Я считаю что он не прав: Онлайн переводчик: я считаю, что он неправ

Содержание

«НЕ ПРАВ» или «НЕПРАВ», как правильно пишется?

Слово «не прав» пишет­ся раз­дель­но с отри­ца­тель­ной части­цей «не», кото­рая исполь­зу­ет­ся в роли под­черк­ну­то­го отрицания.

Чтобы выяс­нить слит­ное или раз­дель­ное напи­са­ние сло­ва «прав» с «не», опре­де­лим, какой частью речи оно является.

Часть речи слова «не прав»

Я думаю, что ты не прав на этот раз.

Ты (каков?) не прав.

Интересующее нас сло­во обо­зна­ча­ет непо­сред­ствен­ный при­знак пред­ме­та, поэто­му отне­сем его к каче­ствен­ным прилагательным.

Прилагательные могут писать­ся с «не» как слит­но, так и раз­дель­но, например:

Из спаль­ни доно­сит­ся негром­кая колыбельная.

Грянуло не гром­кое, а про­сто оглу­ши­тель­ное «ура».

Правописание слова «не прав»

Слово «прав» осо­бен­ное. Во-первых, оно обра­зо­ва­но от пол­ной фор­мы при­ла­га­тель­но­го «пра­вый»: кото­рое име­ет крат­кие фор­мы, раз­ли­ча­ю­щи­е­ся кате­го­ри­ей рода:

  • собе­сед­ник прав;
  • жен­щи­на права;
  • дитя пра­во.

В совре­мен­ном рус­ском язы­ке пол­ная фор­ма при­ла­га­тель­но­го «пра­вый» упо­треб­ля­ет­ся в ином зна­че­нии, так что крат­кие фор­мы при­об­ре­ли неко­то­рую лек­си­че­скую само­сто­я­тель­ность. Считается, что, обо­зна­чая прав­ди­вость и спра­вед­ли­вость взгля­дов, мне­ний и пр., эти крат­кие фор­мы при­ла­га­тель­но­го уже не име­ют пол­ной фор­мы с точ­но таким семан­ти­че­ским зна­че­ни­ем. Слово «пра­вый» явля­ет­ся анто­ни­мом при­ла­га­тель­но­му «левый» и обо­зна­ча­ет про­стран­ствен­ную рас­по­ло­жен­ность чего-то или кого-либо отно­си­тель­но пред­ме­та, рас­по­ло­жен­но­го слева.

Обратим так­же вни­ма­ние, что сло­во «не прав» явля­ет­ся ска­зу­е­мым в пред­ло­же­нии, то есть выпол­ня­ет син­так­си­че­скую функ­цию, ана­ло­гич­ную упо­треб­ле­нию гла­го­ла в пред­ло­же­нии. А как пишут­ся гла­го­лы с отри­ца­тель­ной части­цей «не»? Правильно, раз­дель­но! Вот и сло­во «не прав», упо­доб­ля­ясь по син­так­си­че­ской функ­ции гла­го­лу, тоже пишет­ся раз­дель­но с отри­ца­тель­ной части­цей «не», кото­рая исполь­зу­ет­ся в роли под­черк­ну­то­го отри­ца­ния. Теоретически воз­мож­но слит­ное напи­са­ние сло­ва «неправ», кото­рое, как пра­ви­ло, не исполь­зу­ет­ся в пись­мен­ной речи.

Запомним пере­чень ана­ло­гич­ных крат­ких форм при­ла­га­тель­ных, не име­ю­щих пол­ной фор­мы или име­ю­щих в пол­ной фор­ме иное значение:

  • не рад встрече;
  • не горазд выполнить;
  • не дол­жен объяснять;
  • не скло­нен шутить;
  • не готов отвечать;
  • не наме­рен идти;
  • не согла­сен высту­пать и пр.

Эти крат­кие фор­мы при­ла­га­тель­ных могут быть в пред­ло­же­нии как само­сто­я­тель­ным ска­зу­е­мым (имен­ной частью ска­зу­е­мо­го), так и быть связ­кой в соста­ве гла­голь­но­го ска­зу­е­мо­го. В любом слу­чае с части­цей «не» эти крат­кие фор­мы при­ла­га­тель­ных все­гда пишут­ся раз­дель­но, например:

Вечером я не наме­рен рабо­тать в библиотеке.

Он не скло­нен согла­сить­ся с мои­ми доводами.

Ты не дол­жен так посту­пать со сво­ей сестрой.

Петр не волен в сего­дняш­нем выбо­ре занятия.

Признай нако­нец, что ты не прав!

Слово «не прав» с отри­ца­тель­ной части­цей «не» сле­ду­ет пра­виль­но писать раздельно. 

Скачать ста­тью: PDF

«Я угроза нацбезопасности США»: Бутина об иноагентах, Навальном и куклах Барби

«Газета.Ru»: Зачем вы пошли в Думу?

Мария Бутина: Изначально, еще до избрания, я предполагала, что имею желание работать в комитете по международным делам, поскольку у меня есть международный опыт не только обучения и проживания в США, но и в рамках своей общественной деятельности в движении «Право на оружие» я посещала мероприятия по темам народной дипломатии, студенческих обменов, продвижению темы самообороны и права на оружие — более 15 государств.

Я считаю, это ценно, и поэтому сейчас у нас как раз формируются в Государственной думе межпарламентские «группы дружбы». Пока не принято решение, кто конкретно на какую страну будет определен. Я подала свои пожелания. Позже обязательно сообщу о результатах.

— Это не США?

— Естественно, нет. Во-первых, есть затруднения, связанные с США, — прежде всего, это невозможность моего въезда в эту страну.

Я являюсь угрозой национальной безопасности США, и поэтому было бы сложно, наверное, выстраивать межпарламентский диалог, не имея возможности посещения этой страны. Задачи провоцировать Соединенные Штаты моей персоной у нас нет.

Поэтому назначать меня в межпарламентскую группу дружбы в качестве «красной тряпки», на которую в Вашингтоне будут реагировать, нет. Задача России — любыми путями восстановить взаимоотношения с США. Другое дело, что они на это идти не хотят, а это должно быть все же двустороннее движение.

— А почему вы избирались в Думу не от родного Алтайского края?

— Я осознанно выбирала регион, от которого хочу избираться в Госдуму. Я сразу решила, что это не будет мой родной Алтайский край, поскольку я там выросла, у меня есть с ним, в том числе, с региональными элитами, взаимосвязь — кто-то там крестный, кто-то одноклассник, и так далее.

Этот момент не дал бы возможности проводить независимую политику. Когда ты находишься в парламенте, когда тебе необходимо подписать какой-то не всем приятный депутатский запрос, инициировать проверку или принять решение, которое противоречит интересам местных элит. Очень сложно это сделать, когда у твоего отца есть друг, который с ним учился в университете и который может ему позвонить и сказать: «Слушай, что там делает твоя дочь».

Почему Кировская область — или, как ее еще называют, Вятка? Пожалуй, это для меня определенный вызов, недооцененный регион на федеральном уровне.

Когда я шла в Думу, у меня эти моменты были осознанными — работать в международном комитете, не избираться от родного региона, и есть еще одна вещь, которую я не могу упустить из фокуса внимания, — это противодействие иностранному вмешательству во внутренние дела. Последнее — конечно же, вопросы по иностранным агентам.

— Раз уж мы заговорили об иноагентах, в чем, по-вашему, смысл этого понятия? Это патриот какой-то другой страны или меркантильный человек, который за деньги делает то, что ему скажут?

— По-разному бывает. Это очень тесно пересекается с вопросом, почему люди начинают работать на иностранную разведку. То есть они работают в системе одного государства и неожиданно превращаются в шпиона другого.

close

100%

Мария Бутина на VII Всемирном конгрессе российских соотечественников, проживающих за рубежом, «Россия и соотечественники в меняющемся мире», октябрь 2021 года

Илья Питалев/РИА «Новости»

Мотивов может быть много. Кто-то действительно идеологически верит, что заокеанские друзья желают всего хорошего для российского населения и поэтому готовы давать деньги на продвижение определенных интересов.

Есть люди, которые просто считают, что они в состоянии обмануть или, так сказать, обдурить иностранного интересанта, что они сейчас за эти деньги сами придут к власти и все организуют, а потом — как пойдет с иностранными спонсорами.

Это большое заблуждение, потому что на той стороне тоже не дураки, они прекрасно умеют подписывать человека под определенные гарантии, просто так денег не тратят.

И есть люди, которые просто работают за деньги, понимая, что, как говорится, кто платит — тот и музыку заказывает.

Речь не идет о запрете их деятельности, если это не экстремистская деятельность, если это не приносит вреда государству.

Если же речь идет о том, что это просто деятельность в иностранных интересах, продвижение определенной повестки — она может быть очень разная, и не всегда совершенно очевидная.

То есть определяющим фактором иноагентства являются не столько деньги, сколько именно деятельность в интересах иностранного заказчика.

Поэтому, чтобы не попасть в ситуацию, связанную с тем, чтобы не оказаться вдруг иноагентом, призываю людей все-таки рационально подходить к своему выбору. Не дистанцироваться от него, а нести ответственность за принятые решения.

Каждый случай рассматривается отдельно, и на сегодняшний день органом, принимающим решение по включению в реестр иноагентов, является Министерство юстиции. И я считаю это абсолютно правильным, поскольку, как вы знаете, сейчас это лежит в плоскости административного права. А это означает, что человек сначала вносится в реестр, а потом имеет право обжаловать этот статус.

— То есть должна быть возможность выйти из него?

— Обжаловать можно. Через суд. Но здесь есть очень важный элемент. Я считаю, что в наш будущий закон, который должен быть целостным, очень важно добавить предупреждение, что человек может быть признан иноагентом, и процедуру выхода. То есть если вы приняли решение не работать больше на иностранного заказчика, у вас должна быть четкая и ясная процедура выхода, это не пожизненный статус. На сегодняшний день такой процедуры не предусмотрено, и очень жаль.

— А если брать журналистов. Я по роду деятельности очень часто сталкивалась и с учеными, и с иностранными атташе, и для меня они все были источником информации для заметок. Но, тем не менее, мой коллега Иван Сафронов примерно за такую же работу уже два года сидит в Лефортово.

— Я не буду комментировать дело Сафронова, поскольку не обладаю достаточным количеством информации.

— И все же, механизмы иноагентства не очень понятны. Кто будет проверять, во что я верю, кому я служу, какие у меня внутренние убеждения?

— Здесь несколько моментов. Я бы назвала закон по иноагентам законом по противодействию иностранному вмешательству во внутренние дела РФ.

— Ключевое слово — «вмешательство»?

— Да, конечно. Закон об иноагентах всегда будет субъективен. Каждый случай будет рассматриваться отдельно. Это не плоскость права, где вы в состоянии выделить, как в уголовном праве — есть ДНК, найденное на месте преступления, есть человек, ДНК которого совпадает с этими образцами, соответственно, это является вещественным доказательством. С иноагентами будет сложнее.

Вы прекрасный сейчас пример привели о себе. Есть еще и другие российские, в том числе государственные телеканалы, которые работают за рубежом, которые в том числе критически высказываются по тем или иным вопросам, по политическому курсу, в том числе, России.

Еще пример — пандемия. Есть ряд сообществ, которые активно продвигают необходимость для граждан России иметь право на выбор, в том числе иностранной вакцины от COVID-19, и еще частенько называют, какой именно. Вот это для меня было бы — я не Минюст, чтобы принимать такое решение, — но это было бы определенного рода красным флажком, чтобы посмотреть на деятельность этой организации. Потому что это вызывает беспокойство.

close

100%

Мария Бутина на презентации своей книги »#Тюремный дневник» в Москве, 2020 год

Алексей Майшев/РИА «Новости»

Почему так сложно в отношении иноагентов — потому что те заказчики, которые работают в интересах своей страны, они ведь тоже не работают линейно. Вряд ли они придут к вам и скажут: «Вот тебе пачка долларов, ты должен сделать вот это».

— Совершить переворот?

— Конечно. Я вам могу привести один из таких примеров. В Йельском университете действует программа, она называется «Воспитание молодых лидеров». Эта программа названа в честь американского бизнесмена Хэнка Гринберга. Эту программу, в частности, закончил Алексей Навальный.

Чтобы понять, как это работает и почему человек вдруг на частные деньги открывает программу по подготовке лидеров, вы начинаете смотреть, чем занимается Гринберг. И выясняется, что он занимается скупкой бизнеса в периоды нестабильности и страхованием рисков, когда государство находится в периоде революции.

Так получилось, что я общалась лично с Гринбергом, и его основной капитал пришелся как раз на 1990-е, он профилируется на российском рынке 90-х годов.

— Он скупал активы в 1990-е годы?

— Совершенно верно, в частности, банковские. И потом предлагал страхование — ваш бизнес рухнет, я вам гарантирую какие-то деньги.

Злодейство это или нет? Нет. Как говорится, просто бизнес и ничего личного.

— Мы же тоже так делаем в других странах?

— Просто есть разные методы. Есть методы открытой дипломатии, когда вы приходите и открываете Русский культурный центр и официально продвигаете народную дипломатию супротив публичной.

— Ну, наш балет и Чайковский — это ведь тоже неофициальное влияние.

— Это народная дипломатия. Это когда вы открыты и говорите: «У нас есть общие культурные ценности, приходите и посмотрите наш концерт». Так делают российские культурные центры.

Но при этом есть другой вариант, и этим принципиально отличается народная дипломатия от того, что делают США, от гражданской дипломатии. Они неофициально дают деньги своим активистам на продвижение определенной задачи, даже если с этими взглядами волонтер не согласен.

То есть одно дело, если вы певец и говорите: «Хочу петь Чайковского, посмотрите, какая красота». Кстати, недавно было исследование, что самое популярное предновогоднее представление американцев — «Щелкунчик». Они почему-то совершенно уверены, что Чайковский — это великий американский композитор.

— Что касается народной дипломатии. На днях по СМИ разлетелась информация, что вы планируете чуть ли не запретить куклы Барби и разработать стандарты, во что играть детям.

— Нет, стандартизацию кукол я не планирую. Речь исключительно о том, чтобы в детских садах, которые находятся на государственном балансе, были стандарты игрушек, в которые играют дети. Прежде всего речь идет, конечно, не о куклах, а о развивающих играх — настольных играх, кубиках с буквами.

Естественно, это не вопрос законодательного регулирования, это вопрос исполнительной власти.

Я переговорю на эту тему с Министерством просвещения. Здесь нужно будет провести очень большую работу, потому что речь идет о необходимости соблюдения ГОСТов и работы с психологами, которые просмотрят инициативу с учетом современных реалий.

Во-первых, необходимо понимать, из каких материалов изготовлены игрушки — чтобы они не были ядовитыми. И следующий важный момент — это раннее развитие ребенка. Они сейчас все у нас в планшеты играют, из-за чего страдает мелкая моторика.

Вот по этим всем стандартам я бы прошлась и все-таки приветствовала политику протекционизма в отношении именно приобретения наших отечественных игрушек.

close

100%

Мария Бутина, освобожденная из тюрьмы в США, в международном аэропорту Шереметьево, октябрь 2019 год

Виталий Белоусов/РИА «Новости»

То есть образы должны быть добрые, вечные, на которых ребенок будет проходить свое становление. Известно же, что формирование характера происходит до шести лет, а мы начинаем заниматься ребенком с точки зрения воспитания только с шести лет, когда он попадает в школу.

— А в чем принципиальное отличие между русской куклой и той же Барби?

— Речь не идет о расовых вопросах, которые сейчас мне пытаются приписать. Вопрос идет только в том образе, который транслирует кукла.

Что транслирует американская кукла Барби? Она транслирует распущенность, оголтелый феминизм.

Я за права женщин. Больше того, я считаю, что именно бороться за права женщин нужно, не выставляя напоказ вот таких кукол в коротких юбках. Это явно не способствует развитию молодой девочки.

Кукла Барби привлекает внимание яркой, броской, пошлой одеждой. Я не предлагаю людям закутаться в платки, вовсе нет. Главное — другое: мы показываем в кукле образ скромной, воспитанной, образованной девушки.

Российские же куклы прививают детям традиционные семейные ценности. Девочка воспитывает в себе мать. У нее должна быть возможность завернуть пупса. Вот съездите на фабрику детских игрушек, любую, посмотрите наши игрушки, где обязательно можно пупса пеленать. Мы же говорим про традиционные семьи. Почему в качестве образца мы не используем именно вот этот посыл, что вот она семья.

Еще раз подчеркну — я не предлагаю запрещать Барби. У меня была красивая кукла Барби в бальном платье. Это была не ЛГБТ-кукла, абсолютно нормальная кукла. Когда мне было пять лет, я очень мечтала о Барби. И очень любила — почти из коробки не доставала, настолько трепетно я к ней относилась, потому что это у нас были первые западные куклы.

Но больше всего я любила мягкие игрушки. Я помню, как мне дедушка подарил песика.

— Вернемся к иноагентам. Получается, все зарубежные СМИ вне закона?

— Про зарубежные СМИ ни в коем случае речь не идет, они исключаются в этом случае. В законе даже сейчас есть ряд исключений. Например, они связаны с благотворительными организациями, которые занимаются, например, борьбой с распространением, например, ВИЧ-инфекции, есть экологические организации, поддержки материнства и детства. Целый перечень компаний, которые не получат маркировку, даже если получают иностранное финансирование.

— Как быть с добросовестными людьми, которые не хотят вреда своей стране, а просто используют те возможности, которые им дает жизнь? Допустим, журналисты, им предлагают поработать на радио «Свобода» (признано в России иностранным агентом), и им за это Минюст выносит предупреждение или объявляет иноагентом. Как быть в этой ситуации?

— Я считаю, что человек, который принимает решение за плату работать на иностранное СМИ, должен понимать, что он будет иностранным агентом.

— Автоматически?

— Безусловно. Здесь не может быть никаких двойных стандартов. То есть вы понимаете — это оплачиваемая работа за деньги. И нет задачи государства в данном случае выяснять давали ему редакционное задание или нет.

— Бывает же просто журналистика.

— Не бывает. Я, как вначале вам сказала, в просто журналистику не верю. И в независимых журналистов я не верю, в независимые СМИ. Любое средство массовой информации, любой журналист доносит субъективную точку зрения. У каждого издания всегда есть редакционная политика, независимо от того, прогосударственное оно или оппозиционное.

— Для человека может быть неочевидным, что он автоматически становится иноагентом. То есть он может делать что-то во благо страны, но не знать, что он работает на какую-ту организацию или не видеть в этом ничего такого?

— Для этого, во-первых, я предлагаю общий закон, в котором все это было прописано.

Во-вторых, я предлагаю внести процедуру предупреждения, чтобы у человека не возникало вот этого — утром проснулись, и раз, вы в списке иноагентов.

Чтобы ему можно было дать предупреждение с разъяснением, что ваша деятельность имеет признаки.

— Чтобы он уволился с радио «Свобода» и перешел в государственное СМИ?

— Ну, это право человека решать.

— Почему недостаточно существующих механизмов регулирования — редакционная политика, количество просмотров, интерес со стороны читателей для определения, хорошее СМИ или плохое?

— А я ни в коем случае не определяю, хорошее СМИ или плохое.

close

100%

Мария Бутина на открытии выставки художественных работ российского бизнесмена Виктора Бута в Общественной палате РФ в Москве, декабрь 2021 года

Алексей Куденко/РИА «Новости»

— Маркировка — это же дополнительный штамп, смотрите — это иноагенты. Мы заранее предупреждаем…

— Нет. Мы заранее предупреждаем читателя, что конкретное издание финансируется иностранным государством. Он имеет право знать, когда анализирует информацию, в чьих интересах ту или иную позицию ему выдают. Это право прежде всего наших граждан.

— Если мы не берем журналистов, а берем вот Алексея Навального. В чем он не прав, как гражданин, как человек, позиционирующий себя как борца с коррупцией… Ну, я сейчас исхожу из того образа, который он сам себе формирует.

— А в чем он неправ? Он закон нарушил. За это сел.

— То есть он сознательно пошел на преступление?

— Безусловно. Я вам на пальцах объясню, как это выглядит на самом деле. Я просто была предпринимателем после окончания вуза на протяжении первых пяти лет, у меня был мелкий бизнес, и я знаю, что такое работать с поставщиками. Вот первый вариант. Давайте конкретный пример Навального возьмем — вот вы, допустим, производитель, пилите лес, кругляк, например, и у вас проблемы со сбытом. Значит, вы ищете того человека, который станет вашим переговорщиком, платите ему копеечку, он забирает свой процент и продает ваш лес. Вот это законная схема.

Теперь мошенническая схема, к которой прибег Навальный: предположим, у вас есть некоторое количество людей, которые пилят лес, и у них уже есть линейка сбыта, вот они все работают, и тут приходите вы и говорите: «Ребята, нет, вы напрямую работать не сможете, вы будете все обязаны работать через меня, потому что я знаю губернатора», — вот это мошенничество. И это то, что сделал Алексей Навальный.

