Защитные механизмы личности это в психологии: ЗАЩИТНЫЕ МЕХАНИЗМЫ ЛИЧНОСТИ • Большая российская энциклопедия

Содержание

защитные механизмы

Защита (или защитный механизм) – это совокупность бессознательных психологических процессов, которые направлены на предохранение человека от переживания тревоги потери близких, потери их любви, страха кастрации (страха быть наказанным или униженным) и осуждения со стороны Супер-Эго (совести). Кроме того, эти механизмы призваны защитить человека от болезненных аффектов, вызванных этими угрозами.

Впервые описал драматические и запоминающиеся примеры того, что в сегодняшнем психоанализе называется защитными процессами или защитами, Зигмунд Фрейд. Работая, преимущественно с истерическими пациентами, он заметил, что его клиенты избегали повторения предыдущего опыта, опасаясь, что оно могло принести им невыносимую боль и страдание. Фрейд увидел действие этих процессов именно в их защитной функции. По мнению Фрейда, подобное избегание достигалось за счет серьезного ущерба общему функционированию пациентов, использующих эту защиту.

Несколько позже было установлено, что защиты имеют не только “негативный”, но и “позитивный” смысл. Они проявляются, как результат здоровой, творческой адаптации человека к своему окружению и продолжают действовать на протяжении всей жизни. Личность, чье поведение манифестирует защитный характер, бессознательно стремится выполнить следующие психологические задачи:

  • Избежать или овладеть неким мощным угрожающим чувством – тревогой, сильнейшим горем или другими дезорганизующими эмоциональными переживаниями.
  • Сохранить самоуважение.

Для каждого человека характерны свои защиты, которые формируют его индивидуальный стиль борьбы с трудностями. Такое предпочтительное автоматическое использование определенных защит является результатом взаимодействия нескольких факторов:

  • Врожденного темперамента
  • Природы стрессов, пережитых в раннем детстве
  • Защит, образцами для которых были родители и другие значимые взрослые
  • Усвоенных опытным путем последствий использования отдельных защит (так называемый эффект подкрепления)

Некоторые люди демонстрируют недостаточность, хрупкость  защит. И тогда их терапия направляется не на ослабление защитных процессов, как это предлагал ранее Фрейд, а на выстраивание новых, более адаптивных защитных механизмов.

По мнению большинства психоаналитиков, некоторые защиты представляют собой более “примитивные” процессы, чем другие.

К защитам, которые рассматривают как первичные, незрелые или  «примитивные» относят те, которые “работают” на границе между Собственным “Я” и внешним миром. В результате действия этих защит возникает путаница между «Я» и «не-Я», нарушается действие принципа тестирования реальности.

Более зрелые защиты  работают не на внешней, а на внутренней границе, избавляя человека от внутрипсихических конфликтов между Ид, Эго и Супер-Эго или между наблюдающей и переживающей частями личности.

Примитивные защиты — это те способы, которыми ребенок естественным для себя образом постигает мир. Независимого от того, имеем ли мы сколько-нибудь выраженную психопатологию или нет, этот первичный опыт присутствует в каждом из нас. Все мы прибегаем к первичным способам защиты, особенно в ситуациях чрезмерного стресса. Однако большинство из нас в своем защитном арсенале имеют не только примитивные способы реагирования на болезненные переживания, но и более зрелые защитные механизмы.

К незрелым защитам относятся такие защиты, как:

  • расщепление
  • отрицание
  • примитивна изоляция
  • всемогущественный контроль
  • примитивная идеализация и обесценивание
  • проекция, интроекция

Расщепление.

Истоки этого механизма находятся в довербальном периоде, когда младенец еще не может отдавать себе отчет в том, что заботящиеся о нем люди могут обладать как “хорошими”, так и “плохими” качествами, что с ними связаны как “хорошие”, так и “плохие” переживания. Если понаблюдать за двухлетними детьми, то можно заметить, что они склонны приписывать “плохие” и “хорошие” валентности всему, с чем они встречаются в своей жизни. Тем самым это самый первый, примитивный способ структурировать свое восприятие. Когда ребенок удовлетворен, присутствие матери для него связано с глобальным ощущением “хорошей” матери, а когда он расстроен – все та же мать переживается им как “плохая”. Пока он не достигнет этапа в своем психологическом развитии (константности), когда он сможет признать, что перед ним в обеих ситуациях один и тот же человек, в присутствии которого ему иногда бывает хорошо, а иногда плохо, каждое его переживание будет оставаться тотальным, дискретным, определенным. Это будет переживание или/или, или “плохой”, или “хороший”. Вместо более зрелого способа видеть свою мать, как человека, обладающего одновременно и “хорошими”, и “плохими” качествами. То есть переживание и/и.

У взрослых расщепление можно наблюдать, когда они занимают чрезмерно категоричную, неамбивалентную позицию. А противоположную точку зрения переживают – как нечто совершенно отдельное. Например, пациентка может воспринимать своего терапевта, как абсолютно хорошего, а остальных сотрудников, работающих в этом учреждении – как равнодушных, злых, враждебно настроенных бюрократов. Или терапевт может внезапно подвергнуться ожесточенным нападкам со стороны пациента, хотя еще неделю назад он мог считать его самым лучшим, понимающим специалистом в мире.

Отрицание.

Это еще один ранний способ справляться с неприятностями, когда ребенок отказывается принять их существование. Очень часто, когда дети пугаются, они закрывают глаза руками, как бы говоря себе, “если я этого не вижу, значит, это нет”.

У взрослого действие этой защиты можно наблюдать в момент, когда ему сообщили о смерти близкого человека. Его первой реакцией будет: “Нет! Этого не может быть!”. Человек, у которого отрицание является ведущей защитой всегда будет настаивать на том, что “все хорошо”, “все к лучшему”. Личности, преимущественно использующие отрицание в своем арсенале защит, называются маниакальными. Иногда способность к “отрицанию” является спасительной. Примером этому могут служить героические поступки, совершенные во время войны или в чрезвычайных обстоятельствах, когда люди, отрицая опасность, “не успевая подумать” бросаются на помощь своим товарищам и близким. Большинство людей, чьи чувства уязвлены, в ситуации, когда плакать неуместно, скорей откажутся от своих переживаний, нежели полностью их осознав, подавят слезы волевым усилием.

Но чаще всего “отрицание” приводит к достаточно тяжелым последствиям: алкоголик, отрицающий свою зависимость; мать, игнорирующая сексуальные домогательства к своей маленькой дочери; жена, отрицающая опасность, избивающего ее мужа и т.д.

Примитивная изоляция.

Когда младенец перевозбужден или расстроен, он засыпает. Психологический уход в другое состояние сознания – это автоматическая реакция, которую можно наблюдать у самых маленьких детей.

У взрослых проявление этой защиты можно наблюдать, когда они изолируются от социальных и межличностных ситуаций, замещая напряжение, возникающее от взаимодействия с другими, уходом в фантазийный мир. У людей, в основном полагающихся на примитивную изоляцию, нередко развивается богатая фантазийная жизнь, а внешний мир они воспринимают, как слишком проблематичный. Очевидный недостаток этой защиты заключается в том, что она исключает человека из активного решения межличностных проблем. Люди, находящиеся в близких отношениях с подобными личностями часто предъявляют им претензии, что не знают, как получить от них какие-либо эмоционально окрашенные реакции. Это, безусловно, может серьезно осложнять отношения. Достоинством примитивной изоляции является то, что, позволяя психологическое бегство от реальности, она почти не требует ее искажения. Люди, полагающиеся на эту защиту, находят успокоение не в непонимании мира, а в бегстве от него.

Всемогущественный контроль.

Было установлено, что новорожденный воспринимает источник всех событий, как внутренний. Например, если ему голодно и мать замечает это и кормит его, то младенцем это воспринимается так, как будто бы это он сам добыл себе еду. Понимание того, что контроль находится в других людях, вне самого младенца, еще не достигнуто. Ш.Ференци – ученик и последователь З.Фрейда —  обнаружил, что на инфантильной фазе развития подобное переживание собственного всемогущества нормально. Позже ребенок приходит к идее вторичного всемогущества, когда один из тех, кто заботится о нем, воспринимается всемогущим. По мере дальнейшего взросления, ребенок постепенно примиряется с фактом, что никто не обладает неограниченными возможностями. Предпосылкой этой, более зрелой позиции является опыт защищенного младенчества, когда ребенок мог наслаждаться иллюзией собственного всемогущества, а затем – всемогущества людей, заботящихся о нем. Здоровый остаток такого инфантильного всемогущества сохраняется во всех нас, поддерживая переживание собственной компетентности и эффективности.

Но есть люди, у которых потребность испытывать чувство всемогущественного контроля и интерпретировать все происходящее с ними как обусловленное их собственной неограниченной властью, непреодолима. Если личность организована вокруг поиска удовольствия от переживания, что она может проявлять и использовать свое всемогущество, невзирая на ограничения существующих этических норм, она называется социопатической.

Примитивная идеализация и обесценивание

Как уже обсуждалось выше, Ш.Ференци пришел к выводу, что примитивная идея собственного всемогущества, постепенно сменяется идеей о всемогуществе заботящегося о ребенке лица. Все дети верят, что их родители самые умные, красивые и могут защитить их от любых бед и несчастий. По мере взросления, идеализация ребенком родительских фигур сменяется деидеализацией или обесцениванием. Подобное обесценивание является естественной частью процесса сепарации-индивидуации.

У взрослых также могут звучать “отголоски” примитивной идеализации. Все мы склонны приписывать особые достоинства людям, от которых эмоционально зависим. Нормальная идеализация является существенным компонентом взрослой любви.

У некоторых людей потребность идеализировать остается неизменной еще с младенчества. Переживанием всемогущества тех, к кому они привязаны, скрывает внутренний панический ужас, который испытывают эти личности. Желание психологически слиться с идеализируемым объектом обеспечивает им чувство безопасности. Такие люди также стремятся избавиться от чувства стыда, которое является “побочным” продуктом примитивной идеализации. Вера в идеальное приводит к тому, что собственные несовершенства вызывают обжигающее чувство стыда. Тогда слияние с идеализированным объектом является еще и способом избавиться от этого непереносимого переживания.

Если человек в основном строит свою жизнь, ранжируя все аспекты человеческого бытия, если он стремится к совершенству, как через слияние с идеализированным объектом, так и идеализируя Собственное “Я”, он может быть назван нарциссическим. Другие характеристики нарциссических личностей могут быть выведены из примитивной идеализации. Они склонны к тому, чтобы постоянно убеждаться в собственной привлекательности, известности, силе, значимости и т.д. Самооценка этих людей построена на том, что любить себя можно только постоянно совершенствуясь.

Примитивное обесценивание

– оборотная сторона потребности в примитивной идеализации. Поскольку в нашей жизни нет ничего идеального, то рано или поздно нарциссическая личность сталкивается с разочарованием. Чем сильнее идеализируется объект, тем более сильное обесценивание его ожидает. В повседневной жизни это проявляется в том гневе, который обрушивается на человека, не оправдавшего возлагавшихся на него надежд. Нарциссические личности всю жизнь занимаются тем, что, сменяя партнеров, проходят по кругу идеализации и обесценивания.

Проекция, интроекция.

В нормальном младенчестве прежде, чем у ребенка разовьется возможность разделять ощущения, идущие извне и изнутри, у него имеется генерализованное ощущение самого себя, тождественное переживанию всего мира. Скорей всего, младенец, которого мучают колики, переживает это как “Боль!”, а не как «что-то внутри меня болит». Ему еще трудно различить, болит ли его живот из-за туго застегнутого памперса (боль извне), или из-за колик (боль изнутри). На этом этапе недифференцированности начинают работать процессы, которые позже станут проекцией и идентификацией.

Проекция

– это процесс, в результате которого внутреннее ошибочно воспринимается, как внешнее, приходящее извне. Благоприятные формы проекции служат основой для эмпатии – способности понимать, что может чувствовать другой человек. Так как мы лишены возможности получить “объективную информацию” о чувствах другого человека, мы вынуждены опираться на собственные переживания, которые могли бы испытывать в подобной ситуации. Пагубные формы проекции могут приводить к серьезному непониманию другого, искажению представления о нем и в результате наносить серьезный ущерб межличностным отношениям. Например, человек может отрицать собственную зависть, проецируя, приписывая ее другому. Личности, в основном опирающееся на проекцию, называются параноидными.

Интроекция

– процесс, противоположный проекции. В результате интроекции, идущее извне воспринимается, как приходящее изнутри. В своих благоприятных формах интроекция ведет к идентификации со значимыми другими. Маленькие дети вбирают в себя, как губки, всевозможные позиции, аффекты, формы поведения значимых людей. За долго до того, как ребенок станет способен принять сознательное решение быть похожим на маму или папу, в некотором смысле он уже их “проглотил”.

Примером патологической формы интроекции служит “идентификация с агрессором”. Этот процесс можно наблюдать в ситуациях переживания страха и плохого обращения, когда люди пытаются овладеть своими тяжелыми переживаниями, перенимают качества мучителей. Тем самым они как будто говорят: “Я не беспомощная жертва, я сам наношу удары, я всемогущественен”.

Другой пример, когда интроекция становится патологической, связан с горем и имеет отношение к депрессии. Мы интроецируем того человека, которого любим. А его репрезентация внутри нас становится частью нашей идентичности. Это выражается в том, что мы можем сказать о себе: “Я – жена своего мужа”, “Я – сын своей матери” и т.д. Если любимый человек умирает или оставляет нас, то мы чувствуем, что не только мир вокруг нас уменьшился, но и мы сами уменьшились внутри. В нашем внутреннем мире начинает доминировать чувство пустоты. Стремясь вернуть любимых, мы иногда задаемся вопросом, о том, в результате какой нашей ошибки нас оставили. Притягательная сила этого процесса, который далеко не всегда осознается, заключается в том, что у нас появляется надежда, что, осознав свои ошибки, мы сможем вернуть любимого человека (еще одно проявление инфантильного всемогущества). В итоге за невозможность пережить горе и постепенно отпустить близкого человека мы расплачиваемся депрессией, горькими упреками в свой адрес, чувством собственной никчемности, пустоты и потерянности.

К более зрелым защитным механизмам можно отнести такие  защиты как:

  • Вытеснение или репрессия
  • Изоляция
  • Интеллектуализация
  • Морализация
  • Смещение
  • Сублимация

и т.д.

Вытеснение или репрессия.

Под вытеснением подразумевается мотивированное забывание или игнорирование. Фрейд писал: «Суть репрессии состоит в том, что нечто просто удаляется из сознания и удерживается на дистанции от него». Но далеко не все трудности, связанные с привлечением внимания и/или  запоминанием, являются следствием действия вытеснения. Мы смело можем говорить о репрессии лишь в том случае, когда очевидно, что мысли, чувства или восприятие чего-то становятся непереносимыми для сознания, вызывая сильное беспокойство или тревогу.

Действие репрессии можно увидеть на следующих примерах:

— опыт такого насилия и зверства, после которого жертва ничего не может вспомнить.

— вытеснение рассматривалось как средство, с помощью которого ребенок пытается справиться с нормальными (с точки зрения развития), но пугающими и неосуществимыми желаниями. Например, желание уничтожить родителя своего пола, чтобы  самому обладать родителем противоположного,  вытесняется ребенком в бессознательное в результате прохождения Эдиповой фазы.

— работу вытеснения Фрейд увидел и в обыденной жизни. Именно действием этого механизма он объяснил нелепые оговорки и ошибки, которые мы, порой, допускаем. Например, когда говорящий неожиданно забывает имя человека, которого он представляет. Такое «забывание» может быть объяснено действием репрессии в том случае, если представляющий испытывает бессознательную враждебность по отношению к тому, кого он представляет. Еще одним примером репрессии может послужить оговорка председателя собрания, когда вместо того, чтобы сказать: «Собрание объявляю открытым», он говорит: «Собрание объявляю закрытым». Имея некоторые основания для того, чтобы не хотеть открытия собрания, он вытесняет это желание в бессознательное. Но оно вырывается оттуда в виде нелепой оговорки.

Все эти примеры репрессии показывают адаптационную способность этого процесса. Если бы человек постоянно осознавал весь арсенал импульсов, чувств, желаний, фантазий, воспоминаний, конфликтов и т.д., то он был бы просто затоплен ими.

Репрессия начинает создавать проблемы тогда, когда она не справляется со своей функцией надежно удерживать от осознания беспокоящие переживания. Или же, когда она стоит на пути позитивных аспектов жизни. Или действует при исключении более адаптивных защит.

Изоляция.

Это способ преодоления болезненных переживаний (страх, гнев, тоска и т.д.) в результате которого чувства изолируются от понимания.

Можно обнаружить много примеров работы этой защиты: хирург, стоящий за операционным столом, не смог бы эффективно проводить операцию, если бы ему были доступны все аффективные переживания в этот момент. Генерал, жертвующий взводом, чтобы спасти армию, не смог бы эффективно разработать военную операцию, если бы у него перед глазами стояли все ужасы войны.

Терапевты, работавшие с жертвами Холокоста, были поражены отстраненными, «деревянными» описаниями тех зверств, которым они подверглись.

Изоляция может стать основной защитной операцией и при отсутствии травмы. Как правило, это происходит в результате взаимодействия нескольких факторов: стиля воспитания родителями ребенка и его темперамента.

Интеллектуализация.

Интеллектуализацией называется вариант Изоляции. Если изолирующий человек говорит, что он ничего не чувствует, то интеллектуализирующий – разговаривает по поводу своих чувств, но таким образом, что у слушателя остается впечатление отсутствия эмоции. Комментарий: «Ну, да. Это, конечно же грустно видеть, как умирает моя собака», брошенный равнодушным тоном, означает, что сама мысль о чувстве присутствует, но его выражение блокировано.

Интеллектуализация призвана сдерживать огромные, переполняющие человека переживания. То, что некто способен в тяжелых ситуациях действовать рационально, не давая импульсивных откликов, говорит о зрелости его психики.

Однако, если человек не способен оставить эту защиту, то другие могут его считать эмоционально неискренним. Такому человеку могут быть не доступны такие взрослые формы игры, как дружеское подтрунивание, секс, проявление артистизма.

Морализация.

Когда некто морализирует, это означает, что он ищет пути, почему он обязан следовать в данном направлении. То есть морализация направляет желания в область оправданий или моральных обязательств. Примером морализации может служить вера колонистов в то, что они несли высшую цивилизацию тем народам, чье богатство они расхищали. Гитлер, когда утверждал, что уничтожение цыган, евреев и гомосексуалистов, необходимо для этического и духовного процветания нации, морализировал свои агрессивные и садистические желания.

Но есть и менее катастрофические проявления действия этого механизма. Мы часто можем наблюдать, как кто-то морализирует свой критицизм, говоря, что лучше критиковать, нежели хвалить. Некоторые люди могут морализировать свое тщеславное желание дорого одеваться, объясняя, это необходимостью или обязанностью производить хорошее впечатление.

Смещение.

Этот термин относится к перенаправлению эмоции, поведения, озабоченности чем-либо с первоначального объекта на другой в силу того, что изначальная направленность может вызывать тревогу.

Классическим примером смещения является ситуация, когда муж срывает свое зло на жене после неприятного разговора с начальником. Любые ситуации, когда некто становится «козлом отпущения» также связаны со смещением агрессии на  этого человека.

Наблюдения семейных терапевтов показывают, что, как правило, в парах, где один из партнеров неверен, другой партнер направляет свою агрессию не на «провинившегося» супруга, а на соперницу или соперника.

Также может быть смещена и страсть. Сексуальные фетиши, по всей видимости, могут быть объяснены как переориентация эротического интереса с гениталий человека на бессознательно связанную область. Например, ноги или даже туфли.

Сублимация.

Эта защита связана с возможностью находить творческие, полезные способы выражения проблемных импульсов и конфликтов.

Так Фрейд считал, что дантист может сублимировать свой садизм, артист – эксгибиционизм, а адвокат – желание уничтожать врагов.

Данная защита считается здоровым способом разрешения психологических трудностей, так как при помощи этой защиты происходит разрядка в социально приемлемой форме вытесненных импульсов.

Реферат «Защитные механизмы личности»

Христианский Гуманитарно-Экономический

Университет (отделение психологии)

Валентина Филимонова

Механизмы психологической защиты

Реферат


«Защитные механизмы личности»

Одесса
Содержание
Введение

1.История изучения защитных механизмов

2.Понятие защитных механизмов личности и их виды 

3.Происхождение защитных механизмов

4.Защитные механизмы и их роль в регуляции поведения личности

Заключение

Список литературы

Введение
Подвергаясь негативным воздействиям извне или опасаясь чего-либо, человек нередко прибегает к реакциям, протекающим на бессознательном уровне, которые нейтрализуют внутренний конфликт. Эти реакции возникают непроизвольно и называются защитными механизмами психики.

Начиная с раннего детства, и на протяжении всей жизни, в психике человека возникают и развиваются механизмы, традиционно называемые «психологические защиты», «защитные механизмы психики», «защитные механизмы личности. Эти механизмы предохраняют осознание личностью различного рода отрицательных эмоциональных переживаний и перцепций, способствуют сохранению психологического гомеостаза, стабильности, разрешению конфликтов внутри личности и протекают на бессознательном и подсознательном психологических уровнях.

С помощью защитных механизмов личность бессознательно оберегает свою психику от травм, которые могут причинить ей реальные жизненные ситуации, грозящие разрушить Я-концепцию личности. Но вместе с тем, эти механизмы мешают человеку осознавать свои заблуждения относительно собственных черт характера и мотивов поведения, что зачастую затрудняет эффективное разрешение личных проблем.

Первенство выделения защитных механизмов психики принадлежит Зигмунду Фрейду. На сегодняшний день науке известно около 30 психологических защит. Мы ограничимся «формулой Миллера», т. е. числом «семь плюс-минус два». Этого будет достаточно, чтобы в целом получить представление о проблеме. Итак, защитные механизмы психики — это психологические стратегии, с помощью которых люди снижают интенсивность таких негативных состояний, как внутренний конфликт и фрустрация. Фрустрацией называется психическое состояние, возникающее вследствие столкновения с реальным или воображаемым препятствием на пути достижения цели. В дословном переводе «фрустрация» означает «обман» или «напрасное ожидание».

1.История изучения защитных механизмов
Итак, впервые понятия «защитные механизмы» были введены в психологию З. Фрейдом. Затем они были продолжены, представителями разных поколений исследователей и психотерапевтов психоаналитической ориентации. А также других психологических направлений — экзистенциальной психологии, гуманистической психологии, гештальт-психологии и других.

В ранних работах Фрейд указывал на то, что прототипом психологической защиты является механизм вытеснения, конечной целью которого является избегание неудовольствия, всех негативных аффектов. Наряду с редукцией отрицательных аффектов происходит вытеснение содержания этих аффектов, тех реальных сцен, мыслей, представлений, фантазий, которые предшествовали появлению аффектов.

Представительница второго эшелона психоаналитиков Анна Фрейд уже достаточно однозначно обозначила тот аффект, который включает работы защитных механизмов, — это страх, тревога. Она указала на три источника тревоги. Во-первых, это — тревога, страх перед разрушительными и безоговорочными притязаниями инстинктов бессознательного, которые руководствуются только принципом удовольствия (страх перед Оно). Во-вторых, это — тревожные и невыносимые состояния, вызванные чувством вины и стыда, разъедающими угрызениями совести (страх Я перед Сверх-Я). И в-третьих, это — страх перед требованиями реальности (страх Я перед реальностью). А.Фрейд считала, что защитный механизм основывается на двух типах реакций:

*блокирование выражения импульсов в сознательном поведении;

*искажение их до такой степени, чтобы изначальная их интенсивность заметно снизилась или отклонилась в сторону.

Анализ работ своего отца, а также собственный психоаналитический опыт привели Анну Фрейд к выводу, что использование защиты конфликт не снимает, страхи сохраняются и, в конечном счете, велика вероятность появления болезни. Она показала, что определенные наборы психозащитных техник ведут к соответствующей, совершенно определенной симптоматике. Это доказывается и тем, что при определенных психологических патологиях используются соответствующие защитные техники. При истерии, например, характерно частое обращение к вытеснению, а при неврозе навязчивых состояний происходит массированное использование изоляций и подавления.

Существуют и другие приемы защиты. В этой связи она называла также отрицание посредством фантазирования, идеализацию, идентификацию с агрессором и прочие.

Психоаналитик В. Райх — на его идеях сейчас выстраиваются самые различные телесные психотерапии — считал, что вся структура характера человека является единым защитным механизмом.

Один из ярких представителей эго-психологии Х.Хартманн высказал мысль о том, что защитные механизмы Я могут одновременно служить как для контроля над влечениями, так и для приспособления к окружающему миру.

В отечественной психологии один из подходов к психологическим защитам, представлен Бассиным. Он психологическую защиту рассматривает как важнейшую форму реагирования сознания индивида на психическую травму.

Другой подход содержится в работах Б.Д.Карвасарского. Он рассматривает психологическую защиту как систему адаптивных реакций личности, направленную на защитное изменение значимости дезадаптивных компонентов отношений — когнитивных, эмоциональных, поведенческих — с целью ослабления их психотравмирующего воздействия на Я — концепцию. Этот процесс происходит, как правило, в рамках неосознаваемой деятельности психики с помощью целого ряда механизмов психологических защит, одни из которых действуют на уровне восприятия (например, вытеснение), другие на уровне трансформации (искажения) информации (например, рационализация). Устойчивость, частое использование, ригидность, тесная связь с дезадаптивными стереотипами мышления, переживаний и поведения, включение в систему сил противодействия целям саморазвития делают такие защитные механизмы вредными для развития личности. Общей чертой их является отказ личности от деятельности, предназначенной для продуктивного разрешения ситуации или проблемы.

2.Понятие защитных механизмов личности и их виды 

Защитные механизмы в психоанализе согласно З. Фрейду — сила и процесс, производящие вытеснение и поддерживающие его посредством противодействия переходу представлений и симптомов из бессознательного в сознание. Сопротивление — признак конфликта и исходит из тех же высших слоев и систем психики, которые в свое время произвели вытеснение. Сопротивление может быть только выражением Я, — в свое время произвело вытеснение, а теперь хочет его сохранить. Имеются пять основных разновидностей сопротивления, исходящих из трех сторон, Я, Оно и Сверх-Я: сопротивление вытеснение от Я; 

сопротивление из перенесения от Я; 

сопротивление из выгоды от болезни от Я; 

сопротивление от Оно; 

сопротивление от Сверх-Я. 

Из выше перечисленного, мы видим, что защитные механизмы могут принимать самые различные формы: от интеллектуального до эмоционального, от ярко выраженного до скрытого и хорошо замаскированного. Опоздания пациентов на встречу с аналитиком или их пропуски очередной сессии являются типичными проявлениями защитных механизмов. 
Номенклатура защитных механизмов разнообразна и персонально специфична. Нет единства и в терминологии. Но существование защитных механизмов считается экспериментально подтвержденным. Защитные механизмы широко используются в теории и практике психологии, психотерапии, психиатрии. 

В обычной жизни любого человека (ребёнка или взрослого) возникают те или иные эмоционально напряженные и негативные ситуации, переживание которых приводит к различным личностным нарушениям, неприятностям, отрицательным аффектам, деструкции. Когда желания, интересы, потребности человека не могут быть удовлетворены, несмотря на значительные усилия, возникают состояния эмоционального напряжения стрессы и фрустрации.  

Нередко все предпринятые конструктивные попытки не приводят к желаемой цели. Напряжение продолжает расти и человек перестает замечать альтернативные пути. Кроме того, рост напряжения часто сопровождается эмоциональным возбуждением, препятствующим рациональным процессам выбора: человек волнуется, впадает в панику, теряет контроль над собой и появляются разнообразные деструктивные проявления.

3.Происхождение защитных механизмов
Люди редко используют  какой-либо единственный механизм защиты — обычно они применяют различные защитные механизмы.

Откуда же берутся разные типы защиты? Ответ прост: из детства. Ребенок приходит в мир без психологических защитных механизмов, все они приобретаются им в том возрасте, когда он плохо осознает, что делает, просто пытается выжить, сохранив свою душу.

Одним из открытий психодинамеческой теории было открытие важнейшей роли ранних детских травм. Чем в более раннем возрасте ребенок получает психическую травму, тем более глубокие слои личности оказываются «деформированными» у взрослого человека. Социальная ситуация и система отношений может породить в душе маленького ребенка переживания, которые оставят неизгладимый след на всю жизнь, а иногда и обесценят ее.

Задача самой ранней стадии взросления, описанной Фрейдом, — установить нормальные отношения с первым в жизни ребенка «объектом» – материнской грудью, а через нее — со всем миром. Если ребенок не брошен, если матерью движет не идея, а тонкое чувство и интуиция, ребенок будет понят. Если такого понимания не происходит — закладывается одна из самых тяжелых личностных патологий — не формируется базовое доверие к миру. Возникает и укрепляется чувство, что мир непрочен. Такое отношение к миру сопровождает взрослого человека всю жизнь. Неконструктивно решенные задачи этого раннего возраста приводят к тому, что человек воспринимает мир искаженно. Страх переполняет его. Человек не может трезво воспринимать окружающую среду, доверять себе и людям, он часто живет с сомнением, что сам он вообще существует. Защита от страха у таких личностей происходит при помощи мощных, так называемых примитивных, защитных механизмов.

В возрасте от полутора до трех лет ребенок решает ответственные жизненные задачи. Например, приходит время, и родители начинают приучать его к туалету, к контролю над собой, своим организмом, поведением и чувствами. Не описаться, не опрокинуть горшок — трудная задача для ребенка. Когда родители противоречивы, ребенок теряется: то его хвалят, когда он испражняется в горшок, то громко стыдят, когда он гордый приносит этот полный горшок в комнату показать сидящим за столом гостям. Растерянность и главное — стыд, чувство, описывающее не результаты его деятельности, но его самого, — вот что появляется в этом возрасте. Родители, слишком фиксированные на формальных требованиях чистоты, предъявляющие к ребенку не выполнимую для этого возраста планку «произвольности», просто педантичные личности, добиваются того, что ребенок начинает бояться собственной спонтанности и непосредственности. Что победит: стыд и сверхконтроль, который поможет избежать стыда? Или все-таки, спонтанность и доверие к себе? Взрослые, у которых вся жизнь расписана, все под контролем. Люди, не представляющие себе жизни без списка и систематизации и вместе с тем не справляющиеся с ситуацией аврала и любыми неожиданности, — это те, кем как бы руководят их собственные маленькие «я», двух лет от роду, посрамленные и пристыженные.

Ребенок трех-шести лет сталкивается с тем, что не все его желания могут быть удовлетворены, а значит, он должен принять идею ограничений. Дочка, например, любит отца, но выйти замуж за него не может, он уже женат на ее маме. Другая важнейшая задача — научиться решать конфликты между «хочу» и «нельзя». Инициативность ребенка борется с чувством вины — отрицательным отношением к тому, что уже сделано. Когда побеждает инициативность — ребенок развивается нормально, если вина — то, скорее всего, он так и не научится доверять себе и ценить свои усилия при решении задачи. Постоянное обесценивание результатов труда ребенка по типу «Ты мог бы лучше» как стиль родительского воспитания также приводит к формированию готовности дискредитировать собственные усилия и результаты своего труда. Формируется страх неудачи, который звучит так: «Не буду даже пробовать, все равно не получится». На этом фоне формируется сильная личностная зависимость от «критикующего». Основной вопрос этого возраста: как много я могу сделать? Если удовлетворительный ответ на него не найден в пять лет, всю оставшуюся жизнь человек будет бессознательно отвечать на него, «Мне не по силам».

4.Защитные механизмы и их роль в регуляции поведения личности.

В первую группу входят защиты, которые не производят переработки информации, но либо ее вытесняют, либо подавляют, либо блокируют или отрицают. Вытеснение — механизм, описанный Фрейдом, и означает перевод травматического содержания из сознания в бессознательное. Как и другие защитные механизмы, вытеснение начинает создавать проблемы, во-первых, если оно не справляется со своей функцией — удержания мыслей вне сознания; во-вторых, если оно стоит на пути позитивных аспектов жизни; в-третьих, если действует при исключении других, более удачных способов преодоления трудностей. Подавление как более сознательное, чем при вытеснении, избегание тревожной информации; в отличие от вытеснения, которое направлено на репрезентации, подавление направляется на аффекты. Блокирование — торможение мыслей, эмоций, действий. Отрицание — отвержение ситуаций, конфликтов, игнорирование неприятной информации.

Во вторую группу входят защиты, направленные на искажение содержания мыслей, чувств, поведения личности. Это — рационализация, при помощи которой субъект, стремится дать логически связное и морально приемлемое объяснение той или иной установки, поступка, идеи, чувства, подлинные мотивы которых остаются в тени. Традиционным примером защиты является рационализация по типу «сладкого лимона» и «кислого винограда». Если с человеком случается неприятность, он может ее «подсластить», сделав не такой травматической. Например, рассматривать свой неуспех как важную составляющую жизненного опыта. Если он не получает чего-то приятного, то может сделать его менее значимым, «кислым». Например, желаемую, но недоступную работу оценить как неинтересную и малооплачиваемую. Интеллектуализация — процесс, посредством которого субъект, стремится выразить в дискурсивном виде свои конфликты и эмоции, чтобы овладеть ими. Одна из наиболее ясных трактовок механизма принадлежит Анне Фрейд, стремление выразить свои влечения, облекая их в мыслительные конструкции, логически выстраивая. Переживание заменяется рассуждением. Характерным признаком интеллектуализации является рассудочный способ представления и попытки решения, конфликтных тем без ощущения связанных с ситуацией аффектов. Изоляция — механизм, похожий на интеллектуализацию, и означает разрыв мысли или поступка с другими мыслями или сторонами жизни субъекта. Проявлениями изоляции могут быть остановки в процессе мышления, применение формул и ритуалов. Она выступает, как нежелание говорить на ту или иную тему, запрет на ее обсуждение. Нередко изоляция рассматривается как отделение аффекта от содержания и присоединение его к менее значимому представлению. Изоляция, по мнению Ж. Бержере, возникает у больных с навязчивыми состояниями. Формирование реакции (реактивное образование) характеризуется совладанием с неприемлемыми импульсами, эмоциями, личностными свойствами посредством замены их, на противоположные. Так, пациент с вытесняемой враждебностью по отношению к окружающим неосознанно принимает установку и поведение послушного человека, а, например, безразличие может скрываться за демонстрируемым вниманием и участием. Смещение проявляется в том, что реальный объект, на который могли бы быть направлены чувства негативного содержания, заменяется менее безопасным. Смещение наблюдается у фобических больных. Проекция — операция выделения и локализации в другом лице или вещи тех качеств, чувств, желаний, которые субъект не признает и отвергает в самом себе. Этот механизм обнаруживается при паранойе. Проекция имеет несколько значений. В первом смысле проекция означает уподобление окружающего мира себе, готовность отвечать на возбуждения сообразно своим мыслям, чувствам, настроениям и способностям. Проекции в таком понимании носит название атрибутивной. Во втором значении проекция означает уподобление одного человека другому, например, в фигуре своего начальника человек видит своего отца. Считается, что это не очень удачная иллюстрация проекции, поскольку она ближе к понятию переноса. Третий смысл проекции состоит в отождествлении себя с другими людьми, героями, персонажами, реально существующими личностями. И в четвертом значении проекция употребляется также часто, как в первом, и практически совпадает с тем, что понимал под проекцией З. Фрейд. Это — приписывание другим людям побуждений, желаний, мыслей, которые человек не замечает у себя. Многие психоаналитики, прежде всего сам Фрейд, считали, что проекция и интроекия играют важную роль в возникновении противоположности между субъектом и внешним миром. Интроекция означает принятие в себя, поглощение всего того, что вызывает удовольствие, а проекция — вынесение вовне, отторжение неприятного и пугающего. Идентификация — приписывание себе чувств, мыслей, настроений, свойственных другому человеку. Одним из видов этого механизма является идентификация с агрессором. Она означает, что для того, чтобы избавиться от чувства страха, который вызывает враждебная фигура, субъект устанавливает с ней контакт, либо принимая роль, либо поглощая сам объект. Другим видом рассматриваемого механизма является проективная идентификация как проекция себя на какой-либо объект с целью установления контроля над ним.

Третью группу составляют психологические защиты, приводящие к разрядке эмоционального напряжения. Один из таких механизмов — реализации в действии, при котором аффективная разрядка осуществляется посредством активации экспрессивного поведения. Реализация в действии может служить основой для развития различных зависимостей — алкогольной, наркотической и других вариантов фиксации личности.  Соматизация тревоги проявляется в вегетативных и конверсионных синдромах путем трансформации психоэмоционального напряжения в соматическме, моторные и чувственные симптомы. Это — телесное выражение вытесненных представлений. Сублимация — направление сексуальной энергии на несексуальную деятельность, например, на художественное творчество, интеллектуальное исследование и другие, социально значимые объекты.
К четвертой группе могут быть отнесены механизмы манипулятивного типа. При регрессии происходит возвращение на более ранние стадии личностного развития, проявляющееся в демонстрации беспомощности, зависимости, инфантильных чувствах, мыслях и действиях. Это — своеобразный уход от реальности, от проблем, которые вызывают тревогу. Уход в фантазии — удовлетворение фрустрированной потребности в области воображения, приукрашивания, переоценка своих возможностей с целью придания значимости собственному Я. Уход в болезнь — стремление отказываться от ответственности и самостоятельности решения проблем; механизм связан с феноменом «вторичной выгоды». Принятие роли больного освобождает человека от необходимости действовать, позволяет быть зависимым и нуждающимся в сочувствии и поддержке. Существуют и другие защиты — всемогущий контроль, идеализация и обесценивание, расщепление и диссоциация и прочие.

Заключение

Все защитные механизмы обладают двумя общими характеристиками:

* они действуют на неосознаваемом уровне и поэтому являются средствами самообмана;

* они искажают, отрицают, трансформируют или фальсифицируют восприятие реальности, чтобы сделать тревогу менее угрожающей для индивидуума.

Следует также заметить, что люди редко используют какой-либо единственный механизм защиты — обычно они применяют различные защитные механизмы для разрешения конфликта или ослабление тревоги.

Функции психологических защит, с одной стороны, можно рассматривать как позитивные, поскольку они предохраняют личность от негативных переживаний, восприятия психотравмирующей информации, устраняют тревогу и помогают сохранить в ситуации конфликта самоуважение. С другой стороны, они могут оцениваться и как негативные. Действие защит обычно непродолжительно и длится до тех пор, пока нужна «передышка» для новой активности. Однако, если состояние эмоционального благополучия фиксируется на длительный период и по сути заменяет активность, то психологический комфорт достигается ценой искажения восприятия реальности, или самообманом.

Психологическая защита, искажая реальность с целью сиюминутного обеспечения эмоционального благополучия, действует без учета долговременной перспективы. Ее цель достигается через дезинтеграцию поведения, нередко связанную с возникновением деформаций и отклонений в развитии личности.

По мере нарастания отрицательной информации, критических замечаний, неудач, неизбежных при нарушении процесса социализации, психологическая защита, временно дающая иллюзию, положительно воспринимать объективное неблагополучие, становится все менее эффективной. В случае неэффективности ее действия, либо недостаточной сформированности, при возникновении угрозы невротического срыва индивид инстинктивно ищет выход и нередко находит его во внешней среде. Да и проблема, вызвавшая неприятности, все равно остается не решенной (неудовлетворенная потребность, неисправленный личностный недостаток и др.) и приводит рано или поздно к другим защитам, что мешает личности измениться, соответствовать условиям жизни.

Список литературы 

1. Романова Е.С.,.Гребенников Л.P Механизмы психологической защиты: Генезис, ф-ционирование, диагностика. г. Мытищи, Изд-во «Талант», 1996 г. 

2. Ананьев Б.Г. Человек как предмет познания.  Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1969.

3. Бадалян Л.О. Невропатология.  М.: Просвещение, 1987.

4. Бассин Ф.В. Проблема бессознательного в неосознаваемых формах высшей нервной деятельности.  М.: Медицина, 1968.

5. Василюк Ф.Е. Психология переживания (Анализ преодоления критических ситуаций),  М..: Изд. Моск. ун-та, 1984. 

6. Грановская P.M. Элементы практической психологии.  Л., Изд. Лен-го ун-та, 1984.

7. Журбин В.И. Понятие психологической защиты в концепциях З.Фрейда и К.Роджерса // Вопросы психологии.  1990. 

8. Карвасарский Б.Д. Неврозы.  М.: Медицина, 1980.

9. Кокс Т. Стресс.  М.: Медицина, 1980. 



Поділіться з Вашими друзьями:

Читать книгу: «Фрустрация, психологическая самозащита и характер. Том 2. Защитные механизмы, самосознание и характер»

© Налчаджян А. А.

Часть первая механизмы внутренней самозащиты

Глава 1. Вытеснение: общее представление

§ 1. Основные механизмы психической защиты личности

А. Психологическая защита: общее представление. – Потребность в психологической самозащите у личности возникает каждый раз, когда на пути ее целенаправленной деятельности возникают трудности и барьеры, непреодолимые или такие, которые воспринимаются личностью как таковые. Мотив самозащиты усиливается каждый раз, когда ущемляется достоинство личности, когда удары неприятных событий и препятствий направляются на самосознание личности, на ее чувство собственного достоинства и самооценку. Наконец, факторы, которые вызывают у личности фрустрацию (от лат. frustratio – крушение надежд. расстройство психической деятельности, неудача), бывают не только внешними, но и внутренними. Это в первую очередь внутренние конфликты, например, между двумя мотивами личности.

Общие вопросы фрустрации, типы основных фрустраторов и другие вопросы общей теории фрустрации нами изложены в других трудах, поэтому здесь их обсуждать мы не будем. Речь в настоящей небольшой книге пойдет только о двух главных защитных механизмах – вытеснении и подавлении. Однако для того, чтобы получить правильное представление об их работе и взаимосвязях с другими психическими явлениями в настоящем параграфе мы предлагаем весьма краткий общий обзор защитных механизмов. Следует отметить, что открытие защитных механизмов в рамках психоанализа стало эпохальным достижением для психологии. В настоящее время эта проблематика вышла далеко за рамки психоанализа и стала специальной областью психологических исследований.

Вследствие того, что, во-первых, фрустрирующие ситуации бывают не только внешними, но и внутрипсихическими, и, во-вторых, защитные механизмы действуют преимущественно на подсознательном уровне, в ходе конкретных наблюдений мы воспринимаем только поведенческие и отчасти экспрессивные выражения процессов психологической защиты, функционирования как отдельных механизмов, так и их комплексов. Эти процессы выражаются в движениях и поступках, в речи и мимике и в эмоциональной экспрессии личности. Поэтому исследование фрустрированного состояния человека нередко начинается не от констатации ситуации, а от описания объективно наблюдаемых признаков применения защитных механизмов. Причем если человек, за поведением которого мы наблюдаем, спонтанно или произвольно пользуется защитными механизмами, то мы имеем полное право утверждать, что он переживает фрустрацию – внутреннюю, внешнюю или смешанную. Исключение составляют случаи использования ребенком или даже взрослым человеком в результате подсознательного подражания.

Понятие «психологическая защита» впервые было использовано З. Фрейдом в 1894 году. Он считал, что психологическая (точнее следует сказать «психическая») защита является сердцевиной некоторых невротических синдромов. В течение последующих 30 лет он отказался от этого понятия в пользу понятия «вытеснение» (нем. Verdrängung), но в 1926 году вновь вернулся к нему и указал на те преимущества, которые дает употребление этого понятия. Понятием «психическая защита» обозначается вся та техника, которой пользуется «Я» при переживании конфликтов, ведущих к образованию неврозов. Вытеснение же является только одним из целого класса защитных психических средств. Оно было более подробно исследовано и описано Фрейдом и его последователями в зависимости от общей направленности психоаналитических исследований примерно до середины 20-х. годов XX века[1].

Следует отметить, что современные последователи З. Фрейда (неофрейдисты и представители т. н. психологии «Я»), принимая за основу фрейдовское понимание структуры личности и ее психики, состоящую из трех инстанций – Оно (Id), Я (Ego) и Сверх-Я (Super-Ego), развивают его идею о том, что защитные механизмы являются важными компонентами «Я»[2].

Не вызывает сомнения, что защитные психологические механизмы личности могут стать предметом плодотворных психологических исследований и вне рамок метапсихологических представлений классического психоанализа Фрейда. Для этого необходимо иметь собственную метапсихологию, развитую на основе современных исследований психики. В настоящей книге, а также в других трудах автора настоящих строк, защитные механизмы исследуются на основе его представлений о структуре психики и уровнях психической активности личности[3]. Причем мы считаем, что защитные механизмы чаще всего действуют в составе сложной психической активности человека, а не отдельно и изолированно от остальной активности личности. Это значительно усложняет их исследование.

После того, как З. Фрейд вернулся к понятию психической защиты и значительно расширил знания психологов о различных ее формах, Анна Фрейд в 1936 году выпустила свой обобщающий труд «Я и защитные механизмы», который выше уже упомянут нами. Исходя из идей этой книги и основываясь на собственных исследованиях в последующие годы о защитных механизмах писали О. Феничел, Н. Камерон и другие исследователи, точки зрения и небольшие нововведения которых нами рассматриваются как в настоящей, так и остальных наших трудах, посвященных исследованию фрустрации и защитных механизмов. В целом в психоаналитических работах накоплен значительный ценный материал о психологической защите, который следует использовать каждым, которому интересует данная проблематика.

Б. Два направления психической защиты. – Уже в работах З. Фрейда и особенно в вышеупомянутой книге Анны Фрейд было описано два направления психологической защиты личности: внутреннее и внешнее. Психоаналитики склонные считать, что психическая защита главным образом направлена против внутренних фрустраторов – внутренних конфликтов и неприемлемых тенденций и т. п. Однако они признают также существование внешних фрустраторов (например, внешние конфликты личности с другими людьми), против которых также нередко мобилизуется психологическая защита. Наконец, бывают фрустраторы, которые имеют двоякий – внутренне-внешний характер.

Исходя из этого Анна Фрейд выделил три условные группы защитных механизмов: 1) защитные механизмы, предназначенные для внутренней защиты, 2) механизмы внешней психической защиты и 3) механизмы внутренне – внешней психической защиты. Отметим, что исследуемые в настоящей книге вытеснение и подавление А. Фрейд, следуя указаниям своего отца, считала механизмами внутренней самозащиты личности. Мы полагаем, что это в основном соответствует действительности, хотя и бывают более сложные случаи. Нет сомнения, что есть такие механизмы, которые более эффективны при защите от внутренних фрустраторов, а есть и такие, которые эффективнее всего используются тогда, когда личность защищается от внешних фрустраторов. Но значительная часть известных к настоящему времени защитных механизмов (а их общее число – около 20) можно использовать как против внешних, так и против внутренних фрустраторов, т. е. источников блокады целенаправленной деятельности и конфликтов. При этом надо иметь в виду, что внутренние конфликты порождают внешние, социальные конфликты, а внешние могут стать причиной порождения внутренних конфликтов. Поэтому когда мы замечаем. что личность в ходе своей активности пользуется защитными механизмами и их комплексами, то нам следует искать комплексную объективно-субъективную или внешне-внутреннюю фрустрирующую ситуацию, в которой он находится. Элементами таких сложных психологических ситуаций могут быть как внешние факторы, которые считаются личностью как угрожающие ее безопасности, так и чувство тревоги или страха.

При исследовании защитных механизмов следует иметь в виду, что в определенных пределах они являются механизмами нормальной психической адаптации. Но когда они становятся чрезмерно активными и систематическими, могут принимать патологические формы. У личности могут образоваться патологические стратегии адаптации, в которых ведущее место занимают патологизированные или же с самого начала возникшие как патологические защитные механизмы. В то время, как нормальный человек при изменений объективных ситуаций умеет гибко переходить от одной стратегии адаптации к другой, у невротиков и психотиков наблюдается персеверация патологических адаптивных стратегий. У них развивается склонность вновь и вновь использовать одни и те же защитные механизмы и их комплексы несмотря на то, что они оказались неэффективными.

Направляя свои защитные механизмы и их комплексы против внешних, внутренних и внешне-внутренних (комплексных) фрустраторов, человек пытается решить свои проблемы и адаптироваться к условиям существования. В свете этого можно согласиться с замечанием А. Фрейд, Н. Камерона и другими психоаналитиками в том, что трудно провести различие между защитой (Abwehr) и приспособлением, адаптацией (Anpassung), и что все защитные механизмы служат одновременно как для внутреннего контроля над влечениями, так и для внешнего приспособления. Эти два направления работы защитных механизмов представляются нам двумя аспектами одного и того же сложного процесса.

§ 2. Психоаналитическая теория инстинктов

А. З. Фрейд о природе инстинктов. – Поскольку психоаналитические представления о защитных механизмах основаны на фрейдовской концепции инстинктов, то здесь необходимо вкратце ознакомиться с этой теорией.

Как известно, З. Фрейд считал, что важнейшими мотивами активности человека являются инстинкты. Он охарактеризовал инстинкт в качестве внутреннего стимула, движущей силы, действующей внутри организма. В этом смысле инстинкт коренным образом отличается от внешнего стимула (например, светового потока или голоса другого человека), который тоже может активизировать человека. Этой внутренней природой инстинкта обусловлены специфичность его воздействий ан психическую деятельность и тех действий, которые необходимы для его устранения (удовлетворения инстинктивного влечения или же устранения его воздействия на психическое состояние и поведение человека).

Инстинкт, согласно Фрейду, никогда не функционирует как моментальный фактор: это постоянная сила и никакое бегство с помощью движений не освобождает человека от его воздействия… Он считал также, что удобнее всего обозначить стимул инстинктивного происхождения словом «потребность», удовлетворение которого достигается соответствующим изменением внутреннего источника стимуляции.

Для правильного понимания психоаналитической концепции защиты (в частности – вытеснения) следует иметь также в виду то, что, согласно Фрейду, основной функцией нервной системы является упразднение воздействующего на нее стимула и редукции раздражения до возможно низкого уровня. (Отметим, что это положение отличается явной односторонностью: организм стремится удержать как можно дольше приятные раздражения. Подтверждения этому можно найти как в повседневных наблюдениях за поведением человека, так и в психологических экспериментах, во время которых раздражаются некоторые вегетативные центры мозгового ствола и подкорковых образований). Если бы такая редукция была возможна, то, согласно Фрейду, нервная система сохранила бы свободное от всяких раздражений состояние. (В этой концепции не учитываются, конечно, также современные данные о спонтанной электрической активности нейронов без сенсорной стимуляции).

Таким образом, овладение стимулом, согласно основателю психоанализа, является основной функцией нервной системы. Но когда в схему рассуждений вводится понятие инстинкта, рефлекторное представление о работе организма сильно осложняется. От инстинктивных влечений простыми мускульными движениями освободиться невозможно, они предъявляют более высокие требования к нервной системе, вынуждают ее совершить более сложные формы взаимосвязанных действий, которые производят во внешнем мире такие изменения, которые создают условия для удовлетворения инстинктивной потребности. Инстинктивные влечения, кроме того, заставляют нервную систему отказаться от идеального намерения устранить стимулы, поскольку являются источниками непрерывной и неисчерпаемой стимуляции. Исходя из этого Фрейд полагал, что инстинкты, а не внешние стимулы, являются подлинными мотивирующими силами того прогресса, которого достигла нервная система, ее эффективности и высокого уровня развития. Фрейд добавляет, что сами инстинкты, конечно, хотя бы частично являются «осадками» различных форм внешней стимуляции, которая в ходе филогенеза произвела в организме различного рода изменения.

Инстинкт, согласно Фрейду, является пограничным понятием, соединяющим физическое и психическое, поскольку обозначает психическое представление внутреннего стимула и, одновременно, меру требования, предъявляемого к психической энергии вследствие ее связи с телом.

Каждый инстинкт обладает движущей силой или импульсом. Обладание такой движущей силой является наиболее характерной чертой любого инстинкта. Каждый инстинкт является формой активности, и когда в работах Фрейда говорится о пассивных инстинктах, то он имеет в виду, что пассивными являются их цели.

Целью инстинкта всегда является удовлетворение, которое достигается устранением условия стимуляции в физиологическом источнике инстинкта. Но удовлетворение может быть достигнуто разными путями, поэтому инстинкт может иметь различные, близкие или промежуточные цели, которые могут по-разному комбинироваться и взаимно заменять друг друга. Опыт позволяет также говорить о таких инстинктах, отмечает Фрейд, движение которых к своей цели заторможено (заблокировано), хотя уже было совершено некоторое продвижение в этом направлении еще до появления тормозящей или отвлекающей силы. Даже в таких случаях, полагал Фрейд, достигается частичное удовлетворение.

Объектом инстинкта Фрейд считал то, с помощью чего достигается его цель, т. е. удовлетворение. Он полагал, что объект инстинкта является очень изменчивым и первоначально с ним не связанным. Эта связь устанавливается лишь тогда, когда объект оказывается специфически приспособленным для удовлетворения инстинктивной потребности. Объектами инстинктов могут быть не только внешние предметы, но и части собственного тела. Поскольку инстинкт в течение жизни человека подвергается различным преобразованиям, то и его объекты могут сменять друг друга. Это означает, что инстинкт обладает очень важной особенностью перемещения (перенесения). С другой стороны, один и тот же объект может служить для удовлетворения нескольких инстинктивных влечений. Этот феномен Альфред Адлер назвал конфлюэнцией (слиянием) инстинктов. Особо тесную связь инстинкта со своим объектом Фрейд назвал фиксацией, которая, по его мнению, чаще всего возникает на ранних стадиях развития инстинкта и исключает его дальнейшую подвижность. Наличие фиксации создает сопротивление всяким попыткам разрыва этой связи между инстинктом и его объектом.

Под источником инстинкта Фрейд понимал тот соматический процесс в органе или части тела, из которого исходят импульсы, представленные в психической жизни в качестве инстинкта. Изучение соматических источников инстинктов не является компетенцией психологии, хотя именно эти источники дают инстинктам их определенный и существенный характер. В психической жизни мы узнаем инстинкты через их цели. Более точное знание соматических источников инстинктов, согласно Фрейду, не представляет необходимости для психологии.

Фрейд различает две группы первичных (далее неразложимых) инстинктов: а) инстинкты самосохранения или Я-инстинкты, и б) сексуальные инстинкты. Однако Фрейд тут же оговаривается, что эта классификация не является безусловно необходимой: она является вспомогательной конструкцией, которая должна быть сохранена только до тех пор, пока будет полезной. Постулирование этих двух групп инстинктов Фрейд обосновывает тем, что изучение так называемых трансферентных неврозов (истерии и невроза навязчивых состояний) показал: корни всех подобных заболеваний лежат в конфликте между требованиями сексуальности и требованиями Я. Возможно, полагает Фрейд, что глубокое изучение других неврозов и психозов (нарциссических психоневрозов, шизофрении) потребует изменения этой формулировки и выдвижения другой классификации первичных неврозов.

Сексуальные инстинкты, согласно Фрейду, многочисленны, они исходят из многих органических источников, вначале действуют независимо друг от друга и только на более поздней стадии психосексуального развития достигают более или менее полного синтеза. Целью каждого из сексуальных инстинктов является «наслаждение органа». Только после синтеза они начинают служить функции воспроизведения и, через это, узнаются в качестве сексуальных инстинктов. При первом своем появлении они опираются на инстинкты самосохранения, из которых постепенно отделяются. В выборе объектов тоже они следят по пути, указываемой инстинктами Я. Некоторые из них всю жизнь остаются связанными с инстинктами Я и снабжают их либидинозными компонентами, которые при нормальном функционировании не замечаются и ясно выделяются только при болезнях. Характерным для сексуальных инстинктов является то, что они обладают, причем в высшей степени, способностью замещать друг друга и легко меняют свои объекты. Благодаря всем этим свойствам они способны к активности, весьма отдаленной от первичных способов достижения своих целей (сублимации)[4].

На основе такой концепции инстинкта Фрейд построил свои представления о психической защите. Интерес представляет то обстоятельство, что, по его мнению, формы психической защиты представляют собой не что иное, как различные преобразования инстинктов. С этим утверждением нельзя полностью согласиться если вспомнить то, что нам известно о психологической структуре защитных механизмов.

Защитная организация личности в норме и патологии

Понятие психологической защиты обязано своему происхождению психоаналитической теории и ее основателю — З.Фрейду. Впервые оно было введено в 1894г. С тех пор более 100 лет идея защитного механизма является наиболее часто и продуктивно используемой как в психотерапевтической практике, так и при построении и анализе различных теорий личности.

По мнению многих авторов, защитные механизмы имеют следующие общие свойства: они действуют в подсознании, индивид не осознает, что с ним происходит, они отрицают, искажают, фальсифицируют действительность, они действуют в ситуации конфликта, фрустрации, психотравмы, стресса. Цель психологической защиты — снижение эмоциональной напряженности и предотвращение дезорганизации поведения, сознания и психики в целом. Механизмы психологической зашиты обеспечивают регуляцию, направленность поведения, редуцируют тревогу и эмоциональное поведение. Единой классификации механизмов психологической защиты не существует, хотя имеется множество попыток их группировки по различным основаниям.

Теория защитных механизмов личности

В современной психологической литературе могут встречаться различные термины, касающиеся феноменов защиты. В самом широком смысле защита — это понятие, обозначающее любую реакцию организма с целью сохранить себя и свою целостность. В медицине, например, хорошо известны разнообразные явления защитных реакций сопротивления заболеванию (сопротивляемость организма) или защитные рефлексы организма, такие, например, как рефлекторное моргание глаза как реакция на быстро приближающийся объект или отдергивание руки от горячей поверхности. В психологии же наиболее часто встречаются термины, касающиеся явлений психологической, а не только биологической, защиты, — защитные механизмы, защитные реакции, защитные стратегии, невротические защиты и защитность как свойство личности. Кроме того, в экспериментальной психологии был обнаружен широко известный теперь феномен перцептивной защиты, который заключается в резком повышении порогов восприятия »табуированных», т.е. запретных слов, объектов, ситуаций.

В настоящее время психологической защитой считаются любые реакции, которым человек научился и прибегает к их использованию неосознанно, для того чтобы защитить свои внутренние психические структуры, свое »Я» от чувств тревоги, стыда, вины, гнева, а также от конфликта, фрустрации и других ситуаций, переживаемых как опасные (например, для кого-то это может быть ситуация принятия решения).

Исторически первым ученым, создавшим достаточно стройную теорию защитных механизмов »Я», был известный австрийский врач и психоаналитик Зигмунд Фрейд. Эта часть созданной им теории и практики психоанализа была встречена с пониманием учеными, представляющими смежные с психоанализом области медицины (особенно психиатрии) и психологии и впоследствии была развита многими психологами, хотя не все они разделяли психоаналитический взгляд на природу защитных механизмов. В настоящее время термин »защитный механизм» обозначает прочный поведенческий защитный паттерн (схему, стереотип, модель), образованный с целью обеспечить защиту »Я» от осознавания явлений, порождающих тревогу. Термин »поведенческий» требует здесь некоторого уточнения. Для одних авторов он означает внешне наблюдаемые паттерны мышления, чувствования или действия, которые функционируют как обходные маневры, как избегание тревожащих явлений или как трансформаторы того, что порождает чувство тревоги или ощущение тревоги. Этот взгляд больше присущ психологам и психиатрам не психоаналитической ориентации, но признающим бессознательную природу защитных механизмов. Для других же авторов, придерживающихся более психоаналитического понимания природы защитных механизмов, внешне наблюдаемые и регистрируемые виды защитного поведения (а также, разумеется, чувства и мысли, связанные с ним) являются всего лишь внешними, иногда даже частными проявлениями внутреннего, скрытого, интрапсихического процесса, который, по их мнению, как раз и является истинным защитным механизмом. Для этих авторов внешне наблюдаемое, регистрируемое поведение является только защитной реакцией в отличие от механизма, который обеспечивает конкретные реакции.

Основные и общие для разных видов защитных механизмов черты

Основными и общими для разных видов защитных механизмов чертами, как считали Фрейд и все его последователи, является то, что они: а) бессознательны, т.е. человек не осознает ни причин и мотивов, ни целей, ни самого факта своего защитного поведения по отношению к определенному явлению или объекту, б) защитные механизмы всегда искажают, фальсифицируют или подменяют реальность. Вообще, следует отметить, что проблемой тревоги занялись гораздо раньше представители психоаналитической, а не психологической школы, и уже в первых своих работах, посвященных защитным механизмам, Фрейд указывал, что существует два основных способа справляться с тревогой. Первым, более здоровым способом, он считал способ взаимодействия с порождающим тревогу явлением: это может быть и преодоление препятствия, и осознание мотивов своего поведения, и многое другое. Вторым же, менее надежным и более пассивным, способом является способ справиться с тревогой за счет бессознательной деформации реальности (она может быть внешней или внутренней), т.е. способ формирования какого-либо защитного механизма. Интересно, что в современной психологии эта идея обрела новое звучание в виде разделения понятий защитные стратегии и стратегии совладания со стрессом и с другими порождающими тревогу событиями. Стратегии совладания могут быть различны, но они всегда осознаны, рациональны и направлены на источник тревоги (например, студент, тревожащийся по поводу конкретного экзамена, может выбирать различные стратегии для подготовки к нему и успешного его прохождения). Защитные же стратегии предполагают бессознательное, нерациональное поведение в виде, например, забывания времени экзамена, потери конспектов или зачетки; возникновения психологической зависимости от какого-нибудь человека; импульсивного злоупотребления алкоголем, курением; переедания и даже серьезных соматических заболеваний.

Основные защитные механизмы различаются по определенным параметрам: по степени обработки внутреннего конфликта, по способу искажения реальности, по степени количества энергии, затрачиваемой субъектом на поддержание того или иного механизма, по степени инфантильности (т.е. зависимости от предыдущей определенной стадии развития данного человека) и, наконец, по типу возможного душевного расстройства, возникающего вследствие прибегания к тому или иному защитному механизму. Все это в той или иной мере описывает возможные варианты динамической трансформации наших желаний под давлением тревоги, угрозы, внешних или внутренних ограничений, требований реальности, т.е. того, что Фрейд метко назвал »судьбой влечения». Используя свою известную трехкомпонентную структурную модель психики (»Оно», »Я» и Сверх-»Я» в русской терминологии или Ид, Эго, Супер-Эго в зарубежной), Фрейд высказал предположение о том, что некоторые защитные механизмы появляются с самых первых моментов жизни человека, что позже было подтверждено многочисленными экспериментальными исследованиями и клиническими наблюдениями за детьми.

Хотя сам Фрейд, по-видимому, недооценивал наличие подобных мыслей в своих ранних сочинениях, несомненно, что впоследствии изучение защитных механизмов стало важной темой психоаналитического исследования, особенно в работах А.Фрейд. На конкретных примерах она показала разнообразие, сложность, пределы применения защитных механизмов, подчеркивая, что для защиты могут использоваться весьма различные виды действий (фантазирование, интеллектуальная деятельность), что защита может направляться не только против влечений, но и против всего того, что вызывает тревогу (эмоции, некоторые особые ситуации, требования Сверх-»Я» и пр.). Не претендуя на исчерпывающий и систематический подход, А.Фрейд перечисляет следующие защитные механизмы: вытеснение, регрессия, реактивное образование, изоляция, отмена некогда бывшего, проекция, интроекция (интроецирование), обращение на себя, обращение в свою противоположность, сублимация.

Существуют и другие приемы защиты. В этой связи А.Фрейд называла также отрицание посредством фантазирования, идеализацию, идентификацию с агрессором и пр. М.Кляйн описывала в качестве простейших видов защиты расщепление объекта, проективное (само)отождествление, отказ от психической реальности, претензию на всевластие над объектами и пр.

Регрессия

Если представить психический процесс как движение или развитие, то регрессией называется возврат от уже достигнутой точки к одной из предыдущих. Регрессировать — это значит идти вспять, возвращаться назад, что можно представить себе как в логическом и пространственном, так и во временном смысле; обычно это означает возврат к предыдущим, более инфантильным формам отношений со значимыми объектами желаний и формам поведения (мышления, чувствования, действий). В целом регрессия — это переход к менее сложным, менее структурно упорядоченным и к менее расчлененным способам реагирования, которые были характерны в детстве. Регрессия — это более примитивный способ справляться с тревогой, поскольку, уменьшая напряжение, она не имеет дело с его источниками. К. Холл дает примерный, но не полный, разумеется, список возможных регрессивных способов поведения, характерных для различных людей в различных ситуациях: »Даже здоровые, хорошо приспособленные люди позволяют себе время от времени регрессии, чтобы уменьшить тревожность или, как говорится, »спустить пар». Они курят, напиваются, переедают, выходят из себя, кусают ногти, ковыряют в носу, читают рассказы о таинственном, ходят в кино, нарушают законы, лепечут по-детски, портят вещи, мастурбируют, занимаются необычным сексом, жуют резинку или табак; одеваются, как дети; ведут машину быстро и рискованно, верят в злых и добрых духов», любят вздремнуть среди дня, дерутся и убивают друг друга, делают ставки на тотализаторе, грезят, ищут »козла отпущения», восстают против авторитета и подчиняются авторитету, играют в азартные игры, прихорашиваются перед зеркалом, действуют под внушением импульса и делают тысячи других »детских» вещей. Многие из этих регрессий настолько общеприняты, что принимаются за признаки зрелости. В действительности же все они — формы регрессии, используемые взрослыми».

Образование реактивное — это психологическая установка или привычка, представляющие собой нечто диаметрально противоположное вытесненному желанию, реакцию на него в виде так называемой инверсии желания (например, стыд в противоположность бессознательному вытесненному желанию демонстрировать себя).

Реактивные образования маскируют части личности и ограничивают способность человека гибко реагировать на события. Тем не менее этот механизм считается примером успешной защиты, т.к. он устанавливает психические преграды — отвращение, стыд, мораль. Тем самым Фрейд подчеркивал роль реактивных образований наряду с сублимацией, о которой речь пойдет ниже, в становлении человеческих характеров и добродетелей. Вводя понятие Сверх-»Я», Фрейд отмечал, что в его возникновении важную роль играет механизм реактивных образований.

Механизм фиксации означает прочную бессознательную связь с определенными лицами или образами, которая воспроизводит один и тот же способ удовлетворения и структурно организована по образцу одной из стадий такого удовлетворения. Фиксация может быть актуальной, явной, а может оставаться преобладающей тенденцией, допускающей для субъекта возможность регрессии.

В рамках генетического подхода фиксация предстает как »застревание» на определенной стадии развития либидо — энергии стремления к наслаждению. Вне генетической точки зрения, в рамках фрейдовской теории бессознательного, это — способ включения в бессознательное некоторых неизменных содержаний (опыт, образы, фантазии), служащих опорой влечениям.

Понятие фиксации постоянно присутствует в психоаналитическом учении, обозначая важный источник эмпирического опыта, сохраняет привязанность к определенным способам удовлетворения, определенным типам желаемого значимого объекта и к прежним, сформированным ранее, отношениям.

Классификация защитных механизмов

Защитные механизмы личности — это бессознательные действия или противодействия или адаптивные способы переживания человека, направленные на защиту от тех опасностей и угроз, которым он подвергается со стороны окружающей его реальности и своего собственного внутреннего мира; также они позволяют осуществлять позитивную оценку собственного Я. Другими словами, это ответ психики на болезненные факторы. Защиты складываются индивидуально в процессе развития личности.

Защитные механизмы можно обозначить, как успешные, если их осуществление окончательно блокирует нежелательные побуждения и безуспешные, при которых обязательно повторение или увековечивание процесса предотвращения запретных побуждений. Патогенные виды защитных механизмов, которые лежат в основе неврозов, принадлежат к безуспешным: блокируемые побуждения не достигают разрядки, а сохраняются во взвешенном состоянии на бессознательном уровне и даже усиливаются из-за постоянного действия их телесных источников, их связь с остальной личностью утрачивается, в результате возникает напряжение и возможен прорыв — возникновение невроза.

Существует классификация защитных механизмов по делению их на «примитивные» и «высшего порядка», что позволяет судить об уровне организации личности их носителя. Как правило, к защитам, рассматриваемым как первичные, незрелые, примитивные, или защиты низшего порядка относятся те, что имеют дело с границей между собственным Я и внешним миром. Защиты, причисляемые ко вторичным, более зрелым, более развитым или к защитам “высшего порядка”, работают с внутренними границами — между Я, Сверх-Я и Оно или между наблюдающей и переживающей частями Я. Пограничная или психотическая личностная структура обусловлена отсутствием зрелых защит.

В психоаналитических описаниях стало общепринятым определять следующие защиты как «примитивные»: примитивная изоляция, отрицание, всемогущий контроль, примитивные идеализация и обесценивание, проективная и интроективная идентификация, расщепление Я, диссоциация.

Люди, личность которых описана психоаналитическими наблюдателями как организованная на невротическом уровне, опираются в основном на зрелые защиты второго порядка. При этом они используют также и примитивные защиты, которые, однако, не столь заметны на фоне их общего функционирования и проявляются, как правило, лишь во время необычайного стресса. Основными защиты «высшего порядка» в соответствии с частотой их упоминания терапевтами-практиками и их соотносимостью с индивидуальными паттернами характера — вытеснение, регрессия, изоляция, интеллектуализация, рационализация, морализация, компартментализация, аннулирование, поворот против себя, смещение, реактивное формирование, реверсия, идентификация, отреагирование, сексуализация. Самые зрелые высшие защиты (сублимацию и юмор) можно отнести к механизмам преодоления тревожных ситуаций.
По набору основных используемых защит можно в целом определить также тип организации характера человека. Общая классификация выглядит так:

  • психопатическая личность — всемогущий контроль, проективная идентификация, диссоциации и отыгрывания вовне;
  • нарциссическая личность — идеализация и обесценивание;
  • шизоидные личности — примитивная изоляция, интеллектуализация. Реже- проекция, интроекция, отрицание, обесценивание;
  • параноидные личности — проекция, проективная идентификация, необычные формы отрицания и реактивных образований;
  • депрессивные личности — интроекция, обращение против себя, идеализация;
  • маниакальные личности — отрицание, отреагирование вовне, сексуализация, обесценивание, в психотическом состоянии — всемогущий контроль;
  • мазохистические личности — как и депрессивные — интроекция, обращение против себя, идеализация, кроме этого — отреагирование вовне (с риском нанесения ущерба самому себе), отрицание, моральные мазохисты — морализация;
  • обсессивные личности — изоляция аффекта, рационализация, морализация, раздельное мышление, интеллектуализация, реактивное образование, смещение аффекта;
  • компульсивные личности — аннулирование, реактивное образование;
  • истерические личности — вытеснение, сексуализация, регрессия, противофобическое отыгрывание вовне, реже диссоциативные защиты;
  • диссоциативные личности — диссоциация.
    Применительно к психоаналитической практики понимание и распознавание защитных механизмов имеет исключительно важную роль для правильной диагностики и выбора верной техники терапии.

На странице курсовые работы по психологии вы найдете много готовых тем для курсовых по предмету «Психология».

Читайте дополнительные лекции:

  1. Как определить психическое расстройство
  2. Психические процессы с точки зрения кибернетической науки
  3. Познавательные способности в психологии
  4. Психология переживания
  5. Типы характера
  6. Общение: сущность, механизмы и стили речи — Сущность речевой деятельности как вида деятельности
  7. Уровни развития способностей и индивидуальные различия
  8. Задачи нейропсихологии
  9. Произвольная регуляция поведения у детей дошкольного возраста
  10. Сущность и значение акцентуаций характера

Что такое репрессии?

Что такое репрессии?

Подавление — это бессознательное блокирование неприятных эмоций, импульсов, воспоминаний и мыслей вашим сознанием. Целью этого защитного механизма, представленного Зигмундом Фрейдом, является попытка свести к минимуму чувство вины и тревоги.

Однако, несмотря на то, что поначалу подавление может быть эффективным для успокоения этих тяжелых эмоций, в дальнейшем оно может привести к еще большему беспокойству. Фрейд считал, что подавление может привести к психологическому дистрессу.

Репрессии против подавления

Подавление часто путают с подавлением, другим типом защитного механизма. Там, где подавление включает в себя бессознательное блокирование нежелательных мыслей или импульсов, подавление является полностью добровольным. В частности, подавление — это преднамеренная попытка забыть или не думать о болезненных или нежелательных мыслях.

История репрессий

Чтобы понять, как работает вытеснение, важно взглянуть на то, как Зигмунд Фрейд рассматривал разум.Фрейд считал человеческий разум чем-то вроде айсберга.

Вершина айсберга, которую вы видите над водой, представляет собой сознательный разум. Та часть айсберга, которая погружена под воду, но все еще видна, — это предсознание. Большая часть айсберга, невидимого под водой, представляет собой бессознательное. Мы можем не осознавать, что находится в бессознательном, но его содержимое может по-разному влиять на поведение.

Фрейд считал, что бессознательное оказывает сильное влияние на личность и потенциально может привести к психологическому дистрессу.

Работая над тем, чтобы помочь пациентам раскрыть свои бессознательные чувства, Фрейд начал верить, что действует некий механизм, который активно скрывает неприемлемые мысли. Это привело к его развитию концепции репрессий.

Подавление было первым выявленным Фрейдом защитным механизмом, и он считал его самым важным. На самом деле, весь процесс фрейдистского психоанализа был сосредоточен на том, чтобы довести эти бессознательные чувства и побуждения до сознания, чтобы с ними можно было работать сознательно.

Признаки репрессий

Фрейд предположил, что физические симптомы могут быть связаны с вытеснением. Последующие исследования связали множество признаков и симптомов с подавленными эмоциями. Это включает:

  • Высокое кровяное давление
  • Кожные заболевания
  • Усталость
  • Ожирение
  • Головная боль
  • Головокружение
  • Боли в спине, шее, груди и животе

Психологически подавление может привести к чувству стресса, беспокойства и депрессии.Есть некоторые свидетельства того, что принятие негативных эмоций (а не подавление или подавление их) может помочь людям лучше реагировать на стресс и способствовать общему психологическому здоровью.

Также могут быть некоторые поведенческие признаки того, что кто-то подавляет воспоминания, мысли или эмоции. Им может быть трудно говорить о своих мыслях или чувствах, они даже начинают защищаться, когда их спрашивают о них. Они могут чувствовать оцепенение или совершать подсознательные действия (например, употреблять алкоголь или погружаться в социальные сети), чтобы избежать тяжелых переживаний.

Как используются репрессии

Подавление — это один из способов, которым разум может справиться с трудными мыслями или эмоциями. И в некоторых случаях это полезно. Один обзор исследований пришел к выводу, что искажение реальности посредством подавления чаще всего помогает улучшить психологическое и социальное функционирование. Люди с так называемым репрессивным стилем выживания, как правило, реже испытывают депрессию и лучше справляются с болью.

Другое исследование репрессивного копинга показало, что оно чаще встречается у пожилых людей, предполагая, что оно развивается со временем.Это также связано с улучшением самочувствия. Однако вытеснение также можно использовать, чтобы избежать столкновения с трудными переживаниями и чувствами, и это может иметь значимые последствия.

Влияние репрессий

Исследования подтвердили идею о том, что избирательное забывание — это один из способов, с помощью которого люди блокируют осознание нежелательных мыслей или воспоминаний. Одним из способов, которым это может произойти, является то, что называется забыванием, вызванным поиском.

Забывание, вызванное поиском, происходит, когда припоминание определенных воспоминаний приводит к забыванию другой связанной с ними информации.Таким образом, повторное обращение к некоторым воспоминаниям может привести к тому, что другие воспоминания станут менее доступными. Травматические или нежелательные воспоминания, например, могут быть забыты повторным извлечением более позитивных воспоминаний.

Мечты

Фрейд считал, что сны — это один из способов заглянуть в бессознательное. Анализируя явное содержание снов (или буквальные события, происходящие во сне), он считал, что мы можем больше узнать о скрытом содержании сна (или о символическом, бессознательном значении).

Подавленные чувства могут проявляться в виде страхов, тревог и желаний, которые мы испытываем в этих снах.

Оговорки

Оговорки по Фрейду — еще один пример того, как могут дать о себе знать подавленные мысли и чувства. Фрейд считал, что ошибочные оговорки могут быть очень показательными, часто показывая, что мы действительно думаем или чувствуем по поводу чего-либо на бессознательном уровне.

Хотя эти чувства могут быть подавлены, они имеют свойство ускользать, когда мы меньше всего их ожидаем.Называть своего романтического партнера именем того, с кем вы работаете, может быть простой ошибкой, но Фрейд предполагает, что это может быть признаком того, что вы подавляете сексуальные желания в отношении этого коллеги.

Эдипов комплекс

В своей теории психосексуального развития Фрейд предположил, что дети проходят через процесс на генитальной стадии, когда они первоначально рассматривают своего родителя того же пола как соперника за привязанность родителя противоположного пола. Чтобы разрешить этот конфликт, они подавляют эти чувства агрессии и вместо этого начинают идентифицировать себя со своим родителем того же пола.

Фобии

Фобии могут быть примером того, как подавленная память может продолжать оказывать влияние на поведение. Например, маленького ребенка укусила собака. Позже у них развивается сильная фобия собак, но они не помнят, когда и как возник этот страх. Они вытеснили болезненные воспоминания о страшном опыте общения с собакой, поэтому они не знают, откуда именно взялся их страх.

Споры о репрессиях

Понятие вытесненных воспоминаний или существования воспоминаний, которые настолько болезненны или травматичны, что их не осознают, было спорной темой в психологии.

Репрессии и психоанализ

Хотя термин «вытеснение» часто используется в психологии, он считается многозначным и противоречивым понятием. Она долгое время служила основной идеей психоанализа, однако критики ставят под сомнение саму обоснованность и даже существование вытеснения.

Психоаналитическая теория предполагает, что подавление играет роль в искажении реальности человека, что может привести к неврозу и дисфункции. Однако некоторые исследования показывают, что в некоторых обстоятельствах эти искажения могут оказывать благотворное влияние.

Важно также отметить, что даже если вытеснение существует и некоторые вещи скрыты от сознания, это не означает, что этот процесс обязательно способствует психическим расстройствам.

Хотя когда-то считалось, что психоанализ помогает людям всплывать на поверхность подавленных воспоминаний, в настоящее время считается, что существует множество других терапевтических действий, которые способствуют успеху любого типа психологической терапии, психоанализа или чего-либо еще.

Репрессии и память

Подавленные воспоминания оказались в центре внимания в 1980-х и 1990-х годах, когда внимание средств массовой информации привлек ряд громких дел, связанных с восстановленными воспоминаниями о жестоком обращении в детстве.

Такие исследователи, как Элизабет Лофтус, неоднократно демонстрировали, что ложные воспоминания о событиях, которых на самом деле не было, формируются довольно легко. В некоторых случаях люди также склонны к конфабуляции воспоминаний. Люди могут полностью верить в то, что такие воспоминания точны, даже если события на самом деле не происходили так, как они помнили.

Сам Фрейд отмечал, что в ходе психоаналитической терапии у людей иногда происходило «восстановление» подавленных детских воспоминаний.В своей книге «Вводные лекции по психоанализу» он пришел к выводу, что «эти сцены из младенчества не всегда правдивы. Действительно, они неверны в большинстве случаев, а в некоторых из них прямо противоположны исторической правде». .»

Одно из ключевых предположений классической традиции психоанализа заключалось в том, что травматические воспоминания можно вытеснить. Тем не менее, большинство исследований показали, что травма на самом деле имеет тенденцию усиливать память о болезненном событии.

Во многих случаях травма может фактически усилить память о событии.У людей может развиться посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) в результате травмирующих переживаний, вызывающих у них яркие воспоминания о событиях. Вместо того, чтобы испытывать подавление болезненных воспоминаний, люди невольно вновь и вновь переживают их.

Это не обязательно означает, что воспоминания об этих событиях полностью точны. Искажения памяти распространены, особенно потому, что процессы кодирования, хранения и поиска подвержены ошибкам.

Слово из Веривелла

Хотя Фрейд считал, что снятие подавления является ключом к выздоровлению, это не было подтверждено исследованиями.Наоборот, некоторые эксперты считают, что раскрытие подавляемого материала может стать первым шагом к переменам. Понимания чего-то, в конце концов, недостаточно, чтобы решить проблему. Но это может привести к дальнейшим усилиям, которые могут привести к реальному облегчению и долговременным изменениям.

Часто задаваемые вопросы

  • Почему подавление считается самым основным защитным механизмом эго?

    Подавление считается основой всех других защитных механизмов, потому что оно коренным образом влияет на сознание.Если неприятная мысль, воспоминание или эмоция подавляются, сознательный разум не осознает этого и, следовательно, не нуждается или не имеет возможности использовать какие-либо другие защитные механизмы.

  • Какие есть примеры репрессий?

    Инциденты, вызывающие страхи или фобии, могут подавляться. Например, у ребенка может быть неудачный опыт плавания в бассейне, а затем у него может развиться боязнь воды, но он не может связать эти два явления. Или же разум может справляться с другими неприятными переживаниями или мыслями, подавляя их.Это может быть что угодно: от насмешек одноклассника до потери домашнего животного из-за жестокого обращения.

  • Как узнать, подавляли ли вы что-то?

    Если вы что-то подавили, вы можете увидеть некоторые физические или эмоциональные признаки, такие как стресс, тревога или хроническая боль. Вы можете заметить поведенческие признаки, такие как дискомфорт при разговоре о своих чувствах. Возможно, вы даже обнаружите, что у вас с любимым человеком разные воспоминания об определенных событиях или ситуациях.

    Если вас беспокоит, как вы реагируете на стресс или на прошлый или настоящий жизненный опыт, вам может помочь беседа с психотерапевтом. Терапевт может помочь вам научиться здоровым навыкам преодоления стресса.

Подавление навязчивых мыслей при ОКР

Что такое подавление мыслей?

Подавление мыслей происходит, когда мы пытаемся игнорировать или контролировать навязчивые мысли, которые кажутся нам угрожающими или неприятными. Подавление мыслей может быть обычным явлением у людей с обсессивно-компульсивным расстройством (ОКР).Это связано с тем, что навязчивые идеи, при которых вы испытываете, казалось бы, неконтролируемые и чрезвычайно неприятные мысли, являются основным симптомом этого состояния.

Хотя естественной реакцией многих людей с ОКР является попытка оттолкнуть эти навязчивые мысли, это может усугубить навязчивые идеи. Подавление мысли может привести к эффекту «отскока», когда попытка оттолкнуть мысль фактически заставляет ее вернуться. Конечно, это приводит к большему подавлению мыслей, что приводит к переживанию более неприятных мыслей.Это может превратиться в порочный круг.

Навязчивые идеи

Навязчивые идеи — это повторяющиеся мысли, побуждения или ментальные образы, которые кажутся навязчивыми, нежелательными и неприятными. Люди с обсессивно-компульсивным расстройством часто пытаются игнорировать или подавлять навязчивые идеи или предпринимать действия, чтобы их нейтрализовать.

Компульсии

Компульсии — это повторяющиеся действия или мыслительные действия, которые люди с ОКР считают необходимыми. Компульсии часто сопровождают навязчивые идеи, или они могут происходить в соответствии с набором правил, установленных самим собой.Кто-то с ОКР прибегает к принуждению, чтобы облегчить страдания или предотвратить возникновение чего-то негативного.

Влияние подавления мыслей

Попытка подавить навязчивую, нежелательную мысль может привести к ее повторному возникновению. Это происходит потому, что, хотя первоначальная мысль может возникнуть автоматически и без каких-либо умственных усилий, попытка подавить ее — это контролируемый сознательный процесс, требующий умственных ресурсов.

Вы можете истощить свои умственные ресурсы, пытаясь подавить мысль неоднократно или в течение длительного времени, что означает, что в конечном итоге вы потерпите неудачу.У вас также могут возникнуть проблемы с подавлением мыслей, если ваши умственные ресурсы уже истощены, например, когда вы чувствуете стресс, усталость или отвлекаетесь на что-то другое.

Все мы время от времени сталкиваемся с навязчивыми мыслями, и все мы испытали этот парадокс подавления мыслей. На самом деле, это было известно как «проблема белого медведя», что является отсылкой к исследованию 1987 года, которое показало, что просьба не думать о белом медведе на самом деле увеличивает количество раз, когда они думают о животном.

Однако навязчивые мысли могут представлять большую проблему для человека с ОКР. Люди с этим заболеванием могут чаще испытывать эти мысли, а это означает, что им придется тратить больше времени, пытаясь их подавить. Навязчивые мысли также могут причинять больше беспокойства и беспокойства людям с ОКР.

Как избежать подавления

Вместо того, чтобы подавлять свои навязчивые мысли, постарайтесь мысленно дистанцироваться от них. Если вы научитесь замечать, когда возникают эти мысли, вы сможете бросить им вызов, заставляя их чувствовать себя менее тревожными.

Часть этого процесса включает в себя слияние мыслей и действий, что является ключевой характеристикой ОКР. Это убеждение в том, что мысли эквивалентны действиям — это означает, что если у кого-то с ОКР есть навязчивые мысли о сексуальном или агрессивном поведении, например, это будет для него так же неприятно, как если бы он действительно участвовал в этом поведении.

Внимательность может помочь вам достичь ментальной дистанции, необходимой для распутывания слияния мыслей и действий. Эта практика побуждает вас замечать свои мысли и эмоции, сохраняя при этом непредвзятую точку зрения.

Например, когда возникает навязчивая мысль, вместо того, чтобы подавить ее или отреагировать на нее, вы без осуждения признаете эту мысль и напоминаете себе, что она вас не контролирует. Для людей с ОКР обучение принимать мысли, не осуждая их, может сделать навязчивые мысли менее частыми и вызывать меньше беспокойства.

Управление общим стрессом также может быть полезным. Методы снижения стресса могут включать:

Психотерапия

Если у вас ОКР, вам может быть сложно отказаться от подавления мыслей как стратегии выживания.Может быть полезно проконсультироваться с психологом, психиатром или другим специалистом в области психического здоровья, чтобы узнать о более эффективных стратегиях борьбы с навязчивыми мыслями и навязчивыми идеями в рамках общего лечения ОКР.

Когнитивно-поведенческая терапия (КПТ)

КПТ — это форма терапии, которая побуждает вас замечать свои модели мышления, чтобы вы могли понять, какое влияние они оказывают на вашу жизнь. КПТ включает в себя ряд различных стратегий (в том числе внимательность) для осознания негативных мыслей и учит вас, как выработать более конструктивные привычки мышления.

Было показано, что КПТ эффективна для уменьшения симптомов ОКР.

Существует множество различных типов КПТ. Для людей с ОКР эта форма терапии может быть сосредоточена на:

  • Научиться принимать свои мысли (вместо того, чтобы пытаться их подавить или избегать)
  • Подвергнуть себя вещам, которые вызывают навязчивые идеи или принуждения, чтобы вы могли научиться контролировать свою реакцию

Терапия принятия и приверженности (ACT)

ACT — это форма когнитивно-поведенческой терапии, которая работает на развитие гибкости мышления, а не на устранение неприятных мыслей, таких как навязчивые идеи.Эта форма терапии использует различные методы осознанности, метафоры и упражнения для улучшения жизни, и было показано, что она полезна для людей с ОКР.

Основная часть ACT — научиться практиковать принятие, а не избегание. В случае с навязчивой мыслью это означало бы принятие присутствия мысли, не пытаясь подавить ее или изменить каким-либо образом.

Ассоциация контекстуальной поведенческой науки предоставляет множество общедоступных ресурсов ACT, включая информацию, дискуссионные группы, инструмент поиска для поиска терапевтов ACT, рекомендуемые книги и аудиозаписи для медитации и упражнений по центрированию.

Предотвращение воздействия и реагирования (ERP)

ERP — это еще одна форма CBT, и она направлена ​​​​на то, чтобы помочь вам научиться по-другому реагировать на ваши триггеры. ERP предполагает воздействие стимула, который вызывает страх или тревогу, в то время как вы воздерживаетесь от принуждения, которое вы обычно используете, чтобы справиться с этими чувствами. Как и ACT, ERP не поощряет избегание.

ERP предполагает тесное сотрудничество с квалифицированным терапевтом. Вам нужно будет понять, какие у вас триггеры, прежде чем вы сможете пройти через этот процесс, и, когда вы столкнетесь с ними, вам понадобится ваш терапевт, чтобы предложить поддержку и руководство.

ERP может быть интенсивным, но это может быть эффективным способом уменьшить симптомы ОКР.

Руководство по обсуждению ОКР

Получите наше руководство для печати, которое поможет вам задать правильные вопросы на следующем приеме у врача.

Слово из Веривелла

Все борются с навязчивыми мыслями, и неудачи во время лечения ОКР — обычное дело. Продолжение тесного сотрудничества с врачом может помочь вам двигаться вперед и в конечном итоге уменьшить симптомы вашего состояния.

Когнитивные детерминанты защитных механизмов

‘) var head = document.getElementsByTagName(«head»)[0] var script = document.createElement(«сценарий») script.type = «текст/javascript» script.src = «https://buy.springer.com/assets/js/buybox-bundle-52d08dec1e.js» script.id = «ecommerce-scripts-» ​​+ метка времени head.appendChild (скрипт) var buybox = document.querySelector(«[data-id=id_»+ метка времени +»]»).parentNode ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.вариант-покупки»)).forEach(initCollapsibles) функция initCollapsibles(подписка, индекс) { var toggle = подписка.querySelector(«.цена-варианта-покупки») подписка.classList.remove («расширенный») var form = подписка.querySelector(«.форма-варианта-покупки») если (форма) { вар formAction = form.getAttribute(«действие») document.querySelector(«#ecommerce-scripts-» ​​+ timestamp).addEventListener(«load», bindModal(form, formAction, timestamp, index), false) } var priceInfo = подписка.querySelector(«.Информация о цене») var PurchaseOption = переключатель.родительский элемент если (переключить && форма && priceInfo) { toggle.setAttribute(«роль», «кнопка») toggle.setAttribute(«tabindex», «0») toggle.addEventListener («щелчок», функция (событие) { var expand = toggle.getAttribute(«aria-expanded») === «true» || ложный toggle.setAttribute(«aria-expanded», !expanded) форма.скрытый = расширенный если (! расширено) { покупкаOption.classList.add(«расширенный») } еще { покупкаOption.classList.remove(«расширенный») } priceInfo.hidden = расширенный }, ложный) } } функция bindModal (форма, formAction, метка времени, индекс) { var weHasBrowserSupport = окно.выборка && Array.from функция возврата () { var Buybox = EcommScripts ? EcommScripts.Buybox : ноль var Modal = EcommScripts ? EcommScripts.Modal : ноль if (weHasBrowserSupport && Buybox && Modal) { var modalID = «ecomm-modal_» + метка времени + «_» + индекс var modal = новый модальный (modalID) модальный.domEl.addEventListener(«закрыть», закрыть) функция закрыть () { form.querySelector(«кнопка[тип=отправить]»).фокус() } вар корзинаURL = «/корзина» var cartModalURL = «/cart?messageOnly=1» форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartURL, cartModalURL) ) var formSubmit = Buybox.перехват формы отправки ( Buybox.fetchFormAction(окно.fetch), Buybox.triggerModalAfterAddToCartSuccess(модальный), функция () { form.removeEventListener («отправить», formSubmit, false) форма.setAttribute( «действие», formAction.replace(cartModalURL, cartURL) ) форма.представить() } ) form.addEventListener («отправить», formSubmit, ложь) document.body.appendChild(modal.domEl) } } } функция initKeyControls() { document.addEventListener («нажатие клавиши», функция (событие) { если (документ.activeElement.classList.contains(«цена-варианта-покупки») && (event.code === «Пробел» || event.code === «Enter»)) { если (document.activeElement) { событие.preventDefault() документ.activeElement.click() } } }, ложный) } функция InitialStateOpen() { var buyboxWidth = buybox.смещениеШирина ;[].slice.call(buybox.querySelectorAll(«.опция покупки»)).forEach(функция (опция, индекс) { var toggle = option.querySelector(«.цена-варианта-покупки») var form = option.querySelector(«.форма-варианта-покупки») var priceInfo = option.querySelector(«.Информация о цене») если (buyboxWidth > 480) { переключить.щелчок() } еще { если (индекс === 0) { переключать.щелчок() } еще { toggle.setAttribute («ария-расширенная», «ложь») form.hidden = «скрытый» priceInfo.hidden = «скрытый» } } }) } начальное состояниеОткрыть() если (window.buyboxInitialized) вернуть window.buyboxInitialized = истина initKeyControls() })()

Психология

Стипендия/Творчество

РУКОВОДСТВО ПО ЗАЩИТНЫМ МЕХАНИЗМАМ

Скачать PDF-версию

КНИГИ

Защита себя: защитные механизмы в действии.(2006) Нью-Йорк: Гилфорд Пресс

Тест на рассказывание историй, повествование и тематический апперцептивный тест. (1996) Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Развитие защитных механизмов: теория, исследования и оценка. (1991) Нью-Йорк: Springer-Verlag.

Понимание интеллектуального развития: три подхода к теории и практике (совместно с П. Аммоном и В. Роуэром) (1974) Чикаго: Dryden Press

Ассоциация слов. (1968) Нью-Йорк: Academic Press.

ДРУГИЕ ПУБЛИКАЦИИ

Крамер, Фиби.(2020). Психодинамическая перспектива защитных механизмов. В энциклопедии личности и индивидуальных различий Carducci-Wiley , Vol. 1

Крамер, Фиби . (2019) . Нарциссизм и привязанность: важность раннего воспитания. Журнал нервных и психических заболеваний.

Крамер, Фиби (в печати). Экстернализация/Проекция; Интернализация/идентификация:          Экзамен. Психоаналитическая психология.

Крамер, Фиби.(2018). Развитие защитных механизмов в латентный период. Журнал нервных и психических заболеваний, 206, 286–289.

Крамер, Фиби. (2017) Изменение идентичности между поздним подростковым и ранним взрослым возрастом. Личность и индивидуальные различия, 104, 538-543.

Порсерелли, Джон Х., Крамер, Фиби, Порсерелли, Дэниел Дж., Артербери и В. Илейн. (2017) Защитные механизмы и использование у онкологических больных, проходящих лучевую терапию: пилотное исследование. Журнал нервных и психических заболеваний,

Крамер, Фиби. (2017). Детские предшественники нарциссических черт личности. Журнал нервных и психических заболеваний , 205, 679 – 684.

Крамер, Фиби (2017). Использование ТАТ для оценки связи между гендерной идентичностью и использованием защитных механизмов. Журнал оценки личности , 99, 265-274.

Крамер, Фиби (2017). Вытягивание карты защитного механизма в историях ТАТ. Journal of Personality Assessment, 99 ,   15–24 .

Крамер, Фиби (2017). Изменение идентичности между поздним подростковым возрастом и ранним взрослением. Личность и индивидуальные различия, 104 , 538-543.

Крамер, Фиби. (2016). Детские признаки пограничного расстройства личности у взрослых. Журнал нервных и психических заболеваний, 204, 494-499.

Крамер, Фиби. (2016). Работа с Сидни Блаттом: развитие взаимодействия. Журнал оценки личности, 98 , 26-29.

Крамер, Фиби и Порсерелли, Джон. (2016). Защитные механизмы. В: Говард С. Фридман (главный редактор), Энциклопедия психического здоровья, 2-е издание, том. 2, Уолтем, Массачусетс: Academic Press, 13–17.

Крамер, Фиби. (2015). IQ и защитные механизмы оцениваются с помощью ТАТ. Роршахиана , 36 , 40-57.

Крамер, Фиби. (2015). Защитные механизмы. В Энциклопедия взросления и старения. Изд. С.К. Уитборн, том. 1, Нью-Йорк: Уайли-Блэквелл.

Крамер, Фиби. (2015). Подростковое воспитание, идентификация и неадаптивный нарциссизм. Психоаналитическая психология, 32 , 559-579.

Крамер, Фиби. (2015). Понимание защитных механизмов. Психодинамическая психиатрия, 43, 523-552.

Крамер, Фиби. (2015). Изменение проблем экстернализации и интернализации поведения детей: роль защитных механизмов. Журнал нервных и психических заболеваний , 203, 215-221.

Крамер, Фиби. (2015). Защитные механизмы: 40 лет эмпирических исследований. Журнал оценки личности , 97, 114-122.

Крамер, Фиби. (2012). Психологическая зрелость и изменение защитных механизмов взрослых. Журнал исследований личности , 46, 306-316.

Крамер, Фиби. (2011). Нарциссизм сквозь века: что происходит, когда нарциссы стареют? Журнал исследований личности , 45, 479-492.

Крамер, Фиби. (2011). Нарциссизм молодых взрослых: 20-летнее продольное исследование вклада стилей воспитания, дошкольных предшественников нарциссизма и отрицания. Журнал исследований личности , 45 , 19-28.

Крамер, Фиби и Келли, Фрэнсис Д. (2010). Стили привязанности и защитные механизмы у родителей, жестоко обращающихся со своими детьми. Журнал нервных и психических заболеваний , 198 , 619-627.

Крамер, Фиби.(2009). Защитные механизмы и неуверенность в себе. В Р.М. Аркин, К.С. Олесон и П. Дж. Кэрролл (ред.) Справочник неопределенного Я.  Нью-Йорк: Psychology Press, Taylor & Francis.

Крамер, Фиби. (2009). Увеличение раннего подросткового неконтролируемого состояния связано с использованием отрицания. Журнал оценки личности. 91 , 331-339.

Крамер, Фиби. (2009). Развитие защитных механизмов от предподросткового до раннего взросления: имеют ли значение IQ и социальный класс? Продольное исследование. Журнал исследований личности. 43 , 464-471.

Крамер, Фиби и Джонс, Констанс Дж. (2008). Нарциссизм, идентификация и долговременное изменение психологического здоровья: динамические прогнозы. Журнал исследований личности. 42, 1148-1159.

Крамер, Фиби. (2008). Идентификация и развитие компетентности: 44-летнее продольное исследование от позднего подросткового возраста до позднего среднего возраста. Психология и старение, 23 , 410-421.

Крамер, Фиби.(2008). Семь столпов теории защитного механизма. Компас социальной психологии и психологии личности, 2, , 1963–1981.

Андерсон-Фергюсон, Гейл и Крамер, Фиби. (2007). Самоуважение среди ямайских детей: изучение влияния цвета кожи и проживания в сельской/городской местности. Журнал прикладной психологии развития. 28, 345-359.

Крамер, Фиби. (2007). Продольное исследование защитных механизмов: от позднего детства до позднего подросткового возраста. Журнал Личности, 75, 1-24.

Крамер, Фиби. (2007). Архивные данные майнинга. В RW Robins, RC Fraley & RF Krueger (Eds.) Handbook of Research Methods in Personality Psychology. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс.

Крамер, Фиби и Джонс, Констанс Дж. (2007). Защитные механизмы предсказывают дифференцированное изменение продолжительности жизни в самоконтроле и самопринятии. Журнал исследований личности. 41 , 841-855.

Крамер, Фиби. (2005). Еще одна «линза» для понимания терапевтических изменений: взаимодействие IQ с защитными механизмами.В Дж.С. Ауэрбах, К.Н. Леви и К.Э. Шаффер (редакторы) Родственность, самоопределение и ментальная репрезентация: Очерки в честь Сидни Дж. Блатта. Нью-Йорк: Рутледж. Стр. 120 – 133.

Крамер, Фиби и Трейси, Эллисон. (2005). Путь от детской личности к взрослой адаптации: Дорога не прямая. Журнал исследований личности. 39 , 369 – 394.

Крамер, Фиби. (2004). Стресс, реактивность вегетативной нервной системы и защитные механизмы.У. Хентшель, Г. Смит, Дж.Г. Драгунс и В. Элерс (ред.) Защитные механизмы: теоретические, исследовательские и клинические перспективы. Успехи психологии, том. 136 , стр. 325 – 349.

Крамер, Фиби. (2004). Изменение идентичности во взрослом возрасте: вклад защитных механизмов и жизненного опыта. Журнал исследований личности, 38, 280-316.

Крамер, Фиби и Келли, Фрэнсис Д. (2004). Защитные механизмы подросткового расстройства поведения и реакции приспособления. Журнал нервных и психических заболеваний, 192, 139-145.

Сандстрем, Марлен, и Крамер, Фиби. (2003). Защитные механизмы и психологическая адаптация в детском возрасте. Журнал нервных и психических заболеваний, 191, 487-495

Крамер, Фиби. (2003). Защитные механизмы и физиологическая реакция на стресс. Журнал личности, 71, 221-244.

Крамер, Фиби. (2003). Изменение личности в более позднем взрослом возрасте предсказывается использованием защитных механизмов в раннем взрослом возрасте. Журнал исследований личности, 37 , 76-104.

Крамер, Фиби и Андерсон, Гейл. (2003). Этнические/расовые пристрастия и самоидентификация черных ямайцев и белых детей Новой Англии. Журнал межкультурной психологии. 34, 395-416.

Сандстрем, Марлен, и Крамер, Фиби. (2003). Использование девочками защитных механизмов после отказа сверстников. Journal of Personality, 71, 605-627.

Крамер, Фиби. (2002). Защитные механизмы, поведение и аффект в юношеском возрасте. Журнал личности, 70, 103-126.

Крамер, Фиби. (2002). Изучение защитных механизмов: гендерные последствия. В Р.Ф. Борнстейн и Дж. М. Маслинг (редакторы), Психодинамика пола и гендерной роли. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психологическая ассоциация. стр. 81-127..

Крамер, Фиби. (2001). Идентификация и ее связь с развитием идентичности. Журнал личности, 69, 667-688.

Крамер, Фиби, и Бриллиант, Мелисса.(2001). Использование защиты и понимание защиты у детей. Журнал личности, 69, 291-321.

Крамер, Фиби. (2000). Защитные механизмы в современной психологии: дальнейшие процессы адаптации. Американский психолог, 55, 637-646.

Крамер, Фиби. (2000). Развитие идентичности: гендер имеет значение. Журнал исследований личности, 34, 42-72.

Крамер, Фиби. (1999). Функции эго и развитие эго: защитные механизмы и интеллект как предикторы уровня эго. Journal of Personality, 67, 735-760.

Крамер, Фиби. (1999). Изменение защитных механизмов во время психоанализа и психотерапии: тематическое исследование. В Психоаналитическое исследование жизни с течением времени: клиническая и исследовательская точка зрения на детей, которые возвращаются к лечению во взрослом возрасте. (ред. Б. Колер и Дж. Коэн). Академическая пресса. стр. 309-330.

Крамер, Фиби и Вестергрен, Хизер. (1999). Гендерная идентичность: затронуты ли социальные изменения? Журнал оценки личности, 73, 19-30.

Крамер, Фиби. (1999). Личность, расстройства личности и защитные механизмы. Journal of Personality, 67, 535-554.

Крамер, Фиби. (1999). Будущие направления для теста тематической апперцепции. Журнал оценки личности, 72, 74-92.

Крамер, Фиби, и Дэвидсон, Карина. (ред.) (1998). Защитные механизмы в современных исследованиях личности. Специальный выпуск, Journal of Personality, 66, 879-1157.

Крамер, Фиби.(1998). Механизмы преодоления и защиты: в чем разница? Журнал Личности, 66, 919-946.

Крамер, Фиби. (1998). Оборона и защитные механизмы. Журнал Личности, 66, 879-894.

Крамер, Фиби и Стейнверт, Тиффани. (1998). Худые хорошо, толстые плохо: как рано это начинается? Журнал прикладной психологии развития, 19, 417-439.

Крамер, Фиби. (1998). От первокурсника до старшего года: последующее исследование идентичности, нарциссизма и защитных механизмов. Журнал исследований личности, 32, 156-172.

Крамер, Фиби. (1998). Угроза гендерному представительству: идентичность идентификация. Journal of Personality, 66, 335-357.

Крамер, Фиби. (1998). Подход к тесту тематической апперцепции. В (Л. Хэндлер и М. Хильсенрот, ред.) Преподавание и оценка личности. Нью-Джерси: Erlbaum Associates. Стр. 247-265.

Крамер, Фиби и Блок, Джек. (1998). Дошкольные предшественники использования защитных механизмов у молодых людей. Журнал личности и социальной психологии, 74, 159-169.

Крамер, Фиби. (1997). Доказательства изменения в использовании детьми защитных механизмов. J , журнал Personality, 65, 233-247.

Крамер, Фиби. (1997). Идентичность, личность и защитные механизмы: исследование, основанное на наблюдении. Журнал исследований личности, 31, 58-77.

Крамер, Фиби. (1995). Идентичность, нарциссизм и защитные механизмы в позднем подростковом возрасте. Журнал исследований личности, 29, 341-361.

Крамер, Фиби и Блатт, Сидни Дж. (1993). Изменение защитных механизмов после интенсивного лечения в зависимости от организации личности и пола. В W. Ehlers, U. Hentschel, G. Smith, & JG Draguns, Eds., The Concept of Defense Mechanisms in Contemporary Psychology . Нью-Йорк: Springer-Verlag. Стр. 310-320.

Крамер, Фиби, и Скидд, Джоди. (1992). Корреляты самооценки у дошкольников: роль гендерно-стереотипных стилей поведения. Сексуальные роли, 26, 369-390.

Крамер, Фиби. (1991). Гнев и использование защитных механизмов у студентов. Журнал Личности, 59, 39-55.

Крамер, Фиби и Блатт, Сидни Дж. (1990). Использование ТАТ для измерения изменений защитных механизмов после интенсивной психотерапии. Journal of Personality Assessment, 54, 236-251.

Доллинджер, Стивен, и Крамер, Фиби. (1990). Защитные реакции детей и эмоциональное расстройство после стихийного бедствия: проективная оценка. Journal of Personality Assessment, 54, 116-127.

Крамер, Фиби и Галл, Робин. (1988). Влияние успеха и неудачи на использование детьми защитных механизмов. Журнал личности, 56, 729-742.

Крамер, Фиби, Блатт, Сидни Дж. И Форд, Ричард К. (1988). Защитные механизмы в анаклитической и интроективной конфигурации личности. Журнал консалтинга и клинической психологии, 56, 610-616.

Крамер, Фиби. (1988). Перечень защитных механизмов: обзор исследований и обсуждение весов. Журнал оценки личности, 52 , 142-164.

Крамер, Фиби. (1987). Развитие защитных механизмов. Journal of Personality, 55, 597-614.

Крамер, Фиби. (1986). Фантазии студентов колледжа: тогда и сейчас. Psychoanalytic Review, 73 , 567-578.

Защитные механизмы в современной психологии Дальнейшие процессы для

Защита Механизмы в Психологии Сегодня Хотя концепция защитного механизма была изменена — недавние эмпирические исследования, отброшенные из академической психологии на несколько лет, показывают возобновление интереса в средствах защиты.Когнитивные психологи подтвердили существование бессознательных психологических процессов, необходимых для защиты. Психологи развития, личности и социальные психологи нашли доказательства защитных механизмов, объясняющих психологическую функциювg. Обсуждается актуальность этой новой информационнойформациидля клиническойпрактики.Во многих исследованиях реакции человека на стресс предполагается, что адаптация происходит в результате копвг-процессов. В этой статье я рассматриваю второй процесс, используемый для адаптации: защитный механизм. Следуйтевкратком обзоре истории защитного механизма в академической психологии, я обсуждаю нынешний возродившийся интереси в< /strong>dвgs касаетсявg защит в областях когнитивной, социальной и психологии развития, а также психологии личности.Последний заключительный раздел посвящен важности защитных механизмов для критических проблем, ввключающихвg терапевтическом несоблюдении, диагнозе и демонстрации положительного результата лечения. Хотя могут быть точки пересечения между копвг и защитными механизмами, существуют также явные теоретические различия, как показанов strong>в таблице 1.Копвг и защитные механизмы можно различать на основе их статуса как сознательных или бессознательных процессов и на основе их вг в >преднамеренные или невпреднамеренные операции. Две другие характеристики, которые, как иногда полагают, различают между копинг и защитными механизмами — определяются ли они в ситуацией или расположением и могут ли они быть организованы иерархически — на самом деле это скорее вопрос акцента, чем критические различия.Кроме того, идея о том, что копвг связана с психологическим или физическим здоровьем, а защита связана с патологией, не подтверждается исследованиями, как только проблемы, связанные с самоотчетными показателями и контекстом, контролируются. . Более подробное обсуждение этих вопросов см. в Cramer (1998a). Поскольку защиты рассматриваются как альтернативный тип адаптационной стратегии, было бы важно изучить их при исследованииисследованияисследования того, как люди справляются со стрессом.Тем не менее, это происходит инчасто. Почему изучение защитных механизмов исчезло из академических рощ? Краткий взгляд на историю концепции защиты может помочь объяснитьв эту ситуацию. Июнь 2000 г. • Американский психолог. Авторские права 2000 г. принадлежат Американской психологической ассоциации, Inc. strong> Процессы для адаптации Фиби Крамер Колледж Уильямс «Взлеты и падения» интересов в защите механизмах Концепция защитного механизма в психологии началась с ранних работ Зигмунда Фрейда (1894/1962, 1896/1966), в в которых он описал психическое операция, которая удерживала болезненные мысли и аффекты вне сознания.Идеи Зигмунда Фрейда (например, 1915/1957, 1926/1959) о защите менялись с годами. Теория защитных механизмов была расширена в важной работе Анны Фрейд (1936/1946). Вместе с в академической психологии в 1930-е годы была проведена серия эмпирических исследований защитных механизмов. Большинство этих лабораторных исследований были сосредоточены либо на защите вытеснения, либо на защите проекции. Большинство исследований вытеснения относились к двум типам: (а) эксперименты по обучениювг и памяти и (б) исследования перцептивной защиты.Хотя эти исследования процветали с 1930-х по 1960-е годы, в конце концов у них появились свои критики. Главным среди них был Д. С. Холмс (1972, 1974, 1990), который пришел к выводу, что большинство результатов памяти, ранее приписываемых вытеснению, лучше объясняются различиями в сильные > процессы внимания. Исследования перцептивной защиты также подвергались критике по методологическим соображениям. Трудности у отдельных лиц в восприятиивg табуированных слов вполне могли быть связаны с такими факторами, как длина слова, разная знакомость стимулов, и социальная неприемлемость (при этом воспринимающий подавляет вербализацию; Howes & Solomon, 1950; McGinies, Comer, & Lacy, 1952).Конечным результатом этой критики стало решение о том, что вытеснения, если его определить как защитный процесс, происходящий неосознанно, не существует. Критика Холмса и других оказала решающее влияние на область академических исследований, и к концу 1970-х годов лабораторные исследования вытеснения практически исчезли (Holmes & McCaul, 1989; Paulhus, Fridhandler & Hayes, 1997). . Примечание редактора. Марк Р. Сомерфилд и Роберт Р. Маккрей разработали эту Психологию в разделе общественного форума.Примечание автора. Корреспонденцию, касающуюсяэтой статьи, следует направлять Фебе Крамер, кафедра психологии, Williams College, Williamstown, MA 01267. Электронную почту можно отправить на адрес phebe.cramer. @Уильямс.edu. 637

Защитные механизмы Фрейда: определение, уровни и примеры — видео и расшифровка урока

Уровни защитных механизмов

И этих защитных механизмов куча, а не пара.И некоторые из них были первоначально разработаны Фрейдом, например, проекция, а другие были добавлены к модели намного позже, включая те, которые были добавлены психологом по имени Джордж Вайан . Он не только добавил кучу, но и классифицировал их по уровням — здоровые, склонные к чрезмерному использованию и т. д.

Таким образом, его четыре уровня защитных механизмов были патологическими . И это похоже на то, как это звучит — если вы в основном используете эти, это плохо; вы настолько дистанцируетесь от реальности, что, вероятно, будете казаться немного иррациональным или даже безумным окружающим вас людям.

Он также классифицировал некоторых как неполовозрелых . Это те, которые преобладают в основном у молодых людей, подростков. Если вы используете их слишком часто, вы, возможно, не сможете так эффективно справляться с реальностью, и люди, страдающие депрессией или страдающие расстройствами личности, также склонны использовать их.

Затем у него был уровень невротических , которые на самом деле довольно распространены. Они полуэффективны в краткосрочной перспективе, они могут заставить вас чувствовать себя немного лучше, но на самом деле они не так эффективны в долгосрочной перспективе, и они также могут вызвать проблемы, если вы используете их слишком часто.Опять же, это довольно распространено; многие взрослые используют невротические защитные механизмы.

А еще есть зрелых . Это явно хорошие. Они здоровы, они помогают вам решать проблемы, вы интегрируете противоречивые импульсы, и все отлично.

Примеры защитных механизмов

Итак, чтобы немного конкретизировать это, мы можем взглянуть на пару защитных механизмов, которые находятся на каждом из этих уровней, чтобы действительно понять, что означают уровни и что такое защита. механизм делает.

Итак, в качестве примера патологического у вас есть отрицание , что на самом деле звучит так. С вами что-то происходит, а вы говорите, что этого не происходит, этого просто не было. Итак, если вы провалили тест по математике и вас это очень расстроило — возможно, это создает конфликт с вашим ощущением себя как человека, хорошо разбирающегося в математике — если вы просто сказали людям, что у вас все хорошо, что вы не провалились, это был бы настоящий отказ принять реальность, и это отрицание. И это патология, потому что вы полностью отключаетесь от того, что произошло на самом деле.Вы не взаимодействуете с реальностью, если используете этот защитный механизм, а это может привести к серьезным проблемам.

Следующий будет примером незрелости, и это то, о чем мы говорили раньше с проекцией с вашим занудным другом и World of Warcraft и все такое; это незрело, потому что вы как бы справляетесь с этим, но опять же, вы немного уходите от реальности, потому что говорите, что он влюблен в вас, а это не так…у тебя нет идей. Он может, но ты не знаешь. Так что это не так далеко от реальности, как просто отказ признать, что ситуация существует (как с тестом по математике), но это все же не так… вы не совсем там.

Еще один — это один из добавленных позже, это не оригинал Фрейда — это пассивная агрессия . Это еще один незрелый. Вы расстроены своим соседом по комнате; скажем, вы испекли торт, и она его съела. Значит, ты мог забыть забрать ее с работы, как и обещал, но на самом деле ты не забыл, ты просто этого не сделал.Это плохо, потому что вы выражаете гнев, но делаете это не так, чтобы это было связано с чем-то, что она может понять. Вы на самом деле не имеете дело с ситуацией, вы просто отыгрываете.

Другой уровень — невротические. Давайте посмотрим на пример этого. Именно сюда были классифицированы многие оригинальные защитные механизмы Фрейда, и классический из них — смещения . Если вы играете в футбольной команде, и ваш тренер сажает вас на скамейку запасных, а затем вы кричите на всех вокруг вас; ты действительно злишься на своего тренера, но вымещаешь это на других людях.Это смещение. Вы переносите свой гнев на кого-то другого. Это помогает вам справиться с гневом, но не очень продуктивно.

Еще одна репрессия . Если снова вернуться к своей любви к World of Warcraft, если вместо этого вы справлялись с этим, отказываясь думать о нем и избегая его, это было бы репрессией, потому что вы, по сути, не признаете того, что вы чувствуете, а это не так. так же плохо, как отрицать, что он существует, но это все еще не так здорово.

Затем мы добираемся до последнего уровня, который является зрелым. Это те, которые хороши, они обычно помогают вам. Один из них сублимационный . Если вы писатель и вы написали роман, вы очень много над ним работали, и он был отвергнут всеми, это было бы довольно удручающе. Но если, когда это произойдет, вы превратите свое разочарование и печаль по этому поводу в трудовую этику; вы решаете усердно поработать над исправлением книги и сделать ее как можно лучше, это будет действительно здоровый способ справиться с этим, и это то, что сублимация.Это превращает негативные эмоции в настоящие позитивные действия: вы делаете свою книгу лучше, потому что вам было грустно из-за того, что ее отвергли.

Еще один юмор . Ты теряешь работу, а потом шутишь об этом с друзьями. Это способ выражения плохих чувств, но таким способом, с которым легче смириться. Вы не отрицаете этого, но выражаете это здоровым способом.

Резюме урока

Итак, это в основном обзор множества защитных механизмов, а затем классифицированных по уровням в основном «здоровы они или нет?» в порядке убывания от патологического к незрелому, к невротическому, к зрелому.И это, опять же, для борьбы с тревогой, которая является результатом — по крайней мере, как теоретизировал Фрейд — вашего Ид, вашего Эго и вашего Супер-Эго, борющихся друг с другом. И это вызывает стресс, и вы используете эти механизмы, эти бессознательные способы, чтобы справиться с этим стрессом с разной эффективностью. Так что это защитные механизмы.

Цели урока

После просмотра этого урока вы сможете:

  • Дать определение Фрейдистским защитным механизмам и понять, почему они используются
  • Определите Джорджа Вайана и объясните его уровни защитных механизмов
  • Опишите следующие защитные механизмы: проекция, отрицание, пассивная агрессия, замещение, вытеснение, сублимация и юмор

Эмпирические исследования защитных механизмов

Эмпирические исследования защитных механизмов

Психоаналитический бюллетень Исследовательское общество, том IV, номер 1, весна 1995 г.

Заметки об исследованиях: эмпирические исследования защитных механизмов

Представление о том, что люди используют механизмы защиты эго, имеет основополагающее значение. как классической психоаналитической теории, так и теории объектных отношений.Кроме того, понятие «защитный механизм» является одним из наиболее влиятельных Фрейда в непсихоаналитических исследованиях и представляет собой естественный мост между психоаналитическими и непсихоаналитическими моделями личности и психопатологии. Ниже перечислены некоторые недавние (и не очень) статьи в этой области. Эти работы подтверждают, что исследования механизмов эго защиты продолжают делать некоторые очень интересные выводы, которые важное значение для психоаналитических исследований и практики.

Бонанно, Джорджия (1990). Репрессии, доступность и перевод частного опыта. Психоаналитическая психология, 7 , 453-474.

Крамер, П. (1983). Использование детьми защитных механизмов в ответ к неудовольствию, вызванному другими. Журнал Личности, 51, 78-94.

Крамер П., Блатт С.Дж. и Форд Р.К. (1988). Защитные механизмы в анаклитической и интроективной конфигурациях личности. Журнал Консультации и клинической психологии , 56 , 610-616.

Дэвис, П.Дж. (1987). Вытеснение и недоступность аффективных воспоминания. Журнал личности и социальной психологии , 53 , 585-593.

Доллинджер, С.Дж., и Крамер, П. (1990). Защитные реакции детей. и эмоциональное расстройство после стихийного бедствия: проективная оценка. Журнал оценки личности, 54 , 116-127.

Гершуни, Б.С., и Берроуз, Д. (1990). Использование рационализации и отрицание, чтобы уменьшить тревогу смерти, связанную с несчастным случаем и болезнью. Бюллетень Психономического общества, 28, 161-163.

Глассман, МБ (1986). Разделение: Дальнейший вклад в развитие меры. Журнал клинической психологии, 42, 895-904.

Готтшалк, Л. А., Фрончек, Дж., и Абель, Л. (1993).Эмоции, защита, Механизмы преодоления и симптомы. Психоаналитическая психология. 10 , 237-260.

Грин, Л. Р. (1993). Примитивные защиты и пограничный пациент мнения психиатрической лечебной бригады. Психоаналитическая психология. 10 , 533-550.

Хансен, Р. Д., и Хансен, С. Х. (1988). Подавление эмоционального Воспоминания с тегами: Архитектура менее сложных эмоций. Журнал личности и социальной психологии, 55, 811-818.

Хейльбрун, А.Б., Диллер, Р.С., и Додсон, В.С. (1986). Оборонительный проекционный и параноидальный бред. Журнал психиатрических исследований, 20 , 161-173.

Горовиц, М.Дж., Купер, С.Х., и Фридхандлер, Б. (1992). Контроль процессов и защитных механизмов. Журнал психотерапевтических исследований и практика. 1 , 324-336.

Горовиц, М.Дж., Милбрат, К., и Рейднорд, С. (1993). Разработка и дизработка: меры выражения и защиты в дискурсе. Психотерапия Исследование. 3 , 378-393.

Джонсон, Дж. Г., Борнштейн, Р. Ф., и Круконис, А. Б. (1992). Защита стилей как предикторов симптоматики расстройства личности. Журнал расстройств личности. 6 , 408-416.

Левит, Д.Б. (1991). Гендерные различия в защите эго в подростковом возрасте: Половые роли как один из способов понять различия. Журнал Личности и социальная психология , 61 , 992-999.

Лобель, Т. Е., Каштан, О., и Винч, Г. Л. (1987). Отношение между защитными механизмами, личностной тревожностью и потребностью в одобрении. Личность и индивидуальные различия, 8, 17-23.

Лобель, Т.Е., и Винч, Г.Л. (1986). Различные защитные механизмы среди мужчин с разной половой ролевой ориентацией. Сексуальные роли, 15 , 215-220.

Ноам, Г.Г., и Реклитис, К.Дж. (1990). Отношение между защиты и симптомы при подростковой психопатологии. Журнал Личности Оценка, 54, 311-327.

Поллок, К., и Эндрюс, Г. (1989). Стили защиты, связанные с специфические тревожные расстройства. Американский журнал психиатрии, 146 , 1500-1502 гг.

Vaillant, GE (1994). Эго-механизмы защиты и психопатология личности. Журнал Аномальной Психологии, 103, 44-50.

Vaillant, G. E., Bond, M., & Vaillant, C.О. (1986). эмпирически утвержденная иерархия защитных механизмов. Архив общей психиатрии, 73 , 786-794.

Уилсон, Дж. Ф. (1982). Восстановление после операции и очки в защите Инвентаризация механизмов. Журнал оценки личности, 46 , 312-319.


Назад к весне, бюллетень 1995 г.

Домашняя страница Общества психоаналитических исследований

.

Написать ответ

Ваш адрес email не будет опубликован.