Все человеческие эмоции: Какие бывают чувства список в общении. Способность чувствовать – главное богатство человека

Содержание

Люди распознали все 6 эмоций жутковатого ребёнка-андроида

Японские инженеры из проекта Guardian Robot Института RIKEN создали робота-андроида в виде маленького мальчика. Затем они показали его добровольцам и попросили сказать, какие чувства испытывает Никола.

Исследователи хотели проверить, насколько хорошо люди могут определить шесть основных эмоций — радость, печаль, страх, гнев, удивление и отвращение — которые генерировались движением искусственных мышц на лице Николы.

Инженеры стремятся сделать эмоции андроидов узнаваемыми, чтобы людям в будущем было проще взаимодействовать с роботами. Так вот, согласно заявление японских специалистов, это первый раз, когда качество эмоций, выраженных андроидом, было протестировано и подтверждено для этих шести эмоций.

За все движения на лице робомальчика Николы отвечают 29 пневматических актуаторов.

Ещё шесть актуаторов контролируют движения головы и глазных яблок жутковатого малыша. Пневматические приводы регулируют давление воздуха, что делает все движения бесшумными и плавными.

Созданием «эмоционального» робота-мальчика с лысой головой занималась команда Ватару Сато (Wataru Sato) из проекта RIKEN Guardian Robot Project. Лаборатория Сато так и называется «Исследовательская команда психологических процессов».

Учёные разместили приводы, основываясь на системе кодирования лицевых движений (FACS), которая широко использовалась для изучения выражений лиц людей.

Прошлые исследования выявили многочисленные лицевые единицы действия, такие как «поднятие щек» и «сморщивание губ», которые включают в себя типичные эмоции, такие как счастье или отвращение. Исследователи включили эти единицы действия в дизайн Николы.

Отчего же точность выражения эмоций исследовали впервые? Ведь подобная работа, в том числе по повторению эмоций роботами, ведётся уже очень давно.

Японцы отвечают: провести контролируемый эксперимент с живыми людьми сложно. А просматривание фотографий или видео для людей менее естественно, оттого и результат получается «смазанным».

В случае с Николой провести эксперимент было проще.

Выражения лица, составляющие шесть основных эмоций андроида Николы. Перевод Вести.Ru.

Для начала специально обученный человек, хорошо знакомый с системой FACS, смог идентифицировать каждую единицу мимических движений. Уже одно это доказывает, что мимические движения Николы очень похожи на эмоции настоящего человека.

В ходе второго эксперимента выяснилось, что обычные люди могут распознавать шесть типичных эмоций — радость, печаль, страх, гнев, удивление и отвращение — на лице Николы, хотя и с разной точностью.

Как предполагают инженеры RIKEN, это связано с тем, что искусственная кожа Николы менее эластична, чем настоящая человеческая кожа, и не может очень хорошо образовывать складки и морщины.

Из-за этой особенности такую эмоцию, как отвращение, определить сложнее. Она включает единицу действия сморщивание носа, повторить которую Николе было затруднительно. Если вы попробуете изобразить её перед зеркалом, то поймёте, почему без неё отвращение выглядит… не так отвратительно.

«Уже совсем скоро такие андроиды, как Никола, могут стать важным исследовательским инструментом для социальной психологии или даже социальной нейробиологии», — говорит Сато.

По сравнению с участниками-людьми, андроидам легче придать нужное выражение лица. Это может облегчить тщательное исследование социальных взаимодействий людей.

Например, исследователи попросили людей оценить естественность эмоций Николы. Параллельно они меняли скорость движений его мимических мышц. Оказалось, что естественная скорость изменения выражения лица была ниже для таких эмоций, как печаль, и выше для других, таких как удивление. Если задуматься, то это звучит вполне логично. Но, как мы знаем, учёные должны подтверждать все «логичные» догадки в ходе экспериментов.

Хотя у Николы до сих пор нет тела, конечной целью проекта Guardian Robot Project является создание андроида, который будет помогать людям. Основной упор учёные делают на помощь людям с физическими ограничениями и старикам, которые часто живут в одиночестве.

«Андроиды, которые смогут общаться с нами в том числе с помощью эмоций, будут полезны в самых разных ситуациях реальной жизни, таких как уход за пожилыми людьми, и могут способствовать благополучию человека», — заключает Сато.

Статья авторов разработки вышла в издании Frontiers in Psychology.

Посмотреть на меняющееся выражение лица Николы и проверить свою способность распознавать его эмоции можно на YouTube-канале RIKEN в разделе Shorts.

Больше новостей из мира науки и робототехники вы найдёте в разделе «Наука» на медиаплатформе «Смотрим».

Билеты на «Вокруг танца» 10.04.2022 Зал камерной и органной музыки «Родина» концерт в Челябинске — Яндекс.Афиша

Исполнители: Марат Файрушин (флейта) Екатерина Тарасова (гобой) Илья Шахов (кларнет) Заур Давлатшоев (фагот) Антон Андрейчиков (валторна) Юлия Семёнова (сопрано) Наталья Гущина (фортепиано) Анна Самойлова (ведущая) В программе: Л. Бетховен. «Турецкий марш» С. Прокофьев. Марш из оперы «Любовь к трём апельсинам» И. С. Бах. Менуэт и скерцо из оркестровой сюиты № 2 си минор И. Штраус-сын. Полька «Кукушка» Э. Григ. «Танец Анитры», «В пещере горного короля» из сюиты «Пер Гюнт» Ж. Бизе. Антракт к IV действию, Хабанера из оперы «Кармен» С. Агабабов. «Лесной бал» Ш. Лекок. «Гавот» И. Дунаевский. «Лунный вальс» из кинофильма «Цирк» Русская народная песня «Травушка-муравушка» (плясовая) в обработке В. Городовской Искусство танца несёт в себе культуру многих столетий. Помимо движений у танцев есть истории, легенды, неповторимая индивидуальная эстетика. Древние греки истолковывали танец как прекрасный дар богов. Существовали танцы воинственные, культовые, праздничные, и у всех народов танец был выразителем внутренних чувств; в котором через различные движения, позы, скачки выражались радость и злость, горе и любовь, фантазии, разочарования и надежды. Как передать эмоции, не двигая при этом ни единым мускулом лица или тела? Это невозможно! Все человеческие эмоции проявляют себя с помощью движения. Концертная программа «Вокруг танца» предлагает слушателям окунуться в танцевальные ритмы европейской музыкальной культуры. Вместе с солистами Челябинской государственной филармонии мы совершим головокружительный танцевальный вояж. Вы услышите танцы самых разных стран: Италии и Испании, Венгрии и Чехии, Норвегии и Румынии. Каждый танцевальный жанр — будь то полька, вальс или фарандола — это зашифрованный культурный код нации, своего рода «ключ», с помощью которого можно прикоснуться к иной культуре, попытаться почувствовать её и понять. Продолжительность концерта: 45 минут

Сам себе конструктор: как возникают и от чего зависят человеческие эмоции

Лиза Фельдман Барретт, профессор психологии Северо-Восточного университета в Бостоне, в своей книге признается, что у нее не было плана стать ученым. Однако, однажды увлекшись вопросом о возникновении человеческих эмоций, она уже не смогла его забросить. Ученый утверждает, что классический взгляд на эмоции – идея о том, что это сформированный эволюцией механизм, универсальный для представителей разного возраста, национальности и культуры – не может объяснить многих явлений. Она предлагает альтернативное объяснение эмоциям, в котором они зависят и от физического состояния человека, и от работы его мозга, и от воспитания, и от культуры, к которой он принадлежит. Если так, то мы, например, можем конструировать свои эмоции – а еще поставить под сомнение возможность оправдания преступлений состоянием аффекта.

Forbes Woman публикует отрывок, в котором Фельдман Барретт рассказывает, как впервые столкнулась со слабыми местами классического подхода.

Когда-то давно, в конце 1980-х годов, я думала, что буду клиническим психологом. Я намеревалась получить докторскую степень в Университете Ватерлоо, полагая, что научусь ремеслу психотерапевта и однажды буду лечить пациентов в стильном офисе. Я собиралась потреблять науку, а не создавать ее. У меня совершенно точно не было намерений присоединяться к революции по ниспровержению базовых убеждений о психике, которые существовали со времен Платона. Однако жизнь часто подкидывает нам маленькие сюрпризы.

Реклама на Forbes

В магистратуре я впервые засомневалась в классическом взгляде на эмоции. В то время я исследовала корни низкой самооценки и как она ведет к тревогам и депрессиям. Многочисленные эксперименты показывали, что люди впадают в депрессию, когда у них не получается жить в соответствии со своими идеалами, а когда они недостаточно соответствовали стандартам, установленным другими людьми, они чувствовали беспокойство. Мой первый эксперимент в магистратуре был простым воспроизведением этого хорошо известного явления, и только потом я стала проверять собственные гипотезы.  В ходе этого эксперимента я опрашивала большое количество добровольцев, ощущают ли они тревогу или депрессию, используя традиционные списки симптомов.

В качестве бакалавра я проводила более сложные эксперименты, так что этот должен был стать пустяком. Однако вместо этого он провалился. Добровольцы не сообщали об ощущениях тревоги или депрессии по ожидаемому шаблону. Поэтому я попробовала выполнить другой известный эксперимент, и он также провалился. Я пробовала снова и снова, каждый эксперимент занимал месяцы. За три года я потерпела неудачу восемь раз подряд. В науке эксперименты часто не воспроизводятся, однако восемь неудач подряд — это впечатляющий рекорд. Мой внутренний критик ехидничал: не каждому дано быть ученым.

Однако когда я внимательно рассмотрела собранные данные, то обратила внимание на нечто странное во всех восьми экспериментах. Многие из участников, казалось, не желали или не могли различить ощущение тревоги и ощущение депрессии. Вместо этого они указывали либо оба, либо ни одного; редко какой-либо человек сообщал ровно об одном ощущении. Это не имело смысла. Все знают, что тревога и депрессия при рассмотрении в качестве эмоций ясно различимы. Когда вы тревожитесь, вы на взводе, нервничаете, словно обеспокоены, что случится что-то плохое. В состоянии депрессии вы чувствуете себя несчастным и заторможенным; все кажется ужасным, а жизнь — проблемной. Эти эмоции должны приводить ваше тело в противоположные физические состояния, так что они должны ощущаться по-разному, и любой здоровый человек должен понимать разницу. Тем не менее данные утверждали, что участники моего исследования этого не делали. Появился вопрос… почему?

Как оказалось, мои эксперименты вовсе не провалились. Мой первый «неудачный» эксперимент на самом деле привел к настоящему открытию — что люди часто не различают переживание тревоги и переживание депрессии. Мои последующие семь экспериментов тоже не провалились. Они просто воспроизвели первый. Я начала отмечать тот же эффект и в данных других ученых.

После получения степени, став профессором в университете, я продолжала исследовать эту загадку. Я руководила лабораторией, которая просила сотни испытуемых отслеживать эмоциональное состояние в течение недель и месяцев их жизни. Мои студенты и я интересовались широким диапазоном эмоций, а не только переживаниями тревоги и депрессии, — чтобы узнать, генерализована ли эта находка.

Эти эксперименты установили нечто, ранее никогда не документированное: все, кого мы тестировали, для сообщения о своих переживаниях использовали одни и те же слова, например «сердитый», «печальный» и «испуганный», однако обозначали они вовсе не одно и то же. Некоторые участники проводили четкие различия с использованием слов: например, они чувствовали печаль и страх как качественно разные переживания. Однако другие смешивали в кучу слова «печальный», «испуганный», «беспокойный» и «в депрессии» для обозначения состояния «мне паршиво» (или, более научно, «у меня неприятные ощущения»). Тот же эффект наблюдался для приятных эмоций вроде счастья, спокойствия и гордости. После обследования семи сотен американцев мы обнаружили, что люди сильно дифференцируют свой эмоциональный опыт.

Так опытный дизайнер может взглянуть на пять оттенков синего и различить лазурный, кобальтовый, ультрамариновый, королевский синий и циановый. А мой муж назвал бы их все синим. Мы со студентами обнаружили аналогичное явление для эмоций, и я описала его как эмоциональную гранулярность.

Здесь на сцену выходит классический взгляд на эмоции. В терминах этой точки зрения эмоциональная гранулярность должна быть связана с точным считыванием эмоциональных состояний. Тот, кто проводит различие между ощущениями, используя такие слова, как «радость», «печаль», «страх», «отвращение», «возбуждение» и «трепет», должен обнаруживать физические сигналы или реакции для каждой эмоции и правильно их интерпретировать. Тот, у кого эмоциональная гранулярность ниже и кто использует в качестве синонимов слова «беспокойный» и «в депрессии», не должен обнаруживать такие сигналы.

Я начала интересоваться, не могла бы я учить людей улучшить эмоциональную гранулярность, обучая их точно распознавать свое эмоциональное состояние. Ключевое слово здесь — «точно». Как ученый может сказать, является ли точным, когда кто-нибудь говорит «я счастлив» или «я обеспокоен»? Очевидно, мне нужен был способ объективно измерять эмоции, а затем сравнивать их с тем, что люди сообщают. Если кто-либо говорит, что он чувствует тревогу, и объективный критерий показывает, что человек находится в состоянии тревоги, то он точно определяет свою эмоцию. С другой стороны, если объективный критерий демонстрирует, что он в депрессии, охвачен гневом или энтузиазмом, то он неточен. Если под рукой есть объективный тест, то остальное было бы просто. Я могла бы спросить человека, как он себя чувствует, и сравнить его ответ с его «реальным» эмоциональным состоянием. Я могла бы исправить любые его видимые ошибки, научив лучше распознавать сигналы, которые отличают одну эмоцию от другой, и усовершенствовать его эмоциональную гранулярность.

Как и большинство студентов-психологов, я читала, что для каждой эмоции предполагается наличие индивидуального образца физических изменений — условно говоря, отпечатка пальца. Каждый раз, когда вы беретесь за дверную ручку, оставляемые вами отпечатки пальцев могут сильно зависеть от силы, с которой вы ее взяли, гладкости поверхности, тепла и пластичности вашей кожи в этот момент. Тем не менее ваши отпечатки пальцев каждый раз выглядят достаточно одинаково, чтобы вас могли идентифицировать. Предполагалось, что «отпечаток» эмоции довольно схож при разных случаях появления эмоции и для разных людей, вне зависимости от возраста, пола, индивидуальности или культуры. В лабораторных условиях ученые должны иметь возможность сказать, что человек печален, счастлив или обеспокоен, просто глядя на физические показатели его лица, тела и мозга.

Я была уверена, что отпечатки эмоций могут предоставить объективный критерий для измерения эмоций. Если научная литература говорила правду, то оценка эмоциональной точности людей была бы пустяком. Однако все оказалось не так, как я ожидала.

Зачем искусственному интеллекту человеческие эмоции (и как они изменят бизнес)

Детекция, мониторинг и автоматический анализ эмоций человека недавно казались фантастикой — а сегодня это реальность. Инвесторы вкладывают деньги в сферу эмоционального искусственного интеллекта и эмоциональных вычислений (Emotion AI).  По разным оценкам, объем рынка распознавания эмоций к 2021-2022 гг. вырастет с $19,96 млрд до $36,07 млрд. Компании с прорывными решениями могут стать «новыми Google». Разбираемся, что это за технология и какие у неё перспективы.


Интерес корпораций вроде Apple, Google, Microsoft, Facebook, Samsung, Nintendo и т.п. к эмоциям и их распознаванию — вовсе не праздный. Специалисты считают, что без этой технологии невозможно развивать системы искусственного интеллекта. Несколько месяцев назад эту мысль озвучил технический директор исследовательского центра Google Грег Коррадо: «Следующий большой вызов для искусственного интеллекта — это быстрое и легкое взаимодействие с человеком. Чтобы «гладкий» разговор человека и машины стал возможен, машина должна научиться понимать эмоциональный интеллект».

