Вступить в секту: 10 причин вступить в секту — #40

Содержание

Осторожно, секта! Липецкий теолог – о том, как выявить сектантов и не попасть в их сети — Религия

Ежегодно тысячи людей во всем мире становятся заложниками тоталитарных религиозных сект. Что мы знаем об этих организациях? Не так уж и много, несмотря на то, что само слово «секта» известно всем. Другое дело, что в обиходе мы его, как правило, используем как нарицательное понятие. Нередко и вовсе в юмористическом ключе. Но если разобраться, то в этом нет ничего смешного. О том, что такое классические и тоталитарные секты, каким образом можно избежать их влияния и как надо спасать людей, ставших адептами деструктивных культов, в интервью радиостанции «Липецк FM» рассказала доцент кафедры философии, социологии и теологии Липецкого государственного педагогического университета имени П.П. Семенова-Тян-Шанского, кандидат философских наук Наталья Фролова.

— Как минимум, последние лет 30, слово «секта» используется как оскорбительное, непременно связанное с обманом или жульничеством. Но ведь так было не всегда? Каким образом секты стали представлять собой то, чем они сейчас и являются?

— Слово «секта» изначально не несло в себе никакого негативного смысла. В переводе с латыни этот термин означает «партия, школа, фракция». Термин служил для обозначения образа мышления, образа жизни, а в более конкретном смысле — политической партии или философской школы, к которой принадлежал человек. Философский союз Пифагора и школа Эпикура — образцы «безвредных» сект в древнегреческой культуре. Однако сегодня термин «секта» наполнен несколько иным смыслом и виной тому — особый характер функционирования этих религиозных организаций. Секта — это такая религиозная организация, для которой характерно строго контролируемое членство адептов, харизматический тип религиозного лидерства и претензия на исключительную роль, сакральность учения. К примеру, в другой разновидности религиозных организаций – Церкви — всех этих характеристик мы не встречаем. Как правило, секта — это всегда молодая религиозная организация.

В определенном смысле даже можно утверждать, что Церковь — это итог эволюции секты. Для подтверждения этого тезиса предлагаю вспомнить самую молодую из христианских конфессий — протестантизм, который ныне существует как калейдоскоп разнообразных протестантских сект. Секта для того, чтобы «выжить», вынуждена прибегать к «авторитарным» мерам воздействия на человека. В противном случае ей не выдержать конкуренции с другими религиозными организациями. Борьба идёт за каждую душу. А здесь уже происходит нарушение границ свободы человека и, как следствие, протест, противостояние, сигнал тревоги. 

— Существует такое понятие как «культ». Это слова-синонимы с сектой или не совсем? Разумеется, если мы говорим о современных культах, а не колдовстве Вуду и тому подобных «традициях» африканских стран.

— Безусловно, есть некое смысловое пересечение на содержательном уровне. И то, и другое связано с религиозностью, религией, верой. Но это разные понятия. Секта — разновидность религиозной организации. Культ — разновидность религиозной деятельности. Как, например, мы отделяем Церковь, от таинства крещения или евхаристии (причастия), так и секта отличается от культовой практики. 

— Чем можно охарактеризовать секты тоталитарного толка? Каковы признаки именно деструктивного учения?

— Тоталитарная секта – это группа людей, которая широко использует средства манипуляции и эксплуатирует своих членов. Она может нанести им психологический, финансовый и физический вред. В этом и заключается разрушительное влияние такой секты на человека.

Существуют чёткие признаки, по которым можно определить тоталитарную секту:

— контроль за поведением, мыслями и эмоциями своих членов;

— обладание лидера секты особым статусом, который выносит его за рамки общества или семьи и противопоставляет им;

— обманные методы для вербовки и привлечения новых членов – например, приглашение на концерты;

— преданное служение членов секты ее лидеру, когда ни одно его слово или действие не подвергается сомнению;

— решения относительно того, как люди должны мыслить, действовать или чувствовать, принимаются руководством группы, например, члены секты должны получать разрешение, чтобы пойти на свидание, переменить работу или вступить в брак, существуют правила, определяющие, как одеваться, каким образом воспитывать детей, где жить;

— чрезвычайное внимание тому, как добыть побольше денег;

— лидер секты ни перед кем не несет ответственности и не подвластен каким-либо властям или авторитетам;

— адепты секты часто порывают связи с семьей, близкими и друзьями, они отказываются от целей жизни и личных интересов, которые были раньше, до вербовки в группу;

— поощрение сожительства адептов друг с другом;

— вопросы, сомнения и недовольство искореняются или даже наказываются.

— А много ли религии в сектах в принципе?

— Концентрация религии в тех или иных сектах разная. Где-то больше, где-то меньше. Сама атрибутика секты, о которой говорилось ранее, чаще всего приводит к преобладанию формы над содержанием. В погоне за построением «идеальной» религиозной структуры — послушной, подконтрольной, широко представленной приверженцами, вопросы вероучения чаще всего отодвигаются на второй план. Нельзя не вспомнить всем хорошо известные  слова Рона Хаббарда — основателя одной из современных тоталитарных сект: «Хочешь заработать миллион? Создай свою религию!», которые также подтверждают мысль о том, что собственно религии тут не так уж и много. 

— Какие схемы манипуляции, как правило, применяются при вербовке людей в религиозные секты?

— Вербовщик выглядит искренне дружелюбным и откровенным. Это подкупает. Если вы физически отделены от общества и привычного окружения, вы можете утратить собственное ощущение действительности. Учение группы о спасении подкрепляется намеренным преувеличением «грехов» вашей прошлой жизни. Лояльность группе и подчинение ее правилам и идеологии может достигаться путем запугивания, а также угрозой серьезных духовных и физических последствий, вытекающих из различных нарушений. При этом чувство единой семьи и принадлежности к ней может быть искусственно создано постоянными объятиями, поцелуями, прикосновениями и непрекращающейся лестью. Если вам не оставляют времени на самого себя, если нельзя побыть в одиночестве, вы можете утратить способность объективно мыслить и оценить ситуацию со стороны. К тому же, если вы не получаете необходимого отдыха, то можете утратить способность ориентироваться в обстановке и сделаться сугубо подверженным влиянию, особенно если при этом вас постоянно ставят во все новые, непривычные для вас положения и предоставляют противоречивую информацию.

— Есть такая точка зрения, что люди запросто в секты не попадают. То есть, была некая «душевная пустота», и человек подсознательно искал подобную общину, чтобы она заполнила этот вакуум.

Насколько эта точка зрения имеет право на существование?

— Чтобы поддаться на манипуляции секты, вовсе не обязательно переживать состояние потерянности, депрессии или неуверенности в себе. Одна моя знакомая – она музыкант, на одном из концертов услышала песню, которая её заинтересовала. Она захотела найти слова и ноты, и поиски привели её в одну из протестантских сект. После первого посещения её взяли в жёсткий оборот, из которого вырваться было очень нелегко. Вот так любовь к искусству почти подтолкнула человека к вступлению в секту. К счастью, всё закончилось благополучно. Хотя, конечно, чаще всего жертвами сект становятся именно страдающие, лишенные духовного опыта люди. 

— А бывает так, что люди добровольно приходят в религиозные секты? Что их привлекает в такого рода объединениях?

— Бывает и такое. Здесь может быть разная мотивация — любопытство, одиночество, жажда общения, желание быть не таким как все, жизненная трагедия. Моя соседка стала членом секты «Исход» на добровольных началах в результате того, что её дочь страдала наркоманией и это было её утешение.  

— Вне зависимости от того, каким образом человек стал адептом религиозной секты, последствия будут негативными?

— Я лично знакома с адептами сект — преимущественно протестантских, которые считают себя абсолютно счастливыми людьми. И эту эйфорию они напрямую увязывают с принадлежностью к секте. Однако взгляд со стороны чаще всего даёт нам примеры негативного влияния секты на человека и общество — духовное рабство, имущественные потери, нарушение социальных связей. 

— Как не попасть в тоталитарную религиозную секту?

— Как православный человек отвечу так: идите в православный храм, воцерковляйтесь, живите во Христе и никакой секте вас не удастся завербовать в свои ряды. Как учёный посоветую вам изучить все приемы манипуляции, которые используют сектанты. В Германии, к примеру, среди школьников распространяют памятки, в которых тезисно обозначены основные характеристики сект. И в конце сказано, что если у вас есть подозрение хотя бы в отношении одной характеристики, срочно оградите себя от этой группы.  

— Если человек попал под влияние сомнительной религиозной общины, но еще не переписал квартиру на своих новых настоятелей, можно ли как-то безболезненно самому покинуть ряды секты?

— Сложно, но можно. Примеры есть, и их немало. Но это, как правило, «сценарий переключения». Потребность ведения духовной жизни, удовлетворяемая так или иначе сектой, должна проявляться в равноценном духовном опыте. Как правило, бывшие сектанты становятся православными христианами или правоверными мусульманами.

— Что делать родственникам, друзьям и знакомым, если человек, находясь под воздействием религиозной секты, уже не контролирует свои действия и не отдает отчета своему поведению?

—  Разорвать связь с сектой в одночасье невозможно. Это длительный процесс, как если бы вы отвоёвывали у врага в год по сантиметру своей земли. Нужен альтернативный духовный опыт, а также установление реальной пространственной преграды с другими членами секты, поскольку они будут всеми правдами и неправдами пытаться вернуть «отпавшего брата или сестру».

 

«Вступить» в секту можно и до рождения

Шел 1974 год. Чета Андерхил ожидала появления на свет маленькой Рэйчел. К тому времени у них уже было двое детей — сын Том и дочка Джо. Как-то днем в их дверь постучали двое, незваные посетители оказались членами одной из религиозных сект.

Они поведали супругам о том, что скоро грядет Страшный суд, после которого в рай пустят только тех, кто придерживается одной- единственной, правильной религии. Все остальные будут прокляты. Муж и жена, которые религией никогда не интересовались, неожиданно были поражены такими идеями и вскоре присоединились к секте. С того момента их жизнь изменилась навсегда.

За обещанный сектантам рай в будущем  они должны были беспрекословно подчиняться правилам организации и согласовывать с ней все свои планы. «У нас было такое ощущение, что нам нельзя даже дышать без разрешения старейшин», — рассказывает Рэйчел.

Что такое нормальное детство, она не знала. Секта запрещала праздновать дни рождения и Рождество, модно одеваться, девочкам оставаться наедине с мальчиками. Секс до брака — один из самых страшных грехов.

Осторожно: интернет-сектанты ищут новых жертв

Конечно, в школе Рэйчел была посмешищем: пока ее одноклассницы наряжались и бегали на свидания с мальчиками, она ходила в платьях, которые больше были похожи на мешок, и занималась только учебой.

Конечно, у нее было несколько друзей не из секты, но дружба с ними не одобрялась. Так что долгое время Рэйчел вела двойную жизнь.

К слову сказать, образование и карьера в религиозной организации тоже не в почете. Сектанты считают, что все это отвлекает от духовного роста. Когда Рэйчел, окончив школу, заявила, что собирается учиться на медсестру, старейшины ей запретили: после Страшного суда на земле не будет болезней, так что медики не нужны. Тогда девушка пошла учиться бизнесу и маркетингу.

К этому времени из секты с позором выгнали ее сестру Джо, которая забеременела в 16 лет. Родители не стали защищать непутевую дочь, иначе бы их ждала такая же участь.

Даже в юном возрасте Рэйчел понимала, что она и ее семья живут неправильно, но уйти из религиозной организации не могла себе позволить. Более того, в 19 лет под давлением родных даже согласилась принять «крещение», то есть стать «полноценным» участником секты.

А две недели спустя девушка познакомилась со своим будущим мужем Бобом, который был на 16 лет старше. Никакой любви между ними не было, но секта настояла на свадьбе, и они поженились.

Совместная жизнь была не сахар, ни о каком семейном счастье Рэйчел не могла и мечтать. Зато она очень мечтала о детях и вскоре забеременела двойней.

Непосредственно перед родами врачи, которые знали, в какой секте состоит Рэйчел, вызвали старейшин. Так как сектанты не имеют права соглашаться на переливание крови, которое сопровождает многие операции, старейшины вынудили Рэйчел написать отказ от этой процедуры. «Я смотрела на своих родителей, на Боба и надеялась, что кто-то из них поддержит меня и скажет, что не нужно подписывать документ, но никто за меня не вступился «, — говорит женщина.

Фактически это означало, что она подписывала себе смертный приговор. «Вы понимаете, что собираетесь умереть и оставить своих детей без матери?» — сказал один из медиков. Рэйчел было страшно, но еще страшней стать изгнанницей, ведь никаких друзей вне секты у нее не осталось.

Самые опасные секты в мире: «вечная» жизнь в обмен на душу и кошелёк

Роды прошли тяжело. Рэйчел сделали кесарево сечения, появившиеся на свет девочки-близнецы имели врожденные проблемы с сердцем. У одной из них обнаружили церебральный паралич. 

Однажды лечащий врач зашел в палату Рэйчел и сказал: «Если вашим детям понадобится переливание, больница подаст в суд, чтобы добиться этого». Женщина рассказывает, что почувствовала огромное облегчение, узнав о таких правилах госпиталя. «Делайте то, что нужно», — ответила она.

Радость материнства секта тоже сильно омрачила. Во время собраний членов организации дети должны были сидеть и молчать, никого не волновало, что они ничего не понимают в происходящем и им сложно выдержать эти посиделки. Однажды, когда девочки раскричались, Рэйчел без верхней одежды выгнали на улицу, чтобы дети не мешали присутсвующим.

Наверное, в этот момент женщина и решила, что с нее хватит. Она чувствовала себя одинокой в этой большой секте, да и муж был ей чужим человеком. Благодаря полученной за время учебы профессии она вполне могла себя обеспечить, так что пора было уходить.

Последней каплей стал скандал, который разгорелся из-за того, что Рэйчел прогулялась по улице со своим коллегой. Кто-то из сектантов ее увидел и рассказал старейшинам.

