Виды памяти по форме психической активности схема: Классификация видов памяти по характеру психической активности.

Содержание

Классификация видов памяти по характеру психической активности.

Страница 5 из 42

Классификация видов памяти по характеру психической активности.

Критерий – характер психической активности, преобладающей в деятельности. Виды памяти – двигательная, эмоциональная, образная и словесно-логическая.

Двигательная память запоминание, сохранение и воспроизведение определенных движений и их систем. Этот вид памяти служит основой для формирования различных навыков – практических, профессиональных и др. Признаком хорошей двигательной памяти является, например, физическая ловкость. При выраженном преобладании этого вида памяти над остальными любое событие запоминается в первую очередь с точки зрения его двигательного проявления или состава. Например, музыканту с хорошей двигательной памятью проще вспомнить какую-либо пьесу не в виде нотной записи или мелодии-звукоряда, а по движениям пальцев во время исполнения, аппликатуре. Слова могут запоминаться в плане их артикуляционного состава, т.е. движения, которые совершают язык и гортань при произнесении слова, поэтому люди с преобладанием двигательной памяти часто проговаривают про себя текст, который они собираются запомнить. Если лишить такого человека возможности проговаривать слова при воспроизведении, например вспомнить нужное слово с открытым ртом, то число ошибок воспроизведения резко возрастает. Этот способ может быть использован для диагностики двигательной памяти.

Эмоциональная памятьзапоминание, сохранение и воспроизведение эмоционально окрашенных явлений, память на чувства. Как известно, эмоция является универсальным индикатором потребностного состояния человека и его взаимоотношений с окружающим миром. Память сохраняет положительные и отрицательные переживания, связанные с событиями из прошлого. Эти переживания могут побуждать к действию или к отказу от действия, к поиску другого решения. Откладывающаяся в памяти информация о событиях как бы маркируется эмоциями, и от того, какую эмоциональную окраску получило данное событие, зависят особенности хранения его в памяти. Известно, что неприятные эпизоды, вступающие в конфликт с морально-нравственными установками, имеют тенденцию быстро забываться, из памяти могут “исчезнуть” целые годы ничем не примечательной жизни, а счастливые минуты хранятся годами. Подобная избирательность в запоминании, связанная с влиянием эмоций, присуща каждому человеку, однако у людей с преобладанием эмоциональной памяти она выражена особенно сильно. Этот вид памяти лежит в основе способности сочувствовать, сопереживать.

Образная памятьзапоминание, сохранение и воспроизведение образных явлений (представления, звуки, запахи и др.). В соответствии с ведущей модальностью человека образная память делится на следующие виды: зрительная, слуховая, осязательная, обонятельная, вкусовая. Первые два вида обычно хорошо развиты, как правило, преобладают у большинства людей и играют важную роль в ориентировке в окружающем мире. Осязательную, обонятельную и вкусовую память можно отнести к профессиональным видам, так как они развиваются в связи с особыми условиями деятельности; обонятельная и вкусовая память дегустаторов, развивающаяся на основе высокой чувствительности соответствующих рецепторов, достигает поразительно высокого уровня. Вусловиях замещения недостающих видов памяти или компенсации дефекта, например у слепых или глухих, также отмечается интенсивное развитие этих видов памяти.

Для того, чтобы определить, какой вид памяти – слуховая или зрительная, преобладает у испытуемого, можно предложить ему для запоминания список слов, и если количество правильно воспроизведенных слов выше в случае зачитывания списка вслух, значит, ведущая модальность – слух, а вид памяти – слуховая. Если список запоминается лучше при чтении про себя (необходимо исключить скрытое проговаривание!), то преобладает зрительная память. Тот же принцип касается и отвлекающих факторов: человека со зрительной памятью будут сильнее отвлекать картинки и слова на полях текста в качестве сбивающих факторов, что негативно скажется на воспроизведении, а человека со слуховой памятью – шумы и обрывки фраз, используемых в качестве помех при чтении списка слов.

Словесно-логическая памятьспецифически человеческий вид памяти, характеризуется наличием языковых и логических схем. Содержанием этого вида памяти являются мысли, которые не существуют без языка, отсюда и название вида. Мысли могут быть по-разному переданы с помощью языка, поэтому они могут воспроизводиться как по смыслу, в свободной передаче содержания, так и с точки зрения их словесного оформления; однако, если при заучивании материала на его смысл вообще не обращают внимания, то такое запоминание уже нельзя считать логическим. Решающее значение имеет осмысленная интерпретация материала, установление связей между тем, что заучивается и тем, что уже известно. В отличие от вышеперечисленных видов памяти (двигательная, образная, эмоциональная), присущих также и животным, этот вид является специфическим для человека, развивается на основе остальных трех и затем становится ведущим по отношению к ним. От успешности развития словесно-логической памяти зависит также и успешность развития абстрактного мышления, ей принадлежит основная роль в усвоении знаний в процессе обучения.



Теория памяти Г.К. Середы как развитие идей школы П.И.Зинченко — Культурно-историческая психология

Идеи Петра Ивановича Зинченко относительно непроизвольного запоминания, соотношения с запоминанием произвольным, связи непроизвольного запоминания с обучением, выведенные им закономерности дали толчок к постановке целого ряда проблем и появлению исследований, направленных на их решение. Как отмечал сам П. И. Зинченко, одна группа исследований связана с дальнейшей разработкой проблем непроизвольного и произвольного запоминания в общей и педагогической психологии, вторая группа — с разработкой новых проблем, связанных с инженерной психологией [7]

1.

Развивая выводы П. И. Зинченко о единстве произвольного и непроизвольного запоминания в генетическом плане, об общности механизма произвольного и непроизвольного запоминания и об их функциональном единстве, естественно было поставить вопрос о структуре собственно мнемического действия. Это стало предметом изучения в работах В. Я. Ляудис [10]. В ее представлении произвольное запоминание является такой специфической формой активности, которая обеспечивает «построение модели объекта, соответствующей задаче его воспроизведения» [10, с. 22], поскольку человек запоминает не для запоминания, а для воспроизведения. В. Я. Ляудис предположила, что мнемическое действие представляет собой динамичную систему операций по построению модели объекта с целью последующего воспроизведения. В ее работах были выделены четыре основные операции мнемического действия: две из них являются ориентировочными (операции ориентировки и группировки), а две — исполнительными (установления внутригрупповых и межгрупповых отношений). Результатом этих операций становится построение модели запоминаемого объекта. В работах В. Я. Ляудис была также обнаружена зависимость воспроизведения от полноты сформированности и освоенности мнемического действия, в чем решающая роль принадлежит действию субъекта.

В работах Л. М. Житниковой изучался генезис мнемического действия у дошкольников, формирование у них познавательного действия классификации с последующим использованием его в качестве способа запоминания [5]. Она показала, что развитие у детей мнемического действия с использованием в качестве способа классификации проходит несколько этапов: овладение простой ориентировкой в материале, формирование классификации как познавательного действия и превращение классификации в способ мнемического действия [5, с. 40]. Каждый из этих этапов состоит, в свою очередь, также из определенных этапов. Аналогичные данные были получены при проведении экспериментального исследования с младшими школьниками [6]. Результаты, полученные в исследованиях Л. М. Житниковой, принципиально совпали с результатами функционального анализа сформированного и развитого мнемического действия, полученными в исследованиях В. Я. Ляудис. Это, как пишет Л. М. Житникова, в очередной раз «подтверждает известное положение П. И. Зинченко о том, что мнемическое действие формируется на основе познавательного и вследствие этого в своем развитии несколько отстает от него» [5, с. 45].

Развитие инженерной психологии стимулировало целый ряд исследований, в том числе и в области памяти; многие из них были выполнены под руководством П. И. Зинченко. Одними из наиболее перспективных и интересных он сам считал работы по изучению оперативной памяти [9; 16]. Проблема оперативной памяти как такого вида памяти, который обслуживает деятельность и является одним из средств достижения ее целей, была поставлена в работе П. И. Зинченко и Г. В. Репкиной [9]. В ней даны характеристики оперативной памяти и определено понятие оперативных единиц памяти. Оперативная память, по мнению П. И. Зинченко и Г. В. Репкиной, «выделяется на основе применения критерия отношения процессов памяти к различным компонентам психической деятельности» [16, с. 191], т. е. в зависимости от места процессов памяти в психологической структуре деятельности. Оперативная память оперирует особыми образованиями — оперативными единицами. Под оперативными единицами понимаются образы, которыми человек оперирует в памяти при выполнении действия, и которые отражают элементы материала, выделяемые в процессе его преобразования [15, с. 43—44]. Оперативные единицы памяти — это структурные образования, состоящие из элементов перерабатываемого материала и строящиеся по ходу выполнения действия. Их содержание находится в прямой зависимости от особенностей выполняемого действия: характера цели действия и способов его выполнения. В зависимости от используемых способов можно выделять оперативные единицы разных уровней: низшего, оптимального и промежуточного. Они отражают разные свойства материала и делают это по-разному: без перекодирования, с перекодированием, с разной степенью символизации. Оперативные единицы являются основной характеристикой оперативной памяти, определяющей ее объем, точность, скорость и т. д. Но поскольку сами оперативные единицы зависят от особенностей действия, то и данные характеристики также зависят от особенностей и способов овладения действием. Эти результаты, как считают авторы, открывают возможности формирования оперативных единиц и управления характеристиками оперативной памяти.

Работы Н. И. Рыжковой [17; 18] были посвящены вопросам кодирования информации, передаваемой для запоминания. Ею было показано, что кратковременное запоминание кодовых символов опосредуется операцией декодирования, и для успешного кратковременного запоминания информации, предъявляемой в закодированном виде, необходимо осмысливание символов, их декодирование, при котором в качестве единиц алфавита запоминания выступают смысловые элементы. Логическая группировка материала явилась способом перекодирования в условиях дефицита времени. Чем сложнее код для смысловой обработки, тем хуже и медленнее он запоминается. Эти работы продемонстрировали, что запоминание зависит от особенности задачи и способов действия не только при запоминании осмысленного материала, но и в условиях кратковременного запоминания специфического кодового материала.

В это же время появляется и ряд работ, выполненных в рамках информационного подхода, рассматривающих память как информационный процесс и изучающих ее в связи с количеством и ценностью информации (С. П. Бочарова, П. Б. Невельский). Исследования П. Б. Невельского дали возможность сделать вывод о том, что большое и даже избыточное количество информации является фактором, позитивно влияющим на логическую обработку информации в процессе запоминания и на продуктивность памяти [12]. С. П. Бочаровой было показано, что запоминание зависит не только от количества, но и от ценности (значимости) информации [3, с. 111]. Ею также было высказано предположение, что количество воспринимаемой информации в большей степени связано с операциональной стороной деятельности субъекта, а ценностный аспект преимущественно с ее мотивационной стороной [3, с. 111].

На стыке исследований памяти и усвоения знаний возникла проблема «памяти и обучения», в частности использования непроизвольного запоминания в процессе усвоения знаний. Как отмечал П. И. Зинченко, «главное в решении этой проблемы — специальная организация учебной деятельности с материалом, отвечающая условиям высокой продуктивности его непроизвольного запоминания» [8, с. 3].

Эта идея начала реализовываться на базе проводимых в 60-е гг. исследований и практике внедрения экспериментального обучения по методике В. В. Давыдова и Д. Б. Эльконина. На основании этой теоретической и практической работы был сделан целый ряд выводов относительно зависимостей обучения и памяти. Так, в работах В. В. Репкина было показано, что организация учебной деятельности и способ психологической организации материала влияет на разную успешность его запоминания. При выполнении отдельных учебных задач мнемическая задача выступает как специальная задача, часто даже вступающая в противоречие с познавательной. При решении интегрированной системы задач, направленных на поиск существенных связей и закономерностей в материале, мнемический эффект является результатом непроизвольного запоминания и не требует специальной, кроме познавательной, активности [13; 14].

В рамках теории и практики развивающего обучения были проведены исследования по изучению непроизвольного запоминания в начальном обучении русскому языку [13; 14], формированию общих алгебраических способов решения задач [2], формированию геометрических понятий [4], действий по измерению величин [11] и др., которые продемонстрировали значительную опору на непроизвольное запоминание, его возможности и эффективность. В дальнейшем полученные данные были использованы в разработке теории и практики развивающего обучения.

