продемонстрировали участникам исследования слайд и запись презентации трех мужчин и трех студентов колледжа, которые предположительно участвовали в дискуссионной группе.Во время презентации каждый член дискуссионной группы внес предложение о том, как рекламировать студенческий спектакль. Заявления контролировались таким образом, чтобы у всех участников исследования заявления, сделанные мужчинами и женщинами, были одинаковой длины и качества. Кроме того, одной половине участников было сказано, что по окончании презентации их попросят вспомнить, кто и какое предложение сделал, тогда как другой половине участников было сказано просто наблюдать за взаимодействием, не обращая внимания ни на что конкретное.

После того, как они просмотрели все утверждения, сделанные участниками дискуссионной группы, участникам исследования был предложен тест на память (это было совершенно неожиданно для участников, которым не давали инструкций по запоминанию). Участникам был показан список всех сделанных заявлений вместе с фотографиями каждого из членов дискуссионной группы, и их попросили указать, кто сделал каждое из заявлений. Участники исследования не очень хорошо справлялись с этой задачей, и все же, когда они допускали ошибки, эти ошибки были очень систематическими.

Как вы можете видеть в Таблице 11.1 «Спутанность имен», ошибки были таковы, что утверждения, которые на самом деле были сделаны мужчиной, чаще ошибочно приписывались другому мужчине в группе, чем другой женщине, а фактически сделанные утверждения женщиной чаще приписывались другим женщинам в группе, чем мужчине. Участники, очевидно, классифицировали говорящих по их полу, что привело к тому, что они больше путались внутри пола, чем между полами.

Интересно, и если предположить, что категоризация происходит все время, инструкции, которые были даны участникам, не имели абсолютно никакого значения.Те, кому не давали никаких указаний, были точно так же разделены на категории, как и те, кому было приказано помнить, кто что сказал. Другое исследование с использованием этой техники показало, что мы спонтанно классифицируем друг друга на основе многих других групповых принадлежностей, включая расу, академический статус (ученик или учитель), социальные роли и другие социальные категории (Fiske, Haslam, & Fiske, 1991; Стангор, Линч, Дуан и Гласс, 1992).

Таблица 11.1 Путаница в именах

Инструкции Ошибки внутри гонки Между ошибками гонки
Память 5.78 4,29
Без памяти 6,57 4,36
Taylor, Fiske, Etcoff, and Ruderman (1978)Taylor, S.E., Fiske, S.T., Etcoff, N.L., & Ruderman, A.J. (1978). Категориальные и контекстуальные основы памяти и стереотипизации человека. Журнал личности и социальной психологии, 36 (7), 778–793. показали, что люди спонтанно классифицировали других. Даже без каких-либо инструкций по категоризации люди тем не менее путали других по полу.

Вывод прост, хотя и очевиден: вокруг нас все время происходит социальная категоризация. Действительно, социальная категоризация происходит так быстро, что людям может быть трудно , а не думать о других с точки зрения их принадлежности к группе (см. рис. 11.4).

Рисунок 11.4 Если вы похожи на большинство людей, у вас будет сильное желание отнести этого человека к категории мужчин или женщин. Источник: Chillin от Sabrina C (https://www.flickr.com/photos/cloud10/59798751/), используется в рамках лицензии CC BY 2.0 (https://creativecommons.org/licenses/by/2.0/)

Преимущества социальной категоризации

Тенденция классифицировать других часто оказывается весьма полезной. В некоторых случаях мы классифицируем, потому что это дает нам информацию о характеристиках людей, принадлежащих к определенным социальным группам (Lee, Jussim, & McCauley, 1995). Если вы заблудились в городе, вы можете найти полицейского или таксиста, которые помогут вам найти дорогу.В этом случае социальная категоризация, вероятно, была бы полезна, потому что полицейский или таксист мог бы особенно хорошо знать расположение городских улиц. Конечно, использование социальных категорий будет информативным только в той мере, в какой верны стереотипы, которых придерживается человек в отношении этой категории. Если бы полицейские на самом деле не были так хорошо осведомлены о планировке города, то использование этой эвристики категоризации не было бы информативным.

Описание социальной категоризации как эвристики также верно в другом смысле: мы иногда классифицируем других не потому, что кажется, что это дает больше информации о них, а потому, что у нас может не быть времени (или мотивации), чтобы сделать что-то более тщательное.Использование наших стереотипов для оценки другого человека может просто облегчить нашу жизнь (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994). Согласно этому подходу, размышление о других людях с точки зрения их принадлежности к социальной категории является функциональным способом обращения с миром — вещи сложны, и мы уменьшаем сложность, полагаясь на наши стереотипы.

Негативные результаты социальной категоризации

Хотя размышление о других с точки зрения их принадлежности к социальной категории имеет некоторые потенциальные преимущества для человека, который занимается категоризацией, категоризация других вместо того, чтобы относиться к ним как к уникальным личностям с их собственными уникальными характеристиками, имеет широкий спектр негативных и часто очень несправедливо, результаты для тех, кто категоризирован.

Одна из проблем заключается в том, что социальная категоризация искажает наше восприятие, так что мы склонны преувеличивать различия между людьми из разных социальных групп, в то же время воспринимая членов групп (и особенно чужих групп) как более похожих друг на друга, чем они есть на самом деле. Это чрезмерное обобщение повышает вероятность того, что мы будем думать и относиться ко всем членам группы одинаково. Тайфел и Уилкс (1963) провели простой эксперимент, который дал представление о потенциальных результатах категоризации.Как вы можете видеть на рис. 11.5, «Акцентуация восприятия», эксперимент предполагал, что участники оценивают длину шести строк. В одном из экспериментальных условий участники просто видели шесть линий, тогда как в другом условии линии были систематически разделены на две группы: одна включала три более короткие линии, а другая включала три более длинные линии.

Рисунок 11.5 Перцептивная акцентуация

Линии C и D воспринимались как одинаковые по длине в некатегоризированном состоянии, но линия C воспринималась как более длинная, чем линия D, когда линии были разделены на две группы.Из Тайфеля (1970).

Тайфел обнаружил, что линии воспринимались по-разному, когда они были классифицированы, так что подчеркивались различия между группами и сходство внутри групп. В частности, он обнаружил, что хотя линии C и D (которые на самом деле имеют одинаковую длину) воспринимались как равные по длине, когда линии не были разделены на категории, линия D воспринималась как значительно более длинная, чем линия C в условиях, в которых линии были разделены. категоризировано. В этом случае разделение на две группы — «группа коротких линий» и «группа длинных строк» ​​— вызвало искажение восприятия, так что две группы линий воспринимались как более разные, чем они были на самом деле.

Подобные эффекты возникают, когда мы классифицируем других людей. Мы склонны считать людей, принадлежащих к одной и той же социальной группе, более похожими, чем они есть на самом деле, и мы склонны судить людей из разных социальных групп как более разных, чем они есть на самом деле. Тенденция рассматривать членов социальных групп как похожих друг на друга особенно сильна для членов чужих групп, что приводит к тенденции рассматривать членов чужих групп как более похожих друг на друга, чем мы видим членов своих групп ( Linville, Salovey, & Fischer, 1986; Ostrom & Sedikides, 1992; Meissner & Brigham, 2001).Возможно, вы сами сталкивались с этим, когда ловили себя на том, что думаете или говорите: «О, они все одинаковые!»

Патрисия Линвилл и Эдвард Джонс (1980) дали участникам исследования список терминов признаков и попросили их подумать либо о членах их собственной группы (например, чернокожих), либо о членах другой группы (например, белых) и поместить термины признаков в стопки, которые представляли разные типы людей в группе. Результаты этих исследований, а также других подобных исследований, были ясны: люди воспринимают чужие группы как более однородные, чем их внутреннюю группу.Точно так же, как белые люди использовали меньше наборов характеристик для описания чернокожих, чем белые, молодые люди использовали меньше наборов признаков для описания пожилых людей, чем молодежь, а студенты использовали меньше наборов характеристик для представителей других университетов, чем для членов своих собственных университетов. Университет.

Однородность чужой группы возникает отчасти потому, что у нас не так много контактов с членами чужой группы, как с членами своей группы, а качество взаимодействия с членами чужой группы часто бывает более поверхностным.Это мешает нам действительно узнать о членах чужой группы как о личностях, и в результате мы, как правило, не осознаем различий между членами группы. Вдобавок к тому, что мы меньше узнаем о них, потому что мы меньше видимся и взаимодействуем с ними, мы регулярно классифицируем членов чужой группы, благодаря чему они кажутся более похожими в когнитивном отношении (Haslam, Oakes, & Turner, 1996).

Как только мы начинаем видеть членов чужих групп более похожими друг на друга, чем они есть на самом деле, становится очень легко применять наши стереотипы к членам групп, не задумываясь о том, верна ли эта характеристика на самом деле для конкретного индивидуума. .Если мужчины думают, что все женщины одинаковы, то они могут также думать, что все они имеют одинаковые положительные и отрицательные характеристики (например, заботливые, эмоциональные). И у женщин могут быть такие же упрощенные представления о мужчинах (например, они сильны, не желают брать на себя обязательства). В результате стереотипы становятся связанными с самой группой в наборе мысленных представлений (рис. 11.6). Стереотипы — это «картинки в наших головах» социальных групп (Lippman, 1922). Эти убеждения только кажутся правильными и естественными, даже несмотря на то, что они часто являются искаженными чрезмерными обобщениями (Hirschfeld, 1996; Yzerbyt, Schadron, Leyens & Rocher, 1994).

Рисунок 11.6 Стереотипы. Стереотипы – это убеждения, связанные с социальными категориями. На рисунке показаны связи между социальной категорией преподавателей колледжей и ее стереотипами в виде нейронной сети или схемы. Репрезентация также включает одно изображение (или экземпляр) конкретного профессора колледжа, которого знает студент. Изображение предоставлено Дэном Гилбертом.

Наши стереотипы и предрассудки усваиваются с помощью множества различных процессов. Эта множественность причин вызывает сожаление, потому что она делает стереотипы и предрассудки еще более вероятными для формирования и более трудными для изменения.Во-первых, мы узнаём о своих стереотипах отчасти благодаря общению с родителями и сверстниками (Aboud & Doyle, 1996) и по поведению, которое мы видим в средствах массовой информации (Brown, 1995). Даже пятилетние дети усвоили культурные нормы в отношении подходящей деятельности и поведения для мальчиков и девочек, а также выработали стереотипы о возрасте, расе и физической привлекательности (Bigler & Liben, 2006). И часто существует хорошее согласие относительно стереотипов социальных категорий среди людей в данной культуре.В одном исследовании, посвященном оценке стереотипов, Стефани Мэдон и ее коллеги (Madon et al., 2001) предоставили студентам американских колледжей список из 84 названий черт и попросили их указать, для каких групп каждая черта кажется подходящей (рис. 11.7, «Существующие стереотипы»). студентами колледжей»). Участники были склонны соглашаться в том, какие черты характерны для каких групп, и это было верно даже для групп, из которых респонденты, вероятно, никогда не встречали ни одного члена (арабов и русских). Даже сегодня существует хорошее согласие относительно стереотипов членов многих социальных групп, включая мужчин и женщин, а также различных этнических групп.

Рисунок 11.7 Текущие стереотипы, которых придерживаются студенты колледжей, из Madon et al. (2001).

Как только стереотипы (как и любые другие когнитивные представления) закрепляются, они имеют тенденцию сохраняться. Мы начинаем реагировать на членов стереотипных категорий, как если бы мы уже знали, на что они похожи. Яаков Тропе и Эрик Томпсон (1997) обнаружили, что люди задавали меньше вопросов членам категорий, в отношении которых у них были устойчивые стереотипы (как будто они уже знали, на что похожи эти люди), и что вопросы, которые они задавали, скорее всего, подтверждали стереотипы, которые они задавали. уже было.

В других случаях стереотипы сохраняются, потому что информация, подтверждающая наши стереотипы, запоминается лучше, чем информация, опровергающая их. Когда мы видим поведение членов социальных групп, мы, как правило, лучше запоминаем информацию, подтверждающую наши стереотипы, чем информацию, опровергающую наши стереотипы (Fyock & Stangor, 1994). Если мы верим, что женщины плохие водители, и видим женщину за рулем плохо, то склонны запоминать это, но когда мы видим женщину, которая водит особенно хорошо, мы склонны забывать об этом.Эта иллюзорная корреляция — еще один пример общего принципа ассимиляции: мы склонны воспринимать мир таким образом, чтобы он легче соответствовал нашим существующим убеждениям, чем мы меняем наши убеждения, чтобы они соответствовали окружающей нас действительности.

И стереотипы становится трудно изменить, потому что они так важны для нас — они становятся неотъемлемой и важной частью нашей повседневной жизни в нашей культуре. Стереотипы часто выражаются по телевидению, в фильмах и в социальных сетях, и мы многое узнаём о наших убеждениях из этих источников.Наши друзья также склонны придерживаться убеждений, сходных с нашими, и мы говорим об этих убеждениях, когда встречаемся с ними (Schaller & Conway, 1999). Короче говоря, стереотипы и предубеждения сильны главным образом потому, что они являются важными социальными нормами, составляющими часть нашей культуры (Guimond, 2000).

Из-за того, что они очень доступны для познания и кажутся такими «правильными», наши стереотипы легко влияют на наши суждения и реакции на тех, кого мы классифицировали. Социальный психолог Джон Барг однажды назвал стереотипы «когнитивными чудовищами», потому что их активация была очень мощной, а активированные убеждения оказывали коварное влияние на социальные суждения (Bargh, 1999).Еще больше усложняет ситуацию то, что стереотипы наиболее сильны в отношении людей, которые больше всего нуждаются в переменах — людей, которые наиболее предвзяты (Lepore & Brown, 1997).

Поскольку стереотипы и предубеждения часто действуют вне нашего сознания, а также потому, что люди часто не желают признать, что они у них есть, социальные психологи разработали методы их косвенной оценки. В следующей вставке «Фокус исследования» мы рассмотрим два из этих подходов — фиктивную конвейерную процедуру и тест на неявные ассоциации (IAT).

Фокус исследований

Косвенное измерение стереотипов

Одна из трудностей измерения стереотипов и предубеждений заключается в том, что люди могут не говорить правду о своих убеждениях. Большинство людей не хотят признаваться ни себе, ни другим, что у них есть стереотипы или что они предвзято относятся к некоторым социальным группам. Чтобы обойти эту проблему, социальные психологи используют ряд методов, которые помогают им более тонко и косвенно измерять эти убеждения.

Один из косвенных подходов к оценке предубеждений называется процедурой поддельного конвейера (Jones & Sigall, 1971). В этой процедуре экспериментатор сначала убеждает участников в том, что он или она имеет доступ к их «истинным» убеждениям, например, получая доступ к анкете, которую они заполнили на предыдущем экспериментальном сеансе . Как только участники убедятся, что исследователь способен оценить их «истинное» отношение, ожидается, что они будут более честными в ответах на остальные вопросы, которые им задают, потому что они хотят быть уверены, что исследователь их не поймает. врущий.Интересно, что люди выражают больше предубеждений, когда они находятся в фиктивной очереди, чем когда им задают те же вопросы более прямо, что говорит о том, что мы часто можем маскировать наши негативные убеждения на публике.

Другие косвенные меры предрассудков также часто используются в социально-психологических исследованиях; например, оценка невербального поведения, такого как речевые ошибки или физическая близость. Одна из распространенных мер включает в себя просьбу участников сесть на стул рядом с человеком другой расовой или этнической группы и измерение того, как далеко он сидит (Sechrist & Stangor, 2001; Word, Zanna, & Cooper, 1974).Считается, что люди, которые сидят дальше, более предвзято относятся к членам группы.

Поскольку наши стереотипы активируются спонтанно, когда мы думаем о членах различных социальных групп, можно использовать показатели времени реакции, чтобы оценить эту активацию и, таким образом, узнать о стереотипах и предрассудках людей. В этих процедурах участников просят сделать ряд суждений о фотографиях или описаниях социальных групп, а затем ответить на вопросы как можно быстрее, но без ошибок.Скорость этих ответов используется для определения стереотипов или предубеждений человека.

Самая популярная имплицитная мера предубеждения по времени реакции — Тест имплицитных ассоциаций (IAT) — часто используется для оценки стереотипов и предубеждений (Nosek, Greenwald, & Banaji, 2007). В IAT участников просят классифицировать стимулы, которые они видят на экране компьютера, в одну из двух категорий, нажимая одну из двух клавиш компьютера, одну левой и одну правой рукой. Кроме того, категории устроены таким образом, что ответы, на которые нужно ответить левой и правой кнопками, либо «соответствуют» (соответствуют) стереотипу, либо не «соответствуют» (не соответствуют) стереотипу. Например, в одной версии IAT участникам показывают изображения мужчин и женщин, а также слова, относящиеся к академическим дисциплинам (например, История , Французский язык или Лингвистика для искусства или Химия , Физика или Математика для естественных наук).Затем участники распределяют фотографии по категориям («Это изображение мужчины или женщины?») и отвечают на вопросы о дисциплинах («Является ли эта дисциплина наукой ?), нажимая кнопку «Да» или кнопку «Нет» с помощью либо их левая рука, либо их правая рука.

Когда ответы расположены на экране в соответствии со стереотипом, например, когда мужская категория и категория «наука» находятся на одной стороне экрана (например, справа), участники могут выполнить задание. очень быстро и они делают мало ошибок.Это просто проще, потому что стереотипы сопоставляются или ассоциируются с картинками понятным или знакомым образом. Но когда изображения расположены таким образом, что женская категория и категория «наука» находятся на одной стороне, а мужчины и категории слабых — на другой, большинство участников делают больше ошибок и реагируют медленнее. Основное предположение состоит в том, что если два понятия связаны или связаны, то ответ на них будет получен быстрее, если они будут классифицированы с использованием одних и тех же, а не разных ключей.

Процедуры неявных ассоциаций, такие как IAT, показывают, что даже участники, утверждающие, что они не предвзяты, похоже, придерживаются культурных стереотипов в отношении социальных групп. Даже сами чернокожие быстрее реагируют на положительные слова, связанные с белыми, а не черными лицами в IAT, что позволяет предположить, что у них есть тонкие расовые предубеждения по отношению к их собственной расовой группе.

Поскольку они придерживаются этих убеждений, возможно — хотя и не гарантировано — что они могут использовать их, реагируя на других людей, создавая тонкий и бессознательный тип дискриминации.Хотя значение IAT обсуждалось (Tetlock & Mitchell, 2008), исследования с использованием имплицитных показателей показывают, что — знаем мы об этом или нет, и даже если мы пытаемся контролировать их, когда можем, — наши стереотипы и предубеждения легко активируется, когда мы видим представителей различных социальных категорий (Barden, Maddux, Petty, & Brewer, 2004).

У вас есть неявные предубеждения? Попробуйте сами IAT, здесь: https://implicit.harvard.edu/implicit

Хотя в некоторых случаях стереотипы, используемые для вынесения суждений, могут на самом деле быть верными в отношении человека, которого судят, во многих других случаях это не так.Стереотипы проблематичны, когда стереотипы, которых мы придерживаемся в отношении социальной группы, в целом неточны, и особенно когда они не применимы к человеку, которого судят (Stangor, 1995). Стереотипировать других просто несправедливо. Даже если многие женщины более эмоциональны, чем большинство мужчин, не все таковы, и неправильно судить об одной женщине так, как если бы она была таковой.

В конце концов, стереотипы становятся самоисполняющимися пророчествами, так что наши ожидания относительно членов группы превращают стереотипы в реальность (Snyder, Tanke, & Berscheid, 1977; Word, Zanna, & Cooper, 1974).Как только мы верим, что мужчины становятся лучшими лидерами, чем женщины, мы склонны вести себя по отношению к мужчинам таким образом, чтобы им было легче руководить. И мы ведем себя по отношению к женщинам таким образом, что им труднее руководить. Результат? Мужчинам легче преуспеть на руководящих должностях, тогда как женщинам приходится много работать, чтобы преодолеть ложные убеждения об отсутствии у них лидерских способностей (Phelan & Rudman, 2010). Вероятно, поэтому женщины-адвокаты с мужскими именами с большей вероятностью станут судьями (Coffey & McLaughlin, 2009), а соискатели мужественной внешности с большей вероятностью будут наняты в качестве лидеров, чем кандидаты с женственной внешностью (von Stockhausen, Koeser, & Sczesny, 2013). ).

Эти самосбывающиеся пророчества распространены повсеместно: даже ожидания учителей в отношении академических способностей учащихся могут влиять на их успеваемость в школе (Jussim, Robustelli, & Cain, 2009).

Конечно, вы можете подумать, что лично вы так себя не ведете, а может и нет. Но исследования показали, что стереотипы часто используются неосознанно, что очень затрудняет их исправление. Даже когда мы думаем, что поступаем совершенно справедливо, мы, тем не менее, можем использовать наши стереотипы для оправдания дискриминации (Chen & Bargh, 1999).А когда мы отвлекаемся или находимся под давлением времени, эти тенденции становятся еще более сильными (Stangor & Duan, 1991).

Кроме того, попытка предотвратить окрашивание нашего стереотипа в нашу реакцию на других требует усилий. Мы испытываем более негативные эмоции (особенно тревогу), когда находимся с членами других групп, чем когда мы с людьми из наших собственных групп, и нам нужно использовать больше когнитивных ресурсов, чтобы контролировать свое поведение из-за нашей тревоги по поводу раскрытия наших стереотипов. или предрассудков (Butz & Plant, 2006; Richeson & Shelton, 2003).Когда мы знаем, что нам нужно контролировать свои ожидания, чтобы не создавать непреднамеренных стереотипов о другом человеке, мы можем попытаться сделать это, но это требует усилий и часто может потерпеть неудачу (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994).

Социальная психология в общественных интересах

Стереотип Угроза

Наши стереотипы влияют не только на наши суждения о других, но и на наши убеждения о самих себе и даже на нашу собственную эффективность при выполнении важных задач. В некоторых случаях эти убеждения могут быть положительными, и они заставляют нас чувствовать себя более уверенно и, следовательно, лучше выполнять задачи.Поскольку азиатские учащиеся знают о стереотипе о том, что «азиаты хороши в математике», напоминание им об этом факте перед сложным математическим тестом может улучшить их результаты на тесте (Walton & Cohen, 2003). С другой стороны, иногда эти убеждения негативны и создают негативные самоисполняющиеся пророчества, из-за которых мы действуем хуже только из-за наших знаний о стереотипах.

Одна из давних загадок в области академической успеваемости касается того, почему чернокожие учащиеся в Соединенных Штатах хуже справляются со стандартными тестами, получают более низкие оценки и с меньшей вероятностью останутся в школе по сравнению с белыми учащимися, даже когда другие такие факторы, как доход семьи, образование родителей и другие важные переменные, контролируются.Клод Стил и Джошуа Аронсон (1995) проверили гипотезу о том, что эти различия могут быть связаны с активацией негативных стереотипов. Поскольку чернокожие учащиеся знают о (неточном) стереотипе о том, что «черные интеллектуально уступают белым», этот стереотип может создать негативные ожидания, которые могут помешать их результатам на интеллектуальных тестах из-за боязни подтвердить этот стереотип.

В поддержку этой гипотезы исследование Стила и Аронсона показало, что чернокожие учащиеся колледжей показали худшие результаты (по сравнению с их предыдущими результатами тестов) по математическим вопросам, взятым из выпускного экзамена (GRE), когда тест был описан им как «диагностический». их математических способностей» (и, следовательно, когда стереотип был уместным), но что на их результаты не влияло, когда те же самые вопросы были сформулированы как «упражнение в решении проблем».А в другом исследовании Стил и Аронсон обнаружили, что, когда чернокожих студентов просили указать свою расу перед тем, как они сдали тест по математике (снова активируя стереотип), они показали более низкие результаты, чем на предыдущих экзаменах, в то время как баллы белых студентов не были затронуты первым указанием их расы.

Стил и Аронсон утверждали, что размышления о негативных стереотипах, имеющих отношение к выполняемой задаче, создают угрозу стереотипов снижение производительности, вызванное знанием культурных стереотипов .То есть они утверждали, что негативное влияние гонки на стандартизированные тесты может быть вызвано, по крайней мере частично, самой ситуацией с производительностью. Поскольку угроза «витает в воздухе», она может оказать негативное влияние на чернокожих учащихся.

Исследование показало, что опыт угрозы стереотипам может помочь объяснить широкий спектр снижения производительности среди тех, кто является мишенью негативных стереотипов. Например, когда математическая задача описывается как диагностика интеллекта, латиноамериканцы и особенно латиноамериканцы справляются с ней хуже, чем белые (Gonzales, Blanton, & Williams, 2002).Точно так же, когда активизируются стереотипы, дети с низким социально-экономическим статусом хуже успевают по математике, чем дети с высоким социально-экономическим статусом, а студенты-психологи хуже, чем студенты-естественники (Brown, Croizet, Bohner, Fournet, & Payne, 2003). . Даже группы, которые обычно пользуются привилегированным социальным статусом, могут столкнуться с угрозой стереотипов. Белые мужчины показали худшие результаты на тесте по математике, когда им сказали, что их результаты будут сравниваться с результатами азиатских мужчин (Aronson, Lustina, Good, Keough, & Steele, 1999), родственную задачу, когда им описывали ее как измерение их естественных спортивных способностей (Stone, 2002).

Стереотипная угроза создается в ситуациях, представляющих серьезную угрозу для беспокойства о себе, так что наше восприятие себя как важных, ценных и способных личностей находится под угрозой. В этих ситуациях возникает несоответствие между нашим позитивным представлением о наших навыках и способностях и негативными стереотипами, предполагающими плохую работу. Когда наши стереотипы заставляют нас думать, что мы, вероятно, плохо справимся с задачей, мы испытываем чувство беспокойства и угрозы статусу.

Исследования показали, что угроза стереотипов вызвана как когнитивными, так и аффективными факторами. С когнитивной стороны у людей, которые испытывают угрозу стереотипов, наблюдается нарушение когнитивной обработки, вызванное повышенной бдительностью по отношению к окружающей среде и попытками подавить свои стереотипные мысли. С аффективной стороны угроза стереотипа создает стресс, а также различные аффективные реакции, включая тревогу (Schmader, Johns, & Forbes, 2008).

Стереотипная угроза, однако, не абсолютна — мы можем преодолеть ее, если постараемся.Что важно, так это уменьшить озабоченность собой, которая возникает, когда мы рассматриваем соответствующие негативные стереотипы. Манипуляции, подтверждающие положительные характеристики себя или своей группы, успешно снижают угрозу стереотипов (Alter, Aronson, Darley, Rodriguez, & Ruble, 2010; Greenberg et al., 2003; McIntyre, Paulson, & Lord, 2003). На самом деле, простое знание того, что угроза стереотипов существует и может повлиять на производительность, может помочь смягчить ее негативное воздействие (Johns, Schmader, & Martens, 2005).

Ключевые выводы

  • Представления о характеристиках групп и членах этих групп известны как стереотипы.
  • Предубеждение относится к неоправданному негативному отношению к чужой группе.
  • Стереотипы и предрассудки могут порождать дискриминацию.
  • Стереотипы и предубеждения начинаются с социальной категоризации — естественного когнитивного процесса, с помощью которого мы помещаем людей в социальные группы.
  • Социальная категоризация влияет на наше восприятие групп — например, на восприятие однородности чужой группы.
  • Как только наши стереотипы и предубеждения укореняются, их трудно изменить, и они могут привести к самоисполняющимся пророчествам, так что наши ожидания относительно членов группы делают стереотипы реальностью.
  • Стереотипы могут влиять на нашу производительность при выполнении важных задач из-за угроз стереотипам.

Упражнения и критическое мышление

  1. Посмотрите еще раз на картинки на рис. 11.3 и подумайте о своих мыслях и чувствах по отношению к каждому человеку.Каковы ваши стереотипы и предубеждения о них? Считаете ли вы, что ваши стереотипы верны?
  2. Посетите веб-сайт http://www.understandingprejudice.org/drawline/ и пройдите одно из двух интервью, перечисленных на странице.
  3. Подумайте о задаче, в которой одна из социальных групп, к которой вы принадлежите, считается особенно хорошей или плохой. Как вы думаете, культурные стереотипы о вашей группе когда-либо влияли на ваше выполнение задания?

Ссылки

Абуд, Ф.Э. и Дойл А.-Б. (1996). Влияние родителей и сверстников на расовые установки детей. Международный журнал межкультурных отношений, 20 , 371–383.

Allport, GW (1954/1979). Характер предубеждения . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Doubleday.

Альтер, А.Л., Аронсон, Дж., Дарли, Дж.М., Родригес, К., и Рубль, Д.Н. (2010). Принятие угрозы: уменьшение стереотипной угрозы путем преобразования угрозы в вызов. Журнал экспериментальной социальной психологии, 46 (1), 166–171.

Аронсон, Дж., Лустина, М.Дж., Гуд, К., Кио, К., и Стил, К.М. (1999). Когда белые люди не умеют считать: необходимые и достаточные факторы угрозы стереотипам. Журнал экспериментальной социальной психологии, 35 , 29–24.

Барден, Дж., Мэддакс, В.В., Петти, Р.Е., и Брюэр, М.Б. (2004). Контекстная модерация расовых предубеждений: влияние социальных ролей на контролируемые и автоматически активируемые установки. Journal of Personality and Social Psychology , 87 (1), 5–22.

Барг, Дж. (Ред.). (1999). Когнитивный монстр: Дело против управляемости автоматических стереотипных эффектов.  Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

Биглер, Р. С., и Либен, Л. С. (2006). Межгрупповая теория развития социальных стереотипов и предубеждений. В RV Kail (Ed.), Успехи в развитии и поведении детей (Том 34, стр. 39–89). Сан-Диего, Калифорния: Эльзевир.

Браун, Р. (1995). Предубеждение: его социальная психология .Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.

Браун, Р., Круазе, Ж.-К., Бонер, Г., Фурнет, М., и Пейн, А. (2003). Автоматическая активация категорий и социальное поведение: сдерживающая роль предубеждений. Социальное познание, 21 (3), 167–193.

Буц, Д.А., и Плант, Э.А. (2006). Восприятие членов чужой группы как невосприимчивых: последствия для эмоций, намерений и поведения, связанных с подходом. Журнал личности и социальной психологии, 91 (6), 1066–1079.

Чен, М., и Барг, Дж. А. (1999). Последствия автоматической оценки: немедленная поведенческая предрасположенность приближаться к стимулу или избегать его. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 (2), 215–224.

Коффи, Б., и Маклафлин, П.А. (2009). Помогают ли мужские имена женщинам-юристам стать судьями? Свидетельства из Южной Каролины. American Law and Economics Review, 16 (1), 112–133.

Крисп, Р. Дж., и Хьюстон, М. (ред.). (2007). Множественная социальная категоризация . Сан-Диего, Калифорния: Elsevier Academic Press.

Фиске, А. П., Хаслам, Н., и Фиске, С. Т. (1991). Смешение одного человека с другим: Какие ошибки свидетельствуют об элементарных формах социальных отношений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (5), 656–674.

Файок, Дж., и Стангор, К. (1994). Роль искажений памяти в поддержании стереотипов. Британский журнал социальной психологии, 33 (3), 331–343.

Гонсалес, П.М., Блэнтон, Х., и Уильямс, К.Дж. (2002). Влияние угрозы стереотипов и статуса двойного меньшинства на результаты тестов латиноамериканских женщин. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (5), 659–670.

Гринберг, Дж., Мартенс, А., Йонас, Э., Эйзенштадт, Д., Пищински, Т., и Соломон, С. (2003). Психологическая защита в ожидании тревоги: Устранение потенциальной тревоги устраняет влияние значимости смертности на защиту мировоззрения. Психологические науки, 14 (5), 516–519.

Гимонд, С. (2000). Групповая социализация и предрассудки: социальная передача межгрупповых взглядов и убеждений. Европейский журнал социальной психологии, 30 (3), 335–354.

Хаслам, С.А., Оукс, П.Дж., и Тернер, Дж.К. (1996). Социальная идентичность, самокатегоризация и воспринимаемая однородность ингрупп и аутгрупп: взаимодействие между социальной мотивацией и познанием. В  Справочник по мотивации и познанию: межличностный контекст  (Том.3, стр. 182–222). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Хиршфельд, Л. (1996). Раса в процессе становления: познание, культура и создание детьми человеческих видов . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Джонс М., Шмадер Т. и Мартенс А. (2005). Знание — полдела: Преподавание угрозы стереотипам как средство улучшения успеваемости женщин по математике. Психологическая наука, 16 (3), 175–179.

Джонс, Э. Э., и Сигал, Х. (1971). Поддельный конвейер: новая парадигма измерения аффекта и отношения. Психологический бюллетень, 76 (5), 349–364.

Джуссим, Л., Робустелли, С.Л., и Каин, Т.Р. (2009). Ожидания учителей и самореализующиеся пророчества. В KR Wenzel & A. Wigfield (Eds.), Справочник по мотивации в школе (стр. 349–380). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge/Taylor & Francis Group.

Lee, YT, Jussim, LJ, & McCauley, CR (1995). Стереотипная точность: понимание групповых различий . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

Лепор, Л., и Браун, Р. (1997). Активация категорий и стереотипов: неизбежны ли предубеждения? Журнал личности и социальной психологии, 72 (2), 275–287.

Линвилл, П.В., и Джонс, Э.Э. (1980). Поляризованные оценки членов чужой группы. Журнал личности и социальной психологии, 38 , 689–703.

Линвилл, П.В., Саловей, П., и Фишер, Г.В. (1986). Стереотипы и предполагаемое распределение социальных характеристик: приложение к восприятию внутренней и внешней группы.В Дж. Ф. Довидио и С. Л. Гертнер (ред.), Предрассудки, дискриминация и расизм (стр. 165–208). Орландо, Флорида: Academic Press.

Липпман, В. (1922). Общественное мнение . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harcourt & Brace.

Macrae, C.N., Bodenhausen, G.V., Milne, A.B., & Jetten, J. (1994). Из памяти, но снова в поле зрения: стереотипы возвращаются. Журнал личности и социальной психологии, 67 (5), 808–817.

Мадон, С., Гайл, М., Абуфадель, К., Montiel, E., Smith, A., Palumbo, P., et al. (2001). Этнические и национальные стереотипы: новый взгляд на Принстонскую трилогию. Бюллетень личности и социальной психологии, 27 (8), 996–1010.

Макинтайр, Р. Б., Полсон, Р. М., и Лорд, К. Г. (2003). Уменьшение угрозы стереотипа женской математики за счет выделения групповых достижений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (1), 83–90.

Мейснер, Калифорния, и Бригам, Дж. К. (2001). Тридцать лет исследования предвзятости собственной расы в памяти лиц: метааналитический обзор. Психология, государственная политика и право , 7 , 3–35.

Носек, Б.А., Гринвальд, А.Г., и Банаджи, М.Р. (ред.). (2007). Тест на неявные ассоциации в возрасте 7 лет: методологический и концептуальный обзор . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Psychology Press.

Остром, Т. М., и Седикидес, К. (1992). Эффекты однородности вне группы в естественных и минимальных группах. Психологический бюллетень, 112 (3), 536–552.

Фелан, Дж. Э., и Рудман, Л. А.(2010). Предубеждение по отношению к женщинам-лидерам: эффекты обратной реакции и дилемма управления впечатлением женщин. Компас социальной психологии и психологии личности, 4 (10), 807–820.

Ричесон, Дж. А., и Шелтон, Дж. Н. (2003). Когда предрассудки не окупаются: влияние межрасовых контактов на исполнительную функцию. Психологическая наука, 14 (3), 287–290.

Шаллер, М., и Конвей, Г. (1999). Влияние целей управления впечатлением на возникающее содержание групповых стереотипов: поддержка социально-эволюционной точки зрения. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 , 819–833.

Шмадер, Т., Джонс, М., и Форбс, К. (2008). Интегрированная модель процесса влияния угроз стереотипов на производительность. Psychological Review, 115 (2), 336–356.

Секрист, ГБ, и Стангор, К. (2001). Воспринимаемый консенсус влияет на межгрупповое поведение и доступность стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 80 (4), 645–654.

Снайдер М., Танке Э.Д. и Бершайд, Э. (1977). Социальное восприятие и межличностное поведение: о самореализующемся характере социальных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 35 (9), 656–666.

Стангор, К. (1995). Неточность содержания и применения в социальных стереотипах. В YT Lee, LJ Jussim, & CR McCauley (Eds.), Точность стереотипов: к оценке групповых различий  (стр. 275–292).

Стангор, К., и Дуан, К. (1991). Влияние множественных требований к памяти на информацию о социальных группах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 27 (4), 357–378.

Стангор, К., Линч, Л., Дуан, К., и Гласс, Б. (1992). Классификация людей по множеству социальных признаков. Журнал личности и социальной психологии, 62 (2), 207–218.

Стил, К.М., и Аронсон, Дж. (1995). Угроза стереотипов и интеллектуальные способности афроамериканцев. Журнал личности и социальной психологии, 69 , 797–811.

Стоун, Дж.(2002). Борьба с сомнениями путем избегания практики: влияние угрозы стереотипов на самоограничения у белых спортсменов. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (12), 1667–1678.

Тайфель, Х. (1970). Эксперименты по межгрупповой дискриминации. Scientific American, 223,  96–102.

Тайфель, Х., и Уилкс, А.Л. (1963). Классификация и количественная оценка. Британский журнал психологии, 54 , 101–114.

Тейлор, С. Э., Фиске, С.Т., Эткофф, Н.Л., и Рудерман, А.Дж. (1978). Категориальные и контекстуальные основы памяти и стереотипизации человека. Журнал личности и социальной психологии, 36 (7), 778–793.

Тетлок, ЧП, и Митчелл, Г. (2008). Калибровка предрассудков в миллисекундах. Социальная психология Ежеквартально, 71 (1), 12–16.

Троп, Ю., и Томпсон, Э. (1997). Ищете правду во всех неправильных местах? Асимметричный поиск индивидуализирующей информации о стереотипных членах группы. Журнал личности и социальной психологии, 73 (2), 229–241.

фон Штокхаузен, Л., Кезер, С., и Щенсны, С. (2013). Гендерная типичность лиц и ее влияние на визуальную обработку и решения о приеме на работу. Экспериментальная психология, 60 (6), 444-452.

Уолтон, Г. М., и Коэн, Г. Л. (2003). Подъем стереотипов. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (5), 456–467.

Word, CO, Zanna, MP, & Cooper, J. (1974).Невербальное опосредование самосбывающихся пророчеств в межрасовом взаимодействии. Журнал экспериментальной социальной психологии, 10 (2), 109–120.

Изербит, В., Шадрон, Г., Лейенс, Дж., и Роше, С. (1994). Социальная судимость: влияние метаинформационных сигналов на использование стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 66 , 48–55.

Сексуальные стереотипы и имплицитная теория личности: к когнитивно-социально-психологической концептуализации

  • Абельсон, Р.P. Обработка сценариев при формировании отношения и принятии решений. В JS Carroll & JW Payne (Eds.), Познание и социальное поведение . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1976. Стр. 33–46.

    Google ученый

  • Адорно Т.В., Френкель-Брунсвик Э., Левинсон Д.Дж. и Сэнфорд Р.Н. Авторитарная личность . Нью-Йорк: Харпер, 1950.

    . Google ученый

  • Олпорт, Г.W. Природа предрассудков . Гарден-Сити, Нью-Йорк: Doubleday and Co., 1958.

    . Google ученый

  • Аш, С. Э. Формирование впечатления о личности. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1946, 41 , 258–290.

    Google ученый

  • Эшмор, Р. Д. Предрассудки: причины и методы лечения. В BE Collins, Социальная психология .Рединг, Массачусетс: Addison-Wesley, 1970.

    Google ученый

  • Эшмор, Р. Д., и Дель Бока, Ф. К. Психологические подходы к пониманию межгруппового конфликта. В П. Кац (ред.), На пути к ликвидации расизма . Нью-Йорк: Pergamon Press, 1976.

    . Google ученый

  • Эшмор, Р. Д., и Тумиа, М. Половые стереотипы и имплицитная теория личности: I.Рабочая концептуализация и иллюстративное исследование. Сексуальные роли , в печати.

  • Биери Дж., Аткинс А.Л., Брайар С., Лиман Р.Л., Миллер Х. и Трипольди Т. Клинические и социальные суждения: различение поведенческой информации . Нью-Йорк: Wiley, 1966.

    . Google ученый

  • Бригам, Дж. К. Этнические стереотипы. Психологический бюллетень , 1971, 76 , 15–38.

    Google ученый

  • Броверман И.К., Фогель С.Р., Броверман Д.М., Кларксон Ф.Е. и Розенкранц П.С. Стереотипы половых ролей: текущая оценка. Журнал социальных вопросов , 1972, 28 , 59–78.

    Google ученый

  • Браун Р. Социальная психология . Нью-Йорк: Свободная пресса, 1965.

    . Google ученый

  • Брунер, Дж.С. О перцептивной готовности. Psychological Review , 1957, 64 , 123–152.

    Google ученый

  • Брунер Дж. С., Оливер Р. Р. и Гринфилд П. М. Исследования когнитивного роста . Нью-Йорк: Wiley, 1966.

    . Google ученый

  • Брунер, Дж. С., и Тагиури, Р. Восприятие людей. В G. Lindzey (Ed.), Справочник по социальной психологии (Vol.2). Кембридж, Массачусетс: Addison-Wesley, 1954.

    Google ученый

  • Кэмпбелл, Д. Т. Стереотипы и восприятие групповых различий. Американский психолог , 1967, 22 , 817–829.

    Google ученый

  • Кэмпбелл, Д. Т., и Фиске, Д. В. Конвергентная и дискриминантная проверка с помощью матрицы мультипризнаков-мультиметодов. Психологический бюллетень , 1959, 56 , 81–105.

    Google ученый

  • Кэрролл, Дж. С., и Пейн, Дж. В. (ред.), Познание и социальное поведение . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1976.

    . Google ученый

  • Каутен, Н. Р., Робинсон, И. Э., и Краусс, Х. Х. Стереотипы: обзор литературы за 1926–1968 гг. Журнал социальной психологии , 1971, 84 , 103–125.

    Google ученый

  • Сикурель А. Когнитивная социология . Нью-Йорк: Свободная пресса, 1974.

    . Google ученый

  • Коэн Г. Психология познания . Нью-Йорк: Academic Press, 1977.

    . Google ученый

  • Кук, С. В., и Селтиз, К. Многоиндикаторный подход к оценке отношения. Психологический бюллетень , 1964, 62 , 36–55.

    Google ученый

  • Коуэн, М.Л., и Стюарт, Б.Дж. Методологическое исследование половых стереотипов. Половые роли , 1977, 3 , 205–216.

    Google ученый

  • Крокетт, У. Х. Когнитивная сложность и формирование впечатлений. В BA Maher (Ed.), Прогресс в экспериментальных исследованиях личности (Vol.2). Нью-Йорк: Academic Press, 1965. Стр. 47–90.

    Google ученый

  • Кронбах, Л. Дж. Процессы, влияющие на оценки «понимания других» и «предполагаемого сходства». Психологический бюллетень , 1955, 52 , 177–193.

    Google ученый

  • Д’Андраде, Р. Г. Пропозициональный анализ представлений американцев о болезни. В К. Х. Бассо и Х.А. Селби (ред.), Значение в антропологии . Альбукерке: Издательство Университета Нью-Мексико, 1976. Стр. 155–180.

    Google ученый

  • До, К. Секс: Взгляд на процесс атрибуции. В JH Harvey, WJ Ickes и RF Kidd (Eds.), Новые направления в исследованиях атрибуции (Том 1). Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1976. Стр. 335–352.

    Google ученый

  • До, К., & Emswiller, T. Объяснение успешного выполнения задач, связанных с полом: то, что для мужчины является умением, для женщины — удачей. Журнал личности и социальной психологии , 1974, 29 , 80–85.

    Google ученый

  • Дель Бока, Ф.К., и Эшмор, Р.Д. Половые стереотипы и имплицитная теория личности: II. Подход на основе выводов к оценке половых стереотипов. Сексуальные роли , в печати.

  • Доллард Дж. и Миллер Н. Э. Личность и психотерапия . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1950.

    . Google ученый

  • Дорнбуш, С. М., Хасторф, А. Х., Ричардсон, С. А., Маззи, Р. Э., и Вриланд, Р. С. Воспринимающий и воспринимаемое: их относительное влияние на категории межличностного восприятия. Журнал личности и социальной психологии , 1965, 1 , 434–440.

    Google ученый

  • Истербрук, Дж. А. Влияние эмоций на использование сигналов и организацию поведения. Психологический обзор , 1959, 66 , 183–201.

    Google ученый

  • Эрлих, Х. Дж. Социальная психология предрассудков . Нью-Йорк: Wiley, 1973.

    . Google ученый

  • Фельдман, Дж.М. Стимульные характеристики и субъективные предубеждения как детерминанты атрибуции стереотипов. Журнал личности и социальной психологии , 1972, 21 , 330–340.

    Google ученый

  • Фельдман-Саммерс, С., и Кислер, С. Б. Те, кто номер два, стараются больше: влияние пола на атрибуцию причинности. Журнал личности и социальной психологии , 1974, 30 , 846–855.

    Google ученый

  • Фестингер, Л.Теория процессов социального сравнения. Человеческие отношения , 1954, 7 , 117–140.

    Google ученый

  • Фишман, Дж. А. Исследование процесса и функции социальных стереотипов. Журнал социальной психологии , 1956, 43 , 27–64.

    Google ученый

  • Фодор, Дж. А. Язык мысли .Нью-Йорк: Томас Ю. Кроуэлл, 1975.

    . Google ученый

  • Фанк С.Г., Горовиц А.Д., Липшиц Р. и Янг Ф.В. Воспринимаемая структура американских этнических групп: использование многомерного масштабирования в исследовании стереотипов. Социометрия , 1976, 39 , 116–130.

    Google ученый

  • Гарднер, Р. К. Этнические стереотипы: традиционный подход, новый взгляд. Канадский психолог , 1973, 14 , 133–148.

    Google ученый

  • Гарфинкель, Х. Исследования в области этнометодологии . Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall, 1967.

    Google ученый

  • Гибсон, Дж. Дж. Органы чувств, рассматриваемые как системы восприятия . Бостон: Хоутон Миффлин, 1966.

    . Google ученый

  • Гибсон, Дж.J. Теория аффордансов. В R. Shaw & J. Bransford (Eds.), Восприятие, действие и знание: к экологической психологии . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1977.

    . Google ученый

  • Гоффман, Э. Встречи . Индианаполис: Боббс-Меррилл, 1961.

    . Google ученый

  • Гордон, Р. Стереотипы образов и убеждений как защита эго .Лондон: Издательство Кембриджского университета, 1962.

    . Google ученый

  • Hacker, H.M. Женщины как меньшинство. Социальные силы , 1951, 30 , 60–69.

    Google ученый

  • Хасторф А. Х., Шнайдер Д. и Полефка Дж. Восприятие человека . Рединг, Массачусетс: Addison-Wesley, 1970.

    Google ученый

  • Хейс, В.L. Подход к изучению импликации признаков и сходства признаков. В R. Tagiuri & L. Petrullo (Eds.), Восприятие человека и межличностное поведение . Стэнфорд: издательство Стэнфордского университета, 1958.

    . Google ученый

  • Хефнер, Р., Ребекка, М., и Олешанский, Б. Развитие преодоления половых ролей. Человеческое развитие , 1975, 18 , 143–158.

    Google ученый

  • Хайдер, Ф. Психология межличностных отношений . Нью-Йорк: Wiley, 1958.

    . Google ученый

  • Johnson, S.C. Схемы иерархической кластеризации. Психометрика , 1967, 32 , 241–254.

    Google ученый

  • Джонс Э. Э. и Джерард Х. Б. Основы социальной психологии . Нью-Йорк: Wiley, 1967.

    . Google ученый

  • Джонс Р.A. Самоисполняющиеся пророчества: социальные, психологические и физиологические последствия ожиданий . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1977.

    . Google ученый

  • Джонс, Р. А., и Эшмор, Р. Д. Структура межгруппового восприятия: категории и измерения во взглядах этнических групп и прилагательных, используемых в исследовании стереотипов. Журнал личности и социальной психологии , 1973, 25 , 428–438.

    Google ученый

  • Каган, Дж. Приобретение и значение полового типа и половой ролевой идентичности. В ML Hoffman & LW Hoffman (Eds.), Review of Child Development Research (Vol. 1). Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа, 1964.

    . Google ученый

  • Каган Дж. и Лемкин Дж. Дифференциальное восприятие ребенком отношения родителей. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1960, 61 , 440–447.

    Google ученый

  • Карлинс, М., Коффман, Т.Л., и Уолтерс, Г. Об угасании социальных стереотипов: исследования трех поколений студентов колледжей. Журнал личности и социальной психологии , 1969, 13 , 1–16.

    Google ученый

  • Katz, D. Консистенция для чего? Функциональный подход. В Р. П. Абельсон, Э. Аронсон, В.Дж. Макгуайр, Т. М. Ньюкомб, М. Дж. Розенберг и П. Х. Танненбаум (ред.), Теории когнитивной согласованности: справочник . Чикаго: Рэнд МакНалли, 1968. Стр. 179–191.

    Google ученый

  • Кац Д. и Брейли К. Расовые стереотипы у ста студентов колледжей. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1933, 28 , 280–290.

    Google ученый

  • Кац Д., & Braly, KW Расовые предрассудки и расовые стереотипы. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1935, 30 , 175–193.

    Google ученый

  • Келли Г. Психология личных конструктов . Нью-Йорк: Нортон, 1955.

    . Google ученый

  • Кесслер С.Дж. и МакКенна В. Гендер: этнометодологический подход .Нью-Йорк: Wiley, 1978.

    . Google ученый

  • Кляйн, Г. С. Восприятие, мотивы и личность . Нью-Йорк: Альфред А. Кнопф, 1970.

    . Google ученый

  • Клинеберг О. Научное исследование национальных стереотипов. Международный бюллетень социальных наук , 1951, 3 , 505–515.

    Google ученый

  • Кольберг, Л.Когнитивно-развивающий анализ детских полоролевых концепций и установок. В EE Maccoby (Ed.), Развитие половых различий . Стэнфорд: издательство Стэнфордского университета, 1966.

    . Google ученый

  • Колберг Л. Этапы и последовательность: когнитивно-развивающий подход к социализации. В DA Goslin (Ed.), Справочник по теории и исследованиям социализации . Чикаго: Рэнд МакНалли, 1969.

    . Google ученый

  • Кун, Т.С. Структура научных оборотов . Чикаго: University of Chicago Press, 1962.

    . Google ученый

  • Катнер Н. Г. и Броган Д. Источники дискриминации по признаку пола в системах образования: концептуальная модель. Psychology of Women Quarterly , 1976, 1 , 50–69.

    Google ученый

  • Липман-Блюмен, Дж., и Тиккамейер, А.Половые роли в переходный период: десятилетняя перспектива. Ежегодный обзор социологии , 1975, 1 , 297–337.

    Google ученый

  • Липпа, Р. Наивное восприятие мужественности-женственности на основе экспрессивных сигналов. Журнал исследований личности , 1978, 12 , 1–14.

    Google ученый

  • Липпманн В. Общественное мнение .Нью-Йорк: Харкорт, 1922.

    . Google ученый

  • Ливсли В. Дж. и Бромли Д. Б. Восприятие личности в детстве и юности . Нью-Йорк: Wiley, 1973.

    . Google ученый

  • Лайман С. М. и Дуглас В. А. Этническая принадлежность: стратегии управления коллективным и индивидуальным впечатлением. Социальные исследования , 1973, 40 , 344–365.

    Google ученый

  • McKee, JP, & Sherriffs, A.C. Дифференциальная оценка мужчин и женщин. Journal of Personality , 1957, 25 , 356–371.

    Google ученый

  • Медин Д.Л. и Шаффер М.М. Контекстная теория классификационного обучения. Психологический обзор , 1978, 85 , 207–238.

    Google ученый

  • Минц, Э.Предрассудки родителей. В F. Дания (ред.), Кто дискриминирует женщин? Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications, 1974. Стр. 9–23.

    Google ученый

  • Мишель Т. (ред.). Понимание других людей . Оксфорд: Бэзил Блэквелл, 1974.

    . Google ученый

  • Мишель В. Определение пола и социализация. В PH Mussen (Ed.), Руководство Кармайкла по детской психологии (Vol.2). Нью-Йорк, Уайли, 1970. Стр. 3–72.

    Google ученый

  • Моерк, Э. Л. Прагматические и семантические аспекты развития раннего языка . Балтимор: University Park Press, 1977.

    . Google ученый

  • Моллой Дж. Платье для успеха . Нью-Йорк: Warner Books, 1977.

    . Google ученый

  • Нейссер, У. Когнитивная психология . Нью-Йорк: Appleton-Century-Crofts, 1967.

    . Google ученый

  • Нейссер У. Познание и реальность . Сан-Франциско: WH Freeman and Co., 1976.

    . Google ученый

  • Ньюэлл, А. Вы не можете сыграть с природой в 20 вопросов и победить: Проективные комментарии к документам этого симпозиума. В WG Chase (Ed.), Визуальная обработка информации .Нью-Йорк: Academic Press, 1973. Стр. 283–308.

    Google ученый

  • Осгуд, К. Э., Сучи, Г. Дж., и Танненбаум, П. Х. Измерение смысла . Урбана, Иллинойс: University of Illinois Press, 1957.

    . Google ученый

  • Оскамп, С. Отношение и мнение . Englewood Cliffs, NJ: Prentice-Hall, 1977.

    Google ученый

  • Познер, М.I. Согласование внутренних кодексов. В WG Chase (Ed.), Визуальная обработка информации . Нью-Йорк: Academic Press, 1973. Стр. 35–73.

    Google ученый

  • Познер М.И. и Кил С.В. О происхождении абстрактных идей. Журнал экспериментальной психологии , 1968, 77 , 353–363.

    Google ученый

  • Рид, С. Распознавание образов и категоризация. Когнитивная психология , 1972, 3 , 382–407.

    Google ученый

  • Рош Э. Когнитивные ориентиры. Когнитивная психология , 1975, 1 , 532–547.

    Google ученый

  • Рош Э. и Мервис С. Б. Семейное сходство: исследования внутренней структуры категорий. Когнитивная психология , 1975, 7 , 573–605.

    Google ученый

  • Рош Э., Мервис К., Грей В., Джонсон Д. и Бойс-Брэм П. Основные объекты в естественных категориях. Когнитивная психология , 1976, 8 , 382–439.

    Google ученый

  • Роуз П. Развитие расовых исследований. В GW Shepard (Ed.), Раса среди наций: концептуальный подход . Лексингтон, Массачусетс.: Книги Хита Лексингтона, 1970.

    Google ученый

  • Розенберг С. Новые подходы к анализу личностных конструктов в восприятии человека. Небраска Симпозиум по мотивации , 1977, 24 , 179–242.

    Google ученый

  • Розенберг С., Нельсон С. и Вивеканантан П. С. Многомерный подход к структуре личностных впечатлений. Журнал личности и социальной психологии , 1968, 9 , 283–294.

    Google ученый

  • Розенберг С. и Седлак А. Структурные представления имплицитной теории личности. В Л. Берковице (ред.), Достижения в области экспериментальной социальной психологии (Том 6). Нью-Йорк: Academic Press, 1972.

    . Google ученый

  • Розенкранц, П., Фогель С.Р., Би Х., Броверман И.К. и Броверман Д.М. Стереотипы половых ролей и представления о себе у студентов колледжей. Journal of Consulting and Clinical Psychology , 1968, 32 , 287–295.

    Google ученый

  • Розенталь Р. и Джейкобсон Л. Пигмалион в классе . Нью-Йорк: Холт, Райнхарт и Уинстон, 1968.

    . Google ученый

  • Шанк Р.C. Концептуальная зависимость: теория понимания естественного языка. Когнитивная психология , 1972, 3 , 552–631.

    Google ученый

  • Шанк, Р. К., и Абельсон, Р. П. Сценарии, планы, цели и понимание: Исследование структур человеческого знания . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Lawrence Erlbaum Associates, 1977.

    . Google ученый

  • Шнайдер Д.J. Неявная теория личности: обзор. Психологический бюллетень , 1973, 79 , 294–309.

    Google ученый

  • Шнайдер В. и Шиффрин Р. М. Контролируемая и автоматическая обработка информации человеком: I. Обнаружение, поиск и внимание. Психологический обзор , 1977, 84 , 1–66.

    Google ученый

  • Скотт, В.А. Структура естественных познаний. Журнал личности и социальной психологии , 1969, 12 , 261–278.

    Google ученый

  • Секорд, П. Ф. Стереотипность и благосклонность в восприятии негритянских лиц. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1959, 59 , 309–315.

    Google ученый

  • Секорд, П. Ф., и Бэкман, К.W. Социальная психология . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1964.

    . Google ученый

  • Секорд П.Ф., Беван В. и Кац Б. Стереотип негра и акцентуация восприятия. Журнал ненормальной и социальной психологии , 1956, 53 , 78–83.

    Google ученый

  • Симпсон, Г. Э., и Ингер, Дж. М. Расовые и культурные меньшинства (3-е изд.). Нью-Йорк: Харпер и Роу, 1965.

    . Google ученый

  • Смит, Э. Э., Шобен, Э. Дж., и Рипс, Л. Дж. Структура и процесс в семантической памяти: функциональная модель для семантических решений. Психологический обзор , 1974, 81 , 214–241.

    Google ученый

  • Spence, JT, & Helmreich, R.L. Мужественность и женственность: их психологические аспекты, корреляты и предпосылки .Остин: Техасский университет, 1978.

    . Google ученый

  • Спенс, Дж. Т., Хелмрайх, Р., и Стапп, Дж. Опросник личных качеств: измерение стереотипов половых ролей и мужественности-женственности. JSAS Каталог избранных документов по психологии , 1974, 4 , 43.

    Google ученый

  • Тагиури Р. Восприятие человека. В Г.Линдзи и Э. Аронсон (ред.), Справочник по социальной психологии (2-е изд., т. 3). Рединг, Массачусетс: Addison-Wesley, 1969. Стр. 395–449.

    Google ученый

  • Тайфел, Х. Когнитивные аспекты предрассудков. Журнал социальных вопросов , 1969, 25 , 79–97.

    Google ученый

  • Тайфель Х., Шейх А.А. и Гарднер Р.К. Содержание стереотипов и вывод о сходстве между членами стереотипных групп. Acta Psychologica , 1964, 22 , 191–201.

    Google ученый

  • Tajfel, H., & Wilkes, A.L. Классификация и количественная оценка. Британский журнал психологии , 1963, 54 , 101–114.

    Google ученый

  • Тейлор Д. М. и Абуд Ф. Э. Этнические стереотипы: необходима ли концепция? Канадский психолог , 1973, 14 , 330–338.

    Google ученый

  • Тверской А. Признаки сходства. Psychological Review , 1977, 84 , 327–352.

    Google ученый

  • Vinacke, WE Стереотипы как социальные концепции. Журнал социальной психологии , 1957, 46 , 229–243.

    Google ученый

  • Вурпийо, Э.Разработка идентификации объектов. В V. Hamilton & MD Vernon (Eds.), Развитие когнитивных процессов . Нью-Йорк: Academic Press, 1976. Стр. 191–236.

    Google ученый

  • Уэбб Э. Дж., Кэмпбелл Д. Т., Шварц Р. Д. и Сехрест Л. Ненавязчивые меры: нереактивные исследования в социальных науках . Чикаго: Рэнд МакНалли, 1966.

    . Google ученый

  • Вегнер, Д.М. и Валлахер, Р. Р. Имплицитная психология . Нью-Йорк: издательство Оксфордского университета, 1977.

    . Google ученый

  • Вейк, К. Е. Методы систематических наблюдений. В G. Lindzey and E. Aronson (Eds.), Справочник по социальной психологии (2-е изд., Том 2). Рединг, Массачусетс: Addison-Wesley, 1968.

    Google ученый

  • Вайнер Б., Фриз И., Кукла А., Рид Л., Рест С. и Розенбаум Р. М. Восприятие причин успеха и неудачи. В EE Jones, DE Kanouse, HH Kelley, RE Nisbett, S. Valins, & B. Weiner (Eds.), Атрибуция: Восприятие причин поведения . Морристаун, Нью-Джерси: General Learning Press, 1972.

    . Google ученый

  • Уильямс, Дж. Э., и Беннетт, С. М. Определение половых стереотипов с помощью контрольного списка прилагательных. Половые роли , 1975, 1 , 327–337.

    Google ученый

  • Витгенштейн Л. Философские исследования . Оксфорд: Бэзил Блэквелл, 1953.

    . Google ученый

  • CU Лаборатория стереотипов и предубеждений | Psychology and Neuroscience Social Psychology

    CUSP — Лаборатория стереотипов и предубеждений CU — собирается еженедельно в течение года для разработки, оценки и изучения исследований по этой теме.CUSP, возглавляемый социальными психологами Ирэн Блэр, Джошем Корреллом, Тиффани Ито и Бернадетт Парк, предлагает студентам и преподавателям уникальную площадку для представления своей работы и получения отзывов на всех этапах исследовательского процесса. В число участников обычно входят участвующие преподаватели, их аспиранты и младшие научные сотрудники.

    Лаборатория CUSP проводит как фундаментальные, так и прикладные исследования, связанные со стереотипами, предрассудками и межгрупповыми отношениями. Мы стремимся понять основные психологические процессы, влияющие на эти конструкции, изучая их действие как в лабораторных, так и в полевых условиях.В этой работе мы используем широкий набор показателей, включая традиционные опросы и анкеты, компьютеризированные задачи, которые выявляют эти переменные на более автоматическом или спонтанном уровне, а также нейронные индикаторы фактической активности мозга, которая лежит в основе этих процессов.

    члена CUSP в настоящее время исследуют социальную категоризацию, имплицитные стереотипы и их модерацию, влияние контекста на стереотипы, идеологические взгляды на этническое разнообразие, межличностные и межгрупповые силы и стереотипы, визуальную значимость в стереотипах, межличностное общение и стереотипы, подавление и контроль стереотипов и предубеждений. выражение, аффект и предубеждение, а также религиозные стереотипы, среди прочего.

    Заинтересованы в участии?

    Потенциальные аспиранты: Потенциальные аспиранты, заинтересованные в присоединении к лаборатории CUSP, должны подать заявку на участие в программе социальной психологии Университета Колорадо. Материалы для подачи заявки на программу магистратуры по социальной психологии можно найти на странице «Применить». Студентам, заинтересованным в обсуждении конкретных исследовательских возможностей для выпускников, предлагается напрямую связаться с преподавателями CUSP.

    Для нынешних студентов CU: Успех нашей работы зависит от участия преданных своему делу студентов бакалавриата.Участие в исследованиях на уровне бакалавриата — отличный способ узнать об исследовательском процессе и получить практический опыт. Это особенно ценно для студентов, планирующих поступить в аспирантуру. Большинство должностей являются добровольными, но вы можете получить зачет за свою работу.

    ТРЕБОВАНИЯ: Минимум 3.00 GPA. Специализируется на руководстве основным учебным отделом факультета. Обязательство работать в исследовательской лаборатории в течение одного года. Возможность добровольно работать девять часов в неделю.Пожалуйста, свяжитесь с отдельными преподавателями CUSP о наличии вакансий.

    12.2: Социальная категоризация и стереотипирование

    Мышление о других с точки зрения их групповой принадлежности известно как социальная категоризация — естественный когнитивный процесс, с помощью которого мы помещаем людей в социальные группы. Социальная категоризация возникает, когда мы думаем о ком-то как о мужчине (по сравнению с женщиной), пожилом человеке (по сравнению с молодым человеком), чернокожем человеке (по сравнению с азиатом или белым) и так далее (Олпорт, 1954/1979). .Точно так же, как мы классифицируем объекты по разным типам, мы классифицируем людей в соответствии с их принадлежностью к социальной группе. Как только мы это делаем, мы начинаем реагировать на этих людей больше как на членов социальной группы, чем как на отдельных людей.

    Представьте на мгновение, что два студента колледжа, Джон и Сара, разговаривают за столом в студенческом союзе вашего колледжа или университета. В этот момент мы, вероятно, будем рассматривать их не как членов группы, а скорее как двух индивидуумов. Джон выражает свое мнение, а Сара свое.Представьте, однако, что по мере продолжения разговора Сара рассказывает о задании, которое она выполняет для своего класса женских исследований. Оказывается, Джон не считает, что в колледже должна быть программа женского обучения, и говорит об этом Саре. Он утверждает, что если есть программа обучения женщин, то должна быть и программа обучения мужчин. Кроме того, он утверждает, что женщины получают слишком много перерывов при приеме на работу и что квалифицированные мужчины становятся объектами дискриминации. Сара считает как раз наоборот, утверждая, что женщины были объектами сексизма в течение многих-многих лет и даже сейчас не имеют такого же доступа к высокооплачиваемой работе, как мужчины.

    Вы можете видеть, что взаимодействие, которое началось на индивидуальном уровне, когда два человека разговаривали, теперь перешло на групповой уровень, на котором Джон начал считать себя мужчиной, а Сара начала считать себя женщиной. Короче говоря, теперь Сара отстаивает свои точки зрения не столько от себя, сколько как от представителя одной из своих ингрупп, а именно женщин, а Джон действует как представитель одной из своих ингрупп, а именно мужчин. Сара считает свои позиции правильными, и считает, что они верны не только для нее, но и для женщин в целом.И то же самое верно для Джона. Вы можете видеть, что эти социальные классификации могут создавать некоторый потенциал для неправильного восприятия и, возможно, даже враждебности. А Джон и Сара могут даже изменить свое мнение друг о друге, забыв, что они действительно нравятся друг другу как личности, потому что теперь они больше реагируют как члены группы с противоположными взглядами.

    Представьте теперь, что пока Джон и Сара все еще разговаривают, несколько студентов из другого колледжа, каждый в шляпе и куртке этой школы, появляются в студенческом союзе.Присутствие этих посторонних может полностью изменить направление социальной категоризации, заставив и Джона, и Сару думать о себе как о студентах своего собственного колледжа. И эта социальная категоризация может привести к тому, что они станут лучше осознавать положительные характеристики своего колледжа (отличная баскетбольная команда, прекрасный кампус и умные студенты) по сравнению с характеристиками другой школы. Теперь вместо того, чтобы воспринимать себя членами двух разных групп (мужчины и женщины), Джон и Сара могут внезапно ощутить себя членами одной и той же социальной категории (студентами своего колледжа).

    Возможно, этот пример поможет вам увидеть гибкость социальной категоризации. Иногда мы думаем о наших отношениях с другими на индивидуальном уровне, а иногда на уровне группы. И какие группы мы используем в социальной категоризации, может меняться со временем и в разных ситуациях. Я думаю, вы согласитесь, что вы с большей вероятностью отнесете себя к члену вашего колледжа или университета, когда ваша баскетбольная или футбольная команда только что выиграла действительно важную игру или на церемонии вручения дипломов, чем в обычный вечер. с твоей семьей.В этих случаях ваше членство в качестве студента университета просто более заметно и важно, чем каждый день, и вы, скорее всего, соответствующим образом классифицируете себя.

    Спонтанная социальная категоризация

    Социальная категоризация происходит спонтанно, без особых раздумий с нашей стороны (Crisp & Hewstone, 2007). Шелли Тейлор и ее коллеги (Taylor, Fiske, Etcoff, & Ruderman, 1978) показали участникам своего исследования слайд и запись презентации трех мужчин и трех студентов колледжа, которые предположительно участвовали в дискуссионной группе.Во время презентации каждый член дискуссионной группы внес предложение о том, как рекламировать студенческий спектакль. Заявления контролировались таким образом, чтобы у всех участников исследования заявления, сделанные мужчинами и женщинами, были одинаковой длины и качества. Кроме того, одной половине участников было сказано, что по окончании презентации их попросят вспомнить, кто и какое предложение сделал, тогда как другой половине участников было сказано просто наблюдать за взаимодействием, не обращая внимания ни на что конкретное.

    После того, как они просмотрели все утверждения, сделанные участниками дискуссионной группы, участникам исследования был предложен тест на память (это было совершенно неожиданно для участников, которым не давали инструкций по запоминанию). Участникам был показан список всех сделанных заявлений вместе с фотографиями каждого из членов дискуссионной группы, и их попросили указать, кто сделал каждое из заявлений. Участники исследования не очень хорошо справлялись с этой задачей, и все же, когда они допускали ошибки, эти ошибки были очень систематическими.

    Как видно из таблицы 12.1, ошибки были таковы, что утверждения, которые на самом деле были сделаны мужчиной, чаще ошибочно приписывались другому мужчине в группе, чем другой женщине, а утверждения, действительно сделанные женщиной, были более ошибочными. чаще приписывается другим женщинам в группе, чем мужчине. Участники, очевидно, классифицировали говорящих по их полу, что привело к тому, что они больше путались внутри пола, чем между полами.

    Интересно, и если предположить, что категоризация происходит все время, инструкции, которые были даны участникам, не имели абсолютно никакого значения.Те, кому не давали никаких указаний, были точно так же разделены на категории, как и те, кому было приказано помнить, кто что сказал. Другое исследование с использованием этой техники показало, что мы спонтанно классифицируем друг друга на основе многих других групповых принадлежностей, включая расу, академический статус (ученик или учитель), социальные роли и другие социальные категории (Fiske, Haslam, & Fiske, 1991; Стангор, Линч, Дуан и Гласс, 1992).

    Таблица 12.1 Путаница в именах
    Инструкции Ошибки внутри гонки Между ошибками гонки
    Память 5.78 4,29
    Без памяти 6,57 4,36
    Taylor, Fiske, Etcoff и Ruderman (1978) продемонстрировали, что люди спонтанно классифицируют других. Даже без каких-либо инструкций по категоризации люди тем не менее путали других по полу.

    Вывод прост, хотя и очевиден: вокруг нас все время происходит социальная категоризация.Действительно, социальная категоризация происходит так быстро, что людям может быть трудно , а не думать о других с точки зрения их принадлежности к группе (см. рис. 12.4).

    Рисунок 12.4: Если вы похожи на большинство людей, у вас будет сильное желание отнести этого человека к категории мужчин или женщин. drburtoni — Марш трансгендеров, Портленд, СЕРИЯ 2015 — CC BY-NC-ND 2.0.

     

    Преимущества социальной категоризации

    Тенденция классифицировать других обычно весьма полезна.В некоторых случаях мы классифицируем, потому что это дает нам информацию о характеристиках людей, принадлежащих к определенным социальным группам (Lee, Jussim, & McCauley, 1995). Если вы заблудились в городе, вы можете найти полицейского или таксиста, которые помогут вам найти дорогу. В этом случае социальная категоризация, вероятно, была бы полезна, потому что полицейский или таксист мог бы особенно хорошо знать расположение городских улиц. Конечно, использование социальных категорий будет информативным только в той мере, в какой верны стереотипы, которых придерживается человек в отношении этой категории.Если бы полицейские на самом деле не были так хорошо осведомлены о планировке города, то использование этой категоризации не было бы информативным.

    Утверждалось, что в большинстве стереотипов есть зерно истины, и, похоже, это так. Существует корреляция между тем, как члены группы воспринимают стереотипы своих собственных групп, и тем, как люди из других групп воспринимают те же самые стереотипы (Judd & Park, 1993; Swim, 1994). Эта истина может частично исходить из ролей, которые люди играют в обществе.Например, стереотипы (которых придерживаются многие люди) о том, что женщины «воспитаны» и что мужчины «доминируют», могут частично возникать из-за того, что в среднем мужчины и женщины оказываются в разных социальных ролях в культуре (Игли и Стеффен, 1984). В большинстве культур мужчины чаще занимают должности с более высоким статусом, такие как врачи и юристы, тогда как женщины чаще играют роль домохозяек и воспитателей. В этом смысле стереотипы по крайней мере частично верны для многих членов социальной категории с точки зрения их реального поведения.Поскольку мужчины чаще становятся лидерами, чем женщины, в среднем они вполне могут быть более доминирующими; а поскольку женщины чаще заботятся о детях, они могут в среднем вести себя более заботливо, чем мужчины.

    С другой стороны, мы иногда классифицируем других не потому, что кажется, что это дает больше информации о них, а потому, что у нас может не быть времени (или мотивации), чтобы сделать что-то более тщательное. Использование наших стереотипов для оценки другого человека может просто облегчить нашу жизнь (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994).Согласно этому подходу, размышление о других людях с точки зрения их принадлежности к социальной категории является функциональным способом обращения с миром — вещи сложны, и мы уменьшаем сложность, полагаясь на наши стереотипы.

    Негативные результаты социальной категоризации

    Хотя размышление о других с точки зрения их принадлежности к социальной категории имеет некоторые потенциальные преимущества для человека, который занимается категоризацией, категоризация других вместо того, чтобы относиться к ним как к уникальным личностям с их собственными уникальными характеристиками, имеет широкий спектр негативных и часто очень несправедливо, результаты для тех, кто категоризирован.

    Одна из проблем заключается в том, что социальная категоризация искажает наше восприятие, так что мы склонны преувеличивать различия между людьми из разных социальных групп, в то же время воспринимая членов групп (и особенно чужих групп) как более похожих друг на друга, чем они есть на самом деле. Это чрезмерное обобщение повышает вероятность того, что мы будем думать и относиться ко всем членам группы одинаково. Тайфел и Уилкс (1963) провели простой эксперимент, который дал представление о возможных результатах категоризации.Как вы можете видеть на рис. 12.5, в ходе эксперимента участники оценивали длину шести линий. В одном из экспериментальных условий участники просто видели шесть линий, тогда как в другом условии линии были систематически разделены на две группы: одна включала три более короткие линии, а другая включала три более длинные линии.

    Рисунок 12.5: Акцентуация восприятия 90 002 Линии C и D воспринимались как одинаковые по длине в неклассифицированном состоянии, но линия C воспринималась как более длинная, чем линия D, когда линии были разделены на две группы.Из Тайфеля (1970).

    Тайфел обнаружил, что линии воспринимались по-разному, когда они были классифицированы, так что подчеркивались различия между группами и сходство внутри групп. В частности, он обнаружил, что хотя линии C и D (которые на самом деле имеют одинаковую длину) воспринимались как равные по длине, когда линии не были разделены на категории, линия D воспринималась как значительно более длинная, чем линия C в условиях, в которых линии были разделены. категоризировано. В этом случае разделение на две группы — «группа коротких линий» и «группа длинных строк» ​​— вызвало искажение восприятия, так что две группы линий воспринимались как более разные, чем они были на самом деле.

    Подобные эффекты возникают, когда мы классифицируем других людей. Мы склонны считать людей, принадлежащих к одной и той же социальной группе, более похожими, чем они есть на самом деле, и мы склонны судить людей из разных социальных групп как более разных, чем они есть на самом деле. Тенденция рассматривать членов социальных групп как похожих друг на друга особенно сильна для членов чужих групп, что приводит к гомогенности чужих групп — тенденция рассматривать членов чужих групп как более похожих друг на друга, чем мы видим членов своих групп (Linville, Саловей и Фишер, 1986; Остром и Седикидес, 1992; Мейснер и Бригам, 2001).Я уверен, что вы сами сталкивались с этим, когда ловили себя на мысли или высказывании: «О, они все одинаковые!»

    Патриция Линвилл и Эдвард Джонс (1980) дали участникам исследования список терминов признаков и попросили их подумать либо о членах их собственной группы (например, чернокожих), либо о членах другой группы (например, белых) и поместить термины признаков в стопки, которые представляли разные типы людей в группе. Результаты этих исследований, как и других, подобных им, были ясны: люди воспринимают чужие группы как более однородные, чем свои.Точно так же, как белые люди использовали меньше наборов характеристик для описания чернокожих, чем белые, молодые люди использовали меньше наборов признаков для описания пожилых людей, чем молодежь, а студенты использовали меньше наборов характеристик для представителей других университетов, чем для членов своих собственных университетов. Университет.

    Однородность чужой группы возникает отчасти потому, что у нас не так много контактов с членами чужой группы, как с членами своей группы, а качество взаимодействия с членами чужой группы часто бывает более поверхностным.Это мешает нам действительно узнать о членах чужой группы как о личностях, и в результате мы, как правило, не осознаем различий между членами группы. Вдобавок к тому, что мы меньше узнаем о них, потому что мы меньше видимся и взаимодействуем с ними, мы регулярно классифицируем членов чужой группы, благодаря чему они кажутся более похожими в когнитивном отношении (Haslam, Oakes, & Turner, 1996).

    Как только мы начинаем видеть членов чужих групп более похожими друг на друга, чем они есть на самом деле, становится очень легко применять наши стереотипы к членам групп, не задумываясь о том, верна ли эта характеристика на самом деле для конкретного индивидуума. .Если мужчины думают, что все женщины одинаковы, то они могут также думать, что у них у всех одинаковые характеристики — все они «эмоциональны» и «слабы». И у женщин могут быть такие же упрощенные представления о мужчинах (они «бесчувственны», «не желают брать на себя обязательств» и т. д.). В результате стереотипы становятся связанными с самой группой в наборе мысленных представлений (рис. 12.6). Стереотипы — это «картинки в наших головах» социальных групп (Lippman, 1922). Эти убеждения только кажутся правильными и естественными, даже несмотря на то, что они часто являются искаженными чрезмерными обобщениями (Hirschfeld, 1996; Yzerbyt, Schadron, Leyens & Rocher, 1994).

    Рисунок 12.6: Стереотипы — это убеждения, связанные с социальными категориями. На рисунке показаны связи между социальной категорией преподавателей колледжей и ее стереотипами в виде нейронной сети или схемы. Репрезентация также включает одно изображение (или экземпляр) конкретного профессора колледжа, которого знает студент. непрозрачность – ведущий устных историй – CC BY-NC-ND 2.0.

    Наши стереотипы и предрассудки усваиваются с помощью множества различных процессов. Эта множественность причин вызывает сожаление, потому что она делает стереотипы и предрассудки еще более вероятными для формирования и более трудными для изменения.Во-первых, мы узнаём о своих стереотипах отчасти благодаря общению с родителями и сверстниками (Aboud & Doyle, 1996) и по поведению, которое мы видим в средствах массовой информации (Brown, 1995). Даже 5-летние дети усвоили культурные нормы в отношении подходящей деятельности и поведения для мальчиков и девочек, а также выработали стереотипы о возрасте, расе и физической привлекательности (Bigler & Liben, 2006). И часто существует хорошее согласие относительно стереотипов социальных категорий среди людей в данной культуре.В одном из исследований, посвященных оценке стереотипов, Стефани Мадон и ее коллеги (Madon et al., 2001) представили студентам американских колледжей список из 84 названий характеристик и попросили их указать, для каких групп каждая черта кажется подходящей (рис. 12.6). Участники были склонны соглашаться в том, какие черты характерны для каких групп, и это было верно даже для групп, из которых респонденты, вероятно, никогда не встречали ни одного члена (арабов и русских). Даже сегодня существует хорошее согласие относительно стереотипов членов многих социальных групп, включая мужчин и женщин, а также различных этнических групп.

     

    Таблица 12.2: Текущие стереотипы, которых придерживаются студенты колледжей
    американцы % Черный % итальянцы %
    Материалистический 53,6 Музыкальный 27.6 Верный семейным узам 62,7
    Ленивый 30,4 Любящий удовольствие 26 Любовь к традициям 47,5
    Индивидуальный 28,6 Громко 20,7 Страстный 39
    Любовь к удовольствиям 28 Агрессивный 15.5 Религиозный 37,3
    Трудолюбивый 23,2 Художественный 13,8 Быстрозакаленный 35,6
    Немцы % Евреи % Китайский %
    Интеллектуальный 45.8 Очень религиозный 52,5 Интеллектуальный 60,3
    Трудолюбивый 37,3 Интеллектуальный 49,2 Верный семейным узам 41,4
    Националистический 30,5 Любовь к традициям 32.2 Зарезервировано 36,2
    Научно мыслящий 27,1 Проницательный 30,5 Трудолюбивый 32,8

    Методический

    20,3 Верный семейным узам 28,8 Любовь к традициям 31

    Однажды установившись, стереотипы (как и любые другие когнитивные представления) имеют тенденцию сохраняться.Мы начинаем реагировать на членов стереотипных категорий, как если бы мы уже знали, на что они похожи. Яаков Тропе и Эрик Томпсон (1997) обнаружили, что люди задавали меньше вопросов членам категорий, в отношении которых у них были устойчивые стереотипы (как будто они уже знали, на что похожи эти люди), и что вопросы, которые они задавали, скорее всего, подтверждали стереотипы, которые они задавали. уже было.

    В других случаях стереотипы сохраняются, потому что информация, подтверждающая наши стереотипы, запоминается лучше, чем информация, опровергающая их.Когда мы видим поведение членов социальных групп, мы, как правило, лучше запоминаем информацию, подтверждающую наши стереотипы, чем информацию, опровергающую наши стереотипы (Fyock & Stangor, 1994). Если мы верим, что женщины плохие водители, и видим, что женщина плохо водит машину, то склонны запоминать это, но когда мы видим женщину, которая водит особенно хорошо, мы склонны забывать об этом. Это, конечно, еще один пример общего принципа ассимиляции: мы склонны воспринимать мир так, чтобы он соответствовал нашим существующим убеждениям с большей легкостью, чем мы меняем наши убеждения, чтобы они соответствовали окружающей нас действительности.

    И стереотипы становится трудно изменить, потому что они так важны для нас — они становятся неотъемлемой и важной частью нашей повседневной жизни в нашей культуре. Стереотипы часто выражаются по телевидению, в фильмах, в чатах и ​​блогах, и мы многое узнаём о наших убеждениях из этих источников. Наши друзья также склонны придерживаться убеждений, сходных с нашими, и мы говорим об этих убеждениях, когда встречаемся с ними (Schaller & Conway, 1999). Короче говоря, стереотипы и предубеждения сильны главным образом потому, что они являются важными социальными нормами, составляющими часть нашей культуры (Guimond, 2000).

    Из-за того, что они настолько доступны для познания и кажутся такими «правильными», наши стереотипы легко влияют на наши суждения и реакции на тех, кого мы классифицировали. Социальный психолог Джон Барг однажды назвал стереотипы «когнитивными монстрами», потому что их активация была очень мощной, а активированные убеждения оказывали такое коварное влияние на социальные суждения (Bargh, 1999). Еще больше усложняет ситуацию то, что стереотипы наиболее сильны в отношении людей, которые больше всего нуждаются в переменах — людей, которые наиболее предвзяты (Lepore & Brown, 1997).

    Поскольку стереотипы и предубеждения часто действуют вне нашего сознания, а также потому, что люди часто не желают признать, что они у них есть, социальные психологи разработали методы их косвенной оценки. В следующем разделе мы рассмотрим два из этих подходов — фиктивную конвейерную процедуру и тест неявных ассоциаций (IAT)

    .

    Фокус исследований

    Косвенное измерение стереотипов

    Одна из трудностей измерения стереотипов и предубеждений заключается в том, что люди могут не говорить правду о своих убеждениях.Большинство людей не хотят признаваться ни себе, ни другим, что у них есть стереотипы или что они предвзято относятся к некоторым социальным группам. Чтобы обойти эту проблему, социальные психологи используют ряд методов, которые помогают им более тонко и косвенно измерять эти убеждения.

    Один из косвенных подходов к оценке предубеждений называется процедурой поддельного конвейера (Jones & Sigall, 1971). В этой процедуре экспериментатор сначала убеждает участников, что он или он имеет доступ к их «истинным» убеждениям, например, получая доступ к анкете, которую они заполнили на предыдущем экспериментальном сеансе.Как только участники убедятся, что исследователь способен оценить их «истинное» отношение, ожидается, что они будут более честными в ответах на остальные вопросы, которые им задают, потому что они хотят быть уверены, что исследователь их не поймает. врущий. Процедура фиктивной воронки предполагает, что люди могут часто маскировать свои негативные убеждения на публике — люди выражают больше предубеждений, когда они находятся в фиктивной воронке, чем когда им задают те же вопросы более прямо.

    Другие косвенные меры предрассудков также часто используются в социально-психологических исследованиях, например, оценка невербального поведения, такого как речевые ошибки или физическая близость. Одна из распространенных мер включает в себя просьбу участников сесть на стул рядом с человеком другой расовой или этнической группы и измерение того, как далеко он сидит (Sechrist & Stangor, 2001; Word, Zanna, & Cooper, 1974). Считается, что люди, которые сидят дальше, более предвзято относятся к членам группы.

    Поскольку наши стереотипы активируются спонтанно, когда мы думаем о членах различных социальных групп, можно использовать показатели времени реакции, чтобы оценить эту активацию и, таким образом, узнать о стереотипах и предрассудках людей. В этих процедурах участников просят сделать ряд суждений о фотографиях или описаниях социальных групп, а затем ответить на вопросы как можно быстрее, но без ошибок. Скорость этих ответов используется для определения стереотипов или предубеждений человека.

    Самая популярная имплицитная мера предрассудка по времени реакции — тест имплицитных ассоциаций (IAT) — часто используется для оценки стереотипов и предубеждений (Nosek, Greenwald, & Banaji, 2007). В IAT участников просят классифицировать стимулы, которые они видят на экране компьютера, в одну из двух категорий, нажимая одну из двух клавиш компьютера, одну левой и одну правой рукой. Кроме того, категории устроены таким образом, что ответы, на которые нужно ответить с помощью левой и правой кнопок, либо «соответствуют» (соответствуют) стереотипу, либо не «соответствуют» (не соответствуют) стереотипу.Например, в одной из версий IAT участникам показывают изображения мужчин и женщин, а также слова, связанные с гендерными стереотипами (например, сильный, лидер, или сильный, для мужчин и заботливый, эмоциональный, или ). слабый для женщин). Затем участники классифицируют фотографии («Это изображение мужчины или женщины?») и отвечают на вопросы о стереотипах («Это слово сильное ?»), нажимая либо кнопку «Да», либо кнопку «Нет» с помощью либо их левая рука, либо их правая рука.

    Когда ответы расположены на экране в «подходящем» порядке, так что мужская категория и «сильная» категория находятся на одной и той же стороне экрана (например, справа), участники могут выполнить задание очень легко. быстро и делают мало ошибок. Это просто проще, потому что стереотипы сопоставляются или ассоциируются с картинками таким образом, что это имеет смысл. Но когда изображения расположены так, что женщины и сильные категории находятся на одной стороне, а мужчины и слабые категории — на другой, большинство участников делают больше ошибок и медленнее реагируют.Основное предположение состоит в том, что если два понятия связаны или связаны, то ответ на них будет получен быстрее, если они будут классифицированы с использованием одних и тех же, а не разных ключей.

    Процедуры неявных ассоциаций, такие как IAT, показывают, что даже участники, утверждающие, что они не предвзяты, похоже, придерживаются культурных стереотипов в отношении социальных групп. Даже сами чернокожие быстрее реагируют на положительные слова, связанные с белыми, а не с черными лицами в IAT, что позволяет предположить, что у них есть тонкие расовые предубеждения по отношению к чернокожим.

    Поскольку они придерживаются этих убеждений, возможно — хотя и не гарантировано — что они могут использовать их, реагируя на других людей, создавая тонкий и бессознательный тип дискриминации. Хотя значение IAT обсуждалось (Tetlock & Mitchell, 2008), исследования с использованием имплицитных показателей действительно предполагают, что — знаем мы об этом или нет, и даже если мы пытаемся контролировать их, когда можем, — наши стереотипы и предубеждения легко активируется, когда мы видим представителей различных социальных категорий (Barden, Maddux, Petty, & Brewer, 2004).

    У вас есть неявные предубеждения? Попробуйте сами IAT, здесь: https://implicit.harvard.edu/implicit

    Хотя в некоторых случаях стереотипы, используемые для вынесения суждений, могут на самом деле быть верными в отношении человека, которого судят, во многих других случаях это не так. Стереотипы проблематичны, когда стереотипы, которых мы придерживаемся в отношении социальной группы, в целом неточны, и особенно когда они не применимы к человеку, которого судят (Stangor, 1995). Стереотипировать других просто несправедливо.Даже если многие женщины более эмоциональны, чем большинство мужчин, не все таковы, и неправильно судить об одной женщине так, как если бы она была таковой.

    В конце концов, стереотипы становятся самоисполняющимися пророчествами, так что наши ожидания относительно членов группы превращают стереотипы в реальность (Snyder, Tanke, & Berscheid, 1977; Word, Zanna, & Cooper, 1974). Как только мы верим, что мужчины становятся лучшими лидерами, чем женщины, мы склонны вести себя по отношению к мужчинам так, чтобы им было легче руководить. И мы ведем себя по отношению к женщинам таким образом, что им труднее руководить.Результат? Мужчинам легче преуспеть на руководящих должностях, тогда как женщинам приходится много работать, чтобы преодолеть ложные убеждения об отсутствии у них лидерских способностей (Phelan & Rudman, 2010). А самоисполняющиеся пророчества распространены повсеместно: даже ожидания учителей относительно академических способностей учеников могут повлиять на их успеваемость в школе (Jussim, Robustelli, & Cain, 2009).

    Конечно, вы можете подумать, что лично вы так себя не ведете, а может и нет.Но исследования показали, что стереотипы часто используются неосознанно, что очень затрудняет их исправление. Даже когда мы думаем, что поступаем совершенно справедливо, мы, тем не менее, можем использовать наши стереотипы для оправдания дискриминации (Chen & Bargh, 1999). А когда мы отвлекаемся или находимся под давлением времени, эти тенденции становятся еще более сильными (Stangor & Duan, 1991).

    Кроме того, попытка предотвратить окрашивание нашего стереотипа в нашу реакцию на других требует усилий.Мы испытываем более негативные эмоции (особенно тревогу), когда находимся с членами других групп, чем когда мы с людьми из наших собственных групп, и нам нужно использовать больше когнитивных ресурсов, чтобы контролировать свое поведение из-за нашей тревоги по поводу раскрытия наших стереотипов. или предрассудков (Butz & Plant, 2006; Richeson & Shelton, 2003). Когда мы знаем, что нам нужно контролировать свои ожидания, чтобы не создавать непреднамеренных стереотипов о другом человеке, мы можем попытаться сделать это, но это требует усилий и часто может потерпеть неудачу (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994).

    Социальная психология в общественных интересах

    Стереотип Угроза

    Наши стереотипы влияют не только на наши суждения о других, но и на наши убеждения о самих себе и даже на нашу собственную эффективность при выполнении важных задач. В некоторых случаях эти убеждения могут быть положительными, и они заставляют нас чувствовать себя более уверенно и, следовательно, лучше выполнять задачи. Поскольку азиатские учащиеся знают о стереотипе о том, что «азиаты хороши в математике», напоминание им об этом факте перед сложным математическим тестом может улучшить их результаты на тесте (Walton & Cohen, 2003).С другой стороны, иногда эти убеждения негативны и создают негативные самоисполняющиеся пророчества, из-за которых мы действуем хуже только из-за наших знаний о стереотипах.

    Одна из давних загадок в области академической успеваемости касается того, почему чернокожие учащиеся хуже справляются со стандартными тестами, получают более низкие оценки и с меньшей вероятностью останутся в школе по сравнению с белыми учащимися, даже когда другие факторы, такие как семья доход, образование родителей и другие соответствующие переменные контролируются.Клод Стил и Джошуа Аронсон (1995) проверили гипотезу о том, что эти различия могут быть связаны с активацией негативных стереотипов. Поскольку чернокожие учащиеся знают о (неточном) стереотипе о том, что «черные интеллектуально уступают белым», этот стереотип может создать негативные ожидания, которые могут помешать их результатам на интеллектуальных тестах из-за боязни подтвердить этот стереотип.

    В поддержку этой гипотезы исследование Стила и Аронсона показало, что чернокожие учащиеся колледжей показали худшие результаты (по сравнению с их предыдущими результатами тестов) по математическим вопросам, взятым из выпускного экзамена (GRE), когда тест был описан им как «диагностический». их математических способностей» (и, следовательно, когда стереотип был уместным), но что на их результаты не влияло, когда те же самые вопросы были сформулированы как «упражнение в решении проблем».А в другом исследовании Стил и Аронсон обнаружили, что, когда чернокожих студентов просили указать свою расу перед тем, как они сдали тест по математике (снова активируя стереотип), они показали более низкие результаты, чем на предыдущих экзаменах, в то время как баллы белых студентов не были затронуты первым указанием их расы.

    Стил и Аронсон утверждали, что размышления о негативных стереотипах, имеющих отношение к выполняемой задаче, создают угрозу стереотипам — снижение производительности, вызванное знанием культурных стереотипов .То есть они утверждали, что негативное влияние гонки на стандартизированные тесты может быть вызвано, по крайней мере частично, самой ситуацией с производительностью. Поскольку угроза «витает в воздухе», она может оказать негативное влияние на чернокожих учащихся.

    Исследование показало, что опыт угрозы стереотипам может помочь объяснить широкий спектр снижения производительности среди тех, кто является мишенью негативных стереотипов. Например, когда математическая задача описывается как диагностика интеллекта, латиноамериканцы и особенно латиноамериканцы справляются с ней хуже, чем белые (Gonzales, Blanton, & Williams, 2002).Точно так же, когда активизируются стереотипы, дети с низким социально-экономическим статусом хуже успевают по математике, чем дети с высоким социально-экономическим статусом, а студенты-психологи хуже, чем студенты-естественники (Brown, Croizet, Bohner, Fournet, & Payne, 2003). . Даже группы, которые обычно пользуются привилегированным социальным статусом, могут столкнуться с угрозой стереотипов. Белые мужчины показали худшие результаты на тесте по математике, когда им сказали, что их результаты будут сравниваться с результатами азиатских мужчин (Aronson, Lustina, Good, Keough, & Steele, 1999), а белые показали худшие результаты, чем чернокожие, на спортивных соревнованиях. родственную задачу, когда им описывали ее как измерение их естественных спортивных способностей (Stone, 2002).

    Стереотипная угроза создается в ситуациях, представляющих серьезную угрозу для беспокойства о себе, так что наше восприятие себя как важных, ценных и способных личностей находится под угрозой. В этих ситуациях возникает несоответствие между нашим позитивным представлением о наших навыках и способностях и негативными стереотипами, предполагающими плохую работу. Когда наши стереотипы заставляют нас думать, что мы, вероятно, плохо справимся с задачей, мы испытываем чувство беспокойства и угрозы статусу.

    Исследования показали, что угроза стереотипов вызвана как когнитивными, так и аффективными факторами. С когнитивной стороны у людей, которые испытывают угрозу стереотипов, наблюдается нарушение когнитивной обработки, вызванное повышенной бдительностью по отношению к окружающей среде и попытками подавить свои стереотипные мысли. С аффективной стороны угроза стереотипа создает стресс, а также различные аффективные реакции, включая тревогу (Schmader, Johns, & Forbes, 2008).

    Стереотипная угроза, однако, не абсолютна — мы можем преодолеть ее, если постараемся.Что важно, так это уменьшить озабоченность собой, которая возникает, когда мы рассматриваем соответствующие негативные стереотипы. Манипуляции, подтверждающие положительные характеристики себя или своей группы, успешно снижают угрозу стереотипов (Alter, Aronson, Darley, Rodriguez, & Ruble, 2010; Greenberg et al., 2003; McIntyre, Paulson, & Lord, 2003). Фактически, простое знание того, что угроза стереотипов существует и может повлиять на производительность, может помочь смягчить ее негативное воздействие (Johns, Schmader, & Martens, 2005)

    .

    Ключевые выводы

    • Представления о характеристиках групп и членах этих групп известны как стереотипы.
    • Предубеждение относится к неоправданному негативному отношению к чужой группе.
    • Стереотипы и предрассудки могут порождать дискриминацию.
    • Стереотипы и предубеждения начинаются с социальной категоризации — естественного когнитивного процесса, с помощью которого мы помещаем людей в социальные группы.
    • Социальная категоризация влияет на наше восприятие групп — например, на восприятие однородности чужой группы.
    • Как только наши стереотипы и предубеждения укореняются, их трудно изменить, и они могут привести к самоисполняющимся пророчествам, так что наши ожидания относительно членов группы делают стереотипы реальностью.
    • Стереотипы могут влиять на нашу производительность при выполнении важных задач из-за угроз стереотипам.

    Упражнения и критическое мышление

    1. Посмотрите еще раз на рисунки на рис. 12.2 и подумайте о своих мыслях и чувствах по отношению к каждому человеку. Каковы ваши стереотипы и предубеждения о них? Считаете ли вы, что ваши стереотипы верны?
    2. На какие социальные категории (если таковые имеются) вы классифицируете других? Почему вы (или не вы) классифицируете? Является ли ваше поведение справедливым или несправедливым по отношению к людям, которых вы классифицируете?
    3. Подумайте о задаче, в которой одна из социальных групп, к которой вы принадлежите, считается особенно хорошо (или плохо) справляется.Как вы думаете, культурные стереотипы о вашей группе когда-либо влияли на ваше выполнение задания?

    Каталожные номера

    Абуд, Ф. Э., и Дойл, А.-Б. (1996). Влияние родителей и сверстников на расовые установки детей. Международный журнал межкультурных отношений, 20 , 371–383.

    Allport, GW (1954/1979). Характер предубеждения . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Doubleday.

    Альтер, А. Л., Аронсон, Дж., Дарли, Дж. М., Родригес, К.и Рубль, Д. Н. (2010). Принятие угрозы: уменьшение стереотипной угрозы путем преобразования угрозы в вызов. Журнал экспериментальной социальной психологии, 46 (1), 166–171. doi: 10.1016/j.jesp.2009.09.014.

    Аронсон, Дж., Лустина, М.Дж., Гуд, К., Кио, К., и Стил, К.М. (1999). Когда белые люди не умеют считать: необходимые и достаточные факторы угрозы стереотипам. Журнал экспериментальной социальной психологии, 35 , 29–24.

    Барден, Дж., Мэддакс, В.В., Петти, Р. Э., и Брюэр, М. Б. (2004). Контекстная модерация расовых предубеждений: влияние социальных ролей на контролируемые и автоматически активируемые установки. Журнал личности и социальной психологии , 87 (1), 5–22.

    Барг, Дж. (Ред.). (1999). Когнитивный монстр: Дело против управляемости автоматических стереотипных эффектов. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press.

    Биглер, Р. С., и Либен, Л. С. (2006). Межгрупповая теория развития социальных стереотипов и предубеждений.В RV Kail (Ed.), Успехи в развитии и поведении детей (Том 34, стр. 39–89). Сан-Диего, Калифорния: Эльзевир.

    Браун, Р. (1995). Предубеждение: его социальная психология . Кембридж, Массачусетс: Блэквелл.

    Браун, Р., Круазе, Ж.-К., Бонер, Г., Фурнет, М., и Пейн, А. (2003). Автоматическая активация категорий и социальное поведение: сдерживающая роль предубеждений. Социальное познание, 21 (3), 167–193.

    Бутц, Д. А., и Плант, Э.А. (2006). Восприятие членов чужой группы как невосприимчивых: последствия для эмоций, намерений и поведения, связанных с подходом. Журнал личности и социальной психологии, 91 (6), 1066–1079.

    Чен, М., и Барг, Дж. А. (1999). Последствия автоматической оценки: немедленная поведенческая предрасположенность приближаться к стимулу или избегать его. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 (2), 215–224.

    Крисп, Р. Дж., и Хьюстон, М. (ред.). (2007). Множественная социальная категоризация . Сан-Диего, Калифорния: Elsevier Academic Press.

    Игли, А. Х., и Штеффен, В. Дж. (1984). Гендерные стереотипы проистекают из распределения женщин и мужчин по социальным ролям. Журнал личности и социальной психологии, 46 (4), 735–754.

    Фиске, А. П., Хаслам, Н., и Фиске, С. Т. (1991). Смешение одного человека с другим: Какие ошибки свидетельствуют об элементарных формах социальных отношений. Журнал личности и социальной психологии, 60 (5), 656–674.

    Файок, Дж., и Стангор, К. (1994). Роль искажений памяти в поддержании стереотипов. Британский журнал социальной психологии, 33 (3), 331–343.

    Гонсалес, П.М., Блэнтон, Х., и Уильямс, К.Дж. (2002). Влияние угрозы стереотипов и статуса двойного меньшинства на результаты тестов латиноамериканских женщин. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (5), 659–670.

    Гринберг Дж., Мартенс А., Йонас Э., Айзенштадт Д., Пищински Т.и Соломон, С. (2003). Психологическая защита в ожидании тревоги: Устранение потенциальной тревоги устраняет влияние значимости смертности на защиту мировоззрения. Психологические науки, 14 (5), 516–519.

    Гимонд, С. (2000). Групповая социализация и предрассудки: социальная передача межгрупповых взглядов и убеждений. Европейский журнал социальной психологии, 30 (3), 335–354.

    Хаслам, С.А., Оукс, П.Дж., и Тернер, Дж.К. (1996).Социальная идентичность, самокатегоризация и воспринимаемая однородность ингрупп и аутгрупп: взаимодействие между социальной мотивацией и познанием. В Справочник по мотивации и познанию: межличностный контекст (Том 3, стр. 182–222). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

    Хиршфельд, Л. (1996). Раса в процессе становления: познание, культура и создание детьми человеческих видов . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

    Джонс М., Шмадер Т. и Мартенс А.(2005). Знание — полдела: Преподавание угрозы стереотипам как средство улучшения успеваемости женщин по математике. Психологическая наука, 16 (3), 175–179.

    Джонс, Э. Э., и Сигал, Х. (1971). Поддельный конвейер: новая парадигма измерения аффекта и отношения. Психологический бюллетень, 76 (5), 349–364.

    Джадд, К.М., и Парк, Б. (1993). Определение и оценка точности социальных стереотипов. Psychological Review, 100 (1), 109–128.

    Джуссим, Л., Робустелли, С.Л., и Каин, Т.Р. (2009). Ожидания учителей и самореализующиеся пророчества. В KR Wenzel & A. Wigfield (Eds.), Справочник по мотивации в школе (стр. 349–380). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Routledge/Taylor & Francis Group.

    Lee, YT, Jussim, LJ, & McCauley, CR (1995). Стереотипная точность: понимание групповых различий . Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    Лепор, Л.и Браун, Р. (1997). Активация категорий и стереотипов: неизбежны ли предубеждения? Журнал личности и социальной психологии, 72 (2), 275–287.

    Линвилл, П.В., и Джонс, Э.Э. (1980). Поляризованные оценки членов чужой группы. Журнал личности и социальной психологии, 38 , 689–703.

    Линвилл, П.В., Саловей, П., и Фишер, Г.В. (1986). Стереотипы и предполагаемое распределение социальных характеристик: приложение к восприятию внутренней и внешней группы.В JF Dovidio & SL Gaertner (Eds.), Предрассудки, дискриминация и расизм (стр. 165–208). Орландо, Флорида: Academic Press.

    Липпман, В. (1922). Общественное мнение . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Harcourt & Brace.

    Macrae, C.N., Bodenhausen, G.V., Milne, A.B., & Jetten, J. (1994). Из памяти, но снова в поле зрения: стереотипы возвращаются. Журнал личности и социальной психологии, 67 (5), 808–817.

    Мадон, С., Гайл, М., Абуфадель, К., Монтьель, Э., Смит, А., Палумбо, П., и Джуссим, Л. (2001). Этнические и национальные стереотипы: новый взгляд на Принстонскую трилогию. Бюллетень личности и социальной психологии, 27 (8), 996–1010. дои: 10.1177/0146167201278007.

    Макинтайр, Р. Б., Полсон, Р. М., и Лорд, К. Г. (2003). Уменьшение угрозы стереотипа женской математики за счет выделения групповых достижений. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (1), 83–90.

    Мейснер, К.А. и Бригам, Дж. К. (2001). Тридцать лет исследования предвзятости собственной расы в памяти лиц: метааналитический обзор. Психология, государственная политика и право , 7 , 3–35.

    Носек, Б.А., Гринвальд, А.Г., и Банаджи, М.Р. (ред.). (2007). Тест на неявные ассоциации в возрасте 7 лет: методологический и концептуальный обзор . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Psychology Press.

    Остром, Т. М., и Седикидес, К. (1992). Эффекты однородности вне группы в естественных и минимальных группах. Психологический бюллетень, 112 (3), 536–552.

    Фелан, Дж. Э., и Рудман, Л. А. (2010). Предубеждение по отношению к женщинам-лидерам: эффекты обратной реакции и дилемма управления впечатлением женщин. Компас социальной психологии и психологии личности, 4 (10), 807–820. doi: 10.1111/j.1751–9004.2010.00306.x.

    Ричесон, Дж. А., и Шелтон, Дж. Н. (2003). Когда предрассудки не окупаются: влияние межрасовых контактов на исполнительную функцию. Психологическая наука, 14 (3), 287–290.

    Шаллер, М., и Конвей, Г. (1999). Влияние целей управления впечатлением на возникающее содержание групповых стереотипов: поддержка социально-эволюционной точки зрения. Бюллетень личности и социальной психологии, 25 , 819–833.

    Шмадер, Т., Джонс, М., и Форбс, К. (2008). Интегрированная модель процесса влияния угроз стереотипов на производительность. Psychological Review, 115 (2), 336–356.

    Секрист, ГБ, и Стангор, К. (2001).Воспринимаемый консенсус влияет на межгрупповое поведение и доступность стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 80 (4), 645–654.

    Снайдер М., Танке Э. Д. и Бершайд Э. (1977). Социальное восприятие и межличностное поведение: о самореализующемся характере социальных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 35 (9), 656–666.

    Стангор, К. (1995). Неточность содержания и применения в социальных стереотипах. В Ю.T. Lee, LJ Jussim, & CR McCauley (Eds.), Точность стереотипов: к оценке групповых различий (стр. 275–292). Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация.

    Стангор, К., и Дуан, К. (1991). Влияние множественных требований к памяти на информацию о социальных группах. Журнал экспериментальной социальной психологии, 27 (4), 357–378.

    Стангор, К., Линч, Л., Дуан, К., и Гласс, Б. (1992). Классификация людей по множеству социальных признаков. Журнал личности и социальной психологии, 62 (2), 207–218.

    Стил, К.М., и Аронсон, Дж. (1995). Угроза стереотипов и интеллектуальные способности афроамериканцев. Журнал личности и социальной психологии, 69 , 797–811.

    Стоун, Дж. (2002). Борьба с сомнениями путем избегания практики: влияние угрозы стереотипов на самоограничения у белых спортсменов. Бюллетень личности и социальной психологии, 28 (12), 1667–1678.

    Плавать, Дж.К. (1994). Воспринимаемые и метааналитические размеры эффекта: оценка точности гендерных стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 66 (1), 21–36.

    Тайфель, Х. (1970). Эксперименты по межгрупповой дискриминации. Scientific American, 223, 96–102.

    Тайфель, Х., и Уилкс, А.Л. (1963). Классификация и количественная оценка. Британский журнал психологии, 54 , 101–114.

    Тейлор, С. Э., Фиске, С.Т., Эткофф, Н.Л., и Рудерман, А.Дж. (1978). Категориальные и контекстуальные основы памяти и стереотипизации человека. Журнал личности и социальной психологии, 36 (7), 778–793.

    Тетлок, ЧП, и Митчелл, Г. (2008). Калибровка предрассудков в миллисекундах. Социальная психология Ежеквартально, 71 (1), 12–16.

    Троп, Ю., и Томпсон, Э. (1997). Ищете правду во всех неправильных местах? Асимметричный поиск индивидуализирующей информации о стереотипных членах группы. Журнал личности и социальной психологии, 73 (2), 229–241.

    Уолтон, Г. М., и Коэн, Г. Л. (2003). Подъем стереотипов. Журнал экспериментальной социальной психологии, 39 (5), 456–467.

    Word, CO, Zanna, MP, & Cooper, J. (1974). Невербальное опосредование самосбывающихся пророчеств в межрасовом взаимодействии. Журнал экспериментальной социальной психологии, 10 (2), 109–120.

    Изербит, В., Шадрон, Г., Лейенс, Дж., и Роше, С.(1994). Социальная судимость: влияние метаинформационных сигналов на использование стереотипов. Журнал личности и социальной психологии, 66 , 48–55.

    Ссылки: угроза стереотипов — наука о разнообразии

    Abdou, C.M. and AW Fingerhut (2014). «Стереотипная угроза среди чернокожих и белых женщин в медицинских учреждениях». Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств 20(3): 316-323.

    Abdou, C.M., A.W. Fingerhut, et al. (2016). «Угроза стереотипов здравоохранения у пожилых людей в исследовании здоровья и выхода на пенсию.Американский журнал профилактической медицины 50(2): 191-198.

    Абельсон Р. П., Н. Дасгупта и др. (1998). «Восприятие коллективного другого». Обзор личности и социальной психологии: официальный журнал Общества личности и социальной психологии, Inc. 2 (4): 243–250.

    Abrams, D., R.J. Crisp, et al. (2008). «Прививка угроз: опытный и воображаемый контакт между поколениями предотвращает влияние стереотипных угроз на математические способности пожилых людей». Психология и старение 23(4): 934-939.

    Abrams, D., A. Eller, et al. (2006). «Возраст друг от друга: влияние межпоколенческих контактов и угроз стереотипов на производительность и межгрупповые предубеждения». Психология и старение 21(4): 691-702.

    Аллен, Б. и Б. Х. Фридман (2016). «Угроза сердцу и уму гендерных стереотипов: может ли воображаемый контакт повлиять на физиологию угрозы стереотипов?» Психофизиология 53(1): 105-112.

    Appel, M., S. Weber, et al. (2015). «Влияние угрозы стереотипов на иммигрантов: обзор и метаанализ.Границы в психологии 6: 900.

    Армента, BE (2010). «Повышение стереотипов и эффекты угрозы стереотипов: сдерживающая роль этнической идентификации». Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств 16(1): 94-98.

    Arndt, J., J. Greenberg, et al. (2002). «Принадлежать или не принадлежать, вот в чем вопрос: управление терроризмом и идентификация с полом и этнической принадлежностью». Журнал личности и социальной психологии 83 (1): 26-43.

    Аронсон Дж., Д. Берджесс и др.(2013). «Нездоровые взаимодействия: роль угрозы стереотипа в неравенстве в отношении здоровья». Американский журнал общественного здравоохранения 103(1): 50-56.

    Arruda, C.N., A.S. Braide, et al. (2014). «[“Сырая и обугленная плоть”: опыт обожженных женщин на северо-востоке Бразилии]». Cadernos de saude publica 30 (10): 2057-2067.

    Бэр, Б.Дж. (2011). «Тело или душа: репрезентация лесбиянок в постсоветской российской культуре». Журнал лесбийских исследований 15 (3): 284–298.

    Баджес, К. и Д. Мартино (2011).«Какая лучшая модель для девочек и мальчиков, сталкивающихся со стандартизированной ситуацией оценивания по математике: пример для подражания трудолюбивого или одаренного?» Британский журнал социальной психологии / Британское психологическое общество 50(3): 536-543.

    Бейкер, Дж. и С. Хортон (2003 г.). «Возвращение к восточноафриканскому доминированию в беге: роль угрозы стереотипам?» Британский журнал спортивной медицины 37(6): 553-555.

    Барбер, С.Дж. и С.Р. Ли (2015). «Стереотипная угроза снижает слуховые способности пожилых людей, о которых они сами сообщают.Геронтология 62(1): 81-85.

    Барбер, С.Дж. и М. Мазер (2013). «Стереотипная угроза может как улучшить, так и ухудшить память пожилых людей». Психологическая наука 24(12): 2522-2529.

    Барбер, С.Дж. и М. Мазер (2013). «Стереотипная угроза может уменьшить ошибки памяти пожилых людей». Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии 66 (10): 1888-1895.

    Barber, S.J., M. Mather, et al. (2015). «Как стереотипная угроза влияет на показатели здоровых пожилых людей при клинической оценке снижения когнитивных функций: ключевая роль нормативного соответствия.Журналы геронтологии. Серия B, Психологические науки и социальные науки 70 (6): 891-900.

    Barney, L.J., K.M. Griffiths, et al. (2009). «Изучение природы стигматизирующих убеждений о депрессии и поиске помощи: последствия для снижения стигмы». BMC общественное здравоохранение 9: 61.

    Баррето М., Н. Эллемерс и др. (2004). «Отрицательная реакция символической мобильности: влияние прошлого группового опыта на индивидуальные амбиции и усилия». Бюллетень личности и социальной психологии 30 (11): 1433-1445.

    Бин, Г. и К.М. Бабер (2011). «Connect: эффективная общественная программа предотвращения самоубийств среди молодежи». Самоубийство и опасное для жизни поведение 41(1): 87-97.

    Бединска, С. и Д. Золнерчик-Зреда (2015). «Стереотипная угроза как детерминант выгорания или вовлеченности в работу. Опосредующая роль положительных и отрицательных эмоций». Международный журнал по охране труда и эргономике: JOSE 21(1): 1-8.

    Beilock, S.L., W.A. Jellison, et al. (2006). «О причинно-следственных механизмах угрозы стереотипов: могут ли по-прежнему угрожать навыки, которые не сильно зависят от рабочей памяти?» Бюллетень личности и социальной психологии 32 (8): 1059-1071.

    Beilock, S.L., R.J. Rydell, et al. (2007). «Стереотип угроз и рабочая память: механизмы, облегчение и распространение». Журнал экспериментальной психологии. Общие 136 (2): 256-276.

    Belmi, P., R.C. Barragan, et al. (2015). «Угрозы социальной идентичности могут спровоцировать социальные отклонения». Бюллетень личности и социальной психологии 41 (4): 467-484.

    Бенсхуф, Дж. (1998). «Секс, ложь и стереотипы». Новости репродуктивной свободы / от Центра репродуктивного права и политики 7(1): 2-3.

    Berjot, S., C. Roland-Levy, et al. (2011). «Когнитивные оценки угрозы стереотипа». Психологические отчеты 108(2): 585-598.

    Biernat, M., T.K. Vescio, et al. (1996). «Избирательное самостереотипирование». Журнал личности и социальной психологии 71 (6): 1194-1209.

    Блейн Х., К.А. Салливан и др. (2013). «Влияние различных тестовых инструкций на нейропсихологические показатели после легкой черепно-мозговой травмы: исследование «диагнозной угрозы».Журнал нейротравмы 30(16): 1405-1414.

    Blascovich, J., W.B. Mendes, et al. (2001). «Восприятие угрозы в социальных взаимодействиях со стигматизированными другими». Журнал личности и социальной психологии 80 (2): 253-267.

    Бласкович Дж., С. Дж. Спенсер и др. (2001). «Афроамериканцы и высокое кровяное давление: роль стереотипной угрозы». Психологическая наука 12(3): 225-229.

    Bosson, J.K., J.L. Prewitt-Freilino, et al. (2005). «Ролевая ригидность: проблема неправильной классификации личности?» Журнал личности и социальной психологии 89 (4): 552-565.

    Bosson, J.K., J.A. Vandello, et al. (2009). «Шаткая мужественность и проявления физической агрессии». Бюллетень личности и социальной психологии 35 (5): 623-634.

    Boazzaoui, B., A. Follenfant, et al. (2015). «Связанные со старением стереотипы в памяти: когда убеждения сбываются». Память: 1-10.

    Брэндон Д., Р. Ху и др. (2000). «Европейский обзор бездомных: результаты вопросов, заданных прохожим в 11 европейских городах». Международный журнал сестринской практики 6(1): 39-45.

    Brems, C., K.L. Carssow, et al. (1995). «Оценка справедливости решений об опеке над детьми». Жестокое обращение с детьми и безнадзорность 19(3): 345-353.

    Brondolo, E., L.R. Hausmann, et al. (2011). «Параметры воспринимаемого расизма и самооценки здоровья: изучение расовых/этнических различий и потенциальных посредников». Анналы поведенческой медицины: публикация Общества поведенческой медицины 42 (1): 14-28.

    Brown, E.R., A.B. Diekman, et al. (2011). «Изменение пойдет нам на пользу: угрозы уменьшают типичные предпочтения лидеров-мужчин.Бюллетень «Личность и социальная психология» 37(7): 930-941.

    Браун, Р. П. и Э. А. Дэй (2006). «Разница не черно-белая: угроза стереотипов и расовый разрыв в передовых прогрессивных матрицах Raven». Журнал прикладной психологии 91(4): 979-985.

    Браунлоу С., С. Э. Валентайн и др. (2008). «Умственное вращение женщин-спортсменок под стереотипной угрозой». Перцептивные и моторные навыки 107(1): 307-316.

    Бухманн, К. (2014). «Вы сидите в страхе»: понимание восприятия синдрома кивания в постконфликтной северной Уганде.” Global Health Action 7: 25069.

    Берджесс, Д. Дж., А. Джозеф и др. (2012). «Влияет ли угроза стереотипов на женщин в академической медицине?» Академическая медицина: журнал Ассоциации американских медицинских колледжей 87 (4): 506-512.

    Burgess, D.J., B.C. Taylor, et al. (2014). «Краткое исследование самоутверждения для улучшения опыта пациентов из числа меньшинств». Прикладная психология. Здоровье и благополучие 6(2): 135-150.

    Берджесс, Д. Дж., Дж. Уоррен и др. (2010). «Стереотипная угроза и неравенство в отношении здоровья: что нужно знать педагогам-медикам и будущим врачам.Журнал общей внутренней медицины 25 Suppl 2: S169-177.

    Burmeister, J.M., A.E. Kiefner, et al. (2013). «Смещение веса при поступлении в аспирантуру». Ожирение 21(5): 918-920.

    Бернс, К.С. и С.Л. Фридман (2012). «Преимущества эмоционального выражения для математической успеваемости». Познание и эмоции 26 (2): 245-251.

    Cadinu, M., A. Maass, et al. (2005). «Почему женщины плохо работают под угрозой стереотипов? Доказательства роли негативного мышления». Психологическая наука 16(7): 572-578.

    Карелс Р.А., Домофф С.Е. и др. (2013). «Изучение предполагаемой угрозы стереотипов среди взрослых с избыточным весом / ожирением с использованием концепции множественных угроз». Факты ожирения 6(3): 258-268.

    Карр, П. Б. и К. М. Стил (2010). «Стереотипная угроза влияет на принятие финансовых решений». Психологическая наука 21(10): 1411-1416.

    Casad, BJ и WJ Bryant (2016). «Устранение угрозы стереотипов имеет решающее значение для разнообразия и инклюзивности в организационной психологии». Границы в психологии 7:8.

    Катон, Дж. Э. и С. С. Канетто (2003). «Реакция молодых людей на сверстников-геев и лесбиянок, которые дошли до суицида после «открытия» своим родителям». Самоубийство и опасное для жизни поведение 33(2): 201-210.

    Кейзерс Г. и М. Куртнер-Смит (2013 г.). «Наследие пионера афроамериканского педагога». Ежеквартальные исследования по упражнениям и спорту 84 (1): 39-51.

    Чалабаев А., Брисвальтер Дж. и соавт. (2013). «Может ли угроза стереотипа повлиять на двигательную активность при отсутствии явных процессов мониторинга? Доказательство использования силового задания.Журнал спортивной и спортивной психологии 35(2): 211-215.

    Чалабаев А., Сарразин П. и др. (2008). «Опосредуют ли цели достижения угрозу стереотипам?: исследование результатов женского футбола». Журнал спортивной и спортивной психологии 30 (2): 143–158.

    Чепмен Л., К. Сарджент-Кокс и др. (2014). «Влияние возрастных стереотипов на восприятие опасности пожилыми людьми и уверенность в вождении». Журнал прикладной геронтологии: официальный журнал Южного геронтологического общества.

    Chasteen, A.L., S. Bhattacharyya, et al. (2005). «Как ощущение угрозы стереотипам влияет на работу памяти пожилых людей». Экспериментальное исследование старения 31(3): 235-260.

    Коэн, Г. Л. и Дж. Гарсия (2005). «Я — это мы»: негативные стереотипы как коллективные угрозы». Журнал личности и социальной психологии 89 (4): 566-582.

    Cohen, G.L., J. Garcia, et al. (2006). «Сокращение разрыва в расовых достижениях: социально-психологическое вмешательство». Наука 313 (5791): 1307-1310.

    Cohen, G.L., J. Garcia, et al. (2009). «Рекурсивные процессы в самоутверждении: вмешательство, чтобы закрыть разрыв в достижениях меньшинства». Наука 324 (5925): 400-403.

    Коэн, Г.Л. и Д.К. Шерман (2005). «Стереотипная угроза и социальные и научные контексты разрыва в расовых достижениях». Американский психолог 60(3): 270-271; обсуждение 271-272.

    Cohen, G.L., D.K. Sherman, et al. (2007). «Преодоление межпартийного разрыва: самоутверждение снижает идеологическую ограниченность и негибкость в переговорах.Журнал личности и социальной психологии 93(3): 415-430.

    Cole, J.C., K. Michailidou, et al. (2006). «Влияние угрозы стереотипа на когнитивные функции у потребителей экстази». Журнал психофармакологии 20(4): 518-525.

    Колланж, Дж., С.Т. Фиске и др. (2009). «Поддержание положительного образа себя путем создания стереотипов о других: самоугроза и модель содержания стереотипов». Социальное познание 27(1).

    Colton, G., E.D. Leshikar, et al. (2013). «Возрастные различия в реакции нейронов на угрозу стереотипа и устойчивость к информации, на которую ссылаются сами люди.Границы нейронауки человека 7: 537.

    Купер С. и Д. Фостер (2008 г.). «Психосоциальный анализ стигмы, связанной с ВИЧ/СПИДом, в Южной Африке». Международный ежеквартальный журнал общественного санитарного просвещения 29(1): 23-44.

    Corrigan, P.W., A.B. Bink, et al. (2015). «Общественное клеймо психических заболеваний означает различие между вами и мной». Психиатрические исследования 226(1): 186-191.

    Костарелли, С. (2009). «Межгрупповая угроза и пережитый аффект: различные роли причинных атрибуций и внутригрупповой идентификации.Журнал социальной психологии 149(3): 393-401.

    Craig, M.A., T. Dehart, et al. (2012). «Поступайте с другими так же, как другие поступали с вами? Восприятие сексизма влияет на оценку женщинами стигматизированных расовых групп». Бюллетень личности и социальной психологии 38 (9): 1107-1119.

    Крисп, Р. Дж. и Р. Н. Тернер (2011). «Когнитивная адаптация к опыту социального и культурного разнообразия». Психологический бюллетень 137(2): 242-266.

    Criswell, K.R., J.E. Owen, et al.(2015). «Личная ответственность, сожаление и медицинская стигма среди людей, живущих с раком легких». Журнал поведенческой медицины.

    Croizet, J.C., G. Despres, et al. (2004). «Стереотипная угроза подрывает интеллектуальные способности, вызывая разрушительную умственную нагрузку». Бюллетень личности и социальной психологии 30 (6): 721-731.

    Cullen, M.J., C.M. Hardison, et al. (2004). «Использование оценки SAT и взаимосвязей способности-работа для проверки прогнозов, основанных на теории угроз стереотипов.Журнал прикладной психологии 89(2): 220-230.

    Дар-Нимрод, И. и С. Дж. Хайне (2006). «Воздействие научных теорий влияет на математические способности женщин». Наука 314 (5798): 435.

    Dasgupta, N., D. Desteno, et al. (2009). «Раздувание пламени предрассудков: влияние конкретных случайных эмоций на неявные предубеждения». Эмоция 9(4): 585-591.

    Davies, P.G., S.J. Spencer, et al. (2005). «Очищение воздуха: безопасность идентичности смягчает влияние угрозы стереотипов на стремление женщин к лидерству.Журнал личности и социальной психологии 88(2): 276-287.

    Де Кремер, Д. (2001). «Отношения озабоченности самооценкой, групповой идентификацией и самостереотипированием к внутригрупповому фаворитизму». Журнал социальной психологии 141 (3): 389-400.

    Dennehy, T.C., A. Ben-Zeev, et al. (2014). «Будьте готовы»: практическое мышление для смягчения угрозы социальной идентичности». Британский журнал социальной психологии / Британское психологическое общество 53(3): 585-594.

    Деркс, Б., К. ван Лаар и др. (2009). «Работа на себя или работа на группу: как самоутверждение против группового влияет на коллективное поведение в группах с низким статусом». Журнал личности и социальной психологии 96 (1): 183-202.

    Des Jarlais, DC, S. Galea, et al. (2006). «Стигматизация вновь возникающих инфекционных заболеваний: СПИД и атипичная пневмония». Американский журнал общественного здравоохранения 96(3): 561-567.

    Dickins, K., D. Levinson, et al. (2013). «Голос студента из числа меньшинств в одной медицинской школе: уроки для всех?» Академическая медицина: журнал Ассоциации американских медицинских колледжей 88 (1): 73-79.

    Drazkowski, D., J. Szwedo, et al. (2015). «Женщины не менее независимы от поля, чем мужчины, — роль угрозы стереотипам». Международный журнал психологии: Journal international de Psychologie.

    Dunst, B., M. Benedek, et al. (2013). «Половые различия в нейронной эффективности: связаны ли они с эффектом угрозы стереотипов?» Личность и индивидуальные различия 55(7): 744-749.

    Edens, J.F., K.M. Davis, et al. (2013). «Никакого сочувствия к дьяволу: приписывание психопатических черт смертникам, приговоренным к высшей мере наказания, также предсказывает поддержку их казни.Расстройства личности 4(2): 175-181.

    Elkins, T.J., J.S. Phillips, et al. (2002). «Гендерные предубеждения в оценках обвинений в дискриминации по признаку пола: является ли воспринимаемая угроза ключом?» Журнал прикладной психологии 87(2): 280-292.

    Эмерсон, К. Т. и М. К. Мерфи (2014). «Угроза идентичности на работе: как угроза социальной идентичности и ситуационные сигналы способствуют расовому и этническому неравенству на рабочем месте». Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств 20(4): 508-520.

    Эмерсон, К. Т. и М. К. Мерфи (2015). «Компания, которой я могу доверять? Теории организационных мирян умеряют угрозу стереотипов для женщин». Бюллетень личности и социальной психологии 41 (2): 295-307.

    Эрикссон, Б.Г. и Дж.К. Хаммельволл (2008). «Люди с психическими расстройствами обсуждают жизнь в обществе риска: теоретический подход». Журнал психиатрического и психиатрического ухода 15 (8): 615-621.

    Fassiotto, M., E. O. Hamel, et al. (2016). «Женщины в академической медицине: измерение угрозы стереотипов среди младших преподавателей.Журнал женского здоровья 25(3): 292-298.

    Фелдер, К. и Дж. Такер (1988). «Понимание мужчин и программирование сексуального образования для удовлетворения их потребностей». Репродуктивное здоровье мужчин 2(1): 4-7.

    Fernandez-Ballesteros, R., A. Bustillos, et al. (2015). «Положительное восприятие старения и производительности в задаче на память: компенсация угрозы стереотипа?» Экспериментальное исследование старения 41(4): 410-425.

    Fleming, K.K., C.L. Bandy, et al. (2010). «Решения стрелять в задаче идентификации оружия: влияние культурных стереотипов и предполагаемой угрозы на ложноположительные ошибки.Социальная неврология 5(2): 201-220.

    Флор, П. К. и Дж. М. Вихертс (2015). «Влияет ли угроза стереотипов на поведение девушек в стереотипных областях? Метаанализ». Журнал школьной психологии 53(1): 25-44.

    Forbes, CE и JB Leitner (2014). «Стереотипная угроза порождает предвзятость нейронного внимания в сторону отрицательной обратной связи, что снижает производительность». Биологическая психология 102: 98-107.

    Forbes, C.E., J.B. Leitner, et al. (2015). «Спонтанная фазовая синхронизация сети в режиме по умолчанию снижает восприятие производительности под угрозой стереотипа.«Социальная когнитивная и аффективная нейронаука 10 (7): 994-1002.

    Forbes, К.Э. и Т. Шмадер (2010 г.). «Переобучение взглядов и стереотипов, чтобы повлиять на мотивацию и когнитивные способности в условиях угрозы стереотипов». Журнал личности и социальной психологии 99 (5): 740-754.

    Forbes, C.E., T. Schmader, et al. (2008). «Роль обесценивания и обесценивания в мониторинге производительности: нейрофизиологическое исследование меньшинств, находящихся под угрозой». Социальная когнитивная и аффективная неврология 3(3): 253-261.

    Ford, T.E., M.A. Ferguson, et al. (2004). «Преодоление чувства юмора снижает влияние угроз стереотипов на математические способности женщин». Бюллетень личности и социальной психологии 30 (5): 643-653.

    Фортенберри, JD (2004). «Влияние стигмы на поведение при обращении за медицинской помощью при генитальном герпесе». Герпес: журнал IHMF 11(1): 8-11.

    Фой, С.Л. (2015). «Проблемы от и за пределами симптоматики: стереотипная угроза у молодых людей с СДВГ». Журнал расстройств внимания.

    Frantz, C.M., A.J. Cuddy, et al. (2004). «Угроза в компьютере: тест на неявную ассоциацию расы как опыт стереотипной угрозы». Бюллетень личности и социальной психологии 30 (12): 1611-1624.

    Gabarrot, F., J.M. Falomir-Pichastor, et al. (2009). «Быть ​​похожим или быть равным: межгрупповое сходство смягчает влияние внутригрупповых норм на дискриминацию и предрассудки». Британский журнал социальной психологии / Британское психологическое общество 48 (Pt 2): 253-273.

    Galdi, S., M. Cadinu, et al. (2014). «Корни угрозы стереотипов: когда автоматические ассоциации нарушают математические способности девочек». Развитие ребенка 85 (1): 250-263.

    Ganley, C.M., L.A. Mingle, et al. (2013). «Исследование влияния угрозы стереотипов на успеваемость девочек по математике». Психология развития 49 (10): 1886-1897.

    Гэннон К., Л. Гловер и др. (2004). «Мужественность, бесплодие, стигматизация и сообщения в СМИ». Социальные науки и медицина 59(6): 1169-1175.

    Гетти, Г. и П. Стерн (1990). «Восприятие геев и реакция на СПИД». Журнал передового ухода 15 (8): 895-905.

    Giamo, L.S., M.T. Schmitt, et al. (2012). «Воспринимаемая дискриминация, групповая идентификация и удовлетворенность жизнью среди многорасовых людей: тест модели отвержения-идентификации». Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств 18(4): 319-328.

    Goff, P.A., C.M. Steele, et al. (2008). «Пространство между нами: стереотипная угроза и дистанция в межрасовом контексте.Журнал личности и социальной психологии 94(1): 91-107.

    Гольдман, Р. (1987). «Клиники только для мужчин: история успеха в Колумбии». Новости АВСК 25(1): 5.

    Гомес А., Дж. Ф. Довидио и др. (2013). «Ответы на одобрение общности членами ингруппы и аутгруппы: роли группового представительства и угрозы». Бюллетень личности и социальной психологии 39 (4): 419-431.

    Гомес, Э. и Дж. Г. Райт (2014). «Простая стратегия по уменьшению угрозы стереотипов для резидентов-ортопедов.Канадский журнал хирургии. Канадский журнал хирургии 57 (2): E19-24.

    Good, J.J., J.A. Woodzicka, et al. (2010). «Влияние гендерных стереотипов и контрстереотипных образов из учебников на научные достижения». Журнал социальной психологии 150 (2): 132-147.

    Горен, К. и Э. Нетер (2016). «Стереотипное мышление как опосредующий фактор в связи между подверженностью террору и симптомами посттравматического стрессового расстройства среди израильской молодежи». Беспокойство, стресс и преодоление: 1-16.

    Говорун О., К. Фьюген и др. (2006). «Стереотипы фокусируются на защитной проекции». Бюллетень личности и социальной психологии 32 (6): 781-793.

    Грейдон, М. (2011). «Дети не права, это их тяга»: половое воспитание, права геев и угроза со стороны учителей-геев». Канадский обзор социологии = Revue canadienne de socialologie 48(3): 313-339.

    Гриффин, Б. и В. Ху (2015). «Взаимодействие социально-экономического положения и пола в расширении участия в медицине.Медицинское образование 49(1): 103-113.

    Grimm, L.R., A.B. Markman, et al. (2009). «Стереотипная угроза интерпретируется как несоответствие нормативным требованиям». Журнал личности и социальной психологии 96 (2): 288-304.

    Хайле-Мариам, Т. и Дж. Смит (1999). «Домашнее насилие в отношении женщин в международном сообществе». Клиники экстренной медицины Северной Америки 17(3): 617-630, vi.

    Холл, Л.Дж. и Н. Донахью (2013). «Хорошие девушки не носят ножи»: честолюбивые конструкции в освещении в СМИ первой женщины-премьер-министра Австралии.Британский журнал социальной психологии / Британское психологическое общество 52(4): 631-647.

    Халперн, Д. Ф. и У. Тан (2001). «Стереотипы и стероиды: использование психобиосоциальной модели для понимания когнитивных половых различий». Мозг и познание 45 (3): 392-414.

    Хамид, С. (2015). «Понимание исламского креационизма в Европе». Общественное понимание науки 24(4): 388-399.

    Hanson, H.M., A.W. Salmoni, et al. (2009). «Расширение нашего понимания: приближающееся падение как стигматизирующая тема для пожилых людей.Журнал инвалидности и здоровья 2(1): 36-44.

    Хартли, Б.Л. и Р.М. Саттон (2013). «Стереотипный отчет об угрозе академической неуспеваемости мальчиков». Развитие ребенка 84 (5): 1716-1733.

    Havranek, E.P., R. Hanratty, et al. (2012). «Влияние утверждения ценностей на общение между пациентом и поставщиком медицинских услуг, несовместимое с расой». Архив внутренней медицины 172(21): 1662-1667.

    Хеберле, А. Э. и А. С. Картер (2015). «Когнитивные аспекты опыта маленьких детей в экономической неблагополучной ситуации.Психологический бюллетень 141(4): 723-746.

    Хелмс, Дж. Э. (2005). «Стереотипная угроза может объяснить разницу в результатах тестов чернокожих и белых». Американский психолог 60(3): 269-270; обсуждение 271-262.

    Хенкель, Лос-Анджелес (2014). «Изменяют ли пожилые люди показания очевидцев при повторном допросе?» Журналы геронтологии. Серия B, Психологические науки и социальные науки 69(3): 356-365.

    Henry, J.D., C. von Hippel, et al. (2010). «Стереотипная угроза способствует социальным трудностям у больных шизофренией.Британский журнал клинической психологии / Британское психологическое общество 49(Pt 1): 31-41.

    Heslin, K.C., T. Singzon, et al. (2012). «От личной трагедии к личному вызову: реакция на стигматизацию трезвых жильцов и операторов домов». Социология здоровья и болезни 34(3): 379-395.

    Hess, T.M., C. Auman, et al. (2003). «Влияние угрозы стереотипов на возрастные различия в производительности памяти». Журналы геронтологии. Серия B, Психологические и социальные науки 58(1): P3-11.

    Hess, T.M., L. Emery, et al. (2009). «Задача требует умеренного воздействия стереотипов на производительность памяти». Журналы геронтологии. Серия B, Психологические науки и социальные науки 64 (4): 482-486.

    Гесс, Т. М. и Дж. Т. Хинсон (2006). «Возрастные вариации влияния стереотипов старения на память во взрослом возрасте». Психология и старение 21(3): 621-625.

    Hess, T.M., J.T. Hinson, et al. (2009). «Модераторы и механизмы, лежащие в основе влияния угроз стереотипов на производительность памяти пожилых людей.Экспериментальное исследование старения 35(2): 153-177.

    Хьюстон М., М. Рубин и др. (2002). «Межгрупповая предвзятость». Ежегодный обзор психологии 53: 575-604.

    Hirnstein, M., L. Coloma Andrews, et al. (2014). «Гендерные стереотипы и когнитивные половые различия в смешанных и однополых группах». Архивы сексуального поведения 43 (8): 1663-1673.

    Huber, M.E., A.E. Seitchik, et al. (2015). «Влияние угрозы стереотипа на выполнение ритмического двигательного навыка». Журнал экспериментальной психологии.Человеческое восприятие и производительность 41 (2): 525-541.

    Хайд А., Дж. Дреннан и др. (2012). «Родительские конструкции сексуальной самопрезентации и сексуального поведения подростков: дискурсы гендерного равенства и защиты». Культура, здоровье и сексуальность 14(8): 895-909.

    Инельмен, Э. М., Г. Серги и др. (2014). «Повышение осведомленности для снижения риска заражения ВИЧ/СПИДом у пожилых людей». Клинические и экспериментальные исследования старения 26(6): 665-669.

    Инзлихт, М. и Т. Бен-Зеев (2000).«Угрожающая интеллектуальная среда: почему женщины подвержены дефициту решения проблем в присутствии мужчин». Психологическая наука 11(5): 365-371.

    Инзлихт, М. и С.К. Канг (2010). «Распространение стереотипных угроз: как преодоление угроз социальной идентичности влияет на агрессию, прием пищи, принятие решений и внимание». Журнал личности и социальной психологии 99 (3): 467-481.

    Jaeggi, T., P. Manickam, et al. (2012). «Взгляды заинтересованных сторон на предполагаемые потребности и приоритеты в борьбе с лепрой и уходе за ней, Тамил Наду, Индия.Индийский журнал проказы 84(3): 177-184.

    Джеймисон, Дж. П. и С. Г. Харкинс (2007). «Простые усилия и стереотипные эффекты угроз». Журнал личности и социальной психологии 93 (4): 544-564.

    Джеймисон, Дж. П. и С. Г. Харкинс (2009). «Влияние угрозы стереотипа на решение количественных задач GRE: интерпретация простых усилий». Бюллетень личности и социальной психологии 35 (10): 1301-1314.

    Джеймисон, Дж. П. и С. Г. Харкинс (2011).«Метод промежуточной задачи: последствия для измерения посредничества». Бюллетень личности и социальной психологии 37 (5): 652-661.

    Joanisse, M., S. Gagnon, et al. (2013). «Влияние стереотипной угрозы на смоделированные ходовые качества пожилых водителей». Авария; анализ и профилактика 50: 530-538.

    Джо С., С. С. Канетто и др. (2008). «Продвижение профилактических исследований роли культуры в предотвращении самоубийств». Самоубийство и опасное для жизни поведение 38(3): 354-362.

    Johns, M., M. Inzlicht, et al. (2008). «Стереотипная угроза и истощение исполнительных ресурсов: изучение влияния регуляции эмоций». Журнал экспериментальной психологии. Общие 137 (4): 691-705.

    Johns, M., T. Schmader, et al. (2005). «Знание — это полдела: преподавание угрозы стереотипам как средство улучшения успеваемости женщин по математике». Психологическая наука 16(3): 175-179.

    Джолли, С. (2000). «Квир-развитие: изучение связи между однополой сексуальностью, гендером и развитием.«Гендер и развитие» 8(1): 78-88.

    Йонас, Э. и И. Фриче (2013). «Обреченные умереть, но не вести войну: как экзистенциальная угроза может способствовать эскалации или деэскалации насильственного межгруппового конфликта». Американский психолог 68(7): 543-558.

    Джонс, PR (2011). «Снижение влияния угрозы стереотипов на математическую успеваемость женщин: две стратегии лучше, чем одна?» Revista electronica de Investigacion psicoeducativa: REIPE = Электронный журнал исследований в области педагогической психологии / Университет Альмерии, Испания, Servicio de Publicaciones y Editorial EOS 9 (2): 587-616.

    Jones, P.R., D.M. Taylor, et al. (2013). «Угроза стереотипов, связанных со здоровьем, предсказывает задержки в предоставлении медицинских услуг среди чернокожих». Раса и социальные проблемы 5(2): 121-136.

    Josephs, R.A., M.L. Newman, et al. (2003). «Статус, тестостерон и интеллектуальные способности человека: угроза стереотипов как проблема статуса». Психологическая наука 14(2): 158-163.

    Кан, С.К. и А.Л. Честин (2009). «Сдерживающая роль идентификации возрастной группы и предполагаемой угрозы угрозе стереотипов среди пожилых людей.Международный журнал старения и человеческого развития 69(3): 201-220.

    Канг С.К., Галинский А.Д. и соавт. (2015). «Мощность влияет на производительность, когда есть давление: свидетельство маломощной угрозы и большой подъемной силы». Бюллетень личности и социальной психологии 41 (5): 726-735.

    Кауферт, Пенсильвания (1982). «Антропология и менопауза: разработка теоретической основы». Матуритас 4 (3): 181-193.

    Кей, А.С., Дж.Т. Йост и др. (2005). «Умаление жертвы и усиление жертвы как альтернативные пути системного оправдания.” Психологическая наука 16(3): 240-246.

    Келлер, Дж. (2007). «Стереотипная угроза в классе: интерактивный эффект идентификации предметной области, сложности задания и стереотипной угрозы на успеваемость учениц по математике». Британский журнал педагогической психологии 77 (часть 2): 323–338.

    Келлер, Дж. и Д. Дауэнхаймер (2003). «Стереотип угрозы в классе: уныние опосредует разрушительный эффект угрозы на успеваемость женщин по математике». Бюллетень личности и социальной психологии 29 (3): 371-381.

    Келли, Дж. Ф. и К. М. Вестерхофф (2010). «Имеет ли значение, как мы относимся к людям с состояниями, связанными с употреблением психоактивных веществ? Рандомизированное исследование двух часто используемых терминов». Международный журнал по наркополитике 21(3): 202-207.

    Кергер С., Р. Мартин и др. (2011). «Как повысить интерес девочек к научным темам?» Британский журнал педагогической психологии 81 (часть 4): 606-628.

    Kit, K.A., C.A. Mateer, et al. (2014). «Влияние негативных стереотипов и убеждений на выполнение нейропсихологических тестов у пациентов с черепно-мозговой травмой.Журнал Международного нейропсихологического общества: JINS 20(2): 157-167.

    Kit, K.A., H.A. Tuokko, et al. (2008). «Обзор литературы об угрозе стереотипов и ее применении в неврологической популяции». Нейропсихологический обзор 18(2): 132-148.

    Кляйн О., С. Поль и др. (2007). «Влияние межгрупповых сравнений на результаты теста интеллекта африканцев в контексте выбора работы». Журнал психологии 141 (5): 453-467.

    Конкл-Паркер, Д.(2013). «Стигма в связи с ВИЧ на уровне сообщества представляет собой угрозу общественному здравоохранению». Клиницист по ВИЧ / Образовательный и учебный центр по СПИДу Delta Region 25 (2): 7-9.

    Kray, L.J., L. Thompson, et al. (2001). «Битва полов: подтверждение гендерных стереотипов и противодействие в переговорах». Журнал личности и социальной психологии 80 (6): 942-958.

    Krendl, A.C., N. Ambady, et al. (2015). «Диссоциативное влияние угрозы стереотипов на кодирование и извлечение памяти пожилых людей». Журнал прикладных исследований памяти и познания 4(2): 103-109.

    Lamont, R.A., H.J. Swift, et al. (2015). «Обзор и метаанализ угрозы возрастных стереотипов: вред наносят негативные стереотипы, а не факты». Психология и старение 30(1): 180-193.

    Lau, G.P., A.C. Kay, et al. (2008). «Любить тех, кто оправдывает неравенство: влияние системной угрозы на влечение к женщинам, воплощающим доброжелательные сексистские идеалы». Психологическая наука 19(1): 20-21.

    Лауэр С., Дж. Момсен и др. (2013). «Стереотип: изучение гендера на вводных курсах по естественным наукам.” CBE образование в области наук о жизни 12(1): 30-38.

    Лорин, Р. (2013). «Стереотипные эффекты угрозы и подъема при выполнении двигательных задач: опосредующая роль соматической и когнитивной тревоги». Журнал социальной психологии 153 (6): 687-699.

    Лиск, Дж. и С. Чепмен (2002). «Неопровержимые факты об иммунизации и заболеваниях, которые можно предотвратить с помощью вакцин, в газетных СМИ Австралии, 1993–1998 гг.». Социальные науки и медицина 54(3): 445-457.

    Лейтнер, Дж. Б., Дж. М. Джонс и др. (2013).«Успех перед лицом угрозы стереотипа: адаптивная роль регулирования взаимодействия». Бюллетень личности и социальной психологии 39 (1): 17-27.

    Леви, Б. Р., М. Д. Слэйд и др. (2006). «Физическое восстановление после острого инфаркта миокарда: позитивные возрастные стереотипы о себе как ресурс». Международный журнал старения и человеческого развития 62(4): 285-301.

    Li, B.J., M.O. Lwin, et al. (2014). «Wii, я и размер: влияние эффекта Протея и угрозы стереотипа на мотивацию и поведение детей с избыточным весом в упражнениях».Журнал «Игры для здоровья» 3(1): 40-48.

    Lippa, R.A., M.L. Collaer, et al. (2010). «Половые различия в суждениях о мысленном вращении и углах линий положительно связаны с гендерным равенством и экономическим развитием в 53 странах». Архивы сексуального поведения 39(4): 990-997.

    Lisjak, M., A.Y. Lee, et al. (2012). «Когда угроза бренду — это угроза самому себе: важность идентификации бренда и неявной самооценки в прогнозировании защитной реакции». Бюллетень личности и социальной психологии 38 (9): 1120-1132.

    Logel, C., G.M. Walton, et al. (2009). «Взаимодействие с мужчинами-сексистами вызывает угрозу социальной идентичности среди женщин-инженеров». Журнал личности и социальной психологии 96 (6): 1089-1103.

    Loo, C.M., B.R. Lim, et al. (2007). «Этнические стрессоры в зоне боевых действий: тематические исследования американских ветеранов Вьетнама азиатского происхождения». Военная медицина 172(9): 968-971.

    Луби, А. и М. Эрливайн (2010 г.). «Гендер смягчает влияние угрозы стереотипов на когнитивные функции у потребителей каннабиса.” Аддиктивное поведение 35(9): 834-839.

    Луо Т., Дж. Ван и др. (2014). «Стигматизация людей с наркозависимостью в Китае: исследование на базе сообщества в провинции Хунань». Наркотическая и алкогольная зависимость 134: 285-289.

    Maass, A., M. Cadinu, et al. (2003). «Сексуальные домогательства под угрозой социальной идентичности: парадигма компьютерных домогательств». Журнал личности и социальной психологии 85 (5): 853-870.

    Макиннис, К. и Г. Ходсон (2012 г.). «Там, где резина отправляется в путь» на пути к межгрупповой гармонии: изучение контактных намерений и контактного поведения под угрозой метастереотипа.Британский журнал социальной психологии / Британское психологическое общество 51(2): 363-373.

    Мэддокс, В.Т. и А.Б. Маркман (2010). «Интерфейс мотивация-познание в обучении и принятии решений». Современные направления психологической науки 19(2): 106-110.

    Maddux, W.W., A.D. Galinsky, et al. (2008). «Хорошо быть образцовым меньшинством. . . и плохо: реальная угроза объясняет негативное отношение к американцам азиатского происхождения». Бюллетень личности и социальной психологии 34 (1): 74-89.

    Major, B., C.R. Kaiser, et al. (2007). «Воспринимаемая дискриминация как угроза мировоззрению или подтверждение мировоззрения: последствия для самооценки». Журнал личности и социальной психологии 92 (6): 1068-1086.

    Major, B., W.B. Mendes, et al. (2013). «Межгрупповые отношения и неравенство в здоровье: социально-психологическая перспектива». Психология здоровья: официальный журнал Отделения психологии здоровья Американской психологической ассоциации 32 (5): 514-524.

    Майор, Б.и Л. Т. О’Брайен (2005). «Социальная психология стигмы». Ежегодный обзор психологии 56: 393-421.

    Mangels, J.A., C. Good, et al. (2012). «Эмоции блокируют путь к обучению под угрозой стереотипов». Социальная когнитивная и аффективная неврология 7(2): 230-241.

    Martiny, S.E., I.H. Gleibs, et al. (2015). «Работа с негативными стереотипами в спорте: роль когнитивной тревожности при активации нескольких идентичностей в сенсомоторных задачах». Журнал спортивной и спортивной психологии 37 (4): 379-392.

    Маркс, Д.М. и П.А. Гофф (2005). «Очистка воздуха: влияние гонки экспериментаторов на результаты испытаний цели и субъективный опыт». Британский журнал социальной психологии / Британское психологическое общество 44 (Pt 4): 645-657.

    Маркс Д.М., А.Х. Монро и др. (2013). «Без сомнения: когда сомнительные образцы для подражания подрывают математические способности мужчин и женщин под угрозой». Журнал социальной психологии 153 (5): 542-559.

    Маркс Д.М. и Д.А.Стапель (2006). «Отличие стереотипной угрозы от первичных эффектов: о роли социального «я» и опасениях, основанных на угрозах». Журнал личности и социальной психологии 91 (2): 243-254.

    Маркс Д.М., Д.А. Стапель и др. (2005). «Мы можем это сделать: взаимодействие концептуальной ориентации и социальных сравнений под угрозой». Журнал личности и социальной психологии 88 (3): 432-446.

    Мэсси, Д.С. и Дж. Оуэнс (2014). «Посредники стереотипной угрозы среди чернокожих студентов колледжей.Этнические и расовые исследования 37(3): 557-575.

    Мэсси, Д.С. и Л. Пробаско (2010). «Расходящиеся потоки: разрывы в достижениях между расой и полом в избранных колледжах и университетах». Обзор Дюбуа: социальные исследования расы 7 (1): 219-246.

    Mazerolle, M., I. Regner, et al. (2012). «Стереотипная угроза усиливает автоматическую память и подрывает контролируемые процессы у пожилых людей». Психологическая наука 23(7): 723-727.

    McCauley, M., S. Minsky, et al. (2013). «Пандемия h2N1: кадры в СМИ, стигматизация и преодоление.Здравоохранение BMC 13: 1116.

    McDougall, G.J., Jr., G. Simpson, et al. (2015). «Стратегии набора и удержания в исследованиях пожилых людей из расовых и этнических меньшинств». Журнал геронтологического ухода 41(5): 14-23; викторина 24-15.

    МакГонагл, А.К. и Дж.Л. Барнс-Фаррелл (2014). «Хронические заболевания на рабочем месте: стигматизация, угроза идентичности и напряжение». Стресс и здоровье: журнал Международного общества по изучению стресса 30(4): 310-321.

    МакКаун, К.и М. Дж. Страмблер (2009). «Предшественники развития и социальные и академические последствия стереотипного сознания в среднем детстве». Развитие ребенка 80 (6): 1643-1659.

    МакКаун, К. и Р.С. Вайнштейн (2003). «Развитие и последствия стереотипного сознания в среднем детстве». Развитие ребенка 74 (2): 498-515.

    Мендес, В. Б. и К. Козлов (2013). «Ломкие улыбки: положительные предубеждения в отношении стигматизированных и чужих групп». Журнал экспериментальной психологии.Общие 142 (3): 923-933.

    Merkle, E.C. and A. Zeileis (2013). «Критерии инвариантности измерений без подгрупп: обобщение классических методов». Психометрика 78(1): 59-82.

    Мерц Д., Сушинский М.А. и соавт. (1996). «Женщины и СПИД: этика преувеличенного вреда». Биоэтика 10(2): 93-113.

    Миллер, MC (2005). «Что такое стереотипная угроза и имеет ли этот термин практическое значение?» Гарвардское письмо о психическом здоровье / из Гарвардской медицинской школы 21 (8): 8.

    Miller, S.L., J.K. Maner, et al. (2010). «Склонность к самозащите в групповой категоризации: сигналы угрозы формируют психологическую границу между «нами» и «ними». Журнал личности и социальной психологии 99 (1): 62-77.

    Миллер, С. Л., К. Зелясковски, и др. (2012). «Основа предубеждений стрелков: за пределами культурных стереотипов». Бюллетень личности и социальной психологии 38 (10): 1358-1366.

    Moe, A., M. Cadinu, et al. (2015). «Женщины водят лучше, если не стереотипны.» Авария; анализ и профилактика 85: 199-206.

    Моисей, Т. (2011). «Опасение стигмы среди подростков, выписанных из краткосрочной психиатрической госпитализации». Журнал нервных и психических заболеваний 199(10): 778-789.

    Moskowitz, J.T., J. Wrubel, et al. (2013). «Оценка болезни и депрессия в первый год после постановки диагноза ВИЧ». PloS One 8(10): e78904.

    Мосс, К. и М. Симич (2011). «Посткоммунистическая лавандовая угроза: лесбиянки в мейнстримном восточноевропейском кино.Журнал лесбийских исследований 15(3): 271-283.

    Murphy, M.C., C.M. Steele, et al. (2007). «Сигнализация угрозы: как ситуационные сигналы влияют на женщин в математике, науке и технике». Психологическая наука 18(10): 879-885.

    Мерфи, С. (2012). «Восстановление моральной идентичности: мертворождение, стигматизация и «моральные матери». Акушерство 28(4): 476-480.

    Муззатти, Б. и Ф. Аньоли (2007 г.). «Гендер и математика: отношение и восприимчивость к стереотипным угрозам у итальянских детей.Психология развития 43(3): 747-759.

    Митен, Г. (2012). «Идентичности в третьем пространстве? Солидность, эластичность и стойкость среди молодых британских пакистанских мусульман». Британский журнал социологии 63(3): 393-411.

    Нэрн Р., Дж. Ковердейл и др. (2001). «От исходного материала до новостей в новозеландских печатных СМИ: проспективное исследование процессов стигматизации при изображении психических заболеваний». Австралийский и новозеландский журнал психиатрии 35(5): 654-659.

    Najdowski, C.J., B.L. Bottoms, et al. (2015). «Стереотипная угроза и расовые различия в опыте граждан при столкновениях с полицией». Закон и человеческое поведение 39(5): 463-477.

    Навас Луке, М., И. Куадрадо Гирадо, и др. (2012). «[Надежность и валидность Шкалы восприятия угрозы вне группы (OTPS)]». Псикотема 24(3): 477-482.

    Neel, R., S.L. Neufeld, et al. (2013). «Свистит ли тучный человек вивальди? Цели предубеждения представляются сами по себе, чтобы свести к минимуму появление конкретных угроз.Психологическая наука 24(5): 678-687.

    Нгуен, Х. Х. и А. М. Райан (2008). «Влияет ли угроза стереотипов на результаты тестов меньшинств и женщин? Метаанализ экспериментальных данных». Журнал прикладной психологии 93 (6): 1314-1334.

    Никс С., Л. Перес-Фелкнер и др. (2015). «Воспринимаемые математические способности под угрозой: лонгитюдный взгляд на сегрегацию по половому признаку среди степеней STEM». Границы в психологии 6: 530.

    Нолан, П. и Ф. Бэджер (2005).«Аспекты отношений между врачами и пациентами с депрессией, которые повышают удовлетворенность первичной медико-санитарной помощью». Журнал психиатрического и психиатрического ухода 12 (2): 146-153.

    О’Брайен, Л. Т. и К. С. Крэндалл (2003). «Стереотип угроз и возбуждения: влияние на математические способности женщин». Бюллетень личности и социальной психологии 29 (6): 782-789.

    Огунмефун С., Л. Гилберт и др. (2011). «Пожилые женщины, осуществляющие уход, и вторичная стигма, связанная с ВИЧ/СПИДом, в сельских районах Южной Африки.Журнал кросс-культурной геронтологии 26(1): 85-102.

    Олсен, Т.А. (1977). «Возложение обязанности предупреждать психиатров — судебная угроза профессии психиатра». Обзор права Университета Колорадо. Университет Колорадо 48(2): 283-310.

    Осборн, Дж. В. (2001). «Тестирование угрозы стереотипов: объясняет ли тревога расовые и половые различия в достижениях?» Современная педагогическая психология 26(3): 291-310.

    Оуэнс, Дж. (2014). «Расовые/этнические различия в последствиях религиозного участия для академических достижений в элитных колледжах и университетах.Социология религии 75(1): 80-112.

    Оуэнс, Дж. и С.М. Линч (2012). «Устойчивость чернокожих и латиноамериканских иммигрантов к расовым стереотипам о негативных способностях в избранных колледжах и университетах в Соединенных Штатах *». Социология образования 85(4): 303-325.

    Оуэнс, Дж. и Д.С. Мэсси (2011). «Стереотипная угроза и успеваемость в колледже: подход со скрытыми переменными». Социальные исследования 40(1): 150-166.

    Овуамалам, С.К. и Х. Загефка (2014).«О психологических барьерах на рабочем месте: когда и почему метастереотипы подрывают убеждения женщин и этнических меньшинств в возможности трудоустройства». Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств 20(4): 521-528.

    Пачанкис, Дж. Э. (2007). «Психологические последствия сокрытия стигмы: когнитивно-аффективно-поведенческая модель». Психологический бюллетень 133(2): 328-345.

    Падилья, AM (2008). «Социальное познание, этническая идентичность и специфические этнические стратегии преодоления угроз, связанных с предрассудками и дискриминацией.Симпозиум Небраски по мотивации. Симпозиум Небраски по мотивации 53: 7-42.

    Пававалла С.П., Р. Салазар и др. (2013). «Изучение диагностической угрозы и групповой идентификации после сотрясения мозга». Журнал Международного нейропсихологического общества: JINS 19(3): 305-313.

    Pennington, C.R., D. Heim, et al. (2016). «Двадцать лет исследования угроз стереотипов: обзор психологических посредников». PloS 11(1): e0146487.

    Пеннингтон, К.Р., А. Куреши и др. (2016). «Влияние стереотипной угрозы и контекстуальных сигналов на сдерживающий контроль потребителей алкоголя». Аддиктивное поведение 54: 12-17.

    Петерсен, Дж. и Дж. С. Хайд (2014). «Гендерные академические и профессиональные интересы и цели». Достижения в развитии и поведении ребенка 47: 43-76.

    Пичо К., А. Родригес и др. (2013). «Изучение сдерживающей роли контекста в математической успеваемости женщин, находящихся под угрозой стереотипов: метаанализ.Журнал социальной психологии 153(3): 299-333.

    Пикетт, Дж. Т., Т. Кирикос и др. (2014). «Расовые основы поддержки белыми спасения детей». Социальные исследования 44: 44-59.

    Пилло, В., Д. Риго, и др. (2015). «Влияние хронического и ситуационного социального статуса на восприимчивость к стереотипам». PloS 10(12): e0144582.

    Plant, E.A., J. Goplen, et al. (2011). «Избирательные реакции на угрозу: роль расы и пола в принятии решения о стрельбе.Бюллетень «Личность и социальная психология» 37(9): 1274-1281.

    Плант И., Дж. Процко и др. (2010). «Интернализация девочками беспокойства их учительницы: эффект угрозы стереотипа «реального мира»?» Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки 107(20): E79; автор ответ E80.

    Пласек, Дж. В. и Дж. Аллард (1984). «Заблуждения о гомофобии». Журнал гомосексуализма 10 (1-2): 23-37.

    Полат А., С. Юксель и др. (2005).«Семейное отношение к трансгендерам в Турции: опыт светской исламской страны». Международный журнал психиатрии в медицине 35(4): 383-393.

    Пофам, Л. Э. и Т. М. Хесс (2015). «Возрастные различия в основных механизмах эффектов угроз стереотипов». Журналы геронтологии. Серия B, Психологические науки и социальные науки 70(2): 225-234.

    Портер, Дж. Р. и А. Х. Беф (1991). «Расовые различия в реакции на физическую стигму: исследование степени нарушения витилиго среди черных и белых пациентов.Журнал здоровья и социального поведения 32(2): 192-204.

    Пауэрс, Дж. Т., Дж. Э. Кук и др. (2016). «Изменение окружающей среды путем изменения людей: возникающие эффекты психологического вмешательства». Психологическая наука 27(2): 150-160.

    Purdie-Vaughns, V., C.M. Steele, et al. (2008). «Непредвиденные обстоятельства социальной идентичности: как сигналы разнообразия сигнализируют об угрозе или безопасности для афроамериканцев в основных учреждениях». Журнал личности и социальной психологии 94 (4): 615-630.

    Куинн, Д.М., С.К. Канг и др. (2004). «Дискредитация: влияние стигматизации раскрытия истории психического заболевания на результаты теста». Бюллетень личности и социальной психологии 30 (7): 803-815.

    Рабело, В. К. и Л. М. Кортина (2014). «Две стороны одной медали: гендерные домогательства и гетеросексуальные домогательства в рабочей жизни ЛГБК». Закон и поведение человека 38(4): 378-391.

    Regner, I., A. Smeding, et al. (2010). «Индивидуальные различия в рабочей памяти смягчают эффекты стереотипов-угроз.Психологическая наука 21(11): 1646-1648.

    Ревентлоу, С. и Х. Банг (2006 г.). «Хрупкие кости: старение или угроза заболевания, изучение женских культурных моделей остеопороза». Скандинавский журнал общественного здравоохранения 34(3): 320-326.

    Reyna, C., P.J. Henry, et al. (2006). «Изучение принципов принципиального консерватизма: роль стереотипов ответственности как признаков того, что они достойны принятия решений в области расовой политики». Журнал личности и социальной психологии 90 (1): 109-128.

    Rice, K.G., F.G. Lopez, et al. (2013). «Перфекционизм смягчает влияние угроз стереотипов на академическую успеваемость специалистов STEM». Журнал консультативной психологии 60 (2): 287-293.

    Riley, R.J., S. Burgener, et al. (2014). «Тревога и стигма при деменции: угроза старению на месте». Клиники медсестер Северной Америки 49 (2): 213-231.

    Rintamaki, L.S., T.C. Davis, et al. (2006). «Социальная стигматизация и приверженность лечению ВИЧ». Уход за больными СПИДом и ЗППП 20(5): 359-368.

    Розенталь, Х. Э. и Р. Дж. Крисп (2006). «Снижение угрозы стереотипов за счет размытия межгрупповых границ». Бюллетень личности и социальной психологии 32 (4): 501-511.

    Райделл, Р. Дж. и К. Л. Баучер (2010). «Использование множественной социальной идентичности для предотвращения угрозы стереотипов: сдерживающая роль самооценки». Бюллетень личности и социальной психологии 36 (2): 239-250.

    Rydell, R.J., A.R. McConnell, et al. (2009). «Множественная социальная идентичность и угроза стереотипов: дисбаланс, доступность и рабочая память.Журнал личности и социальной психологии 96(5): 949-966.

    Rydell, R.J., M.T. Rydell, et al. (2010). «Влияние негативных стереотипов на обучение». Журнал личности и социальной психологии 99 (6): 883-896.

    Rydell, R.J., R.M. Shiffrin, et al. (2010). «Стереотипная угроза мешает перцептивному обучению». Труды Национальной академии наук Соединенных Штатов Америки 107 (32): 14042-14047.

    Rydell, R.J., K.J. Van Loo, et al.(2014). «Стереотип угрозы и исполнительные функции: какие функции опосредуют различные результаты, связанные с угрозой?» Бюллетень личности и социальной психологии 40 (3): 377-390.

    Сакки С., Э. Кастано и др. (2009). «Восприятие своей нации: инициативность, свобода действий и безопасность на международной арене». Международный журнал психологии: Journal international de Psychologie 44(5): 321-332.

    Sackett, P.R., C.M. Hardison, et al. (2004). «Об интерпретации угрозы стереотипов как объяснения различий между афроамериканцами и белыми в когнитивных тестах.Американский психолог 59(1): 7-13.

    Сагар, Х.А. и Дж.В. Шофилд (1980). «Расовые и поведенческие сигналы в восприятии чернокожими детьми неоднозначно агрессивных действий». Журнал личности и социальной психологии 39 (4): 590-598.

    Schinske, J., M. Cardenas, et al. (2015). «Раскрытие стереотипов ученых и их взаимосвязей со студенческой расой и успехами студентов в разнообразной обстановке муниципального колледжа». CBE образование в области наук о жизни 14(3): 14:ar35.

    Шмадер, Т., C. E. Forbes и др. (2009). «Метакогнитивный взгляд на когнитивный дефицит, возникающий в интеллектуально угрожающей среде». Бюллетень личности и социальной психологии 35 (5): 584-596.

    Шмадер, Т. и М. Джонс (2003). «Сходящиеся доказательства того, что угроза стереотипам снижает объем рабочей памяти». Журнал личности и социальной психологии 85 (3): 440-452.

    Шмадер Т., М. Джонс и др. (2008). «Интегрированная модель процесса воздействия стереотипов на производительность.” Психологический обзор 115(2): 336-356.

    Schuster, C., S.E. Martiny, et al. (2015). «Отвлеченный необдуманным — подавление и переоценка разума, блуждающего под угрозой стереотипа». PloS 10(3): e0122207.

    Seacat, Дж. Д. и К. Д. Микельсон (2009 г.). «Стереотипная угроза и намерения женщин с избыточным весом заниматься физическими упражнениями/диетой». Журнал психологии здоровья 14 (4): 556-567.

    Сейбт, Б. и Дж. Форстер (2004 г.). «Стереотипная угроза и производительность: как самостереотипы влияют на процессинг, вызывая регуляторные фокусы.Журнал личности и социальной психологии 87(1): 38-56.

    Шапиро, Дж. Р. и С. Л. Нойберг (2007). «От угрозы стереотипа к угрозе стереотипа: последствия системы множественных угроз для причин, модераторов, посредников, последствий и вмешательств». Обзор личности и социальной психологии: официальный журнал Общества личности и социальной психологии, Inc. 11 (2): 107–130.

    Shapiro, J.R., A.M. Williams, et al. (2013). «Все ли вмешательства созданы равными? Многоуровневый подход к адаптации интервенций для устранения стереотипных угроз.Журнал личности и социальной психологии 104(2): 277-288.

    Шерман Д.К., К.А. Хартсон и др. (2013). «Отклонение траектории и изменение повествования: как самоутверждение влияет на успеваемость и мотивацию в условиях угрозы идентичности». Журнал личности и социальной психологии 104 (4): 591-618.

    Шнабель Н., В. Пурди-Вонс и др. (2013). «Демистификация вмешательств по утверждению ценностей: написание статей о социальной принадлежности является ключом к защите от угрозы идентичности.Бюллетень «Личность и социальная психология» 39(5): 663-676.

    Сильверман, А.М. и Г.Л. Коэн (2014). «Стереотипы как камни преткновения: как преодоление угрозы стереотипов влияет на результаты жизни людей с ограниченными физическими возможностями». Бюллетень личности и социальной психологии 40 (10): 1330-1340.

    Скорич Д. П., Х. Уэбб и др. (2013). «Стереотипное восприятие угрозы и опасности среди водителей с временными правами». Авария; анализ и профилактика 54: 39-45.

    Спенсер, С.Дж., К. Логель и др. (2016). «Стереотипная угроза». Ежегодный обзор психологии 67: 415-437.

    Stahl, T., C. Van Laar, et al. (2012). «Роль профилактики в условиях угрозы стереотипа: за первоначальной когнитивной мобилизацией следует истощение». Журнал личности и социальной психологии 102 (6): 1239-1251.

    Steele, CM (1997). «Угроза в воздухе. Как стереотипы формируют интеллектуальную идентичность и производительность». Американский психолог 52(6): 613-629.

    Стил, К.М. и Дж. Аронсон (1995). «Стереотипная угроза и результаты интеллектуального теста афроамериканцев». Журнал личности и социальной психологии 69 (5): 797-811.

    Стил, К.М. и Дж.А. Аронсон (2004). «Стереотипная угроза существует не только благодаря Стилу и Аронсону (1995)». Американский психолог 59(1): 47-48; обсуждение 48-49.

    Taber, J.M., J.L. Howell, et al. (2016). «Ассоциации спонтанного самоутверждения с опытом ухода за здоровьем и поиском информации о здоровье в национальном опросе взрослых в США.” Психология и здоровье 31(3): 292-309.

    Таглер, М. Дж. (2012). «Задыхаясь под давлением положительного стереотипа: гендерная идентификация и застенчивость снижают результаты мужских тестов по математике». Журнал социальной психологии 152 (4): 401-416.

    Тамир, Ю. и А. Надлер (2007). «Роль личности в социальной идентичности: влияние зависимости от поля и контекста на реакцию на угрозу групповой самобытности». Журнал личности 75 (5): 927-953.

    Тейлор, В.Дж. и Г. М. Уолтон (2011). «Угроза стереотипов подрывает академическое обучение». Бюллетень личности и социальной психологии 37 (8): 1055-1067.

    Телхед, У. и Ф. Бьорклунд (2011). «Стереотипная угроза в переговорах о зарплате опосредована резервной зарплатой». Скандинавский журнал психологии 52(2): 185-195.

    Thames, A.D., C.H. Hinkin, et al. (2013). «Влияние стереотипной угрозы, воспринимаемой дискриминации и расы экзаменаторов на нейропсихологические показатели: просто, как черное и белое?» Журнал Международного нейропсихологического общества: JINS 19(5): 583-593.

    Thoman, D.B., J.L. Smith, et al. (2013). «Помимо производительности: модель мотивационного опыта стереотипной угрозы». Обзор педагогической психологии 25 (2): 211-243.

    Томас А.К. и С.Дж. Дюбуа (2011). «Уменьшение бремени угрозы стереотипов устраняет возрастные различия в искажении памяти». Психологическая наука 22(12): 1515-1517.

    ван Зельст, К., М. ван Ниероп, и др. (2014). «Осознание стереотипов, самооценка и психопатология у людей с психозом.” PloS one 9(2): e88586.

    von Hippel, C., E.K. Kalokerinos, et al. (2013). «Стереотипная угроза среди пожилых сотрудников: связь с отношением к работе и намерениями текучести кадров». Психология и старение 28(1): 17-27.

    von Hippel, C., C. Wiryakusuma, et al. (2011). «Стереотипная угроза и женские стили общения». Бюллетень личности и социальной психологии 37 (10): 1312-1324.

    von Hippel, W., C. von Hippel, et al. (2005). «Преодоление угрозы стереотипов: отрицание как стратегия управления впечатлением.Журнал личности и социальной психологии 89(1): 22-35.

    Weger, U.W., N. Hooper, et al. (2012). «Внимательная математика: снижение влияния угрозы стереотипов с помощью упражнения на внимательность». Сознание и познание 21(1): 471-475.

    Уилер, С. К. и Р. Э. Петти (2001). «Влияние активации стереотипа на поведение: обзор возможных механизмов». Психологический бюллетень 127(6): 797-826.

    Уильямс, Д. Р. и С. А. Мохаммед (2013). «Расизм и здоровье I: пути и научные данные.Американский ученый-бихевиорист 57(8).

    Вонг, Дж. Т. и Д. А. Галло (2015). «Стереотипная угроза снижает ложное распознавание, когда пожилые люди предупреждены». Память: 1-9.

    Вудкок А., П. Р. Эрнандес и др. (2012). «Последствия хронической угрозы стереотипам: дезидентификация и отказ от домена». Журнал личности и социальной психологии 103 (4): 635-646.

    Wout, D.A., M.J. Shih, et al. (2009). «Цели как воспринимающие: как люди определяют, когда они будут подвергаться негативным стереотипам.Журнал личности и социальной психологии 96(2): 349-362.

    Wyer, N.A., G. Calvini, et al. (2010). «Прайминг в межличностных контекстах: последствия для аффекта и поведения». Бюллетень личности и социальной психологии 36 (12): 1693-1705.

    Йенг, Н.К. и К. фон Хиппель (2008 г.). «Стереотипная угроза увеличивает вероятность того, что женщины-водители в симуляторе переедут пешеходов». Авария; анализ и профилактика 40(2): 667-674.

    Чжан С., Т. Шмадер и др.(2013). «L’eggo My Ego: сокращение гендерного разрыва в математике путем отделения себя от производительности». Я и идентичность: журнал Международного общества самосознания и идентичности 12 (4).

    Социальная категоризация и стереотипизация

    Представление о других с точки зрения их групповой принадлежности известно как социальная категоризация. Естественный когнитивный процесс помещения людей в социальные группы в соответствии с их социальными категориями (например, мужчины и женщины, старики и молодежь).— естественный познавательный процесс, с помощью которого мы помещаем индивидуумов в социальные группы. Социальная категоризация возникает, когда мы думаем о ком-то как о мужчине (по сравнению с женщиной), пожилом человеке (по сравнению с молодым человеком), чернокожем человеке (по сравнению с азиатом или белым) и так далее (Олпорт, 1954/1979). . Точно так же, как мы классифицируем объекты по разным типам, мы классифицируем людей в соответствии с их принадлежностью к социальной группе. Как только мы это делаем, мы начинаем реагировать на этих людей больше как на членов социальной группы, чем как на отдельных людей.

    Представьте на мгновение, что два студента колледжа, Джон и Сара, разговаривают за столом в студенческом союзе вашего колледжа или университета. В этот момент мы, вероятно, будем рассматривать их не как членов группы, а скорее как двух индивидуумов. Джон выражает свое мнение, а Сара свое. Представьте, однако, что по мере продолжения разговора Сара рассказывает о задании, которое она выполняет для своего класса женских исследований. Оказывается, Джон не считает, что в колледже должна быть программа женского обучения, и говорит об этом Саре.Он утверждает, что если есть программа обучения женщин, то должна быть и программа обучения мужчин. Кроме того, он утверждает, что женщины получают слишком много перерывов при приеме на работу и что квалифицированные мужчины становятся объектами дискриминации. Сара считает как раз наоборот, утверждая, что женщины были объектами сексизма в течение многих-многих лет и даже сейчас не имеют такого же доступа к высокооплачиваемой работе, как мужчины.

    Вы можете видеть, что взаимодействие, которое началось на индивидуальном уровне, когда два человека разговаривали, теперь перешло на групповой уровень, на котором Джон начал считать себя мужчиной, а Сара начала считать себя женщиной.Короче говоря, теперь Сара отстаивает свои точки зрения не столько от себя, сколько как от представителя одной из своих ингрупп, а именно женщин, а Джон действует как представитель одной из своих ингрупп, а именно мужчин. Сара считает свои позиции правильными, и считает, что они верны не только для нее, но и для женщин в целом. И то же самое верно для Джона. Вы можете видеть, что эти социальные классификации могут создавать некоторый потенциал для неправильного восприятия и, возможно, даже враждебности. А Джон и Сара могут даже изменить свое мнение друг о друге, забыв, что они действительно нравятся друг другу как личности, потому что теперь они больше реагируют как члены группы с противоположными взглядами.

    Представьте теперь, что пока Джон и Сара все еще разговаривают, несколько студентов из другого колледжа, каждый в шляпе и куртке этой школы, появляются в студенческом союзе. Присутствие этих посторонних может полностью изменить направление социальной категоризации, заставив и Джона, и Сару думать о себе как о студентах своего собственного колледжа. И эта социальная категоризация может привести к тому, что они станут лучше осознавать положительные характеристики своего колледжа (отличная баскетбольная команда, прекрасный кампус и умные студенты) по сравнению с характеристиками другой школы.Теперь вместо того, чтобы воспринимать себя членами двух разных групп (мужчины и женщины), Джон и Сара могут внезапно ощутить себя членами одной и той же социальной категории (студентами своего колледжа).

    Возможно, этот пример поможет вам увидеть гибкость социальной категоризации. Иногда мы думаем о наших отношениях с другими на индивидуальном уровне, а иногда на уровне группы. И какие группы мы используем в социальной категоризации, может меняться со временем и в разных ситуациях.Я думаю, вы согласитесь, что вы с большей вероятностью отнесете себя к члену вашего колледжа или университета, когда ваша баскетбольная или футбольная команда только что выиграла действительно важную игру или на церемонии вручения дипломов, чем в обычный вечер. с твоей семьей. В этих случаях ваше членство в качестве студента университета просто более заметно и важно, чем каждый день, и вы, скорее всего, соответствующим образом классифицируете себя.

    Спонтанная социальная категоризация

    Социальная категоризация происходит спонтанно, без особых раздумий с нашей стороны (Crisp & Hewstone, 2007).Шелли Тейлор и ее коллеги (Taylor, Fiske, Etcoff, & Ruderman, 1978) показали участникам своего исследования слайд и запись презентации трех мужчин и трех студентов колледжа, которые предположительно участвовали в дискуссионной группе. Во время презентации каждый член дискуссионной группы внес предложение о том, как рекламировать студенческий спектакль. Заявления контролировались таким образом, чтобы у всех участников исследования заявления, сделанные мужчинами и женщинами, были одинаковой длины и качества.Кроме того, одной половине участников было сказано, что по окончании презентации их попросят вспомнить, кто и какое предложение сделал, тогда как другой половине участников было сказано просто наблюдать за взаимодействием, не обращая внимания ни на что конкретное.

    После того, как они просмотрели все утверждения, сделанные участниками дискуссионной группы, участникам исследования был предложен тест на память (это было совершенно неожиданно для участников, которым не давали инструкций по запоминанию).Участникам был показан список всех сделанных заявлений вместе с фотографиями каждого из членов дискуссионной группы, и их попросили указать, кто сделал каждое из заявлений. Участники исследования не очень хорошо справлялись с этой задачей, и все же, когда они допускали ошибки, эти ошибки были очень систематическими.

    Как видно из таблицы 12.1 «Спутанность имен», ошибки были таковы, что утверждения, которые на самом деле были сделаны мужчиной, чаще ошибочно приписывались другому мужчине в группе, чем другой женщине, а утверждения, фактически сделанные женщину чаще приписывали другим женщинам в группе, чем мужчине.Участники, очевидно, классифицировали говорящих по их полу, что привело к тому, что они больше путались внутри пола, чем между полами.

    Интересно, и если предположить, что категоризация происходит все время, инструкции, которые были даны участникам, не имели абсолютно никакого значения. Те, кому не давали никаких указаний, были точно так же разделены на категории, как и те, кому было приказано помнить, кто что сказал. Другое исследование с использованием этой техники показало, что мы спонтанно классифицируем друг друга на основе многих других групповых принадлежностей, включая расу, академический статус (ученик или учитель), социальные роли и другие социальные категории (Fiske, Haslam, & Fiske, 1991; Стангор, Линч, Дуан и Гласс, 1992).

    Таблица 12.1 Путаница в именах

    Инструкции Ошибки внутри гонки Между ошибками гонки
    Память 5,78 4,29
    Без памяти 6,57 4.36
    Taylor, Fiske, Etcoff и Ruderman (1978) продемонстрировали, что люди спонтанно классифицируют других. Даже без каких-либо инструкций по категоризации люди тем не менее путали других по полу.

    Вывод прост, хотя, возможно, и очевиден: вокруг нас все время происходит социальная категоризация. Действительно, социальная категоризация происходит так быстро, что людям может быть трудно , а не думать о других с точки зрения их принадлежности к группе (см. рис. 12.3).

    Преимущества социальной категоризации

    Тенденция классифицировать других обычно весьма полезна. В некоторых случаях мы классифицируем, потому что это дает нам информацию о характеристиках людей, принадлежащих к определенным социальным группам (Lee, Jussim, & McCauley, 1995). Если вы заблудились в городе, вы можете найти полицейского или таксиста, которые помогут вам найти дорогу. В этом случае социальная категоризация, вероятно, была бы полезна, потому что полицейский или таксист мог бы особенно хорошо знать расположение городских улиц.Конечно, использование социальных категорий будет информативным только в той мере, в какой верны стереотипы, которых придерживается человек в отношении этой категории. Если бы полицейские на самом деле не были так хорошо осведомлены о планировке города, то использование этой категоризации не было бы информативным.

    Утверждалось, что в большинстве стереотипов есть зерно истины, и, похоже, это так. Существует корреляция между тем, как члены группы воспринимают стереотипы своих собственных групп, и тем, как люди из других групп воспринимают те же самые стереотипы (Judd & Park, 1993; Swim, 1994).Эта истина может частично исходить из ролей, которые люди играют в обществе. Например, стереотипы (которых придерживаются многие люди) о том, что женщины «воспитаны» и что мужчины «доминируют», могут частично возникать из-за того, что в среднем мужчины и женщины оказываются в разных социальных ролях в культуре (Игли и Стеффен, 1984). В большинстве культур мужчины чаще занимают должности с более высоким статусом, такие как врачи и юристы, тогда как женщины чаще играют роль домохозяек и воспитателей.В этом смысле стереотипы по крайней мере частично верны для многих членов социальной категории с точки зрения их реального поведения. Поскольку мужчины чаще становятся лидерами, чем женщины, в среднем они вполне могут быть более доминирующими; а поскольку женщины чаще заботятся о детях, они могут в среднем вести себя более заботливо, чем мужчины.

    С другой стороны, мы иногда классифицируем других не потому, что кажется, что это дает больше информации о них, а потому, что у нас может не быть времени (или мотивации), чтобы сделать что-то более тщательное.Использование наших стереотипов для оценки другого человека может просто облегчить нашу жизнь (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994). Согласно этому подходу, размышление о других людях с точки зрения их принадлежности к социальной категории является функциональным способом обращения с миром — вещи сложны, и мы уменьшаем сложность, полагаясь на наши стереотипы.

    Негативные результаты социальной категоризации

    Хотя размышление о других с точки зрения их принадлежности к социальной категории имеет некоторые потенциальные преимущества для человека, который занимается категоризацией, категоризация других вместо того, чтобы относиться к ним как к уникальным личностям с их собственными уникальными характеристиками, имеет широкий спектр негативных и часто очень несправедливо, результаты для тех, кто категоризирован.

    Одна из проблем заключается в том, что социальная категоризация искажает наше восприятие, так что мы склонны преувеличивать различия между людьми из разных социальных групп, в то же время воспринимая членов групп (и особенно чужих групп) как более похожих друг на друга, чем они есть на самом деле. Это чрезмерное обобщение повышает вероятность того, что мы будем думать и относиться ко всем членам группы одинаково. Тайфел и Уилкс (1963) провели простой эксперимент, который дал представление о возможных результатах категоризации.Как вы можете видеть на рис. 12.4 «Акцентуация восприятия», эксперимент предполагал, что участники оценивают длину шести строк. В одном из экспериментальных условий участники просто видели шесть линий, тогда как в другом условии линии были систематически разделены на две группы: одна включала три более короткие линии, а другая включала три более длинные линии.

    Рисунок 12.4 Перцептивная акцентуация

    Линии C и D воспринимались как одинаковые по длине в некатегоризированном состоянии, но линия C воспринималась как более длинная, чем линия D, когда линии были разделены на две группы.Из Тайфеля (1970).

    Тайфел обнаружил, что линии воспринимались по-разному, когда они были классифицированы, так что подчеркивались различия между группами и сходство внутри групп. В частности, он обнаружил, что хотя линии C и D (которые на самом деле имеют одинаковую длину) воспринимались как равные по длине, когда линии не были разделены на категории, линия D воспринималась как значительно более длинная, чем линия C в условиях, в которых линии были разделены. категоризировано.В этом случае разделение на две группы — «группа коротких линий» и «группа длинных строк» ​​— вызвало искажение восприятия, так что две группы линий воспринимались как более разные, чем они были на самом деле.

    Подобные эффекты возникают, когда мы классифицируем других людей. Мы склонны считать людей, принадлежащих к одной и той же социальной группе, более похожими, чем они есть на самом деле, и мы склонны судить людей из разных социальных групп как более разных, чем они есть на самом деле. Тенденция рассматривать членов социальных групп как похожих друг на друга особенно сильна для членов чужих групп, что приводит к гомогенности чужих групп Тенденция рассматривать членов чужих групп как более похожих друг на друга, чем мы видим членов своих групп.- тенденция рассматривать членов чужих групп как более похожих друг на друга, чем мы видим членов своих групп (Linville, Salovey & Fischer, 1986; Ostrom & Sedikides, 1992; Meissner & Brigham, 2001). Я уверен, что вы сами сталкивались с этим, когда ловили себя на мысли или высказывании: «О, они все одинаковые!»

    Патриция Линвилл и Эдвард Джонс (1980) дали участникам исследования список терминов, обозначающих признаки, и попросили их подумать о членах их собственной группы (например, о членах их собственной группы).например, чернокожие) или членов другой группы (например, белых) и поместить термины признаков в стопки, которые представляют разные типы людей в группе. Результаты этих исследований, как и других, подобных им, были ясны: люди воспринимают чужие группы как более однородные, чем свои. Точно так же, как белые люди использовали меньше наборов характеристик для описания чернокожих, чем белые, молодые люди использовали меньше наборов признаков для описания пожилых людей, чем молодежь, а студенты использовали меньше наборов характеристик для представителей других университетов, чем для членов своих собственных университетов. Университет.

    Однородность чужой группы возникает отчасти потому, что у нас не так много контактов с членами чужой группы, как с членами своей группы, а качество взаимодействия с членами чужой группы часто бывает более поверхностным. Это мешает нам действительно узнать о членах чужой группы как о личностях, и в результате мы, как правило, не осознаем различий между членами группы. Вдобавок к тому, что мы меньше узнаем о них, потому что мы меньше видимся и взаимодействуем с ними, мы регулярно классифицируем членов чужой группы, благодаря чему они кажутся более похожими в когнитивном отношении (Haslam, Oakes, & Turner, 1996).

    Как только мы начинаем видеть членов чужих групп более похожими друг на друга, чем они есть на самом деле, становится очень легко применять наши стереотипы к членам групп, не задумываясь о том, верна ли эта характеристика на самом деле для конкретного индивидуума. . Если мужчины думают, что все женщины одинаковы, то они могут также думать, что у них у всех одинаковые характеристики — все они «эмоциональны» и «слабы». И у женщин могут быть такие же упрощенные представления о мужчинах (они «бесчувственны», «не желают брать на себя обязательств» и т. д.).). В результате стереотипы становятся связанными с самой группой в наборе мысленных представлений (рис. 12.5). Стереотипы — это «картинки в наших головах» социальных групп (Lippman, 1922). Эти убеждения только кажутся правильными и естественными, даже несмотря на то, что они часто являются искаженными чрезмерными обобщениями (Hirschfeld, 1996; Yzerbyt, Schadron, Leyens & Rocher, 1994).

    Рисунок 12.5

    Стереотипы – это убеждения, связанные с социальными категориями.На рисунке показаны связи между социальной категорией преподавателей колледжей и ее стереотипами в виде нейронной сети или схемы. Репрезентация также включает одно изображение (или экземпляр) конкретного профессора колледжа, которого знает студент.

    Изображение предоставлено Дэном Гилбертом.

    Наши стереотипы и предрассудки усваиваются с помощью множества различных процессов. Эта множественность причин вызывает сожаление, потому что она делает стереотипы и предрассудки еще более вероятными для формирования и более трудными для изменения.Во-первых, мы узнаём о своих стереотипах отчасти благодаря общению с родителями и сверстниками (Aboud & Doyle, 1996) и по поведению, которое мы видим в средствах массовой информации (Brown, 1995). Даже 5-летние дети усвоили культурные нормы в отношении подходящей деятельности и поведения для мальчиков и девочек, а также выработали стереотипы о возрасте, расе и физической привлекательности (Bigler & Liben, 2006). И часто существует хорошее согласие относительно стереотипов социальных категорий среди людей в данной культуре.В одном из исследований, посвященных оценке стереотипов, Стефани Мадон и ее коллеги (Madon et al., 2001) представили студентам американских колледжей список из 84 названий черт и попросили их указать, для каких групп каждая черта кажется подходящей (рис. Студенты»). Участники были склонны соглашаться в том, какие черты характерны для каких групп, и это было верно даже для групп, из которых респонденты, вероятно, никогда не встречали ни одного члена (арабов и русских). Даже сегодня существует хорошее согласие относительно стереотипов членов многих социальных групп, включая мужчин и женщин, а также различных этнических групп.

    Рисунок 12.6 Современные стереотипы, которых придерживаются студенты колледжей

    От Madon et al. (2001).

    Как только стереотипы (как и любые другие когнитивные представления) закрепляются, они имеют тенденцию сохраняться. Мы начинаем реагировать на членов стереотипных категорий, как если бы мы уже знали, на что они похожи. Яаков Тропе и Эрик Томпсон (1997) обнаружили, что люди задавали меньше вопросов членам категорий, в отношении которых у них были устойчивые стереотипы (как будто они уже знали, на что похожи эти люди), и что вопросы, которые они задавали, скорее всего, подтверждали стереотипы, которые они задавали. уже было.

    В других случаях стереотипы сохраняются, потому что информация, подтверждающая наши стереотипы, запоминается лучше, чем информация, опровергающая их. Когда мы видим поведение членов социальных групп, мы, как правило, лучше запоминаем информацию, подтверждающую наши стереотипы, чем информацию, опровергающую наши стереотипы (Fyock & Stangor, 1994). Если мы верим, что женщины плохие водители, и видим женщину за рулем плохо, то склонны запоминать это, но когда мы видим женщину, которая водит особенно хорошо, мы склонны забывать об этом.Это, конечно, еще один пример общего принципа ассимиляции: мы склонны воспринимать мир так, чтобы он соответствовал нашим существующим убеждениям с большей легкостью, чем мы меняем наши убеждения, чтобы они соответствовали окружающей нас действительности.

    И стереотипы становится трудно изменить, потому что они так важны для нас — они становятся неотъемлемой и важной частью нашей повседневной жизни в нашей культуре. Стереотипы часто выражаются по телевидению, в фильмах, в чатах и ​​блогах, и мы многое узнаём о наших убеждениях из этих источников.Наши друзья также склонны придерживаться убеждений, сходных с нашими, и мы говорим об этих убеждениях, когда встречаемся с ними (Schaller & Conway, 1999). Короче говоря, стереотипы и предубеждения сильны главным образом потому, что они являются важными социальными нормами, составляющими часть нашей культуры (Guimond, 2000).

    Из-за того, что они очень доступны для познания и кажутся такими «правильными», наши стереотипы легко влияют на наши суждения и реакции на тех, кого мы классифицировали. Социальный психолог Джон Барг однажды назвал стереотипы «когнитивными чудовищами», потому что их активация была очень мощной, а активированные убеждения оказывали коварное влияние на социальные суждения (Bargh, 1999).Еще больше усложняет ситуацию то, что стереотипы наиболее сильны в отношении людей, которые больше всего нуждаются в переменах — людей, которые наиболее предвзяты (Lepore & Brown, 1997).

    Поскольку стереотипы и предубеждения часто действуют вне нашего сознания, а также потому, что люди часто не желают признать, что они у них есть, социальные психологи разработали методы их косвенной оценки. В следующем разделе мы рассмотрим два из этих подходов — фиктивную конвейерную процедуру — процедуру, предназначенную для получения более честных ответов, в которой экспериментатор сначала убеждает участников, что он или он имеет доступ к их «истинным» убеждениям.Как только участники убеждены, что исследователь знает их «истинное отношение», предполагается, что они будут более честными в ответах на остальные вопросы, которые им задают. и Тест на неявные ассоциации (IAT) Процедура, предназначенная для выявления более честных, неявных убеждений. Участников просят классифицировать стимулы по одной из двух категорий, нажимая одну кнопку левой рукой и другую кнопку правой рукой. Категории устроены таким образом, что ответы, на которые нужно ответить левой и правой кнопками, либо соответствуют стереотипу, либо не соответствуют стереотипу.

    Фокус исследований

    Косвенное измерение стереотипов

    Одна из трудностей измерения стереотипов и предубеждений заключается в том, что люди могут не говорить правду о своих убеждениях. Большинство людей не хотят признаваться ни себе, ни другим, что у них есть стереотипы или что они предвзято относятся к некоторым социальным группам. Чтобы обойти эту проблему, социальные психологи используют ряд методов, которые помогают им более тонко и косвенно измерять эти убеждения.

    Один из косвенных подходов к оценке предубеждений называется процедурой поддельного конвейера (Jones & Sigall, 1971). В этой процедуре экспериментатор сначала убеждает участников, что он или он имеет доступ к их «истинным» убеждениям, например, получая доступ к анкете, которую они заполнили на предыдущем экспериментальном сеансе. Как только участники убедятся, что исследователь способен оценить их «истинное» отношение, ожидается, что они будут более честными в ответах на остальные вопросы, которые им задают, потому что они хотят быть уверены, что исследователь их не поймает. врущий.Процедура фиктивной воронки предполагает, что люди могут часто маскировать свои негативные убеждения на публике — люди выражают больше предубеждений, когда они находятся в фиктивной воронке, чем когда им задают те же вопросы более прямо.

    Другие косвенные меры предрассудков также часто используются в социально-психологических исследованиях, например, оценка невербального поведения, такого как речевые ошибки или физическая близость. Одна из распространенных мер включает в себя просьбу участников сесть на стул рядом с человеком другой расовой или этнической группы и измерение того, как далеко он сидит (Sechrist & Stangor, 2001; Word, Zanna, & Cooper, 1974).Считается, что люди, которые сидят дальше, более предвзято относятся к членам группы.

    Поскольку наши стереотипы активируются спонтанно, когда мы думаем о членах различных социальных групп, можно использовать показатели времени реакции, чтобы оценить эту активацию и, таким образом, узнать о стереотипах и предрассудках людей. В этих процедурах участников просят сделать ряд суждений о фотографиях или описаниях социальных групп, а затем ответить на вопросы как можно быстрее, но без ошибок.Скорость этих ответов используется для определения стереотипов или предубеждений человека.

    Самая популярная имплицитная мера предрассудка по времени реакции — тест имплицитных ассоциаций (IAT) — часто используется для оценки стереотипов и предубеждений (Nosek, Greenwald, & Banaji, 2007). В IAT участников просят классифицировать стимулы, которые они видят на экране компьютера, в одну из двух категорий, нажимая одну из двух клавиш компьютера, одну левой и одну правой рукой.Кроме того, категории устроены таким образом, что ответы, на которые нужно ответить с помощью левой и правой кнопок, либо «соответствуют» (соответствуют) стереотипу, либо не «соответствуют» (не соответствуют) стереотипу. Например, в одной из версий IAT участникам показывают изображения мужчин и женщин, а также слова, связанные с гендерными стереотипами (например, сильный, лидер, или сильный, для мужчин и заботливый, эмоциональный, или ). слабый для женщин). Затем участники классифицируют фотографии («Это изображение мужчины или женщины?») и отвечают на вопросы о стереотипах («Это слово сильное ?»), нажимая либо кнопку «Да», либо кнопку «Нет» с помощью либо их левая рука, либо их правая рука.

    Когда ответы расположены на экране в «подходящем» порядке, так что мужская категория и «сильная» категория находятся на одной и той же стороне экрана (например, справа), участники могут выполнить задание очень легко. быстро и делают мало ошибок. Это просто проще, потому что стереотипы сопоставляются или ассоциируются с картинками таким образом, что это имеет смысл. Но когда изображения расположены так, что женщины и сильные категории находятся на одной стороне, а мужчины и слабые категории — на другой, большинство участников делают больше ошибок и медленнее реагируют.Основное предположение состоит в том, что если два понятия связаны или связаны, то ответ на них будет получен быстрее, если они будут классифицированы с использованием одних и тех же, а не разных ключей.

    Процедуры неявных ассоциаций, такие как IAT, показывают, что даже участники, утверждающие, что они не предвзяты, похоже, придерживаются культурных стереотипов в отношении социальных групп. Даже сами чернокожие быстрее реагируют на положительные слова, связанные с белыми, а не с черными лицами в IAT, что позволяет предположить, что у них есть тонкие расовые предубеждения по отношению к чернокожим.

    Поскольку они придерживаются этих убеждений, возможно — хотя и не гарантировано — что они могут использовать их, реагируя на других людей, создавая тонкий и бессознательный тип дискриминации. Хотя значение IAT обсуждалось (Tetlock & Mitchell, 2008), исследования с использованием имплицитных показателей действительно предполагают, что — знаем мы об этом или нет, и даже если мы пытаемся контролировать их, когда можем, — наши стереотипы и предубеждения легко активируется, когда мы видим представителей различных социальных категорий (Barden, Maddux, Petty, & Brewer, 2004).

    У вас есть неявные предубеждения? Попробуйте сами IAT, здесь: https://implicit.harvard.edu/implicit

    Хотя в некоторых случаях стереотипы, используемые для вынесения суждений, могут на самом деле быть верными в отношении человека, которого судят, во многих других случаях это не так. Стереотипы проблематичны, когда стереотипы, которых мы придерживаемся в отношении социальной группы, в целом неточны, и особенно когда они не применимы к человеку, которого судят (Stangor, 1995).Стереотипировать других просто несправедливо. Даже если многие женщины более эмоциональны, чем большинство мужчин, не все таковы, и неправильно судить об одной женщине так, как если бы она была таковой.

    В конце концов, стереотипы становятся самоисполняющимися пророчествами, так что наши ожидания относительно членов группы превращают стереотипы в реальность (Snyder, Tanke, & Berscheid, 1977; Word, Zanna, & Cooper, 1974). Как только мы верим, что мужчины становятся лучшими лидерами, чем женщины, мы склонны вести себя по отношению к мужчинам так, чтобы им было легче руководить.И мы ведем себя по отношению к женщинам таким образом, что им труднее руководить. Результат? Мужчинам легче преуспеть на руководящих должностях, тогда как женщинам приходится много работать, чтобы преодолеть ложные убеждения об отсутствии у них лидерских способностей (Phelan & Rudman, 2010). А самоисполняющиеся пророчества распространены повсеместно: даже ожидания учителей относительно академических способностей учеников могут повлиять на их успеваемость в школе (Jussim, Robustelli, & Cain, 2009).

    Конечно, вы можете подумать, что лично вы так себя не ведете, а может и нет.Но исследования показали, что стереотипы часто используются неосознанно, что очень затрудняет их исправление. Даже когда мы думаем, что поступаем совершенно справедливо, мы, тем не менее, можем использовать наши стереотипы для оправдания дискриминации (Chen & Bargh, 1999). А когда мы отвлекаемся или находимся под давлением времени, эти тенденции становятся еще более сильными (Stangor & Duan, 1991).

    Кроме того, попытка предотвратить окрашивание нашего стереотипа в нашу реакцию на других требует усилий.Мы испытываем более негативные эмоции (особенно тревогу), когда находимся с членами других групп, чем когда мы с людьми из наших собственных групп, и нам нужно использовать больше когнитивных ресурсов, чтобы контролировать свое поведение из-за нашей тревоги по поводу раскрытия наших стереотипов. или предрассудков (Butz & Plant, 2006; Richeson & Shelton, 2003). Когда мы знаем, что нам нужно контролировать свои ожидания, чтобы не создавать непреднамеренных стереотипов о другом человеке, мы можем попытаться сделать это, но это требует усилий и часто может потерпеть неудачу (Macrae, Bodenhausen, Milne, & Jetten, 1994).

    Социальная психология в общественных интересах

    Стереотип Угроза

    Наши стереотипы влияют не только на наши суждения о других, но и на наши убеждения о самих себе и даже на нашу собственную эффективность при выполнении важных задач. В некоторых случаях эти убеждения могут быть положительными, и они заставляют нас чувствовать себя более уверенно и, следовательно, лучше выполнять задачи. Поскольку азиатские учащиеся знают о стереотипе о том, что «азиаты хороши в математике», напоминание им об этом факте перед сложным математическим тестом может улучшить их результаты на тесте (Walton & Cohen, 2003).С другой стороны, иногда эти убеждения негативны и создают негативные самоисполняющиеся пророчества, из-за которых мы действуем хуже только из-за наших знаний о стереотипах.

    Одна из давних загадок в области академической успеваемости касается того, почему чернокожие учащиеся хуже справляются со стандартными тестами, получают более низкие оценки и с меньшей вероятностью останутся в школе по сравнению с белыми учащимися, даже когда другие факторы, такие как семья доход, образование родителей и другие соответствующие переменные контролируются.Клод Стил и Джошуа Аронсон (1995) проверили гипотезу о том, что эти различия могут быть связаны с активацией негативных стереотипов. Поскольку чернокожие учащиеся знают о (неточном) стереотипе о том, что «черные интеллектуально уступают белым», этот стереотип может создать негативные ожидания, которые могут помешать их результатам на интеллектуальных тестах из-за боязни подтвердить этот стереотип.

    В поддержку этой гипотезы исследование Стила и Аронсона показало, что чернокожие учащиеся колледжей показали худшие результаты (по сравнению с их предыдущими результатами тестов) по математическим вопросам, взятым из выпускного экзамена (GRE), когда тест был описан им как «диагностический». их математических способностей» (и, следовательно, когда стереотип был уместным), но что на их результаты не влияло, когда те же самые вопросы были сформулированы как «упражнение в решении проблем».А в другом исследовании Стил и Аронсон обнаружили, что, когда чернокожих студентов просили указать свою расу перед тем, как они сдали тест по математике (снова активируя стереотип), они показали более низкие результаты, чем на предыдущих экзаменах, в то время как баллы белых студентов не были затронуты первым указанием их расы.

    Стил и Аронсон утверждали, что размышления о негативных стереотипах, имеющих отношение к выполняемой задаче, создают угрозу стереотипам — снижение производительности, вызванное знанием культурных стереотипов .То есть они утверждали, что негативное влияние гонки на стандартизированные тесты может быть вызвано, по крайней мере частично, самой ситуацией с производительностью. Поскольку угроза «витает в воздухе», она может оказать негативное влияние на чернокожих учащихся.

    Исследование показало, что опыт угрозы стереотипам может помочь объяснить широкий спектр снижения производительности среди тех, кто является мишенью негативных стереотипов. Например, когда математическая задача описывается как диагностика интеллекта, латиноамериканцы и особенно латиноамериканцы справляются с ней хуже, чем белые (Gonzales, Blanton, & Williams, 2002).Точно так же, когда активизируются стереотипы, дети с низким социально-экономическим статусом хуже успевают по математике, чем дети с высоким социально-экономическим статусом, а студенты-психологи хуже, чем студенты-естественники (Brown, Croizet, Bohner, Fournet, & Payne, 2003). . Даже группы, которые обычно пользуются привилегированным социальным статусом, могут столкнуться с угрозой стереотипов. Белые мужчины показали худшие результаты на тесте по математике, когда им сказали, что их результаты будут сравниваться с результатами азиатских мужчин (Aronson, Lustina, Good, Keough, & Steele, 1999), а белые показали худшие результаты, чем чернокожие, на спортивных соревнованиях. родственную задачу, когда им описывали ее как измерение их естественных спортивных способностей (Stone, 2002).

    Стереотипная угроза создается в ситуациях, представляющих серьезную угрозу для беспокойства о себе, так что наше восприятие себя как важных, ценных и способных личностей находится под угрозой. В этих ситуациях возникает несоответствие между нашим позитивным представлением о наших навыках и способностях и негативными стереотипами, предполагающими плохую работу. Когда наши стереотипы заставляют нас думать, что мы, вероятно, плохо справимся с задачей, мы испытываем чувство беспокойства и угрозы статусу.

    Исследования показали, что угроза стереотипов вызвана как когнитивными, так и аффективными факторами. С когнитивной стороны у людей, которые испытывают угрозу стереотипов, наблюдается нарушение когнитивной обработки, вызванное повышенной бдительностью по отношению к окружающей среде и попытками подавить свои стереотипные мысли. С аффективной стороны угроза стереотипа создает стресс, а также различные аффективные реакции, включая тревогу (Schmader, Johns, & Forbes, 2008).

    Стереотипная угроза, однако, не абсолютна — мы можем преодолеть ее, если постараемся. Что важно, так это уменьшить озабоченность собой, которая возникает, когда мы рассматриваем соответствующие негативные стереотипы. Манипуляции, подтверждающие положительные характеристики себя или своей группы, успешно снижают угрозу стереотипов (Alter, Aronson, Darley, Rodriguez, & Ruble, 2010; Greenberg et al., 2003; McIntyre, Paulson, & Lord, 2003). На самом деле, простое знание того, что угроза стереотипов существует и может повлиять на производительность, может помочь смягчить ее негативное воздействие (Johns, Schmader, & Martens, 2005).

    Ключевые выводы

    • Представления о характеристиках групп и членах этих групп известны как стереотипы.
    • Предубеждение относится к неоправданному негативному отношению к чужой группе.
    • Стереотипы и предрассудки могут порождать дискриминацию.
    • Стереотипы и предубеждения начинаются с социальной категоризации — естественного когнитивного процесса, с помощью которого мы помещаем людей в социальные группы.
    • Социальная категоризация влияет на наше восприятие групп — например, на восприятие однородности чужой группы.
    • Как только наши стереотипы и предубеждения укореняются, их трудно изменить, и они могут привести к самоисполняющимся пророчествам, так что наши ожидания относительно членов группы делают стереотипы реальностью.
    • Стереотипы могут влиять на нашу производительность при выполнении важных задач из-за угроз стереотипам.

    Упражнения и критическое мышление

    1. Посмотрите еще раз на рисунки на рис. 12.2 и подумайте о своих мыслях и чувствах по отношению к каждому человеку. Каковы ваши стереотипы и предубеждения о них? Считаете ли вы, что ваши стереотипы верны?
    2. На какие социальные категории (если таковые имеются) вы классифицируете других? Почему вы (или не вы) классифицируете? Является ли ваше поведение справедливым или несправедливым по отношению к людям, которых вы классифицируете?
    3. Подумайте о задаче, в которой одна из социальных групп, к которой вы принадлежите, считается особенно хорошо (или плохо) справляется.Как вы думаете, культурные стереотипы о вашей группе когда-либо влияли на ваше выполнение задания?
    .

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.