Вы заставляете людей буквально-таки шантажом отдавать вам деньги. Это мошенничество.

— Вопрос по поводу вашей поездки к нему в тюрьму: впечатления, зачем вы поехали, какая была задача и почему все превратилось в медиа-кампанию?

— Потому что он симулянт.

Первое, самое главное, я в Общественной палате была членом Комиссии по безопасности и взаимодействию с Общественной наблюдательной комиссией (ОНК). Это в прямом смысле единственный в мире институт. В других странах его нет.

Теперь смотрите, что случилось: мне позвонил председатель ОНК Владимирской области, и пожаловался, что на них организована травля в СМИ. Члены ОНК по запросу Навального приехали в тюрьму. Он с ними поговорил, все нормально. Его спросили, что и как, он сказал: «Я хочу того, того». Ему поменяли матрац, у него болела спина, и они ушли.

На следующий день появляется материал, переданный, как я понимаю, через его адвокатов, где он всеми нехорошими словами говорит, что ОНК бесполезная и так далее. Я за коллег была обязана заступиться, по-другому я не могла, я считаю этот институт очень важным.

Сказать, что они идеально работают — нет. Безусловно, в их работе тоже есть моменты, где они не отследили, недосмотрели и так далее. Но само присутствие института общественных наблюдателей в принципе важно.

Навальный сам просил, чтобы они пришли. Даже не то, что они какие-то факты искажали, он назвал их бесполезными. Меня это задело именно как человека, который курирует этот институт, и опять же, ко мне бы ОНК пришли в Америке и посмотрели, как я в карцере четыре месяца сижу, было бы классно. Но никто не пришел, потому что нельзя.

Поэтому я решила проверить, что там происходит. Я не знала, что увижу. Более того, предупредила: «Ребят, я человек, который прошел через все это. Я честно скажу, что увижу».

Приезжаю — вижу обычный барак, причем заполненный процентов на 30, вижу человека, который не встает на построение, который просто лежит, отказывается в принципе от выполнения даже элементарных обязательств, как помыть под своей койкой. Который встает в моем присутствии, понимая, что я медийное лицо, совершенно спокойно ходит, игнорируя вообще сотрудников ФСИН. Так нельзя. Это место ограничения свободы.

Человек ходит туда-сюда, у него не болит ни правая, ни левая нога, а в СМИ пишут, что у него чуть ли не нога отваливается.

Безусловно, я эмоциональна, потому что человек передо мной стоит, говорит совершенно спокойным тоном, как будто с YouTube-канала. А я знаю, что такое не спать, мне месяц спать не давали, когда у вас раскалывается затылок, вы не то что мысли собрать не можете, у вас глаза слезятся от того, что они красные.

Он мне говорит, чтобы его интервью не показывали: «А что, собственно, посмотрите, это пыточная». Я говорю: «Где пыточная?». Он показывает мне на трещину в стекле. Это маленькая трещина, из нее даже ветер не дует. Это не щель какая-то. Я говорю: «Это пыточная? Вы что, серьезно?»

— То есть, вас задело за живое, что человек…

— Симулирует.

Я убеждена, это мое личное мнение, что сотрудники ФСИН вынуждены охранять его, потому что все остальные заключенные явно без энтузиазма относятся к тому, что кто-то лежит, как барин, и может себе позволить, например, не вытирать пыль под своей койкой, потому что под этой койкой будет вытирать пыль соседний заключенный.

— За что вы получили благодарность президента и какие у вас отношения с Владимиром Путиным? Он вам звонил?

— Ну, естественно, личные отношения с Владимиром Владимировичем я комментировать не буду.

Что касается благодарности. Я участвовала в качестве наблюдателя от Общественной палаты в территориальной избирательной комиссии по иностранным участкам — то есть там, где осуществлялось голосование наших граждан за пределами РФ.

И свою работу, я полагаю, выполнила качественно, в связи с чем заслужила благодарность президента, что очень ценю.

«Я просто хотел построить хорошую IT-компанию»

— Начнем с главного вопроса: когда ты пришел в Циан, были ли мысли, что спустя годы выведешь компанию на IPO?

— Нет, об этом я не думал, так что и цели не было. Я просто хотел построить хорошую IT-компанию, которая будет делать нужные людям продукты и в которой будет приятно работать.

«Важно найти то, что “драйвит”»

— Говорят, что будущее человека закладывается в детстве: оглядываясь на события из «нежного возраста», можно понять, что стало предвестником успеха взрослого человека. Каким было твое детство?

— Хотя многое действительно закладывается в детстве, я считаю, что человек развивается всю жизнь. Понять заранее, будет ли он успешным или нет, нельзя. Да и сама эта оценка (успешный/неуспешный человек и в чем именно он успешный) для меня является спорной. Мне нравилось учиться (особенно шла математика), и у меня это получалось. 

А еще в детстве я интересовался тем, почему люди принимают те или иные решения, так что история, философия и литература мне тоже нравились. С точными науками не задалось: я убежден, что мои преподаватели по физике и химии так и не смогли показать красоту и суть этих предметов, спрашивая больше про формулы и относясь к обучению довольно формально. В итоге к этим предметам у меня было меньше интереса. Сейчас я понимаю, что, если бы учителя подходили к предмету иначе, возможно, и я бы увлекся.

— А кем тебя видели родители?

— Спасибо им большое: они никем меня не видели, просто дав мне возможность исследовать мир и сделать самостоятельный выбор. Они предложили было мне биологию — я фактически вырос при биологическом центре СССР, но потом я все-таки отказался и выбрал другой путь. Я рос в конце 80-х — начале 90-х, это был переходный период страны, и мне очень не хотелось копать в огороде картошку, чтобы было что есть. Не хотелось часами стоять с авоськой в очереди за литром молока и батоном хлеба. Из этого сформировалось желание — не жить в нищете. Пожалуй, это сильная мотивация.


Полностью интервью с Максимом Мельниковым смотрите на нашем Youtube-канале:


— Как и чему надо учиться, чтобы стать успешным руководителем?

— Жизнь всё время меняется, поэтому и мои представления меняются тоже. Раньше я считал, что хорошее высшее образование жизненно необходимо. Теперь мне кажется, что хотя системное классическое образование и имеет огромную ценность (оно дает и широкий кругозор, и глубокий взгляд), в современном мире его можно получить, даже не оканчивая вуз. При этом я уверен: если человек хочет полноценно постичь профессию, высшее образование ему необходимо. У меня два экономических образования (и хотелось бы получить третье — например, философское) — они во многом определили мой взгляд на мир. Но если говорить о профессии, то очень важно найти то, что «драйвит», и идти этим путем. А когда это дело перестанет быть интересным, поменять его.

— Кстати, какие области сейчас наиболее перспективны?

— Пока всё по-прежнему: математика, физика, естественные науки — это востребовано сейчас и будет востребовано потом. Но если нравится литература или история, то не надо затаскивать себя в математические тиски — от этого не будет прока. Надо заниматься тем, что нравится.

— Ты учился в Стэнфорде. Что это дало?

— IT, онлайн-недвижимость — это седьмая отрасль, в которой я работаю. Предыдущие попытки найти себя были связаны с финансами: управление бумагами, прямые инвестиции, инвестиционно-банковские услуги, рынок слияний и поглощений… В начале 2000-х годов я захотел стать партнером фонда прямых инвестиций, а, согласно японскому исследованию отрасли прямых инвестиций, которое я нашел в интернете, половина партнеров фондов прямых инвестиций (PE/VC) получила МВА в одном из двух университетов, и один из них — Стэнфорд. Сразу стало понятно: мне туда. Кроме того, привлекала возможность разобраться изнутри, как работает крупнейшая экономика мира, и пожить в другой культуре.

«Я хотел быть по другую сторону стола»

— Но в итоге ты все равно вернулся в Россию.

— А я и не планировал уезжать навсегда. Кроме того, понимал, что в России я больше востребован: конкуренция здесь гораздо меньше, чем в США, а значит, больше шансов добиться успеха.

Есть и еще одна причина. В США работает программа летней практики, в рамках которой меня пригласили поработать в венчурный фонд, а потом предложили в нем остаться. И я помню, как сидел около кампуса Стэнфорда на деревянной скамье и думал, как здорово всё то, что я тем летом делал, и как я хотел бы всем этим когда-нибудь заниматься. Но не сейчас, а лет через 20–30. Я хотел быть по другую сторону стола: не советовать предпринимателям, что им делать и куда инвестировать, а быть таким предпринимателем, «драйвить» повестку дня, делать что-то самому. Но мне предлагают не это…

— Кажется, на тот момент у тебя уже был ребенок?

— Да, и это еще одна очень важная причина, по которой я не остался в США. Я хотел, чтобы мои дети выросли в русской культуре. Она для меня очень важна — вместе с русской литературой, менталитетом… Я понимал: если дети вырастут в США, они потеряют эту связь с культурным наследием страны.

— Никогда не жалел?

— Ни разу.

— Было ли у тебя понимание, куда конкретно ты возвращаешься из США? Может, какая-то конкретная компания уже сделала предложение?

— В никуда. Я пытался запустить не очень удачный стартап — он трудно шел, зато в процессе я познакомился с другим выпускником Стэнфорда. Как-то он спросил, чем я хотел бы заниматься, а я ответил, что хотел бы быть с людьми и строить бизнес: если он будет расти, то мои сотрудники получат лучшие условия труда, большую зарплату. В итоге я возглавил тысячу бабушек, работающих в ларьках «Союзпечати». Все мои знакомые тогда были несколько удивлены, а некоторые даже покрутили пальцем у виска.

— В самом деле: какие киоски с бабушками после Стэнфорда!

— Действительно! Вокруг тогда росла черная металлургия, нефтянка, телекомы, те самые фонды прямых инвестиций (в которые меня, кстати, звали). Я не жалею, что пошел тем путем, хотя задним умом понимаю, что надо было соглашаться на одно из предложений в IT-сфере и набираться опыта, чтобы сделать что-то свое.

— Зато это было по велению сердца.

— Точно.

«Было ужасно интересно, что из этого выйдет»

— Циан появился в 2001 году — ему уже 20 лет. Как ты пришел в компанию?

— Мы познакомились с основателями Циан в 2012 году. Тогда они уже немного устали от управления и хотели выйти из бизнеса. На тот момент я возглавлял крупный медиахолдинг в принте (печатные периодические издания, этот рынок в 2010-е годы быстро сокращался, медиарынок переходил в онлайн. — Прим. ред.) с выручкой $500 млн, в общей сложности в компании работали 10 тыс. человек.

Моя команда искала цифровые активы — молодые перспективные компании. В том числе мы инвестировали в Циан, который в 2012 году представлял собой команду из семи человек, развивающих сервис для риелторов. Это был маленький, но все же самостоятельный бизнес.

На стыке 2013–2014 годов я решил уйти с позиции гендиректора большого бизнеса и возглавить Циан. Очередное странное решение! Мне хотелось не BMW последней модели, а развивать отрасль, в которую я верю. Я рассудил, что раз интернет и поиск недвижимости в интернете очень востребованы, значит, у Циан — большое будущее, хотя и не представлял, насколько оно большое.

— Уходя из большого бизнеса в маленький — всего семь человек — что ты чувствовал?

— О, это была целая палитра! Мне было ужасно интересно, что из этого выйдет! При этом было и страшно, ведь до этого я не работал в IT и говорил совсем на другом языке. Мне кажется, такая смесь из страха, любопытства и волнения — верный признак того, что я иду по верному пути.

— Какие задачи ты тогда перед собой ставил?

— Во-первых, мы верили, что бизнес должен развернуться в сторону пользователей. Напомню, у Циан тогда не было мобильных приложений ни в Android, ни в iOS, а сам сайт напоминал табличку Excel: был сухим, лаконичным и строго для профессионалов рынка, но никак не для рядовых пользователей. А мы хотели, чтобы сервис стал удобен для обычных людей, покупающих и продающих свою недвижимость.

Во-вторых, мы хотели выйти из Москвы и сделать так, чтобы в каждом уголке страны пользовались Циан.

И наконец, мы считали, что в процессе покупки, продажи и аренды многие вещи устроены неэффективно: предстояло проделать большую работу, чтобы сопровождать пользователей с момента появления у них мысли о переезде вплоть до этого самого переезда — в хороший уютный дом или офис.

— Чего удалось достичь?

— Многого. Цианом ежемесячно пользуются около 20 млн человек. Мы работаем по всей стране — у нас везде есть и клиенты, и партнеры. При этом мы оказываем услуги не только рекламного характера — мы помогаем оценить недвижимость, найти риелтора, подобрать ипотечный кредит (уже сейчас мы сотрудничаем с крупнейшими банками и продолжаем добавлять новые). Все это онлайн, удобно и бесплатно.

Мы запустили сервис Циан.Сделка, который помогает человеку удобно и безопасно провести сделку: сначала проверить недвижимость с помощью юристов, подписать договор электронным образом из любого удобного места, зарегистрировать его в Росреестре, расплатиться за недвижимость надежным способом через аккредитив — на любом этапе Циан может помочь. Всё это экономит и время, и ресурсы.

— Когда-нибудь мы придем к тому, что всю сделку можно будет провести, не вставая с дивана?

— Мы уже сейчас можем это сделать! Найти, оценить, проверить, получить финансирование, оформить с помощью курьера электронную подпись, а потом зарегистрировать договор.

— Огонь!

— Огонь.

— А на кого мы равняемся? Вообще аналоги в мире есть?

— И да и нет. С одной стороны, мы стараемся смотреть на зарубежные сервисы, общаемся с руководством иностранных компаний — учимся у других (в США тоже есть сервисы, которые активно развиваются, но там другой рынок). С другой стороны, мы инновационная компания и многих мировых лидеров в чем-то даже опережаем (например, активные рынки Англии, Германии, Австралии и других стран).

Продуктовая команда Циан — просто сумасшедшие ребята, которые делают крутые продукты на энтузиазме и понимании рынка. Когда мы вышли на американскую и российскую биржи, мы обновили состав совета директоров, в котором теперь состоят главы крупнейших мировых компаний из США, Европы и Азии. Они присоединились к нам из интереса и сейчас с большим восторгом наблюдают за работой и развитием, набираясь опыта, чтобы использовать его в своих странах.

«Границы — только в твоей голове»

— Когда ты пришел в Циан, в нем было семь человек, сейчас — больше тысячи. Как управлять такой махиной и как решать сложности, связанные с быстрым ростом и обычно сопровождающим его стрессом?

— Нам повезло: вместе с Циан мы инвестировали в компанию Realty.dmir.ru. Это две разные компании, две разные культуры, и тем не менее костяк команды Realty.dmir помог с преобразованием команды — в Циан на тот момент не хватало и разработчиков, и продавцов, и менеджеров. Во многом то объединение и сформировало сегодняшний Циан.

— Есть ли в компании люди, оставшиеся с самого начала?

— Конечно! Алексей Домео, Юлия Горбунова из Циан, ребята из Realty.dmir… Екатерина Кожемякина, Алексей Чеканов, Михаил Васильев, Михаил Логутов, Дмитрий Читаев, Михаил Лукьянов и другие ребята. Мы им очень признательны: они создали то, из чего вырос современный большой Циан.

— Циан славится своей корпоративной культурой. Как удалось ее создать и поддерживать?

— Я помню, что процесс объединения Циан и Realty.dmir дался непросто: достаточно спокойная и закрытая компания Циан и драйвовая молодежная команда Realty.dmir. Разный менталитет, разные взгляды на жизнь. Первой задачей было взять лучшее из обеих компаний и развивать это. В течение пары лет после объединения мы с Катей Кожемякиной активно набирали новых сотрудников и сами участвовали почти во всех собеседованиях…

— Помню свое собеседование — два с половиной часа!

— Извини, пожалуйста 🙂 В ходе тех интервью мы часто отказывали, потому что точно знали, что ищем: профессионализм в той области, которую предстояло развивать, и соответствие ценностям компании, которые мы на тот момент и сами не очень сформулировали, но уже чувствовали.

— А что это за ценности?

— Четко мы их сформулировали только спустя несколько лет. Первое: границы — только в твоей голове. Это про незашоренность и возможность искать нестандартные решения, выходя за рамки привычного; про саморазвитие и узнавание нового.

Второе: играй в команде.

Невозможно построить что-то серьезное в одиночку. Люди — главная ценность в IT-компании. Отсюда исходит принцип нанимать сотрудников, которые поддерживают друг друга в сложной ситуации, а потом вместе дружно отмечают победу.

Третье: цени клиента. Это касается не только риелторов, застройщиков и банкиров, но и внутренних клиентов: у бухгалтерии и юристов есть свои внутренние заказчики.

Ну и последнее: давай результат. Нам не подходит вариант, когда сотрудник говорит, что от него пули улетели, а уж куда они там попали — неизвестно. Важно, чтобы сотрудник понимал: то, что он делает — это его проект. Важно не просиживать на попе ровно, а добиваться целей — иногда с ошибками и неудачами, но все равно это должен быть процесс, путь вперед.

«Если мы приносим пользу друг другу и обществу, это хороший результат»

— А есть такие качества, которые не приемлют в компании?

— Склонность к интригам и манипуляциям. Мы — про честность и открытость. Да, правда может быть горькой и неприятной, но мы за то, чтобы всё честно решить.

— Как ты относишься к возникающим конфликтам? При таком числе людей они неизбежны.

— Действительно неизбежны: у всех есть свои амбиции, нехватка сна и других ресурсов. Я всегда смотрю, из чего этот конфликт вырос, что его запустило, какой характер он приобретает. Бывает, что конфликт вызван просто разными взглядами на мир или разными гипотезами: что сработает, а что не сработает. Лучшее, что тут можно сделать — провести тест и проверить гипотезы. Мы выясняем, что правильно, а что нет, а не кто прав, а кто не прав.

Но бывают и другие конфликты — те, которые переходят на личности. Тут мы категорически против. На работе мы проводим больше времени, чем дома, и хотим, чтобы с коллегами было приятно общаться. Если человек токсичный и склонен к манипуляциям, мы его сначала жестко предупреждаем, а потом, если он продолжает себя вести в том же духе, расстаемся. 

И все же в 99% случаев конфликты вызваны добрыми намерениями сделать лучше — значит, либо я где-то недосмотрел оргпроцесс, либо что-то неправильно спланировано. Может, задач дал слишком много и надо просто отдохнуть.

— Для быстро растущей компании есть опасность бюрократизации. В этом есть проблема?

— Бюрократия — это не проблема, хотя это слово и имеет негативную коннотацию. Но это просто система процессов, регламентов взаимодействия — без них невозможно в компании, где больше 100 человек. В компаниях, где работают 50, 100, 500 и 1000 человек, очень разная структура и обязанности у людей тоже разные, а значит, требуются разные методы управления. И все же вот эта самая бюрократия дает людям (особенно новым) ощущение защищенности: они лучше понимают, что от них хотят и как это сделать.

— Есть разные способы оценки эффективности компании. Они помогают понять, в правильном ли направлении развивается компания. Обычно превалируют количественные показатели. Но есть риск, что за количеством потеряется качество. Как эту ситуацию разрешаете?

— Совсем без количественных метрик нельзя. Есть даже высказывание: «Если ты не измеряешь — значит, ты не управляешь». Другое дело, что важно понимать, что именно стоит измерять и зачем. Но и одних метрик тоже недостаточно: качество работы может ухудшаться, а цифры меж тем — расти. Этот рост может быть результатом работы, которая была сделана еще два года назад вообще другими людьми. 

Думаю, эффективность компании — это сочетание растущих цифр, смысла в нашей работе и ощущения, что мы всё делаем правильно. Если мы приносим пользу друг другу и обществу, это хороший результат.

«Циан сильно изменил меня»

— Максим, удается высыпаться? Соблюдать баланс работы и личной жизни?

— Я не всегда высыпаюсь. И баланс этот соблюдать пока получается тоже не всегда. В последние пару лет я стараюсь иногда побыть с самим собой — сократить внешние контакты, отключить гаджеты. Открывшаяся для меня интроверсия пока занимает больше всего, особенно если учесть, что я всю жизнь был экстравертом.

Разумеется, я получаю удовольствие и от общения с детьми и друзьями. До пандемии я много путешествовал — мне всегда очень нравилось наблюдать за тем, как устроена жизнь в разных культурах. Здорово, когда есть возможность написать знакомым из Стэнфорда или из Японии, Австралии и посмотреть их глазами жителей.

— Что тебе помогло стать успешным руководителем крупнейшего сервиса?

— Точно не знаю. К тому же критерии успешности у всех разные. Мне кажется, свою роль сыграло то, что я долго набирался разного опыта в разных компаниях и отраслях. Я вовремя понял, что бизнес делается командой, а не одним человеком. Люди имеют большую ценность. Важно и то, что мы смотрели на мировую практику и учились у лучших игроков. Бизнес-образование, разумеется, тоже помогло. И, наконец, последовательность: что бы ни происходило, всегда важно не суетиться и последовательно выполнять свою работу.