Однако в наибольшей степени идеи П. И. Зинченко были реализованы в работах его ученика Григория Кузьмича Середы, создавшего, с нашей точки зрения, яркую и самобытную теорию памяти, являющуюся творческим продолжением и развитием теории П. И. Зинченко. Попытаемся изложить основные положения его теории, дающей свой ответ на вопрос, что такое память. В своем изложении применим тот метод и ход рассуждений, которые Г. К. Середа разработал в своем подходе о роли непроизвольной памяти в обучении и часто использовал впоследствии. Этот подход заключался в следующем: начинать с наиболее общей стратегической задачи и через выполнение ряда действий получать результат, т. е. возвращаться к решению этой задачи, но уже в конкретном виде, обогащенном результатами предыдущих действий.

Итак, что же было ядром и «изюминкой», основной идеей теории памяти Г. К. Середы? Он сам считал, что это положение об ориентации памяти на будущее. Как он понимал это положение и как к нему пришел? Проделаем этот путь вместе с ним.

Первой проблемой, которую начал разрабатывать Г. К. Середа, была проблема роли памяти в обучении, поиск путей достижения максимальной эффективности обучения, прочности усвоенного, т. е. понятого и запомненного материала, гибкости полученных знаний, умения их применять в разных ситуациях. Считая, что полученные традиционным путем знания часто являются «малоподвижными», он пытался найти способ, как их можно сделать подвижными и гибкими. Кроме того, по его мнению, обучение является той областью, в которой можно создать максимально адекватные условия для изучения памяти в соответствии с теорией деятельности.

Разделяя взгляды П. И. Зинченко относительно непроизвольной памяти, Г. К. Середа считал использование в обучении именно непроизвольной памяти резервом совершенствования процесса обучения. Но для актуализации этого резерва необходима специальная организация деятельности учащегося, в которой он, во-первых, активно добывает знания, а не получает их в готовом виде. И, во-вторых, реализуется психологический принцип, обеспечивающий построение такой структуры деятельности, в которой содержание, являющееся целью действия в одной задаче, входит в последующие действия как способ или часть способов их решения. То есть то, что должно быть усвоено, должно стать целью действия, а для прочности запоминания действия должны быть организованы в систему «цель — способ».

Г. К. Середа вводит понятие стратегической задачи как некой обобщенной задачи или, как он еще писал, «узловой цели» в начале деятельности [19]. Такая задача не дает готового представления о результате, а лишь очерчивает зону поиска, его направление. Общая идея должна управлять и направлять движение учащегося в материале. Она должна выступать в виде проблемы или задачи, к решению которой учащемуся следует двигаться. В начале обучения учащийся видит некий прообраз решения, идет к нему через систему2 выполняемых им действий, завершив которые, возвращается к этой стратегической задаче, но уже получив ее конкретное решение.

Стратегическая задача при этом получает конкретно-образное воплощение. А возникающий мнемический эффект, или непроизвольное запоминание, Г. К. Середа объясняет тем, «что такая обобщенная стратегическая цель, лежащая за пределами данного отдельного действия, “обязывает” удерживать продукт последнего, прежде всего, как средство осуществления последующих действий, необходимое вместе с тем и для достижения конечной цели» [20, c. 16]. Следует отметить, что уже здесь появляется, хотя и не артикулируется в явном виде, идея ориентации памяти на будущее и управления ею из будущего.

Стратегическая задача выступает в качестве познавательного и организующего мотива системы взаимосвязанных действий, придает смысл всей системе действий, обеспечивает единство мотива и цели действия и, как предполагает Г. К. Середа, поддерживает своего рода внутреннюю установку на удержание того, что «нужно будет». Г. К. Середа формулирует гипотезу о природе запоминания как процесса, механизм которого функционирует по принципу фильтра: предстоящие цели детерминируют закрепление тех результатов, которые нужны будут для дальнейшего течения деятельности [21].

Следующим был вопрос о том, будут ли справедливы эти предположения и для произвольной памяти. Если П. И. Зинченко показал связь произвольной и непроизвольной памяти с точки зрения операциональной, то Г. К. Середа предположил наличие мотивационной связи и зависимости этих видов памяти [20]. Он полагал, что спонтанная установка на удержание того, что нужно будет, свойственная познавательному действию и обусловливающая необходимое непроизвольное запоминание соответствующих результатов, в произвольном запоминании становится осознаваемой. То есть в непроизвольном запоминании установка на удержание того, что будет нужно, не осознается, а в произвольном — осознается. Более того, согласно Г. К. Середе, есть различные уровни осознания этой установки и разные промежуточные формы между непроизвольным и произвольным запоминанием [20, с. 18]. Мнемическая задача также может быть стратегической задачей, но ее стратегия — это стратегия, направленная на удержание формы материала.

Эту теоретическую позицию Г. К. Середа попытался доказать экспериментально. Прежде всего ему было необходимо найти площадку, где бы реализовывался именно такой способ обучения, ориентированный на деятельность самих учащихся по добыванию знаний. Такой площадкой стали экспериментальные начальные классы, в которых обучение проводилось в рамках разрабатываемой в то время экспериментальной системы Д. Б. Эльконина—В. В. Давыдова. Усвоение материала, согласно предложенному принципу, было продемонстрировано Г. К. Середой в рамках разных учебных предметов: математики, русского языка и литературы.

Это было усвоение и непроизвольное запоминание таблицы умножения, нескольких грамматических понятий и стихотворения [22].

На основании полученных экспериментальных данных Г. К. Середа приходит к выводу, что, «важнейшим исходным условием организации учебной деятельности, обеспечивающей высокую продуктивность запоминания материала в самом процессе его усвоения, является постановка строго мотивированной познавательной задачи» [1, с. 3]. Принятая стратегическая задача и обеспечивает внутренний, собственно познавательный, мотив всей системы действий учащихся.

Позднее Г. К. Середа подтверждает полученные на младших школьниках выводы в обучении студентов разных специальностей (гуманитарных и естественнонаучных) по специально разработанным программам и методикам, в которых изучалось влияние задачи на усвоение и запоминание. Так же как при обучении школьников, обучение студентов начиналось с организации проблемной ситуации, постановки стратегической задачи и создания системы действий, которые обеспечивали единство мотива и цели действия. Благодаря этому приему обеспечивается, как считал Г. К. Середа, собственно познавательная мотивация обучения и прочного усвоения знаний (т. е. прочного непроизвольного запоминания). Кроме того, он предложил (и осуществил для ряда тем) «обрамление» стратегической задачи двумя вспомогательными задачами: вводной (или мотивирующей) и итоговой (или закрепляющей). Функция мотивирующей задачи заключается в ответе на вопрос, зачем это (знание, понятие, проблема и т. д.) нужно. Тем самым придается смысл и вопросу о том, что это такое. Таким образом, вводная, мотивирующая задача позволяет еще до рассмотрения самого содержания материала раскрыть его общий смысл и значение. Функция закрепляющей задачи — не только подвести итог, но и наметить его связь с предстоящим [26].

Г. К. Середа разработал такой задачный подход к отдельным темам разных курсов: психологии [1] и иностранного языка в гуманитарных и технических вузах [1; 23], физики в среднем учебном заведении [24]; создал специальные методические пособия для преподавателей и студентов по изучению тем «стадии развития психики» [38] и «проблема воли в культурно-исторической теории» в курсе психологии [25].

Таким образом, выводы, к которым приходит Г. К. Середа, относительно достижения высокой продуктивности непроизвольного запоминания, заключались в следующем. Должна быть обеспечена специфическая организация учебно-познавательной деятельности, воплощающая в себе принцип системности. Этот принцип заключается, во-первых, в такой организации смежных познавательных задач, при которой результат предшествующего действия становится средством осуществления последующего, и так во всей цепочке действий. Во-вторых, в осознании учащимся конечной цели всего ряда действий еще до выполнения каждого отдельного действия. Это осознание достигается путем создания упреждающей ориентировки с помощью стратегической задачи, ориентирующей на конечный результат и намечающий движение к этому результату.

В середине ХХ в. в психологии активно изучалась кратковременная память, ее особенности и закономерности, связь с долговременной памятью. Г. К. Середа рассматривал эти вопросы в логике уже признанной теории непроизвольного запоминания П. И. Зинченко и разрабатываемых собственных идей, в частности положения о зависимости кратковременной памяти от характера деятельности.

Целый цикл исследований [26; 27] был проведен в заочной полемике Г. К. Середы с Д. Бродбентом, выдвинувшим гипотезу двух механизмов памяти. Она заключалась в том, что в кратковременной памяти организация материала осуществляется по сенсорным качествам материала, а в долговременной — по смыслу. Г. К. Середа же исходил из представления, что кратковременное и долговременное запоминание «представляют собой различные уровни единого процесса, происходящего на основе принципиально единого психологического механизма, и что поэтому характеристики кратковременного запоминания, как и характеристики долговременной памяти, определяются особенностями деятельности человека, прежде всего отношением удерживаемого материала к содержанию основной цели действия» [26, с. 4].

Для подтверждения своей гипотезы ему необходимо было провести исследование, демонстрирующее, что в кратковременном запоминании обнаруживаются те же закономерности, что и в долговременном. То есть что характеристики кратковременного запоминания определяются особенностями выполняемых человеком действий, и что продуктивность кратковременного запоминания зависит от того, какое место занимает материал в структуре действия — цели, способа или фона. Эти его предположения полностью находятся в русле идей П. И. Зинченко.

Данное экспериментальное исследование он начал с изучения кратковременной памяти в условиях непроизвольного запоминания при решении разных познавательных задач, совмещении познавательной и мнемической задачи и выполнении чисто мнемической задачи. В качестве познавательных задач им были разработаны так называемые фоновая, ориентирующая и операционная задачи. Они отличались целью действия и особенностям действия с элементами стимульного материала.

Примером фоновой может служить задача определения скорости чтения ряда чисел. Цель выполняемого испытуемым действия — определение временного интервала между символами — требует выделения каждого элемента ряда как звукового раздражителя, а их числовые значения в этом случае являются иррелевантной информацией и для испытуемого оказываются фоном. Так, в фоновой задаче материал, который мог запоминаться непроизвольно, был иррелевантен цели действия.

Особенность ориентирующей задачи состоит в том, что целью действия являются не отдельные элементы, а выявление особенностей целого, исследуемого с различных сторон по принципу: «что это такое?». Ориентирующей задачей может быть прослушивание ряда цифр как примера, с чем испытуемому придется иметь дело в предстоящем опыте, о содержании которого он еще не был информирован. Так, в ориентирующей задаче выявлялись особенности целого, т. е. всего материала, а не отдельных его элементов.

В операционной задаче каждый элемент ряда должен не только стать дискретным объектом ориентировки испытуемого, но и выступить в качестве цели специально на него направленного действия, предполагающего осознание связей данного объекта с остальными элементами. Например, по ходу предъявления ряда случайных цифр мысленно ставить каждую из них на свое место в матрице определенного заданного типа. То есть в операционной задаче каждый элемент являлся целью направленного действия.

Для экспериментального доказательства выдвигаемых им теоретических положений Г. К. Середа создал оригинальные и, как может показаться на первый взгляд, простые методики.

Полученные экспериментальные данные показали, что различные познавательные задачи по-разному влияют на продуктивность непроизвольного кратковременного запоминания. Наиболее продуктивной оказалась ориентирующая задача, а наименее — фоновая. В условиях долговременного запоминания операционная задача должна быть наиболее продуктивной. Однако при кратковременном запоминании этого не получилось. Г. К. Середа объяснял это тем, что в операционной задаче каждый раз необходимо осуществлять развернутую операцию относительно каждого элемента, что трудно выполнить в условиях временного дефицита. В ориентирующей задаче установка на выбор того, что «нужно будет», выступала как побуждение к целенаправленному ориентировочно-исследовательскому действию, и каждый элемент материала становился объектом познавательной ориентировки. Операция ориентировки (с которой начинается любая познавательная задача) превращается в самостоятельное действие. В этом действии осуществляется смысловая обработка материала, направленная на такие его особенности, которые для человека являются существенными для решения задачи, наиболее вероятной по отношению к данному материалу. Таким образом, ориентирующая задача снимает наслоение операций, благодаря чему в условиях жесткого дефицита времени достигается высокий уровень продуктивности запоминания. В познавательных задачах других типов такого эффекта не получается, поскольку в них выполняется действие, состоящее из нескольких операций, что приводит к запоминанию только результата предшествующей операции, т. е. только того, что будет необходимо для следующей операции, что в конечном счете отрицательно влияет на продуктивность запоминания всего материала.

На основании этих рассуждений Г. К. Середа высказывает предположение, что «функциональной единицей кратковременной памяти является не действие, а операция, и что основное назначение кратковременного запоминания — «сцепление» операций в соответствии со стратегией действия, определяемой его целью. «Ориентирующая» задача, вычленяющая в структуре действия одну операцию, представляет собой, по-видимому, адекватную модель ситуации, в которой рассматриваемый процесс выступает в «чистом» виде. А соотношение процессов кратковременного и долговременного запоминания в структуре «целого» действия соответствует, по-видимому, отношению операция — действие» [27, с. 70].

