Технологии распознавания лжи: «Технология распознавания лжи в бизнес-коммуникациях», тренинг Евгения Спирицы (в записи)

Содержание

«Технология распознавания лжи в бизнес-коммуникациях», тренинг Евгения Спирицы (в записи)

Сен 16

«Технология распознавания лжи в бизнес-коммуникациях», тренинг Евгения Спирицы (в записи)


Тысячи и десятки тысяч долларов вы можете терять из-за того, что верите на слово поставщикам, клиентам, чиновникам. А ведь для того чтобы сохранить деньги и спокойствие, достаточно научиться распознавать ложь и обман.

Каждый человек хочет, что бы его не обманывали, хочет жить в правде. Старается верить всему тому, что на него обрушивается с экранов телевизоров, из уст политиков, от клиентов, партнеров, конкурентов и даже близких людей.

Часто, люди лгут из самых лучших побуждений, ведь всякое поведение имеет позитивное намерение. Но это намерение других людей, а не ваше! В один прекрасный момент, человек, уставший от лжи и обмана, становиться раздражительным и недоверчивым. Снижается его эффективность, он перестает чувствовать себя в безопасности, теряет ресурсы и время.

Как не допустить, чтобы вас обманывали?

Лжецы бывают очень искусными, а значит мы постоянно рискуем потерять время и деньги безвозвратно! Потому навык распознавания лжи становится одним из главных коммуникативных навыков в современной жизни.

Причем, ложь — это не обязательно сообщение неверной информации, а даже ее умолчание, что приводит к неверной оценке ситуации и порой, к непоправимым последствиям. Большинство людей знает об этом, но не знает самого главного: бороться с этим можно и нужно!

Не каждого нашего собеседника можно проверить с помощью детектора лжи, но иногда жизненно важно определить ЧТО думает Ваш собеседник, ЧТО скрывает, ЧТО чувствует…

Например — во время переговоров, собеседования, беседы с близкими людьми.

Хотите научиться безошибочно


распознавать ложь?

Этому посвящен видеокурс Евгения Спирицы «Технология распознавания лжи в бизнес-коммуникациях».

Вы сможете понять как: 
  • не допустить, чтобы вас обманывали;
  • увидеть и понять опасность ДО того, как вас обманут;
  • предотвратить последствия обмана, сохранив время, деньги, доверие и достоинство;
  • не «мучаться» подозрениями, но и не слепо доверять;
  • быть спокойным и уверенным в завтрашнем дне;
  • жить, зная, что все в вашей жизни по-настоящему.

Видеокурс будет полезен вам, если:

  • Вы теряете деньги на сомнительных сделках.
  • Вам надоело быть пешкой в чужих играх.
  • Сотрудники или близкие манипулируют вами.
  • Хотите знать что на уме у ваших партнеров и быть на шаг впереди своих конкурентов.
  • Вам пора увеличить объем продаж и количество довольных клиентов.
  • Вы хотите знать как распознать обман и ложь в поведении и речи человека.

Где это можно использовать:

• В переговорах

Кто управляет переговорами? Тот кто может предвидеть действия оппонента и знать, что стоит за его словами (ложь, блеф или искренность).

• При найме

Рекомендации соискателей в нашем городе работают все хуже. Как же проверить, что в резюме правда, и готов ли сотрудник и после испытательного срока быть таким же трудолюбивым и лояльным к компании?

С другой стороны, при поиске работы или при продвижении по карьерной лестнице, сотрудник, способный распознавать ложь, имеет неоспоримое преимущество в глазах тех, кто вас принимает на работу или продвигает по службе.

• В управлении персоналом

Как понять манипулируют ли вами сотрудники, требуя повышения зарплаты? Действительно ли вы потеряете ценного сотрудника, или его слова об уходе это только манипулирующий ход? А как быть с моментами сдачи отчетов, или откатов?

• В личной жизни

… без комментариев.

Что вы сможете делать после освоения видеокурса?

  1. Распознавать ложь в деловом и личном общении опираясь на основные модели поведения лжецов в стандартных ситуациях.
  2. Эффективно распознавать основные признаки обмана в общении с деловыми партнерами, друзьями и родственниками.

Система, позволяющая легко и быстро


распознавать ложь в общении

Более 7-ми лет назад была создана методика эффективного распознавания лжи говорящего по микромимике и телодвижениям. Год за годом мы отрабатывали основные моменты, шлифовали и дополняли занятия новыми веяниями из мировой науки в области психологии лжи и аппаратной детекции лжи.  Все наши разработки многократно проверялись аппаратными способами, в частности «детекторами лжи».

Наши знания и опыт позволили создать систему уникальных упражнений,  в которой любой участник способен воссоздать ситуации лжи, распознать ее и успешно ей противостоять, используя специальную систему вопросов.

В ПРОГРАММЕ КУРСА

1. Обнаружение обмана, по словам, голосу и пластике

— Вводные замечания о существовании верных признаков обмана.
— Почему позы не являются надежным признаком обмана?
— Почему лжецы склонны особенно тщательно подбирать слова?
— Признаки словесного  обмана.
— 4 наиболее распространенных голосовых признака обмана.
— 3 типа телодвижений, которые могут быть признаками обмана: эмблемы, иллюстрации, манипуляции.

2. Мимические признаки обмана

— Причины  того, что по мимике легче заметить обман, чем по словам.
— Почему  лицо является весьма ценным источником информации для верификатора?
— Двойная жизнь лица, как источника информации.

— Почему большинство людей прекрасно используют те или иные мимические способы обмана?
— Мимические эмблемы и манипуляции.
— Глаза как источник мимической утечки информации.
— Проблемы расшифровки мимических признаков обмана.
— Признаки фальсификации эмоций.

3. Признаки обмана, обусловленные вегетативной нервной системой

— Почему изменения частоты и глубины дыхания, частоты сглатывания, интенсивности потоотделения являются вполне надежными признаками обмана?
— Какие  изменения, вызываемые вегетативной нервной системой, несложно имитировать?

4. Основные ошибки и меры предосторожности при распознавании обмана

— Неверие правде приносит также немало бед и взрослому человеку.
— Отсутствие признаков обмана еще не есть доказательство правдивости.

— Ошибка Отелло и ошибка игнорирования индивидуальных различий.
— Как можно определить эмоции, которые испытывает правдивый человек?
— Положение верификатора в ситуации, когда подозреваемый не знает о подозрениях к нему.
— Преимущества знания о подозрениях к вам.
— Как снизить количество ошибок при распознавании обмана?

Результаты проявляются сразу после первых часов занятий

Особенность тренинга в том, что результаты проявляются сразу после первых часов занятий. И то, что для вас было незаметно, то, на что раньше не обращалось  внимание, станет  очевидным, а главное — читабельным.

Вы научитесь не только
калибровать базовые эмоции, но и:
  • кратковременные микровыражения,
  • смазанные микровыражения,
  • смешанные микровыражения,
  • маскировку эмоций,
  • движение мышц лица и их анатомические особенности,
  • эмблемы тела и жестов в парах.

Не в теории, а на собственной практической работе. Это тренинг для тех, кто нарабатывает свое мастерство и навыки в верификации лжи в межличностном общении.

ОТЗЫВЫ

«ПОЛНАЯ ОТЧУЖДАЕМОСТЬ»

«На тренинг Евгения шел, имея лишь понимание того факта, что можно видеть в разговоре, когда человек обманывает. После двух дней тренинга было ясное понимание не только того, как это можно видеть, но и почему так происходит. Что особенно понравилось — Евгений отвечает на любые вопросы, относящиеся к теме тренинга, не утаивая, и не предлагая взамен купить другой тренинг/книгу, где это описано.

Еще одним огромны достоинством программы Евгения является ее полная отчуждаемость. То есть, его алгоритмы и системы работают не только у него, но и у учеников. Сейчас активно применяю полученные навыки в личном и профессиональном общении. Что еще понравилось в подходе Евгения к обучению — это комплексность — объясняются не только сами инструменты и техники, но и то, почему они работают, а также границы их применения и «техника безопасности».

Тот факт, что Евгений является действующим практиком, сделал тренинг для меня еще более полезным, поскольку были разборы рельных практических случаев, а не гипотетических книжных примеров. С моей точки зрения, этот тренинг особенно полезен переговорщикам. Ведь от их умения увидеть ложь в нужный момент, зависит не только их собственное благополучие, но и результаты работы предприятия».

(Константин Корнелюк)

«Неужели я тоже могу?»

«Я начал смотреть сериал «Обмани меня», который меня очень впечатлил. Купил книжку Пола Экамана «Психология лжи», прочитал. А потом как-то попал на сайт Евгения Спирицы. Сомневался, но решил попробовать. Побывал у него на клубе и записался на ближайший тренинг. Евгений — мастер своего дела. Скачать бесплатно такой курс нереально. Когда он показывал нам всякие фишки и вещи, я был очень удивлен, что это реально. А когда попробовал техники распознавания лжи сам, и у меня получилось, я был в шоке. Неужели я тоже могу? Также меня очень впечатлили анализы поведения видеороликов политиков и простых людей. Сейчас я тренируюсь на выданных в раздаточных материалах тренажерах и намного внимательнее изучаю людей, и вижу, когда они ведут себя как-то не так».

(Иван Шелевей)

«

Уровень и глубина экспертных знаний Евгения Спирицы меня впечатлил»

«До Спирицы проходил подготовку распознавания лжи на различных курсах, т.е. на его тренинг пришел подготовленным. Но уровень и глубина экспертных знаний Евгения Спирицы меня впечатлил. Знания, полученные на тренинге, активно использую как на работе, так и в личной жизни. Эффективность моих коммуникаций выросла на порядок. Рекомендую всем, кто интересуется данной темой, как новичкам, так и тем (даже особенно тем), кто «в теме». Евгений отличный тренер, имеющий огромный практический опыт и собственные методики, к тому же очень интересный и приятный человек».

(Секрияров Алексей, заместитель директора ООО «Торговый дом «Альянс-Трэйд»)

«В тренинге были абсолютно новые и ценные для меня моменты»

«Поскольку работаю в продажах и на руководящих должностях, то приходилось участвовать в большом количестве бизнес-тренингов на самые разные темы в разных компаниях. Евгений приятно порадовал. Считаю, что он вполне отрабатывает свои деньги. Даже несмотря на то, что я многое знаю, тем не менее в тренинге были абсолютно новые и ценные для меня моменты. Евгений сфокусирован на своих студентах и очень открыто делится информацией, в отличие от многих «консультантов».(Михаил Кривилев, заместитель коммерческого директора по развитию, ООО «Банк Софт Системс»)

«Я научился видеть изменения в поведении человека»

«Меня на тренинг по распознаванию лжи пригласил друг. Я смотрел до этого сериал «Обмани Меня» и мне было интересно и самому попробовать, смогу ли я тоже научиться определять ложь. После тренинга я научился видеть изменения в поведении человека при общении с ним. Изменения в его интонации, в жестах, действиях, что явно указывает — говоря на данную тему человек нервничает, что в свою очередь может означать, что он говорит неправду. Так я научился различать мимику лиц, по которым тоже многое можно понять. Я занимаюсь бизнесом, и поэтому полученные на тренинги навыки пытаюсь внедрять в переговоры, наблюдаю теперь за поведением оппонентов». (Алексей Старостин, управляющий партнер компании PRYAMIE RUKI)

ТРЕНЕР

Спирица Евгений Валерьевич

Тренер и основатель ICDS. Создатель безынструментальной школы детекции лжи.

Cпециалист в области психодиагностики, типирования личности, социальный и клинический психолог, антрополог. Практик с 26 летним опытом. Эксперт в области поведения и мышления людей.

Понимает и умеет декодировать невербальное поведение и эмоции людей. Владеет навыками боевых и жестких переговоров, вербовки.

Разработал систему распознавания скрытоносимого оружия на теле террористов, которая сегодня используется в структуре МВД и СК РФ и по линии авиационной безопасности.

«Несмотря на то, что я занимаюсь ложью уже 23 года, и знаю о ней практически все, пришел к выводу, — наше тело любит правду. Если мы занимаемся самообманом, то начинаем заболевать. Поэтому придерживаюсь принципа: «все мы нуждаемся в любви и правде».»

С огромной вероятностью одна сделка, одно собеседование или один разговор с потенциальным партнером окупит этот курс многократно. Только потому, что вы станете более эффективным переговорщиком. Кроме того, вы получите удовольствие от просмотра курса. Стиль ведения тренинга и юмор Евгения Спирицы выше всяких похвал.

Общая продолжительность: 10 часов

Оплата возможна картой любого банка в любой валюте. Сразу после оплаты вы будете переадресованы на материалы курса. В случае возникновения вопросов, напишите нам.

ОСТАЛИСЬ ВОПРОСЫ?

Звоните: +375296704646
Пишите: [email protected]
Viber
Telegram
WhatsApp


Современные технологии для распознавания лжи

Современные технологии для распознавания лжи

Технологическое распознавание лжи основано на том, что физиологические реакции на тревогу, страх или чувство вины, вызванные неправдивыми утверждениями, можно объективно измерить. Прежде чем рассмотреть методы работы с полиграфом и их несовершенство, мы проанализируем некоторые случаи его применения.

Роджер Кейт Коулман обвинялся в изнасиловании и жестоком убийстве своей невестки/свояченицы. Он твердо настаивал на своей невиновности, и в двух национальных новостных журналах (Time и Newsweek) были опубликованы статьи, в которых подробно описывалась несостоятельность предъявленного обвинения (например, четыре человека слышали, как кто-то другой признавался в этом преступлении) (Джонсон, 1992; Каплан, 1992). К несчастью для Коулмана, отношение к нему было предвзятым из-за ранее предъявленного обвинения в попытке изнасилования. Когда Коулману дали последнее слово, он попросил пройти проверку на полиграфе. Его просьбу удовлетворил Дуглас Уайлдер, губернатор штата Вирджиния. Проверка на полиграфе состоялась за 12 часов до приведения в исполнение приговора суда. Коулман провалил проверку на полиграфе и той же ночью был казнен на электрическом стуле в штате Вирджиния (Washington Post, May 11, 1992). Для статьи о казни корреспонденты «Вашингтон Пост» провели интервью с профессором Дэвидом Ликкеном, главным критиком полиграфа: «Я пришел в ужас, услышав об этой проверке на полиграфе. Полиграф неспособен определить ложь. Он измеряет волнение. Я не представляю, как человек накануне смертной казни может успешно пройти проверку на полиграфе».

Стал ли губернатор Уайлдер современным Понтием Пилатом, удовлетворяющим жажду мести своих кровожадных и требующих «закона и порядка» избирателей? Был ли он просто сбит с толку и дезинформирован? Или полиграф действительно измеряет все физиологические реакции, и его защитники правы?

Клейнмунтц и Сзукко (1984b) подробно описали случай офицера полиции, обвиненного в краже. Офицер своевременно заявил о преступлении, но из-за запутанных обстоятельств его самого в нем обвинили. Все обвинения обещали снять после успешной проверки на полиграфе. Опасаясь, что при отказе его признают виновным, офицер неохотно согласился. Он провалил тестирование.

В ходе расследования выяснилось, что офицер нарушил инструкции, согласившись осмотреть дом в нерабочее время. Он боялся наказания за нарушение инструкций и свои «ночные вылазки» и не хотел признаваться в мелком проступке, поэтому реакцией на задаваемые вопросы была возрастающая тревога. К счастью, специалист по работе с полиграфом убедил полицию, что не существует универсальной психологической реакции на обман и что ложно положительные результаты (когда честных людей обвиняют в обмане) составляют от 30 до 50 %.

Ликкен (1974) подобрал похожие факты, в которых человека (невиновного), которому не удалось пройти проверку на полиграфе, обвиняли в убийстве и сажали в тюрьму.

Популярное шоу американской телевизионной компании CBS «60 минут» посвятило одну из программ проблемам проверки на полиграфе. Она вышла в эфир в 1986 году (Saxe, 1991). Создатели «60 минут» использовали журнал «Попьюлар фотографи», принадлежащий Си-би-эс, для привлечения внимания к мнимому вору. Они нашли в телефонном справочнике четырех специалистов по работе с полиграфом и сообщили им, что было украдено оборудование на $500, вероятнее всего, кражу совершил один из сотрудников компании, после чего назвали четверых подозреваемых. Ни один из приглашенных полиграфологов не знал, что он не единственный. Всем указали на разных людей, называя их главными подозреваемыми. В каждой ситуации специалисты уличили «указанного» сотрудника в обмане и старались добиться от него признания. В реальности никакой кражи не было. Сэйкс отметил, что такая демонстрация оказалась очень ловкой, потому что заключала в себе обман: работники Си-би-эс обманывали полиграф. Но не было определено, лгали ли в ответ полиграфологи, чтобы удовлетворить заказчика, или искренне ошиблись.

Телевизионная программа стала кульминацией «лихорадки», связанной с полиграфами, которая разразилась в Соединенных Штатах в середине 1980?х. Проверками на полиграфе злоупотребляли работодатели, которые хотели оценить потенциальных сотрудников и узнать о возможных проступках своего персонала. Такие проверки выходили за рамки необходимости и заполняли частную жизнь испытуемых. Было подсчитано, что в середине 1980?х около миллиона человек (!) проходили по 2 миллиона проверок на полиграфе в год.

Увлеченная потенциальными возможностями технологии в обнаружении неблагонадежных и нечестных государственных служащих, администрация Рейгана разработала план по масштабным проверкам на полиграфе чиновников всех уровней. Но Государственный секретарь Джордж Шульц категорически воспротивился этому плану и объявил, что у него лично нет ни малейшего желания подвергаться подобному испытанию (Гвертцман, 1985). Получивший широкую известность документ, изданный Бюро технической проверки объектов Соединенных Штатов (1985), увеличил сомнения в эффективности полиграфа. Особенно при тестировании потенциальных работников, в котором полиграфы ни разу не показали свою эффективность, но могли сломать карьеру многим честным людям. В 1988, несмотря на решительные возражения со стороны Американской полиграфической ассоциации, правоохранительных органов и глав крупных компаний, Конгресс ограничил использование полиграфа в частной сфере. Главное исключение было сделано для случаев, связанных с национальной безопасностью.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Методы распознавания лжи | Блог 4brain

Думаем, что многим хотелось бы уметь распознавать ложь так же мастерски, как это делают герои известного сериала «Обмани меня» (однако хотим заметить, что в сериале представлена идеализированная картина). Психологи, изучающие обман, утверждают, что не существует надежного способа выявить ложь. Распознать грань лжи и нервного напряжения по другим причинам достаточно тяжело, и это нужно учитывать, когда перед вами стоит задача «прочитать» своего собеседника. Сегодня поговорим об этом.

Ложь в цифрах

54% — такова вероятность точно определить, что вам врут.

65% людей уверены, что нужно лгать, чтобы не обидеть собеседника.

44% людей преувеличивают события в рассказе, чтобы сделать его интереснее.

 

Профайлинг — совокупность психологических приемов и методик оценки и прогнозирования поведения человека на основе анализа наиболее информативных частных признаков, характеристик внешности, невербального и вербального поведения.

🎬 Конкретно и по делу

Мы сталкиваемся с обманом каждый день. Было бы очень полезно как фильмах уметь определять ложь моментально. Но действительно ли можно определить ложь с высокой вероятностью? И если да, то как этому научиться? Об этом вы узнаете в данном видео, где собрана информация из различных исследований и теорий в области психологии и профайлинга.

📚 Полезные материалы

В стремлении уличить человека во лжи мы можем часто игнорировать индивидуальные поведенческие и речевые особенности – это назвается «капкан Брокау». Подробнее об этом, а также о том, как распознать ложь по разным поведенческим проявлениям, читайте в этом блоке:

🙃 Для любознательных


Прочитав этот раздел и освоив предложенные методы, вы рискуете стать профайлером высшего уровня. Будьте осторожнее: мастерские навыки влекут бо́льшую ответственность!

📌 Это полезно

На онлайн-программе «Профайлинг» мы учим не только распознавать ложь. За 5 недель вы научитесь:

  • 👥Составлять психологический портрет: определять мотивы, предрасположенности, черты темперамента и характера.
  • 🎭 Распознавать эмоции, а также узнаете, как они проявляются у разных людей и как влияют ваше с ними общение.
  • 🦊 Понимать, зачем человек говорит неправду, как это можно выявить, скрывает ли он что-то от вас преднамеренно или неспециально.
  •  🕵️‍ Понимать, пытается ли человек вами манипулировать, воздействовать гипнозом. Если да, то защититься и принять контрмеры.
  • 👀 Вызывать у людей нужные вам эмоции, располагать к себе, настраивать на позитивное общение.

Новый поток стартует 25 сентября. Сегодня последний день, когда вы можете записаться с максимальной скидкой 67%!

Как распознать ложь: проверенные методы

Важные понятия из темы детекции лжи

Ложь повсеместна и неискоренима. Ко лжи мы сами прибегаем очень часто, по разным причинам и в разных обстоятельствах. Будь то ложь во благо или черный замысел. От нас скрывают информацию каждый день и не по разу. Сколько проблем и неприятностей можно было избежать, если бы мы знали, когда нас обманывают. Что же относится ко лжи? Почему актеров в театре мы не можем отнести к врунам, еще и наслаждаемся их лицедейством? А мужа, который хвалит красоту и стройность сильно располневшей супруги – можем? На это есть ответ. Давайте попробуем разобраться.

Психология распознавания лжи много лет разрабатывалась на Западе, а впоследствии и в России. Большой вклад в такое направление как психология лжи внес замечательный ученый Пол Экман. Он не различал понятия ложь и обман, а использовал их как синонимы. Мы взяли за основу модель П.Экмана в определении того, что же такое ложь. Пол Экман квалифицирует ложь/обман как действие, которым один вводит в заблуждение другого, делая это умышленно, без предварительного уведомления о своих целях. Это значит, что во лжи задействованы минимум два человека, а сама ложь опирается на умысел. Кроме того, стоит отметить еще один важный компонент лжи – рентная информация. Это та информация, владение (часто единоличное) которой «приносит выгоду», в том числе и в виде избегания наказания. В процессе детекции лжи верификатор работает в ситуации противостояния владельца рентной информации и претендента на завладение ею, где ложь – это главный способ защиты рентной информации. Мотивом, который становится доминирующим для человека, совершившего асоциальный поступок, является мотив самосохранения, избегание угрозы наказания. В основе его поведения чаще всего лежит страх. Страх является одной из причин рассогласования сигналов, посылаемых человеком.

Кто же такой верификатор?

Верификатор – это специалист, подтверждающий соответствие сообщаемых сведений критериям истинности. В своей практике верификатор использует все техники как безынструментальной, так и инструментальной детекции лжи для вынесения суждения о правдивости или ложности высказывания. Это значит, что для оценки истинности сведений используются все возможные каналы для анализа.

Мотивов и причин, определяющих готовность лжеца к обману, множество. Авторы исследований по этой теме выделяют разные формы лжи. Однако мы, вслед за Полом Экманом, склоняемся к тому, что существуют две формы: умолчание и искажение. При умолчании лжец скрывает истинную информацию, но не сообщает ложную. Эта форма лжи является менее энергозатратной, поэтому более предпочтительной. При искажении же лжец не только скрывает правду, но и предоставляет жертве обмана ложную информацию, выдавая ее за истинную. Данная форма лжи является более энергозатратной и предосудительной.

Чаще всего ложь вторична. Она появляется в ответ на какой-то стимул. Сложно оценивать поведение человека безотносительно стимула. Если человек почесал нос, но мы не знаем причину, мы не можем считать это реакцией. Может быть это простуда в носу, может быть аллергия. Нам важно увидеть реакцию человека на определенный стимул. Реакцию мы можем наблюдать в трех форматах: физиологическом, невербальном или вербальном. Физиологические реакции включают в себя изменения в работе организма в связи со стрессом (сердечно-сосудистой системе, дыхательном аппарате и др.). Невербальные реакции сопровождаются изменениями в положении тела в трехмерном психологическом пространстве, изменениями в жестикуляции, в эмоциях. Вербальные реакции включают в себя изменения базовых стратегий мышления человека, смены метапрограммного профиля. Структура речи, присущая причастным, будет отличаться от структуры речи непричастных.

Пол Экман

Пол Экман предлагает подразделять признаки обмана на утечки и информацию о наличии обмана. Что такое утечка? Это маркер, которым лжец нечаянно выдает себя. Условно можно разделить утечки на лингвистические, утечки глазами (синестезийные утечки), утечки лицом (микровыражения) и утечки телом (эмблематические утечки). В данном случае речь идет о двойном послании, когда тело противоречит словам. Информация о наличии обмана свидетельствует о намеренно скрываемой информации, но не отвечает на вопрос, что именно утаивает человек. Информация о наличии обмана может проявляться в виде изменения дыхания (неглубокое неровное дыхание, гипервентиляция легких, учащенное дыхание), в виде изменения в голосовых модуляциях (темп, высота), в виде работы вегетативной нервной системы: повышения потоотделения, уменьшения слюнного секрета во рту, изменения цвета кожных покровов (побледнение, покраснение, появление пятен), появления жестов-адаптеров и диссонансов иллюстраторов и др.

Если при утечке информации ее достаточно отследить и для себя зафиксировать (она не перепроверяется), то с информацией о наличии обмана мы действуем по-другому. Для того, чтобы сделать вывод о причастности или непричастности, необходимо зафиксировать достаточное количество таких маркеров, и они должны проявляться в разных информативных системах. Информацию о наличии обмана мы перепроверяем. И здесь самое время вспомнить один из основных принципов, на основании которого мы принимаем решение о причастности или непричастности человека. Реакция на стимул, который мы предъявляем (вопрос, орудие преступления, человек), является значимой в том случае, если она неслучайна (при повторе стимула реакция повторяется, может быть и в других каналах) и выражена по сравнения с остальными реакциями на другие стимулы. Проще говоря, мы можем предположить, что человек врет, если мы задали один и тот же вопрос несколько раз, возможно даже в разных формулировках, и несколько раз получили реакция: физиологическую, или невербальную, или вербальную реакцию.

С чего же начинается реакция, свидетельствующая о том, что тема вопроса является значимой для человека?

Ложь – это осознанный выбор

После предъявления стимула сознание человека пытается определить, является ли стимул опасным. Если стимул квалифицируется как опасный в конкретном контексте, происходит ряд изменений в организме: повышение мышечного тонуса, увеличение латентного времени ответа на вопрос, замирание тела и/или взгляда. Это так называемая «точка ориентировочного замирания» (ТОЗ). Тогда человек как будто бы «подвисает», делает паузу перед ответом. В этот момент он находится перед выбором: как адаптироваться к этой ситуации, путем правды или путем лжи. После ТОЗ мы можем услышать как ложь, так и правду. Другими словами, ТОЗ – это та реакция, после которой нам необходимо более внимательно отнестись к дальнейшему поведению человека и к анализу его реакций.

Если человек выбрал ложь – как способ адаптации к этой ситуации, то первый отклик организма будет состоять в резком усилении физиологических реакций организма при полной мобилизации функциональных резервов. Именно эту мобилизацию мы и увидим в виде физиологических признаков стресса, перечисленных выше.

Однако надо понимать, что стресс возникает далеко не только тогда, когда человек скрывает информацию. Стресс может возникнуть и тогда, когда человеку неудобно о чем-то говорить, либо его смущают условия, в которых проводится беседа, либо в его жизни был похожий негативный опыт. Причин, проводящих к стрессу, немало. Именно поэтому мы анализируем еще и речь. Если признаки ВНС сопровождают речь, которая изобилует увертками и другими нейролингвистическими признаками обмана, то с высокой долей вероятности мы можем говорить, что человек в этой ситуации говорит неправду.

Речь представляет собой уникальный феномен, отличающий нас от всего остального животного мира. Утверждение Аристотеля о том, что слова «символизируют» наш «мысленный опыт» подтвердилось исследованиями антропологов, психологов и лингвистов, доказавших, что наша письменная и устная речь является отражением глубинной структуры нашего сознания. С точки зрения детекции лжи нас интересует не столько содержание высказывания, сколько его структуризация опрашиваемым лицом. Вот несколько лингвистических паттернов из структуры речи причастного человека: обобщения (все, всегда, никто), оправдание намерений преступника, дистанцирование от места преступления и от личности пострадавшего человека. Непричастный же человек ассоциирует себя с местом преступления, помогает в рассуждениях о свершившемся, детализировано описывает имеющуюся у него информацию, осуждает причастного, используя жесткие формулировки в описании случившегося. И это еще не все. В речи причастных мы также сталкиваемся и с другими речевыми паттернами, имеющими сходство с манипуляциями. Отдельно можно отметить часто встречающийся паттерн – увертки. К разновидностям уверток относятся такие речевые паттерны как амнезия, коммуникация о коммуникации, давление на совесть и др. Кроме того, во время опросной беседы лжеца зачастую выдают неосторожные высказывания и утечки речи. Иногда их еще называют оговорками по Фрейду. 

Мотивы лжи

Существует масса мотивов, которые заставляют людей врать, и зачастую верификаторы не углубляются в данный вопрос, пользуясь пресуппозицией “За каждым поведением стоит позитивное намерение”. Однако мы с Вами рассмотрим часто встречающиеся мотивы лжи и её функции.

Непричастный человек думает об одном – представить себя в самом благоприятном для окружающих свете. Как правило, ему непонятен тот контекст, в котором он оказался. Человек находится в условиях полной неопределенности, что является стрессом само по себе, к тому же это может грозить невозможностью достижения его ближайших планов, жизненных целей, каких-то намеченных перспектив. В этом случае мотив самосохранения, данный человеку от рождения, начинает работать. Исходная целевая установка – достижение успеха – трансформируется. Если человек социально надежен, адаптирован, его мысли направлены на реализацию социальных идей и установок, то он демонстрирует поведение и ответы, которые будут ориентироваться на ценности этой среды. Во время тестирования эти люди демонстрируют поведение, свойственное своему типу, характеру, темпераменту, базовым поведенческим реакциям, которые они используют всегда в своей жизни в соответствии со своими ценностными установками, т.е. невиновный человек демонстрирует свои естественные стереотипы поведения, которые, как правило, не меняются. Если верификатор безопасен, то через некоторое время невиновный человек успокаивается и спокойно беседует с им, поскольку ему стало понятно, что его оценивают из обычных, нормальных поведенческих стереотипов.

Совершенно другую картину мы имеем, когда дело касается виновного обрашиваемого. Мотивом, который становится доминирующим для человека, совершившего асоциальный поступок, является мотив самосохранения, избегания угрозы наказания, т.е. в основе лежит страх, именно он заставляет человека вести себя неконгруэнтно, рассогласовывать сигналы, посылаемые вовне. Причастному также свойственно желание проявить себя как социальная личность, он точно так же пытается вести себя в соответствии со своими базовыми поведенческими стереотипами, но поскольку есть страх, связанный с угрозой наказания, есть совершенный поступок, идущий вразрез с ценностями, возникает несоответствие поведенческих признаков, которые может увидеть верификатор.

Не ложь, понимаемая как термин, обозначающий целую гамму явлений, сопровождающих процесс коммуникации при действии мотива самосохранения, а осознание вины перед социумом является первопричиной возникновения эмоциональной реакции. Если человек осознает, что скрывает информацию о совершенном поступке, и ожидает возможную расплату за содеянное, то возникнет реакция. Если человек не понимает, что совершил противоправное деяние, то и реакция будет отсутствовать.

Причины (мотивы) лжи
  • Избегание наказания;
  • Получение какой-либо выгоды;
  • Желание навредить человеку;
  • Защита другого человека от наказания;
  • Защита от угрозы физического насилия;
  • Вызывание восхищения у других, стремление к позитивной социальной оценке;
  • Избегание неловкой ситуации, из вежливости;
  • Защита своей личной жизни, не сообщая, что какая-то информация скрывается, потому что она носит личный характер;
  • Получение власти над другими людьми, контролируя поступающую информацию.

Функции лжи

Данная функция направлена на то, чтобы люди могли между собой контактировать.

  • Информационная

Данная функция заключается в донесении до собеседника нужной информации, которая не является истинной, чтобы получить какую-либо выгоду для себя.

С помощью лжи мы часто пытаемся защитить себя и все то, что принадлежит нам, от посягательств.

Данная функция связана с тем, что мы постоянно играем различные роли в обществе (жертвы, преследователя) и тем самым влияем на социум для получения нужных нам выгод.

  • Манипулятивная

Данная функция включает манипуляции окружающими нас людей, и попытка воздействовать на человека.

Данная функция лжи связана с тем, что мы маскируем какие-то искренние переживания и эмоции, которые мы не хотим показывать обществу.

Данная функция в первую очередь направлена на торможение процессов, которые могут нанести вред лжецу.

  • Адаптивно-компенсаторная

Данную функцию можно назвать основной. Она заключается в том, чтобы адаптировать организм, сознание и подсознание к стимулам из окружающего мира.

 

Распознавание лжи по жестам

Еще одним каналом для анализа является невербальное поведение, а именно: жестикуляция и эмоции человека. Эти каналы не являются основными, но именно они частые «поставщики» утечек: лицом и телом. К утечкам лицом относятся микровыражения. Микровыражения – это короткое непроизвольное выражение лица, появляющееся на лице человека, пытающегося скрыть или подавить эмоцию. К утечкам тела относятся эмблематические утечки. Эмблематические утечки – это разновидность двойного послания, когда тело выдает жест, который человек не хотел бы показывать, а слова противоречат тому, что означает этот жест. Например, человек говорит, что согласен, но при этом отрицательно качает головой.

Таким образом, мы видим, что подсказкой для верификаторов может стать любой канал, но при этом ни один из обнаруженных признаков не является подтверждением лжи. К счастью или сожалению, у нас не растет нос, когда мы обманываем. И нет ни одного верного признака лжи, который был бы характерен для поведения всех лжецов. Решение о причастности или непричастности возможно только при наличии набора признаков, их совокупности.

Распознавание лжи по глазам

Распознавание лжи по зрачку

В интернете часто можно встретить такое утверждение:

«Зрачок меняет размер не только под воздействием света, он также реагирует на отношение к словам собеседника,  конкретнее – на согласие и несогласие. Если человек согласен с вами, его зрачки будут шире, если не согласен – уже…»

Физиологический механизм, лежащий в основе данного утверждения, было бы очень интересно исследовать.  Однако, это миф. И даже если учесть, что это правда, то Вам просто не хватит остроты взгляда, чтобы заметить мельчайшие изменения в размере зрачка, а также не хватит исследовательской мощности ваших глазомеров, чтобы отличить это от реакции на банальное изменение освещенности.

Ключи глазного доступа

“Существует определённое соответствие положение глаз человека, и тому, в какой модальности (ВАК) он производит обработку информации на данный момент. При этом есть существенные дополнения к простой модели ВАКАд. Есть разделение на то, что преимущественно обрабатывается правым полушарием (воспоминание, аналоговая информация) и левым (конструирование, дигитальная информация)”

Эта теория утверждает, что можно определить ложь по тому куда смотрит человек. И к сожалению, это тоже миф.

Эта теория, конечно, хороша, но до того момента пока Вы не познакомитесь с мозгом (как своим, так и чужим) и узнаете, что левое полушарие также ответственно за речь, а правое за пространственное мышление. По идее этой теории, если Вы говорите, то должны смотреть вправо вверх, а если Вас спрашивают как бы Вы дошли от точки А до точки В, то влево вверх, что является прямым противоречием этой теории.  А уж когда Вы встречаете человека с моторной или сенсорной асимметрией (банально говоря правша, у которого ведущий левый глаз, таких порядка 35%) все становится еще сложнее, потому что он уже не является чистым “правшой” с точки зрения физиологии. В общем эта теория очень сложна для применения в формате детекции лжи, поэтому если Вы все-таки решили использовать эту теорию, следует определять ключи глазного доступа индивидуально для каждого человека и быть с ними очень осторожными.

Больше о мифах в детекции лжи можно найти здесь

Распознавание лжи по речи

Так уж случилось, что еще с детства нас учат думать, что говоришь, но как бы ты не старался, возникают ситуации. Которые мы называем «язык мой – враг мой». Тоже касается ситуации анализа речи в детекции лжи. Речь – самый яркий и часто проявляющийся признак, по которому мы можем определить врет человек или нет. Более того, речь – это то, что нас научили отслеживать с детства, а это значит, что этот навык развит до предела, и не сравнится с обывательским уровнем анализа невербального, например поведения.

И мы всегда говорим своим ученикам не выдавать вердикт только по одному признаку, коим является речь, но так или иначе она крайне информативна, учитывая тот факт, что вы всегда можете задать дополнительный вопрос и что-то уточнить.

Так вот, говоря о речевых паттернах лжи мы выделяем 2 варианта сокрытия информации: искажение и умолчание, которое в свою очередь делится на обобщение и опущение.

Да, да, друзья, та самая фраза «я не обманул, я просто не сказал» – тоже формат обмана!

Искажения

Итак, что касается искажения, это формат, когда человек врет в классическом варианте. Например, он взял деньги со стола, но сказал, что не брал. Я думаю это всем знакомый вид вранья, о самый банальны и распространённый даже среди детей. И здесь мы выделяем несколько паттернов:

Усиленные оправдания, когда вместо того чтобы просто ответить «да» или «нет», человек начинает говорить что-то еще сверху. («зачем бы я это делал, ты же знаешь, как я тебя люблю/ценю/уважаю (подчеркните нужное. Или зачем бы я это брал, ну куда бы я их потратил/дел и т.д. Или я бы никогда так не поступил…). Думаю у каждого читающего будет своя котомка примеров. Иногда это забавно проявляется, когда человек начинает оправдываться даже не на какую-то вашу реплику или вопрос, а на недоуменный взгляд.

Но вот что я должна напомнить вам, так это про всем уже знакомую базовую линию поведения. Помните эмотивов? Вспоминайте характеристики их психолингвистики, «речь, словно извиняющаяся, немного оправдывающаяся», для них норма при каждом ответе на вопрос немного оправдываться. Потому анализируя этот речевой паттерн лжи, убедитесь, что он не входит в БЛП.

Далее, что хотелось бы отметить, тирада и я бы добавила сюда же атаку вопросами. Совершенно недавно мы анализировали видео-интервью Михалкова, и этот паттерн проявлялся там наиболее часто . Кому интересно, посмотрите. В качестве примера вспоминаются слова «И что? Дальше что? А это тут при чем? Что ты хочешь услышать?». Еще можно добавить сюда эмфазы и все это соединить: Что ты хочешь этим казать? Сколько можно тебе говорить…. Вспоминаете ситуации из жизни? А ведь в них зачастую кажется, что это не про вранье говорящего, а про границы вашего понимания, но оказывается, все наоборот, просто человек пытался манипулировать вами.

Ну и конечно подача правды в виде лжи. «Дорогой, где ты был? – Как где, я был у любовницы, мы выпили рюмочку чая, прекрасно провели время вместе, а потом я приехал к тебе». И кто на этих словах подумает о том, что «муж» в конец обнаглел, чтобы это было правдой?

Еще один вариант искажения – казать правду, но скрыть истинную причину эмоций. Из опыта могу сказать, что так любят делать тревожные, эпилептоидные товарищи. Вспоминайте ситуации, когда человек вел себя. Например, очень нервно, хлопал дверями, резкие движения, сильные движения, вы его спрашиваете: а чего ты злишься?, а он вместо правдивого ответа, не отрицает гнев, но выдумывает причину этого гнева: «дверь заедает, бесит». Или, классический пример, девушка мечтала об Iphone, а парень решил, что книг лучший подарок. И конечно вручая этот подарок, он заметил, что она расстроилась, она вовремя не успела скрыть истинную реакцию, но и вслух тоже не сказать свое подлинное мнение, ведь «дареному коню в зубы не смотрят», и тогда она придумывает другую причину «На работе завал, вот и расстроилась».

Умолчание

Что касается умолчания, то оно делится на обобщение и опущение. Но прежде чем мы передем к этому, давайте поговорим о том, почему же формат «я просто не сказал» тоже является ложью. Ну во-первых, вспоминаем определение лжи, ложь – это намеренное сокрытие информации, если человек намеренно о чем-то не сообщает (и здесь не важна причина, потому что человек всегда придумает как объяснить своем поведение), то это попадает под категорию лжи. А потом и умолчание и искажение очень удобные способы для манипуляции. Представьте рисунок, где контур подстерся и уже до конца не понятно, что было изображено, но по остаткам линий, вы догадываетесь, что скорее всего это была кошка. И вы для себя сделали вывод: это кошка. Но вы же не знаете сколько всего там стерлось или не дорисовали, ведь это мог быть и дракон и абра-кадабра (когда из ничего пытаются создать образ чего-то значимого).

Более того умолчание – не энергозатратный способ лжи, я не напрягаюсь, чтобы соврать, не проявляются признаки ВНС, я просто о чем-то не сообщаю или что-то обобщаю. Более того люди так к этому привыкают, они привыкают достраивать картинку сами, что зачастую не отслеживают, что из всей информации от коммуникации у них от сказанного оппонентом, а что их личная достройка. А потом нам кажется, что мы общаемся на одном языке. А на самом деле, все что мы делаем – просто достраиваем картинку за другого.

Опущение

Таким образом, в опущение мы отнесем форматы:

-игнорирование – когда человек словно не заметил ваш вопрос и занялся другим делом, вместо ответа, например принялся что-то искать на столе.

– амнезия – когда человек вдруг что-то забыл. И конечно, бывают детали или случаи, которые были давно или незначительны, то действительно забылись. Но если вы говорите об эмоционально-значимом или не столь давнем событии и у человека вдруг появилась прогрессирующая амнезия, я бы на вашем месте задумалась. Еще ода уловка в этом формате: «Насколько я помню…..» – очень удобная фраза на случай, если придется «откатиться» назад. Рассказывая эти примеры на лекции, у некоторых учеников, начинается парнойя: «что ж получается, ложь сплошь и рядом?». Друзья, не хочу, чтобы у вас возникло такое же. Но Да.

НО!

Не забывайте про трезвость мышления и анализа ситуаций.

В отдельный класс я бы отнесла давление на совесть, на жалость и жалобы на контекст:

« – я пахал целый день, устал, а ты меня вопросами закидываешь»

« что-то я устала. Уже голова разболелась, давай потом об этом поговорим»

«Как ты можешь обо мне так думать?!»

«Конечно, я во всем виноват/а, давай теперь выяснять, обвинять»

Ну и здесь еще может быть много примеров. Обратите внимание, когда возникают эти паттерны. Вы общались с человеком «о погоде», на какие-то нейтральные темы, а когда начали обсуждать всю соль (на языке профайлеров, проверочную тему) вдруг заболела голова. Стало душно, пришла усталость и так далее.

Ну и всем знакомый «философский ответ»:  чисто гипотетически, это даже не вранье, а лишь другое, отличное от твоей, картина видения J

Обобщение

Что же касается обобщения, то это ВСЕМ ИЗВЕСТНЫЕ паттерны. Вот вам и пример.

Сюда мы включим универсальные количественные: все, всякий, всегда, никогда, никто

«Я никогда не получаю того, что хочу»

«я всегда говорю тебе правду»

«я бы никогда этого не сделал»

«я никогда ничего чужого не брал»

Модальные операторы возможности и необходимости:
«Вы брал деньги? – Не могу вам сказать.»

«Я не должна этого делать. – Кому не должна? Кому мешает это?»

Отдельно хотела бы отметить офисный вариант: утерянный перформатив.

«уже решено, что это будет так»

«Известно, что это  работает вот так»

«Считается, что нужно делать так»

На самом деле, ложь в речи действительно слышится также, но с другой стороны, если вы уточните какой-то момент, то может оказаться, что человек просто не привлекал к этому внимание, и если вам нужна дополнительная информация по вопрос, готов ответить подробнее. Поэтому, не спешите делать выводы, уточните. И только если после дополнительных вопросов человек не меняет линию поведения, то это уже может подталкивать к выводам о том, что человек что-то пытается скрыть.

И конечно это не все речевые паттерны лжи. Отдельно мы можем вспомнить внезапную сменю полюса той или иной метапрограммы (классический пример, когда на нейтральные вопросы отвечал подробно и детально, а потом перешел на обобщенный язык, или наоборот!).

Или смену логического уровня: ты СДЕЛАЛ это? – я на это НЕ СПОСОБЕН. Конечно всего не уместишь в одной статье, но на этот случай нам на помощь всегда придет одно неизменное правило: реакция – это всегда изменение. Отслеживайте изменения от БЛП, если они есть, для вас это уже один большой МАРКЕР.

Методы распознавания лжи в древности

Стоит также поговорить об истоках детекции лжи. Во все времена людей волновала проблема выявления лжи. Способы выявления отличались своей оригинальностью и изобретательностью в зависимости от национальных особенностей того или иного региона.

Метод “Рисовая мука”

Было замечено, что в период сильного страха во рту прекращается выделение слюны.

На Востоке в глубокой древности для оценки этого состояния в рот подозреваемого вкладывалась рисовая мука. Если через определенное время она оказывалась сухой, то подозреваемого считали виновным. Данное “техническое средство” являлось более совершенным для детекции лжи, чем субъективная оценка вождя племени. В то же время сухость во рту может быть вызвана не только боязнью расплаты за совершенное преступление, а просто страхом, вызванным боязнью самой процедуры.

Метод “Осёл”

Более “информативным” был детектор лжи с использованием осла.

Процедура “тестирования” заключалась в следующем. В полутемном помещении привязывали осла, предварительно смазав ему хвост краской. Подозреваемому давалось задание: зайти в помещение и погладить осла по хвосту. Если осел закричит – значит “обследуемый” виновен.

Создатели данного “детектора лжи” были убеждены, что человек, совершивший преступление побоится гладить осла, – вдруг он закричит. Следовательно, руки останутся чистыми.

Метод “Цвет лица”

Более жесткий способ выявления правды использовали в древней Спарте.

Спартанские юноши, прежде чем попасть в специальные школы, проходили определенный отбор. Юношу ставили на скале над обрывом и спрашивали, боится ли он. Ответ всегда был отрицательный. Но правду или ложь сказал опрашиваемый субъект, определяли по цвету лица. Если юноша был бледен – то он лгал. Данный тип реакции по убеждению спартанцев, говорил о том, что юноша в бою не может быть ловким и сообразительным и его сбрасывали со скалы.

В Древнем Риме этим же методом отбирали телохранителей. Кандидату задавали провокационные вопросы. Если он краснел, его брали в охрану. Считалось, что если человек краснеет при предъявлении ему провокационных вопросов, он не будет участвовать в заговорах.

Метод “По запаху”

В африканских племенах при определении “виновного” использовали свой метод. Колдун совершал специальный танец вокруг подозреваемых. Интенсивно обнюхивая, “следователь” по насыщенности запаха тела делал заключение, кто из “подозреваемых” виновен в совершении расследуемого преступления.

Метод “Частота пульса”

На ближнем востоке еще в глубокой древности в качестве “детектора лжи” использовали показатели пульса подозреваемого. В качестве информативных признаков брались изменения в частоте пульса и особенности кровенаполнения артерии (пульсации). Метод использовался для выявления неверных жен и установлении личности любовника. Методика проверки была предельно проста. Специально тренированный человек прикладывал палец к артерии, а далее подозреваемому субъекту задавались вопросы с названием имен мужчин, теоретически могущих вступить в интимную связь с подозреваемой личностью. В результате сильного эмоционального напряжения, в качестве реакции на имя любовника у подозреваемой резко изменялись частота пульса и кровенаполнение артерии.

В дальнейшем этот метод использовался и для решения других задач, при необходимости определить степень искренности того или иного человека.

Правила верификатора

1. Наблюдай и сопоставляй.

Когда Вы что-то видите это не имеет никакой ценности, если Вы не интерпретируете увиденное на основании своего опыта, знаний и рассудительности. Заляпанный кусок холста выглядит в Ваших глазах обычным хламом, пока не повесить его в музее и не обнаружить что это картина – тогда все меняется. Так и с признаками лжи – они почти ничего не значат, если их просто заметить, но не понять. Вам нужно научится их интерпретировать.

Что Вам на самом деле говорят?

Что в это время делает собеседник?

Соответствуют ли его действия словам?

Соответствуют ли его слова действиям?


2. Рассматривай все точки зрения.

Мы склонны интерпретировать неоднозначные события и действия людей таким образом, чтобы поддержать свои ожидания.

Научитесь избегать искушения поддаться своей предвзятости, искушению судить не рассуждая.

3. Не принимай противоречия.

Приняв противоречие, вы теряете возможность отличать истину от лжи: ложь будет выглядеть столь же убедительно, как и истина. Вы потеряете способность ориентироваться в окружающем мире, отличать вымысел от реальности, и однажды эта реальность больно накажет вас за это.

Как выглядит эффективная детекция лжи?

 

Эти три простых правила очень здорово помогают в установлении истины.

Вопрос “как распознать ложь?” был актуален на каждом этапе человеческого развития, но времена меняются, а методы совершенствуются!

 

Total

0

Поделиться

Три метода распознавания лжи

Страница 1 из 3

Кошкина Екатерина Николаевна / KoshkinaEkaterinaNikolaevna – магистр в области криминологии и криминальной психологии, Университет Портсмута, Великобритания, г. Москва

 

Аннотация: статья критически рассматривает три метода распознавания лжи с целью определения сильных и слабых сторон каждого из них.

Abstract: this article critically examines three methods to detect deceit to identify their main strengths and weaknesses.

 

Ключевые слова: полиграф, распознавание лжи.

Keywords: polygraph, liedetection.

 

Несмотря на то, что, «когда мы росли, наши родители, религиозные лидеры и учителя учили нас, что ложь – это аморально и неэтично» [8, стр. 12], мы продолжаем лгать. Возможно, потому что «разговоры стали бы неловкими и неоправданно грубыми, если бы люди говорили друг другу правду все время» [18, стр. 17]. Получается, что «обманывать окружающих – жизненно важная часть ежедневных социальных взаимодействий» [18, стр. 1], основа человеческого сообщества в каком-то смысле, и люди действительно хорошо лгут, но не настолько же хорошо распознают ложь. На что есть множество причин. Например, так называемый «эффект страуса», когда «люди не желают распознать ложь, потому что они не знали бы, что делать, если бы знали правду» [18, стр. 2] или, как метко заметил канадский социолог Ирвин Гоффман, «жизнь – это театр», где то «я», которое демонстрируется окружающим, является субъективно отредактированной версией истинного «я», отражением того, как человек хотел бы быть увиденным окружающими. Картина, которую будут принимать как должное, потому что она позволяет людям избегать огромного количества неожиданных проблем в общении с данным человеком.

Это может не иметь особой важности в ежедневном личном общении, но в случае с расследованиями преступлений чрезвычайно важно знать правду. Иногда чья-то жизнь целиком зависит от «слов компетентного свидетеля и того, сочтут ли судья или присяжные данного свидетеля заслуживающим доверия» [8, стр. 4]. Знаменитое дело Дрейфуса, в котором французский еврей, служивший в армии, был ложно осужден предубежденным судом на основании сфабрикованных улик, ясно показывает, что существует потребность в научных методах распознавания лжи. Таковые были созданы в начале двадцатого века и в наши дни существует три возможных способа распознать ложь – физиологический, посредством использования полиграфа, который во время беседы записывает любые изменения в дыхании, электрическом ответе кожи и сердечно-сосудистой системе такие как частота пульса и давление; невербальный посредством внимательного наблюдения за поведением интервьюируемого, его мимики и так далее, и вербальный посредством анализирования того, что и как было сказано.

Итак, первый метод распознавания лжи, который будет нами проанализирован, — это полиграф. «Во все времена выдвигались предположения, что ложь сопровождается физиологической активностью в теле лжеца» [18, стр. 169], более того, «в течение нашей жизни, когда мы лжем, попадаемся и нас наказывают, ложь сама по себе начинает ассоциироваться с наказанием» [8, стр. 23]. Это означает, что, когда испытуемый, который, возможно, говорит неправду, боится быть уличенным испытующим, физиологические реакции тела, типичные для лжеца, начинают давать о себе знать и могут быть зарегистрированы и записаны полиграфом.

Немецкий психолог Хью Мюстенберг был первым, кто предложил «концепцию применения научных инструментов для изменения изменений, сигнализирующих о лжи» [18, стр. 6]. Следом за ним, Уильям Марстон, его студент, создал «непрерывающийся метод измерения различий в кровяном давлении», но только старший детектив американской полиции Джон Ларсон стал «первым человеком в правоохранительных органах, который провел тест на полиграфе на подозреваемом, чтобы убедиться в том, что тот говорит правду» [18, стр. 7]. «Детектор лжи из двух ручек», который был сконструирован Ларсоном, — предшественник современного полиграфа, «точного научного измерителя, который может показать посредством чернильных ручек на графике или дисплея компьютера, прямую и обоснованную картину различных типов телесной активности» [3, стр.10] такие как кровяное давление, дыхание и частота пульса. Полиграф делает это посредством «усиливания сигналов, поступающих от сенсоров, которые прикреплены к различным частям человеческого тела» и «может измерять даже самые незаметные отклонения» [18, стр. 170].



Три метода распознавания лжи Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Три метода распознавания лжи Кошкина Е.Н.

Кошкина Екатерина Николаевна / Koshkina Ekaterina Nikolaevna — магистр в области криминологии и криминальной

психологии,

Университет Портсмута, Великобритания, г. Москва

Аннотация: статья критически рассматривает три метода распознавания лжи с целью определения сильных и слабых сторон каждого из них.

Abstract: this article critically examines three methods to detect deceit to identify their main strengths and weaknesses.

Ключевые слова: полиграф, распознавание лжи. Keywords: polygraph, lie detection.

Несмотря на то, что, «когда мы росли, наши родители, религиозные лидеры и учителя учили нас, что ложь — это аморально и неэтично» [8, стр. 12], мы продолжаем лгать. Возможно, потому что «разговоры стали бы неловкими и неоправданно грубыми, если бы люди говорили друг другу правду все время» [18, стр. 17]. Получается, что «обманывать окружающих — жизненно важная часть ежедневных социальных взаимодействий» [18, стр. 1], основа человеческого сообщества в каком-то смысле, и люди действительно хорошо лгут, но не настолько же хорошо распознают ложь. На что есть множество причин. Например, так называемый «эффект страуса», когда «люди не желают распознать ложь, потому что они не знали бы, что делать, если бы знали правду» [18, стр. 2] или, как метко заметил канадский социолог Ирвин Гоффман, «жизнь — это театр», где то «я», которое демонстрируется окружающим, является субъективно отредактированной версией истинного «я», отражением того, как человек хотел бы быть увиденным окружающими. Картина, которую будут принимать как должное, потому что она позволяет людям избегать огромного количества неожиданных проблем в общении с данным человеком.

Это может не иметь особой важности в ежедневном личном общении, но в случае с расследованиями преступлений чрезвычайно важно знать правду. Иногда чья-то жизнь целиком зависит от «слов компетентного свидетеля и того, сочтут ли судья или присяжные данного свидетеля заслуживающим доверия» [8, стр. 4]. Знаменитое дело Дрейфуса, в котором французский еврей, служивший в армии, был ложно осужден предубежденным судом на основании сфабрикованных улик, ясно показывает, что существует потребность в научных методах распознавания лжи. Таковые были созданы в начале двадцатого века и в наши дни существует три возможных способа распознать ложь — физиологический, посредством использования полиграфа, который во время беседы записывает любые изменения в дыхании, электрическом ответе кожи и сердечно-сосудистой системе такие как частота пульса и давление; невербальный посредством внимательного наблюдения за поведением интервьюируемого, его мимики и так далее, и вербальный посредством анализирования того, что и как было сказано.

Итак, первый метод распознавания лжи, который будет нами проанализирован, — это полиграф. «Во все времена выдвигались предположения, что ложь сопровождается физиологической активностью в теле лжеца» [18, стр. 169], более того, «в течение нашей жизни, когда мы лжем, попадаемся и нас наказывают, ложь сама по себе начинает ассоциироваться с наказанием» [8, стр. 23]. Это означает, что, когда испытуемый, который, возможно, говорит неправду, боится быть уличенным испытующим, физиологические реакции тела, типичные для лжеца, начинают давать о себе знать и могут быть зарегистрированы и записаны полиграфом.

Немецкий психолог Хью Мюстенберг был первым, кто предложил «концепцию применения научных инструментов для изменения изменений, сигнализирующих о лжи» [18, стр. 6]. Следом за ним, Уильям Марстон, его студент, создал «непрерывающийся метод измерения различий в кровяном давлении», но только старший детектив американской полиции Джон Ларсон стал «первым человеком в правоохранительных органах, который провел тест на полиграфе на подозреваемом, чтобы убедиться в том, что тот говорит правду» [18, стр. 7]. «Детектор лжи из двух ручек», который был сконструирован Ларсоном, — предшественник современного полиграфа, «точного научного измерителя, который может показать посредством чернильных ручек на графике или дисплея компьютера, прямую и обоснованную картину различных типов телесной активности» [3, стр.10] такие как кровяное давление, дыхание и частота пульса. Полиграф делает это посредством «усиливания сигналов, поступающих от сенсоров, которые прикреплены к различным частям человеческого тела» и «может измерять даже самые незаметные отклонения» [18, стр. 170].

Во всем мире широко используется три процедуры тестирования на полиграфе. Первая процедура — это техника «важно/неважно» (RIT), созданная Ларсоном в 1932 году. Она состоит из двух типов вопросов -«имеющих отношение к преступлению» и «не имеющих отношения к преступлению», из которых последние используются для выделения сигналов о лжи среди ответов на первые вопросы. Вторая процедура — это тест под названием «Контрольный вопрос» (CQT), созданный Рейдом в 1947 году и состоящий из только из «да\нет» вопросов, сформулированных экзаменатором. Третья процедура — это «Осознание вины» (GKT),

созданная американским генетиком Дэвидом Ликкеном в 1959-1960 годах на основе условного рефлекса Павлова. Она состоит из «серии вопросов с множеством вариантов ответов, каждый из которых имеет один важный правильный ответ и несколько нейтральных правильных ответов, подобранных так, чтобы невиновный подозреваемый не был способен отличить их друг от друга» [1, стр. 87].

В основном, стереотипно считается, что полиграф практически не допускает ошибок, но, в реальности, все вышеперечисленные тесты спорны и имеют свои ограничения. Например, главная проблема RIT — это то, что «имеющие отношение к преступлению вопросы не дают адекватного контроля над тем эмоциональным влиянием этих вопросов, которые они могут иметь на испытуемых» [10, стр. 777]. Даже невиновный подозреваемый может представить себе последствия того, если он будет признан виновным в совершении преступления, когда его допрашивают, и это может повлиять на его эмоции. Не существует хорошего научного способа справиться с этим, так что многие полученные ответы, или скорее физиологические отклики, зарегистрированные машиной, не могут быть использованы как индикаторы лжи или правды в сравнении друг с другом. Таким образом, данный тест просто не подходит для распознавания лжи.

Второй тест, CQT, в свою очередь, имеет свои собственные проблемы. «Логическое обоснование CQT -это то, что лжецы будут больше беспокоиться о вопросах, имеющих отношение к преступлению, и будут демонстрировать более сильные физиологические отклики на них» [20, стр. 340] по сравнению с теми, кто говорит правду, которые будут реагировать таким же образом на возможные ложные вопросы. К сожалению, реальная точность данного теста неизвестна из-за слабой теоретической базы в полевых испытаниях, которые были опубликованы к настоящему времени. Более того, имеется также очевидный «недостаток стандартизации в проведении текста и оценке графиков» [20, стр. 340]. Следовательно, результат теста во многом зависит от мастерства испытующего. В конце концов, формулировать адекватные вопросы для испытуемого на основании имеющихся улик, собранных полицией и судебными экспертами, -одна из официальных обязанностей испытующего. Также, испытующий решает, как интерпретировать ответы и что есть признак лжи в результатах теста. Следовательно «результаты могут быть расценены как ничто иное как субъективное предположение, построенное на впечатлениях» [1, стр. 118], потому что они предоставляют широкий простор для выводов и могут быть подвержены влиянию «веры испытующего в то, что испытуемый виновен, которая сформировалась до проведения теста» [20, стр. 341].

Третий тест, GKT, один из наиболее используемых тестов в настоящее время, имеет проблемы с формулированием точных вопросов. «Точный вопрос касается специфической черты события, которую очень вероятно заметил бы виновный», кроме того, чрезвычайно важно, чтобы «виновные не только заметили данную черту, но также вспомнили это во время тестирования на полиграфе, которое может иметь место быть по прошествии значительного времени после того события» [1, стр. 19]. Это не всегда возможно из-за особенностей человеческой памяти. Вдобавок, очень сложно сделать так, чтобы значимая информация не была подсказана невиновным испытуемым, что определенно может «подвергнуть их опасности, потому что знание о критических вещах может быть важным для реагирования на них иначе» [1, стр. 93]. Все это делает данный тест, равно как и предыдущий, чрезвычайно уязвимым и чувствительным к любым возможным помехам.

Более того, это, вероятно, не секрет, что «инструмент сам по себе может создавать более интенсивное эмоциональное состояние, которое может объяснить большее количество «фальшивых позитивных ответов», чем «фальшивых негативных» [1, стр. 9]. Хорошо зная, как сложно на самом деле обмануть полиграф, люди могут страшно нервничать и это может быть расценено как доказательство вины в некотором смысле. Хотя все слабые стороны тестов, упомянутые выше, не превращают полиграф в абсолютно бесполезную вещь. Например, «существует всеобщая уверенность, что плохо социализированные личности и психопаты могут обмануть полиграф, потому что они — мастера лжи и ущербны в плане морали и социальной совести» [15, стр. 34], но это не так. Даже если психопаты «менее озабочены, чем нормальные люди, опасностью в целом и наказанием в частности, исследования показывают, что психопаты и непсихопаты одинаково легко уличаются полиграфом» [20, стр. 329]. Пол подозреваемого, раса и темперамент также не имеют значения, а, следовательно, полиграф может быть использован во всех подходящих случаях с учетом существующих ограничений.

Другой, не настолько широко известный как полиграф, метод распознавания лжи — это оценка невербального поведения, основанная на том, что «существует огромное количество физических реакций, которые инстинктивны или глубоко внедрены культурой и не поддаются сознательному контролю» [8, стр. 61]. Обычно «невербальное поведение попадает в одну из трех категорий — эмблемы, выражающие коммуникацию; иллюстраторы, помогающие слушающему лучше понимать вербальную коммуникацию, и адаптеры, которые никак не помогают понять вербальную коммуникацию и зачастую отвлекают от нее внимание» [8, стр. 61-62]. Также, выяснилось, что «три эмоции связаны с ложью — вина, страх и волнение» [18, стр. 34]. Они не могут быть скрыты, когда подозреваемый лжет, и могут быть чрезвычайно полезными в распознавании лжи интервьюером.

Частично это работает. При условии, например, что у интервьюера будет достаточно времени для того, чтобы установить так называемую «поведенческую норму подозреваемого», потому что было доказано множеством полевых и лабораторных исследований, что «типичное поведение лжеца не существует» [18, стр. 24], так что жизненно необходимо иметь что-то в качестве точки отсчета для успешного распознавания

лжи. Кроме того, есть большая разница между реальной ложью и демонстрацией поведенческих признаков лжи, спровоцированных иными факторами нежели чем обман. Одно из самых устойчивых человеческих убеждений таково, что, если человек нервничает во время разговора, прерывает зрительный контакт и делает паузы в речи, это доказывает, что данный индивидуум лжет, хотя, если чье-то поведение выглядит подозрительно, это вовсе не означает, что человек лжет. Для подобного поведения может быть много других причин. Вроде культурных различий или того факта, что «вера человека в то, что он лжет, а в реальности непредумышленно говорит правду, или переживание негативных эмоций также может проявляться в избегании — таком как меньший зрительный контакт или изменение положения тела» [20, стр. 39].

Но, что более интересно, «лжец не будет чувствовать себя виноватым в том случае, если ложь морально оправдана» [20, стр. 44], и если «ложь несложно сфабриковать, то проявление поведенческих подсказок маловероятно» [18, стр. 31]. К тому же, поимка лжецов на профессиональном уровне сама по себе -обоюдоострый меч. «Та сильная уверенность в своих способностях, свойственная всем профессиональным экспертам по лжи, может нанести ущерб делу, над которым они работают, поскольку они могут менее внимательно изучать поведение испытуемого» и это часто приводит к «быстрым решениям, принятым на основании ограниченного объема информации» [18, стр. 76]. Возможно поэтому английский профессор Рей Булл в одной из своих работ выразил довольно пессимистическую точку зрения на перспективы обучения людей распознаванию лжи.

Хотя «люди знают, что мы все смотрим на их лица, когда они говорят» и что «фальшивые выражения лица легко создать» [8, стр. 66], жестко контролирующие свои лица личности забывают контролировать свои тела, по большей части, из-за того, что они не «осведомлены о своем поведении в каждодневных ситуациях» [18, стр. 41], и это их выдает. Как правило, язык тела, или точнее движения рук и кистей, ног и коленей, жесты и позы, всегда куда более прозрачны, чем мимика. Равно как и так называемые «микровыражения», изучаемые американским психологом Полом Экманом, который уверен, что «наблюдение за ними на лице раскрывает ценную информацию о лжи» [6, стр. 113]. Однако они «быстры и могут быть легко пропущены наблюдателем», так что «улавливание микровыражений трудно для нетренированных наблюдателей, но Экман утверждает, что данный навык может быть приобретен в процессе обучения» [18, стр. 40].

Последний известный метод распознавания лжи — «вербальная техника, измеряющая правдивость сделанных заявлений» [18, стр. 103]. Существуют два широко используемых теста для оценки речи -«подтверждение правдивости заявления» (SVA), созданный в Германии для того, чтобы «устанавливать надежность свидетелей детского возраста, дающих показания на судах над сексуальными преступниками» [18, стр. 113], и «научный анализ содержания» (SCAN), созданный израильским офицером полиции и экзаменатором на полиграфе Авионамом Сапиром. Оба теста основаны на так называемой «гипотезе Андойча», которая гласит, что «заявление об актуальном опыте, сделанное по памяти, отличается по содержанию и качеству от заявления, сделанного на основании выдумки или фантазии» [18, стр. 116]. Первый тест состоит из трех элементов — структурированное интервью, анализ контента, основанный на специфических критериях (CBCA), и проверка достоверности. Тем не менее, только письменные заявления могут быть протестированы с помощью теста SCAN.

Технически, SVA тест — самый популярный тест из этих двух и его научная точность была проверена в полевых и лабораторных исследованиях. Тем не менее, у него тоже есть несколько проблем. Во-первых, это — не стандартизированный тест, так как «стандартизированный тест имеет ясные нормативы, которые придают тесту психологического значение» [18, стр. 123]. Во-вторых, тесту недостает теоретического обоснования. В-третьих, тест достаточно субъективен и зависим от интерпретаций оценивающего. В-четвертых, изначально тест предназначен для детей, так что «сложно сказать в каких ситуациях он может применяться» [20, стр. 145], исключая, разумеется, дела о сексуальном насилии. Более того, исследования показали, что CBCA тест «более успешен в уличении правды, чем лжи» и «многие лжецы были расценены оценщиками CBCA как говорящие правду» [18, стр. 136]. Это неудивительно, поскольку SVA тест был создан для подтверждения правды и, кроме того, «правдивые заявления могут быть плохого качества и им может недоставать деталей» [18, стр. 122]. В конечном итоге, почти невозможно проверить «основную реальность» и установить «базовую правду» для подтверждения любых результатов данного теста.

Вдобавок, SCAN тест был создан для того, чтобы выявлять «потенциально лживые данные в письменном заявлении» [17, стр. 2]. Таким образом, принципиально важно учитывать то, что «заявление отражает точку зрения испытуемого» [20, стр. 282]. Заявление может быть транскриптом устного заявления свидетеля, сделанного испытующим во время интервью, но «предпочтительнее, чтобы испытуемые написали свои заявления сами, т.к. это уменьшает риск для заявления быть зараженным точкой зрения испытующего» [20, стр. 282]. Потенциальная точность теста также страдает от недостатка эмпирической поддержки равно как и от недостатка формальной стандартизации, «поскольку анализируя одни и те же заявления лица, использующие SCAN тест, концентрируются на разных критериях» и «в разных заявлениях разные критерии отмечаются как признаки лжи» [20, стр. 290]. Более того, «тест SCAN не пытается установить -лжет ли испытуемый или нет» [17, стр. 3] и это противоречие следует рассматривать как еще одну слабую сторону теста.

В любом случае, SVA тест все еще лучший существующий метод уличить лжеца на основании изменений в его вербальном поведении, потому что «лжецы делают больше негативных заявлений, дают

больше маловероятных и коротких ответов, делают меньше отсылок к себе и подают больше косвенных реплик» [18, стр. 109], и CBCA тест способен выявить все это. В случае со SCAN тестом, он может «применяться при работе с заявлениями свидетелей и подозреваемых любого возраста — как детей, так и взрослых» [20, стр. 282] и имеет отличные перспективы для дальнейшего развития.

В заключение, следует сказать, что все три метода уличения лжи, которые используются в настоящее время во всем мире — физиологический, невербальный и вербальный, имеют свои сильные и слабые стороны. Если физиологический метод уличения лжи сильно страдает от человеческого фактора, то всем вербальным методам недостает стандартизации, теоретического обоснования и эмпирических исследований. Невербальный метод работает лишь частично, поскольку не существует такой вещи как типичное поведение лжеца. Иными словами, не существует научного инструмента, который был бы способен уличить лжеца в любом случае, но есть несколько перспективных методов, которые могут стать таким инструментом в мире, где люди признают, что они лгут в 17% писем, 27% личных коммуникаций с другими людьми и 37% телефонных звонков.

Литература

1. Ben-Shakhar G., & Elaad E. The Guilty Knowledge test (GKT) as an application of psychophysiology: future prospects and obstacles. In M. Kleiner, Handbook of Polygraph Testing. San Diego, San Francisco, New York, Boston London, Sydney, Tokyo, 2002.

2. Ben-Shakhar G. A Critical Review of the Control Questions test (CGT). In M. Kleiner, Handbook of Polygraph Testing. San Diego, San Francisco, New York, Boston, London, Sydney, Tokyo, 2002.

3. BullR. What is the lie-detection test? In Gale, A., The polygraph test: lies, truth and science. London, 1988.

4. Bull R. Can training enhance the detection of deception? In J.C. Yuille, Credibility assessment. Dordrecht, 1989.

5. Ekman P. & Friesen W.V. Nonverbal leakage and clues to deception || Psychiatry, vol. 32(1), 1969.

6. Ekman P. Telling lies: clues to deceit in the marketplace, politics and marriage. New York, 1992.

7. Goffman E. The presentation of self in everyday life. New York, 1959.

8. Gordon N.J. & Fleisher W.L. Effective Interviewing & Interrogation Techniques. San Diego, San Francisco, New York, Boston, London, Sydney, Tokyo, 2002.

9. Hancock J. Digital Deception: When, where, and how people lie online. In K. McKenna, T. Postmes, U. Reips, & A. Joinson, Oxford handbook of Internet psychology. Oxford, 2007.

10. Iacono W.G. The detection of deception. In J.T. Cacioppo, L.G. Tassinary, & G.G. Bernstson, Handbook of psychophysiology (2nd ed.). Cambridge, England, 2000.

11. KitaeffJ. Handbook of Police Psychology. New York, London, 2011.

12. Konkhen G. & Steller M. The evaluation of the credibility of child witness statements in the German procedural system || Issues in Criminological and Legal Psychology, vol. 13, 1988.

13. Milne R. & Bull R. Investigative Interviewing. Psychology and Practice. Chichester, New York, Weinheim, Brisbane, Singapore, Toronto, 1999.

14. Porter S. & ten Brinke L. The truth about lies: What works in detecting high-stakes deception? || Journal of Legal and Criminological Psychology, vol. 15, 2010.

15. Raskin D.C. & Honts C.R. The Comparison Question Test. In M. Kleiner, Handbook of Polygraph Testing. San Diego, San Francisco, New York, Boston London, Sydney, Tokyo, 2002.

16. Sapir A. Scientific Content Analysis (SCAN). Phoenix, Arizona, 1987.

17. Smith N. Reading between the lines: an evaluation of the Scientific Content Analysis technique (SCAN). Home Office, 2001.

18. Vrij A. Detecting Lies and Deceit. The Psychology of Lying and the Implications for Professional Practice. Chichester, New York, Weinheim, Brisbane, Singapore, Toronto, 2000.

19. Vrij A. Why professionals fail to catch liars and how they can improve || Journal of Legal and Criminological Psychology, vol. 9(2), 2004.

20. Vrij A. Detecting Lies and Deceit. Pirfalls and Opportunities (2nd ed.). Chichester, New York, Weinheim, Brisbane, Singapore, Toronto, 2008.

онлайн-система распознает ложь по звучанию голоса – Учительская газета

Российские инженеры разработали онлайн-систему распознавания лжи по звучанию голоса. Она основана на том факте, что обман сопровождается стрессом, который не остаётся незамеченным на физиологическом уровне. Такой облегченный вариант детектора лжи может стать помощником в медицине, правоохранительной деятельности и иных сферах.

Фото: pixabay.com

Система определения лжи получила название RiskControl. Основываясь на том, что необходимость обмана вызывает стресс, RiskControl выявляет его проявления благодаря чувствительной реакции акустической системы: она определяет время ответов, интонацию, что позволяет определить правдивость ответов. В частности, на наличие стресса могут указывать различные факторы: длительность и громкость ответа, его спектральный состав, соответствие спектра частот ответа его семантическому значению.

Совокупность нескольких элементов, которые проанализирует система, позволит вывести обманщика на чистую воду. Главное условие RiskControl заключается в том, что на вопросы можно ответить только «да» или «нет».

Системой уже заинтересовались правоохранительные органы. Как сообщает информационный портал Известия, RiskControl тестировался в органах Федеральной службы исполнения наказания. По официальному заявлению ФСИН, необходимо детальное изучение и дальнейшая научная разработка применения современных технологий. Это одно из перспективных направлений психологической работы с осуждёнными.

Самое интересное, что RiskControl может применяться в любой области. Например, работодателями при приеме на работу, в сделках по бизнесу, и даже в семейной жизни. Ведь это онлайн-система, для использования которой достаточно будет иметь компьютер, ларингофон, чтобы записывать голос, и доступ в Интернет. «Любой будет рад иметь портативное устройство, позволяющее при случае проверить, не обманывает ли партнер по бизнесу, не курит ли сын за школой и не изменяет ли жена», считает эксперт, доцент кафедры общественных наук Санкт-Петербургского политехнического университета Петра Великого Дарья Быльева.

Однако в настоящее время нет достоверных данных о надёжности онлайн-систем выявления лжи. Кроме того, можно столкнуться с проблемами правового и морально- этического характера – в каких случаях использование системы законно, а в каких противоправно, что не позволит массово использовать разработку в повседневной жизни.

Ранее сетевое издание «Учительская газета» сообщало  о создании алгоритма распознавания речи по видео, который можно применять в медицине и других областях, в частности, в правоохранительной деятельности.

Высокотехнологичная детекция лжи — GCN

Технологии прошли долгий путь с тех пор, как в начале 20 го века была изобретена проверка на детекторе лжи. Достижения изменили то, как исследователи используют тесты на детекторе лжи, и самые последние приложения стали цифровыми.

Сегодня методы обнаружения лжи включают в себя искусственный интеллект, машинное обучение, аналитику и биосенсоры, которым даже не нужно прикасаться к рассматриваемому предмету, чтобы получить показания. В то время как результаты полиграфа вызывают некоторые сомнения, эти новые высокотехнологичные методы более надежны, по словам экспертов, их точность превосходит человеческие способности.

Будь то экраны киосков, датчики движения мыши или мониторы движения глаз, технология обнаружения лжи использует все преимущества информационного века. Здесь мы рассмотрим несколько примеров.

АВАТАР на границе

Около шести лет назад Министерство внутренней безопасности профинансировало исследование виртуального пограничного агента под названием «Автоматизированный виртуальный агент для оценки достоверности в режиме реального времени» и провело небольшое тестирование. Помимо оценки правдивости лиц, пересекающих границу, AVATAR можно применять для обработки заявлений о предоставлении гражданства, убежища и статуса беженца, а также для сокращения числа задержек.

Технология использует искусственный интеллект, датчики и биометрические данные для пометки людей на основе движений глаз или изменений голоса, позы и жестов лица. Пользователи смотрят на экран в киоске и разговаривают с виртуальным агентом или киоском, в котором есть датчики, фиксирующие изменения.

«Комплект протестированных датчиков измеряет вокал человека, кинесику, взгляд, черты лица и расширение зрачка для оценки достоверности», — говорится в сообщении DHS. «В отличие от контролеров-людей, которые могут устать или отвлечься, AVATAR предназначен для поддержания постоянной бдительности, чтобы позволить агентам-людям сосредоточиться на путешественниках с высоким уровнем риска и облегчить поток законной торговли и путешествий.«

AVATAR имеет показатель успеха от 60 до 75 процентов», — сказал в прошлом месяце CNBC Аарон Элкинс, разработчик AVATAR и доцент Университета Сан-Диего.

«Как правило, точность людей как судей составляет от 54 до 60 процентов самое большее», — сказал он. «И это в наши лучшие дни. Мы непоследовательны».

В 2012 году DHS протестировал AVATAR в Ногалесе, штат Аризона, где было проведено собеседование с путешественниками-добровольцами в рамках программы Trusted Traveller Program. Канада и Европейский союз также протестировали его.

Определение времени реакции

Тем временем группа итальянских исследователей изучает, можно ли использовать движения компьютерной мыши для обнаружения лжи. Согласно исследованию, идея основана на том факте, что когда люди лгут, они реагируют медленнее. С этой целью исследователи изучили память, основанную на времени реакции.

«Использование мыши для записи ответов имеет ряд преимуществ по сравнению с использованием клавиатуры», — говорится в документе. «В то время как нажатие кнопки может позволить записывать только [время реакции], запись мыши позволяет собирать несколько показателей, включая, помимо прочего, RT (например, время реакции).г., скорость, ускорение и траектория).

Исследователи проверили свою теорию, разделив 40 испытуемых на две группы и попросив их ответить на вопросы об их личности — например, имени, дате и месте рождения — с помощью онлайн-формы. Они сказали одной группе говорить правду, а другой — лгать, используя ложную информацию, предоставленную исследователями. Они также добавили неожиданные вопросы, такие как «Является ли Флоренция столицей региона вашего рождения?» Эти непредвиденные вопросы заставили респондентов из группы лжецов дольше отвечать, поскольку они думали о своей поддельной личности.Задача состояла в том, чтобы обнаружить такое колебание, и исследователи это сделали.

«Неожиданные вопросы могут быть встроены в тест проверки личности, чтобы с высокой точностью идентифицировать обманщиков», — обнаружили исследователи. «Лжецам трудно быстро и без ошибок отвечать на неожиданные вопросы. Их неуверенность улавливается динамикой мышей, поскольку их моторное поведение отклоняется от идеальной траектории рассказчика правды».

Лживые глаза

Три кандидата в конгресс от Калифорнии прошли тест на детекторе лжи, предназначенный для политических кандидатов, согласно релизу Converus.Технология EyeDetect компании может обнаружить обман за 30 минут, анализируя непроизвольное поведение глаз, такое как расширение зрачка и частота моргания.

Тестовые вопросы включали вопросы о незаконном использовании средств избирательной кампании, взяточничестве и связях с террористическими организациями. В конце ответы и измерения загружались на облачный сервер, где алгоритмы определяли, был ли собеседник правдив.

«В отличие от полиграфа, во время теста EyeDetect к испытуемому не подключаются кабели или датчики», — говорится в сообщении.«Поскольку тест «истина/ложь» автоматизирован, а результаты определяются компьютерным алгоритмом, Converus говорит, что администратор теста EyeDetect не может манипулировать результатами теста или показывать предвзятость, что дает всем испытуемым одинаковый опыт».

Мошенники

Десять полицейских в испанских городах Мурсия и Малага год назад расправились со страховым мошенничеством, проанализировав показания самопровозглашенных жертв, данные офицерам об ограблениях. Алгоритм в программном обеспечении помог офицерам выявить ложных заявителей.Инструмент оказался настолько успешным — за одну неделю было выявлено 31 и 49 правонарушений в двух регионах соответственно — что, согласно журналу Nature, он внедряется на национальном уровне.

«В этом случае алгоритм выявил подозрительные формулировки (на основе тренировочного набора утверждений, которые, как известно, являются истинными и ложными) и оставил на усмотрение полиции допрос подозреваемых и получение от них признательных показаний», — говорится в статье. «Окончательное решение принял человек, а не компьютер».

Обман и раскрытие: использование технологий при оценке достоверности свидетелей | Международный арбитраж

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок.Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. При посещении сайта учреждения используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением.Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Вход с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения.Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

Профессор права видит нелегкий путь для признания технологии обнаружения лжи EyeDetect в суде

  1. Дом
  2. Ежедневные новости
  3. Профессор права видит подъем в гору для поступления…

Технология

Профессор права видит нелегкий путь для признания технологии обнаружения лжи EyeDetect в суде

Дебра Кассенс Вайс

Говорят, что новая технология определения правды под названием EyeDetect является более точной, чем детектор лжи, но, по словам одного профессора права, перспективы ее широкого признания в суде неутешительны.

По данным Washington Post,

EyeDetect использует цифровую камеру для измерения таких факторов, как расширение зрачка и скорость движения глаз, чтобы определить, лжет ли человек в ответ на вопросы.

В статье описаны два дела, в которых подсудимые добивались признания результатов испытаний.

Обвиняемый в Таосе, штат Нью-Мексико, Джон Раэль, получил проходной балл по тесту на обнаружение лжи EyeDetect, допущенный к делу в 2018 году по обвинению в изнасиловании 14-летней девочки.Пять из 12 присяжных проголосовали за оправдательный приговор, и было объявлено неправильное судебное разбирательство.

Другой подсудимый, Джеррод Баум, попросил судью признать результаты его экзамена EyeDetect вместе с проверкой на детекторе лжи в ожидании судебного разбирательства по обвинению в убийстве двух молодых людей в Юте и сбросе их тел в шахту. Fox 13 ответила на запрос в апреле.

Лори Левенсон, профессор юридического факультета Университета Лойола Мэримаунт в Лос-Анджелесе, сообщила Washington Post, что она обеспокоена тем, что технология может быть использована для оправдания виновных.

«Говорить правду должны люди, а не машины», — заявила она.

Левенсон сомневается, что эта технология будет широко принята судами.

«Практически в любом суде это будет непростым делом, особенно после фиаско с детектором лжи», — сказала она.

Согласно Washington Post, в большинстве штатов результаты полиграфа не используются в качестве доказательства, хотя в Нью-Мексико слабее.

EyeDetect производится компанией Converus, штат Юта. Его точность была определена путем задавания вопросов испытуемым, некоторые из которых совершили смоделированное преступление в виде мелкой кражи наличных денег.Выводы компании: уровень точности составляет от 83% до 87%.

«Это примерно то же, что и полиграф в своих тестах, — сообщает Washington Post, — хотя полиграф может отбросить до 10% пограничных результатов как «неубедительные», в то время как EyeDetect выдает результат по каждому тесту, оставляя его процент точности выше».

Converus также говорит, что, поскольку тест автоматизирован, он исключает возможность предвзятости со стороны человека, которая может повлиять на результаты полиграфа.

Кларк Фрешман, профессор юридического колледжа Гастингса Калифорнийского университета в Сан-Франциско, сказал, что, возможно, полезно полагаться на EyeDetect, но не слишком полагаться на него.

«Люди могут даже хуже, чем подбрасывание монеты, определить, лжет ли кто-то. Поэтому, если вы получаете лучшие результаты — даже если они точны всего на 70 или 80 % — чем если бы вы их не использовали, и в целом они свободны от предвзятости, я не понимаю, почему вы не сделали бы это частью общей картины, — сказал первокурсник.

Wired также рассказал об этой технологии в декабре 2018 года.

Новая технология обнаружения лжи слишком похожа на научное чтение мыслей, считает специалист по этике

Стэнфордский отчет, 3 мая 2006 г.

Компании планируют начать продажу услуг фМРТ к концу года, но без регулирования полезность метода не нужно доказывать

Эмили Саарман

Хэнк Грили

У многих фраза «обнаружение лжи», вероятно, вызывает в памяти изображение полиграфа и пугающий допрос в стиле кино, возможно, с субъектом, который умело «обыграл полиграф».Но специалист по этике и профессор права Хэнк Грили сказал, что этот образ вот-вот изменится.

Последние достижения в области неврологии обещают вывести технологию обнаружения лжи далеко за пределы общеизвестно ненадежного полиграфа и в область, которая, по словам Грили, имеет жуткое сходство с научным чтением мыслей.

Грили, декан Ф. и Кейт Эдельман Джонсон, профессор права, обсудили свои опасения по поводу новой технологии обнаружения лжи на семинаре в кампусе «Наука, технологии и общество» 14 апреля.Грили сказал, что он воодушевлен потенциалом улучшения обнаружения лжи, но обеспокоен тем, что это может привести к нарушению конфиденциальности личности и множеству юридических проблем, особенно если методы окажутся ненадежными.

«Если будет использоваться ненадежное обнаружение лжи, жизнь людей будет испорчена», — сказал Грили. «Я думаю, что с нашей стороны безумие позволять использовать эти технологии для обнаружения лжи до тех пор, пока у нас не будет четких, надежных, рецензируемых исследований, показывающих, насколько хорошо они работают».

Во время семинара Грили обсудил пять новых методов обнаружения лжи.К ним относятся электроэнцефалограммы (ЭЭГ), которые измеряют мозговые волны с помощью электродов, прикрепленных к голове субъекта, и утверждают, что обнаруживают закономерности, связанные с конкретными мозговыми процессами, включая распознавание сцены или человека. В другом методе используются микровыражения лица, выражения лица, длящиеся всего доли секунды, которые можно запечатлеть на пленке, чтобы выявить невидимые иначе эмоции или реакции. Метод тепловидения, утверждающий, что область вокруг глаз нагревается, когда человек лжет, пытается выявить обман путем измерения температуры области вокруг глаз.Наконец, Грили сказал, что в двух разных методах используются изображения активности мозга, чтобы выделить характерные для лжи мозговые паттерны. Лазерная спектроскопия ближнего инфракрасного диапазона пропускает невидимый инфракрасный свет через череп и отражает его от мозга, чтобы выявить активность на поверхности мозга. А функциональная магнитно-резонансная томография, или фМРТ, использует мощные магниты для построения карты активности всего мозга.

По словам Грили, наиболее многообещающим из этих методов является фМРТ, который измеряет использование кислорода во всем мозге.Активные части мозга используют больше кислорода, чем неактивные части, поэтому фМРТ может точно определить, какие части мозга работают в любой момент времени.

Несколько небольших научных исследований показали, что ложь активирует другие части мозга, чем правда, сказал Грили. Субъекты, которые лгали, активировали больший процент своего мозга, а также различные области, чем испытуемые, которые говорили правду.

Хотя Грили сказал, что, по его мнению, технология фМРТ обладает огромным потенциалом для обнаружения лжи, он сказал, что предстоит еще много работы, прежде чем можно будет доверять результатам этих тестов.По его словам, на сегодняшний день во всех исследованиях по обнаружению лжи с помощью фМРТ использовалось лишь небольшое количество испытуемых, которых просили солгать о простых вещах, таких как идентичность игральной карты в их руке. Как эти результаты будут подтверждены в реальных жизненных обстоятельствах с различными субъектами разных рас, возрастов и психических состояний, еще предстоит увидеть. «Обман — это не очень четкая и определенная вещь, — сказал Грили. «Мы знаем, что люди могут помнить то, чего никогда не было. Как это проявляется в тесте на обнаружение лжи с помощью фМРТ?»

Но компании, которые надеются получить прибыль от новых методов обнаружения лжи, не так осторожны.Две частные коммерческие компании — No Lie MRI Inc. из Ла-Хойи, Калифорния, и Cephos Corp. из Пепперелла, Массачусетс — планируют к концу года начать продавать услуги по обнаружению лжи на основе фМРТ. Грили предупредил, что, поскольку нет правил, регулирующих технологию обнаружения лжи, они могут продавать услуги по обнаружению лжи, даже не доказав, насколько хорошо они работают.

Поначалу технология, скорее всего, будет использоваться только по запросу человека, который хочет укрепить свой авторитет с помощью теста на детекцию лжи.Но Грили предсказал, что со временем новые методы обнаружения лжи найдут применение в гражданских и уголовных расследованиях и даже могут быть рассмотрены в судебных процессах.

Чтобы проиллюстрировать опасность, которую представляет неточное обнаружение лжи, Грили описал сценарий, в котором человека арестовывают за нападение, а неэффективный детектор лжи показывает, что человек лжет, когда он или она отрицает обвинения. «Возможно, дело против вас довольно слабое, но окружной прокурор и полиция все равно решают продолжить, потому что они настолько ложно уверены в этом тесте на детекторе лжи», — сказал Грили.«В конечном итоге вы предстанете перед судом, может быть, вас осудят, а может, и отправят в тюрьму. Это было бы довольно серьезно».

Помимо этих опасений, Грили сказал, что есть этические причины относиться к новой технологии с осторожностью. «Даже если доказано, что он безопасен и эффективен, нам необходимо принять решение о том, когда его можно использовать и кем», — сказал он. «Раньше нам никогда не приходилось сталкиваться с этими проблемами, потому что полиграф никогда не был достаточно надежным, чтобы суды относились к нему серьезно».

В настоящее время сотрудники защищены от проверок на предмет лжи, проводимых их работодателями в соответствии с федеральным законом о защите сотрудников на полиграфе от 1988 года.Но, по словам Грили, нет законов, контролирующих использование детекции лжи учебными заведениями, родителями, друзьями или супругами. Как и любой родитель подростка, Грили сказал, что хотел бы знать, куда на самом деле ушел его сын прошлой ночью, но он не уверен, что использование детектора лжи для поиска ответа будет этичным.

«Я думаю, что важно рассмотреть весь этот набор вопросов о том, когда мы считаем оправданным вторжение в чью-то личную жизнь», — сказал Грили.

Эмили Саарман — стажер-писатель Стэнфордской службы новостей.

Будущее сканирования мозга детектирования лжи

Детекция лжи с использованием технологии сканирования мозга

 

 

Мощные инструменты обнаружения лжи могут когда-нибудь превзойти точность детектора лжи и навсегда изменить то, как подозреваемых осуждают и освобождают.

Представьте, подозреваемому читают слова, связанные с преступлением, пока сканируют его мозг. Компьютер анализирует данные и информирует следователя, если в памяти подозреваемого есть информация о преступлении, которую может знать только преступник.Подозреваемому даже не нужно было бы говорить, чтобы эксперт знал, обладает ли субъект исключительными знаниями о преступлении. Виновные могут быть точно установлены, а невиновные освобождены.

Это не научная фантастика. Технологии и знания, позволяющие сканировать ваш мозг на предмет правды, уже существуют, и они быстро совершенствуются. Сегодня, используя современные технологии, правительство может с точностью до 90% знать, является ли человек, которого они держат под стражей, шпионом. И это доступно для общественности.Выяснить, что произошло в Вегасе, теперь так же просто, как заставить супруга лечь на кушетку для осмотра. (подсказка: скажите им, что это массажный стол.)

Я надеюсь, что когда эта технология появится, она будет предложена в качестве выбора, как и наши нынешние методы обнаружения лжи, чтобы обвиняемый был оправдан, и результаты никогда не раскрываются присяжным.

Как технология сканирования мозга изменит общество и наши правовые системы? Ясно, что общественные дебаты о надлежащем использовании технологий обнаружения лжи необходимы, чтобы вызвать опасения по поводу их преждевременного и ненадлежащего использования.

 


 

Статьи и веб-сайты о распознавании лжи

Я ежедневно ищу в Интернете новые статьи со всего мира, которые интересуют меня или, я думаю, заинтересуют вас. Я надеюсь, что это сэкономит вам время или поможет студентам с их заданиями. В списке самые последние, начиная с 2005 года.


ИИ и будущее обнаружения лжи

В фильмах часто шутят о желании заглянуть в чужой мозг, быть уверенными в том, что то, что они говорят, описывает то, что они чувствуют, что то, что они чувствуют, описывает то, что они будут делать и что они будут делать демонстрирует, что все значит для них.Конечно, все мы знаем, что мир не так опрятен, и можно стать жертвой поиска совета в Интернете. Что происходит, когда такие советы еще больше укореняются в волне новых доступных, но плохо изученных данных?

Что произойдет, например, когда эти новые данные будут использоваться в процессе найма, а кандидаты будут отсеиваться программным обеспечением, предназначенным для оценки того, солгали ли они во время собеседования и о чем именно? Что произойдет, когда один и тот же процесс будет использоваться для отбора школ, отбора присяжных и других видов собеседований или когда результаты будут переданы потенциальным работодателям.По мере роста числа таких потенциальных сценариев возникает вопрос, который мы должны задать: когда наше сердцебиение является частной информацией?

Является ли само знание о наших внутренних реакциях частным, просто потому, что до сих пор только небольшая часть проницательных людей могла сказать, что происходит? Сообщества часто организуются по пути наименьшего сопротивления, создавая новый разрыв между теми, кто понимает и может ориентироваться в этой новой цифровой записи, и теми, кто не может.

Представьте себе терапевтов, активно записывающих когнитивный диссонанс, новостные передачи, определяющие в режиме реального времени, верит ли гость тому, что они говорят, компании, переосмысливающие интервью с активным анализом лица, быстрые допросы службы безопасности на границе.Расширяющийся диапазон сенсоров отталкивает нас от постправды к эпохе пост-лжи, или, скорее, к концу нашего комфорта от того, как мы сейчас лжем. Как и во всем, преимущества не будут ощущаться одинаково.

Мы могли бы даже представить эволюцию обнаружения лжи, движущуюся к интерфейсам мозг-компьютер, где право человека на неприкосновенность частной жизни должно обсуждаться в свете того, когда мы можем считать наши мысли личными.

В залах суда, если мы можем достоверно определить разницу между реакцией во время лжи и во время правды, имеют ли свидетели право хранить эту информацию в тайне? Должны ли все свидетельства даваться в условиях абсолютной анонимности? Исследователи из Университета Мэриленда разработали DARE, механизм анализа и рассуждений лжи, который, как они ожидают, будет всего через несколько лет от почти идеального выявления лжи.

Как же нам относиться к 5-й поправке к конституции США, как относиться к праву не свидетельствовать против себя? С появлением этих технологий, возможно, должна измениться сама природа зала суда. Полиграф на стенде свидетелям не дают не зря: это ненадежно — но мало что может помешать кому-то с портативной системой аналитики рассказать о своих жизненно важных показателях или проанализировать видеопоток на расстоянии, а результаты опубликовать для суда общественности мнение.Как наше прошлое поведение должно быть записано и понято?

Будущее обнаружения лжи на рабочем месте

Большинству руководителей и в голову не придет подключить коллегу, подчиненного или делового партнера к детектору лжи. Проверить ссылки? Конечно. Google или Bing их? Конечно. Приобретать FICO и/или их D&B? Возможно. Но развертывание инструментов и технологий, специально предназначенных для проверки их достоверности? Это кажется слишком.

Это не так. По правде говоря, «виртуальная полиграфия» становится «новой нормой» в борьбе с нечестностью и обманом на рабочем месте.Позор Берни Мэдоффа и непрекращающийся жилищный кризис, усугубляемый «ссудами лжецов» и «подписями роботов», создали бизнес-среду, в которой добросовестность сосредоточена не только на финансах. Аудит электронных таблиц — это хорошо; способность одитировать характер и приверженность еще лучше. «Доверяй, но проверяй» превратилось из дипломатического клише в императив на рабочем месте. Больше людей будут более честными… или что-то еще.

Как отмечалось в предыдущем посте, программное обеспечение для обнаружения плагиата, используемое колледжами, уже проникает на предприятия.Рост LinkedIn и других профессиональных социальных сетей увеличивает риски для кандидатов на работу, которые хотят раздуть свои резюме и CV. Работники с белыми воротничками и синими подвергаются большему наблюдению на рабочем месте. Магазины приложений и Android теперь предлагают — разумеется, только в развлекательных целях — «анализаторы стресса голоса» в режиме реального времени, позволяющие понять, говорит ли человек, с которым вы разговариваете, правду, всю правду и ничего кроме правды. Новые технологии способствуют большей прозрачности.

Что еще более провокационно, продолжающийся взрыв социальных и психологических исследований посылает алгоритмические ударные волны в корпоративные сети, управляющие межличностным взаимодействием и обменом информацией. Алгоритмы обнаружения мошенничества того же типа, которые выявляют мошенничество с кредитными картами и спам, переназначаются для выявления других форм искажения фактов и обмана. То же самое программное обеспечение «механизма рекомендаций», которое идентифицирует общие модели «нравится» и «не нравится», может быть столь же надежно изменено, чтобы помечать сопоставимые модели «точности» и «неточности».Спрос — если не необходимость — на такие анализы явно есть. Я сам был в комнате, где люди, просматривающие видеозапись деловой презентации в Skype, отмечали, как неловко и нечестно ведущий выглядел на экране. Если бы они могли проверить достоверность этого выступления с помощью «видеоанализатора», команда сделала бы это в одно мгновение. Люди все чаще нуждаются в аналитической поддержке для решения своих внутренних проблем.

Но настоящая революция происходит не в большей прозрачности LinkedIn здесь и статистической значимости алгоритма «обнаружения лжи» там; это их связь, слияние и агрегация.Верификация становится мультимодальной. Мультимодальная проверка обеспечивает большую личную достоверность. Другими словами, объединение этих технологий в сеть создает сдерживающий фактор для нечестности. Шансы резко возрастают, что обманщики будут сбиты с толку своими искажениями и манерами.

Устранит ли это Понзиса, Мэдоффа, негодяев, занимающихся субстандартной ипотекой, и мошенников, подписывающих роботов? Конечно, нет. Но расчеты затрат и выгод и усилия, которые должны учитывать лжецы и мошенники, должны резко возрасти.Не менее важно и то, что всепроникающая полиграфия создает новые институциональные ожидания. Организации, которые не отслеживают и не анализируют своих сотрудников и цепочки поставок с помощью этих инструментов, справедливо будут считаться менее безопасными, надежными и заслуживающими доверия, чем другие.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.