— А что тебе как руководителю мешало в работе?

— Много разного! Прежде всего косность, негибкость мышления. Личные амбиции (хотелось сделать всё быстрее, и это создавало дополнительное давление на коллег). Конкуренты. Отсутствие опыта в IT.

— Дай, пожалуйста, пять советов тем, кто начинает свой путь в бизнесе.

— Советы — неблагодарное дело, ведь на вершину Фудзиямы ведет много путей.

1. Любой бизнес — это люди: команда, клиенты, пользователи, более опытные товарищи… Надо со всеми общаться.

2. Надо уметь расставлять приоритеты.

3. Надо заниматься тем, что нравится — тогда мы можем черпать вдохновение из источника внутри себя.

4. Важно понимать, что жизнь нелинейна: бывают и черные, и белые полосы — так же и в бизнесе. Важно, что и то и другое пройдет.

5. И наконец, нужно смотреть, какую пользу мы приносим людям. Если понятно, что пользы меньше, чем сложностей, — значит, этим заниматься не стоит.

— А своим сотрудникам можешь дать три совета?

1. Действовать исходя из интересов Циан.

2. Соответствовать ценностям Циан (хотя мы все сюда пришли, уже соответствуя этим ценностям).

3. Заботиться о себе: сначала надевайте маску на себя, потом на ребенка. Возобновляйте свои ресурсы.

— Как компания изменила тебя?

— Сильно. Здесь сложно расставить причинно-следственные связи, потому что любой человек со временем меняется. Но вокруг меня много талантливых людей, которые, несомненно, повлияли на мое мировоззрение. Я им очень благодарен. Похоже, я стал более мягким: сейчас всё чаще стал замечать, что могу передавливать коллегу или партнера — в такие моменты научился притормаживать и извиняться. Стал понимать, что делаю ошибки (хотя понимаю, что часть ошибок по-прежнему просто не замечаю). 

Теперь я по-другому праздную успехи: если раньше это было в режиме «бежал — достиг — побежал дальше», то теперь я могу остановиться, чтобы прочувствовать это ощущение счастья сполна. Например, вечером 5 ноября (нерабочий день, в Москве локдаун, всё закрыто) мы вместе с командой приехали сюда, на нашу кухню, отмечать IPO. Это то, ради чего мы живем: ощущение совместности. Я достиг многих вещей, которых хотелось бы достичь, но впереди еще много всего интересного!

«МИХАИЛ, ТЫ НЕ ПРАВ, или АЛИСА С КОСОЙ ЧЕЛКОЙ-2»

Открытое письмо Т.П.Новикова, директора Музея Новой академии изящных искусств в редакцию газеты «Смена»

Михаил Трофименков своей сенсационной статьей «Красная магия, или Здравствуйте, девочки…» начал предвыборную кампанию национал-большевистской партии. Втягивание деятелей культуры в политику — не его изобретение, но такого размаха этот процесс в нашей прессе ранее не приобретал. Известный кинокритик «создал» эстетическую платформу для новой партии и причислил к «стилю партии» значительный пласт отечественной культуры. Жирным шрифтом выделены небезызвестные имена — Сергей Курехин,   Александр Дейнека, Иван Дыховичный, Олег Маслов, Виктор Кузнецов, Иван Чечот, Георгий Гурьянов, Сергей Бугаев, Виктор Цой и даже Владимир Высоцкий — и перемешаны с именами Жириновского, Невзорова, Веденкина, Мавроди, Марычева. Зачинателем «всего этого» аж с 1989 года  объявлен я (!). А портрет мой помещен между серпом и молотом и вождем партии писателем Лимоновым. Ну, здравствуйте, девочки!
Говорить что-либо всерьез о политических воззрениях Сергея Курехина я не осмелюсь — он сам говорил об этом достаточно много (еще до телепередачи «Ленин и грибы» он основал независимый институт марксизма-ленинизма), но о себе сказать я считаю своим долгом, поскольку Михаил Трофименков просто вводит читателей в глубокое заблуждение.
Я ни в коем случае не национал-большевик и «под знамена НБП» никогда не вставал. «Новая академия изящных искусств», в которой я работаю, занимается возрождением классических, греко-римских традиций в искусстве, традиций над-национальных.   Русские националисты еще при Петре Первом враждовали с классикой, а при большевиках эта борьба приобрела еще более ожесточенный характер. Потому ни с большевиками, ни с националистами мне не по пути. И не объявлял я никогда идеалами Академии Арно Бреккера и Александра Дейнеку.   Хотя и от души протестую против объявления Трофименковым глубоко мною уважаемого Александра Дейнеки «наиболее близким из отечественных мастеров нацистскому героическому реализму». Идеалы для нас — Пракситель и Леонардо, Иванов и Брюллов.
Автор «Красной магии» считает близкими нацизм и коммунизм. Понятие «тоталитарная эстетика» — его волшебная палочка, совершающая невероятные превращения. Только вот волшебник с причудами. Он, «просвещенный слушатель», ассоциирует песню «Группа крови» Виктора Цоя только с ритуалами войск СС, песня Владимира Высоцкого о солдате для него «резонирует нацистским маршам». Откуда взялась у г-на Трофименкова эта нелепая, чуждая любому здравомыслящему россиянину система миросозерцания? Киновед Михаил Трофименков известен как
пропагандист «параллельного кино» неформального авангарда. А этому искусству чужд здравый смысл. Но не чужда борьба, и в первую очередь с классикой, на смену которой в искусстве Европы модернизм претендует уже целое столетие.
Но классика выстояла в 20-е годы, когда ее сбрасывали «с корабля современности» футуристы-большевики в России и футуристы-фашисты в Италии. На заре «холодной войны» Западу понадобился не только политический, но и эстетический образ врага, тогда и всплыл термин «тоталитарное искусство», то есть искусство, основанное на реализме, похожее на классическое. Именно так и расценивалось все советское искусство на Западе — как отсталое, консервативное, враждебное современному западному модернизму. Из этой мифологемы времен «холодной войны» и родилась дикая идея о том, что классическое искусство тоже было тоталитарным, раз так похоже оно на немецкое искусство времен Гитлера. А значит борьба с классикой может носить и антифашистский характер. Вот и записывает Михаил Трофименков «Новую академию» в НБП, в одну компанию с панком Егором Летовым, металлистом из группы «Коррозия металла» Пауком, писателем-экстремистом Лимоновым, некрореалистами и всех вместе объявляет фашистами. Но не очень страшными. «Лучше» Жириновского.
«Да, ужас! Но ведь не «Ужас! Ужас! Ужас!»
На мой взгляд, уж если кто и возрождает сталинский дух, то это автор «Красной магии» — своей ждановской «принципиальностью» и «убедительностью» Вышинского.
Лично я в политику не лезу. Искусству, которому я служу, буду служить при любом правительстве. О том, что я не интересуюсь политикой и политиков не люблю,   как раз и говорилось на той конференции, на которую ссылается г-н Трофименков и на которой он лично не был. Но избирателям советую: Люди, будьте бдительны! Как бы и Вас без Вашего ведома не записали в какую-нибудь партию!
С уважением,  Тимур Новиков

Новиков Т.: «Михаил, ты не прав, или «Алиса с косой челкой»-2». // Смена, СПб., 11.1995

Московский камерный оркестр Musica Viva

Дирижёр и художественный руководитель академического камерного оркестра «Musica Viva», профессор Московской консерватории, виолончелист и пианист Александр Рудин — о молодежи, работе с оркестрами и неизбежности компромиссов.

— Александр Израилевич, как Вы относитесь к интервью с деятелями искусства? Вы не приверженец той точки зрения, что за художника должны говорить его произведения — без дополнительных пояснений и комментариев? Читаете ли Вы сами интервью своих коллег?

— Я считаю, что действительно содержательных интервью очень мало. И это происходит по вине обеих сторон: и спрашивающего, и отвечающего. Для хорошего интервью между собеседниками должна возникнуть некая искра, а для этого нужно, чтобы все совпало. Интервьюируемый должен быть интеллектуально богат и наполнен — чтобы ему было что сказать, чтобы он умел облекать свои мысли в слова; возможно, у него должна быть определенная аура… Я редко читаю интервью, но среди них попадаются и хорошие. Чаще всего интервью сводятся к формальной стороне дела.

— Что мы все недавно наблюдали…

— Что касается этой истории с Плетневым.. Мне стало грустно не из-за ответов Плетнева или самого этого разговора, меня расстроило, что тысячи людей вместо того, чтобы заниматься делом, читать книги, ходить гулять или заниматься спортом тратят свое время на обсуждение такой ерунды. Несколько человек — в общем-то, вполне культурных и неплохо образованных — прислали мне это видео. Ну и что тут можно обсудить? Действительно, в провинции могут задавать разные вопросы, и Плетнев имел право так отреагировать — или не имел права… Михаил Васильевич — выдающийся музыкант, и это главное, что надо принимать во внимание. Случившееся не стоит обсуждать, надо заниматься своим делом. Это событие не стоило такого внимания вообще.

— «Событие» из этой истории сделал Facebook.

— Facebook… В нем стоящего — процентов 15, а все остальное — мусор. И мы все потребляем этот мусор, им питаемся и деградируем.

— Насколько для вас важно живое общение, разговор с человеком? Или Вам достаточно общения посредством музыки?

— Важно. Но это примерно та же история, что и с интервью: и то и другое подразумевает наличие собеседников, которые подходят друг другу. Общение — это прекрасно, если тебе и твоему визави есть что сказать, если вы оба умеете слушать друг друга — что очень важно, но, к сожалению, встречается редко. Не всегда получается то общение, которого бы хотелось.

— Из-за внутренних причин?

— И внутренних, и своих, субъективных, и объективных; мало таких людей, с которыми можно найти общий язык. Лично для меня вербальное общение носит интимный характер, потому что я в принципе необщительный человек, и если я вступаю с кем-то в разговор, мне бы хотелось общаться с приятными людьми, с людьми, которые могут мне что-то дать, с которыми я настроен на одну волну. А это, согласитесь, случается не так часто — если говорить честно.

— Как вы считаете, слова, по большому счету, играют роль в отношениях между людьми, они что-то решают? Возможно, слова — это только повод и декорации?

— Слова, конечно, что-то решают, но они не единственный фактор. Есть неуловимые химические принятия или непринятия, совпадения/несовпадения — и они бессловесные. Эти моменты, я думаю, самые главные. Но людям все-таки нужно общаться, поэтому они облекают свои мысли в слова, при этом смысл сказанного невольно камуфлируется и искажается.

— Мысль изреченная есть ложь.

— Да. Наши слова не полностью передают наши мысли. И вот здесь очень важно, чтобы слова не мешали человеку, с которым мы разговариваем, нас правильно понять. А это правильное понимание кроется как раз-таки не в словах, а в каких-то флюидах.

— Как Вы считаете, люди вживую стали общаться меньше, чем 20-30 лет назад?

— Я думаю, что больше. Мне кажется, у людей много лишнего общения. Возможно, я не прав, но считаю, что сейчас есть дефицит глубокого общения, а недостатка в поверхностном общении нет. Мы очень много болтаем друг с другом, и этой болтовни больше, чем было раньше — по объективным причинам: мы стали более социальны, мы все время окружены какими-то шумами, в том числе словесными, все время кто-то что-то говорит, при этом еще и быстро. Нам надо все успеть: и пообщаться, и поделиться соображениями. Facebook — это ведь тоже разговор.

— В этом круговороте репетиций, гастролей, различных «шумов» как Вы расставляете свои приоритеты?

— Да у меня приоритетов никаких нет. Как идет — так и идет.

— Интересно. А работа?

— У меня нет «работы», у меня есть дело, которым я занимаюсь — очень давно и по сей день. Я не совсем рассматриваю его, как работу, хотя оно приносит деньги, на которые я живу. Я никогда не использую слово «работа» по отношению к своему занятию; я не иду на работу — я иду на репетицию, я иду на концерт. Если говорить о приоритетах… К сожалению, иерархия приоритетов у меня не выстроена, ее не существует.

— Мы записываем интервью после Вашей репетиции с оркестром Musica Viva. За долгие годы работы Вы научились бороться с внутренним недовольством, возникающим после неудачной репетиции?

— Бороться сложно, потому что это, на мой взгляд, не совсем рационально. Здесь, как мне кажется, очень много необъяснимого. Некоторые считают, что чем больше репетировать и работать, тем лучше результат, что количество переходит в качество. У меня так не работает, у меня нет такого прямого конвертера. Поэтому если что-то не получается, я просто надеюсь, что в следующий раз получится. Даже сегодняшняя репетиция: что-то было лучше, что-то — хуже. Наверное, это естественный процесс: не бывает такого, что все хорошо, и что все плохо — тоже не бывает (улыбается). Очень важна самоконцентрация: когда ты настроен, процесс идет лучше. Без концентрации и воли шансов на хорошую репетицию и концерт становится меньше.

— За годы руководства Musica Viva у Вас выработался собственный критерий, по которому Вы отбираете музыкантов в свой коллектив? Что для Вас важнее в этом отборе: профессиональные качества музыканта или человеческие?

— Если музыкант приходит играть впервые, я же не знаю его, как человека, я могу оценивать его только по внешнему облику. Да, что-то чувствуется.. а что-то и нет. Конечно, по одежке встречают — если под «одежкой» понимать какие-то внешние проявления, повадки, слова, произносимые человеком. Если человек мне явно неприятен, я его не возьму, даже если он и хорошо играет.

— Все-таки творчество основано на некоем флюиде, химии между людьми.

— Да, безусловно.

— Вы разделяете личность человека и его талант?

— Я думаю, что многие выдающиеся личности обладали весьма сомнительными человеческими качествами.

— В Вашей карьере были моменты, когда приходилось выбирать: работать с «талантливым негодяем» или порядочным, но менее талантливым музыкантом?

— В нашей жизни это происходит постоянно. Это даже не выбор… Если говорить коротко, в разных жизненных ситуациях и обстоятельствах приходится играть и с талантливыми, и с неталантливыми, и с плохими людьми — и с хорошими. Конечно, игра с прекрасным, и при этом — талантливым человеком доставляет большое удовольствие. Но бывает множество случаев, когда человек и как музыкант весьма посредственен, и его личные качества не вызывают доверия. Вот это — самое печальное (улыбается). Бывает все что угодно. Не всегда ты можешь выбрать, поэтому делаешь то, что должен делать — или вынужден. Не всегда же судьба посылает удовольствие общения с такими людьми, как Эмин Мартиросян. Но даже в самых неудобных ситуациях ты все равно находишь с другими исполнителями что-то общее через музыкальный язык. В каком-то смысле нам, музыкантам, повезло: наш язык — космополитичный, неуловимый. Через музыку можно косвенно взаимодействовать с человеком, который тебе не нравится — это смягчает, микширует какую-то разность или взаимонеприятие. Думаю, в музыке прийти к общему знаменателю проще, чем, например, в театре, где все выражается в словах. Хотя, возможно, я и не прав.

— Вы могли бы назвать такое положение вещей компромиссом?

— Конечно.

— Часто ли Вам приходится идти на компромиссы?

— Мне кажется, наша жизнь целиком состоит из компромиссов. Вы с собой всегда согласны? Я с собой — нет.

— А на компромиссы с собственным коллективом?

— С артистами — да. Точнее сказать, у нас есть негласная договоренность, по которой мы ищем общее решение — если это можно назвать компромиссом. Если говорить о компромиссе вроде: «Я не хочу делать это, но если мне много заплатят, то сделаю» — я стараюсь избегать таких вещей. Случалось пару раз (думаю, такое бывало у всех), когда я шел на поводу и делал то, что в творческом плане мне было очень неприятно. И мне очень стыдно за это.

— Вы руководите камерным оркестром Musica Viva с 1988 года — то есть почти 32 года. Как не утратить чувства влюбленности в коллектив и его музыкантов?

— За 32 года ты и сам очень меняешься, мы все меняемся; в коллектив приходят новые люди. Влюбленность… у меня нет влюбленности в оркестр. У меня есть очень хорошее, доброе отношение к коллективу, мы делаем какие-то уникальные вещи, у нас есть взаимное уважение. А есть ли у нас влюбленность — я уж не знаю. Не могу я всех любить (улыбается).

— Александр Израилевич, без каких качеств, на Ваш взгляд, даже самый хороший музыкант, получивший образование дирижера, дирижером считаться не может?

— На этот счет у всех разное мнение. Поскольку непосредственно сам дирижер звуков не производит, тут поле для спекуляций: одни считают так, другие — иначе. И потом: все-таки дирижер — фигура не только художественная, но и социальная — тем более в наше время. Это и администратор, и отец родной, и исправитель наказаний (смеется), можно очень долго перечислять. Профессия дирижера включает в себя множество качеств, и далеко не все из них имеют отношение к музыке. Если говорить о дирижере как о руководителе коллектива, проводнике, который заряжает и «заражает» других музыкантов — это совсем другое. Если говорить о сугубо музыкальной плоскости, думаю, это такой таинственный дирижерский комплекс, включающий в себя умение увлечь и убедить своих коллег-музыкантов в своей трактовке, в ее правильности, увлечь коллектив своим интересом к сочинению. Кстати говоря, есть очень много хороших дирижеров, которые мало разговаривают; случается, мешает языковой барьер. Тем не менее люди понимают друг друга и играют.  Неуловимые флюиды, исходящие от дирижера к музыкантам и обратно — это и есть самое главное. И, конечно, у дирижера должны быть идеи, он не метроном, отбивающий такт. Этот человек должен «завязывать» музыкальные ткани. Помимо того, что дирижер, безусловно, человек знающий, образованный, умный, культурный — важно не только это. В нем должно быть что-то… отчасти потустороннее, демоническое. Дирижер должен объединять всех волей, в нем должна быть воля собирать воедино замыслы многих людей. 

— Вам комфортнее, когда оркестр уже «приручен» Вами, или когда Ваши музыканты выдают нечто, чего от них не ждешь?

— В последнее время мне комфортно и с другими оркестрами. Я довольно много гастролирую — в основном с большими оркестрами, и мне как-то удается найти общий язык с людьми. Мне очень приятно появляться в других коллективах, узнавать новое. И потом — я не дрессировщик, мне никого приручать не надо (улыбается). Если люди принимают то, что я от них прошу и им предлагаю (обычно так и бывает), я очень рад, что так счастливо складывается. В основном люди воспринимают то, что я делаю. К примеру, в декабре 2019 года я выступил с МГАСО под управлением Павла Когана. С этим оркестром я почему-то несколько лет не играл, а недавно у нас было 2 концерта. В сентябре дирижировал с ними — и мне очень понравилось. У них обновился состав, много молодежи. Оркестр произвел на меня очень положительное впечатление. Они хотят играть, хорошо слушают — и не просто слушают, а воспринимают. Такое же ощущение у меня было, когда я пришел к ним в качестве солиста. Очень приятные впечатления. По-моему, у музыкантов налажен хороший контакт с руководителем, Павлом Леонидовичем. Работа с этим оркестром стала для меня приятным открытием, у коллектива есть свое лицо.

— Когда начинаете работать с новым оркестром, в большей степени рассчитываете на профессионализм или на те самые флюиды, которые возникают между дирижером и музыкантами?

— Химия — это что-то, что попутно возникает — или не возникает. Когда мы начинаем репетировать, я стараюсь обозначить свою линию, свою концепцию, приоритеты. Если повезет, флюиды или химия возникают сами собой, но нельзя на них ориентироваться и вообще рассчитывать: это либо есть, либо нет. Если есть — хорошо, если нет — значит, нужно репетировать и договориться.

— В Москве, где такое количество различных оркестров, за счет чего ведется «битва за зрителя»: интересные программы, реклама, маркетинг, приглашенные солисты?

— Все названное: солисты, дирижеры, близость к фондам, бюджетам… Здесь все.

— Можно сказать, что на сегодняшний день, когда реклама и маркетинг оккупировали почти все, большая надежда — на проницательность и вкус зрителя?

— Потому что очень много всего. Хочется применить слово «раньше»: раньше народ был беднее, обделеннее информацией, но более адекватен в смысле излишнего потребления всякой желтизны. Сейчас же столько лишней, ненужной информации вокруг. Насчет проницательности вы правильно сказали, но надежды на проницательность публики… немного. Аудиторию надо воспитывать, должна быть какая-то программа, культурная и музыкальная политика, которой у нас, в общем-то, совсем нет.

— Кто должен заниматься этой политикой?