Кратковременная память отбирает необходимые для деятельности и адекватные задаче элементы материала, а долговременная — объединяет их в процессе деятельности в новые, более крупные образования. «Взаимосвязь процессов кратковременной и долговременной памяти состоит в том, что эти укрупненные единицы материала под новым кодовым обозначением могут снова возвращаться в кратковременную память в качестве «простых единиц» более высокого уровня организации. В этом состоит единая для всех уровней памяти ее функция обслуживания деятельности человека: то, что было целью предшествующего действия, может становиться способом последующего» [27, с. 9].

В других исследованиях [28; 29] задачу изменяли и делали один и тот же материал то «целевым», то «фоновым», чтобы выяснить особенности его запоминания в зависимости от места в структуре деятельности. Как и в долговременной памяти, материал, входящий в цель действия, непроизвольно запоминался значимо лучше, чем фоновый.

В экспериментальных исследованиях, проведенных совместно с Б. И. Снопиком, Г. К. Середа изучал влияние различных познавательных задач, выполняемых испытуемыми в условиях кратковременного предъявления материала, на характеристики его запоминания. Была установлена зависимость между различными познавательными задачами и объемом кратковременного непроизвольного запоминания соответствующего материала. Было показано, что различные познавательные задачи в условиях временного дефицита по-разному (в зависимости от сложности соответствующего действия) влияют на продуктивность запоминания одного и того же материала, занимающего разное место в структуре познавательного действия. Мнемическая же задача всегда влияет одинаково, потому что испытуемый всегда выбирает для ее осуществления наиболее освоенные им операции. И характеристики кратковременного запоминания определяются особенностями действия испытуемого, прежде всего отношением материала к основной цели действия.

Еще одно исследование [28] было посвящено изучению влияния различных познавательных задач на характеристики кратковременного произвольного запоминания. Оказалось, что при совмещении познавательной и мнемической задач последняя оказывается более «сильной». Она либо вытесняет познавательное действие как менее актуальное (если это действие сколько-нибудь сложное), либо сразу полностью подчиняет его себе как свою собственную операцию (если это действие достаточно простое и автоматизированное). В этом последнем случае познавательное действие нельзя считать совмещенным с мнемическим, так как оно осуществляется не наряду с ним, а в нем самом.

Г. К. Середа проводит аналогию между ориентирующей и мнемической задачами, поскольку и одна и другая стимулируют действие относительно всего ряда предъявляемых символов, не требуя развертывания сколько-нибудь сложного действия с каждым отдельным элементом ряда, что обычно требуется при выполнении задачи познавательной. Даже в условиях временного дефицита познавательные задачи осуществляются разными способами в зависимости от сложности соответствующего действия. Мнемическая же задача всегда осуществляется с помощью наиболее освоенных человеком операций.

В соответствии с целью действия в кратковременной памяти, как и в долговременной, реализуется, как его назвал Г. К. Середа, принцип фильтра, т. е. выбора необходимой информации. Этот выбор регулируется мотивами и целями деятельности, при этом в кратковременной памяти происходит дихотомическое деление информации на «целевую» (релевантную) и «фоновую» (иррелевантную). «Осуществляя в каждый данный момент только одну операцию выбора, память закрепляет целевую информацию для ее дальнейшей селекции на более высоких уровнях. Таким образом, закрепление материала, на каком бы уровне оно ни осуществлялось, это не просто след того, что «было», этот процесс жестко детерминируется тем, что «будет» [28, с. 21]. И принцип фильтра как психологический механизм памяти является единым и для кратковременного, и для долговременного и оперативного запоминания.

Так, Г. К. Середа показал, что кратковременная память зависит прежде всего от характера деятельности и места материала в его структуре. Это свидетельствует о том, что продуктивность кратковременного запоминания, как и долговременного, определяется его местом в структуре деятельности и характером выполняемых задач. Этот вывод подтвердился и при слуховом и при зрительном предъявлении материала.

Еще одним направлением экспериментальных исследований, проведенных Г.К.Середой и под его руководством, было изучение природы так называемых специфических явлений, или эффектов памяти. Это эффект вытеснения и включения (интерференция), эффекты серийной позиции, или эффект «края», заключающийся в том, что крайние элементы ряда всегда запоминаются лучше, чем середина; эффект изоляции (эффект Ресторфф), при котором лучше запоминается фигура, отличающаяся от более или менее однородного фона; эффект реминисценции (эффект Белларда), когда отсроченное воспроизведение продуктивнее непосредственного. Все эти эффекты, как писал Г. К. Середа, не получили удовлетворительного теоретического объяснения в психологии. Не делалось и попыток объяснить все эти эффекты в рамках единой психологической теории или системы. Как и непроизвольное запоминание, эти эффекты было принято рассматривались как случайные эффекты запоминания.

Г. К. Середа выдвигает гипотезу, что все мнемические эффекты имеют единую природу, и их проявление зависит от организации системы действий. Чем более взаимосвязаны действия, тем менее выражено проявление соответствующего эффекта. А при автономных действиях с элементами ряда эти эффекты проявляются в большей степени. И это было доказано экспериментально [30; 31].

Существенным для появления специфичных мнемических эффектов Г. К. Середа считал функциональную неравнозначность элементов неорганизованного материала, который упорядочивается с помощью двух типов операций, разведенных во времени: узнавания целого и организации частей. В первую очередь выполняются операции узнавания целого, для которых релевантны граничные элементы материала. И именно этими операциями обусловливаются эффекты края или начала и конца ряда, выделяющие фигуру из фона, и эффект Ресторфф, выделяющий фигуру внутри фигуры, которая приобретает теперь функцию фона.

После операций узнавания выполняются операции организации частей, для которых релевантны уже другие, средние, не граничные элементы ряда. В начальные моменты упорядочения элементов появляется отрицательная интерференция из-за эффекта начала и конца ряда: при выделении краев игнорируется середина ряда. А далее организация частей может обусловливать самые разные эффекты в зависимости от выполняемых задач.

Выдвинутая гипотеза давала возможность построения экспериментального исследования, общий методический принцип организации которого состоял в том, что перед испытуемым ставилась познавательная задача, обусловливающая избирательное повышение ранга релевантности одних частей материала (целевых) при одновременном снижении значимости других (фоновых) его элементов. Варьирование этих условий в широких пределах в таких же пределах видоизменяло и картину выражения соответствующих эффектов.

Очень важным является тот факт, что эта гипотеза давала возможность не только построения экспериментального исследования, но и выходы на практическое управление специфическими эффектами памяти в деятельности. В проведенных экспериментальных исследованиях Г. К. Середа подтвердил выдвинутые им предположения о возможности управления этими эффектами путем различной организации смежных действий с элементами материала и о единстве их психологического механизма [30; 31]. Управление специфическими эффектами памяти показывает проникновение мотивационно-смысловых отношений деятельности на операциональный уровень. Кроме того, эти данные очередной раз подтверждают гипотезу о единой природе специфических эффектов памяти.

Еще в конце 60-х — начале 70-х гг. Г. К. Середа начал анализировать деятельностную концепцию памяти, разрабатываемую в советской психологии. Он пришел к заключению, что в рамках этой концепции, в том числе и в классических работах на эту тему (Л. С. Выготского, А. Н. Леонтьева, П. И. Зинченко, А. А. Смирнова) есть некоторые несоответствия, вызывающие определенные трудности. Их источником он считал нечеткую трактовку соотношения центральных понятий, а именно памяти и деятельности, и в частности двойственность трактовки деятельностной природы памяти. При такой трактовке возникает целый ряд вопросов, прежде всего относительно того, идет ли речь о зависимости памяти от деятельности или о памяти как специфической психической деятельности. Так, в рамках этой концепции произвольная память рассматривалась как специфическая мнемическая деятельность, а непроизвольная — только как результат какой-либо деятельности. Иногда ее даже называли «побочным» или «случайным» результатом. Следуя данной логике, считал Г. К. Середа, непроизвольная память как продукт или результат не может быть деятельностью, но тогда и память вообще не есть деятельность. Если же память является деятельностью, то непроизвольная память не может быть памятью [33].

Это противоречие, по мнению Г. К. Середы, имеет глубокие теоретические и исторические корни, связанные с развитием представлений о непроизвольной и произвольной памяти в рамках деятельностного подхода и культурно-исторической теории Л. С. Выготского. Он отмечал, что разделение психических процессов на низшие и высшие и неправомерное отождествление непроизвольного с низшим, или натуральным, и привело к данному противоречию. Как отмечал Г. К. Середа, те процессы, которые в ходе своего развития уже прошли стадию произвольности, не могут вернуться на более низкую стадию развития, т. е. стать низшими, даже осуществляясь непроизвольно. Они все равно остаются высшими, культурными, опосредованными, знаковыми. Г. К. Середа полагал, что, говоря о произвольности, Л. С. Выготский имел в виду генезис психических функций, а не их функционирование в каждом отдельном случае. Сам Л. С. Выготский писал об этом применительно к вниманию, но Г. К. Середа считал, что эти рассуждения в полной мере могут быть отнесены и к памяти, хотя в основной массе работ непроизвольное жестко связывалось с низшими функциями. В своей работе «К проблеме соотношения основных видов памяти в концепции «деятельность — память — деятельность» Г. К. Середа, продолжая линию Л. С. Выготского, доказывал, что разграничение между низшими (животными) и высшими (человеческими) функциями должно проходить по линии речи, а между высшими произвольными и непроизвольными функциями — по линии воли [32]. При таком подходе непроизвольная память, будучи вербально опосредованной, также является высшей психической функцией.

Выход из зафиксированного им противоречия Г. К. Середа видел в переопределении понятия памяти, которое должно опираться на идею о том, что память является одновременно и действием, и его продуктом. Такое видение, по его мнению, дает системно-деятельностный подход. Системное рассмотрение действия как процесса не отрывает его от продукта, потому что результат — это не только то, чем процесс завершается, но и то, с чего он начинается. Такое понимание связано с перемещением центра тяжести с рассмотрения памяти как продукта действия на память как условие осуществления действия [33]. Так, новый подход к пониманию психологической природы памяти, который начал разрабатывать Г. К. Середа, выводил на передний план рассмотрения интенциональную тенденцию. Основным фактором, конституирующим человеческую память, по его мнению, является будущее, или то, что будет, а не то, что было. Прошлое закрепляется в памяти постольку, поскольку оно будет нужно, поэтому память определяет не прошлое, а будущее. Наряду с акцентом на интенциональности Г. К. Середа, следуя традиции Бартлетта, делает акцент и на реконструкции материала в памяти в противовес традиционной репродукции. Однако, в отличие от Бартлетта, он считает, что реконструкция должна стать главным и определяющим при рассмотрении самой психологической природы памяти. По его мнению, как реконструирующие должны быть поняты все процессы памяти, в том числе и сохранение, которое представляет собой непрерывную реконструкцию опыта и его подготовку к новым условиям функционирования.

Таким образом, в созданной Г. К. Середой теоретической модели, базировавшейся на системно-деятельностном подходе, память понималась как механизм системной организации индивидуального опыта [39]. Основное назначение памяти он видел в обеспечении готовности организма к предстоящему взаимодействию с миром, выработке наиболее целесообразных способов ориентировки субъекта в окружающей его действительности применительно к условиям его индивидуального опыта. Причем прошлый опыт всегда отражается в свете предстоящего, в соотнесении «того, что было, с тем, что будет». Запоминание детерминируется не тем, что было, а тем, что будет, и является условием порождения любого действия. Так что память не может функционировать вне деятельности, и никакая деятельность невозможна вне процессов памяти.

В то же время понимание Г. К. Середой памяти как деятельности отличается от леонтьевского понимания деятельности, соотносящейся с мотивами, целями и условиями. Для Г. К. Середы память — это такая психическая активность, которая с мотивами, целями и условиями соотносится не прямо, а через внешнюю деятельность в виде «предельно свернутых операций». Содержанием этих операций является временное соотнесение текущих и предстоящих актов деятельности, которое осуществляется на различных уровнях в соответствии с целевыми и мотивационно-потребностными установками человека. Операция временного соотнесения составляет, с точки зрения Г. К. Середы, то содержание памяти, которое является общей основой всех ее форм и разновидностей и единым механизмом человеческой памяти [32, с. 9].