Объем рынка систем детекции и распознавания эмоций, включая так называемые «эмоциональные вычисления» (affective computing), относительно невелик, в 2016 году он достиг $6,72 млрд, — но на этом молодом рынке работают десятки компаний.


Эксперты полагают, что для распознания эмоций продуктивны два блока каналов. Первый — микроэкспрессии лица и биосенсоры, встраиваемые в носимые устройства (первым тренд задал Google). Второй — анализ речи, голоса и  отслеживание взгляда. Комбинацией нескольких методов идентифицируются самые незаметные изменения в настроении и самочувствии человека, за которым ведется наблюдение. Эта технология встраивается во многие, в том числе нишевые  индустрии:


Самый простой пример использования технологии распознавания эмоций или общего (эмоционального и физиологического) состояния водителя — остановка машины (с постепенным торможением и сворачиванием к обочине), если человек за рулём не в состоянии контролировать транспортное средство (слишком медленно откликается на дорожные ситуации, уснул, находится в состоянии аффекта, опьянения и т.п.). Умные датчики «узнают», способен ли человек нормально вести автомобиль, и если нет, то решают проблему сами.

Игровая индустрия


Обратная связь с игроком позволяет модифицировать сюжет игры, исходя из его эмоций (радуется ли он, обижен, раздосадован, удивлен и т.п.). Недостаточно напуган «ужастиком»? Выпускаем на сцену дополнительных монстров. Недоволен сложным интерфейсом и избыточным действием? Действуем по ситуации.

В психологическом триллере Nevermind от компании Flying Mollusk, при участии разработчика технологии распознавания эмоций Affectiva, сложность игры зависит от уровня стресса игрока: если он не справляется со страхом, игровые локации наполняются препятствиями. Алгоритм обратной связи определяет, что игрок успокоился, и игра становится проще. В Star Citizen от Faceware Technologies протокол потокового распознавания выражения лиц (Face Over Internet Protocol — FOIP) анимирует лица персонажей, «считывая» эмоции игроков.


Аватары, или «маски», добавляют мессенджерам эмоций. Таким аватаром можно симулировать эмоции, имитировать поведенческие модели.

Распознавание эмоций пригодится выступающим на конференции, участникам деловой встречи, переговоров, собеседования. Пользователь в очках наподобие Microsoft Hololens увидит эмоции слушателей и скорректирует аргументацию.

Робототехника


До мира Айзека Азимова нам далеко, но роботы скоро могут поумнеть благодаря нейросетям, глубокому обучению, компьютерному зрению. Робототехника также будет интегрировать технологии распознавания эмоций — без обратной связи робот не может взаимодействовать с человеком. А человекоподобные роботы научатся демонстрировать эмоции в ответ (сейчас эта технология в зачаточном состоянии).



Нейромаркетинг


В фантастических фильмах (например «Особое мнение») реклама адаптируется под эмоциональную реакцию человека, а затем её предугадывает и предопределяет. Эта технология (её разрабатывает стартап NuraLogix) тестируется в нескольких универмагах Торонто (Канада), она у истоков развития. Если возникнут надежные, точные, высокочувствительные, резистентные к условиям внешней среды технологии распознавания эмоций, то подобные системы внедрят в супермаркетах, бутиках, автосалонах и т.п.


Детекция эмоционального состояния в местах скопления людей и на объектах инфраструктуры поможет полиции выявить того, кто «слишком нервничает», подозрительно себя ведёт или подозрительно выглядит — и задержать преступника.


По данным Markets&Markets, к 2021 году объем рынка распознавания эмоций достигнет $36,07 млрд при ежегодном росте в 39,9%. Аналитики Reportlinker и Orbis Research осторожнее: они обещают к 2021-2022 гг. рост в $29,17 млрд и $19,96 млрд соответственно при ежегодном увеличении объёма рынка на 27,4% и 21,2%. Наиболее перспективными рынками для индустрии считаются Северная Америка, ЕС и Азиатско-Тихоокеанский регион.

Постоянная работа аналитиков (не исключая и Big4) по оценке тенденций в этой сфере — признак формирования рынка. Первые отчеты появились в конце 2016 — начале 2017 гг., и информации все больше. Большинство компаний в этой сфере относительно молоды, но некоторые развиваются очень быстро.

Нидерландская компания Noldus Information Technology разработала сервис FaceReader: он оценивает эмоции человека, распределяя по семи категориям,определяет направление взгляда и некоторые персональные характеристики человека. Похожее решение у калифорнийской компании Eyeris для оценки эмоционального отклика человека на видеоклипы (ту же рекламу). Компания NuraLogix разработала технологию определения скрытых эмоций по подкожному кровотоку лица (изменению цвета пикселя). Компания, восходящая к 1990-м годам, Beyond Verbal Communications создала сервис, определяющий эмоции, настроение, самочувствие человека после просмотра 10-секундного ролика.

На рынке появилась интересная тенденция: независимых игроков все меньше — их покупают технологические гиганты. Инвесторы не боятся вкладывать значительные средства (той же Affectiva удалось привлечь порядка $30 млн).

Прорыв (и научный, и предпринимательский) случится, когда ученые и разработчики свяжут все аспекты распознавания эмоций вместе и совладают с мультимодальностью (комплексным анализом эмоций, физиологии и поведенческих паттернов человека), объединившись с экспертами в области искусственного интеллекта. Коммерческий  успех ждет тех, кто сможет «подружить» общий искусственный интеллект (AI) с эмоциональным искусственным интеллектом (Emotion AI) — иначе не будет «мыслящих и чувствующих» роботов, ни человека будущего, ни сингулярности.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЭМОЦИИ. Все лучшее, что не купишь за деньги [Мир без политики, нищеты и войн]

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ ЭМОЦИИ

Многие человеческие эмоции отражают неадекватность окружающей нас среды, нашу незащищенность и дефицит. Эмоции и методы их выражения в большой степени определяются культурой. В данном случае речь не идет об эмоциях как о результате физиологических реакций, таких как физическая боль, громкие шумы или яркий свет. Под эмоциями мы подразумеваем модели поведения, которые не способны решить проблемы. Менее научный, но более красочный способ описать эмоцию в этом смысле заключается в следующем: это напоминает режим работы двигателя автомобиля вхолостую на предельных оборотах при красном сигнале светофора, поскольку энергии вырабатывается много, но результат при этом нулевой.

Фактически, многие эмоции связаны с разработкой стратегий, направленных на достижение эгоистичных целей: поощрение национализма, сбыта товаров, соблазнения, лести и других форм манипулирования. Они используются, чтобы управлять действиями других.

Если автомобиль заносит на скользкой дороге, и он попадает в аварию, кто-то сделает все от себя зависящее, чтобы облегчить положение пострадавших, возможно, будет держать их за руку до прибытия врача. Мы сочтем такого человека заботливым и ответственным. Но мы редко замечаем и ценим инженера, нанесшего противоскользящее покрытие на дорожное полотно, таким образом устранившего первопричину несчастного случая. Эта разновидность проявления заботы о ближнем иллюстрирует эмоцию, транслированную в осуществимое решение, позволяющее устранить проблему.

Заботливое общество будущего уничтожит условия, порождающие жадность, зависть, ненависть, месть и другие нежелательные человеческие эмоции. Оно использует технологии, чтобы снизить значимость некоторых эмоций, избавляясь от проблем, которые их вызывают. При ресурсо-ориентированной экономике люди не будут бояться потерять работу, оказаться необеспеченными в старости и будут иметь доступ к тому, что было им недоступно при кредитно-денежной системе, любовь будет не просто словом, но образом жизни. Когда люди научатся жить в гармонии с природой и друг с другом, духовность будет образом жизни, а не пустой болтовней. В более совершенном и гуманном обществе обузданные эмоции будут выражаться в соответствующих моделях поведения и образе действия.

Когда эмоции будут переведены в положительные конструктивные образцы действий, когда они выйдут за границы ныне существующей культуры войн, бедности и голода, которые эти эмоции вызывают, тогда они действительно станут полезными. Они будут использованы для преодоления ограничений, наложенных на нас настоящим, и начнут выражать реальные дела, а не просто обычную бездумную реакцию на стимулы, они станут гораздо полезнее людям.

Возможно, когда-нибудь в будущем, когда на Земле воцарится мир, а изобильные ресурсы будут доступны всем, многие эмоции, которые столетиями сбивали нас с толку, значительно ослабнут. Гнев, отчаяние, мстительность, зависть и депрессия, возможно, исчезнут вообще благодаря воздействию нашей переосмысленной культуры и возрожденной окружающей среды.

Что такое права человека?

Права человека подобны броне: они защищают вас; они подобны правилам, поскольку говорят вам, как можно себя вести; и они подобны судьям, потому что вы можете к ним взывать. Они абстрактны ̶ как эмоции, и как эмоции они принадлежат каждому и существуют, что бы вокруг ни происходило. Они подобны природе, потому что их можно попирать; и подобны духу, потому что их невозможно разрушить. Подобно времени, они одинаково относятся ко всем нам: богатым и бедным, старым и молодым, белым и черным, высоким и низкорослым. Они предлагают нам уважение, и требуют от нас относиться с уважением к другим. Мы можем иногда расходиться в определении доброты, истины и справедливости, но, встретившись с ними в жизни, мы их обязательно узнаем.

Можете ли вы дать определение правам человека? Как вы объясните, что это такое?

Право – это требование, о котором мы справедливо заявляем. Я имею право на товары в моей товарной корзинке, если я за них заплатил. Граждане имеют право избирать президента, если это гарантировано конституцией их страны, а ребенок имеет право посетить зоопарк, если его родители это ему пообещали. На все это люди вправе рассчитывать при условии, что другой стороной были даны соответствующие обещания или гарантии. Но права человека представляют собой требования иного свойства: они не зависят от обещаний или гарантий другой стороны.  Право человека на жизнь не зависит от обещания другого человека не убивать его. Жизнь его может от этого зависеть, но не право на жизнь. Его право на жизнь зависит только от одного: того, что он человек. 

Признание прав человека означает признание того, что каждому человеку дано право требовать соблюдения следующих положений: я обладаю этими правами, что бы вы ни говорили и ни делали, потому что я, точно так же, как и вы, человек. Права человека присущи каждому человеку. 

Почему это требование не предполагает какого-то определенного поведения в качестве его обоснования? Почему бы не потребовать, чтобы люди сами заслужили свои права?  В конечном итоге, требование соблюдения прав человека носит нравственный характер и основывается на моральных ценностях. Мое право на жизнь, в конечном счете, означает, что никому не позволено лишить меня жизни: это просто недопустимо. Это утверждение вряд ли нуждается в обосновании, и, наверное, любой читатель согласится с таким подходом. Ведь по отношению к себе все мы признаем, что в нашей жизни и бытии есть такие аспекты, которые неприкосновенны и в которые никто не должен вторгаться, ибо речь идет о жизненно важных сторонах нашего бытия, определяющих, кто мы такие и что мы такое. Они имеют существенное значение для нашей человеческой природы и нашего человеческого достоинства. Без прав человека мы не можем реализовать полностью наш человеческий потенциал. Права человека всего лишь переносят это понимание с индивидуального уровня на всех остальных людей планеты. Если я могу выдвигать подобные требования, значит, это может сделать и любой другой. 

Почему недопустимо нарушать чье-либо право на жизнь? Почему недопустимо лишать кого-либо жизни? Это одинаковые вопросы?

Основные ценности

В основе концепции прав человека лежат две основные ценности: первая – это человеческое достоинство, а вторая – равенство. Права человека можно понимать как нечто, определяющее базовые нормы, необходимые для того, чтобы жить с чувством достоинства, и их универсальность вытекает из того, что, по крайней мере, в этом все люди равны. Мы не должны и не можем здесь кого-то выделять.  В сущности, чтобы принять концепцию прав человека, достаточно лишь признания этих двух убеждений или ценностей, и вряд ли кто-нибудь станет с ними спорить. Именно поэтому права человека получают поддержку со стороны всех мировых культур, всех цивилизованных правительств и всех основных религий.  Почти повсеместно признано, что власть государства не может быть безграничной или произвольной, она должна быть ограничена необходимостью обеспечить хотя бы минимальные условия всем, кто находится под его юрисдикцией, чтобы они могли жить с чувством человеческого достоинства.

Из этих двух основных ценностей можно вывести многие другие, и с их помощью точнее определить, как на практике должны сосуществовать люди и общества. Например: 

Свобода: поскольку человеческая воля составляет важную часть человеческого достоинства. Принуждение делать что-то вопреки нашему желанию принижает человеческую личность. 
Уважение к другим: поскольку отсутствие уважения к другим не позволяет оценить их индивидуальность и их человеческое достоинство. 
Недопустимость дискриминации: поскольку равенство людей в человеческом достоинстве означает, что мы не можем судить о правах и возможностях людей, исходя из их физических или иных признаков. 
Терпимость: поскольку нетерпимость указывает на отсутствие уважения к различиям, а равенство не означает тождественности или единообразия. 
Справедливость: поскольку люди, равные в своей принадлежности к человеческому роду, заслуживают справедливого отношения. 
Ответственность: поскольку уважение к правам других людей предполагает ответственность каждого человека за его действия и требует от него усилий, направленных на реализацию его прав и прав всех людей.

Что характеризует права человека

Философы могут бесконечно продолжать споры о природе прав человека, но международное сообщество уже заявило о своей непреклонной приверженности идее защиты прав человека, приняв в 1948 году Всеобщую декларацию прав человека. С тех пор международное сообщество закрепило действенные принципы ВДПЧ в многочисленных международных, региональных и национальных правовых документах. ВДПЧ не разрабатывалась как юридически обязательный документ, но благодаря введению ее норм в многочисленные последующие юридически обязательные договоры (известные как «конвенции» или «соглашения») правовой статус этих норм сегодня не подлежит сомнению.

Права человека неотъемлемы. Это означает, что вы не можете их утратить, поскольку они имеют отношение к самому факту человеческого существования, они присущи всем людям. При определенных обстоятельствах действие некоторых из них, хотя и не всех, может быть приостановлено или ограничено. Например, если кто-то признан виновным в совершении преступления, он или она могут быть лишены свободы; или же правительство какой-то страны может ввести чрезвычайное положение, заявив об этом публично, а затем может отменить некоторые права, например, ограничить свободу передвижения посредством введения комендантского часа.  

Они неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны. Это означает, что различные права человека по существу связаны между собой и не могут рассматриваться по отдельности. Осуществление одного права зависит от осуществления многих других прав, и нет ни одного права, которое было бы важнее остальных.  

Права человека универсальны, а это значит, что они равно применимы ко всем людям во всем мире, причем без ограничений по времени. Каждый имеет право пользоваться правами человека, без каких бы то ни было различий в силу расовой или этнической принадлежности, цвета кожи, пола, сексуальной ориентации, инвалидности, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, рождения, имущественного или иного положения.

Следует отметить, что универсальность прав человека никоим образом не угрожает богатому многообразию индивидуальностей или культурных различий. «Универсальность» и «единообразие» не являются синонимами. Многообразие предполагает мир, в котором все равны и в равной мере заслуживают уважения. Права человека выступают в роли минимальных стандартов, применимых ко всем людям; каждое государство или общество вправе устанавливать и применять более высокие или более специфические стандарты. Например, мы видим, что в сферах экономики, социальной жизни и культуры говорят о необходимости принять меры для постепенной полной реализации прав, но при этом нет четко заявленной позиции по поводу повышения налогов для достижения этой цели. И тогда уже дело каждой страны и каждого общества принимать политические решения в зависимости от внутренних условий. 

Исторический обзор

Идея того, что люди обладают неотъемлемыми правами, коренится во многих культурах и древних традициях. Многочисленные примеры почитаемых правителей и важнейших сборников законов из истории человечества показывают нам, что ценности, воплощенные в правах человека, не являются ни «западным изобретением», ни изобретением ХХ века. Они стали ответом на всеобщие потребности человека и на требования и поиски справедливости. У каждой общности людей были свои идеалы и системы обеспечения справедливости, которые сохранились в виде традиций – устных или письменных, хотя не все эти традиции дожили до наших дней.

Древняя история

  • Свод законов царя Хаммурапи (Ирак, около 2000 г. до н.э.) был первым письменным кодексом законов, учрежденных этим правителем Вавилона. В нем давался обет «править царством справедливо, истреблять злых и жестоких, не позволять сильным притеснять слабых, … просвещать страну и содействовать благополучию народа».
  • Приводятся слова древнеегипетского фараона (около 2000 до н.э.), дававшего указание своим подчиненным: «Когда с Верхнего или Нижнего Нила приезжает проситель, сделайте так, чтобы все проходило в соответствии с законом, чтобы был соблюден обычай и уважались права каждого человека».
  • Хартия Кира (Иран, около 539 г. до н.э.) была составлена царем Персии Киром для народа его страны. Хартия признавала право народа на свободу и безопасность, религиозную терпимость, свободу передвижения, свободу от рабства и некоторые социальные и экономические права.
  • В основе учения Конфуция (около 500 г. до н.э.) лежит концепция «рен», главная идея которой – сострадание и любовь к другим людям. Конфуций сказал: «Не желай другим того, чего не желаешь себе». Китайский эксперт по конфуцианству, доктор Пенг Чан, принявший активное участие в создании проекта ВДПЧ (см. ниже раздел 5.6.1), считал, что в основе идеи защиты прав человека лежит именно учение Конфуция.
  • Имам Али-ибн-аль-Хусейн в начале VIII века н.э. написал свое «Послание о правах». По нашим сведениям, это письмо является первым документальным свидетельством того, каким было отношение к правам человека в ту эпоху, и оно стало первой попыткой не негативного, а позитивного подхода к концепции прав человека. В методологическом смысле в этом Послании представлен список из 50 таких прав человека, и по своему духу они отражают воззрения раннего ислама.
  • Хартия Мандэ (1222 г. н.э.) и Хартия Курукан Фуга (1236 г. н.э.) систематизируют устные формы традиций стран Западной Африки и отстаивают такие принципы как децентрализация, защита окружающей среды, права человека и культурное разнообразие.
  • Aфриканский взгляд на мир, обозначаемый зулусским словом «ubuntu» (человечность), отражает саму суть гуманизма. Это понятие прекрасно подчеркивает важность уважения ко всем членам сообщества, гостеприимства и великодушия. Выражение «человек становится человеком в обществе других людей» лучше всего передает содержание слова «ubuntu», и это понятие в целом имеет прямое отношение к правам человека. Если мы становимся людьми в человеческом обществе, тогда, лишая других людей их права быть человеком, мы сами перестаем быть людьми. Поэтому так важно и необходимо отстаивать права других, прощать и получать прощение и уважать права других людей.

Какие деятели (политические, литературные и религиозные) в истории вашей страны добивались признания или отстаивали ценности, связанные с правами человека?

XIII-XVIII века

На протяжении столетий во всех мировых цивилизациях идея всеобщих прав человека эволюционировала, опираясь на понятия достоинства и уважения. Однако потребовались усилия многих поколений, чтобы идея уважения прав была закреплена в законах. Часто именно исторический опыт подвигает нас возводить права человека в ранг закона. И это, естественно, еще не конец пути. По мере того как обогащаются наши знания об истории других культур, мы, вне всякого сомнения, найдем и в других культурах исторические свидетельства попыток утверждения прав человека законодательным путем.

  • В 1215 году английская знать и представители духовенства, приняв Великую хартию вольностей (Magna Carta), принудили короля Англии впредь править согласно закону. Хартия защищала лишь права привилегированного класса (знати), и поэтому здесь речь не идет о правах человека как таковых. Но хартия стала документом, на который люди часто ссылались, чтобы защитить свои свободы, поскольку она ограничивала королевскую власть и признавала свободы и права людей. 
  •  В 1689 году английский парламент принял закон, в котором заявлялось, что он больше не потерпит королевского вмешательства в свои дела. Этот документ, известный как Билль о правах, запрещал монарху приостанавливать действие законов без согласия парламента, оговаривал свободные выборы членов парламента и декларировал, что свобода слова в парламенте не могла быть оспорена ни в судах, ни где-либо еще.
  • Гуго Гроций (1583-1645) широко известен как основатель науки международного права. В своей книге «О праве войны и мира» он представляет систему общих принципов, основанных на «естественном праве», которое, по его мнению, должно объединять все нации, независимо от местных законов и обычаев. В течение XVII-XVIII веков некоторые европейские философы продолжали развивать концепцию «естественных прав». 
  • Джон Локк (1689) разработал теорию, согласно которой каждый человек имеет некоторые права от рождения, и они не даруются правительствами или их законами. При этом легитимность правительства зависит, по сути, от того, насколько оно соблюдает эти естественные права. Идея, согласно которой из естественных прав человека должны вытекать определенные правовые гарантии, получала все большее признание и стала находить отражение в конституциях ряда стран. Права человека переформулировали эту идею в систему взаимоотношений между правительствами и гражданами.
  • В 1776 году большинство британских колоний в Северной Америке, приняв Декларацию независимости Соединенных Штатов, провозгласили свою независимость от Британской империи. Декларация в значительной степени основывалась на теориях Локка и Монтескье о «естественных правах» человека. Основанная на убеждении, что в основе всего лежит защита свобод силами государственной власти, Декларация встала на защиту таких понятий как: неотъемлемость права, защита прав человека, свобода слова, прессы, подачи петиций и проведения собраний, право на конфиденциальность частной жизни, на справедливое судебное расследование; равенство перед законом и свобода вероисповедания.
  • В 1789 году французы свергли у себя в стране монархию и учредили первую Французскую республику. Французская Декларация прав человека и гражданина была рождена революцией и написана представителями духовенства, дворянства и простых граждан, которые таким образом реализовали идеи видных просветителей, таких как Вольтер, Монтескье, энциклопедисты и Руссо. В Декларации резко критиковалась политическая и правовая система монархии, а «свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению» были определены как естественные права человека. Декларация заменила существовавшую при монархии систему аристократических привилегий принципом равенства перед законом. Однако потребовалось много времени, чтобы воплотить в жизнь ее эгалитарные принципы и концепции равенства прав. Тогда в обществе царила глубокая несправедливость, и для претворения декларации в жизнь потребовались усилия нескольких поколений. 

Ранние международные соглашения:  paбство и труд 

В XIX и XX веках ряд проблем из области прав человека вышли на передний план и стали рассматриваться на международном уровне. Прежде всего, это были проблемы рабства, крепостного права, бесчеловечных условий труда и детского труда. Примерно к этому времени относится и принятие первых международных соглашений, относящихся к правам человека. Хотя эти соглашения предлагали действенные меры по защите прав, в их основе все же лежали взаимные обязательства между государствами. В этом проявляется их острое противоречие с современными соглашениями о правах человека, где обязанности напрямую связаны с обладателями прав человека. 

  • В Англии и Франции рабство было объявлено вне закона примерно в начале XIX столетия, а в 1814 году британское и французское правительства подписали Парижский договор о сотрудничестве с целью пресечении работорговли. На Брюссельской конференции 1890 года был подписан Акт против рабства, который позднее был ратифицирован восемнадцатью государствами. Настоящим провозглашается намерение положить конец торговле рабами из Африки.  
  • Однако это не решало проблему принудительного труда и не прекращающихся жестоких условий труда. Даже Международная конвенция о пресечении работорговли и рабства 1926 года, нацеленная на отмену рабства в любых его формах, не смогла пресечь повседневное использование принудительного труда до самых 1940-х годов. 
  • Создание в 1919 году Международной организации труда (МОТ) стало материализацией идеи, что всеобщего и прочного мира можно добиться только на основе принципа социальной справедливости. МОТ разработала систему международных стандартов труда, обеспечивающих достойные условия для продуктивной работы, свободу, равенство, безопасность и достоинство трудящихся.
  • Одна из сфер деятельности МОТ – борьба с эксплуатацией детского труда, особенно в худших ее формах. Сегодня эта работа идет во многих направлениях, включая популяризацию международных соглашений о детском труде, таких как Конвенция МОТ № 182 о худших формах детского труда и Конвенция № 138 о минимальном возрасте найма на работу.  
  • С 1899 по 1977 год было заключено множество важных договоров в области международного гуманитарного права, и они очертили новую сферу сотрудничества между государствами на его первом этапе. Международное гуманитарное право вводит вооруженные конфликты в правовое поле. Несомненно, как международное гуманитарное право, так и права человека должны соблюдаться во всех случаях, например, в отношении к пленным. Однако в международном гуманитарном праве более детально описаны специальные меры для конфликтных случаев, например, о допустимости применения оружия и тактике военных действий.

Почему, по вашему мнению, отдельные страны не удовлетворились разработкой своих собственных норм, и возникла необходимость в международных соглашениях?

ХХ век

Идея законодательной защиты прав человека от произвола правящих властей начала воплощаться в ХХ веке, особенно с момента создания Лиги Наций и Международной организации труда (МОТ), а также с началом их борьбы за права меньшинств, права трудящихся и за другие ценности. Отдельные страны уже признали важность кодификации этих прав в письменной форме, и упомянутые выше документы стали, таким образом, ранними предвестниками многих нынешних соглашений о правах человека. Однако по настоящему на международную сцену права человека были выдвинуты Второй мировой войной.  После всех ужасных зверств, совершенных в этой войне – включая холокост и массовые военные преступления, – возникла необходимость неотложного создания новой системы международных правовых норм и, прежде всего, разработки системы мер по защите прав человека, какими мы их знаем сегодня. Устав Организации Объединенных Наций, подписанный 26 июня 1945 г., отразил это положение. Устав заявляет, что основной задачей ООН является «избавить грядущие поколения от бедствий войны» и «вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин». 

Всеобщая декларация прав человека (ВДПЧ) была разработана Комиссией ООН по правам человека и принята на заседании Генеральной ассамблеи 10 декабря 1948 года. Несомненно, принятие ВДПЧ стало великим прорывом, и сегодня Декларация остается самым важным в мире инструментом защиты прав человека. Даже не являясь юридически обязательной, ВДПЧ стала источником вдохновения для принятия многочисленных обязательств по защите права человека, будь то на национальном, региональном или международном уровне. С той поры международным сообществом был разработан и принят целый ряд основополагающих документов, призванных гарантировать декларированные принципы. Дополнительную информацию о некоторых из этих международных соглашений, можно найти далее в этой главе. 

Права человека в разных частях мира

После принятия Всеобщей декларации прав человека, в различных регионах мира были разработаны свои собственные системы защиты прав человека, которые существуют наряду с системой, созданной ООН. К настоящему времени существуют региональные учреждения защиты прав человека в Европе, Америке и Африке. В арабском мире и в странах Азиатско-Тихоокеанского региона (АСЕАН) также предпринимаются шаги к институциональному закреплению региональных стандартов прав человека. Но при этом многие страны этой части света также ратифицировали основные договоры и конвенции ООН, тем самым выразив свое согласие с их основными принципами, и добровольно взяли на себя обязательства по соблюдению международного права  прав человека. 

В Европе на страже различных прав человека и связанных с ними стандартов и инструментов, применяемых на всем континенте, стоит Совет Европы. О его роли и, в частности, о том, как он использует Европейскую конвенцию и Европейский суд по правам человека, будет более подробно рассказано ниже. Наряду с Советом Европы, также играют важную роль Европейский Союз и Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ).

Приверженность Европейского Союза защите прав человека получила новый импульс с принятием Лиссабонского Договора, который вступил в силу 1 декабря 2009 года и дал полное юридическое обоснование Хартии фундаментальных прав Европейского Союза. В Хартии изложены гражданские, политические, социальные и экономические права, которые обязаны соблюдать как государства-члены, так и сам Европейский Союз. Европейский Суд будет выступать против любого положения в законодательстве Евросоюза, которое противоречит Хартии, и проверит законы странчленов ЕС на их соответствие Хартии, оставляя за национальными судами принятие решений по повседневным вопросам. Хартия разделяет права на шесть «категорий»: достоинство, свобода, равенство, солидарность, гражданские права и справедливость. Категория «достоинство» гарантирует право на жизнь и вводит запрет на пытки, рабство и смертную казнь. Категория «свобода» включает право на частную жизнь, вступление в брак, свободу мысли и выражение мнений, право собраний, право на образование, право на труд, право иметь собственность и убежище. К «равенству» относятся права детей и пожилых людей. Категория «солидарность» включает социальные права и права трудящихся, право на справедливые условия труда, защиту от необоснованного увольнения и доступ к медицинской помощи. В число «гражданских прав» входят свобода слова и свобода передвижения, а категория «справедливость» гарантирует право на эффективные средства правовой защиты, справедливое судебное разбирательство и презумпцию невиновности. 

Агентство по фундаментальным правам (АФП) является экспертным органом, который собирает сведения о соблюдении основных прав человека в странах Европейского Союза, консультирует и дает рекомендации по улучшению ситуации. Агентство не занимается мониторингом, но сотрудничает с соответствующими учреждениями, предоставляя им рекомендации о том, как лучше осуществлять основные права. 

Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) объединяет 56 государств Европы, Центральной Азии и Северной Америки. Хотя она специально не занимается защитой прав человека, ее глобальный подход к безопасности позволяет применять его для решения широкого круга проблем, включая права человека, проблемы национальных меньшинств, демократизацию, стратегические политические решения, борьбу с терроризмом, деятельность в области экономики и экологии. Выступая за права человека, ОБСЕ действует при посредничестве Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ), штаб-квартира которого находится в Варшаве. БДИПЧ действует на всем пространстве государств, входящих в ОБСЕ, и наблюдает за выборами, развитием демократических процессов, соблюдением прав человека, а также занимается проблемами, связанными с толерантностью, дискриминацией и верховенством права. Работа Бюро, ориентированная на молодых людей, охватывает вопросы, связанные с образованием в области прав человека, борьба с антисемитизмом и исламофобией.

В Межамериканском регионе стандарты и механизмы защиты прав человека основаны на положениях Американской декларации прав и обязанностей человека (1948) и Американской конвенции о правах человека (1969). Здесь также действуют специальные правовые акты, в которых речь идет о беженцах, о предотвращении пыток и наказании за них, об отмене смертной казни, исчезновении людей, насилии в отношении женщин, об охране окружающей среды и других проблемах.

Африканская хартия прав человека и народов вступила в силу в октябре 1986 года, а к 2007 году ее ратифицировали 53 государства. Хартия представляет интерес ввиду наличия в ней ряда положений, отличающих ее от аналогичных документов, принятых в других частях мира.

  • В отличие от Европейской и Американской конвенций, Африканская хартия включает социальные, экономические и культурные права, а также гражданские и политические права в рамках одного и того же договора.
  • Африканская Хартия идет дальше индивидуальных прав, и предусматривает также коллективные права народов.
  • Хартия признает также, что личность имеет не только права, но и обязанности, и даже перечисляет определенные обязанности личности по отношению к семье, обществу, государству и международному сообществу.

Как вы думаете, почему обязанности внесены в Хартию прав человека? Не считаете ли вы, что они должны быть вписаны во все документы по правам человека?

В арабском мире региональная Комиссия по правам человека действует с 1968 года, но ее полномочия в области защиты прав человека отличаются большой избирательностью и ограниченностью. Пересмотренная Арабская хартия прав человека была принята Лигой арабских государств в 2004 году и вступила в силу в 2008 году.

Наряду с гражданскими и политическими, Арабская хартия содержит и социально-экономические и социально-политические права, а также делает ссылку на «общую цивилизацию» арабских государств. Вступление в силу хартии и механизмов ее мониторинга – Арабского Комитета по правам человека и Арабской подкомиссии по правам человека – было воспринято с одобрением как обнадеживающий признак улучшения ситуации с правами человека в данном регионе. В то же время хартия подверглась жесткой критике за то, например, что в ней отсутствует запрет на жестокие наказания, а экономические и социальные права гарантированы только гражданам стран этого региона, некоторые права основаны на законах шариата. Среди недостатков хартии отмечалось также, что она разрешает смертную казнь в отношении детей, если это предусматривается национальным законодательством, и в ней допускаются ограничения свободы мысли, совести и вероисповедания, если это предусмотрено национальными законами.

 В Азиатско-Тихоокеанском регионе (АСЕАН) прилагаются усилия к тому, чтобы этот региональный орган выполнил свои принятые в 2009 году обязательства по созданию Межправительственной комиссии по правам человека. В документе 2009 г., определяющем сферу компетенции Комиссии, подчеркнуто, что она будет выступать за «соблюдение международных принципов прав человека, в том числе их универсальности, неделимости, взаимозависимости и взаимосвязанности всех прав человека и основных свобод, а также беспристрастности, объективности, неизбирательности, недискриминации и недопущения двойных стандартов и политизации». 

Как нам воспользоваться нашими правами?

Права человека существуют для всех нас. Так как же мы можем ими воспользоваться? Ясно, что простого их существования не достаточно, чтобы положить конец нарушениям прав человека, которые, как все мы знаем, совершаются каждый день, во всех частях света. Могут ли они действительно что-то изменить? Как мы можем их использовать? 

Знаете ли вы, какие у вас есть права? Знаете ли вы, что делать, если они были нарушены?

Признание ваших прав 

В следующем разделе мы рассматриваем различные виды прав человека, которые защищены международным правом. Если нам известно, какие именно области человеческого существования соотносятся с нормами законов о правах человека, и мы знаем, что правительства, согласно этим нормам, приняли на себя соответствующие обязательства, мы можем начинать оказывать давление на них в той или иной форме. В этом разделе показано, что почти все проявления несправедливости имеют отношение к правам человека: будь то бедность в какой-то области, нанесение ущерба окружающей среде, проблемы здоровья, условия труда, политические репрессии, избирательные права, генная инженерия, проблемы меньшинств, терроризм, геноцид и так далее. И даже сегодня количество проблем не перестает расти. 

Некоторые из проблем, связанные с применением законодательства, относящегося к правам человека, рассматриваются непосредственно в разделе «Вопросы и ответы». В нем даются краткие ответы на некоторые из наиболее общих и часто задаваемых вопросов о правах человека. Кроме того, в каждом разделе Главы 5 подробно рассматриваются все темы данного пособия. Если вам необходимо выяснить, как лучше защитить какое-то конкретное право, например, право на здоровье, на образование, или нормальные условия труда, вам будет полезно ознакомиться с основной информацией, посвященной конкретной проблеме.

Использование правовых механизмов

Мы рассмотрим правовые механизмы, которые были созданы для защиты различных сфер человеческих интересов. В Европе, а теперь и в Африке, Южной и Северной Америке, есть суд, который рассматривает жалобы о нарушении прав – Европейский Суд по правам человека (ЕСПЧ).  Даже если жалобы не подпадают под юрисдикцию Европейского Суда, как мы увидим, существуют и другие механизмы, позволяющие привлечь государства к ответственности за их действия и принудить их к исполнению своих обязательств в соответствии с соглашениями о правах человека. Нам легче от самого факта существования таких правовых норм, даже если не всегда есть правовые средства, чтобы принудить государства к их исполнению.

Лоббирование, проведение кампаний и акций

Важную роль в оказании давления на государства играют различные ассоциации, неправительственные организации, благотворительные общества и другие инициативные группы граждан. Эта тема стала содержанием раздела, посвященному роли активистов и НПО. Деятельность таких организаций особо важна для простых людей, и не только потому, что они занимаются делами конкретных людей, но и потому, что они дают обычному человеку возможность активно участвовать в защите прав других. В конце концов, эти ассоциации состоят из обычных людей! Мы также рассмотрим, как они действуют, чтобы улучшить положение с правами человека, а также некоторые примеры их успешных акций.

Были ли вы когда-нибудь участником кампании или акции в защиту прав человека?

Стань участником

В разделе 3 «Применение действий для прав человека» описывается, какими могут быть эти меры в условиях повседневной жизни, и приводятся примеры мероприятий, к которым вы сами могли бы приобщиться. Молодежные группы имеют огромный потенциал для давления на правительства и международные организации с тем, чтобы случаи нарушения прав человека попадали в поле зрения общественности. Приведенные примеры должны подсказать вам, какие меры может принять ваша группа, а также ближе познакомить вас с повседневной работой неправительственных организаций.

Дилеммы прав человека

Реализовать права человека ‒ это значит уметь преодолевать препятствия на этом пути. Во-первых, некоторые правительства, политические партии или кандидаты во власть, деятели социальной и экономической сферы, представители гражданского общества часто говорят «на языке прав человека», но при этом не берут на себя обязательств защищать эти права. Иногда причиной этому является непонимание того, какими должны быть стандарты прав человека. В других случаях речь идет об умышленном злоупотреблении и желании выставить себя поборником прав человека и создать себе положительный имидж в глазах всего мира. Во-вторых, правительства, политические партии и кандидаты во власть, гражданские активисты могут критиковать других за нарушение прав человека, но при этом сами не соблюдают стандарты прав, а это называется политикой двойных стандартов. В-третьих, могут быть случаи, когда права одних людей ограничиваются ради защиты прав других. Иногда это может быть справедливо, поскольку права человека не безграничны, но, осуществляя свои права, человек не должен мешать другим людям делать то же самое. Тем не менее, нужно быть бдительными и не допускать, чтобы «защита прав других людей» не стала простым предлогом для введения ограничений. Важно, чтобы мониторингом подобных случаев занимались представители гражданского общества и независимые судебные органы. В-четвертых, есть примеры, когда сама по себе защита прав одной группы людей может повлечь ограничение прав других, и это нужно отличать от приведенного выше примера ограничения прав. В таких случаях не всегда просто выступать в роли судьи. 

Коллизия прав

Права тоже могут конфликтовать между собой. «Коллизией прав» называются конфликты, которые могут возникнуть между разными правами человека, или в отношении одних и тех же прав, но применительно к разным людям. В качестве примера можно привести случай, когда двум пациентам, чтобы выжить, нужно новое сердце; но для трансплантации есть всего одно. В этом случае право на жизнь одного пациента вступает в коллизию с таким же правом другого пациента. Другой пример связан с эвтаназией, когда чье-то право на жизнь вступает в конфликт с его/ее правом умереть или быть избавленным от бесперспективного лечения. Это случаи конфликтов различных прав в отношении одного человека. В третьем случае представлены ситуации, когда в конфликт вступают различные права разных людей. Одним из примеров этого является случай, который рассматривался в Комитете ООН по ликвидации расовой дискриминации (см. дело «Еврейская община Осло против Норвегии»): в 2000 году группировка, называющая себя «Бутбойз» (Мальчики в сапогах) устроила марш в честь нацистского лидера Рудольфа Гесса. Участники были одеты в «полувоенную» униформу, а руководитель марша, г-н Терье Сьоли, произнес антисемитскую речь, после которой участники многократно изобразили нацистское приветствие и прокричали «Зиг хайль!» В данном случае имел место конфликт между правом г-на Сьоли на свободу самовыражения и правом еврейской общины не подвергаться дискриминации. Комитет ООН постановил, что в заявлениях г-на Сьоли содержались идеи расового превосходства и ненависти, и поэтому его крайне агрессивная речь не подпадает под защиту права на свободу самовыражения. 

Культурные традиции

Традиционные культурные обычаи отражают ценности и убеждения членов сообщества на протяжении многих поколений. У каждой социальной группы в мире есть специфические традиционные обычаи и верования: некоторые из них являются благом для всех членов сообщества, тогда как другие вредны для конкретных групп, например, женщин. К этим вредным обычаям относятся: женское обрезание; принудительное кормление женщин; раннее замужество; различные запреты и обычаи, не позволяющие женщинам контролировать свою фертильность; запреты, связанные с пищей; предпочтение сына и его влияние на статус девочек; убийство девочек; ранняя беременность; традиция выкупа или воровства невест. Несмотря на то, что из-за своей вредоносной природы такие обычаи нарушают международные нормы прав человека, они оказываются живучими, потому что тот, кто их практикует, не только не ставит их под сомнение, но и считает моральной ценностью. 
Управление Верховного комиссара ООН по правам человека

Ряд обычаев, которые негативно влияют на здоровье женщин и детей и нарушают международные стандарты прав человека, часто называют «вредными традиционными практиками». Это не означает, что все традиционные практики вредны и нарушают права человека, но если это происходит, мы должны заниматься их искоренением. Обычная практика во многих культурах – «договорные браки», при которых девушка, часто в очень юном возрасте, обязана выйти замуж (а мужчина жениться) за человека, выбранного ее семейством. (Отметим, что «договорной» брак и брак принудительный – это не одно и то же). Следует ли эту практику запретить ради защиты прав детей и молодежи, или это было бы неуважением культурной традиции? В качестве других примеров можно назвать продолжающуюся во многих странах практику женского обрезания. Тысячи людей страдают от последствий таких обычаев, и большинство людей, безусловно, считают их серьезным нарушением прав человека. Следует ли рассматривать женское обрезание как культурную особенность, к которой можно относиться «терпимо», или как нарушение права человека на физическую неприкосновенность и здоровье? 
 

 Защита «всех прав человека для всех» предполагает отказ от вредных традиционных практик. Никому не может быть отказано в правах человека и в достоинстве по признакам традиции и культуры; к тому же традиции и культуры не высечены в камне – они меняются и эволюционируют, и те, что были актуальны еще двадцать лет назад, часто не имеют смысла в глазах сегодняшнего поколения. Существующие вредные традиции также напоминают нам о том, что борьба за права человека опирается на образовательные программы и мероприятия. От многих вредных традиционных практик невозможно избавиться лишь путем репрессий и осуждения: чтобы добиться эффекта, требуется образование и участие всех заинтересованных лиц. Даже если конечная ответственность возложена на государства, подписавшие международные договоры по правам человека, вредные традиции выживают благодаря действиям отдельных людей при поддержке семей и окружающих. Их изменение не может быть навязано «сверху», для этого необходима постоянная воспитательная работа с семьями и общинами, ибо только так можно примирить права человека с тем, что считается специфическими культурными правами и обычаями.

Должны ли культурные ценности ставиться выше универсальности прав человека?

Ради благого дела

Иногда международное сообщество использует санкции, чтобы наказать режимы, которые считаются систематическими нарушителями прав человека. Такие санкции запрещают торговлю со страной-нарушителем с тем, чтобы оказать давление на ее правительство и заставить его пересмотреть свою политику. Решения об этих действиях иногда принимаются государством в одностороннем порядке, а иногда они обретают форму санкции Совета Безопасности ООН. Некоторые страны были полностью изолированы от мирового сообщества: так, Южная Африка была изолирована на долгие годы из-за ее отвратительной системы апартеида, и на десятилетия были введены санкции против Ирака, Северной Кореи, Ирана и других стран. Несомненно, последствия таких санкций ощущают на себе все люди, но больше всего от них страдает менее защищенная часть общества. Приемлема ли такая форма борьбы с нарушениями прав человека в каких-либо отдельно взятых странах?  В докладе «Ответственность по защите» Международной комиссии по вопросам вмешательства и государственного суверенитета звучит призыв к осторожности и делается упор на то, что превентивные меры лучше, чем ответные действия. Однако когда мировому сообществу нужно прибегнуть к «исключительным и чрезвычайным мерам» и «вооруженному вмешательству в целях защиты людей», оно оказывается на пороге массовой гибели людей или этнических чисток. Когда такое происходит, мировое сообщество декларирует следующие «Принципы осторожности»:

  • Благое намерение: Основная цель вмешательства, каковы бы ни были иные мотивы у вмешивающихся государств, должна состоять в том, чтобы прекратить или предотвратить страдания людей. Благое намерение легче осуществить совместными действиями с участием других сторон при поддержке со стороны регионального общественного мнения и самих страдающих людей.
  • Последняя инстанция: Военное вмешательство может быть оправдано только тогда, когда все невоенные варианты предотвращения или мирного разрешения кризиса были рассмотрены и есть веские основания считать, что они не приведут к желаемому результату.
  • Пропорциональные меры: Масштабы, продолжительность и интенсивность планируемого военного вмешательства должны быть минимально необходимыми для достижения поставленной цели ‒ защиты людей.
  • Разумные перспективы: Должен существовать разумный шанс на успех в достижении прекращения или предотвращения страданий людей, который быоправдал вмешательство; нужно оценить, какие последствия могут быть хуже – от вмешательства или бездействия. 

 

 

Что вы думаете об этих мерах предосторожности в связи, например, с реакцией международного сообщества на кровавую резню в Сребренице в 1995 году, проведенные НАТО бомбардировки Косово в 1999 году, или на интервенцию в Афганистан в 2001 году? Могут ли такие действия быть оправданы с точки зрения их конечных результатов, если они приводят к большому числу жертв?

Можно ли использовать защиту прав человека для оправдания военной кампании?

 В апреле 2001 Комиссия ООН по правам человека отвергла идею о том, что ради борьбы с терроризмом можно пожертвовать защитой прав человека. Резолюция 2001/24 осудила вооруженные нападения, связанные с конфликтом в Чеченской Республике Российской Федерации и нарушения гуманитарного права со стороны чеченских повстанцев, а также некоторые методы, применяемые в Чечне российскими федеральными силами. Резолюция призвала Российскую Федерацию создать соответствующую международным стандартам независимую национальную комиссию для расследования проявлений насилия.

Права человека меняются и развиваются

Не на все вопросы, поднятые в предыдущем разделе, есть четкие ответы: даже сегодня они остаются предметом яростных споров. В какой-то мере эти споры важны. Они свидетельствуют как о плюрализме в подходах, что является главным для идеи прав человека, так и о том, что права человека – это не наука, не застывшая «идеология», а развивающаяся область морально-этической и правовой мысли. Мы не можем ожидать, что ответы будут однозначными. Рассматриваемые проблемы сложны, и для их решения нужен сбалансированный подход, который поможет изучить каждый рассматриваемый случай в отдельности.  

Однако это не означает, что ответов нет вообще и что ни в одной области нет согласия. Таких областей много, и их число возрастает почти ежедневно. Когда-то проблема рабства вызывала дискуссии, а сегодня терпимость в этом вопросе больше не считается приемлемой, так как право на свободу от рабства теперь универсально признано как основное право человека. Женское обрезание, хотя и получает защиту в некоторых культурах, широко осуждается как нарушение прав человека. Такое же отношение и к смертной казни – по крайней мере, в Европе, где страны-члены Совета Европы либо отменили смертную казнь, либо ввели мораторий на приведение приговоров в исполнение. На деле отмена смертной казни в настоящее время является обязательным условием для членства в Совете Европы. По данным «Международной Амнистии», больше чем две трети стран мира отменили смертную казнь в своем законодательстве или на практике. При этом по состоянию на 2009 год 58 стран сохранили смертную казнь, но в большинстве своем ее не применяли.

Поэтому мы должны верить, что многие из этих вопросов также найдут свое решение. Тем временем мы можем включиться в дискуссию и вынести свое собственное суждение по спорным вопросам, помня о двух основных ценностях: равенстве и человеческом достоинстве. Если какое-то действие по отношению к любому человеку принижает его достоинство, значит, оно противоречит духу прав человека. 

Примечания

1Специальный докладчик ООН по вопросам традиционных культов, вредящих здоровью женщин и девочек.

 

20 интересных фактов об эмоциях

— 1 —

Эмоции работают незаметно для нас: они запускают когнитивные процессы (распознавание и аргументацию), физические ощущения, влияют на поведение.

— 2 —

Эмоции — самый сильный мотиватор. Именно они управляют нашим желанием выжить, размножаться, общаться и вести себя в соответствии с моральными устоями.

— 3 —

Мужчины испытывают те же самые эмоции, что и женщины. Просто нас учат выражать чувства по-разному.

— 4 —

Существует более сотни эмоций. И это только те, о которых мы точно знаем.

— 5 —

Семь базовых эмоций — это злость, грусть, страх, удивление, отвращение, восторг и счастье.

— 6 — 

Счастье — самая противоречивая эмоция. Почему? Потому что она может означать многое: радость, умиление, эйфорию…

— 7 —

Для того чтобы выразить полный спектр эмоций, природа наградила нас 43 мускулами, отвечающими за мимику.

— 8 —

Эмоции могут длиться от доли секунды до нескольких минут. Отрицательные эмоции мы испытываем дольше, чем положительные.

— 9 —

Настроение — нечто более длительное, чем эмоция. Мы можем пребывать в нём от нескольких минут до нескольких дней. Кроме того, оно влияет на то, как именно вы испытываете эмоции. Например, если вы не в духе, гнев заставит вашу кровь кипеть намного сильнее, чем обычно.

— 10 —

В русском языке есть выражение «кишками чувствую». Неспроста. Эмоции оказывают влияние на вегетативную нервную систему, которая контролирует базовые функции тела, например пищеварение, кровообращение, дыхание и сексуальное желание.

Daniel/Flickr.com

— 11 —

Эмоции универсальны. Выражения лиц жителей России и Зимбабве не отличаются при условии, что люди испытывают одинаковые эмоции. А вот триггеры чувств, конечно, разные.

— 12 —

Любовь — это не эмоция. Это состояние, в течение которого вы можете испытывать множество чувств: радость, грусть, тоску, злость…

— 13 —

Вы можете культивировать и менять собственные эмоции. За это нужно сказать спасибо префронтальной коре головного мозга. Вы можете забыть об эмоции, интерпретировать её по-своему или даже изменить её значение для себя, а значит — и реакцию на чувство.

— 14 —

Самосознание — это ключ ко всему. Чем раньше вы опознаете эмоцию, тем больше способов разобраться с ней у вас будет. Чтобы понять, как работает ваше сознание, попробуйте обратиться к медитации.

— 15 —

Если долго имитировать ту или иную эмоцию, например отвращение или злость, вас охватят эти чувства по-настоящему.

— 16 —

Эмоциональный интеллект важнее ума. По статистике, ваше финансовое благополучие на 85% зависит от ваших лидерских качеств, способности общаться и вести переговоры. И только на 15% — от эрудиции.

— 17 —

Ваши размышления насчёт справедливости, обязательств, силы, доброты и взаимопомощи выражаются в таких эмоциях, как сострадание, благодарность, смущение и трепет. Эти чувства развивались в человеке на протяжении тысяч лет. Так что мораль буквально воплощается в нас самих.

— 18 —

Только 1% людей способны полностью скрывать эмоции от других.

— 19 —

10% людей не знают, как именно они себя чувствуют. Это называется алекситимией. Из-за такой дисфункции человек не способен описать свои эмоции словами, отличить одно чувство от другого и понять настроение окружающих.

— 20 —

Люди, которые увлекаются инъекциями ботокса, всё равно могут испытывать эмоции. Этот убийца морщинок парализует некоторые мышцы лица, а потому иногда кажется, что человек перед тобой не чувствует вообще ничего. Но это неправда. А вот алекситимия у человека с ботоксом — это катастрофа.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Эвви Дрейк начинает больше

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Полный

В сонном приморском городке штата Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом спустя почти год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее взаперти, и Эвви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих самых страшных кошмарах, называют «криком»: он больше не может бросать прямо и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставило меня продолжать слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19

человеческих эмоций | СпрингерЛинк

‘) var buybox = документ.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove(«расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { var formAction = форма.получить атрибут («действие») form.setAttribute(«действие», formAction.replace(«/checkout», «/cart»)) document.querySelector(«#ecommerce-scripts»).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.querySelector(«.Информация о цене») var PurchaseOption = toggle.parentElement если (переключить && форма && priceInfo) { переключать.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный toggle.setAttribute(«aria-expanded», !expanded) form.hidden = расширенный если (! расширено) { покупкаВариант.classList.add («расширенный») } еще { покупкаOption.classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = window.fetch && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Ящик для покупок: ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) modal.domEl.addEventListener («закрыть», закрыть) функция закрыть () { форма.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(«/checkout», «/cart?messageOnly=1») ) form.addEventListener( «представить», Buybox.interceptFormSubmit( Буйбокс.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), консоль.лог, ), ложный ) document.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { документ.addEventListener(«keydown», функция (событие) { if (document.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие.preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var узкаяBuyboxArea = покупная коробка.смещениеШирина -1 ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (allOptionsInitiallyCollapsed || узкаяBuyboxArea && индекс > 0) { переключать.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } еще { переключить.щелчок() } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

Означают ли слова для эмоций, такие как «счастье» или «страх», одно и то же на всех языках?

Эмоции всегда казались одной из истинных человеческих универсалий.Кажется, что все люди плачут, когда нам грустно, и улыбаются, когда мы счастливы. Мы потеем от страха, наши сердца бьются от гнева и переполняются любовью. В сотнях языков со всего мира есть слова для обозначения таких понятий, как «печаль», «счастье», «страх», «гнев» и «любовь». Интуиция подсказывает нам, что эти понятия настолько распространены, потому что они относятся к базовым человеческим переживаниям, которые зашиты в нашу ДНК.

В течение многих десятилетий ученые-бихевиористы разделяли эти интуиция, написав, что определенные эмоции, такие как печаль, гнев и страх, были универсальный для всех людей.Психологи сосредоточились на кросс-культурном распознавания выражений лица, тогда как этнографы и лингвисты исследовали есть ли на разных языках переводы английских слов, таких как любовь.

Но должен мы ожидаем, что люди во всем мире будут концептуализировать эмоции, такие как «любовь» или «ненавижу» точно так же, просто потому, что мы можем указать на перевод в Словарь?

Должны ли мы ожидать, что люди во всем мире будут одинаково концептуализировать такие эмоции, как «любовь» или «ненависть», просто потому, что мы можем указать на перевод в словаре?

Наше исследование, недавно опубликованное в журнале Science, , предполагает, что эмоции могут быть менее универсальными, чем считалось ранее.При анализе значения слов, обозначающих эмоции, в 2474 языках мы обнаружили, что такие слова, как «гнев» и «страх», значительно различаются по своему значению в разных культурах, гораздо больше, чем цветовые понятия, такие как «красный» и «синий».

Мы смогли проанализировать такую ​​большую выборку языков, используя инструменты для работы с большими данными и сосредоточение внимания на явлении, известном как «колексификация». Колексификация относится к случаям, когда одно слово обозначает два или более понятия. Более часто, когда понятия колексифицируются носителями языка, это потому что эти говорящие считают, что эти понятия имеют одинаковое значение.Для например, русское слово рука есть употребляется для обозначения понятий «рука» и «рука», а английское слово «funny» объединяет понятия «странный» и «юмористический». Изучение колексификаций может таким образом иллюстрируют, как люди понимают концепции в разных культурах. Если языки всего мира объединили «жалость» с «сожалением», это предполагает что эти понятия имеют одинаковое значение для всех людей.

Опираясь на недавно обновленную лингвистическую базу данных, мы рассчитали большие сети колексификаций для глобальной выборки языков, начиная от английского и заканчивая турецким и китайским, включая даже небольшие языки, такие как ягуа (из современного Перу) и саха (из современного -день России).Мы обнаружили не универсальность, а широкое разнообразие паттернов колексификации. Для индоевропейских языков, таких как английский и другие западноевропейские языки, «любовь» ассоциировалась с такими словами, как «хочу» и «нравится», но для австронезийских языков на островах Тихого океана (например, Ява или Фиджи) и таканских языков Южная Америка (например, Такана, Яминауа) ассоциировалась с такими словами, как «жалость» и «горе».

Эмоции группируются по-разному в разных языках. Например, в индоевропейских языках «любовь» связана с такими словами, как «нравится» или «хочу», тогда как в австронезийских языках любовь связана с такими словами, как «жалость» и «горе».Источник: Jackson et al., Science .

Эмоции не менялись случайным образом по своему значению через культуры. Вместо этого языки, находящиеся в непосредственной географической близости, по-видимому, самое похожее понимание эмоций. Поскольку соседние языки больше контактов через исторические модели миграции, торговли и завоеваний, это говорит о том, что значение эмоций может быть общим для языковых группы.

Были также некоторые универсальные черты эмоций. Большинство примечательно, что все языковые семьи различали эмоции в первую очередь в зависимости от того, они были приятными или неприятными (т.грамм. «радость» или «страх»), и связаны с низким или высоким уровнем физиологического возбуждения (например, «грусть» или «грусть»). «злость»). Это говорит о том, что чувства позитива и возбуждения могут быть универсальные переживания, даже если смысл, который мы придаем этим основным чувствам, чувствителен к нашей культуре.

Наши результаты показывают, что, хотя для эмоций существуют универсальные строительные блоки, то, как мы конструируем определенные эмоции из этих строительных блоков, зависит от того, где мы живем и у кого учимся.

Наш результаты показывают, что, хотя, по-видимому, существуют некоторые универсальные строительные блоки для эмоций, таких как только что упомянутые положительные и отрицательные чувства, способ, которым мы строим конкретные эмоции от этих строительных блоков зависят от того, где мы живем и кого мы учимся от. «Удивление», «страх» и даже «любовь» могут означать совсем другое. вещи для жителей США, Турции и Фиджи.

Это исследование показывает, как язык открывает окно в человеческий разум.В среднем человек произносит около 16 000 слов в день, и многие из этих слов используются для обозначения и передачи нашего опыта. Теперь у нас есть инструменты для систематического анализа этого языка и сравнения того, как люди используют язык в разных культурах.

Эти идеи предполагают, что мы должны быть осторожны с переводными словарями, которые приравнивают такие слова, как английский любовь и турецкий севги .

Эти анализы могут раскрыть поразительные истины о нашей внутренней жизни, такие как универсальные и культурно специфичные способы, которыми мы переживаем и выражаем эмоции. Одной из потенциально увлекательных областей анализа может быть проверка того, коррелируют ли различные способы выражения эмоций людьми с помощью языка с различными физиологическими выражениями эмоций. Например, проявляют ли языки тихоокеанских островов более негативную физиологическую реакцию на сценарии, связанные с любовью, где она ассоциируется с «жалостью» и «горем», чем люди в Соединенных Штатах, где она ассоциируется с «нравится» и «хочу»?

По крайней мере, эти идеи предполагают, что мы должны быть осторожны с переводными словарями, которые приравнивают такие слова, как английский love и турецкий sevgi , или остерегаться предположений об общем опыте при взаимодействии с людьми из других культур.На более глубоком уровне нам также может понадобиться полностью пересмотреть наше отношение к человеческим эмоциям. Все люди могут иногда дрожать и улыбаться другим, но это не обязательно означает, что улыбка и дрожь означают одно и то же для всех людей.

Человеческие эмоции — это личные повествования — Наутилус

Для своей следующей книги Джозеф Леду знал, что ему нужно углубиться. Он должен был вернуться в прошлое, далеко назад, на 3,5 миллиарда лет назад. Автор основополагающих книг Эмоциональный мозг , за которым последовали Synaptic Self и Беспокойство , почувствовал недостающий элемент в этих книгах о том, как анатомия и функции мозга формируют человеческое поведение и эмоции.Этим элементом была эволюция. В своей новой книге «Глубокая история нас самих: четырехмиллиардная история того, как мы получили наш сознательный мозг » Леду возвращает читателей к зарождению жизни на Земле, чтобы показать, чем наш разнородный мозг сегодня обязан хитрости. выживания простейших.

«Я начал спрашивать: «Как далеко в эволюции уходит способность обнаруживать опасность и реагировать на нее?» — сказал он мне в недавнем интервью в своем доме в Нью-Йорке. Леду руководит Институтом эмоционального мозга при Нью-Йоркском университете.В своих исследованиях и предыдущих книгах он показал, что процессы человеческого мозга, которые обнаруживают опасность и реагируют на нее, отличаются от сознательного переживания самого страха. «Я чувствовал, что мне нужно больше узнать об этом процессе», — сказал он. «Я хотел узнать, чему одноклеточные организмы учат нас об эмоциях».

ВОПРОС О БАЛАНСЕ: «Мы живем в биологическом равновесии с животными и растениями», — говорит Джозеф Леду (вверху). «С той скоростью, с которой мы уничтожаем виды растений и животных, равновесие будет смещаться, и каждый раз, когда равновесие смещается, возникают новые структуры власти.«Учитывая, что мы — вид, способный восстановить равновесие в природе, будущее зависит от нас. Diemut Strebe

«Глубокая история нас самих» ведет читателей из прошлого в настоящее по удивительно легко читаемому пути, определяемому короткими главами, вымощенными прозрениями. Аргумент Леду заключается в том, что наши эмоциональные системы делают нас уникальными людьми. Он пишет, что «есть убедительные доказательства того, что одни и те же системы мозга контролируют поведение, связанное с выживанием, у людей и других млекопитающих, но это не те системы, которые ответственны за сознательные чувства, которые мы испытываем, когда занимаемся таким поведением.Эти сознательные чувства принадлежат только людям.

Леду осознает, что его аргументация противоречит аргументам многих экспертов по животным, таких как Франс де Ваал и Джейн Гудолл, чья работа подчеркивает связь между эмоциями нечеловеческих приматов и нами. Как вы увидите в «Каверзной проблеме чужого разума», статье Леду в главе этой недели в «Наутилус », Леду тщательно разъясняет и документирует, чем люди отличаются от других животных в своей эмоциональной жизни и опыте.

В моем интервью с Леду я попросил его сосредоточиться на распространенном неправильном восприятии эмоций, как он их видит, и прояснить для нас, что отличает нас от других животных. Он сделал именно это, с терпением и страстью.

Какая самая распространенная концепция эмоций?

Что это состояния, которые мы разделяем с животными, и они управляют нашими поведенческими реакциями. Дарвин сказал, что эмоции — это психические состояния, которые мы унаследовали от наших предков-животных. Предполагается, что когда мы реагируем на опасность, например, замираем или убегаем, это происходит потому, что мы боимся.Когда мы чувствуем удовольствие, это потому, что мы съели что-то вкусное. Это правда, что эти состояния сопровождаются подобным поведением, но вопрос в том, вызывают ли состояния такое поведение?

А они? Влияют ли эмоциональные состояния на наше поведение?

Многие исследования, в том числе и мои, показывают, что это не так. Возьмем пример подсознательной стимуляции. Если вы предъявляете людям стимулы таким образом, что они не могут сознательно их распознать, у них все равно есть реакция на них. Одно из первых исследований было проведено в 1950-х годах.После пассивного воздействия визуальным стимулом сердце человека забилось быстрее, даже если у него не было страха или какого-либо сознательного переживания того, что это был за стимул.

В нашем языке есть 36 слов для обозначения страха и беспокойства.

Другим примером является слепое зрение, когда пациенты не видят стимулы в слепом пятне, но ведут себя так, что показывают, что стимулы воспринимаются мозгом. Если человек со слепым зрением увидит изображение змеи, его сердце забьется быстрее, а ладони вспотеют, но он не будет знать, что есть стимул, и у него не будет никакого страха.Страх — это не то, что его вызывает. Тот же самый стимул поступает в мозг, но он направляется в один набор цепей для создания ответов, а в другие цепи — для создания опыта.

Почему страх универсален, если он не врожденный?

Универсальна опасность, а не страх. Поскольку опасность должна быть важной в жизни каждого человека, независимо от того, к какой культуре он принадлежит, у него будет система понимания этого в рамках своей культуры. У них будет слово для этого или несколько слов для этого.В нашем языке есть 36 слов для обозначения страха и беспокойства. Таким образом, опыт, который возникнет, будет определяться культурой и будет определяться лично.

Так что же такое эмоция?

Это сознательное осознание того, что с вами происходит что-то психологически или биологически важное. Эволюция дала нам эти поведенческие реакции на раздражители, но это еще не эмоции.

Почему мы развили эмоции?

Я думаю, что эмоции возникают так же, как Стивен Дж.Гулд описывал некоторые вещи как экзаптации, что является своего рода вариацией его более известного термина «спандрель». Перемычка — это то, что существует без функции, и он использовал так называемые перемычки в Сан-Марко и Венеции, арки в архитектуре, которые создавали пространство, куда можно было поместить картины или цветы. Они не были предназначены для этого, но поскольку они существовали, их было полезно использовать. Хорошим примером экзаптации является то, что перья первоначально возникли у птицеподобных рептилий для обогрева, но затем они были приспособлены для полета в крыльях.

Как эмоции экзаптируются?

Я вижу эмоции как результат других экзаптаций. Один — язык. У нас были определенные виды коммуникативных навыков, и мы сочетали их с другими способностями, такими как иерархическое реляционное мышление, способность совершать мысленные путешествия во времени, проецировать себя в прошлое и будущее.

Важной частью этих идей является я. У меня есть девиз: «Нет себя, нет страха». Если вы не знаете, что находитесь в опасности, то вы не будете испытывать страх.Вы можете реагировать на это, вы можете защитить себя, но пока вы не узнаете, что это вы, это не сознательный опыт, который вторгается в ваш разум. Стимул опасности проникает в мозг. Но один набор цепей будет производить ответы, а другие — генерировать опыт. Теперь ответы будут способствовать опыту, но не определять его.

Другие ученые утверждают, что эмоции — это более запрограммированные схемы в нашем мозгу. Они говорят, что мы можем читать эмоции на лицах людей, потому что они означают эти укоренившиеся эмоции.Почему они ошибаются?

Это разница между корреляцией и причинно-следственной связью. Выражения лица являются врожденными, и они часто возникают, когда мы боимся или счастливы, или какая-то другая основная эмоция, о которой идет речь. Но в мозгу, я думаю, они контролируются отдельно. Так что страх не вызывает гримасу или что-то еще, что вы бы назвали выражением лица страха. Эти вещи происходят параллельно, а не последовательно.

Итак, если кто-то улыбается, разве я не прав, говоря, что он счастлив?

Если бы вы сделали это, вы, вероятно, были бы правы много раз.Но в случае со страхом есть случаи, когда мы можем отделить эти вещи. Я подозреваю, что вы могли бы сделать это и с другими эмоциями. Во многом мы можем сделать это так хорошо в случае со страхом потому, что для его изучения есть хорошие модели животных. Мы знаем, что схема, лежащая в основе поведенческих и физиологических реакций на опасность, почти одинакова у нечеловеческих животных и людей.

А это миндалевидное тело, верно?

Справа.

Я думаю, что в основном разум — это генератор повествования.

Что такое миндалевидное тело?

Миндалевидное тело — это небольшая область в височной доле. Мы говорим «миндалина», но есть две миндалевидные тела. Миндалины. Традиционно его считают центром страха, за идею, за которую я частично, а может быть, и в значительной степени ответственен в своей книге «Эмоциональный мозг ». Но я немного небрежно выразился, хотя тогда я говорил, что миндалевидное тело — это имплицитный контур страха, а явный страх, сознательный страх — это корковый процесс.Тем не менее, со временем миндалевидное тело стало обозначать центр страха, а не имплицитный центр страха, и это то, что я пытался исправить.

Миндалевидное тело — это не то место, где вы сознательно испытываете страх. Это всего лишь промежуточная станция в потоке информации от сенсорных систем к моторным системам. У вас может быть человек с повреждением миндалевидного тела, который все еще может чувствовать страх. Учитывая этот факт, миндалевидное тело не может вызывать страх. Это поведенческие реакции, но не переживание страха.Допустим, у ваших ног змея. Этого, вероятно, достаточно, чтобы активировать схему страха в ваших цепях и начать формировать представление о ситуации, в которой вы находитесь. Затем это представление становится основой сознательного опыта.

Мы не осознаем фундамент, верно?

Справа. Большая часть того, что делает мозг, не осознается. Вплоть до того момента, когда что-то пересекает этот порог сознания, оно не является сознательным. Таким образом, каждый сознательный опыт основан на потоке информации, который не является сознательным и каким-то образом достигает порога.Итак, эти схемы бессознательны, но они относятся к тому типу вещей, которые могут возникнуть.

Откуда вы знаете, что вы правы?

Не знаю. Но мои исследования по этому вопросу восходят к моей докторской диссертации. в 1978 г. Моя докторская степень. все исследования были посвящены пациентам с расщепленным мозгом и сознательным переживаниям. Я хотел понять, как можно справляться с бессознательным поведением одновременно с этим сознательным опытом. Мы генерировали поведение в правом полушарии пациентов, а затем спрашивали левое полушарие: «Почему вы это сделали?» И левое полушарие генерировало бы объяснение, даже если бы не имело ни малейшего представления.Итак, существует идея этих нарративов, возникающих в результате наблюдения за вашим поведением, потому что это вызывает когнитивный диссонанс, если вы видите поведение, которого не совершали. У нас есть свобода воли. Мы контролируем свое поведение, и если мы не контролируем свое поведение, что-то не так. Так вот откуда эта идея нарративов. Я думаю, что в основном разум — это генератор повествования. Все дело в создании ментальных моделей ситуаций.

Объяснить что?

Чтобы объяснить, что мы делаем и почему мы это делаем.Другое дело мотивация. Мы знаем, что делаем, мы это видим. Но почему мы это делаем, менее ясно. Поэтому мы часто вынуждены придумывать объяснение своей мотивации, потому что тогда мы чувствуем, что отвечаем за себя.

Это объяснение субъективно? Будет ли это субъективно для каждого человека?

Абсолютно.

Значит, эмоции — это всего лишь субъективные нарративы?

Они есть.

Вы не согласны с учеными, утверждающими, что у животных есть эмоции.Почему у животных нет эмоций, сравнимых с нашими?

Я знаю, меня обвиняют в том, что я говорю, что у животных нет эмоций. Я этого не говорю. Я говорю, что все, что у них есть, у них нет того, что есть у нас. У каждого человека есть человеческий мозг. У каждого животного есть свой мозг. И они разные. Некоторые части мозга, участвующие в концептуализации эмоций, обладают уникальными свойствами человеческого мозга. Он основан на различии между аутоноэтическим и ноэтическим сознанием, на идее, которую дал нам Эндель Тульвинг в отношении памяти, и которую я использую для распространения на эмоции.

Архитектура языка сделала возможными эмоции.

Что такое автоноэтическое сознание?

Это сознание, в котором участвует самость. Самость является субъектом, а не объектом. Чтобы иметь эмоцию, как я уже упоминал, ваше «я» должно быть вовлечено. Животные могут иметь прошлую память и перспективное познание. Они могут проецировать и переживать то, что произойдет в будущем. Но вопрос в том, смогут ли они вложиться в это? Даже лучшие специалисты в области изучения животных говорят, что не знают, могут ли животные иметь такое же самоощущение, как люди.Думаю, это правильный подход.

В своей недавней книге « Mama’s Last Hug » Франс де Ваал пишет: «Эмоции подобны органам. Все они необходимы, и мы делимся ими с другими млекопитающими». Далее он говорит: «Все эмоции являются биологическими и существенными. Ни один из них не является более простым, чем другие, и ни один из них не является уникальным человеком». Что вы думаете об этом заявлении?

Я согласен с ним в том, что ни один из них не является более простым, чем другие, но у них есть уникальный человеческий смысл.Животные обладают семантическими знаниями, но не в смысле слов, а в смысле фактов. В жизни животных много фактов. У них есть факты о том, где есть еда, и у них может быть соответствующий опыт. Но есть ли у них ощущение себя, которое позволяет им знать, что это они переживают опыт?

Правда ли?

Нет. Я как психологическая сущность отличается от Я как объективного тела. Многие животные могут иметь телесное самоощущение. Они отличают свое тело от другого тела или другого животного.Но у них нет психологического ощущения, что они владеют своим телом, что это нечто, что они осознают как владение своего разума.

Джейн Гудолл и Темпл Грандин постоянно говорят, что у животных есть чувства.

Да, но на основании чего? Ничего.

На том основании, что у нас схожая анатомия.

Я утверждаю, что анатомия — это неправильная анатомия, что эмоции — это когнитивные состояния в высших областях мозга, в префронтальной коре, с цепями и клеточными компонентами, которых нет у других животных.

Какой у нас есть компонент мозга, которого нет у животных?

Фронтальная стойка. 1 Это уникальная область человеческого мозга. У других приматов, некоторых человекообразных обезьян есть какая-то крошечная версия лобного полюса. Но в человеческом мозгу есть уникальный аспект, связанный с концептуализацией более высокого порядка. Моя точка зрения заключается в том, что эмоции — это концептуализация более высокого порядка, поэтому я вкладываю туда свои деньги.

 Разве наш язык тоже не отличает нас от животных?

Да, но это не значит, что все дело в словах или в чем-то конкретном в языке, за исключением того, что язык перенастроил наш мозг, чтобы мы думали по-другому.Дэниел Деннет сказал: «Язык прокладывает пути, по которым могут путешествовать мысли». Это позволяет нам делать самые разные вещи, например, за долю секунды моделировать, кто что с кем будет делать в социальной ситуации. У нас есть синтаксис, который анализирует такие вещи.

Вы хотите сказать, что нам нужен язык для эмоций?

Нам нужна архитектура языка, потому что это одна из тех экзаптаций, которые сделали возможными эмоции.

Значит, у животных нет языка?

У них есть общение, но не язык.

Значит, это также объясняет, почему животные не могут испытывать эмоции?

У них не может быть того, что мы называем эмоциями, или нашего понимания эмоций.

Гнев, стыд, ревность?

Они могут вести себя соответствующим образом. А вот есть ли у них опыт — это вопрос. И если бы они были, как бы вы узнали? Их нельзя спрашивать, потому что они только и делают, что ведут себя. Вот в чем дело. Человек может сделать две вещи, чтобы отреагировать на сознательный стимул.Вы дарите мне яблоко, я могу сказать: «Это яблоко», или я могу взять яблоко. Я могу вербально или невербально реагировать на то, что осознаю. Но если я чего-то не осознаю, я могу ответить только невербально. Я не могу дать устный ответ. У животных нет такой альтернативной реакции, отличной от невербальной. Все, что у них есть, это невербальное. Я не говорю, что у них чего-то нет, но с научной точки зрения, как вы это изучаете?

Если бы читатели ушли из Глубокая история нас самих только с одной идеей, какой бы вы хотели, чтобы эта идея была?

Что мы не можем принимать очевидное за факт.Просто потому, что вещи кажутся определенным образом, не означает, что они таковыми являются. То, что мы бежим от медведя и в то же время боимся, не означает, что наше поведение и эмоции имеют одну и ту же причину. Чтобы понять причины, мы должны изучить их. Мы не можем просто изучить их психологически. Мы должны выяснить, что происходит в мозгу. Когда мы это делаем, мы видим, что эти вещи контролируются в мозгу отдельно. Они взаимодействуют, но в основном они запускаются отдельно. У одного есть эволюционная история, которую мы можем проследить до начала жизни, а у другого есть нечто уникальное для нашего вида.

Кевин Бергер является редактором Nautilus .

Основная иллюстрация: miniwide / Shutterstock

Сноски

лобный полюс в мозгу человека.

Получить информационный бюллетень Nautilus

Самые свежие и популярные статьи доставляются прямо на ваш почтовый ящик!

  • Кевин Бергер

    Опубликовано 28 августа 2019 г.

Как эмоции обманывают ваш мозг

Как работают эмоции? Это может показаться странным вопросом, поскольку все мы каждый день испытываем эмоции: радость от встречи со старым другом, грусть от просмотра трагического фильма, страх потерять тех, кого мы любим.

Эмоции кажутся автоматическими. Ваше сердце пропускает удар, ваши нервы танцуют, ваше лицо движется знакомым образом, и вы увлечены опытом. Тем не менее, с научной точки зрения, что такое эмоции на самом деле?

На протяжении веков известные мыслители, такие как Платон, Аристотель, Дарвин и Фрейд, а также бесчисленное множество других ученых пытались объяснить эмоции, используя здравый смысл. Эмоции кажутся естественными и неконтролируемыми, рассуждал он, поэтому они, безусловно, должны быть заложены в нас с рождения.

Однако в последние годы область нейробиологии — изучение того, как человеческий мозг создает человеческий разум, — резко возросла. С этим интересом пришли интенсивные исследования и возобновление дебатов о природе эмоций.

Несколько десятилетий назад ученые могли только догадываться, как мозг формирует наши эмоциональные переживания. Однако теперь мы можем использовать визуализацию мозга, чтобы безвредно заглянуть внутрь головы. Это позволяет нам наблюдать нейронную активность, момент за моментом, внутри живых людей.

А когда дело доходит до эмоций, то, что мы видим в этих мозгах, кажется, бросает вызов здравому смыслу.Эмоции — это не то, что думает большинство людей.

Подробнее:

Вот что я имею в виду. Предположим, вы идете по лесу и видите медведя, и вам сразу же становится страшно. Что произошло внутри вас? Традиционное объяснение выглядит так. Как только вы увидели медведя, какая-то выделенная часть вас — например, «схема страха» в вашем мозгу — начала действовать, заставляя ваше тело реагировать заранее определенным образом. Ваше сердце забилось быстрее, ваше кровяное давление подскочило, а на вашем лице появилось выражение страха, которое, как говорят, является универсальным для всех человеческих культур.

Согласно этому классическому взгляду на эмоции, возбуждающая цепь страха, телесные изменения и выражение лица предположительно образуют отчетливый, поддающийся обнаружению «отпечаток пальца», который отличает страх от всех других эмоций. Предположительно, этот отпечаток передался людям в процессе эволюции вместе с отпечатками других эмоций.

Время смены

Какой бы убедительной и интуитивной ни была классическая точка зрения, она не может быть правильной. Ученые безуспешно искали отпечатки эмоций на лице, теле и мозгу более 100 лет.

Время от времени вы будете видеть новости о том, что ученые нашли отпечатки счастья, печали, гнева, страха или других эмоций у людей или других животных, но когда другие ученые повторно проверяют эти утверждения, они неизменно не выдерживают критики. Например, в течение многих лет ученые считали, что «цепь страха» мозга представляет собой область, называемую миндалевидным телом.

Если вы погуглите «страх миндалевидного тела», вы все равно найдете тысячи статей, в которых содержится это утверждение. Тем не менее, это неправда.Теперь мы точно знаем, что некоторые люди, у которых отсутствует миндалевидное тело, все еще могут испытывать страх. Мало того, миндалевидное тело участвует в десятках других психических функций (таких как мышление, память, эмпатия и все другие эмоции), так что это явно не цепь страха. То же самое можно сказать и о любой другой области мозга, которая когда-либо считалась домом для эмоции.

Основная проблема классического взгляда на эмоции заключается в том, что эмоциональная жизнь слишком разнообразна, чтобы ее можно было свести к набору универсальных отпечатков пальцев.Ваши глаза расширяются каждый раз, когда вы боитесь? Ты всегда задыхаешься? Конечно, нет. Люди, испытывающие страх, могут кричать, плакать, смеяться, закрывать глаза, сжимать кулаки, махать руками, бить руками, падать в обморок или даже стоять неподвижно.

Согласно недавнему статистическому анализу многих исследований, мы также улыбаемся лишь примерно в 12% случаев, когда мы счастливы, и хмуримся в 28% случаев, когда злимся. Другое исследование младенцев показало, что их мимика практически неотличима от страха и гнева.Никакая эмоция не имеет ни единого отпечатка пальца в теле. Напротив, разнообразие является нормой.

Народ химба не связывает смех с эмоцией — они просто воспринимают человека как смеющегося © Getty Images

Мало того, в разных культурах разные эмоции. Например, в немецком языке есть три разных гнева с разными значениями, в то время как в русском языке их два, а в мандаринском диалекте пять.

Во многих культурах есть эмоции, которые не переводятся на английский язык.У народа ифалук в Микронезии, например, есть эмоция «фаго», которая может означать любовь, сочувствие, жалость, печаль или сострадание, в зависимости от контекста. Еще более интригующим является то, что в некоторых культурах нет единого понятия «эмоции» для событий, которые жители Запада воспринимают как эмоциональные.

Одним из примеров является народ химба из Намибии. Когда вы видите, что кто-то смеется, вы можете понять, что он счастлив или удивлен, но химба просто заметит, что человек смеется. Они не воспринимают смех в ментальных терминах.Во всем мире огромное разнообразие эмоциональной жизни слишком велико, чтобы его можно было объяснить с классической точки зрения.

Итак, как создаются эмоции?

Ответ на вопрос о том, как создаются эмоции, противоречит здравому смыслу, потому что человеческий мозг — мастер обмана. Подобно волшебнику, он создает невероятные переживания, такие разнообразные, как радость, зависть, любопытство и гнев, не раскрывая, как он это делает. Но благодаря недавним достижениям в области визуализации мозга, которые позволяют ученым наблюдать за тем, как живой мозг думает, чувствует и воспринимает свое окружение, у нас теперь есть довольно хорошее представление о секретной технике мозга для создания эмоций.

Самая важная задача вашего мозга — поддерживать жизнь вашего тела. Для этого он посвящает большую часть своего времени предсказанию того, что произойдет дальше, поэтому ваше тело может быть готово к любым непредвиденным обстоятельствам.

Исследования показывают, что ваш мозг тратит от 60 до 80 процентов своей энергии на предсказание. В каждый момент ваш мозг выдает тысячи прогнозов за раз, основываясь на прошлом опыте, и выигрывают (обычно) те, которые соответствуют ситуации в следующий момент. Когда вы идете, например, каждый раз, когда вы поднимаете ногу, чтобы сделать следующий шаг, ваш мозг предвидит, как ваша нога приземлится.Если ваш мозг поймет это неправильно, вы можете споткнуться. Если вы когда-нибудь были в аэропорту на движущейся дорожке и спотыкались, когда спускались (или последний шаг казался странным), вы знаете, как ощущается ошибка предсказания.

Ваш мозг также делает прогнозы о других людях в мире. Исследования показывают, что когда вы встречаете незнакомцев, вы больше любите их и больше доверяете им, когда движения их лиц (например, улыбки или хмурые взгляды) совпадают с догадками вашего мозга. Примечательно, что вы даже сознательно видите их лица быстрее!


Послушайте наше интервью с доктором Лизой Фельдман-Барретт в подкасте Science Focus


Помимо предсказаний о мире, ваш мозг также делает их о вашем теле, чтобы вы оставались живыми и здоровыми.Он прогнозирует, когда ваше сердце должно ускоряться или замедляться, когда ваше кровяное давление должно повышаться и падать, когда ваше дыхание должно углубляться и когда вам нужно больше соли, сахара, воды или гормонов, и пытается удовлетворить эти потребности до того, как они возникнут. Это похоже на ведение бюджета для вашего тела, но вместо денег используется биологическая валюта.

Этот процесс составления бюджета продолжается всю вашу жизнь, и большую часть времени вы об этом не подозреваете. Но он производит то, что вы хорошо знаете: ваше настроение.

Каким-то образом в результате таинственного процесса, который никто не понимает, физические движения внутри вашего тела становятся ментальными. В целом вы чувствуете себя приятно, неприятно или где-то посередине. Вы чувствуете себя спокойным или взволнованным. Ваше настроение подобно барометру здоровья вашего тела. Оно с вами каждое мгновение вашей жизни, хотя большую часть времени оно находится на заднем плане, и вы его не замечаете.

Этот же процесс порождает ваши эмоции совершенно вне вашего сознания. Вернемся к нашему примеру с медведем в лесу.Когда вы идете по лесу, ваш мозг каждую секунду выдает тысячи прогнозов, основанных на прошлом опыте. Он предугадывает каждый шаг, хруст сухих листьев под ногами и вид зелени над вами. Он прогнозирует частоту сердечных сокращений и дыхания, которые вам понадобятся, чтобы поддерживать темп.

Ваш мозг даже выдает прогнозы о животных, соответствующих обстановке, таких как медведи, и подготавливает ваше тело к встрече с ними. Он посылает сигналы вашему сердцу, чтобы оно билось быстрее, легким, чтобы дышать глубже, и так далее, и подготавливает ваше тело к бегу.В то же время ваш мозг угадывает, что вы будете чувствовать через мгновение, когда начнете бегать, и создает возбужденное настроение.

Весь этот набор предсказаний исходит из вашего прошлого опыта страха. Итак, если в следующий момент появится настоящий медведь, вы уже начнете бежать и испытывать страх. Вот почему в этой ситуации страх кажется таким автоматическим, как рефлекс. Ваш мозг объясняет ощущения вашего тела и запускает ваши движения до того, как вы это осознаете.

Больше, чем чувство

А если медведя нет? Это ошибка предсказания, и вы останетесь с чувством возбуждения без видимой причины. Если вы когда-нибудь гуляли по лесу ночью и внезапно вздрогнули без видимой причины, вы сталкивались с этим.

Есть даже любопытная третья возможность, что медведя нет, но вы все равно видите медведя, на мгновение. Вы, вероятно, тоже испытали это. Вы когда-нибудь видели человека, которого вы думали, что знаете, но потом поняли, что это незнакомец? То же самое.Ваш мозг предсказал кого-то из ваших знакомых, основываясь на прошлом опыте, и всего на секунду вы его увидели.

Короче говоря, эмоции — это лучшие предположения вашего мозга о том, что означают ощущения вашего тела, исходя из вашей ситуации. Когда ваше лицо становится горячим, когда водитель подрезает вас в пробке, вы можете воспринимать жар как гнев. Если вы чувствуете такое же горячее лицо, когда находитесь в нескольких дюймах от первого поцелуя, вы можете воспринять это как волнение. Или, если вы испытываете то же ощущение, когда выходите из моря и понимаете, что ваш купальный костюм упал, вы можете испытывать смущение.

Ваш мозг по-разному придает смысл одному и тому же ощущению, в зависимости от контекста. Так создаются эмоции. Они не заложены при рождении. Они строятся в данный момент.

Подробнее:

В некотором смысле ваши эмоции бессознательно формируются из трех компонентов: бюджета вашего тела, вашей текущей ситуации и прогнозов из прошлого опыта. Если вы измените любой из этих ингредиентов, вы сможете взять под контроль свои эмоции. Я не говорю, что это легко, но это возможно.

Изменить бюджет тела — самый простой из трех (но опять же, не легкий). Питайтесь правильно, высыпайтесь и регулярно занимайтесь спортом, и вашему мозгу не придется так усердно работать, чтобы поддерживать баланс тела. Это означает, что ваше настроение будет менее негативным, и у вашего мозга будет меньше возможностей создавать неприятные эмоции.

Вы можете изменить второй ингредиент, вашу текущую ситуацию, разными способами. Вы можете напрямую изменить свое окружение, переместившись в другое место, например, выйдя из комнаты или прогулявшись.Если это невозможно, вы можете косвенно изменить свое окружение, обращая внимание на другие вещи вокруг вас, то есть проявляя осознанность.

Третий компонент, ваши предсказания из прошлого опыта, изменить труднее всего, потому что изменить свое прошлое невозможно. Тем не менее, если вы будете действовать в настоящем, вы сможете изменить предсказания своего мозга в будущем, изменив свои будущие эмоции. Например, в моей семье мы придумали идею, которую назвали «эмоциональный грипп».

Вы когда-нибудь чувствовали себя несчастным, как будто вы ужасный человек, все вас ненавидят, и миру придет конец… но на самом деле в вашей жизни нет ничего плохого? Это эмоциональный грипп — у вас неприятные физические ощущения, вероятно, из-за нарушенного бюджета тела, и ваш мозг сконструировал всевозможные негативные объяснения, которые являются глубоко личными.

Ваш мозг должен постоянно балансировать бюджет вашего тела, чтобы поддерживать ваше здоровье. Если что-то пойдет не так, это может повлиять на ваше настроение и вызвать плохие эмоции. Питайтесь правильно, высыпайтесь и регулярно занимайтесь спортом, чтобы протянуть руку помощи вашему мозгу © Getty Images

Чтобы справиться с этими чувствами, нас вдохновил настоящий грипп. Вирус гриппа не является личным — он просто поселяется в ваших легких. Точно так же мы усердно работали над тем, чтобы рассматривать несчастье как чисто физическое и лечить симптомы с помощью сна, прогулок, упражнений, объятий или чего-то еще, что работает.

Многократно меняя ситуацию с личной на физическую, я и моя семья изменили прогнозы нашего мозга на будущее, облегчив создание безличного, непредвзятого, эмоционального гриппа. Сначала это было сложно сделать, но с практикой стало легче, и мы передали идею друзьям, которые также добились успеха.

Я не говорю, что вы можете изменить несколько прогнозов и вылечить серьезное расстройство, такое как тревога или депрессия, но можно добиться ощутимых улучшений в своей жизни.Тем не менее, такой способ мышления об эмоциях действительно имеет значение для понимания психических заболеваний.

На протяжении сотен лет люди проводили границу между психическими и физическими заболеваниями. Рак, сердечные заболевания и диабет рассматриваются как расстройства тела, а депрессия и тревога часто рассматриваются как психические заболевания. Но теперь мы знаем, что ваш мозг постоянно регулирует бюджет вашего тела, и когда бюджет в минусе, вы чувствуете себя плохо.

Это говорит о том, что проблемы с обменом веществ, традиционно связанные с телом, лежат в основе психических заболеваний, связанных с настроением, таких как депрессия и тревога.Это также помогает объяснить, почему физические болезни, такие как диабет и сердечные заболевания, имеют стойкие симптомы настроения. Граница между физическим и психическим более проницаема, чем считалось ранее, и понимание этого является ключом к поиску новых путей профилактики и лечения.

Новый внешний вид

Этот новый взгляд на эмоции предполагает нечто важное в отношении искусственного интеллекта. Можно ли построить машину, которая сможет читать эмоции людей? Такие компании, как Facebook, Google и Microsoft, делают ставку на то, что ответ положительный.Они тратят миллионы долларов на исследования, чтобы обнаруживать эмоции с помощью программного обеспечения, исследуя лица и тела, когда их владельцы испытывают эмоции.

Но эмоции не читаются только по лицу и телу, потому что у эмоций нет отпечатков пальцев, а разнообразие — это норма. Это означает, что эти подходы задают принципиально неправильные вопросы. Технологические компании должны включать больше данных о контексте человека и учитывать разнообразие реальных эмоций.

Более сложный вопрос: можем ли мы создать компьютер, способный чувствовать эмоции? Наш новый взгляд на эмоции предлагает интригующую возможность.Если эмоция частично создается за счет регулирования бюджета тела, то для того, чтобы машина испытывала эмоции, она должна иметь что-то вроде тела. Не обязательно человеческое тело, но набор сложных взаимодействующих систем с энергетическими потребностями, которые необходимо поддерживать в равновесии. (Несомненно, некоторые умные программисты ИИ смогут найти решение.) Это приблизит нас к созданию машины, которая может чувствовать и сопереживать.

  • Эта статья была впервые опубликована в мае 2018 года.

Насколько человеческие эмоции похожи на эмоции других позвоночных и как эмоции помогают организовать мысли, действия и социальную жизнь? | Evolution: Education and Outreach

В этой книге Франс де Вааль ставит перед собой две основные цели.Во-первых, он стремится показать, насколько человеческий спектр эмоций (и наши способы справляться с ними) очень похож на спектр эмоций шимпанзе и, в меньшей степени, на спектр других социальных позвоночных, в частности на капуцинов, слонов, собак и крыс. . Во-вторых, он стремится продемонстрировать адаптивную ценность этих эмоций — в реагировании на кризисы, поддержании социальной сплоченности и социального порядка и даже в эффективном рассуждении. Он также показывает, как их сходство с человеческими эмоциями показывает, сколько страданий промышленное сельское хозяйство, в отличие от традиционного мелкого земледелия, причиняет коровам, свиньям и курам, которых оно «производит».Здесь невежество и экономический детерминизм извратили то, как фермеры обращаются с животными, от которых мы зависим в плане еды.

В этой красиво написанной книге Де Ваал (стр. 1) фокусируется на отношениях между выражением эмоций, языком тела и социальной динамикой. Дарвин (1872) показал, что одна и та же эмоция вызывает одинаковое выражение лица у людей всех рас и обычно вызывает сходное выражение лица у других социальных млекопитающих, особенно обезьян и человекообразных обезьян. Таким образом, даже изучая людей, де Вааль (стр.5) анкетированию предпочитает наблюдение и контролируемый эксперимент. Он формулирует один ключевой ключ к своей методологии (стр. 197) так: «Я считаю эмпатию своим хлебом насущным, поскольку я сделал много открытий, проникая под кожу моих испытуемых». Точно так же Дж. К. Честертон (1981, стр. 465) в своем вымышленном детективе-отце Брауне замечает, что вместо того, чтобы «выйти за пределы человека и изучить его, как если бы он был гигантским насекомым, в том, что они назвали бы сухим беспристрастным светом, в том, что я должен призвать мертвый, бесчеловечный свет.Я пытаюсь проникнуть внутрь убийцы. Я всегда внутри человека, двигаю его руками и ногами, но жду, пока окажусь внутри убийцы, думающего его мыслями, борющегося со своими страстями».

Заглавная сцена Де Ваала (стр. 13–19) касается последнего визита его профессора-диссертанта к умирающей шимпанзе Маме, которую он знал 40 лет. Она была матриархом колонии шимпанзе в своем зоопарке. Когда он вошел в ее ночную клетку и она узнала его, они обнялись: она типичными человеческими жестами заверила его в своем приеме в своей клетке и в своем восторге от его визита.Когда по голландскому телевидению появилась видеозапись этой сцены, зрители были глубоко тронуты (стр. 16). Затем Де Ваал (стр. 21–30) описала свою роль в поддержании сплоченности своей колонии — примирение ссорящихся самцов, предотвращение деструктивного поведения доминирующего самца и т. д. Ее роль требовала как силы, так и исключительных дипломатических способностей, что предполагает понимание мотивов и чувства своих товарищей и навыки использования этого понимания для поддержания мира. Это описание кажется грубо антропоморфным, оно ссылается на такие человеческие качества, но де Ваал (стр.47–51) убедительно доказывает, что тесная эволюционная связь между людьми и шимпанзе и сходство в выражении их эмоций позволяет нам распознавать их эмоции так же, как мы распознаем свои собственные. Отказ извлечь выгоду из этого сходства лишает нас важного инструмента для понимания их поведения и предполагает неоправданно большой разрыв между нами и нашими ближайшими эволюционными родственниками.

Наши различные эмоции столь же важны для нас, как и наши физиологические органы (с.166). Совокупность эмоций, включая любовь и привязанность (стр. 166), необходимая для поддержания сотрудничества, обеспечивающего социальную жизнь (Дарвин, 1871, том I, глава 3), основана на симпатии (стр. 105). Симпатия предполагает сочувствие, способность ощущать, как товарищ отреагирует на данное обстоятельство, болезненное или приятное (с. 106). Эмпатия, в свою очередь, предполагает чувствительность, которая может испытывать и запоминать субъективные ощущения боли или удовольствия, связанные с различными событиями (стр. 248). Сочувствие, однако, может способствовать утонченной жестокости, тогда как сочувствие отражает заботу и готовность помочь (с.107). Де Ваал (1996) проявлял сочувствие ко многим видам животных. Симпатия лучше всего развита в группах, выживание членов которых зависит от сотрудничества друг с другом (Darwin 1871, стр. 78–79), таких как группы охотников-собирателей, волчьи стаи, стаи обезьян-капуцинов (стр. 176, Crofoot et al. 2008). ), или банда воров Платона, которые должны относиться друг к другу справедливо, чтобы обеспечить сотрудничество, необходимое для выживания воров (Платон, Республика, Книга I, 351c). В соответствии с происхождением сочувствия в малых группах человек, скорее всего, будет сочувствовать ближнему: близость к страдающему усиливает сочувствие (с.92). Такая симпатия проявляется по-разному. Детеныши человека и шимпанзе (стр. 99, 101) и взрослые слоны (стр. 241) пытаются утешить расстроенного товарища: это делают младенцы в возрасте 19 месяцев (Changeux and Ricoeur 2000, стр. 156). Просто держаться за руки с супругом или другом уменьшает страх у человека, находящегося в состоянии стресса (стр. 233). В знак симпатии к хозяину, у которого сломана нога, его собака может симулировать сломанную ногу до тех пор, пока хозяин не выздоровеет (стр. 93).

Взаимозависимой группе нужна взаимная симпатия для поддержания сплоченности.Многие другие эмоции, однако, способствуют функционированию группы, пока они находятся в надлежащих отношениях друг с другом, Зависть, что отражается в яростном отказе капуцина принять меньшее вознаграждение, чем то, которое, по его мнению, получает компаньон за ту же задачу ( стр. 209) помогает уравнять распределение пищи в группе, давая всем почти равную долю в выживании группы (стр. 219). У шимпанзе более широкое понятие справедливости. Доминирующие самцы прекращают споры из-за еды, не беря ее, и следят за тем, чтобы подчиненные делили спорную пищу (стр.215). Альфа-самцы, играющие фаворитов в этой функции, рискуют быть замененными более беспристрастными миротворцами (де Ваал, 1996, с. 130). Благодарность, которая заставила шимпанзе с плохой лактацией дружить с де Ваалем до конца ее жизни после того, как он научил ее кормить своих детенышей из бутылочки, что позволило им выжить (стр. 26), вознаграждает кооперативное поведение. Точно так же шимпанзе регулярно дают пищу тем, кто кормил их в прошлом, но не тем, кто отказывается делиться (стр. 130). Выражение вины или стыда свидетельствует о глубоком желании остаться членом группы (с.154). Действительно, эксперименты показывают, что стыдливое поведение собаки не зависит от каких-либо прошлых проступков и просто предназначено для того, чтобы успокоить разгневанного хозяина. Гнев и агрессия — это социальные эмоции, которые помогают поддерживать иерархию, лежащую в основе социального порядка группы (стр. 190). Тем не менее, примирение после споров, часто одобряемое или даже требуемое остальной частью группы (de Waal 1996, p. 205), необходимо для ограничения побочного ущерба от спора (p. 134). Эмоция является важным мотивом для здравого рассуждения (с.209): невозможно сделать рациональный выбор, если в свете прошлых воспоминаний невозможно вспомнить, насколько удовлетворительными будут его результаты (Changeux and Ricoeur 2000: pp. 196–197). Выражение лица, как правило, является честным сигналом эмоций (стр. 67–68): легко отличить фальшивую улыбку (стр. 67).

Эмоции, однако, должны находиться в соответствующем соотношении друг с другом. Если подчиненный самец шимпанзе попытается спариться с восприимчивой самкой в ​​пределах видимости альфа-самца, подчиненный будет избит (стр.223–224): здесь страх должен преобладать над вожделением. Точно так же шимпанзе будет ждать, чтобы отомстить другому, пока тот не будет изолирован от своих союзников (стр. 35). Обезьяны откажутся от сочного винограда в пользу инструмента, который можно использовать через несколько часов, чтобы получить гораздо большую награду (стр. 136). Если свобода воли — это способность выбирать между различными желаниями, то она есть у шимпанзе, как и у многих других позвоночных. Крыса, получившая выбор между поеданием и освобождением пойманного компаньона, часто сначала освобождает компаньона (стр.118). В связи с этим возникает вопрос: как животное учится управлять своими эмоциями (стр. 236), т. е. освобождать свою волю? Они могут делать это только в контексте социальной жизни. В приюте для детенышей бонобо, спасенных от браконьеров, несколько бонобо, рожденных в приюте и воспитанных матерями, гораздо менее остро реагировали на отпор или укусы со стороны товарищей и с гораздо большей вероятностью утешали других в беде, чем осиротевшие бонобо. Игра — особенно эффективная школа управления эмоциями.Игра начинается с определенного жеста, такого как поклон собаки, означающего добрые намерения (стр. 71). Основное правило игры — не причинять серьезной боли во время игровой драки (Huizinga 1950, стр. 1). И действительно, успешная игра, особенно в соревновательных играх, требует эмоционального самоконтроля (де Ваал, 1996, стр. 118).

Де Ваал извлекает важный урок из сравнения эмоций человека и других животных. Социальная жизнь животных зависит от эмпатии, которая опирается на чувствительность, которая, в свою очередь, должна зависеть от сознания, которое помнит, оценивает и причинно связывает прошлые события и чувства (с.255). Как можно оспаривать его вывод о том, что промышленное сельское хозяйство чрезвычайно жестоко по отношению к коровам, свиньям и курам (всем социальным животным), гораздо более жестоким, чем традиционное мелкое сельское хозяйство (стр. 242–243)? В конце концов, животные мелкого землевладельца, скорее всего, будут его компаньонами, которых он знает по именам и от которых он может зависеть во многих довольно непосредственных отношениях. Вольтер задал вопрос вивисекторам (Midgley 1983, стр. 11): «Вы обнаруживаете [у животного] все те же органы чувств, что и у вас самих.Ответь мне, механист, разве природа устроила в животном все средства чувства так, что оно не может чувствовать?» В самом деле, поскольку физиология времен Вольтера была дополнена многими другими линиями доказательств, большая часть которых обсуждалась в «Последние объятия мамы» , этот вопрос может быть поставлен еще более остро перед промышленными земледельцами. Ядовитая смесь такого подчеркивания разрыва между человеком и другими животными, которая позволяет многим рассматривать других животных как бесчувственные картезианские машины (Midgley 1983, стр. 11), и изоляция лиц, принимающих решения, от животных, судьбы которых они решают, немного слишком нравится изоляция пилота бомбардировщика от жертв его бомб.Эта смесь оказалась хуже для промышленных сельскохозяйственных животных, чем евгеника для людей. Последнее объятие мамы дает нам много пищи для размышлений, но также является призывом к действию в интересах животных, выращиваемых на промышленных фермах.

Маленькие веточки | 5 естественных человеческих эмоций


Есть 5 естественных эмоций, которые все люди чувствуют и должны выражать.
Любовь, Горе, Страх, Зависть и Гнев.

К сожалению, большинству из нас не было позволено в полной мере выразить эти чувства в детстве и бороться сейчас, во взрослом возрасте.

Проблема в том, что когда 5 естественным человеческим эмоциям не дают нормального выражения, они превращаются в неестественные эмоции, с которыми становится очень трудно работать.

Невыраженная любовь становится владением.
От горя до депрессии.
От страха до паники.
Зависть к ревности.
Гнев в ярость.

Давайте на минутку остановимся на Горе.

Многие люди думают о горе, как о потере любимого человека.
Но в жизни есть много других вещей, о которых мы можем скорбеть.

А у детей горе совсем другое.
Они могут испытать горе, потеряв любимую игрушку или одеяло.

Родителям может быть трудно это понять.
«Это просто одеяло, мы говорим… Я куплю тебе новенькое».

Но это не то же самое.

Нам нужно найти время, чтобы увидеть наших детей, проникнуть в чувства, которые они испытывают, и помочь им пройти через них, не отвлекаясь и не отвлекаясь.

Это не так просто сделать.Это ежедневная практика.

Это требует, чтобы мы осознали, что воспитание касается нас, а не ребенка.

Даже когда наш 3-летний ребенок бросается в продуктовом магазине и начинает кричать и плакать.

Найдите минутку и представьте родителя, стоящего над своим ребенком, требующего, чтобы он перестал плакать, угрожающего ему, раздражающегося и злящегося на него…

Что выглядит хуже: плачущий ребенок или паникующий взрослый?

Но почему мы паникуем?

У нас есть свои «мысли» о том, что значит, когда наши дети дают волю, но мы также боимся осуждения со стороны окружающих нас людей.

Можем ли мы здесь сделать паузу и согласиться как сообщество поддерживать друг друга в любви, принятии, поддержке и неосуждении, поскольку взрослые на этой планете позволяют нашим детям без стыда выражать свои чувства?

Когда вы увидите, как это происходит, посмотрите на ребенка с любовью.

Предложите родителю поддерживающий взгляд или даже скажите: «Ты отлично справляешься».

Наша невербальная коммуникация настолько сильна.

Мы можем невербально выражать все 5 естественных человеческих эмоций.

Лучшее, что мы можем сделать, когда у наших детей бурная реакция, это молчать. Наблюдать. Будьте в курсе. Позвольте ребенку полностью почувствовать эмоцию в своем теле и знайте, что это естественная часть его личности.

Повышение уровня липазы 3 или 4 степени наблюдалось у 4 человек. В настоящее время нет никаких доказательств того, что это лекарство вызывает проблемы со здоровьем костей. Приложение Johns Hopkins Guide для iOS, iPhone, iPad и Android включает www.farmaciasinreceta.org. Алискирен 150-300 мг в сутки или рамиприл 5-10 мг в сутки назначали в течение 12 недель с дополнительной терапией гидрохлоротиазидом (12.

Многим взрослым не разрешалось выражать свое горе в детстве, что способствует сегодня большому числу людей с клинической депрессией.

Если вам не разрешалось выражать любовь, возможно, вы стали собственником своих детей или супруга.

Если вам не позволялось чувствовать страх, возможно, во взрослом возрасте вы панически относитесь ко всему. Или вы не хотите показывать свою панику, поэтому просто пытаетесь все контролировать…

Сейчас как никогда нам нужно быть духовным партнером для наших детей.

Имея возможность общаться, доверять и делиться со всей планетой, будем ли мы теми, к кому приходят наши дети, когда им трудно?

Что происходит, когда мы реагируем на наших детей осуждением, страхом, упреками, критикой и т. д.?

Они берут свои самые глубокие чувства и мысли в другом месте.

Чего они действительно хотят, так это чтобы им доверяли и чтобы их услышали.

Можем ли мы действительно помочь им, не вставляя свои собственные планы?

Это сложно. У нас самих так много невыраженных эмоций, которые нужно выпустить.Но после многих лет удерживания за них, как мы начинаем освобождать их?

Подтверждение — первый шаг.

Признание того, что вы можете быть частью проблемы, и принятие на себя ответственности за свою часть отключения.

Наши дети не намеренно «бросают вызов» нам, не пытаются «спровоцировать» нас или хотят быть «плохими».

Им нужно, чтобы мы поняли, что любое поведение проистекает из попытки удовлетворить базовую потребность. Итак, давайте полюбопытствуем.

Что им может понадобиться?

Что нам может понадобиться?

Мы не должны их контролировать.Мы должны владеть своими чувствами по поводу того, что делают наши дети.

Мы все заслуживаем того, чтобы 5 естественных человеческих эмоций стали частью нашего путешествия.

Чувства не могут быть неправильными, они просто есть.

Как родитель, мы должны быть осторожны, чтобы не выливать свои эмоции на детей и возлагать на них ответственность за то, что мы чувствуем.

Когда мы позволяем нашим детям выражать свои естественные эмоции, не чувствуя за них ответственности, может начаться настоящее партнерство в жизни.

Место доверия, понимания и любви.

Это касается любого возраста и любых отношений.

Мы должны перейти в место любопытства, а не суждения.

Большую часть времени мы боремся не за правоту, мы боремся за то, чтобы нас услышали.

Когда мы сможем позволить себе и тем, кого мы любим, в полной мере испытать наши естественные эмоции, динамика наших отношений резко изменится.

Еще один полезный совет, который предлагает Лори, состоит в том, чтобы стереть 2 слова из своего словаря: Успех и Неудача .

Это иллюзии.

Дети понятия не имеют, что означают эти слова, пока мы не привнесем их в свою жизнь.

Спросите себя, что действительно важно для вашего ребенка в школе.

Это потому, что им поставлена ​​пятерка, или они развивают хорошие социальные навыки, развивают свой эмоциональный интеллект, сочувствуют другим, находят любовь и действительно, по-настоящему счастливы?

Можем ли мы вдохнуть в свою жизнь и позволить им вдохнуть в свою жизнь, оставаться верными своим собственным путям?

Есть красота в признании того, что наши дети приходят через нас, а не к нам.Это освобождает всех.

Некоторые родители могут застрять в идее жертвоприношения. Режим «Я должен пожертвовать всем, что хочу и в чем нуждаюсь, ради своих детей».

Это неправда и не здорово.

Наши дети хотят, чтобы мы процветали так же, как мы хотим, чтобы они процветали.

Когда мы показываем им, как оставаться верными своему пути, чтить свое сердце и любить нашу повседневную жизнь, это дает им разрешение делать то же самое.

Наши дети преподносят нам один из величайших даров, которые мы можем получить,
они стоят там как «зеркала», показывая нам все места, в которых нам нужно расти.

В этом интервью мы также коснемся того, как естественная эмоция зависти является источником соперничества между братьями и сестрами, и как не допустить, чтобы она превратилась в ревность, подавляя эту эмоцию.

Если мы позволяем нашим детям полностью выражать свои естественные эмоции, даже дикую истерику, это означает, что они не накапливают этот стресс в своем теле.

В ходе этого разговора мы быстро обдумываем множество идей и концепций.

Если вы обнаружите, что это что-то для вас открыло, у вас есть более глубокие вопросы или вам нужны разъяснения, не стесняйтесь спрашивать!

Вы можете связаться со мной по адресу [email protected]

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.