— Думаю, этим должны заниматься на высоких уровнях. Но ожидать, что это будет хорошо, тоже не приходится. Наверняка выявятся какие-то личностные моменты, кого-то будут проталкивать — собственно, как это сейчас и происходит. Очень неравномерное, несправедливое отношение к нашему полю искусства, очень избирательное — действуют двойные стандарты, огромное значение имеет приближенность к власти. Это все очень печально. Да, музыкальная политика должна бы быть абсолютно беспристрастной, но в условиях нашей российской культуры и ее традиций этого ожидать трудно. Опять же — раньше: раньше во многом приходилось очень тяжело, но все же было много хороших моментов. Как пример — в концертах регулярно исполняли современную музыку советских композиторов. Сегодня за границей исполняют современную музыку, в их государственных оркестрах есть какая-то квота на ее исполнение. Это тоже часть культурной политики: пропаганда хороших, здоровых — повторюсь — здоровых — образцов современного искусства. У нас все очень искажено, деформировано; кто-то поддерживается государством, кто-то — нет, и не потому, что один лучше другого. Конечно, огромное значение имеет конформизм: если ты вошел в нужную струю, тебя будут поддерживать, а если ты просто занимаешься своим делом и не тусуешься в нужных компаниях, тебя поддерживать не будут. Но ведь это неправильно.

— По Вашему мнению, классическая музыка должна бороться за свою аудиторию, или в этой гонке за публику классические концерты могут привлечь случайных людей?

— Музыка сама не может бороться, могут бороться люди. Конечно, за аудиторию надо бороться, но это очень сложно. Мы все — исполнители, концертирующие музыканты, оркестры — боремся за своего зрителя. Иначе как? И так, к сожалению, это нужно очень малому количеству людей. Непонятно, что вообще будет с классической музыкой, в каком виде она будет существовать. Если изучить абонементы, классической музыки в чистом виде очень мало, заметно очень сильное взаимопроникновение жанров, уклон в неакадемическую, неклассическую музыку — что, может быть, и неплохо, но это говорит о том, что вся деятельность меняется, а куда все это пойдет, я совершенно не понимаю. Но бороться за то, чтобы люди узнавали, интересовались, приходили, конечно, надо. В этом вопросе могли бы помочь СМИ, но у них другие задачи и интересы.

— Вы ведь еще и преподаете в Московской консерватории.

— Очень мало. Это самая незначительная часть моей деятельности.

— Что Вам дает педагогика?

— Хороший вопрос, я и сам пытаюсь на него ответить (смеется).

— Возможно, Вы черпаете от молодежи энергию?

— Это как раз не так принципиально. Да, попадаются очень приятные, хорошие студенты. Я преподаю камерный ансамбль, я в курсе того, как сегодня играют молодые люди в Московской консерватории.

— И как они играют?

— Очень по-разному. Есть студенты, которые блестяще играют и вообще необыкновенно одарены. К сожалению, много людей мало одаренных либо очень плохо подготовленных — и меня, надо сказать, это поражает. В частности, меня поражает сам факт, что такие люди встречаются в Московской консерватории. Такого быть не должно. Мне кажется, в таких заведениях, как Московская или Санкт-Петербургская консерватория, Академия имени Гнесиных все-таки должны учиться только очень достойные люди. Но здесь есть проблема — самоокупаемость. Большое количество иностранцев — разного уровня подготовки — учатся платно. Эти вопросы не решаются, и я считаю, в этом есть проблема. К сожалению, иногда непонятно, как люди попадают в консерваторию. Здесь свою роль играют и отношения с педагогами до поступления — не те отношения, которые должны быть; интерес педагогов — не тот, который должен быть. Ко всему прочему, вопрос нагрузки: педагогов много, им нужны студенты, надо кого-то учить. И почему эти педагоги преподают, а другие не преподают? Такой узел… я бы не хотел оказаться на месте администрации и заниматься этими вопросами, если, конечно, сама администрация этим занимается. В общем, множество вопросов, которыми я в принципе не очень интересуюсь. Все-таки педагогика не самое главное мое занятие.

— А если говорить о молодежи, с которой Вы знакомы ближе — молодежи оркестра Musica Viva.

— Наш коллектив стал старше. У нас было много молодежи какое-то количество лет назад, но так как в оркестре небольшая текучка, молодежь повзрослела вместе с коллективом. Конечно, молодые люди всегда привносят свежесть, новые краски, новое видение — особенно, если человек стоящий. У молодежи есть интерес к жизни, к музыке. С возрастом многое забывается, покрывается слоем грязи, пыли, ненужных традиций, усталости.

— С какими иллюзиями молодости Вы расстались?

— Не могу сказать, что у меня были какие-то иллюзии, но очень давно я расстался с мыслью о том, что люди получают что-то по заслугам. Наблюдая за происходящим, я вижу, что успех, карьера строятся не на профессионализме и способностях, а на каких-то личных качествах человека. Вот мы такие одаренные, много и усердно работаем, мы растем, получаем это и вот это, все идет по плану — ничего подобного; я давно понял, что это так не работает. К сожалению, блестящее владение инструментом, высочайший профессионализм — не главные обстоятельства для получения хорошего места работы. Я наблюдаю это и по своим студентам. И так во многих сферах. Все-таки большое значение имеет не одаренность и профессионализм, а сила личности.

— Personality.

— Personality, да. Убедил кого надо, поговорил с кем надо — повезло. Но все равно нужно стремиться к тому, чтобы делать свое дело хорошо — в любом случае.

— Удается ли Вам с Вашим графиком выступлений, гастролей и репетиций посещать концерты?

— Не могу сказать, что делаю это регулярно, но я, конечно, стараюсь. Часто собственные концерты совпадают с интересными чужими концертами, да и, честно сказать, порой бывает лень — это неправильно. Конечно, есть исполнители, на которых я удовольствием ходил, с кем-то из них мне посчастливилось играть.

— В отношениях артистов и публики кто, на Ваш взгляд, диктует правила игры? Кто от кого больше зависим?

— Артисты от публики, конечно, очень зависимы.

— Согласитесь, personality артиста играет немалую роль: оно убеждает, что именно на этого музыканта надо прийти.

— Что надо прийти и что надо это слушать, именно это, а не то. С другой стороны, артисты на публику оказывают магическое действие. И здесь тоже много спекуляции. Есть медийные личности, оказывающее влияние именно своей медийностью. Люди видят их в ящике и поэтому очень хотят увидеть вживую, в зале. Но ведь это некоторый обман, эта магия создана искусственно. Если говорить о настоящей магии, вспоминаются истории о Паганини и Листе — эти истории ведь не с пустого места возникли. Над этими гениями витал некий ореол.

— Этот ореол можно искусственно создать?

— Думаю, что настоящий ореол — все-таки нет; а такой, который многие принимают за настоящий — да, и таких примеров масса. Были музыканты, вокруг которых создавалась — частично искусственно — некая легенда, и потом они уже сами играли в эту игру. Нужно быть очень проницательным человеком, чтобы различить настоящий ореол от ненастоящего. Думаю, что художники, исполнители высочайшей пробы — как, например, Рахманинов, — обладали настоящей магией, которую нельзя было не заметить. Не знаю, был ли у Сергея Васильевича ореол, но от таких людей зависит музыкальное искусство, аудитория, и не только. А ведь многие известные люди окружены какой-то скандальной славой, но не оставляют после себя никакого следа. Нельзя однозначно ответить, кто от кого больше зависим: публика от артистов или артисты от публики. Безусловно, это взаимосвязано.

— Для Вас важно оставить после себя след в музыкальном искусстве?

— Я уже оставил. Я довольно рано начал делать записи, записал около 50-ти дисков. Я много записывался и как виолончелист, много и оркестровых работ. Так что в этой музыкальной кладке и мой кирпичик есть (улыбается). Конечно, остались сочинения, которые очень бы хотелось записать. Но это личное.

Автор(ы): Татьяна Плющай

«Разве Путин может быть неправ?» – Газета Коммерсантъ № 58 (3634) от 09.04.2007

Председатель Центризбиркома ВЛАДИМИР ЧУРОВ, приступивший к исполнению своих обязанностей на прошлой неделе, уверен, что итоги грядущих парламентских и президентских выборов принесут ему триумф. О причинах такой уверенности он рассказал специальному корреспонденту Ъ АНДРЕЮ Ъ-КОЛЕСНИКОВУ.


В газете «Коммерсантъ» и на этой странице интервью с Владимиром Чуровым приведено в сокращенном виде. С полным текстом интервью можно ознакомиться, перейдя по ссылке: kommersant.ru/articles/2007/churov.html >>


— В книге «От первого лица», героем которой вы тоже стали с легкой руки Владимира Путина, потому что это он предложил авторам поговорить с вами, президент России вдруг неожиданно положительно, даже в высшей степени положительно высказался о монархии.

— Я то же самое думаю. Монархия как идея, может быть, неплохая. Но ее всегда очень трудно реализовать после долгого перерыва. Поэтому как идея очень ничего. Для реализации — чрезвычайно трудоемко, и после долгого перерыва даже, наверное, невозможно.

— А разве есть сейчас что-то невозможное для президента России?

— Третий срок, например, невозможен для него, мне кажется. Этот его огромный груз, огромная работа, которая ведется на протяжении восьми лет, она заставляет задуматься и о какой-то смене занятий. По крайней мере, я привык верить тому, что говорит Владимир Владимирович. А поскольку он все эти годы четко придерживался одной позиции, нет оснований сомневаться в этом.

— Он вас не обманывал?

— По-моему, он никого не обманывал.

— Я про вас говорю.

— Нет. Поэтому говорить о третьем сроке, на мой взгляд… Нет, просто мысли вслух какие-то разве что.

— Вам не жалко, что вместе с кончиной идеи третьего срока погибает и идея монархии в России?

— Нет. Монархия как идея — она вечная. Она так же вечна, как идея президентской республики, как идея парламентской республики. Потому что они родились примерно в одно время, много тысяч лет назад и будут еще жить много тысяч лет. Как идея демократии.

— После победы идеи демократии в России в 1991 году вы остались депутатом?

— Да, я был депутат Ленсовета и одновременно эксперт комитета по внешним связям. И выходит указ президента Советского Союза, Михаилом Сергеевичем Горбачевым подписанный, где есть моя фамилия. О поездке российской делегации за границу. Вот указ президента. Первая фамилия — Собчак, руководитель делегации, дальше — разные товарищи, включая Ушакова, нынешнего нашего посла в Америке, тогда представителя МИДа в нашей делегации на переговорах. Последняя строчка: ответственный секретарь делегации — В. Е. Чуров. Подпись — Горбачев. Ну и что мне после этого дальше делать со своим снобизмом или амбициями? Все удовлетворено, все. Вот после этого я избавился от всех амбиций. Президент подписал указ с моей фамилией. Чего мне дальше?

— А президент России подписывал указы с вашей фамилией?

— В 2004 году о награждении меня орденом Дружбы. Честно скажу, люблю ордена и медали. Но заслуженные и настоящие.

— А еще что для вас предмет гордости?

— Международная часть 300-летия Петербурга… Это ведь 57 двусторонних программ, то есть 57 государств с конца 2002 по начало 2004 года осуществили при нашей помощи и поддержке 4,5 тысячи мероприятий. От установки различных памятников до до огромного количества уникальных симфонических концертов в Петербурге в 2003 году…

— А, я понял, к чему вы клоните: после 300-летия Петербурга вы созрели для федерального уровня.

— Да. Все остальное было бы повторением чего-то. Мне уже по силам было организовать в присутствии двух президентов церемонию открытия какого-то прекрасного памятника с соответствующей программой вокруг этого. И я оставил себе микрофон в кустах, чтобы меня никто не видел. Но реально все происходило по написанному мною сценарию.

— А что вы делали с микрофоном?

— Я по нему давал указания и хорошо поставленным голосом говорил: «Президент такого-то государства»… причем с нюансом… Я никогда не говорил: «Слово предоставляется…» — в отношении президентов. Это некорректно, нужно просто назвать его должность, имя и фамилию в соответствии с тем, как он сам просит называть.

— А вы говорили: «Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин!»?

— Говорил! На открытии памятника Тарасу Григорьевичу Шевченко, на открытии памятнику Низами с Гейдаром Алиевичем Алиевым. А про президентов иностранных государств — очень много раз!

— Все цитируют ваши слова, что первое правило Чурова: Путин всегда прав.

— Первый закон Чурова.

— Да, извините. А еще какие уроки вы вынесли из общения с Владимиром Путиным?

— Вам я могу сказать и второй закон Чурова. Второй закон такой: «Мы сотрудничает со всеми, кто с нами сотрудничает, а кто с нами не сотрудничает, с теми мы все равно сотрудничаем». Это тоже очень старинный закон.

— А какие уроки Путина вы усвоили?

— Главный урок — это очень большая самостоятельность подчиненного Путину человека… речь сейчас, конечно, не обо мне… но одновременно эквивалентная этому очень большая ответственность. Соотношение этих двух качеств. То есть оно очень быстро учит. Я сам просто учился очень четко и жестко оценивать собственные слова, дела и поступки. Потому что не побежишь ведь каждые полчаса посоветоваться. Значит, ты должен выбрать безошибочно вариант наилучший, оптимальный, и решение за тобой. Но если ты ошибся, соответственно, ты следующее решение уже не примешь.

— Вы не считаете, что ошиблись, когда он ушел из мэрии после того, как вы все с Собчаком проиграли выборы, а вы остались? Что вам была предоставлена слишком большая свобода выбора?

— Нет, почему? Это было просто на прощальном вечере, я подошел и спросил его.

— Владимира Путина?

— Ну да. Ушел же не только он, ушли же и еще несколько замов. Мне было сказано: «Володя, ты стал профессионалом в своем деле, оставайся». И я остался. И через месяц новый губернатор точно так же подписывал мои докладные записки премьеру, точно так же подписывал подготовленные мною письма и точно так же с удовольствием принимал тезисы, которые я ему готовил для выступлений, для бесед.

— Не думаете, что это был просто жест вежливости или великодушия? Владимир Путин подумал, что вы, может, хотите остаться. И дал вам возможность принять решение самому.

— Нет! Это правильная оценка способности человека! То есть я к тому времени нужен был в Петербурге. Если бы я ушел, то кто бы к 300-летию готовил международную программу?!

— Я думаю, что тогда еще президент даже не думал…

— Он — думал!

— Президент, во-первых, даже не думал, что он будет президентом, а во-вторых, не думал, что так будет праздноваться 300-летие Петербурга.

— Думал. И потом, 1996 год — это год российского флота. И я должен был завершать программу, и эту в том числе. И 300-летие Великого посольства… Надо было экономические форумы готовить и выступления наши и представлять Петербург там. Надо было добиваться увеличения числа туристов, приезжающих в Петербург.

— Но ведь эти все слова мог бы произнести себе и сам Владимир Путин, и с тем же самым основанием. И остаться. Но он все-таки ушел. Проиграл выборы и ушел.

— Мое направление работы от смены начальства не пострадало.

— А вы начали ездить наблюдателем на выборы, когда в Питере работали? Это была часть вашей деятельности?

— Конечно. Сначала это называлось просто гостем… Мы приезжали с руководством города уже после выборов поздравлять нового премьера, знакомиться с новым премьером в какой-то соседней стране. Кроме того, когда приглашали делегации, в том числе сената США, конгресса США в Петербург, я тоже с ними встречался. Они приезжали с целями изучить обстановку избирательную, предвыборную или еще что-то.

— С разведывательной деятельностью?

— Я им давал объективную информацию о развитии Санкт-Петербурга. В том числе и о петербургско-американских связях.

— Это контрпропаганда называется.

— Да, это искусство — представить образ Петербурга в наилучшем виде, причем ничего не приврав. Вот это искусство! Особенно когда бюджет города был $400 млн.

— Я не ошибаюсь, что я видел вас в Киеве на втором туре выборов во время «оранжевой революции»?

— Да. На втором туре я был в Киеве, а на переголосовании его итогов я был во Львове… Я тогда понял, что выборы должны быть равными, прямыми, всеобщими, при тайном голосовании… Там еще кто-то дополняет: свободные, справедливые, честные и т. д. Но это все затемняет смысл.

— А что тогда его оттеняет?

— Главное требование на выборах — прозрачная урна, да? Ну да. На президентских украинских выборах — небольшой бюллетень, два кандидата. На переголосовании на втором туре — два кандидата. И свобода, полный разгул демократии, свобода всех наблюдателей, разрешена видео- и фотосъемка. И что происходит? Большая прозрачная урна с большой щелью, маленький бюллетень — и свобода видео- и фотосъемки! И где тут тайна голосования?!

— В кабинке для голосования.

— Да, рядовой избиратель заполняет бюллетень в кабинке, но не сворачивает, не складывает его пополам, несет к урне, и он, так и не свернутый, попадает в прозрачную урну. Поэтому, наверное, целесообразно в этом случае подумать о предельном расстоянии, с которого можно снимать. Или, скажем, о полупрозрачности стенок урны. Можно будет разглядеть бюллетень, но нельзя будет разглядеть, что на нем написано.

— Вот такие, значит, новшества нас ждут. А вы понимаете, что это наступление на свободу прессы. Вы понимаете, что вы хотите отодвинуть прессу от урны?

— От ящика для голосования.

— Вы согласны, что от прозрачности урны зависит прозрачность выборов?

— Я считаю, что нельзя ограничивать видео- и фотосъемку при начале растаскивания бюллетеней. Но вообще, гораздо больше меня беспокоят наши дела. Вот у нас только что сформирован новый ЦИК. Сформирован точно в срок, определенный законом, минута в минуту, осуществлена плановая ротация кадров примерно на одну треть. Достаточно стабильное законодательство. Очень тщательный подход Государственной думы к поправкам в избирательное законодательство, не скрою этого. Такой же подход в Совете федерации. И у ЦИКа прекрасное здание, построенное по инициативе моего предшественника… Хорошо бы все это продолжало работать отлажено, четко, без потрясений.

— А политическая система вас тоже устраивает?

— Смотрите, что тут в ЦИКе происходит. Пять человек от думы, пять от Совета федерации, пять от президента. И ни одна из этих структур ЦИК распустить не может.

— Такие вещи, как отмена порога явки, отмена графы «против всех» вас не беспокоят? Как вы к этому относились до того, как стали председателем ЦИКа?

— Я же и тогда, и сейчас из всего правоведения ближе знаком с его международными частями. В 2004 году вышел прекрасный том… Покажу. Вот, «Международные избирательные стандарты». И в нашем законодательстве нет ничего, что не было бы сверено с международными стандартами и не применялось бы в других государствах, в демократических режимах.

— Толстая книжка. Здесь можно на любую тему любые примеры, по-моему, найти.

— Все предусмотрено обязательно. Я сторонник суверенной демократии, основываюсь опять же на документах ООН. А вот диссертация Александра Вешнякова «Избирательные стандарты в международном праве и их реализация в законодательстве РФ», 97-й год.

— Это ваша настольная книга теперь? Он вам ее подписал?

— Да. «С уважением и пожеланием успехов для проведения демократических выборов в России, 20.03.07». Это когда мы уже здесь встретились. Это далеко не первая наша встреча.

— Он вам рассказывал, когда узнал о своей отставке?

— Я не знаю. Я узнал, что я председатель ЦИКа, 27 марта 2007 года. Мы по этому направлению с Александром Альбертовичем уже несколько лет работаем вместе.

— Он вам оставил что-то вроде политического завещания?

— Я сразу определил для себя, что не склонен буду комментировать действия законодательства. Что мне по душе — так это обеспечить наилучшее выполнение действующего законодательства. С блеском. Вот я в Петербурге привык, что мои мероприятия проходят с блеском. Что если у меня концерт, то это должен быть лучший концерт в мире. Если у меня ставится памятник, то и сам памятник, и церемония его открытия, и подготовка к его открытию, и последствия, политические, экономические, должны быть блестящими.

— А президентская избирательная кампания — для вас проведение концерта или открытие памятника?

— Это крупное внутриполитическое мероприятие, в котором участвует практически все взрослое население РФ. И оно должно почувствовать заботу о себе. Заботу о его правах. Ему должно быть удобно, приятно, комфортно и интересно.

— То есть ему отводится роль зрителя?

— Нет, они не зрители, они участники, поэтому это нельзя назвать концертом. Ну хорошо, пусть это будет концерт, но где все оркестранты и нет ни одного зрителя. Оркестр — это плюралистический механизм. Есть разные группы инструментов, первые скрипки, вторые, валторны, деревянные… Рожки, барабаны, ударные и прочее. Каждый играет свою партию. Я знаю очень много выдающихся дирижеров петербургских. Я еще слышал Мравинского. У хорошего дирижера оркестр играет сам. А дирижер только имитирует взмахи. Это такой секрет дирижерский. Они воспринимают дрожь его пальцев. Если оркестр вышколенный, как в свое время был Академический симфонический оркестр Ленинградской филармонии, то оркестранты могут даже и не смотреть на дирижера.

— А граждане РФ вышколены?

— Граждане РФ очень хорошо политически подготовлены.

— Или вышколены?

— Нет. В политическом плане, я думаю, граждане России как были при Советском Союзе, так и сейчас остались одними из самых высокообразованных в Европе. Никто до сих пор в Европе не читает такого количества газет, не смотрит такого количества политических и новостных передач, как россияне. И я считаю наш электорат одним из самых высокопрофессиональных и подготовленных. Его реально трудно обмануть.

— Но можно.

— Но очень трудно. Есть, конечно, региональные особенности. Но в целом я высоко оцениваю наш электорат. А я знаком с электоратами многих государств. И я действительно считаю российский народ самым лучшим.