Таким образом, согласно этому подходу, механизм памяти нужно объяснить исходя не из того, что было, а исходя из того, что будет. У актуального существует только настоящее. Прошлое и будущее в нем лишь представлены. Г. К. Середа писал, что будущее — это «мотив» настоящего, а прошлое — это его «способ», его «операционный состав» [34]. По отношению к предшествующему действию операция представляет собой свернутую форму всего его содержания. В операции того или иного действия закодировано все предшествующее действие. Операция, как считал Г. К. Середа, — «это и есть первый код памяти, наполовину уже выводящий ее за пределы сферы сознания» [34, с. 16].

Сформулированная Г. К. Середой гипотеза о футурогенной природе памяти заключается в трех положениях: во-первых, мнемическая продуктивность действия, осуществляемого в ряду других действий, определяется степенью организации этих действий в систему. Во-вторых, во всякой системе действий мнемическая селекция результатов происходит по программе предстоящего действия и стратегической задачи (из того что было, память отбирает то, что будет нужно). В-третьих, память выполняет в деятельности «темпоральную функцию», т. е. функцию временного соотнесения результатов предшествующих и последующих действий, и определяющим условием запоминания является ориентация данного действия на предстоящую цель, мотивационно-потребностная установка на будущее. При этом для Г. К. Середы фактор времени влияет на память не сам по себе, а своим деятельностным наполнением. Временные характеристики организации ряда действий являются вместе с тем и деятельностными характеристиками.

Он соотносит свою гипотезу с теорией И. П. Павлова и теорией функциональных систем П. К. Анохина, усматривая в них общее именно в детерминации настоящего из будущего.

Г. К. Середа выделяет две специфические функции памяти: временной организации элементов опыта (что после чего происходило) и оценочно-смыслового фильтра — организации элементов опыта по признаку их жизненной значимости для человека (что следует помнить, а что можно и забыть). Так что память «не хранит, а творит». Эти идеи Г. К. Середы опираются на теорию Бартлетта и созвучны ей. Оценочно-смысловой фильтр предназначен для выбора того, что задается программой и целями последующей деятельности. И в качестве оценочно-смыслового фильтра память, как не осознаваемая субъектом деятельность, включена в другую деятельность, характеризующуюся сознательными целями, мотивами, способами.

Традиционно память (в том числе и в деятельностном подходе) рассматривалась как деятельность, которая осуществляется периодически, т. е. либо деятельность есть, либо ее нет. Г. К. Середа же считает, что память «никогда не бывает в состоянии бездействия» [33]. Он сравнивает память с такими никогда не прекращающимися в организме процессами, как дыхание или кровообращение. Следовательно, даже когда человек не выполняет мнемической задачи, его память все равно активна и действует с информацией, хранящейся в опыте человека. Эта информация постоянно изменяется и, сохраняя свое единство, никогда не бывает одной и той же. Таким образом, в памяти ничто не сохраняется в неизменном виде, и эта, как называл ее Г. К. Середа, «текучесть» памяти и есть закон ее функционирования.

Если «готовые» мнемические продукты включаются в произвольные процессы, память выступает в своей репродуктивной функции. В своей же «собственной» непроизвольной сфере память — это всегда творчество опыта, в точном смысле этого слова, считал Г. К. Середа.

Если память никогда не бездействует, то в каких психологических формах выступает в ней все мыслимое содержание и как она может «работать» сразу со всем этим содержанием? Г. К. Середа полагал, что в каждый данный момент в памяти имеется некоторая целостная картина всего опыта, представленная в форме какого-то свернутого психологического кода (конструируемого по типу кодирования действия в операции). Этот «психологический интеграл» опыта в то же время представляет собой и программу селекции новых содержаний, которая на всех уровнях подчинена центральному системообразующему фактору. Находясь в теоретических рамках системно-деятельностного подхода, необходимо было ответить на вопрос, какая психологическая реальность должна рассматриваться в качестве центрального системообразующего фактора, т. е. решить проблему системообразующего фактора человеческой памяти.

Понятие цели действия, считал Г. К. Середа, не может выполнить эту функцию, поскольку обозначает только сознательное намерение, не распространяясь на область неосознаваемого, в которой находятся все фундаментальные механизмы памяти (и ее загадки!). Для решения этой проблемы он создал модельное представление функционирования памяти, которое представляло собой принцип обратимого движения содержаний трех основных уровней деятельности: смыслового, целевого и операционного, или, как он его назвал, принцип обратимой смысловой воронки [35]. Имелось в виду следующее.

В любой момент осуществления деятельности в нее включается весь прошлый опыт, образующий смысловую сферу личности. И память человека представляет собой непрерывный процесс организации индивидуального опыта в систему, отвечающую условиям его жизни как системы сменяющих друг друга деятельностей. Наиболее общие мотивационно-потребностные и смысловые установки личности — это главные образующие нашей памяти. А ведущим системообразующим фактором в системе человеческой памяти является именно мотивационно-потребностная направленность деятельности. Поэтому, с точки зрения Г. К. Середы, в качестве управляющей инстанции высшего уровня в системе памяти выступает не целевая направленность действия, а смысловая определенность деятельности, детерминирующая движение от низших уровней к высшим. Он понимал это следующим образом. Поскольку высшие, смысловые уровни деятельности являются надсознательными, а низшие, операционные — подсознательными образованиями, то основная работа по организации индивидуального опыта осуществляется памятью в форме неосознаваемой (непроизвольной) психической активности. Передача программ деятельности от высших уровней к низшим осуществляется путем сворачивания развернутых форм (действий) в более свернутые (операции). Таким образом, в операцию проникают мотивационно-смысловые отношения. Такое движение осуществляется в обоих направлениях: сверху вниз — от мотивов и смыслов через цели к операциям, и снизу вверх — от операций к целям и смыслам. Причем в качестве психического новообразования явления памяти возникают в момент превращения данного действия в операцию предстоящего. В категориях условно-временных отношений указанные три уровня могут быть обозначены в виде элементов временной триады: будущее — настоящее — прошлое. «Вычленение в этом едином акте в качестве определяющего начала “ориентации на будущее”, — полагает Г. К. Середа, — означает не отрицание фактора “прошлого” (операции), а выделение фактора “будущего” (цели и мотивы) как системообразующего фактора» [36, с. 7].

Таким образом, в качестве системообразующего фактора человеческой памяти Г. К. Середа выдвигает понятие ориентации на будущее. Это понятие может выполнить функцию всеобщего объяснительного принципа при рассмотрении различных явлений человеческой памяти. С операционально-содержательной стороны оно представляет собой, по мнению Г.К.Середы, непрерывное воспроизводство всего опыта для его последующей специализации.

Важность временного ориентирования памяти, в том числе в будущее, признавалась рядом авторов, работы некоторых из них были известны и знакомы Г. К. Середе (П. К. Анохин, Н. А. Бернштейн, И. П. Павлов), других, в силу изолированности психологии в Советском Союзе, он не знал. Тем более поражающим выглядит движение идей разных ученых, не знающих друг о друге и не знакомых с работами друг друга, как бы параллельными курсами. Так, например, согласно временной модели памяти Longuet-Higgins [46], в каждом данном моменте времени в сознании человека представлено и прошлое, и будущее. В каждый момент времени мы знаем что-то о своем настоящем, прошлом и будущем. Будущее же оказывает влияние на наше восприятие настоящего и прошлого. Без этого богатства как прошлого, так и будущего психологическое настоящее теряет психологический смысл.

Если Г.К.Середа пытался доказывать свою теорию не только на психологическом уровне, но и на физиологическом, то J. Kafka [45] для доказательства идей Longuet_Higgins привлекает голографию. Согласно данной теории, каждая точка в пространстве обладает какой-то информацией о всех остальных точках пространства. J. Kafka проводит аналогию со временем и делает вывод, что любая «точка» во времени содержит некую информацию о всех «точках» и прошлого, и будущего.

Конструктивность своего подхода Г. К. Середа усматривал в том, что идея детерминирующего влияния ориентации на будущее вводится в область конкретного психологического исследования. Выработанная Г. К. Середой методическая стратегия изучения психологической природы памяти с позиций системно-деятельностного подхода предполагала реализацию в исследовании следующих трех условий: организацию в эксперименте не отдельных действий испытуемого с материалом, а некоторой последовательности смежных действий. Выделение (в качестве объекта изучения) изменения мнемического эффекта действия в зависимости от особенностей организации всей последовательности. Выделение (в качестве предмета анализа) системообразующего фактора памяти, т. е. основного фактора, детерминирующего процесс запоминания в системе действий. В качестве системообразующего фактора памяти, как уже отмечалось, выступила ориентация на будущее. Одной из разновидностей ориентации на будущее является и сама мнемическая установка, поскольку задача запомнить означает необходимость потом воспроизвести.

На основании приведенных теоретических рассуждений Г. К. Середа выдвигает свое определение памяти, характеризуя как «психологический механизм системной организации индивидуального опыта как необходимого условия осуществления предстоящей деятельности» [35, с. 12].

Интересной была попытка Г. К. Середы провести аналогию между механизмами памяти и активностью головного мозга. Согласно Г. К. Середе, память всегда оперирует двумя единицами опыта: целым и элементом. Их соотнесение и составляет функциональную основу ее процессов. Он провел аналогию между процессами памяти и мозговыми процессами и предположил, что правое полушарие ответственно за прошлый опыт (т. е. целое), а левое — за обработку элементов. Соотнесение же единиц опыта и его интеграция являются основной функцией межполушарного взаимодействия. Таким образом, «рассматриваемая со стороны мозговых механизмов вся наша память есть продукт непрерывного взаимодействия синтетического и аналитического полушарий мозга» [37, с. 26]. А поскольку процесс обработки информации на психологическом уровне всегда идет от целого к частям, то и на церебральном уровне он должен начинаться в правом полушарии. Эта гипотеза была подтверждена в психофизиологическом исследовании, проведенном аспирантом Г. К. Середы А. А. Церковным [44].

Однако с самого начала научной деятельности Г.К.Середе было тесно в рамках «классической» психологии и лабораторного эксперимента. Он стремился проверять свои выводы и теорию в живой жизни. О том, как он это делал в реальном процессе обучения, уже говорилось выше. Но не менее интересны его попытки приложить свою теорию к продуктам коллективного опыта человечества. Так, Г. К. Середа считал, что идея связи памяти с будущим реализуется не только в индивидуальной деятельности и опыте человека, но и представлена в стихийно складывающемся коллективном опыте, в частности, в народных приметах.

В приметах, считал Г. К. Середа, заключена трехуровневая иерархия обобщения смысла событий, которые представлены только своими внешними признаками без всякого намека на причинные связи между ними. И в качестве центрального мотивирующего фактора в них всегда выступает ориентация на будущее, задаваемая, например, обещанием счастья или несчастья как наиболее обобщенной формой мотивации достижения и избегания [40].

С его точки зрения, все народные приметы имеют мнемическую функцию, и построены они по следующей схеме: в будущем человека ожидает нежелательное событие «А», если сейчас произойдет некое событие «Б» (например: «не возвращайся с полдороги, несчастье будет»). Как он интерпретирует эту примету с помощью своей теории?

В реальности человек вспоминает, что ему необходимо взять сейчас (В), побуждаемый стремлением избегнуть будущего возвращения домой (Б), что нежелательно, поскольку может привести к несчастью (А) в еще более отдаленном будущем. Но реальному действию предшествует обратная мысленная модель, построенная от будущего к настоящему: А—Б—В. Чтобы избежать несчастья в будущем (А), нельзя возвращаться домой (Б), а чтобы не возвращаться, надо вспомнить, что нужно взять сейчас (В). То есть предостережение «не возвращайся с полдороги» побуждает человека в момент выхода из дома остановиться и подумать: все ли нужное он взял с собой, чтобы потом не возвращаться. И это действие уже на самом деле помогает избежать возможных несчастий в будущем. Таким образом, побуждение к запоминанию исходит из будущего: человек вспоминает, что ему нужно взять сейчас, чтобы избежать будущего возвращения домой, поскольку это нежелательно, так как из-за такого возвращения в будущем может случиться несчастье [40]. Таким образом, ориентация на будущее, представленная в народных приметах в свернутом виде, побуждает людей к мнемической активности в обыденной жизни.

