Уровни памяти в психологии: Уровни памяти. Основы общей психологии

Содержание

Уровни памяти. Основы общей психологии

Уровни памяти

В отношении разных проявлений и видов памяти можно установить некоторую генетическую последовательность их возникновения. Узнавание — во всяком случае, в онтогенезе — генетически предшествует свободному воспроизведению представлений, выделенному из восприятий. Точно так же моторная память предшествует памяти на образы и мысли; по несомненным данным целого ряда исследований, привычки или элементарные навыки имеются уже на очень ранних ступенях филогенетического ряда, на которых о памяти на мысли не может быть и речи. Однако установление такой генетической последовательности ни в коем случае не должно быть истолковано так, будто генетически более ранняя форма в дальнейшем остается процессом более низкого уровня (узнавание, например, будто бы есть процесс более низкого уровня, чем репродукция, или моторная память — процесс более низкого уровня, чем аффективная, образная и логическая память). Отдельные стороны и виды памяти существ, поднявшихся на высшую ступень развития, не застывают на предшествующих ступенях развития, на которых они впервые возникли. По мере того как человек в процессе развития поднимается на высшую ступень, на высшую ступень поднимается каждая сторона и каждая разновидность его памяти, хотя, конечно, они могут функционировать у него и на низших уровнях; эти последние тоже сохраняются. Узнавание, которое сначала является лишь элементарной адекватной реакцией на привычный раздражитель (см. выше), в своих высших проявлениях превращается в познавательный акт отожествления — в акт мышления. Несмотря на генетически раннее происхождение, оно поднимается у человека до уровня высших проявлений сознания. Точно так же и моторная память может реализоваться на разных уровнях. Начинаясь с очень элементарных реакций, автоматически воспроизводящихся при однородных раздражителях, в своих высших формах она проявляется в виде очень сложных навыков, требующих для своего образования сложной умственной работы, понимания принципа или метода действия и сознательной воли. О таких навыках меньше всего можно говорить, что они продукт низшей ступени или низшего уровня памяти. Таким образом, на основании того, что тот или иной вид памяти в своих элементарных проявлениях является генетически более ранним образованием, никак нельзя относить его к более низкому уровню или низшей ступени.

Именно такую концепцию развил в последнее время П.П.Блонский. Он различает 4 генетические ступени памяти, а именно: 1) моторную, 2) аффективную, 3) образную (по преимуществу зрительную) и 4) вербальную память. В нашем понимании моторная, аффективная, образная и вербальная память — виды памяти. При этом мы не определили бы высший вид памяти как вербальную память. За вербальной формой скрывается смысловое содержание, и именно этим прежде всего охарактеризовали бы мы специфически человеческую память — как смысловую память, память мысли в вербальной (словесной) форме. На основании того, что в фило— и онтогенезе все эти виды памяти появляются один вслед за другим в вышеуказанной последовательности, Блонский ошибочно рассматривает их как различные ступени, или уровни, памяти.

В основе отожествления видов памяти с генетическими ее ступенями лежит ошибочная концепция развития психики. Предполагается, что на одной ступени память будто бы определяется эмоциями, на другой — только образами, на третьей — речью и мышлением, тем самым эмоции относятся к одной ступени развития, образы — к другой, к третьей — речь и мышление, оторванные от эмоций и чувственного содержания образов. Высшая ступень лишь внешне надстраивается над предшествующими низшими; последние не перестраиваются и не включаются в высшую. Самые ступени в результате оказываются сугубо абстрактными конструкциями, не зависимыми от общего развития личности, внешне наслаивающимися друг на друга в процессе саморазвития памяти.

В действительности развитие психики заключается в развитии всех функций, и каждая из них перестраивается в связи с развитием всех сторон психики (так как все ее проявления взаимопроникают друг в друга). Эмоции на более высокой ступени интеллекту ализируются и от примитивных аффектов — явлений «низшего уровня» — переходят в высшие чувства; мысли приобретают эмоционально насыщенный характер. В психике конкретного живого человека все находится в соприкосновении, движении, взаимопроникновении. Одни и те же функции и одни и те же виды памяти функционируют на разных уровнях. Поэтому их нельзя отожествлять с уровнями памяти и закреплять их за тем низшим уровнем, на котором они впервые возникли.

В основе теории Блонского лежит неправильная общая концепция развития, не учитывается то, что возникновение новой ступени развития означает не просто надстройку ее над предшествующими ступенями, а перестройку последних.

Отличая уровни памяти от ее видов, мы в качестве основных уровней памяти можем выделить следующие: 1) элементарные процессы, когда воспроизведенные данные прошлого опыта не осознаются в своем отношении к прошлому как их воспроизведение (эти процессы протекают как «стихийные», «самотеком», помимо всякого сознательного регулирования), и 2) такое воспроизведение прошлого опыта, которое осознается как его воспроизведение. На основе такого осознания впервые становится возможным сознательное регулирование процессов памяти, перестройка основных «мнемических» функций в сознательно регулируемые операции: переход от непосредственного непроизвольного

запечатленияк сознательному запоминанию и к организованному заучиваниюи от непроизвольного всплывания представлений к сознательному припоминаниютого, что нужно для настоящего.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

14. Общее представление о памяти. Виды памяти. Процессы памяти.

Память — это прежде всего накопление, закрепление, сохранение и последующее воспроизведение человеком своего опыта, то есть всего, что с ним произошло. Существует четыре главных процесса. Первый —

запечатление (анализ и идентификация различных характеристик поступающей информации, ее кодирование). Второй — хранение (организация и удержание информации). Забывание — исчезновение из памяти. Эти два процесса, противоположные по характеру, представляют разные характеристики одного процесса. Забывание дает возможность мозгу избавляться от избыточной информации. Сохранение — это борьба с забыванием нужного, полезного. Третий — воспроизведение, непроизвольное или произвольное (процесс появления в сознании ранее воспринятых мыслей). Это основная функция памяти, дает человеку возможность использовать данные своего опыта.
Формы воспроизведения:
узнавание; воспоминание ; припоминание.

В основе памяти лежат ассоциации. Предметы или явления, связанные в действительности, связываются и в памяти человека. Встретившись с одним из этих предметов, мы можем по ассоциации вспомнить другой, связанный с ним. Запомнить что-то значит связать запоминание с уже известным, образо­вать ассоциацию. Различают два рода ассоциаций: простые и сложные. К простым относят три вида ассоциаций: по смежности, по сходству и по контрасту.

Существуют сложные ассоциации — смысловые. В них связываются два явления, которые и в действительности постоянно связаны (причина и следствие, и т.п.). Эти ассоциации являются основой наших знаний.

ВИДЫ ПАМЯТИ

По длительности хранения информации:

1)Долговременная

2)Оперативная

3)Кратковременная

В соответствии с типом запоминаемого материала выделяют четыре вида памяти. Генетически первичной считают двигательную память, то есть способность запоминать и воспроизводить систему двигательных операций. Затем формируется образная память, то есть возможность сохранять и в дальнейшем использовать данные нашего восприятия. В зависимости от того, какой анализатор принимал наибольшее участие в формировании образа, можно говорить о

пяти подвидах образной памяти: зрительной, слуховой, осязательной, обонятельной и вкусовой. Психика человека ориентирована прежде всего на зрительную и слуховую память.

Практически одновременно с двигательной формируется эмоциональная память — запечатление пережитых нами чувств, собственных эмоциональных состояний и аффектом. Высшим видом памяти, присущим только человеку, считается словесно-логическая память. С ее помощью образуется информационная база человеческого интеллекта, осуществляется большинство мыслительных действий (чтение, счет). Семантическая память как продукт культуры включает в себя формы мышления, способы познания и анализа, основные грамматические правила родного языка.

По степени волевого процесса:

непроизвольную и произвольную память.

Эффективность произвольной памяти зависит:

1. От целей запоминания.

2. От приемов заучивания. Приемы заучивания:

а) механическое дословное многократное повторение ;

б) логический пересказ;

в) образные приемы запоминания;

г) мнемотехнические приемы запоминания.

УРОВНИ ПАМЯТИ

Существует несколько уровней памяти, различающихся по тому, как долго на каждом из них может сохраняться информация. 1 уровень — непосредственный или сенсорный тип памяти. Ее системы удерживают точные и полные данные о том, как воспринимается мир нашими органами чувств на уровне рецепторов. Длительность сохранения данных 0,1-0,5 секунд. Если полученная на первом уровне информация привлечет внимание высших отделов мозга, она будет храниться еще около 20 секунд.

Это второй уровенькратковременная память (КП). КП ограничена по объему, при однократном предъявлении в КП помещается в среднем 7 + 2. Это магическая формула памяти человека, т. е. в среднем с одного раза человек может запомнить от 5 до 9 слов, цифр, чисел, фигур, картинок, кусков информации. КП поддается сознательной регуляции, может контролироваться человеком. КП позволяет человеку перерабатывать большой объем информации, не перегружая мозг, благодаря тому, что она отсеивает все ненужное и оставляет потенциально полезное, необходимое для решения актуальных проблем (оперативная память).

И только делая сознательные усилия, вновь и вновь повторяя материал, содержащийся в КП, его можно удержать на неопределенно долгое время. Долговременная память (ДП) обеспечивает длительное сохранение информации. Ее емкость и длительность в принципе безграничны. Бывает двух типов: 1) ДП с сознательным доступом; 2) ДП закрытая.

Оперативная память — вид памяти, проявляющийся в ходе выполнения определенной деятельности, обслуживающий эту деятельность благодаря сохранению информации, поступающей как из КП, так и из ДП, необходимой для выполнения текущей деятельности.

Промежуточная память — обеспечивает сохранение информации в течение нескольких часов, накапливает информацию в течение дня, а время ночного сна отводится организмом для очищения промежуточной памяти и категоризации информации, накопленной за прошедший день переводом ее в долговременную память. По окончании сна промежуточная память опять готова к приему новой информации.

Сергей Леонидович Рубинштейн


 

 

 

 

Рубинштейн, С. Л. = Основы общей психологии – Издательство: Питер, 2002 г., 720 стр. 

-1

   


 

 

 

   

 

 

 

 

 

Сергей Леонидович Рубинштейн 

 

Основы общей психологии 

 

(изд. 2-е, 1946 г.) 

 

 

 

 

Серия: Мастера психологии 

Издательство: Питер, 2002 г. 

Твердый переплет, 720 стр. 

ISBN   5-314-00016-4 

Тираж: 5000 экз. 

Формат: 70×100/16 

 

Представлено  критическое  обобщение  достижений  советской  и  мировой 

психологической науки на середину XX века. Данная книга — один из основных 

учебников  по  общей  психологии  в  России,  остающаяся  таковым  уже  более 

полувека.  Это  последнее  «авторское»  издание  данного  учебника;  последующие 

издания (3-е 1989 года, 4-е 1998 года), — под  редакцией  учеников  С.  Л. 

Рубинштейна, — являются,  хотя  и  частично  дополненными  его  более  поздними 

работами  и  комментариями  составителей,  но  значительно  сокращёнными 

(причём,  некоторые  изменения  оригинального  текста  не  помечены)  и  как 

полноценные  учебники  по  общей  психологии  не  позиционируются.  Книга 

рассчитана  на  преподавателей  и  аспирантов  психологии  и  педагогики,  а  также 

студентов высших педагогических учебных заведений и университетов. 



 

 

 

 

Рубинштейн, С. Л. = Основы общей психологии – Издательство: Питер, 2002 г., 720 стр. 

2-

-2

Электронное оглавление 

 

Электронное оглавление ………………………………………………………………………………… 2 

Иллюстрации ………………………………………………………………………………………………….. 9 

Содержание …………………………………………………………………………………………………… 11 

Предисловие к 1-му изданию ………………………………………………………………………… 16 

Предисловие ко 2-му изданию ………………………………………………………………………. 18 

Часть I …………………………………………………………………………………………………………… 19 

Глава I. Предмет психологии ……………………………………………………………………………….. 19

 

Природа психического………………………………………………………………………………………………………..19

 

Психика и сознание ……………………………………………………………………………………………………….25

 

Психика и деятельность ……………………………………………………………………………………………..28

 

Психофизическая проблема……………………………………………………………………………………………31

 

Предмет и задачи психологии как науки…………………………………………………………………………36

 

Отрасли психологии …………………………………………………………………………………………………..41

 

Глава II. Методы психологии……………………………………………………………………………….. 43

 

Методика и методология………………………………………………………………………………………………..43

 

Методы психологии……………………………………………………………………………………………………….43

 

Наблюдение…………………………………………………………………………………………………………………..47

 

Самонаблюдение………………………………………………………………………………………………………..47

 

Объективное наблюдение …………………………………………………………………………………………..50

 

Экспериментальный метод …………………………………………………………………………………………….54

 

Другие методы психологического исследования …………………………………………………………….57

 

Глава III. История психологии …………………………………………………………………………….. 63

 

История развития западной психологии ………………………………………………………………………………63

 

Психология в древнем мире (древняя Греция) ………………………………………………………………..63

 

Психология в средние века (до эпохи Возрождения)……………………………………………………….65

 

Психология в эпоху Возрождения ………………………………………………………………………………….66

 

Психология в XVII—XVIII вв. и первой половине XIX в. ……………………………………………….66

 

Оформление психологии как экспериментальной науки………………………………………………….72

 

Кризис методологических основ психологии ………………………………………………………………….75

 

История развития психологии в СССР…………………………………………………………………………………89

 

История русской научной психологии ……………………………………………………………………………89

 

Советская психология ………………………………………………………………………………………………….100

 

Часть II………………………………………………………………………………………………………… 107 

Глава IV. Проблема развития в психологии ………………………………………………………. 107

 

Развитие психики и поведения ………………………………………………………………………………….115

 

Основные этапы развития поведения и психики…………………………………………………………………119

 

Проблема инстинкта, навыка и интеллекта……………………………………………………………………119

 

Инстинкты ……………………………………………………………………………………………………………….119

 

Индивидуально-изменчивые формы поведения. Навыки ……………………………………………124

 

Типическая кривая образования навыка по Э. Л. Торндайку ………………………………..130

 

Интеллект ………………………………………………………………………………………………………………..132

 

Общие выводы …………………………………………………………………………………………………………135

 

Глава V. Развитие поведения и психики животных …………………………………………… 141

 

Поведение низших организмов …………………………………………………………………………………….141

 

Развитие нервной системы у животных ………………………………………………………………………..142

 

Диффузная нервная система медузы………………………………………………………………….142

 

Цепочечная нервная система дождевого червя…………………………………………………..143

 

Узловая нервная система пчелы…………………………………………………………………………144

 

Развитие конечного мозга у позвоночных (по Эддингеру)……………………………………145

 

I — полушария головного мозга; II — промежуточный мозг; III — средний мозг; IV 

— задний мозг; V — продолговатый мозг …………………………………………………………..146

 

Образ жизни и психика ………………………………………………………………………………………………..147

 

Опыты Н. Н. Ладыгиной-Котс ………………………………………………………………………….149

 

Схема расположения нитей в опытах В. Келера ………………………………………………..151

 

Опыты над «Рафаэлем» (лаборатория Л. А. Орбели в Колтушах) ……………………..152

 

Глава VI. Сознание человека ……………………………………………………………………………… 154

 


Янко Слава 

(Библиотека 

Fort/Da

) || 


http://yanko.lib.ru

 || 


[email protected]

 

Рубинштейн, С. Л. = Основы общей психологии – Издательство: Питер, 2002 г., 720 стр. 

3-

-3

Историческое развитие сознания у человека………………………………………………………………………154

 

Проблема антропогенеза………………………………………………………………………………………………154

 

Питекантроп. Вид спереди и сбоку (реконструкция). Выполнена по рисункам и 

указаниям А. П. Быстрова и К. М. Казанского (из книги Ефименко «Первобытное 

общество»)……………………………………………………………………………………………………….157

 

Синантроп. Реконструкция М. Н. Герасимова (Гос. Антропологический музей, 

Москва) …………………………………………………………………………………………………………….158

 

Неандерталец. Реконструкция М. Н. Герасимова (Гос. Антропологический музей, 

Москва) …………………………………………………………………………………………………………….159

 

Кроманьонец. Реконструкция М. Н. Герасимова (Гос. Антропологический музей, 

Москва) …………………………………………………………………………………………………………….160

 

Сознание и мозг …………………………………………………………………………………………………………..161

 

А — мозг медведя, В — оранга и С — человека……………………………………………………161

 

Наружная поверхность левого полушария головного мозга и мозжечка (по Рауберу)

……………………………………………………………………………………………………………….………..163

 

Центры на наружной поверхности головного мозга (по Раубер-Копшу). 

Штриховкой точками обозначены сенсорные центры, вертикальными чёрточками 

— двигательные центры……………………………………………………………………………………164

 

Центры на внутренней поверхности головного мозга (по Раубер-Копшу) …………..164

 

Слой нервных клеток и нервных пучков в коре большого мозга человека ……………..166

 

Ареальная карта по К. Бродману. Наружная поверхность …………………………………167

 

Ареальная карта по К. Бродману. Внутренняя поверхность ……………………………….167

 

Физиология высшей нервной деятельности……………………………………………………………….171

 

Развитие сознания………………………………………………………………………………………………………..172

 

Развитие сознания у ребёнка …………………………………………………………………………………….178

 

Развитие и обучение………………………………………………………………………………………………………….178

 

Биогенетическая проблема …………………………………………………………………………………………..183

 

Развитие нервной системы ребёнка ………………………………………………………………………………189

 

Развитие сознания ребёнка …………………………………………………………………………………………..191

 

Часть III ………………………………………………………………………………………………………. 199 

Введение………………………………………………………………………………………………………………. 199

 

Глава VII. Ощущение и восприятие …………………………………………………………………… 211

 

I. Ощущение………………………………………………………………………………………………………… 211

 

Рецепторы……………………………………………………………………………………………………………………212

 

Элементы психофизики…………………………………………………………………………………………….214

 

Психофизиологические закономерности……………………………………………………………………217

 

Классификация ощущений …………………………………………………………………………………………..219

 

Органические ощущения…………………………………………………………………………………………………..223

 

Статические и кинестетические ощущения………………………………………………………………………..228

 

Статические ощущения………………………………………………………………………………………………..228

 

Кинестетические ощущения …………………………………………………………………………………………228

 

Кожная чувствительность………………………………………………………………………………………………….229

 

а) Боль …………………………………………………………………………………………………………………………231

 

б) Температурные ощущения ……………………………………………………………………………………….232

 

в) Прикосновение, давление …………………………………………………………………………………………233

 

Осязание…………………………………………………………………………………………………………………………..234

 

Скульптура слепорождённого, изображающая отчаяние (по Г. Ревешу) ……………236

 

Скульптура слепого «Беседа» (по Г. Ревешу) ……………………………………………………..236

 

«Рыбак и рыбка». Скульптура Ардальона К., 20 лет (ослеп около 2 лет)…………….237

 

«Руслан и Людмила». Скульптура Ардальона К. …………………………………………………237

 

«Тройка». Скульптура Ардальона К. ………………………………………………………………….237

 

Обонятельные и вкусовые ощущения ………………………………………………………………………………..238

 

Обонятельные ощущения……………………………………………………………………………………………..238

 

Вкусовые ощущения…………………………………………………………………………………………………….239

 

Слуховые ощущения…………………………………………………………………………………………………………241

 

Строение уха…………………………………………………………………………………………………….242

 

Кортиев орган…………………………………………………………………………………………………..244

 

Локализация звука ……………………………………………………………………………………………………….250

 

Теория слуха………………………………………………………………………………………………………………..252

 

Восприятие речи и музыки …………………………………………………………………………………………..255

 

Зрительные ощущения………………………………………………………………………………………………………258

 

Строение и функция глаза…………………………………………………………………………………………….259

 


Янко Слава 

(Библиотека 

Fort/Da

) || 


http://yanko.lib.ru

 || 


[email protected]

 

Рубинштейн, С. Л. = Основы общей психологии – Издательство: Питер, 2002 г., 720 стр. 

4-

-4

Схематический разрез глаза………………………………………………………………………………259

 

Схема зрительных путей и центров…………………………………………………………………..260

 

Строение сетчатки глаза………………………………………………………………………………….261

 

Ощущение цвета ………………………………………………………………………………………………………….263

 

Смешение цветов ……………………………………………………………………………………………………..264

 

Психо-физиологические закономерности ………………………………………………………………….265

 

Теория цветоощущения………………………………………………………………………………………………..269

 

Схематическое изображение теории Г. Гельмгольца …………………………………………269

 

Психофизическое действие цветов ……………………………………………………………………………….271

 

Восприятие цвета…………………………………………………………………………………………………………271

 

Фотоснимок белой статуэтки на чёрном бархатном фоне ……………………………….273

 

Одинаково освещённые головы двух статуэток (левая — белая, правая — тёмная)

……………………………………………………………………………………………………………….………..274

 

Различно освещённые головы тех же статуэток ………………………………………………274

 

II. Восприятие……………………………………………………………………………………………………… 275

 

Общая теория……………………………………………………………………………………………………………………275

 

Природа восприятия …………………………………………………………………………………………………….275

 

Расположение подравниваемых цветов (по Фуксу) …………………………………………….278

 

Оптические иллюзии………………………………………………………………………………………….279

 

Оптические иллюзии………………………………………………………………………………………….279

 

Иллюзии параллельных линий……………………………………………………………………………..280

 

Иллюзия деформации прямой …………………………………………………………………………….280

 

Иллюзия деформации круга………………………………………………………………………………..280

 

«Фигура» и «фон» (по Рубину)……………………………………………………………………………283

 

Константность восприятия …………………………………………………………………………………………..283

 

Осмысленность восприятия………………………………………………………………………………………….285

 

Историчность восприятия…………………………………………………………………………………………….288

 

Восприятие и направленность личности ……………………………………………………………………….289

 

Восприятие пространства ………………………………………………………………………………………………….290

 

Восприятие величины ………………………………………………………………………………………………….295

 

Восприятие формы ………………………………………………………………………………………………………295

 

Восприятие движения ……………………………………………………………………………………………………….297

 

Памятник маршалу Нею (скульптура Рюда)………………………………………………………298

 

Скачка в Инсоме (картина Жерико)…………………………………………………………………..299

 

Рисунок с греческой вазы …………………………………………………………………………………..299

 

Восприятие времени …………………………………………………………………………………………………………301

 

Развитие восприятий у детей …………………………………………………………………………………………….307

 

Сенсорное развитие ребёнка…………………………………………………………………………………………307

 

Развитие восприятия пространства у детей……………………………………………………………………309

 

Восприятие формы у детей ……………………………………………………………………………………….310

 

Зеркальное письмо. Независимость формы от положения …………………………………312

 

Восприятие времени у детей…………………………………………………………………………………………313

 

Развитие восприятия и наблюдения у детей ………………………………………………………………….314

 




Достарыңызбен бөлісу:

Уровни переработки информации

 

Накопленные экспериментальные данные не позволяли интерпретировать резуль­таты работы мнемической системы, исходя только из характеристик сигнала (его мо­дальности и длительности переработки). В методологии психологической науки про­изошел коренной перелом после того, как в 1972 г. Крэйк и Локхарт разработали новый подход к пониманию сущности процесса переработки информации. Они пред­ложили выделить уровни обработки информации. Каждый стимул может обрабаты­ваться на разных уровнях: начиная с перцептивного и заканчивая более глубоким абстрактным. Оказалось, что некоторые виды памяти соответствуют разным уров­ням обработки информации. На каждом из уровней может использоваться тот или иной код (зрительный, слуховой), однако характер переработки информации опре­деляется не только кодом поступающей информации, но и сочетанием кода с уров­нем переработки.

Предполагается, что слуховой код является предпочтительным для хранения ин­формации в сверхкратковременной памяти. В экспериментах (проведенных на анг­лийской выборке) визуально предъявлялись буквы для опознания. Показано, что ошибки происходят из-за слухового перепутывания, а не зрительного, например буква Е из-за сходства произношения перепутывается с буквой С). В зрительной кратковре­менной памяти информация подвержена более всего пространственной интерферен­ции, на основании чего некоторые авторы делают вывод, что доминирующим кодом кратковременной памяти является пространственный.

При переходе в долговременную память происходит перекодирование информа­ции в вербально-символический код. Но до настоящего времени нет определенности относительно того, как происходит перекодирование (континуально или дискретно) и что из себя представляет семантический код. Одни авторы отождествляют семан­тический код с вербально-символическим, другие описывают семантический код как амодальный.



 

 

Сенсорный уровень. В 1961 г. Сперлинг провел эксперименты, направленные на определение объема зрительной кратковременной памяти. Он предъявлял испытуе­мым матрицу 3х3 или 3 х 4, в каждой клетке которой была написана буква. Время экспозиции равнялось 100 мс. Через некоторый интервал (который варьировал и со­ставлял 0, 300, 700 мс, 1 и 4с) испытуемому подавался звуковой сигнал, отличаю­щийся по высоте тона (низкий, средний, высокий), и испытуемый должен был воспроизвести буквы в той строке, которая соответствует высоте звукового сигнала. Было выявлено 2 феномена. Во-первых, объем кратковременной памяти превышает 7 единиц и составляет 9-12. Во-вторых, время отсрочки является критическим фак­тором для удержания зрительной информации: начиная с 700 мс процент воспроиз­ведения снижается от 100 % до 20 %. Эта память получила название иконической (см. схему на рис. 12-2). Аткинсон называет этот вид памяти сенсорным регистром. В сен­сорном регистре, по мнению Аткинсона, зрительный стимул «оставляет более или менее фотографический след», и затем информация в результате сканирования пере­ходит в кратковременное хранилище. Близкие результаты относительно «фотогра­фического хранения» в первые моменты переработки информации получили в 1967 г. Эриксон и Коллинз. Они последовательно предъявляли испытуемым два набора неструктурированных точек, которые при наложении создавали слово VOH. Авторы выявили критические границы интервала между предъявлением двух стимулов, не­обходимого для их объединения в образ (от 0 до 50 мс).

В звуковой модальности существует сенсорная память, аналогичная иконической. У. Найссер ввел в 1967 г. понятие «эхоическая память». Как и в случае с иконической памятью, эхоическую можно рассматривать как проявление инертности сенсорного регистра.

В 1971 г. Петерсон и Джонсон сравнили кривые воспроизведения в зрительном и слуховом кодах. Они предъявляли испытуемым последовательность из четырех букв (визуально или акустически) и для предотвращения повторения просили повторять цифры от одного до девяти. На рис. 12-3 показана зависимость воспроизведения от времени предъявления в зрительном и слуховом кодах.