— А вы знаете, что происходит в конце концерта?

— Аплодисменты и поклоны.

— Или открытие памятника?

— Может быть. И идут всякие пожелания, поздравления от души. Новой Думе, например, пожелание, чтобы она приняла лучшие законы, чем прежние. Мы иногда в Думе занимаемся самобичеванием, а надо заниматься самосовершенствованием.

— Вы не удовлетворены работой нынешней Думы?

— Почему, мне было хорошо работать в Думе. Я поблагодарил моих коллег, которые дали мне мандат, за очень профессиональное сотрудничество. Я не ожидал такого результата голосования за меня как председателя ЦИКа в Думе. Никто не ожидал, что за Чурова проголосует больше 400 депутатов. А я сотрудничал опять же со всеми фракциями. У меня такое направление работы. И есть консенсус.

— А может, плохо, что вы не нажили себе врагов за время работы в Думе? Может, это говорит о том, что вы недостаточно бескомпромиссно вели себя?

— А иначе бы я не смог занять эту должность. Я вам скажу так. Удивительно, насколько иногда наши журналисты немножко ленятся посмотреть даже в интернет. Не нашли журналисты почему-то следов моей парламентской деятельности. Я очень обижен этим… Я все эти три с половиной года в Думе достаточно плотно работал. Наверное, и поэтому тоже 401 депутат за меня проголосовал.

— Какое все-таки хозяйство оставил вам Александр Альбертович?

— Мы пока проводим рабочие совещания. Все идет в плановом порядке. Слава богу, ничего экстремального. Есть необходимость каких-то улучшений, небольших…

— То есть вы понимаете, что надо делать?

— Да. Ну, если бы я этого заранее не понимал, я бы, наверное, и не стал… Ведь это такая должность интересная. Есть должности, куда рвешься с радостью, без страха и сомнения… о, ура! Для меня такой должностью было бы Министерство культуры. Даже замом министра культуры. С радостью, с воодушевлением…

— Но не меньше чем замом…

— Да. Возраст обязывает. А должность председателя ЦИКа вызывает очень серьезные размышления и раздумья. Почему? Занять ее можно, а вот справиться… Смысл не в том, чтобы ее занять. А в том, чтобы справиться с обязанностями. То есть здесь нельзя плохо работать. Одно дело, когда депутат написал не совсем удачно свои предложения. Его поправят. А здесь… Работая в Госдуме, я сам принимал избирателей, когда приезжал в Петербург, Псков, Ленинградскую область и по самым отдаленным деревням мотался, где не ступала нога не то чтобы областного депутата, а даже местного депутата. И интересные совершенно факты, наблюдения. Вот в той же Псковской области иногда наткнешься на совершенно уникальный музей. Беднейшая деревня. Все, все развалилось. Школа закрывается, а музей в складчину содержат краеведческий. И какой! Начиная от палеолита и до современности, включая войну и все прочее. Дом покрашен, полы натерты, половички чистейшие… Вот душа русского народа.

— Кажется мне, Владимир Евгеньевич, что вы до сих пор не председатель ЦИКа, а автор путевых заметок под псевдонимом Вольд.

— Нет. Надо понимать, что председатель ЦИКа — это прежде всего человек, обслуживающий и Госдуму, и Совет федерации…

— И все?

— Избирателей. В первую очередь избирателей.

— Странно было бы, если бы сказали по-другому.

— Мы, во-первых, слуги народа в отношении контроля и обеспечения прав избирателей. И во-вторых, мы слуги народа, потому что мы контролируем и организуем соблюдение прав партий, которые будут участвовать в выборах.

— Вы говорите, первый закон Чурова: Путин всегда прав. А все-таки если Путин не прав, то что делать? Очевидно, смотреть первый закон Чурова. Так?

— Нет. Разве Путин может быть неправ?

— Ну а если вы вдруг поймете эту страшную вещь: Путин неправ?

— Это значит, Чуров чего-то недопонял. И надо просто еще немного подумать. (Смеется.— А. К.) Шутка.

— Потому что Путин все-таки всегда прав? То есть все-таки см. пункт первый.

— Ну, не совсем так.

— Давайте все-таки закончим с этой темой. Кому вы служите?

— Народу.

— Служите народу, а слушать будете Путина?

— Служить я буду народу. А слушать я буду всех, в том числе и Путина. Потому что он тоже народом избран. Кроме того, народ доверяет ему, ведь у него, как у президента, по рейтингу доверия и по авторитету сейчас не то положение, что у других лидеров в Европе, а я думаю, что и среди мировых лидеров нет ему равного.

— По рейтингу?

— Да.

— Ну, я думаю, что новый туркменбаши…

— Секунду, мы же берем реальный рейтинг! Причем в условиях суверенной, но демократии. И здесь вопрос еще возникает другой: выполнять свои обязанности перед народом, перед избирателями я могу только в том случае, если тщательно выслушиваю, анализирую мнения и предложения всех участников избирательного процесса. Моя оценка такова, что партийная система в России все-таки складывается и развивается, практически у всех партий. В том числе и даже у недавно образованных, на мой взгляд, есть ядерный электорат, который они обязаны выбрать.

— Появление таких партий, как «Справедливая Россия», продиктовано естественным ходом событий?

— Да. Вот я в регионах наблюдал процессы, которые, на мой взгляд, привели к созданию новых партий. Видите, я старательно ухожу от названия, хотя бы одной партии?

— Да, я уж вижу.

— Я видел значительную часть подросшей элиты — то есть возраст уже у людей немаленький,— которая не находит себе места и по экономическим взглядам, и по политическим взглядам в существующих партиях. Но если они не находят себе места там, а они все-таки при этом составляют определенную элиту, и у них есть средства финансовые, у них есть энергия, у них есть образование, и у них уже есть как бы даже понимание, кто за них может проголосовать, хотя бы по территориальному признаку… Я, правда, не исключаю, что нет совсем уж внешнего влияния. Наверное, какое-то есть. Тем более что конечно, любой грамотный политик заинтересован в подтягивании под себя образовавшейся силы, образовавшейся партии, хотя бы чтоб другие не перехватили… Партия — живой организм. Наверное, не бывает идеальных партий.

— Ну, у нас точно идеальной партии нет. Включая ЛДПР, где вы состояли.

— Ну, между прочим! Посмотрите парламентские партии нынешние, их эволюцию. Даже за три с половиной года в Думе.

— Эволюцию? Эволюция в сторону лояльности к власти произошла.

— А почему? А может быть, власть стала ближе к электорату? При всех издержках того же закона о монетизации… Власть стала больше дорог строить? Все-таки? Стала? Больше? Сам проехал по Мурманскому шоссе — уже есть несколько километров хорошей трассы. Зарплаты повышают? Повышают. Другое дело, что, к сожалению, некоторые категории населения, получив повышенную зарплату, честно говоря, лучше работать не стали. Не будем показывать пальцем…Да, пенсии недостаточные. Но при этом все равно какие-то сдвиги есть, и существенные сдвиги… Вы посмотрите, что происходит с армией. Кто верил пять лет назад, что сумеем практически полностью перейти на контрактную основу? Что сумеем сократить срок призыва до года? Вот пять лет назад вы бы поверили? Я бы не поверил, просто не поверил бы, и все. А это, между прочим, говорит об эффективности людей, которых на этот пост назначил… Кто? Кто назначил?

— Да я понял, что президент России.

— Конечно, надо слушать всех. По крайней мере, я с участием членов ЦИКа с совещательным голосом уже провел встречи практически со всеми пятью парламентскими партиями. И я записал себе в блокнот все их пожелания, все их предложения. Будем анализировать.

— А удалось ли вам встретиться и поговорить с президентом России обо всем об этом?

— Формула у меня по этому поводу отработана.

— Третий закон Чурова грядет…

— До сих пор мы с президентом регулярно встречались раз в год, когда он читал, а мы слушали послание Федеральному собранию.

— Но после избрания-то на пост председателя ЦИКа, наверное, встречались?

— Нет. Раз в год я вижу его на послании.

— И за последние две недели не встретились?

— Нет.

— Это обнадеживает. А что, он в вас настолько уверен, что посчитал возможным не встречаться?

— Я что могу сказать? С кем я встречаюсь? У меня теперь все просто. Мне каждый день составляют график. Я вам его покажу. Та же самая система, что и в Смольном была. Вот график на неделю, вот ежедневный график, а вот на завтра, предварительный. По мере поступления новых звонков мне его обновляют. Вот вы тут у меня в этом графике. Вот, пожалуйста: интервью за чашкой чая. До вас: Масютина Марина Анатольевна, замначотдела из Государственной думы. Привезла мне мою трудовую книжку, зеленую, для нового места работы. До этого был человек, отвечающий за здание, оно режимное, мы обсуждали вопросы охраны.

— А вашей личной охраны?

— Нет, я неохраняемое лицо. Вот мне подарили тарелочку с гербом ФСО, стоит уже. До этого Рохмистров Максим Теославович, депутат Государственной думы, привез мне пасхальное яйцо шоколадное… Королькова Ирина Николаевна… ну это доклад почты, документы на подпись… Ермакова Элеонора Леонидовна, член ЦИКа пришла, представила человека, и мы с ним переговорили, с председателем Волгоградской избирательной комиссии. Им предстоят выборы мэра. Потом обед был. На самом деле не 30 минут, как тут написано, а 15 минут был обед… и потом до самого вечера.

— Для души только пасхальное яйцо и тарелочка.

— И интервью вам, за чашкой чая.

— Пик вашей деятельности наступит, наверное, в апреле или в мае будущего года, когда вы будете вручать новому президенту России его удостоверение?

— Вручу, не самое сложное дело. Но триумф будет тогда, когда закон будет исполнен в полном объеме и выборы пройдут без серьезных происшествий, замечаний, нарушений…

Здесь, в ЦИКе, сам процесс не вызывает у меня озабоченности. Все разложено по полочкам, понятно, что делать и как. Как и что. У меня везде регламент и схема. Я этому студентов учу. Выборы — это тоже отрасль. Отрасль должна иметь три признака. Первое — законодательная база должна быть развита… Второе. Должна быть структура — вертикальная и горизонтальная. Вертикальная: то есть центральный орган управления отраслью. Мы в данном случае подчиняемся Конституционному суду, Верховному суду, Государственной думе после принятия ими соответствующего закона. А в текущем порядке Верховному суду. ЦИК выполняет их решения.

И должна быть горизонтальная структура. На горизонтальном уровне мы сотрудничаем, например, с нашими коллегам из других государств, с общественными организациями. Это у меня называется рисунком «Большой крест» — в конспектах моих студентов. И третий признак — наличие возобновляемого регулярного бюджетного финансирования на всех уровнях. Скелет, шкурка, которой этот скелет обтянут, и кровь, которая наполняет сосуды, чтобы все это функционировало.

— То есть мозг для этой структуры не нужен. Она и так функционирует.

— Ну, коллективный разум присутствует всегда.

— Как международный наблюдатель за этим процессом?

— Как среда обитания этого процесса. Я бы даже сказал, как среда обитания. Коллективный разум, кстати, в политике — это среда обитания. Вы увидите. Результатов моей деятельности на этом посту мне не придется ожидать слишком долго. Результаты работы Государственной думы через четыре года подводятся на выборах. А у меня всего-навсего семь-восемь месяцев до первых больших выборов. Вот неделю я работаю с 8.30 утра до 9 вечера. И сейчас уже за полночь. Мы уже прекратим наше интервью, наверное?

— Да, можем уже закончить. Уже все понятно.

— Слишком даже. На книгу хватит.

Интервью взял Андрей Ъ-Колесников

Расширенную версию интервью читайте на сайте www.kommersant.ru.

«Знания, полученные в вузе, это и есть достижение» | КонсультантПлюс

Онлайн-интервью с выпускниками московских вузов

Как реализовать свой потенциал после окончания учебы, какие знания в вузе оказались самыми полезными и о чем ностальгируют вчерашние студенты – об этом и многом другом мы поговорили с выпускниками юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и Финансового университета при Правительстве РФ.

 

КонсультантПлюс: Не так давно вы были студентом. Какие воспоминания и впечатления от учебы остались? Оправдались ли ваши ожидания от обучения в вузе?

Соколов Андрей (выпускник юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова): Самые теплые и положительные, не жалею, что поступил и учился в МГУ. Если бы сегодня передо мной снова встал тот же выбор, не задумывался бы и вновь выбрал МГУ. Конечно, учиться было не всегда легко. Некоторые предметы трудно давались, приходилось очень много всего изучать, что-то даже учить наизусть, дословно. Но это и помогало.

На экзамене еще на 1 курсе один преподаватель пытался меня подловить на неуверенности и после моего робкого ответа переспросил: «Вы уверены?». Я подумал, ответил: «Да». Он снова задал мне вопрос с большим напором: «Вы точно уверены?». Поскольку я дословно помнил содержание статьи, я ее вновь воспроизвел. Преподаватель удостоверился в моих знаниях и поставил «отлично». Для студента 1 курса, только начинающего студенческую жизнь, волнующегося на одном из первых экзаменов, такая настойчивость была в новинку и вселила в меня зерно сомнения: «А не изменился ли вчера закон? Почему меня переспрашивают, может, я действительно не прав?». Проверил, закон не изменился. Мне кажется, это было хорошей проверкой.

Об учебе много воспоминаний, всего не расскажешь. Оправдались ли ожидания – в целом, да. Конечно, можно было бы пожелать большей связи с практикой, мне кажется, сегодня ее недостаточно. Но понимание приходит со временем и уже после окончания вуза. Поэтому, когда я поступал и учился, меня все устраивало.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова): Студенческая жизнь – один из самых ярких этапов в моей жизни. Учиться было сложно, но безумно интересно. Именно в МГУ я нашла настоящих друзей, почувствовала вкус победы и горечь разочарований. У меня не было каких-то глобальных ожиданий от учебы, я просто с каждым днем убеждалась, насколько ценна и важна теоретическая база университета не только в профессии, но и в жизни.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финансового университета при Правительстве РФ): У меня остались как положительные, так и отрицательные воспоминания от обучения в университете. Что касается полученных знаний и приобретенного опыта, ожидания оправдались.

 

КонсультантПлюс: Расскажите, как вы поступали в вуз? Были ли трудности? Почему выбрали именно этот вуз?

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Возможность выбрать МГУ и поступить на юридический факультет без экзаменов у меня появилась после участия во Всероссийской олимпиаде школьников по праву. Победители и призеры заключительного этапа могли поступить на юридический факультет в любой вуз без дополнительных экзаменов. Поэтому на стадии поступления особых трудностей не было, нужно было лишь вовремя подать необходимые документы. Трудности были во время участия в олимпиаде, но это было и очень интересно, и очень полезно, поскольку знания, полученные тогда, пригодились и во время учебы в МГУ, помогают и сегодня.

С выбором вуза у меня затруднений не было, МГУ был для меня детской мечтой, которая замечательным образом осуществилась. В ту пору при слове «университет» у меня первой ассоциацией было главное здание МГУ, поэтому никаких сомнений, в какой вуз поступать, у меня не было.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Честно сказать, я никогда не думала об МГУ, а тем более об юриспруденции. В старших классах постоянно участвовала в каких-то олимпиадах, в одной из них, проходившей в Счетной палате РФ, я получила призовые 100 баллов для вступительных экзаменов в вузы, среди которых был юрфак МГУ. Я подала туда на всякий случай, если не поступлю на психолога. На психолога я поступила, но в другой университет. Поэтому мой выбор был очевиден, и о нем я ни разу не пожалела.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финуниверситета): Я поступал в вуз в 2016 г., прошел на бюджет. Трудностей, кроме сдачи ЕГЭ, не было, но думаю, эти же трудности были и у всех остальных студентов. Я выбрал Финансовый университет: в нем было много факультетов внутри направления «Экономика». Образование строилось с определенной специализацией, моя – налогообложение.

 

КонсультантПлюс: Кто или что оказало на вас особое влияние в студенческие годы? Возвращаясь назад, что вы хотели бы знать заранее, чтобы не совершать ошибок во время учебы?

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Конечно же, преподаватели. Каждый повлиял по-своему, о каждом можно сказать добрые слова, одного интервью точно не хватит. И все же не могу не назвать несколько имен. Особое влияние на меня оказали преподаватели кафедры гражданского права, прежде всего, Николай Борисович Щербаков, мой научный руководитель, глубоко эрудированный человек, отличный теоретик и практик, прививший огромное желание изучать гражданское право, интерес к своему предмету, на семинарах и спецкурсах которого никогда не было свободных мест, послушать которого приходили студенты из других групп.

Имя Андрея Михайловича Ширвиндта не нуждается в долгом представлении, его лекции по римскому праву слушались на одном дыхании и так, как будто изучаешь не историю, а современность. Говорить о кафедре гражданского права невозможно без ее заведующего – Евгения Алексеевича Суханова, выдающегося ученого и автора Гражданского кодекса. Мне запомнился диалог на государственном экзамене по гражданскому праву про неосновательное обогащение с Владимиром Саурсеевичем Емом, которого, к сожалению, уже нет с нами. Заранее хотелось бы знать, что еще спросить, узнать у преподавателей. Во время учебы вопросов, как правило, нет. После их становится так много, а возможности спросить уже, к сожалению, нет.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Конечно, мои однокурсники. Со мной учились такие амбициозные и талантливые ребята, которые вдохновляли и заставляли каждый день быть лучше, умнее, эффективнее. Заранее я бы ничего не хотела знать, все мои ошибки в учебе позволили мне сделать очень важные выводы. Например, четверка по уголовному праву в очередной раз показала, что гражданское право мне ближе.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финуниверситета): Полагаю, на меня оказало влияние то, что я видел перспективу дальнейшей жизни после окончания университета. С первого курса мы знали партнеров Финансового университета, где успешно работают выпускники. Осознание этого вселяло определенную уверенность в будущем: образование приобретается не зря. Наверное, я бы хотел знать, что все переживания абсолютно напрасны, ведь большинство из проблем – это просто временные трудности, и в них не было чего-то особенного.

 

КонсультантПлюс: Расскажите, скучаете ли вы о чем-то после завершения обучения: по сокурсникам, преподавателям, занятиям, мероприятиям в вузе.

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Скучаю по всему перечисленному. Мне очень повезло с окружением, как с сокурсниками, так и с соседями по общежитию (а они старше меня на курс). Мне очень не хватает острых дискуссий на правовые темы, мы могли спорить долго и очень эмоционально, благодаря этим спорам не так сложно было начинать деятельность в суде. Конечно же, скучаю по преподавателям, лекциям и семинарам. Мне очень нравились занятия по иностранному языку (я изучал немецкий) с Сергеем Александровичем Соболевым, думаю, что многие однокурсники согласятся, что равнодушным остаться было просто нельзя, хотелось тянуться к знаниям, и если не научиться, то хотя бы послушать очень точные и деликатные замечания по произношению, написанию от преподавателя с замечательным чувством юмора. Скучаю по общению, пробежкам и игре в футбол на стадионе в Ясенево.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Ностальгия, безусловно, есть. С подругами из университета мы часто общаемся. Скучаю по атмосфере сессий, когда ты всю ночь готовишься к экзамену и кладешь под подушку исписанные конспекты с надеждой, что достанется тот самый вопрос. Непонятно, как, но ты уже сидишь перед преподавателем, и он что-то ставит тебе в зачетку. А потом эйфория, свобода, празднование с друзьями.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финуниверситета): Пожалуй, я скучаю по некоторым преподавателям, которым удавалось заинтересовать своим предметом студентов. Они не только рассказывали теорию, но и объясняли суть происходящих в реальной жизни событий.

 

КонсультантПлюс: Можете вспомнить какое-то событие в вузе, которое изменило вас и ваше мировоззрение?

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Одним из таких событий была наша последняя лекция – лекция Евгения Алексеевича Суханова, которая завершилась не новыми для юристов словами, но по-особенному прозвучавшими именно в тот момент и именно из его уст: «Ius est ars boni et aequi» (право – это искусство добра и справедливости). Эти слова особенно часто вспоминаются в судебной работе. Мне кажется, что это ориентир, которым следует руководствоваться в работе любому юристу.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Я писала статьи в журнале предпринимательского права. Одной из моих рубрик были интервью с успешными юристами. Я договорилась о разговоре с Пашиным Сергеем Анатольевичем. Все же смотрели проект 1 канала «Федеральный судья»? После череды неурядиц мы с ним наконец-то встретились в большом китайском ресторане. Меня потрясло, насколько этот человек искренен во всем, что он делает. Именно в этом, наверно, и состоит секрет успеха в любом деле.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финуниверситета): Для меня таких событий не было. Думаю, сложно изменить мировоззрение, сидя в лекционной аудитории.

 

КонсультантПлюс: Какими достижениями в вузе гордитесь?

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Мою дипломную работу опубликовали в сборнике «Опыты цивилистического исследования». Сборник, кстати, есть в системе КонсультантПлюс.