Уже в 1973 г. Г. К. Середой намечается постановка проблемы взаимосвязи памяти и личности, поскольку изучение памяти в середине системы действий неизбежно приводит к переходу от операционно-технических к мотивационно-личностным характеристикам памяти [40]. Деятельностная и личностная линии анализа сходятся в понятии мотива: от мотива деятельности к иерархии мотивов и к мотивационной сфере личности. Г. К. Середа неоднократно повторял, что в традиционных исследованиях памяти в рамках деятельностного подхода исследователи остановились на изучении уровня действий (цель), а не деятельности (мотив). Принцип фильтра, предложенный им, объясняет селекцию информации в зависимости не только от целевых, но и мотивационных установок личности и дает выход к новой проблеме, как он ее называл, «память и личность». Он распространяет принцип фильтра на все процессы памяти, в том числе и на сохранение, поскольку со сменой жизненных целей и установок человека в той или иной степени реконструируется и его прошлый опыт. Однако более четкие очертания проблема памяти и личности приобрела уже в работах 90-х гг., после того, как Г. К. Середой были сформулированы основные положения его интенциональной теории памяти. Г. К. Середа считал, что именно эта теория дает новые возможности для постановки проблемы памяти и личности и ее изучения. Традиционно даже если память и связывали с личностью, то это была односторонняя зависимость памяти от личности. Личность рассматривалась как один из факторов, влияющих на продуктивность памяти, т. е. память выступала со своей внешней, результативной стороны. Для Г. К. Середы личность — это определяющая детерминанта человеческой памяти, поскольку программа фиксации прошлого задается мотивационно-потребностными образованиями личности, ее ориентацией на будущее, которая выступает в качестве центрального системообразующего фактора в системе память — личность. Говоря об ориентации на будущее, он имел в виду вовсе не сознательное построение некого проекта будущего человеком, а неосознаваемую ее направленность на то, что «ждет впереди».

Так, развитие и формирование процессов памяти детерминируется личностью. Но память как механизм конструирования и реконструирования опыта человека, в свою очередь, влияет на его личность. Отношения между памятью и личностью, как считал Г. К. Середа, не могут быть поняты только с точки зрения результата, поскольку они всегда носят процессуальный характер, и память выступает не только своей репродуктивной, но и продуктивной функцией. Поэтому, отмечает он, «проблема “память и личность” с позиций интенционального подхода есть одновременно и проблема становления памяти, и проблема становления личности» [41]. А проблемы памяти выступают как проблемы интрапсихологического механизма творчества личности.

Как, с помощью каких методов и методик можно изучать взаимовлияния памяти и личности? Г. К. Середа предлагает конструирование экспериментальных ситуаций двух типов: изучающих зависимость памяти от личности и зависимость личности от памяти. Выявление мотивационно-смысловых установок личности и их изменение позволит изучать зависимость продуктивности запоминания материала от степени его релевантности соответствующим мотивам, установкам, целям, т. е. влияние личности на память.

Влияние памяти на личность может быть установлено посредством организации деятельности со значимым для человека материалом. Г. К. Середа считал, что, выделив группы испытуемых с резко различным отношением к определенным социальным нормам и ценностям, можно получить в констатирующем эксперименте значимые различия в непроизвольном запоминании материала, имеющем отношение к этим ценностям и нормам. Затем, организовав в эксперименте целенаправленную реконструкцию психологических установок, можно будет зафиксировать и соответствующие изменения в реконструкции материала, воспроизводимого испытуемыми в промежуточных пробах. Исчезновение одних элементов и появление других при воспроизведении материала даст картину работы памяти и становления нового мотивационно-смыслового образования личности. Г. К. Середа формулировал это так: «Скажи мне, кто ты, и я скажу тебе, что ты помнишь; скажи мне, что ты помнишь, и я скажу тебе, кто ты». К сожалению, все эти его замыслы так и остались нереализованными. Одним из таких нереализованных замыслов была книга о памяти Раскольникова, о которой в последние годы своей жизни думал Г. К. Середа и на материале которой планировал продемонстрировать действенность разработанной им теории памяти.

Будучи и считая себя учеником и последователем П. И. Зинченко, принадлежащим к созданной им школе психологии памяти, Г. К. Середа несколько своих работ специально посвятил осмыслению вклада П. И. Зинченко в психологию памяти. Он неоднократно подчеркивал, что П. И. Зинченко своими работами по непроизвольному запоминанию изменил «научный рельеф» всей проблематики советской психологии памяти» [42]. Конечно, самым важным у П. И. Зинченко было положение о зависимости характеристик запоминания от места материала в структуре действия. Но Г. К. Середа подчеркивал, что для П. И. Зинченко непроизвольная память была также высшей психической функцией и опосредованным процессом, и важным было произведенное П. И. Зинченко сближение непроизвольной и произвольной памяти.

Г. К. Середа считал, что на многие идеи его натолкнули положения теории П. И. Зинченко. Он писал, что пришел к собственной идее связи памяти с будущим не вопреки теории П. И. Зинченко, а благодаря ей, поскольку «в его работах, по существу, уже была представлена структурно-уровневая онтология памяти, функционирование которой изучалось в зависимости от целей, способов и фоновых условий действия» [42, с. 139], и «идея о высших смысловых образованиях как системообразующем факторе человеческой памяти была нам задана наследием П. И. Зинченко, хотя и не была в нем прямо дана» [42, с. 139]. Важным было для Г. К. Середы, с точки зрения развития собственной теории, и двоякое понимание П. И. Зинченко деятельности: как действия и как жизнедеятельности. Анализ памяти в жизнедеятельности с неизбежностью привел к проблеме памяти и личности [43], которой Г. К. Середа занимался в последние годы.

Итак, подытоживая, отметим основные положения, которые составляют ядро теории памяти Г. К. Середы.

  1. Г. К. Середой было предложено совершенно новое определение памяти как психологического механизма системной организации индивидуального опыта, необходимого условия осуществления предстоящей деятельности. На основании такого понимания памяти им были выделены и две специфические функции памяти: временной организации элементов опыта и оценочно-смыслового фильтра, заключающегося в организации элементов опыта согласно их значимости для человека. Естественным развитием этого положения была и постановка еще одной проблемы — о взаимосвязи памяти и личности. Как личность детерминирует память, ее содержание и развитие, так и память оказывает влияние на личность, конструируя и реконструируя ее опыт.
  2. В предложенной теоретической модели памяти были реализованы две тенденции: интенциональная и реконструктивная. Интенциональность памяти понималась как направленность ее в будущее, поскольку именно будущее определяет, что будет закреплено в памяти. На уровне конкретных действий это положение конкретизируется в том, что память является условием осуществления последующего действия, а на уровне личности — в том, что память является механизмом системной организации индивидуального опыта. Реконструктивная тенденция распространялась Г. К. Середой на все процессы памяти, в том числе и на сохранение, которое представляет собой непрерывную реконструкцию опыта и его подготовку к новым условиям функционирования. В памяти ничто не сохраняется в неизменном виде, и эта изменчивость памяти и является законом ее функционирования.
  3. Выдвинутая им гипотеза о футурогенной природе памяти состоит в следующем:
    • мнемическая продуктивность действия, осуществляемого в ряду других действий, зависит от организации системы действий;
    • во всякой системе действий мнемическая селекция результатов (принцип фильтра) осуществляется исходя из предстоящего действия и стратегической задачи. Фильтр регулируется мотивами и целями деятельности: предстоящие цели детерминируют закрепление тех результатов, которые нужны будут для дальнейшего течения деятельности. Следовательно, определяющим условием запоминания является мотивационно-потребностная установка, направленная в будущее;
    • память выполняет в деятельности «темпоральную функцию», т. е. функцию временного соотнесения результатов предшествующих и последующих действий.
  4. Г. К. Середой экспериментально было доказано положение о единой природе кратковременного и долговременного запоминания, их зависимости от характера деятельности. Характеристики как долговременного, так и кратковременного запоминания определяются отношением запоминаемого материала к содержанию основной цели действия. Условиями высокой продуктивности непроизвольного запоминания была названа система действий, в которой результат предшествующего действия становится средством осуществления последующего, а также постановка стратегической задачи, ориентирующей на конечный результат и намечающей движение к этому результату. Принцип фильтра как психологический механизм памяти является единым для всех видов памяти. Как и разные виды памяти, все мнемические эффекты также имеют единую природу, а проявление этих эффектов зависит от организации системы действий: чем более взаимосвязаны действия, тем менее выражено проявление соответствующего эффекта.
  5. Таким образом, в теории памяти Г. К. Середы нашли развитие идеи П. И. Зинченко о значении действия и места материала в структуре действия для эффективности его непроизвольного запоминания, системного анализа, роли мотивационной сферы, что является творческим продолжением и развитием идей П. И. Зинченко и Харьковской психологической школы.

1 – Эти исследования были выполнены в 60—70 гг. ХХ в. в Харькове и осуществлялись или при непосредственном участии П. И. Зинченко, или под его руководством. Следует заметить, что влияние идей П. И. Зинченко распространялось и на дальнейшие исследования памяти, проводимые его учениками и учениками его учеников, образовавших школу П. И. Зинченко. Также следует сказать, что многие из упомянутых здесь авторов со временем расширили сферу своих интересов, создали свои концепции, однако это не является предметом анализа настоящей статьи.

2 – Г. К. Середа уже в своих ранних работах стремился к экологической валидности. В связи с этим надо особо обратить внимание на его идею выполнения системы действий, а не отдельных действий. Ведь в реальности мы практически никогда не имеем дело с изолированными действиями.

Память. Урок 25-26 — презентация онлайн

Тема урока 25-26: Память.
• Изучить процессы памяти.
• Рассмотреть классификацию основных
виды памяти.
• Познакомиться с процессом и причинами
забывания.
Преподаватель: Горбатова Татьяна Васильевна
• Память – это психологический процесс
сохранения, запоминания, накопления и
воспроизведение информации.
Процессы
памяти:
• Сохранение информации
• Запоминание информации
• Накопления информации
• Воспроизводство
информации
Классификация основных видов памяти:
Виды памяти по характеру
психической активности:
1.
2.
3.
4.
Двигательная память — это запоминание, сохранение и
воспроизведение различных движений. Люди с хорошей двигательной
памятью обычно ловкие, умелые. О таких говорят «золотые руки» или
«мастер на все руки».
Эмоциональная память – память на эмоциональные переживания, как
веселые, так и грустные. Помня свои переживания, мы стремимся туда,
где нам было хорошо и приятно.
Образная память — память на образные явления. Различают виды
образной памяти (слуховая, зрительная, обонятельная, вкусовая и
тактильная).
Словесно-логическая память , которая выражается в сохранении
мыслей, понятий и размышлений и характеризуется наличием языковых
и логических схем. Чем менее развита речь, тем труднее осмысленно
выразить смысл словами. Данный вид памяти является типичным
только для человека и связан в первую очередь с наличием речи и
языка, без которых невозможно представить себе оформление мысли.
Виды памяти по характеру
целей деятельности:
1
Произвольная
человек прикладывает волевые усилия для сохранения и
воспроизведения информации.
2
Непроизвольная
Происходящая без специальных усилий со стороны человека,
т.е. запоминание происходит само собой.
Виды памяти по продолжительности
сохранения материала:
1
Кратковременная
память сохраняет информацию всего несколько минут. Без
специального повторения эта информация забывается (например,
номер телефона)
2
Долговременная
память практически не имеет ограничений по своему объему. Чтобы
информация попала в долговременную память необходимо дольше
учить.
3
Оперативная
память сохраняющая информацию в течение заданного срока.
Из оперативной памяти информация уходит лишь в никуда.
Виды памяти по характеру
приобретения информации:
1
Генетическая
совокупность наследственных реакций, передаваемых
субъекту через поколения посредством генов. Память
передающаяся по наследству.
2
Прижизненная
это хранилище информации, полученной с момента рождения
до смерти.
Виды памяти по способу запоминания:
1
Механическая
Если вы повторяете не задумываясь и не понимая, то в данном случае
речь идет механической памяти (зубрежке). Зубрить вредно, потому
что таким образом полученные знания быстро исчезают из память.
2
Смысловая
предполагает осмысление материала. Она направлена на
запоминание не внешней формы, а смысла. В основе лежат
ассоциации, отражающие наиболее важные стороны изучаемого
предмета или явления. Когда человек не может что-то запомнить,
скорее всего, он просто не вник в суть.
Амнезия –потеря памяти.
Вида амнезии:
• временная;
• постоянная.
Причины амнезии:
1. Сильное волнение, стресс.
2. Сознательное решение вычеркнуть из памяти неприятный эпизод
из своей жизни.
3. Травмы головы.
Вопросы для проверки понимания:
Устно!
1. Как вы понимаете вид памяти
двигательная?
2. Проясните чем отличается произвольная
память от непроизвольной?
3. Дайте определение механической
памяти.
4. Назовите причины амнезии.
5. Какие виды памяти необходимо
развивать электрику?
Домашнее задание
Ответьте на вопросы теста:
1. Запоминание, сохранение и воспроизведение различных движений – это память –
А. долговременная
Б. двигательная
В. механическая
2. Слуховая, зрительная, обонятельная, вкусовая и тактильная память входят в вид памяти –
А. произвольной
Б. образной
В. эмоциональной
3. Память сохраняющая информацию в течение заданного срока –
А. оперативная
Б. кратковременная
В. долговременная
4. Память не имеет ограничений по своему объему и храниться в течение всей жизни – это
А. генетическая
Б. прижизненная
В. долговременная
5. К какому виду памяти относиться зубрежка?
А. механическая
Б. кратковременная
В. Оперативная
6. Память сохраняет информацию всего несколько минут –
А. эмоциональная
Б. смысловая
В. Кратковременная
7. Назовите причины амнезии ______________________________________________
Пошаговая инструкция
• Шаг 1 – прочитайте материал презентации.
• Шаг 2 – запишите в тетради дату и тему урока.
• Шаг 3 – выполните домашнюю работу — Ответьте на
вопросы теста.
• Шаг 4 – фото выполненной работы прикрепите на
платформу за 24.12.2020г. к 3 паре.
• Дополнительная информация: задание будет доступно
до 30.12.2020г.