Когда на собрании ее стали упрекать в аморальном поведении, женщина заявила, что уходит. Два месяца после этого сектанты приходили каждый день к ней домой, чтобы уговорить вернуться, но она не поддалась.

Первый год был особенно тяжелым для Рэйчел — она осталась без семьи и друзей. Но со временем жизнь наладилась. Женщина снова вышла замуж и организовала группу поддержки жертвам той самой секты. И сейчас очень гордится, что нашла в себе силы уйти. «Теперь у моих девочек будет прекрасное детство», — говорит она.

Самые важные новости дня читайте на главной странице

Как не попасть в секту. Разговор с Александром Дворкиным

Известный профессор и религиовед Александр Дворкин рассказал о том, что таят в себе тоталитарные секты

Адыгею посетил известный профессор, религиовед, доктор философии, богословия, заместитель председателя Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции России и президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект Александр Дворкин. Что такое классические и тоталитарные секты, каким образом можно избежать их влияния и как надо спасать людей, ставших адептами деструктивных культов, он рассказал в интервью «СА».

— Классические секты — это сравнительно небольшие культурно ограниченные религиозные организации, существующие на противостоянии основной, культурообразующей религиозной традиции страны. В этом случае слово «секта» не имеет отрицательной коннотации, а является исторически устоявшимся термином социологии религии. К классическим сектам относятся, например, баптисты. Можно сказать, что баптисты — это уважаемая христианская секта. У меня, как у православного человека, к ним могут быть претензии богословского характера. Однако баптисты — это люди, с которыми можно вести диалог, их сознание не находится под контролем и они в целом живут по принципу «в церкви снимай шляпу, но не голову».

Есть другие секты, принадлежность которых к той или иной группе определить достаточно сложно, поскольку они по ряду признаков уже не классические, но еще и не тоталитарные. К таким сектам я отнес бы адвентистов седьмого дня и старопятидесятников. А далее следуют уже собственно тоталитарные секты, которые несут угрозу для общества, эксплуатируют своих последователей, контролируют их сознание, наживаясь на них. Спорить с адептами таких культов — все равно что спорить со звукозаписывающим устройством, которое воспроизводит заданную программу и не может воспринимать никаких аргументов.

Тоталитарная секта опасна сразу на четырех уровнях: личности, семьи, общества и государства. Во-первых, она представляет угрозу для личности своих адептов, подавляя их, превращая в послушных рабов. На уровне семьи тоталитарная секта разрушает связи жертвы с родными и близкими — секты не терпят конкуренции, понимая, что, если у адепта остаются социальные связи, он не будет полностью им подконтролен. На уровне социума тоталитарные секты опасны тем, что они — в отличие от традиционных религий, которые обогащают общество, его культуру, — тянут из общества людские и материальные ресурсы. Опасность тоталитарных сект на уровне государства определяется тем, что каждая из них — это построенное на обмане и лжи небольшое государство в государстве, со своими законами и нравственными нормами.

— Почему, казалось бы, здравомыслящие люди пополняют ряды тоталитарных сект? Такие экстравагантные персонажи, как «бог Кузя» или псевдоцелитель Грабовой, в принципе не должны внушать доверия любому адекватному человеку. Но раз за разом мы слышим, что очередной религиозный гуру создал секту, вовлекая в нее людей, разрушая их психику, присваивая их имущество…

— Лидер тоталитарной секты — это злокачественный нар­цисс, готовый карабкаться вверх по головам других людей. Но не надо обманывать себя — такие люди могут быть очень умными и харизматичными персонами. Кстати, в этом особенность тоталитарных сект: обычно они существуют не дольше, чем живет их лидер. Исключения из этого правила — такие как мормоны и «Свидетели Иеговы», — единичны.

Как люди попадают в секты? Часто мы слышим утверждение, что нормальный человек в секту никогда не попадет, туда, мол, идут только слабые и отсталые люди. Но на самом деле в секты никто добровольно не идет — в секты заманивают обманом, через недобросовестную рекламу и манипуляции. И беда может случиться с любым человеком. Главное, чтобы совпали два условия: должна быть «приманка», соответствующая личным интересам потенциального адепта. Предложить ее нужно в подходящий момент, когда жертва находится во внушаемом состоянии. Чаще всего это означает, что человек переживает стресс, например связанный с бытовыми проблемами, сложностями на работе, переездом на новое место жительства, смертью или болезнью близкого человека. Сектологи по этому поводу говорят, что у каждого есть свой гуру, и ваше счастье, если вы его никогда не встретите.

— Расскажите об этом поподробнее…

— Типичный образ сектанта — свидетели Иеговы, которые подходят к прохожим, предлагают поговорить о Боге. Но это уже старая, отработанная модель. Сейчас секты перенесли вербовочную деятельность в интернет, в социальные сети. Опасность новых методов вербовки в том, что из аккаунтов в соцсетях можно узнать очень много про интересы потенциальной жертвы и в динамике отслеживать ее психологическое состояние. И надо понимать, что если на улице мы по крайней мере видим, с кем говорим, то в интернете за личиной девушки из Воронежа с толстой русой косой может скрываться толстый, чернобородый гуру, ведущий вербовку в террористическое подполье или секту самоубийц. ..

Первый шаг вовлечения в тоталитарную секту — привести человека на ее территорию, где он оказывается один в незнакомой ему обстановке. А это в силу человеческой природы может сделать нас более внушаемыми и податливыми. Чтобы заманить на такое собрание, надо найти приманку. Какие они могут быть? Это как на рыбалке, где разная рыбка ловится на что-то свое — на хлебные шарики, на мормышку, на червячка… У каждого из нас есть свои слабости, установки, интересы и желания. Неосмотрительно проявив их на публике, мы рискуем получить немало проблем, в том числе и попасться в сети тоталитарной секты. Испытываете неуверенность в себе? Вас могут пригласить на встречу, где будут говорить о том, как воспитать в себе лидера. Проблемы в личной жизни? Ждите приглашение на тренинг, который поможет вам в полной мере раскрыть свои мужские или женские качества. Проблемы со здоровьем? Появляется замечательный доктор, который, как обещают, не только поправит ваше здоровье, но и укажет на болезни, которых у вас пока нет, но в будущем обязательно будут. Это может быть что-то вовсе безобидное: приглашение на бесплатный бизнес-тренинг или курсы иностранного языка. Могут позвать на курсы ведической кулинарии, на занятия йогой, восточными единоборствами. Могут пригласить на веселую молодежную тусовку. Могут просто заинтересовать предложением работы, на которой ничего или почти ничего не нужно будет делать, но деньги будут течь рекой. Показательно, что такие уловки вербовщиков тоталитарных сект не сильно отличаются от того, что делают мошенники. Предлагается много, сразу и бесплатно. При этом решение требуют принять не размышляя — здесь и сейчас. Оно и понятно, если человек задумается и узнает больше о том, что ему предлагают, шансы, что он попадется на удочку, резко снижаются.

Подытожим. Все, что касается тоталитарной секты, зиждется на обмане и эксплуатации.

Если вас приглашали в одну организацию, но вы попали во что-то совсем иное — это как минимум серьезный повод задуматься. Что еще важно. Есть общие правила нравственности и морали, которые разделяют и светские, и религиозные люди. Если кто-то понуждает эти нормы преступить, предлагает вести проповедь, при этом обманывая людей, красть, вести нечестную жизнь — бегите из такой организации.

Есть высшие ценности, за которые можно отдать жизнь. Но когда в ранг высшей ценности и единственного долга члена общины возводится то, что полезно исключительно для самой секты и ее лидера, — это абсолютно неприемлемо с точки зрения здравого религиозного мировоззрения.

— Можно ли спасти человека из тоталитарной секты?

— Адепты тоталитарных сект находятся в зомбированном состоянии подавленного сознания. Главная задача не вывести человека из секты, а заставить думать головой. Если это произойдет, он покинет ее сам. В противном случае рано или поздно секта сама его оставит — по большому счету адепт ей нужен только до тех пор, пока может что-то отдать — деньги, здоровье, энергию. Когда все будет исчерпано, человек останется один, никакой заботы и помощи от секты он не получит. Ситуацию усугубит и то, что за отданные секте годы будут потеряны практически все социальные связи.

Секта стремится прервать любые отношения адепта с друзьями и родными, а вот сами родные и близкие, чтобы спасти человека, должны эти связи сохранять. Это может помочь уйти из секты с меньшими потерями.


Советы

ЕСЛИ ПЫТАЮТСЯ ОТНЯТЬ ЖИЛЬЕ

Особым вниманием то­талитарных сект пользуются люди, которые не имеют наследников или находятся в состоянии конфликта с родными и близкими. Секта начинает «обрабатывать» владельца жилья, добиваясь, чтобы он разорвал оставшиеся связи с миром. Параллельно проводится мысль, что «любить Бога» — значит пожертвовать ему все самое ценное. Причем сегодня квартиры редко оформляются прямо на секты или их лидеров, да еще и в качестве дара. Квартиру обычно покупают за символические деньги или под гарантию предоставления меньшей жилплощади. Сделка оформляется не на секту или ее лидеров, а на посредников.

Но что делать, если ваш близкий все-таки оказался в такой ситуации и намерен отдать свое жилье? Постарайтесь изъять у него документы, без которых невозможно осуществление сделок с недвижимостью. Напишите заявление в полицию. При этом не обязательно прямо кого-то обвинять, просто изложите тревожные факты, а потом уведомите сектантов о том, что сделали. Обычно это сразу охлаждает их пыл. Если будут угрозы, сразу уведомляйте о них правоохранительные органы.

Готовьтесь к тому, что сектанты будут настраивать против вас владельца жилья. Он может начать говорить, что вопрос, кому продать или подарить квартиру, — это только его дело. С юридической точки зрения он прав, на чем и строят расчет мошенники. В такой ситуации надо «поднимать шум», привлекать внимание максимально широкого круга людей — родственников и друзей человека, чиновников, журналистов.


— Какие организации вы относите к тоталитарным сектам?

— Здесь я могу высказать свое веское религиоведческое мнение. Вот краткий список организаций, от которых лучше держаться подальше, если вы хотите сохранить свои деньги и психическое здоровье: саентологи, «Международное общество сознания Кришны», мормоны, «Свидетели Иеговы», родноверческое (неоязыческое) движение, многочисленные секты неопятидесятников — «Слово жизни», «Живая вера», «Живая вода» и другие. Анастасиевцы, или «Звенящие кедры России», к слову, достаточно распространенные в Краснодарском крае. Число тоталитарных сект велико, и любой список не будет даже близко исчерпывающим. Более подробную информацию можно найти на сайте Российской ассоциации центров изучения религий и сект (https://iriney.ru).

— Каковы болевые точки в масштабах страны? Какова ситуация в Адыгее?

— В первую очередь деструктивные культы поразили крупные города, такие как Москва и Питер. Тревогу вызывает ситуация в регионах за Уралом. Причем чем дальше от Урала, тем ситуация сложнее — до революции эти края не успели полностью христианизироваться, что сказывается в наши дни. На юге страны беспокоит, среди прочего, проповедь радикального ислама. Ситуация в Адыгее в среднем более-менее неплохая, хотя сегодня с наличием интернета географическая привязка уже не столь актуальна. Кроме того, в вашей республике есть различного рода псевдохристианские секты.

— Может быть, тоталитарные секты надо просто запретить?

— Я не работаю в правоохранительных органах и запретами не борюсь. Для меня главное — просвещение. Чем больше люди будут знать правду о тоталитарных сектах, тем больше у них будет возможности сделать правильный выбор. Но если секта призывает к экстремизму или, например, провоцирует самоубийства, призывает к насилию, то запрет очевидно необходим. В этом случае тоталитарная секта ликвидируется, у нее уже не будет возможности арендовать залы для проведения собраний. А это значит, что она будет терять контроль над своими адептами. Но я противник того, чтобы людей арестовывали и сажали в тюрьмы за членство в сектах — они и без того являются жертвами.

Сложность здесь в том, что невозможно запретить то, что не определено в законе. А дать определение тоталитарной секты с точки зрения права очень сложно. Это проблема законодателей не только России, но и стран Европы, имеющих свой тяжелый опыт борьбы с общественно опасными видами сект. Тем не менее сейчас в России разрабатывается проект антисектантского законодательства, я вхожу в комиссию, которая этим занимается.

Доказать, что секта проповедует экстремизм, тоже удается не всегда. Понятие «экстремизм» достаточно общее, его можно трактовать по-разному. Российские суды запретили деятельность «Свидетелей Иеговы», но этот запрет был обжалован в Европейском суде по правам человека, и совсем не факт, что в конечном счете этот международный суд разделит позицию нашей страны.

Можно идти другим путем — преследовать лидеров тоталитарных сект за совершение преступлений. Попав в секту, люди становятся, к примеру, жертвами мошенничества. Но, чтобы начала работать правоохранительная машина, нужна жалоба. Пока человек состоит в секте, он не считает себя пострадавшим. А когда он покидает ее — зачастую истекают сроки уголовного преследования, да и сам факт передачи имущества оказывается невозможно доказать. Сложно доказать причинно-следственную связь между вербовкой в секту и потерей физического и психологического здоровья. Наличие такой связи сложно доказать, даже если жертва совершит самоубийство. Не забудем и о том, что покинувшие секты люди в основном боятся говорить о пережитом еще в течение многих лет.

— Как вы относитесь к нео­язычникам? Это еще одно примечательное явление наших дней.