Мне кажется, что знания, полученные в вузе, это и есть достижение. Конечно, не все предметы одинаково нравились, не все хорошо усваивались. Но когда преподаватель ставит автомат, т.е. по результатам работы в течение семестра не сомневается в твоих знаниях, способностях, это хороший показатель успеваемости. У меня были автоматы, но особенно запомнился автомат по логике. Лично для меня это особенно приятно потому, что это не правовой предмет в чистом виде, эту дисциплину вели преподаватели с философского факультета. Были и другие достижения. Именно в вузе я стал систематически заниматься бегом (что раньше не получалось), и тоже считаю это достижением, преодолением себя.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Горжусь тем, что сдала немецкий на отлично. Два года я жила в комнате, обвешенной листами с немецким текстом, ведь после школы я и двух слов не могла связать на этом языке. Представляете, что я испытала, когда узнала свою оценку?

 

КонсультантПлюс: Как быстро после окончания вуза удалось устроиться на работу? Сколько пришлось пройти собеседований?

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): В конце июля 2015 г. я уже начал работать, т.е. в течение месяца после вручения диплома и выпускного. Считаю, что это быстро. Собеседований было около 10 (т.е. около 10 разных организаций). Не все поступившие тогда предложения были мне интересны. В некоторых компаниях искали специалиста с опытом работы. Иногда это становилось известно только на собеседовании. Но участие в собеседованиях, даже если по их итогам нет конкретных предложений, нельзя игнорировать, это опыт, позволяющий оценить текущую ситуацию на рынке труда, узнать существующие потребности и свои возможности.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Я начала работать с 4 курса помощником юриста. После университета была неудачная стажировка. Спустя месяц собеседований я нашла идеальную на тот момент для меня работу в высотке «Москва-Сити» с обязанностями каждый день участвовать в судебных заседаниях.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финуниверситета): У меня не было трудностей найти работу по специальности. На четвертом курсе я прошел стажировку в аудиторской компании, результатом которой стало предложение о работе. При отборе было около 3 собеседований.

 

КонсультантПлюс: Где вы сейчас работаете?

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Работаю на одном из предприятий в сфере ОПК.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Я юрист в Ahmad Tea in Russia. В свободное от основной работы время консультирую знакомых предпринимателей по правовым вопросам.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финуниверситета): Я работаю в EY, одной из компаний большой четверки.

 

КонсультантПлюс: Как вы считаете, имеет ли значение диплом вашего вуза при устройстве на работу? Обращают ли внимание работодатели, в каком вузе получен диплом?

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Безусловно, имеет, особенно если речь идет о первом устройстве на работу, когда опыт работы – не самая сильная сторона у соискателя. Считаю, что работодатели обращают внимание на учебное заведение, по крайней мере, мой опыт об этом свидетельствует.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Определенно, да. В компании, где я сейчас работаю, диплом имел значение.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финуниверситета): Думаю, на это обращают внимание, но нельзя сказать, что диплом – это решающий фактор, скорее сопутствующий.

 

КонсультантПлюс: Какие знания и навыки, полученные в вузе, оказались для вас самыми полезными? Используете ли в работе систему КонсультантПлюс, этот навык помогает вам?

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): КонсультантПлюс использую постоянно. Навыки, которые были приобретены в процессе обучения, в том числе навыки работы с системой КонсультантПлюс, заметно сокращают время на поиск необходимой информации, судебной практики, нормативных актов, комментариев, публикаций в статьях и журналах. Самый полезный навык – широта мышления. МГУ, вуз с классическим университетским образованием, учит аналитическому мышлению, мыслить глобально, не видеть отдельно взятую проблему вне теории, в отрыве от системы нормативного регулирования. Это огромное преимущество МГУ по сравнению с другими вузами. Это преимущество актуально сегодня и, думаю, будет актуально еще долгое время.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Самый полезный навык – не знать законы, а уметь найти нужную информацию. Кстати, для этого я в большинстве случаев пользуюсь системой КонсультантПлюс.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финуниверситета): Одним из самых важных навыков я бы назвал поиск информации. Быстро и качественно найти ответ на вопрос – необходимый навык для начинающего специалиста, так как собственных знаний хватает не всегда. Система КонсультантПлюс позволяет найти нужную судебно-арбитражную практику, изучить нормативно-правовые акты. Выполняя определенные задачи на работе, часто пользуюсь этой системой.

 

КонсультантПлюс: Какие трудности были в начале работы, каких навыков не хватало? Совершали ли вы ошибки и как их исправили?

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Мне кажется, отсутствие или недостаток опыта работы – главная трудность, с которой сталкивается большинство (если не все) вчерашних выпускников. Так было и в моем случае. И ошибки на первых шагах – неизбежность. Разрешал их, учась на чужих ошибках. К счастью, каких-то неисправимых, фатальных ошибок допущено не было. А если говорить о небольших, поправимых неточностях, то здесь большую роль играет окружение и руководство, которое не будет обвинять, а посоветует, как избежать недочетов в будущем. Считаю, что мне с этим повезло.

Могу привести пример. На собеседовании при устройстве на первую работу меня попросили назвать ошибку, допущенную в тексте судебного акта. Я нашел. Оказалось, что была более заметная ошибка, она и имелась в виду. Но ту ошибку, которую нашел я, до этого не замечали. Это сыграло роль, в итоге меня приняли на работу, хотя формально с этим конкретным заданием я не справился так, как надо. Стало быть, иногда ошибки бывают необходимы, и хорошо, что в данной ситуации их разрешение было именно таким.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Страх общения и страх ошибиться очень сильно тормозили меня в работе, недоставало уверенности и опыта. Ошибки были и будут, главное – не повторять те, что уже совершил.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финуниверситета): В начале работы сталкивался с трудностями пользования MS Office на уровне, который был необходим для выполнения задач. Однако хороший коллектив, советы старших коллег помогли быстро подтянуть этот навык.

 

КонсультантПлюс: Какие у вас планы на ближайшие пять лет: будете искать другую работу или хотите развиваться на текущем месте, будете проходить новые курсы или планируете поступать в аспирантуру? Вы планируете свое будущее?

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Разумеется, планирую. Мне хотелось бы развиваться на прежнем месте и пока для этого все необходимое есть. После окончания вуза я занимаюсь судебной работой, сферу деятельности не менял, времени оценить все достоинства и недостатки этого направления было, как мне кажется, достаточно.

Я считаю судебную работу лучшей реализацией карьеры юриста. В судах протекает жизнь законов, именно в судах, как в месте споров, должна рождаться истина, а в руках представителей – все средства для того, чтобы эта истина родилась. Именно судебная работа формирует лидерские, бойцовские, стратегические и ораторские качества, именно в судебной работе находишься на острие, на грани, на пределе возможностей, с полной выкладкой сил. Именно в этом направлении отчетливо проявляются все огрехи и предусмотрительности твоих коллег из договорного отдела (которые этого не наблюдают), а ты можешь эти моменты использовать.

Именно судебная работа дает возможность уберечь от убытков, снизить их размер или, напротив, добиться восстановления нарушенного права, вернуть утраченное. Эта работа требует большой подготовки, широкого кругозора, но и дает возможности для путешествий (когда заседания в судах в другом регионе), пространство для саморазвития. Конечно, это непростая работа, но именно поэтому она мне и нравится, и в этой работе хочется развиваться и дальше.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Однозначно, новую работу я не буду искать. Ahmad Tea – потрясающая компания с интересными задачами и сплоченным коллективом. Сейчас я веду свой небольшой юридический блог, в рубрике «Сказки о праве» рассказываю о правовых ситуациях через призму известных сказок. В планах – перейти на дистанционное консультирование и создать свой онлайн-курс для предпринимателей. Больше путешествовать, когда откроют границы. И все-таки выучиться на психолога.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финуниверситета): В ближайшей перспективе я бы хотел продолжить работу на прежнем месте, параллельно учась в магистратуре.

 

КонсультантПлюс: Что вы пожелаете студентам, которые в этом году завершают обучение в вузе? Какой дадите совет по трудоустройству?

Соколов Андрей (выпускник юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Пожелаю сделать выбор, о котором не придется пожалеть. Конечно, не имея опыта, сложно представить особенности работы в той или иной области, насколько это твое. Разумеется, ожидания не всегда совпадут с реальностью. Поэтому могу порекомендовать больше времени уделять практике, общению с людьми, которые хотя бы несколько лет работают в той области, в какую собираешься устроиться, чтобы лучше узнать все тонкости, все подводные камни, обратную сторону. Это поможет понять, подходит ли эта область тебе, и если да, то лучше и быстрее акклиматизироваться. Думаю, что при выборе места работы следует руководствоваться своими ощущениями, работа должна приносить удовольствие. Без этого серьезных вершин не покорить.

Чемидова Татьяна Константиновна (выпускница юрфака МГУ им. М.В. Ломоносова): Идти туда, куда страшно. Каждый день ставить планку чуть выше, чем сегодня. И не бояться ошибаться.

Алкилани Руслан Максимович (выпускник факультета налогов и налогообложения Финуниверситета): Я бы пожелал не слушать других людей, которые говорят о непроходимых собеседованиях, о том, что нужно иметь чуть ли не красный диплом, чтобы найти достойную работу. Главное – желание и вера в себя.

История успеха выпускников


9 признаков того, что ваш парень вам не подходит

Источник: пара сидит в красной машине / Pexels

За последнее десятилетие приложения для знакомств коренным образом изменили ментальные вычисления, которые мы используем для поиска романтических партнеров. Мы можем в мгновение ока пролистнуть влево и вправо массу лиц, принимая быстрые решения, чтобы отказаться от потенциальных партнеров и найти лучших.

Люди всегда находили способ справиться с этим поведенческим экономическим компромиссом, но, учитывая огромное количество вариантов, борьба сегодня труднее, чем когда-либо.И мы, возможно, не очень эффективны в этом: недавнее исследование описало «иерархию желательности» в стратегиях онлайн-знакомств и обнаружило, что мы часто пытаемся сотрудничать с другими людьми, которые в количественном отношении не в нашей лиге.

С портативными мобильными устройствами, предоставляющими мгновенный доступ ко всему миру потенциальных партнеров, не всегда легко узнать, когда ваши поиски закончены. Вот 9 признаков того, что вы должны продолжать проводить пальцем по экрану.

1. Рядом с ним никогда не бывает весело.

Это должно быть очевидно.Но удивительно, как часто мы прыгаем через психологические обручи самооправдания, чтобы убедить себя, что все действительно работает, даже в самых плохих партнерских отношениях.

Доверяйте своим инстинктам и не слишком анализируйте свои эмоции. Если вы не счастливы рядом с ним большую часть времени, обратите внимание на эти чувства. Это особенно верно, если вы находитесь в ситуации (например, на вечеринке, в любимом ресторане и т. д.), которая должна быть приятной. Если общение с ним портит вам настроение, вы можете подумать о том, чтобы найти партнера, с которым все будет весело, даже скучное.

Источник: Наттанон Коньям / Pexels

2. Ваши мечты не имеют для него значения.

Он знает, что вы хотите поступить в аспирантуру, медицинскую или юридическую школу, но ему все равно. Вместо того, чтобы поддерживать вас и помогать вам в поиске лучших программ, он говорит: «О, это мило».

Это может быть частью гораздо более серьезной проблемы: он может не интересоваться многими вашими предпочтениями и желаниями, большими или маленькими. Если он не может справиться с вашими большими целями и устремлениями, как он собирается справляться со всеми маленькими, странными вещами, которыми вы увлекаетесь? Если он вам подходит, у него не должно возникнуть проблем, когда вы едите мясное ассорти в душе или часами разговариваете с очень милым британским акцентом.

3. Он редко занимается мелочами.

Маленькие вещи сами по себе — просто маленькие. Но добавьте их, и они могут стать большой проблемой.

Рассмотрим следующие сценарии. В сценарии А он идет в кофейню и берет капучино и свою любимую булочку. В сценарии Б он пишет вам: «Я иду в кафе через 15 минут. Могу я предложить вам что-то? Как насчет чего-нибудь сладкого для моей милой? (смайлики: счастливое лицо, сердце, кекс, кофейная чашка)»

Или представьте, что вы только что приготовили романтический ужин на двоих.Мистер Хороший Парень предлагал принести вина или хлеба. Если он действительно верит, что вы самый удивительный и великолепный человек в мире, он заставит вас так себя чувствовать — даже в те дни, когда вы сами в этом не уверены.

4. Он дает вам пространство (хорошо)… полностью игнорируя вас (плохо).

Всем нам в жизни нужно время для себя. Он позволяет вам уделять время себе? Замечательно! Или он научился использовать это как предлог, чтобы отказаться от вас в пользу других занятий? В идеальном мире вы бы оба разошлись, перезарядились и вернулись, чтобы поделиться историями о том, что вы сделали.По крайней мере, он должен быть рад вас видеть. Всегда!

5. Эмоционально его нет.

Пытается ли он понять, что вы думаете и чувствуете? Эмпатия, возможно, одна из самых важных социальных эмоций, — это способность понимать, что переживает другой человек. Отсутствие эмпатии является частью диагностических критериев нарциссических и антисоциальных расстройств личности, так что отбрасывать его нечего. Это имеет смысл.

Физические потребности также связаны с эмоциональностью.Узнал ли он о вашей любви к массажу ног, а затем сделал это частью своей рутины (потому что, когда вы чувствуете себя хорошо, он чувствует себя хорошо)? Даже если вы не спите вместе, он обнаруживает, что вы любите поцелуи в спину, и дарит их всякий раз, когда это возможно. Это эмпатический ответ.

Источник: мужчина с белой бумагой/ Pexels

6. Он не призывает вас стать лучше.

Личностный рост иногда противоречит самооценке. Здоровое чувство собственного достоинства — это прекрасно, и мы хотим, чтобы наши друзья и партнеры имели о нас такое же мнение.Он знает, что ты потрясающая, и ты знаешь, что ты потрясающая, так что же ты можешь делать дальше?

Ответ заключается в том, что сейчас вы можете быть в лучшем состоянии по сравнению с другими периодами жизни, но это не исключает возможности еще больших изменений. Если он разделяет этот образ мышления, то подталкивает вас в этом направлении: «Дорогая, ты потрясающая, и поэтому я люблю тебя, но ты способен на гораздо большее, и я полностью тебя поддерживаю. Давайте расти вместе».

7. Его друзья.

Возможно, вы знаете, кто некоторые из его друзей, но не все.Воспринимайте это как предупреждающий знак, если они понятия не имеют, кто вы такой. В идеале, он говорил бы о вас со всеми своими приятелями до такой степени, что они знают вас, даже не встречаясь. Кроме того, у вас должно быть некоторое представление о том, что нравится и не нравится его приятелям. Если он не рассказывает вам взволнованно о своей группе, что еще он скрывает?

8. Твои друзья.

Помнит ли он подробности, которыми вы делитесь с друзьями? Если нет, это может быть признаком того, что он просто не обращает внимания. Что еще более важно, спрашивает ли он, все ли у них хорошо? Это указывает на неподдельный интерес и показывает, что он следит за тем, что вы цените как в социальном, так и в эмоциональном плане.«Как дела у Пенелопы? Удалось ли ей найти новую работу? Дайте мне знать, если я могу помочь».

Конечно, не ждите, что он будет каждый день спрашивать обо всех ваших отношениях. Вы будете знать, что кажется разумным.

9. Ваши родители.

То же, что и выше, но с мамой и папой. Он когда-нибудь пишет вашей маме или папе, просто чтобы поздороваться или передать какую-нибудь интересную информацию, которая может им понравиться? Например, если он знает, что ваша мама любит Тома Селлека, он может отправить ей фото экшн-куклы Magnum PI, которую он видел в магазине старинных игрушек.А еще лучше, он может купить его для нее! Следите за тем, чтобы он никогда не проявлял интереса к общению с вашей семьей или протягивал руку только тогда, когда думал, что это заставит его хорошо выглядеть в их глазах.

Примечание: Предложения, представленные здесь, не являются психометрически достоверной оценкой силы отношений. Однако, если ваш парень ставит 0 из 9, возможно, пришло время переосмыслить эти отношения.

7 признаков, что он вам не подходит

Шейлинн Миллер | FamilyShare — [email protected]

Не рискуйте своим счастьем ради отношений, которые каждый день разрывают вас на части. Если ваш мужчина совершает какие-либо из этих действий, выразите свое беспокойство, чтобы вы могли вместе работать над улучшением связи и любви между вами:

1. Вы слишком много думаете о том, что говорите

Одно дело дважды подумать, прежде чем говорить, но другое дело постоянно обдумывать то, что вы хотите сказать, потому что вы так боитесь реакции вашего партнера. Вы заслуживаете того, кто действительно слушает и учитывает вашу точку зрения, а не того, кто пытается принизить ваше мнение.

2. Он хочет, чтобы вы изменились для него

Изменение для мужчины сделает вас только несчастной. Найдите того, кто примет ваше несовершенство. Как пара, развивайтесь вместе, говоря друг другу, над чем нужно поработать. Когда вы оба выражаете то, что другой может улучшить, это будет выглядеть скорее как поощрение командной работы, чем как придирка.

3. Вы больше плачете, чем улыбаетесь

Если он часто вас унижает, он вам не подходит. Такое обращение меняет все; вы можете чувствовать стресс, бесполезность или думать, что с вами что-то не так.Не попадайтесь в эту ловушку. Разорвите отношения и обратитесь за поддержкой к семье и друзьям. Окружите себя людьми, которые желают вам самого лучшего, и сами знайте, что вы заслуживаете счастья.

4. Он плохо относится к своей семье

Люди говорят, что то, как мужчина относится к своей семье (особенно к своей матери и сестрам), многое говорит о том, как он будет относиться к вам. В романтических отношениях мужчина обычно старается делать все возможное, поэтому то, как он относится к женщинам, которые были в его жизни какое-то время, может указывать на то, как он будет относиться к вам после того, как ему будет спокойнее рядом с вами.

Первое, что мне понравилось в моем муже, это то, как высоко он отзывался о своей сестре и их близких отношениях. Найдите мужчину, который любит свою семью — это многое говорит о том, кто он на самом деле.

5. Вы боитесь попросить его убрать одежду

Если вы находитесь в оскорбительных отношениях, вам может показаться, что проще отмахнуться, чем поднимать сложные темы. Но сдерживание своих чувств не поможет ни вам, ни вашим отношениям.

Общение — один из ключей к здоровому браку.Если вы не можете общаться сейчас, лучше не станет, если что-то не изменится. Доверьтесь доверенному члену семьи, другу или терапевту, если вам нужна помощь в налаживании общения в ваших отношениях.

6. Он угрожает вам словом на букву «Д»

Люди говорят вещи, о которых сожалеют, когда напряжены, особенно во время ссоры. Но если он часто угрожает вам разводом или расставанием, это серьезный тревожный сигнал. По словам консультанта по вопросам брака Деборы Макфадден, независимо от того, имеет это в виду кто-то или нет, эти заявления заставляют другого человека задуматься о разводе.

В следующий раз, когда чувства станут слишком сильными и ваши голоса начнут повышаться, потратьте некоторое время, чтобы успокоиться, прежде чем вернуться к обсуждению. Организуйте свои мысли и возвращайтесь с ясным и расслабленным мышлением.

7. Вы всегда виноваты

Пары в здоровых отношениях обсуждают свои проблемы и пытаются понять точки зрения друг друга. Поговорите со своим партнером, если вам кажется, что он возлагает всю вину на вас. Он может даже не осознавать, что делает это, и услышав это от вас, вы поможете ему понять, что вы чувствуете, и побудит его стать лучше.

Если вы можете понять любой из этих пунктов, поговорите со своим партнером. Выскажите свои опасения и рассмотрите возможность встречи с консультантом, если это необходимо. Делайте то, что, по вашему мнению, лучше для вас и безопасности и счастья вашей семьи.

Шэлинн Миллер, FamilyShare

Шэлинн Миллер — журналист, увлекающийся фотографией, видеопроизводством и писательством. Свяжитесь с ней по адресу [email protected]

Избиратель MVP НФЛ Хаб Аркуш говорит, что совершил «большую ошибку» в отношении Аарона Роджерса не имеет значения, должен ли он стать MVP НФЛ в этом сезоне.

Sports Seriously, USA TODAY

На следующий день после того, как Хаб Аркуш заявил, что не будет голосовать за MVP НФЛ за квотербека Green Bay Packers Аарона Роджерса, ветеран спортивного обозревателя из Чикаго признал, что совершил «ошибку», сообщив, как он планирует голосовать. публике.

«Я совершил большую ошибку, — сказал Аркуш в среду на чикагской радиостанции 670 The Score. «Что касается того, что произошло прошлой ночью, это на мне. Я облажался».

Аркуш сказал, что его ошибка «не имеет ничего общего с Аароном Роджерсом», но что он «не соблюдал» основное правило как один из 50 избирателей, проголосовавших за ежегодные награды Ассошиэйтед Пресс НФЛ: не раскрыть свои планы голосования.

«Единственное, о чем нас действительно просят, это не говорить людям, за кого мы голосовали, пока не будет вручена награда. На самом деле они имеют в виду просто не говорить об этом, и отчасти причина в том, что именно произошло здесь», — сказал он, добавив, что поставил других избирателей в «неудачное» положение. «Я чувствую себя ужасно из-за этого, и я действительно хочу, чтобы этого не произошло».

Аркуш продолжил: «Единственное, что я могу сделать в будущем, это уважать то, что я не уважал прошлой ночью, и просто не говорить об этом до тех пор, пока не будут вручены награды.

«ПЛОХОЙ ПАРЕНЬ»: Избиратель MVP НФЛ не будет голосовать за Аарона Роджерса он не стал бы голосовать за действующего MVP лиги, потому что «неуместные» проблемы Роджерса за пределами поля затмили его игру на поле. «Не думаю, что ты можешь быть самым большим придурком в лиге и наказывать свою команду, свою организацию и своих фанатов так, как это сделал он, и быть самым ценным игроком», — сказал Аркуш в эфире радиостанции 670 The Score.«Был ли он самым ценным на поле? Да, вы можете привести этот аргумент, но я не думаю, что он явно намного более ценен, чем Джонатан Тейлор или Купер Купп или, может быть, даже Том Брэди. Итак, с того места, где я сижу, во всем остальном он не будет моим выбором».

Он продолжил: «Я просто думаю, что то, как он держится, неуместно. Я думаю, что он плохой парень, и я не думаю, что плохой парень может быть самым ценным парнем в то же время.»

На своей пресс-конференции в среду Роджерс не согласился с первоначальными замечаниями Аркуша и планом действий.

— Я думаю, что он бродяга, — сказал Роджерс. «Я думаю, что он абсолютный бездельник. Он меня не знает. Я не знаю, кто он. Никто не знал, кто он такой, наверное, до вчерашних комментариев.

«Я слушал его комментарии, но сказать, что он принял решение летом, в межсезонье, что у меня нет шансов стать MVP, на мой взгляд, должно исключать будущие голоса».

После того, как его рассуждения попали в заголовки газет, Аркуш объяснил в среду, что его слова «представлены так, как они не были сказаны», за что он взял на себя ответственность.

«Некоторые из них звучат ужасно, потому что я не очень хорошо сказал то, что хотел сказать», — сказал Аркуш в среду. «Все, что вы можете сделать, это владеть им, и я владею им. Посмотрим, куда он пойдет в будущем. На самом деле больше нечего сказать об этом».

Пока не ясно, сохранит ли Аркуш свой голос.

В заявлении для NBC Sports НФЛ пояснила, что лига «не выбирает избирателей и не контролирует какие-либо элементы процесса», добавив, что MVP является «одной из ежегодных наград Ассошиэйтед Пресс».

USA TODAY Sports обратились в НФЛ за комментариями.

Если муж не может признать, что он не прав, вы должны изменить

Дорогая Эбби! Я хотел бы обратиться к «Разочарованной», женщине, чей муж поставил очень высокую оценку по 10-балльной шкале, но которая никогда не извинится. У меня такая же проблема.

После 25 лет брака я обнаружил, что он очень хорошо знал, когда делал что-то не так. Это разозлило его на самого себя, и, чтобы скрыть свою неуверенность, он добавил оскорбление к обиде.В последний год своей жизни, когда он знал, что может умереть в любую минуту, он признал свою неспособность извиниться и поблагодарил меня за признание этого в начале нашего брака. Вместо ехидного замечания я бы подарил ему любящую улыбку или легкий поцелуй в знак прощения, позволив ему сохранить свое мужественное достоинство.

Полгода назад он унес его в могилу.

«Разочарование», вы молоды. Вы все еще можете учиться. Если ваш муж так хорош, как вы написали в своем письме, любите его и дайте ему поверить, что вы считаете его совершенным.Он знает, что это не так, но не хочет этого признавать, не заставляйте его. Вы будете вознаграждены счастливой жизнью. — Нора Бене, Плезант-Хилл, Калифорния,

.

Дорогая Нора, прими мои искренние соболезнования в связи с потерей твоего любимого мужа. С таким отношением, как ваше, я уверен, что союз был счастливым. Вы мудрая женщина.

Письмо от «Frustrated» побудило других женщин, разделяющих вашу проблему, написать. Читайте дальше:

Дорогая Эбби! Скажи, пожалуйста, «Расстроенной», чей муж никогда не ошибается, что так много мужчин страдают от этой болезни.Я пришел к выводу, что это должно быть генетическим.

Не только мой муж никогда не ошибается, но и мой босс никогда не ошибается!

Раньше я пытался доказать их неправоту, просматривая альманахи, словари и Британскую энциклопедию. Но, конечно, и эти справочники были «неправильными».

После нескольких лет биться головой об эти стены, я решил просто согласиться со всем, что они говорят. Я просто отвечаю: «Да, как скажешь» приятным голосом и ухожу.Это раздражает их больше, чем их упрямство когда-либо раздражало меня, и мое кровяное давление никогда не было ниже. — Спокойствие и безмятежность в Далласе

Дорогая Спокойствие и Безмятежность! Ваше лекарство звучит лучше, чем транквилизатор, но для его применения нужна сильная женщина. Снимаю шляпу перед вами. Читайте дальше:

Дорогая Эбби! Я тоже замужем за мужем, который никогда не признает своей неправоты. Брак продлился 50 лет. Это сообщение для «Разочарованных»:

Взгляните в лицо реальности. Этот человек никогда не изменится.Он такой, какой он есть, и ничто из того, что вы можете сделать или сказать, не заставит его вести себя иначе. Он на самом деле не думает, что ваши чувства не важны, иначе он не стал бы работать на двух работах, содержать себя в чистоте для вас и помогать с уходом за ребенком.

Когда он ошибается, он может понять это без вашего ведома. Если ты скажешь ему, он обязательно это узнает. Так что вы ОБА это знаете, даже если он отказывается это признать.

Хватит расстраиваться. Когда он сделает это милое замечание, пожмите плечами, поднимите глаза к небу, улыбнитесь и скажите себе: «Вот он, он снова такой», а затем ЗАБУДЬТЕ об этом.Если он не хочет или не может измениться — тогда вы должны измениться, иначе вы так и останетесь несчастливы. — Опыт работы в Хендерсонвилле, Северная Каролина,

.

Уважаемый Опытный! Я думаю, вы открыли жизненно важный ингредиент для достижения спокойствия.

(C) Синдикат Universal Press

Он «единственный» или тебе стоит бежать? Руководство по счастливой жизни: Милфорд, Энн, Говен, Дженнифер: 9780307718754: Amazon.com: Books

ПРЕДИСЛОВИЕ

Было 17:00. в теплое июльское воскресенье, и мой жених ругал меня за опоздание.Он был расстроен тем, что у меня не было времени упаковать наш пикник для концерта в тот вечер. Он стоял там в халате, небритый и немытый, после целого дня, проведенного перед телевизором. Время замедлилось, пока я размышлял о своем дне путешествия: два часа в машине до аэропорта Орландо, возврат арендованного автомобиля, регистрация багажа, утомительная поездка на трамвае и заход скота на широкофюзеляжный самолет L-1011, битком набитый 250 пассажирами. . Затем весь процесс в обратном порядке, когда я прибыл в Чикаго, включая час в пробках, чтобы вернуться к его дому.(Заметка для себя: разве большинство влюбленных пар не встречают друг друга в аэропорту?) Я до сих пор представляю, как он читает мне лекцию о том, что у меня «никогда не будет времени пойти в магазин и купить то, что нам нужно на ужин». Вся ситуация была настолько сумасшедшей, что я не удосужился упомянуть три ключевых момента, которые, казалось, ускользнули от него: на высоте 35 000 футов нет магазинов; я ничего не мог сделать, чтобы самолет летел быстрее; и что, черт возьми, он делал весь день?

Однажды я слышал, как терапевт использовал аналогию с пляжным мячом.Она сказала, что твои проблемы подобны пляжному мячу, который ты постоянно пытаешься удержать под водой. Вы можете попытаться игнорировать их, но в конце концов эти проблемы, как пляжный мяч, выскочат из воды. Это был день, когда мой пляжный мяч наконец выскочил из воды. Через пять дней я разорвал помолвку и вернулся домой. Это было Четвертое июля — День Независимости.

Когда мне было 28, я обручилась с мужчиной, который мне совершенно не подходил.По причинам, которые остаются неясными, я полностью участвовал в отношениях, которые были обречены с самого начала, вопреки всем моим внутренним ощущениям, и покрыты красными флагами. К счастью, я нашла в себе мужество отменить свадьбу, прежде чем вляпалась в еще большую беду.

После того, как я отменил свадьбу, я вернулся в свой родной город, нашел новую работу и получил квартиру. Мои милые друзья беспокоились обо мне и старались изо всех сил убедиться, что со мной все в порядке. Хотя я чувствовал себя несколько смущенным из-за своей недальновидности, я был так счастлив быть свободным, что моя радость от того, что я вернулась домой и разорвала эти нездоровые отношения, перевесила любой стыд или печаль.Сложнее всего было смириться с ситуацией и принять жесткий вызов, чтобы выйти из нее.

Когда я говорил с другими женщинами о своей неудачной помолвке, я снова и снова слышал одни и те же комментарии. Во-первых, меня удивило количество женщин, которые признались, что хотели бы иметь мужество отменить собственную свадьбу. У меня даже было несколько женщин (и мужчин!) признавшихся в недолговечных первых браках, о которых никто не знал. Я также начал замечать закономерность, когда они начали задавать мне одни и те же вопросы о моих отношениях. Какие были знаки? Что я чувствовал? Как у меня хватило смелости отменить это? Как отреагировал мой жених? Я быстро понял, что во многих случаях они действительно сомневались в своих отношениях или в ожидании брака. Через некоторое время я умственно каталогизировал коллекцию личных историй о обречении браки с начала и столкнулся с другим чувством кишечника — это должно быть книгой. Как внештатный писатель, заядлый читатель и человек, который проводит часы в книжных магазинах и библиотеках, я не мог не заметить полки, наполненные рядами и рядами книг о том, как планировать успешную свадьбу.Бесчисленные книги обещают помочь женщинам «зацепить мужчину» или «найти родственную душу за тридцать дней». Я сошел с ума, увидев некоторые из этих книг — женщины намного умнее! Они заслуживают лучшего. Что им действительно нужно, так это книга, которая поможет им сделать шаг назад и оценить, чего они хотят и в чем нуждаются в своих отношениях.

Я мог бы использовать такую ​​книгу; это спасло бы меня от многих душевных страданий. Вот когда у меня было прозрение. Кто лучше подскажет вам, как выбраться из тупиковых отношений, чем женщина, отсидевшая в них срок? Никто из не знает о нездоровых отношениях лучше, чем женщина, которая выучилась на собственном горьком опыте.Вот оно! Я понял, что мой опыт отмены свадьбы может действительно помочь другим женщинам. И я мог узнать, что женщине нужно знать о замужестве с правильным парнем, поговорив с женщинами, которые вышли замуж за неправильного ! Поэтому я решил найти ответы на следующие вопросы:
 
·   Почему женщины остаются в отношениях, которые, как они знают, им не подходят?
·   Почему умные, талантливые, успешные, достойные женщины сознательно обручаются не с тем парнем?
·   Почему они идут по этому проходу, даже если они уже знают, что это ошибка?
 
Первым шагом был поиск женщин для интервью.Каждая женщина, с которой я разговаривал, должна была соответствовать одному стандарту перед тем, как дать интервью: знала ли она, что совершает ошибку, ДО того, как пошла к алтарю? Таким образом, я знала, что буду брать интервью у женщин, которые:

1. Сошлись на жалких (или даже деструктивных), менее чем приносящих удовлетворение отношениях, а затем… . .

2. Прошла свадьбу, хотя знала, что это была ошибка.
 
Не потребовалось много времени, чтобы найти первых 30 женщин, которые соответствовали профилю.Я разослал своим друзьям, родственникам, соседям и коллегам массовую рассылку по электронной почте, объясняя этот проект вместе с анкетой. Я получил большой отклик и начал получать заполненные анкеты или электронные письма, указывающие на то, что человек готов дать интервью. Я получил еще больше ответов от тех, кому я отправил электронные письма, в которых говорилось, что они знают кого-то, кто соответствует критериям, но боялся связаться с ними из-за боязни любопытства или бестактности.

Удивительно то, что мне не нужно было преодолевать более чем несколько «степеней разделения», чтобы найти подходящих кандидатов для собеседования.Это говорило мне, что я что-то напутал. Во всех случаях эти женщины соглашались пересмотреть эти очень личные и часто болезненные воспоминания, чтобы помочь кому-то еще. Каждая женщина сказала что-то вроде: «Если я могу помочь уберечь кого-то еще от совершения той же ошибки, стоит заново пережить эти болезненные воспоминания».

На этом этапе исследования мне посчастливилось начать сотрудничество с Дженнифер К. Говен, MSW, LCSW. Дженнифер — лицензированный терапевт, основной задачей которого является помощь парам и семьям.Обладая более чем 15-летним опытом частной практики, она помогла мне интерпретировать истории, которые я собрал, и решить проблемы, выявленные теми, кто продвигался вперед с ошибочным браком. Она также поделилась мудростью, которую они с мужем приобрели за 15 лет работы в команде по подготовке к свадьбе в церкви колледжа Святого Франциска Ксавьера.

После проведения интервью и изучения данных произошло нечто примечательное. Независимо от происхождения, возраста, уровня образования или религиозной принадлежности женщины, все они приводили поразительно схожие причины, по которым они продолжали свои неудовлетворительные отношения или продолжали ошибочный брак.Хотя во многих отношениях они были очень разными, все они повторяли один и тот же совет: «Слушай свою интуицию» или «Обрати внимание на этот тихий голос внутри себя». Они говорили о своих интуитивных чувствах снова и снова, поэтому мы решили подробнее изучить эту концепцию интуитивных чувств.

Дженнифер и я также решили разыскать женщин, которые слушали свою интуицию — женщин, которые отменили свадьбу и разорвали тупиковые отношения. Когда мы отправились их искать, тоже произошло кое-что интересное.Мы быстро поняли, что гораздо труднее найти женщин, которые отменили свадьбу. И многие люди, которых мы нашли, в конечном итоге отказались говорить об этом периоде своей жизни. Они не хотели снова «идти туда» и ворошить все эти болезненные воспоминания. Нам потребовалось некоторое время, но в итоге мы провели интервью и снова нашли общие темы и закономерности в их рассказах. Разница заключалась в том, что они каким-то образом смогли подключиться к своей внутренней мудрости и найти в себе смелость действовать в соответствии с этими чувствами. Отменили .

Представляя истории из реальной жизни в сочетании с исследованиями и профессиональным пониманием, мы надеемся, что потенциальная невеста, которая идет по пути к катастрофе, узнает себя в одной из этих историй и остановится, прежде чем совершит судьбоносную ошибку. Мы также хотим достучаться до женщины, которая запуталась в несчастливых отношениях просто потому, что не хочет быть одна. Как сказала одна женщина о своей 26-летней помощнице: «Хотела бы я собрать все чувства, которые у меня были во время моего ошибочного брака, и передать их ей, чтобы она могла видеть, куда движется в своих нездоровых отношениях.Я разговаривал с ней до посинения о том, как ей не подходит ее жених, но она не хочет «тратить впустую шесть лет», вложенных в отношения!»

Хорошей новостью является то, что все в этой книге перешли к счастливому и полноценному Акту II — после того, как расторгли свой брак или помолвку. Это было не то одинокое и мрачное будущее, которое они себе представляли, когда оказались посреди бури. Делясь этими реальными историями, мы надеемся избавить других от мучений, вины и печали неудавшегося брака.

Мы также надеемся, что кто-то, кто находится в потенциально нездоровых или неудовлетворительных отношениях, определит, что он действительно ищет, и найдет способ найти это. Как красноречиво сказал Роберт Фрост, «лучший выход всегда через». Истории, которые вы собираетесь прочитать, правдивы. Мы надеемся, что, читая их, часть вас узнает себя и будет действовать. Та часть вас, которая жаждала быть услышанной. Это ваша возможность, наконец, услышать то, что вы уже знаете, как правду.Через эти истории вы найдете свой выход.

Его семья хочет, чтобы я хранил молчание о смерти

ДОРОГАЯ ЭББИ: Мой дорогой друг покончил жизнь самоубийством пару лет назад.

Жанна Филипс

Мы были очень близки, когда были молоды, и лишь изредка виделись, когда стали взрослыми. Однако в тех случаях, когда мы собирались вместе, всегда казалось, что мы продолжили с того места, где остановились.

Я узнал о смерти моего друга от члена семьи после того, как обнаружил, что его номер телефона больше не работает, а его аккаунты в Facebook и Messenger удалены.Он умер несколькими месяцами ранее.

Его семья попросила меня никому не говорить, что смерть была самоубийством. Они не хотели, чтобы его воспоминания были связаны с этим окончательным решением.

Поскольку в газете некролога не было (не хотели), то такое ощущение, что моего друга стерли без следа.

Я до сих пор переживаю из-за его смерти. Я чувствую, что должен опубликовать в газете некролог на память. Я также чувствую необходимость поговорить об этом с другими (как для себя, так и в качестве предупреждения для других).

Моя мать считает, что я должен выполнять пожелания семьи. Что вы думаете?

СКУЧАЮ МОЕГО ДРУГА В Огайо

УВАЖАЕМЫЕ ПРОПАВШИЕ: Когда кто-то лишает себя жизни, выжившие обычно испытывают целый ряд эмоций. Они могут включать стыд, вину и гнев.

К счастью, существуют программы охраны психического здоровья, которые могут помочь в этом, если члены семьи знают, что они доступны. Звонок на Национальную линию спасения от самоубийств (800-273-8255) может помочь им, если они свяжутся.Я искренне надеюсь, что вы будете слушать свою мать и уважать пожелания семьи покойного, даже если вы не согласны. Если вы сделаете то, о чем задумали, это может причинить семье еще большую боль.

ДОРОГАЯ ЭББИ: Наш 26-летний женатый сын в настоящее время живет с нами. Его трехлетняя жена (близкая по возрасту) выросла в другой культуре и недавно начала жить со своими родителями в городе, находящемся в четырех часах езды.

Мой сын имеет стабильную, хорошо оплачиваемую работу и не может переехать.Они разговаривают по телефону много раз днем ​​и ночью, и оба говорят, что их брак «в порядке».

Она не работает и не заканчивает то, что начала. Она вносит свой вклад в домашнее хозяйство своей семьи, используя машину и деньги, которые дает наш сын. Она говорит, что впала в депрессию, когда жила в нашем городе, но счастлива с родителями и на самом деле не думает переезжать.

Мы чувствуем, что она незрелая, контролирующая и использующая нашего сына. Мы сказали ему об этом. Он понимает, что у него есть ситуация, но кажется слишком слабым, чтобы изменить ее.Что еще мы можем сделать?

ВОЛНУЮЩИЕСЯ РОДИТЕЛИ В ТЕХАСЕ

УВАЖАЕМЫЕ РОДИТЕЛИ: Ваш сын знает ваше мнение. Вы можете — и должны — делать не больше того, что уже сделали. Поскольку он и его жена говорят, что довольны ситуацией, держите свои рты на замке и воздержитесь от шевеления.

В какой-то момент один из них захочет внести изменения, что может означать, что вашему сыну придется переехать. Но это его проблема, и решить ее он должен сам.

Дорогая Эбби написана Эбигейл Ван Бюрен, также известной как Жанна Филлипс, и была основана ее матерью Полиной Филлипс. Свяжитесь с дорогой Эбби на сайте www.DearAbby.com или по телефону. Box 69440, Лос-Анджелес, Калифорния .

Помогите! Мой муж думает, что он не делает ничего плохого

Последнее обновление: 1 ноября 2021 г., Александр Бургемейстер

Как вы относитесь к мужу, который думает, что он всегда прав?

Мой муж неправильно истолковывает все, что я говорю, и никогда не признает, когда делает ошибку.Он не способен признать какой-либо проступок или принести мне извинения после совершения очевидной ошибки! Он становится таким оборонительным при любой обратной связи.

Мне очень неприятно чувствовать, что я постоянно лажаю, а он думает, что он совершенен. Как нам это исправить, если мой муж думает, что он не делает ничего плохого?

Брак может быть сложным, но здоровые партнеры стремятся учиться и расти вместе. Они несут личную ответственность за свои ошибки и регулярно прилагают сознательные усилия для самосовершенствования.

Обучение тому, как жить с мужем, который никогда не ошибается, начинается с переоценки вашей динамики и определения приоритетов ваших потребностей. Кроме того, есть шаги, которые вы можете предпринять, чтобы решить эту проблему и укрепить свой брак.

Конечно, для танго нужны двое. Во-первых, вы должны быть готовы признать свою роль и твердо отстаивать свои границы. Ваш муж в какой-то момент должен научиться правильно общаться и признавать неправильное или вредное поведение. Давайте перейдем к тому, как вы можете помочь добраться туда.

Почему мой муж думает, что он не делает ничего плохого?

Почему мой муж все переключает на меня? Он никогда не думает, что он неправ. И когда я указываю на проблемы, он часто делает вид, что я делаю из ничего большое дело. Я слишком остро реагирую, или он просто невероятно упрям?

Разочаровывает, когда ваш супруг считает себя идеальным, хотя вы точно знаете, что это не так. Но что вызывает такое поведение? Давайте рассмотрим некоторые потенциальные переменные.

#1 Он самовлюбленный

Нарциссы имеют чрезмерно раздутое эго и грандиозное представление о себе. Они считают себя выше других и редко (если вообще когда-либо) берут на себя ответственность за свои неправомерные действия. Вместо этого они часто нападают на других людей, которые пытаются противостоять им или бросить им вызов.

Явным признаком нарциссизма является чье-то желание быстро присвоить себе все положительное и категорически дискредитировать все отрицательное. Например, если проект на работе идет хорошо, нарцисс предположит, что его таланты, мудрость и навыки привели к успеху.

Совет по прочтению: 16 коммуникативных упражнений для пар, чтобы улучшить их общение .

В отношениях нарциссы редко верят, что делают что-то плохое. Вместо этого они чувствуют, что имеют право на все хорошие стороны отношений, не нуждаясь в изменении или улучшении каких-либо аспектов себя.

Кроме того, они исходят из предположения, что их партнер должен принять их полностью и безоговорочно (хотя они не способны дать такую ​​любовь взамен).

#2 Он не заботится об отношениях 

Когда кто-то прекращает отношения, у него больше нет стимула расти вместе со своими партнерами. Поэтому вместо этого они обычно сосредотачиваются на том, чтобы предложить минимум и спланировать стратегию ухода.

По словам Эрики Буасьер, LMFT, партнер, которому все равно, часто вообще перестает заниматься.Они не заинтересованы в том, чтобы сражаться или доказывать вам свою точку зрения. Им просто уже все равно.

Рекомендации по прочтению: 19 признаков того, что он больше не заботится об отношениях

Если ваш муж кажется полностью замкнутым во время конфликтов, это может означать, что он тайно отказывается от брака.

С другой стороны, это также может означать, что у него нет желания сосредотачиваться на том, что он сделал неправильно — он просто думает о следующих шагах на будущее.

#3 Он слишком логичен 

В некоторых случаях мужчинам может быть трудно понять, как их действия влияют на ваше эмоциональное состояние. Например, скажем, у вас день рождения, и он приносит вам особый торт и ассортимент печенья из вашей любимой пекарни.

Но всего неделю назад вы упомянули о сокращении потребления сахара и желании лучше следить за своим питанием.

Был ли он груб или эгоистичен? Может быть нет. Вместо этого он, возможно, логически понял, что это был ваш день рождения, и хотел, чтобы вы почувствовали себя особенной, купив угощения в вашей любимой пекарне.Он упустил из виду, что эти десерты могут вызвать у вас стресс или чувство стыда.

Однако, если он часто делает эти ошибки, это может означать, что он на самом деле не обращает внимания на ваши чувства. Вместо этого он сосредотачивается на том, что считает лучшим, не обращая внимания на то, как это может повлиять на вас.

В результате его действия корыстны, и он, скорее всего, станет обороняться, если к ним прибегнуть.

#4 Он наивен 

В отличие от нарциссов, некоторые люди просто искренне не замечают, когда совершают ошибки.

Иногда такое явление случается, когда с ними нянчились или души не чаяли многие люди в их жизни. Им никогда не приходилось сталкиваться с серьезностью уборки беспорядка.

Наивность может выглядеть как предположение, что ошибки «на самом деле не так уж плохи» и что кто-то или что-то в конечном итоге их исправит. Это также может выглядеть так, будто мир позаботится о вас, что бы ни случилось.

Некоторые люди вырастают из этой черты (особенно если ваш муж очень молод).Но если это сохраняется и в более позднем взрослом возрасте, это, вероятно, , а не признак его наивности. Скорее всего, в игре есть что-то более грязное.

Почему ваш муж поворачивает все против вас?

Может потребоваться столько энергии, чтобы почувствовать себя козлом отпущения в браке. В конце концов, вы, вероятно, много работаете, чтобы все работало, и вы хотите иметь счастливые отношения со своим супругом. Совершенно несправедливо думать, что ему может сойти с рук мысль, что он не делает ничего плохого.

Совет по прочтению: Как вести себя с кем-то, кто играет роль жертвы?

#1 Он вас не уважает

Если вы чувствуете, что ваш муж даже не слушает вас, возможно, он не уважает вас как свою жену или как человека в целом.

Это отсутствие уважения делает практически невозможными доверительные и любящие отношения. Вы всегда будете чувствовать, что вам нужно проявить себя перед ним, и вы не будете чувствовать, что можете соответствовать его невыполнимым стандартам.

Жестокие партнеры не уважают своих супругов. Они ценят власть и контроль над связью и уязвимостью.

Если он искажает то, что вы говорите, смеется над вами, критикует вас или выставляет вас хулиганом, обратите внимание. Это серьезные красные флажки, указывающие на эмоциональное насилие.

#2 Он отрицает что-то серьезное

Представьте себе такую ​​ситуацию: у вас двоих проблемы с деньгами, и вы обнаруживаете, что ваш муж навязчиво играет в азартные игры и делает покупки за вашей спиной.

Вы обвиняете его в его поведении, и он обвиняет вас в том, что вы не выступаете за повышение зарплаты на работе.

Или представьте себе: вас беспокоит его пьянство, потому что оно становится все хуже и хуже. Ты наконец что-то говоришь, а он взрывается и говорит, что не стал бы так много пить, если бы ты не доводил его до такого стресса.

Что здесь произошло? По словам Дарлин Лансер, JD и LMFT, мы все находимся в той или иной степени отрицания. В некотором смысле это тактика выживания — в конце концов, если бы мы постоянно осознавали неминуемую возможность смерти, мы бы мало что сделали в течение дня.

Предложение по чтению: Как общаться с мужчиной, который не хочет общаться?

Но далее она утверждает, что существуют разные стадии отрицания, и на каждой стадии возникают разные проблемы.

Первая степень : Вы отрицаете существование проблемы, чувства или реальности. Например, ваш муж не думает, что у него проблемы с азартными играми.

Вторая степень: Вы рационализируете или минимизируете проблему. Ваш муж говорит, что все играют в азартные игры, а он ходит только раз в неделю и тратит не так много, как его друзья.

Третья степень: Вы признаете некоторые проблемы, но отрицаете серьезность каких-либо последствий. Ваш муж признает, что он играет в азартные игры, но заявляет, что его азартные игры не являются фактором денежных проблем и что он заслуживает определенного дохода.

Четвертая степень: Он по-прежнему невосприимчив к изменениям или поиску помощи. Ваш муж продолжает играть в азартные игры и не пытается остановиться.

#3 Он очень конкурентоспособен

Он хочет быть прав во всем, независимо от того, насколько его поведение утомительно для вас.Скорее всего, если он действует таким образом, эта черта применима и в других условиях.

Например, он может быть вспыльчивым и злобным на рабочем месте. Или он может выглядеть закоренелым неудачником, играя в игры или занимаясь спортом.

Какой бы ни была ситуация, ему не нравится чувствовать угрозу из-за того, что кто-то другой «победит». В результате он позиционирует себя таким образом, что не может проиграть (или вроде бы может отрицать проигрыш).

#4 Он очень неуверен в себе 

Хотя это может показаться нелогичным, неуверенные в себе люди часто бывают самыми упрямыми.Это потому, что им обычно не хватает навыков эмоциональной регуляции, и они очень плохо реагируют на обратную связь.

Неуверенные в себе люди уже верят, что люди причинят им боль или оставят их. Это лишь вопрос времени.

Таким образом, ваш муж может ждать, пока вы «сделаете ему больно, прежде чем он сможет навредить вам». Это означает, что он, по сути, саботирует брак — он думает, что вы так расстроитесь, что в конце концов уйдете.

Если это произойдет, это подтвердит его глубоко укоренившиеся убеждения в непривлекательности и неполноценности.Это также доказывает, что вы плохой парень, потому что не смогли остаться и заставить это работать. Он может использовать эту ситуацию, чтобы привлечь внимание и одобрение со стороны других.

#5 Он влюблен в другую

К сожалению, отношение вашего мужа может означать, что он больше не хочет состоять в браке. В некоторых случаях он может быть полностью влюблен в кого-то другого.

Когда женатый человек переключает свое внимание на других людей, гораздо легче найти недостатки у своих супругов.Обычно они ставят нового человека на пьедестал — в их глазах этот «блестящий новый объект» не может причинить вреда. К сожалению, супругов часто отодвигают на второй план.

Советы по прочтению : Стоит ли вам беспокоиться о неуместной дружбе в браке?

Если он вам изменяет, он также может начать эмоционально отталкивать вас. Это может означать, что вы будете больше драться, критиковать свое поведение и в целом заставлять вас чувствовать себя недостойным и непривлекательным.

Во многих случаях эти действия предназначены для того, чтобы «подготовить вас» к конечному концу отношений (независимо от того, осознает он это желание или нет).

Почему ваш муж неправильно истолковывает все, что вы говорите?

Почему мой муж считает, что он не делает ничего плохого? И что еще хуже, он потом переворачивает все, что я говорю. Он как будто даже не слушает.

Если ваш муж неправильно истолковывает все, что вы говорите, это может быть связано с несколькими факторами. Во-первых, он может действительно не слушать большую часть времени. Конечно, это никогда не является хорошим признаком, и это означает, что вам нужно серьезно обсудить с ним вопрос о том, чтобы обращать внимание на то, что вы говорите.

Однако он также может неверно истолковать ситуацию как способ газлайтинга. Он может ввести вас в заблуждение, если будет комментировать что-то вроде:

  • Ты никогда мне этого не говорил!
  • Я даже не знаю, о чем ты говоришь.
  • Первый раз слышу. Почему вы решили, что я не слушаю?
  • Конечно, я понимаю, о чем ты говоришь!

Газлайтинг — это тактика манипуляции, призванная заставить вас усомниться в реальности. Он пытается бросить вам в лицо логику.

Каковы признаки эгоистичного мужа?

Мой муж ничего для меня не делает. Он сосредоточен только на себе. Это кажется таким неуравновешенным. Хуже всего то, что мой муж думает, что делает для меня больше, чем на самом деле. Он серьезно думает, что он такой отличный партнер! Он эгоистичен? Я нереален? Просто кажется несправедливым жить жизнью, в которой я делаю все для своего мужа, а он ничего не делает для меня.

Большинство из нас время от времени проявляют эгоизм. Мы должны заботиться о своих потребностях и заботиться о себе.Но хронический, непреклонный эгоизм создает огромный семейный стресс и создает неравную динамику. Вот несколько предупреждающих знаков, которые следует учитывать в ваших отношениях.

#1 Он никогда не спрашивает, что вам нужно

Он фокусируется только на том, что ему нужно. Например, вы можете быть больны и у вас жар, а он жалуется на то, что вы не помыли посуду. Или, возможно, у вас был плохой день на работе, но вместо того, чтобы утешить вас, он говорит о себе.

Иногда эта динамика возникает из-за невежества или лени.Но чаще всего это признак огромного эгоизма. Заботливые партнеры хотят заботиться о своих близких. Эгоисты даже не задумываются об этом.

#2 Он игнорирует ваши просьбы

Даже если вы говорите ему, что вам нужно, он не слушает. Он может не учитывать, почему это важно (, это глупо, это излишне, это не нужно!).

  Или он может проигнорировать ваши вопросы и вести себя так, как будто никогда вас не слышал. В любом случае, ваши потребности не удовлетворяются, и вы чувствуете себя глупо, даже говоря о них.

Совет по прочтению : Как спасти свой брак, когда вы чувствуете себя безнадежно?

#3 Он всегда ставит свои потребности на первое место

Даже если он уважает ваши потребности, его потребности на первом месте. Всегда. Например, если вы вдвоем выполняете поручения, он расставляет приоритеты в том, что он хочет купить, прежде чем заняться тем, что нужно вам.

Или, если вы в отпуске, он позаботится о том, чтобы у вас было время осмотреть достопримечательности, которые ему нравятся, а если останется время, он может согласиться с тем, что вы хотите увидеть.

Его потребности часто важнее ваших и чьих-либо других в семье. Если у вас есть общие дети, эта реальность может быть особенно обескураживающей.

#4 Он не прилагает никаких усилий, чтобы улучшить себя

Эгоистичные люди часто считают, что другие имеют право на них такими, какие они есть. По этой причине они не особенно заинтересованы в саморефлексии или росте.

В конце концов, тебе повезло, что у тебя есть отношения с ними! В результате они склонны быть жесткими и упрямыми в своих действиях, не имея стимула меняться.

Конечно, они без проблем попросят вас внести изменения, соответствующие их потребностям.

#5 Ему все равно, как вы себя чувствуете

Грустны ли вы, злы или напуганы, ему, кажется, все равно. Ваши эмоции на самом деле не беспокоят его, потому что они не так уж важны для него. Он предпочел бы сосредоточиться на своих чувствах и потребностях.

К сожалению, есть большая вероятность, что его ужасное отношение вызовет у вас чувство вины за то, что вы испытываете какие-либо плохие эмоции.Поэтому вы можете преуменьшать или лгать о своих чувствах, потому что не чувствуете себя в безопасности, делясь ими.

Как вести себя с мужем, который никогда не ошибается?

Учитывая то, что вы знаете, как вы на самом деле справляетесь с реальностью вашей ситуации? Должны ли вы смириться с поведением вашего мужа или есть возможность измениться?

#1 Поймите, что это не ваша вина 

Вы не были причиной упрямства, перепадов настроения или гордости вашего мужа. Вы также не несете ответственности за его критическое или неуважительное поведение.

Помните об этом, когда начнете сомневаться в себе. Многие супруги усваивают, что они являются проблемой, если их партнер обвиняет их во всем.

К сожалению, это зацикливается. Если вы считаете, что проблема в вас, ваш муж, скорее всего, укрепит этот настрой и напомнит вам обо всех ваших ошибках и недостатках.

#2 Установите четкие границы 

Нет, вы не слишком эмоциональны или драматичны, если чувствуете себя обиженными действиями мужа. Его поведение ребяческое, и оно может быть очень токсичным для брака.Это также может сильно сказаться на вашем эмоциональном благополучии.

Некоторые здоровые границы, которые следует рассмотреть, могут включать:

  • Запрет любой прямой критики или обзывания.
  • Запрещение пустых угроз, криков и других агрессивных высказываний.
  • Требование Я-высказываний или других здоровых форм общения во время конфликта.
  • Попросите своего партнера посетить семейную терапию.

Помните, что вы не можете очертить границу, не реализовав ее.Если это произойдет, ваш муж знает, что вы не будете настаивать на том, что говорите. В результате ему будет продолжать сходить с рук его проблемное поведение.

Другими словами, не устанавливайте границы, которых не сможете удержать. Вы должны заранее обдумать последствия и быть готовыми к действиям, если ваш муж переступит черту.

Предложение по чтению: Как выйти из неудачного брака без денег?

#3 Остерегайтесь новых манипуляций 

Вашему мужу, вероятно, уже давно сходит с рук его поведение.Изменения не произойдут в одночасье, и нереально ожидать, что он станет новым человеком, не совершив ошибок.

Тем не менее, вам следует опасаться манипуляций. По словам Тимоти Сэнфорда, LPC, манипулирование относится к фальшивым стратегиям людей для удовлетворения своих собственных потребностей.

Люди часто манипулируют, потому что чувствуют себя обиженными или находящимися под угрозой. Им также не хватает необходимых эмоциональных или реляционных навыков для удовлетворения своих потребностей.

Сэнфорд продолжает демонстрировать, как манипуляторы часто берут на себя одну из следующих ролей:

Хозяин: Они всегда главные, и вы обязаны выполнять их приказы, не задавая вопросов и не жалуясь.Ваш муж может быть «хозяином», если он часто ведет себя как хулиган и использует агрессию, чтобы получить то, что он хочет.

Спаситель (способствующий, мессия): Они верят, что дали вам огромный подарок и что вы в вечном долгу перед ними. Ваш муж может подойти на эту роль, если он часто ведет себя пассивно-агрессивно, пытается заставить вас чувствовать себя виноватой и любит напоминать вам обо всем, что он сделал правильно.

Жертва: Они зависят от людей, которые их жалеют, чтобы получить то, что они хотят.Ваш муж может стать жертвой, если он будет вести себя так, будто мир против него и что они «никогда» не получают того, чего хотят.

Как жить с мужем, который никогда не ошибается?

Несчастливый брак может быстро перерасти в несчастливую жизнь. Мы зависим от наших партнеров в любви, привязанности и уважении. Если эти основные потребности не удовлетворены, мы склонны чувствовать обиду и разочарование. Вот несколько шагов, которые следует учитывать, если вы привержены браку.

#1 Обратитесь в терапию для пар

Если ваш муж проявляет некоторую инициативу в работе над отношениями (даже если он не обязательно заинтересован в изменении своего эго), терапия для пар может помочь.Хороший терапевт выявит проблемные модели в вашем браке.

Затем они противостоят этому поведению таким образом, что оба партнера должны взять на себя ответственность за свои действия.

Кристина Фуллер, LPCC-S, предлагает несколько ценных советов о том, как вовлечь вашего супруга в терапию: сообщают об улучшении семейных отношений после лечения.Даже несмотря на то, что эта информация может не «убедить» вашего партнера, она может мотивировать вас продолжать использовать этот вариант.

Поделитесь преимуществами: Расскажите своему супругу, как, по вашему мнению, семейная терапия может вам помочь. Сосредоточьтесь на проблемах, с которыми он столкнулся (ваше общение, разделение труда, интимные проблемы и т. д.).

Найдите точки соприкосновения: Попытайтесь прийти к соглашению о том, что вы оба хотите усердно работать над решением проблемы (даже если проблема не связана напрямую с тем, что он никогда не ошибается).Посмотрите, готов ли он присоединиться к вам, пытаясь улучшить брак.

Предложение по чтению: Почему люди изменяют тем, кого любят?

#2 Практикуйте самосострадание и чаще оценивайте себя 

Мужу, который никогда не ошибается, может быть трудно говорить вам комплименты или проявлять к вам привязанность. На самом деле, он может быть слишком сосредоточен на том, что, по его мнению, вы делаете неправильно.

Независимо от его отношения, вы должны видеть в себе хорошее.По словам Кристин Нефф, доктора философии, сострадание к себе сводится к утешению, заботе и настройке на себя в трудные времена.

Сострадание к себе также означает почитание собственной человечности и признание того, что совершенство — недостижимый стандарт.

Она перечисляет три элемента сострадания к себе:

Доброта к себе: Будьте нежны с собой, когда сталкиваетесь с трудностями. Вы не всегда будете получать то, что хотите, но вы больше страдаете, когда становитесь враждебными или обиженными на ситуацию.

Обычное человечество: Признайте, что каждый сталкивается с определенной степенью страдания — вот что значит быть человеком. Сострадание к себе означает изначальное знание того, что все мы чувствуем себя неадекватными и боремся. Наличие проблем не является уникальным.

Внимательность: Старайтесь придерживаться сбалансированного подхода при столкновении с негативными эмоциями. Бесполезно отрицать или преувеличивать их. Вместо этого сосредоточьтесь на том, чтобы быть более внимательным и не осуждающим, а не полностью реактивным. Помните, что вы не можете игнорировать боль и одновременно испытывать к ней сострадание.Кроме того, вы не хотите, чтобы ваши негативные эмоции полностью захлестнули вас.

#3 Практикуйте больше принятия

В конце концов, люди несут ответственность за изменение самих себя. Это, конечно, может быть горькой пилюлей. Но если вы решите, что хотите остаться в браке, независимо от того, что произойдет или не произойдет, вам придется радикально принять поведение вашего мужа.

По словам Стейси Олдридж, LCSW, радикальное принятие означает принятие себя, других и самого мира такими, какие они есть. Любые попытки изменить реальность приведут только к еще большим страданиям.

Другими словами, когда дело доходит до поведения вашего мужа, решение остаться может означать полное признание его недостатков. Вы не можете сидеть и обвинять его в боли — вы должны принять свою часть страданий. Подумайте, что вы можете сделать, чтобы уменьшить или полностью остановить боль.

Заключительные мысли

Если вы все еще спрашиваете себя, как вы относитесь к мужу, который никогда не ошибается, пора подумать о том, какие усилия вы приложили, чтобы изменить динамику.Кроме того, если вы продолжите прилагать усилия, какие границы вам нужно установить в своем браке и для себя?

Вы заслуживаете сбалансированных отношений и всегда заслуживаете уважения. Если этого не происходит, вам может понадобиться более серьезный самоанализ.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *