Виктимное поведение личности факторы возникновения виктимного поведения: Ошибка 404. Запрашиваемая страница не найдена

Содержание

Социально-психологические предикторы виктимного поведения в подростковом возрасте

ЛИТЕРАТУРА

Андронникова, О. О. (2005) Психологические факторы возникновения виктимного поведения подростков. Диссертация на соискание степени кандидата психологических наук. Новосибирск, НГПУ, 213 с.

Вишневецкий, К. В. (2014) Виктимизация: факторы, условия, уровни. Теория и практика общественного развития, № 4, с. 226–227.

Иовчук, Н. М. (2002) Детско-подростковые психические расстройства. М.: Изд-во НЦ ЭНАС, 80 с.

Кемяшова, П. Н., Фаустова, А. Г. (2017) Обзор современных исследований виктимного поведения у студентов. Личность в меняющемся мире: здоровье, адаптация, развитие, т. 5, № 4 (19), с. 745–761.

Кузнецова, Л. Э., Ерошенко, А. Н. (2013) Психологические особенности проявления виктимного поведения у современной молодежи. Актуальные вопросы современной психологии: Mатериалы II международной научной конференции.

Челябинск: Два комсомольца, с. 73–75.

Макаров, А. С., Бобченко, Т. Г. (2019) Психологические особенности виктимной личности. Студенческий, № 13 (57). [Электронный ресурс]. URL: https://sibac.info/journal/student/57/136196 (дата обращения 01.10.2019).

Матанцева, Т. Н. (2016) Факторы виктимного поведения подростков как социальная проблема психологической науки. Научно-методический электронный журнал «Концепт», т. 8, с. 74–81. [Электронный ресурс]. URL: http://e-koncept.ru/2016/56124.htm (дата обращения 01.10.2019).

Мудрик, А. В., Петрина, М. Г. (2015) Социально-педагогическая виктимология: исторический экскурс. Сибирский педагогический журнал, № 5, с. 119–125.

Наследов, А. Д. (2011) SPSS 19: Профессиональный статистический анализ данных. СПб.: Питер, 400 с.

Реан, А. А. (2015) Семья как фактор профилактики и риска виктимного поведения. Национальный психологический журнал, № 1 (17), c. 3–8. DOI: 10.11621/npj.2015.0101

Руденский, Е. В. (2013) Методология и теория исследования виктимогенеза личности. Новосибирск: Изд-во НГПУ, 222 с.

Субботина, Р. А. (2016) Личностные детерминанты виктимного поведения юношей и девушек. Интеграция образования, т. 20, № 1 (82), c. 51–62. DOI: 10.15507/1991-9468.082.020.201601.051-062

Холл, К. С., Линдсей, Г. (2008) Теории личности. 2-е изд. М.: Психотерапия, 652 с.

Шейнов, В. П. (2019) Внутриличностные предикторы виктимизации. Институт психологии Российской Академии Наук. Организационная психология и психология труда, т. 4. № 1, c. 154–182.

REFERENCES

Andronnikova, O. O. (2005) Psikhologicheskie factory vozniknoveniya viktimnogo povedeniya podrostkov [The psychological factors of the origin of adolescent victim behaviour]. PhD dissertation (Psychology). Novosibirsk, Novosibirsk State Pedagogical University, 213 p. (In Russian)

Hall, C. S., Lindzey, G. (2008) Teorii lichnosti [Theories of personality]. 2nd ed. Moscow: Psikhoterapiya Publ., 652 p. (In Russian)

Iovchuk, N. M. (2002) Detsko-podrostkovye psikhicheskie rasstrojstva [Adolescent mental disorders]. Moscow: NZ ENAS Publ., 80 p. (In Russian)

Kemyashova, P. N., Faustova, A. G. (2017) Obzor sovremennykh issledovanij viktimnogo povedeniya u studentov [A review of current research on student victim behaviour]. Lichnost v menyayushchemsa mire: zdorovje, adaptaziya, razvitiye — Personality in a Changing World: Health, Adaptation, Development, vol. 5, no. 4 (19), pp. 745–761. (In Russian)

Kuznetsova, L. E., Eroshenko, A. N. (2013) Psikhologicheskie osobennosti proyavleniya viktimnogo povedeniya u sovremennoj molodezhy [Psychological features of the victim behaviour developing of modern youth]. In: Aktualnye voprosy sovremennoj psikhologii: Materialy 2 mezhdunarodnoj nauchnoj konferentsii [Actual questions of modern psychology: Materials of the 2 International scientific conference]. Chelyabinsk: Dva komsomol’tsa Publ., pp. 73–75. (In Russian)

Makarov, A. S., Bobchenko, T. G. (2019) Psikhologicheskie osobennosti viktimnoj lichnosti [Psychological features of victim personality]. Studencheskij, no. 13 (57). [Online]. Available at: https://sibac.info/journal/student/57/136196 (accessed 01.10.2019). (In Russian)

Matantseva, T. N. (2016) Factory viktimnogo povedeniya podrostkov kak sotsial’naya problema psikhologicheskoj nauki [Factors of adolescent victim behaviour as a social problem of psychological science]. Nauchno-metodicheskij ehlektronnyj zhurnal “Kontsept”, vol. 8, pp. 74–81. [Online]. Available at: http://e-koncept.ru/2016/56124.htm (accessed 01.10.2019). (In Russian)

Mudrik, A. V., Petrina, M. G. (2015) Sotsialno-pedagogicheskaya viktimologiya: istoricheskij ekskurs [Socio-pedagogical victimology: Historical excursus]. Sibirskij pedagogicheskij zhurnal — Siberian Pedagogical Journal, no. 5, pp. 119–125. (In Russian)

Nasledov, А. D. (2011) SPSS 19: Professional’nyj statisticheskij analiz dannykh [SPSS 19: Professional statistical data analysis]. Saint Petersburg: Piter Publ., 400 p. (In Russian)

Rean, А. А. (2015) Sem’ya kak factor profilaktiki i riska viktimnogo povedeniya [Family as a factor in prevention and risk of victim behavior]. Natsionalnyj psikhologicheskij zhurnal — National Psychological Journal, no. 1 (17), pp. 3–8. DOI: 10.11621/npj.2015.0101 (In Russian)

Rudenskij, E. V. (2013) Metodologiya i teoriya issledovaniya viktimogeneza lichnosti [Methodology and theory of the study of victimization of personality]. Novosibirsk: Novosibirsk State Pedagogical University Publ., 222 p. (In Russian)

Shejnov, V. P. (2019) Vnutrilichnostnye prediktory viktimizatsii [Intrapersonal predictors of victimization]. Institut psikhologii Rossijskoj Akademii Nauk. Organizatsionnaya psikhologiya i psikhologiya truda, vol. 4, no. 1, pp. 154–182. (In Russian)

Subbotina, R. A. (2016) Lichnostnye determinanty viktimnogo povedeniya yunoshej i devushek [Personal determination of victimication among juveniles]. Integratsiya obrazovaniya — Integration of Education, vol. 20, no. 1 (82), pp. 51–62. DOI: 10.15507/1991-9468.082.020.201601.051-062 (In Russian)

Vishnevetskij, K. V. (2014) Viktimizatsiya: factory, usloviya, urovni [Victimization: Factors, conditions, levels]. Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya — Theory and Practice of Social Development, no. 4, pp. 226–227 (In Russian)

Виктимное поведение как психологическая проблема

1 Виктимное поведение как психологическая проблема Лефтеров В.А. Научно-исследовательский центр психотренинговых технологий Донецкого юридического института МВД Украины (г.донецк) Вакулич Т.М. Киевский университет имени Бориса Гринченка (г. Киев) Представляемое исследование посвящено феномену виктимного поведения женщин, который рассматривается и изучается с помощью теоретического анализа литературы, относящейся к областям глубинной и общей психологии, психологии личности, криминологии и виктимологии. Проведено теоретико-методологический анализ исследований феномена виктимности как свойства личности и как одной из детерминант виктимного поведения. Обосновано, что виктимология как интегрированный научное направление, синтезирует криминологические, криминалистические, социологические и другие сведения о пострадавших (жертвах), среди которых центральное место должны занимать знания психологические. Уточнено понятие виктимности и дополнена идея о наличии в ее основе компромисса между получением удовлетворения и самонаказанием за него с целью сохранения позитивного образа Я жертвы. Рассмотрено виктимное поведение потенциальной или актуализированной жертв, как предмет виктимологии, требующей тщательного всестороннего исследования для выявления причин и условий виктимизации и поиска путей снижения уровня виктимности населения (в том числе латентной). Ключевые слова: виктимология, виктимность, виктимное поведение, виктимная активность, случайные жертвы, ситуационные жертвы, дисфункциональная семья, усвоенная беспомощность, теория семейных систем, защитный психический механизм, стиль детско-родительских отношений. Глубокие изменения, происходящие в жизни общества, порождают много проблем не только в экономической, политической и социальной сферах, но и в

2 этико-психологической. Следствием осложнения социально-экономической и политической ситуации, процессов, связанных с быстрыми изменениями в обществе, являются, бурный рост количества и разнообразия социальных конфликтов, в основе которых часто бывают непонимания людьми друг друга, чрезмерная раздражительность, агрессивные проявления. Выразительности показателей правонарушений и преступлений обусловливает актуальность исследования факторов и предпосылок возникновения конфликтности, агрессии, преступности и поиска путей их предотвращения. Традиционно исследование причин агрессии, преступлений и социальных конфликтов направлены на изучение свойств личности агрессора (преступника), возможных причин вербальных или физических нападений, мотивов совершения преступлений, особенностей конфликтной, агрессивной или преступного поведения. Видимо, одна из крупнейших причин этих явлений остается малоисследованной, хотя она и очевидна: речь идет о виктимологических аспект проблемы социальных конфликтов и преступлений. Теоретический анализ научных исследований и публикаций показал, что в последнее время все больший интерес ученых и практиков вызывают проблемы агрессии, насилия и конфликтов, а также виктимологии. Анализируя социально-психологические причины преступности, исследователикриминологи, как правило, сосредоточивают внимание на особенностях личности и поведения преступника, не считая такого важного компонента, как контекстуальная взаимодействие преступника и жертвы. Между тем именно анализ этого взаимодействия и, особенно, поведения потенциальной жертвы зачастую дает ключ к пониманию причин правонарушений и поиска путей их предотвращения. Очевидно, что совокупность качеств, характеризующих преступника, способствующих совершению преступления только при взаимодействии с совокупностью личностных свойств, характеризующих жертву, особенно при определенных объективных обстоятельств. Виктимогенные признаки поведения и личности жертвы (пострадавшего) являются существенными

3 условиями реализации причинной связи, где последствиями выступают действия агрессора или преступника. Поэтому для эффективной профилактики конфликтов и преступлений крайне необходимы виктимологические исследования, в частности — психологические исследования виктимного поведения. Попутно отметим, что виктимологический аспект проблемы предотвращения социальных конфликтов и преступлений на сегодня остается малоисследованным. Это объясняется тем, что в течение многих лет вопрос виктимологогии изучались преимущественно в рамках криминологии и криминальной психологии (Ю. Антонян, В. Васильев, М. Вольфган, Г. Долгова, Г. Эленберг, М. Еникеев, В. Минская, Д. Ривман, А. Сахаров, Л. Франк, А. Яковлев и другие). Время исследования причин виктимизации, выявление совокупности психологических свойств личности, которые способствуют становлению ее виктимного поведения, является весьма важным для поиска мер профилактики конфликтов, борьбы с преступностью и снижение уровня виктимизации населения. Виктимологические идеи, а точнее, психология преступления с учетом роли жертвы, стали исследоваться психологами и юристами с конца девятнадцатого века. Среди первооткрывателей виктимологической темы были А.Фейербах «Документальное изложение знаменитых преступлений» и Ф.Т. Джас «Убийство и его мотивы». Оба автора в поведении жертвы исследуют не только криминальную проблематику, но и моральную сторону (частичная ответственность за совершенное преступление). Другими словами, для виктимологии важны, прежде всего, моральнопсихологические и социальные характеристики жертв преступлений с тем, чтобы понять, почему, в силу каких моральных, волевых или эмоциональных качеств и какой социальной направленности человек оказался потерпевшим от преступления. В статье Г. фон Гентига «Преступник и его жертва», с выходом которой связывают дату рождения виктимологии, отмечается немаловажная роль

4 жертвы в совершении преступления. По его мнению, жертва поддается или содействует, либо провоцирует, т.е. является одним из причинных факторов. Г. Гентиг рассматривает различные типичные ситуации, связанные с поведением жертвы; различные типы жертв, имеющих особую притягательность для преступников (Ганс фон Гентинг., 1988). Итак, виктимологический подход к решению проблем предотвращения таких социально-негативных явлений, как деструктивные конфликты, правонарушения и преступления, является весьма актуальным, перспективным и понятным. Однако научные исследования виктимного поведения потенциальной или актуализированной жертвы, к сожалению, большей частью ограничиваются анализом уголовных, криминологических и уголовнопроцессуальных аспектов. Такой подход представляется весьма ограниченным. Поэтому в этой статье хотим, опираясь на результаты теоретического анализа научных работ по виктимологической проблематики, высказать некоторые соображения относительно места виктимологии в системе научных знаний и доказать непременную потребность исследования виктимного поведения на психологическом уровне, т.е. как психологической проблемы. Прежде всего, требует некоторых уточнений терминологический аппарат виктимологии как научного направления, к которому относится и понятие «виктимное поведения». Виктимология (от латинского «victim» — «жертва» и греческого «logos» — подробно о чем-либо, учение) в буквальном переводе означает — «подробно о жертве», или «учение о жертве». Как отдельное, самостоятельное направление виктимология зародилась сравнительно недавно. Ее начало связывают хронологически с периодом после Второй мировой войны, унесшей миллионы человеческих жизней. Сама же идея о роли жертвы в механизме совершения преступления не является новой. Она нашла свое отражение в многочисленных юридических и литературных памятниках и других источниках, начиная с древних времен. На уровне научных исследований виктимогенные предпосылки преступлений стали

5 изучаться со второй половины 40-х годов ХХ века. Постепенно выделилась самостоятельное научное направление — виктимология. Однако и сейчас не наблюдается единодушия в определении и трактовке основных виктимологических понятий и категорий, в том числе по месту виктимологических знаний в системе наук вообще. Поэтому приведем некоторые соображения по этому поводу. Прежде всего — самостоятельность любой науки определяется ее объектом и методологии. Виктимология изучает закономерности и особенности поведения жертвы, процесс превращения человека в жертву, социальные процессы, вследствие которых отдельные индивиды и целые социальные группы подвергаются разного рода пытки. Поэтому предметом виктимологии выступает поведение жертвы, а объектом — сама жертва. Однако традиционно криминологические науки сосредоточены, главным образом, на изучении личности преступника: кто он, какие факторы влияли на его развитие, которым является процесс нравственного формирования личности правонарушителя, что обусловливает его преступное поведение, наконец, какие меры должны применяться, чтобы избежать повторения преступления? Виктимология же выдвигает другую задачу: изучать в разных качествах и проявлениях жертву. Эта наука стремится дать ответы на вопросы: кто пострадавший, какие факторы влияли на его развитие, каков механизм его поведения в той или иной ситуации, почему это лицо стало жертвой? «Конечная цель изучения личности пострадавшего — выработать меры, позволяющие избежать ситуаций, в которых поводом преступного действия может стать личность или поведение самой жертвы». То, что многие ученые долгое время рассматривали виктимологию как одно из направлений криминологии, привел к существенному сужению объекта исследования виктимологической науки. На этом сужении даже настаивали некоторые исследователи-криминологи. Так, Л. Франк отмечал, что «когда речь идет о виктимологии, имеют в виду не жертву вообще (например, несчастных случаев, эксплуатации, алкоголизма и т.п.) и не пострадавших от любого

6 правонарушения (административного, гражданского, трудового), а пострадавшего от преступления » (Франк Л. В., 1972). Ученый неоднократно подчеркивал именно на этом аспекте виктимологии. Ограниченность и направленность предмета и объекта этой науки некоторые исследователи пытались подчеркнуть в ее сроке: криминальная виктимология (П. Дагель, В. Полубинський, В. Рыбальская, Д. Турчин), криминалистическая виктимология (В. Шиканов, Е. Центров), деликтная виктимология, травматическая виктимология — учение о жертве несчастных случаев (Полубинський В.И., 1980) и другие. Так, в узком аспекте виктимология изучает жертв преступлений, т.е. пострадавших от преступных действий. Согласно уголовно-процессуальному законодательству, пострадавшей признается лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред. Это одна из центральных фигур предварительного следствия и рассмотрения дела в суде, если речь идет о преступлении против личности: убийство, телесные повреждения, изнасилование, грабеж, разбой, автомобильного событие, хулиганство и т.п.. Однако в более широком смысле термин жертва означает любое лицо, которое понесло страданий от насилия, несчастья, неудачи, или даже «вследствие преданности чему-то» (Христенко В. Е., 2001). Учитывая такое определение, человек может стать жертвой не только в процессе преступления, но и в любой жизненной ситуации. Жертвами должны считаться также пострадавшие от стихийного бедствия, катастроф, войн, в результате несчастных случаев, бытовых или производственных конфликтов и т.д.. Например, В. Полубинський предлагает выделять следующие категории жертв: пострадавшие от неправомерных действий других лиц, и поведения, стечении негативных обстоятельств, несчастного случая (Полубинський В.И., 1980). Поэтому, на наш взгляд, в качестве объекта виктимологии должна выступать не только пострадавший от преступления, а любая жертва в широком понимании

7 этого термина, а виктимологические исследования не должны сводиться до уровня уголовных. За самостоятельность виктимологической науки (по виктимологии в широком смысле) выступал, в частности, румынский исследователь Б. Мендельсон. Очевидно, механизмы виктимизации, индивидуально-личностные и социально-психологические предпосылки становления виктимного поведения, проблемы компенсации и социально-психологической реабилитации жертв уголовных и неуголовных событий похожи. Поэтому считаем, что сужение объекта виктимологических исследований лишь к жертвам преступлений является неоправданным. Итак, несмотря на вышеизложенное, объектом виктимологических исследований в широком смысле должна выступать жертва любого уровня и типа (в том числе и жертва преступления), а предметом — поведение жертвы до, в момент и после причинения вреда или страданий. Речь идет о виктимном поведение жертвы. Виктимное (виктимогенное) понимают такое поведение, при котором жертва определенным образом способствует совершению преступления, сознательно или бессознательно создает объективные и субъективные условия для криминализации, пренебрегая мерами. Такое определение справедливо относительно поведения жертв любого типа, вновь подчеркивает неуместность сужения предмета виктимологии лишь до уровня изучения виктимного поведения в криминальных ситуациях. Главный признак виктимного поведения — это осуществление определенных действий или бездеятельности, которые способствуют тому, что человек оказывается в роли пострадавшего, в роли жертвы. Учитывая это положение, следует заметить, что виктимное поведение также должно исследоваться в двух аспектах: узком и широком. В узком смысле виктимным поведения считаются конкретные деяния (действия или бездействие), их совокупность в конкретной ситуации, в результате применения которых человек становится жертвой. В широком смысле

8 виктимное поведение — это сложная система взаимодействия между потенциальной жертвой и окружением. Именно вследствие такого взаимодействия человек при определенных условиях и становится жертвой. Выделение в качестве предмета виктимологии поведения жертвы имманентно предполагает собственно психологический анализ отдельных паттернов поведения, которые при определенных условиях могут приобретать виктимогенного характера. Вместе с тем, объектом изучения виктимологии выступает жертва (человек получил определенные повреждения, ущерб и т.д., или страдает от неблагоприятного стечения обстоятельств или действий окружающих). Следовательно, на первый план снова выходят именно психологические основы виктимологических исследований. Еще одним аргументом в пользу необходимости проведения виктимологических исследований на психологическом уровне является выделение виктимности как виктимологического понятия. Выяснению индивидуально-психологических свойств и качеств личности жертвы, способствующих ее виктимизации, посвящен целый ряд исследований. Совокупность качеств, явлений, психологических свойств, характеристик личности, которые способствуют ее виктимному поведении и виктимизации, составляют виктимность личности. Виктимность (или виктимогенность) — это приобретенные человеком физические, психические и социальные черты и признаки, которые могут сделать ее подверженной превращения в жертву (Васильев В. Л., 2001). Термин «виктимность» введен в научный оборот Л. В. Франком. Первоначально индивидуальную виктимность он определил «как реализованную преступным актом «предрасположенность» стать при определенных обстоятельствах жертвой преступления или, другими словами, неспособность избежать опасности там, где она объективно была предотвратима» (Франк Л. В., 1972). Позже, учтя критику, он изменил свою позицию, признав, что индивидуальная виктимность это не только реализованная, но и потенциальная способность «тех или иных лиц стать

9 потерпевшими или, иными словами, неспособность избежать преступного посягательства там, где объективно это было возможно».таким образом, виктимность конкретного индивида представляет собой его потенциальную способность оказаться в роли жертвы преступления в результате отрицательного взаимодействия его личных качеств с внешними факторами. И Л. В. Франк, и В. И. Полубинский, считают, что потерпевшими от преступления могут стать индивиды, вообще не обладающие какой-либо потенциальной виктимностью, т.е. процесс превращения в жертву не связывается с реализацией виктимности, за исключением случаев повышенной способности оказаться в роли жертвы, что проявляется как неосознаваемая тенденция при определенных обстоятельствах спровоцировать преступника и стать жертвой преступления. Немецкий ученый Г. Шнайдер также отмечает, что не существует «прирожденных жертв», или «жертв от природы». Все зависит от приобретенных человеком в процессе жизни физических, психических и социальных (закрепленных воспитанием в процессе социализации) черт. Именно они (недостатки или достоинства) могут сделать подростка предрасположенным к статусу «жертвы» ( Шнайдер Г.Й., 1994). Болгарский ученый Б. Станков также отмечает роль конкретной жизненной ситуации в развитии противоправных действий, необходимость изучения конкретных психологических черт поведения жертвы в результате насилия (Станков Б.Н., 1998). К. Хигути, проводя виктимологические исследования, особое внимание уделял сфере деликвентности несовершеннолетних. Ему удалось определить существование специфических групп потерпевших, делящихся по таким критериям, как возраст, пол, психические свойства, причем каждой группе присущи свои особенности виктимности (Хигути К.М., 1992). Соединив концепции Г. Фон Гентига и Г. Мендельсона, японский исследователь Я. Миядзава выделил общую виктимность, зависящую от возраста, пола, рода деятельности, социального статуса и специальную,

10 зависящую от психической, психологической и эмоциональной неустойчивости. Анализ связи между каждым из этих двух типов и преступностью привел ученого к утверждению о том, что при наслоении указанных двух типов степень виктимности значительно увеличивается. Классифицируя формы поведения жертвы, В.С. Минская отмечает, что в большинстве случаев насильственных преступлений поведение потерпевшего являлось по существу провокацией этих преступлений. В результате проведения многочисленных исследований ею было установлено, что непосредственно перед совершением преступления между потерпевшим и преступником в 95% существовал конфликт (Минская В.С., 1988). Следует отметить, что в виктимологии жертва имеется ввиду не как пассивный объект криминальной ситуации, а как активный субъект процесса криминализации, поскольку бесспорно ее участие в формировании противоправного умысла (мотивации) и реализации преступного поведения. С психоаналитической точки зрения, предрасположенность стать жертвой, можно объяснить наличием бессознательного чувства вины или стыда и желания быть наказанным, а также проекцией собственных агрессивных импульсов на преступника, что может приводить к его вынужденной агрессивной реакции, и, таким образом, к опосредованному удовлетворению этих импульсов. Мы в своей работе, используя понятие виктимности, говорим об индивидуальной виктимности. При этом мы рассматриваем виктимность как свойство личности, как ее качественную характеристику, которая является комплексной психологической чертой, влияющей на поведение субъекта и таким образом повышающая возможность получить психологическую травму. Иными словами, виктимность личности, как черта, как свойство проявляется в поведении и предопределяет его, то есть детерминирует его. Именно потому, что виктимность личности является сложным качеством, которое в принципе объединяет эти характеристики, то человек, проявляющий эти характеристики в поведении, своих действиях, словах, может провоцировать окружающих людей на агрессивное поведение относительно

11 себя. Если учесть, что виктимная черта, эта сама виктимность личности, то комплекс таких черт (агрессивность, тревожность, внушаемость) — проявление этих качеств в поведении может провоцировать других людей на агрессию против носителя этой черты. Таким образом, виктимное поведение это активность, направленная на провокацию возможного агрессора. Также, в данной работе используется термин виктимная активность. Виктимная активность это энергетическая насыщенность самого виктимного поведения. Мы не претендуем на определение, но объясняем, в каком понимании мы используем термин в нашей работе. Необходимо заметить, что виктимность, как особое свойство личности и поведения потенциальной жертвы, присуща далеко не всем пострадавшим (ведь есть ситуационные, случайные жертвы). Это свидетельствует, что в рамках криминологии решается целый ряд вопросов относительно пострадавших от преступления, не имеющие никакой связи с проблемами виктимности. Кстати, именно специалисты по криминологии, криминалистики, уголовного процесса стремятся анализировать индивидуально-психологические качества и свойства пострадавших жертв преступления. Так где же граница, очерчивает рамки профессиональной специализации и компетенции? Определить место виктимологии в системе наук пытались почти все исследователи, так или иначе приобщались к изучению этой проблематики. Но ее сложность и неоднозначность, как видно, не позволяет найти более-менее приемлемый ответ на вопросы, которые возникают. Так, Г. Миньковский еще в 1984 году отмечал: «Назрела необходимость рассматривать самовоспроизводство преступности в более широком контексте, чем это делается сейчас…» (Миньковский Г.М., 1988). В. Полубинський в 1985 писал, что «в современных условиях, когда научный прогресс большей частью обеспечивается благодаря дифференциации и интеграции отдельных отраслей знания, закономерно встает вопрос о необходимости комплексного, системного

12 исследования жертв (всех видов и категорий) в рамках отдельной научной дисциплины». Подчеркивая специфику места виктимологии в системе криминальных наук (опять же — узкий подход), Л. Франк отмечал: «Виктимология» не конкурирует «с криминологией, криминалистикой, уголовным правом или уголовным процессом, а, наоборот, служит им как вспомогательная дисциплина, дополняет их углубленным изучением проблем на границе криминальных наук, проблем, которыми ни одна из упомянутых отраслей права специально не занимается » (Франк Л. В., 1972). В. Полубинський подчеркивал, что «наряду с правоведами феномен жертвы изучают психологи и социологи» (Полубинський В.И., 1985). Некоторые из ученых высказывались за необходимость глубокого и всестороннего теоретического изучения жертв (в широком смысле) на биографическом, психологическом и социальном уровнях. Л. Франк, анализируя впервые введенное им понятие виктимности, впоследствии отмечает, что «первостепенное значение приобретает исследование виктимности на психологическом уровне, ведь это может дать ответ на основной вопрос виктимологии: почему именно данное лицо или данная группа лиц (социальная, демографическая, психологическая) становятся жертвами того или иного преступления? Для этого, в свою очередь, необходимо исследовать, в какой степени волевые, эмоциональные и другие психологические и социально-психологические процессы, черты личности влияют на степень виктимности тех или иных лиц, как эти черты проявляются в критический момент конфликтной ситуации, чем при схожих обстоятельствах так легко одни становятся жертвами мошенничества, изнасилования, грабежи, а остальные благополучно избегают опасности. Решение этих и многих других вопросов, включая вопрос о разработке оснований для социальнопсихологической классификации пострадавших, дает возможность глубже изучить причины преступности и разработать новые рекомендации по профилактике определенных категорий преступлений, ведь психическими

13 процессами… можно управлять, а поведение людей прогнозировать «(Франк Л. В., 1972). Отсутствие четкой определенности в трактовке элементов понятийного аппарата виктимологии, в понимании ее места как самостоятельного научного направления, объясняет расхождение взглядов специалистов разных специализаций на систему методов виктимологии. Так, довольно трудно согласиться с методологическим аппаратом, предложенным криминологами. В частности, Л. Франк выделял такие методы виктимологии: целенаправленный анализ, судебной и следственной практики, деятельности товарищеских судов и народных дружин, изучение материалов судебно-медицинской, судебнопсихологической, судебно-психиатрической и других видов экспертиз, создание специальной статистики о пострадавших, в том числе латентных, опроса пострадавших, преступников и лиц, которые в течение длительного периода жизни не претерпели судьбы пострадавших; анкетирование; экспериментальные исследования в области психологии и мотивации поведения пострадавших путем моделирования отдельных ситуаций и процессов, анализ правовых норм «и другие общеизвестные приемы социологических исследований «относительно данного предмета изучения (Франк Л. В., 1972). Итак, мы сделали попытку очертить контуры парадигмы виктимологических исследований, показать значение виктимологии как интегрированной области научных знаний. Считаем, что наиболее перспективным направлением решения виктимологических задач следует считать именно психологические исследования виктимного поведения, которая является непосредственным предметом виктимологии. Список литературы 1. Белоусова З. И. Проблемы виктимного поведения личности /З.И.Белоусова, С.П. Гиренко Запорожье с Вандышев В. В. Виктимология: что это такое?/ В.В. Вандышев. Л.: О-во Знание РСФСР, с.

14 3. Васильев В. Л. Юридическая психология. / В.Л. Васильев. СПб: Питер, с. 4. Ганс фон Гентиг. Курс советской криминологии./ Ганс фон Гентинг. М Т.1. с Минская В.С. Виктимологические факторы и механизмы преступного поведения /В.С.Минская, Г.И.Чечель. Иркутск: с. 6. Миньковский Г. М. Взаимосвязь социологического и криминологического подходов к преступности/ Г.М. Миньковский // Соц. исследования С Полубинский В. И. Виктимологические аспекты профилактики преступлений. / В.И. Полубинский. М., с. 8. Полубинский В. И. Правовое учение о жертве / В.И. Полубинский. М с. 9. Ривман Д. В. Потерпевший от преступления: личность, поведение, оценка. Л., Ривман Д.В. Виктимология / Д.В. Ривман, В.С. Устинов. СПБ.: Издательство «Юридический центр Пресс», с. 11. Турчин Д. А. Виктимологические задачи в криминалистике / Д.А. Турчин // Потерпевший от преступления. Владивосток, С Фаттах А. Виктимология: что это такое и каково ее будущее? // Международное криминологическое обозрение. Т Париж, с Франк Л. В. Виктимология и виктимность / Л.В.Франк. Душанбе, с. 14. Христенко В. Е. Психология жертвы / В.Е.Христенко. Х.: Консум, с. 15. Центров Е. Е. Криминалистическое учение о потерпевшем / Е.Е.Центров. М.: МГУ, с. 16. Шнайдер Г.Й. Криминология / Г.Й. Шнайдер/ Пер. с нем. М.: с.

15

Аутоагрессия как предиктор виктимного поведения личности

ЛИТЕРАТУРА

Абрамова, А. А., Дворянчиков, Н. В., Ениколопов, С. Н. и др. (2004) Особенности проявления агрессии при депрессивных состояниях. Журнал практического психолога, № 1, с. 3–14.

Андронникова, О. О. (2014) Методика исследования склонности к виктимному поведению. ОБЖ: Основы безопасности жизни, № 7 (217), с. 34–40.

Белашина, Т. В. (2019) К вопросу о взаимообусловленности понятий агрессия и гнев. В кн.: Психология безопасности. Психиатрия без опасности. Новосибирск: Новосибирский государственный технический университет, с. 49–50.

Бумаженко, Н. И. (2010) Виктимология. Витебск: ВГУ им. П. М. Машерова, 115 с.

Бэрон, Р., Ричардсон, Д. (2014) Агрессия. 2-е изд. СПб.: Питер, 411 с.

Голубь, М. С., Голубь, М. А. (2015) К вопросу о трактовке основных понятий и категорий педагогической виктимологии. Инновационная наука, № 12-2, с. 215–217.

Ильин, Е. П. (2017) Психология совести: вина, стыд, раскаяние. СПб.: Питер, 288 с.

Пилягина, Г. Я. (1999) Аутоагрессия: биологическая целесообразность или психологический выбор? Таврический журнал психиатрии, т. 3, № 3, с. 24–27.

Реан, А. А. (1999) Психология изучения личности. СПб.: Изд-во Михайлова В. А., 288 с.

Рудина, А. В., Лакреева, А. В. (2018) Аутоагрессивное поведение: подходы к определению феномена. Вестник совета молодых ученых и специалистов Челябинской области, т. 2, № 1 (20), с. 81–83.

Туляков, В. (1997) Виктимность и ее выражение. В кн.: Юридична освiта i правова держава. Одесса: Астропринт, с. 224–232.

Шамшикова, О. А., Белашина, Т. В. (2010) Адаптация фрайбургского опросника исследования факторов агрессии (FAF). Мир науки, культуры, образования, № 6-2 (25), с. 212–217.

Шамшикова, О. А., Белашина, Т. В. (2015) Психометрический анализ опросника «Оценка проявлений гнева» (STAXI-2) Ч. Д. Спилбергера. Мир науки, культуры, образования, № 6 (55), с. 269–273.

REFERENCES

Abramova, A. A., Dvoryanchikov, N. V., Enikolopov, S. N. et al. (2004) Osobennosti proyavleniya agressii pri depressivnykh sostoyaniyakh [Features of the manifestation of aggression in depressive states]. Zhurnal prakticheskogo psikhologa, no. 1, p. 3–14. (In Russian)

Andronnikova, O. O. (2014) Metodika issledovaniya sklonnosti k viktimnomu povedeniyu [Methodology for the study of tendency to victim behavior]. OBZh: Osnovy bezopasnosti zhizni, no. 7 (217), pp. 34–40. (In Russian)

Baron, R., Richardson, D. (2014) Agressiya [Aggression]. 2nd ed. Saint Petersburg: Piter Publ., 411 p. (In Russian)

Belashina, T. V. (2019) K voprosu o vzaimoobuslovlennosti ponyatij agressiya i gnev [On the issue of the interdependence of the concepts of aggression and anger]. In: Psikhologiya bezopasnosti. Psikhiatriya bez opasnosti [Psychology of security. Psychiatry without danger]. Novosibirsk: Novosibirsk State Technical University Publ., pp. 49–50. (In Russian)

Bumazhenko, N. I. (2010) Viktimologiya [Victimology]. Vitebsk: Vitebsk State University named after P. M. Masherov Publ., 115 p. (In Russian)

Golub’, M. S., Golub’, M. A. (2015) K voprosu o traktovke osnovnykh ponyatij i kategorij pedagogicheskoj viktimologii [On the interpretation of the basic concepts and categories of pedagogical victimology]. Innovatsionnaya nauka — Innovation Science, no. 12-2, pp. 215–217. (In Russian)

Ilyin, E. P. (2017) Psikhologiya sovesti: vina, styd, raskayanie [Psychology of conscience: Guilt, shame, repentance]. Saint Petersburg: Piter Publ., 288 p. (In Russian)

Pilyagina, G. Ya. (1999) Autoagressiya: biologicheskaya tselesoobraznost’ ili psikhologicheskij vybor? [Autoaggression: Biological expediency or psychological choice?]. Tavricheskij zhurnal psikhiatrii — Taurida Journal of Psychiatry, vol. 3, no. 3, pp. 24–27. (In Russian)

Rean, A. A. (1999) Psikhologiya izucheniya lichnosti [Psychology of the study of personality]. Saint Petersburg: Mikhailov V. A. Publ., 288 p. (In Russian)

Rudina, A. V., Lakreeva, A. V. (2018) Autoagressivnoe povedenie: podkhody k opredeleniyu fenomena [Auto-aggressive behavior: Approaches to the definition of a phenomenon]. Vestnik soveta molodykh uchenykh i spetsialistov Chelyabinskoj oblasti, vol. 2, no. 1 (20), pp. 81–83. (In Russian)

Shamshikova, O. A., Belashina, T. V. (2010) Adaptatsiya frajburgskogo oprosnika issledovaniya faktorov agressii (FAF) [Adaptation of the Freiburg aggression factor research questionnaire (FAF)]. Mir nauki, kul’tury, obrazovaniya — The World of Science, Culture, Education, no. 6-2 (25), pp. 212–217. (In Russian)

Shamshikova, O. A., Belashina, T. V. (2015) Psikhometricheskij analiz oprosnika “Otsenka proyavlenij gneva” (STAXI-2) Ch. D. Spilbergera [Psychometric analysis of the “Assessment of anger” questionnaire (STAXI-2) Ch. Spielberger]. Mir nauki, kul’tury, obrazovaniya — The World of Science, Culture, Education, no. 6 (55), рр. 269–273. (In Russian)

Tulyakov, V. (1997) Viktimnost’ i ee vyrazhenie [Victimism and its expression]. In: Yuridichna osvita i pravova derzhava [Legal education and the rule of law]. Odessa: Astroprint Publ., pp. 224–232. (In Russian)

Виктимное поведение в подростковом возрасте

Оглавление

Введение 3 Раздел 1. Теоретический анализ проблемы виктимного поведения в подростковом возрасте 5 § 1.1. Проблема виктимного поведения в психологии 5 § 1.2. Специфика виктимного поведения в подростковом возрасте 12 Заключение 25 Список использованных источников 27

Введение

Актуальность проблемы исследования определяется тем, что социально–экономические и политические преобразования, продолжающиеся в России на протяжении последних двадцати лет, привели к увеличению общей социальной виктимизации и криминализации населения. На сегодняшний день существует острая потребность в научном осмыслении происходящих сдвигов и создании адекватной имеющимся условиям системы виктимологической профилактики и коррекции, служащей целям формирования здоровой, активно созидающей и социально адаптированной личности. В последние годы проблемы, связанные с исследованием культуры насилия, выявлением социальных, психологических и биологических факторов насилия, подвергаются глубокому междисциплинарному анализу. В связи со всплеском детской агрессивности в образовательных учреждениях важным является рассмотрение природы виктимного поведения, выявление факторов и возрастных особенностей виктимизации у подростков. Это приводит к необходимости дополнительного изучения проблем воздействия виктимогенных факторов и выявления возможностей для девиктимизирующего воздействия. Виктимность и виктимное поведение лица стало предметом пристального внимания социальной психологии (К. Анлауф, М.

.И. Еникеев, В.А. Туляков, С. Хартман, Б. Холыст, В.Е. Эминов), психологии личности (Л.А. Азарова, В.Л. Васильев, М.А. Догадина, И.И. Мамайчук, Л.О. Пережогин, Л.М. Прозументов, В.А. Сятковский, Л.В. Франк), психопатологии (Н.К. Асанова, Я.И. Гостунская, В.Я. Рыбальская, Я.И. Спиваковская). Появились работы, исследующие факторы виктимизации личности (О.О. Андронникова, 9 К.В. Вишневецкий, И.А. Захарьева), отдельных возрастных категорий (О.О. Андронникова, Я.Ю. Горфан, М.П. Долговых, А.Н. Серых, Е.С. Фоминых), социальных групп (М.А. Одинцова, И.А. Папкин). Объект исследования: виктимное поведение в подростковом возрасте. Предмет исследования: особенности виктимного поведения в подростковом возрасте. Цель исследования: изучить виктимное поведение в подростковом возрасте. Задачи исследования: – рассмотреть проблему виктимного поведения в психологии; – раскрыть специфику виктимного поведения в подростковом возрасте. Методы исследования: анализ психолого–педагогической литературы; интерпретация, обобщение, обобщение опыта и массовой практики, системный анализ. Структуру работы: работа состоит из введения, одной главы, заключения, списка литературы. В первой главе «Теоретический анализ проблемы виктимного поведения в подростковом возрасте» раскрыто понятие «виктимное поведение» в психологической литературе, рассмотрена специфика виктимного поведения в подростковом возрасте. Методики исследования:_________________________________ База исследования_______________________________________ Выборка и этапы работы__________________________________

Заключение

Проблема виктимного поведения подростков является наиболее актуальной в образовательной среде, поскольку именно у этих подростков отсутствует мотивация к обучению. Возникают не только трудности с выполнением учебной нагрузки, но и конфликтные межличностные отношения с преподавателями и одноклассниками. Эти и другие проблемы, связанные с личностью обучающегося, требуют пристального внимания психологов и преподавателей, а также профессионального и координированного педагогического воздействия. Виктимность как свойство отклоняющейся от норм безопасности активности личности приводящего к повышенной уязвимости доступности и привлекательности жертвы социально- опасного проявления зиждется на определении безопасного поведения на определении виктимологической нормы. Проанализировав психолого-педагогическую литературу по проблеме исследования виктимного поведения, мы пришли к выводу, что виктимное поведение – это такой вид отклоняющегося поведения, в процессе которого у индивида возрастает риск стать жертвой преступлений, конфликтных ситуаций или различных негативных обстоятельств. Виктимное поведение может подразделяется на следующие виды: личностное, ролевое и социальнаое. Кроме того, различают такие подструктуры как: свойства личности, опыт, индивидуальное течение психических процессов и биологические свойства личности. Данному виду поведения, чаще всего, подвержены подростки. Для подростков характерно резкое возрастание активности в познавательной сфере и любознательности в связи с появлением познавательных интересов. В это время школьные интересы уступают свое место внеучебным: исключительно у части школьников интересы сопряжены с учебными предметами, у основной массы же они значительно обширнее и далеко выходят за границы программы школы. Вместе с тем данные интересы еще довольно неустойчивы, просто изменяются. Любознательность в таком возрасте носит еще достаточно инфантильный характер. Это пока еще не собственно интересы, а формирование некоторой основы, которая позволяет дать возможность ребенку в последующем отыскать сферу истинных, имеющих личностный смысл интересов и гарантировать полноценный профессиональный выбор. Виктимное поведение в пубертатном периоде проявляется неоднозначно, в разных видах и формах. В поведении жертв существуют различия, которые обусловлены их психологическими особенностями. Подростки с виктимным поведением имеют следующие особенности: эмоциональная незрелость, неадекватная самооценка, неуверенность в себе, отсутствие самоконтроля, тревожность, депрессивность, неотъемлемое для данного периода чувство взрослости, повышенный уровень внушаемости, ведомость. Исключительно важное значение имеет психологическое сопровождение лиц, склонных к виктимному поведению в жизнедеятельности, которое включает в себя психодиагностику, и психологический мониторинг, и психологическую подготовку, и психологическую защиту, и заканчивается социально-психологической поддержкой жертв преступлений в период социально-психологической ремиссии. Адекватно проведенные этапы и методы психологического сопровождения лиц, склонных к виктимному поведению значительно снижают стрессогенные и чрезмерно эмоциональные условия различных видов деятельности, повышают их жизненную толерантность, плавное вхождение в социально-приемлемые формы, виды и способы поведения.

Список литературы

1. Андронникова, О.О. Психологические факторы возникновения виктимного поведения подростков : автореф. дис. … канд. психол. наук : 19.00.01 / О. О. Андронникова; Новосиб. гос. пед. ун-т. – Новосибирск, 2005. – 120 с. 2. Выготский, Л. С. Проблема возраста / Л. С. Выготский. Собрание сочинений: В 6-ти т. Т.4. — М.: Педагогика, 1984. – 268 с. 3. Голубева, М. В. Виктимность : понятие в психологии, причины и типы виктимного поведения / М. В. Голубева // Общество: социология, психология, педагогика. – 2018. – № 5. – С. 104–107. 4. Змановская, Е. В. Структурно-динамическая концепция девиантного поведения / Е. В. Змановская / Вестн. Томского гос. пед. ун-та. 2013. Вып. 5 (133). С. 189–194. 5. Змановская, Е. В. Девиантология: Психология отклоняющегося поведения / Е. В. Змановская. – Москва : Академия, 2003 – 288 с. 6. Кулагина, И. Ю. Возрастная психология: развитие ребенка от рождения до 17 лет / И. Ю. Кулагина. – Москва : УРАО, 1999. – 176 с. 7. Лейтес, Н. С. Возрастная одарённость школьников / Н. С. Лейтес, Москва : Академия, 2000. – 318 с. 8. Матанцева, Т.Н. Факторы виктимного поведения подростков как социальная проблема психологической науки / Т.Н. Матанцева // Научно-методический журнал «Концепт». — 2016. — №8. — с. 54-59 9. Малкина-Пых, И. Г. Виктимология. Психология поведения жертвы / И. Г. Малкина – Пых. – Москва: ЭКСМО, 2010. – 862 с. 10. Мумаев, С. М. С. Понятие виктимологи / С.М. С Мумаев // Вестник Российского университета дружбы народов. Юридические науки. – 2017. – № 2. – С. 48–52. 11. Ривман, Д.В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений / Д. В. Ривман – М.: Наука, 2016. – 130 с. 12. Ривман, Д. В. Криминальная виктимология. Жертвы преступлений. Мошенничество. Хулиганство. Кражи. Разбой/ Д. В. Ривман – Санкт Петербург: Питер, 2002. – 303 с. 13. Руденский, Е.В. Социально-психологическая виктимология личности как психотехническая система социальной терапии виктимной личности / Е.В. Руденский // Сибирский педагогический журнал. – 2013. – № 3. – С. 2–46. 14. Репецкая А. Л. Виновное поведение потерпевшего и принцип справедливости в уголовной политике / А. Л. Репецкая. – Иркутск : Изд-во Иркут. ун-та, 2014. – 151 с. 15. Одинцова, М. А. Многоликость «жертвы», или Немного о Великой Манипуляции / М. А. Одинцова. – М. : Флинта, 2016. – 256 с. 16. Туляков, В. А. Виктимология: социальные и криминологические проблемы / В. А. Туляков. Юридична литература, 2017. –290 с. 17. Франк, Л. В. Виктимология и виктимность / Л. В. Франк– М.: Просвещение, 2015. – 120 с. 18. Холл, С. Инстинкты и чувства в юношеском возрасте / С.Холл. Спб.: Речь, 2015. – 130 с. 19. Христенко, В. Е. Психология жертвы / В.Е.Христенко. – Х.: Консум, 2015. – 214 с. 20. Шнайдер, Г.Й. Криминология / Г.Й. Шнайдер – М.: ЗАО «Юстицинформ»,2014. – 150 с. 21. Шакурова, М. В. Педагогическое сопровождение становления и развития социокультурной идентичности школьников : дис. … д-ра. пед. наук : 13.00.01 / М. В. Шакурова. – М., 2007. – 361 с. 22. Эльконин, Д. Б. Избранные психологические труды / Д. Б. Эльконин. – Москва : Педагогика, 1989. – 148 с. 23. Юнацкевич, П.И. Основы организации общественной безопасности / П.И. Юнацкевич – М: Юрист, 2015. – 154 с. 24. Mendelson, B. Une nonwelle branche de la science bio — phichosociale: La victimologie / B. Mendelson // Revue International de Criminologie et de Police Techiqe. 2006. №. 2. S. 98-100.

понятие, какие существуют виды и причины, что такое виктимное поведение.

В чем проявляется виктимность

Термин «виктимизация» первоначально появился в юриспруденции и криминалистике. Означал он процессы, приводящие к тому, что некоторые люди предрасположены стать жертвами агрессии, насилия, мошенников. Поведение жертв таково, что они сами провоцируют различных асоциальных субъектов на противоправные действия в отношении их.

Виктимное поведение с точки зрения психологии

В психологии это явление стали изучать сравнительно недавно – в конце прошлого века. Но интерес исследователей к нему увеличивался по мере того, как становилось понятно, что истоки виктимного поведения нужно искать именно в психологических особенностях жертв. Тем более было доказано, что склонность подвергать себя опасности стать жертвой насилия – это не просто блажь или глупость, а отклонение от нормы, которое может превратиться в настоящее психическое заболевание, требующее серьезного, в том числе медикаментозного лечения.

Проявляется виктимность в своеобразном поведении человека, который провоцирует людей, склонных к агрессии, вызывает по отношению к себе проявление насилия. В народе о таких очень точно говорят: «Сам напросился». Примеры виктимного поведения разнообразны: жена грубит и ведет себя вызывающе с пьяным мужем; девушка, откровенно заигрывающая с «плохими парнями» в баре; подросток, жалующийся учителям на своих сверстников; заложник, демонстративно отказывающийся подчиняться террористам и т. д.

Но людей, склонных к виктимному поведению, нельзя назвать глупцами или мазохистами. Хоть со стороны кажется, что роль жертв их привлекает, но это верно лишь отчасти. Такие индивиды обычно очень любят жаловаться на свою судьбу, тем самым привлекая к себе внимание, которого иным способом они добиться не могут. Но открыто демонстрируя свои слабости, обиды, раскрывая перед всеми свою жалкую сущность, они вызывают не жалость, а презрение и агрессию.

Это хорошо заметно в компаниях подростков или в школьных классах, где издевательствам подвергаются самые жалкие и, казалось бы, безобидные дети. Известный исследователь поведения людей и высших животных этолог Конрад Лоренц сравнивал подростковую группу со стаей животных. В стае не место слабым и ущербным, они – то слабое звено, из-за которого может пострадать весь социум. Поэтому слабые вызывают неприязнь и агрессию, их изгоняют из стаи, а то и вовсе убивают.

Конечно, общество – это не стая волков или обезьян, однако древние поведенческие механизмы дают о себе знать, особенно у людей, склонных следовать животным инстинктам, а не социальным нормам. К сожалению, здесь справедливо высказывание: «Если есть жертвы, то найдутся и насильники». Правда, проявляется провоцирующее поведение жертв по-разному и далеко не всегда его можно сразу распознать.

Два типа виктимного поведения

Различие в поведении жертв обусловлено их психологическими особенностями. Среди людей, склонных к виктимному поведению, встречаются не только потенциальные жертвы, но и потенциальные насильники, в другой ситуации охотно демонстрирующие агрессию и жестокость. Поэтому можно выделить два типа виктимного поведения, которые существенно различаются.

  • Комформное (соглашательское) поведение людей, с готовностью принимающих роль жертвы, ждущих в отношении себя насилия, оскорблений, обмана. Эти люди робкие, склонные к подчинению, часто боготворящие находящегося рядом с ними насильника, так как видят в нем сильную личность, способную на поступки, которые недоступны жертве. Для таких «жертв» характерна заниженная самооценка и уверенность в собственной никчемности, неудачливости. И в то же время им свойственно чувство перманентной обиды на весь мир, они любят жаловаться, демонстрируя свой статус «жертвы».
  • Эмоционально-неустойчивое, демонстративное и вызывающее поведение. Этот тип виктимного поведения часто проявляется в агрессивности самой «жертвы», в склонности к провокациям. Это характерно, например, для подростков и для людей, страдающих инфантилизмом. Люди с этим типом поведения обычно сами любят травить тех, кто слабее, нередко примеряют роль насильников и преступников. Склонность к жестокости и подавлению слабых делает в глазах этих индивидов подобные действия обычными, и в ситуации, когда насильник сталкивается с более сильной личностью, он сам принимает роль жертвы. Про таких говорят: «Удалец среди овец, а перед удальцом сам овца».

Бывает, что в роли жертвы оказываются сильные, уверенные в себе личности с повышенным чувством ответственности. Иногда обстоятельства складываются так, что эти люди сознательно идут на жертву, чтобы отстоять свои принципы, защитить близких людей, свою страну и т. д. Но несмотря на многие признаки виктимного поведения, такая жертвенность к нему не относится. Чаще всего она объективно оправдана.

Факторы, порождающие склонность к виктимности

Психологи считают, что для людей, склонных к виктимному поведению, характерны различные явления деформации личности и психические заболевания. Однако считать их единственными причинами синдрома жертвы нельзя. Скорее, нарушения в психике и деформация личности не только сопровождают виктимность, но и порождены общими с ней причинами. В психологии выделяют две группы факторов, порождающих психологию жертвы.

Социальные факторы

Совершенно очевидно, что выросший и воспитанный в нормальных условиях человек не может даже подсознательно желать себе вреда. Кроме этого, работает еще и инстинкт самосохранения, препятствующий виктимному поведению. И нужны действительно особые условия, чтобы врожденная программа начала давать сбой. Поэтому многие психологи считают виктимность порождением уродливой социализации, формирующей у индивида искаженные представления о системе ценностей, о себе самом и своих отношениях с другими людьми. Можно выделить несколько социальных причин, влияющих на склонность человека принимать статус жертвы:

  1. Особенности семейного воспитания: конфликты в семье, пьянство, наркомания, асоциальный образ жизни родителей, жестокое обращение с ребенком и манипулирование им.
  2. Отсутствие у ребенка ощущения любви, заботы и чувства защищенности со стороны родителей.
  3. Чрезмерная опека родителей, ограждающих ребенка от всякого влияния внешнего мира. В результате этого он вырастает неспособным различать добро и зло и противостоять опасностям, о которых даже не подозревает. Гиперопека – это причина инфантилизма, социальной недальновидности и незнания часто жестоких законов социума.
  4. Проблемы и конфликты со сверстниками, особенно в подростковом возрасте.
  5. Наличие негативного эмоционального опыта, связанного с наблюдением за сценами насилия.
  6. Ощущение собственной неполноценности и ущербности под влиянием реакции социума на какие-то отклонения, дефекты, травмы человека.

Все эти причины так или иначе связаны с неблагополучной социальной средой, в которой рос ребенок. И эти условия привели к развитию деформированных представлений о своем месте в социуме, о низкой значимости и ценности собственной личности.

Феноменологические факторы

Под влиянием неблагополучной социальной среды формируются качества индивида, которые превращают его в слабовольную и зависимую жертву обстоятельств.

Так, психологи считают важной предпосылкой виктимного поведения повышенную агрессивность, проявляющуюся еще в детском возрасте. Демонстрируя собственную жестокость по отношению к более слабым детям и животным, ребенок привыкает к ней и вырастает человеком, для которого жестокое и агрессивное поведение – норма. Он готов к тому, что и в отношении его будет применено насилие, потому что для него это обычное дело.

Нередко привычной и естественной становится жестокость подростков не только из-за неблагополучного семейного воспитания, но и под влиянием общения с агрессивными сверстниками, жестоких фильмов, компьютерных игр со сценами насилия.

Но все же следует подчеркнуть, что реальные социальные условия играют решающую роль – подросток вполне способен отличить виртуальную действительность от реальной, если только последняя не демонстрирует ему то же самое насилие. Под влиянием постоянных столкновений с жестокостью в своем окружении и на экране дети становятся более черствыми, равнодушными, притом не только к окружающим, но и к самим себе.

Это касается и взрослых, состоявшихся личностей. Постоянное пребывание под влиянием отрицательных эмоций, отсутствие позитива в жизни, душевного тепла близких порождает у людей повышенную тревожность, постоянное ожидание чего-то еще более худшего, а также психические заболевания: неврозы, депривации, депрессии и т. д.

Как избавиться от виктимности

Виктимность, особенно в ярко выраженном виде – это психическое отклонение, болезнь, а лечение любой болезни следует начинать с устранения ее причины. Но в психотерапии это, к сожалению, не всегда возможно. Так, если синдром жертвы сформировался под влиянием дефектов детской социализации, то ничего в прошлом мы изменить уже не можем. Поэтому придется устранять не причину, а ее последствия. И здесь есть несколько путей, но все они требуют вмешательства квалифицированного психолога, психотерапевта, а то и психиатра:

  • Изменение отношения к прошлому. Ведь именно оно в данном случае формирует поведение человека. Психотерапевтические методики позволяют избавиться от последствий детских психических травм, изменить отношение человека к тому, что случилось с ним в прошлом, научить его отпускать прошлое и чувствовать себя независимым от него.
  • Формирование позитивного отношения к себе и окружающим, повышение самооценки и самоуважения. Уверенность в себе и обретение чувства независимости позволят человеку отказаться от статуса жертвы.
  • Использование методов когнитивной психотерапии для коррекции установок, взглядов, ценностей, отношения к себе и окружающим.
  • Развитие самоконтроля, формирование установок на адекватный тип поведения, развитие коммуникативных навыков и способности взаимодействовать с другими людьми, правильно оценивать их намерения и отношение. Этого можно достигнуть с помощью специальных социально-психологических тренингов.
  • Снятие напряженности и последствий стресса, выход из состояния депрессии, что достигается с помощью специальных медикаментозных средств, назначенных психиатром.

Но важным условием коррекции поведения людей с синдромом жертвы является создание благоприятной социальной обстановки, обретение истинных друзей, единомышленников, близких людей. И возможно, для этого необходимо будет сменить место жительства и уехать туда, где в этом человеке не будут видеть жертву.

Психологические термины Автор статьи: Иван Иванович ИвановИванов И. И. —> Содержание статьи:

Такое понятие, как «виктимность», является довольно спорным. В серьёзных учебниках и словарях по психологии такой термин не зафиксирован. Однако в ряде школ психотерапии он активно используется, а соответствующее явление – «комплекс жертвы» — находит некоторые подтверждения.

Понятие виктимности в психологии

Некоторые психологи высказывают мнение о том, что существует особое виктимное поведение. Эта поведенческая модель подразумевает, что человек постоянно оказывается в положении жертвы, привлекает к себе насильников, маньяков и прочих любителей поиздеваться.

Впервые понятие «виктимность» появилось в криминалистике. Имеется даже соответствующая отрасль криминалистики – виктимология, которая исследует процесс становления жертвой преступления. Впоследствии данным понятием вооружились некоторые психотерапевты, которые стали рассматривать виктимность как комплекс патологических свойств человека, постоянно попадающего в положение жертвы. В наше время это явление изучается в разных сферах человеческой жизни, но больше всего – в семейных отношениях.

Личность, страдающая данной «патологией», постоянно попадает в неприятные ситуации, в которых ей наносится какой-либо вред. При этом причиной вреда может быть не только другой человек, но и всё что угодно: животное, плохая погода, стихийное бедствие, любое неудачное стечение обстоятельств.

Сторонники существования виктимности могут натолкнуться на возражения, ведь как будто получается, что они обвиняют жертв в тех несчастьях, которые с ними происходят: пресловутый аргумент «сам виноват». В действительности это не так. Вину преступника в преступлении ещё никто не отменял, также как и случайность в обстоятельствах и существование стихийных бедствий. Просто некоторые исследователи подметили определённые закономерности в плане того, например, как преступники выбирают себе жертв или почему одни люди привлекают нездоровое внимание злодеев, а другие – не привлекают.

Сторонники этого явления указывают, что виктимное поведение особенно характерно для подростков. Человек в этом возрасте наделён огромными амбициями и качествами – такими, как юношеский максимализм; однако недостаточное знание жизни приводит к тому, что он под воздействием своих амбиций постоянно попадает в неприятные ситуации. Неудовлетворённость результатом порождает желание «взять реванш», что приводит к новым неприятностям – и так далее.

Замечено, что некоторым людям свойственно вступать в конфликты по малейшему поводу, даже когда разногласий можно избежать. С другой стороны, ни у кого не вызывает сомнений, что школьные хулиганы выбирают для своих злодеяний однокашников особого типа – физически слабых, наивных, ранимых, глуповатых, сутулящихся, имеющих семенящую походку и др. Такие и едут себя «смешно», и не могут дать сдачи.

Виктимность и её виды

Поскольку виктимность – это сложный комплекс поведенческих актов, исследователи выделяют ряд её видов по разным параметрам:

  • По поведению потерпевшего: виновная и невиновная. В первом случае жертва действительно сама провоцирует агрессора или сознательно попадает в опасную ситуацию; во втором случае человек попадает в состояние жертвы случайно или же специально не провоцирует агрессора. Пример: в первом случае группа людей избивает гопника, который сам угрожал им нападением. Во втором случае гопник сам «наезжает» на человека, который выглядит физически слабым.
  • По числу жертв: индивидуальная и массовая. В первом случае жертвой становится один человек; во втором – какая-то социальная группа (к примеру – представители какой-либо национальности).

Что такое виктимное поведение

Выше мы говорили, что поведение жертвы может провоцировать преступника или не провоцировать его. Криминалисты, однако, выделяют два вида активного поведения жертвы. В первом случае она действительно провоцирует злоумышленника на совершение преступления: угрожает, грабит, наносит удары и др. Во втором случае жертва не желает кого-либо провоцировать, но её действия так или иначе способствуют деятельности преступника. К примеру, некомпетентный врач только усугубил болезнь пациента, и тот (или кто-то из его родственников) принимается мстить.

Психологи также выделяют такие типы виктимного поведения, как комфортное и эмоционально-неустойчивое. В первом случае человек как бы сознательно выбирает роль жертвы; нередко он даже восхищается присутствию насильника рядом с собой, поскольку видит в нём «сильную личность». Такие жертвы – это обычно робкие, боязливые и неуверенные в себе люди, имеющие заниженную самооценку; при всём этом им свойственна обида на весь окружающий мир, они постоянно жалуются.

Во втором случае человек пытается сам быть насильником: развязывает конфликт, вступает в драку; таким людям свойственно обижать и унижать слабых. Когда же они сталкиваются с более сильным противником, то принимают роль жертвы. Именно о таких людях говорит пословица: «Удалец среди овец, а перед удальцом сам овца».

Иногда случается, что в роли жертвы оказываются люди физически и психологически сильные, уверенные в себе; они сознательно выбирают жертвенность, чтобы отстоять свои принципы или защитить кого-то от несправедливости. Такие действия внешне могут напоминать виктимное поведение, однако не являются патологией и в моральном и психологическом смысле оправданы.

Причины виктимности

Почему же человек избирает «поведение жертвы»? Ведь известно, что каждый здоровый индивид стремится не показывать свои слабости, в том числе потенциальным врагам, избегать конфликтов и опасных ситуаций. Здесь действует общеизвестный «инстинкт самосохранения» (который, впрочем, не является инстинктом, поскольку такая категория в человеческой психике отсутствует).

Выделяется несколько причин, по которым личность начинает вести себя «нестандартно» и принимать роль жертвы:

  • Неуверенность, заниженная самооценка, тревожность, эмоциональная неустойчивость;
  • Насилие в семье, а также синдром жертвы у родителей;
  • Неблагоприятное окружение, в котором вырос или находится человек;
  • Психические отклонения и заболевания;
  • Чрезмерная опека со стороны родителей в детстве;
  • Максимализм, завышенная самооценка, стремление любыми средствами доказать свою правоту, а также попытка «испытать себя на прочность»; в частности, это характерно для подросткового возраста.

Существуют также некоторые факторы, которые так или иначе вызывают «поведение жертвы». Например:

  • Нахождение в состоянии подчинения. При этом человек выполняет требования нападающего, но делает это неуверенно и вяло, чем вызывает агрессию насильника.
  • Откровенное и вызывающее поведение человека в присутствии насильника или обычное поведение, которое насильник сочтёт «оскорбительным» для себя.

Примеры

Примеры виктимности каждый из нас мог наблюдать в повседневной жизни. Вот, скажем, ситуация, когда девушка, возвращающаяся поздно вечером домой с вечеринки, идёт пешком, вместо того чтобы вызвать такси. Осознанно или неосознанно, но она провоцирует нападение злоумышленников, особенно если действие происходит в неблагополучном районе.

Ещё одна распространённая ситуация – когда человек ввязывается в конфликт с пьяным хулиганом, дебоширом, в то время как можно было бы пройти мимо.

Как уже говорилось, попадание человека в ситуацию жертвы у многих малограмотных людей вызывает такую спекулятивную реакцию, как оправдание насильника. Это распространено и во многих традиционных обществах, в том числе в исламском. Там, к примеру, за изнасилованную женщину никто не вступается, поскольку считается, что она слишком «вызывающе» одевалась и вела себя – находилась на улице без паранджи, без сопровождающего мужчины, носила открытую одежду, брюки и др. В некоторых странах (как в Саудовской Аравии) изнасилованная женщина официально предстаёт перед шариатским судом в качестве виновницы, поскольку она «спровоцировала греховное поведение» злоумышленника.

В российском обществе, конечно, такого законодательства не существует; однако обвинение жертвы широко распространено. Этому способствуют крайне низкий уровень образования и культуры россиян, устаревшие представления о «правилах приличия», а также уголовно-бандитский менталитет, склонность жить «по понятиям» и превозносить злодеев.

Смотреть видео

ТолкованиеПереводВиктимность

Виктимность (от лат. victima — жертва) — склонность субъекта к поведению, повышающему шансы на совершение преступления в отношении него. Виктимность изучает межотраслевая дисциплина виктимология. Различают также «общественную виктимность».

Также выделяют ещё один вид виктимности, называемый «комплекс жертвы», который заключается в полном самоотречении человека в служении окружающим и одновременном проявлении агрессии к этим людям. Подверженный комплексу жертвы человек не видит иного способа получения любви и внимания окружающих кроме самозабвенной заботы о них (что проистекает из чувства вины), но в то же время склонен винить их в своём «жертвенном» положении.

Свойства каждой человеческой личности позволяют оценить вероятность того, что эта личность может стать жертвой преступления, — чем больше вероятность, тем выше виктимность этого человека. Виктимность зависит от личностных характеристик, социального статуса лица, степени конфликтности ситуации, места и времени развития ситуации.

Величина виктимности может изменяться. Её рост называется виктимизацией, снижение — девиктимизацией.

Некоторые учёные выделяют два конститутивных типа виктимности: личностную и ролевую. Личностная виктимность непосредственным образом влияет на ролевое поведение и детерминирована специфическими личностными особенностями индивида. Виктимность ролевая детально рассматривается в работах М. А. Одинцовой. Так, в книге «Многоликость жертвы или немного о великой манипуляции» М. А. Одинцова выделяет позицию жертвы и статус жертвы и их динамическое воплощение: игровые роли жертвы, социальные роли жертвы. Автор приводит многочисленные примеры игровых и социальных типов жертв[1][2].

Виктимность включает в себя:

  • индивидуальная виктимность — свойство конкретного человека определяемые социальными, психологическими, биофизическими факторами или их совокупностью, которые повышают в той или иной жизненной ситуации вероятность стать жертвой преступления;
  • видовая виктимность — заключается в общей для отдельных групп людей, обладающих одинаковым набором физических, социальных, психических качеств, которые под воздействием делают людей жертвой преступления;
  • массовая виктимность — объективно существующая реальность какой-то части людей в силу индивидуальной, видовой виктимности, способность нести физический, моральный или материальный вред от преступления

Литература

  • Одинцова М. А. Психология жертвы. Сказкотерапия для взрослых. — Самара: Бахрах-М, 2010. — 240 с.
  • Одинцова М. А. Многоликость «жертвы» или немного о Великой манипуляции (Система работы, диагностика, тренинги). — М.: Флинта, 2010. — 256 с.

Примечания

  1. М. А. Одинцова «Многоликость „жертвы“ или немного о Великой манипуляции (Система работы, диагностика, тренинги)». — Москва, МПСИ, Изд-во «Флинта». 2010. — 256 с.
  2. Одинцова М. А. «Психология жертвы. Сказкотерапия для взрослых». — Самара. Бахрах-М. 2010. — 240 с.
Категории:
  • Виктимология
  • Комплексы
  • Черты личности

Wikimedia Foundation. 2010.

Синонимы:

Виктимность (от лат. victima — жертва) — склонность становиться жертвой преступления. Это устойчивое свойство личности быть жертвой обстоятельств, преступлений чаще чем другие люди или в тех условиях, которые для большинства являются нейтральными.[1][2]

Понятие виктимности широко употребляется в позитивистской, в том числе российской виктимологии. В современной западной виктимологии термин почти не используется, а допущение, что совершение преступления может зависеть от поведения жертвы, подвергается острой критике как обвинение жертвы.

Виктимность в позитивистской виктимологии

Один из основоположников позитивистской, или интеракционистской, виктимологии, Б. Мендельсон, в классической работе «Происхождение доктрины виктимологии» даёт определение понятия «виктимность» как аналога понятия «преступность»: если преступность — это состояние, факт или свойство быть преступником, то виктимность — это состояние, факт или свойство быть жертвой[3][4].

Некоторые авторы считают, что виктимность «находится в прямой зависимости от состояния преступности: чем более общество поражено преступностью, тем выше шанс любого индивида оказаться жертвой преступления»[5]. При таком подходе виктимность рассматривается в связи со статистикой.

По мнению других авторов, виктимность — это «особое свойство пострадавшего от преступления лица (в аспекте криминальной виктимологии, социальной психологии), состоящее в его предрасположенности стать, при определённых обстоятельствах, жертвой преступления»[6].

Критика понятия

Сам подход, подразумевающий возможность возлагать частичную ответственность за преступление на жертву, в западной науке был подвергнут острой критике в 1970-е годы, в первую очередь со стороны феминистских авторов[7][8]. Они назвали такой подход обвинением жертвы. Анализируя, прежде всего, исследования случаев изнасилования и домашнего насилия, они показали, что факторы поведения жертвы, которые ранее описывались как «провоцирующие», в действительности являются таковыми не объективно, а в восприятии преступника[9]. Таким образом, по мнению критиков, исследователь, мыслящий в таких категориях, как «провоцирующее поведение жертвы» (или «виктимное поведение»), тем самым оправдывает преступника и, в случае гендерного насилия, возможно, воспроизводит те же патриархальные стереотипы, которые являются причиной исследуемых им преступлений[7][10].

Тем не менее, в исследованиях психологии виктимного человека, отмечаются такие его характеристики как: отсутствие желания брать на себя ответственность, отстаивать свои права, подчиняемость, доверчивость, недифференцированная общительность и др.[1][11], данные характеристики и поведение, как правило, совершенно не осознаются жертвой и могут привести к опасной ситуации.[2]

См. также

Примечания

  1. 12Общая психология: слов. / под ред. А. В. Петровского. — М.: Per Se; СПб. : Речь, 2005. — 250 с.; — (Психологический лексикон: энцикл. слов. в 6 т.) [1]
  2. 12Азбука социального психолога-практика : справочно-энциклопедическое издание / М. Ю. Кондратьев, В. А. Ильин. — Москва : Per Se, 2007. — 463 с. [2]
  3. ↑Beniamin Mendelsohn, «The Origin of the Doctrine of Victimology, » Excerpta Criminologica 3 (1963): 239-44.
  4. ↑Brent E. Turvey, Victimity: Entering the criminal justice system. In B. E. Turvey & W. Petherick (Eds.), Forensic victimology: Examining violent crime victims in investigative and legal contexts (pp. 33-71). Amsterdam, The Netherlands: Elsevier Science.
  5. ↑Ривман Д. В. Виктимологические факторы и профилактика преступлений. Л., 1975. С. 9.
  6. ↑Ильина Л. В. Уголовно-правовое значение виктимности // Правоведение. 1975. № 3. С. 119.
  7. 12Andrew Karmen, 2003, Crime Victims: An Introduction to Victimology, Wadsworth Publishing ,ISBN 978-0-534-61632-8.
  8. ↑Lorraine Wolhuter, Neil Olley, David Denham. Victimology: Victimisation and Victims’ Rights. Taylor & Francis US, 2009.
  9. ↑Colleen A. Ward. Attitudes toward Rape: Feminist and Social Psychological Perspectives. Sage, 1995.
  10. ↑Jan J.M. van Dijk. Introducing Victimology, in The Ninth International Symposium of the World Society of Victimology, Free University of Amsterdam, 1997.
  11. ↑Жмуров, В. А. Большая энциклопедия по психиатрии / В. А. Жмуров. — 2-е изд. — М. : Джан-гар, 2012. — 864 с. [3]
Эта страница в последний раз была отредактирована 1 октября 2020 в 18:50. Используемые источники:
  • https://psychologist.tips/2522-viktimnost-ponyatie-v-psihologii-prichiny-i-tipy-viktimnogo-povedeniya.html
  • https://psylogik.ru/204-viktimnost.html
  • https://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/100351
  • https://wiki2.org/ru/виктимность

Культура изнасилования, обвинение жертвы и факты

Что такое культура изнасилования?

Культура изнасилования — это среда, в которой преобладают изнасилования и где сексуальное насилие нормализуется и оправдывается средствами массовой информации и массовой культурой. Культура изнасилования увековечивается за счет использования женоненавистнического языка, объективации женских тел и приукрашивания сексуального насилия, тем самым создавая общество, игнорирующее права и безопасность женщин.

Примеры культуры изнасилования

  • Обвинение жертвы («Она напросилась!»)
  • Тривиальное сексуальное насилие («Мальчики будут мальчиками!»)
  • Шутки сексуального характера
  • Терпимость к сексуальным домогательствам
  • Завышение статистики ложных сообщений об изнасиловании
  • Публичное ознакомление жертвы с одеждой, психическим состоянием, мотивами и историей
  • Необоснованное гендерное насилие в кино и на телевидении
  • Определение «мужественности» как доминирующей и сексуально агрессивной
  • Определение «женственности» как подчинения и сексуальной пассивности
  • Давление на мужчин с целью «забить»
  • Давление на женщин, чтобы они не казались «холодными»
  • Предполагая, что насилуют только беспорядочных женщин
  • Предполагая, что мужчин не насилуют или что насилуют только «слабых» мужчин
  • Отказ серьезно относиться к обвинениям в изнасиловании
  • Учить женщин избегать изнасилования

Обвинение жертвы

Одна из причин, по которой люди обвиняют жертву, состоит в том, чтобы дистанцироваться от неприятного происшествия и тем самым подтвердить свою неуязвимость перед риском.Навешивая на жертву ярлыки или обвиняя ее, другие могут увидеть в ней отличие от них самих. Люди успокаивают себя, думая: «Поскольку я не такой, как она, потому что я этого не делаю, со мной этого никогда не случится». Мы должны помочь людям понять, что это не полезная реакция.

Почему это опасно?

Отношение к обвинению жертвы маргинализирует жертву/потерпевшего и затрудняет возможность заявить о насилии и сообщить о насилии. Если пострадавшая знает, что вы или общество обвиняете ее в жестоком обращении, она не будет чувствовать себя в безопасности или комфортно, выступая и разговаривая с вами.

Обвинение жертвы также подкрепляет то, что обидчик всегда говорил; что это происходит по вине потерпевшего. Жертва НЕ виновата и не несет ответственности за исправление ситуации; это выбор обидчика. Задействуя отношение обвинения жертвы, общество позволяет обидчику совершать насилие в отношениях или сексуальное насилие, избегая при этом ответственности за свои действия.

Как выглядит обвинение жертвы?

Пример позиции обвинения жертвы:  «Должно быть, она спровоцировала его на жестокое обращение.Им обоим нужно измениться».

Реальность:  Это утверждение предполагает, что жертва в равной степени виновата в жестоком обращении, тогда как в действительности жестокое обращение является сознательным выбором, сделанным обидчиком. У обидчиков есть выбор, как они реагируют на действия своего партнера. Варианты, помимо жестокого обращения, включают: уйти, поговорить в данный момент, уважительно объяснить, почему действие расстраивает, расстаться и т. д. Кроме того, жестокое обращение касается не отдельных действий, побуждающих обидчика причинить боль своему партнеру, а скорее чувства обидчика. право делать со своим партнером все, что он хочет.

Когда друзья и семья остаются нейтральными в отношении жестокого обращения и говорят, что оба человека должны измениться, они вступают в сговор с партнером-агрессором и поддерживают его, что снижает вероятность обращения пострадавшего за помощью.

Как мужчины и женщины могут бороться с культурой изнасилования и обвинением жертвы?

  • Избегайте использования языка, который объективирует или унижает женщин
  • Говорите, если вы слышите, как кто-то другой отпускает оскорбительную шутку или преуменьшает значение изнасилования
  • Если друг говорит, что его изнасиловали, отнеситесь к нему серьезно и поддержите
  • Критически подумайте о сообщениях СМИ о женщинах, мужчинах, отношениях и насилии
  • Уважайте физическое пространство других людей даже в обычных ситуациях
  • Пусть выжившие знают, что это не их вина
  • Привлекайте обидчиков к ответственности за свои действия: не позволяйте им оправдываться, например обвинять жертву, алкоголь или наркотики в своем поведении
  • Всегда общайтесь с сексуальными партнерами и не предполагайте согласия
  • Определите свою мужественность или женственность.Не позволяйте стереотипам влиять на ваши действия.
  • Будьте активным наблюдателем!

По материалам Университета Маршалла и Центра информирования о злоупотреблениях в отношениях

Факты свиданий и домашнего насилия

ФАКТ: независимо от своих действий, никто не заслуживает физического, словесного или сексуального насилия. На самом деле возлагать вину за насилие на жертву — это способ манипулировать жертвой и другими людьми. Обидчики скажут жертве: «Ты меня разозлил» или «Ты заставил меня ревновать», или попытаются переложить бремя, сказав: «Все так себя ведут.» Большинство жертв пытаются задобрить и доставить удовольствие своим жестоким партнерам, чтобы снизить эскалацию насилия. Насильник выбирает жестокое обращение и несет полную ответственность за насилие.

ФАКТ: многие жертвы любят своих партнеров, несмотря на жестокое обращение, обвиняют себя или чувствуют, что у них нет системы поддержки или ресурсов вне отношений, и поэтому они чувствуют, что не могут уйти. Кроме того, период сразу после разрыва оскорбительных отношений чрезвычайно опасен.

ФАКТ: Ревность и собственничество — это признаки того, что человек видит в вас собственность.Они являются одним из наиболее распространенных ранних признаков жестокого обращения

ФАКТ: Насилие может проявляться во многих формах, таких как сексуальное, физическое, словесное и эмоциональное. Когда человек в отношениях постоянно пугает, причиняет боль или унижает другого человека, это жестокое обращение. Преследование, запугивание, принудительная изоляция от друзей и семьи и ведение независимой общественной жизни, унижение, угрозы причинения вреда вам или вашей семье или домашним животным, угрозы самоубийства в случае вашего ухода, нарушение вашей частной жизни, ограничение вашей независимости и личного выбора все примеры злоупотреблений.

ФАКТ: хотя большинство жертв домашнего насилия составляют женщины, мужчины также могут быть жертвами насилия в отношениях. Мужчины сталкиваются со многими из тех же барьеров, что и женщины, которые мешают им сообщать о жестоком обращении, но также сталкиваются с другим видом стигмы, поскольку многие не верят, что мужчины могут быть жертвами свиданий/домашнего насилия.

ФАКТ: Большинство мужчин и молодых людей в нашем сообществе не склонны к насилию. Применение насилия – это выбор. Мужчины, применяющие насилие в своих отношениях, сами выбирают, где и когда они будут применять насилие.Подавляющее большинство правонарушителей, нападающих на своих партнеров, контролируют свое насилие по отношению к другим, таким как друзья или коллеги по работе, где не существует осознанного права на доминирование и контроль.

Заявление о том, что «Все мужчины склонны к насилию», возлагает вину за насилие на кого-то другого и не позволяет преступнику нести ответственность за свое насилие. Большинство мужчин и женщин хотят и могут стать союзниками в борьбе с этим видом насилия.

ФАКТ: Около трети всех молодых людей школьного и студенческого возраста сталкиваются с насилием в интимных отношениях или на свиданиях.Физическое насилие так же распространено среди пар старшеклассников и студентов колледжа, как и супружеские пары.

Факты о сексуальном насилии

ФАКТ: Мужчины, женщины и дети всех возрастов, рас, религий и экономических слоев могут быть и были жертвами сексуального насилия. Сексуальное насилие происходит в сельской местности, малых городах и крупных городах. Подсчитано, что каждая третья девочка и каждый шестой мальчик подвергаются сексуальному насилию к восемнадцати годам. По данным Министерства юстиции США, в США каждые 5 минут происходит изнасилование или попытка изнасилования.

ФАКТ: сексуальное насилие НИКОГДА не происходит по вине жертвы. Сексуальное насилие — это насильственное нападение на человека, а не спонтанное преступление на почве сексуальной страсти. Для жертвы это унизительное и унижающее достоинство действие. Никто не «просит» и не заслуживает такого типа атаки.

ФАКТ: Большинство сексуальных посягательств совершаются кем-то, кого жертва знает. Исследования показывают, что примерно 80-90% женщин, сообщивших о сексуальных домогательствах, знали нападавшего.

ФАКТ: сексуальное насилие может произойти в любом месте и в любое время.Большинство нападений происходит в местах, которые обычно считаются безопасными, таких как дома, автомобили и офисы.

ФАКТ: Сообщения о сексуальных домогательствах соответствуют действительности, за очень немногими исключениями. По данным CONNSACS, только 2% зарегистрированных изнасилований являются ложными. Это такой же уровень ложных сообщений, как и в других сообщениях о крупных преступлениях.

ФАКТ: Мужчины могут подвергаться и подвергаются сексуальному насилию. Текущая статистика показывает, что каждый шестой мужчина подвергается сексуальному насилию в течение жизни. Считается, что о сексуальных посягательствах на мужчин значительно занижается информация.

ФАКТ: Почти все сексуальные домогательства происходят между представителями одной расы. Межрасовые изнасилования не распространены, но случаются.

ФАКТ: Сексуальное насилие мотивировано враждебностью, властью и контролем. Сексуальные нападения не мотивированы сексуальным желанием. В отличие от животных, люди способны контролировать то, как они решают действовать или выражать сексуальные побуждения.

ФАКТ: Сексуальные преступники имеют разное образование, профессию, расу и культуру. Это «обычные» и «нормальные» люди, которые подвергают жертв сексуальному насилию, чтобы утвердить над ними власть и контроль, а также причинить им насилие, унижение и унижение.

ФАКТ: Каждый раз, когда кого-то принуждают к сексу против его воли, он подвергается сексуальному насилию, независимо от того, сопротивлялся ли он или говорил «нет». Есть много причин, по которым жертва может не бороться физически со своим нападавшим, включая шок, страх, угрозы или размер и силу нападающего.

ФАКТ: выжившие демонстрируют спектр эмоциональных реакций на нападение: спокойствие, истерия, смех, гнев, апатия, шок. Каждый выживший справляется с травмой нападения по-своему.

Адаптировано из Службы помощи жертвам сексуального насилия в Коннектикуте (CONNSACS)

Жертвы насилия – обзор

3.3 Барьеры в распознавании, сообщении и устранении насилия

Людям с инвалидностью, ставшим жертвами насилия, часто трудно понять или поверить властям (Чайлд, Ошвальд, Карри, Хьюз и Пауэрс, 2011; Hughes, Curry, et al., 2011; Hughes, Lund, et al., 2011; Petersilia, 2001), особенно если у человека есть инвалидность, которая влияет на общение или заставляет других считать его менее «умным» или «компетентный» (Child et al., 2011). Власти и медицинские работники могут по умолчанию верить неинвалидам, осуществляющим уход, полагая, что человек с инвалидностью неправильно понял или неправильно сообщил о жестоком обращении из-за своей инвалидности и предполагаемой некомпетентности. Кроме того, человек с инвалидностью может быть опрошен в присутствии насильника или ему могут быть заданы вопросы, которые он не понимает (Child et al., 2011), а человек, которому сообщается о насилии, может ошибочно принять последствия инвалидности за признаки интоксикации (Hughes, Curry, et al., 2011; Hughes, Lund, et al., 2011), тем самым создавая еще больше барьеров для сообщения о насилии и доверия при этом.

Дополнительным препятствием для распознавания ситуаций насилия и сообщения о них является традиционное стремление к сильному усилению соблюдения режима у лиц с ЙДЗ с раннего детства (Keesler, 2014). Такое обучение может привести к тому, что люди с ЙДЗ поверят, что у них нет иного выбора, кроме как выполнять просьбы правонарушителя, особенно если правонарушитель находится во власти, например, в групповом доме или персонале учреждения, медицинском работнике, учитель или родитель (Egemo-Helm et al., 2007). Аналогичным образом, людей с ЙДЗ, которые имеют сложные медицинские потребности, можно с раннего возраста научить подчиняться и принимать любые просьбы о прикосновении, исходящие от медицинского работника или смежного медицинского работника. Такое сильное внимание к соблюдению требований, особенно в сочетании с отсутствием знаний о злоупотреблениях, автономии и личных правах (Hughes et al., 2010; Lund & Hammond, 2014; Lund et al., 2015; Oschwald et al., 2009) может увеличить риск сексуального насилия среди людей с ЙДЗ, которых нельзя научить тому, что они могут сказать «нет» на просьбы о прикосновениях или сексуальных услугах (Egemo-Helm et al., 2007; Хемка, Хиксон и Рейнольдс, 2005). Оскорбительное поведение со стороны авторитетной фигуры может просто рассматриваться как еще одна просьба, которую они должны выполнить. Точно так же человек с ЙДЗ, который всегда или часто подвергался жестокому обращению или пренебрежению в связи с инвалидностью, может не знать, что он имеет право ожидать лучшего ухода и надлежащего доступа к технологиям. Соответственно, они могут не осознавать, что поведение, с которым они сталкиваются со стороны лиц, осуществляющих уход, неприемлемо, и могут не обращаться за помощью в разрешении ситуации.

Еще одним препятствием для сообщения о насилии среди людей с ЙДЗ являются законы штата об обязательном сообщении. В дополнение к законам об обязательном сообщении о подозрениях в жестоком обращении и пренебрежении детьми и пожилыми людьми в штатах введены обязательные законы о сообщении в отношении «уязвимых взрослых» (т. е. взрослых с ограниченными возможностями) (Национальная ассоциация служб защиты взрослых, 2013 г.). Хотя определение «уязвимых взрослых» сильно различается в разных штатах, многие законы конкретно включают взрослых с ЙДЗ и взрослых, которые имеют проблемы с когнитивными функциями или которым требуется помощь в повседневной деятельности по самообслуживанию, в их обязательных уставах отчетности (Национальная ассоциация служб защиты взрослых, 2013 г.). ).В соответствии с этими законами поставщики услуг по уходу, учителя, медицинские работники и другие лица по закону обязаны подать отчет в агентство по защите взрослых своего штата, если они подозревают, что уязвимый взрослый может подвергаться жестокому обращению или пренебрежению (Lund & Thomas, 2017).

Хотя такие законы предназначены для защиты людей с ЙДЗ и другими видами инвалидности, они часто заканчиваются тем, что отбивают у людей с инвалидностью охоту сообщать о насилии (Oschwald et al., 2009; Saxton et al., 2001, 2006).Лица с ограниченными возможностями могут опасаться, что сообщение о насилии и, таким образом, вовлечение АФС приведет к потере свободы или независимости в результате принудительного помещения в учреждение или вызовет возмездие со стороны правонарушителя или правонарушителей (Powers et al., 2008; Saxton et al., 2001). , 2006). Поскольку большинство людей, которые работают с людьми с ЙДЗ, будут считаться уполномоченными журналистами, очень важно, чтобы они были знакомы с точными определениями и требованиями законодательства своего штата в отношении обязательных сообщений о уязвимых взрослых и информировали об этом своих клиентов в максимально возможной степени. (Лунд, 2020).Это позволит людям с ЙДЗ и другими ограниченными возможностями сделать осознанный выбор в отношении раскрытия информации и лучше понять свои права. Если человек сообщает о насилии, может быть полезно привлечь его к процессу сообщения (если он того пожелает) и принять другие меры для защиты как его безопасности, так и автономии (Lund et al., 2015).

(PDF) Виктимное поведение студентов в Интернете: мотивы и особенности

Надежда Ю.В. Костюнина, Латыпова Лилия Анатольевна, Анастасия О.Лучинина, Маринела Ивановна Грудева / Труды ИФТЭ-2019 1071

Морозова (1992), Пережогин (2009) и другие. В то же время до настоящего времени в полной мере не изучены проблемы генезиса

виктимного поведения, системы факторов, определяющих его возникновение, и особенности виктимного поведения у

молодых людей.

Виктимизация в научной литературе — это, с одной стороны, влияние на человека совокупности

негативных внешних условий, а с другой — процесс социальных и психологических изменений в человеке

под влиянием негативные внешние факторы, формирующие в нем «психологию жертвы».

Виктимизация или виктимогенез — физические, психические и социальные особенности, создающие

предрасположенность к превращению человека в жертву (преступление, несчастный случай, деструктивный культ). Понятие «жертва»

является ключевым в определении виктимизации и личности жертвы.

По мнению Малкиной-Пых (2009), в контексте виктимологии «потерпевшим является лицо, которому преступлением

причинен физический, моральный или имущественный вред, независимо от того, признано ли оно потерпевшим

по закону или считает себя таковым субъективно.Именно виктимизация человека делает его

жертвой».

По мнению Одинцовой (2007), «жертва — это человек, наделенный комплексом эмоциональных, когнитивных,

волевых и поведенческих компонентов, имеющих защитный характер и способствующих непродуктивному

способу решения задач во взаимодействии» . Именно «защитность» определяет психологическое содержание феномена «жертвы».

Ее точку зрения разделяет психотерапевт Бурно (1999), утверждающий, что концепция

защитности (лат. defensio — оборона, защищать) противоположна агрессии.С точки зрения Бурно

(1999), защитность проявляется такими чертами, как робость, трусость, застенчивость, тревожная

мнительность, склонность к сомнениям, неуверенность в себе, нерешительность, чувство вины. Защищающийся человек не

авторитарен, не агрессивен, не склонен командовать, а защищается, поджимает хвост в

среде, где агрессивный скалит зубы. Это конформисты, меланхолики, слабые,

психастеники, депрессивные и тревожные личности.

Личность жертвы в Интернете, безусловно, зависит от него. Интернет-зависимость — это

состояние психологического комфорта, которое человек испытывает при осуществлении деятельности только в среде Интернет

, при этом все остальное пространство деятельности вызывает раздражение, угнетение и полное нежелание действовать.

Young & De Abreu (2010) выделяют пять основных категорий интернет-зависимости:

1. Киберсексуальная — зависимость от интерактивных чатов для «взрослых» или от киберпорнографии.

2. Чрезмерное участие в сети — азартные игры в Интернете, зависимость от онлайн-аукционов и

навязчивая онлайн-торговля.

3. Информационная перегрузка — чрезмерная вовлеченность в посещение веб-сайтов и поиск в базах данных.

4. Компьютерная зависимость — навязчивое состояние во время компьютерных игр или программирования, чаще

у детей и подростков.

5. Киберкоммуникативная зависимость, то есть зависимость от общения в социальных сетях,

форумах, чатах, групповых играх и телеконференциях и установление дружеских отношений или «флирта» в ходе

общения, что в дальнейшем может привести к замена членов семьи и настоящих друзей на

виртуальных.

Киберкоммуникативная зависимость — зависимость личности от общения в самой

популярной среде общения сети Интернет — социальных сетях. Многие люди, попав в социальную сеть

, вовлекаются в нее, и чем больше времени они ею пользуются, тем сложнее им жить реальной жизнью.

Очевидно, говоря о виктимном поведении в Сети, необходимо акцентировать внимание на виктимности

и агрессивном поведении личности.Киберзапугивание является примером виктимизации и агрессии

Почему жертвы остаются?

Чтобы получить анонимную и конфиденциальную помощь круглосуточно и без выходных, позвоните на национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия по телефону 1-800-799-7233 (БЕЗОПАСНЫЙ) или 1-800-787-3224 (TTY).

Если есть возможность, жертвам лучше всего сделать все возможное, чтобы сбежать от обидчиков. Однако так происходит не во всех ситуациях. Насильники постоянно идут на крайние меры, чтобы помешать жертве уйти.На самом деле уход от обидчика – самое опасное время для жертвы домашнего насилия. Одно исследование в интервью с мужчинами, убившими своих жен, показало, что либо угрозы разлучения со стороны их партнерши, либо фактические разлуки чаще всего были провоцирующими событиями, которые приводили к убийству.

Причины, по которым жертва остается со своими обидчиками, чрезвычайно сложны и в большинстве случаев основаны на реальности того, что их обидчик будет следовать угрозам, которые они использовали, чтобы держать их в ловушке: обидчик причинит им боль или убьет их, они ранить или убить детей, они получат опеку над детьми, они причинят вред или убьют домашних животных или других людей, они разорят свою жертву в финансовом отношении — список можно продолжить.Жертва в насильственных отношениях лучше всех знает своего обидчика и полностью знает, на что они готовы пойти, чтобы убедиться, что они имеют и могут сохранить контроль над жертвой. Жертва буквально не может безопасно сбежать или защитить тех, кого она любит. Недавнее исследование убийств интимных партнеров показало, что 20% жертв убийств были не сами жертвами домашнего насилия, а членами семьи, друзьями, соседями, вмешавшимися лицами, сотрудниками правоохранительных органов или случайными прохожими.

Дополнительные препятствия для выхода из насильственных отношений включают, но не ограничиваются:

  • Страх того, что действия обидчика станут более жестокими и могут привести к летальному исходу, если жертва попытается уйти.
  • Неподдерживающие друзья и семья
  • Знание трудностей одинокого родителя и стесненных финансовых обстоятельств
  • Жертва чувствует, что отношения представляют собой смесь хороших времен, любви и надежды, а также манипуляции, запугивания и страха.
  • Отсутствие у жертвы знаний или доступа к безопасности и поддержке
  • Страх потерять опеку над детьми, если они уйдут или разведутся со своим обидчиком, или опасаются, что обидчик причинит вред или даже убьет их детей
  • Отсутствие средств для финансовой поддержки себя и/или своих детей или отсутствие доступа к наличным деньгам, банковским счетам или активам
  • Отсутствие возможности куда-то пойти (напр.грамм. нет друзей или семьи, чтобы помочь, нет денег на гостиницу, программы приюта заполнены или ограничены продолжительностью пребывания)
  • Страх, что бездомность может стать их единственным выходом, если они уедут
  • Религиозные или культурные убеждения и обычаи могут не способствовать разводу или могут диктовать устаревшие гендерные роли и удерживать жертву в ловушке отношений
  • Вера в то, что семья с двумя родителями лучше для детей, несмотря на жестокое обращение

Социальные барьеры на пути к отказу от насильственных отношений

В дополнение к индивидуальным препятствиям, с которыми сталкиваются жертвы, пытаясь избежать насильственных отношений, общество в целом создает барьеры.К ним относятся:

  • Страх жертвы быть обвиненным в дезертирстве, потере опеки над детьми или совместном имуществе.
  • Беспокойство по поводу снижения уровня жизни для себя и своих детей
  • Усиление духовенства и светских советников «спасти» отношения пары любой ценой, а не цель остановить насилие.
  • Отсутствие поддержки жертв со стороны сотрудников полиции и правоохранительных органов, которые могут относиться к насилию как к «домашнему спору», а не как к преступлению, когда один человек физически нападает на другого человека.Часто жертв жестокого обращения арестовывают и предъявляют обвинения правоохранительным органам, даже если они всего лишь защищаются от обидчика.
  • Разубеждение полицией обвинения потерпевшего. Некоторые игнорируют насилие или преуменьшают его значение, встают на сторону обидчика или не воспринимают всерьез рассказ жертвы о насилии.
  • Нежелание прокуроров возбуждать дела. Некоторые могут убедить обидчика угодить за меньшую плату, тем самым подвергая жертв еще большей опасности. Кроме того, судьи редко назначают максимальное наказание осужденным насильникам.Условный срок или штраф встречаются гораздо чаще.
  • Несмотря на выдачу запретительного судебного приказа, мало что может помешать освобожденному обидчику вернуться и повторить жестокое обращение.
  • Несмотря на большую осведомленность общественности и доступность жилья для жертв, спасающихся от жестоких партнеров, не хватает приютов для обеспечения безопасности жертв.
  • Некоторые религиозные и культурные обычаи, подчеркивающие, что развод запрещен.
  • Социализация некоторых заставила поверить, что они несут ответственность за то, чтобы их отношения работали.Неспособность поддерживать отношения приравнивается к неудаче как личности.
  • Изоляция от друзей и семьи либо из-за ревнивого и собственнического обидчика, либо из-за того, что он «стыдится» жестокого обращения и пытается скрыть его признаки от внешнего мира. Изоляция способствует ощущению, что некуда обратиться.
  • Обоснование жертвы того, что поведение обидчика вызвано стрессом, алкоголем, проблемами на работе, безработицей или другими факторами.
  • Социальные факторы, которые учат женщин верить в свою идентичность и чувство собственного достоинства, зависят от получения и удержания мужчины.
  • Несоответствие злоупотреблений; во время ненасильственных фаз обидчик может осуществить мечту жертвы о романтической любви. Жертва также может рационализировать обидчика в основном хорошим, пока не случится что-то плохое, и ей придется «выпустить пар».

Чтобы получить анонимную конфиденциальную помощь круглосуточно и без выходных, позвоните на национальную горячую линию по вопросам домашнего насилия по телефону 1-800-799-7233 (БЕЗОПАСНЫЙ) или 1-800-787-3224 (TTY).

Насилие и правонарушения: индивидуальные, ситуационные и общественные факторы риска

1979 Сообщество, окружающая среда и насильственные преступления. Криминология 17:46-57.

1981 Динамика жертв и правонарушителей в насильственных преступлениях. Журнал уголовного права и криминологии 72:743-761.

Блок Р. и К. Блок 1980 г. Решения и данные: преобразование случаев грабежей в официальную статистику грабежей. Журнал уголовного права и криминологии 71: 622-636.

Блок, Р. и В. Скоган, 1986 г. Сопротивление и несмертельные исходы в хищническом преступлении от незнакомца к незнакомцу. Насилие и жертвы 1:241-253.

Блюмштейн, А., Дж. Коэн, Дж. Рот и К. Вишер, ред. 1986 Криминальная карьера и «Карьера преступников». Вашингтон, округ Колумбия: Издательство Национальной академии.

Блюмштейн, А., Дж. Коэн, С. Дас и С. Мойтра, 1988 г. Специализация и серьезность во время взрослой преступной карьеры. Журнал количественной криминологии 4:303-346.

Бордуа, Д. 1958 Преступность несовершеннолетних и «аномия»: попытка воспроизведения. Социальные проблемы 6:230-238.

1986 Владение огнестрельным оружием и насильственные преступления. Стр. 156–188 в Дж. Бирне и Р.Дж. Сэмпсон, ред., Социальная экология преступности . Нью-Йорк: Springer-Verlag.

Брейтуэйт, Дж. и Д. Байлз, 1984 г. Жертвы и правонарушители: опыт Австралии. Стр. 3–10 в Р. Блоке, изд., Виктимизация и страх перед преступностью: мировые перспективы . Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США.

Брантингем, П. и П. Брантингем, 1984 г. Образцы преступлений .Нью-Йорк: Макмиллан.

Бриджес, Г. и Дж. Вейс, 1989 г. Измерение агрессивного поведения: влияние дизайна исследования на сообщаемые корреляты насилия. Стр. 14-34 в Н. Вайнер и М. Вольфганг, ред., Жестокие преступления, Жестокие преступники . Беверли-Хиллз, Калифорния: Sage Publications.

Браунфилд, Д. 1986 Социальный класс и агрессивное поведение. Криминология 24:421-438.

Баллок, Х.А. 1955 Городское убийство в теории и фактах. Журнал уголовного права, криминологии и полицейской науки 45: 565-575.

Bursik, R.J., Jr. 1986 Уровень просрочек как источник экологических изменений. Стр. 63-76 у Дж. Бирна и Р.Дж. Сэмпсон, ред., Социальная экология преступности . Нью-Йорк: Springer-Verlag.

1988 Социальная дезорганизация и теории преступности и правонарушений: Проблемы и перспективы. Криминология 26:519-552.

1989 Принятие политических решений и экологические модели правонарушений: Конфликт и консенсус. Стр. 105-117 в С. Месснер, М. Крон,

Как мы сдерживаем себя, обвиняя других

Что такое менталитет жертвы?

Менталитет жертвы — это когда кто-то чувствует, что с ним продолжают происходить плохие вещи, несмотря ни на что.в основе этого менталитета лежит то, что ни одна из этих обстоятельств или ситуаций не является их ошибкой.

Отношения, убеждения и признаки синдрома жертвы

В основе менталитета жертвы лежат три основных убеждения:

    • Со мной случаются плохие вещи, что бы я ни делал.
    • В плохих вещах виноваты другие люди, а не я.
    • Я не могу изменить то, что происходит, поэтому нет смысла пытаться.

Вы можете услышать, как вы сами или кто-то другой произносите одну из этих фраз, но часто отношения, сопровождающие жертвенность, гораздо более тонкие.В конце концов, никто не вещает, что у него комплекс жертвы, и вряд ли они так о себе думают. Ищите эти безобидные признаки в себе или в ком-то еще:

    • Постоянно унижают себя, даже если говорят, что «шутят»
    • Ничего не ждет в будущем
    • Злой или обиженный на удачу других
    • Снова и снова рассказывает одни и те же негативные истории
    • Сводит к минимуму положительные события или хорошие новости от себя или других
    • Жалость к себе и сильное чувство собственного достоинства
    • Часто занимает оборонительную позицию и чувствителен к критике
    • Отсутствие сочувствия к проблемам других людей
    • Чрезмерно обеспокоен «ведением счета» и справедливостью
    • Всегда есть причина, по которой предложенное решение «никогда не сработает»
    • Кажется, что он озабочен прошлыми травмами
    • Считает, что всем остальным легче, чем им
    • Крайне не склонен к риску
    • Зациклен на негативных ситуациях, но, по-видимому, не заинтересован в их разрешении
    • Никогда не принимает на себя личную ответственность или критику со стороны других, как бы мягко она ни выражалась
    • Быстро судить других, считая их либо друзьями, либо врагами

Хотя может быть трудно сочувствовать тому, кто так защищается, многие из этих черт развились в результате травматического опыта.Эти люди часто чувствуют, что люди не заслуживают доверия или хотят их заполучить. Из-за этого они сохраняют бдительность, повторяя негативные события, чтобы избежать эмоциональной уязвимости.

Что вызывает менталитет жертвы?

Никто не рождается жертвой. Комплекс жертвы — это не черта характера, это приобретенное поведение. По сути, синдром жертвы можно рассматривать как разновидность выученной беспомощности. Выученная беспомощность — это феномен в психологии, при котором люди, пережившие травматический опыт, чувствуют, что не могут его избежать, что бы они ни делали.

В экспериментах по изучению выученной беспомощности исследователи часто помещают животных в среду, где они получают удар током. Люди обычно подвержены воздействию громких звуков. Но будь то человек или животное, большинство из них прекращают попытки избежать ситуации, как только их первые несколько попыток терпят неудачу. Даже когда решение доступно, они продолжают верить, что ничего не могут с этим поделать. Их чувство беспомощности ставит их в роль жертвы, даже если они контролируют ситуацию.

Стивен Майер, один из двух исследователей, ответственных за выявление выученной беспомощности (другим был Мартин Селигман, член Научного консультативного совета BetterUp), обнаружил, что люди на самом деле не обучались беспомощности.Вместо этого они не научились контролировать. Таким образом, знание того, что у нас есть возможность изменить обстоятельства, на самом деле может стать выходом из образа жертвы.

Зачем кому-то отказываться от контроля в ситуации? Что ж, когда люди что-то делают, они обычно делают это по одной из двух причин: чтобы избежать последствий или получить вознаграждение. Таким образом, на каком-то уровне поведение жертвы должно соответствовать одному из этих двух мотиваторов. Вопрос в том, «Что мы получаем от чувства бессилия, от которого нам пришлось бы отказаться, чтобы взять под контроль?»

Вот некоторые обстоятельства, которые могут привести к развитию менталитета жертвы как механизма выживания:

Травма

Если человек пережил травмирующую ситуацию в юности, ему может казаться, что жизнь по своей сути сложна, и он ничего не может сделать, чтобы сделать ее лучше.Это ключевой путь развития выученной беспомощности. Жертвы могут чувствовать, что их никто не понимает или что они не могут никому доверять помощь. В социальных науках это совпадает с первой психосоциальной стадией Эриксона — доверие против недоверия.

Манипуляция

Некоторым людям нравится внимание и чувство контроля, которые приносит жертва. Несмотря на то, что они чувствуют, что им не хватает контроля над обстоятельствами своей жизни, они преуспевают в одобрении и сочувствии со стороны других. Способность заставить других людей остановиться и помочь им — или, по крайней мере, пожалеть их — помогает им сохранить чувство важности и контроля.

Отсутствие подотчетности

Люди могут реагировать на низкие стандарты или ожидания, изображая из себя жертву. То ли потому, что кто-то всегда брал на себя ответственность, то ли потому, что люди не ожидают многого, быть «неуправляемым» становится комфортно. Жертва обеспечивает анонимность и защиту. Когда вы никогда не сидите за рулем, вы никогда не виноваты.

Избегание

Иногда мы больше боимся собственного успеха, чем своей неудачи.Отказ от ответственности за себя и свои действия заставляет нас чувствовать, что мы не должны нести ответственность за то, что, как мы говорим, хотим. Преследование наших мечтаний требует определенной степени уязвимости, стойкости, уверенности в себе и готовности расти — ничего из этого вам не нужно, если вы просто разыгрываете карту жертвы.

7 последствий менталитета жертвы

Когда вы отказываетесь от ответственности за свою жизнь, вы отказываетесь не только от этого. Синдром жертвы связан с ухудшением самочувствия, плохими социальными связями и саморазрушающим поведением.Вот несколько моделей поведения и мышления, которые вы можете заметить или испытать и которые уходят своими корнями в синдром жертвы:

  • Трудности в поддержании личных отношений
  • Чувство вины, стыда или неадекватности
  • Ощущение томления или «застревания» в жизни
  • Неспособность чувствовать удовольствие или положительные чувства
  • Безнадежность в возможности измениться или получить помощь
  • Страх, что все хотят заполучить вас или воспользуются вами
  • Неспособность радоваться успехам, когда они случаются

Как освободиться от менталитета жертвы

По иронии судьбы, признание симптомов менталитета жертвы в вашей собственной жизни может заставить вас чувствовать себя еще более безнадежным.Помните, однако, что никто не рождается жертвой. Синдром жертвы — это выученный паттерн, который помогает нам справиться с травмой. Чтобы освободиться от него, нужно найти другие способы заставить себя чувствовать себя в безопасности и контролировать ситуацию.

Возьмите на себя ответственность за свою жизнь

Ответственность противоположна жертве. Хотя ваши обстоятельства могут быть не по вашей вине, они находятся под вашей ответственностью. Это не значит, что вы стали причиной этого. Это просто означает, что у вас есть возможность реагировать на обстоятельства и изменить результат.

Начните с определения одной или двух небольших вещей, которые вы можете сделать, чтобы изменить свою жизнь к лучшему. Работайте с коучем, если вам нужна помощь в определении того, что окажет наибольшее влияние.

Найти серебряную подкладку

Возможно, вы обнаружите, что роль жертвы приносит в вашу жизнь тайную выгоду. Что вы получаете от того, что вам постоянно не везет? Это внимание, одобрение или вы просто не предпринимаете никаких действий для достижения более важной цели?

Если вы сможете определить, что скрывает менталитет жертвы, вы сможете найти другие, более здоровые способы обеспечить себя тем, чего вы действительно хотите.

Получить терапевта

Синдром жертвы часто является следствием основной травмы. В этом случае вам может понадобиться помощь специалиста в области психического здоровья, чтобы выявить и устранить основную причину, чтобы она больше не влияла на вашу повседневную жизнь. Понимание того, почему вы можете чувствовать себя обреченными на неудачи или что вы не можете доверять другим, может помочь вам понять, что удерживает вас в настоящем.

Тренируйтесь говорить нет

Когда вы чувствуете, что другие люди имеют больше контроля над вашей жизнью, чем вы, это часто происходит из-за нечетких границ.Тренируйтесь говорить нет. Поначалу это может быть очень трудно сделать, особенно если вы боитесь испортить отношения с любимым человеком. Но отказ может восстановить ваше чувство силы и контроля.

Развитие самоэффективности

Помните выученную беспомощность? Противоядием от выученной беспомощности является самоэффективность — вера в то, что вы можете сделать что-то успешно. Вы развиваете самозащиту благодаря своему прошлому опыту, поддержке, наблюдению за другими моделями успеха и своему эмоциональному состоянию.

Если ваш прошлый опыт научил вас, что успех недостижим, окружите себя положительными утверждениями и историями о людях, которые преодолели трудности и изменили свою жизнь. Развитие самоэффективности поможет вам помнить, что ваша жизнь находится в ваших руках.

Будь добр к себе

Те, у кого есть комплекс жертвы, часто чувствуют, что весь мир хочет их заполучить. Они бессознательно приняли убеждение, что если они всегда будут ожидать, что случится что-то плохое, то травма, которая случилась в прошлом, их не ослепит.Однако если вы всегда будете настороже, вам будет трудно простить себя, когда вы совершаете ошибки или получаете травму. Ответ не в том, чтобы устроить себе вечеринку жалости, а в том, чтобы возвысить себя с состраданием к себе.

Помните, что ваше прошлое не определяет ваше будущее. Будьте нежны с собой и часто напоминайте себе, что вы достойны, способны и заслуживаете хороших вещей. Если вам нужно, начните вести дневник обо всем, чего вы достигли, и перечитывайте его, когда вам нужна поддержка.

Советы, которые помогут людям с менталитетом жертвы

Если у кого-то, о ком вы заботитесь, есть комплекс жертвы, это может быть эмоционально подавляющим. Вы можете чувствовать разочарование или думать, что ничего из того, что вы делаете, не имеет значения. Вас могут возмущать постоянные жалобы. Вы также можете почувствовать, что на каком-то уровне они просто хотят оставаться там, где они есть. В зависимости от ваших отношений с ними, их жертвенность и беспомощность могут повлиять на вас напрямую.

В этом случае важно позаботиться о себе, даже если вы пытаетесь поддержать другого человека.Вот несколько вещей, которые вы можете сделать, чтобы помочь человеку с менталитетом жертвы, не ставя под угрозу собственное благополучие:

  1. Помогите им найти решения. Не принимайте близко к сердцу, если они говорят, что это не сработает. Просто держите их сосредоточенными и ориентированными на решение.
  2. Поощряйте их и напоминайте им об их прошлых достижениях.
  3. Подтвердите и подтвердите, что они чувствуют, особенно если они говорят о травме, которая создала этот менталитет.
  4. Поощряйте их обращаться за профессиональной помощью.Если вы состоите в близких отношениях или являетесь членами семьи, подумайте о том, чтобы пойти на консультацию как вместе, так и индивидуально.
  5. Установите с ними четкие границы. Возможно, вы готовы прислушиваться к их словам, но не позволяйте им не давать вам спать всю ночь или не поддерживать ваш успех.
  6. Укажите на конкретное бесполезное поведение. Назвать их жертвой, скорее всего, усугубит ситуацию. Однако для них может оказаться полезным, если вы укажете действенные шаги или побудите их искать позитив.
  7. Продолжайте заботиться о себе. Поддерживать эмоциональное благополучие другого человека может быть утомительно. Убедитесь, что вы проводите время с людьми (и занятиями), которые наполняют вашу чашу.

Верните свою жизнь в свои руки

Может быть трудно чувствовать, что твоя жизнь находится под твоим контролем, когда плохие вещи продолжают происходить. Это особенно верно, когда успех кажется медленным, а неудача кажется подавляющей.

Однако важно помнить, что очень немногие вещи, которые мы переживаем в жизни, являются личными.Окружающие вас люди заботятся о вас и хотят, чтобы вы преуспели в жизни. Но что еще более важно, очень важно, чтобы вы ценили собственное счастье и благополучие.

Даже если нет ничего, что вы могли бы сделать, чтобы изменить ситуацию (хотя, вероятно, есть!), вы всегда можете контролировать свое отношение. Найдите смысл среди менталитета жертвы, и путь вперед откроется.

Психология преступлений на почве ненави .

и

Каковы последствия преступлений на почве ненависти?

Люди, ставшие жертвами насильственных преступлений на почве ненависти, чаще испытывают психологический стресс, чем жертвы других насильственных преступлений. ii В частности, жертвы преступлений, мотивированных предубеждением, чаще испытывают посттравматический стресс, озабоченность безопасностью, депрессию, тревогу и гнев, чем жертвы преступлений, не мотивированных предубеждением. iii,iv,v

Преступления на почве ненависти посылают сообщения членам группы жертвы о том, что они нежелательны и небезопасны в сообществе, ставя под угрозу всю группу и снижая чувство безопасности и защищенности. vi,vii Кроме того, наблюдение дискриминации в отношении своей собственной группы может привести к психологическому дистрессу и снижению самооценки. viii

Что приводит к преступлениям на почве ненависти?

Преступления на почве ненависти представляют собой крайнюю форму предубеждения, которая становится более вероятной в контексте социальных и политических изменений.Публичный и политический дискурс может обесценивать членов незнакомых групп, ix , и правонарушители могут чувствовать, что их средствам к существованию или образу жизни угрожают демографические изменения. x Правонарушители могут руководствоваться не ненавистью, а страхом, невежеством или гневом. Это может привести к дегуманизации незнакомых групп и к целенаправленной агрессии. xi,xii

Насколько распространены преступления на почве ненависти?

  • В 2017 году ФБР сообщило о 7 145 преступлениях на почве ненависти; xiii однако о большинстве преступлений на почве ненависти никогда не сообщается, поэтому эти данные занижают реальную распространенность. xiv

  • Зарегистрированные в 2017 году преступления на почве ненависти были мотивированы враждебностью по признаку расы/этнической принадлежности (58,1 процента), религии (22,0 процента), сексуальной ориентации (15,9 процента), гендерной идентичности (0,6 процента) и инвалидности (1,6 процента). Преступления на почве ненависти чаще всего совершались против еврейских, афроамериканских и ЛГБТ-сообществ.

Психологические исследования показали, что предрассудки, стереотипы и дискриминация могут иметь неблагоприятные последствия как для жертв, так и для преступников.

— Антонио Э. Пуэнте, доктор философии, президент APA 2017 г.

Американская психологическая ассоциация осуждает все преступления на почве ненависти

APA поддерживает усилия исследователей, правоохранительных органов, клиницистов, учителей и политиков, направленные на снижение распространенности преступлений на почве ненависти и смягчение их последствий для жертв. xix Мы можем бороться с преступлениями на почве ненависти с помощью следующих политик и программ предотвращения и вмешательства:

  • Поддержка реализации проекта Мэтью Шепарда и Джеймса Берда-младшего.Закон о предотвращении преступлений на почве ненависти и полное финансирование Отдела гражданских прав Министерства юстиции, Управления по делам жертв преступлений и Службы по связям с общественностью.
  • Принять законы о преступлениях на почве ненависти в штатах, где законодательство отсутствует, и усилить законы в других, включая расу, религию, этническое/национальное происхождение, сексуальную ориентацию, пол, гендерную идентичность и инвалидность.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.