— Основой неоязычества является псевдоисторическое мифотворчество, а его сторонники, полагаю, — это достаточно наивные люди. Относительно того, что собой представляло древнее славянское язычество, нет практически никаких письменных или иных исторических источников. То, что сегодня выставляется древним славянским культом, — это по сути дела написанные на коленке современные выдумки. Неоязычники в России опираются на якобы существующие славяно-арийские веды. Но «Веды» представляют собой ритуальные писания арийских (т.е. иранских) племен, в глубокой древности завоевавших Индию и принесших в нее свои верования. Это сборник древних священных писаний этих племен. В то время, за полтора тысячелетия до Рождества Христова, предки славян жили где-то в северо-восточной Европе — очень далеко от Индии. Поверить, что в те древние времена две группы разделенных огромным расстоянием племен, не ведающих о существовании друг друга, могли вместе написать какие-то тексты, может только неспособный к критическому мышлению человек.

Из этой же оперы рассказы про великую древнюю славянскую цивилизацию. Да, были великие цивилизации древности, и мы видим материальные свидетельства их существования — те же египетские пирамиды. А где произведения великой дохристианской цивилизации славян? Нам отвечают — официальная история вводит в заблуждение: и египетские пирамиды, и иные памятники древности — это творение рук наших далеких предков. Или заявляют, что Лондон — это древний славянский город «Лоно Дона». Таким людям и невдомек, что название столицы Англии произошло от латинского «Londinium» — так этот город называли основавшие его древние римляне. И в целом подобным псевдонаучным доводам не хочется даже оппонировать…

— Еще одна напасть наших дней — различного рода гипнотизеры и экстрасенсы. Беспокоит, что многие, насмотревшись телевизора, начинают верить в их сверхъестественные способности, готовы платить за их магические услуги…

— Никаких экстрасенсов не существует. Есть аферисты и мошенники, в этом смысле ничем не отличающиеся от лидеров тоталитарных сект. И еще есть очень большой бизнес, основанный на вере в сверхъестественное, подогреваемой телешоу весьма сомнительного качества. В любой аудитории всегда будет процентов тридцать людей с повышенной внушаемостью. Если гипнотизер предложит собравшимся поднять руки и попытаться поймать тепловые лучи, которые он будет «излучать», обязательно найдутся те, кто сами себя убедят, что чувствуют жар. Затем таких людей приглашают на сцену и начинают проделывать с ними разные фокусы. Занять место победителя в телевизионной битве экстрасенсов стоит больших денег. Но есть те, кто верит во все, что показывают по телевизору, поэтому такие затраты быстро отбиваются, когда победитель начинает гастролировать по стране, собирая плату за магические услуги.

Примерно так же действуют и различного рода целители, порой удивляющие доверчивых граждан способностью видеть их болезни — настоящие и будущие — на астральном уровне. Например, когда такой целитель видит перед собой человека в зрелом возрасте, он укажет на возможные проблемы с сердцем и, скорее всего, не ошибется.

Как обезопасить податливых людей от таких аферистов? Предложить им посмотреть посвященный рынку магических услуг трехсерийный документальный фильм «Идущие к черту» Бориса Соболева. Это качественная журналистика, показывающая магов, гадалок, гипнотизеров и экстрасенсов такими, какие они есть, — людьми с выжженной совестью, которым никого не жалко и для кого главное — нажива.


В завершение встречи Александр Дворкин призвал читателей «СА» беречь себя и внимательнее относиться к себе и окружающим. «Стать жертвой сектантов может любой человек. Поэтому всегда мыслите критически и будьте внимательны к тем, кто находится рядом с вами», — сказал он, также пожелав успехов, благополучия и процветания всем жителям Адыгеи.

Совет

КАК ПОМОЧЬ БЛИЗКИМ

Большая часть людей, попавших в тоталитарную секту, рано или поздно выходит из нее. Но то, как быстро ваш близкий уйдет из секты и в каком состоянии он будет, во многом зависит от вас и от других членов вашей семьи.

В любом случае будьте готовы к достаточно долгосрочным усилиям. Если не удалось помочь в течение первых нескольких недель после первоначального знакомства с сектой, для возвращения к нормальной жизни потребуются усилия всей семьи в течение как минимум нескольких месяцев, а то и лет. Но для этого каждый должен хорошо знать, как ему следует себя вести.

Не пытайтесь разубеждать — это только еще больше испортит отношения. Тоталитарные секты, как правило, заинтересованы в разрыве нового адепта с его несектантским окружением. Для этого сектантские «учителя» заранее объявляют, что домашние их новой жертвы, скажем, слишком привязаны к «этому злому миру» и поэтому сделают все возможное для того, чтобы принудить новообращенного «сойти с пути спасения». Таким образом, ваша эмоциональная реакция будет только на руку секте и послужит для вашего близкого еще одним подтверждением истинности его новой веры.

Обговорите условие: вы не критикуете его «организацию» (термин «секта» при этом лучше не использовать), ваш близкий не занимается дома пропагандой и не пытается втянуть других членов семьи.

Помните, что ваш близкий находится в психологической зависимости от секты, причем его собственная личность подавлена и заменена набором сектантских поведенческих, эмоциональных и мыслительных штампов. Ваша задача — сохранить хотя бы минимальный контакт с его подавленной подлинной личностью.

Ни в коем случае не давайте ему денег — они будут немедленно переданы секте.

Показывайте своим поведением, что вы признаете за вашим близким право на свой выбор, даже ошибочный, и что ваш близкий дорог вам сам по себе, независимо от его убеждений. Однако старайтесь в общении с ним возвращать его в те моменты прошлой жизни, когда он был счастлив и вы ощущали себя единой семьей. Такая тактика преследует две цели. Во-первых, оставить вашему близкому эмоциональную «нить Ариадны», по которой он в случае кризиса внутригрупповых отношений и переоценки своего участия в секте смог бы выбраться из ее психологического лабиринта. Во-вторых, он не будет воспринимать вас ни как врага, ни как объект для вербовки, что пригодится, если вам удастся устроить так называемую интервенцию. Имеется в виду сессия интенсивного «консультирования по выходу» из секты. Чтобы провести такую интервенцию, нужен специалист-психолог, сведущий в сектоведении.

Следует собирать всю возможную информацию о секте, но втайне от вашего близкого, чтобы его не раздражать. Вся информация, альтернативная сектантской, разом задействуется во время интервенции. Не следует выдавать критическую информацию по порциям — эффекта все равно не будет.

Налаживайте контакты с людьми, у которых то же несчастье, а также с бывшими членами тоталитарных сект, ответственными чиновниками, журналистами, сотрудниками правоохранительных органов, юристами.

Понять суть психологического механизма тоталитарного сектантства можно, ознакомившись с книгой Стивена Хассена «Освобождение от психологического насилия» (СПб., 2001). Начальные сведения можно получить на сайте психолога Евгения Волкова. Ссылку можно найти на сайте Центра св. Иринея Лионского (http://iriney.ru). И все же обратитесь в ближайший к вам центр, занимающийся проблемами тоталитарных сект. Список таких организаций можно найти на том же сайте http://iriney.ru.

 

А.Сапогов: Контракт с «Анжи» похож на предложение вступить в секту :: Футбол :: РБК Спорт

Нападающий Алексей Сапогов, находящийся на просмотре в «Анжи», опроверг информацию о переломе своей челюсти после конфликта с Шамилем Асильдаровым. При этом он выразил негодование от ситуации, которая сложилась в команде.

Читайте нас в

Новости Новости

Фото: ФК Анжи

По его словам, которые приводит газета «Советский Спорт», многие работники клуба несерьезно относятся к своим профессиональным обязанностям.

«Сломанная челюсть? Нет. Ничего серьезного не было. Просто сцепились… У меня было небольшое повреждение. Сцепились на фоне тренировок. Оба давно не играли», — говорит Сапогов.

«Ситуация с «Анжи» вообще своеобразная. После игры на сборах когда мы выиграли 1:0 (у «Волыни» — прим.) Гаджи Муслимович (Гаджиев – прим.) сказал мне, что я нужен команде. Но почему-то отправил решать контрактный вопрос не с генеральным директором клуба, а с администратором команды. Такого я даже во второй лиге не встречал. В клубе «Зеленоград» и то уровень выше был.

Пришел веселый человечек, принес контракт. Со мной никто не обсуждал ни его срок, ни финансы. Это было больше похоже на предложение вступить в какую-то секту. Единственное, чего не было в контракте – свое имущество переписать на клуб».

Ранее сообщалось, что после конфликта Асильдаров был отлучен от работы с командой, также находясь на просмотре. При этом Сапогов получил положительный отзыв от тренера и имеет шанс заключить полноценный контракт.

В прошлом году Сапогов грозился закончить карьеру игрока из-за конфликта в «Волге», где выступал.

Свою известность он приобрел после товарищеского матча со сборной Турции в сентябре 2012 года, когда забил издевательский гол головой в падении. Недавно этот же трюк он повторил и с немецкой командой на сборе с «Анжи», но судья, оказавшийся турком, этот гол отменил и показал игроку желтую карточку.

Вера — дело добровольное? Религиовед о сектах и их последователях | События | ОБЩЕСТВО

К сожалению, путь к себе порой приводит людей в секты или в экстремистские организации, где разговоры о смысле жизни заканчиваются психологическим, а то и физическим насилием. Что такое тоталитарные секты и зачем люди ищут в них приют от жизненных бурь? Об этом «АиФ-НН» беседует с кандидатом исторических наук Фёдором Дорофеевым.

Осознанный выбор

Евгения Матвеева, «АиФ-НН»: Фёдор Александрович, по каким признакам религиозную организацию можно отнести к деструктивным — проще говоря, к сектам?

В 1995 году закончил исторический факультет Нижегородского университета. Сфера научных интересов — православные братства, библеистика, религии США и Поволжья.

Фёдор Дорофеев: Понятие «деструктивная религиозная организация» существует, но оно внеправовое. В правовом поле сегодня действует официальный список Министерства юстиции РФ. Есть ряд запрещённых российским законодательством религиозных организаций. Такой статус они получают только на основании решения суда.

С научной точки зрения существует классическая концепция «церковь — секта» немецких социологов и религиоведов Макса Вебера и Эрнста Трёльча. Она говорит: секта — это первый уровень развития любой религиозной организации. Далее эта группа людей, отстаивая свою идентичность, переходит на следующий уровень и становится церковью. У религиоведов есть такая поговорка: «Чем церковь отличается от секты? В секту люди приходят своими ногами».

Чаще всего это осознанный выбор. Задумайтесь, порой даже люди, которые всю жизнь считают себя верующими, в церкви бывают лишь два раза: во время крещения в младенчестве и после собственной смерти на отпевании.

— Какие существуют основания, чтобы запретить религиозную организацию на территории России?

— Как правило, это разжигание ненависти в отношении определённой группы лиц, вредные для здоровья людей практики, откровенный экстремизм.

— Ну, и в таких организациях на людей должны оказывать явное психологическое давление?

— В основе многих религий лежит самодисциплина. Человек грешит, кается, несёт наказание в виде послушаний. Это своего рода тоже давление на личность. И в православной церкви есть случаи, когда священники, считая себя старцами-духовниками, фактически начинают руководить жизнью прихожан.

Другое дело, что это не повсеместная практика. Такие факты осуждаются на уровне Патриарха и разбираются на заседаниях патриарших комиссий.

В поисках прекрасного

— На ваш взгляд, какова причина того, что люди уходят в секты?

— В любую религиозную организацию человек приходит по целому ряду причин: психологических, социальных, философских. Но, как правило, главенствует всё же причина социальная.

Когда в стране общая неустроенность, люди не уверены в будущем, они начинают нуждаться в неком фундаменте, более прочном, чем их сиюминутная жизнь. Такую альтернативу даёт религия. Если мы возьмём газеты конца XIX — начала XX века, увидим там огромное количество рекламы колдунов, магических средств. В XVII веке во время Смуты также был всплеск популярности чернокнижников.

Потом у нас очень инфантилизированное общество. Люди всегда считают, что кто-то должен за них решать проблемы: президент, духовник. А между тем ещё преподобный Серафим Саровский говорил: «Спасись сам и вокруг тебя спасшуюся тысячи».

— Близким людям как-то можно переубедить человека, который попал в секту?

— Предпринимать попытки вывести человека из-под влияния секты можно в момент, когда он только туда пришёл или когда осознанно желает секту покинуть. Надо почувствовать, что возникает сомнение, и действовать.

Но добровольно пребывая в секте, человек не слышит никаких доводов. Более того, насильно вытаскивая человека из секты, его можно лишить последней опоры в жизни, которую, как он считает, обрёл.

— Почему люди осознанно покидают секты?

— Причины бывают разные, но обычно людям надоедает сама система. Идеология секты не так детально разработана, как у церкви. Секты используют довольно простые схемы, которые поначалу очень привлекательны. Но вот вы год ходите на собрание, где вам говорят, что бог вас любит, что вы скоро разбогатеете, а больше в религиозной практике нет ничего.

Века без конфликтов

— Сегодня становятся популярными, особенно в молодёжной среде, всевозможные неоязыческие учения.

— Часто за такими учениями скрываются нацистские организации. Есть откровенные шарлатаны, есть реконструкторы, которым интересна атрибутика времён язычества на Руси. Это все мало отношения имеет к религии. Вот, например, на севере Нижегородской области живут марийцы, которые всегда были язычниками, из поколения в поколение. Там жили Герои Социалистического Труда, председатели колхозов и одновременно жрецы, совершавшие в священной роще молебны за урожай.

— А чем вообще Нижегородская область интересна с точки зрения религиоведения?

— Регион в этом смысле не один год привлекает даже иностранных религиоведов. В Нижегородской области на протяжении столетий бок о бок живут представители очень разных религиозных конфессий, при этом нет межконфессиональных конфликтов. Так, татары на этой земле — со времён Ивана Грозного, который разрешил им здесь поселяться, переезжая из Астраханского и Казанского ханств. Селились они на определённых условиях — служить русскому государству. Вместе с христианами проливали кровь за защиту этих рубежей. Пытаться сегодня выставить их захватчиками и врагами — большая глупость.

— В наши дни также спорят, должна ли церковь на разных уровнях вмешиваться в дела государства?

— По Конституции РФ это невозможно. Но православная церковь — это часть общества, и она может и должна выполнять определённые социальные функции. Тот же Патриарх Алексий II в своё время предлагал прекратить натовским войскам бомбардировку Сербии, и Папа Римский поддерживал его в этой просьбе. Это нормальная позиция христианина — призывать к миру. Кроме того, именно церковь сохраняет некие идеалы, традиционную семью, то, что общественное выше частного — это необходимо всем нам.

Программа Эпсилон — Чудаки и незнакомцы в GTA 5 — GTA Help

Прохождение всех миссий на золотую медаль

Культ Эпсилон — это религиозная секта, возглавляемая Крисом Формажем (англ. Cris Formage). Последователи известны как эпсилонисты. Они верят в существование неких парадигм.

Майкл — единственный из трёх протагонистов, кто может вступить в программу. Это даёт возможность пройти восемь миссий и получить в результате более 2 000 000 $. Лучше сделать это до прохождения убийств Лестера.

Как вступить в программу

Для вступления нужно зайти в игре на сайт epsilonprogram. com с любого устройства, кликнуть на баннер «Оцените свою сущность», ответить на десять вопросов и нажать кнопку «Получить результат». Отвечать можно как угодно, это ни на что не повлияет.

Спустя некоторое время на карте в каньоне Ратон появится знак вопроса — это точка старта первой миссии.

После завершения всех восьми миссий Майкл сможет собрать 10 частей Трактата Эпсилон.

Статьи по теме

Как получить транспорт культа Эпсилон в GTA V

Большая часть транспорта, используемого членами культа Эпсилон, окрашена в уникальный цвет. Вы можете завладеть всеми этими транспортными средствами, кроме пикапов Bison.

  • 30 января 2021
  • Комментарии отключены

Чудаки и незнакомцы в GTA V

Чудаки и прочие незнакомцы — это персонажи, выдающие квесты протагонистам в GTA 5. Для получения 100% в статистику необходимо выполнить все миссии чудаков и незнакомцев, доступные для Франклина. Единственное исключение — «Оставшийся».

  • 30 апреля 2017
  • Комментарии отключены

Ночная жизнь: что нужно знать

Ночные клубы в GTA Online

Ночные клубы в GTA Online — бизнес, представленный как часть обновления «Ночная жизнь». Любой из десяти клубов можно приобрести на сайте Maze Bank Foreclosures.

  • 6 октября 2018
  • Комментарии отключены

Задания клиентов в GTA Online

Задания клиентов в GTA Online — это миссии в свободном режиме, которые запускаются из центра управления Terrorbyte.

  • 7 сентября 2018
  • Комментарии отключены

«Ты сегодня умрешь», или Хождение в новую секту

С чего началось

С ней я встретилась на улице Баумана. И раньше иногда ко мне подходили люди, задавали разные вопросы. Но я особо внимания на них не обращала или останавливалась, чтобы просто спросить, не нужна ли какая-либо помощь. И тут же о них забывала. Летом, пока я ждала подругу, ко мне подсела иностранка. Стала что-то спрашивать. Может быть, она заблудилась или не знает, как пройти к своему вузу? Решила прислушаться. А она меня озадачила одним своим выражением: «Ты сегодня умрешь». Я-то с утра проснулась с хорошим настроением, никаких планов умирать не было. Говорю: «Не поняла». А она: «Ты сегодня умрешь. Что бы ты сделала, если умрешь? Как думаешь, в рай ты попадешь или в ад?»

Задумалась. Я поначалу решила, что снимают какой-нибудь социальный ролик или это просто пранк. «Не знаю. Не могу сказать, что я совсем без греха. Известно одному Богу», – ответила я. Она подхватила:

– Хочешь себя спасти?

– От чего?

– От смерти. Иисус Христос нас спасает. Он умер за нас. Он всех нас любит. Иди, обниму тебя. Давай приходи в нашу воскресную школу!

В тот момент я постаралась как можно скорее уйти от этой девушки подальше. Только придя домой стала обдумывать услышанное. В Казани немало тех, кто выпрашивает деньги, ссылаясь на Иисуса, и тех, кто зовет в свои организации. Что за организация, для чего собираются? Захотелось узнать об этом больше. Есть ведь среди них и такие, кто, прикрываясь исламом, христианством, делает свои корыстные дела. Решила, что в следующий раз, встретив такого человека, схожу в их школу.

И этот случай вскоре наступил. Села на скамейку отдохнуть – рядом появилась женщина средних лет. Длинная юбка, на лице ни грамма косметики. Волосы собраны в одну косу, голова наполовину покрыта платком. Подсела ко мне и завела разговор. А я решила расспросить об этой организации. Она позвала на встречу, обещала рассказать подробнее. Я согласилась.


квартира и овечья кровь

Наступил назначенный день. Мы собрались на улице Баумана. Людей пришло немного, всего пять человек. Выяснилось, что надо идти на квартиру. Пошли. Зашли. Сразу на входе попросили убрать телефоны, электронные гаджеты. Это немного встревожило. Вдобавок женщины стали ощупывать нас – не оставили ли мы чего под одеждой.

Там встретили теми же словами: «Ты сегодня умрешь». Велели всем сесть на пол. Около 10 минут повторяли эти слова. У женщины, сидевшей рядом, спросила, что это за квартира и часто ли они общаются.

– Квартиры меняются. Меняем каждую неделю. Бога мы найдем везде. Места надо менять. Везде он должен знать, что мы в него верим.

Часто встречаетесь?

Нет. Встречаемся только когда принимаем новых. Здесь каждый работает для себя. Мы должны показать правильный путь религии.

Расскажи, что это за религия. Что значит правильный путь?

Если хочешь знать настоящую правду, читай Коран и Библию. Соединишь их – получится настоящая религия. Человек не должен выбирать что-то одно.

Ты давно здесь? Кто тебя привел?

Около месяца. Позвал друг. Я знала, что он сюда ходит. Но тогда еще не понимала, что он на верном пути.

Деньги здесь просят?

Нет. Мы сами жертвуем. Мы сегодня умрем. Мы не должны жалеть денег на то, чтобы спасти людей. Человек сам дает сколько нужно.

Дальше разговор прекратился. Длинноволосая женщина в закрытой одежде начала нам объяснять, для чего мы тут собрались. По ее словам, мы все умрем. Поэтому очень важно прийти к настоящей религии и спасти себя. Правильной религией была названа смесь христианской и мусульманской. На первое заседание деньги не вносятся. На второе заседание могут прийти желающие. Но тогда уже надо что-то пожертвовать. Было заявлено, что для спасения людей нужны деньги.

После окончания собрания решила поговорить с парнем лет пятнадцати-шестнадцати. Его мать сначала была против нашего общения, но когда я сказала, что интересуюсь этой религией, задаю вопросы о «правильной религии», она успокоилась.

Ты давно здесь?

С детства. Мама привела. Они меня видят в дальнейшем лидером. Я должен показать людям правильный путь.

Ходишь с желанием?

Нет. Только ради мамы. Они меня выбрали. Если я отсюда уйду, мама не будет против.

Расскажи об этом пути.

Мусульманская и христианская религия должны соединиться. Это считается настоящим и единственным путем. Мы должны держать пост всю неделю, а не только по средам и пятницам, как христиане. Нельзя мясо, молочное. Можно только фрукты, овощи, каши. Как видите, у нас нельзя увидеть полных людей. Человек в первую очередь должен заботиться о душе, а не о теле.

А что берете у мусульман?

Жертвоприношение. У нас есть определенная система. Если приведешь с десяток человек, к тебе другое отношение. Ты на ступень выше остальных. На таких ставят пятно.

Какое пятно?

Капают овечью кровь на руку. Считается, что таких ожидает легкая смерть.

Не думаешь уходить?

Я пока не могу. Мне надо вывести отсюда маму. Пока совсем не похудела и не сошла с ума…

С этим парнем долго поговорить не получилось. Подошла мать и буквально за руку увела его от меня.

Удалось поговорить с девушкой – мусульманкой в платке. Она здесь второй месяц. За это время три раза побывала на собраниях.

Почему решила пойти по этому пути?

Подруги сказали. Решила идти.

Считаешь, что это правильная религия?

Конечно. Здесь я получила душевный покой. По-настоящему спокойно начала жить. Мы все должны думать, что нам предстоит умереть. К смерти надо готовиться. Ты здесь еще только в первый раз. Начнешь ходить больше, все поймешь. Правильно питаться, одеваться – всему научишься.

Правильно питаться?

Да. Нельзя мясное, молочное. Все должно быть халяль. Но ты должна эти продукты очищать. Мы приносим эту еду к Х. Он читает молитвы. Можно кушать только освященные молитвой продукты.

А что насчет одежды?

Необходимо ходить в закрытой одежде. Можно показывать волосы. Надо носить платок. Мы не должны показывать свою красоту. Я об этом и своим подругам говорю.

Что собираешься делать в дальнейшем?

Жить по правильной религии. Меня домашние недолюбливают, но мне все равно. Они попадут в ад. А я в раю буду есть виноград и смотреть, как они мучаются.

Разговор прервался. Мы разошлись по домам. Я ушла вся в недоумении и вопросах: почему люди идут в такие места? Чего им не хватает, что их толкает? Неужели человек настолько доверчив? Или же эти женщины в длинных юбках на самом деле обладают силой гипноза? Или находят слова, которые так сильно воздействуют на мозг человека? Точного ответа нет. И я понимаю, что не особо хочу знать, какие же мысли в голове у этих людей, способных по десять минут, сидя на полу, повторять одно и то же. Если вообще у них осталась способность думать.


Что такое секта?

Секта (лат. secta — школа, учение) – термин, используемый для религиозной, философской группы, обычно у группы бывает лидер. «Секта» не юридический термин, из-за негативного значения его стараются не использовать. Чаще используется термин «деструктивный культ».

В последние годы в России запрещены около 60 религиозных направлений, деятельность около 20 групп временно приостановлена.

Чтобы не попасть под запрет закона, некоторые секты не обозначают свое специальное название, а прячутся среди традиционных религий. Например, называют себя обычными христианами или мусульманами. Но секту можно вычислить по нескольким признакам:

1.    Сектанты стараются привлекать в свою организацию больше людей. Они стараются пропагандировать свое религиозное движение. Некоторые сектанты могут маскироваться, называя себя психологическими тренингами.

2.    В секте тем или иным способом просят деньги. Большинство сект живут только за счет сектантов. Через некоторое время после попадания в секту или с самого начала говорят, что обучение платное.

3.    Книги, буклеты. Чтобы человек включился в новое религиозное движение, ему дают книги, буклеты, диски. Это убеждает их, увеличивает воздействие.

4.    У этих групп бывают свои символы. Сектанты говорят свойственными только им словами или у них бывают тайные амулеты, тату. Это знак, отличающий их от чужих.

5.    В сектах есть духовный лидер. Они могут называться по-разному, но везде применяется один ход – лидера надо беспрекословно слушать и слово духовного лидера всегда верно.

6.    Восприятие разумом ограничивается, преобладает воздействие на чувства человека. Задающих рациональные вопросы здесь не любят. Для упора на эмоциональную сторону человека проводятся какие-то ритуалы, в некоторых под видом «специального чая» используют наркотические вещества.

7.    Секта противопоставляет себя миру. Подчеркивается, что пришедшие в секту выше других. Нового члена подталкивают к противопоставляющим обществу действиям. Например, вводят в конфликт с родителями или парнем, который против пребывания девушки в секте.

8.    У секты имеется некая цель, и люди, состоящие в ней, стремятся к этой цели.

Что делать, если ваш знакомый попал в секту?

1.    Постарайтесь выяснить, в какую секту попал человек.

2.    Можно найти пострадавших от этой секты людей и попросить у них помощи.

3.    Открыто критиковать секту бесполезно. Сектант как наркоман – он не понимает рациональные суждения. Можно переехать в другое место или постепенно выводить человека из секты.

Сотрудник Аппарата Антитеррористической комиссии в Республике Татарстан Георгий Головнев поделился мнением относительно данной проблемы:

«Не могу сказать, что слово «секта» корректно. И в научной сфере нет точного определения этого слова. Некоторые считают, что слово «секта» несет в себе негатив и его нельзя использовать. В научной сфере вместо слова «секта» используют новый термин – НРД (новое религиозное движение). Если посмотреть законы РФ, ничего плохого в новом религиозном движении нет. Это нормально, когда они называют свое религиозное движение правильной религией. Если мы посмотрим со стороны ислама или христианской религии, конечно, мы будем против этого нового движения. Но в обществе это новое движение имеет право существовать, как и ислам, христианство и другие религии. В том случае, если оно не наносит вреда человеку и обществу».

Я вырос в культе и могу рассказать, почему к ним присоединяются «нормальные» люди

  • Женщина по имени Флер Браун рассказывает, каково было расти в составе Всемирной церкви Бога, религиозной организации, похожей на секту.
  • Церковь спроектировала множество катастрофических событий, которые заставили членов церкви сосредоточиться и внести свой вклад — эмоционально и финансово.
  • Церковь финансировалась за счет 30% валового дохода ее члена и ее лидера Герберта У.Армстронг, одноименный «последний апостол» Иисуса Христа, прожил роскошную жизнь в Голливуде.
  • Женщина сказала, что всех заставляли быть невероятно милыми, но дни рождения, макияж и игрушки были запрещены.
  • Браун считает, что к тому времени, когда люди поймут, что они действительно были вовлечены в культ, вся их жизнь уже посвящена служению культовому сообществу.

Когда моя мама потеряла отца, когда ей было чуть за двадцать, она искала ответы и мягкое место для приземления.1970-е годы были непонятным временем для человека, это была эпоха Вьетнамской войны, равноправия и разрушения всех видов традиционных ценностей.

Она нашла прибежище во Всемирной церкви Бога, американской фундаменталистской религии, предлагавшей конкретные ответы ищущим; дорожная карта смысла жизни, наполненная небольшой теорией самопомощи и некоторыми советами по здоровому питанию.

Помимо консервативного дресс-кода и запрета на макияж, церковь была полна вполне нормальных людей.На его пике были миллионы последователей — большие и маленькие, богатые и бедные семьи почти из всех стран мира.

У каждого культа есть своя валюта — у нас был страх.

Герберт У. Армстронг, основатель Всемирной церкви Бога, умерший в 1986 году.Изображения Ap
Первые десять лет моей жизни были наполнены апокалиптическими библейскими предсказаниями. Эти запланированные катастрофические события заставляли членов церкви сосредоточиться и вносить свой вклад — эмоционально и финансово.

В детстве я считал, что у меня никогда не будет времени закончить среднюю школу, выйти замуж или завести собственных детей. Мы всегда были всего в году или двух от глобального голода, эпидемий и Третьей мировой войны — в это время мы, «особенные», были бы унесены в «безопасное место» на Ближнем Востоке на три с половиной года. перед возвращением Иисуса Христа.

Нас учили, что после того, как большая часть мира будет уничтожена, произойдет великое воскресение — воскреснут мертвые, включая людей из прошлых веков. Верные члены нашей особой религии будут вознаграждены руководящими постами. Тем воскресшим смертным, которые согласились с учением, будет дарована вечная жизнь, а остальные будут брошены в озеро огненное.

Не совсем спокойная перспектива для роста. Тем не менее, в детстве меня больше всего волновало, смогу ли я подключить щипцы для завивки к глиняной стене в нашем ближневосточном убежище.

Этот бог, в которого мы так вкладывались, казался отстраненным, недобрым персонажем с мрачным взглядом на жизнь.

Мое собственное ущербное человеческое сердце казалось более мягким, чем у этого бога, которому мы молились — мятежная мысль, которую я не позволял себе взращивать, если она навлечет на себя мирское наказание. На самом деле мой взгляд на «бога» сформировался по образу нашего нарциссического лидера культа.

Использование человеческих потребностей в вере

Студенты Ambassador College Родерик К. Мередит и Раймонд Макнейр, которые были рукоположены Гербертом У. Армстронгом в качестве ведущих «евангелистов» в 1952 и 1953 годах соответственно. Соня Кинг / Wikimedia Commons

Всемирная Церковь Бога была создана Гербертом Армстронгом, рекламщиком, который потерял работу во время Великой депрессии и направил свои рекламные таланты в сторону религии.Спустя несколько десятилетий он возглавил успешную многонациональную религиозную корпорацию, стоимость которой сегодня составляет многие миллиарды долларов. Неплохой поворот для обанкротившегося копирайтера из Орегона.

Этот одноименный «Последний апостол» Иисуса Христа, получивший 30% десятины от валового дохода своих членов, жил жизнью знаменитости на территории дворцов в предгорьях Голливуда. Это было частично религией / в основном бизнесом. Религиозный медиа-магнат, он руководил международным радио, телевидением и издательским бизнесом, а также 3 университетами и совершил кругосветное путешествие на своем частном самолете, обсуждая мир во всем мире с президентами и премьер-министрами.

И Армстронг, и его современник, еще более отстраненный от культа Элрон Хаббард (Церковь Саентологии), имели на своей стороне дар воображения — Хаббард — писатель-фантаст, Армстронг — автор рекламы. Их слова и мир были достаточно убедительными и убедительными, чтобы соблазнить миллионы жертвовать огромную часть своего дохода в церковную казну.

Армстронг вел жизнь знаменитости, в то время как его последователи изо всех сил пытались выжить.

Это было пророчество до Google, и, учитывая несколько альтернатив, на которых можно было бы сосредоточиться, мой детский ум неохотно принял эту среду как реальность.

Как и в большинстве культов, в распространении «истины» присутствовал агностический слой. Наши церковные учителя предостерегали нас от того, чтобы делиться церковными секретами со школьными друзьями, соседями или другими посторонними — это были привилегированные истины, которые открывались, когда они решали, что кто-то был должным образом «обращен». Как следствие, я держал язык за зубами в школе и церкви. теории редко подвергались сомнению.Позже меня часто называли таинственным и скрытным. Мне потребовались годы, чтобы понять, что это не внутренняя часть моей натуры, а что-то, что я разработал, пытаясь не привлекать к себе внимание.

Благочестие рядом с благочестием

Члены Всемирной церкви Бога читают, мечтают и раскрашивают книжки-раскраски в главном офисе Церкви в Пасадене, Калифорния., 24 января 1979 г. Джордж Брич / Ap Images
Еще одна характеристика культовой жизни — отсутствие подлинного самовыражения. У культов есть мощный объединяющий моно «культ». У нас все были магнитно милыми.

«Все такие … ( не могу понять … ах, это ) … так мило!» был комментарий, который я часто слышал, когда рос, от соседей, школьных друзей, партнеров — любого, кто имел контакт с кем-то из нашей церковной группы.Это было похоже на рай на земле для новобранцев; которые часто были избиты и ушиблены жизненными невзгодами.

Процесс идеологической обработки был лучшей частью пребывания в группе. Новых людей приглашали на ужин, они активно расспрашивали об их прошлом, предлагали домашнюю еду и поддержку по дому, их танцевальная карта была заполнена веселыми светскими мероприятиями. Любовь разбомблена.

Милость разрушила преграды.Это также препятствовало установлению соответствующих границ, когда участники чувствовали себя некомфортно. Но это казалось небольшой платой, чтобы вписаться в него. В мире собачьего-собачьего, кто не хочет быть частью опьяняюще приятного сообщества — даже или ?

Это чувство общности было тем, чего мне очень не хватало, когда я уходил… и исследования показывают, что это большая причина, по которой многие люди выходят из одного культа, чтобы присоединиться к другому. Иногда «культ» — это корпорация со схожей ограничительной культурой.

Эту нирвану доброты невозможно поддерживать с комфортом. В нашем сообществе было чувство «Степфорда», а наш эмоциональный калейдоскоп имел ограниченный спектр. Некоторые чувства были более духовными, чем другие — саморефлексия, печаль и тревога поощрялись и вознаграждались похвалой — гнев, радость и празднование считались потаканием своим желаниям, менее духовными, нечестивыми. Празднование дня рождения было примером — вершиной самооценки — и было запрещено вместе с «языческими» празднованиями Рождества и Пасхи.Это вызывало у меня нескончаемое смущение в школе и мешало наладить глубокие связи с моими нецерковными сверстниками.

Трагедия считалась очищающей для души, страдание — предпосылкой духовного роста. Как следствие, это привлекло людей. Погряз в нем.

Культы редко выдерживают второе поколение

Пророчество использовалось как инструмент, позволяющий членам сосредоточиться и посвятить себя делу. Герберт Армстронг — HWALibrary.com/ Facebook

Культовая жизнь меня не устраивала. В детстве мне очень хотелось встать посреди двухчасовых субботних проповедей, где игрушки и разговоры были запрещены, и выкрикивать слова «стоп!» в верхней части моих легких.

В подростковом возрасте я безмолвно жаловался на скучную скуку от повторяющегося поведения.У меня был чрезвычайно любопытный ум, и я мечтал стать журналистом — занятие поиском истины, которое церковь никогда не смогла бы вынести. Мне сказали, что журналисты работают в субботу, так что это не вариант.

Я хотел встречаться с людьми за пределами группы, все в небольшом сообществе чувствовали себя для меня семьей. Это тоже было запрещено — правило, которое я неоднократно нарушал, очень рискуя. Я помню, как мне неоднократно снились кошмары, связанные с женитьбой на моем брате — символ отсутствия химии, которую я испытывал к тем, кто был в моей закрытой церковной группе сверстников.

У меня был еще один повторяющийся кошмар, когда я застрял в черно-белом лабиринте, который никогда никуда не вел, и я никогда не мог выбраться из него. Оглядываясь назад, кажется очевидным, что это представляло собой эмоциональное заточение группы, в котором интуитивно ничего не имело особого смысла.

Как и у большинства подростков, у меня был дикий период. Но в моем мире это длилось недолго, потому что последствия были ужасающими.

Несмотря на свое непокорное сердце, я знал, что уход будет дорого стоить — это означало отвернуться от семьи, друзей детства и моего восприятия любой формы безопасности.

Вместо того, чтобы просто «перерасти» свою бунтарскую фазу, я, в конце концов, полностью ее закрыл и отправился в религиозный колледж, чтобы изучать теологию и попытаться укротить свое дикое сердце.

Есть ряд факторов, которые выводят людей из-под контроля культа. И самое замечательное в том, что часто, когда вы обнаруживаете свободную нить на свитере, все распутывается.

Выход из группы

«Книги были моей главной связью со свободой мысли.» Park Street Press

Книги были моей главной связью со свободой, если подумать — я читаю не менее трех в неделю, часто не ложусь спать до утра, чтобы дочитать их.

Когда мне было 20, я достал книгу с полки моего любимого книжного магазина под названием Combatting Cult Control Mind Control. Таково было мое собственное сознание в то время, что мне потребовалось все свое мужество, чтобы подойти к прилавку и заплатить за книгу.

«Не будь дураком — ты не в культе. Лучше возьми путевую книжку », — сказало мое обусловленное« я »любопытному« я ».

Я задержался у полки и пролистал книгу с таким колотящимся сердцем, что было трудно даже читать. Я быстро нашел страницу, где перечислены 12 черт характера, которые вы, вероятно, испытаете в культе. Это втянуло меня в себя. Я начал листать список — ожидая, что меня просто просвещают, а не загоняют в угол.

Были такие вещи, как групповая деятельность, отнимающая все ваше время, не оставляя вам свободного времени для себя.Они активно препятствуют тому, чтобы проводить время с семьей и бывшими друзьями вне культа.

Я быстро заплатил за книгу и не ложился спать, пока не дочитал ее в 3 часа ночи. Это было пугающе, подавляюще, но больше всего опьяняло. Я знал, что моя жизнь кардинально изменится. У меня была «жизнь».

В этом вся суть культов, они воруют жизнь.

«Промывание мозгов» было незаметным, а признаки дисфункции были в основном скрытыми.В лесу не было ни жертвенных козлов, ни диких секс-игр, ни шляп ведьм. Мы не носили разноцветную одежду, не жили в хиппи-коммуне и не пели песни на улице. И в этом-то и дело. Некоторые из самых коварных культов и культур могут показаться нормальными снаружи.

Если вы принадлежите к культу, вы, вероятно, не читаете это. Но если вас беспокоит кто-то, кто может им быть, я настоятельно рекомендую прочитать «Борьба с контролем над сознанием культа».

Почему «нормальные» люди присоединяются к культам?

Кадр из программы Герберта Армстронга «Мир завтра.» Мир завтра 1978-1986 / Facebook

Мало кто сознательно присоединяется к культу. Культы красиво упакованы, чтобы внешне выглядеть совершенно иначе. К тому времени, когда люди понимают, на что они на самом деле купили, вся их жизнь посвящена служению культовому сообществу.

Я никогда не записывался в секту.Мой выбор родителей, а не мой, мне было два года, когда я вошел в группу, и 20, когда я нашел в себе смелость уйти.

Мой папа был классическим кандидатом. С двумя маленькими детьми он неохотно последовал за моей мамой, чтобы сохранить семью. Лояльность к группе была настолько велика, что «необращенные» партнеры и даже дети часто оставались позади. Бог (он же «Церковь») был первым. Всегда.

Мои тети и дяди высказали свои опасения, но, как и его собственные вопросы об окружающей среде, в которые он вошел, их голоса были отодвинуты глубоко под поверхность — чтобы обеспечить эмоциональное выживание и сохранить единство семьи.

Если она предлагала женщинам эмоциональное утешение, безопасность и встроенное «поддерживающее» сообщество, то эта группа давала мужчинам статус, дисциплину и предсказуемость. «Хорошее» поведение было вознаграждено повышенным авторитетом. Эта система позволила некоторым из самых неожиданных людей подняться на вершины лидерства в группе. Менталитет «да» и жажда власти были предпосылкой к власти. Те, кто больше сомневается или больше сосредоточен на собственных интересах, чем на интересах сообщества, как правило, остаются на средних уровнях системы, никогда не получая статуса.

Мой папа был профессионалом с высокими достижениями до того, как присоединился к группе, но не соответствовал шаблону. Но все конкурирующие старые привычки обречены на слом в мире культа, и в конце концов его «эго» было сломлено, и он занял свое место среди рядовых.

Он был далеко не один. Перед смертью основателя нашей церкви в возрасте 94 лет членство в нашей глобальной группе достигло головокружительных высот. Это был переворот в убедительной коммуникации.Теле- и радиопередачи были отличной воронкой, не было стука в дверь, набор сотрудников был тонким и в основном равным.

Установка была превыше всего. Наша группа была иудео-христианской, то есть они отмечали ветхозаветные (иудейские) праздники и святые дни, включая субботу, субботу. Эта суббота положила конец многим профессиональным амбициям, и роль генерального директора, которую отец занимал 60 часов в неделю, быстро уступила место низкостатусной должности продавца.

Волонтерская работа имела решающее значение для сохранения популярности группы.Вскоре он потерял связь с друзьями и семьей. Эти досадно скептически настроенные братья и сестры были вытеснены всеми замещающими мероприятиями на выходных. «Он потерял свою личность», — сказали мне братья и сестры моего отца много лет спустя.

Культы поощряют задавать важные жизненные вопросы по пути. Как только вас зачисляют, они хлопают дверью, когда задают вопросы.

Жгучие жизненные вопросы, которые вели людей в церковную группу, активно обескураживали, когда вы попадали внутрь. От членов требовалось направить свои рассуждения и любопытство на «большую причину» — более крупную цель — «спасти мир» и себя от будущего духовного разрушения.

Спустя годы я осознал, как это детское программирование подпитывало во мне чувство миссионерского рвения, но одновременно культивировало глубокое чувство бессмысленности и тщетности.

Даже после отъезда я обнаружил досадное слепое пятно для высокомерных, эгоистичных, бессмысленных лицемеров, педалирующих педали. Как это ни парадоксально, доверять всем остальным казалось невозможным — неудивительно, что я считал, что у всех есть манипулятивные планы.

Моя первая работа после ухода из церкви носила сектантский характер — включая культуру, которая вращалась вокруг одержимого, нарциссического диктатора и бредового лидера. Мне потребовались годы, чтобы распознать последствия.

И все же я странно благодарен за опыт — вот несколько причин, почему.

То, что выросло в культе, научило меня реальной жизни

Мой опыт взросления в культе сделал меня чувствительным к манипуляциям и сильным защитником основных человеческих свобод. В частности, я решительно поддерживаю право на свободу самобытности — право, выходящее за рамки свободы слова, с которым мир только сейчас начинает соглашаться.

Через призму жизни я замечаю культовое поведение во многих сферах повседневной жизни, в том числе в корпоративном мире. В последнее время я вижу это отражением в культуре стартапов, когда люди часто работают в организациях, которые едва окупаются, обещая будущие возможности, которые обычно появляются только для основателей и ранних инвесторов.

Вот некоторые из ценностей, которыми я научился жить:

Никакие правила или обычаи не являются священными. Ставьте под вопрос все. Не подчиняйтесь принципам «следует» — соглашайтесь только на то, что имеет смысл и кажется правильным.

Чувствуйте все и не позволяйте никому указывать вам, как себя чувствовать.

Все чувства равны — нет чувств «выше», и все они имеют ценность.

Каждый человек уникален по своей природе.Вам не нужно никому это доказывать, тем более самому себе.

Остерегайтесь элитарных групп — все равны.

Не проверяйте свою личность за дверью — где угодно — у вас есть право выражать свою уникальность в любой среде.

Дни рождения важны — звучит банально, но это один день в году, когда вы можете сосредоточиться на ценности себя и своей жизни. Празднуйте это.

Проверьте, сильно ли вы вынуждены что-то делать просто потому, что подсознательно повторяете неприятный или неразрешенный эмоциональный опыт детства.

Зарегистрируйтесь здесь, чтобы получать любимые истории INSIDER прямо на свой почтовый ящик.

Следуйте за Флер Браун на Medium.

3 причины, по которым люди присоединяются к культам, по словам терапевта по восстановлению культа

  • Документальный сериал HBO «Клятва» исследует секс-культ NXIVM и задает центральный вопрос: «Как кто-то попадает в опасный культ?»
  • По словам терапевта Рэйчел Бернстайн, лечащего бывших членов культа, не существует одного профиля или набора черт, которые делают кого-то восприимчивым.
  • Скорее, это смесь желания самосовершенствования и сообщества, а также времени.
  • Посетите домашнюю страницу Insider, чтобы узнать больше.

Новый документальный сериал HBO «Клятва» о NXIVM, сексуальном культе, прикрывающемся многоуровневой маркетинговой компанией, которая продает курсы самосовершенствования, выдвинул на первый план разговоры о культах.

«Клятва» направлена ​​на ответ на главный вопрос: как кто-то может попасть в секту, если ее лидер «промывает мозги» членам, а в некоторых случаях эксплуатирует их в сексуальном, финансовом и эмоциональном отношении?

Основатель и лидер NXIVM Кейт Раньер, которого участники называли «Авангардом», делал это в течение десятилетий и был арестован по семи обвинениям, включая торговлю людьми в целях сексуальной эксплуатации, в июне 2019 года.

Услышав эти тревожные истории о связанном с культом сексуальном насилии, клеймении и шантаже, вполне понятно, что зрители могут подумать: «Меня никогда не обмануть, заставив вступить в секту».

Но, по словам терапевта Рэйчел Бернстайн, которая специализируется на лечении переживших культы из групп, включая NXIVM и саентологию, все не так просто.

«Многие люди скажут: ‘Как ты мог участвовать?’ И это потому, что вам никогда не сообщают всю информацию о группе, которая с самого начала оказывается культовой », — сказал Бернстайн Insider.«Таким образом, у вас есть только та информация, которая вам была дана, которая является очень избранной, и вы делаете свое суждение, основываясь на этом. Никто не может принять полностью обоснованное решение, прежде чем вступить в секту».

Однако есть несколько общих нитей, которые привлекают людей к этим типам организаций.

Они хотят стать лучше, профессионально или лично

Культы обычно продаются как организации, которые способствуют самосовершенствованию, означает ли это обещание просветления в случае тантрических сексуальных культов или навыки, позволяющие делать все профессионально. сбываются мечты, которые NXIVM проповедует в форме курсов самопомощи.

Вот почему, по словам Бернстайна, люди, которые стремятся улучшить себя в личном или профессиональном плане, могут быть подвержены присоединению к культу.

Хотя трудно обобщить тип человека, который был бы окутан культом, Бернштейн сказал, что те, кто хочет исцелить от детских травм или других прошлых травм, и те, кто хочет стать более продуктивными и успешными в своей карьере, могут склониться к присоединиться к коварной организации.

Они хотят большего чувства общности

Люди, которые стремятся к более тесным человеческим связям, также могут с большей вероятностью стать жертвами культа. Близкие отношения — это потребность человека. Используя эту склонность, культы могут стать намного более коварными.

В «The Vow» анонимная бывшая участница, прозванная «Джейн», сказала, что ее привлекло NXIVM из-за чувства общности, которое он создавал.

Джейн сказала, что на протяжении всей своей жизни ей было трудно установить глубокие отношения с другими женщинами, поэтому, когда она услышала, насколько сплочены члены NXIVM и что есть группа только для женщин, к которой она может присоединиться, она заинтересовалась.

В подкасте «Побег из NXIVM» Сара Эдмондсон, еще одна бывшая участница, сказала, что задним числом она поняла, что обещание глубокой человеческой связи тонко влекло ее в организацию, несмотря на то, что она считала себя человеком со многими друзьями.

По словам Бернстайна, сообщество является отличительной чертой любого культа, потому что оно позволяет лидеру формировать менталитет стаи, усиливая давление со стороны сверстников.

«Иногда люди просто хотят общаться с людьми, с которыми, по их мнению, у них есть что-то общее, а культ обеспечивает мгновенное сообщество, любовную бомбежку и язык, на котором вы все внезапно заговорите», — сказал Бернстайн, часто ссылаясь на жаргонные культы. создавать для своих членов.

В NXIVM, например, участники называют такие чувства, как тревога и страх, «ограничивающими убеждениями», а лидера Раньера — «Авангардом».

«Итак, пословица« Он или она говорит на моем языке »заставляет вас чувствовать, что у вас есть что-то общее с этими людьми.Вот что делают культы. У каждого из них есть свой жаргон, сказал Бернштейн.

Они находятся в состоянии крайней уязвимости

По словам Бернштейна, личность и жизненные цели человека — не единственное, что делает его уязвимым для культов. Время также играет роль.

Она сказала, что ее бывшие пациенты-члены культа часто говорят ей, что никогда бы не присоединились к культу, если бы они не пережили трудное жизненное событие в то время, когда к ним обращались.

Согласно Бернштейну, люди, у которых недавно были диагностированы неизлечимые или хронические заболевания, впервые живут самостоятельно, пережили смерть любимого человека или допустили серьезную ошибку в карьере, как правило, находятся в нестабильном состоянии, и поэтому могут присоединиться к группе, которую они иначе не признали бы.

«Время играет большую роль в восприимчивости людей», — сказала она.

Если вы проявите эти 9 черт личности, у вас больше шансов присоединиться к культу

Если вам интересно, кто и почему присоединяется к культам, краткий, но жуткий ответ заключается в том, что в них может втянуться практически любой. «В этом коварство манипуляции разумом», — говорит Bustle Лиза Кон, выжившая в культе и автор предстоящих мемуаров « На Луну и обратно, ».«Почти кем угодно можно манипулировать обещаниями лучшего завтра, ответами на их вопросы или чувством собственной правоты (или греховности)». Но, похоже, есть несколько черт личности, которые могут повысить вероятность присоединения кого-то к культу, и эти организации (из-за отсутствия лучшего слова) часто играют в них.

В зависимости от личности человека и того, что он ищет в жизни, он может быть немного более восприимчивым к тому, что обещает культ. «Культы охотятся на уязвимости…. чтобы способствовать их делу, — рассказывает Bustle психолог доктор Мишель Бартон, директор Psychology Life Well. — Культы ищут бесправных и изгоев. Людей, больше всего нуждающихся в поддержке, заманивает перспектива принадлежности к чему-то или чему-то значимому «.

И поэтому поначалу секты могут казаться такими великими, а также почему людям может быть трудно понять, что они даже присоединиться к одному из них. Как говорит Кон: «Каждый здравомыслящий человек, скорее всего, сказал бы:« Я не восприимчив к культу ».«И каждый человек, которого я знаю и знал, кто был в культе, сказал бы вам, что они не были в культе». Но опять же, это все часть промывания мозгов. «Когда вы входите, вы знаете, что это правильно, и, следовательно, это не культ «, — говорит Кон.

Хотя человек, безусловно, может покинуть культ, ему может быть сложно увидеть его таким, какой он есть. Так что распознать, какие черты личности ищут культы, может быть лучший курс действий, чтобы избежать втягивания в первую очередь. Вот несколько типов личности, которые обычно ищут культы, когда они не вербуют новых членов.

1

Те, кто хочет чувствовать себя одобренным

Эндрю Заех для Bustle

Все в той или иной степени ищут одобрения. Мы все хотим, чтобы мы нравились нашим друзьям, мы хотим чувствовать себя принятыми на работе и так далее. Это совершенно естественно, поэтому то, что у кого-то есть желание принадлежать, не означает, что он собирается присоединиться к культу.

Но когда человек отчаянно нуждается в одобрении — возможно, из-за давнего чувства пренебрежения — внимание и принятие культа могут ощущаться как желанный бальзам.

«Если у кого-то есть много неудовлетворенных потребностей в одобрении … культ может показаться этой гостеприимной группой, которая заставляет их чувствовать себя хорошо», — говорит Bustle психолог и исполнительный тренер доктор Перпетуа Нео. Вот почему члены секты склонны играть с этой чертой, когда ищут новых членов.

«Культ … поначалу может приветствовать вас с распростертыми объятиями», — говорит доктор Нео. «Когда вы чувствуете себя уважаемым, безопасным и важным, это усиливает ваше чувство принадлежности и преданности группе.»

2

Те, кто ищет идентичность

Ханна Бертон / Суета

Люди, которые отчаянно ищут одобрения, могут с большей вероятностью присоединиться к культу, чтобы почувствовать свою принадлежность. то же самое верно и для людей, которые ищут свою идентичность.

«Когда вы чувствуете, что ваша личность нестабильна, или вы не совсем уверены в том, кто вы есть, то культ упрощает это», — доктор Нео говорит. «Они помогают вам принять решение.Если вы чувствовали себя бродягой по жизни или не чувствуете, что ваши отношения достаточно глубоки — иными словами, вы можете быть окружены людьми и чувствовать себя ужасно одиноким — культ может дать то чувство семьи, которого у вас никогда не было. опытный «.

Конечно, это не значит, что люди, которые ищут новых друзей или чувствуют себя одинокими, будут захвачены культом. Но это правда, что многие культы охотятся на этом желании.

«Вот как они выживают и растут», — говорит Кон.»И да, секты ищут людей, которых, по их мнению, восприимчивы. Много лет назад, когда я провел лето, обращаясь в свою веру, нам сказали искать одиночек, студентов, людей, которые, казалось, ищут или задают вопросы … потому что у нас были ответы «.

3

Те, кто являются последователями, а не лидерами

Ханна Бертон / Суета

Культы часто сосредоточены вокруг сильного лидера, который, как правило, динамичен, теплый и вдохновляющий — все черты, которые могут быть невероятно привлекательными для кто-то, чья личность поддается следованию за другими, вместо того, чтобы быть лидером.

Как говорит доктор Нео: «Лидеры культов могут … быть увлекательными и динамичными — они втягивают вас в себя, вы ими восхищаетесь, и вы думаете:« Это тот, с кем я хочу быть связан! »»

Хотя это может быть привлекательным для всех, слова лидера культа могут сильно ударить по ушам людей, которые ищут кого-то, за кем можно последовать или подражать. Если им нравится, когда им говорят, что им делать, предсказуемый распорядок дня культовой жизни также может быть невероятно привлекательным.

4

Те, кто ищут смысл

Эндрю Заех для Bustle

Мы все хотим понять «смысл жизни», найти свою цель и узнать больше о себе.Но люди, которые отчаянно ищут истину, могут с большей вероятностью попасть в группу, которая предлагает быстрые ответы на их вопросы или обещает более значимое и светлое будущее.

«Культы с упрощенными объяснениями в сочетании с харизматическим лидером, который усовершенствовал методы манипулирования вами, играют на этом», — говорит доктор Нео. «Если то, что они предлагают, согласуется с вашим стремлением к пониманию, тогда вы с большей вероятностью присоединитесь к ним».

5

Те, у кого шизотипическое мышление

Эшли Батц / Суета

Шизотипические мыслители идут по краю шизофрении, фактически не имея иллюзий или разобщенности с обществом, связанных с этим расстройством, доктор- говорит Нео. Однако у них действительно есть странные убеждения и поведение, которые могут попасть в сферу убеждений типа заговора, инопланетного или сверхъестественного типа. «И большинство культов распространяют [эти] странные идеи, доктрины и верования, которые могут совпадать с кем-то более высоким в шизотипии», — говорит она.

6

Высоко внушаемые

Эшли Батц / Суета

Культы работают, промывая мозги своим членам. Так что на самом деле, любой может оказаться втянутым или стать жертвой своих интеллектуальных игр.Но это может быть еще более вероятно для тех, кто склонен к сильному внушению или легковерности, а также для тех, кто так отчаянно хочет найти смысл в жизни, что они готовы дать все, что угодно, .

«Культы могут просто приписать все сверхъестественной потусторонней причине. Например, если что-то идет хорошо, это из-за [Сверхдержавы / Лидера культа]. Если что-то пойдет не так, это [Сверхдержава / Лидер культа] проверяет вашу веру, чтобы увидеть, насколько решительно да, или это способ «открыть другую дверь» », — сказал доктор. — говорит Нео. Чтобы думать таким образом, требуется определенная непредвзятость, которая может перейти в легковерность.

Но именно из-за этого образа мышления члену культа становится трудно покинуть группу после того, как он спустился в пресловутую кроличью нору. «Вы делаете ставку — с каждым вашим шагом и каждой каплей веры, которую вы вкладываете в этот культ, вы просто надеетесь на желаемый результат при ваших следующих инвестициях», — говорит доктор Нео. «И часто вы чувствуете, что вложили так много, что трудно выйти из-за стола, потому что это гарантирует, что вы потеряли все.«

7

Те, кто постоянно обвиняет других

Эндрю Зэ за суету

Отказавшись от этого,« люди, которые не берут на себя личную ответственность за свои действия, [которые] предпочли бы обратиться к высшей власти, чтобы дать ответ по собственному поведению, «также с большей вероятностью могут присоединиться к культу, — говорит доктор Бартон. — Обвинители — это игра в прайм-тайм в разгар сезона для культового менталитета. Обвинители становятся идеальными членами культа, [поскольку они] отлично следят за другими и не имеют моральных проблем с этим, независимо от последствий.»

8

Те, кто всегда злятся

Эндрю Заех для суеты

В то время как тот, кто ищет истину, может с большей вероятностью присоединиться к религиозному культу, тот, кто всегда зол, может быть более вероятным присоединиться к группе экстремистского типа.

«Если кто-то рассержен или недоволен, он потенциально более восприимчив к культам или другим экстремистским группам, потому что экстремистская группа / культ даст им чувство принадлежности, ощущение себя по сравнению с ними, «чувство обвинения« другого »и снова быть более« правильным »или« истинным »», — говорит Кон.«Люди по своей природе являются социальными животными с сильной потребностью в принадлежности, и когда у кого-то нет этого смысла в своей жизни, они могут (и находят) найти его в культах и ​​экстремистских группах».

Это не означает, что всякий, кто злится, присоединится к культу. Но если культ появится и будет играть на этом гневе правильным образом, они могут быть втянуты в себя с большей вероятностью.

Культы охотятся на людей, которые чувствуют себя аутсайдерами, поэтому легко понять, почему низкая самооценка может повысить вероятность того, что кто-то попадет в группу, которая обманывает их и пытается заставить их почувствовать себя принадлежащими.

Как говорит Кон: «Если у кого-то низкое чувство собственного достоинства, он может … быть восприимчивым к культу, потому что культ может либо подтвердить их низкое чувство собственного достоинства, либо предложить им путь к спасению. , »или культ может ложно повысить их чувство собственного достоинства, сделав их частью избранной группы». Опять же, это уловка, чтобы привлечь новых людей. И это часто срабатывает.

Имейте в виду, однако, что то, что у кого-то есть одна (или несколько) из этих черт, , а не означает, что они захотят присоединиться к культу или что они будут втянуты в какую-то группу. Однако важно знать, как действуют секты и в какие типы интеллектуальных игр они могут играть, чтобы они не казались панацеей. Мы все хотим принадлежать, и все мы хотим иметь свою «группу». Но, несмотря на то, что говорят культы, есть гораздо лучшие способы сделать это.

Набор культа | HowStuffWorks

Вы можете представить себе «рекрута культа» как явно обеспокоенного молодого человека, возможно, «психически больного», легко эксплуатируемого неэтичными культистами. Но исследования показывают, что у людей, которые присоединяются к культам, лишь немного выше частота психических расстройств, чем у населения в целом.

членов секты происходят из всех слоев общества, всех возрастных групп и всех типов личности. Однако одна общая черта среди большинства новобранцев культа — это повышенный стресс : Исследования показывают, что большинство людей, которые в конечном итоге присоединяются к культу, были завербованы в особенно стрессовый период. Это может быть стресс, связанный с подростковым возрастом, первый выход из дома, тяжелый разрыв, потеря работы или смерть любимого человека. Люди, испытывающие значительный стресс, могут быть более восприимчивыми, когда человек или группа людей заявляют, что у них есть ответ на все их проблемы.Майкл Лангоне, доктор философии, психолог, специализирующийся на культах, также определяет некоторые психологические черты, которые могут повысить вероятность успешного вербовки человека, в том числе:

  • зависимость — сильное желание принадлежать, проистекающее из неуверенности в себе
  • неуверенность — нежелание сказать нет или подвергнуть сомнению авторитет
  • легковерность — склонность верить тому, что кто-то говорит, не задумываясь об этом
  • низкая терпимость для неуверенности — потребность получить немедленный ответ на любой вопрос в черно-белых тонах
  • разочарование в статус-кво — чувство маргинализации в пределах своей собственной культуры и желание увидеть, что культура изменится
  • наивный идеализм — слепая вера что все хороши
  • желание духовного смысла — потребность верить, что жизнь имеет «высшую цель»

Рекрутеры культа проводят время в местах, где вы можете встретить людей в период экстремального стресса или обладающих вышеуказанными личностными качествами — то есть где угодно. Некоторые особенно плодотворные места приема на работу могут включать университетские городки, религиозные собрания, группы самопомощи и поддержки, семинары, связанные с духовностью или социальными изменениями, а также бюро по безработице. В статье 1990 года, опубликованной в San Francisco Examiner, неназванный экс-член культа прокомментировал, как легко попасть в ловушку: «Люди не осознают, насколько мы все восприимчивы. Эти улыбающиеся лица побуждают вас покупать это, когда вы». быть наивным и принимающим «. Она была принята на работу в кампусе Калифорнийского университета в Сан-Диего, когда ей было 19 лет.Ее родители устроили ее «депрограммировать» восемь лет спустя (подробнее о депрограммировании в разделе «Уход»).

Основные методы культовой вербовки вращаются вокруг обмана и манипуляции . Потенциальным новобранцам не сообщается истинный характер или намерения группы. Вместо этого рекрутеры изображают это как нечто массовое, непринужденное и безобидное. Они могут сказать людям на церковном собрании, что их группа собирается раз в неделю, чтобы обсудить способы сбора денег для нового приюта для бездомных.Они могут пригласить старшеклассника поговорить о том, как государственные услуги могут улучшить поступление в колледж. Рекрутеры идентифицируют конкретные потребности или желания своих целей и играют в соответствии с ними. Они учатся улавливать страхи и уязвимости человека и соответствующим образом изображать культ. Например, если молодая женщина только что пережила тяжелый разрыв, и она чувствует себя подавленной и одинокой, член культа может сказать ей, что его группа помогает людям преодолеть межличностные проблемы и восстановить их уверенность в себе, чтобы начать все сначала.Если мужчина только что потерял жену в автокатастрофе и не может смириться с тем, что не попрощался с ней, вербовщик может заявить, что его группа помогает людям достичь мира после внезапной смерти.

Подробнее о 25-й поправке и Конституции

Может показаться странным, что кто-то принимает такие приглашения, но есть несколько факторов, которые делают его более приемлемым. Во-первых, рекрутером может быть кто-то из этих людей.Он мог быть в общежитии той молодой женщины в колледже или в группе поддержки выживших этого мужчины. А тот, кому грустно, одиноко или отчаянно, может быть более склонен доверять тому, кто утверждает, что знает путь к счастью. Кроме того, секты обычно изолируют новобранцев, чтобы они не могли пройти «проверку реальности». Они могут проводить собрания или службы в то время, которое обычно проводят с семьей и друзьями; они могут проводить «ретриты», которые погружают новобранца в послание группы в течение нескольких дней; и они могут попросить новобранцев не обсуждать группу с другими, пока они не узнают о ней больше, чтобы они не вводили людей в заблуждение и не рассказывали им только часть истории.Такая изоляция резко сужает структуру обратной связи человека на какое-то время до такой степени, что единственные люди, с которыми он действительно общается, — это члены культа, к которому их приглашают. Поэтому их сомнения относительно группы никогда не подкрепляются, и вместо этого они превращаются в неуверенность в себе. Оглядываясь на всех улыбающихся, дружелюбных людей, которые, очевидно, обрели мир и счастье, следуя по этому пути, кажется, что это должен быть правильный путь.

Когда человек посещает одно собрание, службу или лекцию, его приглашают на другое, еще одно и еще одно. Его приняли в культовую семью и пригласили посвятить себя группе. С первого дня это процесс манипуляции и обмана. А для тех, кто остается, процесс найма завершается подчинением их собственных личностей «воле группы». В следующем разделе мы увидим, что влечет за собой культовая обработка.

Почему люди присоединяются к культам? Анимированный учебник по

Как бы нам ни хотелось думать, что мы делаем свободный выбор как рациональные личности, все мы более или менее поддаются внушению и подвержены социальному давлению.Маркетологи в социальных сетях не питают иллюзий по этому поводу. Распространяются руководства о том, как использовать психологические уязвимости и влиять на поведение. (Одна из самых продаваемых книг по бизнесу на Amazon — это руководство под названием «Влияние : психология убеждения ».) Такие методы составляют основу огромной глобальной индустрии, основанной на рекламе, которая также используется для распространения политической пропаганды и дезинформации. Ничто из этого не было бы столь же прибыльным и эффективным, как если бы люди могли легко сопротивляться манипуляции.

Но есть степени влияния и восприимчивости. Например, не каждый, кто делает хорошую репутацию для рекламодателей, может вступить в секту или экстремистскую группу. Что делает людей зависимыми от лидеров культа? Что заставляет их — в банальной фразе, бессердечно взятой из массового самоубийства в Джонстауне — «пьют Kool-Aid»? Видео на TED-Ed выше, написанное культовым экспертом доктором Джаней Лалич, почетным профессором социологии Калифорнийского государственного университета в Чико, начинается с некоторых базовых требований.

Не все культы религиозны: некоторые из них являются политическими, терапевтическими, ориентированными на самосовершенствование или иначе.

Не все новые религии являются культами.

Лалих определяет культ как «группу или движение с обычно крайней идеологией, обычно воплощенное в харизматическом лидере…». У большинства культов есть общие черты », такие как« высокий уровень приверженности со стороны своих членов », строгая иерархия и« заявления о том, что дают ответы на самые важные вопросы жизни.«Культы не терпят инакомыслия как изнутри, так и снаружи.

Различия между культами и религиями могут показаться незначительными, но культы отделяют своих членов от общества в целом и стремятся к прямому и тотальному контролю над своей жизнью, в то время как большинство основных религий (которые, возможно, возникли как культы) этого не делают. Религии могут обращать в свою веру, но культы используют методы, более похожие на схемы пирамид, чтобы заставить новобранцев лично идентифицировать себя с идеологией и распространять ее. Используя наши желания связи, комфорта, смысла и принадлежности, они создают то, что в DSM-V называют «нарушением идентичности из-за длительного и интенсивного принудительного убеждения».”

Культы «препятствуют критическому мышлению, затрудняя высказывание сомнений, когда все вокруг вас моделируют абсолютную веру». Новички испытывают болезненный когнитивный диссонанс, который со временем они пытаются преодолеть, укрепляя свою преданность. Ощущение невозвратной стоимости делает им все труднее признать, что им лгали, манипулировали и использовали. Культы тормозят «психологический и эмоциональный рост» своих членов, что является «особой проблемой для детей», которые рождаются или воспитываются в них.Вера, как утверждает урок Лалиха, не должна заставлять человека жертвовать своей семьей, друзьями, личной моралью и деньгами в пользу авторитарного лидера.

Сама Лалих понимает культы не только как академический исследователь, но и как бывший член политического культа, в котором, по ее словам, «вам не разрешалось думать самостоятельно, в то время как вам было сказано думать самостоятельно». Это подводит нас к животрепещущему вопросу, который задавали так много раз за последние четыре года. Является ли абсолютная, непоколебимая преданность действующему президенту культовым поведением? «Трампизм» — это культ? Открытое письмо на сайте Lalich’s Cult Research, подписанное рядом выдающихся психологов, психиатров и других экспертов, советует: «Мы должны обратиться к свидетельствам, а их предостаточно.”

Связанное содержание:

Карл Саган предсказывает упадок Америки: мы скатимся, не зная, «что правда», «Незаметно, снова в суеверие и тьму» (1995).

Кристофер Хитченс отвергает культ Айн Рэнд: «Нет необходимости иметь эссе, пропагандирующие эгоизм среди людей; Не требует армирования »

Исаак Азимов оплакивает «культ невежества» в Соединенных Штатах (1980)

Умберто Эко составляет список 14 общих черт фашизма

Джош Джонс — писатель и музыкант из Дарема, Северная Каролина. Следуйте за ним на @jdmagness


Межличностные связи и вербовка в культы и секты в JSTOR

Давняя традиция в социальных науках объясняет вербовку в религиозные культы и секты на основе соответствия между идеологией группы и лишениями тех, кто присоединяется. Более поздний подход к вербовке утверждает, что межличностные связи между членами и потенциальными рекрутами являются важным элементом. В этой статье мы сначала показываем, что это дополняющие, а не конкурирующие подходы.Затем, поскольку имеющаяся доказательная база роли межличностных связей ограничена и качественна, мы представляем количественные данные, относящиеся к трем совершенно различным радикальным религиозным группам. В каждом случае существует подавляющая поддержка той решающей роли, которую социальные сети играют в формировании и росте таких групп. Затем мы ищем границы этого явления. Имеющиеся исследования показывают, что не только вербовка сект и сект, но и приверженность традиционным верованиям поддерживается социальными сетями. Однако сети, похоже, не играют важной роли в принятии слегка девиантных оккультных верований. Вера в сеансы и карты Таро, например, похоже, распространяется через средства массовой информации при небольшом посредничестве со стороны социальных сетей. Мы обсуждаем значение этих открытий для теории вербовки сект и культов.

Текущие выпуски теперь размещены на веб-сайте Chicago Journals. Прочтите последний выпуск. Основанный в 1895 году как первый в США научный журнал в этой области, American Journal of Социология (AJS) представляет собой новаторскую работу из всех областей социологии с упором на построение теории и инновационные методы.AJS стремится обращаться к широкому кругу читателей-социологов и открыт для вкладов представителей различных социальных наук — политологии, экономики, истории, антропологии и статистики в дополнение к социологии, — которые серьезно привлекают социологическую литературу к созданию новых способов понимания социальной сферы. . AJS предлагает обширный раздел рецензий на книги, в котором определены наиболее выдающиеся работы как начинающих, так и устойчивых ученых в области социальных наук. Время от времени появляются заказные обзорные эссе, предлагающие читателям сравнительное углубленное изучение известных названий.

С момента своего основания в 1890 году в качестве одного из трех основных подразделений Чикагского университета, University of Chicago Press взяла на себя обязательство распространять стипендии высочайшего стандарта и публиковать серьезные работы, которые способствуют образованию, способствуют общественному пониманию , и обогатить культурную жизнь. Сегодня Отдел журналов издает более 70 журналов и сериалов в твердом переплете по широкому кругу академических дисциплин, включая социальные науки, гуманитарные науки, образование, биологические и медицинские науки, а также естественные науки.

членов культа Кто они?

Кайла Тейшейра

В течение нескольких минут поиска в Интернете, пытаясь найти ответ на вопрос, какие люди и какие мотивации у них есть для присоединения к культам, трудно не быть атакованным широким спектром стереотипных ответов. Поиск дал ответы, показывающие, что многие или, возможно, даже большинство людей думают, что люди попадают в культы, потому что они «глупы», «промыты мозги», «сумасшедшие», «слабоумные», «типы, которым нужно сказали, что делать »,« или люди, которые слишком ленивы, чтобы мысленно думать самостоятельно », и это лишь некоторые из них.В дополнение к ранее упомянутым стереотипам, одно утверждение, заслуживающее высокого признания за свое выдающееся невежество, описывает культы как «опасные тоталитарные группы, возглавляемые пьяными маньяками, эмоционально, сексуально и финансово охотящимися на уязвимых последователей» (Дженкинс). Если честно по отношению к людям, придерживающимся этих заблуждений, понятно, почему эти дезинформированные суждения так широко распространены. Поскольку освещение в СМИ имеет тенденцию взрывать общество такими историями, как 914 смертей в Джонстауне, 49 самоубийств членов Heaven’s Gate или столкновение между сотрудниками правоохранительных органов и последователями Дэвида Кареша в Уэйко, штат Техас, людям может быть трудно не поддаваться влиянию эта информация. Несмотря на дезинформацию, которую нам скармливают через освещение в СМИ, люди, которые присоединяются к культам, обычно не сумасшедшие, с промытыми мозгами или глупцы. Согласно исследованиям, некоторые из которых можно найти в книге Лорна Л. Доусона Социология новых религиозных движений , члены культа соответствуют относительно схожему демографическому составу в большинстве новых религиозных движений (НРД). Общие характеристики, которые проявляются у членов различных культов, включают: более высокий уровень образования, более слабый духовный фон, более высокий финансовый успех, более молодой возраст и меньшее количество ограничений по времени.В дополнение к рассмотрению демографических характеристик сектантов в этой статье будет рассмотрено, почему эти люди с большей вероятностью присоединятся к культам / НРД, и будет ли это выгодно для миссии культового лидера, способствующей успеху группы.

Вопреки распространенному мнению, люди с высшим образованием с большей вероятностью присоединятся к культам, чем люди с меньшим образованием. Доусон пишет, что «за некоторыми исключениями исследования показали, что новобранцы в МПД в среднем заметно лучше образованы, чем широкая публика» (87).Хотя не все учащиеся посещают школу добровольно, люди, получающие ученую степень или имеющие ученую степень, имеют более высокую вероятность быть непредубежденными при представлении новой информации. Студенты часто сталкиваются с новыми идеями из всех областей обучения, и благодаря этой постоянной конфронтации они чувствуют себя более комфортно и лучше подготовлены для обработки новой информации. Это не означает, что образованные люди слепо принимают все идеи, скорее, они склонны принимать и обрабатывать идеи и аргументы, прежде чем критиковать или отвергать их.

С точки зрения культов, что касается образования, то для того, чтобы культ «был правильно понят, учения [большинства НРД] требуют грамотного интеллекта, готовности учиться и отсутствия страха перед незнакомыми концепциями. и язык »(Доусон 87–88). Похоже, это говорит о том, что без любознательного характера своих членов культ может не иметь шансов на рост и процветание, поскольку члены общества с более низким уровнем образования имеют больше шансов преждевременно отвергнуть идеи культа. Из-за этого отсутствия понимания или интереса к обучению они не будут получать выгоду или отвечать взаимностью в культе, и поэтому они не составляют большинство новобранцев НРД.

Было установлено, что помимо образования, финансовое положение новобранцев является связующим звеном между членами секты. В большинстве случаев люди с большими деньгами / более высоким финансовым положением присоединяются к культам. Люди, которые присоединяются к культам, «в непропорционально большой степени принадлежат к семьям среднего и высшего среднего класса, привилегированным слоям населения» (Доусон 88).Это утверждение можно объяснить несколькими способами. Во-первых, как упоминалось выше, люди с высшим образованием чаще присоединяются к культам, и также бывает, что люди с более высоким образованием часто получают более высокую зарплату, чем те, у кого нет. Возможно, в заявлении Доусона образование и финансовый успех рассматриваются как независимые факторы при приеме на работу НРД, тогда как, возможно, финансовый успех напрямую связан с уровнем образования и не должен учитываться отдельно, а должен рассматриваться как зависимый друг от друга. Еще одна причина, по которой более состоятельные люди присоединяются к культам, — это идея о том, что у них более высокое чувство стабильности в своей жизни. Поскольку более обеспеченные люди чувствуют себя в большей безопасности в повседневных заботах жизни, у них больше свободы преследовать внешние интересы, такие как духовные занятия. Можно также возразить, принимая богатство как меру успеха, что люди, которые стремятся и достигают успеха в одной сфере своей жизни, более склонны искать роста и успеха и в других областях, таких как их желание начать изучение духовного сторона жизни.

Наличие богатых рекрутов может пойти на пользу культу. Члены могут не только последовательно и уверенно обеспечивать себя, но и вносить финансовый вклад в удовлетворение потребностей и рост группы. Еще одним преимуществом наличия богатых членов является то, что более вероятно, что из-за того, что люди финансово обеспечены, у них будет больше времени и меньше стрессов, что дает им возможность сосредоточить свое внимание на другом месте, где есть культ.

Еще один интересный момент, который следует коснуться, — это то, что большинство людей, которые присоединяются к культам, имеют менее духовное или религиозное воспитание.Доусон пишет о концепции, называемой религиозным исканием, которая по существу относится к действиям человека, ищущим какое-то религиозное / духовное влияние. Доусон выдвигает «утверждение, что религиозное стремление является необходимым предварительным условием для обращения в НРД» (89). Хотя то, что Доусон делает о людях, присоединяющихся к культам, может быть правдой в некоторых случаях, я не согласен с тем, что у каждого должно быть это духовное искание в качестве предварительного условия, и другие источники для обращения могут вступить в игру для тех, кто не имеет религиозного фона, когда решит присоединиться. культ.Это больше связано с тем, как люди воспринимают информацию и прочно ли укоренилась их позиция по определенной теме. Вероятно, можно с уверенностью сказать, что в рамках западной культуры люди были знакомы с идеей религии, но некоторые до сих пор не связались с ней или никогда не будут ассоциировать ее. Если предположить, что люди в целом подвергают сомнению или размышляют о религии и духовности в какой-то момент своей жизни, тогда люди с религиозным прошлым будут метафорически заполнить свое пространство, а те, у кого его нет, будут иметь пустое пространство.Развивая метафору места для парковки, давайте определим Джека как человека с пустым местом для парковки, что означает, что он не имеет религиозного происхождения. У Джули есть парковочное место, которое всегда было занято Chevys, что означает, что она имеет твердое религиозное происхождение. И к Джеку, и к Джули подходит Боб, продавец автомобилей, и он продает Форды. Бобу будет намного проще убедить Джека купить Ford, несмотря на то, что он не был на рынке, чтобы купить автомобиль, потому что у него уже есть свободное место, Ford, кажется, обладает удивительными характеристиками, и у него действительно нет веских оснований для того, почему он не должен покупать Форд.С другой стороны, Джули, скорее всего, не купит Ford, потому что она всегда покупала Chevys, которые, в отличие от Джека, выросли с менталитетом, что Форд означает «Найдены на дороге мертвыми», она не ищет новую машину, а будет негде его припарковать. Для Боба Джека, несомненно, легко продать, потому что он до этого не занимал никакой позиции по поводу автомобилей, тогда как Джули, похоже, проиграла дело из-за ее глубоко укоренившегося восхищения Chevys. Независимо от того, покупает ли человек машину, разговаривает с другом о новом продукте или находится на пути «религиозных искателей», суть в том, что почти всегда легче убедить кого-то, кто не имеет определенной позиции по рассматриваемому вопросу, чем это состоит в том, чтобы изменить мнение человека и попытаться заново ввести новую концепцию.

Для культового лидера это понятие могло быть очень ценным. Если культ тратит бесчисленные часы, пытаясь убедить заядлого потребителя Chevy перейти на Ford, они не только рискуют обидеть человека, но и тратят время и ресурсы, которые могли бы стремиться к легкой продаже, как Джек. Если секты хотят добиться успеха, они должны понимать, где их время будет использовано наиболее разумно и кому они должны продавать свое послание.

Мало того, что люди без духовной идентичности с большей вероятностью будут вербованы, молодые люди, ищущие свою личную идентичность, также с большей вероятностью присоединятся к культам. «Члены большинства МПД непропорционально молоды» (Доусон 86). С психологической точки зрения, многие молодые люди присоединяются к культам, потому что они находятся в переходный период, пытаясь обрести независимость, одновременно пытаясь сформировать чувство принадлежности вдали от дома. Согласно иерархии потребностей Маслоу, третий уровень — это потребность в любви, привязанности и принадлежности, которая утверждает, что «когда потребности в безопасности и физиологическом благополучии удовлетворены, может возникнуть следующий класс потребностей в любви, привязанности и принадлежности. »И« люди стремятся преодолеть чувство одиночества и отчуждения »(Саймонс, Ирвин и Дринниан).Культ может удовлетворить эту потребность в общении и дать молодому члену почувствовать себя стабильным и утешенным во время перехода. Еще один аргумент, который следует привести, заключается в том, что молодые люди пытаются найти свою собственную идентичность как взрослого и отдельную от идентичности, которую они, возможно, приняли в подростковом или подростковом возрасте. Как упоминается в книге о социальной работе в семье, «на этом этапе молодые люди сосредотачиваются на том, чтобы стать независимыми взрослыми, способными действовать самостоятельно» (Коллинз, Джордан и Коулман 72).Молодые люди хотят доказать себе и другим, что они готовы принимать собственные решения и выбирать то, что лучше для них.

В дополнение к поиску идентичности, через который проходят молодые люди, у них также меньше ограничений по времени, чем у пожилых людей. У молодых людей, как правило, меньше трудоемких обязанностей, таких как воспитание детей или управление своей карьерой, поэтому у них, в свою очередь, больше свободного времени и гибкости, чтобы сосредоточиться на своем участии в культе. Доусон отмечает, что, поскольку МПД более коллективны и исключительны в своих обязательствах, «требования и желания, которые сопровождают семейную жизнь и воспитание детей, часто вступают в конфликт с постоянными обязательствами членства в этих группах» (86).Естественно, пожилые люди с напряженным графиком и полной загрузкой семейных и социальных обязанностей могут не находить времени, чтобы посвятить себя культу, на который может быть способен молодой человек. Конечно, не все МПД требуют полного и безраздельного внимания со стороны своих членов, но у них будет больше шансов на успех, если члены смогут поставить группу на первое место в своем списке приоритетов. Молодые люди — это просто группа, у которой есть время для таких дел. Практически не имея к этому никакого отношения, культ может стать высокоприоритетным аспектом повседневной жизни молодежи без угрозы вмешательства.Однако обратная сторона этого состоит в том, что по мере взросления молодых взрослых членов, если они начинают создавать семьи и делать карьеру, культ может отойти в сторону из-за того, что человек переключает свое время на другие аспекты вне культа.

Ясно, что члены культа не глупы или слабоумны. Эти люди состоятельные, образованные и ответственные взрослые, которые решили стать частью МПД. По отдельности и в целом есть причины, по которым определенные люди присоединяются к культам, и то, как эта демографическая группа людей приносит пользу культу и способствует его росту и процветанию. Вдобавок тот факт, что большое количество членов соответствует такой демографии, может дать культу преимущество. Согласно «оценке Карла Роджерса о том, что участие в группе может быть очень мощным», можно утверждать, что по мере того, как идеи группы принимаются более твердо и чем сильнее связи между членами, тем больше шансов на успех у культа (Саутвелл и Merbaum 302). Эти демографические данные используются как «горячие кнопки», которые помогают убедить других, [что] можно проследить до эмоций, воспоминаний и переживаний, которые являются общими для большого процента населения »(Larson 270).Сознавая или не осознавая эту демографию, все лидеры культов проповедуют аудитории, и сходство между членами может помочь обеспечить более согласованный результат.

Рекомендуемое Art

  • «Тату фигуристка» от Вики Иглз

Цитируемые работы

  • Коллинз, Дональд, Кэтелин Джордан и Хизер Коулман. Введение в семейную социальную работу . Итаска, штат Иллинойс: F.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *