Стереотипы это что: Стереотип. Что такое «Стереотип»? Понятие и определение термина «Стереотип» – Глоссарий

Содержание

УВКПЧ | Гендерные стереотипы

Гендерные стереотипы являются распространенным мнением или предубеждением о свойствах и характеристиках, которыми обладают или должны обладать женщины и мужчины, а также какие роли они выполняют или должны выполнять. Гендерные стереотипы пагубны, когда ограничивают способность мужчин и женщин развивать свои личные способности, стремиться к профессиональному росту и делать жизненный выбор и строить планы.

Пагубные стереотипы способствуют неравенству, несмотря на то, что они могут быть как враждебными (например, о том, что женщины неразумны), так и, на первый взгляд, безобидными (например, что женщины призваны заниматься воспитанием). Например, тот факт, что обязанности по уходу за ребенком часто выполняются исключительно женщинами, основывается на втором из двух видов стереотипов.

Комплексные гендерные стереотипы могут оказывать несоразмерное негативное влияние на определенные группы женщин, такие как женщины из числа меньшинств и коренных народов, женщины-инвалиды, женщины из низших каст или с низким экономическим положением, женщины-мигранты и др.

Формирование гендерных стереотипов подразумевает практику приписывать женщинам и мужчинам конкретные свойства, качества или роли лишь на основании их принадлежности к социальной группе женщин или мужчин. Формирование гендерных стереотипов несправедливо, когда оно ведет к нарушению или нарушениям прав человека и основных свобод.

Примерами могут служить:

  • отсутствие уголовной ответственности за супружеское изнасилование на основании общественного представления о том, что женщины являются сексуальной собственностью мужчин; и
  • отсутствие эффективного расследования, уголовного преследования и наказания за сексуальное насилие в отношении женщины, например, по причине стереотипа о том, что женщина должна ограждать себя от сексуального насилия за счет скромности в одежде и поведении.

Несправедливое формирование гендерных стереотипов является частой причиной дискриминации в отношении женщин и фактором, способствующим нарушению целого ряда прав, таких как права на здоровье, достаточный жизненный уровень, образование, брак и семейные отношения, труд, свободу выражения мнений, свободу передвижения, участие в политической жизни и представление политических интересов, эффективные средства правовой защиты и свободу от гендерного насилия.

Запрет гендерных стереотипов

Два международных договора по правам человека предполагают конкретные обязательства, касающиеся пагубных стереотипов и формирования неверных стереотипных представлений.

Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин

Статья 5:

Государства-участники принимают все соответствующие меры с целью… изменить социальные и культурные модели поведения мужчин и женщин с целью достижения искоренения предрассудков и упразднения обычаев и всей прочей практики, которые основаны на идее неполноценности или превосходства одного из полов или стереотипности роли мужчин и женщин;

Конвенция о правах инвалидов

Статья 8(1)(b):

Государства-участники обязуются принимать безотлагательные, эффективные и надлежащие меры к тому, чтобы вести борьбу со стереотипами, предрассудками и вредными обычаями в отношении инвалидов, в том числе на почве половой принадлежности и возраста, во всех сферах жизни.

Права на недискриминацию и равенство в соответствии с другими международными договорами по правам человека, такими как Пакт об экономических, социальных и культурных правах и Конвенция о правах ребёнка, также подразумевают дискриминацию и неравенство, основанные на стереотипах, в том числе гендерных стереотипах.

Тематические публикации, исследования, доклады и документы

Гендерные стереотипы и судебная система: руководство по проведению семинара (2020)
PDF: English
Соответствующие учебные материалы: English

Руководство для судебных органов о гендерных стереотипах и международных стандартах по правам женщин, Уругвай (2020 г.)
PDF: Español

Руководство для прокуратуры о гендерных стереотипах и международных стандартах по правам женщин, Уругвай (2020 г.)
PDF: Español

Роль судебных органов в борьбе со стереотипами в делах, касающихся сексуальных и репродуктивных здоровья и прав – обзор правовой практики (2017 г.)
PDF: English | Español

Одностраничный бюллетень: Гендерные стереотипы/формирование стереотипов и права женщин (2014)
PDF: English | Русский 

Искоренение судебных стереотипов: равный доступ к правосудию для женщин в случаях гендерного насилия (2014 г.)
Word: English

Заказной доклад УВКПЧ: гендерные стереотипы как нарушение прав человека (2013 г.)
Word: English

Внешние ссылки**

Совет Европы*

Unstereotype Alliance*

**Примечание: Управление ООН по правам человека не несет ответственности за содержание на внешних сайтах.


о стереотипах и эмоциональном воспитании — Реальное время

Психолог, эксперт МГППУ — о стереотипах в воспитании детей

Фото: Максим Платонов

День защитника Отечества по аналогии с Международным женским днем в нашей стране давно превратился просто в «мужской праздник». Казалось бы, прошли времена, когда женщинам указывали, что их место на кухне, а мужчинам было неловко за собой ухаживать. Но некоторые гендерные стереотипы все еще живут, и в соответствии с ними многие воспитывают детей. Часто можно услышать: «Не плачь, ты же мальчик» или «Девочки себя так не ведут». В авторской колонке для «Реального времени» кандидат психологических наук, доцент кафедры «Дошкольная педагогика и психология» МГППУ Ирина Рябкова рассказывает, какие ошибки в этом случае допускают родители.

Помните, как в детстве родители, ваши собственные или кого-то из ваших знакомых, в определенных ситуациях восклицали «Ты же девочка!» или назидательно утверждали «Мальчики никогда не плачут!»

Из поколения в поколение передаются стереотипы и представления о том, какое поведение и какие эмоциональные реакции должны быть у мальчиков и девочек. Эти стереотипы формируют некие ожидания, поэтому девочка, предпочитающая машинки куклам, например, порой вызывает легкое недоумение, а иногда и желание окружающих приучить ее к более «типичным», «девчачьим» играм.

Хорошо ли это? Стоит ли одергивать детей, если нам кажется, что они испытывают радость от «мальчишеских» игр или расстраиваются «как девчонка»?

Откуда берутся стереотипы?

Мы все живем в обществе и сталкиваемся с различными ожиданиями и стереотипами. Порой мы не осознаем, насколько рано они начинают формироваться. Так, гендерные стереотипы формируются уже с рождения: младенец попадает в комнату с преобладанием розовых или голубых оттенков, девочкам покупают плюшевые игрушки, мальчикам — машинки, даже общение строится в разном ключе с детьми разного пола.

Стереотипы и общество

В различных культурах есть свои способы выражения чувств, которые связаны с приемлемостью различных эмоций: есть табуированные переживания, а есть поощряемые, «правильные» и «неправильные» чувства. Так, страх, в том числе детский страх, будет всячески пресекаться в культуре, которая развивается в тяжелых для жизни условиях: нельзя бояться, когда нужно преодолевать трудности, ведь страх парализует. Женская ревность и особенно ее проявление вряд ли будет приветствоваться в культуре, где принято многоженство. Злость будет поощряться в ситуации агрессии, например войны, но будет табуирована в тех обществах, где важны взаимопомощь, поддержка, соучастие.

Фото: Илья Репин

«Неправильные» чувства?

Как мы уже отметили, общество диктует не только нормы общения и поведения для мальчиков и девочек, но и чувства, которые «следует» испытывать детям разных полов. Однако такую тенденцию едва ли можно назвать позитивной.

Эмоции — это не болезнь и не рудимент, а прекрасный, возникший в процессе эволюции механизм, который позволяет нам лучше ориентироваться в разных ситуациях.

Эмоции отражают значение для человека того или иного события. Например, удивление показывает, что мы столкнулись с чем-то новым, непривычным, неожиданным, оно заставляет нас присматриваться и прислушиваться, обратить на что-то особое внимание. Симпатия отражает желательные, важные для нас вещи, способствует сближению с другим. Злость говорит о том, что какие-то наши потребности не удовлетворены, или о том, что мы встретились с препятствием на пути к их удовлетворению; она придает нам сил и побуждает искать пути преодоления препятствий.

Запреты и поощрения

Поощряя или запрещая чувства, семья и общество способствуют формированию определенного характера ребенка. Однако важно помнить, что запретное никуда не исчезнет, а поощряемое легко становится неискренним, напускным. Например, если запрещать детям чувствовать злость, то она будет выражаться в интригах, сплетнях и других похожих способах. Если запрещать интерес ребенка, его любознательность к какой-то теме, то этот интерес начинает скрываться, обретает внутреннюю «тайную жизнь», а внешне человек становится безынициативным, скучающим.

Чрезмерное поощрение щедрости, настойчивые требования делиться с другими не делают человека щедрым, зато приводят к легким обидам, не всегда осознаваемым: «Я столько делаю для них, а они неблагодарные!».

Фото: Илья Репин

Эмоциональные стереотипы — это хорошо?

Любые эмоциональные стереотипы, будь то «мальчики не плачут» или «девочки не играют в войну», могут приводить к эмоциональным проблемам. Для здоровья и психологического благополучия ребенка эмоциональное воспитание должно включать различение, принятие чувств и поиск культурных способов их выражения.

Эксперт рекомендует

  • В отношениях с ребенком следует принимать его эмоции — не осуждать и не запрещать их, а также учить ребенка распознавать их: «Тебе грустно, ведь ты заболел и плохо себя чувствуешь», «Ты злишься, потому что девочка забрала твою куклу?» и тому подобное. Помните, что называние и проговаривание проясняет ситуацию и способствует пониманию, позволяет ребенку лучше узнать себя и опираться на свои, а не чужие потребности.
  • Если ребенок не выражает социально одобряемого (или ожидаемого) отношения к чему-либо, не стоит ругать его или осуждать. Нужно понять его мотивацию — часто это отношение куда более осмысленно, чем может показаться на первый взгляд.
  • Вместо того, чтобы побуждать ребенка прятать свои чувства или демонстрировать социально желательные, необходимо учить придавать им культурную форму и искать социально приемлемые пути удовлетворения потребностей. Показывайте это на своем примере — вместо того, чтобы ругать, можно так выразить свое раздражение: «Мне неприятно, что игрушки разбросаны, ты не мог бы их убрать?» Такое общение не сделает из ребенка послушного человека, который готов удовлетворить любую просьбу, зато обеспечит атмосферу уважения и доброжелательности, в которой приятно жить.
Фото: Максим Платонов
  • Взрослый является образцом и транслятором любого опыта для ребенка. Важно уметь различать свои эмоции (отличать вину от стыда, злость от отвращения, волнение от страха и так далее). Такое различение помогает ориентироваться на свои чувства, замечать потребности, которые за ними стоят, искать пути их удовлетворения.
  • Важно также уметь отличать свои эмоции от чужих. Люди склонны приписывать свои состояния другим людям, в том числе детям, что нередко порождает конфликтные ситуации.

Ирина Рябкова

Справка

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции «Реального времени».

ОбществоОбразование

Как гендерные стереотипы влияют на домашнее и сексуальное насилие

С 25 ноября по 10 декабря каждый год проводится акция «16 дней против насилия над женщинами». Она обращает внимание на системность проблемы и ее гендерную обусловленность. В рамках акции кампания «Видимо-невидимо» запустила свой челлендж (о нем читайте в конце статьи). Его участницы Дарья Серенко и Софья Сно объясняют, к чему приводят стереотипы.

Если прямо спросить человека о его отношении к насилию в семье, он, скорее всего, ответит, что это плохо, а бьет — не значит любит. Но для того чтобы предотвращать насилие, мало одного лишь признания, что такого происходить не должно. Также недостаточно и наказания виновных (хотя из‑за отсутствия закона о домашнем насилии у нас и с этим огромные проблемы).

Для того чтобы совместно предотвращать насилие и противостоять ему, нужно, чтобы каждый человек понимал, как зарождается насилие и какие общественные установки могут повышать его риски. Также важно осознавать причинно-следственные связи между большими и маленькими явлениями нашей повседневности — например, между гендерными стереотипами и актом насилия.

Как работают гендерные стереотипы

Гендерные стереотипы — это устоявшиеся представления о том, какими должны быть мужчины, женщины и их взаимоотношения. Многие не считают гендерные стереотипы проблемой, полагая, что они неважны и безвредны, но это не так.

Как стереотипы влияют на нашу жизнь, объяснил в 1948 году американский социолог Роберт Мертон через принцип «самоисполняющегося пророчества» — ситуации, когда мы принимаем некое предположение за истину и совершаем действия, воплощающие наше предположение в реальность

.

Например, школьный учитель математики считает, что девочки априори разбираются в его предмете хуже, чем мальчики. Основываясь на этом, он уделяет меньше внимания обучению девочек — зачем стараться, если усилия все равно будут напрасными. Через некоторое время девочки действительно станут разбираться в математике хуже мальчиков, а учитель получит ложное доказательство своего изначального предположения.

Гендерные стереотипы связаны друг с другом, и впоследствии они выстраиваются в сложные маршруты. Позднее девочки из этого класса не смогут конкурировать за поступление в технические вузы, а тысячи таких учителей выпустят в мир десятки тысяч таких девочек. Впоследствии техническая сфера окажется закрепленной за мужчинами и их компетенцией, а девочки, которые вопреки установкам прорвались на желаемые рабочие места, еще долго будут сталкиваться с недоверием и насмешками со стороны клиентов и коллег-мужчин.

То же самое касается и женщин-ученых: столетиями женщины были лишены доступа к высшему образованию и все это время выслушивали рассуждения о слабых женских способностях к наукам.

Как гендерные стереотипы связаны с домашним насилием

К такой страшной и глобальной проблеме, как домашнее насилие, тоже ведут свои событийные цепочки. Все начинается издалека — с качеств, которые поощряются в семье и обществе как типично «мужские» и типично «женские»

. Мальчикам приписывают силу, эмоциональную сдержанность, рациональность, возможность дать отпор, инициативность в принятии решений, карьерные устремления, лидерские качества. Девочкам — развитую эмпатию, эмоциональность, хозяйственность, заботливость, стремление к красоте, опрятность, неагрессивность, установки на реализацию в семье (замужество, материнство), а не в карьере.

Разумеется, всегда можно вырасти неожиданным человеком вопреки всему тому, что вкладывают тебе в голову, но, как правило, частичное усвоение этой гендерной схемы происходит у каждой и каждого. 

Из‑за установок, что мужчина — «добытчик», а женщина может пожертвовать карьерой ради семьи и детей, женщины чаще оказываются в экономической зависимости от мужа. Причем это случается как по своей воле, так и по принуждению. В ситуации домашнего насилия фактор экономической зависимости становится еще одним способом закрепить дисбаланс власти в отношениях: сложнее организовать побег и переезд, нет денег на адвоката, уходить некуда, жить не на что, за плечами большой перерыв в работе из‑за детей.

В целом женщины чаще оказываются беднее мужчин. Есть такое понятие как «феминизация бедности», она складывается из большого количества факторов: женщины чаще работают на низкооплачиваемых обслуживающих профессиях, чаще воспитывают в одиночку ребенка, сталкиваются со стеклянным потолком — невозможностью из‑за предубеждений получить продвижение по карьерной лестнице в определенных сферах труда. А еще до недавнего времени в России действовал список из 456 запрещенных профессий для женщин (сейчас — 90). Финансовая уязвимость увеличивает уязвимость социальную. 

Подробности по теме

«Список запрещенных профессий морально устарел»: история уволенной пожарной Анны Шпеновой

«Список запрещенных профессий морально устарел»: история уволенной пожарной Анны Шпеновой

Для мальчиков с детства моделируются ситуации, в которых им, возможно, придется проявить физическое насилие и необходимую агрессию: «постоять за себя», «постоять за девочку», «защитить родину». То есть в их жизнь как бы интегрирована возможность оправданного насилия. Таким образом насилие становится инструментом, которым можно воспользоваться в любой момент. Это похоже на ситуацию свободного ношения оружия. Получается, если мужчина по разным причинам оказывается не в состоянии определить, оправдано сейчас насилие или нет, он может начать применять его без разбора в любой непонятной ситуации.

Для девочек такие ситуации не моделируются. Это различие, например, приводит к тому, что девочки в целом оказываются хуже подготовленными к самозащите в случае нападения. Дело не только в том, что им не поставили удар или не помогли развить достаточную физическую подготовку, а также в том, что многим женщинам в критической ситуации сложнее совершить любое агрессивное действие. И все это при условии, что 40% всех тяжких преступлений в России совершается в семье, а Россия входит, по данным Всемирного банка, в список стран, чьи законы хуже всего защищают женщин от насилия.

В обществе, где «настоящая жена и мать» несет ответственность за сферу приватного и за «погоду в доме» — то есть за сглаживание острых углов и изобретение способов, при которых семейный уклад будет работать без сбоев, — женщине сложнее выйти из замкнутой ситуации насилия и получить поддержку. Мы постоянно видим, как женщина, которой мы помогаем, идет за советом к своим родителям и друзьям, рассказывает о пережитом насилии со стороны партнера, а в ответ слышит, что ей нужно было «лучше стараться», что она «сама виновата», что важно сохранить брак, что она не выживет без сильного мужского плеча и что детям нужен отец. Такое давление ставит под угрозу жизнь женщины.

Существует предубеждение, что с домашним насилием сталкиваются какие‑то «неправильные» женщины, которые недостаточно хорошо справились со своей «женской ролью».

Для многих жертв насилия признание в том, через что они прошли, все еще равноценно признанию собственной несостоятельности как женщины.

Именно поэтому так важны общественные кампании, освещающие эту проблему. Благодаря многолетней общественной работе активисток и правозащитниц теперь даже самые медийные и влиятельные женщины (например Ольга Бузова) рассказывают свои истории, делая видимой проблему домашнего насилия и акцентируя внимание на том, что любая может оказаться в такой ситуации и что она в ней не будет виновата.

Подробности по теме

«Сама виновата»: почему жертв насилия принято обвинять и как с этим бороться

«Сама виновата»: почему жертв насилия принято обвинять и как с этим бороться

Как гендерные стереотипы приводят к сексуальному насилию

Говорить о сексуальном насилии над женщинами невероятно сложно: каждый раз приходится продираться сквозь множество вредных и укоренившихся мифов. До сих пор мало кто знает, что основная часть изнасилований (по разным данным, от 60 до 90%) совершается знакомыми и интимными партнерами пострадавшей. 

Насильников часто делят на две условные категории. К первой относят тех, кто изначально хотел совершить насилие, а ко второй — тех, кто неверно интерпретировал коммуникацию с женщиной.

Вокруг женской и мужской сексуальности существуют социально одобряемые характеристики и паттерны поведения, сформированные культурой межгендерных отношений. Правильная женская сексуальность характеризуется как пассивная.

До сих пор существует очень устойчивый конструкт девственности и невинности, из которого вытекает невероятный вывод, что «большое количество сексуальных партнеров портит женщину».

Все это приводит к слатшеймингу — ситуации, в которой общество клеймит женщину «шлюхой» и пытается распоряжаться ее сексуальностью. Из‑за этого женщины меньше говорят о своем опыте и реже артикулируют свои желания, ведь сексуальность может быстро превратиться в оружие против них самих. Например, недавно на инстаграм-страницы актрисы Кристины Асмус и ее мужа Гарика Харламова обрушились тысячи гневных комментариев, из‑за того что Асмус снялась в эротической сцене в фильме «Текст».

Правильная мужская сексуальность характеризуется инициативностью, социально одобряемыми считаются сексуальные победы, а большой опыт мужчины считается для него только плюсом.

В этой системе координат мужчины часто неверно интерпретируют женское поведение: якобы она не может сразу сказать, чего хочет, так как это было бы «неприлично», поэтому «нет — значит, да». Надо продолжать добиваться желаемого или действовать «по-мужски» — то есть брать силой. 

Разумеется, сексуальное насилие не существует в вакууме: общественная реакция напрямую влияет и на пострадавших от насилия, и на насильников. Получается замкнутый круг: из‑за всеобщего осуждения и риторики «сама виновата» и «сама хотела» изнасилование является преступлением высокой латентности. Это значит, что заявления подаются редко, а в официальную статистику попадают, по разным данным, от 7 до 10% всех случаев.

Высокая латентность влияет и на общественную дискуссию, так как чем меньше случаев фиксируются и получают огласку, тем реже о них пишут в СМИ. Тема не обсуждается в широких кругах, и это вредит профилактике изнасилований, качеству сексуального просвещения. А отсутствие профилактики ведет к тому, что уровень риска остается прежним, пострадавшие от насилия продолжают молчать, боясь стигмы и порицания, а насильники продолжают без страха ходить на свободе.

Риторика «провокации» на насилие (и обсуждение одежды, макияжа, поведения пострадавшей) тоже основана на стереотипе о мужчине и женщине как об «охотнике» и «добыче», а также на представлении о том, что секс в одностороннем порядке или «берут», или «дают».

Стоит отметить, что подобное отношение к сексуальности вредит не только женщинам, но и мужчинам: например, согласно 131 статье Уголовного кодекса РФ, потерпевшей стороной в случае изнасилования может быть только женщина. В адрес мужчины изнасилование будет квалифицировано как иные «насильственные действия сексуального характера» (хотя сексуальное насилие в тюрьме и армии — нередкая проблема). В итоге проблема сексуального насилия в адрес мужчин практически не обсуждается, а признаться в пережитом насилии значит потерять мужественность.

Подробности по теме

«Я была раздавлена и опозорена»: как в России травят жертв сексуального насилия

«Я была раздавлена и опозорена»: как в России травят жертв сексуального насилия

Можно ли побороть гендерные стереотипы?

Концепции женственности и мужественности все еще жестко регламентируют жизнь многих людей, создавая представление о том, что нормально, а что нет. Если ты не вписываешься в эту нормативность или отклоняешься от нее (будь ты женщина, мужчина или небинарная персона), ты автоматически превращаешься в чужого, а насилие в отношении тебя может становиться более легитимным. А если насильственная ситуация происходит с теми, кого общество не считывает как «своих», то, как правило, им меньше сочувствуют и реже предоставляют защиту.

На долгом пути от стереотипов до насилия происходит много разных вещей, которые ускользают от нашего внимания. Но, несмотря на отсутствие государственной поддержки в вопросах гендерного равенства, в силах каждого человека по крайней мере постоянно вести собственную работу. Мы можем влиять на ближайшее окружение, объяснять своим детям (в противовес всему тому, что они слышат), что мальчики и девочки могут быть любыми, что могут сочетать в себе разные качества. Мы можем поддерживать других людей в их выборе, а не осуждать. В конце концов мы можем и сами внутри своей повседневности разрушать гендерные стереотипы и пробовать новое.

В борьбе против гендерных стереотипов мы с командой проекта «Видимо-невидимо» запускаем флешмоб #гендерныйчеллендж, приуроченный к акции «16 дней против насилия над женщинами»: до 10 декабря все желающие могут опубликовать пост в соцсетях под этим хештегом на одну из трех тем:

влияние гендерных стереотипов на самовыражение (одежду, бьюти-практики, стандарты красоты и т. д.)

влияние гендерных стереотипов на отношения (романтические, дружеские и т. д.)

гендерные стереотипы в культуре и медиаконтенте (рекламе, юморе, книгах, фильмах и т. д.)

Подробности о челлендже и инструкцию ищите по этой ссылке.

Мы надеемся, что этот флешмоб покажет искусственность и проницаемость гендерных границ и поддержит людей, которые только собираются от них отходить, но боятся оказаться исключенными и непонятыми. Самое главное, что такая коллективная работа меняет культуру и делает вклад в профилактику гендерного насилия. Об этом важно помнить, держа в уме связи между маленькими и большими явлениями.

Гендерные мифы и стереотипы в оказании социальных услуг

Миф ? это искусственно созданное человеком представление, в основе которого лежат предположения и легенды, которые под влиянием идеологических и научных факторов постепенно изменяются. Мифы могут быть индивидуальными и коллективными, могут вырабатываться, поддерживаться и распространяться на все общество или на отдельные сферы жизнедеятельности. Самым простым общественным мифом является социальный стереотип.

Социальные стереотипы ? упрощенное, схематизированное, иногда искаженное или даже ложное представление о любом социальном объекте (человеке, группе людей, социальном явлении, социальном процессе и т.д.). Стереотип – это приспособительная реакция организма на ситуации, повторяющиеся множество раз. Стереотипы часто освобождают человека от принятия им индивидуализированных решений в типичных ситуациях. Стереотипы, аккумулирующие стандартизированный коллективный опыт и внушенные индивиду в процессе обучения и взаимодействия с другими людьми, помогают ориентироваться в жизни и принимать решения. Особенно часто на стереотипы полагаются при нехватке времени, должного опыта, при эмоциональном возбуждении или, наоборот, усталости.

Социальный стереотип возникает в процессе совместной, устойчивой, повторяющейся деятельности людей и обеспечивает ее воспроизводство, выражаясь в привычно выполняемых действиях, правилах и нормах общественной жизни. Во-первых, человек всю жизнь зачастую реагирует на процессы через призму стереотипов; во-вторых, взаимодействует с людьми на основании их же; в-третьих, делает умозаключения и выводы, руководствуясь стереотипами. Таким образом, через социальные стереотипы индивиды формируют свое социальное поведение и устанавливают социальные связи. Примером стереотипа внешности служит стереотип «красивый человек ? хороший человек». Выражается он в том, что внешне более привлекательным людям приписываются положительные личностные качества, а менее привлекательным ? пороки и недостатки.

Предпосылкой формирования гендерного поведения отдельного человека является наличие установленных в его обществе гендерных мифов и стереотипов.

Гендерный миф ? это типичное для общества, но относительно ошибочное определение, в основном не подкрепленное научными фактами, о предназначении мужчины и женщины в социуме, разделении их ролей, природе, особенностях поведения и т.п.

Наиболее типичные примеры гендерных мифов и их влиянии на социум:

Миф 1. «В отличие от мужчин, женщины имеют более низкие интеллектуальные способности, нелогичное, иррациональное мышление и, как следствие, более низкую профессиональную компетентность». Отсюда – распространенное представление о женщинах как плохих работниках на ответственных должностях и в интеллектуальных профессиях. Не только исследования психологов, но и сама жизнь доказывает ошибочность этого утверждения. В наше время люди, вне зависимости от пола, могут на равных демонстрировать высокие умственные и организационные способности. А вот создает ли общество для этого равные условия ? это отдельный вопрос…

Миф 2: «В отличие от женщин, мужчины менее эмоциональны, неспособны сочувствовать и сопереживать». Этот миф обходится человечеству очень дорого. Например, украинским мужчинам он стоит около 12 лет жизни ? именно такова разница в средней продолжительности жизни мужчин и женщин. Мальчика с детства приучают сдерживать свои чувства, не плакать («Ты же парень! Солдат!»). Выдающийся украинский хирург Н. Пирогов отмечал: «Невыплаканные слезы заставляют плакать внутренние органы». Так ранние инфаркты и инсульты у мужчин ? это прямое следствие стереотипного представления о «мужской нечувствительности».

Миф 3: «У женщин от природы существует потребность в создании семьи, тогда как мужчинам это совершенно не нужно». Те или иные потребности мужчин и женщин продиктованы не природой, а обществом. Для многих современных женщин брак и рождение ребенка является безусловным препятствием для карьерных планов, поэтому во всем мире показатель среднего возраста материнства возрастает. Это объективная реальность, с которой приходится считаться государствам, планируя свою демографическую политику.

В отличие от мифа, гендерный стереотип ? это «мнение о распределении ролей мужчины и женщины, которое может быть точным, неточным, особенно обобщенным, но содержащим зерно истины»[1]. Стереотипы тесно переплетаются с мифами, но эти понятия не являются полностью тождественными.

По мнению Р. Барта, в современном обществе стереотип является составной частью мифа и представляет собой набор фраз, результат определенного суждения о чем-то[2]. Но, как показывает практика, это не всегда так. Например, в украинском обществе долгое время существовал стереотип о том, что женщина не должна работать, однако после революции 1917 г. он начал разрушаться. С одной стороны, можно сказать, что он является составной частью мифа о второстепенной роли женщины в обществе. Но, с другой стороны, после разрушения данного стереотипа миф о второстепенной роли женщины в обществе продолжает существовать, несмотря на то, что равенство полов закреплено на конституционном уровне и активно декларируется во всех сферах общественной жизни. Итак, подобные мифы и стереотипы могут существовать автономно друг от друга.

Гендерные стереотипы ? представления о качестве и нормах поведения мужчин и женщин[3]. Важной их характеристикой является то, что они  являют собой схематизированные, упрощенные представления об образах женщин и мужчин, устойчивые суждения относительно моделей и норм их поведения. Гендерный подход позволяет рассмотреть социальные стереотипы в зависимости от пола и представлений о феминности и мускулинности в рамках культуры отдельного общества. Ученые из разных сфер знания сходятся на том, что между мужчинами и женщинами, живущими в одной стране, в подобных социальных условиях, различия составляют не более 10% всех показателей, а сходство ? 90%. То есть, между харьковчанкой и харьковчанином одного социального слоя гораздо больше общего и похожего, чем, например, между харьковчанкой и женщиной из глухой индийской провинции. Гендерные стереотипы о роли девочек/женщин и мальчиков/мужчин в социуме в основном формируются и закладываются с детства. Они создают невидимую, но реально ощутимую границу, которая мешает как мужчинам, так и женщинам реализовывать себя, ограничивая их гражданские права. Подробно гендерные стереотипы рассматривались в Уроке 2, а в этом мы сосредоточимся на гендерных стереотипах в предоставлении социальных услуг.

Большинство стереотипов, касающихся характеристик клиентов и клиенток, соответствуют распространенным в обществе стереотипам о характеристиках и поведении мужчин и женщин. Например, что женщины – слабые и уязвимые, а мужчины – сильные и самостоятельные, или что женщины – подчиненные, а мужчины – лидеры. Согласно «Аналитическому отчету по результатам формативного исследования гендерно-ориентированных программ, проектов, интервенций и услуг в сфере снижения вреда»[4], анализ глубинных интервью с сотрудниками(цами) НПО показал, что для них характерны некоторые стереотипы относительно характеристик и социальных ролей женщин и мужчин-ПИН, которые определенным образом сказываются на особенностях работы с клиентами и клиентками разного пола. В частности, женщины-ПИН считаются слабыми, уязвимыми, неуверенными в себе, иногда приравниваются к несмышленым детям, тогда как мужчины – сильными, уверенными в себе, способными нести ответственность не только за себя, но и своих близких. Исходя из этого, в консультировании мужчин больше внимания уделялось вопросам безопасного поведения, а в работе с женщинами культивируется образ красавицы и матери. Стереотип о женщине как слабой, неспособной нести ответственность за свою жизнь и требующей помощи со стороны мужчины, сказывается и на особенностях консультирования, когда более детальные консультации с логическими аргументами получают мужчины, а женщин больше успокаивают и подбодряют.

Социальные работники(-цы), как и большинство людей, часто разделяют характерные для нашего общества в целом стереотипы, что патриархальная семья, в которой главенствует и зарабатывает деньги мужчина, а женщина обеспечивает быт, заботится о детях и украшает собой жизнь мужчины, является нормальной и естественной. Исходя из этого, считается, что услуги, ориентированные на детей, решение бытовых вопросов (например, стирка) и заботу о своей внешности (парикмахер, гигиенические средства) нужны только женщинам. Хотя, на самом деле, эти услуги являются универсальными.

Стереотипы относительно гендерных характеристик женщин и мужчин, специфики их социальных ролей влияют на понимание социальными работниками и работницами особенностей работы с ними. Следует максимально критически оценивать каждую конкретную ситуацию и оказывать равное отношение к мужчинам и женщинам, не забывая о том, что женщины более уязвимы в экономическом плане, часто зависимы от мужчин и тоже подвержены влиянию стереотипов (например, ориентируются на выполнение внутрисемейных ролей, не рассматривая для себя профессиональные и лидерские роли).

стереотипов

Гендерные и другие стереотипы лежат в основе дискриминации. Стереотипы вредны, когда они приводят к нарушению или нарушению прав человека и основных свобод, когда они ограничивают возможности женщин и мужчин развивать свои личные способности, заниматься профессиональной карьерой и делать выбор в отношении своей жизни и жизненных планов. Вредные стереотипы могут быть явно враждебными/негативными (например, женщины иррациональны, слабы и т. д.) или могут казаться безобидными (т.грамм. женщины заботливы, общительны и т. д.), но непреднамеренно увековечивают дискриминационные идеи. Например, на основе стереотипа о том, что женщины более заботливы, обязанности по воспитанию детей часто ложатся непропорционально или даже исключительно на них. Что касается насилия в отношении женщин, то именно стереотипы и убеждения о том, что женщины должны или не должны делать (например, пить/устраивать вечеринки, носить открытую одежду, поздно гулять и т. д.), часто возлагают вину за изнасилование на жертву, а не на удержание внимания на преступнике и привлечение его к ответственности за совершенное им преступление.

Иллюстративные гендерные стереотипы и гендерные дискриминационные роли

  • Мужчины как жесткие, бесчувственные и агрессивные, от которых ожидается, что они будут скрывать или подавлять эмоциональную уязвимость — культура «жесткой верхней губы».

  • Мужчины как доминирующие в семье, в интимных отношениях и в социальной среде с женщинами.

  • Мужчины как инициаторы сексуальных отношений или имеющие право на секс с женщинами.Некоторые группы мужчин в группах меньшинств считаются более склонными к сексуальному насилию и более контролирующими (например, в зависимости от уровня дохода, региона, этнической принадлежности и / или религиозной принадлежности).

  • Культура принятия или обвинения жертвы в связи с изнасилованием, особенно если жертва употребляла алкоголь, носила вызывающую одежду, шла домой одна ночью или «вела» преступника «на себя».

  • Социальное положение и репутация мужчин, поддерживаемые лояльностью, послушанием и верностью своих жен, братьев, сестер и детей, отсутствие которых может служить оправданием для насилия.

  • Мужчины считаются женоподобными и слабыми, если они придерживаются гендерного эгалитаризма или поддерживают феминистские движения.

  • Представления о женственности, основанные на пассивности, уязвимости, чистоте и гетеросексуальности.

  • Женщины, которые отстаивают, высказываются или защищают равные права как «мужоненавистнические» или «неженские».

  • Лесбиянки, бисексуалы и трансгендерные женщины как не входящие в женскую «норму» и нуждающиеся в охране/исправлении.

  • Некоторые группы женщин из числа меньшинств по своей природе более доступны в сексуальном плане или «готовы к этому».

  • Семьи и пожилые люди имеют право более жестко контролировать поведение девочек и женщин, чем мальчиков/мужчин, и принимать решения о браке, свиданиях и других аспектах социальной жизни женщин и девочек.

  • Женщины, гиперсексуализированные, и их тела для удовольствия и зрелища мужчин.

  • Двойные стандарты в отношении наготы:

    — Цензура женских тел, которые считаются сексуализированными и непристойными по сравнению с мужчинами, особенно в социальных сетях и онлайн-платформах.

    — Женские тела должны соответствовать определенным стандартам красоты, но считаются непристойными в своем естественном состоянии (например, во время менструации, обнажение волос на теле, кормление грудью, различные формы тела и цвета кожи).

  • Контроль за женской и женской одеждой и мысль о том, что определенные стили одежды отвлекают внимание мужчин и мальчиков.

  • Обвинение и/или стигматизация и пристыжение жертв сексуального насилия, а также женщин и девочек, которые сообщают о сексуальном насилии как о беспорядочных половых связях, лжецах или стремящихся заполучить преступника.

  • Мужчины как кормильцы и женщины как сиделки/домохозяйки.

В ходе опроса, проведенного Ipsos и Female Quotient среди мужчин и женщин в 28 странах, было обнаружено, что (Unstereotype Alliance, 2018):

  • 72% считают, что «большая часть рекламы не отражает окружающий мир»
  • 63% заявляют: «Я не вижу себя в большей части рекламы»
  • 60% говорят: «Я не вижу точного представления моего сообщества друзей, семьи и знакомых в большей части рекламы»
  • 64 % считают, что «рекламодателям нужно сделать больше, чтобы исключить традиционные или старомодные роли мужчин и женщин в своей рекламе»
  • 84% «очень нравится, когда реклама содержит положительное сообщение о том, как сделать мир лучше»
  • 75% потребителей говорят, что они «более позитивно относятся к компаниям, которые демонстрируют в своей рекламе, что мужчины и женщины имеют одинаковые возможности и роли»

Помимо существующих широких гендерных стереотипов, различные контексты порождают уникальные социальные нормы и гендерные роли, которые могут различаться даже в пределах одной и той же географической или социально-политической среды для разных групп женщин и девочек (Fergus 2012).

Смешанные гендерные стереотипы могут иметь несоразмерное негативное влияние на определенные группы женщин, такие как женщины-заключенные, женщины из меньшинств или коренных народов, женщины с ограниченными возможностями, женщины из низших каст или с более низким экономическим статусом, женщины-мигранты, женщины ЛБТИ, и т. д. Изменение социальных норм с целью искоренения НОЖД неизбежно является дискуссией о власти между женщинами и мужчинами. Это также более широкая дискуссия о власти между различными социальными группами. Решение проблемы НОЖД требует более широкого обсуждения, чтобы охватить гендерные нормы и пересечение множественного неравенства, чтобы гарантировать, что различные факторы риска, которые увековечивают дискриминацию и жестокое обращение, охвачены для всех слоев населения.

В ходе опроса, проведенного в 2018 году (Unstereotype Alliance, 2018) среди 1000 женщин в Южной Африке, Бразилии и Индии, учитывались гендерные факторы наряду с другими факторами, такими как раса, класс, язык, образование, внешний вид и сексуальная принадлежность, которые, как правило, усугубляют гендерную дискриминацию. В Южной Африке 66% незамужних чернокожих женщин считают, что общество ожидает от них женственности, исполнительности и послушания, при этом эта цифра возрастает до 72% для замужних чернокожих женщин. В Индии 62% молодых незамужних женщин чувствуют себя недостаточно представленными в средствах массовой информации, в то время как 51% молодых замужних женщин вынуждены оставаться дома, в отличие от 44% женщин в целом.В Бразилии 79% женщин считают, что они недостаточно представлены в обществе. Эта цифра еще выше для одиноких женщин, где 85% чувствуют себя непредставленными. Неспособность успешно отразить интерсекциональность в рекламе может привести к разрушительному и ограничительному представлению о «нормальности», из-за которого миллионы женщин будут чувствовать себя бесправными и исключенными.

Гендерный подход требует, чтобы программисты и работники СМИ были знакомы с конкретной гендерной динамикой и социальными и культурными ориентирами, определяющими роли мужчин и женщин в любом данном обществе.Это требует социокультурных исследований и анализа, чтобы понять, каковы нормы и ожидания для мужчин и женщин в любом конкретном контексте и как это может повлиять на изображения, интерпретации и представление проблемы. Следует уделить особое внимание тому, как эти понятия взаимодействуют и влияют на отношение и поведение целевой аудитории и окружающего сообщества, чтобы гарантировать разрушение, а не усиление негативных гендерных стереотипов и дискриминации в отношении женщин и девочек.

Восприятие социальных норм в равной степени, если не в большей степени, укрепляет негативные стереотипы и обычаи, даже если они не отражают истинных взглядов и убеждений данного населения. Исследования (новые или существующие) могут быть полезны для выявления неверных представлений, показывая, что большинство людей в группе не придерживаются взглядов или поведения, которые предполагают гендерные нормы. Понимание того, что на самом деле общего в группе, имеет решающее значение для правильного обмена сообщениями и подхода, что может послужить стимулом к ​​изменениям и со временем может установить новые социальные ожидания.

Уроки, извлеченные из кампаний FGM

Ранние кампании по искоренению калечащих операций на женских половых органах/обрезании были сосредоточены на криминализации и повышении осведомленности о последствиях для здоровья. Кампании в основном проводились по принципу «сверху вниз» без консультаций или участия наиболее пострадавших сообществ. Кампании стали более успешными позже, когда они были основаны на глубоком знании социальных норм, связанных с практикой. Постоянное взаимодействие с сообществами выявило глубоко укоренившиеся взгляды на воспитание детей и стремление семей делать то, что, по их мнению, отвечает интересам их детей (например,грамм. убеждения, связанные с защитой их от сексуальных посягательств и обеспечением возможности их вступления в брак). Затем это создало возможности для продолжения диалога лицом к лицу и, в конечном итоге, для коллективного отказа от этой практики.

Для получения дополнительной информации см.: Heise, L. (2011) Что помогает предотвратить насилие со стороны партнера? Обзор доказательств, Лондон: DFID http://www.oecd.org/derec/49872444.pdf

Цель профилактической работы с медиа-партнерами частично состоит в том, чтобы перейти от концентрации внимания только на отдельных случаях насилия, как если бы они были единичными и уникальными, к представлению насилия как социального явления, основанного на общей причине неравной гендерной власти. связи.Более широкий разговор принес бы различные элементы, чтобы продемонстрировать это, в том числе: стоимость и последствия насилия для женщин, семей, сообществ и даже наций; взаимосвязи и общие черты между различными формами насилия; роль гендерных стереотипов, пагубной маскулинности, дискриминации и неравенства в сохранении НОЖД; и способы, которыми эта динамика пересекается с другими идентичностями (например, расой, сексуальной ориентацией и т. д.) и социальным неравенством (например, бедностью), и которые могут по-разному влиять на опыт насилия для определенных групп женщин и девочек.

Изучение стереотипов в книгах | Обучение для правосудия

Словарь

dispel [ dih-spel ] ( глагол ) положить конец чему-либо

увековечивать [ per-pech-oo-yet ] (глагол) делать что-то длительным или продолжаться в течение очень долгого времени; укрепить

стереотип [ster-ee-uh-tahyp] (существительное) чрезмерно простое изображение или мнение о человеке, группе или предмете

Обзор

Этот урок предназначен для того, чтобы помочь детям, которые уже работают в таких группах, реагировать на литературу с прицелом на социальную справедливость.Критическое чтение не обязательно предполагает чтение текстов, непосредственно посвященных конкретным социальным проблемам; скорее, это означает чтение через призму понимания и реагирования на социальные проблемы, присущие любому тексту. Этот урок хорошо работает как часть раздела о книжных клубах, но его можно изменить для использования в более общем контексте. Мероприятия можно использовать в течение учебного года или для поддержки летней программы чтения.

 

Процедура

  1. Обсудите всем классом слово «стереотип».Поговорите о том, что это слово означает для вас, и приведите примеры. (Примечание: Хороший способ привести примеры — объяснить, что стереотипы — это утверждения о группах людей, которые начинаются со слов «Все…», например: «Все девушки любят розовый», «Все азиаты хороши в математике» и так далее. Важно подчеркнуть учащимся, что высказывание стереотипов вслух как способ рассказать о них — это не то же самое, что согласиться с ними.)
  2. (Примечание: если вы хотите глубже изучить концепцию стереотипов, разделите класс на две группы.У каждой группы должен быть большой лист бумаги с нарисованной на нем большой рамкой. На диаграмме одной группы написано «коробка для мальчика», а другой — «коробка для девочки».) В течение 5–10 минут напишите в каждой ячейке все, что, по вашему мнению, стереотипно связано либо с девочками, либо с мальчиками. Например, в графе «мальчик» вы можете написать «любит спорт». Затем потратьте еще две минуты и на внешней стороне коробки напишите несколько вещей, которые заставляют мальчиков или девочек чувствовать себя «нестандартно». Например, за рамками мальчика вы можете написать: «любит играть в куклы.» Соберитесь всем классом, чтобы обсудить, что, по вашему мнению, заставляет мальчиков и девочек чувствовать себя внутри или вне коробки. Как это связано с вашим предыдущим обсуждением и пониманием того, что такое стереотип?
  3. Проведите мозговой штурм и составьте список тем (раса, этническая принадлежность, класс, пол или сексуальная ориентация), которые являются общими для стереотипов. Создайте диаграмму для каждой категории с заголовком вверху. Создайте отдельную диаграмму для «других стереотипов».
  4. Обсудите, что значит для книги, автора или персонажа увековечить (укрепить) или развеять (покончить) стереотип. (Примечание. Поговорите о том, что авторы часто делают это неявно, отправляя тонкие   сообщения в виде персонажей, сюжета или других элементов истории. Приведите несколько примеров из чтения вслух, которые ваш класс делал в прошлом. )
  5. Соберитесь со своим книжным клубом и обсудите стереотипы, которые ваша история либо увековечивает, либо бросает вызов. Напишите каждый пример на стикере.
  6. Разместите стикеры на соответствующих диаграммах. Например, если вы чувствуете, что ваш автор укрепляет гендерные стереотипы, и у вас есть конкретный пример на стикере, поместите его на диаграмму с пометкой «гендер.
  7. Всем классом посмотрите на составленные вами таблицы. Обсудите, что вы узнали из этого занятия о стереотипах в литературе. Каково ваше мнение о неявных сообщениях, которые авторы иногда отправляют в своих книгах?
  8. В своей тетради для чтения напишите письмо автору своей книги, в котором выразите свое мнение о стереотипах, увековеченных или опровергнутых в книге.

 

Расширение деятельности

  1. Чтение и критическое мышление не заканчиваются вместе с окончанием учебного дня.Читая на выходных (или летом), продолжайте думать о литературных стереотипах. Используйте раздаточный материал «Изучение стереотипов в книгах», чтобы направить свое мышление. Вы можете записать свои ответы на эти вопросы в специальный журнал или записную книжку. Если можете, обсудите эти вопросы с семьей и друзьями.
  2. Для того, чтобы ваш голос был услышан нужно действовать, и написать автору — отличное начало. Индивидуально или с партнером напишите письмо одному из авторов, чья книга, по вашему мнению, увековечивает стереотип или эффективно развеивает его.Ваше письмо должно быть хорошо написано, быть дружелюбным и эффективно поддерживать вашу точку зрения. Поищите своего автора в Интернете, чтобы найти лучший способ связаться с ним, включая любую справочную информацию, которую вы узнаете, чтобы сделать ваше письмо более актуальным. Отправьте автору свое письмо и поделитесь любыми ответами с друзьями и семьей.
  3. Потратьте некоторое время на чтение блога или другого веб-сайта, которым вы регулярно пользуетесь. Делайте заметки о том, как блог или веб-сайт увековечивает или борется со стереотипами.Чтение такого рода медиа похоже на чтение книг и отличается от него, но важно мыслить критически. Публикуйте любые комментарии или мысли, которые у вас есть, на веб-сайте и делитесь полученными ответами со своими одноклассниками.
  4. Создайте произведение визуального искусства, отражающее стереотипы или вопросы социальной справедливости, возникшие при чтении. Убедитесь, что ваша работа выражает вашу собственную точку зрения на проблему. Вы можете написать стихотворение или высказывание для размышлений, которые будут сопровождать ваши работы.Поделитесь с семьей и друзьями.

Верны ли стереотипы? | В уме

Верны ли стереотипы?

  • автор Джессика Кандифф

Действительно ли афроамериканцы лучше играют в баскетбол, чем европейцы? Действительно ли блондины глупее брюнетов? Действительно ли женщины хуже разбираются в математике, чем мужчины? Краткий ответ: да. Более длинный ответ — нет. Позвольте мне объяснить, сосредоточив внимание на стереотип, что женщины не умеют считать. На первый взгляд это стереотип кажется правдой.Например, мужчины по-прежнему превосходят женщин в математических разделах SAT и GRE, а мужчин больше, чем женщин в математических курсах в колледжах и на работах, связанных с математикой. Несомненно, это свидетельствует о том, что женщины не так хороши в математике, как мужчины. Но как эта статья объяснит стереотипы самовоспроизводятся и не только отражают, но и вызывают различия в производительности между группами.

Например, если стереотип о том, что женщины хуже мужчин в математике, отражает истинные групповые различия, то женщины всегда должны получать худшие результаты, чем мужчины на тесте по математике, независимо от того, как тест представлен.Однако, это не так. Спенсер, Стил и Куинн (1999) обнаружили, что когда тест по математике описывался как не показывающий гендерные различия в производительности, женщины выступали так же, как и мужчины. Когда тест не включал это описание, мужчины превосходили женщин, что означает, что стереотип сам по себе вызывает стереотипное поведение. Фактически, стереотипы усиливают стереотипное поведение посредством двух психологических феноменов.

Первый феномен, на который вкратце упомянула Регенберг (2007) в своей статье в журнале In-Mind по вопросу о том, действительно ли блондины глупы, называется Стереотипная угроза. Стереотипная угроза возникает, когда кто-то чувствует угрозу из-за возможности подтверждения отрицательного стереотип о своей группе (Steele, 1997). По иронии судьбы, это беспокойство приводит к снижению производительности, что, в свою очередь, подтверждает стереотип, которого человек надеялся избежать. Пример угроза стереотипа — это когда женщина, которая считает себя хорошей математикой, но осознает стереотип, что женщины не могут заниматься математикой, сдает сложный математический тест. Когда она сталкивается с трудными вопросами и испытывает разочарование, она не хочет, чтобы другие думали, что она борется из-за того, что она женщина.Она чувствует повышенное давление, требующее хорошей работы, что на самом деле работает против нее и заставляет ее работать хуже.

Второе явление, усиливающее стереотипное поведение, называется Подъем стереотипов . Уолтон и Коэн (2003) обнаружили, что результаты мужчин были выше на математических тестах, которые были описаны как показывающие предыдущие гендерные различия в производительности по сравнению с тестами, которые были описаны как не показывающие гендерные различия. Другими словами, мужчины испытали повышение производительности, когда Пол стереотипы были релевантны ситуации, по сравнению с тем, когда они были неуместны. Нисходящее социальное сравнение — процесс, посредством которого люди поднимают свои самооценка путем сравнения своей группы с группой с более низким статусом считается основой для такого подъема производительности (Wills, 1981). Мужчины могут повысить свою повысить самооценку и улучшить свои математические способности, сравнивая себя с женщинами, которые, как стереотипно, хуже разбираются в математике, чем мужчины. Они могут подумать про себя, что этот тест сложный, но, по крайней мере, я знаю, что разбираюсь в математике лучше, чем женщины. Однако, когда стереотипы становятся нерелевантными для данного теста, мужчины больше не могут использовать этот ход мыслей для повышения своих самооценка.

10 настоящих национальных стереотипов — Тайный путешественник

Тайный путешественник

facebooktwittergoogleэлектронная почта

Тайный путешественник

Они не все верны. Англичане на самом деле не так сильно ноют. Французы не такие заносчивые. Бразильцы не все замечательные футболисты.

Но когда вы путешествуете, вы обнаруживаете, что есть какие-то национальные стереотипы, какие-то ужасные клише, которые на самом деле звучат правдоподобно.Вы приезжаете в некоторые страны и обнаруживаете, что все, что вы в шутку ожидали, действительно там. Такие вещи.

1 Немцы пьют много пива

Это верно. Соберите группу отдыхающих немцев в одной комнате и посмотрите, что они неизбежно будут делать: пить пиво. Им это нравится. Они придумали Октоберфест. В стране насчитывается более 1300 пивоварен. Даже в их церквях варят пиво. Однако неожиданностью является то, что немцы также очень дружелюбны.Это противоречит стереотипу. Узнайте больше о путешествии в Европу здесь.

2 Американцы громкие

Вы услышите их задолго до того, как увидите. Это банальное клише, но американцы, особенно туристы, очень шумные. Они громкие в кафе, они громкие в барах, и они громкие почти везде. Этот акцент, кажется, просто прорезает толпу, чтобы вы всегда знали, когда в комнате есть американец.

3 Итальянцы, гм, страстные

Ладно, они чокнутые.Итальянцы любят спорить, в основном потому, что относятся ко всему очень серьезно. Какие вещи? Все вещи. Они серьезно относятся к футболу, серьезно относятся к моде, серьезно относятся к семье, серьезно относятся к религии и, возможно, серьезнее всего относятся к еде. Запутайтесь с любой из этих вещей, и вы можете ожидать, что немедленно последует спор с маханием руками и повышением голоса. Узнайте больше о путешествии в Европу здесь.

4 Англичане любят говорить о погоде

«Похоже, сегодня у нас будет дождь.«Прекрасный выход, не так ли?» «Позже должно быть солнечно». И так далее. У меня есть теория на этот счет: может быть, это потому, что погода в Англии так часто меняется. Может быть, именно поэтому стоит поговорить об этом. Какой бы ни была причина, англичане любят поболтать о погоде. Если подумать, австралийцы тоже. Узнайте больше о путешествии в Великобританию здесь.

5 русские страшные

Езжайте в Россию и улыбнитесь кому-нибудь. Посмотрите, что происходит. В лучшем случае они будут смотреть на вас в ответ.Или они, вероятно, просто проигнорируют вас. Русские — крепкие орешки. Это люди, которые считают, что ходить и улыбаться незнакомцам — это то, что делают сумасшедшие. У них в основном доброе сердце, у русских, но вам понадобится время, чтобы пройти мимо этих ледяных первых приветствий.

6 Канадцы вежливы

«Кэнакс» имеют мировую репутацию чрезвычайно милых игроков, и это оправдано. Они разговаривают с незнакомцами в общественном транспорте. Они извиняются, даже если не сделали ничего плохого.Они помогут вам в ту минуту, когда вы будете выглядеть потерянным или растерянным. Путешествовать по Канаде одно удовольствие, потому что вы никогда не одиноки. И — по крайней мере, за пределами Уистлера — им нравится австралийский акцент.

7 Аргентинцы любят стейк. И Диего Марадона

Страсть аргентинцев к хорошо приготовленному куску говядины может сравниться только с их любовью к маленькому кокаиновому наркоману, который к тому же является одним из величайших футболистов всех времен. Стейк – приготовление и поедание – является национальной навязчивой идеей в Аргентине.И это очень хорошо. Тем временем Марадона является иконой, которая выше всякой критики, и ее следует хвалить только в том случае, если вы хотите завести каких-либо аргентинских друзей, особенно в районе «Ла Бока» в Буэнос-Айресе.

8 Ямайцы любят курить травку

На самом деле им это так нравится, что это фактически религия. Или хотя бы частью религии. Однако даже среди нерастафарианцев счастливая трава популярна на Ямайке. Вы, наверное, видели клишированные фотографии парней в дредах, которые стоят вокруг и пыхтят суставами размером с бейсбольную биту, и это то, что, если вы отправитесь на Ямайку, вы, вероятно, встретите и в реальной жизни.

9. Шведы горячие

В этом нет двух способов. Девушки горячие, и парни горячие. Все они светловолосые, с высокими скулами, стройные и учтивые, безукоризненно одетые и потрясающе привлекательные. Это почти не кажется справедливым, и вы гарантированно почувствуете себя неуклюжим неряхой в их присутствии. Может что-то в воде. Возможно, это просто хорошие гены. Но все ваши представления о том, что шведы горячие, верны. Узнайте больше о путешествии в Европу здесь.

10. Австралийцы любят выпить

Это наша репутация: хардкорные пьяницы, которые сделают все, чтобы получить в свои руки один глоток сладкого холодного пива. И когда вы какое-то время путешествуете с другими австралийцами, вы довольно быстро понимаете, что это совершенно верно. Мы любим выпить. Мы делаем это, чтобы отпраздновать, и мы делаем это, чтобы сочувствовать. Делаем это по привычке. Мы также делаем это для развлечения, что делает большинство групп австралийских путешественников довольно хорошими людьми.

Поделитесь со своими друзьями по путешествию

facebooktwittergoogleэлектронная почта

Рекомендуется для вас

Еврейские гендерные стереотипы в Соединенных Штатах

Работы об американских еврейских женщинах, которые обеспечивают историческую и социологическую основу для этого обсуждения стереотипов:

Баум, Шарлотта, Паула Хайман и Соня Мишель, ред. Еврейская женщина в Америке. Нью-Йорк: Dial Press 1976.

Дайнер, Хасия Р., Шира Коэн, Рэйчел Крэнсон. Еврейская женская тайна? Нью-Брансуик, Нью-Джерси: Rutgers University Press, 2010.

Гленн, Сьюзан А. Дочери Штетеля: жизнь и труд поколения иммигрантов . Итика: Издательство Корнельского университета, 1990.

Хартман, Моше и Харриет Хартман . Гендерное равенство и американские евреи . Олбани: Статуя Нью-Йоркского университета, 1996.

Хайнце, Эндрю. Адаптация к изобилию: еврейские иммигранты, массовое потребление и поиск американской идентичности . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета, 1990.

Хайман, Паула Э. Гендер и ассимиляция в современной еврейской истории: роли и представления женщин . Сиэтл и Лондон: Университет Вашингтона, 1995.

Наделл, Памела. Еврейские женщины Америки: история от колониальных времен до наших дней. Нью-Йорк: Нортон, 2019

Прелл, Рив-Эллен. Борьба за то, чтобы стать американцами: евреи, пол и тревога ассимиляции . Boston: Beacon Press, 1999.
 

Наиболее полезные работы по антисемитизму, еврейским стереотипам и пересечению расовых и гендерных стереотипов:

Dinnerstein, Leonard. Антисемитизм в Америке . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 1994.

Гилман, Сандер. Тело еврея . Нью-Йорк и Лондон: Routledge Press, 1991.

крючка, раструб. Черная внешность: раса и представительство . Кембридж: Саут-Энд Пресс, 1992.

Редигер, Дэвид. Плата за белизну: раса и формирование американского рабочего класса Лондон: Verso Press, 1991.

Уоллес, Мишель. Черный мачо и миф о суперженщине . Нью-Йорк: Dial Press, 1978; переиздание 1990 г.

Наиболее важные дискуссии о еврейских матерях и отцах:

Рог, Джойс. Вы никогда не звоните! Вы никогда не пишете! История еврейской матери.Оксфорд: Издательство Оксфордского университета, 2013.

Эренс, Патрисия. Еврей в американском кино . Блумингтон: издательство Индианского университета, 1984.

Хоу, Ирвинг с Кеннетом Либо. Мир наших отцов: путешествие восточноевропейских евреев в Америку и жизнь, которую они нашли и создали . Нью-Йорк: Харкорт Пресс, 1976.

Слобин Марк. Многоквартирные песни: популярная музыка еврейских иммигрантов. Урбана: Университет Иллинойса, 1982.

 Наиболее значимые работы по стереотипам еврейских женщин и мужчин, особенно в средствах массовой информации, а также по вопросам еврейской мужественности и еврейских отношений:

Abrams, Nathan. Новый еврей в кино: изучение еврейства и иудаизма в современном мире Кино . Нью-Джерси: Издательство Университета Рутгерса, 2012.

Биал, Генри. Действующий еврей: обсуждение этнической принадлежности на американской сцене и экране . Анн-Арбор, Мичиган: Издательство Мичиганского университета, 2005.

Бранфман, Джонатан. «Еврейская / хитрая ведущая леди: сумасшедшая бывшая девушка и критика женственности в романтических комедиях». Журнал современных еврейских исследований 19, № 1 (февраль 2020 г.): 71–92.

Брейнс, Пол. Крутые евреи: политические фантазии и моральная дилемма американского еврейства . Нью-Йорк: Основные книги, 1990.

Каплан, Дженни. «Дж.А.П. и СЕКС». Еврей!Th!nk. 4 декабря 2020 г. https://www.jewthink.org/2020/12/04/j-a-p-and-s-e-x/?fbclid=IwAR0rHSwqgyAOZ_qkTVOFbQy_u8alX6_Rgd53XID2i5

Каплан, Дженнифер. «Зияющая MAAW Рэйчел Блум: еврейские женщины, стереотипы и изгиб границ сумасшедшей бывшей подруги». Журнал современных еврейских исследований 19, вып.1 (февраль 2020 г.): 93–109.

Чаят, Шерри. «JAP-травля на сцене колледжа». Лилит: еврейский женский журнал сентябрь 1987 г.

Йоэль Финклеман. «Секрет еврейской мужественности: современная гендерная идеология харедим». В любви, браке и еврейских семьях: парадоксы социальной революции , под редакцией Сильвии Барак Фишман,    287–307. Ливан, Нью-Гэмпшир: Brandeis University Press, 2015.

Гилман, Сандер Л. Ненависть евреев к себе: антисемитизм и скрытый язык евреев .Балтимор: Издательство Университета Джона Хопкинса, 1986.

Хоберман, Дж. «Выставляя напоказ: взлет и падение голливудских «хороших» еврейских (плохих) мальчиков». В Entertainment American: Jewish, Movies and Broadcasting , под редакцией Дж. Хобермана и Джеффри Шандлера, 220–243. Принстон: Издательство Принстонского университета.

МакГинити, Керен. Выдача замуж: мужчины-евреи, смешанные браки и отцовство . Блумингтон: Издательство Индианского университета, 2015.

Нью, Элиза. «Убийство принцессы: нарушение плохой защиты. Тиккун Март/Апрель 1989.

Пикетт, Саманта. «Стереотипы страданий и психоз: представление еврейской женственности в сумасшедшей бывшей девушке ». Журнал современных еврейских исследований 19, № 1 (февраль 2020 г.): 51–70.

Прелл, Рив-Эллен. «Ярость и репрезентация: еврейские гендерные стереотипы в американской культуре». В «Неопределенные условия: переговоры о гендере в американской культуре», , под редакцией Фэй Гинзбург и Анны Ловенгаупт Цинг, 248–268.Бостон: Beacon Press, 1992.  

Прелл, Рив-Эллен. «Почему еврейские американские принцессы не потеют: желание и потребление в послевоенной американской еврейской культуре». В «Люди тела: евреи и иудаизм с точки зрения воплощения», под редакцией Говарда Эйлберга-Шварца, 329–360. Олбани: Государственный университет Нью-Йорка, 1992.

Шнайдер, Сьюзан. «В коме! Я думал, что она еврейка: некоторые истины и некоторые предположения о еврейских женщинах и сексе». Лилит: Журнал еврейских женщин Весна/Лето, 1979.

Шнур, Сьюзан. «Когда J.A.P. Разве это не яппи? Пламя Истины». Лилит: журнал еврейских женщин апрель/лето 1987.

Швадрон, Ханна. Дело о сексуальной еврейке: танец, пол и еврейские шутки в популярной культуре США . Oxford: Oxford University Press, 2018.

Часть B: Что мы слышали — 7. Стереотипы о людях с психическими заболеваниями или зависимостями

Люди очень осуждают вас и называют вас «ленивыми» и «сумасшедшими».»’ Люди думают, что нам «не хватает мотивации», «если бы мы только старались усерднее» или «вылезли из» нашей депрессии. — Люди, выступающие за перемены через расширение прав и возможностей (PACE)

Стереотипы — это предположения о людях, основанные на предполагаемых качествах группы, к которой они принадлежат. Стереотипы могут привести к неточным оценкам личностных характеристик людей. В ходе консультации участники рассказали, как они столкнулись с негативными стереотипами, основанными на инвалидности, и подверглись «стигматизации» проблем психического здоровья и зависимостей.[32] Стереотипы могут быть основанием для дискриминационных действий со стороны отдельных лиц. Но это также может привести учреждения к разработке политики, процедур и процессов принятия решений, которые исключают или маргинализируют людей с психосоциальными нарушениями. Это своего рода «системная дискриминация».

Стереотипы о людях с ограниченными возможностями возникают из-за широко распространенной системы убеждений, называемой «эйблизм». Эйблизм относится к установкам в обществе, которые обесценивают и ограничивают потенциал людей с ограниченными возможностями.Считается, что люди с ограниченными возможностями менее достойны уважения и внимания, менее способны вносить свой вклад и принимать участие и представляют меньшую ценность, чем другие. Эйблизм может быть сознательным или бессознательным и встроен в институты, системы или более широкую культуру общества.[33] Хотя эйблизм может затронуть всех людей с ограниченными возможностями, люди с психосоциальными нарушениями сталкиваются с уникальными формами стереотипов.[34]

Существует ряд широко распространенных стереотипов о людях с психосоциальными нарушениями; например, характеризуя всех людей с психическими заболеваниями как агрессивных или непредсказуемых, в то время как большинство из них таковыми не являются.При обзоре литературы CMHA Онтарио указывает на сложность оценки уровня насилия со стороны людей с психическими заболеваниями из-за различных типов используемых методов исследования и указывает, что окончательная причинно-следственная связь между психическим заболеванием и насилием не установлена.[35] ]

Каждый раз, когда случается какой-то инцидент, и он выходит в СМИ, и они говорят: «маниакально-депрессивный» или «биполярное расстройство»… Это просто означает, что теперь я не могу рассказать большему количеству людей. – Участник круглого стола в Торонто

CMHA Садбери-Манитулин и другие заявили, что средства массовой информации играют важную роль в сохранении стереотипов и формировании общественного мнения.CMHA Онтарио рекомендует средствам массовой информации разработать сбалансированный подход к освещению вопросов психического здоровья, обязательно включив точки зрения потребителей/потерпевших, членов семьи и поставщиков медицинских услуг.[36]

В некоторых сообщениях говорилось о том, что они считаются угрозой безопасности на основании предположений об их инвалидности. При отсутствии реальных доказательств риска такой тип поведения может быть формой «профилирования» на основе психического здоровья. Например, один поставщик услуг был обеспокоен больницами, которые регулярно вызывали сотрудников службы безопасности, если в картах пациентов обнаруживался диагноз психического здоровья.

Другие стереотипы о людях с нарушениями психического здоровья или зависимостями заключаются в том, что им не доверяют, они не способны точно оценивать ситуации и не могут принимать решения относительно своей жизни. Некоторые заявили, что эти предположения связаны с их опасениями по поводу медицинского подхода к инвалидности. Некоторые люди критиковали медицинскую модель, говоря, что она патологизирует людей с ограниченными возможностями и предполагает, что они не являются экспертами своего собственного опыта. Это увековечивает представление о том, что люди с проблемами психического здоровья или зависимостями менее достойны, чем другие люди.

Люди говорили, что широко распространенное патерналистское отношение обесценивает их опыт, мысли и выбор и приводит к тому, что в обществе возникают низкие ожидания в отношении людей с проблемами психического здоровья или зависимостями. Нам сказали, что трудно жаловаться или отстаивать себя или свои права, потому что ваш опыт сводится к минимуму и приписывается вашей инвалидности.

Каждая попытка подвергнуть сомнению, понять или оспорить диагноз, который, как мне казалось, был прискорбно неточным, встречала самодовольную улыбку, «экспертность» и отказ.Я никогда не чувствовал себя таким беспомощным, безнадежным, беспомощным и склонным к суициду, как тогда. Каждое мое чувство, опыт или мысль, которые не нравятся моему психиатру, независимо от того, насколько они обоснованны, здоровы или нормальны, оказываются полностью и совершенно неуместными. мне все равно.

– респондент опроса

Если [вы] плохо себя чувствуете и чувствуете, что подверглись дискриминации, эти ответы аннулируются. Например, я слышал от медперсонала, что вместо того, чтобы кто-то с проблемой психического здоровья имел обоснованную жалобу, человек был «спровоцирован» [где что-то вызывает появление симптомов, связанных с инвалидностью].Это очень расстраивает, потому что трудно доказать, что ваши чувства верны.

— Защитник прав потребителей / выживших

Другие предрассудки в отношении людей с нарушениями психического здоровья и зависимостями включают в себя то, что люди навлекли на себя инвалидность, потому что у них слабые моральные качества,[37] не такие умные или «менее человечные», чем другие люди. Кроме того, физические болезни могут рассматриваться как «более законные», чем психические расстройства или зависимости.[38] Все эти заблуждения могут привести к дискриминационному отношению и несправедливому обращению.

Определенные виды инвалидности более стигматизируют, чем другие, из-за связанных с ними стереотипов. Нам сказали, что людей с зависимостями обычно воспринимают в более негативном свете, чем людей с психическими расстройствами, из-за предположений о том, насколько они лично ответственны за свою инвалидность, и предположений об их причастности к преступлению.[39]

Люди, страдающие шизофренией или наркоманией, могут испытывать особенно негативное отношение со стороны окружающих, основанное на убеждениях об опасности, антиобщественном поведении или риске.

Из-за стереотипов многие люди, о которых мы слышали, сообщали о боязни раскрыть свою инвалидность другим. Многие сообщали, что на них навешивали ярлыки, сталкивались с негативным отношением со стороны окружающих, теряли работу или жилье или сталкивались с неравным обращением в службах после того, как сообщали о проблемах с психическим здоровьем или зависимости. Страх дискриминации также может привести к тому, что люди не будут обращаться за помощью в связи с проблемой психического здоровья или зависимостью.[40]

7.1. Борьба со стереотипами

Многие люди настоятельно рекомендовали OHRC и другим учреждениям просвещать общественность, чтобы развеять стереотипы и рассказать людям о правах человека, психическом здоровье и проблемах зависимости.Одним из эффективных способов изменить негативное отношение к психическому здоровью является личное общение с потребителями/выжившими или людьми с зависимостями. В отчете о борьбе со стигмой рекомендуется ориентироваться на тщательно определенные группы, такие как поставщики медицинских услуг, устанавливать организационное лидерство и вовлекать потребителей / переживших насилие в разработку и руководство любой инициативой.[41]

Однако другие люди подчеркивали, что права должны быть обеспечены. Обучение само по себе вряд ли приведет к изменениям на системном уровне.Исследования показали, что просвещение в области психического здоровья само по себе вряд ли будет эффективным для изменения поведения людей в долгосрочной перспективе и должно дополняться другими подходами.[42]

Рекомендация:

3. Организации и отдельные лица в Онтарио должны активизировать усилия по борьбе со стереотипами о людях с проблемами психического здоровья или зависимостями, проводя и активно участвуя в антистигматических и просветительских кампаниях.

Обязательства OHRC:  

С2. OHRC будет работать с заинтересованными сторонами сообщества для улучшения просвещения населения в области прав человека и психического здоровья.

С3. OHRC проведет обучение по своей политике в отношении психического здоровья и зависимостей по всей провинции с потребителями/пострадавшими, людьми с зависимостями, правительством, а также организациями государственного и частного секторов.


[32] «Стигма» — это термин, используемый для обозначения ряда различных концепций, касающихся психического здоровья и зависимостей.Линк и Фелан определяют стигму как «конвергенцию взаимосвязанных компонентов». Стигма существует, когда элементы навешивания ярлыков, стереотипов, разделения, потери статуса и дискриминации встречаются вместе в ситуации власти, которая их допускает. Брюс Г. Линк и Джо К. Фелан, «Концептуализация стигмы» (2001) 27 Annul. Преподобный Социол 377.

[33] Юридическая комиссия Онтарио, Продвижение равенства для лиц с ограниченными возможностями с помощью закона, политики и практики: проект концепции (март 2012 г.), стр. 3.

[34] Например, термин «санизм» использовался для описания того, как сообщество и правовая система, в частности, имеют «иррациональное предубеждение» по отношению к людям, основанным на умственной отсталости. Майкл Перлин, «Международное право в области прав человека и сравнительное право в области умственной отсталости: использование институциональной психиатрии как средства подавления политического инакомыслия» (2006 г.) 39 Isr. Л.Р. 69 72.

[35] Документально подтверждено, что риск насилия выше, когда люди с серьезными психическими заболеваниями также употребляют психоактивные вещества; однако CMHA Онтарио сообщает, что уровень насилия среди лиц с психическими заболеваниями без одновременного употребления психоактивных веществ, как правило, аналогичен уровню насилия среди населения в целом.Люди с серьезными проблемами психического здоровья чаще становятся жертвами насилия, чем население в целом. Канадская ассоциация психического здоровья, Онтарио, Насилие и психическое здоровье: раскрытие сложной проблемы. Дискуссионный документ (сентябрь 2011 г.), онлайн: Канадская ассоциация психического здоровья, Онтарио, www.ontario.cmha.ca/backgrounders.asp?cID=1081747.

[36] CMHA Онтарио рекомендует СМИ обращаться к рекомендациям по ответственному освещению в СМИ, разработанным такими организациями, как Канадская психиатрическая ассоциация и Центр наркологии и психического здоровья,  там же ., в 10.

[37] Согласно опросу, проведенному Ipsos Reid в 2008 году среди более 1000 канадцев, почти половина (46%) респондентов считают, что термин «психическое заболевание» используется в качестве оправдания плохого поведения (Canadian Medical Association, 8th Annual National Report Card on Health Care (2008 г.) онлайн: Канадская медицинская ассоциация www.cma.ca/multimedia/CMA/Content_Images/Inside_cma/Annual_Meeting/2008/… в 4.

[38] Джеральд Б. Робертсон, «Умственная отсталость и канадское право» (1993 г.) 2:1 Health L. Rev.23; Постоянный комитет Сената по социальным вопросам, науке и технологиям, s upra note 6 at 40.

[39] Например, психиатрическая модель зависимости, которая была популярна в период с 1940-х по 1970-е годы, приписывала зависимость человека «недостаткам» личности. Кэролайн Дж. Акер, «Стигма или легитимация? Историческое исследование 27 моделей социального потенциала наркомании» (1993) 25:3 J. of Psychoactive Drugs 202, цитируется Центром наркомании и психического здоровья, Стигма злоупотребления психоактивными веществами: обзор литературы  ( 18 августа 1999 г.) в 7.

[40] Neasa Martin & Valerie Johnston,  Время действовать: борьба со стигмой и дискриминацией: отчет для Комиссии по психическому здоровью Канады (2007 г.), стр. 11.

41 и Комиссия по психическому здоровью Канады. Globe and Mail также создал серию статей о психическом здоровье.

[42]  Там же,  в 17.

 

Что такое стереотип? (Видео)

Стереотипы — это чрезмерное обобщение или чрезмерное упрощение конкретных характеристик группы людей или вещей. Он берет то, что верно в отношении одного или нескольких человек, и приписывает это всей группе. Они формируются, как правило, вне места встречи человека с определенными аспектами культуры группы. Затем этот опыт проецируется на всю группу без учета индивидуальных предпочтений людей.

Стереотипы часто формируются из культур, этнических групп и религий людей.Важно знать, что большинство стереотипов формируются и используются в уничижительном или негативном контексте .

Почему используются стереотипы?/ Как они используются?

  • Стереотипы используются для согласования точки зрения читателя с определенной повесткой дня, созданной автором.
  • Кроме того, они используются для связи с аудиторией, помогая аудитории лучше понять, как они должны видеть и относиться к определенным персонажам.
  • Стереотипы обычно используются в письменной форме для создания комедийного эффекта.Использование обобщения группы людей в комедийных целях обычно не считается лестным и может быть воспринято большинством населения оскорбительно.
  • Стереотипы также могут использоваться в сатирической литературе для борьбы с другими стереотипами. Сатира использует стереотипы, иронию или преувеличения, чтобы высмеять чьи-то взгляды. Много времени это видно в политической атмосфере. В большинстве случаев хороший текст будет противодействовать стереотипам, а не укреплять их и подпитывать.
  • Хотя это может использоваться стилистически, как в случае с сатирой, я бы не советовал доверять авторам за чистую монету, которые пишут с большим количеством стереотипов. Часто, когда стереотипы в письме не используются в качестве стилистического инструмента, они предполагают отсутствие оригинальности и творчества у писателя.

Что плохого в том, чтобы писать или говорить со стереотипами?

  • Отказ от ответственности: не ВСЕ стереотипы являются оскорбительными, но процесс создания стереотипов носит неуважительный характер по причинам, которые мы сейчас рассмотрим.
  • Они очень оскорбительны, потому что говорят стереотипной группе, что их индивидуальные предпочтения не имеют значения и бледнеют по сравнению с их предполагаемыми общностями.
  • В письме они унылы и скучны. Опора на стереотипы в письме предполагает отсутствие творчества или любопытства. Кроме того, это предполагает лень автора, поскольку он не хочет придумывать что-то менее распространенное.
  • Иногда группа людей из страха распространяет негативные стереотипы, чтобы вызвать чувство ненависти или недоверия к другой социальной группе.

Примеры

Все девочки в детстве любят играть в куклы.

Это утверждение является стереотипом и не может быть доказано. Хотя многим девочкам нравится играть в куклы, в мире есть дети, которым это не нравится. Утверждая эту общность для всех девушек, мы не учитываем индивидуальность каждого человека.

Многие авторы-женщины публиковались и до сих пор публикуются под мужскими псевдонимами, опасаясь, что их не примут в соответствующих жанрах.Этот страх быть отвергнутым происходит из-за того, что ожидается от определенных жанров, боевиков, художественной литературы, психологии и многого другого.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.