Результаты свидетельствуют, что слуховой код имеет преимущество по сравне­нию со зрительным при небольших отсрочках воспроизведения после получения ин­формации (от 3 до 5 с). Если отсрочка превышает 10 с, то преимущество имеет ин­формация, которая имеет зрительный код.

В экспериментах Краудера было показано, что в слуховой памяти не распознают­ся согласные, а только гласные: испытуемые путали (слышали как тождественные) слоги bа, da, ga, но отчетливо различали слоги bа, bi, bou. На этом основании авторы выделили дополнительный блок, который назвали «докатегориальным акустическим регистром».

Дополнительное подтверждение тому, что сначала происходит докатегориальная переработка слуховых сигналов, было получено в экспериментах Балота с соавтора­ми (1986). Испытуемому последовательно произносили вслух серию цифр, которые он должен был вспомнить после того, как будет подан специальный сигнал. В каче­стве сигнала служил звуковой тон или слово «go». Результаты припоминания свиде­тельствуют, что в последнем случае имела место интерференция. Однако если слово «go» произносилось иным голосом (по сравнению с голосом экспериментатора, зачи­тывающего цифры), то интерференция была меньше. Окончательно разница между «интерференцией голосов» исчезала после 20 с отсрочки. Предполагается, что интер­ферирующее влияние сенсорной информации, сходной по «перцептивной специфи­ке» с информацией сигнала, снижается по мере увеличения времени отсрочки (от 2-3 и до 20 с). Для объяснения полученного феномена было введено понятие «модально-специфическая кратковременная память».

Лексический и образный уровень. Зрительная и слуховая информация объеди­няются на следующем уровне переработки и образуют код, который называется лек­сическим. Мортон (1970) высказал предположение, что работа этого модуля обслу­живается системой логогенов, структур, специализированных для переработки слов. В этом коде (или в лексической памяти) происходит интеграция фонологических и орфографических характеристик слова, включая моторные компоненты артикуляции каждого слова. Поэтому узнавание и переработка слов с помощью данного модуля не зависят от сенсорного формата входа.

Особый раздел представляют работы, связанные с функционированием образно­го кода и образной памяти. Результаты многих из этих работ нельзя строго приуро­чить к одному из выделенных ранее уровней или модулей: к сенсорному регистру, оперативной, кратковременной или долговременной памяти. Большинство авторов соглашается с тем, что образная информация имеет две формы хранения: первая свя­зана с долговременной памятью и составляет основу наших общих знаний о мире, вторая поддерживает процесс манипулирования текущими образами и может быть отнесена к оперативной памяти.

Существуют экспериментальные доказательства функционирования образного кода. Бэддли называет этот модуль переработки кратковременной образной памятью и предполагает, что существует три независимых механизма, лежащих в ее основе: память на паттерны, память на буквы и память на слова.

В экспериментах Филипса и Бэддли (1971) испытуемым предъявляли матрицу 4х4 или 5 х 5, в которых половина клеток была заштрихована. Через разные интервалы времени (от 0,3 до 9 с) испытуемым предъявляли другую матрицу и просили ска­зать, являются ли матрицы тождественными. Было показано, что по мере возраста­ния сложности матриц и величины отсрочки снижается продуктивность правильных опознаний. Однако в том случае, если матрицы предъявлялись на одном и том же месте, обнаруженная закономерная связь между сложностью и ответом исчезала. Бэддли выдвигает гипотезу, что в выполнении данной задачи принимают участие два мнемических компонента: один, «быстрый», отвечающий за пространственную лока­лизацию, и второй, более устойчивый к отсрочке, «основанный скорее на паттерне, чем локализации».

 

 

Это объяснение согласуется с современными представлениями о существовании двух систем переработки информации, получивших название «где?» и «что?». В ис­следованиях Б. М. Величковского по микрогенезу восприятия было показано, что «выделение глобального пространственного каркаса видимой сцены предшествует операциям, специфицирующим внутреннюю структуру сцены и отдельных объек­тов». Косслин с соавторами (1990) предложил модель, в которой постулируется су­ществование двух систем репрезентации знаний: модальной (названной зрительным буфером) и амодальной («ассоциативная память», где хранятся описания объектов вместе с их названиями). Через зрительный буфер поступает ограниченное количе­ство информации в виде грубого описания «паттерна». Происходит независимая пе­реработка информации о качестве объекта («что?») и его локализации («где?»). Эти два вида информации поступают в ассоциативную память, где происходит сличение с имеющимися образцами. Если результат сличения не позволяет идентифицировать объект, то посредством «окна внимания» происходит регулировка поиска в блоке зри­тельного буфера.

 

Память и организация знаний

 

Ле Ни (1988) ввел понятие «репрезентация», с помощью которого удалось зафик­сировать одновременно структурную стабильность и динамичность знаний. Он раз­личал репрезентации-типы и временные репрезентации. Первые составляют основу наших знаний о мире и имеют пропозициональную структуру. Вторые представляют собой формы, в которых проявляется знание применительно к данной ситуации. Сходную классификацию предлагает Ришар (1992): он различает собственно знания и текущие репрезентации. Последние являются частью долговременной памяти и отвечают за отражение ситуации применительно к выполняемой деятельности.

Модульные модели памяти не в состоянии ответить на вопрос, почему некоторые знания актуализируются быстро и без труда, тогда как другие знания требуют для своей актуализации усилий, не всегда приводящих к желаемому результату (фено­мен «вертится на кончике языка»). Была высказана идея, что работа памяти не может быть адекватно описана с помощью статичных модулей, так как знания перерабаты­ваются и актуализируются в соответствии с целями, стоящими перед индивидом.

В организации восприятия участвует моторная память, или перцептивные автоматизмы. В экспериментах не только на зрительной, но и слуховой модальности вы­явлено много фактов так называемой предперцептивной подготовки, основанной на построении новых моторных команд, смысл которых состоит в настройке работаю­щего сенсорного органа на оптимальное восприятие.

Пространственная память может быть рассмотрена в качестве отдельного модуля, включающего два компонента: знание о соотносительном порядке между объектами и знание об их абсолютном расположении. Наиболее отчетливо взаимозависимость абсолютных и соотносительных компонентов пространственной памяти проявляется в ситуациях пространственной ориентации. Проведено огромное число исследований, имеющих примерно единую схему: испытуемому предлагается реальное расположе­ние объектов или карта местности и требуется по памяти восстановить простран­ственную организацию объектов (регистрируется время и точность выполнения за­дания).

Например, в 1935 г. Н. Ф. Шемякин описал два вида пространственных репрезен­таций: карты-пути (в которых сохраняются топологические свойства пространства) и карты-обозрения (в которых сохраняются метрические свойства). Автор показал, что в ходе онтогенеза сначала осваиваются карты-пути, а потом — карты-обозрения. В многочисленных экспериментах было продемонстрировано, что по мере приобре­тения опыта происходит постепенный переход от карты-пути к карте-обозрению.

В современной экспериментальной психологии широко используется парадигма запечатления. Под запечатлением понимают облегчающее (или мешающее) воздей­ствие, которое оказывает запечатляющий стимул на последующую переработку тес­тового стимула. Эти формы запечатления получили название положительного или отрицательного фактора. В качестве критериев эффекта запечатления используются изменения в латентном времени ответа или изменение стратегии выполнения тесто­вого задания. Сам процесс запечатления интерпретируется как косвенный индика­тор того, как происходит переработка информации и какова структура знаний, хра­нящихся в памяти. Известно несколько видов запечатления, в зависимости от того, к какому уровню была адресована запечатляющая задача: выделяют фонологическое, лексическое и семантическое запечатление.

При фонологическом запечатлении переработка одних слов облегчает называние других, близких по звучанию. При лексическом запечатлении происходит иррадиа­ция облегчающего влияния на лексически близкие слова, например принадлежащие к одним грамматическим формам. Семантическое запечатление выражается в факте влияния семантического контекста на переработку информации, близкой по смыслу.

При работе с вербальным материалом эффект семантического запечатления про­является при выполнении следующих тестовых задач: идентификация слов, свободные ассоциации, узнавание слов, завершение слов по фрагменту. На образном материале эффект запечатления обнаружен при выполнении задач визуализации («представьте себе…»), подбора зрительного примера к вербальному высказыванию, идентифика­ции изображений, классификации объектов и др.

Мы рассмотрели два уровня переработки информации и соответствующие им мо­дули памяти. Самый глубокий уровень — концептуальный — «обслуживается» пре­имущественно семантическим кодом. Предполагается, что именно семантический код лежит в основе памяти и организует структуру знаний, однако он принимает участие и в работе всех вышеперечисленных модулей.

В экспериментальной психологии получены многочисленные свидетельства того, что семантический код видоизменяет работу модулей сенсорно-модальной и крат­ковременной памяти. Например, данные Шульмана говорят о том, что в кратковре­менной памяти кодируются и семантические признаки. Автор показал, что происходит перепутывание слов на основе их синонимичности, т. е. в кратковременной памяти происходит семантическая переработка. Результаты экспериментов на селективность внимания свидетельствуют, что игнорируемые сигналы семантически перерабаты­ваются: это, в частности, побудило к пересмотру моделей ранней селекции в пользу моделей поздней селекции.

Одни авторы полагают, что существует единый формат хранения для всех знаний. В развитие такой точки зрения строятся всевозможные модели, которые призваны объяснить, каким образом сущностно одинаковые единицы знания приводят к построе­нию различных по объему и характеру концептов. Сторонники множественных мо­делей репрезентации исходят из того, что имеется несколько различных форматов хранения, объясняющих многообразие наших знаний. Существует класс теорий, в которых постулируются две формы репрезентации, принципиально несводимые друг к другу. Наибольшее распространение получила дихотомия пропозициональной и аналоговой форм.

Функционирование знаний. Ришар (1998), исследуя природу функционирования знаний, обратил внимание на то, что одни и те же концептуальные знания изменяются в зависимости от того, стоит ли перед испытуемым задача понимания смысла текста или формирования программы действий (автор называет последнее партикуляриза­цией). Поэтому он предлагает при анализе репрезентаций использовать следующую схему.

Концептуальные репрезентации конституируют наше знание о мире и выражают­ся при помощи предикативных структур языка. Образные репрезентации отражают пространственные характеристики: формы объектов, их относительный размер и по­ложения, их ориентации. Репрезентации, связанные с действием, — это наше знание о действиях. В последнем можно выделить два аспекта: семантический аспект позво­ляет понять значение действия и выражается посредством языка. Второй аспект не­посредственно связан с исполнением действия, направляет и контролирует его. Пер­вые два типа репрезентаций могут быть отнесены к декларативным знаниям, третий — к процедурным.

Впервые деление на процедурную и декларативную память было описано Кохеном в терминах «знать что» и «знать как». Исследователи обратили внимание, что некоторые больные амнезией имели трудности в припоминании и узнавании, но мог­ли выполнять довольно сложные когнитивные задачи. Затем это деление на процедурное и декларативное знание получило экспериментальное подтверждение в экс­периментах на здоровых испытуемых.

Предполагается, что процедурное знание направляется автоматизмами, мало осо­знается и трудно вербализуется. Для актуализации декларативного знания требуется осознание, и оно чувствительно к аттенционным нагрузкам. Оба вида знания участ­вуют в процессе когнитивной переработки. Декларативное знание может переходить в процедурное по мере его автоматизации. По мнению Хигби, этот же переход мы наблюдаем в процессе обучения мнемоникам: сначала любая мнемоника является дек­ларативным знанием, а по мере ее упрочения и автоматизации — процедурным.

Какой бы ни была форма репрезентации знаний в долговременной памяти, эти знания необходимо должны быть субъектно ориентированными. Даже беглый обзор мнемотехник позволяет сделать вывод, что та или иная стратегия запоминания и при­поминания предполагает знание субъекта о своих мнемических возможностях и уме­ние отделить средство и результат запоминания.

В самом общем виде можно выделить два подхода к пониманию соотношения этих двух типов репрезентаций: либо они интерпретируются как проявление работы еди­ного механизма (монистическая точка зрения), либо для их объяснения вводится два (или несколько) механизмов.

В 1962 г. Тульвинг разделил долговременную память на эпизодическую и семан­тическую. Первая имеет темпоральные отметки, относится к специфическим эпизо­дам, местам и событиям, вторая построена по типу тезауруса. Из-за того, что эпизо­дическая память привязана к событиям, она подвержена сильным искажениям, если ее содержание осталось не включенным в семантическую память.

В 1976 г. Робинсон ввел понятие «автобиографическая память». Эта память пред­ставляет собой сложные ментальные репрезентации сцен и категорий, имеющих лич­ное отношение к индивиду. Автобиографическая память является частью эпизоди­ческой памяти.

Нигро и Райссер (1988) обнаружили, что человек может припоминать события о собственных переживаниях, либо принимая позицию стороннего наблюдателя, либо помещая себя внутрь сцены. Содержание припоминания дается с разных точек зре­ния: в первом случае испытуемый парит над сценой, во втором — находится в ней.

Память о своей памяти называется метапамятью. Это понятие было введено Шнейдером как знание о процессах, относящихся к памяти. Бёринг с соавторами (1987) разработал опросник, позволяющий осуществлять шкальные оценки метапамяти. На основании анализа развития метапамяти в процессе онтогенеза авторы делают вы­вод, что с возрастом улучшается знание об эффективных стратегиях индивидуально­го запоминания и особенно об условиях их применения.

Вопросы для повторения

1. Каковы основные мнемические процессы, формы и виды памяти?

2. Что такое имплицитная и эксплицитная память?

3. Что такое эффект первичности и недавности?

4. Каковы коды сенсорной, кратковременной и долговременной памяти?

5. Что такое образный код и образная память; как происходит запоминание и ориентация в пространстве?

6. Что такое эффект запечатления и какие существуют виды запечатления?

7. Что такое семантическая память и как она связана с кодами и уровнями переработки?

8. Что такое прототип и как он участвует в процессе познания?

9. Как соотносятся процедурная и декларативная память, эпизодическая и семантическая память?

10. Что такое автобиографическая память и метапамять?

Рекомендуемая литература

Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения / Под. ред. Ю. М. Забродина. — М.: Прогресс,1980. — 528с.

Бернштейн Н. А. Физиология движений и активность / Под ред. О. Г. Газенко. — М.: Наука. 1990. — 494 с. — (Классики науки).

Бреденкамп Ю. Связь различных инвариантных гипотез в области психологии памяти // Психологиче­ский журнал. — 1995. — Т. 16. — № 3. — С. 74-81.

Величковский Б. М. Современная когнитивная психология. — М.: Изд-во МГУ, 1982. — 336 с.

Гордеева Н. Д. Экспериментальная психология исполнительного действия. — М.; Тривола, 1995. — 321 с.

Зинченко П. И. Непроизвольное запоминание. — М.: Прогресс, 1961. — 562 с.

Исследования памяти / АН СССР, Ин-т психологии; Под ред. Корж Н. Н. — М.: Наука, 1990. — 215 с.

Леонтьев А. Н. Проблемы развития психики. — М.: Изд-во МГУ, 1972. — 575 с.

Ляудис В. Я. Память в процессе развития. — М.: Изд-во МГУ, 1976. — 255 с.

Ментальная репрезентация: динамика и структура / РАН; Под ред. Е. А. Андреевой, В. И. Белопольского, И. В. Блинникова. — М.: Институт психологии РАН, 1997. — 319 с.

Ошанин Д. А. Концепция оперативного отражения в инженерной и общей психологии // Инженерная психология. Теория, методология, практическое применение: Сб. стат. — М.: Наука, 1977. — 256 с. — С. 134-148.

Ришар Ж.-Фр. Ментальная активность: Понимание, рассуждение, нахождение решений / РАН, Ин-т психологии; Дом наук о человеке (Франция). — М.: Институт психологии РАН, 1998. — 232 с.

Смирнов А. А. Проблемы психологии памяти — М.: Просвещение, 1966. — 275 с. Солсо Р. Л. Когнитивная психология. — М.: Тривола, 1996. — 598 с.

Шемякин Ф. Н. Ориентация в пространстве // Психологическая наука в СССР: Сборник статей: В 2 т. Т 1 / АПН РСФСР. — М.: АПН РСФСР, 1959. — 599 с. — С. 140-192.

Экспериментальная психология: Сб. стат. / Ред.-сост. П. Фресс, Ж. Пиаже.; Общ. ред. А. Н. Леонтьева. — Вып. 4. — М.: Прогресс, 1973. — 343 с.

 

 


Психология памяти — презентация онлайн

1. Психология Тема: «Психология памяти»

Лекция № 6
Ковалев В.Н. – к.п.н.,
доцент кафедры психологии

2. План

1. Сущность и роль памяти, ее связь с
другими когнитивными процессами.
2. Уровни средств хранения памяти.
3. Виды, формы и процессы памяти.

3. Литература

1. Аллахвердов В.М., Богданова С.И. Психология:
учебник / ред. А. А. Крылов. — М.: Проспект, 2005.
2. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. СПб.: Питер, 2016.
3. Маклаков А.Г. Общая психология. — М.: Академия, 2007.
4. Немов Р.С. Психология. В 3-х т. – Ростов-наДону: Феникс, 2003.
.

4. Память — когнитивный процесс, который представляет собой систему узнавания, запоминания, сохранения, восстановления и забывания

Память — когнитивный процесс, который
представляет собой систему узнавания,
запоминания, сохранения, восстановления и
забывания приобретенного опыта.
Запоминание, сохранение и последующее
воспроизведение личностью её опыта и
составляет сущность процесса памяти.
Основное предназначение памяти –
актуализировать прошлый опыт для
выработки решений возникающих проблем.
Память – это отражение действительности,
проявляющееся в сохранении и воспроизведении
следов прошлого опыта.

5. РОЛЬ ПАМЯТИ

Посредством памяти человек реагирует
на сигналы и ситуации, которые перестали
непосредственно действовать на него.
Память осуществляет связь между прошлым
состоянием психики, настоящим и будущим
Память делает возможным накопление
впечатлений об окружающем мире, служит
основой приобретения знаний, навыков и
умений.

6. Память – основа всего сознания. Она связана с другими когнитивными процессами.

Память – основа всего сознания. Она связана
с другими когнитивными процессами.
Процессы восприятия дают нам представление
о мире как о пространстве, заполненном
отдельными предметами, имеющими форму,
объем и определенную фактуру.
Ощущения придают этим объектам качественные
особенности, такие как цвет, вкус, запах, тяжесть
и др.
Мышление, обобщая воспринятое, разворачивает
панораму жизненного пространства, расширяет его
за пределы видимого, позволяет предвидеть.

7. Уровни средств  хранения информации:

Уровни средств хранения
информации:
физический;
— биологический;
— физиологический;
— психологический.

На физическом уровне информация сохраняется за счет структурных преобразований,
осуществляемых с физическими телами – это
«внешняя» память человека (узелки на память,
записная книжка и т.д.).
На биологическом уровне с целью сохранения
информации происходят преобразования
биологических структур, например молекул
ДНК, РНК и др. (в т.ч. генетическая память).

9.   На физиологическом уровне информация хранится и преобразуется на основе динамичных физиоло-гических процессов, которые

На физиологическом уровне информация хранится
и преобразуется на основе динамичных физиологических процессов, которые отличаются от биологических своим функциональным характером, т.е.
включенностью в текущие информационные процессы и относительной кратковременностью.
На психологическом уровне происходят
качественные преобразования информации,
ее организация и хранение, которые основываются на преобразовании смысловых
структур, т.е. значимости для субъекта тех
происходящих изменений, которые ему
доступны.

10. ВИДЫ ПАМЯТИ

По характеру запоминаемого материала
наиболее развитыми у человека являются
— зрительная,
— слуховая,
— осязательная,
— обонятельная память.

11. ВИДЫ ПАМЯТИ

Эмоциональная;
Образная;
Двигательная;
Словесно-логическая.

12. По длительности хранения информации в памяти выделяют:

1) мгновенную, с временем хранения
не более 1,5 сек.;
2) кратковременную, с временем
хранения не более 30 сек.;
3) долговременную память,
позволяющую хранить материал
постоянно.

13.  Формы кратковременной памяти

Формы кратковременной памяти
Сенсорная;
Иконическая;
Эхоическая;
Буферная.

14. Процессы памяти

— запоминание,
— хранение и забывание,
— воспроизведение.
Запоминание — мнемический
процесс, посредством которого
происходит селективный отбор
поступающей информации для
последующего воспроизведения и включение ее в уже
существующую систему ассоциативных связей.
Хранение означает наличие
информации, что не всегда
связано с ее доступностью
для сознания
(оно может храниться в бессознательном).
Забывание – неоднородный процесс, он может
принимать самые разнообразные формы.
Человек не может вспомнить то, что происходило с ним в раннем детстве, потому что
до овладения речью он не мог передать на
хранение в символической форме то, что
воспринял в форме образной
(но известны и феномены).
Забывание — мнемический
процесс, который заключается в
потере возможности воспроизвести или узнать то, что было усвоено. Заключается в прерывании
доступа к запомненному ранее
материалу.
Воспроизведение хранящегося в ДВП
материала заключается в переводе его из
ДВП в КВП, т.е. в его актуализации в сознании.
Воспроизведение зависит от процессов
запоминания и забывания, но имеет и свои
особенности и механизмы.
Воспроизведение — мнемический процесс,
в котором происходит актуализация ранее
сформированного психологического содержания (мысли, образы, чувства, движения).

20. Виды воспроизведения:

— непроизвольное (свободное)
воспроизведение, когда прошлое
содержание актуализируется без
специальной задачи,
— произвольное воспроизведение,
обусловленное реализацией
особой задачи.

21. Воспроизведение может выступать в трех формах:

– узнавания,
— припоминания,
— воспоминания.

22. Узнавание — опознание уже известного, объекта, который находится в центре актуального восприятия. Этот процесс основан на

сличении воспринимаемых
признаков с соответствующими следами памяти,
которые выступают в качестве эталонов опознавательных признаков воспринимаемого предмета.
Виды узнавания:
индивидуальное узнавание предмета, как
повторное восприятие именно данного
предмета,
родовое узнавание предмета, когда вновь
воспринимаемый предмет может быть
отнесен к какому–то классу предметов.
Припоминание – сложный процесс
памяти, который представляет
собой поиск требуемого материала
в долговременной памяти.
Различают эпизодическую и
семантическую память.
Проспективная память — память на
намерения когда кроме запоминания самой
информации, требуется запомнить и время,
когда она должны быть затребована, когда
забыв само намерение вспомнить, индивид,
тем не менее, может вспомнить эту информацию по требованию извне. Проснуться в нужное
время.
Деятельность проспективной памяти
обусловлена использованием тех или иных
стратегий сканирования.
Противопоставляется ретроспективной
памяти, основанной на прошлом опыте
(память на содержание).

25. СПАСИБО ЗА ВНИМАНИЕ !

Основные процессы и механизмы памяти

Память, как и любой другой познавательный психический процесс, обладает определенными характеристиками. Основными характеристиками памяти являются: объем, быстрота запечатления, точность воспроизведения, длительность сохранения, готовность к использованию сохраненной информации.

Объем памяти – это важнейшая интегральная характеристика памяти, которая характеризует возможности запоминания и сохранения информации. Говоря об объеме памяти, в качестве показателя используют количество запомненных единиц информации.

Быстрота воспроизведения характеризует способность человека использовать в практической деятельности имеющуюся у него информацию. Как правило, встречаясь с необходимостью решить какую-либо задачу или проблему, человек обращается к информации, которая хранится в памяти.

Точность воспроизведения. Эта характеристика отражает способность человека точно сохранять, а самое главное – точно воспроизводить запечатленную в памяти информацию. В процессе сохранения в памяти часть информации утрачивается, а часть – искажается, и при воспроизведении этой информации человек может допускать ошибки. Поэтому точность воспроизведения является весьма значимой характеристикой памяти.

Длительность – это характеристика памяти, отражающая способность человека удерживать определенное время необходимую информацию.

Очень часто на практике можно столкнуться с тем, что человек запомнил необходимую информацию, но не может ее сохранить в течение необходимого времени. Например, человек готовится к экзамену. Запоминает одну учебную тему, а когда начинает учить следующую, то вдруг обнаруживает, что не помнит то, что учил перед этим. Иногда бывает по-другому. Человек запомнил всю необходимую информацию, но когда потребовалось ее воспроизвести, то он не смог этого сделать. Однако спустя некоторое время он с удивлением отмечает, что помнит все, что сумел выучить. В данном случае можно говорить о другой характеристике памяти – готовности воспроизвести запечатленную в памяти информацию.

Память как сложный психический процесс объединяет целый ряд психических процессов (такие, как запоминание, сохранение информации, воспроизведение запомненной информации, забывание и т.д.).

Запоминание – это процесс запечатления и последующего сохранения воспринятой информации. По степени активности протекания этого процесса принято выделять два вида запоминания: непреднамеренное (или непроизвольное) и преднамеренное (или произвольное).

Непреднамеренное запоминание – это запоминание без заранее поставленной цели, без использования каких-либо приемов и проявления волевых усилий. Это простое запечатление того, что воздействовало на человека и сохранило некоторый след от возбуждения в коре головного мозга.

В отличие от непроизвольного запоминания произвольное (или преднамеренное) запоминание, характеризуются тем, что человек ставит перед собой определенную цель – запомнить некую информацию – и использует специальные приемы запоминания. Произвольное запоминание представляет собой особую и сложную умственную деятельность, подчиненную задаче запомнить. Кроме того, произвольное запоминание включает разнообразные действия, выполняемые для того, чтобы лучше достичь поставленной цели. К таким действиям, или способам запоминания материала, относится заучивание, суть которого заключается в многократном повторении учебного материала до полного и безошибочного его запоминания.

Главная особенность преднамеренного запоминания – это проявление волевых усилий в виде постановки задачи на запоминание. Многократное повторение позволяет надежно и прочно запомнить материал, во много раз превышающий объем индивидуальной кратковременной памяти. Такая деятельность, направленная на запоминание, а затем и воспроизведение удержанного материала, называется мнемической деятельностью.

Мнемическая деятельность представляет собой специфически человеческий феномен, ибо только у человека запоминание становится специальной задачей, а заучивание материала, сохранение его в памяти и припоминание – специальной формой сознательной деятельности. При этом человек должен четко отделить тот материал, который ему было предложено запомнить, от всех побочных впечатлений. Поэтому мнемическая деятельность всегда носит избирательный характер.

Другой характеристикой процесса запоминания является степень осмысления запоминаемого материала. Поэтому принято выделять осмысленное и механическое запоминание.

Механическое запоминание – это запоминание без осознания логической связи между различными частями воспринимаемого материала. Примером такого запоминания является заучивание статистических данных, исторических дат и т.д. Основой механического запоминания являются ассоциации по смежности. Одна часть материала связывается с другой только потому, что следует за ней во времени. Для того чтобы установилась такая связь, необходимо многократное повторение материала.

В отличие от этого осмысленное запоминание основано на понимании внутренних логических связей между отдельными частями материала. Два положения, из которых одно является выводом из другого, запоминаются не потому, что следуют во времени друг за другом, а потому, что связаны логически. Поэтому осмысленное запоминание всегда связано с процессами мышления и опирается главным образом на обобщенные связи между частями материала на уровне второй сигнальной системы.

Доказано, что осмысленное запоминание во много раз продуктивнее механического. Механическое запоминание неэкономно, требует многих повторений. Однако практически оба вида запоминания – механическое и осмысленное – тесно переплетаются друг с другом.

Осмысление материала достигается разными приемами, и прежде всего выделением в изучаемом материале главных мыслей и группированием их в виде плана. При использовании данного приема человек, запоминая текст, расчленяет его на более или менее самостоятельные разделы, или группы мыслей. В каждую группу входит то, что имеет один общий смысловой стержень, единую тему. Тесно связан с этим приемом второй путь, облегчающий запоминание: выделение смысловых опорных пунктов. Суть данного метода заключается в том, что каждую смысловую часть заменяют каким-либо словом или понятием, отражающим главную идею запоминаемого материала. Затем, как в первом, так и во втором случае объединяют заученное, мысленно составляя план. Каждый пункт плана – это обобщенный заголовок определенной части текста. Переход от одной части к следующим частям – это логическая последовательность основных мыслей текста. При воспроизведении текста материал концентрируется вокруг заголовков плана, стягивается к ним, что облегчает его припоминание. Необходимость составить план приучает человека к вдумчивому чтению, сопоставлению отдельных частей текста, уточнению порядка и внутренней взаимосвязи вопросов.

Продуктивность запоминания зависит и от того, как осуществляется запоминание: в целом или по частям. В психологии известны три способа заучивания большого по объему материала: целостный, частичный и комбинированный. Первый способ (целостный) состоит в том, что материал (текст, стихотворение и т.д.) читается от начала до конца несколько раз, до полного усвоения. При втором способе (частичном) материал делится на части и каждая часть заучивается отдельно. Сначала несколько раз прочитывается одна часть, потом вторая, затем третья и т.д. Комбинированный способ представляет собой сочетание целостного и частичного. Материал сначала прочитывается целиком один или несколько раз в зависимости от его объема и характера, затем трудные места выделяются и заучиваются отдельно, после чего снова весь текст читается целиком. Если же материал, например стихотворный текст, велик по объему, то он делится на строфы, логически законченные части, и заучивание происходит таким образом: сначала текст прочитывается один-два раза от начала до конца, выясняется его общий смысл, затем заучивается каждая часть, после чего материал снова читается целиком.

Таким образом, для успешного запоминания необходимо учитывать особенности механизмов процесса запоминания и использовать разнообразные мнемические приемы.

Сохранение, воспроизведение, узнавание. Всю информацию, которая была воспринята, человек не только запоминает, но и сохраняет определенное время. Сохранение как процесс памяти имеет свои закономерности. Например, установлено, что сохранение может быть динамическим и статическим. Динамическое сохранение проявляется в оперативной памяти, а статическое – в долговременной. При динамическом сохранении материал изменяется мало, при статическом, наоборот, он обязательно подвергается реконструкции и определенной переработке.

Реконструкция материала, сохраняемого долговременной памятью, происходит прежде всего под влиянием новой информации, непрерывно поступающей от наших органов чувств. Реконструкция проявляется в различных формах, например в исчезновении некоторых менее существенных деталей и замене их другими деталями, в изменении последовательности материала, в степени его обобщения.

Извлечение материала из памяти осуществляется с помощью двух процессов – воспроизведения и узнавания. Воспроизведение – это процесс воссоздания образа предмета, воспринимаемого ранее, но не воспринимаемого в данный момент. Воспроизведение отличается от восприятия тем, что оно осуществляется после него и вне его. Таким образом, физиологической основой воспроизведения является возобновление нервных связей, образовавшихся ранее при восприятии предметов и явлений.

Как и запоминание, воспроизведение может быть непреднамеренным (непроизвольным) и преднамеренным (произвольным). В первом случае воспроизведение происходит неожиданно для человека. Например, проходя мимо школы, в которой он учился, он неожиданно может воспроизвести образ учителя, который его учил, или образы школьных друзей. Особым случаем непреднамеренного воспроизведения является появление персеверирующих образов, которые характеризуются исключительной устойчивостью.

При произвольном воспроизведении, в отличие от непроизвольного, вспоминают, имея сознательно поставленную цель. Такой целью является стремление вспомнить что-либо из прошлого опыта, например когда необходимо вспомнить хорошо выученное стихотворение. В этом случае, как правило, слова «идут сами собой».

Бывают случаи, когда воспроизведение протекает в форме более или менее длительного припоминания. В этих случаях достижение поставленной цели – вспомнить что-либо – осуществляется через достижение промежуточных целей, позволяющих решить главную задачу. Использование промежуточных звеньев обычно носит сознательный характер. Человек сознательно намечает, что может помочь ему вспомнить, или думает, в каком отношении к нему находится то, что он ищет, и т.д. Следовательно, процессы припоминания тесно связаны с процессами мышления.

Вместе с тем, припоминая, можно столкнуться с затруднениями. Так, человек, вспоминая сначала не то, что нужно, отвергает это и ставит себе задачу снова что-либо вспомнить. Очевидно, что все это требует от него определенных волевых усилий. Поэтому припоминание является в то же время и волевым процессом.

Помимо воспроизведения человек постоянно сталкивается с таким явлением, как узнавание. Узнавание какого-либо объекта происходит в момент его восприятия и означает, что происходит восприятие объекта, представление о котором сформировалось у человека или на основе личных впечатлений (представление памяти), или на основе словесных описаний (представление воображения).

Следует отметить, что процессы узнавания отличаются друг от друга степенью определенности. Наименее определенно узнавание в тех случаях, когда человек испытывает только чувство знакомости объекта, а отождествить его с чем-либо из прошлого опыта не может. Например, он видит человека, лицо которого кажется ему знакомым, а вспомнить, кто он и при каких обстоятельствах с ним встречался, не может. Подобные случаи характеризуются неопределенностью узнавания. В других случаях узнавание, наоборот, отличается полной определенностью: можно сразу узнать человека как определенное лицо. Поэтому данные случаи характеризуются полным узнаванием.

Наряду с разными видами правильного узнавания существуют и ошибки при узнавании. Например, то, что воспринимается впервые, иногда кажется знакомым, уже пережитым однажды в точно таком же виде. Интересен тот факт, что впечатление знакомости может оставаться даже тогда, когда человек твердо знает, что никогда не видел данный предмет или не находился в такой ситуации.

Забывание выражается в невозможности восстановить ранее воспринятую информацию. Физиологической основой забывания являются некоторые виды коркового торможения, мешающего актуализации временных нервных связей. Чаще всего это так называемое угасательное торможение, которое развивается при отсутствии подкрепления.

Забывание проявляется в двух основных формах:

1) невозможность припомнить или узнать;

2) неверное припоминание или узнавание.

Между полным воспроизведением и полным забыванием существуют различные степени воспроизведения и узнавания. Некоторые исследователи называют их уровнями памяти. Принято выделять три таких уровня:

1) воспроизводящая память;

2) опознающая память;

3) облегчающая память.

Например, ученик выучил стихотворение. Если через некоторое время он может воспроизвести его безошибочно – это первый уровень памяти, самый высокий; если он не может воспроизвести заученное, но легко опознает (узнает) стихотворение в книге или на слух – это второй уровень памяти; если же учащийся не в состоянии самостоятельно ни вспомнить, ни узнать стихотворения, но при повторном заучивании ему потребуется меньше времени для полного воспроизведения, чем в первый раз, – это третий уровень. Таким образом, забывание может иметь различную степень проявления. При этом характер проявления забывания может быть различным. Забывание может проявляться в схематизации материала, отбрасывании отдельных, иногда существенных, его частей, сведении новых представлений к привычным, старым представлениям.

Следует обратить внимание на то, что забывание протекает во времени неравномерно. Наибольшая потеря материала происходит сразу же после его восприятия, а в дальнейшем забывание идет медленнее. Например, опыты Эббингауза показали, что через час после заучивания 13 бессмысленных слогов забывание достигает 56 %, в дальнейшем же оно идет медленнее. Причем такая же закономерность характерна и для забывания осмысленного материала. Однако процесс забывания можно замедлить. Для этого необходимо своевременно организовать повторение воспринятого материала, не откладывая надолго эту работу.

Рассматривая различные варианты проявления забывания, нельзя не сказать о случаях, когда человек не может вспомнить что-то в данный момент (например, сразу же после получения информации), но припоминает или узнает это спустя некоторое время. Такое явление носит название реминисценции (смутное воспоминание). Сущность реминисценции заключается в том, что воспроизведение материала, которое сразу не могли полностью воспроизвести, через день-два после восприятия пополняется фактами и понятиями, которые отсутствовали при первом воспроизведении материала. Это явление часто наблюдается при воспроизведении словесного материала большого объема, что обусловлено утомлением нервных клеток. Реминисценция обнаруживается чаще у дошкольников и младших школьников. Гораздо реже это явление встречается у взрослых. Это связано с тем, что дети не всегда сразу как следует осмысливают материал при его восприятии и потому передают его неполно. Им требуется какой-то промежуток времени для его осмысления, в результате чего воспроизведение становится более полным. Если же материал осмыслен сразу, то реминисценции не наступает. Этим объясняется тот факт, что чем старше школьники, тем реже наблюдается это явление в их памяти.

Другими формами забывания являются ошибочное припоминание и ошибочное узнавание. Общеизвестно, что воспринятое с течением времени теряет в воспоминании свою яркость и отчетливость, становится бледным и неясным. Однако изменения воспринятого ранее материала могут носить и другой характер, когда забывание выражается не в потере ясности и отчетливости, а в существенном несоответствии припомненного действительно воспринятому. В этом случае вспоминают совсем не то, что было в действительности, так как в процессе забывания произошла более или менее глубокая перестройка воспринятого материала, его существенная качественная переработка.

Основной причиной подобного явления, как показали исследования Л. В. Занкова, является то, что в процессе забывания ослабевают случайные связи во времени и вместо них на первый план выступают существенные, внутренние отношения вещей (логические связи, сходство вещей и т.д.), которые не всегда совпадают со связями во времени.

В настоящее время известны факторы, влияющие на скорость протекания процессов забывания. Так, забывание протекает быстрее, если материал недостаточно понят человеком. Кроме того, забывание происходит быстрее, если материал неинтересен человеку, не связан непосредственно с его практическими потребностями. Этим объясняется тот факт, что взрослые люди лучше помнят то, что относится к их профессии, что связано с их жизненными интересами, а школьники хорошо помнят материал, который их увлекает, и быстро забывают то, что их не интересует.

Скорость забывания также зависит от объема материала и степени трудности его усвоения – чем больше объем материала или чем он труднее для восприятия, тем быстрее происходит забывание. Другим фактором, ускоряющим процесс забывания, является отрицательное влияние деятельности, следующей за заучиванием. Это явление называют ретроактивным торможением. Ретроактивное торможение выражено заметнее, если деятельность следует без перерыва или последующая деятельность сходна с предыдущей, а также если последующая деятельность труднее предшествующей деятельности. Физиологической основой ретроактивного торможения в последнем случае является отрицательная индукция: трудная деятельность затормозила более легкую. Указанную закономерность необходимо иметь в виду при организации учебной работы.

Другим существенным фактором, влияющим на скорость забывания, является возраст. С возрастом отмечается ухудшение многих функций памяти. Запоминать материал становится труднее, а процессы забывания, наоборот, ускоряются.

Основными существенными причинами забывания, выходящего за рамки среднестатистических значений, являются различные болезни нервной системы, а также сильные психические и физические травмы (ушибы, связанные с потерей сознания, эмоциональные травмы). В этих случаях иногда наступает явление, называемое ретроградной амнезией. Она характеризуется тем, что забывание охватывает собой период, предшествующий событию, послужившему причиной амнезии. С течением времени этот период может уменьшиться, и более того, забытые события даже могут полностью восстановиться в памяти.

Забывание также наступает быстрее при умственном или физическом утомлении. Причиной забывания может быть и действие посторонних раздражителей, мешающих сосредоточиться на нужном материале, например раздражающих звуков или находящихся в поле зрения человека предметов.

Основные процессы и механизмы памяти

Запоминание. Память, как и любой другой познавательный психический процесс, обладает определенными характеристиками. Основными характеристиками памяти являются: объем, быстрота запечатления, точность воспроизведения, длительность сохранения, готовность к использованию сохраненной информации.

Объем памяти — это важнейшая интегральная характеристика памяти, которая характеризует возможности запоминания и сохранения информации. Говоря об объеме памяти, в качестве показателя используют количество запомненных единиц информации.

Такой параметр, как быстрота воспроизведения, характеризует способность человека использовать в практической деятельности имеющуюся у него информацию. Как правило, встречаясь с необходимостью решить какую-либо задачу или проблему, человек обращается к информации, которая хранится в памяти. При этом одни люди достаточно легко используют свои «информационные запасы», а другие, наоборот, испытывают серьезные затруднения при попытке воспроизвести информацию, необходимую для решения даже знакомой задачи.

Другая характеристика памяти — точность воспроизведения. Эта характеристика отражает способность человека точно сохранять, а самое главное, точно воспроизводить запечатленную в памяти информацию. В процессе сохранения в памяти часть информации утрачивается, а часть — искажается, и при воспроизведении этой информации человек может допускать ошибки. Поэтому точность воспроизведения является весьма значимой характеристикой памяти. Важнейшей характеристикой памяти является длительность, она отражает способность человека удерживать определенное время необходимую информацию. Очень часто на практике мы сталкиваемся с тем, что человек запомнил необходимую информацию, но не может ее сохранить в течение необходимого времени. Например, человек готовится к экзамену. Запоминает одну учебную тему, а когда начинает учить следующую, то вдруг обнаруживает, что не помнит то, что учил перед этим. Иногда бывает по-другому. Человек запомнил всю необходимую информацию, но когда потребовалось ее воспроизвести, то он не смог этого сделать. Однако спустя некоторое время он с удивлением отмечает, что помнит все, что сумел выучить. В данном случае мы сталкиваемся с другой характеристикой памяти — готовностью воспроизвести запечатленную в памяти информацию.

Как мы уже отмечали, память — это сложный психический процесс, который объединяет целый ряд психических процессов. Перечисленные характеристики памяти в той или иной степени присущи всем процессам, которые объединяет понятие «память». Знакомство с основными механизмами и процессами памяти мы начнем с запоминания.

Запоминание — это процесс запечатления и последующего сохранения воспринятой информации. По степени активности протекания этого процесса принято выделять два вида запоминания:

  1. непреднамеренное (или непроизвольное)
  2. преднамеренное (или произвольное).

Непреднамеренное запоминание — это запоминание без заранее поставленной цели, без использования каких-либо приемов и проявления волевых усилий. Это простое запечатление того, что воздействовало на нас и сохранило некоторый след от возбуждения в коре головного мозга. Например, после прогулки по лесу или после посещения театра мы можем вспомнить многое из того, что увидели, хотя специально не ставили себе задачу на запоминание. В принципе, каждый процесс, происходящий в коре мозга вследствие воздействия внешнего раздражителя, оставляет после себя следы, хотя степень их прочности бывает различна. Лучше всего запоминается то, что имеет жизненно важное значение для человека: все, что связано с его интересами и потребностями, с целями и задачами его деятельности. Поэтому даже непроизвольное запоминание, в определенном смысле, носит избирательный характер и определяется нашим отношением к окружающему.

В отличие от непроизвольного запоминания произвольное (или преднамеренное) запоминание характеризуется тем, что человек ставит перед собой определенную цель — запомнить некую информацию — и использует специальные приемы запоминания. Произвольное запоминание представляет собой особую и сложную умственную деятельность, подчиненную задаче запомнить. Кроме того, произвольное запоминание включает в себя разнообразные действия, выполняемые для того, чтобы лучше достичь поставленной цели. К таким действиям, или способам запоминания материала, относится заучивание, суть которого заключается в многократном повторении учебного материала до полного и безошибочного его запоминания. Например, заучиваются стихи, определения, законы, формулы, исторические даты и т. д. Следует отметить, что при прочих равных условиях произвольное запоминание заметно продуктивнее непреднамеренного запоминания.

Главная особенность преднамеренного запоминания — это проявление волевых усилий в виде постановки задачи на запоминание. Многократное повторение позволяет надежно и прочно запомнить материал, во много раз превышающий объем индивидуальной кратковременной памяти. Многое из того, что воспринимается в жизни большое число раз, не запоминается нами, если не стоит задача запомнить. Но если поставить перед собой эту задачу и выполнить все необходимые для ее реализации действия, запоминание протекает с относительно большим успехом и оказывается достаточно прочным. Иллюстрируя важность постановки задачи на заучивание, А. А. Смирнов приводит в качестве примера случай, происшедший с югославским психологом П. Радоссавлевичем. Он проводил эксперимент с человеком, который плохо понимал язык, на котором проводился эксперимент. Суть данного эксперимента состояла в заучивании бессмысленных слогов. Обычно, чтобы их запомнить, требовалось несколько повторений. В этот же раз испытуемый читал их 20, 30, 40 и, наконец, 46 раз, но не давал экспериментатору сигнал, что их запомнил. Когда же психолог попросил повторить прочитанный ряд наизусть, удивленный испытуемый, не понявший из-за недостаточного знания языка цели эксперимента, воскликнул: «Как? Так я должен его заучить наизусть?» После чего он еще шесть раз прочитал указанный ему ряд слогов и безошибочно повторил его.

Следовательно, для того чтобы запомнить как можно лучше, надо обязательно ставить цель — не только воспринять и понять материал, но и действительно запомнить его.

Следует отметить, что большое значение при заучивании имеет не только постановка общей задачи (запомнить то, что воспринимается), но и постановка частных, специальных задач. В одних случаях, например, ставится задача запомнить только суть воспринимаемого нами материала, только главные мысли и наиболее существенные факты, в других — запомнить дословно, в третьих — точно запомнить последовательность фактов и т. д.

Таким образом, постановка специальных задач играет существенную роль в запоминании. Под ее влиянием может меняться сам процесс запоминания. Однако, по мнению С. Л. Рубинштейна, запоминание очень сильно зависит от характера деятельности, в ходе которой оно совершается. Более того, Рубинштейн полагал, что нельзя делать однозначные выводы о большей эффективности произвольного или непроизвольного запоминания. Преимущества произвольного запоминания со всей очевидностью выступают лишь на первый взгляд. Исследования известного отечественного психолога П. И. Зинченко убедительно доказали, что установка на запоминание, делающая его прямой целью действия субъекта, не является сама по себе решающей для эффективности процесса запоминания. В определенных случаях непроизвольное запоминание может оказаться эффективнее произвольного. В опытах Зинченко непреднамеренное запоминание картинок в ходе деятельности, целью которой была их классификация (без задачи запомнить), оказалось определенно выше, чем в случае, когда перед испытуемым была поставлена задача специально запомнить картинки.

Посвященное той же проблеме исследование А. А. Смирнова подтвердило, что непроизвольное запоминание может быть продуктивнее, чем преднамеренное: то, что испытуемые запоминали непроизвольно, попутно в процессе деятельности, целью которой было не запоминание, запомнилось прочнее, чем то, что они старались запомнить специально. Суть эксперимента состояла в том, что испытуемым предъявлялись две фразы, каждая из которых соответствовала какому-либо орфографическому правилу (например, «мой брат учит китайский язык» и «надо учиться писать краткими фразами»). В ходе эксперимента необходимо было установить, к какому правилу относится данная фраза, и придумать другую пару фраз на ту же тему. Запоминать фразы не требовалось, но через несколько дней испытуемым предложили вспомнить как те, так и другие фразы. Оказалось, что фразы, придуманные ими самими в процессе активной деятельности, запомнились примерно в три раза лучше, чем те, которые им дал экспериментатор.

Следовательно, запоминание, включенное в какую-нибудь деятельность, оказывается наиболее эффективным, поскольку оказывается в зависимости от деятельности, в ходе которой оно совершается.

Запоминается, как и осознается, прежде всего то, что составляет цель нашего действия. Однако то, что не относится к цели действия, запоминается хуже, чем при произвольном запоминании, направленном именно на данный материал. При этом все же необходимо учитывать, что подавляющее большинство наших систематических знаний возникает в результате специальной деятельности, цель которой — запомнить соответствующий материал, с тем чтобы сохранить его в памяти. Такая деятельность, направленная на запоминание и воспроизведение удержанного материала, называется мнемической деятельностью.

Мнемическая деятельность представляет собой специфически человеческий феномен, ибо только у человека запоминание становится специальной задачей, а заучивание материала, сохранение его в памяти и припоминание — специальной формой сознательной деятельности. При этом человек должен четко отделить тот материал, который ему было предложено запомнить, от всех побочных впечатлений. Поэтому мнемическая деятельность всегда носит избирательный характер.

Следует отметить, что исследование мнемической деятельности человека является одной из центральных проблем современной психологии. Основными задачами изучения мнемической деятельности являются определение доступного человеку объема памяти и максимально возможной скорости запоминания материала, а также времени, в течение которого материал может удерживаться в памяти. Эти задачи не являются простыми, тем более что процессы запоминания в конкретных случаях имеют целый ряд различий.

Другой характеристикой процесса запоминания является степень осмысления запоминаемого материала. Поэтому принято выделять осмысленное и механическое запоминание.

Механическое запоминание — это запоминание без осознания логической связи между различными частями воспринимаемого материала. Примером такого запоминания является заучивание статистических данных, исторических дат и т. д. Основой механического запоминания являются ассоциации по смежности. Одна часть материала связывается с другой только потому, что следует за ней во времени. Для того чтобы установилась такая связь, необходимо многократное повторение материала.

В отличие от этого осмысленное запоминание основано на понимании внутренних логических связей между отдельными частями материала. Два положения, из которых одно является выводом из другого, запоминаются не потому, что следуют во времени друг за другом, а потому, что связаны логически. Поэтому осмысленное запоминание всегда связано с процессами мышления и опирается главным образом на обобщенные связи между частями материала на уровне второй сигнальной системы.

Доказано, что осмысленное запоминание во много раз продуктивнее механического. Механическое запоминание неэкономно, требует многих повторений. Механически заученное человек не всегда может припомнить к месту и ко времени. Осмысленное же запоминание требует от человека значительно меньше усилий и времени, но является более действенным. Однако практически оба вида запоминания — механическое и осмысленное — тесно переплетаются друг с другом. Заучивая наизусть, мы главным образом основываемся на смысловых связях, но точная последовательность слов запоминается при помощи ассоциаций по смежности. С другой стороны, заучивая даже бессвязный материал, мы, так или иначе, пытаемся построить смысловые связи. Так, один из способов увеличения объема и прочности запоминания не связанных между собою слов состоит в создании условной логической связи между ними. В определенных случаях эта связь может быть бессмысленной по содержанию, но весьма яркой с точки зрения представлений. Например, вам надо запомнить ряд слов: арбуз, стол, слон, расческа, пуговица и т. д. Для этого построим условно-логическую цепочку следующего вида: «Арбуз лежит на столе. За столом сидит слон. В кармане его жилета лежит расческа, а сам жилет застегнут на одну пуговицу». И так далее. С помощью такого приема в течение одной минуты можно запомнить до 30 слов и более (в зависимости от тренировки) при однократном повторении.

Если же сравнивать эти способы запоминания материала — осмысленное и механическое, — то можно прийти к выводу о том, что осмысленное запоминание намного продуктивней. При механическом запоминании в памяти через один час остается только 40 % материала, а еще через несколько часов — всего 20 %, а в случае осмысленного запоминания 40 % материала сохраняется в памяти даже через 30 дней.

Весьма отчетливо проявляется преимущество осмысленного запоминания над механическим при анализе затрат, необходимых для увеличения объема запоминаемого материала. При механическом заучивании с увеличением объема материала требуется непропорционально большое увеличение числа повторений. Например, если для запоминания шести бессмысленных слов требуется только одно повторение, то при заучивании 12 слов необходимо 14-16 повторений, а для 36 слов — 55 повторений. Следовательно, при увеличении материала в шесть раз необходимо увеличить количество повторений в 55 раз. В то же время при увеличении объема осмысленного материала (стихотворения), чтобы его запомнить, требуется увеличить количество повторений с двух до 15 раз, т. е. количество повторений возрастает в 7,5 раза, что убедительно свидетельствует о большей продуктивности осмысленного запоминания. Поэтому давайте более подробно рассмотрим условия, способствующие осмысленному и прочному запоминанию материала.

Осмысление материала достигается разными приемами, и прежде всего выделением в изучаемом материале главных мыслей и группированием их в виде плана. При использовании данного приема мы, запоминая текст, расчленяем его на более или менее самостоятельные разделы, или группы мыслей. В каждую группу входит то, что имеет один общий смысловой стержень, единую тему. Тесно связан с этим приемом второй путь, облегчающий запоминание: выделение смысловых опорных пунктов. Суть данного метода заключается в том, что каждую смысловую часть мы заменяем каким-либо словом или понятием, отражающим главную идею запоминаемого материала. Затем, как в первом, так и во втором случае, мы объединяем заученное, мысленно составляя план. Каждый пункт плана — это обобщенный заголовок определенной части текста. Переход от одной части к следующим частям — это логическая последовательность основных мыслей текста. При воспроизведении текста материал концентрируется вокруг заголовков плана, стягивается к ним, что облегчает его припоминание. Необходимость составить план приучает человека к вдумчивому чтению, сопоставлению отдельных частей текста, уточнению порядка и внутренней взаимосвязи вопросов.

Установлено, что учащиеся, составляющие план при запоминании текстов, обнаруживают более прочные знания, чем те, которые запоминали текст без такого плана.

Полезным приемом осмысления материала является сравнение, т. е. нахождение сходства и различия между предметами, явлениями, событиями и т. д. Одним из вариантов данного метода является сопоставление изучаемого материала с полученным ранее. Так, изучая с детьми новый материал, учитель часто сопоставляет его с уже изученным, тем самым включая новый материал в систему знаний. Аналогично осуществляется сопоставление материала с другой, только что полученной информацией. Например, легче запомнить даты рождения и смерти М. Ю. Лермонтова, если их сопоставить друг с другом: 1814 г. и 1841 г.

Осмыслению материала помогает также его конкретизация, пояснение общих положений и правил примерами, решение задач в соответствии с правилами, проведение наблюдений, лабораторных работ и т. п. Существуют и другие приемы осмысления.

Важнейшим методом осмысленного запоминания материала и достижения высокой прочности его сохранения является метод повторения. Повторение — важнейшее условие овладения знаниями, умениями, навыками. Но, чтобы быть продуктивными, повторения должны отвечать определенным требованиям. Проведенные исследования позволили выявить некоторые закономерности в использовании метода повторений.

Во-первых, заучивание протекает неравномерно: вслед за подъемом в воспроизведении может наступить некоторое его снижение. При этом оно носит временный характер, так как новые повторения дают существенный рост припоминания.

Во-вторых, заучивание идет скачками. Иногда несколько повторений подряд не дают существенного прироста в припоминании, но затем, при последующих повторениях, происходит резкое увеличение объема запомненного материала. Это объясняется тем, что следы, оставляемые каждый раз при восприятии объекта, сначала бывают недостаточными для припоминания, но зато потом, после нескольких повторений, их влияние сказывается сразу, и притом в большом количестве слов.

В-третьих, если материал в целом не представляет труда для запоминания, то первые повторения дают больший результат, чем последующие. Каждое новое повторение дает весьма незначительное увеличение объема запомненного материала. Это объясняется тем, что основная, более легкая часть запоминается быстро, а остающаяся, более трудная часть требует большого количества повторений.

В-четвертых, если материал труден, то запоминание идет, наоборот, сначала медленно, а потом быстро. Это объясняется тем, что действия первых повторений из-за трудности материала недостаточны и прирост объема запоминаемого материала возрастает лишь при многократных повторениях.

В-пятых, повторения нужны не только тогда, когда мы учим материал, но и тогда, когда надо закрепить в памяти то, что мы уже выучили. При повторении заученного материала его прочность и длительность сохранения возрастают многократно.

Кроме указанных выше закономерностей использования метода повторений существуют условия, способствующие повышению эффективности запоминания. Очень важно, чтобы повторение было активным и разнообразным. Для этого перед заучивающим ставят разные задачи: придумать примеры, ответить на вопросы, начертить схему, составить таблицу, изготовить наглядное пособие и т. д. При активном повторении происходит оживление связей на уровне второй сигнальной системы, поскольку разнообразие форм повторения способствует образованию новых связей изучаемого материала с практикой. В результате запоминание делается более полным. Пассивное же повторение не дает такого эффекта. В одном эксперименте учащиеся заучивали тексты путем пятикратных повторений. Анализ эффективности каждого чтения показал, что как только повторение приобретает пассивный характер, заучивание становится непродуктивным.

Очень важно также правильно распределить повторение во времени. В психологии известны два способа повторения: концентрированное и распределенное. При первом способе материал заучивается в один прием, повторение следует одно за другим без перерыва. Например, если для заучивания стихотворения требуется 12 повторений, то ученик 12 раз подряд читает его, пока не выучит. При распределенном повторении каждое чтение отделено от другого некоторым промежутком.

Проводимые исследования показывают, что распределенное повторение рациональнее концентрированного. Оно экономит время и энергию, способствуя более прочному усвоению знаний. В одном из исследований две группы школьников заучивали стихотворение разными способами: первая группа — концентрированным, вторая — распределенным. Полное заучивание при концентрированном способе потребовало 24 повторения, а при распределенном способе — только 10, т. е. в 2,4 раза меньше. При этом распределенное повторение обеспечивает и большую прочность знаний. Поэтому опытные педагоги повторяют с учащимися учебный материал в течение целого года, но для того, чтобы не снизилась активность детей, они разнообразят приемы повторения, включают материал в новые и новые связи.

Очень близок к методу распределенного заучивания метод воспроизведения во время заучивания. Его суть состоит в попытках воспроизвести материал, который еще полностью не выучен. Например, выучить материал можно двумя способами:

  1. ограничиться только чтением и читать до тех нор, пока не возникнет уверенность, что он выучен;
  2. прочитать материал один-два раза, затем попытаться его воспроизвести, после чего снова прочитать его несколько раз и вновь попытаться воспроизвести и т. д.

Эксперименты показывают, что второй вариант намного продуктивнее и целесообразнее. Заучивание идет быстрее, а сохранение становится более прочным.

Продуктивность запоминания зависит и от того, как осуществляется запоминание: в целом или по частям. В психологии известны три способа заучивания большого по объему материала: целостный, частичный и комбинированный. Первый способ (целостный) состоит в том, что материал (текст, стихотворение и т. д.) читается от начала до конца несколько раз, до полного усвоения. При втором способе (частичном) материал делится на части и каждая часть заучивается отдельно. Сначала несколько раз прочитывается одна часть, потом вторая, затем третья и т. д. Комбинированный способ представляет собой сочетание целостного и частичного. Материал сначала прочитывается целиком один или несколько раз, в зависимости от его объема и характера, затем трудные места выделяются и заучиваются отдельно, после чего снова весь текст читается целиком. Если же материал, например стихотворный текст, велик по объему, то он делится на строфы, логически законченные части, и заучивание происходит таким образом: сначала текст прочитывается один-два раза от начала до конца, выясняется его общий смысл, затем заучивается каждая часть, после чего материал снова читается целиком.

Исследования М. Н. Шардакова показали, что из указанных способов наиболее целесообразным является комбинированный. Он обеспечивает равномерное запоминание всех частей материала, требует глубокого осмысления, умения выделить главное. Такая деятельность осуществляется при большей сосредоточенности внимания, отсюда и большая ее продуктивность. В опытах Шардакова учащимся, которые заучивали стихотворение комбинированным способом, потребовалось всего 9 повторений, при заучивании в целом — 14 повторений, а при заучивании по частям — 16 повторений.

Следует отметить, что успех запоминания во многом зависит от уровня самоконтроля. Проявлением самоконтроля являются попытки воспроизвести материал при его заучивании. Такие попытки помогают установить, что мы запомнили, какие ошибки допустили при воспроизведении и па что следует обратить внимание в последующем чтении. Кроме того, продуктивность запоминания зависит и от характера материала. Наглядно-образный материал запоминается лучше словесного, а логически связанный текст воспроизводится полнее, чем разрозненные предложения.

Существуют определенные различия в запоминании описательных и объяснительных текстов. Так, учащиеся младших и средних классов лучше запоминают художественные отрывки и естественнонаучные описания, хуже — общественно-исторические тексты. В то же время в старших классах эти различия почти отсутствуют.

Таким образом, для успешного запоминания необходимо учитывать особенности механизмов процесса запоминания и использовать разнообразные мнемические приемы. В заключение схематически отобразим изложенный материал.

Сохранение, воспроизведение, узнавание. Всю информацию, которая была воспринята, мы не только запоминаем, но и сохраняем определенное время. Сохранение как процесс памяти имеет свои закономерности. Например, установлено, что сохранение может быть динамическим и статическим. Динамическое сохранение проявляется в оперативной памяти, а статическое — в долговременной. При динамическом сохранении материал изменяется мало, при статическом, наоборот, он обязательно подвергается реконструкции и определенной переработке.

Реконструкция материала, сохраняемого долговременной памятью, происходит прежде всего под влиянием новой информации, непрерывно поступающей от наших органов чувств. Реконструкция проявляется в различных формах, например в исчезновении некоторых менее существенных деталей и замене их другими деталями, в изменении последовательности материала, в степени его обобщения.

Извлечение материала из памяти осуществляется с помощью двух процессов — воспроизведения и узнавания. Воспроизведение — это процесс воссоздания образа предмета, воспринимаемого нами ранее, но не воспринимаемого в данный момент. Воспроизведение отличается от восприятия тем, что оно осуществляется после него и вне его. Таким образом, физиологической основой воспроизведения является возобновление нервных связей, образовавшихся ранее при восприятии предметов и явлений.

Как и запоминание, воспроизведение может быть непреднамеренным (непроизвольным) и преднамеренным (произвольным). В первом случае воспроизведение происходит неожиданно для нас самих. Например, проходя мимо школы, в которой учились, мы неожиданно можем воспроизвести образ учителя, который нас учил, или образы школьных друзей. Особым случаем непреднамеренного воспроизведения является появление персеверирующих образов, которые характеризуются исключительной устойчивостью.

При произвольном воспроизведении, в отличие от непроизвольного, мы вспоминаем, имея сознательно поставленную цель. Такой целью является стремление вспомнить что-либо из нашего прошлого опыта, например когда мы задаемся целью вспомнить хорошо выученное стихотворение. В этом случае, как правило, слова «идут сами собой». Бывают случаи, когда воспроизведение протекает в форме более или менее длительного припоминания. В этих случаях достижение поставленной цели — вспомнить что-либо — осуществляется через достижение промежуточных целей, позволяющих решить главную задачу. Например, для того чтобы вспомнить какое-либо событие, мы стараемся вспомнить все факты, которые в той или иной мере связаны с ним. Причем использование промежуточных звеньев обычно носит сознательный характер. Мы сознательно намечаем, что может помочь нам вспомнить, или думаем, в каком отношении к нему находится то, что мы ищем, или оцениваем все, что вспоминаем, или судим о том, почему оно не подходит, и т. д. Следовательно, процессы припоминания тесно связаны с процессами мышления.

Вместе с тем, припоминая, мы часто сталкиваемся с затруднениями. Мы вспоминаем сначала не то, что нужно, отвергаем это и ставим себе задачу снова что-либо вспомнить. Очевидно, что все это требует от нас определенных волевых усилий. Поэтому припоминание является в то же время и волевым процессом.

Помимо воспроизведения мы постоянно сталкиваемся с таким явлением, как узнавание. Узнавание какого-либо объекта происходит в момент его восприятия и означает, что происходит восприятие объекта, представление о котором сформировалось у человека или на основе личных впечатлений (представление памяти), или на основе словесных описаний (представление воображения). Например, мы узнаем дом, в котором живет приятель, но в котором мы никогда не были, а узнавание происходит из-за того, что ранее нам описали этот дом, объяснили, по каким признакам его найти, что отразилось в наших представлениях о нем.

Следует отметить, что процессы узнавания отличаются друг от друга степенью определенности. Наименее определенно узнавание в тех случаях, когда мы испытываем только чувство знакомости объекта, а отождествить его с чем-либо из прошлого опыта не можем. Например, мы видим человека, лицо которого нам кажется знакомым, а вспомнить, кто он и при каких обстоятельствах мы могли с ним встречаться, не можем. Подобные случаи характеризуются неопределенностью узнавания. В других случаях узнавание, наоборот, отличается полной определенностью: мы сразу узнаем человека как определенное лицо. Поэтому данные случаи характеризуются полным узнаванием.

Следует отметить, что между определенным и неопределенным узнаванием есть много общего. Оба этих варианта узнавания развертываются постепенно, и поэтому они часто близки к припоминанию, а, следовательно, являются сложным мыслительным и волевым процессом.

Наряду с разными видами правильного узнавания существуют и ошибки при узнавании. Например, то, что воспринимается впервые, иногда кажется нам знакомым, уже пережитым однажды в точно таком же виде. Интересен тот факт, что впечатление знакоместа может оставаться даже тогда, когда мы твердо знаем, что никогда не видели данный предмет или не находились в данной ситуации.

Кроме того, следует обратить внимание на еще одну, весьма интересную особенность узнавания и воспроизведения. Процессы узнавания и воспроизведения не всегда осуществляются с равным успехом. Иногда бывает так, что мы можем узнать какой-либо объект, но воспроизвести его, когда он отсутствует, оказываемся не в состоянии. Бывают случаи обратного рода: у нас появляются какие-то представления, но сказать, с чем они связаны, мы не можем. Например, нас постоянно «преследует» какая-то мелодия, но сказать, откуда она, мы не можем. Чаще всего мы испытываем затруднения при воспроизведении чего-либо, и гораздо реже такие затруднения возникают при узнавании. Как правило, мы бываем в состоянии узнать при невозможности воспроизвести. Таким образом, можно сделать вывод: узнавание осуществляется легче, чем воспроизведение.

Забывание выражается в невозможности восстановить ранее воспринятую информацию. Физиологической основой забывания являются некоторые виды коркового торможения, мешающего актуализации временных нервных связей. Чаще всего это так называемое угасательное торможение, которое развивается при отсутствии подкрепления. Забывание проявляется в двух основных формах:

  1. невозможность припомнить или узнать;
  2. неверное припоминание или узнавание. Между полным воспроизведением и полным забыванием существуют различные степени воспроизведения и узнавания.

Некоторые исследователи называют их «уровнями памяти». Принято выделять три таких уровня:

  1. воспроизводящая память;
  2. опознающая память;
  3. облегчающая память.

Например, ученик выучил стихотворение. Если через некоторое время он может воспроизвести его безошибочно — это первый уровень памяти, самый высокий; если он не может воспроизвести заученное, но легко опознает (узнает) стихотворение в книге или на слух — это второй уровень памяти; если же учащийся не в состоянии самостоятельно ни вспомнить, ни узнать стихотворение, но при повторном заучивании ему потребуется меньше времени для полного воспроизведения, чем в первый раз, — это третий уровень памяти. Таким образом, степень проявления может варьировать. При этом характер проявления забывания может быть различным. Забывание может проявляться в схематизации материала, отбрасывании отдельных, иногда существенных, его частей, сведении новых представлений к привычным старым представлениям.

Следует обратить внимание на то, что забывание протекает во времени неравномерно. Наибольшая потеря материала происходит сразу же после его восприятия, а в дальнейшем забывание идет медленнее. Например, опыты Эббингауза, о которых мы говорили в первом разделе данной главы, показали, что через час после заучивания 13 бессмысленных слогов забывание достигает 56 %, в дальнейшем же оно идет медленнее. Причем такая же закономерность характерна и для забывания осмысленного материала. Подтверждением этого может служить эксперимент, проведенный американским психологом М. Джонсом. Эксперимент сводился к следующему: до начала лекции по психологии Джонс предупредил студентов, что в конце они получат листочки с вопросами по содержанию лекции, на которые надо дать письменные ответы. Лекция читалась со скоростью 75 слов в минуту, четко и доступно. У выдающегося лектора, приглашенного для сравнения данных, получалось почти то же самое: студенты сразу же после лекции воспроизводили 71 % основных его мыслей, а далее шло забывание воспринятого материала: сначала быстрее, а затем несколько медленнее. Из данного опыта следует вывод, что если студенты не будут работать над закреплением учебного материала в памяти, через два месяца от него останется лишь 25 %, а наибольшая потеря (55 %) произойдет за первые три-четыре дня после восприятия.

Для того чтобы замедлить процесс забывания, необходимо своевременно организовать повторение воспринятого материала, не откладывая надолго эту работу. Это хорошо подтверждают исследования М. Н. Шардакова. Он установил, что если не повторять полученный материал в день получения, то через день сохраняется в памяти 74 % материала, через три-четыре дня — 66 %, через месяц — 58 % и через шесть месяцев — 38 %. При повторении материала в первый день через день в памяти сохраняется 88%, через три-четыре дня — 84 %, через месяц — 70% и через 6 месяцев — 60 %. Если же организовать периодическое повторение материала, то объем сохраняемой информации будет достаточно большим на протяжении значительного времени.

Рассматривая различные варианты проявления забывания, нельзя не сказать о случаях, когда человек не может вспомнить что-то в данный момент (например, сразу же после получения информации), но припоминает или узнает это спустя некоторое время. Такое явление носит название реминисценции (смутное воспоминание). Сущность реминисценции заключается в том, что воспроизведение материала, который мы сразу не могли полностью воспроизвести, через день-два после восприятия пополняется фактами и понятиями, которые отсутствовали при первом воспроизведении материала. Это явление часто наблюдается при воспроизведении словесного материала большого объема, что обусловлено утомлением нервных клеток. Реминисценция обнаруживается чаще у дошкольников и младших школьников. Гораздо реже это явление встречается у взрослых.

По данным Д. И. Красильниковой, при воспроизведении материала реминисценция отмечается у 74 % дошкольников, у 45,5 % младших школьников и у 35,5 % школьников пятых-седьмых классов. Это связано с тем, что дети не всегда сразу как следует осмысливают материал при его восприятии и потому передают его неполно. Им требуется какой-то промежуток времени для его осмысления, в результате чего воспроизведение становится более полным. Если же материал осмыслен сразу, то реминисценция не наступает. Этим объясняется тот факт, что чем старше школьники, тем реже наблюдается это явление в их памяти.

Другими формами забывания являются ошибочное припоминание и ошибочное узнавание. Общеизвестно, что воспринятое нами с течением времени теряет в воспоминании свою яркость и отчетливость, становится бледным и неясным. Однако изменения воспринятого ранее материала могут носить и другой характер, когда забывание выражается не в потере ясности и отчетливости, а в существенном несоответствии припомненного действительно воспринятому. В этом случае мы вспоминаем совсем не то, что было в действительности, так как в процессе забывания произошла более или менее глубокая перестройка воспринятого материала, его существенная качественная переработка. Например, одним из таких примеров переработки может служить ошибочное воспроизведение последовательности событий во времени. Так, отчетливо воспроизводя отдельные события, человек между тем не может вспомнить их правильную последовательность. Основной причиной подобного явления, как показали исследования Л. В. Занкова, является то, что в процессе забывания ослабевают случайные связи во времени, и вместо них на первый план выступают существенные, внутренние отношения вещей (логические связи, сходство вещей и т. д.), которые не всегда совпадают со связями во времени.

В настоящее время известны факторы, влияющие на скорость протекания процессов забывания. Так, забывание протекает быстрее, если материал недостаточно понят человеком. Кроме того, забывание происходит быстрее, если материал неинтересен человеку, не связан непосредственно с его практическими потребностями. Этим объясняется тот факт, что взрослые люди лучше помнят то, что относится к их профессии, что связано с их жизненными интересами, а школьники хорошо помнят материал, который их увлекает, и быстро забывают то, что их не интересует. Скорость забывания также зависит от объема материала и степени трудности его усвоения: чем больше объем материала или чем он труднее для восприятия. тем быстрее происходит забывание. Другим фактором, ускоряющим процесс забывания, является отрицательное влияние деятельности, следующей за заучиванием. Это явление называют ретроактивным торможением. Так, в эксперименте, проведенном А. А. Смирновым, группе школьников давали для заучивания ряд имен прилагательных, а сразу после этого — второй ряд слов. После заучивания второго ряда слов проверяли, сколько прилагательных запомнили дети. В другой группе школьников делали пятиминутный перерыв между заучиванием первого и второго рядов слов. Оказалось, что школьники, учившие ряды слов без перерыва, воспроизвели на 25 % меньше имен прилагательных, чем дети, имевшие небольшой перерыв. В другом опыте после заучивания имен прилагательных детям давали заучивать ряд чисел. В этом случае воспроизведение ряда слов упало лишь на 8%. В третьем опыте после заучивания слов шла трудная умственная работа — решение сложных арифметических задач. Воспроизведение слов снизилось на 16%.

Таким образом, ретроактивное торможение выражено заметнее, если деятельность следует без перерыва или последующая деятельность сходна с предыдущей, а также если последующая деятельность труднее предшествующей деятельности. Физиологической основой ретроактивного торможения в последнем случае является отрицательная индукция: трудная деятельность затормозила более легкую. Указанную закономерность необходимо иметь в виду при организации учебной работы. Особенно важно соблюдать перерывы в занятиях, чередовать учебные предметы так, чтобы между ними были значительные отличия, — предметы, трудные для усвоения, ставить раньше, чем легкие.

Другим существенным фактором, влияющим на скорость забывания, является возраст. С возрастом отмечается ухудшение многих функций памяти. Запоминать материал становится труднее, а процессы забывания, наоборот, ускоряются.

Основными существенными причинами забывания, выходящего за рамки среднестатистических значений, являются различные болезни нервной системы, а также сильные психические и физические травмы (ушибы, связанные с потерей сознания, эмоциональные травмы). В этих случаях иногда наступает явление, называемое ретроградной амнезией. Она характеризуется тем, что забывание охватывает собой период, предшествующий событию, послужившему причиной амнезии. С течением времени этот период может уменьшиться, и даже более того, забытые события могут полностью восстановиться в памяти.

Забывание также наступает быстрее при умственном или физическом утомлении. Причиной забывания может быть и действие посторонних раздражителей, мешающих сосредоточиться на нужном материале, например раздражающих звуков или находящихся в поле нашего зрения предметов.

Механизмы памяти: промежуточный уровень анализа и организации

Curr Opin Behav Sci. Авторская рукопись; Доступно в PMC 2021 апреля 1.

Опубликовано в окончательной редактированной форме AS:

PMCID: PMC7444732

NIHMSID: NIHMS1575425

Отдел психологических наук и мозгов, Университет Массачусетса Amherst

Автором Кредитные выписки

Концептуализация R.A.C.; Написание — Первоначальный проект R.A.C. и ДЭХ; Написание — рецензирование и редактирование Р.AC и DEH; Приобретение финансирования R.A.C. и Д.Э.Х. * Автор, ответственный за переписку: Отделение психологии и наук о мозге Массачусетского университета в Амхерсте, 135 Hicks Way, Amherst, MA 01003, [email protected]

Abstract

Исследования за последние пять лет значительно продвинулись в направлении механистического объяснения как мозг обеспечивает память. Этот прогресс основан на десятилетиях исследований двух взаимодополняющих направлений: подхода уровней анализа и подхода уровней организации .Мы рассматриваем, как исследования в области когнитивной психологии и когнитивной нейробиологии в рамках этих двух подходов недавно сошлись на механистических теориях, основанных на мозге, сформулированных на оптимальном уровне для объяснения когнитивных феноменов — промежуточном уровне. Кроме того, новые эмпирические методы и методы анализа данных теперь предоставляют способы проверки предсказаний этих теорий, что является важным шагом в раскрытии механизмов памяти.

Введение: уровни анализа в сравнении с уровнями организации

Целью наук о жизни обычно является механистическое объяснение явлений [1, 2].Бехтель и Абрахамсен [3] определяют механизм как «структуру, выполняющую функцию благодаря своим составным частям, составным операциям и их организации. Организованное функционирование механизма отвечает за одно или несколько явлений». В когнитивной нейробиологии таким феноменом могут быть «эффекты последовательного припоминания в памяти человека». Одной из проблем при предоставлении таких объяснений является выбор соответствующего уровня анализа и уровня биологической организации (или масштаба), на которых можно построить теорию.

Дэвид Марр [4] определил три уровня анализа для понимания задач обработки информации, таких как зрение (). Высший, вычислительный уровень определяет цели задачи; средний, репрезентативный или алгоритмический уровень, обеспечивает механистические шаги, с помощью которых достигается задача; а самый низкий, уровень реализации описывает физическую реализацию задачи в биологической ткани. Эти три уровня почти независимы: вычислительная цель может быть достигнута с помощью нескольких алгоритмов, и алгоритм может быть реализован на многих физических аппаратных средствах.Согласно Марру, задачу обработки информации следует анализировать, в первую очередь рассматривая поведенческие цели системы, потому что способ, которым система решает задачу, будет больше зависеть от характера решаемой проблемы, чем от оборудования, которое ее решает. . Таким образом, многоуровневый подход к анализу по своей сути является нисходящим, что позволяет исследователю свободно изобретать алгоритмы и представления для объяснения поведенческих явлений (по аналогии с физикой гипотетическое представление явления вращения галактики — это темная материя, хотя субатомная частицы темной материи совершенно не определены).

Уровни анализа Марра. Есть три уровня, на которых может находиться объяснение задачи. Самый высокий уровень, называемый вычислительным, определяет общие цели задачи. Средний уровень, называемый репрезентативным или алгоритмическим , обеспечивает «как» в объяснении визуального или когнитивного феномена — критические, механистические шаги, с помощью которых выполняется задача. Самый нижний уровень, уровень реализации , описывает физическую реализацию задачи в биологической ткани нервной системы.Три уровня слабо связаны друг с другом — они могут влиять, но не ограничивают друг друга. В частности, понимание алгоритмического/репрезентативного уровня может продолжаться без указания уровня реализации.

Другие исследователи использовали подход «уровней организации» (), в котором проблемное пространство для теоретизирования определяется с точки зрения уровней биологического масштаба (например, синапсы, нейронные ансамбли или анатомические системы). В отличие от уровней анализа Марра, эти уровни тесно связаны; действительно, цель теорий при таком подходе часто состоит в том, чтобы определить отношения между структурами и явлениями на смежных по вертикали уровнях [5, 6].Этот подход является, по крайней мере, частично редукционистским: явление на одном уровне объясняется в терминах структур на уровне ниже (например, поведение нейронной сборки зависит от нейронной связи через синапсы). Хотя исследователи могут смотреть «вверх и вниз» на более высокие и более низкие уровни для вдохновения [6, 7], они всегда ограничены деталями реализации. При таком подходе серьезной проблемой является определение подходящих компонентов «промежуточного» размера: если они слишком малы, взаимодействия между частями компонентов не могут объяснить интересующее явление (т.например, трудно объяснить субъективный опыт воспоминания с точки зрения взаимодействующих молекул), а если они слишком велики, то составные операции становятся переформулировкой целевого феномена (например, подобласть префронтальной коры «отвечает за поиск ») [6].

Уровни нейробиологической организации (по Черчленду и Сейновски, 1988). Теории памяти, учитывающие уровень реализации Марра, могут быть определены на одном или нескольких уровнях структурной организации, соответствующих определенному диапазону биологических масштабов.Такие теории являются редукционистскими в том смысле, что в принципе всегда должно быть возможно построить структуры, постулируемые на любом заданном уровне, из компонентов, находящихся на более низком уровне. Однако на эти теории могут влиять и вдохновляться уровни как выше, так и ниже уровня, на котором в основном находится их объяснение.

Поиск репрезентаций и алгоритмов памяти

Исследования памяти в когнитивной психологии в значительной степени проводились в рамках подхода многоуровневого анализа с поиском абстрактных объяснений на вычислительном/алгоритмическом уровнях без учета реализации.Многие влиятельные теории памяти в этой традиции были формализованы с помощью математики. Одной из самых ранних теорий обучения является теория выборки стимулов Эстеса (SST) [8]. SST предполагает большой набор возможных «элементов» реакции на стимул, которые статистически выбираются по принципу «все или ничего». Следуя по пятам бихевиоризма, отрицавшего ненаблюдаемые теоретические конструкции, эта теория обозначила новый подход, постулировав как форму мнемонических представлений, так и операции, воздействующие на них.

Как и в SST, Аткинсон и Шиффрин [9] обратились к статистической выборке следов скрытой памяти, но их теория изложила, как память перемещается из сенсорной памяти в кратковременную, а затем в долговременную или из нее. памяти (путем кодирования и поиска). Эти различные «режимы» памяти определялись с точки зрения содержания (например, визуальный, вербальный, семантический), продолжительности (например, менее секунды, до 30 секунд, на всю жизнь) и емкости (например, полное визуальное отображение). , примерно 7 чанков, неограниченно).Последующая работа с моделью поиска ассоциативной памяти (SAM) определила математические алгоритмы статистической выборки и восстановления при воспроизведении памяти [10] и глобального сопоставления при распознавании [11]. Параллельно с развитием алгоритмов в модели SAM, другие исследователи памяти формализовали представления памяти, предполагая, что каждое событие определяется как вектор признаков, с векторами, конкатенированными в гигантском репозитории [12] или свертывающимися с существующей структурой памяти для формирования композита. распределенное представление [т.е.г., 13].

Дальнейший важный прогресс был достигнут в определении представлений и алгоритмов временного контекста. В ранней работе с моделью SAM [14] предполагалось, что контекст случайным образом колеблется во времени, что объясняет эффекты интерференции и забывания. Чтобы объяснить динамику припоминания (например, как участники используют каждый припоминаемый элемент, чтобы указать на последующие попытки припоминания), Ховард и Кахана [15] предложили модель временного контекста (TCM), в которой колебания контекста не случайны, а сильно зависят от текущего элемента. .Это был радикальный отход от модальной модели Аткинсона и Шиффрина, объясняющей явления кратковременной памяти без ссылки на отдельную систему кратковременной памяти. Впоследствии модели TCM были предоставлены представления функций и правила обучения, совместимые с теорией нейронных сетей, что привело к созданию модели поддержания и поиска контекста (CMR) [16]. Вместо того, чтобы принимать произвольные функции, CMR использует представления реального мира, извлеченные с помощью латентного семантического анализа (LSA) [17] — статистического анализа совпадений слов в абзацах на основе корпуса.Свидетельством применимости этого вида скрытых репрезентаций является то, что такие репрезентации являются движущей силой Google и других текстовых поисковых систем.

Таким образом, когнитивные модели памяти в рамках многоуровневого подхода анализа достигли все более реалистичных представлений и алгоритмов. Однако они в значительной степени избегают вопроса совместимости с биологическим мозгом.

Поиск структур памяти

В отличие от абстрактных моделей когнитивной психологии, исследования когнитивной нейробиологии того же периода пытались идентифицировать мозговые структуры памяти.Этот более ориентированный на данные подход к организации уровней был инициирован случаем пациента Х.М. [18, 19]. Дефицит H.M. после операции на головном мозге предполагает, что медиальная височная доля (MTL) выполняет высокоизбирательную функцию — формирование новых, долгосрочных, декларативных воспоминаний. Более того, сохранение других навыков H.M. подразумевало, что MTL не вносит вклада в другие функции (например, перцептивные, лингвистические, моторные). Последующая работа продемонстрировала, что декларативная память далее делится на подтипы, такие как эпизодическая и семантическая [20, 21], вдохновляя структуру «множественных систем памяти», в которой разные формы памяти независимы и зависят от разных областей мозга [20, 22]. –24].

Хотя учет множественных систем памяти обеспечивает декомпозицию памяти, разделяя ее на подтипы на основе феноменологии и отображая каждый подтип на структуры промежуточного уровня в мозгу, он обходит вопрос о том, как возникает каждый подтип . То есть не описывает механизмы, вызывающие наблюдаемые феномены памяти [6, 25, 26, 27**]. Это иллюстрирует утверждение Бехтеля [6] о том, что поиску когнитивных механизмов препятствует неспособность правильно идентифицировать промежуточный уровень: множественные учетные записи систем памяти идентифицируют структурные части, но не операции промежуточного уровня, которые на них воздействуют.

Позже систем памяти учетных записей были дополнены (или дополнены) компонентами обработки учетных записей, которые разлагают память в соответствии с типом требуемой обработки информации, например, нисходящий (концептуальный) или восходящий (воспринимаемый) обработки [28–31]. Бехтель [6] утверждал, что компоненты обработки счетов лучше анализируют механизмы памяти, потому что вместо того, чтобы обеспечивать только описательную, феноменальную декомпозицию, они подчеркивают составные операции, которые необходимы для определения работающего механизма.

Однако даже компоненты обработки учетных записей предоставили скудные сведения о конкретных операциях, лежащих в основе памяти [6, 27]. Более того, полезность компонентного описания процесса ограничена тем, насколько правильно он разлагает явление [27]. Например, одна теория разлагает припоминание на процессы воспоминания и знакомства и сопоставляет их с системами гиппокампа и неокортекса [32–35]. Мы утверждали [27, 36], что воспоминание и знакомство неадекватны как компоненты механистической теории, потому что идентификация этих процессов как операций памяти означает то, что Гилберт Райл назвал «категориальной ошибкой» [37]: они суб-. типы извлечения из памяти, а не суб- компоненты .Воспоминание и знакомство — это феномены высокого уровня, которые необходимо объяснить, а не операции памяти промежуточного уровня, поэтому их применение к составным структурам не соответствует механистическому объяснению. На наш взгляд, в то время как когнитивная нейронаука 20 -го -го века добилась успеха в идентификации мозговых структур памяти, она не смогла идентифицировать операции памяти.

Механизм на промежуточном уровне: структуры, операции и репрезентации

Как кратко изложено выше, подход уровней анализа проясняет мнемонические представления и операции абстрактно, но не связывает их с мозгом, тогда как подход уровней организации очерчивает мозговые структуры, лежащие в основе памяти, но не определяли ни ее нейронные операции, ни ее репрезентации.Сближение этих подходов было неизбежным и плодотворным.

Отчет Макклелланда, Макнотона и О’Рейли о дополнительных системах обучения (CLS) [38] был ранним примером конвергенции. Сочетая нейропсихологические факты (например, то, что повреждение гиппокампа влияет на некоторые, но не все виды памяти) с принципами обучения и репрезентации обработки информации, эта работа и последующие расширения [39] предоставили механизм для многих феноменов долговременной декларативной памяти. Он предложил операции-кандидаты для кодирования и поиска – e.г., разделение паттернов, завершение паттернов, «заострение» стимульных репрезентаций — и связал их с нейроархитектурными свойствами. Кроме того, спецификация операций требовала экспликации представлений: при завершении паттерна паттерн активности, представляющий каждый стимул, должен быть разреженным, чтобы частичный ввод не запускал завершение неправильного представления из-за чрезмерного перекрытия [40–42]. На самом деле трудно сказать, являются ли операции CLS просто лучшим средством для получения представлений с желаемыми свойствами (т.т. е. представления являются центральным объяснительным фактором), или, скорее, свойства CLS-представлений являются неизбежным следствием операций (т. е. операции составляют суть счета). Дело в том, что для механистического объяснения нам нужны представления обеих операций и .

Признание важности представлений привело к другому многообещающему подходу. Вторя более ранним версиям, которые назначали «системы памяти» или «процессы» областям мозга, эта новая структура вместо этого назначает «представления».Этот подход анализирует зрение и память с точки зрения обработки информации, спрашивая, какие репрезентации необходимы для каждой задачи (уровни философии анализа), но используя тот факт, что нейроны можно охарактеризовать с точки зрения их рецептивных полей, т. е. того, что они представляют. (предпосылка, основанная на данных). Например, репрезентативно-иерархический подход предполагает, что последовательные области в вентральном зрительном потоке и MTL захватывают все более сложные сочетания признаков, кульминацией которых являются объекты в периринальной коре и ассоциации элементов с контекстом, временем и пространством в гиппокампе.Критически важно, что вклад области мозга в познание определяется тем, какую информацию она представляет, а не тем, какой процесс она вычисляет [36, 43–45, см. также 46]. Эта точка зрения в настоящее время хорошо подтверждается [47*, 48–52]. Хотя это, безусловно, доказывает несовершенство описания памяти, особенно для других уровней биологического масштаба (например, в пределах субрегионов гиппокампа функциональные различия могут лучше всего характеризоваться операциями), оно улучшает множественные системы памяти и описания процессов. потому что репрезентации, которые он постулирует, являются компонентами промежуточного уровня.

Что мы узнали о механизмах памяти промежуточного уровня?

Таким образом, когнитивная психология и когнитивная нейробиология сошлись на детальном наброске структур мозга, операций и репрезентаций памяти. Недавние технические достижения дали нам новые методы исследования нейронных представлений и функциональных сетей. Вооруженные этими методами, какие успехи в механистическом понимании были построены на этом наброске?

Многие исследователи приняли вызов Марра по определению репрезентаций, лежащих в основе познания, используя новые инструменты, такие как многовариантный анализ паттернов (MVPA; [53]) и анализ репрезентативного сходства [54].То есть теории памяти, разработанные когнитивными психологами на абстрактном уровне — с репрезентативными структурами, которые были свободно изобретены, — теперь проверяются в мозгу. Например, исследования фМРТ поддержали и усовершенствовали теорию временного контекста [15], выявив состояния, несущие информацию, которые отражают временной контекст (например, [55–58]). В другом примере иерархические схемы памяти, хорошо известные абстрактно [59, 60], были конкретизированы в нейронных терминах электрофизиологическими исследованиями на грызунах с использованием новых методов анализа [61].Другой абстрактный конструкт, который считается важным для структуры и сегментации эпизодической памяти, — это граница события [62]. Современная визуализация мозга подтвердила это предположение и помогла раскрыть его механизмы, например, продемонстрировав, что стабильность представлений гиппокампа в различных событиях связана с памятью о временном порядке [63, 64]. Брюнек и др. [65] недавно предположили, что механизмы сегментации границ являются общими для пространственных и эпизодических доменов, объединяя две функции гиппокампа, которые часто изучались по отдельности.

Второй, больше основанный на данных подход в нейронауке позволяет точно настроить структуры и операции памяти промежуточного уровня. Например, недавняя работа выявила 90 005 функциональных сетей 90 006, а не фокальные, смежные области мозга в качестве структурных компонентов памяти [66–68]. С помощью нового анализа связности были обнаружены ранее неизвестные структурные компоненты, такие как сеть режима по умолчанию (DMN) [69], и DMN была связана с эпизодической памятью посредством возможных ролей в консолидации памяти [70] и автобиографических воспоминаний [71].Кроме того, операции памяти претерпевают значительный пересмотр. Применяя классификаторы к внутричерепным электрофизиологическим данным, собранным у людей, выполняющих эпизодическую задачу припоминания, Weidemann et al. [72] пришли к новому предположению: семантическая и эпизодическая информация взаимодействуют прежде всего посредством операций поиска, а не через сходство репрезентаций, закладываемых при кодировании.

Другие прорывы произошли благодаря объединению подходов, основанных на теории и данных.Чжан и др. [73] использовали RSA для выявления специфических для стимулов паттернов активности у людей, выполняющих задание на запоминание, а затем отслеживали воспроизведение этих представлений во время сна. Воспроизведение, вызванное «рябью» гиппокампа во время медленного сна, предсказывало более позднюю память. Таким образом, руководствуясь теорией (что консолидация зависит от воспроизведения) и используя современные инструменты для анализа сложных данных (RSA), это исследование пролило свет на представления и операции консолидации памяти. Используя аналогичный подход «сверху вниз/снизу вверх», Говард Эйхенбаум, Марк Ховард и их коллеги объединили новые эмпирические данные о «временных клетках» в гиппокампе [74, 75*] с существующими теориями функции гиппокампа, чтобы создать новые теории, которые интегрировать временную, пространственную и мнемоническую обработку в гиппокампе [76–78].

В свете этих достижений некоторые в более широком смысле выступают за новый подход к познанию [27, 47, 79**, 80, 81]. При таком подходе исследования функций мозга ставят вычислительные и репрезентативные возможности области (или сети) мозга на первое место, а когнитивные функции — на второе. Вместо того, чтобы разделять познание на интуитивные функции народной психологии и сопоставлять их со структурами мозга, этот подход сначала спрашивает, что структура мозга вычисляет или представляет, а затем рассматривает, как она может способствовать познанию [27, 36, 79, 82].Механизм в одной области мозга для выполнения некоторой функции может быть воспроизведен в другой области для выполнения другой функции (например, «завершение паттерна» может лежать в основе воспоминаний в гиппокампе и прайминга в зрительной коре [27, 47]). И наоборот, область мозга может выполнять более одной когнитивной функции: периринальная кора вносит вклад в опознавательную память и зрительное различение [48, 83], а гиппокамп функционально универсален, поскольку его ассоциативные представления подходят для многих когнитивных целей, а его вычисления гибки [48, 83]. 79, 84*, 85].

Выводы

Исследования памяти, проведенные в двадцатом веке, выявили ключевые феномены памяти, набросали их представления и алгоритмы в абстрактном виде и определили структуры мозга, которые их поддерживают. Последующая конвергенция абстрактных моделей с нейропсихологическими объяснениями привела к механистическим объяснениям, основанным на мозге. Эти успехи были достигнуты за счет выбора компонентов промежуточного уровня и принятия философии уровней анализа, которая задается вопросом, как представления и операции области мозга могут служить целям когнитивной задачи.Промежуточный уровень оптимален для объяснений в когнитивной нейронауке, потому что его компоненты — такие структуры, как гиппокамп, репрезентативные свойства, такие как «ассоциативный/реляционный», и операции, такие как завершение паттерна, — лежат непосредственно ниже уровня явлений, подлежащих объяснению, — например, эффекты припоминания. и их связь с региональной активацией мозга или очаговыми поражениями. Более того, изложенные в нейтральных с точки зрения функций терминах операций и репрезентаций, эти описания не ограничиваются объяснением феноменов, которые считаются «памятью».Вместо этого они строят мосты между памятью, вниманием, восприятием, концептуальными знаниями, принятием решений и многим другим. Современные инструменты нейронауки, наряду с новой валютой операций и репрезентаций промежуточного уровня, пересматривают хрестоматийный взгляд на функцию мозга, проводя параллели между явлениями, которые ранее были помещены в отдельные главы.

Основные моменты

  • Промежуточный уровень биологического масштаба оптимален для понимания человеческой памяти управляемые подходы

Благодарности

Эта работа была профинансирована премией NSF BCS-1554871 для R.A.C. и NIMH наградили R.A.C. 1RF1Mh214277. и Д.Э.Х.

Сноски

конфликты интересов

Я подтверждаю, что при представлении этой рукописи ни у одного из авторов нет конфликта интересов.

Отказ от ответственности издателя: Это PDF-файл неотредактированной рукописи, которая была принята к публикации. В качестве услуги нашим клиентам мы предоставляем эту раннюю версию рукописи. Перед публикацией в окончательном виде рукопись будет подвергнута редактированию, набору текста и рецензированию полученного корректора.Обратите внимание, что в процессе производства могут быть обнаружены ошибки, которые могут повлиять на содержание, и все правовые оговорки, применимые к журналу, относятся к нему.

Ссылки

1. Bechtel W, Проблема описания операций в механизмах, лежащих в основе поведения. Журнал экспериментального анализа поведения, 2005 г. 84(3): с. 313–325. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]2. Мачамер П., Дарден Л. и Крейвер К.Ф., Размышляя о механизмах. Философия науки, 2000.67(1): с. 1–25. [Google Академия]3. Бехтел В. Д. и Абрахамсен А., Объяснение: механистическая альтернатива. Исследования по истории и философии биологических и биомедицинских наук, 2005 г. 36: с. 421–441. [PubMed] [Google Scholar]4. Марр Д., Видение: вычислительное исследование человеческого представления и обработки визуальной информации. 1982, Сан-Франциско, Калифорния: WH Freeman. [Google Академия]5. Черчленд П.С. и Сейновски Т.Дж., Перспективы когнитивной нейронауки. Наука, 1988. 242(4879): с.741–45. [PubMed] [Google Scholar]6. Бехтель В., Психические механизмы: философские взгляды на когнитивную нейронауку. 2008, Нью-Йорк: Тейлор и Фрэнсис. [Google Академия]7. Коуэлл Р.А., Басси Т.Дж. и Саксида Л.М., Эмпирики с Венеры, моделисты с Марса: согласование экспериментальных и вычислительных подходов в когнитивной нейронауке. Нейронаука и биоповеденческие обзоры, 2012. 36(10): с. 2371–2379. [PubMed] [Google Scholar]8. Эстес В.К., К статистической теории обучения. Психологический обзор, 1950.57(2): с. 94–107. [Google Академия]9. Аткинсон Р.С. и Шиффрин Р., Человеческая память: предлагаемая система и ее процессы управления, в книге «Психология обучения и мотивации: достижения в исследованиях и теории», Спенс К.В. и Спенс Дж.Т., редакторы. 1968, Академический: Нью-Йорк: с. 89–195. [Google Академия] 10. Raaijmakers JGW и Shiffrin RM, Поиск ассоциативной памяти. Психологический обзор, 1981. 88(2): с. 93–134. [Google Академия] 11. Гронлунд С.Д. и Шиффрин Р.М., Стратегии поиска в памяти о естественных категориях и категоризированных списках.Журнал экспериментальной психологии — обучение памяти и познанию, 1986. 12(4): с. 550–561. [PubMed] [Google Scholar] 12. Хинцман Д.Л., Суждения о частоте и памяти распознавания в модели памяти с несколькими следами. Психологический обзор, 1988. 95(4): с. 528–551. [Google Академия] 13. Мердок Б.Б., Теория хранения и поиска элементов и ассоциативной информации. Психологический обзор, 1982. 89(6): с. 609–626. [Google Академия] 14. Mensink GJ и Raaijmakers JGW, Модель вмешательства и забывания.Психологический обзор, 1988. 95(4): с. 434–455. [Google Академия] 15. Ховард М.В. и Кахана М.Дж., Распределенное представление временного контекста. Журнал математической психологии, 2002. 46(3): с. 269–299. [Google Академия] 16. Полын С.М., Норман К.А. и Кахана М.Дж., Модель обслуживания и поиска контекста организационных процессов в Free Recall. Психологический обзор, 2009. 116(1): с. 129–156. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]17. Ландауэр Т.К. и Дюме С.Т. Решение проблемы Платона: теория скрытого семантического анализа приобретения, индукции и представления знаний.Психологический обзор, 1997. 104(2): с. 211–240. [Google Академия] 18. Сковилл В.Б. и Милнер Б., Потеря недавней памяти после двустороннего поражения гиппокампа. Журнал неврологии, нейрохирургии и психиатрии, 1957. 20(1): с. 11–21. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]19. Милнер Б. и Пенфилд В. Влияние поражений гиппокампа на недавнюю память. Trans Am Neurol Assoc, 1955: с. 42–48. [PubMed] [Google Scholar] 20. Тулвинг Э. Сколько существует систем памяти. Американский психолог, 1985 год. 40(4): с.385–398. [Google Академия] 21. Окли Д.А., Мозговые механизмы памяти млекопитающих. Британский медицинский бюллетень, 1981. 37(2): с. 175–80. [PubMed] [Google Scholar] 22. Сквайр Л.Р. и Зола-Морган С. Медиальная система памяти височных долей. Наука, 1991. 253(5026): с. 1380–1386 гг. [PubMed] [Google Scholar] 23. Сквайр Л.Р. и Ноултон Б., Память, гиппокамп и системы мозга, в когнитивной нейробиологии, Gazzaniga MS, редактор. 1995, The MIT Press: Кембридж, Массачусетс: с. 825–837. [Google Академия] 24. Тулвинг Э. и Шактер Д.Л., Прайминг и системы памяти человека.Наука, 1990. 247(4940): с. 301–306. [PubMed] [Google Scholar] 25. Надель Л, Множественные системы памяти: что и почему. J Cogn Neurosci, 1992. 4(3): с. 179–88. [PubMed] [Google Scholar] 26. Басси Т.Дж., Множественные системы памяти: правда или вымысел? Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии, раздел B, сравнительная и физиологическая психология, 2004 г. 57(1): с. 89–94. [Google Академия] 27. Коуэлл Р.А., Баренсе М.Д. и Садил П.С. Дорожная карта для понимания памяти: разложение когнитивных процессов на операции и представления.ЭНейро, 2019. 6(4). [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
** Cowell et al. 2019: В этом обзоре утверждается, что когнитивные процессы — интроспективно идентифицируемые «психические события», такие как воспоминание, — являются неадекватными конструкциями для характеристики нейронно-когнитивных механизмов, поскольку они объединяют компоненты более низкого уровня механизмов, которые мы стремимся понять. Воспоминание включает в себя как операцию (завершение паттерна), так и нейронное представление (многомерное ассоциативное содержание).Чтобы раскрыть механизмы воспоминания, мы должны разложить его на операции и представления28. Москович М., Память и работа с памятью: модель компонентного процесса, основанная на модулях и центральных системах. Журнал когнитивной неврологии, 1992. 4(3): с. 257–267. [PubMed] [Google Scholar] 29. Блэкстон Т.А., Исследование диссоциации среди мер памяти — Поддержка структуры обработки, соответствующей переносу. Журнал экспериментальной психологии обучения памяти и познанию, 1989. 15(4): с.657–668. [Google Академия] 30. Редигер Х.Л., Бакнер Р.Л. и Макдермотт К.Б. (1999). Компоненты обработки в памяти: системы, процесс или функция?, Фостер Дж. К. и Джеличич М., редакторы. 1999, издательство Оксфордского университета: Оксфорд, Великобритания: с. 31–65. [Google Академия] 31. Йонелинас А.П., Компоненты эпизодической памяти: вклад воспоминания и знакомства. Философские труды Королевского общества биологических наук, 2001 г. 356 (1413): с. 1363–1374 гг. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]32.Браун М.В. и Эгглтон Дж.П., Память узнавания: каковы роли околоносовой коры и гиппокампа? Nature Reviews Neuroscience, 2001. 2(1): с. 51–61. [PubMed] [Google Scholar] 33. Вилберг К.Л. и Рагг М.Д., Диссоциация нейронных коррелятов памяти узнавания в зависимости от знакомства, воспоминаний и количества воспоминаемой информации. Нейропсихология, 2007. 45(10): с. 2216–25. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]34. Эйхенбаум Х., Йонелинас А.П. и Ранганат С. Медиальная височная доля и память распознавания.Ежегодный обзор неврологии, 2007 г. 30: с. 123–152. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]35. Йонелинас А.П. Природа воспоминания и знакомства: обзор 30-летних исследований. Журнал памяти и языка, 2002. 46(3): с. 441–517. [Google Академия] 36. Коуэлл Р.А., Басси Т.Дж. и Саксида Л.М. Компоненты памяти узнавания: диссоциируемые когнитивные процессы или просто различия в репрезентативной сложности? Гиппокамп, 2010. 20(11): с. 1245–62. [PubMed] [Google Scholar] 37. Райл Г. Концепция разума.1949, Лондон: Хатчинсон. [Google Академия] 38. Макклелланд Дж. Л., Макнотон Б. Л. и О’Рейли Р. С., Почему существуют дополнительные системы обучения в гиппокампе и неокортексе — выводы из успехов и неудач коннекционистских моделей обучения и памяти. Психологический обзор, 1995. 102(3): с. 419–457. [PubMed] [Google Scholar] 39. Норман К.А. и О’Рейли Р.С. Моделирование вклада гиппокампа и неокортекса в распознающую память: подход систем дополнительного обучения. Психологический обзор, 2003.110(4): с. 611–646. [PubMed] [Google Scholar]40. Тревес А. и Роллс Э.Т., Вычислительный анализ роли гиппокампа в памяти. Гиппокамп, 1994. 4(3): с. 374–391. [PubMed] [Google Scholar]41. Марр Д., Простая память: теория архикортекса. Philos Trans R Soc Lond B Biol Sci, 1971. 262(841): с. 23–81. [PubMed] [Google Scholar]42. O’Reilly RC и McClelland JL, Гиппокампальное конъюнктивное кодирование, хранение и отзыв: избежание компромисса. Гиппокамп, 1994. 4(6): с. 661–82. [PubMed] [Google Scholar]43.Коуэлл Р.А., Басси Т.Дж. и Саксида Л.М. Почему повреждение головного мозга ухудшает память? Коннекционистская модель памяти распознавания объектов в околоносовой области коры. Журнал неврологии, 2006. 26(47): с. 12186–12197. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]44. Bussey TJ и Saksida LM, Организация визуальных репрезентаций объектов: коннекционистская модель эффектов поражений в околоносовой области коры. Европейский журнал неврологии, 2002 г. 15(2): с. 355–364. [PubMed] [Google Scholar]45. Грэм К.С., Баренсе, доктор медицины, и Ли АЧ, Выходя за пределы LTM в MTL: синтез результатов нейропсихологии и нейровизуализации о роли медиальной височной доли в памяти и восприятии.Нейропсихология, 2010. 48(4): с. 831–853. [PubMed] [Google Scholar]46. Диана Р.А., Йонелинас А.П. и Ранганат С. Воспроизведение воспоминаний и знакомств в медиальной височной доле: трехкомпонентная модель. Тенденции в когнитивных науках, 2007. 11(9): с. 379–386. [PubMed] [Google Scholar]
* Ross et al. 2018: Это исследование показало, что репрезентативное содержание, а не мнемонический процесс, определяет, способствует ли область мозга извлечению воспоминаний. Он тестировал частично управляемое (т. е. похожее на завершение паттерна) извлечение сложных ассоциативных воспоминаний (т.т. е. воспоминание) и простые одноэлементные воспоминания (т. е. неассоциативный поиск или «воспоминание объекта»). Гиппокамп, традиционно считавшийся критическим для припоминания, занимался припоминанием только сложных раздражителей, а не объектов; вспоминание объекта, задействованные области нижнего уровня, околоносовая и латеральная затылочная кора.47. Росс Д.А. и др., Взаимодействие гиппокампа во время воспроизведения зависит от содержимого памяти. Кора головного мозга, 2018. 28(8): с. 2685–2698. [PubMed] [Google Scholar]49. Ли АЧ, Скахилл В.Л. и Грэм К.С. Активация медиальной височной доли во время суждения о странности лиц и сцен.Кора головного мозга, 2008. 18(3): с. 683–696. [PubMed] [Google Scholar]50. Hannula DE, et al., Вклад медиальной височной доли в поиск предметов и контекстов по сигналам. Нейропсихология, 2013. 51(12): с. 2322–32. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]51. Старесина Б.П., Купер Э. и Хенсон Р.Н., Обратимый поток информации через медиальную височную долю: гиппокамп связывает корковые модули во время извлечения памяти. Дж. Нейроски, 2013. 33(35): с. 14184–92. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]52.Колер С. и др., Новые реакции на реляционную и нереляционную информацию в гиппокампе и парагиппокампальной области: сравнение, основанное на фМРТ, связанной с событием. Гиппокамп, 2005. 15(6): с. 763–74. [PubMed] [Google Scholar]53. Хаксби Дж. В. и др., Распределенные и перекрывающиеся представления лиц и объектов в вентральной височной коре. Наука, 2001. 293(5539): с. 2425–2430. [PubMed] [Google Scholar]54. Кригескорте Н., Мур М. и Бандеттини П., Анализ репрезентативного подобия — соединение ветвей системной нейронауки.Front Syst Neurosci, 2008. 2: с. 4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]55. Судзуки М. и др. Нейронная основа временной контекстной памяти: функциональное МРТ-исследование. Нейроимидж, 2002. 17(4): с. 1790–6. [PubMed] [Google Scholar]56. Терк-Браун Н.Б., Саймон М.Г. и Седерберг П.Б. Представления сцен в парагиппокампальной коре зависят от временного контекста. Дж. Нейроски, 2012. 32(21): с. 7202–7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]57. Ван Ф. и Дайана Р.А. Нейронные корреляты поиска временного контекста для абстрактных зашифрованных фраз: стратегии сокращения повествования и знакомства.Мозг Рес, 2017. 1655: с. 128–137. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]58. Dimsdale-Zucker HR, et al., Подполя гиппокампа объединяют информацию о прошлых временных и когнитивных контекстах. BioRXiv, 2019. [Google Scholar]59. Брансфорд Дж. Д. и Джонсон М. К., Контекстуальные предпосылки для понимания — некоторые исследования понимания и припоминания. Журнал вербального обучения и вербального поведения, 1972. 11(6): с. 717–726. [Google Академия] 60. Бартлетт ФК, Вспоминая. 1932, Кембридж: Издательство Кембриджского университета.[Google Академия] 61. Маккензи С. и др., Представление в гиппокампе связанных и противоположных воспоминаний, развивающихся в рамках отдельных, иерархически организованных нейронных схем. Нейрон, 2014. 83(1): с. 202–215. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]63. DuBrow S и Davachi L, Временная память формируется за счет стабильности кодирования и промежуточной повторной активации элемента. Дж. Нейроски, 2014. 34(42): с. 13998–4005. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]64. Эззиат И. и Давачи Л. Сходство порождает близость: сходство паттернов внутри и вне контекста связано с более поздними мнемоническими суждениями о временной близости.Нейрон, 2014. 81(5): с. 1179–1189. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]65. Брунец И.К., Москович М. и Баренсе М.Д., Границы формируют когнитивные представления о пространствах и событиях. Тенденции Cogn Sci, 2018. 22(7): с. 637–650. [PubMed] [Google Scholar]66. Ким Х., Диссоциация ролей режима по умолчанию, дорсальной и вентральной сетей в поиске эпизодической памяти. Нейроимидж, 2010. 50(4): с. 1648–57. [PubMed] [Google Scholar]67. Шимамура А. П., Эпизодическое извлечение и корковое связывание реляционной активности.Cogn Affect Behav Neurosci, 2011. 11(3): с. 277–91. [PubMed] [Google Scholar]68. Thakral PP, Wang TH и Rugg MD, Расшифровка содержания воспоминаний в основной сети воспоминаний и за ее пределами. Кортекс, 2017. 91: с. 101–113. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]69. Raichle ME, Сеть режима мозга по умолчанию. Annu Rev Neurosci, 2015. 38: с. 433–47. [PubMed] [Google Scholar]70. Каплан Р. и др., Гиппокампальная пульсация острых волн влияет на выборочную активацию сети режима по умолчанию.Курр Биол, 2016. 26(5): с. 686–91. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]71. Шрикумар В. и др., Опыт ярких автобиографических воспоминаний поддерживается репрезентациями субъективного содержания в предклинье. Научный представитель, 2018. 8(1): с. 14899. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]72. Weidemann CT и др. Нейронная активность выявляет взаимодействие между системами эпизодической и семантической памяти во время поиска. J Exp Psychol Gen, 2019. 148(1): с. 1–12. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]74.MacDonald CJ, et al., «Временные клетки» гиппокампа заполняют пробелы в памяти на несмежные события. Нейрон, 2011. 71(4): с. 737–49. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
* Mau et al. 2018: В этом исследовании сообщается о ансамблях «временных ячеек» в гиппокампе, которые одновременно несут информацию о порядке временной последовательности в масштабах секунд, минут и дней, предоставляя убедительные эмпирические доказательства механизмов, предложенных в вычислительной модели функции гиппокампа [ссылка 75] 75. . Мау В. и др., Одна и та же популяция CA1 гиппокампа одновременно кодирует временную информацию в нескольких временных масштабах. Курр Биол, 2018. 28(10): с. 1499–1508 е4. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]76. Howard MW, et al., Единая математическая структура для кодирования времени, пространства и последовательностей в области гиппокампа. Дж. Нейроски, 2014. 34(13): с. 4692–707. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]77. Ховард М.В. и др., Распределенное представление внутреннего времени. Психол Рев, 2015. 122(1): с. 24–53.[PubMed] [Google Scholar]78. Эйхенбаум Х., Об интеграции пространства, времени и памяти. Нейрон, 2017. 95(5): с. 1007–1018. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
** Али и Ранганат, 2018 г.: эта гостевая редакционная статья представляет специальный выпуск, в котором обсуждаются новые взгляды на функцию гиппокампа, в различных статьях описывается разнообразие функциональных ролей гиппокампа, в том числе восприятие, оперативная память, внимание и имплицитная память. Вместе аргументы, изложенные этими авторами, открывают новую философию подхода к работе мозга.79. Али М. и Ранганат С. Новые взгляды на гиппокамп и память. Нейроски Летт, 2018. 680: с. 1–3. [PubMed] [Google Scholar]80. Кордова Н.И., Терк-Браун Н.Б. и Али М., Сосредоточив внимание на том, что важно: Модуляция гиппокампа человека реляционным вниманием. Гиппокамп, 2019. 29(11): с. 1025–1037. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]81. Хассон У., Чен Дж., Хани С.Дж., Память иерархического процесса: память как неотъемлемый компонент обработки информации. Тенденции Cogn Sci, 2015. 19(6): с.304–13. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]82. Bussey TJ и Saksida LM, Память, восприятие и вентральный зрительно-периринальный гиппокампальный поток: нестандартное мышление. Гиппокамп, 2007. 17(9): с. 898–908. [PubMed] [Google Scholar]83. Бартко С.Дж. и др., Перцептивные функции периринальной коры у крыс: распознавание объектов с нулевой задержкой и одновременное различение странностей. Журнал неврологии, 2007. 27(10): с. 2548–2559. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
* Mack, Love and Preston, 2018: Этот теоретический синтез предполагает, что гиппокамп преобразует эпизодический опыт в концептуальное знание, используя множество различных когнитивных операций, включая смещение внимания, поиск на основе завершения паттерна. , интеграция памяти, разделение шаблонов и генерация ошибки предсказания.84. Мак М.Л., Лав Б.К. и Престон А.Р. Построение понятий по одному эпизоду за раз: гиппокамп и формирование понятий. Нейроски Летт, 2018. 680: с. 31–38. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]85. Али М. и Терк-Браун Н.Б. Гибкое взвешивание различных входных данных делает функцию гиппокампа гибкой. Письма о неврологии, 2018. 680: с. 13–22. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

Закрывая дверь для ложных воспоминаний: влияние уровней обработки и типа стимула на отторжение перцептивных и ложных воспоминаний.семантически разные дистракторы

  • Alban, MW, & Kelley, CM (2012). Вариации ограниченного поиска. Память и познание, 40 , 681–692.

    Google ученый

  • Арндт, Дж. (2015). Влияние прямой и обратной ассоциативной силы на ложные воспоминания для кодирования контекста. Память, 23 , 1093–1111.

    ПабМед Google ученый

  • Арндт, Дж.и Гулд, К. (2006). Рассмотрение двухпроцессных теорий ложного узнавания. Память, 14 , 814–833.

    ПабМед Google ученый

  • Баддели, А. Д., и Хитч, Г. Дж. (2017). Являются ли уровни обработки эффекта языковыми ограничениями? Journal of Memory and Language, 92 , 1–13.

    Google ученый

  • Баддели, А.Д., Хитч, Г.Дж., Куинлан, П.Т., Боуз, Л., и Стоун, Р. (2016). Двери на память: база данных с возможностью поиска. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии, 69 , 2111–2118.

    Google ученый

  • Бахрик, Х. П., и Бахрик, П. (1971). Независимость вербального и зрительного кодов одних и тех же раздражителей. Journal of Experimental Psychology, 91 , 344–346.

    ПабМед Google ученый

  • Бахрик, Х.П. и Буше Б. (1968). Сохранение зрительных и вербальных кодов одних и тех же раздражителей. Journal of Experimental Psychology, 78 , 417–422.

    ПабМед Google ученый

  • Бланка, М. Дж., Аларкон, Р., Арнау, Дж., Боно, Р., и Бендаян, Р. (2017). Ненормальные данные: допустим ли вариант ANOVA? Псикотема, 29 , 552–557.

    ПабМед Google ученый

  • Бауэр, Г.Х. и Карлин, МБ (1974). Глубина обработки изображений лиц и память распознавания. Journal of Experimental Psychology, 103 , 751–757.

    Google ученый

  • Брейнерд, С.Дж., Гомес, К.Ф.А., и Моран, Р. (2014). Два воспоминания. Психологический обзор, 121 , 563–599.

    ПабМед Google ученый

  • Брейнерд, К.Дж., Гомес, К.Ф.А., и Накамура, К. (2015). Двойственное воспоминание в эпизодической памяти. Journal of Experimental Psychology: General, 144 , 816–843.

    Google ученый

  • Брейнерд, С.Дж., и Рейна, В.Ф. (2002). Теория нечетких следов и ложная память. Текущие направления в психологии, 11 , 164–169.

    Google ученый

  • Бродер, А.и Шютц, Дж. (2009). ROC распознавания криволинейны — или нет? О преждевременных аргументах против двухпороговой модели распознавания. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 35 , 587–606.

    ПабМед Google ученый

  • Брюс Д., Филлипс-Грант К., Конрад Н. и Бона С. (2004). Кодирование контекста и ложные воспоминания распознавания. Память, 12 , 562–570.

    ПабМед Google ученый

  • Кармайкл, А. М., и Гатчесс, А. Х. (2016). Использование предупреждений для уменьшения категорических ложных воспоминаний у молодых и пожилых людей. Память, 24 , 853–863.

    ПабМед Google ученый

  • Карнейро, П., Фернандес, А., и Диас, А. Р. (2009). Влияние идентифицируемости темы на ложные воспоминания: свидетельство возрастных противоположных эффектов. Память и познание, 37 , 115–129.

    Google ученый

  • Карнейро, П., Фернандес, А., Диес, Э., Гарсия-Маркес, Л., Рамос, Т., и Феррейра, М. Б. (2012). «Идентифицировать, чтобы отклонить»: особая стратегия, позволяющая избежать ложных воспоминаний в парадигме DRM. Память и познание, 40 , 252–265.

    Google ученый

  • Карнейро, П., Гарсия-Маркес, Л., Фернандес, А., и Альбукерке, П. (2014). Учитываются как ассоциативная активация, так и тематическое извлечение, но тематические ложные воспоминания легче отбрасываются. Память, 22 , 1024–1040.

    ПабМед Google ученый

  • Чан, Дж. К., Макдермотт, К. Б., Уотсон, Дж. М., и Галло, Д. А. (2005). Важность взаимодействий обработки материала в создании ложных воспоминаний. Память и познание, 33 , 389–395.

    Google ученый

  • Craik, FIM (2002). Уровни обработки: прошлое, настоящее… и будущее? Память, 10 , 305–318.

    ПабМед Google ученый

  • Крейк, Ф.И.М., и Локхарт, Р.С. (1972). Уровни обработки: основа для исследования памяти. Журнал вербального обучения и вербального поведения, 11 , 671–684.

    Google ученый

  • Craik, FIM, & Tulving, E. (1975). Глубина обработки и удержание слов в эпизодической памяти. Journal of Experimental Psychology: General, 104 , 268–294.

    Google ученый

  • Данкерт, С.Л., Маклауд, К.М., и Фернандес, Массачусетс (2011). Поиск с ограничениями по источнику влияет на кодирование новой информации. Память и познание, 39 , 1374–1386.

    Google ученый

  • Диз, Дж. (1959). О предсказании появления конкретных словесных вторжений в непосредственном воспоминании. Journal of Experimental Psychology, 58 , 17–22.

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Дубе, К., Старнс, Дж. Дж., Ротелло, К.М. и Рэтклифф Р. (2012). Помимо кривизны ROC: данные о силе и времени отклика поддерживают модели памяти распознавания с непрерывным доказательством. Journal of Memory and Language, 67 , 389–406.

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Галло, Д. А. (2004). Использование отзыва для уменьшения ложного узнавания: диагностический и дисквалифицирующий мониторинг. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 30 , 120–128.

    ПабМед Google ученый

  • Галло, Д. А. (2006). Ассоциативные иллюзии памяти: исследование ложных воспоминаний в DRM и смежных задачах . Психология Пресс.

    Google ученый

  • Галло, Д. А., Белл, Д., Бейер, Дж., и Шактер, Д. Л. (2006). Два типа мониторинга на основе воспоминаний у молодых и пожилых людей: воспоминание-отвержение и эвристика различения. Память, 14 , 73–741.

    Google ученый

  • Галло, Д. А., Котель, С. К., Мур, К. Д., и Шактер, Д. Л. (2007). Старение может обойтись без мониторинга поиска на основе воспоминаний: важность отличительности событий. Психология и старение, 22 , 209–213.

    ПабМед Google ученый

  • Галло, Д. А., Медоу, Н.Г., Джонсон, Э.Л., и Фостер, К.Т. (2008). Глубокие уровни обработки выявляют эвристику различения: свидетельство критериальной задачи припоминания. Journal of Memory and Language, 58 , 1095–1111.

    Google ученый

  • Гибсон, Дж. Дж. (1977). Теория аффордансов. В R. Shaw & J. Bransford (Eds.), Восприятие, действие и знание (стр. 67–82). Эрльбаум.

    Google ученый

  • Грей, С.Дж. И Галло, Д. А. (2015). Игнорирование знакомства во время попыток припоминания: перепросмотр, зависящий от содержания, как стратегия ориентации поиска. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 41 , 134–147.

    ПабМед Google ученый

  • Халамиш, В., Голдсмит, М., и Джейкоби, Л.Л. (2012). Отзыв с ограничением источника: внешний и внутренний контроль качества поиска. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 38 , 1–15.

    ПабМед Google ученый

  • Hautus, MJ (1997). Расчет оценок чувствительности на основе групповых данных: объединенные и усредненные оценки. Методы исследования поведения, инструменты и компьютеры, 29 , 556–562.

    Google ученый

  • Хаутус, М.Дж. (2014). Ассистент SDT . (Версия 1.01) [Программное обеспечение]. http://hautus.org

  • Хафф, М. Дж., и Боднер, Г. Э. (2013). Когда мониторинг памяти успешен, а когда нет? Сравнение специфичного для элемента и реляционного кодирования в парадигме DRM. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 39 , 1246–1256.

    ПабМед Google ученый

  • Интрауб Х. и Никлос С.(1985). Уровни обработки и памяти изображений: эффект физического превосходства. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 11 , 284–298.

    ПабМед Google ученый

  • Джейкоби, Л.Л., Симидзу, Ю., Дэниэлс, К.А., и Родс, М.Г. (2005). Режимы когнитивного контроля при распознавании и исходной памяти: глубина поиска. Psychonomic Bulletin & Review, 12 , 852–857.

    Google ученый

  • Хуола, Дж. Ф., Кабальеро-Санс, А., Муньос-Гарсия, А. Р., Ботелла, Дж., и Суэро, М. (2019). Знакомство, воспоминание и кривые рабочих характеристик приемника (ROC) в памяти распознавания. Память и познание, 47 , 855–876.

    Google ученый

  • Кантнер, Дж., и Линдси, Д.С. (2013). Нисходящее ограничение на память распознавания. Память и познание, 41 , 465–479.

    Google ученый

  • Келлен Д., Зингманн Х., Фогт Дж. и Клауэр К. (2015). Еще одно свидетельство о посредничестве дискретного состояния в памяти узнавания. Экспериментальная психология, 62 , 40–53.

    ПабМед Google ученый

  • Константину, И., и Гардинер, Дж. (2005).Сознательный контроль и осознание памяти при распознавании известных лиц. Память, 13 , 449–457.

    ПабМед Google ученый

  • Кульманн Б.Г., Эрдфельдер Э. и Мошаген М. (2019). Тестирование взаимодействий в моделях полиномиального дерева обработки. Frontiers in Psychology, 10 , 2364.

    PubMed ПабМед Центральный Google ученый

  • Малейка С.и Бродер, А. (2019). Изучение формы распределения обнаружения сигнала в данных ROC индивидуального распознавания. Журнал памяти и языка, 104 , 83–107.

    Google ученый

  • Марш, Р. Л., Тадеус Микс, Дж., Кук, Г. И., Кларк-Фус, А., Хикс, Дж. Л., и Брюэр, Г. А. (2009). Ограничения поиска во внешнем интерфейсе создают различия в воспоминании при последующем тесте. Journal of Memory and Language, 61 , 470–479.

    Google ученый

  • Морком, А.М., и Рагг, доктор медицины (2012). Поисковая ориентация и контроль воспоминаний: исследование фМРТ. Journal of Cognitive Neuroscience, 24 , 2372–2384.

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Моррис, К.Д., Брансфорд, Дж.Д., и Фрэнкс, Дж.Дж. (1977). Уровни обработки по сравнению с передачей соответствующей обработки. Журнал вербального обучения и вербального поведения, 16 , 519–533.

    Google ученый

  • Мошаген, М. (2010). multiTree: компьютерная программа для анализа моделей полиномиального дерева обработки. Методы исследования поведения, 42 , 42–54.

    ПабМед Google ученый

  • Нельсон Д.Л. и Рид В.С. (1976).О природе графического кодирования: анализ уровней обработки. Journal of Experimental Psychology: Human Learning and Memory, 2 , 49–57.

    Google ученый

  • Нельсон, Д.Л., Рид, В.С., и Макэвой, К.Л. (1977). Учимся упорядочивать картинки и слова: модель сенсорно-семантического кодирования. Journal of Experimental Psychology: Human Learning and Memory, 3 , 485–497.

    Google ученый

  • Нельсон Д.Л., Рид В.С. и Уоллинг Дж.Р. (1976). Эффект изобразительного превосходства. Journal of Experimental Psychology: Human Learning and Memory, 2 , 523–528.

    Google ученый

  • Нойшац, Дж. С., Бенуа, Г. Э., и Пейн, Д. Г. (2003). Эффективное предупреждение в парадигме ложной памяти Диза-Редигера-Макдермотта: роль идентифицируемости. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 29 , 35–41.

    ПабМед Google ученый

  • Незнанский, М. (2014). Роль операций восстановления генерации в узнавании памяти и мониторинге реальности. Польский психологический бюллетень, 45 , 363–371.

    Google ученый

  • Незнаньски, М.(2020). Уровни обработки влияют на контекст и целевое запоминание слов и изображений. Acta Psychologica, 209 , 103127.

    PubMed Google ученый

  • Незнанский М. и Обидзинский М. (2019). Дословная и основная память и индивидуальные различия в торможении, устойчивом внимании и объеме рабочей памяти. Журнал когнитивной психологии, 31 , 16–33.

    Google ученый

  • Незнаньски, М., Обидзинский, М., Недзялковская, Д., и Жисковска, Э. (2018). Воспоминание контекста и ложная память о критических приманках в парадигме Диза / Редигера-Макдермотта: роль механизмов, основанных на кодировании и поиске. Psihologijske Teme/психологические темы, 27 , 365–384.

    Google ученый

  • Незнанский М., Обидзинский М., Недзялковская Д. и Жисковска Э. (2019). Ложная память на орфографически связанные слова: исследование упрощенной парадигмы совместного распознавания. Американский журнал психологии, 132 , 57–69.

    Google ученый

  • Незнанский М. и Ткачик Д. (2017). Влияние восстановления графического контекста на правильную и ложную память распознавания: выводы из упрощенной парадигмы совместного распознавания. Журнал когнитивной психологии, 29 , 866–881.

    Google ученый

  • Редигер, Х.Л. и Макдермотт, КБ (1995). Создание ложных воспоминаний: запоминание слов, не представленных в списках. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 21 , 803–814.

    Google ученый

  • Редигер, Х.Л., Уотсон, Дж.М., Макдермотт, К.Б., и Галло, Д.А. (2001). Факторы, определяющие ложный отзыв: множественный регрессионный анализ. Psychonomic Bulletin & Review, 8 , 385–407.

    Google ученый

  • Ротелло, К.М., Макмиллан, Н.А., и Ван Тассель, Г. (2000). Отзыв к отклонению при распознавании: данные ROC-кривых. Journal of Memory and Language, 43 , 67–88.

    Google ученый

  • Rugg, MD, & Wilding, EL (2000). Поисковая обработка и эпизодическая память. Trends in Cognitive Sciences, 4 , 108–115.

    ПабМед Google ученый

  • Симпсон, А. Дж., и Фиттер, М. Дж. (1973). Каков наилучший показатель обнаруживаемости. Психологический бюллетень, 80 , 481–488.

    Google ученый

  • Зингманн, Х., и Келлен, Д. (2013). MPTinR: анализ моделей полиномиального дерева обработки в R. Behavior Research Methods, 45 , 560–575.

    ПабМед Google ученый

  • Ткачик Д. и Незнански М. (2013). Sprawność pamięci roboczej a podatność na fałszywe wspomnienia w zadaniu Deesea-Roedigera-McDermott [Емкость рабочей памяти и восприимчивость к ложным воспоминаниям в парадигме Диза-Редигера-Макдермотта]. Przegląd Psychologiczny, 56 , 491–506.

    Google ученый

  • Викенс, Т.Д. (2002). Элементарная теория обнаружения сигналов . Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Завадска К., Ханчаковски М. и Уилдинг Э. Л. (2017). Поздние последствия раннего выбора: когда мониторинг памяти дает обратный эффект. Journal of Memory and Language, 92 , 114–127.

    Google ученый

  • Кодирование памяти | Процессы памяти Хранение и поиск

    Введение

    Что такое кодирование памяти? Кодирование памяти — это начальное изучение информации.Это то, как информация, поступающая от сенсорного ввода, преобразуется в форму, чтобы ее можно было сохранить в мозгу. Кодирование — это преобразование внутренних мыслей и внешних событий в кратковременную и долговременную память. Это процесс, в котором информация обрабатывается и классифицируется для хранения и поиска. Это важный первый шаг в создании новой памяти. Кодирование памяти преобразует воспринятый элемент или событие в конструкцию, которая может быть сохранена и позже вызвана из мозга.

    Например, когда мы видим новый объект, например слово, наша сетчатка посылает визуальный сигнал в мозг через зрительный нерв.Затем он проходит множество изгибов и поворотов, прежде чем достигает височной и теменной долей. Работа этих структур мозга состоит в том, чтобы сообщить человеку, что эта информация является словом. Это путешествие информации — лишь начальный шаг, известный как кодирование памяти. Информация должна пройти через этот процесс, чтобы ее можно было осмысленно понять. Существует много типов кодирования, которые мы обсудим позже в этой статье.

    История

    Герман Эббингауз

    История исследований по кодированию памяти начинается с человека по имени Герман Эббингауз (1850-1909).Он был пионером в исследованиях памяти. Он изучал изучение и забывание вещей, используя себя в качестве субъекта. Эббингауз предложил кривую обучения. Он обнаружил, что новые вещи, связанные с предыдущим знанием, легче вспомнить.

    В 1900-х годах исследования Ивана Павлова продемонстрировали создание семантической связи между не связанными между собой вещами. Фредерик Бартлет дал идеал ментальных схем. Он обнаружил, что на кодирование повлияли предшествующие знания. Затем появилась гештальт-теория, которая предполагала, что память для кодирования информации воспринимается как отличная от стимулов, и на нее также влияет контекст стимулов.

    В 1949 году Дональд Хебб предположил, что нейроны, которые возбуждаются вместе, связываются друг с другом, что означает, что связи между нейронами устанавливаются путем многократного использования. Джордж Миллер выдвинул идею о том, что кратковременная память ограничена семью элементами плюс-минус два. Модель рабочей памяти была предложена Аланом Баддели и Грэмом Хитчем в 1974 году. Эта модель состоит из центрального исполнительного органа, зрительно-пространственного блокнота и фонологической петли как метода обработки и кодирования. Баддели добавил эпизодический буфер в свою модель в 2000 году.

    Типы

    Существует множество типов кодирования памяти, но три основных типа — это визуальное, акустическое и семантическое кодирование. Мы обсудим все типы кодирования один за другим.

    Визуальное кодирование

    Визуальное кодирование — это преобразование визуального изображения для понимания его как объекта. Таким образом, визуальная информация преобразуется в память, хранящуюся в мозгу. Визуальная информация хранится в зрительно-пространственном блокноте, который подключен к центральному исполнительному устройству.Центральный исполнительный орган является ключевой областью рабочей памяти. Перед кодированием в долговременной памяти эта информация временно сохраняется в иконической памяти.

    Акустическое кодирование

    Кодирование слуховой информации известно как акустическое кодирование. Это процесс понимания слуховых аспектов опыта. Он включает в себя обработку звуков, слов и других слуховых сигналов для их хранения и извлечения. Фонологическая петля, являющаяся компонентом акустического кодирования, включает два разных процесса.Сначала акустическая информация поступает в мозг за одну-две секунды. Во-вторых, требуется репетиция, чтобы преобразовать его в долговременную память.

    Семантическое кодирование

    Кодирование сенсорного ввода, имеющего определенное значение или контекст, известно как семантическое кодирование. Это может включать в себя запоминание понятий, идей, определений, дат и т. д. Семантическое кодирование легче вспомнить, чем несемантическое или поверхностное кодирование вещей. Прикрепление эмоций к информации — хорошая идея, чтобы сделать семантическое кодирование более запоминающимся.

    Уточняющее кодирование

    Уточняющее кодирование просто означает соотнесение новой информации с предшествующими знаниями. Память – это сочетание старой и новой информации о чем-либо. Другими словами, то, как мы запоминаем вещи, зависит от того, как мы связываем их с предшествующей информацией. Было показано, что подробное кодирование чего-либо значительно улучшает долговременную память.

    Тактильное кодирование

    Тактильное кодирование — это кодирование и обработка ощущения прикосновения к чему-либо. Нейроны соматосенсорной коры играют важную роль в этом процессе.Тактильное кодирование может включать в себя запоминание вкуса фрукта, ощущение объятий с кошкой или ощущение первого поцелуя. Обработка запахов также может быть частью тактильного кодирования.

    Организационное кодирование

    Классификация информации по последовательности терминов — это то, что мы называем организационным кодированием. Он включает в себя категоризацию, перечисление и группировку информации путем выявления взаимосвязей между различными элементами. Существующие воспоминания кодируются по-разному в организационном кодировании.

    Молекулярные основы

    Взаимодействие с новой вещью запускает каскад молекулярных событий. Эти молекулярные события приводят к формированию новых воспоминаний. Изменения, которые могут происходить на молекулярном уровне, включают:

    • Модификация синапсов
    • Создание новых синапсов
    • Модификация белков
    • Новый синтез белка
    • Активация экспрессии генов

    В то время как низкий уровень ацетилхолина во время сна способствует правильной консолидации воспоминаний.

    Способность мозга создавать или разрушать нейронные синапсы называется синаптической пластичностью. Синаптическая пластичность является основой для обучения. В учебном опыте благоприятные реакции усиливаются, а неблагоприятные реакции ослабевают. Таким образом, синаптические модификации могут работать в любом случае. В краткосрочной перспективе синаптические изменения могут включать модификации ранее существовавших белков, приводящие к усилению или ослаблению нейронной связи.В долгосрочной перспективе могут образоваться совершенно новые синаптические связи.

    Структуры, служащие для кодирования

    Различные части мозга играют роль в кодировании различных видов информации. Например, визуальная информация обрабатывается в теменной и затылочной коре головного мозга. Веретенообразная извилина также может быть вовлечена в это. Верхняя височная извилина участвует в кодировании слухового раздражителя.

    Левая префронтальная кора и височные области участвуют в семантическом кодировании.Эти структуры могут быть активированы вербальными и невербальными раздражителями. Другие области мозга также иногда активируются в зависимости от типа информации.

    Другая часть мозга, медиальная височная доля (MTL), также участвует в семантическом и перцептивном кодировании. В исследованиях было замечено, что медиальная височная доля больше активируется в случае невербальных стимулов. Он также может взаимодействовать с другими областями мозга для обработки определенных вещей.

    Гиппокамп также играет важную роль наряду с лобной корой в анализе и определении сенсорной информации.

    Проблемы, влияющие на кодирование

    Плохая память, как у молодых, так и у взрослых, иногда является результатом проблем, влияющих на процесс кодирования. Некоторые из них обсуждаются здесь.

    Лишение сна

    В случае лишения сна нарушается способность мозга кодировать новые воспоминания в дневное время. Врачи рекомендуют оптимальный сон 7-8 часов в сутки, необходимый для правильной работы мозга. Лишение сна может повлиять на кодирование как контекстуальных, так и неконтекстуальных аспектов памяти.Медленный сон также играет важную роль в консолидации воспоминаний.

    Депрессия

    Депрессия в основном связана с проблемами кодирования кратковременных воспоминаний. Депрессия и тревога мешают человеку ясно воспринимать и мыслить. Потеря внимания и неспособность принимать решения из-за депрессии также связаны с проблемами памяти.

    Болезнь Альцгеймера

    Болезнь Альцгеймера нарушает функцию вентрального зрительного потока.Ранние зрительные области наименее скомпрометированы. Самый большой компромисс приходится на более поздние стадии визуального кодирования, которые выполняются в веретенообразных и медиальных областях височной доли. На дисфункцию медиальной височной доли при болезни Альцгеймера указывает неспособность MTL различать знакомую и новую информацию.

    Чрезмерная многозадачность

    Студенты и молодые люди не могут сосредоточиться на чем-то одном, когда выполняют чрезмерную многозадачность. Это приводит к сбою кодирования памяти из-за уделения меньшего внимания конкретной задаче.Кодирование памяти требует сосредоточенности, внимания и времени, а без этих вещей информация не обрабатывается и не кодируется должным образом.

    Дефицит витамина B-12

    Витамин B-12 необходим для здоровых нервных клеток, а также эритроцитов. При дефиците витамина В-12 нервные клетки не могут нормально работать. Таким образом, его недостаток может вызвать проблемы с кодированием памяти.

    Злоупотребление наркотиками

    Немедленный прием наркотиков, таких как кокаин, никотин и алкоголь, может усилить обучение и память, зависящие от гиппокампа.Но отмена этих препаратов приводит к значительным нарушениям деятельности гиппокампа. Опиаты и каннабис нарушают память и способность к обучению после однократного приема, но их отмена связана с улучшением памяти.

    Кодирование у молодых людей

    Процесс кодирования у молодых людей делится на пять этапов.

    1. Ранняя перцептивная обработка
    2. Первоначальный отбор информации для обработки в рабочей памяти
    3. Семантическая и лексическая обработка
    4. Обновление рабочей памяти
    5. Сложная обработка

    Эти этапы участвуют как в семантической, так и в перцептивной обработке различия между ними на разных этапах.На втором этапе обработка перцептивных признаков выявляется легче, чем семантических. На третьей стадии больше активности в левой внутренней области мозга. Считается, что эти действия обеспечивают доступ к семантической памяти, которая вызывается значимой информацией.

    Молодые люди относительно легко кодируют воспоминания. Скорость обработки данных, рабочая память и способность правильно воспринимать вещи лучше у молодых людей. Мозговая активность достигает своего пика в первые годы жизни и снижается на более поздних этапах жизни.Вот почему молодые люди могут изучать и кодировать новую информацию, процесс, который затрагивает пожилых людей.

    Кодирование у пожилых людей

    Пожилые люди испытывают значительные нарушения в процессах кодирования из-за дефицита активности мозга по сравнению с более молодыми людьми. Пожилые люди могут столкнуться с трудностями при перцептивном кодировании и сложном процессе кодирования. Различия между молодыми и пожилыми людьми указывают на то, что третья стадия кодирования памяти менее эффективна у пожилых людей, но на четвертой стадии различий обнаружено не было.

    Разница в возрасте наиболее заметна на пятой стадии, на которой устанавливаются связи между новой и предыдущей информацией. Пожилые люди не могут кодировать информацию с тщательностью. Пожилым людям труднее сохранять информацию из-за изменений в функции лобных долей. Восприятие и скорость обработки также снижаются с возрастом.

    Есть несколько эффективных стратегий для старых учеников, чтобы лучше кодировать новую информацию. Пожилые люди сохраняют адекватные способности к пластичности, но они должны заниматься самоинициирующей обработкой.Эти стратегии могут привести к адекватному кодированию памяти.

    Генетика кодирования

    Генетика играет важную роль в кодировании памяти. Человеческая память известна как наследуемая черта. Он полигенен, что означает, что он контролируется более чем одним геном. Многие белки напрямую связаны с молекулярным каскадом реакций, ведущих к формированию памяти. Некоторые из этих белков кодируются в организме человека своими генами. Объем памяти человека связан с вариациями этих генов.Было обнаружено, что генетические различия между людьми ответственны примерно за 50% различий в задачах памяти.

    Ложное кодирование и ложные воспоминания

    Ложное кодирование – это обработка информации таким образом, что приводит к формированию ложных воспоминаний. Процессы, ведущие к формированию ложных воспоминаний, могут включать самореферентное кодирование и построение следа сущности. Процессы восприятия и хранения также включаются в создание ложных воспоминаний во время кодирования.

    Ложные воспоминания также могут быть созданы в состоянии консолидации. Обычно это происходит из-за пост-событийной информации и сна. Во время сна происходит реорганизация и связывание воспоминаний с существовавшими ранее представлениями. Это приводит к изменению представления памяти, которое было изначально закодировано. Постсобытийная информация создает ложные воспоминания из-за процесса обновления памяти.

    Ложная информация извлекается из-за активности гиппокампа. Гиппокамп в равной степени извлекает истинную и ложную информацию.Гиппокамп приводит к созданию ложных воспоминаний из-за неправильной рекомбинации.

    Советы по улучшению кодирования

    Вот несколько советов, которые помогут вашему мозгу лучше кодировать память.

    Мнемоники

    Мнемоники могут быть краткими аббревиатурами всех первых букв вещей в списке или системе ключевых слов, в которой элементы, которые нужно запомнить, связаны со словами, которые человек может легко запомнить. Создание мнемоники может быть лучшей стратегией для запоминания списка вещей.Примером мнемоники является «Roy G Biv», который используется для запоминания всех цветов радуги. Но мнемотехника не помогает кодировать сложную информацию.

    Разделение на фрагменты

    Разделение на фрагменты — это стратегия, в которой информация организована в небольшие и значимые фрагменты. Сначала информация разбивается на разделы, а затем эти разделы запоминаются как единое целое. Таким образом, информация становится более значимой и легче усваивается. Например, люди делят мобильные номера на небольшие части, запоминая число как «15, 32, 454» вместо «1532454».

    Воображение

    Воображение связывает изображения со словами. Это хорошо известная стратегия для лучшего кодирования информации. Сильное воображение приводит к сильному кодированию памяти. Использование воображения создает длительные воспоминания.

    Ассоциация

    Когда информация связана и организована в группы, повышается вероятность кодирования достоверной информации. Связывание новой информации с предыдущими знаниями помогает лучшему кодированию и долговременной памяти.

    Поиск

    Поиск — одна из лучших стратегий кодирования информации в долговременную память. Эта стратегия включает получение информации путем создания и прохождения теста. Создание тестов позволяет обрабатывать информацию на более глубоком уровне. Поиск намного лучше, чем простое повторение чего-то снова и снова.

    Интервальное обучение

    Интервальное обучение расширяет учебные занятия. Информация лучше кодируется с помощью этой техники. Примером интервального обучения является изучение чего-либо за пять занятий по 10 минут вместо непрерывного изучения в течение 50 минут.

    Препараты для лучшего кодирования

    Некоторые препараты действуют на специфические ацетилхолиновые рецепторы. Имитация действия препаратов на эти специфические рецепторы ацетилхолина может привести к созданию и укреплению нейронных связей. Эти препараты все еще находятся в процессе исследований. Ученые говорят, что некоторые из этих препаратов могут принести пользу пациентам с болезнью Альцгеймера.

    Резюме

    Кодирование памяти — это процесс, посредством которого сенсорная информация модифицируется и сохраняется в мозгу.

    Три основных типа кодирования памяти включают визуальное кодирование, акустическое кодирование и семантическое кодирование.

    • Визуальное кодирование связано с визуальными входами
    • Акустическое кодирование связано с аудиовходами
    • Семантическое кодирование связано с концепциями и идеями

    В кодировании памяти участвуют различные молекулярные процессы, такие как создание новых синапсов, модификация существующих, синтез синаптических белков и др.

    Кодирование затрагивает различные области мозга, а также другие органы тела.

    На процесс кодирования памяти могут влиять несколько причин, таких как недосыпание, тревога, дефицит витаминов, злоупотребление наркотиками и т. д.

    Определенные различия наблюдаются в процессе кодирования у молодых и пожилых людей. Процесс кодирования памяти нарушается в пожилом возрасте из-за нескольких факторов.

    Иногда также может происходить ложное кодирование информации, приводящее к формированию ложных воспоминаний.

    Кодирование памяти можно улучшить, следуя некоторым общим советам экспертов. Некоторые лекарства также могут способствовать процессу кодирования у людей.

    Ссылки

    1. Гольдстиен, Э. Брюс (2015). Когнитивная психология; Соединение разума, исследований и повседневного опыта. Стэмфорд, Коннектикут. США: Cengage Learning. п. 122. ISBN 9781285763880 .
    2. Эббингауз, Х. (1885 г.). Память: вклад в экспериментальную психологию.
    3. Бартлетт, Ф.К. (1932). Вспоминая: исследование экспериментальной и социальной психологии. Кембридж, Англия: Издательство Кембриджского университета.
    4. Баддели, А., Айзенк, М.В., и Андерсон, М.К. (2009). Объем памяти. Лондон: Психологическая пресса. п. 27, 44-59
    5. Паркер, Аманда; Басси, Тимоти Дж.; Уайлдинг, Эдвард Л. (18 августа 2005 г.). Когнитивная нейронаука памяти: кодирование и извлечение . Психология Пресс. ISBN   978-1-135-43073-3 .
    6. Сперлинг, Г. (1963).Модель задач на зрительную память. Человеческий фактор, 5, 19-31.
    7. Кандель, Э. (2004). Молекулярная биология хранения памяти: диалог между генами и синапсами. Отчеты о биологических науках, 24, 4–5.

    Источники изображения:

    1. https://pixabay.com/illustrations/brain-mind-obsession-work-activity-954823/
    2. https://commons.wikimedia.org/wiki/File:Ebbinghaus.jpg

    Уровни обработки: влияние орфографической, фонологической и семантической обработки на память

    Процессы, посредством которых человеческий мозг создает, хранит и использует воспоминания, очень сложны и были предметом многих исследовательских экспериментов в психологии.В 1972 году Крейк и Локхарт опубликовали статью об уровнях обработки, в которой говорилось, что «следы памяти можно рассматривать как записи анализов, проведенных с целью восприятия и понимания, и что более глубокая, более семантическая обработка приводит к более устойчивым следам». (Ниберг, 2002, стр. 345). В уровневой модели обработки выделяют три уровня. Самым поверхностным из этих уровней является орфографический уровень, который достигается только визуальными подсказками. Средний уровень — это фонологический уровень, который достигается за счет слуховых сигналов.Наконец, самым глубоким уровнем является семантический уровень, который требует размышлений о значении реплики. Исследования изображений мозга показали, что семантическая обработка связана с повышенной активностью в левых префронтальных областях мозга, в отличие от более низких уровней обработки. В одном из таких исследований, проведенном Капуром, Крейком и их коллегами, фМРТ измеряла активность мозга участников, принимающих семантические решения. После интервала удержания участники прошли тест памяти. Когда правильное распознавание сопровождалось высокой достоверностью, наблюдалась повышенная активность в левых префронтальных областях (Nyberg, 2002, с.347). Изучая физиологические аспекты памяти, исследователи могут больше узнать о том, как работает память и почему некоторые формы обработки приводят к более ярким и легко восстанавливаемым воспоминаниям.

    Один из методов изучения влияния этих уровней на память состоит в том, чтобы участники выполняли три уровня обработки, а затем выполняли задание на запоминание, чтобы увидеть, какие уровни дали лучшие результаты. Исследования влияния глубины обработки (т. е. DOP) на память показывают, что уровни когнитивной обработки оказывают предсказуемое влияние на производительность в задачах на припоминание (Boatright-Horowitz, Langley, & Gunnip, 2009, стр. 331).Несколько исследований показали, что задачи, требующие семантической обработки, приводят к большей способности к запоминанию. Вагнер и его коллеги провели исследование с участием 12 правшей, которые занимались семантической обработкой, не семантической обработкой и зрительной фиксацией. Последующая память была намного лучше для семантических задач (распознавание 85%) по сравнению с несемантической обработкой (распознавание 47%) (Wagner, et al., 1998). Эти результаты кажутся точными, потому что семантическая обработка требует концептуального осмысления всей задачи.Принимая во внимание, что орфографический уровень обработки позволяет усваивать только визуальные элементы, а фонологический уровень обработки позволяет усваивать только слуховые элементы. Из трех уровней семантическая обработка требует наибольших усилий, поскольку требует наибольшего анализа информации. Поэтому логично, что семантическая обработка дает лучшие результаты памяти.

    Предпосылка, что семантическая обработка дает лучшие способности к запоминанию, находится в центре внимания этого эксперимента; казнен Др.Алан Свинкелс из Университета Святого Эдуарда в Остине, штат Техас. Чтобы увидеть, в какой степени семантическая обработка улучшает возможности припоминания, в ходе эксперимента семантическая обработка сравнивалась с двумя другими уровнями обработки, фонологическим и орфографическим. В этом эксперименте участники должны были следовать определенным инструкциям, которые включали в себя вынесение суждений о словах. Эти суждения создали разные уровни обработки. Подсчет количества гласных в слове заставлял участников заниматься орфографической обработкой, подсчет количества слогов в слове заставлял участников заниматься фонологической обработкой, а определение приятности или неприятности слова заставлял участников заниматься семантической обработкой.Было предсказано, что слова, о которых участники сделали семантические суждения, будут наиболее запоминающимися для участников. Эти результаты были ожидаемы, потому что несколько исследований показали, что семантическая обработка дает лучшие результаты припоминания.

    В этом плане повторных измерений приняли участие 19 участников курса психологии высшего уровня в Университете Святого Эдуарда. Участники состояли из 3 мужчин и 16 женщин; все участники были в возрасте от 18 до 22 лет. Участники завершили эксперимент в соответствии с требованиями класса, и в ходе эксперимента не было отсева.

    Использовалась автоматизированная программа PowerPoint с 54 контрольными слайдами, 54 слайдами со словами, вступительным слайдом и заключительным слайдом. Каждый слайд с буквой-подсказкой демонстрировался ровно три секунды, а каждый слайд со словом — ровно пять секунд. Слайды имели сплошной цветной фон со словом или контрольной буквой, расположенной в середине слайда, без отвлекающих факторов, окружающих слово или контрольную букву.

    Этот эксперимент представлял собой схему повторных измерений с одной независимой переменной, имеющей три уровня.Независимой переменной была глубина обработки, в которой участвовали участники. Уровнями независимой переменной были три уровня обработки: орфографический, фонологический и семантический. Каждый участник получил лист ответов с инструкциями в верхней части, за которыми следовали 54 поля для ответов, организованные в три столбца по 18 полей для ответов. Использовались три контрольные буквы: A, B и C. Эти сигналы сигнализировали участникам, что нужно подсчитать количество гласных (орфографическая обработка), подсчитать количество слогов (фонологическая обработка) или указать, было ли слово приятным или неприятным (семантическая обработка). обработка).

    Чтобы устранить определенные эффекты предметов, было три разных набора инструкций, которые имели одинаковые контрольные буквы и инструкции по обработке, но в разном порядке. Так, для 1/3 участников реплика «А» может означать вовлечение в семантический уровень, тогда как для другой 1/3 участников это может означать вовлечение в орфографический уровень. Каждое слово в исследовании использовалось тремя группами для каждого уровня обработки. Было три формы листа ответов, и листы были закодированы римской цифрой I, II или III в правом нижнем углу, чтобы различать, к какой группе ответов принадлежали листы.

    Каждая группа контрольных букв содержала равное количество слов, потому что неравное число в условиях могло повлиять на припоминание участников. Каждому состоянию было случайным образом присвоено 18 слов, и в группах состояний не было никакой темы или общего. Все используемые слова были нарицательными низкого уровня чтения.

    В этом эксперименте использовалась рандомизированная конструкция блоков для контроля эффектов порядка. 54 слова были разделены на группы по 18 слов (отличные от групп условий), и в каждой группе было шесть случайно выбранных слов A, B и C.Порядок слов A, B и C был случайным образом задан внутри групп. Принимая эту предосторожность, он гарантировал, что не будет группировки одного типа слов, особенно ближе к концу, которая могла бы повлиять на припоминание слов.

    Каждый участник случайным образом получил одну из трех форм бланка ответов. После раздачи листов исследователь устно объяснял, что должны делать участники, и разрешал задавать вопросы. Экспериментатор объяснил, что эксперимент был автоматизирован и, начавшись, будет продолжаться до конца.Во время эксперимента буква-подсказка показывалась в течение трех секунд. В зависимости от инструкций в листе ответов, контрольное письмо побуждало участников подсчитывать количество гласных в слове, подсчитывать количество слогов в слове или указывать, было ли слово приятным или неприятным. Слово появлялось сразу после контрольной буквы и отображалось в течение пяти секунд, что давало участникам достаточно времени, чтобы подумать и записать свои ответы в листе ответов в отведенных для этого местах.После демонстрации 54 букв и слов участники выполняли 30-секундное задание на отвлечение внимания.

    Исследователь поручил участникам вычеркнуть каждое нечетное число и обвести каждое четное число. Цель этого задания состояла в том, чтобы очистить кратковременную память участника, гарантируя, что последние несколько слов эксперимента не будут лучше запоминаться из-за их расположения. После отвлекающего задания исследователь велел участникам перевернуть листы ответов и записать столько слов, сколько они смогли вспомнить из эксперимента.На выполнение этого задания у участников было пять минут. Через пять минут исследователь собирал бланки ответов. Затем листы ответов были перераспределены, следя за тем, чтобы ни один участник не получил свой собственный, и оценивались участниками, которые теперь выступали в качестве исследователей. Были показаны слова каждой группы контрольных букв, а также пары контрольных букв и уровни обработки для каждого типа листа ответов. С помощью этой информации участники записывали количество орфографических, фонологических и семантических слов, припоминаемых на обратной стороне листов.

    Однофакторный ANOVA-тест показал, что учащиеся лучше вспоминали при семантической обработке (M=7,95), чем при фонологической обработке (M=3,26) и орфографической обработке (M=2,84), как показано на рисунке 1; F (56, N=19) = 42,66, p<0,01. Короче говоря, дисперсионный анализ выявил значительные различия между уровнями обработки. Для определения степени этих различий был проведен апостериорный тест Тьюки, который дал значение hsd Тьюки, равное 1,51. Различия между средствами орфографии и семантики (5.11), фонологический и семантический (4,69) и орфографический и фонологический (0,42) по сравнению с HSD Тьюки показывают, какие группы обладали значительными различиями. Этот тест показал, что существуют значительные различия между семантическим и орфографическим уровнями, а также семантическим и фонологическим уровнями. Однако существенной разницы между орфографическим и фонологическим уровнями выявлено не было. Эти результаты показывают, что семантический уровень обработки обеспечивает наибольшую степень припоминания.

    Результаты этого исследования показывают, что между семантической и орфографической группами, а также семантической и фонологической группами были значительные различия в запоминании. Эти различия подтверждают гипотезу исследователя о том, что семантическая обработка даст лучшее запоминание, чем орфографическая и фонологическая обработка. Результаты такого рода были обнаружены в нескольких исследованиях, проведенных различными способами, и подтвердили, что семантическая обработка является самым глубоким уровнем обработки с самой высокой скоростью припоминания.Это исследование касалось небольшой группы студентов колледжей, большинство из которых составляли женщины. Возможные изменения в этом исследовании включают увеличение размера выборки, рассмотрение возрастных и гендерных различий. Исследователи могли бы выяснить, существует ли определенный возраст, в котором эффекты уровней обработки проявляются или становятся полностью функциональными. Кроме того, можно было изучить влияние уровней обработки на пожилых людей. Мозг женщин и мужчин в определенных отношениях функционирует по-разному; поэтому исследования, изучающие, как уровни обработки влияют на мозг мужчин и женщин, могут дать интересные результаты.

    Результаты этого исследования могут оказаться полезными при разработке стилей обучения, а также при изучении того, как функционирует память у людей. Понятно, что концептуализация слов увеличивает шансы вспомнить слова позже. Поэтому при обучении преподаватели должны полностью объяснять и контекстуализировать учебный материал, чтобы учащиеся могли участвовать в семантической обработке и усваивать материал на более глубоком уровне. Эти знания также могут быть применены к учащимся, испытывающим затруднения, и могут быть использованы преподавателями.Знание того, как функционирует память, также может помочь педагогам, а также учащимся, испытывающим затруднения, или людям с ограниченными возможностями обучения. Исследования изображений мозга уже показали, что семантическая обработка связана с префронтальной корой, и мы надеемся, что дальнейшие исследования в этой области позволят лучше понять, как работает память.


    Ботрайт-Горовиц, С., Лэнгли, М., и Ганнип, М. (2009). Эффекты глубины обработки, поскольку студенты колледжей используют веб-сайты с академическими рекомендациями.Киберпсихология и поведение, 12(3), 331-335. Получено 26 октября 2009 г. из базы данных PsycINFO.

    Нюберг, Л. (2002). Уровни обработки: вид функциональной визуализации мозга. Память, 10(5), 345-348. Получено 26 октября 2009 г. из базы данных PsycINFO.

    Вагнер, А., Шактер, Д., Ротте, М., Кутстал, В., Мэрил, А., Дейл, А., и соавт. (1998). Создание воспоминаний: запоминание и забывание словесных переживаний в соответствии с активностью мозга. Наука, 281(5380), 1188-1191.Получено 28 октября 2009 г. из базы данных PsycINFO.

    Исследование кратковременной памяти — Психология A-Level

    Выдержки из этого документа…

    Целью данного исследования является изучение кратковременной памяти и того, как долго она может хранить информацию. Список литературы стр. 17 Приложения стр. 18- 24 Приложение 1 — Средние расчеты для группы 1 стр. 18 Приложение 2 — Средние расчеты для группы 2 стр. 19 Приложение 3 — Форма брифинга/согласия стр. 20 — 21 Приложение 4 — Список слов стр. 22 Приложение 5 — Подсчет баллов листы стр. 23 Приложение 6 — Лист подведения итогов стр. 24 РЕЗЮМЕ Исследовалась кратковременная память и то, как информация кодируется или помещается в наши воспоминания.Модель мультимагазина Аткинсона и Шиффрина 1968 года предложила идею сравнения умственных процессов людей с компьютерными операциями. Было описано, что существует много стадий, одной из которых является кратковременная память. Процессы внимания и репетиции контролировали поток информации между этими этапами. Аткинсон и Шиффрин сказали, что отвлечение здесь может привести к забыванию или помешать репетиции. Независимая переменная (IV) в эксперименте представляла собой отвлечение, добавленное в виде музыки на 1 минуту.Зависимой переменной (DV) в эксперименте было количество припоминаемых слов. Целевой группой были учащиеся 17-летнего возраста из Brinsworth Sixth Form. Был проведен полевой эксперимент. Среднее значение, зарегистрированное для группы 1 (без отвлечения внимания), составило 8,5, что по сравнению со средним значением для группы 2 (с дополнительным отвлечением в виде музыки), равным 7, показывает, что группа показала лучшие результаты в тесте на припоминание. Здесь было обнаружено, что они в среднем вспоминали больше слов, чем группа 2. Был сделан вывод, что отвлечение внимания на музыку действительно повлияло на результаты припоминания группы 2, поскольку было обнаружено, что они работали хуже по сравнению с результатами группы 1, где отвлечение отсутствовало….прочитайте больше.

    Участники информируются об этом с самого начала расследования. Экспериментатор всегда готов к этому. В формах согласия, предоставленных участникам, указано, что они имеют право отказаться от участия в расследовании в любое время без каких-либо последствий и без указания причины. Конфиденциальность Участники должны знать, что информация, предоставленная для расследования, является конфиденциальной: они должны быть уверены, что все данные анонимны и в отчете не будут использоваться имена.Участники могут чувствовать давление, если их данные будут использованы, и это может повлиять на результат расследования. Важно, чтобы участники чувствовали себя комфортно, принимая участие в эксперименте. Они почувствуют, что могут принять участие анонимно, и поэтому могут быть более склонны к этому. Будет обеспечена анонимность, так как имена участников не будут использоваться, они будут называться номерами, поэтому информация любого рода не может быть идентифицирована. Берутся только имена и подписи участников, никаких личных данных, что повышает конфиденциальность.А информация об участниках будет известна только экспериментатору. Защита участников Участники вправе рассчитывать, что их участие не причинит им физического или психического вреда и они выйдут из эксперимента такими же, какими вошли в него. Участники не должны чувствовать себя хуже после эксперимента. Участники будут чувствовать себя в безопасности, если они будут знать, что во время их участия им не будет причинен какой-либо вред, и, таким образом, у них будет меньше шансов повлиять на результат.Потому что, если участники не чувствуют себя в безопасности, они не будут полностью привержены исследованию, что может повлиять на конечный результат эксперимента или привести к тому, что участник выйдет из эксперимента, а это означает, что ему придется найти другого участника, чтобы заменить их. был оценен студентом-психологом и учителем, чтобы убедиться, что это безопасно. …прочитайте больше.

    Однако проводимое сейчас расследование также будет включать отвлечение, чтобы проверить, повлияет ли оно на отзыв.Исследование, проведенное Конрадом, также поддерживает теорию кратковременной памяти, основанную на фонологическом коде. Результаты этого исследования показали, что группа 1 (без дополнительного отвлечения внимания) работала лучше, чем группа 2 (с отвлечением в виде музыки). Это подтверждает тот факт, что отвлечение влияет на припоминание, потому что мозг забирает информацию (то есть список слов) из сенсорной памяти и заменяет ее музыкой, что, в свою очередь, затрудняет для участников группы 2 запоминают больше слов, чем участники группы 1.Была исследована тема памяти, потому что память является частью нашей повседневной жизни. И это может объяснить, почему мы забываем некоторую информацию, которую нам дали. Поэтому ваш вклад в это исследование очень ценен и высоко ценится. Потому что было показано, что если бы участникам было дано больше времени на репетицию (в обеих группах), то результат припоминания был бы выше (особенно во 2-й группе). Если вы хотите прочитать статью на эту общую тему, см.: Pennington, D (2000) ‘Introusing Psychology’, Hodder Arnold, Oxon.Если по какой-либо причине вы позже решите, что больше не хотите, чтобы ваши ответы были частью этого исследования, то, пожалуйста, свяжитесь с Аби Лугбосо (в шестом классе Бринсворта, Ротерхэм), чтобы ваши данные были удалены из исследования и уничтожены. Наконец, все данные, собранные в этом исследовании, будут проанализированы в агрегированном виде — ваши ответы не будут выделены; в будущих публикациях будут представлены только усредненные результаты. Вы останетесь анонимным. Еще раз спасибо за участие и помощь в этом исследовании.Однако, пожалуйста, не показывайте этот лист подведения итогов и не обсуждайте какие-либо аспекты исследования с другими студентами. Чтобы это исследование сработало, важно, чтобы у будущих участников не было этой информации или каких-либо особых ожиданий. Спасибо! Аби Лугбосо (следователь) ?? ?? ?? ?? 2 …читать дальше.

    Приведенный выше предварительный просмотр представляет собой неформатированный текст

    Эта письменная работа студента — одна из многих, которые можно найти в разделе AS и A Level Cognitive Psychology.

    Заметки к занятиям по когнитивной психологии (модели памяти)

    Память:

    сохранение информации во времени (Matlin, 1998)

    умственные процессы получения и сохранения информации для последующего извлечения (Ashcraft, 1994)

    Четыре подхода к изучению Memory

    • Модель Atkinson-Shiffrin (1968)
    • Уровни подхода
    • Модель Tulling
    • Параллельный подход
    • Параллельный распределенный подход
    • 9012

    Atkinson-Shiffrin Multistore Model (1968)

    Структурные особенности:

    Сенсорная память

    иконическая память

    эхоическая память

    Кратковременная память (СТМ)

    вербальная информация кодируется акустически

    продолжительность = 30 с (если не репетирована)

    90LTM 90 Долговременная память постоянное хранилище

    информация закодирована семантически

    Процессы контроля:

    Техническое обслуживание репетиции

    в STM -> LTM

    Устное повторение (это акустическая )

    Разработательная репетиция

    в STM -> LTM

    Значительное повторение (это семантические )

    Craik & Lockhart, 1972]

    Исследования:

    Rundus (1971) — кривая серийного положения

    Примациальность эффект

    Эффект рецензии

    Устранение эффекта рецензии

    Неврологические доказательства

    H.М. — эпилептический (удалены части височной доли и гиппокампа)

    СТМ в норме, но не может запоминать новую информацию

    не может передавать информацию из СТМ в LTM

    К.Ф. — мотоциклетная авария (повреждение левой стороны коры головного мозга)

    имеет нормальную долговременную память, но STM ограничена

    Проблемы:

    модель утверждает, что STM и LTM являются отдельными, различными системами

    Неврологические данные

    3

    3

    3

    К.Ф. — как это возможно, если STM является шлюзом для LTM?

    Кратковременная рабочая память (Baddeley, 1982) как лучший подход?

    Уровни подхода к обработке (Craik & Lockhart, 1972)

    поверхностная обработка —

    анализ информации на основе физических или сенсорных характеристик

    глубокая обработка —

    анализ информации на основе значения (например,грамм. образы, другие ассоциации, прошлый опыт)

    Репетиция

    Поддерживающая или уточняющая

    чем больше репетиций вы делаете, тем больше влияет на то, что вы помните, в зависимости от типа репетиций, которые вы делаете

    Исследования:

    обработка должна привести к лучшему воспоминанию, чем неглубокие уровни обработки

    ПОЧЕМУ?

    отличительность — стимул сильно отличается от всех других следов памяти, полезный при попытке вспомнить различия между сходными предметами проработка — богатая обработка с точки зрения значения

    полезная при попытке вспомнить сходство между разными предметами

    эффект генерации :

    мы запоминаем предметы лучше, если мы их придумываем сами, а не когда люди дают нам их

    помнимморе — о____

    море — океан

    эффект самореференции:

    мы запоминаем больше информации, когда относим эту информацию к себе

    делает щедрый относятся к вам?

    Проблемы:

    цикличность — что такое глубокая ?

    если обработка глубокая, то удержание будет лучше

    если удержание было лучше, то обработка должна быть глубокой неглубокие признаки, которые необходимо вспомнить, тогда поверхностная обработка во время кодирования может привести к лучшему воспоминанию, чем глубокая обработка. лично пережитые и запомненные события жизни

    смысловая память

    общее знание мира (т.грамм. словарный запас, грамматика)

    у вас нет «эпизода», в котором вы помните, когда и где кто-то впервые сказал вам «это птица»

    процедурная память

    знание «как делать» (трудно выразить )как играть на гитаре

    как ездить на велосипеде

    K.C. (мотоциклист) умеет играть в шахматы (процедурно), но не может вспомнить, как играл с кем-нибудь (эпизодически)

    Параллельная распределенная обработка (PDP)

    Основные принципы:

    1.Память гибкая, может работать даже с неполным или неправильным вводом.2. Адресность содержимого: мы можем использовать атрибуты (например, цвет) для доступа к информации в памяти. Различная эффективность сигналов: некоторые сигналы работают лучше, чем другие

    (пингвин — «имеет крылья» или «не может летать»)

    Характеристики:

    1. сети нейроноподобных единиц (нейронные сети)

    2 параллельная обработка поиска

    3. возбуждающие связи

    4. тормозные связи

    5.спонтанные обобщения (делают выводы/суждения об общей информации [английских специальностей], которую они никогда не изучали)

    Имеют ли английские специальности склонность к политической либеральности

    )

    Каковы политические предпочтения Николь [кто учится в английском языке]?

    никогда не говорил о политике, но активирована общая категория и вы, вероятно, ответите ЛИБЕРАЛ

    7.изящная деградация (активация частичной информации [TOT])

    Обучение и память — IResearchNet

    Человеческое обучение и память часто рассматриваются как имеющие три стадии: кодирование, хранение и извлечение (Melton, 1963). Кодирование относится к получению и начальной обработке информации; хранение относится к поддержанию закодированной информации во времени; а поиск относится к процессам, с помощью которых осуществляется доступ к хранимой информации и ее использование. Исторически научное изучение человеческой памяти можно рассматривать как проходящее через четыре фазы, первые три из которых соответствуют акценту на кодировании, хранении и извлечении соответственно.Четвертая фаза, отражающая текущее состояние области, подчеркивает динамическое взаимодействие между стадиями.

    Самая ранняя влиятельная концепция памяти, полученная от Аристотеля, представляла собой ассоциацию, связь между двумя идеями, мыслями или событиями. Ассоциации образуются, когда два предмета встречаются близко друг к другу во времени или пространстве, когда два предмета очень похожи или когда два предмета очень разные. Присутствие одного из них, реплики, напоминает о другом. Один пункт разногласий заключался в том, могут ли ассоциации формироваться только между соседними элементами (прямые ассоциации) или могут ли ассоциации формироваться между элементами, которые были удалены дальше (удаленная ассоциация).Например, для трех событий, происходящих в серии, может быть не только прямая связь между первым и вторым и между вторым и третьим, но также может быть отдаленная связь между первым и третьим. Хотя многие ранние теоретики посвятили много размышлений и предположений природе памяти, их энтузиазму и проницательности мешало отсутствие соответствующих инструментов, методов и процедур.

    Убедительных данных по этому вопросу не было до 1885 года, когда Герман Эббингауз опубликовал первое научное исследование памяти.Эббингауз был первым ученым, который разработал, провел и сообщил об эксперименте, чтобы различить две конкурирующие теории памяти. В серии исследований он сообщил о доказательствах не только прямых и отдаленных ассоциаций, но и обратных ассоциаций. Эббингауз также известен тем, что одним из первых использовал статистические процедуры для анализа своих данных.

    До 1950-х годов традиция вербального обучения доминировала в исследованиях памяти в Соединенных Штатах. Следуя примеру Эббингауза (1885), акцент делался на стадии кодирования, особенно на том, как формируются и приобретаются ассоциации.Одно особенно влиятельное направление исследований, например, было сосредоточено на измерении того, насколько хорошо обучение переносится в новые ситуации (Osgood, 1953). Конечно, некоторый упор был сделан на поиск; в частности, господствующая теория забывания, теория интерференции, включала как разучивание, так и конкуренцию реакций в качестве факторов. Тем не менее, даже в этих рамках доминировали принципы приобретения, такие как дифференциальная эффективность массовых и распределенных репетиций (Underwood, 1961).

    Начавшаяся в 1950-х годах так называемая когнитивная революция привела к смещению акцента в сторону хранения. Доминирующей метафорой был компьютер с различными буферами, регистрами и другими формами хранения, которые были связаны с различными гипотетическими структурами памяти. Наиболее распространенное представление о памяти, называемое модальной моделью (после статистической меры, модой), имело три таких гипотетических структуры памяти: сенсорный регистр, краткосрочное хранилище и долговременное хранилище (Atkinson & Shiffrin, 1968).Информация сначала ненадолго регистрировалась в сенсорном буфере, а затем преобразовывалась из необработанной физической формы в более прочный (обычно вербальный) код и откладывалась в краткосрочное хранилище. Краткосрочное хранилище имело ограниченную емкость, от пяти до девяти элементов или «кусков», и предназначалось в основном как буфер, где информация могла временно храниться. Репетиция — это процесс, при котором товар либо сохраняется, либо копируется в долгосрочное хранилище.

    Несмотря на значительный успех этого типа модели (Glanzer, 1972), эмпирические и логические проблемы быстро стали очевидными (Neath, 1998).Наиболее важным из них была попытка разделить вклад краткосрочного и долгосрочного запаса в данной ситуации. Последовали две реакции. Одним из них было развитие идеи рабочей памяти (Baddeley, 1986), обновление концепции кратковременной памяти. Рабочая память рассматривала память в более широком контексте, включая систему внимания и зрительно-пространственную систему, и, по сути, была местом, где выполнялась когнитивная работа. Другой реакцией было усиление акцента на процессах, а не на структурах; этот акцент на обработке также последовал за интенсивным изучением стадии поиска в конце 1960-х и начале 1970-х годов.Действительно, рабочую память можно рассматривать как гибридную модель, содержащую как структуру (фонологическую память), так и процесс (артикуляционную петлю).

    Согласно схеме уровней обработки (Craik & Lockhart, 1972), память является результатом последовательной серии анализов, каждый из которых выполняется на более глубоком и концептуальном уровне, чем предыдущий, которые выполняются с информацией. Чем глубже уровень анализа, тем лучше память. Таким образом, память является скорее побочным продуктом, чем что-либо еще; это остаток от выполненной обработки.Эта точка зрения предлагала объяснение того, почему намерение учиться не является важным фактором в последующих тестах памяти (Postman, 1964): если человек пытается что-то запомнить, но использует неподходящий процесс, его результаты плохие. Действительно, большая часть информации, которую люди помнят, не усваивается намеренно; скорее, это остаток их переработки первоначального опыта.

    Уровни обработки сосредоточены почти исключительно на кодировании и относительно мало говорят о поиске.Второй основной взгляд на процессинг 1970-х годов был разработан как способ исправить это упущение (Morris, Bransford, & Franks, 1977). Основное различие между уровнями обработки и обработкой, соответствующей передаче, заключается в том, что последняя явно включает извлечение в качестве фактора. Согласно этой точке зрения, конкретный процесс кодирования приводит к повышению производительности не потому, что он обязательно глубже, а скорее потому, что он подходит для данного вида обработки, требуемой тестом.

    В настоящее время исследование памяти находится на четвертом этапе, когда особое внимание уделяется взаимодействию между кодированием и извлечением.Хорошим примером является принцип специфичности кодирования Тулвинга (1983). В соответствии с этим принципом воспоминание о событии или определенном его аспекте зависит от взаимодействия между свойствами закодированного события и свойствами закодированных сигналов, доступных при воспроизведении. Обратите внимание, что существует явное признание двух возможных искажений: представление исходной информации может быть или не быть достоверным, и представление подсказок может быть или не быть достоверным.Память есть взаимодействие этих двух потенциально искаженных представлений.

    Из этого типа интерактивного представления следует, что память по своей сути управляется сигналом: информацию нельзя вспомнить или иным образом использовать в обработке, если не присутствует соответствующий сигнал. Второе следствие состоит в том, что небольшие изменения в сигнальном созвездии могут легко нарушить работу памяти. Даже хорошая подсказка может потерять свою эффективность, если ее использовать слишком часто — явление, известное как перегрузка подсказки (Watkins, 1979).Третье следствие заключается в том, что память — это динамический процесс, включающий в себя возможность многократного постоянного искажения события, как в результате обработки, происходящей при изучении, так и обработки, происходящей при тестировании. Эти выводы присущи большинству современных теорий.

    Уже отмечалось, что намерение учиться не обязательно является важным фактором в последующей производительности памяти. Одна из тем, вызывавшая значительный интерес в последние годы, касается ситуаций, в которых получение и извлечение информации осуществляется бессознательно.Эту область обычно называют имплицитной памятью, хотя терминология довольно запутанна. Наиболее четкие термины разделяют тип учебной ситуации (преднамеренный или случайный) и тип теста (прямой или косвенный). Традиционные исследования памяти были сосредоточены на преднамеренном обучении («Попробуйте запомнить следующий список элементов») и прямых тестах («Вспомните список элементов, которые вы только что изучили»). Исследование имплицитной памяти использует случайное обучение («Оцените эти элементы по степени приятности») и непрямые тесты («Заполните эти фрагменты слов первым словом, которое приходит на ум»).(Конечно, возможны все комбинации.) Интересным открытием является то, что информация, обрабатываемая в ходе исследования, облегчает выполнение различных тестов, даже если испытуемый не подозревает об этом влиянии.

    Один из продолжающихся споров касается того, как лучше всего рассматривать память, либо как набор множественных систем памяти (Schacter & Tulving, 1994), либо как набор процессов (Crowder, 1993). Представление множественных систем памяти приписывает производительность памяти базовой системе памяти. Хотя есть некоторые разногласия по поводу количества систем памяти, наиболее популярная концепция насчитывает пять.Система процедурной памяти отвечает за выполнение задач, связанных с моторными навыками (печатание, езда на велосипеде), простое обусловливание и простое ассоциативное обучение. Система перцептивного представления отвечает за идентификацию и обработку визуальных форм и за распознавание речи. Первичная память (также известная как рабочая память) отвечает за хранение информации, которая должна храниться в течение короткого времени, например, телефонного номера в течение времени между его поиском и набором номера. Семантическая память обрабатывает знания, а эпизодическая память связана с автобиографической информацией и событиями, которые были пережиты лично.

    Основное преимущество этой точки зрения состоит в том, что она способна объяснить большое количество диссоциаций. Диссоциация возникает, когда одна переменная, например задержка между исследованием и тестом, влияет на одну задачу памяти иначе, чем на вторую. Таким образом, типичная задача с явной памятью показывает худшую производительность после длительной задержки, тогда как типичная задача с неявной памятью почти не показывает вредного эффекта задержки. Согласно взгляду на множественные системы, неявная память поддерживается процедурной системой представления, тогда как явная память зависит от эпизодической памяти.Поскольку используются две разные системы, видны два разных результата. Аналогичные объяснения предлагаются для объяснения амнезии и эффектов нормального старения: различные системы могут быть затронуты и выборочно ухудшать некоторые типы производительности памяти, оставляя другие способности памяти неповрежденными.

    Двумя основными недостатками этого подхода являются отсутствие консенсуса по количеству и типу систем и отсутствие прогностических диссоциаций. Хотя большинство теоретиков множественных систем разделяют представленные выше подразделения, многие из них предлагают дополнительные системы (например, системы сенсорной памяти, напоминающие модальную модель), в то время как другие предпочитают меньшее количество систем (например, сочетание эпизодической и семантической памяти).

    Неспособность этой точки зрения сформулировать прогностические диссоциации является более проблематичной. Например, существует явление, известное как эффект веера: время ответа на данное предложение увеличивается по мере увеличения количества фактов, известных о компонентах предложения. Тот факт, что это верно только для эпизодических задач, а не для семантических задач, принимается как свидетельство, подтверждающее различие между этими двумя системами. Однако прямо противоположный вывод — если бы веерный эффект наблюдался только в семантических, а не в эпизодических задачах — также можно было бы принять за поддержку различия между двумя системами.Проблема в том, что мультисистемная точка зрения еще не может априори предсказать природу диссоциации. Многие исследователи в настоящее время работают над решением этой проблемы.

    Другим важным теоретическим направлением является взгляд на обработку (или процедурный подход). Иногда известное как монолитное представление (из-за нежелания дробить память на несколько систем), это представление возникло и связано с уровнями обработки и представлениями обработки, соответствующими передаче. Основная идея заключается в том, что память находится в тех же нейронных единицах, которые первоначально обрабатывали опыт.Когда событие первоначально переживается, оно обрабатывается определенными нейронными сборками. Память — это то, что происходит, когда одни и те же или подобные нейронные единицы стимулируются сигналом (внешним, восходящим или внутренним, восходящим) и сходными результатами обработки. Как выразился Крейк (1994, стр. 156). «Кодирование — это просто набор процессов, связанных с восприятием и интерпретацией исходного события… а извлечение — это попытка воспроизвести исходный паттерн кодирования».

    Поддерживающие исследования проводятся во многих областях, включая текущие исследования влияния нормального старения на память.Всякий раз, когда задача требует процесса, который инициируется внутренним сигналом, независимо от того, является ли задача эпизодической, семантической или какой-либо другой, выполнение у пожилых людей будет менее успешным, чем когда процесс может использовать внешний сигнал. Таким образом, тип обработки в большей степени предсказывает производительность памяти, чем предполагаемая базовая система памяти.

    Одна из критических замечаний по поводу подхода к обработке заключалась в том, что в нем неясно, сколько именно процессов задействовано. Структура диссоциации процессов (Jacoby, 1991) — это одна из попыток разделить вклад различных процессов.Основная логика состоит в том, чтобы рассмотреть как минимум две ситуации. Один тест, тест на включение, разработан таким образом, чтобы все процессы могли внести полезный вклад в припоминание; второй тест, тест исключения, разработан таким образом, что один ответ не может внести свой вклад. По сути, можно вычесть эффект одного процесса и оценить его вклад.

    Некоторые другие области исследований подчеркивают мнение, что память управляется сигналами, является динамической и реконструктивной. Парадигма мониторинга реальности (или мониторинга источника) исследует способность людей помнить источник события.Субъектов можно попросить представить эпизод или они могут действительно пережить этот эпизод. На этапе тестирования интерес представляет вопрос, могут ли испытуемые определить источник. Данные показывают, что люди чаще говорят, что воображаемое событие было реальным, чем реальное событие. Изучение памяти очевидцев подтверждает эти выводы. Если нет объективных свидетельств, невозможно оценить точность воспоминаний очевидца: они могут быть очень точными, очень неточными или где-то посередине.Среди факторов, которые не предсказывают последующую точность, — продолжительность события; эмоциональная насыщенность события; необычность события; количество деталей, которые можно вспомнить; уверенность, выраженная в памяти; и задержка между событием и последующим допросом.

    Текущий интерес сосредоточен на том, что, к сожалению, называется ложной памятью, напоминая информацию, которая не была представлена ​​(Roediger & McDermott. 1995). Этот термин неудачен, поскольку подразумевает дихотомию между «истинными» и «ложными» воспоминаниями; если бы это действительно были единственные варианты, тогда все воспоминания должны были бы быть помечены как ложные.Гораздо более интересным и важным является вопрос о том, в какой степени текущее воспоминание расходится с первоначальным эпизодом. При последующих проверках воспоминание может стать более или менее точным, но оно всегда содержит некоторое искажение и, следовательно, некоторые ложные элементы со стороны вспоминающего.

    Текущие формальные модели памяти также отражают четвертую фазу, в которой упор делается как на кодирование, так и на извлечение. Действительно, большое количество моделей называют моделями глобальной памяти, потому что они рассматривают производительность памяти в самых разных парадигмах (Raaijmakers & Shiffrin.1992). Четырьмя наиболее влиятельными являются ACT* (произносится как звезда действия), SAM (поиск ассоциативной памяти), TODAM (теория распределенной ассоциативной памяти) и MINERVA2 (в честь греческой богини мудрости). Коннекционистские модели памяти не очень хорошо зарекомендовали себя и оказали меньшее влияние на эту область.

    Память, таким образом, представляет собой динамический, фундаментально реконструирующий набор процессов, которые позволяют ранее закодированной информации влиять на текущую и будущую производительность. Эффекты памяти не обязательно должны быть сознательно доступны для запоминающего, и каждое последующее воспоминание может еще больше исказить или восстановить воспоминание.

    Каталожные номера:

    1. Аткинсон, Р. К., и Шиффрин, Р. М. (1968). Человеческая память: предлагаемая система и процессы управления ею. В KW Spence & JT Spence (Eds.), Психология обучения и мотивации (Том 2, стр. 89-195). Нью-Йорк: Академическая пресса.
    2. Баддели, AD (1986). Рабочая память. Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
    3. Craik, FIM (1994). Изменения памяти при нормальном старении. Текущие направления в психологической науке, 3, 155-158.
    4. Крейк, Ф.И.М., и Локхарт, Р.С. (1972). Уровни обработки: основа для исследования памяти. Журнал вербального обучения и вербального поведения, II, 671-684.
    5. Краудер, Р. Г. (1993). Системы и принципы теории памяти: еще одна критика чистой памяти. В А. Ф. Коллинз. SE Gathercole, MA Conway и PE Morris (ред.). Теории памяти (стр. 139-161). Хов, Великобритания: Эрлбаум.
    6. Эббингауз, Х. (1885 г.). Uber das Gediichtnis. Лейпциг: Дункер и Гумбольдт.(Доступно на английском языке как «Память: вклад в экспериментальную психологию», HA Ruger. Trans., 1964. Нью-Йорк: Дувр).
    7. Гланцер, М. (1972). Механизмы хранения в памяти. В книге Г. Х. Бауэра и Дж. Т. Спенса (редакторы), «Психология обучения и мотивации» (том 5, стр. 129–193). Нью-Йорк: Академическая пресса.
    8. Джейкоби, Л.Л. (1991). Структура диссоциации процесса: отделение автоматического от преднамеренного использования памяти. Журнал Memory Lind Language, 30, 513-541.
    9. Мелтон, А.В. (1963). Значение кратковременной памяти для общей теории памяти. Журнал вербального обучения и вербального поведения. 2, 1-21.
    10. Моррис, К.Д., Брансфорд, Дж.Д., и Фрэнкс, Дж.Дж. (1977). Уровни обработки по сравнению с передачей соответствующей обработки. Журнал вербального обучения и вербального поведения, 16, 519-533.
    11. Нит, И. (1998). Человеческая память: введение в исследования, теорию и данные. Пасифик-Гроув, Калифорния: Брукс/Коул.
    12. Осгуд, CE (1953). Метод и теория в экспериментальной психологии.Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.
    13. Почтальон, Л. (1964). Кратковременная память и случайное обучение. В А. В. Мелтон (ред.), Категории человеческого обучения (стр. 146–201). Нью-Йорк: Академическая пресса.
    14. Raaijmakers, JGW, & Shiffrin, RM (1992). Модели для припоминания и узнавания. Ежегодный обзор психологии, 43, 205–234.
    15. Редигер, Х. Л. III. и Макдермотт, КБ (1995). Создание ложных воспоминаний: запоминание слов, не представленных в списках. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память.alld Познание, 21, 803-814.
    16. Шактер, Д.Л., и Талвинг, Э. (1994). Какие системы памяти 1994 года? В DL Schacter & E. Tulving (Eds.), Memory systems 1994 (стр. 1–38). Кембридж: MIT Press.
    17. Тульвинг, Э. (1983). Элементы эпизодической памяти.

    Написать ответ

    Ваш адрес email не будет опубликован.