Пересмотренная таксономия Блума — Колледж Колорадо

Согласно пересмотренной версии таксономии Блума, существует шесть уровней когнитивного обучения. Каждый уровень концептуально отличается. Шесть уровней — это запоминание, понимание, применение, анализ, оценка и создание.

Использование пересмотренной таксономии Блума в оценке

Эти уровни могут быть полезны для достижения результатов обучения, поскольку некоторые глаголы особенно подходят для каждого уровня и не подходят для других уровней (хотя некоторые глаголы полезны на нескольких уровнях).Учащийся может перечислить президентов, белки или причастия, чтобы продемонстрировать, что он помнит то, что узнал, но составление списка не демонстрирует (например), что учащийся способен оценить вклад нескольких президентов в американскую политику или объяснить свертывание или различение белков. между активными и пассивными причастиями.

Запомнить

Определение: извлекать, вспоминать или распознавать соответствующие знания из долговременной памяти (например, вспоминать даты важных событий в U.С. истории, вспомнить составные части бактериальной клетки). Соответствующие глаголы результатов обучения для этого уровня включают: цитировать, определять, описывать, идентифицировать, маркировать, перечислять, сопоставлять, называть, обрисовывать в общих чертах, цитировать, вспоминать, сообщать, воспроизводить, извлекать, показывать, констатировать, табулировать и рассказывать .

Понять

Определение: продемонстрировать понимание с помощью одной или нескольких форм объяснения (например, классифицировать психическое заболевание, сравнить ритуальные практики в двух разных религиях). Соответствующие глаголы результата обучения для этого уровня включают: абстрагировать, упорядочивать, формулировать, связывать, категоризировать, уточнять, классифицировать, сравнивать, вычислять, делать выводы, противопоставлять, защищать, строить диаграммы, различать, обсуждать, различать, оценивать, иллюстрировать, объяснять, расширять, экстраполировать, обобщать, приводить примеры, иллюстрировать, делать выводы, интерполировать, интерпретировать, сопоставлять, обрисовывать в общих чертах, перефразировать, предсказывать, переставлять, переупорядочивать, перефразировать, представлять, переформулировать, суммировать, преобразовывать и переводить .

Подать заявку

Определение: использовать информацию или навык в новой ситуации (например, использовать второй закон Ньютона для решения проблемы, для которой он подходит, провести многомерный статистический анализ с использованием ранее не встречавшегося набора данных). Соответствующие глаголы результата обучения для этого уровня включают: применять, вычислять, выполнять, классифицировать, завершать, вычислять, демонстрировать, инсценировать, использовать, исследовать, выполнять, экспериментировать, обобщать, иллюстрировать, реализовывать, делать выводы, интерпретировать, манипулировать, изменять, эксплуатировать , организовывать, обрисовывать в общих чертах, предсказывать, решать, передавать, переводить и использовать .

Анализ

Определение: разбить материал на составные части и определить, как эти части соотносятся друг с другом и/или с общей структурой или назначением (например, проанализировать взаимосвязь между различной флорой и фауной в экологической обстановке; проанализировать взаимосвязь между различными характерами в пьеса; анализировать отношения между различными институтами в обществе). Соответствующие глаголы результата обучения для этого уровня включают: анализировать , упорядочивать, разбивать, классифицировать, классифицировать, сравнивать, соединять, противопоставлять, деконструировать, обнаруживать, строить диаграммы, дифференцировать, различать, отличать, разделять, объяснять, идентифицировать, интегрировать, инвентаризировать , упорядочивать, организовывать, связывать, разделять и структурировать .

Оценить

Определение: делать суждения на основе критериев и стандартов (например, обнаруживать несоответствия или ошибки в процессе или продукте, определять, следуют ли выводы ученого из наблюдаемых данных, судить, какой из двух методов является способом решения данной проблемы, определять качество продукта на основе дисциплинарных критериев). Соответствующие глаголы результатов обучения для этого уровня включают: оценивать, оценивать, спорить, оценивать, сравнивать, делать выводы, рассматривать, сопоставлять, убеждать, критиковать, критиковать, решать, определять, различать, оценивать, классифицировать, судить, оправдывать, измерять, ранжировать, оценивать, рекомендовать, просматривать, оценивать, выбирать, стандартизировать, поддерживать, тестировать и подтверждать .

Создать

Определения: соединять элементы вместе, чтобы сформировать новое согласованное или функциональное целое; реорганизовать элементы в новый паттерн или структуру (спроектировать новую декорацию для театральной постановки, написать диссертацию, разработать альтернативную гипотезу на основе критериев, изобрести продукт, сочинить музыкальное произведение, написать пьесу). Соответствующие глаголы результата обучения для этого уровня включают: упорядочивать, собирать, строить, собирать, комбинировать, компилировать, составлять, составлять, конструировать, создавать, проектировать, разрабатывать, изобретать, формулировать, генерировать, выдвигать гипотезы, интегрировать, изобретать, производить, управлять, изменять, организовывать, выполнять, планировать, готовить, производить, предлагать, реорганизовывать, реконструировать, реорганизовывать, пересматривать, переписывать, уточнять, синтезировать и писать .

Источник: Андерсон, Лорин В. и Дэвид Р. Кратвол, ред. 2001. Таксономия обучения, преподавания и оценки: пересмотр таксономии образовательных целей Блума . Нью-Йорк: Addison Wesley Longman, Inc.

Почему важна оперативная память? | Рабочая память и обучение

Вы когда-нибудь шли в магазин без списка, думая, что запомните все, что вам нужно… но, вернувшись домой, обнаруживали, что забыли несколько предметов? Если да, то вы столкнулись с ограничениями рабочей памяти.Рабочая память — это мысленная заметка, которую мы используем для отслеживания информации до тех пор, пока она нам не понадобится.

Рабочая память является ключом к обучению. Вот пять способов, которыми дети используют рабочую память для обучения.

1. Рабочая память и доступ к информации

Существует два типа рабочей памяти: слуховая память и зрительно-пространственная память. Вы можете думать об этих навыках с точки зрения создания видео. Слуховая память записывает то, что вы слышите, а зрительно-пространственная память фиксирует то, что вы видите.Но на этом сходство рабочей памяти с созданием видео заканчивается.

Когда вы снимаете видео, визуальная и слуховая информация сохраняется для сохранности и может быть воспроизведена, когда вам нужно получить к ней доступ. Вам не обязательно обращать внимание на детали при съемке. С другой стороны, рабочая память сохраняется не только для последующего использования. К нему нужно получить доступ и немедленно «воспроизвести» — даже когда поступает новая информация, которую необходимо включить.

Представьте, что учитель читает задачу на уроке математики.Дети должны уметь удерживать в голове все числа, выяснять, какую операцию использовать, и в то же время создавать письменную математическую задачу.

Детям со слабыми навыками рабочей памяти трудно схватывать и удерживать поступающую информацию. Это означает, что у них меньше материала для работы, когда они выполняют задачу.

На уроках математики они могут знать, как выполнять различные виды вычислений. Однако у них возникают проблемы со словами. Трудно прислушиваться к словам-подсказкам, которые указывают, какую операцию использовать, и в то же время помнить числа, которые нужно подставить в уравнение.

2. Рабочая память и инструкции по запоминанию

Дети полагаются как на поступающую информацию, так и на информацию, хранящуюся в рабочей памяти, при выполнении деятельности. Если у них слабые навыки рабочей памяти, им трудно жонглировать обоими. Это может затруднить выполнение многошаговых инструкций. Детям со слабыми навыками рабочей памяти трудно помнить о том, что будет дальше, когда они делают то, что происходит сейчас. Например, ваш ребенок может быть не в состоянии мысленно «вернуться назад» и вспомнить, какое предложение учитель хотел записать, в то же время пытаясь вспомнить, как правильно писать слова в этом предложении.

3. Рабочая память и концентрация внимания

Часть мозга, отвечающая за рабочую память, также отвечает за сохранение внимания и концентрации. Здесь навыки рабочей памяти помогают детям вспомнить, на что им нужно обратить внимание. Возьмем, к примеру, решение задачи на длинное деление. Вашему ребенку нужна рабочая память не только для того, чтобы придумать ответ, но и для того, чтобы сконцентрироваться на всех шагах, необходимых для его получения.

Детям со слабыми навыками оперативной памяти трудно сосредоточиться на задании, чтобы добраться до конечного результата.Вы можете думать об этом как об учебном эквиваленте, когда вы входите в комнату и забываете, за чем пришли.

4. Рабочая память и обучение чтению

Рабочая память отвечает за многие навыки, которые дети используют для обучения чтению. Слуховая рабочая память помогает детям удерживать звуки, издаваемые буквами, достаточно долго, чтобы произносить новые слова. Зрительная рабочая память помогает детям запомнить, как выглядят эти слова, чтобы они могли узнавать их в остальной части предложения.

При эффективной работе эти навыки избавляют детей от необходимости произносить вслух каждое слово, которое они видят. Это помогает им читать с меньшими колебаниями и научиться бегло читать. Обучение чтению не так гладко для детей со слабыми навыками рабочей памяти.

5. Рабочая память и изучение математики

Способность решать математические задачи зависит от ряда навыков, которые строятся друг на друге, как строительные блоки. Блок внизу — самый важный в стеке — это способность распознавать и воспроизводить шаблоны.Это основа для следующего блока: увидеть закономерности в числах, чтобы решать и запоминать основные математические факты.

После этого дети накапливают в голове информацию о словесной задаче; затем они используют эту информацию для создания числового предложения для решения проблемы. В конечном итоге это приводит к способности запоминать математические формулы.

Что удерживает блоки от опрокидывания, так это способность запоминать, упорядочивать и визуализировать информацию — все это может быть трудным для ребенка со слабыми навыками рабочей памяти.

Хорошие новости: есть способы помочь

Слабая рабочая память мешает обучению. Но есть способы обойти эти препятствия. Вы можете попробовать усилители рабочей памяти, такие как игра в карты или нумерация направлений. С вашей помощью и поддержкой в ​​школе ваш ребенок может развить навыки рабочей памяти, так что обучение будет проще.

Основные выводы

  • Рабочая память похожа на мысленную заметку, которая отслеживает краткосрочную информацию.

  • Существует два вида рабочей памяти, которые работают вместе: слуховая память и зрительно-пространственная память.

  • Дома и в школе есть чем заняться, чтобы помочь вашему ребенку укрепить навыки рабочей памяти.

Расскажите нам, что вас интересует

Об авторе

Об авторе

Аманда Морин является директором отдела идейного лидерства в Understood и автором «Руководства для родителей по специальному образованию для всех».Она работала классным руководителем и специалистом по раннему вмешательству более десяти лет.

Отзыв от

Отзыв от

Боб Каннингем, EdM является исполнительным директором по развитию обучения в Understood.

Виды памяти и их основные характеристики ▷➡️ Postposmo

Все типы памяти у человека проявляются в различных ситуациях и формах, позволяют многим людям совершать более точные и быстрые действия, познакомиться с ними лучше, прочитав следующую статью.

Типы памяти

Воспоминания и их типы работают независимо у каждого человека, однако осуществляемые ими процессы позволяют установить очень похожие процессы с определенным функционированием. Однако каждый процесс определяется рассматривать запоминание как один из важнейших процессов, осуществляемых нашим разумом.

Это сложный процесс, в котором информация любого типа кодируется и сохраняется. В зависимости от времени и его размера мы можем сказать, что есть увеличенная и уменьшенная память.Сохранение воспоминаний — одна из фундаментальных функций нашего мозга.

Однако, когда мы принимаем во внимание другие критерии, специалисты устанавливают переменные, определяющие характеристики и типы психологической памяти , что они действительно существуют. Они считают, что оно определяется понятиями, основанными на времени, чтобы дать место понятиям кратковременной памяти и долговременной памяти.

Классификация

Классификация также производится на основе сознательного или бессознательного ума, а также типа обрабатываемой информации.Итак, как мы видим, существуют некоторые различия, связанные с типами памяти, где по их условиям и типологиям устанавливаются условия их рассмотрения.

В этой статье мы покажем типы памяти в соответствии с их классификацией, временем и функцией, это способ описать, как они обрабатывают информацию и для чего нужен наш разум. Важно идентифицировать каждый процесс и его действие в нашей повседневной жизни.

В зависимости от уровня сознания или бессознательного состояния

Состояния сознания и бессознательного состояния устанавливаются в уме, когда человек находится в активном или неактивном физическом состоянии.Это означает, что есть сознательный ум, если индивидуум в этот момент находится со всеми активными физическими способностями. Так что в этот момент он развивает все свои повседневные действия.

В случае бессознательной памяти устанавливается, когда человек спит, потерял сознание или не контролирует свои чувства. Человек сохраняет состояние физического спокойствия, но его мысли продолжают действовать, хотя в силу физического состояния они работают совсем по-другому.

Эти два типа памяти проявляют разные характеристики, каждый из которых выполняет функции, основанные на поведении и процессах, называемых неявной памятью и явной памятью.Следующая статья пища для памяти, позволяет дополнить знания, связанные с этой темой.

неявный

Это способ представления воспоминаний, которые не находятся в сознании. В этом случае наблюдаются перцептивные привычные процессы, фундаментально связанные с нашим опытом. В эту группу входят процессы, которые мы осуществляем автоматически и иногда это очень сложно выразить словами.

Этот тип действия связан с такими действиями, как письмо, страх перед любым шумом, езда на велосипеде, короче говоря, любое рутинное действие, которое не требует какого-либо размышления для его выполнения.Это связано с типом памяти, которую специалисты называют «процедурной памятью», которая выполняется автоматически.

Явный

Эта классификация памяти гласит, что она обнаруживается во время сознательного мышления и имеет решающее значение для запоминания вещей в среднесрочной перспективе. Это работает, например, как попытаться запомнить объекты, которые находятся в определенном месте. Это связано с новыми воспоминаниями и с предыдущими воспоминаниями, устанавливающими небольшие отношения, его продолжительность кратковременна.

На основании временного местоположения

Это тип памяти, который основывает свои мысли-напоминания на времени и пространстве, то есть используется для запоминания людей и событий. Есть два типа памяти с этими характеристиками, и это один из наиболее часто используемых, поскольку человек постоянно находится в движении и изменении окружающей среды.

Ретроспективный тип

Позволяет запоминать факты, людей и слова, находящиеся в прошлом, некоторые могут это делать с минимальными подробностями, а другие отображают только смысловые факты, временные эпизоды, собственные события и ситуации явного типа.Почти все воспоминания и воспоминания относятся к этому типу и позволяют нам поместить свои мысли в особый момент нашей жизни.

перспективный тип

Это память, которая использует воспоминание с функцией напоминания о вещах, которые должны быть использованы немедленно. Информация должна быть запомнена в дальнейшем, важно установить, что это необходимо сделать в данное время и в определенном месте.

Иногда его можно потерять в тот момент, когда он нужен, и вспомнить его позже, что доставляет неудобства, однако проспективная память очень помогает занять ум.

Эти два типа памяти считаются независимыми, хотя один не связан с другим, но необходимо использовать определенные аспекты задним числом, чтобы поддерживать перспективу. И хотя они могут соединяться, между ними нет никаких отношений. В этом аспекте, когда один из них теряется, это никак не влияет на другой.

По продолжительности

Этот тип памяти является одним из самых известных и поэтому используется некоторыми людьми для выполнения действий.Он состоит из обработки сохраненной информации различными способами. Данные, которые мы собираем, хранятся в памяти в течение коротких и даже длительных периодов времени. Затем они обрабатываются в соответствии с потребностями человека.

Таким образом, что необходимо приложить усилия, чтобы вспомнить вещи из очень далекого прошлого и сиюминутные ситуации, которые исчезают в течение нескольких часов. Эта продолжительность зависит от степени важности, которую человек придает информации. Следовательно, его постоянство определяет краткосрочный, среднесрочный или долгосрочный период его продолжительности.Но давайте рассмотрим каждый из них.

сенсорный минимум

Это один из самых коротких процессов, которые обрабатывает разум, он позволяет вам сохранять информацию на мгновение после исчезновения стимула. Большую часть времени мы получаем информацию всех видов, каждый день нас бомбардируют тысячами данных, которые обрабатывает наш мозг. Информация подается в соответствии с потребностями и выявляется через сенсорные действия.

В случае, который соответствует нам, минимальная сенсорная память обрабатывает отфильтрованную информацию и впоследствии отбрасывается, она игнорирует одни нерелевантные данные, обнаруживая другие, которые обрабатывает, сохраняя их на некоторое время.Те данные, которые для мозга представляют какое-то значение, но не являются релевантными и относятся к сенсорной памяти.

Проявляется через зрительные стимулы, называемые иконической памятью, в случае слуховой стимуляции процесс называется эхической памятью, а тактильного типа — гаптической. В этих случаях память не нуждается в сознательном внимании, она считается непроизвольной, действует инстинктивно и естественно от предшествующих событий.

Так же очень быстро затухает и полностью стирается информация.В некоторых случаях оно не длится и секунды в процессе мышления и мысленного воспоминания. Однако слуховая сенсорная память длилась немного дольше и сохранялась в течение нескольких секунд.

Он настолько мал, что некоторые считают его частью процесса восприятия, а не частью памяти. Однако доказано, что он остается и проходит через мозг только в одно мгновение, что заставляет нас учитывать его постоянство в течение очень короткого времени в памяти разума.

Сенсорная память может перейти на другой уровень, если человек проявит внимание к сенсорной ситуации.Поэтому для входа в кратковременную память необходимо уделить ему внимание. Это случай некоторых студентов, когда они не акцентируют свое внимание на каком-то содержании и никогда не запоминают их, пропуская информацию, поэтому для них это не представляет собой какой-либо внимание.

Краткосрочный

Также называется рабочей памятью. Это процесс, при котором информация временно извлекается, имеет ограниченную емкость и длится от нескольких секунд до минуты. Прочитав статью, посвященную гибкости монетного двора, вы сможете изучить стратегии, связанные с этой темой.

Кратковременная память позволяет нам понять, например, содержание прочитанного, пока мы читаем другое предложение, сохранение в памяти предыдущей идеи сохраняется до тех пор, пока прочитанному содержанию не придается форма и контекст.

По мнению специалистов, эта память имеет очень ограниченную емкость, она обрабатывает мало информации и затем отбрасывает ее, видимо, у нее есть лимит элементов, не превышающий 5. Однако считается, что ее можно увеличить в зависимости от тренировки, которую мы можем дать нашему мозгу

Есть несколько эффективных умственных упражнений, которые помогают стимулировать этот тип памяти.Один из них состоит в группировке длинных чисел в группы по два-три, а затем их запоминании позже. Они также связывают слова с жизненными ситуациями, и слово можно составить, вспомнив момент.

Обработанная информация недолговечна и не длится долго, если мы не прилагаем больших усилий, чтобы удержать эти идеи в уме. С другой стороны, для перехода информации в долговременную память необходимо применять процедуры, в которых наиболее важные данные повторяются и связываются.

Это ситуация, в которой человек должен оставаться мотивированным и заинтересованным в данных, поступающих через органы чувств. Некоторые специалисты считают, что кратковременная память — это то же самое, что и долговременная память.

Тем не менее, вопрос пока находится в стадии обсуждения и в зависимости от потребностей человека вы можете вспомнить ситуации или вещи в нужное вам время. Кроме того, рабочая память позволяет удерживать в уме информацию, которой нет в реальной жизни.

Аналогичным образом установить манипулирование этими данными для изменения таких процессов, как язык и логическое мышление. В качестве примера скажем, это тот, который служит для планирования, размышлений, принятия решений, реагирования на определенные события и т. д.

Долгосрочный

Когда есть воспоминания, которые остаются на всю оставшуюся жизнь, говорят, что у нас есть долговременная память. Однако эта память имеет отличные от остальных характеристики. Например, он имеет тенденцию очень быстро портиться, а также хранить неограниченную информацию.

Воспоминания не требуют больших усилий и не должны обрабатывать статические данные. Он работает, периодически перерабатывая информацию. Другими словами, в конечном итоге возникают воспоминания статического типа. Они также просматриваются и обновляются с идеей запоминания их в любое время, и они являются только важными данными для людей.

Эти воспоминания сохраняются в долговременной памяти, поскольку они объединяются с помощью нейронных механизмов, позволяющих зафиксировать их навсегда. Со временем они могут претерпевать какие-то модификации, но никогда не исчезают.Они ценятся человеком и несут очень важную информацию.

Некоторые считают, что эти воспоминания вновь подтверждаются в процессе сна, отсюда важность ежедневного сна и необходимых часов. Нестабильность во сне определяет, что мы можем начать терять некоторые состояния нашей памяти.

По содержанию

Далее мы опишем типы памяти в соответствии с их содержимым. При этом память устанавливается на основе важнейших факторов и интеллектуальных особенностей личности, также учитываются культурно-исторические элементы, актуальность мыслей проявляется через необходимое и важное содержание, давайте посмотрим.

Семантика

Он состоит из типа напоминания и хранения, основанного на сознательных и общих знаниях. Это все, что мы помним из обучения в школе и в процессе развития в первые годы жизни.

Семантическая память также позволяет нам запоминать понятия, поведение, идеи, движения, запахи, ароматы, которые отмечают определенный момент в жизни. Запомненной информацией делятся с удовольствием, поэтому она становится частью долговременной памяти. Некоторым удается детализировать каждый момент с минимальными описаниями, что является показателем важности в их жизни.

Память также позволяет запоминать понятия и названия образовательного контента, такие как названия и столицы городов страны, цвета флагов, функции некоторых объектов, математические процедуры и другие. Тем не менее, он поддерживает разные уровни, на которых могут быть вызваны очень укоренившиеся воспоминания, а также очень слабые и изменчивые воспоминания.

эпизодический и биографический

Классифицируется как эксплицитная память, в которой запоминаются чрезвычайно важные события в нашей жизни.Он фокусируется исключительно на исторических, личных культурных ситуациях, решающих моментах и ​​уникальных переживаниях, которые оказали большое эмоциональное воздействие.

Люди помнят очень важные личные моменты, такие как рождение ребенка, свадьба, смерть близкого человека, поездка на пляж с группой друзей и т. д. Точно так же биографическая память позволяет нам сохранять моменты, когда чувства был стимулирован.

Некоторые авторы вводят понятие «флеш-памяти», где хранятся автобиографические воспоминания, которые описаны с интересными подробностями и формируют каждый момент.Точно так же воспоминания о новостных эпизодах, в которых они участвуют, или о событии, в котором происходили важные события в каком-либо месте жительства.

Действия в мозгу, которые активируются при наличии эпизодической памяти, связаны с гиппокампом, а также расположены в слое, называемом неокортексом. Также интересно, когда каждый элемент размещается в местах, предназначенных для каждого случая. Удивительно, как в уме есть места, готовые для этой цели.

Инструментальный или процедурный

Он состоит из памяти, которая приводит к действиям и процессам, которые трудно описать словами.Она относится к типу имплицитной памяти, поэтому ее нельзя выразить словами, поэтому она обрабатывается автоматически и бессознательно.

Эта память устанавливает паттерны, приобретаемые через знания или опыт, проявляющиеся в спонтанных выражениях. Процессы совершенствуются. следующий пост Обучение через открытие, дополню эту информацию.

Он разработан путем постоянного обучения и практики. Эта память наиболее часто используется музыкантами, спортсменами, работниками производственных компаний и т.д.Точно так же в повседневной жизни это позволяет выполнять заученные действия, такие как ходьба и избегание ям, вождение автомобиля, подъем по лестнице, плавание и другие.

Воспоминания, основанные на обучении, укореняются в сознании и в конечном итоге могут быть помещены в кратковременную память, однако они могут всплыть на поверхность много лет спустя, когда снова потребуются действия. В других случаях обучение полностью забывается, и деятельность не допускается к повторному выполнению.

Топографический

Это интересная память, так как она появляется именно при попытке объяснить моменты или положения пространственных вещей.То есть мы описываем места, вспоминая ситуации и вещи. Это воспоминания, связанные с пространственной ориентацией, позволяющие сохранять воспоминания, чтобы помнить, например, маршрут шоссе, тропинку или знакомую среду.

инцидента

Называется «Фрейминг» и является подразделением имплицитной памяти, характеризуется увеличением способности идентифицировать элемент, явившийся следствием конкретного объекта. Оно очень зависит от собственного опыта, оно проявляется через воспоминание слов и поступков, виденных или слышанных по другому поводу.

Некоторые умудряются называть это как Дежавю, однако это мысли, которые связывают ситуации и показывают их в уме как предыдущее подобное событие. Это не повторяющиеся действия во времени, не говоря уже о каком-то пространственном путешествии.

Согласно полученной информации

Память с этими характеристиками является отражением информации, относящейся к определенным сохраненным воспоминаниям, извлечение — это способ доступа к памяти и ее использования, и это должно быть каким-то образом выражено.Он существует в двух формах, называемых разведкой и восстановлением.

Признание

Объяснение того, как работает этот тип памяти, вызвало некоторую путаницу. Тем не менее, он идентифицируется как тот, в котором элемент можно оценить и связать с человеком. В качестве примера упомянем академический тест, где вам нужно выбрать вариант, чтобы применить наиболее подходящий.

Исходя из примера выше, ответы на тест есть, обычно их четыре, и память распознавания должна решить, какой вариант верный.Эта память учитывает личные ситуации и ситуации знания, в которых определяется, какая из них является правильной.

восстановление

Эта память позволяет восстанавливать информацию в уме без необходимости использовать ключи или подсказки для ее запоминания. Сохраняя критерии предыдущего примера, информация, которую должен обрабатывать разум, зависит от того, как записаны ответы. И по запомненным данным переходим к ответу.

Исключительный

Память, также называемая гипермнезией, представляет собой состояние, при котором важные моменты и ситуации запоминаются без какой-либо гиперфункции в процессе запоминания.Распознается как неограниченная память, где проявляется гиперактивность или экзальтация самой памяти. Это необычное увеличение способности вызывать факты и запоминать их.

В психологии считается патологическим синдромом, при котором достигаются крайности воспоминаний, он поражает людей с психическими патологиями маниакального типа или с проблемами эмоционального бреда. Проявление естественное и спонтанное, они не нуждаются в предварительной подготовке. Для него характерно сохранение негабаритных эпизодов, не забывает ни одно событие и сохраняет воспоминания нетронутыми.

Люди помнят каждое конкретное событие в своей жизни, независимо от того, как далеко во времени они были. Актуальна ситуация, когда люди с этим синдромом запоминают точные даты и описывают их так, как они жили в то время. Они также могут описывать детали, связанные с погодой, цветами и окружающей средой, которые для других людей были бы несущественными.


План иммунизации против COVID-19 — провинция Британская Колумбия

Все вакцины против COVID-19 в Канаде эффективны и безопасны.Лучшая вакцина та, которая доступна вам.

Английский |繁體中文 |简体中文 | французский | ਪੰਜਾਬੀ | فارسی | тагальский | 한국어 | испанский | عربى | Тионг Вьет |日本語 | номер

Последнее обновление: 8 апреля 2022 г.

На этой странице:


План иммунизации против COVID-19

B.C. разработан для спасения жизней и остановки распространения COVID-19. Следующий этап плана направлен на устойчивую защиту для всех.

Доза 3 для людей с ослабленным иммунитетом от умеренной до тяжелой степени

Люди с ослабленной иммунной системой от умеренной до тяжелой степени могут получить третью дозу вакцины.

Бустерные дозы для людей 12+

Каждый человек в возрасте 12 лет и старше может получить бустерную дозу вакцины против COVID-19.

Вакцины для детей от 5 до 11 лет

Органы здравоохранения организуют работу клиник, ориентированных на детей, с продленным графиком работы после школы и по вечерам.


Вакцина от COVID-19 спасает жизни. Вакцины не только защищают людей, которым делают прививку, они также защищают всех, кто их окружает. Чем больше людей в сообществе привиты и защищены от COVID-19, тем сложнее COVID-19 распространяться.

Лучшим источником информации о вакцине против COVID-19 является Центр по контролю за заболеваниями Британской Колумбии (BCCDC).

Одобренные вакцины

Вакцины против COVID-19, одобренные Министерством здравоохранения Канады, безопасны, эффективны и спасут жизни. На сегодняшний день 6 вакцин одобрены для использования Министерством здравоохранения Канады.

Вакцина распределяется правительством Канады и Британской Колумбии. получает выделенное количество доз вакцины еженедельно.

Безопасность

Министерство здравоохранения Канады провело тщательный научный анализ имеющихся медицинских данных для оценки безопасности утвержденных вакцин против COVID-19. Чувство беспокойства или неуверенности совершенно нормально, когда что-то новое.

  • В данных, проверенных Министерством здравоохранения Канады, не было выявлено серьезных проблем с безопасностью
  • Мы можем быть уверены, что Министерство здравоохранения Канады проводит тщательный процесс утверждения, который гарантирует безопасность вакцин и лекарств, которые мы принимаем

Вы можете сделать прививку от гриппа в любое время до или после вакцины против COVID-19.Найдите клинику гриппа.

 

Финансовая и другая поддержка в связи с COVID-19

Существует множество пакетов финансовой поддержки для людей и предприятий, пострадавших от COVID-19, включая финансовую поддержку, поддержку в трудоустройстве и бизнесе.

Если вам нужна поддержка в области психического здоровья, посетите нашу страницу ресурсов по психическому здоровью.

Victorian Sick Pay GuaranteeExternal Link предоставляет временным и контрактным работникам на определенных работах до 38 часов в год по болезни и уходу.Оплата производится по национальной минимальной заработной плате (20,33 доллара в час). Гарантия полностью финансируется правительством штата Виктория в течение двух лет. Проверьте свое право и подайте заявку прямо сейчас на сайте vic.gov.au/sickpayguaranteeВнешняя ссылка

Вас направили на карантин? Доступен платеж, чтобы помочь

Выплата в связи с бедствием в связи с пандемией — это единовременная выплата для помощи работникам штата Виктория, которым было предписано самоизолироваться или пройти карантин, или для ухода за кем-то, кто был направлен на самоизоляцию или карантин.

Плата за отпуск в связи с пандемией признает, что требование самоизоляции или карантина дома может стать финансовым бременем для некоторых лиц и семей, не имеющих дохода в течение этого периода.

Если вы потеряли или ожидаете потерять не менее 20 часов работы, вы можете подать заявление на выплату 750 долларов. Если вы потеряли или ожидаете потерять от 8 до 19 часов работы, вы можете потребовать 450 долларов. Обратите внимание, что до 18 января 2022 года действовали другие условия оплаты.

Узнайте больше и узнайте, кто имеет на это правоВнешняя ссылка

Поддержка предприятий

Посетите страницу «Бизнес-гранты и поддержка», чтобы получить дополнительную информацию о поддержке предприятий штата Виктория.

Пакеты помощи с продуктами питания и предметами первой необходимости

Если вам необходимо изолироваться или пройти карантин из-за COVID-19, вам может быть оказана помощь в виде пакета помощи в чрезвычайных ситуациях. Пакеты помощи содержат основные нефирменные основные продукты питания и предметы личной гигиены и предназначены для людей, которые наиболее уязвимы и не имеют других средств к существованию через друзей, семью и соседей или покупки продуктов в Интернете.

Для получения дополнительной информации о пакетах помощи см. раздел Поддержка изоляции и экстренная помощь.

Пособия по сокращению арендной платы в связи с COVID-19

Если вы испытываете трудности с арендой жилья в результате пандемии COVID-19, вы можете иметь право на получение финансовой помощи.

Пособия по уменьшению арендной платы предназначены для жителей Виктории, которые потеряли доход в результате COVID-19 27 мая 2021 года или после этой даты и испытывают трудности с арендной платой. Пособия по аренде жилья представляют собой единовременный грант в размере до 1500 долларов США, чтобы помочь арендаторам из Виктории поддерживать безопасное, надежное и стабильное жилье.

Для получения дополнительной информации о льготах по аренде жилья посетите веб-сайт «Коронавирус (COVID-19)»Внешняя ссылка на веб-сайт HousingVic.

Увеличение экстренной помощи наиболее уязвимым слоям населения штата Виктория

Правительство штата Виктория объявило о дополнительном финансировании для оказания чрезвычайной продовольственной помощи. Этот пакет инициатив стоимостью 4,5 миллиона долларов позволит доставить больше еды нуждающимся жителям штата Виктория, облегчит партнерские отношения между поставщиками продовольственной помощи и местными предприятиями, пострадавшими от пандемии COVID-19, а также укрепит потенциал ключевых общественных организаций по оказанию продовольственной помощи. Пакет включает:

  • 2,2 миллиона долларов США для предоставления грантов на поиск и распределение продуктов питания региональным и городским поставщикам продовольственной помощи, чтобы иметь возможность покупать и транспортировать больше продуктов питания для нуждающихся жителей штата Виктория, а также для поддержки партнерских отношений между поставщиками продовольственной помощи и местным бизнесом, пострадавшим от пандемия.
  • Гранты в размере 1,5 миллиона долларов США для поддержки приоритетных региональных и столичных поставщиков продовольственной помощи для удовлетворения спроса и найма работников до тех пор, пока не будут восстановлены волонтерские программы.
  • 600 000 долларов США на продление работы международного студенческого супермаркета Foodbank по адресу 230 La Trobe Street Melbourne до декабря 2021 года.

Прочитайте экстренную помощь жителям штата Виктория во время пандемии — часто задаваемые вопросы (Word)Внешняя ссылка для получения дополнительной информации.

Дальнейшая поддержка иностранных студентов в штате Виктория

В дополнение к фондам помощи нуждающимся, пастырской заботе и услугам поддержки студентов, предоставляемым образовательными учреждениями штата Виктория, правительство штата Виктория оказывает следующую поддержку иностранным студентам:

Потеряли работу или задолженность to COVID-19

Найдите информацию о поддержке, доступной, если вы потеряли работу или ваш доход пострадал из-за COVID-19.

Узнайте больше на веб-сайте правительства штата ВикторияВнешняя ссылка.

Схема беспроцентных ссуд

Небольшие беспроцентные ссуды доступны для всех жителей штата Виктория, имеющих право на участие в программе, через общественные финансовые учреждения Good Money в Моруэлле, Джилонге, Коллингвуде и Данденонге, а также через сеть из 77 местных общественных организаций по всей Виктории.

Беспроцентные кредиты (NIL) предоставляют отдельным лицам и семьям с низкими доходами доступ к безопасным, справедливым и доступным кредитам.
Ссуды доступны для товаров и услуг первой необходимости, таких как холодильники, стиральные машины, ремонт автомобилей и медицинские процедуры, на сумму до 1500 долларов США со сроком погашения от 12 до 18 месяцев.

Узнайте больше о «Хороших деньгах»Внешняя ссылка или Беспроцентные кредитыВнешняя ссылка

В связи с пандемией COVID-19 теперь также доступны беспроцентные кредиты для помощи домохозяйствам на сумму до 3000 долларов США для поддержки домохозяйств с низкими доходами на оплату аренды и коммунальные услуги, подлежащие погашению в течение 24 месяцев.

Помощь с оплатой счетов за электричество, газ и воду

Если у вас возникли проблемы с оплатой счетов за электричество, газ или воду, вам могут оказать поддержку.

Если вы являетесь держателем льготной карты (включая получателей JobSeeker), вы можете иметь право на получение скидок и компенсацийExternal Link при оплате счетов за электричество, газ и воду.Если вы живете в семье с низким доходом или испытываете финансовые трудности, вы также можете подать заявку на получение субсидии на оплату коммунальных услугExternal Link в размере до 650 долларов США, чтобы помочь с просроченными счетами за электричество, газ и воду.

Если у вас возникли проблемы с оплатой счетов за электроэнергию, обратитесь в свою энергетическую компанию. Существуют правила, которые означают, что они должны сообщать вам, какая помощь доступна. Участие в плане платежей означает, что вы не можете быть отключены.

Правительство штата Виктория также сотрудничает с общественными организациями для реализации программ, помогающих жителям штата Виктория оплачивать счета за электроэнергию.Это включает в себя бесплатные онлайн-мероприятияExternal Link, посвященные способам сокращения счетов, индивидуальную помощь и консультации по вопросам энергетикиExternal Link и финансовые консультацииExternal Link.

Узнайте больше на веб-сайте Victorian Energy SaverВнешняя ссылка.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.